Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Однажды Гермиона Грэйнджер выпила оборотное зелье с кошачьим волосом и пошла на аниме-фестиваль. Такой кавайной неки лондонские анимешники ещё никогда не видели!

Список фандомов

Гарри Поттер[18508]
Оригинальные произведения[1242]
Шерлок Холмс[716]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[108]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12712 авторов
- 26897 фиков
- 8629 анекдотов
- 17693 перлов
- 681 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 4 К оглавлениюГлава 6 >>


  Простое будущее время

   Глава 5
Это как аппарация, только переносит тебя безболезненно и беззвучно. Но переход мгновенный. Секунду назад ты наблюдал, как Поттер листает очередную книгу и рассеянно качает головой в ответ на твое "не пора ли оставить эту бессмыслицу". Устало удивлялся его упрямству – неужели и маггловские книги вздумает пересматривать? – и гадал, чего в этой настойчивости больше – веры или игры для единственного зрителя. Гадал, на сколько его еще хватит...

...А миг спустя ты в той же гостиной, только на Поттере не футболка с трилистником и рожицей лепрекона, а один из этих ужасных свитеров, что навязала ему – боюсь, во всех смыслах – Молли Уизли. В камине потрескивают дрова – значит, зима. На столе пергамент, по которому Поттер сосредоточенно водит пером, от усердия высунув кончик языка, как ребенок.

– Перечитаешь? – озабоченно спрашивает он, критически просматривая написанное. – Тут я перечислил список реагентов для распознавания ядов... наверняка где-то напортачил...

Конечно, спрашивает он не меня. Но я ни разу не видел его собеседника. И себя – наблюдающего – тоже не вижу. В кадре и в сознании все время только Поттер – задумчивый, улыбающийся, хмурящийся. Распахивающий ставни, гладящий кота, левитирующий свалившуюся с крыши черепицу. И занимающийся любовью.

Тогда его лицо оказалось совсем близко, и я сначала просто не понял, что происходит. Он тяжело дышал и дрожал, будто в ознобе, зажмурившись и трудно сглатывая, лоб и щеки были в испарине, и я решил – болен. Но потом он кое-как выдавил:

– Подожди, я подвинусь немного... вот так, чтобы тебе было удобнее... Так – хорошо?..

Я не слышал, что ответил его невидимый любовник. Но Поттер вдруг открыл глаза – и меня затопила и понесла волна его нежности, одновременно робкой и собственнической, – предназначенной, разумеется, не мне.

Зависти не было, как и меня в его будущем не было. Я здесь только зритель, неподвижный, невидимый и безгласный, будто стою за толстым зеркальным стеклом на сильном морозе и так промерз, что не ощущаю собственного тела, – а за стеклом, как воспоминания в думоотводе, чередой проходят картины чужого будущего.

То видение оказалось коротким – мгновенный переход, и я обнаружил себя полулежащим в кресле, только на колени был наброшен плед – наверное, Поттер приготовился к долгой отлучке, как мы это называем. Он сидел в соседнем и подался ко мне, заметив, что я пришел в себя, – но на этот раз не стал спрашивать, что я помню из увиденного. А я порадовался, что плотные шторы задернуты, в гостиной полумрак и выражение его лица почти неразличимо. Мне не хотелось вглядываться и сравнивать.

Я прикрыл глаза и думал – все-таки хорошо, что я солгал ему еще тогда, после первого раза, солгал, что опять провалился в черную пустоту, только гораздо глубже, и совершенно ничего не помню. Правда, тогда я сделал это необдуманно, просто растерялся, когда вполне осмыслил увиденное.

...Поттер режет тминный пирог – немного кривобокий, но аппетитный, с соблазнительно треснувшей корочкой. Покосившись на меня, слизывает с пальца налипшие крошки и блаженно жмурится. Нож скрежещет по фаянсовому блюду с надколотым краем, и Поттер морщится.

– Надо сразу было взять доску, – говорит он виновато. И, повернувшись к узкому шкафчику, достает истертый деревянный кругляш.

И этот щербатый кругляш, и нож с потемневшим лезвием, и белое в трещинках блюдо кажутся удивительно знакомыми. Чему удивляться – это моя собственная кухня. Но секунду назад ни пирога, ни Поттера здесь не было... Видимо, я опять выпал из реальности – неужели так надолго, что он успел испечь пирог? И как справился с духовкой – он же постоянно жалуется, что моя плита годится только на то, чтобы разводить драконов?

– Я специально испек сегодня именно тминный – помнишь?..

Довольно бестактный вопрос, и я раздраженно фыркаю. Но Поттер, не заметив моего недовольства, продолжает с какой-то непонятной фамильярностью, без привычного "сэр" или "профессор":

– И... слушай, может, ты зря опять вернулся к маггловской бритве? От заклятия, сам знаешь, и раздражения меньше, и порезов не бывает.

Нет, такое – даже не бестактность... Я с трудом верю, что действительно это слышу – Поттер, которого я успел узнать, просто не смог бы такое сказать. Или опять попытка встряхнуть, разозлить, чтобы выжать из меня крупицу магии? Очень неуклюже и очень... болезненно, потому что совершенно безнадежно, чего он тоже не может не знать. Или какая-то непонятная мне пока затея?.. Ладно, подыграем.

– Непременно воспользуюсь вашим советом, вот только достану палочку, – выговариваю я со всем возможным ехидством.

И Поттер, явно ждавший реплики, отвечает – но смысл сказанного доходит до меня не сразу.

– Не думай, это не потому что щетина. – И смущенно добавляет: – Даже если отрастишь бороду, мне все равно не разонравится, как ты целуешься. Никогда не разонравится.

Что?!.. Это он мне?..

Кто из нас помешался и с кем он вообще разговаривает? Я растерянно обвожу взглядом кухню – никого... Странно, когда на стене успели появиться часы? Уже много лет на полке старый маггловский будильник, сосланный на кухню из-за раздражающего тиканья. Но будильника не видно... Зато взгляд падает на календарь у плиты – и тут я наконец начинаю кое-что понимать.

На календаре сегодняшнее число. Тридцатое июля. Тысяча девятьсот девяносто девятого года.

Тминный пирог. Новые часы. Разговаривающий с кем-то другим Поттер – с кем-то, кого он готов целовать, несмотря на щетину, – он же не мне все это говорил?.. Я подношу руку к лицу – и не ощущаю прикосновения. И рук не вижу и не чувствую, вообще не чувствую собственного тела, словно мне осталась только возможность видеть – и разум, пытающийся осознать увиденное.

А что тут осознавать. Просто на этот раз, выпав из реальности, я провалился не в привычную глухую пустоту, а увидел будущее – только не собственное, а поттеровское. Впрочем, и собственное тоже – раз Поттер живет в моем доме, но печет тминные пироги кому-то другому, да еще и в честь какой-то памятной даты, значит...

Значит, уже через год я буду мертв – или все равно что мертв. Вероятно, моя беспомощная, окончательно потерявшая связь с реальностью оболочка лежит в закрытой палате Святого Мунго. Возможно, Поттер скоро навестит ее и не обделит пирогом, с легкой грустью наблюдая, как бесчувственное тело с пустыми глазами послушно поглощает пищу, не радуясь ни вкусу, ни аромату. А потом вернется в дом, который я ему, по-видимому, завещал, пока был еще дееспособен, – вернется к человеку, которого любит.

И если все остальное можно попробовать истолковать по-другому, то выражение, с которым он смотрит на невидимого собеседника, не требует ни толкования, ни пояснений. Когда-то в других, очень похожих на поттеровские, глазах я уже видел такой взгляд, только предназначен он был не мне.

Так же, как этот поттеровский взгляд предназначен не Джинни Уизли.

Видимо, именно поэтому я и лгу, когда картинка снова меняется – так неуловимо быстро, будто я вынырнул из думоотвода или аппарировал – и Поттер оказывается уже не по другую сторону стола, а совсем рядом, встревоженно стиснув мою руку. Прокашлявшись – наверное, от неожиданности поперхнулся чаем – спрашивает, что это было – очередной провал или мне что-то привиделось. Ничего, говорю я. Совершенно ничего не помню. Скорее, что-то привиделось, потому что нет ощущения новой дыры в памяти. А на что это было похоже, Поттер?

– Ну... будто вы куда-то отлучились из собственного тела, – выговаривает он – все еще хрипловато, со странной болезненной усмешкой. Наверное, зрелище было не слишком приятным. – А почему вы спросили, люблю ли я тминный пирог?

– А я спрашивал? Не помню. – Сейчас я не лукавлю. Видимо, в первое мгновение я совсем себя не контролировал.

– Ну и не важно, правда, не важно. Пойдемте, сэр, вам, наверное, лучше немного полежать, а я пока закончу с ужином...

Что я еще успел такого наговорить, если, растянув губы в неестественно бодрой улыбке, он при этом вцепился в мою руку, как утопающий? Почему отводит взгляд? С ним по-прежнему не надо никакой окклюменции – изо всех сил старается показать, что не обеспокоен, – и не понимает, что этим себя и выдает!..

А что, собственно, выдает? Что он за меня переживает? Кто я вообще Поттеру? Что я для него – живое саднящее напоминание о собственных ошибках, перед которым хочется загладить вину? Вечный неудачник, которому в очередной раз не повезло, и теперь он просто жалеет меня – по доброте душевной и потому, что это ни к чему не обязывает? Зачем он торчит здесь со мной, забросив свои дела, застряв на обочине собственной жизни? Не так давно я уже поворошил в уме эти вопросы – и оставил их на будущее. Но тогда будущее виделось несколько иным – неторной, но, в общем, светлой дорогой. Дорогой к свету. А сейчас это с каждым днем все сужающаяся темная тропа, просветы в нависших ветвях все реже, а впереди – глухая тьма. Зачем ему идти со мной по этой тропе?

Бессмысленно. Конечно, я уже... привык, что он все время где-то рядом. Но ведь только что убедился – через год меня в его жизни не будет. А в моей жизни никогда не будет чего-то хоть отдаленно похожего на тот поттеровский взгляд. Человек, на которого так смотрят, не просто любим – он бесконечно нужен, но это явно не про меня. Ну а если уж ему так необходимо кому-то сочувствовать, со своей совестливой натурой – слишком совестливой, как и всего у Поттера немного "слишком" – он быстро найдет новый объект для сострадания.

Довольно. Хватит длить агонию, цепляясь за чужую доброту и выдуманные им зачем-то "обязательства" – дементор побери, но что, что еще может держать его рядом с полуживым калекой, которого он полжизни ненавидел?! Чем быстрее я покончу с собственным темным настоящим, тем быстрее наступит его светлое будущее. И это будет последним долгом, по которому еще осталось расплатиться.

А сделать это будет на удивление просто. Всего лишь остаться одному, когда стены начнут подрагивать и кружиться – только это давно не вальс, это воронка, на дне которой – радостно щелкающая жвалами пустота. Всего лишь не звать, когда начнет затягивать, чтобы не уцепиться за взгляд, реплику, прикосновение. Сейчас приступы участились, и через пару суток – самое большее через неделю – все должно закончиться. Тело отправят в Мунго, душа... душа, по меткому выражению Поттера, куда-то отлучится. Черт с ним, мне это уже почти безразлично.

Брести по тропе имело некоторый смысл, пока впереди брезжила хоть надежда на просвет. А так...

– Поттер, пожалуйста, постарайтесь выслушать меня со всем доступным вам вниманием. Я поднимусь к себе. Ужинать не буду. И настоятельно прошу меня не беспокоить.

Почти выдергиваю руку. Почему-то трудно смотреть в непонимающее бледное лицо, и я не оборачиваюсь, когда уже на лестнице, прежде чем закрыть дверь наверх, договариваю:

– Оставьте эту бессмысленную возню с книгами. Займитесь, наконец, своей – своей! – жизнью и перестаньте растрачивать себя на остатки чужой. Займитесь чем-нибудь... полезным.

Может, он что-то и отвечает – я уже не слышу: стены начинают свое осточертевшее кружение. Ничего, пару строк я еще успею написать, не растеряв слова и не искажая смысла. Вот так... И подпись – без нее почему-то нельзя – почему?.. Неважно. Теперь можно лечь и позволить себе соскользнуть в воронку, на дне которой отвратительная тварь – помесь акромантула и единорога – выедает остатки памяти и желаний, остатки всего, что еще здесь держит. Правда, дает кое-что взамен – но ненадолго и немилосердно, подразнив напоследок картинами чужого счастливого будущего.

Хорошо, не чужого. Поттеровского.

Никогда он не был тебе чужим. Непонятным, неприятным, раздражающим до потери самоконтроля, – но каждое утро начиналось с того, что в Большом зале ты высматривал встрепанную черноволосую голову. Какая опасность грозила ему при всех, что ты не сводил с него глаз? Что ты выискивал в нем – сходство с человеком, которого ненавидел, – или другое, проступающее так явно, что ты предпочитал его не замечать? Или пытался разглядеть что-то, свойственное только ему – и наконец разглядел сейчас, в этот неполный месяц, когда он все время где-то рядом?..

Внизу очень тихо. Что он сейчас делает? Снова сидит на крыльце, перетирая мяту в ладонях? Или стоит за дверью и вот-вот войдет, как вошел недавно без спроса и стука, когда пустота заглотила почти целиком? Снова попытается взять мою руку и опять не решится?

Сколько вопросов... Даже сейчас он заставляет о себе думать и не дает соскользнуть!.. Я забыл названия трав и камней, забыл хогвартские лестницы и подземелья, по которым мог пройти с закрытыми глазами, память не сохранила ни заклинаний, ни зелий – но почему сожаление об этом настолько бесцветно, зато так ярка досада, что скоро я уже не смогу почувствовать тепло его руки?

Простое человеческое тепло. Случайные прикосновения Лили вгоняли в озноб и жар, словно ты держал в ладонях звезду. Потом остался только ровный холодноватый свет, совсем не дающий тепла, свет, в лучах которого ты казался сгустком абсолютной тьмы. И ты корчился под этим беспощадным светом, ненавидя себя и других, и искренне верил, что так ты хранишь любовь – любовь к мертвой звезде.

А рядом был живой человек, несовершенный, неидеальный, – живой. Все время был где-то рядом. Почему так вышло, что ты впустил его в свою жизнь только сейчас, подпустил к себе так непозволительно близко, что теперь корчишься уже от отчаянного желания еще раз – в последний! – сжать его руку?

Просто немного подождать. Этот приступ очень сильный. Ватная стена пустоты окутывает как кокон, сквозь нее скоро будет не докричаться. И прекрасно... Еще десяток таких – и все сотрется... Желание тепла, желание близости... желание жить.

И больше никаких картин чужого – не чужого – будущего. Никаких тминных пирогов и смущенных шуточек, никаких внимательных любовных взглядов – предназначенных не тебе, но какая разница, если сейчас, за полшага до пустоты, можно признаться – ты тоже был бы... не против.

За год он почти не изменился, только немного окреп после своих полуголодных месяцев в лесу. Но зелень глаз, сияющих изнутри ровным теплым светом, не изменилась совсем, и улыбка не изменилась – свободная, ясная, немного удивленная улыбка, будто он все время удивляется, что жив и даже, кажется, счастлив. Счастлив ли с этим своим небритым возлюбленным?.. Почему бы в этом не убедиться?.. Почему бы, черт побери, не признаться себе и в том, что клянешь его внезапную послушность и еле сдерживаешься, чтобы не позвать?..

– Поттер, – скрипучее карканье кажется беззвучным. Конечно, он не услышит. – Гарри!.. – но он уже здесь. Склонился – бесцеремонно, глаза сумасшедшие, больно сжал, встряхивает, не ослабляя хватки:

– Вы!.. Решили, что недостаточно издевались надо мной в Хогвартсе, да?.. Почему вы вздумали решать за меня?.. Вам знакомо значение слова "выбор" – или простые слова вы тоже забыли?!.. Неужели непонятно, что все, что происходит с человеком – это его, только его выбор, чем бы мы ни прикрывались, – и его жизнь, и вы тоже!.. А, черт... Сэр, просто не делайте так больше, пожалуйста, пожалуйста, я же сейчас за дверью чуть с ума не сошел, потому что боялся – не позовете...

– А если бы не позвал – ты не вошел бы? – шепчу я, наслаждаясь теплом наконец-то осязаемых крепких ладоней, отпустивших предплечья и растирающих мои влажные руки с грубоватой силой и неожиданной нежностью.

Он молчит, будто внезапно устыдился этой яростной вспышки, и неохотно бормочет что-то про нежелание навязываться. Врет, так же неумело и безыскусно, как в школе, и окклюменции не надо. Просто он помешался на этом дурацком выборе и решил... конечно же, решил, что раз я сделал выбор сознательно, вмешаться он не вправе.

Что ж... кажется, я действительно выбрал. Жалость? Пусть будет жалость, черт с ним, раз у Поттера для меня не припасено ничего другого. Когда-то я не смог принять это от его матери, решив, что даже ненависть лучше. Но теперь я больше не могу позволить себе совершать ошибки, которые уже не успею исправить.

Ватный кокон истончается и исчезает. Кажется, сегодня твари не удалось поживиться еще кусочком мозга. Мы спускаемся вниз, и я молча наблюдаю, как Поттер, шипя и чертыхаясь, продолжает бесплодно расходовать скудноватый запас моих спичек. Но вот чайник наконец вскипел, в плетенке выросла горка тостов с сыром, и он наливает мне чай в синюю чашку с золотым ободком. И хмурится:

– Черт.. А если в следующий раз вы окажетесь на крыльце и шагнете мимо ступенек? Или решите затопить камин и сунете в огонь не полено, а руку?

И теперь он почти не оставляет меня одного. Поэтому приступы случаются реже. Правда, и Грейнджер не шлет новых вестей – видимо, книга бесследно канула в министерских хранилищах или осела в подпольной частной коллекции любителя темных артефактов. Но Поттер еще надеется – и поэтому я никогда не расскажу ему о видениях.

Он не вошел бы, если бы я не позвал. Значит, для него я все еще человек, с желаниями которого стоит считаться. И самое меньшее, чем я могу отплатить за такое – и за то, что на миг он сжал мою руку так сильно, как не сжимают из жалости, – это тоже оставить ему выбор.

просмотреть/оставить комментарии [29]
<< Глава 4 К оглавлениюГлава 6 >>
январь 2021  

декабрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

...календарь 2004-2021...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2021.01.20
В качестве подарка [71] (Гарри Поттер)



Продолжения
2021.01.23 00:05:33
Наследники Гекаты [11] (Гарри Поттер)


2021.01.22 17:42:54
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2021.01.22 12:30:42
Наперегонки [6] (Гарри Поттер)


2021.01.22 00:03:43
Ненаписанное будущее [19] (Гарри Поттер)


2021.01.19 16:38:13
Вы весь дрожите, Поттер [1] (Гарри Поттер)


2021.01.18 21:27:23
Дочь зельевара [200] (Гарри Поттер)


2021.01.18 09:54:54
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2021.01.15 22:42:53
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2021.01.15 22:23:00
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2021.01.10 22:54:31
Амулет синигами [118] (Потомки тьмы)


2021.01.10 15:22:24
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2021.01.09 23:38:51
Без права на ничью [3] (Гарри Поттер)


2021.01.08 13:40:40
Глюки. Возвращение [240] (Оригинальные произведения)


2021.01.04 17:20:33
Гувернантка [1] (Гарри Поттер)


2021.01.04 10:53:08
Своя цена [22] (Гарри Поттер)


2021.01.02 18:24:44
Я только учу(сь)... Часть 1 [62] (Гарри Поттер)


2021.01.01 21:03:38
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2021.01.01 00:54:52
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.12.26 12:25:17
Возвращение [0] (Сумерки)


2020.12.20 18:26:32
Леди и Бродяга [5] (Гарри Поттер)


2020.12.15 20:01:45
Его последнее желание [6] (Гарри Поттер)


2020.12.13 15:27:03
Истоки волшебства и где они обитают [4] ()


2020.12.10 20:14:35
Змееглоты [10] ()


2020.12.01 12:48:46
Дамблдор [8] (Гарри Поттер)


2020.12.01 12:36:53
Прячься [5] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2021, by KAGERO ©.