Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Дамблдор настолько суров, что у него феникс - и тот лимонный!
Из "Кубка Огня":
"Фоукс, феникс величиной с лебедя, сидел на золотой жердочке рядом с дверью, сияя алым оперением с лимонной подпушкой".

Список фандомов

Гарри Поттер[18480]
Оригинальные произведения[1241]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12702 авторов
- 26943 фиков
- 8625 анекдотов
- 17687 перлов
- 677 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 22 К оглавлениюГлава 24 >>


  Консерваторы

   Глава 23. Гарри, а ты и правда готов жить со Снейпом?
— Приятель, мне тут Гермиона такое сказала... — взволнованный голос Рона ворвался в бывшую спальню близнецов вместе со скрипом распахнувшейся двери.

О чём «таком» рассказала Рону Гермиона, Гарри знал. И если бы Рон не отправился воскресным утром на работу, то тоже уже был бы в курсе, а Гарри избежал бы очередного раунда обсуждения «такой» новости.

Подавив досаду, Гарри поздоровался.

— И тебе привет, дружище, — промямлил Рон, аккуратно прикрывая дверь и прислоняясь к ней спиной.

Не нужно было быть Трелони, чтобы предсказать, о чём сейчас пойдёт речь. Гарри подавил тяжёлый вздох: увы, но Рон никогда не отличался особой понятливостью.

— Так это правда, — лицо Рона, наблюдающего за тем, как Гарри неторопливо собирает свои немногочисленные пожитки, недоумённо вытянулось. — Но, Гарри, я и не думал, что ты... это... захочешь переехать к Снейпу так скоро. Я думал, ты будешь жить с нами до свадьбы... ну... то есть считал, что тебе у нас нравится... что тебе с нами хорошо.

Гарри неуверенно улыбнулся и пожал плечами.

Объясняться ужасно надоело, как и уверять всех — и Снейпа, и мистера Уизли с супругой, и Гермиону — о том, что «в Норе ему было очень хорошо», когда как раз таки хорошо ему здесь и не было. Но Гарри не мог оскорбить приютивших его людей никому ненужной откровенностью о том, что он здесь, в семейном гнезде Уизли, чувствовал себя... лишним?

Нет! Гарри хотелось быть справедливым. Он знал, что к нему здесь старались относиться как можно лучше: пытались поддержать, проявить внимание и заботу, дать почувствовать себя, как дома. Только вот не получилось. Он всё равно ощущал себя чужаком, временным жильцом, гостем, задержавшимся на ночлег, которому «завтра» предстояло отсюда уйти. Он это знал, все это знали.

Для Гарри «чувствовать себя, как дома» вовсе не было комплиментом гостеприимству хозяев. Дома — это у Дурсли. Другого дома у Гарри никогда не было. О наверняка счастливых временах жизни с родителями в Годриковой Лощине у него не осталось даже воспоминаний. Фамильный особняк Блэков на площади Гриммо служил лишь временным пристанищем — Гарри не успел там пожить достаточно долго, чтобы ощутить стены «оплота чернокнижников» хоть немного своими.

По-настоящему хорошо, уютно, легко Гарри чувствовал себя только в Хогвартсе. «Как дома», — сказал бы тот, кому есть с чем сравнивать. Стоило Гарри снова попасть в старый замок, пройтись по нему, вдохнуть его запах, прикоснуться к древним стенам, пообщаться с его обитателями, пробыть там совсем недолго, как осознание, что ему предстоит вернуться в Нору, жить там, ожидая возвращения друзей с работы, чтобы за весь долгий день пообщаться хоть с кем-нибудь, кроме кур и миссис Уизли... Нет! Ну уж нет! Гарри не собирался оставаться в Норе ни одного лишнего дня, когда его ждал Хогвартс!

Тем более что теперь у Гарри появились свои комнаты — кусочек своего Хогвартса, почти свой дом. «Почти» было таким маленьким и слабым, что Гарри предпочёл его не замечать. Так же как и беспокойства о том, каким образом ему удастся наладить отношения со своим единственным соседом.

Снейп, которого взволнованный предстоящим разговором Гарри поджидал в общей гостиной с самого раннего утра, похоже, совершенно не удивился принятому решению. Профессор лишь спросил: понимает ли Гарри последствия своего выбора? Гарри коротко ответил: «Да», — и безропотно согласился со всеми дополнительными условиями: соответствующим будущему супругу главы Хогвартса поведением и усиленной подготовкой к началу учебного года. Так или иначе, но ему всё равно пришлось бы вскоре этим заняться — отлынивать от своей части договора со Снейпом Гарри и не думал. Так что он нашёл выставленные требования вполне справедливыми. Только вот обещание профессора лично контролировать его успехи в учебе немного нервировало.

И всё же Гарри считал принятое решение о переезде правильным и своевременным. Именно об этом он собирался поговорить с выглядящем искренне расстроенным Роном.

— Ты заходи, Рон, — пригласил Гарри и подвинул приятелю стул. — Садись.

Гарри последний раз осмотрел комнату и убедился, что всё собрано. В трансфигурированной из сундука шкатулке поместились и его немногочисленная одежда, и куча крохотных кирпичиков — уменьшенных чарами книг.

Осталось лишь объясниться с Роном, но Гарри уже так натренировался за утро, что слова нашлись на удивление легко:

— Рон, конечно, мне у вас было хорошо. И я очень благодарен, что вы приютили меня. И знаю, сколько хлопот было со мной. Одни совы и настырные журналисты чего стоили... Дай мне договорить, приятель... Здесь хорошо. Я и правда рад, что мне довелось здесь пожить, пока я разбирался со своими делами. Только вот дальше тянуть время неправильно. Понимаешь, Рон? Жить здесь и дальше — это прятаться от будущего. Я должен идти вперед, раз готов к пути.

— А ты готов? — Рон смотрел на Гарри обеспокоенно. — Ты уверен? Гарри, ты и правда готов жить со Снейпом?

— Не со Снейпом, а в Хогвартсе.

— Это одно и то же, — возразил Рон.

— Не совсем, — стоило Гарри это сказать, как он сразу же ощутил неприятное чувство собственной неискренности. Он попытался сформулировать свои ожидания поточнее: — То есть, я хочу жить в Хогвартсе, а не со Снейпом... Но если Снейп будет жить рядом, то я не против.

Рон надолго задумался, крутя пуговицу на мантии.

— Ну если ты так говоришь, — сказал он наконец.

Гарри удивился словам друга. Остальные уговаривали его не торопиться. Даже Снейп предупредил Гарри, что с момента переезда для него закончится отдых и настанет пора работы. И настаивал на том, чтобы Гарри обдумал последствия своего решения. То, что Рон вот так просто отпускал его — не пытался спорить и убеждать, что остаться в Норе в его, Гарри, интересах — было очень странно. Хотя... Гарри подумал о том, что за всё это время они с Роном так и не поговорили по душам. Может, приятель...

«...не настолько твой лучший друг, как ты о нём до сих пор думаешь?» — мелькнула предательская мысль, и Гарри в упор уставился на порозовевшего, будто бы чём-то смущённого Рона.

Причина сплошного тёмно-розового румянца, залившего лицо и шею друга, выявилась очень скоро. Немного прокашлявшись и вдохнув, словно перед прыжком в воду, Рон хрипло спросил:

— Вы уже были близки?

Гарри даже сначала не понял, о чём идет речь: «Были близки? Что значит близки?»

— Вы спали вместе? — уточнил Рон вопрос. И будто бы этого было мало, добавил: — Снейп взял тебя? Вы теперь любовники?

— О чём ты говоришь, твою... — Гарри еле удержался от брани. Сердце глухо ухало, а в горле застыл ком. Так вот что о нём думает лучший друг!

Гарри резво вскочил с кровати и ринулся к окну. Всё, что угодно — лишь бы подальше от этого недоумка. Терпеть. Молчать. Уставиться наружу. Только б не видеть растерянного лица, по которому до дрожи в коленках хотелось съездить так, чтобы насыщенно-розовый превратился в тёмно-фиолетовый.

«Он думает, что я переезжаю, чтобы...» — Гарри услышал крайне противный звук и только тогда понял, что царапает стекло. Он отшатнулся от окна, сжал кулаки. Заорать хотелось до одури.

Останавливало только одно — он обещал Снейпу не обсуждать их личную жизнь ни с кем. В список «ни с кем» первой строчкой входили его друзья. Это было одно из условий, которое Гарри услышал утром и принял абсолютно спокойно.

«А почему бы и нет? Разве есть что обсуждать? Или будет?» — подумал он тогда.

Теперь, как оказалось, обсудить «наличие или отсутствие интимных отношений, других подробностей личной жизни» и тем самым вправить Рону мозги на место захотелось и очень, но... Господи, ну почему Снейп всё знает заранее?! Ведь не он дружил с Роном Уизли с одиннадцатилетнего возраста! Но, как выяснилось, знал этого идиота много лучше.

Гарри никогда не задал бы подобный вопрос Рону. Никогда.

— Это не твоё дело, Рон. Я не собираюсь с тобой это обсуждать, — произнёс Гарри, поразившись, как безразлично и невыразительно прозвучал его голос. Проглоченная обида холодным камнем лежала в животе.

— Значит, всё же...

— Это ничего не значит, — прошипел Гарри, поворачиваясь. Уши у него горели огнём. — Это ничего не значит, кроме того, что я не собираюсь ни с кем обсуждать свою личную жизнь. И пора бы понимать такие вещи без подсказок, Рон!

Проклятье! На лице Рона появилось «понимающее» выражение. А каким взглядом он окинул фигуру Гарри... Проклятье! Проклятье! Это же Рон! Рон, который смотрит на Гарри оценивающе!

Через мгновение Гарри понял, что представить себя связанным подобным образом с Роном гораздо противнее, чем претворить в жизнь любые — даже самые безумные — фантазии со Снейпом.

— Извини, — в голосе Рона не было ни тени сожаления. — Просто я беспокоился за тебя. Я рад, что у вас... ну... в этом смысле теперь всё хорошо.

Гарри закрыл глаза. Разубеждать Рона было непредусмотрительно и неразумно. Только данное Снейпу слово удержало Гарри от желания вцепиться в рыжую шевелюру и поближе познакомить веснушчатую физиономию со своим судорожно сжатым кулаком. А Рон всё говорил, говорил, никак не мог заткнуться:

— Не знаю, что на меня нашло, что я так за тебя распереживался. Ну это... я-то знаю, какой ты упрямый. А если чего себе в голову втемяшил... И ты мне сколько твердил, что с мужиком ни за что и никогда... Я и понапридумывал себе всякого. А ведь на тех колдографиях ясно видно, как ты к нему по-настоящему относишься. Да и Чарли болтал как-то, что со Снейпом ему удивительно хорошо в постели... Ой, извини, Гарри, а? Я... это... не хотел тебе напоминать... ну... что у твоего... другой был. Ты прости, а? Ну сглупил я, больше не буду.

«Чарли было с ним удивительно хорошо...» — информация юркой змеёй вползла в ящичек памяти под названием: «Спросить у Чарли». Настроение у Гарри совсем не улучшилось.

— Что за фотографии? — буркнул он, из последних сил сдерживая злость.

Рон коротко хохотнул.

— Ну как же, дружище? Ваши снимки... ну те, где вы с ним в обнимку стоите. Хорошие такие колдографии, из тех, что в Министерстве тогда наснимали. Их же потом с неделю публиковали. В каждом номере было полно.

Проклятье!

— В «Пророке»? — спросил Гарри.

— И в «Пророке», и в «Придире», и в «Ведьмополитене», и в «Квиддичном обозрении», везде. Эй, дружище, ты... это... ну ты чего? Ты их не видел что ли до сих пор, а?

Гарри молчал, с ужасом глядя, как Рон подхватывается со стула и пятится к двери.

— Ты подожди пока, — бормотал Рон, размахивая руками. — Я сейчас всё принесу — посмотришь. Классные снимки, правда! Отличные колдографии. Ты на них хорошо получился. И статьи хорошие. Тебя очень хвалят. И поздравляют с помолвкой. Да ты подожди пока, я всё мигом принесу, — воскликнул он, дверь за ним хлопнула.

Гарри, по-стариковски шаркая ногами, добрёл до кровати и упал на матрац. Пружины взвизгнули. Знакомый до каждой трещинки потолок закружился перед глазами.

Ну почему каждый разговор с Роном такой? Будто всё плохое, что только есть, приберегалось, чтобы сообщить это довелось именно его рыжеволосому приятелю. И то, что все Уизли посчитали, будто Гарри со Снейпом спит. И то, что не только каждый из Уизли, но и весь волшебный мир уверился в том, что Гарри в Снейпа влюблён. Они все так считали, но сказал ему об этом только Рон.

«Он говорит, что думает, — Гарри тяжело вздохнул. — Просто, что у Рона в голове, то и на языке. Нечего на него обижаться. Наоборот, поблагодарить надо. А то так бы и сидел с ними за одним столом, не догадываясь...»

— Эй, ты чего, дружище? Заснул что ли? — оторвал его от невеселых размышлений вернувшийся приятель. — Держи!

В кипе принесённых другом газет и журналов фотографий было в избытке. Гарри просматривал газету за газетой, журнал за журналом и краснел всё больше.

— Посмотри, Гарри, — Рон вытащил из кучи «Ведьмополитен», зашелестел страницами. — Смотри вот здесь.

Цветной глянцевый журнал оказался перед глазами Гарри. Весь разворот занимала одна фотография. Два человека: первый, раскрасневшийся и взъерошенный, с сияющими зелёными глазами, любующийся вторым, откровенно тянущийся к нему. Второй — сдержанный, строгий, наклонивший голову так, что блестящие чёрные волосы наполовину скрыли лицо. Но ошибки нет и быть не может — близость им обоим и приятна, и желанна. Это очевидно во всём: в выражении лиц, в позе, в ласке слившихся в объятиях рук.

Гарри не мог отвести глаз от движущегося изображения. От того, как его пальцы бережно скользят по тыльной стороне ладони партнёра. От того, как каждое плавное движение сопровождается вздохом, срывающимся с его приоткрытых губ. И от того, какая необыкновенная улыбка на миг трогает губы Снейпа, сопровождая один особенно глубокий вздох. И нежная интимная сцена всё повторяется и повторяется, всё длится и длится.

Гарри на фотографии выглядел влюблённым по уши. Пара колец сверкала ослепительно.

«Истинная любовь...». Украшенная завитушками подпись дюймовыми белыми буквами на тёмном фоне их мантий дополняла убийственную картину.

Гарри с глухим стоном спрятал в ладонях горящее лицо.

— Они из этой колдографии сделали плакат, — сообщил Рон. — Говорят, он пользуется невиданным спросом. Им пришлось даже допечатать второй тираж.

Гарри судорожно вздохнул. Плакат... Боже! Они из этого сделали плакат! Который может купить каждый. И в комнате этого каждого теперь рядом с изображением любимой квиддичной команды висит его колдография — колдография Гарри Поттера, изнемогающего от желания прикоснуться к своему... Кому своему? Давно пора определиться и называть всё своими именами! К кому он тянется на том изображении всем телом, сердцем и душой? Чья близость вызывает на его лице такое идиотски-восторженное выражение?

Северус Снейп — его любовник. Любовник... Боже! Весь мир теперь считает их парой! Тот же Рон. Гермиона... Гарри вспомнил её испытующий взгляд, осторожные расспросы: как у него дела и что произошло в гостях у старого Принца, раз Гарри так спешит переселиться поближе к Снейпу? А Гарри посчитал эти слова забавной шуткой... Боже! И миссис Уизли, которая сказала ему: «Ну вот видишь, Гарри, всё теперь хорошо. Всё наладилось. А ты так боялся Северуса. А он оказался совсем неплохим человеком, когда ты узнал его поближе, правда ведь?»

А вчера... Лаванда так удивлялась, что Гарри не спешит на обед в замок. «Директор наверняка беспокоится о тебе, Гарри. Разве ты не хочешь с ним поскорей встретиться? Вы ведь не виделись целый день», — повторила она несколько раз... И профессор МакГонагалл. Она так деликатно превала его, когда за обедом Гарри пытался описать свои комнаты... И Трелони, которая собиралась гадать ему по чаинкам, но профессор МакГонагалл остановила её, сказав, что сегодня день был нервный для всех и потому для гадания не очень подходящий. Что о счастливом совместном будущем пары дорогой Сибилле лучше погадать в другой раз и на картах... И Филч! Филч, который гнусно ему ухмылялся, будто знал о Гарри что-то предосудительное.

Проклятье! Проклятье! Проклятье!

— Да не расстраивайся ты так, Гарри, — кровать прогнулась под весом севшего рядом Рона. — Успокойся. Когда-нибудь они вас оставят в покое, — и приятель неожиданно обнял Гарри и принялся поглаживать по спине большой и твёрдой ладонью.

Гарри поспешил выбраться из душного медвежьего захвата.

Рон покраснел.

— Эй! Я вовсе ничего такого не имел в виду.

Теперь заалел уже Гарри.

— Я тоже, — прошипел он.

— Вот и ладно! И нечего тогда этим заморачиваться! — решительно заявил Рон.

Он встал с кровати, смачно зевнул и с удовольствием потянулся всем телом. На секунду Гарри даже показалось, что Рон руками коснётся потолка. Как же он вымахал за последний год! Гарри отчётливо ощутил собственный небольшой рост. С действительностью его примиряло только то, что он, по крайней мере, был не ниже Гермионы.

— Значит так, дружище! Хорош грустить! — Рон одёрнул мантию. — Там уже пришли Джордж и Денни. И я предлагаю пойти сейчас вниз и сыграть всей компанией в квиддич. Вот как переберёшься в Хогвартс, тебе станет не до игр. Так что лови момент! Никаких отказов я не принимаю! Ты как, на метле сидеть-то можешь? Ну и ладно! Пойдём-ка вниз! Разомнёмся, как следует.

— Квиддич?

— Вот именно — квиддич! Никаких разговоров о политике, экономике, предстоящей свадьбе, Снейпе и противных журналистах. Простой и лёгкий квиддич на наших старых мётлах над пшеничным полем. Синее небо, ветер свистит в ушах, солнце слепит глаза, бладжер проносится мимо, впереди снитч. Ну что? Ты как, в деле?

Гарри невольно заулыбался. Вот такого Рона — близкого, родного, простого — он любил. Как и квиддич. Если уж завтра начнётся работа, то почему бы сегодня не сыграть? Забыв обо всём...

Выходя из комнаты, Гарри бросил последний взгляд на ту самую колдографию. Не выдержал, вернулся от двери и закрыл журнал. Он не хотел, чтобы кто-нибудь ещё видел эту чувственную улыбку. Особенно, когда солнечный зайчик, пробравшийся из-за отодвинутой занавески, беззастенчиво целует уголок выразительного рта.

Вчерашняя тренировка, когда Гарри гонял на метле для собственного удовольствия, пока мадам Хуч не заставила его спуститься вниз, не шла ни в какое сравнение с настоящей игрой. Над фермерским полем сошлись две команды: Рон и Гарри играли против Джорджа и Денни. Гермиона судила импровизированный матч и залихватски свистела в свисток, назначая пенальти в трансфигурированные из огородных чучел ворота и штрафуя за особо грязную игру. Штрафовать ей пришлось много — уж больно задорное и боевое настроение владело игроками.

Что может быть лучше полёта? Гарри просто не мог себе этого представить. Ветер свистел в ушах, играл волосами и мантией, ожигал лёгкие. Сердце колотилось, как сумасшедшее. Метла повиновалась каждому движению души. Старая и потрёпанная — по словам Рона, когда-то на этом антиквариате играл Билл, ещё в школьные годы (имелись в виду Билла школьные годы) — но всё же метла была замечательная. И Гарри нарезал на ней круги, то уворачиваясь от бладжеров и квоффлов и ища снитч, то играя за нападающего, то — за защитника. Он не помнил, когда последний раз столько смеялся. И эти часы гонок на мётлах — друг за другом, за мячами и от мячей — сохранились в памяти Гарри, как самое замечательное время, проведённое в Норе.

Игра закончилась, когда Гарри, с риском для жизни продравшись сквозь ветки колючей акации и оцарапав щёку, всё же поймал сверкающий золотом снитч, выхватив его из-под руки отчаянно сражавшегося за победу Денни. И все они буквально упали со своих деревянных коней в стог изумительно пахнувшего мягкого сена.

Тяжёлое, сбившееся дыхание друзей и стрекотание орд кузнечиков, аромат летних свежескошенных трав, перебивающий запах разгорячённых тел, шалые блестящие глаза, невзначай подсмотренный поцелуй, сорванный вмиг посерьёзневшим Джорджем с губ всё ещё задыхающегося Денни. Гермиона, принявшаяся легко перебирать спутанные пряди Гарри. Пенные шапки облаков, величаво плывущие вдаль. Разговоры ни о чём. Строго грозящая пальцем и хихикающая, как школьница, миссис Уизли, пришедшая звать игроков на обед. Триумфальное возвращение домой и водворение верой и правдой послуживших им мётел в амбар. Призывное мычание узнавшей его Милки. Душ по очереди. И закрытые глаза на тот факт, что игроки проигравшей команды пошли в ванную заслуженно последними, но вместе, вдвоём.

После душа Гарри потратил целых полчаса на приведение себя в достойный вид: починил порванную подловившим его шипом акации мантию, начистил ботинки, вытащил из волос все запутавшиеся в них соломинки, причесался и за чтением газет и разглядыванием колдографий дождался, пока тёплый воздух без магии высушит его волосы. Зеркало осталось им довольно. Так же как и сам Гарри.

Спустившись вниз, он оставил шкатулку со своими вещами на каминной полке в кухне. Без длинного обеденного стола, что на время ужина вынесли в сад, здесь стало непривычно просторно и голо.

В саду уже почти все собрались: пришли Перси и Билл с женами, участники квиддичного матча также были на месте, у кресла во главе стола тихо беседовали о чём-то мистер Уизли и Чарли. Накрытый стол, освещённый парящими в воздухе свечами — на улице уже понемногу темнело, — выглядел необыкновенно торжественно и красиво. А как же здесь вкусно пахло! Миссис Уизли расстаралась с готовкой не на шутку.

«Я приду за вами, Гарри», — сказал Снейп утром. Гарри хотел бы, чтобы это произошло сейчас: хорошо бы посидеть за столом всем вместе. Но к ним уже присоединилась принарядившаяся хозяйка, а профессор так и не появился. Жаль.

Ужин прошёл чудесно. Блюда, как и всегда, оказались изумительно вкусны, а разговор за столом — приятен. Участники и болельщики обсудили квиддичный матч. Гарри поблагодарил хозяев за гостеприимство, произнеся свой единственный тост с сидром. Солнце медленно уходило за кроны деревьев, и в саду становилось всё темнее. Тем уютнее было сидеть в хорошей компании в свете парящих свечей. Гарри улыбался и болтал со всеми. Кроме единственного человека.

С сидящим напротив Чарли у Гарри так и не получилось заговорить: что-то всё время его останавливало. Да и Чарли, казалось, не особо стремился к общению: молча гонял еду по тарелке и пил сверкающий золотыми искрами напиток. Мешать его размышлениям никто не пытался.

О том, чтобы у Чарли кое о чём спросить прямо за накрытым столом, не было и речи. Может, наедине? Но Гарри не мог представить, как отзывает Чарли в сторону и расспрашивает об их отношениях со Снейпом. Это казалось абсолютно невозможным, хотя ещё утром Гарри был настроен на серьёзный разговор. Но сегодняшний день стёр это намерение начисто: ящик «Спросить у Чарли» по причине, о которой Гарри не хотелось думать, оказался заперт на сложный замок.

Только к концу ужина Гарри, ломавший голову над загадкой мучившего его смущения, смог придумать вопрос, который позволил бы сломать неуютное молчание и начать беседу. Но не успел ничего сделать. Невдалеке раздался хлопок аппарации.

Сердце Гарри замерло и заколотилось гулко, ровно.

Петляя между деревьев, к ним приближалась высокая, стройная, тёмная фигура. Гарри и без очков узнал бы этого человека.

Он встал из-за стола и сделал несколько шагов навстречу.

— Северус, — прозвучало в воцарившейся тишине. — Я так рад, что ты всё же успел присоединиться к нам до конца ужина. В любом случае, я попросил миссис Уизли отложить для тебя кусочек пирога с патокой. Он у неё сегодня получился необыкновенно вкусным. Впрочем, как и всегда...

просмотреть/оставить комментарии [1217]
<< Глава 22 К оглавлениюГлава 24 >>
октябрь 2020  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

сентябрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.10.27 20:07:33
Работа для ведьмы из хорошей семьи [10] (Гарри Поттер)


2020.10.24 18:22:19
Отвергнутый рай [25] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.10.22 20:24:49
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.10.22 20:10:23
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.10.19 00:56:12
О враг мой [106] (Гарри Поттер)


2020.10.17 08:30:44
Дочь зельевара [196] (Гарри Поттер)


2020.10.16 22:49:29
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.10.13 02:54:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 18:14:55
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 00:13:58
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.29 19:52:43
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.09.29 11:39:40
Змееглоты [9] ()


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [258] (Гарри Поттер)


2020.08.28 16:26:48
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.