Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Панси:
- Ты обозвал меня дурой! А теперь изволь сказать, что ты жалеешь об этом!
Драко:
- Дорогая, я очень жалею, что ты дура...

Список фандомов

Гарри Поттер[18480]
Оригинальные произведения[1241]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12702 авторов
- 26943 фиков
- 8625 анекдотов
- 17687 перлов
- 677 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 12 К оглавлениюГлава 14 >>


  Консерваторы

   Глава 13. Вам помочь, мистер Поттер?
— Гарри... Гарри... Просыпайся, дружище!.. Гарри, вставай!..

Спящий лишь повернулся на другой бок, спасаясь от назойливого баса и солнечного света. Слишком яркого света и слишком доставучего баса.

— Гарри, ну вставай уже! Я тебя уже сколько бужу...

Но нудный, противный голос не переставал бубнить. Уговоры Рона безжалостно разбивали иллюзию такого чудесного сна, и Гарри недовольно заворчал, зарываясь поглубже в подушку и натягивая одеяло на голову. Ему снился дом: красивый, добротный, чистый, светлый. И это был его дом — дом Гарри. И он гулял по этому прекрасному дому, выглядывал из окон, присаживался на диваны, заглядывал в шкафы... Самый чудесный в мире дом. Его дом... А нытьё Рона прогоняло сон, и Гарри уже понимал, что всё это не взаправду, что всё это сейчас развеется, как туман поутру, утечёт песком сквозь пальцы... И ему хотелось придушить Рона, лишь бы заткнуть неотвязный гул его ржавой басовитой пилы. Господи, ну почему они не могут его оставить в покое хоть ненадолго?

— Гарри, дружище, вставай, а?.. — тот лишь недовольно застонал в ответ. Но приставучий Рон не сжалился, а заорал во весь голос: — Ну сколько можно спать? Вставай сейчас же!

Гарри откровенно зарычал: всё, его прекрасный дом растаял без следа. И Рон на своей толстой шкуре познал бы степень досады несостоявшегося домовладельца, если бы не упоминание некоей крючконосой личности, одно имя которой моментально прогнало всякую сонливость и заставило Гарри выпрыгнуть из постели:

— Тебя Снейп, знаешь, уже сколько дожидается? Спускайся вниз!.. Всё, приятель, я побежал — на работу опаздываю...

Только за скоростным натягиванием мантии, после бешеной беготни по лестнице (ванная располагалась этажом выше) и разбрасыванием пижамы и попавшихся под горячую руку мелочей по комнате, Гарри поймал себя на мысли, что зельевар — вовсе не его муж (а даже если бы им и был?), а непонятно кто: так что же он, словно домовой эльф, чуть ли не двери из петель вышибает, спеша на зов? Стараясь угодить!

«Что за ерунда? Что это со мной? Чего это я спешу, как на пожар?» — и Гарри, старательно не допуская суетливых движений, неторопливо разгладил каждую складку своей мантии, поправил воротник и рукава. А затем очень медленно причесался, глядя на себя в молчаливое сегодня зеркало. Забавно, но проявленное к причёске внимание возымело результат — приведённые в порядок волосы вовсе не походили на старое воронье гнездо.

Гарри решил, что выглядит вполне... симпатично. Пойманный на месте преступления за разглядыванием себя в зеркале — умытый, причёсанный, аккуратно одетый, выспавшийся, с румянцем на щеках и блеском в зелёных глазах, — он в ужасе отшатнулся назад. Этого ещё не хватало! Что он — девчонка какая-то, чтобы в зеркале на себя любоваться? Или это на него так приближающееся замужество влияет? Последнее предположение заставило внутренне содрогнуться, и кровь бросилась ему в лицо.

Коря себя за неуместные, непонятные действия, омерзительные беспокойство и поспешность, он отвернулся от своего скривившегося отражения. Хорошее настроение ушло, не прощаясь, а он даже вниз ещё не успел спуститься. Что же дальше-то будет? А говорить с тем, кто ему пока никто, в смятении духа... Ну уж нет! Сдать партию за здорово живёшь не входит в его планы!

И Гарри остановился у стола, разглядывая подшивки газет и журналов, книги, свитки пергамента, свои записи и черновики писем. Ему потребовалось несколько минут, чтобы успокоиться и напомнить самому себе — кто есть кто: кто — он, а кто — Снейп. Да, ему необходима помощь этого невыносимого... человека, но это не значит, что Гарри не понимает, что тот — всё же его противник, а не друг. Что цена этой помощи может оказаться несоизмеримо высокой. Что ему необходимо быть очень осторожным, как если бы он был вынужден иметь дело с ядовитой змеёй. С очень скользкой, увёртливой и наглой змеёй. Которая им позавтракает и не подавится.

«Я не собираюсь сдаваться!» — пообещал он себе твёрдо и спустился вниз, где его ждали.

Или не ждали.

В гостиной никого не оказалось, что и неудивительно — этой комнатой пользовались редко, предпочитая ей уютную и тёплую вотчину хлебосольной хозяйки. Туда и отправился Гарри, не сомневаясь, что найдёт там своего... непонятно кого.

И нашёл — да не одного, а в компании Чарли. Они пили чай. В тишине. Глядя друг на друга через широкий стол. На столе, как и всегда, изобиловали сладости и выпечка, пыхтел и побулькивал круглобокий чайник, сонно позёвывала сахарница, розетки наперебой предлагали разноцветное варенье. И всё это великолепие было сервировано на белоснежной скатерти. В общем, миссис Уизли сегодня даже превзошла себя. Только вот почему-то её не было видно, хотя посидеть с родными и гостями за накрытым столом было её наилюбимейшим занятием.

Двое так сосредоточенно наблюдали друг за другом, что на безмолвное появление Гарри не отреагировали. Чарли потянулся к сахарнице, его крупная ладонь взялась за изящную крышечку, потянула её вверх... И была накрыта тонкой узкой ладонью... Фарфоровая крышечка выпала из неожиданно неловких пальцев. Покатилась по скатерти, натолкнулась на ложечку, звякнула жалобно и замерла, затаив дыхание, — будто и нет её здесь, и не было, и не она наводит тут беспорядки, привлекая к себе ненужное внимание.

Гарри замер, по примеру крышечки. Боясь вздохнуть громче. Слова приветствия застыли комом в горле. Щёки вспыхнули жарким румянцем. Но его надежды остаться незамеченным не оправдались.

— Доброе утро, Гарри, — негромко поздоровался Чарли, и его ладонь заметно дрогнула, освободившись от захвата тонких сильных пальцев, лаской скользнувших по тыльной стороне руки. А та, вторая — бледная и изящная — рука, как ни в чём не бывало, уже взялась за ложечку, чтобы поднести её к чашке и всыпать в дымящийся напиток сладкого белого песка с горкой.

Минута, разорвавшаяся на секунды, склеилась резко, сильно. И Гарри поздоровался с обоими, злясь на себя за горящее смущением лицо и запинающуюся речь.

— Доброе утро, мистер Поттер, — отозвался зельевар.

Его невыразительный взгляд обжёг. Пригвоздил к месту. И Гарри почувствовал себя мало того, что не в своей тарелке, так ещё и упавшей в неё невзначай надоедливой мухой. Он был здесь лишний, вопиюще лишний, мешающий самим своим существованием. И в голове Гарри впервые мелькнула мысль, что Чарли, говорящий ночью, что «не любит, иначе бы не отдал» своё крючконосое сокровище, был неискренен. Столкнувшиеся в воздухе и замершие на мгновение ладони, ослабевшая от нежданной ласки рука, что с лёгкостью удерживала не то что крышечки от сахарниц, а неистовых драконов...

Гарри похолодел: «А вдруг Чарли солгал? Вдруг он любит, а я самим своим появлением здесь разрушаю, краду его л...»

Эти сомнения были куда мучительнее прочих. Гарри, подчинившись заботливой просьбе Чарли, уже сидел рядом с ним, и чашка, предназначенная ему, уже источала одуряющий аромат свежей мяты, мелиссы и десятков сушёных трав по фирменному рецепту миссис Уизли. Розетка с абрикосовым джемом уже вовсю толкалась в его ладонь, намекая, что свежая булочка с именно её содержимым — это очень-очень вкусно. А Гарри, разглядывая кружащиеся в чашке чаинки, пытался понять, где правда и что ему делать.

Меж тем Чарли, исполнивший на отлично долг гостеприимства, завёл со Снейпом очень оживлённую беседу о прошедших в Румынии переговорах по покупке пары венгерских хвосторог. Он размахивал руками и весело, беззаботно посмеивался. Его замечания были колки и остры. И изумлённый Гарри не раз слышал не только ехидные, едкие ответы, но иногда и сухой смешок с той стороны стола, на которую почему-то не смел поднять глаз. Вообще-то Гарри думал, что зельевар или вовсе не умеет смеяться, или делает это... ну, раз в год — по особо знаменательным датам. А оказывается, он был вполне... человечным, когда разговаривал не с ним, не с Гарри.

Гарри изо всех сил пытался понять. Чарли сам его позвал. Сам рассказал. Сам всё объяснил. И Чарли — он нормальный парень, он не стал бы лгать! Да и зачем? Ведь именно он сказал, что ложь оскорбляет. А сейчас он так весело смеётся, так естественен и открыт, что упавшая крышечка кажется искажением пространства: не было её, так же как и ворвавшегося глубокой ночью в спальню Чарли взбешённого Снейпа, размахивающего «прощальным» письмом. Значит, всё в порядке. Значит, всё путем.

«Но они же были! — возмутился Гарри. — Значит, всё же что-то есть!»

«А ты знаешь «что» есть? Да? Именно ты — великий специалист в любви...» — ехидничал внутренний враг.

Горячее желание разрешить свои сомнения и открыто и прямо задать Чарли кое-какие вопросы, боролось с протухшим страхом наговорить лишнего и обидеть его или, не дай Бог, оскорбить. Оба страстных стремления натолкнулись на холодный взгляд Снейпа и сразу же сжались до размера, позволившего затолкать их в некий ящик с биркой «Планы на будущее» и не произнести ни единого слова.

— Вы уже закончили, мистер Поттер? — поинтересовался тот, воспользовавшись паузой в оживлённой речи Чарли. — Тогда собирайтесь — нас ждёт множество дел, а я не желаю тратить на вас всё своё свободное время.

Гарри, увлечённо размышлявший весь завтрак над проблемами личной жизни профессора и Чарли, осознал, что неведомо как успел набить живот свежей выпечкой и сладостями. Потому он сообщил Снейпу, что закончил. И давно собран.

Тот строго прищурился, разглядывая Гарри. Его холодный взгляд и поджатые губы сказали больше чем любые слова. Хотя и слова были не менее неприятны:

— Что значит — вы собраны? Мантия с гриффиндорской символикой — не самый удачный наряд для того места, куда мы собираемся. Переоденьтесь! — и профессор царственным жестом указал на дверь из кухни, явно подразумевая приказ Гарри порыться в многочисленных нарядах, от которых буквально ломятся шкафы, и найти мантию получше старой школьной формы.

— У меня больше ничего нет, — процедил Гарри зло. — Хотя... Да! Всё же есть! — внезапно вспомнил он. — И если вам, сэр, больше по вкусу зимняя хогвартская мантия, то я поспешу переодеться!

Снейп промолчал, хотя явно собирался сказать что-то и уже для этого открыл рот. Но лишь с шумом выдохнул и, внимательнейшим образом осмотрев Гарри ничего хорошего не предвещающим взглядом, проинформировал:

— Что ж, мистер Поттер. Значит, посещение мадам Малкин придётся перенести в верхнюю часть списка дел на сегодня, — и спросил: — Волшебная палочка при вас?

Гарри утвердительно кивнул. К его удивлению профессор нахмурился. Все встали из-за стола. Чувство неловкости вновь кольнуло Гарри, когда Снейп и Чарли на прощание обменялись рукопожатием. Некие точнейшие часы, где секундной стрелкой служили удары сердца, отмерили время объятий их рук; глаза впитали и оценили всё — ритм дыхания, выражение лиц, положение тел. Всё было обычно. Ничего сверх. Ни сбившегося вдоха, ни предательского румянца, ни особенного взгляда, но Гарри всё равно чувствовал себя третьим лишним, нежеланным свидетелем. И это ему абсолютно не нравилось.

Чувство неуверенности не покидало его ни на секунду, пока он шёл вслед за Снейпом к выходу из дома.

Им предстояло аппарировать совместно прямо с крыльца: для этого Гарри необходимо было приблизиться к Снейпу и обнять его. Что он и сделал — с опаской и недоверием к самому себе. Гарри вовсе не мечтал о наступлении временного помешательства, когда проклятие помолвки дурило ему голову настолько, что даже внешность зельевара менялась в его глазах, и крючконосое бледное лицо с тонкими губами и пронзительными глазами превращалось в самое желанное и прекраснейшее в мире.

Руки Гарри, опустившиеся на талию Снейпа, подрагивали. Худощавое тело обжигало сквозь тонкую шёлковую ткань. А когда ладони профессора скользнули по плечам, притягивая Гарри ближе, тот почувствовал, как легонько запульсировало кольцо и, что хуже, предательское желание подчиниться его магии. Нет, он боролся, не сдавался на милость победителя, но в том, что это чувство нашло внутри него отклик — ничего хорошего не было.

Так что, как только смазанный мир обрёл чёткость, Гарри с силой вырвался из кольца обнимавших рук, поспешил сделать несколько шагов от наречённого и прислонился к прохладной стене ближайшего здания в пустынном переулке, где они оказались. Гарри заметил взгляд зельевара — холодный, презрительный — и проигнорировал его. Желание сохранить рассудок свободным, а не хлопать ресницами, с восторгом пялясь в это надменное лицо, было важнее неудовольствия Снейпа из-за проявленной Гарри почти грубости. За свою резкость он не собирался извиняться.

Он ещё не успел отдышаться, лишь на секунду прикрыл глаза — а по макушке что-то несильно стукнуло и холодные вязкие струйки потекли по волосам и за шиворот. Гарри содрогнулся — а Снейп уже спрятал волшебную палочку: столь же молниеносно, как и вытащил её.

— Что за?.. — начал Гарри.

Но тот сразу же прервал его:

— Вас пока никто не должен видеть, — и, резко развернувшись, направился к единственному выходу из маленького безлюдного тупика. — Следуйте за мной! — прозвучал приказ от стремительно удаляющегося человека в развевающейся чёрной мантии.

И Гарри потащился за ним следом. Привычка Снейпа ничего ему не объяснять, одновременно требуя исполнения своих приказов, — убивала. Но и спорить было... Да, Гарри помнил, пока помнил, что обещал быть «послушным мальчиком», и старался выполнить своё обещание, но с каждым шагом попытка послушания всё больше превращалась в пытку.

Оказалось, лишь пара десятков метров серых каменных стен близстоящих домов отделяла их от шумной Диагон-аллеи. От многоголосых разговоров, разнообразия людских лиц, выражаемых ими эмоций, экспрессивных жестов, крика, смеха, ярких цветов мантий, островерхих колпаков, летающих сов, мяукающих котов... От всей этой невообразимой круговерти у Гарри закружилась голова. Он подотстал немного, разглядывая восторженную детскую толпу у витрины небольшого магазинчика, торгующего гоночными мётлами.

Всё было, как и когда-то прежде, ещё до войны. Никакого отличия. И Гарри вновь приветствовал волшебный мир, а воспоминания, словно свора бродячих собак, подстерегали его на каждом углу, покусывая и заставляя ворошить память. Всё здесь было привычно: магазины, аптеки, совяльни, люди, их знакомые и незнакомые лица, волшебные существа, суета... И вдруг Гарри осознал: это был и его мир. И его! Его тоже! Он вовсе не хотел этот мир потерять... Понимание этого простого факта оглушило настолько, что опустившаяся на плечо рука была замечена далеко не сразу.

Без тени язвительности в голосе профессор сказал:

— Пойдёмте, мистер... — и неожиданно прервался. Фамилия Гарри так и не сорвалась с его губ. — Пойдёмте, — тихо закончил Снейп. И его глубокий низкий голос, такой спокойный на фоне восторженной мальчишеской болтовни, ободрил Гарри, по-детски потерявшегося в шумной жизнеутверждающей толчее.

Сейчас, стоя посреди главной улицы магического Лондона, Гарри вдруг понял, что сам Снейп, его лицо и, в целом: вся его внешность, весь образ — удивительно подходят этой толпе. Отличаясь от улыбающихся лиц своей всегдашней мрачностью, от ярких расцветок и оригинальных одежд своей аскетической чернотой, он всё же выглядел настоящим волшебником, и с магглом его перепутать было невозможно. И этот мир принадлежал и ему тоже.

Во всё такой же плотной, суетливой, шумящей толпе вокруг них образовалось свободное пространство. Гарри заметил, что прохожие поглядывают в их сторону с любопытством, но никто не решается подойти поближе.

«Они не видят меня, — вдруг вспомнил Гарри. — Это к нему они не хотят приближаться!»

Что и неудивительно. На «классного мужика» профессор Снейп похож не был. Абсолютно. Милым и добрым человеком его тоже никто бы не назвал. Это — Снейп. И этим всё сказано.

— Пойдёмте, — повторил Снейп и чуть подтолкнул его вперёд, побуждая двигаться, а не стоять, открыв рот, и таращиться на окружающую суету, будто Гарри здесь впервые.

Рука Снейпа скользнула по рукаву мантии Гарри, нашла ладонь и сжала её. Гарри дёрнулся было, но его не отпустили. Захват стал «железным». Дальнейшее путешествие по людной улице было для Гарри ещё более удивительным и поражающим, чем его первая часть: за руку его даже в детстве никто не водил. Как ребенка. С одной стороны, понимать, что Снейп относится к нему, как к младенцу, было унизительно. С другой — такой жест...

«Он что — заботится обо мне?» — недоумевал Гарри, спеша вслед за профессором.

Осознавать его заботу было... до странности приятно. До этого момента ничего приятного от Снейпа Гарри не перепадало. Правда, были ещё некие прикосновения, но о них Гарри старался не вспоминать лишний раз.

«Нет, — решил Гарри наконец. — Он просто контролирует меня. Никакой заботы в этом нет. Только контроль».

Вскоре они очутились у достопамятного магазинчика мадам Малкин. И размышлять стало не о чем — руку Гарри немедленно оставили в покое. Только она всё равно продолжала гореть.

— Мистер Поттер, — произнёс Снейп, и его тёплое дыхание обожгло макушку Гарри. Тот замер, а его ладонь так и осталась лежать на ручке двери в ателье.

«Он слишком близко», — очевидный факт и его последствия: Гарри попытался избавиться от вернувшегося жаркой волной ощущения открывшихся на затылке «глаз», заворожено следящих за каждым движением наречённого.

— Вы помните, что для всех влюблены в меня? — низкий голос Снейпа, не встречая ни тени сопротивления, лился в уши и отравлял Гарри изнутри.

«Да, да, да!» — пело шелестящими травами в глубине. «О, нет! Нет!» — стонало на поверхности.

— Да, сэр, — ответил Гарри.

Ощущение пытки, развеявшееся за время, проведённое на Диагон-аллее, вернулось со страшной силой. Притворяться влюблённым — Гарри это обещал, да. Но, хоть убейте, не понимал, что конкретно хочет от него профессор. А ещё — тот стоял слишком близко. И проклятая магия толкалась у Гарри в голове, сводя его с ума уже в который раз.

— Тогда вперёд, — приказал Снейп тихо, и они вошли в ателье. Колокольчик на двери мелодично звякнул.

Мадам Малкин Гарри удивила. Первым делом, выкрикнув одно единственное «Здравствуйте!», она закрыла дверь ателье на ключ и хорошенько запечатала её заклинанием. Богатые шторы упали с карнизов и надёжно завесили большие витрины, не оставив ни солнечному свету, ни прохожим ни единого шанса заглянуть внутрь магазинчика. И только затем хозяйка принялась за приветствия всерьёз — обласкав словами и невозмутимого Снейпа, и смущенного её горячностью Гарри, с которого профессор снял дезиллюминационное заклятие сразу же, как только плотная ткань защитила их от любопытных глаз.

Ведьма, буквально сияя от радости, кружилась вокруг них вихрем мантий, кружев, отрезов ткани и портновских мерных лент. Её ода радости Великому Спасителю магического мира Гарри Поттеру вогнала последнего в краску. И она всё ещё продолжала трещать — как сорока весной. Попеременно восхваляя то Гарри, то его спутника. До тех пор, пока Снейп не утихомирил её несколькими хорошо подобранными словами. Вполне вежливыми, но такими, что женщина сразу же замолчала, вытянувшись в струнку и демонстрируя готовность исполнять его приказы.

Тогда Снейп объяснил мадам Малкин, что Гарри нуждается в приобретении полного гардероба одежды для молодого джентльмена его статуса. И он, Снейп, хочет его заказать.

Услышав, что хочет Снейп, Гарри нахмурился — прозвучало это как-то неправильно. Словно принимать подобную заботу от Снейпа для Гарри привычно и естественно. Последовал перечень предметов одежды, включая пижамы и бельё. Гарри, стоящий в центре круглой комнаты на небольшом постаменте и выключенный из переговоров профессора и портнихи, покраснел. Осведомлённость Снейпа, а теперь и этой суетливой женщины, о его сугубо личных делах крайне раздражала. А то, что они обсуждали все эти подробности в его присутствии, но не с ним — задевало и кололо.

Когда же в руки мадам Малкин перекочевал весьма увесистый задаток — предполагать, что кожаный кошель набит одними натами и сиклями было, по меньшей мере, глупо, — Гарри взвился от ярости. Забота Снейпа включала в себя не только переговоры, но и плату деньгами, деньгами Снейпа, а вынести это Гарри положительно не мог. У него были свои собственные средства — спасибо родителям — и он мог заплатить за себя сам! Сам!

С мыслью немедленно довести эту информацию до обеих переговаривающихся сторон, Гарри спрыгнул с постамента и решительно направился к ним. Но, прежде чем он успел высказаться, кольцо сильных рук обхватило его и прижало спиной к жилистому телу. Портновский метр, потянувшийся за Гарри следом и примостившийся измерять его и дальше, как только он остановился, был бесцеремонно отброшен в сторону.

— Мой славный мальчик, — начал Снейп, и женщина сомлела от нежности прозвучавших слов. Гарри скрипнул зубами.

— Он такой горячий и порывистый, мадам, — та закивала, и Гарри захотелось убить и её тоже.

— Конечно же это всё — мой свадебный подарок тебе, — раздалось громкое оханье и аханье портнихи, а к виску Гарри на мгновение прижались чужие губы. Мимолетное прикосновение зажгло кровь крохотными искорками. След поцелуя горел. Так же как и спина, и ягодицы, соприкасающиеся с телом этого невыносимого ублюдка.

— Мадам, прошу вас, принесите ту мантию, что мы только что обсуждали. Она необходима нам прямо сейчас, — приказал Снейп, и женщина, бросившись выполнять его поручение, исчезла где-то внутри мастерской.

Тотчас Гарри отпустили. Взъерошенным воробьём он отлетел от этого невыносимого гада на несколько шагов и резко развернулся, намереваясь высказать всё, собираясь сражаться.

Взгляд сверкающих тёмных глаз — уж точно с мелькнувшими в них вертикальными зрачками — Гарри отрезвил. Но не смог погасить вскипевшей ярости.

Глядя Гарри прямо в глаза, Снейп зашептал:

— Что за истерика, Поттер? Вы влюблены в меня! Вы послушны мне! И я требую этого не забывать!

— Все эти игры не означают, что вы должны за меня платить! — зло прошипел Гарри в ответ, хотя ему ужасно хотелось заорать.

Вздёрнутая бровь профессора и его тяжелый требовательный взгляд — вот и вся реакция мерзавца. Какой же он... И ни звука не издал, пока Гарри не повторил свою последнюю фразу, дополнив её страстно любимым Снейпом обращением «сэр».

— Вы считаете, здесь и сейчас — подходящее место и время для обсуждения подобных вопросов? — презрение в голосе Снейпа резало без ножа. — Вам и такую элементарщину надо объяснять, Поттер? Где ваши мозги в конце концов?

Гарри задохнулся от возмущения — им... и собой. Ох, книзлова печёнка!

Вернулась мадам Малкин. И Гарри очень захотелось её куда-нибудь отослать — чтобы, не теряя времени, продолжить «приятный» разговор.

Предложение раздеться, чтобы примерить новую мантию, усилило желание послать эту женщину подальше. Вплоть до Северного Полюса — когда её уговоры обзавелись рефреном: «А кого вам здесь стесняться, мистер Поттер? Не жениха же! На меня не смотрите — это моя работа!»

— Позвольте мне, — предложил Снейп, и женщина тотчас ретировалась, ворча себе что-то под нос. А мантия грудой сияющего чёрного шёлка осталась на руках профессора.

Гарри покраснел ещё сильнее.

— Вам помочь, мистер Поттер? — поинтересовался Снейп с притворной любезностью. — Надеюсь, вы сами одевались утром. И знаете, для чего предназначены эти кругляши. Не знаете? Это — пуговицы. Их расстёгивают...

Гарри не выдержал:

— Отвернитесь, — попросил он.

Снейп закатил глаза, но послушался. Молча. Видно в Запретном Лесу что-то крупное сдохло.

Гарри стянул с себя мантию. Уронил её на пол. И торопливо натянул новую, подхватив её из вытянутой руки стоящего к нему спиной зельевара.

Воротника Гарри коснулась тонкая бледная рука. Поправила ткань. Гарри замер на мгновение. А затем резко поднял голову вверх. В конце концов — ему нечего стыдиться! Да любой бы смутился, предложи ему раздеться перед Снейпом.

Тот смотрел на Гарри очень внимательно. Дождался появления лихорадочного румянца на щеках и склонился к нему. Приблизившись, Снейп прошептал на ухо:

— Вы — невыносимый идиот, Поттер, — и так же тихо сообщил на другое ухо: — Неподражаемый гриффиндорец.

Проклятое смущение сбивало Гарри с толку, иначе бы он показал этому... слизеринцу, чего стоят гриффиндорцы.

Но время ненавидеть было упущено — вернувшаяся мадам Малкин уже суетилась вовсю. Она охала и ахала, то восхищаясь, как хорошо мантия сидит, то уговаривая Гарри подождать ещё немного и обещая быстро-споро исправить все огрехи. А потом принялась подкалывать рукава и низ булавками, подгоняя одежду по размеру. Не прошло и пары минут, как Гарри ощетинился иголками с разноцветными головками. А его голова заныла от беспрестанной трескотни и наблюдения за Снейпом.

Гарри стоял неподвижно. Снейп прохаживался вокруг, глубокомысленно кивая и хмыкая в ответ на болтовню хозяйки ателье. Он веселился. Каждый раз, когда Гарри замечал брошенный в свою сторону взгляд, то в довесок получал кривящую уголок рта ухмылку. Какой же он невыносимый...

— Ну вот! Полюбуйтесь! — объявила женщина наконец и ловко поднялась с колен.

В подплывшем к ним зеркале Гарри увидел себя. А ещё — стоящего за его спиной Снейпа. Тот приблизился к Гарри почти вплотную и провел рукой по воротнику мантии, разглаживая невидимые складки. И его рука с тонкими длинными пальцами замерла на плече Гарри. В зеркале её бледность казалось холодной. Но в действительности — прикосновение жгло. Снейп наклонился к Гарри, чёрные волосы блестящей волной свободно заскользили и скрыли его лицо.

Смотреть на них двоих в зеркале — это было так странно. Он, Гарри, и Снейп. Рядом. Нереально.

Нереальности добавилось, когда его профессор зельеварения прошептал тихо — прямо в ухо, и так, что его тёплое дыхание согрело Гарри и заставило волоски на затылке подняться дыбом:

— Что, мистер Поттер, мне играть в любовь за двоих? Или вы всё же соизволите сделать хоть что-то? Без страха, которым вы полны по самое своё горло? — и его пальцы сжали плечо Гарри так сильно, что если бы это было не плечо, а шея — всё закончилось бы весьма плачевно. И тут же прикосновение стало лёгким, почти невесомым. Лишь напоминая о требовании подчиниться и обещании, которое Гарри не хотелось исполнять.

Гарри не боялся. Нет. Просто «играть в любовь» — это было неправильно. И он это знал. Внутри него всё бешено звенело тревогой, смущением и отчаянным нежеланием, когда зеркало отразило, как его собственная рука накрывает узкую ладонь Снейпа на своём плече. Поглаживая тонкие изящные пальцы. Лаская...

Смотреть на это безобразие Гарри не мог и закрыл глаза. Кольцо начало пульсировать.

Представление имело успех. Единственный зритель впитал всё до последнего чуть сорвавшегося вдоха Гарри и заохал от восторга.

Гарри же казалось, что только что он продал свою душу. И прогадал, не получив за неё ничего.

Несколько заклинаний мадам Малкин закрепили ткань, и булавки, повинуясь желанию хозяйки, выскользнули из новой мантии Гарри, сбились в кучу и опасной, сверкающей сталью стаей умчались внутрь мастерской.

Только на пути к камину, любезно предоставленному словоохотливой портнихой, Гарри понял, что Снейп одел его в свой фирменный цвет — чёрный.

— Куда мы? — спросил Гарри, ожидая получить в руки летучий порошок, но, как оказалось, у профессора были другие планы.

Снейп обнял его (в который раз за этот день, так что Гарри рисковал стесать зубы задолго до седой старости), бросил в камин горсть порошка и ответил на вопрос — длиннющей фразой на латыни. Из всего сказанного Гарри понял только то, что это была латынь. И первое слово — Министерство.

А потом их поглотило трескучее изумрудное пламя, и мир завертелся вокруг.

просмотреть/оставить комментарии [1217]
<< Глава 12 К оглавлениюГлава 14 >>
октябрь 2020  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

сентябрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.10.27 20:07:33
Работа для ведьмы из хорошей семьи [10] (Гарри Поттер)


2020.10.24 18:22:19
Отвергнутый рай [25] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.10.22 20:24:49
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.10.22 20:10:23
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.10.19 00:56:12
О враг мой [106] (Гарри Поттер)


2020.10.17 08:30:44
Дочь зельевара [196] (Гарри Поттер)


2020.10.16 22:49:29
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.10.13 02:54:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 18:14:55
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 00:13:58
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.29 19:52:43
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.09.29 11:39:40
Змееглоты [9] ()


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [258] (Гарри Поттер)


2020.08.28 16:26:48
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.