Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Снейп ошарашено разглядывал пометку на полях сочинения одного семикурсника: "Не флудить!!!"

Список фандомов

Гарри Поттер[18458]
Оригинальные произведения[1235]
Шерлок Холмс[714]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[133]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12640 авторов
- 26930 фиков
- 8581 анекдотов
- 17648 перлов
- 659 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 4 К оглавлениюГлава 6 >>


  Morgenstern

   Глава 5

Человеческое — слишком человеческое…
Ф. Ницше.
Февраль 1979 года.

Полгода понадобилось Снейпу, чтобы закончить диссертацию. Аустер, конечно, поворчал, но простил его долгое отсутствие. Старого профессора больше беспокоили перемены, произошедшие с его любимым студентом.

Полгода Снейпа почти не тревожили. Пару раз ему всё же пришлось обратиться к Лорду за редкими ингредиентами для опытов: во-первых, у него не было столько денег, чтобы их купить, а во-вторых, совсем уж игнорировать предложение Лорда о помощи было бы неразумно.

Снейп работал иногда сутками. Он осунулся ещё больше, вечные тёмные круги от недосыпания, казалось, впечатались в кожу вокруг глаз. На него уже было страшно смотреть. Аустер однажды не выдержал и устроил ему жуткий разнос за то, что таким образом он угробит себя. Он накричал на ученика, не стесняясь в выражениях.

Измотанность Снейпа, тем не менее, объяснялась ещё и тем, что параллельно с работой над диссертацией он пытался решить проблему Малфоя. Вот кто, казалось, не обращал внимания на то, как Снейп изменился внешне.

Виделись они редко. Снейп не стал скрывать от друга содержание своего последнего разговора с Тёмным Лордом, и Люциус принял это к сведению. Оба и так уже давно прилагали титанические усилия, чтобы держаться в рамках. Только вот вопрос: в рамках чего? Прежней душевной близости не было, да её и не могло быть между двумя Пожирателями смерти. Близость физическая могла бы заполнить пустоту, но она в сложившейся ситуации была невозможна.

Теперь Снейп понимал Малфоя совершенно, все прежние иллюзии развеялись, но он не «свернул себе шею», как предсказывал Вольдеморт. Единственное, что имело для Снейпа значение: то, что без Люциуса он не может жить. Он был готов думать о нём в каком угодно качестве, в каком бы Люциус сам пожелал, лишь бы тот был рядом. Это приобретало черты одержимости — Снейп это понимал, но лучше такая одержимость, чем полное безумие.

Иногда Снейпу достаточно было просто молчаливого присутствия этого человека в комнате. Да чаще всего так и бывало. Малфой приходил к нему, они обменивались совершенно незначащими фразами, едва ли не о погоде за окном. Иногда Малфою удавалось уговорить Снейпа отправиться в имение и немного отдохнуть. Но чаще Северус возвращался к своим бумагам, и следовало ритуальное: «Мне уйти?» — «Посиди со мной немного».

Присутствие Малфоя не раздражало, наоборот, успокаивало. Тот обычно брал из шкафа какую-нибудь книгу, устраивался на скрипучем диване и честно делал вид, что читает. Снейп временами кожей ощущал его взгляды.

Однажды он не выдержал. В какой-то момент ему показалось, что Люциуса нет в комнате, и он обернулся. Малфой сидел, опустив книгу на колени и задумавшись о чём-то. Чем дольше Снейп смотрел на него, тем сильнее он чувствовал, что сердце готово разорваться от нежности. Глаза щипало, но он продолжал смотреть, и фигура Малфоя медленно расплывалась, как в дымке.

Он обернулся, вздрогнул и уронил книгу. Когда Снейп подошёл к дивану и сел рядом, Люциус взял его руку и поцеловал. Чего в его собственном порыве было больше — любви или желания — Снейп так и не смог понять, не успел. Он сжал Люциуса в объятиях, но их поцелуй не продлился и нескольких секунд, как он неожиданно потерял сознание.

Когда он очнулся, Малфой стоял на коленях подле и с тревогой всматривался в его лицо.
— Я люблю тебя, — тихо сказал Снейп.
Лицо Малфоя задрожало, но он справился с собой. Одной рукой он обнял Снейпа так осторожно, словно тот был стеклянным, но другая его рука при этом судорожно комкала край диванной подушки, так что Снейп почувствовал это затылком.

— Мне лучше уйти сейчас, — прошептал Малфой, — мы только мучаем друг друга.
— Да, так лучше, — отозвался Северус.

***

Ну что же, он получил звание мастера зелий, его диссертацию было решено выпустить ограниченным тиражом, который не поступал в продажу, а предназначался только для мракоборцев и Особых секций библиотек, в том числе и Хогвартской. Ничего странного в этом не было — любую работу по сильнодействующим ядам ждала такая участь.

Прошло две недели после защиты, а Лорд не вызывал его. Правда, сова принесла от него короткую записку, всего два слова: «Очень хорошо».

Тем не менее, возникал вопрос, что делать дальше? Снейпу поступило предложение о работе из Отдела тайн. Разумеется, он был вынужден написать об этом Вольдеморту. Ответ пришёл незамедлительно и был ещё короче предыдущего письма: «Нет». Опасения Снейпа начинались оправдываться: у Вольдеморта были какие-то планы в отношении его.

Поскольку монография была взята на вооружение Министерством, Снейпу был выплачен неплохой гонорар, и причин срочно искать работу не было. Тем более, что оставалось ещё одно незавершённое дело: зелье для Нарциссы. Снейп, кажется, нащупал нужный путь и неуклонно шёл к завершению работы.

После защиты Снейп провёл три дня в доме Люциуса — тот настоял. Снейп уже давно объяснил Нарциссе, в чём причина её неспособности выносить ребёнка. Разговор этот имел место быть, когда Снейп, перелопативший не один десяток книг о порче и проклятиях, окончательно уверился, что положение четы Малфоев небезнадёжно.

Он постарался объяснить всё Нарциссе как можно мягче, но та неожиданно предстала перед ним в совершенно новом свете. Нарцисса, которая всегда представлялась Снейпу изнеженным и капризным созданием, оказалась спокойной, здравомыслящей женщиной. Её «мягкость и податливость», о которых когда-то писал ему Люциус, были частью женской политики по удержанию рычагов управления мужем.

Выслушав Северуса (на протяжении его речи, глядя на его хождения по комнате, она нервно кусала губы, но держалась), Нарцисса встала, подошла к нему и, поцеловав в щёку, сказала:
— Я у тебя в долгу, Северус. Даже если у тебя ничего не получится.

Теперь же, когда на горизонте забрезжила победа, у Малфоев наступил второй медовый месяц. И Снейп, было, вздохнул с облегчением. Но, поймав за ужином, весьма красноречивый взгляд Люциуса, он ударился в панику.

Позже, когда он, лёжа на кровати в комнате, которую уже давно называли в доме «комната Северуса», нервно курил, глядя в потолок и размышляя, не стоит ли отправиться восвояси, к нему заглянула Нарцисса.

— Не вставай, — сказала она с ласковой улыбкой, — джентльмен. Кури, не возражаю.

Снейп всё же заклинанием очистил воздух от табачного запаха. Нарцисса пристроилась в ногах кровати.
— Я хочу поговорить с тобой. Я заметила, что ты в растрёпанных чувствах. Так вот, можешь не переживать: я прекрасно знаю о предпочтениях своего мужа, и известно мне это стало намного раньше, чем тебе.
Тут она рассмеялась:
— Видел бы ты сейчас своё лицо, Северус! Тебя не так-то просто поразить чем-то. Если бы любовь моего мужа к тебе в чём-то ущемляла мои права, я бы сейчас с тобой так не разговаривала, а поскольку мне это ничуть не мешает, то я и не возражаю. Так что не вини себя ни в чём. Единственное, что я хочу тебе сказать: мне тебя искренне жаль, Северус. Ведь тебе это по большому счёту не нужно. У твоих чувств к Люциусу иная природа. Мой муж упрям, он умеет ждать, возможно, он даже добьётся своего, но тебе это не принесёт ничего, кроме лишних страданий и разочарования. Тебе ведь, в сущности, нужно от него только душевное тепло и ничего больше.

— Спасибо, что всё понимаешь, Цисси,— только и смог произнести Снейп.

— Да, я понимаю, — кивнула она, — ты привык видеть в Люциусе, как бы это сказать, старшего товарища, покровителя, в хорошем значении этого слова. Но ты сильный человек, Северус. В этом смысле Люциусу до тебя далеко. Он это чувствует. Нет, не беспокойся, его это вполне устраивает. У вас что-то было?

— И да, и нет, — ответил Снейп уклончиво.

Нарцисса не стала уточнять.

— Самое забавное: что бы ты ни сделал, он от тебя никуда не денется.

— Нарцисса, зачем ты так?
— Как «так»? — улыбнулась леди Малфой.

— Ты же любишь Люциуса, — ответил Снейп с упрёком.
— Люблю. Но это не значит, что я не вижу его слабостей. И ты их видишь, но ведь это тебе не мешает?

— Это совсем другое, Нарцисса.
— Почему? — усмехнулась она. — Потому что я женщина? Ты, верно, считаешь, что я должна почитать мужа и не подвергать его авторитет сомнению?

Снейп, посмотрев на маленькую женщину с возмущёно сверкающими глазами, не выдержал и улыбнулся.
— А как насчёт уважения? — тем не менее, произнёс он. — Как может любовь прожить без уважения?

— Ну, что ты. Есть качества, которые я ценю и уважаю в муже. Он очень заботлив, исключительно мне верен, — тут Нарцисса рассмеялась, глядя на изменившееся лицо Снейпа, — дорогой, ты не в счёт. Ты за гранью понимания.

***

Он, как всегда, появился неожиданно. Хорошо ещё, что на столе не лежали записи с практически готовым рецептом. Снейп как чувствовал с утра опасность и убрал компрометирующие бумаги от греха подальше.

Странно, но мрачная фигура Вольдеморта удивительно органично вписалась в обстановку старого дома Снейпов. Это безрадостное жилище хорошо подошло бы ему. Небрежно махнув рукой, давая понять, что визит неофициальный, он какое-то время молча разглядывал книги на полках, переходя от одного шкафа к другому.

— Неплохо, весьма неплохо, — наконец-то сказал он, — впечатляющее собрание. Вижу: Эйлин сохранила наследие Принцев в неприкосновенности.

Упоминание о матери из уст Вольдеморта заставило Снейпа поёжиться. Так, значит Тёмный Лорд решил сегодня поиграть в кузена. Жди беды.

«Кузен» тем временем сел в кресло и указал рукой на диван.
— Присядь, Северус. Пора поговорить о деле.

Снейп сел и приготовился выслушать очередную иезуитскую тираду.
— Ты слышал о пресловутом Ордене Феникса? — спросил Тёмный Лорд.

— Разумеется, милорд.

Против «милорда» Вольдеморт не возражал, поэтому Снейп сосредоточился на своих ощущениях, приготовившись отразить возможную ментальную атаку.

— Мне нужен там свой человек, Северус, — продолжил Тёмный Лорд, — я намерен поручить это тебе. Лучшей кандидатуры и не придумать.

Мысль Снейпа отчаянно заметалась в поисках выхода. Вольдеморт же блаженствовал.
— Не вижу радости во взоре, мой дорогой кузен, — съязвил он. — Ты же, наконец, увидишь своего дорогого директора Хогвартса.

— Позвольте сказать, милорд. У вас есть более подходящий кандидат на роль агента.
— Кто же? — мимика Вольдеморта должна была означать, что он приподнял несуществующие брови.
— Регулус Блэк.

— Умно, не скрою. Однако, твой старый приятель Сириус может спутать все карты. И кроме того, Регулус — полный профан в окклюменции. А старик неплохой легилимент. Конечно, до меня ему далеко, но с мальчишкой он справится в два счёта. Нет, Северус. Ты и только ты. Не нервничай. Я давно замечаю, что ты совершенствуешься в окклюменции. У тебя неплохо получается, должен признать. Иногда тебе удаётся мне противостоять. Впечатляет. Впрочем, иного я от тебя не ожидал.
И Вольдеморт расхохотался.
— Не скажу, что я сильный эмпат, но твои эмоции я улавливаю хорошо.

И он пересел на диван почти вплотную к Снейпу. Больше всего тот ненавидел этот влажный, липкий страх, который охватывал его всякий раз, как Вольдеморт приближался к нему. Наверное, то же самое испытывают люди, страдающие фобиями.
Снейп смотрел в пол, но чувствовал на себе взгляд Лорда, беззастенчиво разглядывавшего его. Резким движением Вольдеморт дёрнул Снейпа на себя.

Приблизив щель безгубого рта к уху Снейпа, Вольдеморт заговорил:
— Слушая меня. Я знаю, о чём ты думаешь и на что ты надеешься. Никто не знает тебя лучше, чем я, мой мальчик.
Ты удивлён, что я так спокойно отпускаю тебя к Дамблдору и не боюсь возможного предательства с твоей стороны? Это потому, что я уважаю твой интеллект. Ты уже не тот наивный подросток, что смотрел на старика, как на небожителя. Ты умён и хорошо разбираешься в людях.
Но кое-что ты должен уяснить. Думаешь, когда ты поступил в Хогвартс, старик не знал о нашем с тобой родстве? Знал, не мог не знать. В своё время он досконально изучил мою родословную. И ты считаешь, что он пригрел тебя по доброте душевной? Он до сих пор чувствует вину за то, что не остановил меня, не смог предотвратить мой превращение из полукровки Тома Реддла, сироты из магловского приюта, в Лорда Вольдеморта. Дамблдор наивно полагает, что, будь он со мной более дружелюбен, не демонстрируй он мне так откровенно свою подозрительность, всё могло сложиться иначе. Старый глупец.
И тут, спустя столько лет, появляешься ты, такой же полукровка из рода Слизерина, обладающий невероятной для ребёнка магической силой и тягой к Тёмным искусствам. Как ты думаешь, что он почувствовал? А? Ответь мне.

Но Снейп не в силах был произнести ни слова. Возможно потому, что шершавая прохладная ладонь Вольдеморта давила ему на лоб, и он был вынужден откинуться назад и опереться затылком о плечо мага. Голова раскалывалась до тошноты.

— Не можешь ответить? Естественно. Ты же всё прекрасно понимаешь. Дамблдор не хотел, чтобы ты пошёл по моим стопам. Он постарался приблизить тебя к себе. Возможно, не отрицаю, он даже был к тебе привязан. Но старик всегда был чистоплюем. При первой же промашке с твоей стороны он вышвырнул тебя, как безродного щенка, из своего сердца. Что мешало ему разобраться во всём? Это же было так легко. Но он не захотел. Вот она хвалёная любовь, мой мальчик. Её бич — разочарование. Ты возводишь человека на пьедестал, а потом смотришь, как твой кумир падает наземь и разбивается вдребезги.

Господи! Как холодно. И ничего нет, ничего. Неужели всё так просто и так пошло? И как же жить с этим?

— Дамблдор, в конце концов, поверит тебе. Не сразу, но поверит. Но Северус, не питай иллюзий. В лучшем случае, он будет чувствовать к тебе жалость, как к заблудшей овце, но при этом не сможет удержаться от брезгливости. И ты понимаешь, почему. Такие, как Дамблдор, находят болезненное удовольствие в самокопании и требуют того же от остальных. Знаешь, в чём разница между стариком и мной? Думаешь, в методах? Нет. Он такой же манипулятор, как и я. Он кормит своих сторонников красивыми сказочками о любви, о долге, но при этом они для него такие пешки, как для меня мои Пожиратели. Он наслаждается их так называемой любовью к себе. Он перекраивает их по своему образу и подобию. Я же позволяю своим слугам брать от жизни всё, что заблагорассудится. Они, если и гибнут, то не за меня — мне это не нужно. Это случается по их собственной глупости. Если уж ввязался в игру, будь готов к поражению. Зато сильнейшие получат всё. Победителей не бывает много, Северус. А теперь поговорим о тебе, мой мальчик. Я не солгал, когда говорил, что выделяю тебя из числа прочих. Да, я бываю жесток, но это для твоей же пользы. Заблуждения иногда нужно выжигать калёным железом. Я знаю, что ты меня ненавидишь. Не бойся, не дрожи. Меня не трогают твои чувства, потому что я понимаю их природу.

Вольдеморт давно ослабил хватку, его правая ладонь спокойно лежала на сердце Северуса, но тот не пытался высвободиться. Страх прошёл. В каком-то сомнамбулическом состоянии он слушал голос, доносящийся откуда-то издалека.

— Мне нравится, что ты борешься со мной, что ты не стелешься передо мной, как другие. Это значит, что я не ошибся в тебе, и ты именно тот, кто мне нужен.

В руках Вольдеморта не было тепла, и Снейп уже не чувствовал его прикосновений; боль исчезла, уступив место покою и абсолютному безразличию ко всему.

— Ты достоин крови, что течёт в твоих жилах. Осталось совсем немного. Я хочу, чтобы ты убедился: единственное, что имеет значение, это свобода, полная свобода, Северус. Я покажу тебе, как достичь её. На свете нет ни добра, ни зла, есть только заблуждения. Всё, что ты видишь, чувствуешь — это всего лишь игра твоего сознания. Освободись от глупых ограничений, и тебе откроется истинное положение вещей. Жизнь, смерть — это всего лишь слова, за ними нет ничего.

— Что же тогда имеет значение, мой Лорд? — безжизненным голосом отозвался Северус. — Зачем тогда всё это?

— Имеет значение то, что ты брошен в этот мир бессмысленной игрой атомов. Ты можешь страдать от этого, навешивая на себя вериги ущербности. Но ты можешь, познав правила этой игры, начать свою партию, навязать этому рою атомов свои правила, перекроить тот клочок мироздания который тебе доступен. Ты можешь из ничтожной частицы, тупо вращающейся по заданной орбите, стать центром, ядром. Жизнь — обман, смерть — обман. Ты думаешь, что, страдая, ты живёшь? Нет, это всего лишь корчи твоего тела, умирающего каждое мгновение, день за днём.

— Вы говорили: души нет, милорд.
— В том смысле, в котором считает тупое большинство, нет. Но есть твоё «эго». Оно стремится к сохранению себя. Глупцы надеются, что будут жить в потомках. Будут, пока не исчезнет последний человек, посещающий их убогую могилу на кладбище. Всё, что наработано тобой, всё, чем ты жил: твои мысли, чувства, желания, твои самые сокровенные тайны — растащат по кусочкам, будут обсасывать и мусолить сотни, тысячи чужих сознаний. И тебя не станет. Не будет ничего.
— Вы материалист, милорд, — заметил Снейп.
— Разумеется. Это единственная стоящая философия. Это философия свободы. Ты поймёшь со временем. И тогда я покажу тебе, что значит превратиться из фигуры в игрока.

Снейп попытался стряхнуть паутину этой софистики.
— Не сходится, милорд.
— Что именно, мой мальчик? Спрашивай.
Это было сказано почти отеческим тоном.

— Зачем вам ученик? Разве не предпочтительней для вас быть единственным центром?
— Я не столь самонадеян, Северус, как тебе кажется, — ответил Вольдеморт. — Возможно, кто-то считает меня просто дьяволом во плоти. Глупости. Мне доступен только ограниченный участок пространства. Более обширный, чем другим, но всё же ограниченный. Сейчас ты вносишь нестабильность в мой круг. Но как только ты разделишь мои взгляды, ты перестанешь бороться со мной и всё изменится. И прежде всего твоё восприятие. Конечно, сейчас для тебя важно всё, что касается эмоций. Ты хочешь понять, каково моё личное отношение к тебе? Вполне простительная слабость на данном этапе. Я вижу в тебе богатый потенциал. Тебе не хватает благоразумия, но это дело наживное. Ты всё же молод. В твоём возрасте у меня тоже оставались кое-какие иллюзии. Мне нравилось окружать себя преданными людьми, нравилось их восхищение. Со временем это стало утомлять. Именно поэтому я и ценю тебя — ты не лицемеришь. Если ты и пытаешься скрыть свою ненависть, так это из чувства самосохранения. Это нормальный инстинкт для смертного. Разумеется, мне бы хотелось, чтобы твоё отношение изменилось. Всегда приятно поговорить с умным человеком на равных. Почему же не доставить себе такое удовольствие? Я вовсе не склонен полностью отгораживаться от людей. Мощь — это совсем не то, что знание. Знание бесконечно и неисчерпаемо, его хватит на всех. Когда мы вступаем в область неведомого, не важно — кто учитель, а кто ученик, — грани стираются.

Вольдеморт отвёл руку, удерживающую Снейпа. Тот, развернувшись, спокойно посмотрел на мага. Странно, почему это лицо казалось ему таким отвратительным? Ничего особенно ужасного в нём нет. Похоже на восковую, расплавленную жаром маску.

— Я даю тебе полную свободу действий, Северус, — вернулся Вольдеморт к первоначальной теме разговора. — ты хорошо знаешь Дамблдора и сможешь найти к нему подход. Отчёты будешь посылать в письменном виде. Не исключено, что старик захочет последить за тобой.

— Я понял, милорд. Но я хотел бы знать, каков должен быть конечный результат.

— В Орден ты, конечно, допущен не будешь. Ты должен попасть в Хогвартс.

— В качестве преподавателя? — удивился Снейп. — Но какого предмета? Защиты?

Лорд покачал головой:
— Нет, Защиту старик тебе не доверит. Ты будешь преподавать зелья.

— Простите, но как же Слизнорт? Он же, насколько я знаю, уходить не собирается.
— А вот это уже моя забота, Северус.
— Вы же не хотите?.. — Снейп невольно похолодел.
— Не беспокойся, — усмехнулся Вольдеморт. — У меня остались хорошие воспоминания о старине Горации. Но мне есть о чём напомнить ему.
Он встал, за ним поднялся на ноги Снейп. Вольдеморт спокойно, но внимательно посмотрел ему в лицо.
— Скажи мне, что ты сейчас испытываешь? Страх?
— Нет, милорд, — удивился Снейп этому вопросу.
— Тебя что-то беспокоит?
— Нет.
— Запомни это. Прислушайся к себе и сделай выводы. Мы ещё поговорим с тобой. А пока я тебя оставлю.

Снейп не привык начинать новое дело, не закончив предыдущего. Поэтому, прежде чем сесть за обдумывание письма к Дамблдору, он посвятил трое суток изготовлению зелья для Нарциссы Малфой. После чего вызвал Люциуса вечером третьего дня. Вручив ему зелье и подробно объяснив, как его следует принимать, Снейп прервал благодарственные излияния друга:
— Главное условие, Люциус. Никаких убийств. Делай, что хочешь, выкручивайся, как хочешь. Я думаю, Лорд догадывается о чём-то. Но пока мы не затрагиваем его амбиции, он будет просто наблюдать. Через три месяца, если всё сложится благополучно, придёшь за следующей порцией. А пока что… Если ты что-то услышишь обо мне, что тебе покажется странным или неприемлемым, не задавай вопросов. И тем более, Мерлин тебя упаси, спрашивать о чём-то Лорда.

Малфой кивнул, настороженно глядя на Снейпа.
— Что? — спросил тот.
— С тобой что-то произошло, Северус, — нерешительно промолвил Малфой, — я совершено тебя не чувствую.

Снейп пожал плечами, невольно удивляясь своему спокойствию.
— Я не совсем тебя понимаю, Люциус.
— Ты прекрасно всё понимаешь, — нахмурившись, произнёс Малфой. — Что он с тобой сделал?
— Кто? Лорд? С чего ты это взял? И, по-моему, ты сам хотел, чтобы я наконец успокоился.

Малфой покачал головой.
— Да, хотел, но не такой же ценой?

Снейп подошёл к Люциусу и с досадой заметил, что тот как-то весь сжался, словно от страха.
— Что ты говоришь! — съязвил Северус. — По-твоему, в нашей ситуации можно оставаться людьми? Ты, верно, возвращаешься домой после очередного налёта на маглов, как со службы? Ужинаешь, читаешь газету. Потом ложишься в постель с женщиной.

Малфой стиснул зубы, в глазах его на мгновение вспыхнул гнев. Но только на мгновение. И тут же погас под холодным взглядом Снейпа.

После ухода Люциуса, Снейп в какой-то прострации опустился в кресло, силясь понять, что же произошло. Кажется, он должен что-то чувствовать. Хоть что-нибудь. Да, было ощущение возвращённого долга. И только. Ни сожаления, ни беспокойства, ни тем более…

***

Хотя Снейп, как было велено, послал подробный отчёт — почти стенограмму — о своём первом разговоре с Дамблдором, Лорд самолично явился к нему в дом. Возможно, во время рассказа Снейпа, маг и применял легилименцию — во всяком случае, Снейп этого не почувствовал.

— Я уже говорил тебе, что не жду мгновенного результата, — заметил Вольдеморт. — Но я вижу в тебе растерянность. Ответь: почему?

— Я не понимаю, что со мной творится, милорд, — ответил Снейп, спокойно глядя в глаза Вольдеморту. — Я совершенно ничего не чувствовал во время этой встречи. Абсолютно ничего.

— И что же тебя удивляет? — усмехнулся Лорд.

Снейп нерешительно ответил:
— Когда-то я любил этого человека…

Вольдеморт не рассердился на это замечание.
— Вот именно, мой мальчик, — «когда-то». Ты просто это изжил — вот и всё. Дамблдор стал тебе безразличен. И ничего странного, а тем более страшного в этом нет. Было бы дико, если бы такой сильный маг, как ты, цеплялся за прежние обиды и глупые детские привязанности.
— И дело только в этом? — настороженно поинтересовался Снейп.
— Разумеется. А в чём же ещё? — прозвучал прохладный голос.

Раньше при звуках этого голоса мороз пробирал до костей. Теперь было другое.
К Снейпу постоянно возвращалось одно воспоминание. После похорон матери, он бесцельно бродил по кладбищу и вышел на пустырь, расчищенный под новые вечные пристанища. Зима 1972 года была снежной. Обычно уродливое, развороченное бульдозерами пространство заканчивалось вершиной небольшого холма с торчащим, невесть как уцелевшим здесь ясенем. Теперь оно было укрыто чистейшим белым покрывалом, плавно переходящим в серое, низкое небо. Захотелось уйти туда, и где-то на полдороги лечь в снег и, глядя на небосвод, напоминающий скорлупу, уснуть. И больше не просыпаться. В последнее время при звуках голоса Вольдеморта возникало то же желание, то же чувство.

***

Неудачи, тем не менее, продолжали преследовать Снейпа в его попытках наладить контакт с Дамблдором. Директор был лоялен, мракоборцы так и не явились за Снейпом, как он того опасался. Но никаких реальных шагов так и не было сделано. Вот и сегодня ему пришлось в который раз оправдываться перед Вольдемортом. Тот, впрочем, недовольства не проявлял. Видимо, считал, что всё идёт, как надо.

— И что случилось на этот раз? — только и спросил Лорд, когда Снейп доложил ему об очередной неудаче.
— Я пришёл раньше намеченного времени, милорд, — ответил Северус, — и был невольным свидетелем встречи Дамблдора с кандидаткой на должность профессора прорицаний. Когда я пытался подслушать их разговор, черти принесли Аберфорта, хозяина «Кабаньей головы».
Вольдеморт неожиданно негромко рассмеялся. Снейп вопросительно посмотрел на него.
— Знаешь, кто такой Аберфорт? — спросил Тёмный Лорд.
Снейп пожал плечами, словно хотел сказать: «А на кой чёрт мне это знать?»
— Это младший брат Дамблдора…
— Не может быть!
— Может. Так что он не случайно крутился поблизости. А что за прорицательница?
— Сивилла Трелони, — ответил Снейп.
Лорд кивнул.
— Её бабушка была очень сильной ясновидящей. Но Дамблдор всегда терпеть не мог этот предмет. Он ей отказал?
— Нет, милорд. Она произнесла пророчество. О вас.

Красные глаза Лорда вспыхнули. Лицо оживилось. Он посмотрел на Снейпа с таким видом, словно услышал то, чего ожидал уже очень давно.
— Что она сказала? — прошипел он настороженно.
— Я не всё слышал, милорд, — промолвил Снейп. — Но Трелони сказала, что на исходе седьмого месяца родится Избранный.

Вольдеморт резко встал и прошёлся по комнате.
— Вот, значит, как! — с расстановкой проговорил он. — Отлично, Северус! Что-нибудь ещё?
— Кажется, родителями Избранного будут люди, которые трижды бросали вам вызов, милорд, — нерешительно добавил Снейп. — Но разве это…
Тёмный Лорд кивнул. Его ноздри хищно раздувались, он подобрался, словно кобра перед броском. Он был даже по-своему красив сейчас, как может быть красиво смертельно опасное существо. Сердце Снейпа вдруг болезненно сжалось. Внезапная мысль заставила его похолодеть.

— Милорд, — прошептал он, — неужели вы хотите…
Вольдеморт снисходительно усмехнулся.
— Ну что ты, Северус. Я не собираюсь убивать ребёнка. Я не царь Ирод, а Избранный — не Царь Иудейский. Это всего лишь потенциально сильный маг, призванный восстановить баланс сил. И, кроме того, ну убью я его — родится следующий, о котором я могу и не узнать вовремя. Нет, я прослежу за ним. А будущее покажет, на чьей стороне Фортуна. И потом, будущее можно изменить. Так что пусть твоя совесть спит спокойно. Причиной смерти ребёнка ты не будешь. Заметь, я совершенно не сержусь на тебя. Твоё замечание вполне понятно и справедливо.

Снейп облегчённо вздохнул. Он уже мог позволить себе такой вздох в присутствии Лорда. В последнее время Лорд вообще стал позволять Снейпу многие вещи — это и пугало, и затягивало. При появлении Вольдеморта Снейп уже не сжимался внутренне, готовясь к очередному Круциатусу, не прятал мысли (за исключением мыслей о Люциусе). Лорд иногда приходил или вызывал Снейпа к себе лишь затем, чтобы поговорить. Просто поговорить. Северус узнавал о Лорде совершенно невероятные вещи — вряд ли кто-нибудь ещё слышал такие рассказы из его уст. О заброшенных друидских святилищах в магических лесах Европы, о магии Египта, о тайных местах долины Царей, о которых не знает даже большинство магов. Они беседовали о трансфигурации, об алхимии — общие вопросы, никакой Тёмной магии. Снейп однажды зашёл так далеко, что с жаром принялся возражать Лорду и, когда испуганно оборвал себя на полуслове, увидел у того на лице только довольную улыбку.

— Можно спросить вас, милорд? — нерешительно произнёс Снейп, выходя из пелены воспоминаний.
— Разумеется, мой мальчик.
— Вы заявили о себе, как о Тёмном Лорде уже очень давно, но Избранный был зачат только теперь. Значит ли это, что вы совершили что-то, что выходит за рамки допустимого?

Вольдеморт внимательно посмотрел на Снейпа, но всё же ответил:
— Совершенно верно. Но это магическое воздействие я совершил над собой. Больше я тебе ничего не скажу. Согласись, я и так слишком откровенен с тобой в последнее время.

Снейп почтительно склонил голову. Вернувшись домой, он долго размышлял над тем, какое деяние мог совершить Лорд — настолько ужасное, что оно вызвало пришествие Избранного.


14 мая 1980 года
Он только отдалённо напоминал красавца-брата, всегда был его бледной тенью…
Снейп никогда не мог понять, почему этот мягкий и незлобивый парень стал Пожирателем смерти по доброй воле. Только ли из соперничества с Сириусом?

Они не были особенно дружны в школе, но Снейп, как мог, защищал его от старшего Блэка, благо тому хватало ума разбираться с братом, не вмешивая своих приятелей.

И вот он стоит перед ним — вторая неудачная попытка Вальпурги произвести на свет наследника рода. Снейп всегда считал Регулуса посредственным магом, но тот, по крайней мере, мог бы стать хорошим человеком, если бы не амбиции его мамаши и постоянные насмешки брата. После получения Метки, как Снейп узнал в последствии, Регулус как-то вдруг, сразу, мучительно возненавидел мать. Он старался ничем не показывать свою ненависть и поэтому настойчиво избегал любых встреч с ней. Старуха Блэк слегла от горя.

***

Утром к Снейпу ворвался трясущийся Люциус и сообщил, что Регулус Блэк отрёкся от Лорда и бежал, и что именно ему, Люциусу, хозяин приказал найти предателя и покарать по всей форме. Нарцисса была уже на седьмом месяце. Они и так продержались очень долго. Люциус, к счастью, бывал у Лорда редко, а если и участвовал в чём-то, так то были массовые рейды на маглов, и в суматохе ему удавалось посылать заклятия мимо цели.

Конечно, у Северуса не было ни малёйших сомнений, что Лорд догадывается обо всём, но он хорошо знал склонность кузена к таким вот своеобразным развлечениям: выжидать до последнего и нанести удар неожиданно. Снейп мысленно послал в адрес мальчишки Блэка проклятие: угораздило же того удариться в бега в самый неподходящий момент.

Разумеется, Люциус не мог сейчас позволить себе совершить убийство. Он был в таком ужасе, что, едва появился в комнате, упал бы перед Снейпом на колени, не удержи он его. Лорд без сомнения знал, к кому именно бросится Люциус за помощью в первую очередь, и Снейп в который уже раз почувствовал себя загнанным в угол.

Он усыпил Люциуса, вложил ему в мозг ложное воспоминание, забрал его палочку. Вольдеморта обмануть вряд ли удастся, но у них будет время. Снейп подумал также, что весь гнев хозяина, возможно, падёт только на него.

***

Найти Регулуса не составило ни малейшего труда. Метка привела прямо к маленькому дому на окраине Линтона на берегу Бристольского залива.
Как только Снейп вошёл в дом и с порога обезоружил Регулуса, он сразу понял, что тот ждал незваных гостей в любой момент, совершенно смирившись со своей участью.
— Почему именно ты, Сев? — это было единственное, что вызвало его удивление. — Я ожидал кого угодно, только не тебя.
И на его лице вдруг промелькнула робкая надежда.

Ласковое майское солнце заливало комнату, где-то вдалеке шумел прибой, и эта идиллическая картина так не вязалась с предстоящим убийством, что казалась худшим из возможных ночных кошмаров.

Снейп отрицательно покачал головой, и глаза Регулуса потухли.
— Прости, но у меня нет другого выхода. Не умрёшь ты — вместо тебя погибнут трое. Один из них — ещё не родившийся ребёнок.

— Ребёнок? — переспросил Регулус. — Так ты знаешь…

— О чём?

— Погоди. О каком ребёнке ты говоришь, Сев?

— О том, которого ждёт Нарцисса, — ответил Снейп, чувствуя странное, всё возрастающее беспокойство.

— А, так это Люциус должен был убить меня, — промолвил Регулус. — Понимаю. Ты, конечно, готов ради него на всё.

Это прозвучало без малейшей тени насмешки. Напротив, с заметной завистью. Не было в мире человека, который был бы готов пойти на всё ради Регулуса Блэка.

— О каком ребёнке говорил ты? — с нажимом произнёс Снейп.

— Давай сядем, — сказал вдруг Регулус и опустился на стул. Снейп остался стоять. Когда собираешься убить человека, не стоит позволять себе переходить на фамильярный тон.
— Не спрашивай, как я узнал, — мне просто не повезло оказаться в ненужном месте в неподходящее время, — начал Регулус. — Лорд выбрал троих. Это ребёнок Лонгботтомов (мракоборцы — ты их знаешь), ребёнок Малфоев (Снейп похолодел), хотя это вряд ли, потому что ты сам слышал, — родители Избранного должны трижды бросить Лорду вызов. Хотя «вызов» можно понимать, как угодно, — например, как неповиновение. И, наконец (ты сядь, Северус), ребёнок Поттеров.

У Снейпа вырвался вопль.
— Что?! — он бросился к Блэку и с силой тряхнул его за плечи. — Что ты сказал?
Регулус спокойно взглянул на него.
— Разве ты не знал, что Лили Поттер ждёт ребёнка? Он должен родиться как раз в конце июля. А ведь оба супруга состоят в пресловутом Ордене Феникса.

Снейп отшатнулся от Блэка и тяжело опустился на стул. Его медленно затопляла боль — та самая боль, о которой он уже забыл.
— Нет, не может быть, — прошептал он. — Ты уверен, что речь идёт об убийстве?


— Лорд сказал, что он нашёл решение проблемы — это я слышал. Ты, надеюсь, понимаешь, кого выберет Лорд? Мне очень жаль, Северус, — добавил он, глядя на его исказившееся лицо. — Я узнал ещё кое-что… Очень важное.
— Молчи! — Снейп предостерегающе поднял руку. — Я не смогу скрыть это от Тёмного Лорда.

Регулус кивнул:
— Да, ты будешь не в том состоянии.

Он взял со стола какой-то лист пергамента и протянул Снейпу. Тот прочёл:
«Если вы нашли меня мёртвым, это означает, что меня убили по приказу Тёмного Лорда. Прошу сообщить об этом моей семье, но похоронить на кладбище Линтона. Всякий, читающий эту бумагу и знающий мою последнюю волю, заключает с моей душой магический договор. Обряды проведены. Регулус Альфард Блэк».

— Ты любишь мракоборцев, ничего не скажешь, — не удержался Снейп от язвительного замечания, положив пергамент на видном месте.
— Пусть побегают, выполняя последнюю волю Пожирателя, — усмехнулся Блэк, — не вздумай смотреть на письмо, когда всё будет кончено.

— Ты меня за идиота держишь, Регулус?
— Нет, но с тебя станется. Ты любишь возвращать долги.
Снейп нахмурился, а Регулус явно обдумывал что-то.

— То, что я узнал, очень важно, Северус. Если когда-нибудь тебе понадобится спросить меня о том, что я хотел сказать тебе сегодня, я разрешаю тебе поднять меня. И никто, кроме тебя, не сможет это сделать. Ты знаешь формулу? (Снейп кивнул) Дай мне руку.

Снейп внимательно посмотрел Регулусу в глаза, но покачал головой:
— Нет, Регулус, это не для меня. На это я никогда не пойду.
Блэк нахмурился.
— Поверь: рано или поздно, но ты вернёшься сюда. А теперь… Что это будет? Смертельное заклятие?

Снейп покачал головой и достал из кармана флакон.
— Напиток Живой смерти. Усовершенствованный вариант. Очень сильная концентрация. Через пять минут ты уснёшь, ещё через две наступит смерть.

Регулус улыбнулся и взял флакон.
— Спасибо. Это милосердно.

Снейпа передёрнуло.
— Ты был прав, Северус, — заметил Блэк, вынимая из флакона пробку, — мне никогда не хватало душевных сил быть самим собой. Хотя бы напоследок удастся.

Он выпил бесцветную жидкость.
— Не переживай так, — сказал Блэк, глядя на застывшее лицо Снейпа. — Мы не всегда вольны в своих поступках.
«Господи! Я никогда не знал его по-настоящему».

— Прости меня, Регулус, — произнёс Снейп хрипло.
— Я прощаю тебя. От всего сердца, — ответил тот и добавил необходимое, — да не будет у тебя неоплаченного долга передо мной, Северус Снейп.

Северус опустился на одно колено и поцеловал руку Регулуса, как того требовал обычай.
— Помоги мне лечь, Сев, — попросил Блэк. — Я уже уплываю…

Снейп помог ему встать и дойти до спальни. Там Регулус почти упал на кровать и закрыл глаза. Снейп присел на край постели и взял его за руку. Регулус с трудом разлепил отяжелевшие веки.
— Ты не уйдёшь? — Снейп покачал головой. — Спасибо, Сев.
Глаза устало закрылись.
Ещё минуты три ладонь Регулуса слабо подрагивала в руках Снейпа, потом безжизненно застыла. Он взялся за запястье Регулуса и держал его, пока не затихли удары пульса.
Тяжело поднявшись на ноги, он достал из кармана мантии палочку Люциуса и, направив на безжизненное тело, произнёс:
— Авада Кедавра!
Из палочки вырвался зелёный луч, но даже не достиг цели, да это было и не важно. Главное, что обратный вызов покажет, что заклятие было применено. Выложив на стол палочку Регулуса и забрав пустой флакон, Снейп вышел на ярко освещённое крыльцо. Прежде чем трансгрессировать, он пустил в небо Чёрную Метку, и солнце на мгновение померкло перед её мертвенным сиянием.


просмотреть/оставить комментарии [15]
<< Глава 4 К оглавлениюГлава 6 >>
март 2020  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

февраль 2020  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
242526272829

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2020.03.26
«Л» значит Лили. Часть I [4] (Гарри Поттер)



Продолжения
2020.03.27 18:40:14
Отвергнутый рай [22] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.03.26 22:15:23
Ненаписанное будущее [17] (Гарри Поттер)


2020.03.26 22:12:49
Лучшие друзья [28] (Гарри Поттер)


2020.03.24 15:45:53
Проклятие рода Капетингов [0] (Проклятые короли, Шерлок Холмс)


2020.03.23 23:24:41
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.03.23 13:35:11
Однострочники? О боже..... [1] (Доктор Кто?, Торчвуд)


2020.03.22 21:46:46
Змееглоты [3] ()


2020.03.22 15:32:15
Наши встречи [0] (Неуловимые мстители)


2020.03.21 12:04:01
Двое: я и моя тень [4] (Гарри Поттер)


2020.03.21 11:28:23
Работа для ведьмы из хорошей семьи [3] (Гарри Поттер)


2020.03.19 05:09:45
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.03.15 17:48:23
Рау [5] (Оригинальные произведения)


2020.03.14 21:22:11
Прячься [3] (Гарри Поттер)


2020.03.11 22:21:41
Дамбигуд & Волдигуд [4] (Гарри Поттер)


2020.03.02 17:09:59
Вольный город Норледомм [0] ()


2020.03.02 08:11:16
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.03.01 14:59:45
Быть женщиной [9] ()


2020.02.24 19:43:54
Моя странная школа [4] (Оригинальные произведения)


2020.02.20 14:29:50
Амулет синигами [116] (Потомки тьмы)


2020.02.17 01:27:36
Слишком много Поттеров [44] (Гарри Поттер)


2020.02.15 21:07:00
Мой арт... [4] (Ван Хельсинг, Гарри Поттер, Лабиринт, Мастер и Маргарита, Суини Тодд, Демон-парикмахер с Флит-стрит)


2020.02.14 11:55:04
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.02.10 22:10:57
Prized [5] ()


2020.02.07 12:11:32
Новая-новая сказка [6] (Доктор Кто?)


2020.02.07 00:13:36
Дьявольское искушение [59] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.