Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

вдогонку ArgentLis (2037)

Black or white
Snape is right

Список фандомов

Гарри Поттер[18480]
Оригинальные произведения[1241]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12702 авторов
- 26942 фиков
- 8623 анекдотов
- 17685 перлов
- 677 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 28 К оглавлениюГлава 30 >>


  Консерваторы

   Глава 29. Разве я могу и вправду этого хотеть?
Мотивы Гарри благородны и честны: ему кажется, что открываясь перед Снейпом, позволяя ему... нет, прося его о близости, он делает то единственное, что поможет им справиться с неожиданным препятствием, избежать расставленной ловушки.

Гарри уверен: он не испытывает к Снейпу ненависти. Для дурацкого танца этого должно хватить. Разбираться в себе Гарри не хочет — нет времени. Да и ни к чему это.

Гарри не сомневается: его новые, изменившиеся чувства куда сильнее и теплее и застарелой неприязни к придирчивому профессору, и справедливого негодования тем, что тот натворил уже после войны, поддержав бывших Пожирателей и дорвавшись до вершин власти. Теперь Гарри с пеной у рта готов доказывать всем и каждому, что Снейп много лучше и уродливой карикатуры с надписью «сальноволосый ублюдок», и отретушированного портрета «очень важной персоны» в новом правительстве.

А еще Гарри знает, что поцелуи Снейпа сводят его с ума, зажигают кровь, лишают разума и заставляют желать неправильного, ненормального, того, о чём нельзя даже думать. Но когда Снейп прикасается к нему, строгие запреты и недоброе прошлое становятся неважны. Ведь обуревающие Гарри чувства честнее и ярче всего, что он когда бы то ни было испытывал прежде.

И потому он просит о близости: кому как не Гарри знать, что он чувствует, когда Снейп его целует. И как потом тяжело, практически невозможно бороться с собой, в очередной раз возводя стену между ними и без всякой жалости заставляя вспоминать: кто — он, а кто — Снейп.

И сегодня Гарри надеется воспользоваться собственной слабостью как оружием, раз другого средства нет. Выпитое недавно вино всё ещё горячит кровь, но какое это имеет значение, когда найдено «разумное решение» возникшей проблемы?

А то, что это решение дарит самому Гарри возможность с головой погрузиться в вихрь чудесных, сладостных, потрясающих ощущений, — не более чем побочный эффект.

«Нежелательный эффект!» — воскликнула бы его гордость, но её голос неслышим: чёрные глаза уже приближаются, зачаровывают, лишают воли и сил, а затем...

Снейп целует Гарри так, будто решил испить лаской его душу до самого дна.

Стыду и сомнениям здесь места нет. Принимать и отдавать. Теперь этому подчинено всё: жар касающихся друг друга тел, сорвавшееся дыхание, превратившееся в негромкий стон, тёплая нежность губ и горячая страсть языков, знакомый запах и вкус, руки, обнимающие, бережно прижимающие к жёсткому и худому телу, и собственные ладони, скользящие по вздрагивающей спине, их общая лихорадочная порывистость и неутолённая жажда обладать...

Магия обволакивает разум белой вуалью, как и всегда, когда он совсем рядом. А он близко, так близко, что в слившемся стуке пустившихся вскачь сердец невозможно различить собственное, болезненно сжимающееся, рвущееся из груди.

Но как бы яростно ни сверкало кольцо, как бы ни кружилась голова, как бы ни слабели колени, именно сегодня Гарри впервые осознаёт, сознаёт от начала и до конца, что и с кем он делает, задыхаясь от нежности и безымянных чувств. И нет никакого обмана или принуждения в том, что Гарри не желает останавливаться и прекращать. Быть со Снейпом — это его выбор, его решение и его ответственность. А ещё это огромное наслаждение — и Гарри прижимается к наречённому всё плотнее, целует всё жарче, сжимает в объятиях, зарывается в волосы, притягивая ближе, требуя больше.

Мыслей нет, как и всегда, когда они вместе. Нет слов, но есть чувства. Они поют свою бездумную песнь, позволяя открываться, позволяя наслаждаться, позволяя желать... Несбыточного? Но когда мыслей нет — нет и сомнений. Они похоронены глубоко в суетливом и глупом сознании, там, за границей из клубящегося белого тумана. Зато здесь всё ясно, понятно и легко, здесь различимы все оттенки чувств, а бессловесные мысли просты. И правде нет нужды говорить с помощью знаков и снов: здесь она не сражается с совестью, гордостью и страхом, а свободно поёт в открытом нараспашку сердце.

И кажется, что уже совсем скоро взойдёт солнце нового, неизведанного пока чувства. Что ещё мгновение, и Гарри узнает ответы на все вопросы. Но ласка окутывает его, страсть поджигает, а солнце всё не встаёт. Словно теперь, чтобы пройти дальше, надо заплатить больше — отдать всё, что есть, без остатка.

И пусть мотивы Гарри благородны и честны, от этого нежность, щедро разлитая между ними, не становится менее желанной и сладостной.

Остановить это безумие — словно прервать полёт.

Когда домовой эльф, дрожащий на ночном ветру в тонкой наволочке и виновато мнущий большие уши, зовёт их в зал: «Хозяин приказал Мадди напомнить другу-волшебнику Северусу Снейпу о танцах... Мадди не хотел мешать... Мадди очень виноват...» — Гарри ощущает себя так, будто в середине увлекательнейшего и важнейшего квиддичного матча оказался высоко в воздухе без метлы. Как тогда, на третьем курсе. Потеря опоры дезориентирует и пугает явным желанием тянуться следом и обнять, вцепиться крепко обеими руками, удержать. Осознание этих желаний почище нападения дементора. Впрочем, и сегодня, как и много лет назад, дементор Гарри — страх перед страхом.

Только теперь Гарри не боится прошлого, его страшит настоящее и будущее. То, что с ним происходит в объятиях Снейпа, — лучшее, что Гарри довелось испытать за всю свою жизнь. Взвившийся в душе вихрь ощущений и желаний пугает его. Ещё больше Гарри страшит, что далеко не во всём теперь он может винить сияющее белым в ночи обручальное кольцо. Ведь ещё секунду назад он не просто подчинялся магии — он наслаждался каждым мгновением, каждым касанием и каждым разделённым на двоих вдохом. И Гарри не собирается притворяться, что этого невыносимо прекрасного мгновения в его жизни не было или оно — наведённый морок. Подаренная ему нежность — не иллюзия. Гарри знает. Переубедить его невозможно: он испытал, он верит.

И когда Снейп отстраняется, Гарри чувствует в себе зияющую пустоту и кричащее одиночество. Спрятаться за простым: «Это всё магия...» — у Гарри теперь не получается.

Жадное «ещё, ещё, ещё...» неистово бьётся в Гарри, стремясь вырваться на волю. Потому ни звука не срывается с его плотно сомкнутых губ. Но даже гордость не может одолеть жажды высмотреть в лице своего... в лице Снейпа отражения борьбы с тем же разъярённым желанием большего, что Гарри ощущает сейчас и телом, и душой.

Ну почему? Почему ты так спокоен и в состоянии говорить с проклятым эльфом, когда я не в силах вымолвить ни слова?

Гарри совершенно не понимает самого себя: он что, хочет, чтобы Снейп желал его?

Нет, невозможно! Это чистое безумие.

Но сходить с ума в одиночку Гарри категорически не согласен.

Неуверенность и непонимание собственных чувств и чувств Снейпа — вот что сбивает с толку и, словно проклятие, сбрасывает «с метлы». Стремительное падение вниз... и неожиданное спасение в чёрных глазах. В их глубине Гарри читает теплоту, заботу и нежность — и вот уже незваные «дементоры» отброшены в сторону заклинанием поэффективней Expecto Patronum.

Тонкие тёплые пальцы легко касаются щёк Гарри, приглаживают растрепавшиеся волосы, губы дарят ещё один поцелуй — самый бережный, почти целомудренный, успокаивающий, согревающий, нежный. Чарующий голос прогоняет сомнения:

— Нам пора, Гарри. Пора.

* * *


Снейп оказался прав: стоило пересечь границу сумрака и света, оставить за спиной серебро полутеней пустынного балкона и войти в освещённый множеством парящих свечей бальный зал, как кольцо стало пульсировать всё меньше и меньше. Казалось, магия помолвки растворяется в радостно бурлящем людском море, ярком и красочном, в блеске глаз и драгоценностей, сиянии белозубых улыбок, шуме возбуждённых голосов.

Но Гарри не сомневался в победе — после головокружительных поцелуев одного соприкосновения их со Снейпом ладоней хватало, чтобы глупое сердце сжималось и трепетало, а колени становились ватными. Не ненависть, уж точно. А как называются его чувства, Гарри уж как-нибудь разберётся — только не сейчас, позже.

Их уже ждали. Весёлая шумная толпа расступилась, дав дорогу внутрь образованного гостями большого круга для танцев.

Гарри остановился рядом со Снейпом, вложил руки в протянутые к нему ладони. Вдали, возле Министра и его свиты, в той же позе, лицом друг к другу и сцепив руки, замерла вторая пара. Отсюда Гарри не мог разглядеть их лиц, видел лишь светло-серое пятно парадной мантии младшего Малфоя да нежно-розовый наряд его подруги.

В зале стало тише: подчинившись знаку хозяина, прекратили наигрывать вальс невидимые музыканты, и гул голосов сразу пошёл на убыль. Казалось, все готовятся к чему-то особенному, и Гарри пожалел, что не успел расспросить о предстоящем поподробнее. Для вопросов было уже слишком поздно.

Снейп выглядел абсолютно невозмутимым. Их взгляды встретились, и на его тонких, чуть покрасневших и припухших губах появилась ободряющая улыбка. Гарри попытался улыбнуться в ответ — не слишком удачно. Беспокойные мысли кружились в голове, стирая память о полученном наслаждении, сотни наблюдающих за ними глаз заставляли сомневаться в себе... Неожиданная ласка, и это на глазах у всех, вернула Гарри уверенность в победе, а точнее — заставила позабыть обо всём. Снейп поглаживал его запястья неторопливо, легко, едва касаясь кончиками пальцев. Дыхание Гарри стало прерывистым, щёки опалил жар, а сердце загрохотало, отдаваясь в ушах, шее, ниже...

Ни о каких танцах Гарри больше не волновался.

Он даже не сразу сообразил, зачем Малфой захлопал в ладоши, отбивая незнакомый ритм, а гости дружно подхватили его начинание.

Никаких заклинаний так никто и не произнёс, но ритмичные хлопки множества волшебников в такт, их объединённая в едином порыве магия уже понесла обе пары по залу, закружила в танце, захватила тела в плен, принудила раскрыть сердца.

И для Гарри не осталось ничего и никого вокруг, кроме Снейпа, его бледного лица, летящих волос, завораживающих чёрных глаз и горячих, влекущих за собой рук.

Всеобщее возбуждение нарастало. Хлопки становились всё громче и громче, ритм всё быстрее, всё неистовее. Общая цель соединила гостей бала, превратила в единый организм — одно смазанное, раскрасневшееся, что-то воодушевлёно орущее лицо, множество отбивающих ритм рук. «Многорукий» по-детски радовался и веселился, не сводя многочисленных глаз с танцующих, подбадривал их непосредственно, искренне, от души.

Танец роз. Ну кто мог сравнить «это» с цветами?

Как и многое в волшебном мире, название оказалось более чем условным. Не розы, вовсе нет! Каждый шаг танцоров оставлял на полу магическую вспышку, искрящую всеми цветами радуги и через пару мгновений гаснущую без остатка. Но чем неистовее становился танец, тем дольше сохранялись волшебные следы на паркете, тем ясней проявлялись цвета. И это длилось и длилось, пока весь пол не засверкал, словно кружевом украшенный сплетающимися между собой алыми, розовыми, белыми и серебристыми цепочками следов.

Сколько Гарри впоследствии ни пытался, он так и не смог вспомнить ни единого па этого дикого танца. Всё, что осталось в памяти: кружащий его на одном месте партнёр, бальный зал, превратившийся в одно кричаще-пёстрое пятно, ощущение пронизывающего кровь потока магии, нарастающее напряжение и вдруг — свобода, лёгкость и открытость каждого намерения, мысли, чувства.

Бесконечное кружение закончилось в полной тишине, в объятиях Снейпа. Дыхания не хватало, сердце рвалось из груди, голова «плыла», как и кажущийся неустойчивым пол. Гарри жадно вдохнул раз, другой и только тогда шагнул назад. Грянувшие аплодисменты заставили его замереть на месте.

Гостям, похоже, понравилось оглушительно орать, свистеть и хлопать в ладоши. По-другому Гарри всеобщее сумасшествие объяснить не мог.

«Чему это они так восторгаются? — спрашивал он себя, оглядываясь вокруг. — И что это так радует Снейпа?»

Даже больше чем радует... Снейп вдруг притянул Гарри к себе вплотную, обнял, сжал крепко, стремительно поцеловал куда-то в висок.

И пусть Гарри всё ещё был разгорячён быстрым танцем, но не позволять же себя тискать! Только не посередине бального зала на потеху публике! Не под одобрительные выкрики и смешки!

Эй, ты! Хватит уже! Отпусти!

— Потерпи, мой хороший, — горячий шёпот остановил возражения, заставил замереть. — Всё, уже всё. Ты молодец, Гарри, молодец.

Кольцо запульсировало, возвращаясь к жизни, желание сопротивляться ушло без остатка. Гарри был просто счастлив, когда Снейп его всё-таки отпустил — чтобы тут же обнять за плечи и вместе направиться к гостям.

Только сейчас Гарри довелось разглядеть во всех подробностях предмет всеобщего восхищения: там, где они только что стояли, светлый паркет украшал мерцающий красно-белый круг футов семи в диаметре. Вокруг него кое-где ещё были заметны зависшие в воздухе алые пятна. Остальные следы уже успели полностью исчезнуть. Невдалеке таял розово-серебристый круг второй пары.

«Всё же «это» совершенно не похоже на цветок», — подумал Гарри.

Да какая же это роза? Две бесконечные цепочки следов, алая и белая, переплетались между собой...

«...будто лоскутки ткани на круглом половичке у двери в кухню миссис Уизли, — Гарри фыркнул, — а они: розы, розы…»

— Ах, какая страсть!.. Да прямо как в романе!.. Я уж и не помню, когда видела такое!.. — звучало вокруг.

Восторги толпы, её любопытство и всеобщие поздравления стало принимать куда как легче. А уж чванливые поклоны и глубокомысленные глупости добавили Гарри много радости. Он уже предвкушал, как завтра расскажет всё Гермионе. В реакции подруги Гарри не сомневался.

— Какое чудо, что вы нашли друг друга, — забормотала старуха в шикарной фиолетовой мантии и бриллиантах, поймав правую ладонь Гарри в капкан холодных, изувеченных старостью пальцев. Она и не думала спрашивать позволения, а просто потянула его правую руку к себе, пытаясь рассмотреть сияющее кольцо и подслеповато щурясь. Пользуясь моментом и не обращая внимания на пытающегося освободиться из захвата Гарри, пожилая леди дребезжащим голосом принялась живописать свою молодость и вспоминать покойного супруга.

— Алая, — повторила она в который раз, — наша роза тоже была алая. Знак истинной любви... Знаете ли, молодые люди, мы с дорогим Робертом прожили вместе сто восемь лет. Да, да, сто восемь! Ах, какие это были годы, счастливейшие годы... Я за вас так счастлива!

Избавиться от леди Марчбенкс-Блант оказалось невозможно: даже пришедшему на помощь Снейпу урезонить её не удалось. Наоборот, вскоре и его рука попала в плен цепких пальцев пожилой леди, которая игнорировала всякое недовольство окружающих и продолжала самозабвенно болтать.

— ...Благословляю вас, милые дети, — прошептала старуха дрожащими губами и попыталась улыбнуться. В её глазах стояли слёзы. С силой, которую нельзя было предположить в её иссушенном годами теле, она обняла напоследок обоих своих пленников и отпустила их восвояси. Помощь подошедшего хозяина вечера так и не понадобилась.

В присутствии Люциуса Малфоя восторги толпы заметно приутихли, но поздравления с помолвкой и будущей свадьбой Гарри терпеливо принимал до самого конца этого долгого, очень долгого вечера, который закончился только с рассветом.

* * *


Гарри выныривает из горячего, потного, мокрого сна только для того, чтобы осознать — остановиться сейчас поистине невозможно. Тело напряжено до предела. Сердце гулко ухает. Мышцы туго ноют и подрагивают — как тетива доброго лука, звенящая от малейшего движения пальца. И правда, сейчас всё решают только пальцы.

Они именно там, где нужно. Их быстрое стремительное скольжение дарит максимум наслаждения. А бездействие, даже на мгновение, мучительно. Удержаться сейчас, в миге от желанной разрядки, — выше человеческих сил. И Гарри сдаётся. Он доводит себя до финала и впервые делает это осознанно, прекрасно понимая, чем именно занимается за задёрнутым пологом собственной кровати. Всего несколько резких, жёстких, быстрых движений, и желание выплеснуто в сжатую ладонь, а крик заглушён подушкой, в которую он прячет пылающее лицо.

Стыд жжёт адским пламенем. Нет, не из-за в очередной раз испачканного белья (Винки уже привыкла ежедневно менять простыни). И даже не из-за своего непосредственного — сознательного! — участия в процессе (то, что мучило совсем недавно и представлялось настоящей трагедий, сейчас воспринимается ничего не значащей ерундой, наподобие насморка. В конце концов: «Все делают это, Гарри!») Нет! Разверзшееся бездной понимание, кого именно он раз за разом видит в своих мокрых снах, — вот настоящая чума.

Его мучает то, над чем он не властен: недавний, ещё тлеющий в памяти сон — абсолютное доказательство его полного и окончательного падения. Теперь он знает, кто ответственен за томление, дрожь, испарину, судороги, толчки и липкие следы на животе, бёдрах, простынях.

Гарри стонет в подушку, проклиная жестокую судьбу и собственную извращённость. Он бы и рад утверждать, что это не его вина, что это всё бред, кошмар, наведённый морок, но благословенное беспамятство, как и телесную чистоту, не вернуть. Уж слишком ярки картины недавнего сновидения. И прокручивать их перед внутренним взором непреодолимо соблазнительно... Ну и порочно, конечно.

«Уж лучше бы мне вновь снился красноглазый Волдеморт!» — в сердцах шипит Гарри на языке, чем-то напоминающем серпентарго.

Он и правда так думает. Или пытается думать.

Возбуждение сброшено, и Гарри незаметно для себя вновь погружается в ленивую дрёму. Мысли в голове ворочаются всё медленней. Они беззастенчиво цепляются за незначительные подробности недавнего действа, перепрыгивают с одного предмета на другой, замирают, словно в трансе. Гарри всё ещё безбожно, отвратительно пьян — как и пару часов назад, когда неизвестно как вернулся домой с устроенного в честь него мальчишника. И даже испытанный недавно шок не в силах изгнать огневиски из вен.

Обрывки картин разухабистой пьянки и безудержной трепотни в компании многочисленных Уизли всплывают в памяти незваными гостями.

...За занавешенным окном давно темно. Гостиница спит. И только они всё ещё шумят под защитой заглушающих заклятий в снятой на ночь комнате: бар закрыт, но расходиться абсолютно не хочется. И они продолжают.

Стулья и кресла сдвинуты в центр небольшой гостиной, на маленьком столике громоздятся многочисленные бутылки, закуска давно кончилась. И парни пьют так: «Это не страшно, надо только привыкнуть». И правда, огненная жидкость обжигает горло лишь в первый раз, вызывая отчаянный кашель и потоки слёз. А потом вроде бы и ничего: оказывается и правда, огонь пить можно, надо лишь правильно дышать. И уже жар течёт по венам, проясняя разум и даря невиданное до этого благословенного вечера красноречие.

— Гарри, приятель... Дружище мой Гарри... — у едва стоящего на ногах Рона, произносящего тост, заплетается язык, и он хохочет, повторяя и повторяя, словно испорченная пластинка, свой главный наказ лучшему другу в его будущей семейной жизни: — Гарри, ты должен нам пообещать... Поклянись нам, приятель, что выполнишь... Мы все в тебя верим. Веришь? Посмотри на нас, дружище! Видишь, мы в-все ув-верены в твоей не-сом-нен-ной победе...

Оратор бьёт себя кулаком в грудь и широким жестом обводит всю комнату, указывая на своих старших братьев, включая похрапывающего на диване Билла и привалившегося к Джорджу Денни, трущего кулаком покрасневшие от усталости глаза. Понятно, здесь нет Перси. Чарли нет тоже, он «ну очень хотел быть, только вот драконы дали ему жару как раз сегодня. Ты уж извини, приятель...» Гарри, если честно, вовсе не расстроен. Он уверен: присутствие здесь Чарли совершенно неу-у-умест-но. А уж учитывая, о чём чуть ли не весь вечер толкует Рон...

Тот как раз преодолевает кочки из длинных слов, чтобы выйти на заезженный тракт своей основной мысли — его пожелание Гарри слышит за вечер уже, наверное, в десятый раз.

— Поставь его на колени, приятель, — ревёт Рон, словно лось по осени, и вскидывает руку в победном жесте. Виски переливается через край взметнувшегося вверх стакана, ожигает пальцы, огненными струями течёт вниз, заливает стол, оставляет на дубовой поверхности благоухающие липкие следы...

Храпящему сейчас где-то на другой стороне Англии Рону и не мечталось, что Гарри так скоро выполнит его наказ. Пусть и только во сне.

* * *


Пробуждение было болезненным.

Тело затекло, и Гарри неосторожно повернулся, ища более удобное положение. Попытка двинуться оказалась пыткой: голова как будто собралась взорваться — такая боль прострелила виски и затылок, мышцы ног скрутили судороги.

— Хозяин дал Винки зелье для Молодого Хозяина, — верещание эльфа кувалдой ударило по ушам застонавшего Гарри. Носа коснулась необыкновенно мерзкая вонь, и пустой желудок мучительно сжался.

— Молодой Хозяин должен выпить ещё горячее зелье, — требовал звенящий в набат голосок, но Винки так и не получила внятного ответа на свои увещевания.

Гарри почувствовал себя безвинной жертвой, проглоченной, пережёванной и исторгнутой драконом. Болело всё: каждую разнесчастную клеточку тела жалило злобными, как осы, искорками, голова раскалывалась, живот крутило, а привкус на ссохшемся языке явно напоминал драконий помёт. Ну или Гарри решил, что только экскременты дракона могут быть такими мерзкими на вкус — раньше ему их пробовать не доводилось.

Но всё когда-то бывает в первый раз.

Попытка открыть глаза закончилась плачевно.

— Молодой Хозяин хочет поправить здоровье? — вкрадчиво зашептала Винки Гарри на ухо. — Зелье сразу же исцелит Молодого Хозяина. И Молодой Хозяин сможет встать, помыться, надеть свою красивую мантию... У Молодого Хозяина совсем-совсем не будет болеть голова. Молодой Хозяин будет смеяться и веселиться. Ведь сегодня самый-самый распрекрасный день. День свадьбы! Сегодня Молодой Хозяин станет мужем!

Домовой эльф слизеринца из слизеринцев — не лыком шит. Главный аргумент, как выяснилось, приберегался напоследок:

— Сегодня Молодой Хозяин доставит удовольствие Хозяину, и тот его похвалит...

Уговоры не возымели ожидаемого эффекта, и Винки сменила тон. Горестно подвывая, она запричитала:

— Если Молодой Хозяин не выпьет зелье прямо сейчас, то несчастная Винки должна будет вернуть зелье Хозяину. Хозяин очень рассердится на негодную Винки.... и разгневается на Молодого Хозяина. Хозяин придёт прямо сюда и отругает Молодого Хозяина. Побьёт Молодого Хозяина прямо по голой попе...

Красочно расписанная перспектива экзекуции заставила-таки Гарри приподняться на кровати и, борясь с подступающей тошнотой, проглотить зелье (оказавшееся настолько же эффективным, насколько и жутким на вкус).

Нет, он знал, что Снейп его и пальцем не тронет. Но в планы Гарри не входили чьи бы то ни было утренние визиты, пока он не одет, кожа на животе местами неприятно стянута и чешется, голова отчаянно трещит, а изо рта несёт, как из помойки. Вчерашние излишества, превратившиеся в смутные воспоминания, этим утром показались ему совершенно неуместными.

К сожалению, смутными воспоминания не остались. Стоило Гарри встать под прохладный душ, как головная боль окончательно прошла, он почувствовал себя здоровым и полным сил и вчерашний вечер и ночь вспомнились во всех подробностях. Пьянка и глупая болтовня, возвращение домой и сон... Боже, сон!

Словно наяву Гарри увидел стоящего перед ним на коленях человека, как и тогда, обратил внимание на его чёрную одежду и скрывающие лицо длинные волосы...

Перед ним — мужчина, но Гарри во сне это почему-то не беспокоит. Он и не думает сопротивляться ловким рукам, расстёгивающим на нём мантию, с удовольствием принимает скольжение тёплых ладоней по вздрагивающему животу, позволяет приспустить на себе бельё. Гарри лишь обмирает от предвкушения и чувствует, как слабеют ноги, когда незнакомец касается его разгорячённой кожи, а затем принимается бережно и неторопливо ласкать руками. И это так хорошо, так невероятно здорово, что Гарри вскоре начинает откровенно стонать от переполняющего его желания разрядки. Кажется, ещё мгновение, и то ли сердце, то ли что-то другое взорвётся от невыносимого напряжения.

Но вдруг всё прекращается. Пытка бездействием безжалостна. Гарри безумно хочется продолжения, он готов просить, даже умолять. Но ни звука не срывается с его губ — незнакомец поднимает голову. Его лицо бледно, лишь на щеках темнеют пятна лихорадочного румянца, взгляд тяжёл и властен, тонкие губы изогнуты в кривой усмешке. Сомнений больше нет — теперь Гарри знает, кто готов дать ему то, о чём он никогда не мечтал, о чём он даже думать себе не позволял...

Нельзя об этом вспоминать, нельзя! Только не об этом!

Но как не вспоминать? Кто бы смог?

Щёки Гарри опалил жар, тело предало, и ночная проблема вернулась во всей своей жадной, пульсирующей красе. Рука сама потянулась, коснулась, сжала, скользнула вверх, вниз, ещё, ещё и ещё раз... и была остановлена только крайним усилием воли.

Гарри не собирался заниматься... тем, чем мучительно, до дрожи и боли хотелось заняться. Нет, он не станет этого делать! И никогда, никогда не опустится до того, чтобы в таком смысле фантазировать о Снейпе!

Гарри заметался в тесном пространстве, со стоном схватился за голову, до боли потянул за мокрые вихры, саданул кулаком по скользкой стене, бессильно прислонился к ней горячим лбом, потом повернулся спиной, прижался плотно, так, чтобы разгорячённую кожу охладил голый камень. Легче не стало: тело продолжало травить душу ненормальными желаниями. В отчаянии он рванул синий кран до упора — и почти захлебнулся под потоком обжигающе-холодной воды. Гарри терпел, сколько оставалось сил, проклиная себя за то, что вчера, в Норе — ведь была же возможность! — не сходил к старой яблоне.

— Она бы помогла, — шептал Гарри, выскакивая из душа замёрзшим и продрогшим до костей.

С «проблемой» было покончено.

Гарри вытирался, чистил зубы, воевал с непослушными волосами и предательским румянцем от нет-нет, да и вспыхивавших в своевольном сознании воспоминаний. Но водные процедуры оказались эффективными — от приливов крови страдали исключительно щёки.

Вот если б так легко было утихомирить разоравшуюся совесть.

«Да после бала, за всю эту неделю он ко мне и пальцем не притронулся! И взглядом не дал понять, что я его интересую! Ну как же я мог? Это же... Разве я могу и вправду этого хотеть? Господи! Ну пусть это будет всего лишь проклятое кольцо!» — в отчаянии молил Гарри.

Но и лгать себе он не мог: сваливать ответственность за ненормальные чувства, желания и сны лишь на магию помолвки нельзя. Кольцо всегда срабатывало только вблизи наречённого, совсем рядом, при прикосновениях и поцелуях — и это было нормально! А видеть такие сны и возбуждаться от одного воспоминания о них — это совершенно ненормально! Никакой мужчина, даже Снейп... Да что он несёт! Не «даже», а в первую очередь! Не о Снейпе Гарри мечтать! Не его желать! Только не его!

Но не все придерживались такого мнения. Из-за закрытой двери донеслось приглушённое, но чётко различимое:

— Кровать Хозяина — правильное место для Молодого Хозяина.

Мокрое полотенце в руках Гарри подозрительно затрещало.

— Да, да, — гнусавила Винки из-за двери, — Молодой Хозяин совсем скоро переедет в большую спальню. Бедной Винки придётся убирать одну постель, всего одну постель. Скоро у Винки будет совсем мало работы. Винки станет совсем ленивым эльфом, негодным эльфом, эльфом без работы.

Из спальни послышались сдавленные рыдания, всхлипы, жалобный скулёж... которые вдруг сменились заливистым хохотом и шлепками босых ног по полу. Похоже, сумасшедший эльф плакал, смеялся и прыгал на одном месте, и Гарри поспешил натянуть одежду на ещё влажное тело.

Его выход из ванной ознаменовался радостным воплем сияющей Винки, бросившейся к нему, чтобы поделиться своим огромным счастьем.

Вцепившись в халат Гарри обеими руками, она заверещала:

— Скоро-скоро у Винки будет много работы! Много-много работы! Хозяин наверняка поручит Винки нянчить Совсем Маленьких Хозяев! Винки так счастлива!

А вот Гарри счастлив не был. Настолько, что ему даже ничего не пришлось говорить — хватило взгляда, чтобы Винки испуганно отшатнулась и исчезла с громким хлопком.
Но надежда не видеть её ещё очень и очень долгое время не оправдалась. Винки вернулась, едва он переоделся в подготовленную мантию и отпил несколько глотков горького — как его настроение — чёрного кофе.

— Хозяин ждёт Молодого Хозяина в гостиной. Хозяин сказал: пора отправляться!

Гарри поставил чашку на столик недрогнувшей рукой, встал, одёрнул строгую чёрную мантию. Его взгляд метнулся вокруг: эти комнаты за совсем недолгое время успели для него настоящим домом.

«Завтра всё будет по-прежнему, ничего не изменится. Надо всего лишь немного подыграть Снейпу», — повторял и повторял про себя Гарри. Шагнуть по направлению к услужливо распахнутой двери оказалось невыносимо тяжело.

— Винки поздравляет Молодого Хозяина со свадьбой.

Вот он и настал — долгожданный день их торжества: Гарри Джеймса Поттера и Северуса Тобиаса Снейпа.

Гарри надеялся только на то, что этот день когда-нибудь кончится.

просмотреть/оставить комментарии [1217]
<< Глава 28 К оглавлениюГлава 30 >>
октябрь 2020  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

сентябрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.10.27 20:07:33
Работа для ведьмы из хорошей семьи [9] (Гарри Поттер)


2020.10.24 18:22:19
Отвергнутый рай [25] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.10.22 20:24:49
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.10.22 20:10:23
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.10.19 00:56:12
О враг мой [106] (Гарри Поттер)


2020.10.17 08:30:44
Дочь зельевара [196] (Гарри Поттер)


2020.10.16 22:49:29
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.10.13 02:54:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 18:14:55
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 00:13:58
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.29 19:52:43
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.09.29 11:39:40
Змееглоты [9] ()


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [258] (Гарри Поттер)


2020.08.28 16:26:48
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.