Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Что такое "клинит на поттериане"?
Это когда задаешь вопрос "Что такое "клинит на поттериане"?", затем описываешь заведомо неадекватную реакцию на самую обычную вещь - и называешь это анекдотом.

Список фандомов

Гарри Поттер[18567]
Оригинальные произведения[1252]
Шерлок Холмс[723]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[220]
Робин Гуд[218]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[186]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![184]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[141]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[115]
Произведения А. и Б. Стругацких[109]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[1]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12781 авторов
- 26925 фиков
- 8682 анекдотов
- 17712 перлов
- 704 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 10 К оглавлениюГлава 12 >>


  Хроноворот моей памяти

   Глава 11
Поттер копал с некоторым энтузиазмом – по крайней мере, его макушка появлялась из ямы с завидной периодичностью всякий раз, когда он разгибался, чтобы выбросить полную лопату земли. Идея взять его с собой в качестве помощника пришла в мою голову спонтанно. Мальчишка определенно засиделся в четырех стенах, поэтому стоило применить скопившуюся в нем энергию ради своей выгоды.

Несмотря на холод на улице, Гарри давно снял куртку, и от его худого тела, как мне казалось, валил пар. Я же, наоборот, мерз, зябко кутаясь в тонкое пальто, потому что нити, которые должны были способствовать контролю температуры, в замке не работали. Впрочем, желания помочь мальчишке у меня не возникало. Я думал о том, что мне пора заняться расследованием того, что происходит в замке, всерьез, раз уж я решил заботиться о благополучии Поттера.

Делая очередной круг по периметру могилы, я воскрешал в памяти моменты, которые казались мне наиболее важными. Все нити, по моему глубокому убеждению, вели к Тельме. Она была мне подозрительна больше других. Сказывалось не только мое неприязненное отношение к Уизли, поступки которой редко вызывали мое понимание или уважение. Были объективные факты, указывавшие на нее. Она жила у оборотней и появилась в их убежище случайно. Несмотря на ту пользу, что девушка успела принести, ее пребывание среди них выглядело подозрительным. Я понятия не имел, на что готов был Совет, чтобы осуществить ее внедрение. Возможно, убийство нескольких инквизиторов вполне укладывалось в маггловские представления о возможных жертвах. Отчего-то только сегодня вечером я вспомнил то, как собственный товарищ ранил парня с электрокнутом, готового прикончить ее в здании Архива. Совпадение? Нет, не думаю. В группе наверняка был хоть один осведомленный об истинном положении вещей человек, чтобы осуществлять прикрытие. Драко нервничал, потому что узнал Дидобе, значит, подозреваемых было трое: Уизли, Поттер или Бес. В отличие от Малфоя, мальчишку я из этого списка исключал. Дальнейшие события показали, что и Макгонагалл тут совершенно ни при чем. Да, Тельма подходила идеально, но меня мучил вопрос – кто выдал Ивон? У Малфоя были основания для подозрений насчет Поттера, но я полагал, что у Совета куда больше трех агентов, так что и тут мальчишка, скорее всего, не виноват. Смерть Уизли практически разрушила построенную мной логическую цепочку. Ну не мог опытный шпион так увлечься созданием себе алиби, чтобы нелепо погибнуть при пожаре.

Меня вообще волновали эти взрывы. Откуда у Дидобе мог взяться достаточный запас маггловской взрывчатки? Если взрыв был организован так, как сказал Блэк, то, по моим представлениям, длина даже замаскированного чарами шнура должна была быть не слишком большой, иначе на него все равно могли случайно наткнуться и раньше времени обнаружить заряды. Взрывы прозвучали один за другим. Сначала в восточном крыле, далеко от подземелий – такая последовательность была мне понятна. Только там вспыхнул пожар и потребовались люди, чтобы его тушить. Было очевидно, что шпион все рассчитал так, чтобы отвлечь внимание большинства обитателей замка. Тогда получалось, что второй взрыв – на Астрономической башне – был рассчитан на то, чтобы отвлечь меня. Кто-то оценил мотивы моих поступков лучше, чем это удавалось мне самому? Понял, что я брошусь проверять, жив ли Поттер? Вот только откуда у шпиона была информация, что я знаю о том, что мальчишка пошел на башню? Свидетелей того, что я подслушал разговор Поттера и Блэка, не было. Не было? Я раздраженно ударил себя по лбу. Как можно было не принимать ее в расчет? Ну конечно! Чтобы войти в гриффиндорскую башню, мне потребовалось пройти в дверь за портретом толстухи в розовом. Мы с ней еще препирались несколько минут, потому что в своем прогрессирующем склерозе она требовала от меня пароль. Эта склонная к нытью дама могла пожаловаться на мою невежливость, но кому? Вряд ли девушке, которую видит впервые в жизни. Чем больше я размышлял, тем больше верил в то, что Малфой совершенно прав насчет сообщника Дидобе.

– Северус, – оклик Поттера прервал поток моих мыслей. Я подошел к могиле. Мальчишка раскопал тело и даже, видимо, желая продемонстрировать мне свое мужество, отодвинул в сторону ткань, что его накрывала. Посветив себе Люмосом, я, наконец, понял, отчего так дрожал его голос и почему Захария Смит так и не явился этим вечером на назначенную встречу. У нас теперь было целых два изуродованных трупа, правда, один из них все же можно было опознать.

Смита ударили по голове, причем спереди и чем-то настолько тяжелым, что лоб был полностью размозжен. Потом его тело спрятали в свежей могиле, и мне отчего-то казалось, что это была определенного рода издевка. Нанесенное лично мне намеренное оскорбление. По крайней мере, один человек мог поспорить на деньги, что я с огромной вероятностью буду вскрывать могилу Тельмы, и этот же человек солгал мне, что залечил все раны на ее теле, кроме одной. Судя по тому, что я видел, лечить девушку практически не пытались. Ее грудь и лицо по-прежнему были обезображены ранами и ожогами, скрыть которые не мог даже начавшийся процесс разложения.

Я протянул Гарри руку.

– Вылезай.

Он схватился за нее, второй рукой зажимая нос и рот. Однако стоило Поттеру оказаться рядом со мной, мальчишка бросился в сторону, и его предсказуемо стошнило. Я подождал некоторое время, пока тошнота не перестала его мучить.

– Что тут вообще творится?

Вместо ответа на вопрос я протянул ему платок, чтобы он мог вытереть губы.

– Немедленно возвращайся в нашу комнату и жди меня там.

– Но, Северус…

Он хотел ответов, я же желал сейчас уберечь его не столько от правды, сколько от самих законов этого мира, где все доброе с какой-то удивительной легкостью погибало. Пора привыкнуть, что стоит нам расстаться, как он попадает в неприятности. Привыкнуть – и ни на миг его от себя не отпускать.

– Ладно. Пойдешь со мной, но упаси тебя Мерлин сказать или выкинуть какую-то глупость.

Он кивнул и вцепился в мою руку. На его все еще бледном лице была написана решимость. Закапывать могилу я не стал – просто установил чары, которые не позволят никому к ней приблизиться, пока я их не сниму. У меня были факты для очень долгого и обстоятельного разговора с Эдмондом и облегчение от того, что у Поттера на это убийство есть алиби. Сомнительное, но Полная дама должна подтвердить, что он весь день не покидал башню. В сложившихся обстоятельствах это лучше, чем ничего. Если я, наконец, начну думать и действовать быстрее противника, то, возможно, однажды мы доживем до того дня, когда сможем отправиться на поиски моря, что еще не утратило свой синий цвет.

***

В столь поздний час Эдмонд быстро открывал гостям, не считая нужным одеться. Видимо, он достаточно вымуштровал своих людей, чтобы знать, что если его поднимают ночью – повод действительно серьезен.

– Входите, – он не задал вопрос, почему я притащил с собой Поттера, и никак не отреагировал на смущенный, но немного вызывающий взгляд мальчишки, с изумлением разглядывающего его голый торс, испещренный многочисленными шрамами.

Люциус посторонился, и я убедился, что мы его не разбудили – скорее, оторвали от редких минут личного досуга. Книги, сложенные стопкой на полу у дивана, потрепанный шерстяной плед и початая бутылка виски свидетельствовали о том, что он предавался своему любимому занятию – изучал магию. В этом жестоком к волшебникам мире я никогда не встречал человека, настолько стремящегося к колдовству, словно оно было его единственным поводом гордиться тем, кто он есть.

Малфой сел на диван, нашел под пледом майку с длинным рукавом и надел ее. Похоже, Люциуса раздражало пристальное внимание Поттера к его шрамам. Это не было позерством – он вообще не любил помнить о них. Я задумался о том, сколько отметин он сохранил с самого детства. Мне бы, наверное, тоже не нравилось о таком вспоминать.

– Чем обязан вашему визиту? – Эдмонд плеснул немного виски в два старых серебряных кубка и почти залпом осушил один из них. Его что-то тревожило. Причин для волнения у Малфоя, конечно, было много, но сейчас он его демонстрировал, а это уже было странно.

Я подошел и взял второй кубок.

– Нам нужно поговорить.

Поттер, вошедший следом за мной, с любопытством изучал немногочисленные сохранившиеся портреты директоров Хогвартса. Малфой взмахнул рукой – и мальчишка осел на ковер. Я шагнул к нему и, взяв за запястье, проверил пульс. Он был ровным, свидетельствовавшим о чарах, погружающих в сон.

– Отличный выбор, я тоже предпочту обсудить все без лишних свидетелей.

– Тогда зачем ты привел его?

Я сел в кресло, пожав плечами.

– Возможно, чтобы у тебя не было повода упрекнуть меня в том, что я плохо за ним слежу.

– Пусть так. Его храп меня не потревожит. О чем ты мне хочешь рассказать?

– О так называемом расследовании, что было проведено после взрывов в замке.

Малфой усмехнулся.

– Значит, тебя не удовлетворили данные, предоставленные моими людьми?

Я кивнул.

– Нет, не удовлетворили. В отличие от тебя, я совершенно уверен, что мальчишка, – я указал на Поттера, – не Дидобе.

– Мы оба знаем, что ты так думаешь. Природу твой веры я не понимаю – против него говорят факты.

– Они много говорили и против этой девчонки, Тельмы.

– Она мертва. Ты должен понимать, что я никогда не поверю, что агент Совета решил вот так просто погибнуть. У него есть задача – она не выполнена. Правду мы узнаем, когда Алан придет в себя. Я бы на твоем месте занялся этим вопросом, а не поисками алиби для своего юного любовника.

Я нахмурился.

– Ты упрекаешь меня в равнодушии к судьбе Алана?

Малфой покачал головой.

– Нет, не упрекаю. Сол подтверждает, что вы оба делаете все возможное, но мне нужен результат. И тебе он нужен, потому что я поверю словам своего сына.

– Я сделаю все для этого возможное, однако не хочу закрывать глаза на факты. Кристиан Колби убедил тебя, что девчонка не может быть Дидобе, потому что ему без проблем удалось исцелить все ее раны, кроме той, что была смертельной. Он лгал. Сегодня ночью я вскрыл ее могилу. Тельме практически не оказывалась помощь. Возможно, из груди извлекли осколки, но раны потом не лечили.

– Хочешь сказать, ей позволили умереть?

Я не был уверен в ответе на подобный вопрос.

– Хочу сказать, что у меня есть доказательства того, что Колби лжет.

– Мы оба знаем его достаточно долго. Кристиан – человек, не раз доказавший мне свою преданность. Я не вижу причин, по которым он мог бы сейчас пожелать меня в чем-то обмануть, – задумчиво сказал Эдмонд.

– У меня есть неопровержимые доказательства. Одевайся, пойдем вместе взглянем на них. Я не смог бы сфабриковать такие улики. Никто бы не смог. Но это, к сожалению, не все новости. Сегодня утром у меня состоялся короткий разговор с молодым человеком по имени Коди Лошер. Он был одним из тех, кто расследовал взрывы вместе с Рэндомом, и намекнул мне, что у него есть некоторая информация, которую он хотел бы с кем-то обсудить, прежде чем решить, стоит ли идти с этим к тебе.

Малфой ухмыльнулся.

– Коди Лошер – параноик. Причем это не просто нелестная оценка, а официальный диагноз. Он родился в Инвернессе, на севере Шотландии. Его мать руководила подразделением городской Инквизиции. Думаю, она была волевой и бескомпромиссной женщиной. Узнав, что ее муж много лет скрывал от нее, что он волшебник, она избавилась от него, организовав несчастный случай. Не знаю, о чем думал этот маг, связавшись с нею. Возможно, рассчитывал, что она послужит ему надежным прикрытием… Так или иначе, он ошибся. Мать Коди не смогла уничтожить своего ребенка. Быть может, она надеялась, что он не унаследовал способностей отца. Как бы то ни было, она дала ему шанс, но требовала полного отчета о каждом его шаге. Мальчишка должен был поминутно отчитываться о том, как прошел день. Мать не оставляла без внимания ни один его поступок. К одиннадцати годам у Коди случилось несколько вспышек магии, как, впрочем, практически у любого из нас. Его мамаша требовала от него контроля, учила с подозрением и настороженностью относиться к каждому, кто бросал на него косой взгляд и мог заподозрить его в использовании волшебства. Впрочем, после третьей вспышки она поставила на нем крест. Ее карьера была под угрозой, женщина собиралась вступить в выгодный брак, а потому составила донос на собственного сына с просьбой определить его в гетто. Вот только мальчишка, обученный обращать внимание на все изменения в отношении к нему окружающих, узнал об этом и сбежал из дома. Благодаря своей осторожности ему удалось выжить даже на самом дне маггловского общества, вот только верить людям он разучился в принципе. Ему кажется подозрительным все вокруг. В первый год в замке он, видимо, в благодарность за то, что я его сюда привел, по сто раз в день доставал меня доносами на всех, кто его окружал. Любое отклонение от привычного порядка вещей он считал глобальным заговором. Признаюсь, что, немного устав от его навязчивости, я был с ним излишне резок и посоветовал уделить больше времени тому, как обустроить свою жизнь, а не пытаться разрушить чужую. Он немного обиделся, но, кажется, успокоился. Некоторые его способности нам подходили, так что я решил, что рано или поздно он приживется в замке и найдет общий язык с окружающими. – Малфой снова ухмыльнулся. – Теперь, зная все обстоятельства, скажи мне, так ли уж ценны были его сведения.

Я пожал плечами.

– Понятия не имею. – Над словами Люциуса стоило задуматься. – Он так и не пришел ко мне. Возможно, тот, кто счел, что ему действительно есть что сказать, не знал, что к любым словам Коди ты отнесешься с большим скепсисом. А может быть, наблюдательность парня сыграла на этот раз против него самого… – Я подвел итог: – Как бы то ни было, он мертв. Ему проломили голову, затем тело было закопано в одну могилу с трупом Тельмы. Я защитил это место заклинаниями, и, если желаешь взглянуть…

Малфой задумался.

– Ну что ж, полагаю, нам действительно стоит прогуляться, но не для того, чтобы осмотреть трупы. Это может подождать. Из твоего рассказа я сделал вывод, что агент Совета очень быстро уничтожает любого человека, которого считает угрозой.

– Это не Поттер. Мальчишка весь день провел в башне.

– С этим мы разберемся позже. Сейчас у меня есть вопросы к Кристиану и большие сомнения, что я успею их задать.

***

Эдмонду определенно стоило осваивать прорицание. Впрочем, его способности были весьма посредственными, потому что такой результат мог предугадать даже я. Когда мы, постучав в дверь Колби, так и не дождались ответа, Люциус взмахом руки отпер замок, и мы вошли в просторное помещение, которое когда-то было классом древних рун. Первая часть разгороженной ширмой комнаты напоминала смесь лаборатории зельевара и лазарета. Несколько узких коек, начищенные до блеска котлы на треногах, коробки с простейшими маггловскими медикаментами. Вторая часть помещения, куда сразу направился Малфой, а следом за ним – и я, походила на жилую комнату. Мебели было немного: письменный стол, пара тумбочек и стульев, кровать с балдахином и платяной шкаф. Порядок у Колби царил идеальный. Такое впечатление, что перед тем, как заснуть, сидя за столом, он целый день убирался, стирая пыль. Люциус подошел к Кристиану и пощупал его пульс.

– Мертв, – равнодушно констатировал он и взял кубок, который стоял на столе. Понюхав его содержимое, скривился. – Белладонна. Судя по запаху – очень сильная концентрация.

Я взял из рук Малфоя кубок. От состава, что оставался на его дне, действительно исходил сильный аромат белладонны, но я различил и другие.

– Это яд, Малфой. Простой в изготовлении: все компоненты растительного происхождения, но это не делает его менее эффективным.

– Насколько быстро действует такой яд?

– Он медленный. После приема зелья он прожил еще минимум пять часов.

Малфой посмотрел по сторонам.

– И все это время занимался уборкой? Как-то это не похоже на Колби.

– Думаешь, его заставили отравиться, применив Империо, а потом убийца приказал своей жертве заметать следы преступления?

– Так это и выглядит. Звучит цинично, но, похоже, ума нашему противнику не занимать. А еще он очень чем-то занят, иначе – почему пошел на такой риск? Колби мог сбросить заклятье, его могли обнаружить до того, как он умер.

– Ну, снять заклятье не так просто, и, судя по всему, Кристиан умер больше двух часов назад. Кто знает, может, убийца все это время был здесь? Один прикончил Колби, второй – Коди. Глядя на то, с какой скоростью они наносят удары, думаю, ты был совершенно прав насчет того, что в замке действуют два агента.

Малфой пожал плечами.

– Меня сейчас беспокоит не это. – Он медленно ходил по комнате, осматривая все вокруг. – Следы чего пытались скрыть?

Я последовал его примеру и стал проверять ящики стола. Бумаг у Колби было немного, и ничего интересного, кроме рецептов целебных зелий, в них не было. Приподняв труп, чтобы внимательнее его осмотреть, я понял, что, судя по синеватому цвету его нёба, Кристиана действительно отравили. Уже собираясь переложить тело на постель, я заметил бумагу, которую покойная Нарцисса сжала в кулаке. Окоченение было несильным, и мне без труда удалось разжать пальцы.

– Эдмонд, посмотри.

Малфой подошел и вместе со мной изучил записку. Почерк однозначно принадлежал Колби, хотя было видно, что писал он через силу, так нажимая на перо, что бумага в нескольких местах прорвалась.

«Я верю, что все содеянное мною было сделано ради тебя. Я ни о чем не сожалею,

К. К.»

– Идиот, лучше бы написал, кто его отравил. – Не демонстрируя больше никаких эмоций, Малфой вернулся к осмотру помещения.

– Странное послание, не находишь?

– Такое же глупое, как сам Колби.

– Есть мысли, кому оно предназначалось?

Малфой осматривал котлы.

– Есть.

Я разозлился.

– Послушай, если это какая-то тайна, то можешь просто попросить меня не задавать вопросы на эту тему.

Малфой раздраженно пожал плечам.

– Да нет тут никакой тайны. Колби не нравились женщины, но он отчего-то стыдился своих наклонностей и боялся, что об этом кто-то узнает. Не спрашивай меня, почему его это так беспокоило, я понятия не имею. Хотя нет, он что-то рассказывал о том, что до того, как у него произошла вспышка магии и ему пришлось податься в бега, Кристиан был детским врачом в Бирмингеме. Возможно, сохранилась привычка пускать пыль в глаза слишком уж предвзятым мамашам. Несколько лет назад Колби решил, что влюбился, и попытался добиться расположения объекта своих чувств, – Люциус поморщился, – моего расположения.

– Так это письмо тебе?

– Нет. Мы не продвинулись дальше его признания и моего официального заявления о том, что меня подобные отношения не интересуют.

Я усмехнулся.

– А ты популярен у мужчин в Сопротивлении.

Малфой даже не думал смущаться.

– Поверь мне, женщины доставляют куда больше проблем. Власть и сила всегда сексуально притягательны. Я не питаю иллюзий относительно причин собственной привлекательности для разнополых поклонников. Если говорить о Колби, то страдал он недолго – некоторое время назад я заметил, что у него кто-то появился. Гомосексуалистов в Сопротивлении не так уж много, так что я могу тебе точно сказать, что он спал либо с Рэндомом, который откровенно неразборчив в выборе партнеров, либо с Мэдсоном. Но тот, кажется, предпочитает мальчиков помоложе. Впрочем, возможно, Кристиан связался с кем-то, кто, как и он сам, не афишировал свои предпочтения.

Один вопрос не давал мне покоя.

– Сколько же людей посчитало тебя лицемером, когда ты решил изобразить связь со мной?

– Не думаю, что кому-то, кроме Рэндома, до этого вообще было дело. У меня репутация человека, который совершенно не умеет выбирать любовников. Взять ту же Ивон. Слухи о ее деятельности многих заставляли думать, что я безумен, раз связался с такой женщиной. Полагаю, те же самые мысли были и на твой счет.

– Ты сказал, Рэндом отличается от остальных.

– Упрямством. – Малфой наклонился, и его голова исчезла в огромном котле, отчего голос звучал приглушенно. – Он совершенно не умеет проигрывать. С таким проще переспать – он не слышит отказа.

– Так что тебя останавливает?

– Непредсказуемые последствия такого поступка. Он может удовлетворить свое любопытство и отвязаться от меня, а может, наоборот, проникнуться идеей еще больше, и тогда я вряд ли сумею выставить его из своей жизни, а в ней для него нет места.

Малфой выпрямился, с интересом разглядывая собственные пальцы. Он их даже понюхал.

– Что-то нашел? – спросил я, отбрасывая в сторону совершенно бесполезную подушку. Похоже, только Поттер считал свою постель надежным тайником.

– Ты мне скажи.

Я подошел к Эдмонду и, взяв его руку, поднес к носу его перемазанные чем-то похожим на деготь пальцы. Запах был острый, но совершенно мне не знакомый.

– Понятия не имею, что это.

Люциус улыбнулся моему невежеству.

– Это нефть. Когда-то давно магглы использовали ее в качестве одного из источников энергии, но запасы этого ресурса в мире уже столь невелики, что от ее применения давно отказались. Кто-то вычистил котел, но нефть маслянистая, и водой ее хорошо не смыть. Я нашел немного на самом дне.

Я, несомненно, слышал о нефти, просто постоянно жил в мире магов, где ее использование не практиковалось. Для зелий она была, насколько я знаю, совершенно непригодна.

– Кажется, это какой-то горючий материал.

– Именно. Для того чтобы устроить взрыв, ее нужно слишком много, а вот чтобы организовать пожар, который будет довольно трудно потушить, – достаточно и вполне умеренного количества. Когда я осматривал восточное крыло, то нашел очаг возгорания. Это был склад, куда женщины сносят для починки постельное белье, шторы, скатерти и прочий текстиль, найденный в замке. Работа эта кропотливая, мастериц у нас немного, и склад почти всегда переполнен. Там сухо, помещение хорошо проветривается – идеальное место для поджога.

– Но нефть черная. Ее должны были разлить непосредственно перед пожаром, иначе кто-то мог ее заметить. К тому же запах специфический.

– Запах теоретически можно скрыть с помощью магии, что до цвета… Ну зачем, по-твоему, переливать нефть в котел, если ее хотели использовать в чистом виде? Думаю, тут из нее сделали бензин. При должной фильтрации он может быть вообще прозрачным. Хорошенько вымочили в нем несколько тряпок и отнесли в кладовую, засунув куда-то на дальние полки за несколько часов до взрыва. Бензин начал испаряться, и для пожара хватило бы и искры.

– Думаешь, Колби был во всем этом замешан?

Малфой пожал плечами. Я не сомневался, что он проявит пристальное внимание ко всему, что случилось в ту ночь, но, похоже, Люциус продвинулся в расследовании куда дальше, чем я, непосредственный участник событий. Впрочем, у него для этого была куча помощников, и он не был обременен неприятностями в лице Поттера.

– Я не знаю, замешан он или нет, но в замке всего две алхимические лаборатории: у него и у Сола. Чтобы подготовить взрывчатку и средства для поджога, хотя бы одной из них нужно было воспользоваться.

С этим трудно было не согласиться. В Хогвартсе было много пустующих помещений, но очень мало подходящего оборудования. К тому же, резкая вонь, возникающая в процессе экспериментов с нефтью, могла привлечь лишнее внимание окружающих. Лонгботтом в свою лабораторию никого не пускал в принципе, а сейчас, когда там находился Алан, в подземелье постоянно присутствовал кто-то для его охраны. У Колби было все необходимое, а его перегонным аппаратам мог бы позавидовать даже я. К тому же, Кристиан постоянно ставил эксперименты по созданию новых целебных зелий или воспроизведению старых рецептов, а также искал новые компоненты, которые могли бы заменить давно утраченные. Значит, к исходящим из его комнат неприятным запахам окружающим было не привыкать. Кроме того, Колби обучал всех желающих постичь его умения, и в его лаборатории постоянно торчали ученики, так что если кто-то из них захотел бы поставить собственный эксперимент – Кристиан бы не отказал. Почему-то мне не хотелось думать о его осознанной вине во взрывах и пожаре. Нарцисса, которую я знал, на протяжении нескольких жизней была довольно равнодушной к чужой боли женщиной. Показное безразличие она утрачивала только тогда, когда речь заходила о судьбе близких ей людей, и в этом от судьбы к судьбе не слишком менялась. Если этот Люциус какое-то время был ей дорог, то она не стала бы причинять ему зло. Разве что у нее действительно появился кто-то намного дороже. Кто-то, принявший ее чувства и воспользовавшийся ими в своих личных целях. Кажется, общение с Поттером странно сказывалось на моих взглядах на этот мир. Я ловил себя на мысли, что все чаще испытываю ощущение, очень похожее на жалость. Что-то менялось во мне. Все жизни ведомый лишь одной звездой, я, кажется, только сейчас впервые увидел небо и понял, как полон мой небосвод. Сколько на нем по-настоящему ярких точек – людей, к которым я испытываю чувства, весьма далекие от безразличия. Отчего мне вдруг стало важным, как от жизни к жизни меняется их судьба? Отчего мне грустно видеть их несчастливыми? Надо прогнать эти мысли. Снова стать тем пустым, высохшим от собственных печалей странником, которым я только и умею быть.

– Мне кажется, что ты многое не договариваешь, Эдмонд. Если с самого начала ты подозревал, что Колби имеет отношение к пожарам, то должен был следить за ним. Я уверен, ты знаешь, кто его любовник, просто не хочешь говорить мне. Думаю, все еще хуже: ты точно знаешь, кто давно шпионит за Сопротивлением… Эдмонд, ты знаешь, кто такой Заколо?

Малфой кивнул, отправившись к маленькой раковине, установленной в углу комнаты, чтобы вымыть руки.

– Знаю. Я уверен в своих подозрениях на девяносто девять процентов.

Я начал злиться.

– Но ты всех подставил. Меня, своих людей… Ты позволил ему войти в контакт с Дидобе и совершить покушение на твоего собственного сына, обвинить во всем…

Он резко обернулся, швырнув в меня полотенце. Я поймал его на лету, словно приняв от него эстафетную палочку, за которой следовали упреки.

– Во-о-от, – Малфой с удовольствием протянул этого слово, словно оно имело особый смысл. – Мы подошли к сути, не так ли, Северус? Тебя бесит, что я подозреваю в чем-то мальчишку. Пока его вина не будет полностью опровергнута, ты чувствуешь себя псом, посаженным на цепь, скованную из твоего собственного чувства ответственности. Что если я откажусь от своих подозрений? Скажи мне, к чему это приведет? Хотя можешь не отвечать. Я сам прекрасно знаю, какие последствия будут у такого моего решения. Ты начнешь изобретать очередной способ побега от него. Я прав?

Мы впервые говорили с ним о каких-то личных вещах. Я смотрел на Эдмонда, но перед моими глазами стоял тот Малфой, которого я когда-то имел несчастье знать. Люциус всегда был таким же язвительным потрошителем человеческих душ, как и я сам. Вот только у него все, так или иначе, сложилось. В принципе складывалось… Он когда-то сумел получить свою женщину, воспитал вполне достойного ребенка, поставил их выше самого себя и своих идей, а я… Я был и остаюсь неудачником и, наверное, оттого куда злее, чем он когда-либо будет. Это значит, что Малфою никогда меня не обескуражить, и я бросил назад это чертово полотенце.

– Предпочитаю решать проблемы по мере их поступления.

Он был ловок и совершенно не страшился поворачиваться ко мне спиной.

– Идем. – Малфой повесил себе эту тряпку на плечи, как трофей.

– Куда?

Он пожал плечами.

– Ну, это же очевидно... Мы собираемся создавать тебе проблемы.

Он так стремительно покинул комнаты, что мне пришлось почти бежать следом. Малфой был уже в коридоре, и, стоило мне выйти, он наложил на дверь запирающие чары.

– Скажи мне, кто он. – Этот вопрос меня очень волнует.

Люциус улыбнулся.

– Нет. Девяносто девять – это все же не сто. Я оставляю судьбе один шанс на то, чтобы меня удивить.

***

Чертова нарисованная сука. Малфой расшаркивался перед ней, как викторианский любовник, намеренный заслужить томный взгляд дамы. Слон в розовом краснел и жеманно хихикал.

– Мальчик? Милый Эдмонд, молодежь нынче крайне непоседливая. Моя память, конечно, не так свежа, как раньше, но я еще помню времена, когда входить в башню без паролей считалось совершенно недопустимым. Сейчас меня тревожат нечасто, но, знаете ли, когда прерывают твой дневной сон…

– И как часто он его прерывает?

– О, почти каждый день. Он уходит, едва этот… – Почему всем так сложно как-то меня идентифицировать? – …невежливый сударь покидает башню.

– Мадлен, милая, вы, разумеется, не знаете, куда он ходит?

Мадлен? Мне за девять жизней ни разу и в голову не пришло спросить ее имя, а Малфой счел нужным его не только узнать, но и запомнить.

– Увы.

– Никто из ваших приятелей ни о чем подобном не рассказывал?

– Нет, я бы запомнила.

Мне пришло в голову, что это удобный случай, чтобы задать интересующий меня вопрос. Возможно, Малфой притащил меня сюда, чтобы унизить, но что мешает мне воспользоваться данной ситуацией?

– Вы помните – несколько дней назад, после того как интересующий нас мальчик переехал в башню, мне пришлось зайти. Вы рассказывали кому-то о том моем визите?

Толстуха кивнула, жеманно поджав губы.

– В день взрывов? Ну, разумеется. Я сочла своим долгом сообщить о нем юношам. С вашей стороны было бестактным за ними шпионить. Эдмонд, я же вам уже рассказывала об этом, – мадам нежно посмотрела на Малфоя.

Люциус не проявил никакого интереса к моему вопросу. А у меня в голове все неожиданно сложилось в почти законченную картину. Так бывает… Факты накапливаются, и рано или поздно приходит озарение. Ты даже удивляешься тому, как близок к истине был все это время. Ну конечно… Непоследовательный, упрямый, жестокий и яростный, когда дело касается его чувств, Сириус Блэк. Моя взаимная ненависть. Это легко. Подозревать его – почти наслаждение. Особенно яркое оттого, что мои претензии очевидны и обоснованны. Он в этой жизни знает толк во взрывном деле. Он мог спать с Кристианом и видел, как я говорил с Коди, но что самое важное, Блэк – один из немногих, кто знал, что я в курсе того факта, что Поттер решил потащиться ночью на Астрономическую башню.

Поттер… Глядя на задумчивое лицо Малфоя, мне захотелось подняться в кабинет директора и собственными руками придушить спящего мальчишку. Я ведь так надеялся, что у него, наконец, есть хоть какое-то алиби. Ну зачем ему было разгуливать по замку вопреки моему запрету?

– Рэндом, – сказал я Малфою. – Идеально подходит на роль подозреваемого.

Тот ухмыльнулся.

– Не идеально. Как я уже говорил, ровно на девяносто девять процентов.

– Если ты так думал с самого начала… То какого черта?

Он меня перебил.

– А быстро они сдружились с этим твоим Поттером, не находишь?

– Попытка его подставить.

– Или им так удобнее было вместе что-то планировать.

Я ненавидел тот факт, что его доводы были столь логичны. Что ж – пусть мальчишка заплатит по счетам. Я не собираюсь его выгораживать, пока не устрою ему полноценную взбучку. А еще лучше – пусть ее ему устроит Эдмонд.

– Ну так пойдем и спросим, какого черта они вытворяют.

Малфой наклонился и, сняв заклинание, похлопал Поттера по щеке. Тот резко сел и уставился на Люциуса полными тревоги глазами. Потом он перевел взгляд на меня, тяжело вздохнул и тихо сказал:

– Зачем вы наслали такой ужасный сон? Это низко.

– Ужасный? – Эдмонд выпрямился и, обойдя стол, сел в кресло. – Это не входило в мои планы. В кошмарах, молодой человек, вините исключительно собственную фантазию.

Поттер, все еще оставаясь на полу, жарко заспорил:

– Неправда! Мне бы такое и в голову не пришло. Это все вы…

Люциус задумался, но ничего отрицать не стал. Задал вопрос, который и смысла-то особого не имел:

– Зачем мне это нужно?

Мальчишка покраснел и выпалил:

– Вы ревнуете! Вы хотите нас поссорить.

Значит, он все же не до конца поверил в мою искренность. Эдмонд улыбнулся.

– Хочу, но знаете, Гарри, ревность не имеет к этому никакого отношения. Вы лживый мальчик, а я не люблю, когда мои друзья тратят свое время на подлецов.

Поттер встал с пола и растерянно посмотрел на нас. Видимо, на него повлиял тот факт, что я молчал, не опровергая претензий главы Cопротивления.

– В чем я солгал?

– Да практически во всем. Северус велел вам оставаться в башне, не так ли?

Он покраснел. Ну, разумеется… Меня уже по-настоящему раздражает его манера всякий раз искренне смущаться после того, как мальчишка сделает очередную глупость.

– Я не думал, что этот запрет имеет такое серьезное значение. Мне просто нужно было кое с кем встретиться.

– С кем же?

– С Рэндомом. Было нетрудно заметить, что они с Северусом не слишком ладят, а нам с ним было о чем поговорить, вот я и решил, что не будет ничего дурного, если мы станем видеться днем. – Он виновато обернулся ко мне. – У тебя всегда много дел, а мне было скучно.

Скучно! Ну надо же… Зато теперь нам обоим чертовски весело.

– И что же такое жизненно важное вы с ним обсуждали?

– Это личное. – Снова пылающие щеки.

– И сегодня днем вы тоже встречались? – Малфой позвонил в маленький колокольчик на столе.

– Ну, да. У него была работа, так что мы договорились встретиться на поле рядом с замком.

– Там, где разрушенный стадион?

– Да.

Час от часу не легче. Мило. Значит, они устроили пикник если не на месте убийства, то там, где спрятали новый труп. Господи, ну почему я так уверен в его искренности? Потому что так подставлять самого себя можно только в том случае, если говоришь чистую правду? Почему-то мне кажется, что Малфоя мои доводы не убедят.

– Вас кто-то видел? – Люциус что-то тихо сказал возникшему из воздуха домовому эльфу, и тот исчез.

Мальчишка пожал плечами.

– Да нет, мы там не очень долго пробыли. Вы спрашиваете из-за убийства, да? Я никого не убивал. Зачем мне? И Рэндом не мог. Он хороший парень.

Замечательно. Ему бы сейчас заткнуться, а не выгораживать Блэка.

– Возможно, но мы же обязаны всех опросить. – Малфой выглядел как заботливый папочка. С его суровыми чертами лица это у него выходило немного нелепо, но Поттер, кажется, не заметил фальши и немного расслабился. – Значит, вы встречались почти каждый день. Всегда на поле?

– Нет, в основном – в замке.

– Может, все же признаешься, что же такого важного вы обсуждали?

– Это, правда, очень личное.

Эдмонд кивнул.

– Ну ладно. Ты присядь. Может, хочешь что-нибудь выпить? Мы, кажется, толком даже не познакомились.

Малфой достал из стола очередную бутылку. Надеется подпоить мальчишку? Да ради Мерлина… Вопреки подобным мыслям, я перехватил наполненный Люциусом кубок, к которому Поттер уже протянул руку, и понюхал его содержимое. Не все яды пахнут. Я вопросительно приподнял бровь. Малфой откровенно забавлялся происходящим, но уголок его рта стремился вверх, так что, похоже, Поттер переживет прием небольшого количества виски. Я вручил ему кубок.

– Не увлекайся.

Он кивнул и, сделав глоток, закашлялся. Впрочем, тут же с энтузиазмом повторил попытку. Чертов начинающий алкоголик.

Малфой налил виски и нам с ним, но куда меньше, чем мальчишке.

– Гарри, где вы родились?

– В Дарлингтоне, но мы недолго там жили. Пока папу не арестовала Инквизиция.

– Ваши родители были из семей волшебников?

– Отец – да, но после его смерти мама не поддерживала связи с его родственниками. Она была магглорожденная, но хорошо разбиралась в магии. Говорила, что папа многому ее научил. Впрочем, оказавшись в замке, я понял, что она заблуждалась. Когда волшебники живут и учатся вместе, они намного сильнее.

– Значит, вам нравится у нас?

Поттер замялся с ответом.

– Не знаю. С одной стороны, очень нравится, а с другой… Не знаю... Мне немного неловко оттого, что вокруг столько людей. Мы с мамой жили очень замкнуто.

Очередному вопросу Люциуса помешал стук в дверь. На пороге в сопровождении домового эльфа возник заспанный Блэк. Он оглядел нашу компанию и нахмурился.

– Что-то срочное? Поздно для посиделок за бокалом виски. Вы вытащили меня из постели.

– Из чьей? – насмешливо поинтересовался Малфой.

Блэк в ответ изобразил не меньшую иронию.

– Это ревность? Ну, наконец-то! Правда, я шокирован тем, что она проснулась в четыре утра. Из моей собственной постели. Меня в последнее время утешают только эротические сны. Рассказать, о чем?

Люциус жестом остановил Блэка, явно готового продолжить животрепещущий разговор.

– Где ты был сегодня днем?

– В теплицах, и, если мне не изменяет память, ты сам меня туда послал, потому что Бес, видите ли, получила приятное и необременительное задание сидеть в подземельях, а я вынужден теперь пахать в свою и в ее смену. Это возмутительно. Я тоже не прочь посторожить вместо того, чтобы таскать ящики с рассадой.

– И ты никуда не отлучался?

– Нет. Один раз от Леммы сбежать можно, но дважды этот номер ни у кого не прокатит. Я уже давно использовал свой единственный шанс.

Малфой кивнул.

– Что ж… У нас, видимо, возникло маленькое недоразумение. Видишь ли, Гарри уверяет, что днем виделся с тобой на поле для квиддича.

Блэк взглянул на Поттера, тот снова смутился.

– Прости. Если бы я знал, что тебе за это влетит, ничего бы не сказал.

Красивое лицо Рэндома выглядело немного недоуменным.

– Ну ладно, встречались, наверное, раз он так говорит.

Малфой нахмурился.

– Так встречались или нет?

Блэк все еще выглядел растерянным.

– А это так важно? – Он виновато взглянул на Поттера. – Прости, приятель, но куча народу подтвердит, что я весь день торчал в этих чертовых теплицах и никуда не отлучался. Лемма стояла над душой, с Дианой мы были вместе весь день, да и Коди там тоже работал. Извини, но я не могу подтвердить, что мы виделись. Эдмонду достаточно спросить кого-то из них, так что лгать мне сейчас было бы глупо.

Гарри удивленно на него посмотрел.

– Но как же так… Мы же виделись с тобой!

Блэк развел руками.

– Вчера никак не могли.

Если он лгал, а я в этом был совершенно уверен, то делал это мастерски. Мальчишка на его фоне выглядел откровенно жалко. Люциус не утратил своей фальшивой доброжелательности.

– Гарри, может быть, ты что-то напутал?

Отрицай, мысленно уговаривал я Поттера, но тот сжался в комочек и кивнул.

– Я мог, у меня в последнее время что-то странное в голове творится. Я вижу вещи, которые не могут происходить.

– Правда? Не замечал за собой привычку ходить во сне?

– Нет, не замечал. Это другое. Будто кто-то всовывает мне в голову чужие мысли.

Блэк зевнул.

– Ладно, этот чудик что-то путает, но я-то тут причем? Можно пойти спать, а?

Люциус кивнул.

– Можно. Уходи.

Блэк, противореча сам себе, нахмурился.

– Эй, мне уже интересно. К чему вопросы-то были?

– Поговорим завтра. Уходи.

Рэндом, гневно взглянув на Люциуса, с силой захлопнул за собой дверь. Малфой не обратил на его выходку никакого внимания.

– Вы тоже свободны, Гарри. Мы с вами завтра еще поговорим и обсудим ваше состояние. Сейчас действительно уж поздно. Идите к себе. Прошу вас никому ничего не говорить о том, что вы с Северусом нашли в могиле на поле. Даже своим новым приятелям.

Мальчишка серьезно кивнул.

– Я не скажу.

Люциус улыбнулся.

– Вот и славно. Не переживайте из-за этого разговора, Гарри. Мне кажется, мы с вами решили почти все проблемы и обязательно в будущем разрешим оставшиеся.

Поттер встал, виновато на меня глядя.

– Ты идешь?

– С вашего позволения, я задержу Северуса на несколько минут.

Спорить с Эдмондом он не посмел и вышел из комнаты. Покладистость и миролюбие Малфоя меня насторожили. Я прямо спросил:

– Что ты задумал?

просмотреть/оставить комментарии [63]
<< Глава 10 К оглавлениюГлава 12 >>
май 2022  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

апрель 2022  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

...календарь 2004-2022...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2022.05.19 15:05:37
Как карта ляжет [4] (Гарри Поттер)


2022.05.19 00:12:27
Капля на лезвии ножа [3] (Гарри Поттер)


2022.05.18 23:57:15
Темная вода [0] (Гарри Поттер)


2022.05.18 12:17:07
Иногда они возвращаются [3] (Гарри Поттер)


2022.05.16 13:43:22
Пора возвращаться домой [2] (Гарри Поттер)


2022.05.15 18:31:15
После дождичка в четверг [3] ()


2022.05.14 07:36:45
Слишком много Поттеров [46] (Гарри Поттер)


2022.05.13 23:06:19
Вы весь дрожите, Поттер [6] (Гарри Поттер)


2022.05.07 01:12:32
Смерть придёт, у неё будут твои глаза [1] (Гарри Поттер)


2022.04.19 02:45:11
И по хлебным крошкам мы придем домой [1] (Шерлок Холмс)


2022.04.10 08:14:25
Смерти нет [4] (Гарри Поттер)


2022.04.09 15:17:37
Life is... Strange [0] (Шерлок Холмс)


2022.04.05 01:36:25
Обреченные быть [9] (Гарри Поттер)


2022.03.20 23:22:39
Raven [26] (Гарри Поттер)


2022.03.03 14:54:09
Танец Чёрной Луны [5] (Гарри Поттер)


2022.03.01 15:00:18
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2022.02.25 04:16:29
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


2022.02.20 22:38:58
Леди и Бродяга [6] (Гарри Поттер)


2022.02.12 19:01:45
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2022.02.11 19:58:25
Глюки. Возвращение [241] (Оригинальные произведения)


2022.02.03 22:54:07
Квартет судьбы [16] (Гарри Поттер)


2022.01.30 18:16:06
Я только учу(сь)... Часть 1 [64] (Гарри Поттер)


2022.01.24 19:22:35
Наперегонки [15] (Гарри Поттер)


2022.01.16 16:46:55
Декабрьское полнолуние [1] (Гарри Поттер)


2022.01.11 22:57:42
Смех в лицо предрассудкам [32] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2022, by KAGERO ©.