Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

На официальном приеме Люциус Малфой донимает красивую барышню. Она возмущается:
- Как вы можете приставать ко мне при живой жене?!
- Понял, - улыбнулся Люциус. - Приму меры.

Список фандомов

Гарри Поттер[18458]
Оригинальные произведения[1235]
Шерлок Холмс[714]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[133]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12640 авторов
- 26930 фиков
- 8581 анекдотов
- 17649 перлов
- 659 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 3 К оглавлениюГлава 5 >>


  Morgenstern

   Глава 4

Горе тому, кто не мог и не может страдать, он будет ошеломлён болью. Природа безжалостно ведёт того, кто не хочет идти; мы брошены в жизнь, как в открытое море, и должны плыть и тонуть. Таковы законы Природы, как учила Трансцендентальная магия. И теперь подумаем, может ли кто-то стать магом с целью наслаждаться всем и не страдать ни от чего.

Элиафас Леви.


16 сентября 1983 года.

Войдя в кабинет, Снейп с силой захлопнул за собой дверь, как будто это вообще можно было проделать в Хогвартсе с тяжеловесной створкой из дуба. Эффектного хлопанья не получилось, но неприятный гул всё же разнёсся по коридору.

Открыв заклинанием нижний ящик письменного стола, Снейп достал пачку дешёвых магловских сигарет — свой тайный порок — и быстро закурил. Великолепный получился выходной, нечего сказать! Как всё глупо и отвратительно: перенервничал, трясся, как мальчишка. И принесла же нелёгкая Малфоя именно сегодня.

Дешёвые сигареты обладают способностью сгорать быстро. Число окурков в пепельнице росло, когда со стороны камина раздалось шипение и боковым зрением Снейп уловил свечение зелёного пламени.

«О, нет!» — чуть не простонал он. Только нотаций от Дамблдора ему сейчас недоставало до «полного счастья». А директор между тем уже подходил к столу, укоризненно качая головой. Снейп сердито затушил сигарету и взмахом палочки убрал «улики». Директор, как ни в чём не бывало, уселся на стул возле письменного стола Снейпа.

— Почему так рано? — спросил он. — Что случилось, Северус?
Можно было, конечно, отнекиваться, но неумеренное курение и так выдало его с головой, а Дамблдор слишком хорошо знал его привычки.

— Я встретил Малфоя, — Снейп старался, чтобы голос прозвучал спокойно, но тут же, против воли, тяжело вздохнул.

Он посмотрел на директора; встретил внимательный, изучающий взгляд.

— И что же хотел Малфой? — спросил Дамблдор.

— Ничего особенного…

— Видимо, он пошёл на мировую? Так, Северус? Иначе бы ты не стал спасаться бегством.

Снейп нервно защёлкал зажигалкой в попытке подавить приступ раздражения.

— Не сердись, Северус. Я, конечно, вмешиваюсь не в своё дело.

Угол рта Снейпа дёрнулся. Милое, очень милое замечание, учитывая, в каком подвешенном состоянии он находится после исчезновения Тёмного Лорда.

— Почему бы тебе не помириться с Малфоем?

— Мы не ссорились…

— Хорошо. Почему ты не хочешь возобновить старую дружбу? Так лучше?

Снейп стукнул кулаком по столу.

— Какого чёрта! — прошипел он.
— Северус! — мягко упрекнул Дамблдор.
— Простите…
— Мой мальчик, ведь не думаешь же ты, что я хочу заставить тебя поступить с Малфоем так, как он поступил с тобой по приказу Вольдеморта? Чтобы бывшие Пожиратели продолжали считать тебя лояльным, вовсе не обязательно поддерживать отношения с Малфоем. Это нужно прежде всего тебе. Разве нет?
Вот как? Ему это нужно? Да что вы знаете, Альбус Дамблдор? Снейп тут же оборвал себя. В тот-то и дело, что Альбус Дамблдор знал всё — наверное, даже то, о чём сам Снейп уже и не помнил.

Он нередко хотел, но не решался спросить директора, каково тому было почти ежедневно в течение трёх месяцев блуждать по его сознанию, памяти, мыслям, пока он валялся в невменяемом состоянии в Св. Мунго. И как директор после этого может смотреть на него без отвращения? Самому Снейпу его память напоминала клоаку. Ночные хождения декана Слизерина по Хогвартсу объяснялись просто. Снейп доводил себя до того состояния, когда начинал уже засыпать на ходу, только тогда он возвращался к себе и, падая на кровать, буквально отключался. В противном случае, его ожидала бессонная ночь, заполненная кошмарами наяву.

Днём было сносно: работа не оставляла времени для посторонних мыслей. До Снейпа иногда доходили слухи, что некоторые ученики (особенно с Гриффиндора и Хаффлпаффа) свято были убеждены, что профессор зельеварения ставит оценки за письменные работы наобум и даже их не читает. Они были бы очень удивлены, если бы узнали, насколько внимательно он вчитывается в их бредовые сочинения и как он любит их читать, потому что мелькающие перед мысленным взором детские каракули спасали его от бесконечного пролистывания в памяти самых отвратительных трудов по Тёмной магии. Можно было бы, конечно, применить Обливиэйт, но Снейп всегда панически боялся этого заклятия.

Многократное применение к нему легилименции со стороны Дамблдора сделало их эмоциональную связь настолько сильной, что порой, даже отделённый от Подземелий сотнями футов каменных стен, коридоров и комнат, директор чувствовал, если Снейп оказывался на грани срыва. Дамблдор вызывал бывшего ученика к себе в кабинет. Иногда Снейпа ждала долгая нудная лекция о смысле жизни, во время которой Снейп нередко доходил до точки кипения, и директор лишался какого-нибудь хрупкого прибора, разлетавшегося на куски в самый неподходящий момент. Впрочем, постепенно таких вспышек становилось всё меньше. Чаще Дамблдор расспрашивал Снейпа о том, как идёт работа над волчегонным зельем, обсуждал возникшие проблемы, давал советы, поил кофе (сам, тем не менее, пил только чай). Бывало, что Снейп сам заходил к Дамблдору, хотя это случалось редко. Они просто беседовали, директор начинал что-то вспоминать из времён молодости (в сущности, Северус практически ничего не знал о своём учителе, как о человеке).

Два года Снейп жил и работал в Хогвартсе. Альбус Дамблдор был центром его мыслей, постоянным раздражителем, субъектом приложения чувств, которые ещё в нём остались. Снейп ненавидел Дамблдора — за то, что тот не поверил сообщению о предательстве Блэка, что не сумел защитить Лили, хотя обещал это с видом Господа бога, за то, что не дал умереть. Снейп был благодарен директору за возможность жить, за возвращённый рассудок. Он готов был взвалить на себя любую непосильную ношу в благодарность за то, что директор не позволил, чтобы он до конца дней влачил в Мунго полурастительное существование. Он знал, что, если потребуется, директор пожертвует им в борьбе с Вольдемортом, как разменной фигурой в сложной шахматной партии, и это было справедливо. Снейп любил Дамблдора — не могущественного главу Визенгамота, выдающегося трансфигуратора и алхимика — Снейп любил одинокого, порой излишне категоричного, упрямого, чудаковатого старика. Порой ему казалось, что только он один замечает, как на лице Дамблдора появляются новые морщины, как волосы ещё больше белеют и истончаются, как в глазах всё чаще читается усталость. Дряхлая телесная оболочка становилась всё более неприспособленной для мага, уже многие годы находящегося на пике силы. Порой Снейп смотрел на Дамблдора, и его охватывала мучительная нежность: ему хотелось прижаться губами к морщинистой руке, покрытой старческими веснушками, услышать всё ещё звучный, но уже отдающий лёгкой хрипотцой голос, говорящий «Северус, мой мальчик», высказать всё, что наболело. Хотя это было бы глупо, потому что Альбус Дамблдор и так всё знал.

После ухода из его жизни Люциуса, в душе Снейпа что-то надорвалось. Он напоминал самому себе никчёмный сломанный инструмент с единственной оставшейся на грифе струной. Дамблдор, если и играл на ней, то очень бережно. Вернуться же к прежним привязанностям означало для Снейпа рискнуть остатками душевного самообладания. Нужно ли ему это?
— Я не знаю. Мне придётся лгать Люциусу. Я не хочу.

— Не думаю, что Малфой вообще рискнёт говорить с тобой о Вольдеморте, — произнёс директор. — А, кроме того, как же мальчик? Ты взял на себя большую ответственность, Северус. Ты фактически перекроил судьбу ребёнка.

Память с изуверской готовностью предложила картину: трясущийся домашний целитель Малфоев, Нарцисса — бледная, но всё же прекрасная в своей усталости, как ангел с картины Боттичелли. И маленькое, тёплое, нежное тельце у него на руках. Вся магия мира показалась Северусу в тот момент ничтожной в сравнении с этим чудом. Люциус, когда был допущен в комнату, где рожала Нарцисса, сразу бросился к ней и почти не обратил внимания на сына.

Драко уже три года. Снейп тут же подумал о другом ребёнке, которому тоже исполнилось три и который остался сиротой по его вине.

Дамблдор встал и, подойдя к Снейпу, положил ему ладонь на плечо.

— Я знаю, что вы скажете, учитель, — тихо сказал тот.

— Мне не нравятся две вещи, мой мальчик. Ты стал бояться возможных страданий в будущем, но тем самым причиняешь себе больше страданий сейчас. И мне не нравится, что ты ожидаешь от меня одобрения или порицания своих решений. Это неправильно. Послушай, Северус, — Дамблдор придвинул стул ближе и сел, — ты достойный человек. Ты порядочен, честен, отзывчив, хотя и стараешься создать о себе противоположное мнение у окружающих. Но я-то тебя хорошо знаю. Ты любишь детей. И дети, которым ты это позволяешь, любят тебя. Ты же не станешь отрицать, что твои слизеринцы тебя обожают, хотя ты и очень строг с ними? Ты предан в дружбе. Но ты совершаешь огромное количество ошибок. Ты не доверяешь даже самым близким тебе людям. Ты до смешного скрытен. В людях, которые пытаются сблизиться с тобой, ты видишь Моржа и Плотника — не знаю, читал ли ты в детстве Кэрролла? Больше всего ты боишься показать окружающим своё истинное лицо. Ты, как скряга, дрожишь над теми немногими душевными порывами, что у тебя остались. Ты не можешь жить, как тебе хочется, не можешь заполнить пустоту вокруг себя. Ты похож на ребёнка, который тянет руку к сладостям и ждёт шлепка, с той лишь разницей, что ты не дожидаешься удара извне, а бьёшь себя по рукам сам. Страх делает тебя слабым, Северус. Тебе всего лишь двадцать шесть лет, мой мальчик. Я, старик, нахожу в жизни радость. А ты себя уже хоронишь.

Дамблдор ободряюще похлопал Снейпа по плечу.

— У нас, как минимум, восемь спокойных лет. Живи полной жизнью. Тебе нужен кто-то. Пусть и не Малфой, хотя вы вроде бы… Что ты так на меня смотришь?

Снейп почувствовал, что у него самым глупым образом горят щёки.

— Странно слышать от вас такое, учитель.

Дамблдор лукаво усмехнулся:

— Можно подумать, мне всегда было сто сорок два года. Я тоже был молод. В твоём возрасте, Сев… О! Я столько глупостей совершил по молодости. Честно говоря, я был, мягко скажем, далеко не безгрешен. У меня были и женщины, и мужчины, кстати, тоже. Ты же прекрасно знаешь, что для магов не так уж важен пол партнёра. Большинство из нас помнит свои прежние приходы в этот мир. Мы ищем своих, в каком бы обличии они нам не явились. Я всегда недолюбливал Люциуса Малфоя. Кое в чём мои опасения оправдались. Но то, что я видел в твоей памяти, меня поразило. Что бы там ни было, этот человек по-настоящему любит тебя. Не думаю, что тебе нужно отказываться от этого. А что касается того эпизода, о котором ты стесняешься вспоминать, — возможно, вы оба были в тот момент слегка не в себе, что вполне понятно, учитывая обстоятельства. И потом… Ты всё же любишь женщин, Северус.

Чёрт! Не может быть. Неужели он догадался? Дамблдор не мог читать его мысли об этом. Это было бы непорядочно. Или он сам настолько утратил контроль?

Женщина. Красивая женщина. Она так старается казаться холодной и неприступной. Ужасные очки, которые её старят, но не могут скрыть блеск глаз, в которых ещё не потух интерес к жизни. Волосы цвета воронова крыла убраны в вечный узел на затылке. Но открывается линия шеи — плавная и беззащитная. Когда она наклоняет голову, из-за воротничка трогательно выглядывает хрупкий позвонок. Хочется поцеловать его, провести пальцами.

У неё привычка поводить в задумчивости кончиком пера по бровям, по лбу с чуть заметной морщинкой. У Снейпа темнеет в глазах, когда она так делает. Она ничего этого не замечает.

— Северус, за что вы сняли на этот раз 10 баллов с Гриффиндора?
Вечно одно и то же.
— Они это заслужили, профессор МакГонагалл.
Она злится. Чопорно поджимает губы — у неё такие молодые губы, рисунок их чёткий и капризный.

Конечно, трудно думать о своём бывшем студенте, которого, в бытность его подростком, вы угощали шоколадными тритонами у себя в кабинете, — трудно думать о нём, как о мужчине. Не правда ли, Минерва?

А ведь он и сам порой вёл себя, как глупый мальчишка, ущемляя «права гриффиндорцев». К счастью, она многое забыла, иначе его жалкие попытки привлечь к себе внимание не вызывали бы в ответ ничего, кроме презрительной насмешки. Сколько можно повторять одни и те же ошибки? Он в состоянии рассуждать здраво только перед лицом опасности. Мирное существование среди людей делает его абсолютно беспомощным.

Минерва? Это всего лишь очередная иллюзия, бегство от реальности. А реальность такова, что в пору взвыть от тоски.

— Не буду надоедать тебе своими советами, Северус, — проворчал меж тем Дамблдор, при этом разглаживая рукой усы и бороду, чтобы скрыть улыбку.

Когда директор ушёл, Снейп вздохнул с облегчением.
Вы сказали: восемь лет, Альбус? Они пролетят незаметно. И тут Снейпа охватил приступ ужаса. Он подумал внезапно, что всё ещё лежит в палате, привязанный ремнями к койке, а всё, что окружает его сейчас, всего лишь плод его воспалённого рассудка. Ничего этого нет.

Он в страхе посмотрел на большие напольные часы в углу кабинета. Маятник мерно раскачивался из стороны в сторону. День ещё не кончился. У него ещё есть время.

Подойдя к шкафу с заспиртованными тварями, Снейп, помедлив немного, дотронулся до порт-ключа в Малфой-холл — неприметной баночки с маленькой ящеркой веретеницей.

25 июля 1978 года.

Он принёс Вольдеморту последнюю кварту Делентора. Был поздний вечер. Старое поместье Эйвери, где в последнее время обосновался Вольдеморт, серым, бесформенным валуном торчало посреди заросшего сорняками парка. Было сыро и промозгло, откуда-то тянуло запахом гнили: видимо, парковый пруд окончательно превратился в болото.

В полутёмной комнате на втором этаже ярким пятном выделялся пылающий камин. Кровь уже не грела Тёмного Лорда, и, огонь поддерживали постоянно. В помещении воздух был жарким и сухим, но человек у камина кутался в зимнюю мантию с меховой оторочкой.

Сегодня Вольдеморт был настроен обойтись без церемоний. Он жестом остановил Северуса, который собирался уже приветствовать его традиционным для Пожирателей образом.

— Поставь сосуд на стол, — добавил он, — и садись.

Снейп сделал так, как было приказано. Красные глаза, мерцающие, как угли, внимательно изучали его.

— Я доволен тобой, Северус.

Привычное начало. За этим обычно следовало «но».

— Никаких «но». Я доволен тобой.

Снейп и не думал прятать эту мысль от Вольдеморта. Она была ожидаема и предсказуема.

— У вас будут другие распоряжения, милорд? — спросил он.

— Во-первых, Северус, как ты заметил, я намерен поговорить с тобой по-родственному. Поэтому обращайся ко мне «кузен». Во-вторых, хочу спросить тебя: в каком состоянии твоя диссертация?

Снейп не смог удержать эмоции под контролем. Он с нескрываемым удивлением посмотрел на Тёмного Лорда.

— Выполнено уже две трети объёма.., кузен, — запнувшись на последнем слове, ответил он. — Позвольте узнать, чем вызван такой интерес?

— Я хочу, чтобы ты вплотную занялся своей работой и завершил её.
- Но зачем вам это нужно?
Вольдеморт усмехнулся.

— Ты потратил год с лишним на то, чтобы выполнить мой приказ. Это даже быстрее, чем я ожидал. Я уже сказал — я доволен твоей работой. Кстати, твоя совесть может спать спокойно. Никого Делентором я не отравил — он мне нужен для других целей.

Томас Реддл всё же не удержался, чтобы не подчеркнуть это «я». Снейп занервничал. За этим мирным началом могло последовать всё, что угодно.
— И поскольку я тобой доволен, я хочу сделать что-то для тебя, Северус, — продолжил Тёмный Лорд. — Не скрою, я тоже заинтересованная сторона. Мои последователи должны иметь вес в обществе. А что ты можешь предложить, кроме своих талантов? Тебе уже давно пора получить звание мастера. Из ныне живущих зельеваров я не знаю никого, кто был бы достоин его в большей степени, чем ты. Ты ни в чём не замешан напрямую, поэтому легко сможешь объяснить Аустеру своё исчезновение семейными проблемами и наступившей затем депрессией, вызванной смертью отца. Ты даже не солжёшь ему в этом.
Снейп старался дышать как можно размереннее. Сосредоточившись на дыхании, он, в какой-то мере, смог обуздать гнев.
— Как пожелаете, кузен, — произнёс он.

— Если тебе понадобятся книги, которые ты не сможешь достать, или составляющие зелий, обращайся ко мне, — оставив без внимания состояние Снейпа, неожиданно добавил Реддл. — И я надеюсь, что ты будешь разумен, и не проигнорируешь это моё предложение.
Снейп молча наклонил голову. Вольдеморт поднялся на ноги.

— Сиди! — предупредил он попытку Северуса встать.

С этими словами маг вышел в соседнюю комнату. Снейп остался сидеть в кресле. Он чувствовал непонятный страх. Разумеется, он не поверил ни одному слову Вольдеморта. Но он уже привык к определённому способу обращения с собой со стороны кузена, и внезапная перемена в его настроении пугала. Снейп не знал, чего ожидать. Сзади раздался шорох мантии. Северус окаменел, у него даже не было сил оглянуться.

Из-за его спины медленно выплыл и опустился к нему на колени увесистый том. Снейп вцепился в книгу и поначалу даже не обратил внимания, что именно он держит.
Вольдеморт подошёл ближе. Снейп не успел повернуть голову, как на его плечи опустились тяжёлые ладони. Осторожно посмотрев на левое плечо, Северус увидел обычную человеческую руку, довольно изящной формы, пусть и слегка бледную. В том, что это был глэмор, Снейп ни на секунду не сомневался.

— Думаю, это тебе пригодится, — Вольдеморт наклонился над креслом и провёл правой рукой по переплёту книги.

Северус наконец-то прочитал название.

— Простите, кузен, но у меня есть такая книга, — предательски дрогнувшим голосом произнёс он.

Вольдеморт достал палочку и лёгким движением придвинул из угла к креслу Северуса круглый столик.
— Открой сначала, — предложил он вкрадчиво.

Положив книгу на стол, борясь с подступающей тошнотой, вызванной всё ещё лежащей у него на плече ладонью, Снейп раскрыл книгу. Осторожно пролистнув пару страниц, он издал невольное восторженное восклицание:

— Это подлинник?

— Конечно, подлинник, Северус. Это настоящая книга Джеймса Ди, а не та фикция, которая попала к маглам и которую они тщетно пытаются расшифровать. У Мастера Ди было своеобразное чувство юмора, не правда ли? Не спрашивай, как эта книга оказалась у меня, — это скучная история, — довольный смешок лучше всего свидетельствовал о том, какого рода была эта история.

— Вы позволите сделать выписки, кузен? — поинтересовался Снейп.

— Северус, ты не понял? Она твоя.

Тут уж Снейп не выдержал и резко обернулся. Когда-то он не ошибся, когда сказал, что раньше Томас Реддл был красив. Но глаза глэмору оказались неподвластны, и цвет их оставался красным, хотя зрачки были человеческими. Вольдеморт наклонился ниже, и длинные каштановые волосы должны были коснуться лица Северуса, но он ничего не почувствовал — это был всего лишь мираж, фикция. Тонкие жёсткие пальцы стиснули его подбородок. Они не были холодными, они вообще были никакими — понять это может только человек, который хоть раз в жизни держал в руках змею.

— Ты боишься меня, Северус, — довольно промолвил Тёмный Лорд. — И правильно делаешь, мой мальчик. Ты был прав: я развлекаюсь.

Левая ладонь Реддла легла Снейпу на шею. Тот зажмурился.

— Смотри мне в глаза! — пальцы сильнее сжали подбородок. — Вот так. Я открою тебе небольшую тайну, Северус. Ты знаешь, что через Метку — как ты успел убедиться — я ощущаю опасность, грозящую любому из Пожирателей. Но это ещё не всё — мне доступно и многое другое. Не представляешь, как вы с Малфоем позабавили меня, после того, как год назад он откачал тебя и ты отлёживался у него в имении. То, что Люциус вожделеет тебя, я знал и раньше, но ты… (Вольдеморт расхохотался в лицо Снейпу). Ах, Северус, мой аскет, мой целомудренный Северус! Ты был неподражаем!

Отпустив Снейпа, но не спеша возвращать себе настоящий облик, Вольдеморт уселся в своё кресло.

— Но всё же ты глуп, дорогой кузен. Ты всё ещё во власти бредовых представлений, которыми тебя напичкал старик. Ты всё ещё веришь в какие-то там чувства. Ничего, я подожду. Мне будет интересно посмотреть, как ты свернёшь себе шею на развалинах своих воздушных замков.
А ты был однажды так близок к правде, Северус. Когда проповедовал тому ничтожеству — ну, оборотню, из-за которого ты утратил расположение старика. Помнишь? «Homo homini alimentum est».

16 сентября 1983 года.

Всё меняется в этом мире, только поместье Малфоев оставалось неизменным. Всё тот же парк в романтическом стиле, лужайки, цветники, полузаросший пруд, за которым тщательно ухаживали, позволяя живописно зарастать лишь до определённых пределов.

Стояли тёплые дни в лёгкой туманной дымке, верхушки деревьев кое-где уже тронула желтизна. Дом среди этой тишины и покоя выглядел идиллическим пристанищем, зовущим отдохнуть у гостеприимного очага.

Двери помнили Снейпа и отворились при его появлении. В гулко звенящем от шагов холле его встретил домашний эльф, раболепно склонившийся в низком поклоне. Снейп велел доложить о своём приходе. Через минуту послышался быстрый перестук каблуков, и в холл вбежала Нарцисса. Совершенно неаристократично всплеснув руками, ахнув, она бросилась Северусу на шею.
— Северус! Наконец-то! — мягко произнесла она, посмотрев на него внимательно и осторожно погладив по щеке. — Почему тебя так долго не было? Нет-нет, не отвечай, не надо. Всё равно правды ты не скажешь. Не хочешь — не говори. Ты же всё-таки пришёл. И это так замечательно! Пойдём!

Взяв Снейпа, совершенно выбитого из колеи таким приёмом, под руку, она повела его по знакомым до боли комнатам, в которых почти ничего не изменилось со времени его последнего появления в этом доме.

— Люциуса пока нет — он в Министерстве (она нахмурилась), но скоро будет. Ты ведь дождёшься его, правда? А ты всё там же, в скучном Хогвартсе? Бедняжка. Как ты выносишь всех этих ужасных детей с твоим-то характером — ума не приложу, — она щебетала, как птичка, не давая Северусу опомниться.

— Цисси, — удалось ему наконец-то вставить слово, — как Драко?

— Ты хочешь посмотреть на него? — она улыбнулась. — Идём.

Она повела Снейпа на второй этаж, мимо кабинета, мимо спальни, в восточное крыло дома. Раньше там были комнаты Люциуса. Значит, теперь они перешли по наследству к Драко.

Нарцисса открыла дверь. Там, где прежде была гостиная студента Слизерина, теперь помещалась комната для игр. На круглом ковре в длинным пушистым ворсом, привалившись к огромному, втрое больше себя, плюшевому тигру мирно посапывал маленький светловолосый мальчик, окружённый книжками с живыми картинками. Персонажи сказок застыли, переминаясь с ноги на ногу, потому что им больше не отдавали приказаний пойти незнамо куда и принести незнамо что.

— Ох уж эти эльфы, — нахмурилась Нарцисса, — ведь приказала же им, если Драко устанет, сразу же сообщить мне.

Она присела на ковёр рядом с сыном. Не в состоянии справиться с нелепой, умилённой улыбкой, Снейп опустился на колени подле ребёнка и вгляделся в его лицо.

— Мерлин! Как же он на Люциуса похож! — прошептал Снейп.

— Да, очень похож, — с гордостью промолвила Нарцисса и достала палочку, — нужно переложить Драко на кровать.

Снейп мягко остановил её руку.

— Можно мне?

— Конечно, Северус, — улыбнулась леди Малфой.

Осторожно взяв ребёнка на руки, Снейп перенёс его в спальню и положил на огромную старинную кровать. На этом средневековом дубовом ложе мальчик показался ему до ужаса одиноким. Не удержавшись, Снейп погладил мягкие светлые волосёнки. Он заметил, как по лицу Нарциссы пробежала лёгкая тень, словно маленькое облачко, закрывшее на мгновение солнце.

Отведя Снейпа в гостиную, Нарцисса всё же соблазнила его на чашечку кофе по-турецки и даже разрешила закурить. Снейп чувствовал себя, что называется, не в своей тарелке — слишком всё было мирно и безмятежно в этом доме, и это выглядело нарочито и искусственно.

— Скажи, Цисси, — произнёс он, желая подтвердить или развеять сомнения, — Люциус — хороший отец?

Женщина слегка нахмурилась.

— Вполне. Правда, он излишне суховат, но он любит Драко. Ты же помнишь Абраксаса? Люциус странным образом ведёт себя с сыном так же. Что поделаешь, он не умеет обращаться с маленькими детьми.

Это было ожидаемо, хотя и неприятно.

— Тогда уж и ты ответь мне, Северус: вы с Люциусом были в ссоре? Поэтому ты забыл дорогу в наш дом? — спросила Нарцисса.

Снейп покачал головой.

— Нет, дело не в этом. Мешали многие обстоятельства.
Нарцисса с укором посмотрела на него.

— И ты туда же. Люциус тоже скрывал от меня всё, что только можно. Представляешь, каково мне пришлось, когда его арестовали мракоборцы и предъявили все эти ужасные обвинения? Не представляю, как ему удалось выкрутиться.

Зато Снейп очень хорошо представлял это. Частично — взятки, частично — сговор с Фаджем, частично — негласное заступничество ненавистного Малфою директора Хогвартса. Последнее обстоятельство было легко объяснимо: Альбус Дамблдор попросту пожалел Снейпа, слишком хорошо представляя себе, что он почувствует, если Люциус попадёт к дементорам.

— Раньше вы были такими близкими друзьями, — печально вздохнула Нарцисса, — а потом, когда оба примкнули к Тёмному Лорду, между вами словно стена выросла. И это несмотря на то, что ты для нас сделал Северус.

Он ошибся: придётся лгать двоим.

— Я не знаю, что Люциус натворил такого, что ты...

— Ничего, Нарцисса, ничего. Иногда мы не можем…

— Он тебя очень любит, Северус.
Снейп вздрогнул.

— Знаешь, он, мне кажется, скучает по тебе прежнему. Ты так изменился, ты чудовищно изменился, — Нарцисса смотрела на него с нескрываемой болью, — ты был таким живым…
— Цисси! — Снейп сделал движение, порываясь встать. Нарцисса схватила его за руки и удержала на месте.
— Прости, Северус, я не хотела тебя обидеть. Не уходи, пожалуйста.
Снейп поднёс её руку к губам и поцеловал бледные тонкие пальцы.
— Не беспокойся, я не уйду. Я же сказал, что дождусь Люциуса.

В комнате возник эльф.

— Хозяин дома, госпожа, — произнёс он, не разгибаясь.
— Ты сообщил ему, что в доме гость?
— Да, госпожа, и он…

Пискнув, эльф, не закончив фразу, исчез в тот самый момент, когда дверь распахнулась и в комнату вошёл Малфой.

Бросив быстрый взгляд на мужа и Снейпа, Нарцисса встала.
— Я вас оставлю.
Когда она проходила мимо Люциуса, тот на мгновение взял её за руку с молчаливой благодарностью.

Снейп поднялся на ноги и посмотрел на побледневшего от волнения Малфоя.

— Ты всё-таки пришёл, — тихо произнёс тот.
Снейп кивнул. Словно чья-то рука стиснула ему горло, и не было сил вздохнуть. Люциус вдруг опустил обычно гордо поднятую голову.

Снейп протянул руку. Малфой так быстро схватил протянутую ладонь, сжал её, словно боялся, что тот передумает. Нерешительно поднял взгляд. Услышав еле различимое «Севви», Снейп, охваченный мучительной душевной слабостью, шагнул вперёд и, обняв Люциуса левой рукой за шею, привлёк к себе. Тот выпустил ладонь Северуса и крепко обнял его в ответ.

Вы сказали: восемь спокойных лет, Альбус? Достаточный срок для того, чтобы осознать, что убежать от самого себя невозможно. А потом… Но тут же Снейп почувствовал, что ему всё равно, что будет потом. Восемь лет — это много. Это слишком роскошный подарок судьбы для такого, как он. Но он его примет.


Примечание: «Homo homini alimentum est» -"Человек человеку - пища".

просмотреть/оставить комментарии [15]
<< Глава 3 К оглавлениюГлава 5 >>
март 2020  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

февраль 2020  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
242526272829

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2020.03.26
«Л» значит Лили. Часть I [4] (Гарри Поттер)



Продолжения
2020.03.27 18:40:14
Отвергнутый рай [22] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.03.26 22:15:23
Ненаписанное будущее [17] (Гарри Поттер)


2020.03.26 22:12:49
Лучшие друзья [28] (Гарри Поттер)


2020.03.24 15:45:53
Проклятие рода Капетингов [0] (Проклятые короли, Шерлок Холмс)


2020.03.23 23:24:41
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.03.23 13:35:11
Однострочники? О боже..... [1] (Доктор Кто?, Торчвуд)


2020.03.22 21:46:46
Змееглоты [3] ()


2020.03.22 15:32:15
Наши встречи [0] (Неуловимые мстители)


2020.03.21 12:04:01
Двое: я и моя тень [4] (Гарри Поттер)


2020.03.21 11:28:23
Работа для ведьмы из хорошей семьи [3] (Гарри Поттер)


2020.03.19 05:09:45
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.03.15 17:48:23
Рау [5] (Оригинальные произведения)


2020.03.14 21:22:11
Прячься [3] (Гарри Поттер)


2020.03.11 22:21:41
Дамбигуд & Волдигуд [4] (Гарри Поттер)


2020.03.02 17:09:59
Вольный город Норледомм [0] ()


2020.03.02 08:11:16
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.03.01 14:59:45
Быть женщиной [9] ()


2020.02.24 19:43:54
Моя странная школа [4] (Оригинальные произведения)


2020.02.20 14:29:50
Амулет синигами [116] (Потомки тьмы)


2020.02.17 01:27:36
Слишком много Поттеров [44] (Гарри Поттер)


2020.02.15 21:07:00
Мой арт... [4] (Ван Хельсинг, Гарри Поттер, Лабиринт, Мастер и Маргарита, Суини Тодд, Демон-парикмахер с Флит-стрит)


2020.02.14 11:55:04
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.02.10 22:10:57
Prized [5] ()


2020.02.07 12:11:32
Новая-новая сказка [6] (Доктор Кто?)


2020.02.07 00:13:36
Дьявольское искушение [59] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.