Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Пришел как-то Вольдеморт на кладбище ночью, чтобы, скажем, плюнуть на могилу отца. Идёт уже к выходу и тут видит - впереди сторож, магл-старичок, сидит и чинит лопату. "Ну, - думает Вольдеморт, - сейчас я его напугаю!". Подкрадывается сзади и замогильно так: "У-у-у-у-у!..". Сторож не реагирует. "Что за чёрт?" - удивляется Тёмный Лорд. Обходит с другой стороны и потусторонне так:"О-о-о-о-о!..". Сторож молча продолжает заниматься своим делом. Немного обескураженный, Вольдеморт делает последнюю попытку, и, подойдя почти вплотную, неуверенно так:"Ы-ы-ы-ы-ы?..". Сторож - ноль эмоций. "Ну и ладно!" - подумал Вольдеморт и направился к выходу. Вдуг - БАЦ! - удар сзади по голове. Сторож, протирая лопату, надзидательно:
- Гулять-то гуляй, а за территорию не выходи!

©Карта

Список фандомов

Гарри Поттер[18462]
Оригинальные произведения[1236]
Шерлок Холмс[714]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[133]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12655 авторов
- 26943 фиков
- 8595 анекдотов
- 17670 перлов
- 660 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 34 К оглавлениюГлава 36 >>


  Год, какого еще не бывало

   Глава 35. Взаимообратная магия
        — Ладно, пока что хватит, — неожиданно объявил Драко на следующее утро, потянувшись и закрыв книгу, по которой Гарри занимался. — Если столько времени подряд слушать одну теорию, мозги завянут.
        — Да тебе просто надоело слушать нежный голосок Гермионы, — съязвил Гарри, помахав зачарованным пером.
        — Вообще-то я бы хотел выяснить, что из услышанного ты запомнил. — Драко забрал книгу, но открывать не стал. Водя пальцами туда-сюда по обложке, он принялся задавать вопросы: — Объясни, почему не нужно ограничивать область применения, прежде чем использовать Alegrarus.
        Гарри закатил глаза.
        — Потому что выбор человека в качестве объекта для наложения чар не позволит заклинанию выйти за пределы намерений мага.
        — Хорошо, — решительно одобрил Драко. — А теперь назови три заклинания, для которых необходимо задавать область действия заранее.
        Гарри на мгновение задумался.
        — М-м... Fulminare, Hummos pacta и Tempestadus.
        — Можно еще было назвать Loviosa или Helare, ну или вообще упомянуть погодные заклинания как отдельный класс, — добавил Драко. — Итак, почему на первом курсе нас не учат ограничивать область применения для Incendio и Wingardium Leviosa?
        — Потому что на этой стадии обучения мы всегда фокусируемся на объекте.
        — Хм, ты действительно прилично понимаешь текст на слух, — заметил Драко. — Я бы не поверил.
        — Вот! Я так и знал, что надолго твоей учтивости не хватит!
        — Да-а, ты и в самом деле все принимаешь на свой счет, — протянул Драко. — Я, между прочим, имел в виду, что не смог бы прослушать столько текста подряд и запомнить столько информации. И из-за этого терпеть не могу лекции. Мне легче учиться по книгам.
        Гарри слегка покраснел, но тут же забыл об этом, потому что Драко продолжил:
        — А теперь напиши двенадцатидюймовое эссе о недостатках использования стен в качестве границ области применения заклятий.
        — Может, ты со мной и занимаешься, но ты не учитель, — заметил Гарри. — С чего это ты даешь мне домашние задания?
        — Я же говорю, вечно ты все принимаешь на свой счет! Нам всем велели написать такое эссе по четвертой главе. Что ты думаешь, Флитвик не задал бы тебе его? Ладно, неважно. Северус принес специально для тебя планы уроков по всем предметам, и эта тема тут указана. Гляди! — Драко швырнул ему через стол свиток пергамента.
        — Очень смешно. Ты же знаешь, что я не могу это прочесть! — насупился Гарри. — И как я вообще могу писать эссе?
        — Ты мог бы хоть попробовать, По... Гарри, — усмехнулся Драко. — Так, возьми чистый лист и перо. Я знаю, что тебе пока трудно сфокусировать взгляд, и нет, я и не думаю издеваться, но, может, выйдет что-нибудь хотя бы разборчивое.
        Гарри задумался на мгновение, потом прищурился изо всех сил, стараясь сосредоточиться, и вывел первое предложение.
        — Ну, как?
        Драко вздохнул.
        — Пожалуй, насчет разборчивости я погорячился. Еще хуже, чем твои обычные каракули. Вероятно, следует одолжить тебе мое зачарованное перо. Придется только потом объяснять учителям, почему все твои работы написаны моим замечательным почерком.
        Через минуту он вернулся и протянул Гарри длинное бронзового цвета перо и чистый лист пергамента.
        — Просто установи перо прямо над листом, отпусти и диктуй что хочешь. В чернильницу окунать не нужно, оно само справится.
        Гарри сделал все, как велел Драко, но едва он отпустил перо, как оно упало на пергамент.
        — А теперь что?
        Драко задумался ненадолго, прежде чем ответить:
        — Полагаю, оно реагирует на... э-э... твое состояние...
        — Можешь так и говорить — «на отсутствие магии», Драко! — вспылил Гарри. — Я в курсе, что происходит, спасибо.
        — Хорошо. Дай-ка я попробую. — Он установил перо в нужное положение, отпустил (перо осталось стоять) и произнес: — Ну, теперь диктуй.
        Перо медленно двинулось по пергаменту, выводя слова «Ну, теперь диктуй».
        — Finite! — воскликнул Драко, хватая перо таким жестом, будто хотел задушить. Спустя еще мгновение он подобрал со стола свою палочку и стукнул по перу несколько раз, тихо шепча что-то на латыни. Гарри уловил всего несколько слов: «ты», «он», «не я», «говорить» и что-то еще, что подозрительно напоминало английское «а то хуже будет».
        — Ладно, — наконец объявил Драко. — Активировать его у тебя не получится, потому что для этого все-таки нужна магия, но после того, как я прикоснусь им к пергаменту, оно должно слушаться тебя.
        Так и случилось, и Гарри несколько растерялся. Гермионино говорящее перо его здорово впечатлило, но какая это была мелочь по сравнению с пером, которое писало под диктовку! Можно было бы подумать, что его купил Малфою отец — как раз подходящая игрушка для избалованного богатого мальчика, который учится далеко от дома, — если бы Драко не подправил сейчас заклинания буквально на лету. Так что было очевидно — чары на пере его собственные и он может изменять их по своему вкусу после минутного размышления.
        У Драко настоящий талант интуитивно чувствовать магию, сказал Снейп; теперь было понятно, что он имел в виду.
        — Спасибо, — пробормотал Гарри, и слизеринец рассмеялся.
        — Скажи теперь: «Сотри “спасибо”», — посоветовал Драко, указав на движущееся перо. — Когда что-то нужно зачеркнуть, скажи: «Сотри». Если тебе вдруг понадобится зачем-то слово «сотри» в тексте, скомандуй: «Сотри нуль». При условии, конечно, что ты не использовал только что само слово «нуль». Да, а чтобы остановить перо, нужно Finite, так что помаши мне, когда понадобится. Если ты просто попробуешь его взять, оно начнет писать по твоей руке.
        — Сотри «спасибо», — произнес Гарри, кивком показав, что все понял, и начал рассуждать вслух о применении чар и стенах в качестве ограничителей.
        Драко наблюдал за ним некоторое время, приподнимая бровь, когда Гарри умолкал в раздумьях, но в конце концов открыл учебник по зельеварению и принялся изучать какой-то рецепт. Время от времени слизеринец закрывал книгу и писал по памяти список ингредиентов и инструкции, пока не убедился, что выучил все наизусть.
        — Теперь я пойду это варить, — сообщил он наконец, поднимаясь.
        Гарри кивнул и продолжил диктовать свое эссе.

* * *

        Незадолго до ужина Драко неожиданно оторвался от чтения и произнес:
        — Кажется, прибыл твой фан-клуб.
        Интересно, как он об этом узнал?
        — Это Грейнджер и Уизли, — пробурчал Драко и захлопнул книгу. — Ну, чего ты ждешь? Иди открывай.
        Но Гарри не мог открыть дверь — ручки-то на ней не было. Да и во всех комнатах Снейпа — то же самое: для простейших вещей требовалась магия. Гарри не очень-то нравилось, что он вынужден постоянно просить Драко о том да о сем, но, конечно, могло бы быть и хуже. По крайней мере, в ванной и туалете все реагировало на прикосновение и можно было безо всяких заклинаний включить воду или смыть за собой. Но вот входная дверь...
        — Ты же знаешь, что я не могу ее открыть, — сказал Гарри. — Ну?
        — Ох, ну ладно, — неохотно согласился Драко и поднял палочку.
        — Стой! Откуда ты знаешь, кто там?
        Драко указал на декоративный свиток на стене у двери. Гарри и раньше видел его, хотя смог только смутно различить замысловатый орнамент по краю пергамента. Он решил тогда, что в центре, вероятно, должен быть какой-то сложный рисунок, где линии так тонки, что ему пока не удается их разобрать. Однако теперь, подойдя поближе, он ясно увидел, что там написаны имена. Крупными буквами — даже он хорошо видел их — было начертано: «Гермиона Грейнджер, Рональд Уизли».
        — Я слышал, что бывают зачарованные зеркала, которые показывают, кто стоит снаружи, — заметил Драко. — Но этот пергамент куда лучше. Предполагается, что он сообщает о подлинной сущности того, кто за дверью, и его не обманешь Полиморфным зельем.
        Наверное, решил Гарри, это и была одна из тех мер безопасности, о которых говорил Снейп. И было утешительно знать, что снаружи точно не двое каких-нибудь слизеринцев под личиной его друзей.
        — Ладно, впусти их.
        Вместо того чтобы просто взмахнуть палочкой, вальяжно развалившийся на диване Драко быстро поднялся и шагнул к двери, наградив Гарри хитрой улыбочкой.
        — Драко, — предупреждающим тоном произнес Гарри.
        — Что? — с невинным видом отозвался тот. — Я умею вести себя при гостях. Смотри и учись.
        Драко произнес: «Abrire», ловко ухватился за край открывающейся двери и широко распахнул ее.
        — Рон, Гермиона! — воскликнул он, демонстрируя идеальные белые зубы в ослепительной улыбке. — Как мило с вашей стороны заглянуть в наш уголок подземелий. Пожалуйста, заходите!
        Приподняв бровь, Гермиона вошла внутрь и огляделась. Рон, в отличие от нее, не смолчал.
        — «Рон! Гермиона!» — с отвращением передразнил он.
        — О, мы здесь все обращаемся друг к другу по именам, — вежливо объяснил Драко, закрывая дверь очередным заклинанием. — Северус настоял.
        — Северус?! — поперхнулся Рон, обернувшись к Гарри.
        — Мне так жаль, что у нас нет домового эльфа, чтобы поухаживать за вами, — продолжал Драко, провожая гриффиндорцев в комнату. — Хотя, учитывая давнюю и глубокую привязанность Гермионы к меньшим формам жизни, это, вероятно, к лучшему. Плохо, когда гостям не по себе, верно? Кстати, позвольте взять ваши плащи. У Северуса здесь всегда довольно тепло, а мне бы не хотелось, чтобы вам было неудобно.
        — Не обращайте на него внимания, — сердито сказал Гарри. — Он не видит разницы между учтивостью и глумливостью. Давайте, садитесь.
        — Да, садитесь, пожалуйста, — даже не запнувшись, подхватил Драко, пряча палочку в карман столь показным жестом, что никто не смог бы этого не заметить. — Вы не хотите освежиться? Для аперитива рановато, но я буду необычайно рад предложить вам что-нибудь полегче. Возможно, чаю? Рон, в твоей семье, мне кажется, любят выпить; может быть, ты не откажешься от сливочного пива? — Он улыбнулся еще шире, поворачиваясь к Гарри: — Впрочем, я могу просто заказать что-нибудь каждому по вкусу. Это будет здорово, правда?
        — Ничего не нужно, спасибо, — заявила Гермиона, с чопорным видом уселась на кушетку и скрестила ноги. — Мы бы хотели поговорить с Гарри, — она в упор посмотрела на Драко с явным намеком.
        — Это значит: мотай отсюда! — перевел Рон, плюхнувшись на диван.
        Драко, казалось, поколебался мгновение, но потом просто отозвался ровным тоном:
        — Гарри, я вас оставлю, хорошо?
        Кивнув сам себе, он снова криво улыбнулся и произнес:
        — Было необычайно приятно видеть вас обоих. Пожалуйста, заходите еще, не откладывайте визита. А теперь прошу меня извинить.
        Он ушел в спальню и мягко закрыл за собой дверь.
        — Он зовет тебя Гарри! — возмутился Рон.
        — Да меня от всего этого разговора в дрожь бросило, — заметила Гермиона и жестом предложила говорить вполголоса.
        — Наложи заглушающие чары, — посоветовал Гарри, усаживаясь в кресло. — Но все равно следите за тем, что говорите. С Драко станется заранее наложить контрзаклятье на гостиную, стоит мне отвернуться.
        — Драко?!
        — Рон, тебе не надоело? — упрекнула его Гермиона и взмахнула палочкой. Гарри заметил, как она ограничила сферу действия заклинания так, чтобы под него попали только они трое.
        — И вообще, Гриффиндор теряет десять баллов всякий раз, как я зову его по фамилии, — прибавил Гарри.
        — Какая гадость! Это все Снейп, — проворчал Рон. — Он небось для того и притащил тебя сюда, чтобы снимать баллы направо и налево. Сколько мы уже потеряли?
        — Только десять, — сухо ответил Гарри. — Но он и со Слизерина десять снял. Сильно сомневаюсь, что причины, по которым он пустил меня в свой дом, имеют какое-то отношение к Домам, Рон.
        Глаза Рона чуть не вылезли из орбит.
        — Снейп снял баллы со Слизерина?!
        — Ага, чтобы заставить Драко звать меня по имени. Так что не донимай меня больше на эту тему, ладно? Ребята, знаете, я так рад, что вы пришли. Интересно, а как вам объяснили, что я теперь буду жить тут?
        — Макгонагалл пришла и призвала твои вещи и сундук, — сказала Гермиона. — Потом велела домовым эльфам все унести, но ничего не объяснила.
        — Она просто встала посреди гостиной, — раздраженно прибавил Рон, — и объявила эдак высокомерно: «По причинам воистину непостижимым мистер Поттер отныне и до неопределенных времен будет проживать в личных комнатах профессора Снейпа. На уроки он ходить не будет. Если пожелаете навестить его, я провожу вас в подземелья».
        — Она с вами сюда пришла? — спросил Гарри. — Свиток о ней не предупреждал.
        — Да, она велела нам остановиться в определенном месте и ждать. Снаружи кажется, что это обычная стена, но мы простояли пару минут, а потом появилась дверь, и Малфой ее открыл, — объяснила Гермиона.
        — Что, с нас теперь еще десять баллов сняли, когда она его Малфоем назвала? — поинтересовался Рон. — Или вообще двадцать, из-за меня тоже?
        — Не думаю, что правила Снейпа распространяются на вас, — пробормотал Гарри.
        Рон кивнул. Гермиона меж тем махнула рукой в сторону закрытой двери и спросила:
        — А что значили все эти преувеличенные любезности?
        — По-моему, это вроде показательных выступлений, — ответил Гарри, и его слегка передернуло. — Мой кузен скоро должен меня навестить, и Драко обещал быть вежливым. Меня жутко беспокоит вся эта затея.
        — Твой кузен, — с явственным сомнением произнес Рон, — навестит тебя. Эй, это тот самый кузен, который любил на тебе сидеть, когда ты был маленьким? А потом решил, что колотить тебя будет намного веселее?
        — Угу, но мы теперь куда лучше ладим, — сообщил Гарри и наскоро пересказал последние события. Но в подробности вдаваться не стал: никак не получалось отделаться от мысли, что Драко может подслушивать. — И вообще, у меня больше никого из родственников не осталось, — закончил он свой рассказ. О защитных чарах он решил вовсе не упоминать. Если Снейп еще не поделился с Малфоем их планами, то сам он уж точно этого делать не станет.
        Гермиону тоже мучили сомнения, но совсем другого рода.
        — Я не думала, что магглы могут попасть в замок.
        — Снейп ищет решение этой проблемы, а больше я ничего не знаю.
        Рон нахмурился.
        — Как ты думаешь, что Макгонагалл имела в виду, когда сказала про «воистину непостижимые причины»? Это было очень странно.
        — Рон, это же очевидно. — Объясняя, Гермиона собирала волосы в хвостик. — Гарри гриффиндорец, она декан Дома. Если ему нужна дополнительная защита от мерзких слизеринцев, то это ей следовало взять Гарри к себе. Она наверняка предлагала это Дамблдору, но тот категорически отказался.
        — Угу, и предпочел Снейпа, — буркнул Рон. — Фу. Ты, конечно, храбрый, Гарри, но честное слово... и Снейп, и Драко сразу? Как ты их терпишь?!
        — Снейп совсем не так уж плох, — не мог не возразить Гарри. — И очень любезно с его стороны пустить меня жить в единственное место, где слизеринцы не осмелятся напасть.
        — Да, это так, — согласилась Гермиона, предупреждающе покосившись на Рона. — Хотя меня весьма заботит, насколько полезно для тебя постоянно находиться с тем самым человеком, который...
        — Который в очередной раз спас мне жизнь, — договорил Гарри и смерил ее сердитым взглядом: мол, попробуй, возрази! — Потому что именно это он и сделал.
        — Ладно, я понимаю, что ты так думаешь, — вздохнула Гермиона. — Но как ты собираешься догнать программу и сдавать ТРИТОНы, если ты здесь сидишь?
        — Э-э... — Гарри вдруг почувствовал себя очень неловко. — Со мной Драко занимается.
        Гермиона забыла про свой хвостик.
        — И что, все нормально?
        Гарри ужасно смутился, но лгать друзьям не хотел, а посему пришлось признать:
        — Ну, мы только сегодня утром начали, но вообще, по-моему, все хорошо. Он много знает и мне помогает...
        Рон фыркнул.
        — Да он небось все тебе не так объясняет, чтобы ты провалился.
        — Рон, я занимаюсь по тем же учебникам, что и ты, — протянул Гарри.
        — Почему Гермиона не может тебе помогать? — возразил Рон. — У нее оценки куда лучше, чем у Малфоя.
        — Может, потому что Гермионе нужно ходить на уроки, а мы с Драко все равно сидим тут вдвоем? Тогда уж лучше извлечь из этого пользу.
        Рон схватился за голову.
        — Все, я знаю, куда идет дело. Ты скоро скажешь, что Драко совсем не так уж плох, — передразнил он.
        — Нет, Драко как раз так плох, — заверил его Гарри. — Я просто пока не могу вычислить, зачем он притворяется, что предал Волдеморта, и какая ему от этого выгода.
        Из спальни, которую он делил с Драко, донесся громкий бряк.
        — По крайней мере, теперь мы знаем ответ на вопрос, подслушивает он или нет, — Гарри намеренно повысил голос. — Полагаю, он не в курсе, что учтивость обычно исключает подслушивание.
        — Странно, что он себя выдал, а? — удивленно произнесла Гермиона, по-прежнему вполголоса.
        Гарри рассмеялся.
        — Я из надежных источников знаю: он чуть что — слетает с катушек.
        — С чего слетает? — поразился Рон.
        — Это маггловское выражение, — ответил Гарри, и они с Гермионой рассмеялись. — В смысле, он плохо умеет держать себя в руках. Для него это типично.
        — Ты, по-твоему, в курсе, что типично для Малфоя, а что нет? Беспокойно это как-то, — заметил Рон.
        — Угу, — согласился Гарри. — И предупреждаю, дальше наверняка будет только хуже. Мы ж тут живем вместе.
        — Бедный ты, бедный, — посочувствовала Гермиона и потянулась, чтобы взять его за руки, однако на полдороге передумала. — Э-э, Гарри... тебе понемногу лучше?
        — Я каждый день вижу все лучше, но зрение все равно через какое-то время пропадает.
        — Нет, я имела в виду, ты теперь... меньше нервничаешь?
        — Нет, разве что больше, когда тут постоянно Драко шныряет, — ответил Гарри, ожидая нового грохота. Однако в спальне все было тихо. — Но со Снейпом я чувствую себя куда спокойнее, так что в итоге все неплохо.
        — Со Снейпом тебе спокойно! — простонал Рон.
        — Да. — Гарри порылся в кармане и извлек то самое письмо для Дадли. Опасаясь, что Драко стащит его и покажет Снейпу, он держал письмо при себе почти постоянно. — Пожалуйста, Гермиона, прочитай это вслух, но как можно тише, ладно?
        Она выполнила его просьбу. Написано было все в точности, до самого последнего оскорбления.
        — Ого! — выдохнул Рон, когда Гермиона кончила читать. — Беру свои слова назад, Гарри. Ничего себе письмо!
        — Угу, — ответил Гарри. Почему-то теперь он совсем не так гордился своей выдумкой, как раньше. Гермиона косилась на него с явным любопытством, и он понимал, что она узнала почерк, хоть и ничего не сказала. — Я все-таки не могу его отослать, уж слишком это расстроит Дадли. В общем, я надеялся, что кто-нибудь из вас сможет его испепелить.
        — О. У тебя по-прежнему нелады со старой палочкой, — покивал Рон. — Сочувствую. Давай я сделаю. — Он взял письмо, положил в камин и поджег заклятием.
        Гермиона нахмурилась.
        — Я только сейчас поняла, как тебе тут трудно без магии. Раньше я как-то не задумывалась, потому что нас обоих воспитали магглы и мы оба без труда могли бы воспользоваться спичками. Но у профессора Снейпа они вряд ли есть.
        — Ни спичек, ни зажигалок, — согласился Гарри. — Да, это и правда нелегко. Сегодня утром оказалось, что я даже еду из кухни заказать не могу, если кто-то еще не бросит в огонь дымолетный порошок. Камин активировать у меня не выйдет, но если какой-нибудь волшебник установит связь заранее, то домовики меня слышат.
        — Гарри! Ты и есть волшебник!
        — Ну, мы над этим работаем, — только и сказал Гарри. Рон подошел к ним, отряхивая руки от пепла. — Знаете, вы, может, подумаете, что это странно, но... хотите, я попрошу Снейпа, чтобы вы остались тут с нами поужинать? Он наверняка согласится. Конечно, сначала попытается вас отпугнуть, но с этим ничего не поделаешь.
        — Ой, нет, спасибо, — быстро отказался Рон. — А он скоро вернется? Потому что, ты уж прости, но я совсем не горю желанием его видеть. Он мне сегодня опять дал взыскание с Филчем!
        — Нам в самом деле пора, — прибавила Гермиона чуть более дипломатично. — Ничего, Гарри? Мы скоро придем еще.
        Гарри проводил их до двери, но, конечно, даже не смог ее открыть. Гермиона перепробовала три заклинания, прежде чем нашла нужное. Друзья ушли, и Гарри плюхнулся на диван, растянувшись во весь рост. Им овладело нехорошее предчувствие, что их представление о «скоро» будет сильно отличаться от его собственного.
        — Уже ушли? — выходя в гостиную, язвительно поинтересовался Драко, будто прочел его мысли.
        — Заткнись, — отозвался Гарри и повернулся на бок, спиной к Драко.

* * *

        Дни быстро потекли по заведенному порядку. Утром они завтракали со Снейпом, потом занимались весь день, прерываясь только на обед — обычно одни. Потом они ужинали — как правило, снова с профессором, хотя и не всегда. По вечерам Снейп обычно проверял студенческие работы и слушал, как Драко экзаменует Гарри по всему, что они проходили днем. Иногда зельевар вмешивался, задавая Драко вопросы касательно уроков либо переписки с другими слизеринцами. Гарри лишь отчасти понимал эти разговоры. Он помнил, что Драко велели оставить всякие интриги, но письма, которые тот писал своим однокурсникам, ни на что другое не походили. Снейп, тем не менее, одобрял происходящее. Все это было за пределами понимания.
        Уж слишком по-слизерински.
        Гарри постепенно нагонял программу по всем предметам — по крайней мере, в том, что касалось теории. Однако попытки применить магию не приводили ни к чему, кроме раздражения.
        Драко, похоже, представлял себе эти уроки примерно в том же духе, что и Ремус.
        — Давай-ка ты сегодня займешься практикой, — предложил он спустя несколько дней исключительно теоретических занятий. — Может, попробуешь начать с Lumos? Это не должно вызвать перенапряжение... м-м... в общем, не должно.
        Пробовать при Драко не хотелось — не хотелось даже палочку в руки брать, но было ясно, что без тренировки магия вряд ли вернется. Кроме того, они все утро занимались трансфигурацией, и Гарри был готов на что угодно, лишь бы отвлечься от изучения протоплазматических свойств. Даже на дело совершенно безнадежное.
        Он выудил палочку из кармана и, небрежно держа, пробормотал: «Lumos».
        Ничего. Как и следовало ожидать. Гарри к этому уже привык.
        Драко нахмурился.
        — Знаешь ли, Гарри, не только для Непростительных важно желание колдующего. Ты не стараешься совсем. Ты хотел зажечь свет или нет?
        — Нет, — признался Гарри. — А зачем? Тут у Снейпа везде довольно светло для подземелий.
        — Понятно, — протянул Драко, сам вытащил палочку и описал широкую дугу по периметру комнаты, повторяя Finite и еще несколько заклятий. Одна за другой стены гасли, и в конце концов оба остались в непроглядной темноте. Когда эликсир переставал действовать, и то было светлей, так что теперь Гарри стало очень неуютно от этого всепоглощающего мрака.
        — Не смешно, — буркнул он. — Зажги свет!
        — А и не должно быть смешно. Сам зажги!
        Гарри вздохнул.
        — Lumos. Видишь? Без толку!
        — Ты же все равно не хочешь, — прозвучал голос Драко где-то рядом, ближе, чем раньше. Гарри не сдержал дрожь. Драко Малфой с палочкой в руках подкрадывается к нему во тьме... совсем не то положение, в котором гриффиндорцу хотелось оказаться. — Ты сосредоточен на своем гневе, потому что я оставил тебя в темноте, вместо того чтобы направить волю в нужное русло и изменить ситуацию.
        — Отойди от меня! — прошипел Гарри и попытался ударить вслепую. Но попадать было не по кому.
        — Откровенно говоря, мне приходило в голову попробовать напугать тебя так, чтобы ты захотел зажечь свет, — протянул Драко откуда-то со стороны дивана. — Но я слышал, что ты устроил в больничном крыле. В общем, я, пожалуй, лучше подожду, пока темнота надоест тебе настолько, что ты все-таки пожелаешь от нее избавиться.
        В неосвещенной комнате воцарилась тишина, которую нарушало только прерывистое дыхание самого Гарри.
        Прошло целых пять минут, прежде чем он успокоился окончательно и попытался снова: «Lumos». Без толку. И снова, и снова, и снова, пока он не закричал в голос, надеясь заставить палочку повиноваться.
        Без толку.
        В какой-то момент Драко подошел к нему сзади и сказал тихо:
        — Не паникуй. Я не собираюсь нападать. Переложи палочку в левую руку и возьми мою, хорошо? Просто попробовать.
        Но от его палочки было ничуть не больше толку, чем от старой палочки Сириуса.
        — Ладно, — наконец сказал Драко, забрал палочку и произнес Lumos сам. — Этот способ явно не поможет тебе добраться до своей магии.
        Он еще несколько раз повторил заклинание, и комнату вновь залил яркий свет.
        Измотанный Гарри плюхнулся в кресло и наградил Драко гневным взглядом.
        — Ну что, понравилось?
        — Да, а то как же. Обожаю сидеть в полной темноте и скучать до потери пульса, слушая заклинания, которые не работают, — лениво отозвался Драко. Он стоял, опираясь о круглый стол, за которым они обычно ели, и каждое слово его так и сочилось издевкой.
        — Нет, любоваться, как у меня ничего не выходит, — выплюнул Гарри. — Это тебе нравится.
        — Если б я хотел полюбоваться, оставил бы свет, — тем же скучающим тоном ответил Драко. — Довольно странно, что я его погасил, тебе не кажется?
        — Ха! Очень смешно.
        — Невероятно, — процедил Драко. Раздражение в его голосе начало пересиливать издевку. — Я прямо умираю со смеху, разве не видно? Нет ничего смешнее, чем доверить тебе свою жизнь, когда ты и Lumos не можешь применить! Я теперь рискую вместе с тобой, между прочим, так что мне вряд ли забавно видеть, как ты не можешь управиться с заклинаниями, которые Темный Лорд освоил шестьдесят лет назад!
        — Десять баллов со Слизерина! — выкрикнул Гарри. — Тебе запретили высмеивать мои проблемы с магией!
        — Я высмеиваю твой идиотизм! — разозлился Драко. — Тебе нужно вернуть контроль над своей магией, и мне вовсе не нравится наблюдать, как у тебя ничего не выходит. Но знаешь, что мне пришло в голову? Все куда проще, чем кажется. Ты не вернешь свои способности, пока не захочешь, чтобы они вернулись.
        — Ты рехнулся? Конечно, я этого хочу!
        — Нет, не хочешь. Ты сейчас в точности как Лонгботтом. У него есть все, что нужно выдающемуся волшебнику, включая происхождение, но он слишком боится этим воспользоваться. Неудивительно, если учесть, что сталось с его родителями...
        — Ты знаешь про...
        — Из сплетен Упивающихся, — признал Драко и начал расхаживать туда-сюда, как раз на границе поля зрения Гарри.
        — Невилл ненавидит Волдеморта! Он был бы счастлив отомстить за своих родителей!
        — Отчасти это действительно так, не сомневаюсь. Но отчасти... он знает, что только сильные, уверенные в себе маги осмеливались бросать вызов Темного Лорду. Его родители, твои родители, ты сам... Он не хочет умереть, не хочет, чтобы его запытали до безумия, поэтому решил не быть сильным, уверенным магом. И, судя по всему, ты принял такое же решение.
        Гарри выпрямился.
        — Неправда! Я стараюсь как могу! Уже не первую неделю! Ты просто ничего не понимаешь!
        Драко криво усмехнулся.
        — Я не осуждаю тебя, Гарри. Я знаю, что тебя тошнит от всего этого дерьма. Сумасшедший, который пытается заманить тебя в ловушку, оказывается таким идиотом, что даже убить тебя не может! И тебе удается сбежать, и все начинается сначала... Да я б тоже захотел все бросить!
        — То есть ты думаешь, что Волдеморту надо было меня убить!
        — Я сказал совсем другое! — заявил Драко и стиснул кулаки. Он перестал ходить туда-сюда, подтащил стул поближе и сел напротив Гарри, напряженный и скованный. — Я думаю, что если он несколько часов тыкал в тебя иголками, когда мог бы просто отрезать голову, то он просто глуп! — Драко выпрямился и покачал головой. — Но дело не в этом, а вот в чем. Если ты хочешь вернуть свою магию, тебе нужно избавиться от совершенно неуместного желания не принимать участия в войне.
        — У меня нет желания не принимать участия в войне, — огрызнулся Гарри.
        — То, что ты делаешь, называется отрицанием, — объявил Драко.
        — Отрицанием? — запротестовал Гарри. — Да откуда ты набрался такой фигни?!
        — Из книги Северуса по маггловской психологии.
        Выходки Драко редко обескураживали Гарри до такой степени, но теперь ему только и оставалось, что тупо спросить:
        — Чего?
        — Ты меня прекрасно слышал. «Подростковая травма: путь к выздоровлению», вот как она называется. Северус оставил ее недавно на виду, и я прочитал все от корки до корки.
        Гарри резко втянул воздух сквозь зубы. Снейп раздобыл маггловскую книгу о том, как помочь подросткам, пережившим психологическую травму? Вот, значит, что без спросу взял Драко и рассердил Снейпа. Вот чем зачитывался зельевар! Никто прежде не утруждал себя так ради Гарри... у него сразу потеплело на душе.
        Впрочем, это не означало, что Драко можно совать нос в чужие травмы, сколько влезет!
        — Ты один денечек почитал книжку и теперь считаешь себя экспертом, так, что ли? — фыркнул Гарри.
        Драко махнул рукой в сторону стола, где они все эти дни занимались.
        — Ты же знаешь: я довольно неплохо запоминаю и анализирую прочитанное. А теперь слушай, потому что я во всем разобрался. Согласно этой книге, для тебя сейчас совершенно нормально отстраняться от всего, что может вызывать повторную травму. В твоем случае речь идет о магии. Ты не хочешь встречаться с Темным Лордом, ни при каких обстоятельствах, и поэтому не позволяешь себе справиться с простейшим заклинанием.
        Решительность в серых глазах Драко озадачивала: слизеринец, очевидно, верил в то, что говорил, хотя и явно ошибался.
        — Ты все понял неправильно, — возразил Гарри. — Я потерял контроль над магией еще до того, как Волдеморт приказал похитить меня и пытать. Это не реакция на какую-то там травму.
        — Разве твои проблемы начались не после того, как ты перенес травму, подвергнув себя мукам маггловской медицины?
        — Это была просто операция, Мал... — Гарри осекся и начал заново: — Мне сделали одну штуку с костным мозгом, а потом оказалось, что это была очень, очень плохая идея. Короче говоря, все причины моих бед чисто физические, а не психологические, ясно тебе?
        — Ты боялся игл, и тебе пришлось иметь дело с иглой, — возразил Драко. — Причем с очень большой. Я думаю, это и была травма. А то, что сделал мой... то, что случилось потом, только ухудшило дело.
        — Ну да, конечно, такая мелочь. Все у тебя одно к одному, — разозлился Гарри. Что он, трус — бежать от схватки?! — И от палочки моей толку никакого. Ну и что? Что это, преимущество, что ли? Волдеморт так и так сделает все, чтобы настигнуть меня и убить. Зачем мне облегчать ему жизнь?
        — Как твой шрам в последнее время? — неожиданно спросил Драко.
        Никак. Настолько никак, что я даже забыл о нем, вдруг сообразил Гарри.
        — Все тихо-гладко, да? Тебе не кажется, что это странно? Темный Лорд наконец-то захватил тебя и собирался поджарить как следует, я так понял, а ты взял да исчез у него из-под носа. По-твоему, он не должен быть в ярости, что ты сбежал? У тебя шрам должен бы пылать днем и ночью, но нет. Темный Лорд знает, что ты лишен магии, и теперь ему нет до тебя дела. А ты подсознательно понимаешь это и потому решил укрыться от него в выдуманном мире, где тебе не вернуть магию, сколько бы ты ни старался!
        — В этом нет никакого смысла, — заметил Гарри. — Он же видел, как я выплеснул стихийную магию. Он бы должен считать меня еще опаснее, если у меня столько силы.
        — А откуда ему знать, что они твои? Может, он думает, что это директор прорвался сквозь его щиты. Спорим, он уверен, что Северус приложил к этому руку, как-то ослабив щиты изнутри.
        — В таком случае, если уж речь зашла о Северусе, тебе не кажется странным, что его Метка тоже не болит? Он помог мне спастись, и я уверен, что Волдеморт хочет убить его за это, так что уж наверняка вызывал бы, просто чтобы помучить. Но не вызывает же! Так что, может быть, мой взрыв стихийной магии как-то повредил Волдеморту, и тот просто не может до нас дотянуться. Ни до меня, ни до профессора.
        — Милая теория. Одно только «но»: Метка у Северуса еще как болит.
        — Значит, он очень умело это скрывает!
        — Именно. Но не спрашивай, как ему это удается. Это личное дело, и если бы он хотел, чтобы ты знал, то сказал бы тебе сам.
        — А ты знаешь, да?
        — Я помогал ему с этим, — ровным тоном пояснил Драко. — Но я не стану тебе больше ничего говорить и настоятельно советую не спрашивать его. Поверь, ничего хорошего из этого не выйдет. Я просто имел в виду, что силы Темного Лорда все те же. И я думаю, что в книге все верно. Ты не поправишься, пока сам не захочешь.
        — Эта книга — сплошная чушь! — взорвался Гарри. — Ты же сам говоришь, что это маггловская психология. Но я-то не маггл!
        — Но тебя вырастили магглы, как ты сам мне напомнил. Я уверен, что их склонности повлияли и на тебя. Больше того, я это точно знаю. А у тебя классический случай отрицания.
        Гарри всплеснул руками.
        — Автор книги просто ошибается! И все!
        — Ну, он ошибается по крайней мере в одном, — признал Драко. — Тебе полагается отпихивать от себя Северуса обеими руками, потому что он, хоть и помог тебе, все равно напоминает о перенесенной травме.
        — Вот видишь? Книга ко мне неприменима. Она только для магглов.
        — Не исключено, — пробормотал Драко, постукивая пальцем по щеке. — Или же твоя новообретенная привязанность к Северусу может быть случаем гиперкомпенсации.
        — Да перестань использовать слова, которых даже не понимаешь! — рявкнул Гарри, немало обеспокоенный подобным описанием собственных переживаний. Привязанность? Он как-то не думал о происходящем в таких терминах. Больше того, он вообще старался об этом не думать. Он просто теперь признавал, что Снейп хороший человек — и в его глазах, и вообще.
        — Гиперкомпенсация, — безо всякого труда начал цитировать Драко, — есть приложение усилий сверх необходимого для компенсации психологической неполноценности. А также чрезмерная невротическая тяга к одобрению, вызванная неуверенностью в себе.
        Гарри сердито уставился на него.
        — Я не отрицал, что ты в состоянии вызубрить наизусть что угодно. Но определение — это тебе не список указаний, которые можно просто взять да выучить. Скажи честно, ты хоть смутно понимаешь, что сейчас сказал?
        — Честно? — передразнил Драко. — Нет. Мне надо перечитать книгу еще раз, но с того дня Северус внимательно следит, чтобы не оставлять ее здесь.
        — Мог бы и догадаться: значит, он не хочет, чтобы ты меня так препарировал.
        — Думаешь? А почему он тогда оставил ее в тот день? Ты хоть немножко представляешь себе, что Северус за человек? Он просчитывает все до последней мелочи. И не делает ошибок просто по неосторожности.
        — Думаешь? — передразнил его Гарри. — Да он облился зельем однажды, потому что беспокоился обо мне!
        — Потому что твои вопли напугали нас обоих до усрачки, ты хочешь сказать!
        — Ты не спал в ту ночь?
        — Думаешь, в Слизерине хоть один человек мог спать после того, как твой дикий вой донесся сюда по каминной сети?! — Впрочем, Драко почти сразу поправился: — Нет, тебя, наверное, только мы двое и слышали, но все равно... — Его передернуло. — Послушай, Гарри. Один только факт, что тебя мучают кошмары такой силы, означает, что у тебя... есть некоторые проблемы.
        — Я не чокнутый!
        — А никто этого и не говорит! — воскликнул Драко. — Может, тебе надо самому эту книгу прочитать. Или послушать. Попроси Северуса.
        — Может, и попрошу, — огрызнулся Гарри, хотя вовсе не собирался ничего говорить Снейпу. Он даже не хотел признавать, что знает о книге. И вообще ему от всей этой истории стало не по себе. Хотя с чего бы? Это ведь просто значило, что Снейп о нем всерьез заботится, неважно, говорит об этом вслух или нет. Это ведь хорошо, когда у тебя есть такой человек? Сириус и Ремус, конечно, заботились о Гарри, но у них была на то совершенно особая причина: его отец, а вовсе не он сам. О Снейпе такого уж точно не скажешь! Кроме того, даже когда Сириус был жив, они с Гарри редко виделись. А вот Снейп был всегда рядом и, несмотря на уроки и прочие обязанности, собирался выделять Гарри время — даже после возвращения в Гриффиндорскую башню.
        То, что Снейп беспокоился о нем достаточно, чтобы продраться сквозь маггловскую книгу в поисках способа помочь Гарри справиться с проблемами... это отчего-то казалось куда более серьезным — и страшным — чем все, что когда-либо делали для него Сириус и Ремус.
        «Может, мне поэтому не по себе, — думал Гарри. — Я боюсь, что этому скоро придет конец. Все хорошее быстро кончается, особенно для меня. Я терял Сириуса дважды: один раз из-за его стремления хоть на шаг да опередить Министерство, а второй раз — из-за Завесы. И я думал, что мы с Ремусом близки, но стоило мне потерять его из-за Снейповой злобы, и он исчез на два года. Люди, которые обо мне заботятся, никогда не остаются надолго. Так или иначе, но они уходят».
        Его размышления были внезапно прерваны, когда Драко помахал рукой у него перед глазами.
        — С тобой все в порядке? Или тебе нужен еще эликсир? Нам пока что везло, что Северус всегда оказывался рядом, когда тебе нужна была новая доза.
        — Да нет, я все вижу, — ответил Гарри. — Просто задумался. Профессор как-то упомянул одну вещь, которая может мне помочь...
        — Окклюменция, — кивнул Драко, подтверждая, что Снейп обсуждал с ним этот вопрос. Не сказать, чтоб Гарри это было приятно, но следующее замечание Драко его несколько успокоило: — Мне остаться и понаблюдать — вдруг замечу что-нибудь важное — или лучше уйти, если ты хочешь попробовать сам?
        — Я лучше сам, наверное, — пробормотал Гарри, которого это предложение застало врасплох.
        — Ладно. — Драко изящным движением встал с кресла. — Я пойду к нам в комнату, писать письма.
        Увы, Гарри обнаружил, что окклюменция не помогает нисколечко. Он по-прежнему не мог применить даже Lumos.

* * *

        — Ну что, — сказал Гарри однажды за ужином, — вы нашли способ провести Дадли сюда?
        Снейп замер, потом снова принялся аккуратно отрезать кусочек котлеты по-киевски.
        — Директор и я все еще ищем решение этой проблемы.
        — Вы это каждый вечер повторяете.
        — И всякий раз это правда.
        — Да, но уже неделя прошла... казалось бы, уж вдвоем-то вы непременно что-нибудь придумаете, — пожаловался Гарри.
        Драко налил себе второй бокал белого вина и потягивал маленькими глоточками, прислушиваясь к разговору.
        — Даже в личной библиотеке Альбуса нет никаких упоминаний о том, чтобы в Хогвартсе бывали магглы, — несколько нетерпеливо сообщил Снейп. — Но мы пытаемся измыслить способ этого добиться.
        — Проблема в том, что он не будет видеть то, что есть на самом деле? — вставил Драко. — Что он увидит одни развалины? Почему бы не обездвижить его с помощью Stupefy, аппарировать на платформу и просто левитировать в поезд? Привести его в чувство можно уже здесь. Если он очнется в твоих комнатах, то вряд ли увидит руины.
        — А это мысль, — пробормотал Снейп.
        — Ничего подобного! — запротестовал Гарри. — Дадли попросту спятит, окончательно и бесповоротно, если с ним такое проделать!
        — Ты ж его все равно не любишь, — поддел его Драко. — Судя по словам Уизли, этот твой кузен на тебе чуть не все детство сидел!
        Гарри наградил его сердитым взглядом, потом повернулся к зельевару.
        — Может, вы объясните нашему мистеру Учтивость, что подслушивать некрасиво!
        — Раз уж речь об учтивости, — спокойно ответил Снейп. — Может, ты подумаешь о том, что, в отличие от тебя, Драко не может принимать гостей. Может, ты не станешь выгонять его в другой раз, когда к тебе придут.
        И он аккуратно наколол на вилку кусочек брюссельской капусты.
        — Послушай, про твоего кузена, — снова обратился к нему Драко, бросив Снейпу умоляющий и в то же время раздраженный взгляд. — Даже если чрезмерное применение магии повлечет за собой возникновение неизлечимых фобий или шизофреноподобное маниакально-депрессивное расстройство...
        — Прекрати строить из себя психиатра! — заорал Гарри. — Честное слово, ты точно как Гермиона!
        Услышав это сравнение, Драко явным образом растерялся.
        — Ладно, тогда перестану. Мерлин меня упаси! Я имел в виду, что неважно, сойдет твой кузен с ума или нет. Он же тебе нужен только для того, чтобы охранные чары сработали!
        Гарри с грохотом швырнул нож на стол и развернулся к Снейпу.
        — Вы ему и про охранные чары сказали? Почему бы тогда вообще не выложить как на духу все наши планы? Вдруг кто-нибудь из Упивающихся еще не совсем в курсе?!
        — Десять баллов с Гриффиндора, — объявил Снейп, откладывая в сторону нож с вилкой, чтобы взмахнуть палочкой и подтвердить штраф. — Я же велел тебе не высмеивать лояльность Драко ему в лицо.
        — А я вовсе и не ему говорю, а вам!
        — Чего тебе еще нужно, Поттер? — зарычал Драко. — Хочешь, чтобы я еще раз выпил сыворотку правды и позволил тебе задавать вопросы? И да, я знаю, что Северус тебе говорил, как меня допрашивали. Видишь, не только мне он что-нибудь рассказывает!
        — Поскольку ты явно нашел какой-то способ обмануть сыворотку, то не хочу! — крикнул Гарри. — А почему вы не снимаете баллы со Слизерина? Он назвал меня Поттером!
        — Пусть будет так, — согласился Снейп, снова взмахнул палочкой и покачал головой. — Вы оба ведете себя как дети малые. Теперь что касается кузена Гарри: его здравый рассудок необходимо принимать во внимание...
        — Ну спасибо!
        — ... поскольку, — продолжил Снейп, зыркнув в сторону Гарри, — юный мистер Дурсль окажется не в состоянии участвовать ни в каких охранных ритуалах, если растеряет жалкие остатки своего интеллекта. Нам необходимо, чтобы он дал свое осознанное согласие. Как ты думаешь, Гарри, твой кузен мог бы согласиться на предложенный Драко способ, если объяснить ему все заранее?
        — Нет, — решил Гарри. — Он только еще больше перепугается.
        — В таком случае, — Снейп принялся размышлять вслух, — нам необходимо подыскать для него защиту. Но не от нападения, как обычно, а такую, что позволила бы ему сносить присутствие колдовства и видеть результаты...
        — Защитить его от собственной маггловости, — добавил Драко.
        — И слова-то нет такого, — пожаловался Гарри, но ни Драко, ни Снейп не обратили на него внимания.
        — Как насчет чар Исидры?
        — Они применимы только к сквибам, — ответил Снейп.
        — Второй принцип Сакенхайма?
        — Что, в твоем подчинении имеется турок-полувампир в сочетании со Щитом дурной славы?
        — Гм. Нет. — Драко побарабанил магически наманикюренными пальцами по отполированной столешнице. — А взаимообратная магия? Можно взять мать Гарри и его тетку как фокусные точки.
        — Магглорожденная и маггла, — презрительно усмехнулся Снейп. — Это несерьезно. И директор, и я уже неделю исследуем вопрос. Неужели ты полагаешь, будто студенту-шестикурснику удастся найти нечто, что мы проглядели?
        — У вас все еще предубеждения против магглорожденных? — взвился Гарри. В груди что-то странно екнуло: в конце концов, ему самому до магглорожденных был всего один шаг.
        Драко закатил глаза к потолку.
        — Если б были, неужели ты думаешь, он повторял и повторял бы мне, как оценки Грейнджер по всем предметам доказывают, что кровь еще не все?
        — Тогда почему вы усмехнулись на слове «магглорожденная»? — не унимался Гарри, желая услышать ответ Снейпа, а не Драко.
        — Я усмехнулся из-за того, что Драко неожиданно продемонстрировал слабое понимание движущих сил этого заклятия, — пояснил Снейп почти столь же презрительным тоном. — И, коли на то пошло, мы обсуждаем, каким образом пригласить в мои личные апартаменты маггла! Ты мог бы выказать толику признательности, вместо того чтобы дерзить! — Он повернулся к Драко и продолжил более спокойно: — Взаимообратную магию использовали сами родственники, и они же служили фокусными точками. Более того, эти чары должен применять чистокровный маг к сквибу, так что в данном случае ничего не выйдет.
        — Это не обязательные условия, — настаивал Драко. — Не в том смысле, в каком ты думаешь. Это просто... сопутствующие обстоятельства.
        Снейп покачал головой, но все же предложил:
        — Объясни, почему ты так полагаешь.
        — Ну, если подумать, то ясно, что эти заклятия могли быть полезны только чистокровным семействам. Кто еще стал бы к ним прибегать, да еще в те времена? — Драко повернулся к Гарри: — Это все очень архаичные средства. По-моему, ими несколько столетий никто не пользовался.
        — Полагаю, это возможно, — задумчиво произнес Снейп.
        Драко залпом допил остатки вина. Странно: обычно он потягивал его маленькими глоточками.
        — Итак... Если ты действительно веришь в то, что говорил Гарри, а потом мне, — продолжил он несколько неловко, — то это более чем возможно. Потому что... — Он вздохнул и договорил неохотно, стараясь не смотреть на Гарри: — Как чистокровное происхождение может быть обязательным условием, если, согласно твоим утверждениям, его попросту не существует?
        Снейп выпрямился и посмотрел на него, сощурившись:
        — Теперь ты в это веришь?
        Драко пожал плечами, избегая и его взгляда тоже.
        — Скажем так: я считаю, что для данного заклинания это не имеет никакого значения. Так вот, насчет взаимообратной магии, — поспешил он вернуться к более безопасной теме. — У нас есть все составляющие. Та же степень родства, связанная... нам нужно пять противопоставленных элементов. Думаю, подобрать будет несложно. Так... Тетка Гарри была маггла, тетка Дадли — ведьма. — Драко принялся загибать пальцы, бормоча что-то себе под нос, потом сказал: — Гарри, мне нужен еще один элемент. Ты наверняка сможешь что-нибудь придумать.
        — Да я даже не понимаю, о чем ты говоришь! — воскликнул Гарри.
        — Мы собираемся применить взаимообратную магию к твоему кузену, но нам не хватает одного элемента. Думай!
        Гарри отодвинул тарелку и повернулся к Снейпу.
        — Это старое заклинание, позволявшее сквибам видеть защищенные от магглов места, — пояснил он. — Постарайся придумать, по каким признакам можно противопоставить твою мать и тетку.
        — Хм... — Гарри задумался, но в конце концов вынужден был сказать: — Я почти ничего не знаю о матери.
        — Что, у тебя совсем не осталось воспоминаний из детства? — вопросил Драко, подняв брови.
        — А что ты помнишь с тех пор, когда тебе был год? — обидевшись, парировал Гарри.
        — Уроки латыни, — самодовольно объявил Драко.
        — Твое легкомыслие не ко времени, — одернул его Снейп. — Гарри, ты в самом деле ничего не помнишь?
        — Я помню, как она кричала в ту ночь, когда ее убили, — бесцветным голосом ответил Гарри.
        Снейп откинулся на стуле, сцепил пальцы и пробормотал печально:
        — Да и то лишь потому, что дементоры вызвали у тебя это воспоминание. Гарри, мне очень жаль.
        — Да, мне тоже, — все так же ровно отозвался Гарри. Потом спросил с подозрением: — Это вам Ремус рассказал?
        — Нет, ты сам, когда разговорился после операции.
        — А, ну ладно.
        — Ваша беседа весьма занимательна, — протянул Драко, — но нам по-прежнему не хватает одного элемента, чтобы замкнуть звезду.
        Гарри закрыл глаза и ответил дрогнувшим голосом:
        — Моя мать умерла в муках, а тетка — во сне?
        Теплая ладонь накрыла его руку, длинные пальцы слегка сжали ее, словно сочувствуя. Стало легче, хотя исходивший от них запах какого-то зелья окончательно отбил Гарри аппетит. Правда, ему и так уже расхотелось есть.
        — Этот элемент должен касаться тебя и твоего кузена, — тихо сообщил Снейп.
        Драко многозначительно кашлянул. Открыв глаза, Гарри увидел, что тот не сводит глаз с руки Снейпа, лежащей на его ладони.
        — Ну, значит, нужно искать последний элемент, — только и сказал Драко.
        — В любом случае, нам нужен символ, — заметил Снейп. Он выжидающе посмотрел на Гарри. — Полагаю, у тебя найдется какая-нибудь вещь, символизирующая твою мать?
        Гарри кивнул:
        — Несколько фотографий.
        — Заклятие будет намного эффективней, если привязать его к чему-то куда более личному.
        Да, конечно — зельевар имел в виду кольцо. Гарри вытащил его из-под рубашки и протянул Снейпу на ладони.
 &nb

просмотреть/оставить комментарии [646]
<< Глава 34 К оглавлениюГлава 36 >>
май 2020  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

апрель 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.05.24 23:53:00
Без права на ничью [2] (Гарри Поттер)


2020.05.24 16:23:01
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.23 00:46:57
Наши встречи [1] (Неуловимые мстители)


2020.05.22 14:02:35
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.21 22:12:52
Поезд в Средиземье [4] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.15 16:23:54
Странное понятие о доброте [1] (Произведения Джейн Остин)


2020.05.14 17:54:28
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.11 12:42:11
Отвергнутый рай [24] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.10 15:26:21
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.10 00:46:15
Созидатели [1] (Гарри Поттер)


2020.05.07 21:17:11
Хогвардс. Русские возвращаются [353] (Гарри Поттер)


2020.05.04 23:47:13
Prized [6] ()


2020.05.04 14:38:54
Дамбигуд & Волдигуд [5] (Гарри Поттер)


2020.05.03 09:44:16
Life is... Strange [0] (Шерлок Холмс)


2020.04.28 16:00:26
Безопасный поворот [0] (Гарри Поттер)


2020.04.25 10:15:02
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.04.24 20:22:52
Список [12] ()


2020.04.21 09:34:59
Часть 1. Триумф и вознесение [0] (Оригинальные произведения)


2020.04.20 23:16:06
Двое: я и моя тень [4] (Гарри Поттер)


2020.04.15 20:09:07
Змееглоты [3] ()


2020.04.13 01:07:03
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.04.05 20:16:58
Амулет синигами [118] (Потомки тьмы)


2020.04.01 13:53:27
Ненаписанное будущее [18] (Гарри Поттер)


2020.04.01 09:25:56
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.03.29 22:38:10
Месть Изабеллы [6] (Робин Гуд)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.