Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Вы знаете, что все авторы фанфиков как Льюис Кэррол -
"Я написал то, что мне хотелось прочитать. Люди этого не писали, пришлось самому" К.С. Льюис.

Список фандомов

Гарри Поттер[18508]
Оригинальные произведения[1242]
Шерлок Холмс[716]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[108]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12712 авторов
- 26897 фиков
- 8629 анекдотов
- 17693 перлов
- 681 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 5 К оглавлениюГлава 7 >>


  Простое будущее время

   Глава 6
– И была эта девочка так прекрасна, что король на радостях устроил большой пир. И созвал он на этот пир не только своих родных, друзей и знакомых, но и ворожей, чтобы они были к ребенку доброжелательны и милостивы. Но ворожей было в королевстве ровным счетом тринадцать...

– Как тринадцать? Всего тринадцать колдуний на всю Францию? А куда делись остальные – притворились магглами, чтобы не сожгли?

– Вот если бы ты ходил на маггловедение и не спал на истории магии, Поттер, не задавал бы таких глупых вопросов – по крайней мере, не задавал бы их столько. Ладно, объясню, как помню... Маггловские волшебные сказки – это скорее легенды, в большинстве которых описываются реальные события, разумеется, искаженные неосведомленностью и многократным пересказом. Некоторые из них упоминаются и в истории магии – например, то, о чем мы сейчас читаем, произошло в... Неважно, о хронологии потом расспросишь Грейнджер. Так вот, в дохристианскую эпоху никого не жгли, маги и магглы жили бок о бок сравнительно мирно – ну, примерно так же мирно, как между собой. А ворожеями магглы называют не всех колдуний, а только предсказательниц – и тринадцать, на мой взгляд, явный перебор, половина явно были шарлатанками... Мне продолжать?

– Угу. Но глупые вопросы, наверное, еще будут. Мне правда очень интересно. И вы здорово рассказываете.

– Стоило забыть все, кроме незначащей ерунды, чтобы удостоиться такой похвалы от Поттера... Подпихни к огню вон то полено... Ладно, сиди уж, укротитель черепицы, сам справлюсь.

Я киваю, еле сдерживаясь, чтоб не раскашляться, – с него станется влить в меня еще пинту Гермиониной бурды. Да уж... В конце сентября резко похолодало, и мы решили затопить камин – он у Снейпа маленький, но хоть не бутафорский. Правда, сначала повалил дым, пришлось аппарировать на крышу и левитировать гнездо возмущенной вороны на соседнюю трубу – тот дом все равно заброшен. Потом я решил заодно подлатать черепицу, провозился, подбирая нужные заклятия, – и подцепил бронхит, неожиданно тяжелый, с одышкой и температурой.

Живи я один, наплевал бы на то и другое, но Снейп тут же забегал вокруг, как мрачная встревоженная наседка. Сам списался с Гермионой, которая почему-то прислала не проверенное Перечное зелье, а какое-то экспериментальное Антипростудное, и поит меня этой экспериментальной бурдой каждый час, удваивая дозу при сильных приступах кашля. Гадость редкостная, но я не возражаю – таким деятельным я его со дня возвращения из Мунго не видел. Будет даже жалко, если зелье подействует слишком быстро. Но пока я кашляю как тролль, без конца потею и поэтому закутан во все нашедшиеся в доме шарфы и пледы, кресло придвинуто к камину так близко, что еще пара дюймов – и я сгорю, как Венделина Странная. А Снейп снует между кухней и гостиной, и в быстрых уверенных движениях проступает подзабытая хогвартская стремительность. Даже провалы стали реже, и отлучек за три дня не было ни одной.

Правда, в первое время в его хлопотах была какая-то настороженность – будто он боялся, что я поднимусь, отброшу тряпье, в которое он меня закутал, и скажу что-нибудь вроде "Я сам о себе позабочусь". А я и не думал ничего такого говорить. Заботливый Снейп оказался непреклонным до деспотизма и ужасно занудным. Но в целом это было непривычное и очень волнующее чувство: будто кто-то, от кого ты никак не ждал участия, вдруг подошел и обнял – неуклюже, неловко, больно стиснув ребра, но искренне – так искренне, что это даже немного пугало. Но вылезать из воображаемых объятий не хотелось.

За полдня он бегло просмотрел оставшиеся книги – "чтобы вас хотя бы совесть не мучила" – и, по-моему, сам удивился, обнаружив на нижней полке несколько маггловских – потрепанные детективы, любовный роман, который он листнул со странным выражением, и толстую книгу сказок. И я затаил дыхание, глядя, как его лицо осветила хмурая нежность и даже морщинка на переносице чуть разгладилась, когда он задумчиво водил пальцем по синим и золотым звездам на обложке.

Откуда у него книга, спрашивать я не стал – ясно, не помнит. Но Снейп вдруг вспомнил – и даже улыбнулся воспоминанию.

– Бабушка подарила. Кажется, она дарила еще, но куда делись остальные, я не знаю.

– "Волшебные сказки", – вытянув шею, прочел я название, вытисненное потускневшими золотыми буквами. Кажется, у Дадли такой не было – впрочем, я бы удивился, если бы была, настолько тетю Петунью корежило от всего волшебного. Правда, в школе я вроде бы что-то такое читал...

– Там что, "Джек – победитель великанов", "Мальчик-с-пальчик" и "Кот в сапогах"? Больше я никаких не знаю...

– Ага. А еще "Колдун-недоучка", – усмехнулся он как-то совсем необидно – или это я перестал обижаться. – Эх ты, неуч, маггловским сказкам, особенно волшебным, посвящен целый раздел маггловедения.

– И вы, конечно, были на маггловедении первым учеником, – съязвил я, не удержавшись, – и тут же пожалел об этом, потому что понял, из-за кого он мог записаться на ненужный предмет. Но он, кажется, тоже не обиделся.

– Не первым. Но кое-что запомнил – и, представь, помню до сих пор. Так что могу просветить, если желаешь... Хочешь, почитаю вслух? – вдруг спросил он, и я отчаянно закивал, боясь, что он откажется так же быстро, как предложил. Но он кивнул в ответ и улыбнулся, только уже мне, а не книге или воспоминаниям, – и воображаемое объятие стало теснее и крепче.

И вот шторы задернуты – день все равно пасмурный, мы сидим в золотистом полукруге каминных отблесков, и Снейп читает мне "Спящую красавицу" – читает своим изменившимся, хриплым и ломким после Хижины, голосом, сам временами подкашливая, но я боюсь его прерывать. Прошлое, в котором этот голос был другим и говорил другие слова, отступило в тень за нашими креслами, стало и вправду только прошлым, и я знаю, что возвращения не будет. В этом новом голосе больше нет ни злобы, ни желания оскорбить – а вот неравнодушие осталось. И я больше не гадаю о его причинах – просто потому, что не хочу спугнуть прочно поселившееся внутри чувство, пока хрупкое и ломкое, как его голос, но... настоящее, пусть пока безымянное.

Я не хочу давать ему имени. Мне просто хорошо, необъяснимо хорошо и спокойно – оттого, что его болезнь немного отступила, а моя позволила ему снова почувствовать себя нужным. Хорошо сидеть перед камином, хорошо – хоть и очень жарко – в шарфах и пледах.

И вообще все будет... хорошо?

Какое бессмысленное слово.

Все будет... правильно. Гермиона найдет книгу, к нему – к нам – вернется все утраченное. Но останется то новое, еще необъяснимое и неназванное, что дрожит и мерцает сейчас в золотистом круге, связывая и опутывая нас невидимыми нитями. Мы одни в этом круге. Тени прошлого нас не тревожат. И в гости сегодня мы тоже никого не ждем – Гермиона по воскресеньям обычно в Норе или у родителей, а остальные предупреждают заранее.

Джинни нас уже не навещает. В августе я посылал несколько сов, и каждый раз ответные оправдательные записки становились все суше и короче. А потом Гермиона молча передала длинное письмо, пестрящее восклицательными знаками – и заканчивающееся спокойной, судя по почерку, более поздней припиской:

"Гермиона была права. Мне действительно давно пора было научиться жить собственной жизнью. Я хотела, очень хотела провести ее рядом с тобой. Но я устала ждать, когда тебе надоест спасать безумца, которому ты ничем не обязан. Через неделю, месяц, год – когда? Тебе, похоже, никогда не надоест жертвовать собой из-за каких-то дурацких возвышенных причин. Но я хочу жить, жить, Гарри, а не вечно ожидать, когда же она наступит, эта настоящая жизнь. Прощай".

"Прощай" было все-таки немного размазанным – под конец не удержалась... Нет, это я не удержал. Понимаешь, мне трудно было держать сразу двоих. И Снейпа я никак не мог отпустить – это у тебя впереди свободный полет, а у него – пропасть. Но знаешь, Джинни, он много в чем обвинял меня несправедливо – но, уверен, не сказал бы ни слова, если бы однажды я повернулся и ушел бы устраивать собственную жизнь. И если когда-нибудь захочешь вернуться...

– Гарри, она передумает, – все повторяла Гермиона, теребя конверт, но я ее почти не слышал...

...если захочешь вернуться – знаешь, мне будет все равно. Честно. Живи своей настоящей жизнью. Прощай.

Мое "прощай" осталось невидимым. Наверное, поэтому слез на нем не было.

А Снейпу я про письмо вообще не сказал – он долго вещал бы, какой здравомыслящей особой оказалась мисс Уизли, а потом своим особым окончательным голосом выпер бы меня из дома в два счета. Только хрен бы я куда ушел, конечно. Моя самая настоящая жизнь была здесь, рядом с этим человеком, – и каждый день она наполнялась чем-то новым. Хрупким, пока неназванным, но этого чего-то уже гораздо больше, чем просто благодарности или жалости.

– ...Но не успела она прикоснуться к веретену, как сбылось роковое предсказание: она уколола палец. И в тот же миг упала на постель, стоявшую в светелке, и погрузилась в глубокий сон...

– Хм. Интересно, а какое это было заклятие – если это заклятие, конечно, а не сглаз или... Сэр?..

Ну вот, пожалуйста, стоило подумать про улучшение... Сказки с тихим шлепком падают на колени, рука свесилась с подлокотника, голова расслабленно откинулась на высокую спинку. Полная иллюзия сна, сморившего усталого путника после долгой дороги. Но этот путник, наоборот, только-только отправился в путешествие, – и поди знай, насколько оно затянется... Книгу лучше убрать, вдруг соскользнет – до камина меньше ярда.

Выпутавшись из пледов, я подхожу к его креслу. И моментально забываю о книге.

Сколько ни наблюдаю за ним во время отлучек, все никак не могу привыкнуть к тому, что глаза у него открыты. Хотя сразу понимаю, что видит он не меня – даже если не знал бы точно. Потому что таких взглядов мне от Снейпа не доставалось. Было и превосходство, и тяжелая неприязнь, и холодная насмешка, и обжигающая ярость. И непонятная, непонятая тогда просьба. Вот равнодушия точно не было.

А в этом взгляде, устремленном непонятно куда... не равнодушие, конечно, нет. В нем мягкая умиротворенность, почти прощальная, будто раз от разу он убеждается – все хорошо, все идет как надо – и знает, что каждый раз может стать последним. В нем любовная насмешка и совсем детское удивление, и иногда непонятное смущение пополам с досадой, будто он вынужден подсматривать за чем-то запретным.

Будто каким-то чудом ему удалось увидеть кусочек чьей-то счастливой жизни.

И можно делать что угодно – звать, трясти, тормошить, я все перепробовал – но на меня он не посмотрит, пока не вернется из своего прекрасного далека. А когда возвращается... Нет, конечно, во взглядах, устремленных именно на меня, тоже хватает и удивления, и насмешки, и – особенно сейчас – более сложных чувств, которым он, наверное, тоже затрудняется подобрать имя.

Но раз от разу во мне крепнет очень эгоистичное и, наверное, глупое желание – а сейчас в моей пылающей и плывущей от жара голове оно разыгралось особенно буйно. Когда эти глаза открыты и взгляд осмыслен, он должен быть предназначен только мне. Вот, представьте, – только, абсолютно и исключительно мне. Какой угодно – злой, удивленный, сердитый, смущенный, любовный.

Любовный.

Спокойно, Гарри, кажется, ты заплываешь за буйки. Убрал бы лучше сказки – за этим и поднялся, а задумался Мерлин знает о чем. Я подхватываю с его коленей увесистую книгу, раскрытую почти посередине, но прежде чем она захлопывается, взгляд цепляется за иллюстрацию – стройный принц, склонившийся над спящей под балдахином принцессой – и падает на фразу под яркой картинкой:

"Она лежала там и была так прекрасна, что королевич не мог оторвать от нее глаз, наклонился над ней и поцеловал ее. Тут красавица проснулась, открыла глаза и приветливо взглянула на него".

Мне становится смешно. Ну и ну, профессор, а это, по-вашему, что за заклятие? И какое объяснение дается этому эпизоду в специальном разделе маггловедения?

А потом я снова перевожу взгляд на Снейпа. И мне почему-то уже совсем не смешно. Мне страшно – потому что в моей температурной башке, до которой наконец дошел смысл этой детской сказки, в один миг сложился четкий план действий. Состоящий всего из одного пункта.

Хотя, вообще-то, из двух.

Склониться – и...

По лицу, которое в отблесках пламени кажется покрытым тяжелым румянцем, ходят черные четкие тени. И в этих тенях оно кажется волнующе, притягательно незнакомым – и тут же новый отблеск безжалостно освещает его, подчеркивая морщины и угрюмую резкость черт. Но странное дело – оно, это лицо, так беспощадно высвеченное, со всеми своими неправильностями, становится еще более притягательным. Притягивающим взгляд. Жесткое, преждевременно постаревшее – и в то же время что-то трогательно детское в этой упрямой складке. И вот в этой. И...

Трусишь?

Да. Потому что в изменчивом свете камина в этом лице, которое ты так давно знал, а сейчас словно впервые увидел, вдруг проступило все, что ты успел разглядеть за эти месяцы – или увидеть по-новому. Все, что успел полюбить.

Оно смелое и строгое, упрямое, бесконечно упрямое – но никто, теперь точно никто лучше тебя не знает, какой беспомощной, покорной, признающей бессилие бывает эта улыбка. Но чтобы признаться в слабости, тоже нужна сила, ведь так?.. Оно может быть надменным, уничтожающе надменным – но никто лучше тебя не знает, сколько неуверенности таится за этой надменностью, сколько болезненной горечи. Но когда есть кому сжать твою руку в тяжелую минуту, можно справиться и с неуверенностью, справиться вместе, правда?..

Склониться – и... Трусишь, Гарри?

Нет. Потому что он нужен мне, бесконечно нужен. И та самая настоящая жизнь, за которой он с такой тоской наблюдает в своих видениях, – вот она, совсем рядом. Осталось только убедить его в этом – и если то, неназванное, во взгляде – не температурный бред, сделать это будет довольно легко.

Осталось разбудить. Трусишь? А что ты теряешь? Склониться – и...

И я склоняюсь и целую его, осторожно притянув к себе узкое лицо, первым прикосновением едва дотрагиваясь до губ. Я не думал, что он что-то почувствует и тем более ответит – но он отвечает, неожиданно щедро и жарко. Будто это он чуть ли не полчаса уговаривал себя поцеловать свою прекрасную принцессу, а когда наконец осмелился...

Нет, подождите, это же я осмелился?.. Кто кого вообще собирался поцеловать?.. Потому что Снейп целует меня так, словно исстрадавшийся от жажды путник добрался до заветного источника – и пьет, пьет, пьет... Глаза, которые я пытаюсь держать открытыми, закрываются сами собой – меня со страшной силой уносит за эти проклятые буйки, практически несет на скалы. Это надо же – ты собирался подбадривать его, взяв за руку!.. Ты и сейчас считаешь, что вам этого хватило бы, если от нескольких поцелуев ты плавишься от жара, словно под кучей пледов, и его щека, по которой ты проводишь дрожащей ладонью, тоже пылает?..

А глаза по-прежнему открыты – и смотрят мимо спокойным ясным взглядом. Он что, еще... не вернулся?!

Я-то был почти уверен – ну, насколько можно быть в чем-то уверенным, когда в голове гулко и пусто, а тело потихоньку превращается в кисель, и лишь одна-единственная часть неостановимо твердеет, – что он проделывает все это... сознательно. А он, получается, все еще в отлучке, в своей чертовой отключке?! Может, и поцелуи покажутся частью видения, и, придя в себя, он посмотрит на меня так, будто ничего и не было?!

"Красавица проснулась, открыла глаза и сказала – езжай-ка ты, путник, своей дорогой". Интересный вариант концовки.

А вот фиг тебе, Шарль Перро! Я докажу, я… я думоотвод у Макгонагалл выпрошу, я...

Тут руки, обвившие мои плечи, внезапно размыкают объятие, и взгляд... Вернулся.

И, кажется, мне не надо бежать за думоотводом.

А когда он немного отстраняет меня и я вижу взгляд, наконец предназначенный именно мне, то понимаю – и убеждать его ни в чем не придется. Понимаю еще прежде, чем слышу:

– Представляешь... Нет, только представь – это все время был я!

Не понимаю, но какая разница?.. Потом объяснит – если вспомнит, конечно. Но сейчас он, кажется, вполне себя контролирует – точнее, ни фига не контролирует, но это осмысленные фразы, а не бред про тминный пирог. Он снова хватает меня за плечи, сжимает виски, притягивает к себе, обдавая жаром счастливого безумия, и, захлебываясь, бормочет:

– Зеркало. Сегодня ты подошел к зеркалу – какого черта тебе не пришло это в голову раньше?! И меня позвал, назвал по имени. Правда, Северус, мы ведь неплохо вместе смотримся? Отвратно, честно говоря, мы смотримся, когда перед этим неделю не спали – ты из-за спецопераций, а я из-за зелья для твоего драгоценного аврората, а теперь ты тащишь меня на вручение чего-то там почетного... Ладно, неважно. Главное, оно у нас общее – будущее, понимаешь?..

– Понимаю, – тихо говорю я, ошеломленный его напором, – и только после этого действительно понимаю.

Будущее. Жизнь, которая за поворотом. Туда он все время и отлучался – ко мне, но был только наблюдателем. Потом возвращался, но молчал, потому что в собственных видениях ни разу себя не увидел. А сегодня Поттер из будущего наконец подвел его к зеркалу, и он вернулся насовсем. Даже если видения будут длиться, это продолжится недолго – пока не найдется книга. А она найдется, потому что там, в нашем общем будущем, он снова варит зелья, – но и это, в общем, неважно. Главное – оно у нас будет, будущее.

А сейчас есть – настоящее.

Теперь нас несет на скалы вместе, и поцелуев нам уже недостаточно, – а все остальное пугает лишь в первую минуту, потому что нам обоим одинаково непривычно и неловко. Зато сейчас мы наконец-то на равных, впервые в жизни действительно на равных. И мы спешим – так отчаянно, что кровать в его спальне, куда у нас хватило мозгов подняться, протестующе скрипит, – спешим утвердить это равенство.

Это потом, после мы изучим привычки и склонности, паузы между всхлипами и оттенки вздохов. Разглядим, бесстыдно и любовно, набухшую багровую гладкость и нежную сморщенную розовость. А сейчас... сейчас надо быстро.

Потому что невозможно терпеть – нет, не собственный распирающий жар. А то, что Снейп беспомощно стонет, зажимает рот ладонью, – и другой рукой почему-то тянется к себе сам... И ты перехватываешь инициативу, перехватываешь узкую сухую кисть, растираешь, гладишь, сжимаешь – только уже не руку. Так что десяток движений спустя он стонет, не сдерживаясь, и, кажется, тоже не может терпеть, потому что дотягивается до твоей пульсирующей вселенной. Прибой, безжалостно и ритмично швыряющий о скалы, накрывает вас с головой – а потом уходит, уползает... Ш-ш-ш... Торопливая ярость оставляет ваши мокрые обессиленные тела, и приходит робкая, но уже вступившая в свои права нежность.

просмотреть/оставить комментарии [29]
<< Глава 5 К оглавлениюГлава 7 >>
январь 2021  

декабрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

...календарь 2004-2021...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2021.01.20
В качестве подарка [71] (Гарри Поттер)



Продолжения
2021.01.23 00:05:33
Наследники Гекаты [11] (Гарри Поттер)


2021.01.22 17:42:54
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2021.01.22 12:30:42
Наперегонки [6] (Гарри Поттер)


2021.01.22 00:03:43
Ненаписанное будущее [19] (Гарри Поттер)


2021.01.19 16:38:13
Вы весь дрожите, Поттер [1] (Гарри Поттер)


2021.01.18 21:27:23
Дочь зельевара [200] (Гарри Поттер)


2021.01.18 09:54:54
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2021.01.15 22:42:53
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2021.01.15 22:23:00
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2021.01.10 22:54:31
Амулет синигами [118] (Потомки тьмы)


2021.01.10 15:22:24
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2021.01.09 23:38:51
Без права на ничью [3] (Гарри Поттер)


2021.01.08 13:40:40
Глюки. Возвращение [240] (Оригинальные произведения)


2021.01.04 17:20:33
Гувернантка [1] (Гарри Поттер)


2021.01.04 10:53:08
Своя цена [22] (Гарри Поттер)


2021.01.02 18:24:44
Я только учу(сь)... Часть 1 [62] (Гарри Поттер)


2021.01.01 21:03:38
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2021.01.01 00:54:52
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.12.26 12:25:17
Возвращение [0] (Сумерки)


2020.12.20 18:26:32
Леди и Бродяга [5] (Гарри Поттер)


2020.12.15 20:01:45
Его последнее желание [6] (Гарри Поттер)


2020.12.13 15:27:03
Истоки волшебства и где они обитают [4] ()


2020.12.10 20:14:35
Змееглоты [10] ()


2020.12.01 12:48:46
Дамблдор [8] (Гарри Поттер)


2020.12.01 12:36:53
Прячься [5] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2021, by KAGERO ©.