Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Как-то мадам Помфри уехала, и замещать её в Больничном крыле оставили профессора Снейпа. Приходит Гермиона:
– Профессор, я боюсь, что у Рона серьёзное психическое заболевание. Иногда я часами рассказываю ему что-нибудь, а потом обнаруживаю, что он не слышал ни слова.
– Это не заболевание, мисс Грейнджер. Это дар Божий.

Список фандомов

Гарри Поттер[18480]
Оригинальные произведения[1241]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12702 авторов
- 26942 фиков
- 8623 анекдотов
- 17685 перлов
- 677 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 5 К оглавлениюГлава 7 >>


  Консерваторы

   Глава 6. Чего уж тут непонятного?
Старый сундук был невообразимо грязен и весь зарос паутиной. Складывалось такое впечатление, что за год к нему никто не прикоснулся и пальцем. В вылизанной до последнего закутка больнице, что касалось и этой аккуратно прибранной каморки для хранения разных разностей, такая откровенная запущенность выглядела более чем странно. На неё просто невозможно было не обратить внимания.

Гарри с силой потёр обожжённые следящим проклятием пальцы и в который раз вспомнил недобрым словом исполнительную и предусмотрительную Амбридж: догадаться о причинах появления в больнице этого рая для пауков было вовсе несложно. Смахнув толстый слой грязи с поцарапанной крышки своего сундука, он посмотрел на посеревшую ладонь и оглушительно чихнул. Пыльное облако поднялось в воздух и заискрило в солнечных лучах, настырно лезущих изо всех щелей в сумрачную каморку. Гарри с надеждой потянул за литую ручку сундука, но она не поддалась, а ключа у него не было.

«Без магии, как без рук», — подумал он. Взмахи волшебной палочки лишь ещё больше разогнали пыль, и она, сверкая бриллиантами, закружилась в рассеянном солнечном свете. А это был совсем не тот результат, который бы Гарри устроил.

Смотреть на кусок деревяшки, служивший ему когда-то верой и правдой, а теперь мёртвый и безжизненный, сил не было. И он положил бесполезный артефакт на ближайшую полку, между батареей разновеликих стаканов и широкой банкой с белобрюхой лягушкой внутри. Земноводное дёрнулось, ударив перепончатой лапой о толстое стекло, и Гарри невольно отшатнулся назад.

Бултыхающееся в мутной воде создание напомнило ему коллекцию других, только сушёных и дохлых, и он помрачнел. Призрачное видение коллекционера, расставляющего свои экспонаты по многочисленным полкам, не радовало, и Гарри поспешил отбросить неприятные мысли. Судить о причинах поступков зельевара, гадать о том, сказал ли тот правду или солгал, предполагать дальнейшие его действия было бессмысленно — всё равно не угадаешь. В воздухе, помимо пыли, носились сотни «почему». А ответить на них не получалось — информации было до обидного мало.

«Большая игра...» — заманчивые слова своевольно всплыли на поверхность сознания, и Гарри затолкал их поглубже. Сначала ему нужны были объяснения, много объяснений, предыстория, факты, причины, фигуры. И только тогда, разобравшись в ситуации, как ему было обещано, он сможет сыграть свою партию. Запланированная на вечер встреча со Снейпом была из ряда тех, что и хочется, и колется. Разобраться в ситуации хотелось до умопомрачения, а вот сам разговор представлялся событием из разряда первого катания на своенравном гиппогрифе. Непонятно было всё, даже то, кто ездок, а кому придётся махать крыльями.

Собственная беспомощность и зависимость злила.

«Сейчас я даже одеться без посторонней помощи не могу», — Гарри расстроено покачал головой и оглянулся на приоткрытую дверь. Там, за нею, слышался оживлённый говор, и ему категорически не хотелось туда идти. А ведь придётся — разгуливать в пижаме среди белого дня было весьма некомфортно. Особенно, когда остальные при полном параде.

— Мадам Помфри, можно вас на минуточку? — позвал он прямо из каморки, оттягивая момент неизбежного появления пред очами заинтересованной публики.

Из-за полуоткрытой двери отчётливо доносились женские голоса, изредка разбавляемые басом Рона. Дамы настолько увлеклись беседой, что Гарри пришлось позвать фельдшерицу ещё раз и уже погромче. Он окрикнул её, не трогаясь с места, — в маленьком чулане было так уютно, что даже доносящиеся до его слуха фразы, наподобие: «Да как же он мог прослушать объяснения Северуса?», казалось, увязали в сумрачной тесноте и лишались своей возмутительной остроты и обидной колючести.

Мадам Помфри наконец закончила свою речь на слишком хорошо расслышанной Гарри фразе: «Несомненно, мальчик ночью всё проспал, ничего не понял, и не стоит его за это винить — мы все переоценили его силы». Её шелестящее накрахмаленным форменным платьем и белым фартуком появление уменьшило размер чуланчика вдвое.

— Да, мистер Поттер. Вам чем-нибудь помочь? — участливо спросила она, прикасаясь к его руке и радушно улыбаясь.

Пояснять ничего не потребовалось: фельдшерица скороговоркой пробормотала чистящее заклятие и следом отпирающее.

Непорядок с заросшим грязью сундуком был сразу же разъяснён.

— Понимаете, мистер Поттер, после того, как на ваши вещи наложили следящие чары, они срабатывали на всё, даже на домовых эльфов. Амбридж побывала здесь трижды, и один раз ей довелось посетить нас ночью, когда сундук побеспокоила случайная мышь. Так что пришлось его весь обрызгать отталкивающим зельем, чтобы ни эльфы, ни мыши, никакая другая живность не смогли бы приблизиться к нему. И потому вы, мистер Поттер, стали свидетелем столь вызывающего безобразия. А вот пауков, как вам, несомненно, известно, никакими зельями не отгонишь. Думаю, зелье вашим вещам сильно повредить не могло, хотя кто знает?.. — и она задумчиво покачала головой. — Помочь вам их разобрать? Всё, наверное, ужасно слежалось.

Помощь оказалась весьма кстати. Все немногочисленные одёжки, доставшиеся ему когда-то от Дадли, отсырели и покрылись чёрной плесенью. Гарри доставал из сундука по одному предмету, терпел обжигающие вспышки следящих заклятий, брезгливо ощупывал карманы, вытаскивал завалявшиеся в них мелочи и складывал испорченные вещи на пол. Ведьма же, ловко орудуя палочкой, всё порченное плесенью старьё уничтожала. По её авторитетному мнению, дальнейшее использование расползшегося на нитки гнилья не подлежало даже обсуждению — плесень хороша только в маггловской фармацевтике да изысканных французских сырах.

— И то, знаете, мистер Поттер, я не слишком рекомендую вам такой сыр — уж слишком он не наш, слишком уж он... м-м-м... особенный на вкус. А уж запах, думаю, и упоминать не стоит. Так что воздержитесь, по крайней мере, пока.

Вытянув из кармана старых почерневших джинсов блестящий галлеон и несколько сиклей и отложив их к скромной кучке неповреждённых нужных вещей, Гарри недоумённо пожал плечами и уточнил, хотя проблемы употребления в пищу французских сыров его волновали весьма мало:

— А что, мадам, вы считаете, его непременно подадут на обед? — перекусить не мешало уже давно. К этому часу Гарри не отказался бы даже от заплесневелого сыра.

Фельдшерица не нуждалась в большем поощрении и оживлённо затараторила:

— Сегодня вряд ли. Профессор Снейп отбыл, по-видимому, на весь день в Министерство: сначала встреча с Министром, а затем, вероятно, ему придётся задержаться в Визенгамоте, — заметив недоумение Гарри, она любезно пояснила, не забывая при этом размахивать волшебной палочкой: — Персиваль Уизли нам все уши прожужжал невероятной важностью и исключительным значением для всего магического сообщества сегодняшнего дела. Вы только подумайте! Разбор претензий старого Греймака, гоблина — стекольных дел мастера, к молодому Греймаку, его племяннику и ученику, объявляется нашим дорогим Персивалем самым важным делом после прошлогоднего Большого Жюри, когда судили Пожирателей Смерти. Вот же сравнил! Да кому может быть интересно — украл технологию изготовления волшебных зеркал молодой Греймак или сам что-то эдакое революционное придумал? Раньше гоблины никогда в Визенгамот со своими проблемами не совались, разбирались сами. А наш Персиваль скачет от восторга и кричит, что это неслыханное счастье и удача, что их усилия не пропали даром и что дело Тугого Мешка — первый прецедент, открывающий новые горизонты магической юриспруденции. Вы только подумайте! — и она тихонько засмеялась.

— А что профессор Снейп... — начал Гарри, но довольная жизнью фельдшерица не дала ему закончить.

— Ах да, мистер Поттер. Затем, после Визенгамота, профессор Снейп наведается в Нору, где, скорее всего, поужинает. Так что мы в Хогвартсе пока отдохнём от французской кухни, — и она проворчала чуть слышно: — Хоть ненадолго — и то счастье.

— А профессор Снейп... — вновь попытался спросить Гарри, и опять за него решили, что же он хотел узнать.

— Да, мистер Поттер, к нашему огромному сожалению, — с печалью в голосе сообщила мадам Помфри, — он очень пристрастился ко всяческим изыскам в Малфой-мэноре, когда выздоравливал там после ранения. Настолько, что даже одолжил эльфа-шеф-повара у Малфоев. И тот перепортил нам всех наших поваров — они теперь всё делают непонятно как. То курицу в вине тушат, то тыкву под сыром запекают, я уж не говорю про лягушачьи лапки...

— Да нет же, мадам, — решительно прервал Гарри реквием по хогвартской знаменитой кухне, — я не об этом хотел вас спросить. Я о том — а что профессору делать в Визенгамоте? Ну, у Министра, я так понял, его...

— ...его будет ждать разнос! — убеждённо закончила за него мадам Помфри и расстроено покачала головой.

— Почему, мадам? Что он такого сделал? — окончание фразы «помимо того, что вмешался в мою жизнь и назначил себя моим мужем» Гарри благоразумно произнёс про себя. Тем более что убеждённость в неправоте Снейпа таяла, как прошлогодний снег на августовском солнце. Таяла очень медленно: долгие годы взаимной ненависти и недоверия нарастили в его душе такие снежные горы, что вполне удобоваримое объяснение, которое он получил от Снейпа, ледяную глыбу расколоть не смогло.

Гарри понял всё, что Снейп соизволил ему рассказать, и вполне допускал, что тот сказал ему правду. Но понимать — не значит принимать. И в душе продолжали тлеть обида и злость, подкармливаемые многочисленными «не знаю» и «не понимаю», которые Гарри видел вокруг себя, и которых становилось всё больше. Взять хотя бы этот гнилой сыр, который, как вдруг оказалось, был люб Снейпу... Да и уже не раз упомянутый Визенгамот, где, как видно, тот проводил изрядную часть своего времени... Или поместье Малфоев, где, как выяснилось, тот выздоравливал после Битвы... Гарри мучили тысячи вопросов, и он с тоской вспоминал «консервативную политику» и «нетрадиционное воспитание», которые, по-видимому, и были ответами на рой терзавших его «почему».

— Ну как же, мистер Поттер? Чего уж тут непонятного? — удивилась фельдшерица. — Обручившись с вами, профессор Снейп практически противопоставил себя Министру. Он не побоялся разрушить министерские планы в отношении вас. А ведь Министерство очень рассчитывало получить над вами опеку.

Гарри не знал, о чём скорее спрашивать: лавина «почему?», «зачем?», «что происходит?» и «ну как же так?!» погребла под собой все остальные мысли, лишила возможности вздохнуть свободно и задать не те вопросы, что всплывали после каждой фразы собеседницы, а самые важные — ответы на которые ему необходимо было получить прямо сейчас.

— Так ли уж эта министерская опека ужасна?.. — недоверчиво пробурчал Гарри, всем своим видом демонстрируя, что между министерской опекой и навязанным браком он ещё хорошенько подумал бы, что выбрать. Если б этот выбор ему предоставили, конечно.

Но, к его удивлению, ведьма строго нахмурилась и возмущено замахала перед его носом пальцем.

— Думайте, что говорите, мистер Поттер! Вам исключительно повезло, что профессор Снейп согласился взять вас в супруги! Исключительно! — и понизив голос, да ещё и оглянувшись на приоткрытую дверь, она поделилась: — Я знаю одного мальчика, очень хорошего мальчика, доброго и красивого, который чуть ли не в ногах валялся, упрашивая кое-кого заключить с ним брак. Всё ради того, чтобы из-под опеки министерской выбраться. А ведь он — вовсе не раздражающий своей известностью и народной любовью Гарри Поттер! И то ему было нелегко, и даже профессору Снейпу пришлось вмешаться, чтобы им разрешили оформить брак. Амбридж была в ярости. Она теперь над каждым воспитанником трясётся. Всё боится их окончательно потерять...

Гарри только хотел спросить... Но фельдшерица остановила его и строго приказала поторапливаться.

— Прошу вас, мистер Поттер, поскорее. Вас ждут. Молли, наверняка, уже вся испереживалась: где вы, да что с вами? Вот отправитесь в Нору, покушаете — вы ведь сегодня даже не завтракали — и после поговорите. Миссис Уизли вам всё объяснит — с ней профессор Снейп ещё ночью договорился, — не желая больше слушать от Гарри ни слова возражений, мадам Помфри ткнула в почти опорожнённый сундук палочкой.

Со дна выплыли две тёмных школьных мантии — одна зимняя и одна обычная. Вот они не пострадали вовсе, доказывая с очевидностью, что мадам Малкин свои деньги получала не зря.

— А ей-то чего бояться? Амбридж, я имею в виду, — тихо поинтересовался Гарри, рассматривая разные мелочи, которые он достал последними. Сундук был пуст: ни карты Хогвартса, ни мантии-невидимки в нём не оказалось.

Мадам Помфри, убедившись, что их грязное дело подходит к концу, смилостивилась и принялась снова болтать, меж тем ловко очищая единственные оставшиеся неповреждёнными предметы гардероба Гарри, разглаживая их и освежая.

— Ну как же, мистер Поттер? Нет воспитанников, нет подчинённых, нет министерского отдела и, возможно, чего я всей душой ей желаю, нет поста заместителя Министра. Чего уж тут непонятного? Всё власть, почёт да уважение. И деньги, видать, не маленькие, — и она остановила свою плавную речь и склонилась над сундуком. Пара движений палочки, и мелкий мусор, скопившийся на дне, исчез. Фельдшерица оценила объём отложенных Гарри годных вещей и заботливо предложила: — Может, пока твой сундучок уменьшим?

Гарри кивнул, и его старый громоздкий сундук трансформировался в резную деревянную шкатулку — как раз того размера, чтобы вместить чернильницу с высохшими чернилами, разбитое зеркало, маггловский карандаш, пару перьев, кожаный кошелёк с семнадцатью галлеонами, тридцатью сиклями и тремя натами, и аккуратно сложенную зимнюю мантию. Всё его имущество за исключением неработающей волшебной палочки и надетой на него мантии. А ещё на Гарри были очки и ботинки на босу ногу, а также трансфигурированная из наволочки пижама — не его: наволочку следовало сердобольной фельдшерице вернуть. На этом всё. Кроме вышеперечисленного и смутных воспоминаний об унаследованном гринготтском счёте и полуразрушенном доме на площади Гриммо у Гарри ничего не было. Даже белья.

Он смутился, принимая из рук фельдшерицы выглаженное и опрятное школьное одеяние.

— Одевайтесь, мистер Поттер. Ваши друзья ждут вас, — мягко сказала мадам Помфри, собираясь уходить.

— А как же... — начал Гарри, собираясь напомнить о куче вопросов, оставшихся без ответа, но поняли его по-другому.

— Прямо на голое тело, мистер Поттер. Как носят все волшебники от начала времён, — и улыбнувшись, ведьма вышла, забрав с собой его уменьшенный сундук. — Поторопитесь. Молли уже наверняка от беспокойства с ума сходит, а вас всё нет и нет, — раздалось из-за прикрытой двери.

Кричать ей вслед и просить из пижамы трансфигурировать хотя бы трусы он не решился.

Гарри переоделся. Сначала ему хотелось оставить хотя бы пижамные штаны: ходить с голым задом, прикрытым лишь тонкой тканью мантии, он никогда раньше не пробовал, но затем, вспомнив такую понимающую, но всё же чуть снисходительную к его «маггловским предрассудкам» улыбку мадам Помфри, Гарри решительно снял с себя всё.

«Задница должна проветриваться!» — вдруг вспомнилось ему слышанное много лет назад на квиддичном чемпионате в очереди за водой. Старик (вроде бы его звали Арчи), одетый в длинную цветастую ночную рубашку, всеми правдами и неправдами открещивался от полосатых штанов, навязываемых ему министерским работником. Им с Гермионой в то время было не понять упёртого старика, да и понимать не хотелось. Было просто смешно и очень забавно наблюдать за седобородым упрямцем в женской ночнушке.

Гарри фыркнул, но улыбка быстро погасла. По всему выходило, что теперь настало другое время — время учиться понимать и принимать жизнь магов такой, как она есть. И смешным это больше не казалось. Вовсе.

Едва он скинул на пол штаны, последовавшие вслед за курткой, как пижама на полу скрутилась и развернулась уже полосатой наволочкой. Сиротливо лежащий на голом полу квадрат мятой ткани напомнил ему о Добби.

Гарри отчётливо привиделся тот день и час, когда в своей комнате в доме на Тисовой улице он впервые увидел домового эльфа. Запуганный и забитый, дрожащий, мнущий свои уши, истязающий себя, бьющийся головой о стенку... Разве таким должно быть разумное существо — доброе, верное, могущественное, владеющее магией? Вот так и выяснилось, что даже в столь прекрасном волшебном мире нашлось место рабству и унижениям, что маги ничем не лучше магглов и предаются самым обычным человеческим порокам, а магия вовсе не является панацеей от всех бед.

Он вспомнил пустынную Диагон-аллею той страшной весной, очереди из магглорождённых в судебные залы, дома, брошенные на произвол судьбы теми, кто решил, что вправе сбежать от войны, что сражаться пристало другим, что нет нужды рисковать своим благополучным мирком... Ему вспомнились егерские отряды, рыскающие по лесам. Доносчики, из-за которых приходилось прятать лица и бояться свободно войти в любой город или деревню. И Министерство. Огромное здание из многих подземных этажей, заполненное чиновниками, исправно ходящими на работу и прогибающимися под политику подвластного Волдеморту Министра.

«Рабство и раболепие пропитало здесь всех и всё. Не только домовых эльфов, это уж точно!» — сказал себе Гарри, пряча безжизненную волшебную палочку в карман. Он пригладил растрёпанные волосы, поправил мантию. Одежда облегала его полностью обнажённое тело, и это было непривычно, не давало расслабиться. Гарри чувствовал себя незащищённым, уязвимым.

Он рассеянно огляделся по сторонам. Полки по углам, заполненные мелочами. Башня из ночных горшков с цветочками, искусно выписанными на гладких округлых боках. Пара швабр. Метла. Наволочка на полу. Он поднял её и принялся задумчиво разглаживать ткань и складывать так аккуратно, будто соревновался с домовым эльфом. В каморке было тихо и сумрачно. И можно было без помех подумать.

«А кто сопротивлялся Волдеморту? — задал он себе вопрос, припоминая поразившую его оговорку Амбридж. Сам-Знаете-Кто — не Волдеморт, не Риддл. В словах чиновницы отражались до сих пор испытываемые уважение и страх перед мёртвым чудовищем. — Да они и сегодня боятся называть его по имени».

Гарри вспомнил Битву. Кто из людей, помимо домовых эльфов и кентавров, встал на защиту Хогвартса? Старшие курсы Гриффиндора почти полным составом, кто-то из Хаффлпаффа, пара парней из Равенкло, ни одного слизеринца. А ещё преподаватели и служители Хогвартса, пришедшие на выручку ребята из Дамблдоровой Армии, семья Уизли и фениксовцы.

«Вот и всё, — подвёл неутешительный итог Гарри. — Остальные... Они не сражались на нашей стороне. Они просто приветствовали нашу победу. Так же как приняли бы наше поражение».

В то время Гарри не задумывался об этом. Ему казалось, что это всё неважно. Что Победа как таковая важнее того, как она достигнута и кому она досталась. А оказалось, что мало победить, надо ещё и удержать...

Волдеморта уже давно нет, и это — непреложный факт. И что — разве сейчас этот мир наслаждается свободой и благоденствием? Учитывая навязываемый ему брак и намёк на какого-то парня, наверняка магглорождённого, унижавшегося, лишь бы выбраться из цепких лап Амбридж, — это явно не так.

Победа утеряна, и это — очевидно. Гарри ещё не знал, как это произошло, но подозревал, что без кое-кого с большим носом и здесь не обошлось.

«Большая игра. Политика. Власть. Деньги... На поле началась иная партия... Никто из игроков не станет сожалеть о вас и вашей слабости... Смирение и подчинение в рамках брачного союза... » — крутился вокруг вкрадчивый голос, оплетая невинную жертву паутиной изощрённых хитростей. Но Гарри решительно отмахнулся от искусителя, не позволяя себе отвлечься от собственных размышлений. Подумать о Снейпе можно было и потом.

Снейп был не прав. Гарри вовсе не нуждался в том, чтобы его подначивали и дразнили. И без оскорбительных по форме напоминаний Гарри знал, что убегающий считается трусом. А уход в мир магглов — смирение с участью лишнего рта в доме Дурсли или прозябание в роли дворника или чернорабочего — являлся безусловным поражением.

«Значит, я выполнил свой долг не до конца, раз в этом мире осталось место рабам и угнетённым», — сказал себе Гарри.

Он не собирался сбегать с поля боя. Неожиданность навязанной ему битвы просто ненадолго дезориентировала его и выбила из колеи. Ему было необходимо хоть немного времени, чтобы подумать и увязать в единую картину своевольные ниточки, появившиеся сегодня и оставшиеся с прошлогоднего вчера. В получившейся картине были ещё прорехи и огромные дыры. Но и того, что он видел, было вполне достаточно, чтобы заметить всю её неприглядность и пожелать хоть что-нибудь изменить. Хоть что-нибудь, что угодно, всё, что будет в его силах.

Гарри не собирался признавать поражение и сдаваться. Он не позволит себе проиграть тем, кто умеет ходить в мантии с голой задницей. Это не так уж сложно. И он всему научится. Он их переборет. Их же оружием, своим — не важно. Главное, что он решил: «Я не сдамся». Ни в коей мере, ни на секунду он не собирался прогибаться под этот изменчивый мир. Он, этот мир, был просто обязан прогнуться под него, Гарри. Стоило только захотеть и приложить усилия — в его победу над Волдемортом тоже мало кто верил.

«У меня всё получится. И я уверен, что буду не один», — сказал он себе, отворил дверь и вышел из чулана в залитый солнцем зал.

Напротив двери в каморку, прислонившись к кованой спинке больничной кровати, стоял понурый Рон. Сосредоточенная Гермиона примостилась на соседней кровати, крутя в руках позвякивающие флакончики с зельями. Гарри посмотрел на своих самых близких, родных, дорогих, прошедших с ним огонь, воду и медные трубы, и сделал решительный шаг вперёд, оставляя сумрак за спиной.

— Простите. Я был не прав, — сказал он чётко, глядя им прямо в глаза. — Я не разобрался. И пока ещё далеко не всё знаю. Но мне нужна ваша помощь. Обоих. И ваша поддержка.

Гермиона надрывно вздохнула, смахнула звякнувшие флакончики на измятую подушку и бросилась к нему на шею. Вихрь её непослушных каштановых волос преломил ослепительный свет, и мир окрасился чистым золотом. Она тяжело вздыхала, плакала и шептала Гарри на ухо, как ей тяжело было узнать от мадам Помфри, что он прослушал все ночные объяснений Снейпа, что она и не думала, что он мог уснуть в такой момент, что они слишком многого захотели от него, такого больного и измученного долгой комой, что она всё-всё ему расскажет, что у неё всё-всё законспектировано, что Гарри во всём разберётся и поймет, что ничего плохого они не хотели, что это был лучший выход, и Гарри в этом ещё убедится... Гермиона говорила ещё много-много всего. Но самое главное — как они скучали по Гарри, как переживали за него, и как они безумно рады, что Гарри выздоровел, что он теперь с ними, и теперь им всё по плечу.

Рон тоже не остался в стороне: он обнял их обоих так крепко, что Гарри второй раз за сегодня довелось уткнуться носом в мужскую грудь. Он хлопнул Гарри по плечу и сдавленно пробасил откуда-то сверху, заглушая сбивчивый шепот Гермионы:

— Мы не хотели так... Ну, то есть, если б знали... что ты это... ну... не в курсе... Извини, мы не должны были... э-э... Я не должен был так на тебя орать... Прости нас, Гарри...

Они стояли бы так, обнявшись, ещё долго, если бы Рон не закончил свои многословные извинения словами:

— Ты ведь понимаешь, приятель, что брак со Снейпом — единственный твой шанс не лечь под Амбридж...

— Так ты считаешь, что под Снейпом мне будет комфортнее? — выпалил Гарри, с трудом вырвавшись из медвежьих объятий своего красноречивого друга.

Рон заалел. И лицо, и шея, и уши — всё заполыхало, как при пожаре. Рыжеволосый и очень высокий — казалось, что за украденный судьбой у Гарри год Рон подрос ещё минимум на полфута, — тот смутился так сильно, что даже закрыл руками лицо.

— Извини, — буркнул он, не отнимая от пылающей физиономии ладоней. — Не слушай меня. Слушай Гермиону.

Гарри повернулся к не менее покрасневшей Гермионе, и та опустила взгляд. У неё были мокрые ресницы, и ему даже стало стыдно её пытать.

— Я ничего не могу тебе сказать об этом, Гарри. Этот конкретный вопрос ты должен обсудить с ним сам, — заикаясь от смущения, пролепетала она, в этот момент ничем не напоминая всегда уверенную в себе всезнающую девочку из прошлого. — Там есть свои обстоятельства. И я боюсь, что...

Гермиона прервалась и судорожно вздохнула.

— Рон! — воскликнула она. — Я не могу об этом говорить! — и что было просто невероятно и на неё совершенно непохоже, также спрятала свое заалевшее лицо в ладонях.

Гарри не знал, что и сказать, глядя на двоих своих друзей, таких непохожих внешне, но ведущих себя, словно близнецы. Он переводил взгляд с одного закрытого руками лица на другое и молчал. Внезапно между его друзьями обнаружилось ещё кое-что общее. У обоих на безымянных пальцах левых рук сверкало по золотому кольцу. Не такому широкому, как у него, но уж точно в половину фаланги толщиной.

— Вас можно поздравить? — произнес Гарри неуверенно.

— С чем? — спросили его друзья, синхронно отнимая руки от покрасневших лиц.

— Видимо со свадьбой, — предположил Гарри и, вспомнив кошмарное окончание ночного бдения, добавил: — Желаю вам счастья и долгих лет совместной жизни.

Рон улыбнулся. Гермиона нахмурилась. Рон взял девушку за руку и принялся успокаивающе поглаживать её ладонь.

— Вы ведь планировали пожениться? Хотя вроде бы не так скоро... — продолжил спрашивать Гарри.

Гермиона вздохнула, улыбнулась кривовато и решительно сказала:

— Я магглорождённая, Гарри. Инструкция № 1215/16...

— Я помню её номер, — прошипел он, не отводя от подруги внимательного взгляда.

— Э-э... Да... Так вот: как и все магглорождённые, я тоже попала под действие этой инструкции... — она развела руками.

И Рон закончил за неё:

— И мы срочно сыграли свадьбу, ещё на Рождественских каникулах. Чтобы не дать Амбридж ни единого шанса...

— Она могла потребовать разорвать помолвку, так как Рон... — подхватила Гермиона.

— Так как я магически слабее Гермионы...

— Но мы её обхитрили, и свадьба была в тот же день, что и помолвка. Она просто не успела...

— Но своим пунктом шестнадцать стандартной анкеты нервы нам попортила, — добавил Рон, а Гермиона ужасно покраснела и промолчала.

— Что за шестнадцатый пункт? — спросил Гарри в наступившей растерянной тишине.

Рон нахмурился, а Гермиона вернулась к кровати и принялась собирать и складывать в карман рассыпавшиеся флакончики.

— Ну это... — смущённо начал Рон, потом потянул Гарри за рукав мантии и отвёл подальше от суетливо поправляющей смятую постель Гермионы. — Приятель, старая жаба делает всё, чтобы ни у кого не возникло бы даже слабого желания спасти одного из её воспитанников. Ты понимаешь, Гарри, она делает всё.

— Что значит «всё»?

— Это... Дементор в задницу! — Рон отчётливо заскрежетал зубами, а потом буквально выплюнул из себя, так что Гарри даже отодвинулся: — На следующее утро она явилась к нам в спальню — заполнять пункт шестнадцать стандартной анкеты по опеке. Это только на слух звучит прилично, а на деле... Она напоила нас обоих веритасерумом и задавала абсолютно мерзкие вопросы. Абсолютно мерзкие, Гарри, — повторил Рон вполголоса. — И если бы не сопровождавшие её двое авроров и секретарша, то я бы убил её прямо на месте голыми руками.

— И вы...

— И мы отвечали, Гарри. И Гермиона тоже. Точнее, над нею старуха поизмывалась по полной: сколько, как, а что при этом она чувствовала... — Рон сжал кулаки и спрятал руки за спину. На его лице застыло страшное выражение. И только через пару минут он закончил, когда Гарри уже и не ждал, что что-то услышит: — Я бы убил её. Но она всегда с охраной, это раз. И я обещал Гермионе, это два.

Гарри молчал, раздумывая и припоминая встречу с Амбридж. Чем больше проходило времени, тем меньшую злость вызывало у него поведение Снейпа. А сейчас, выслушав откровения Рона, Гарри внезапно понял, что сегодня он получил от судьбы очень и очень большой и драгоценный подарок. А именно — отсутствие миссис Амбридж со товарищи на следующее утро после свадьбы в спальне Снейпа.

«Может, мне удастся ещё отвертеться, — думал Гарри, всё более ощущая слабость и зыбкость своих надежд, — но, в любом случае, Снейпу удалось заставить Амбридж заполнить пресловутый шестнадцатый пункт».

Теперь Гарри весьма высоко оценил предпринятые им усилия. И тот поцелуй... Да, теперь Гарри очень даже верил мнению Снейпа о том, что он, Гарри, будет ему благодарен. Он уже был. Это было не так уж и сложно — представить себе утро, Снейпа рядом и пытающую его Амбридж в сопровождении авроров. Гарри очень сомневался, что Снейп позволил бы ему ответить под веритасерумом, как Гарри было противно. Наверняка, он предпринял бы определённые усилия, чтобы не ударить в грязь лицом перед мерзкой жабой, ведущей протокол опроса «истинности намерений брачующихся».

Буйная фантазия взыграла и решила предъявить ему на выбор пару-тройку вариантов поведения Снейпа в постели. Гарри стало так погано, что, казалось, жаба поселилась у него на груди. Только надежда на то, что Снейпу, возможно, он в этом самом смысле и не нужен, позволила Гарри перевести дыхание. Успокоившись, он поймал изучающий его взгляд Рона.

— Вот именно, приятель, — сказал тот и хлопнул Гарри по плечу. — Не дрейфь. У тебя вообще сейчас всё в шоколаде. Помфри нам сказала, что Амбридж вам шестнадцатый пункт подписала. Тебе, приятель, ну очень повезло. Такое впечатление, что удача всегда с тобой, — с этими словами Рон потянул его к камину, где их ожидала полностью успокоившаяся Гермиона, держащая в руках шкатулку с немногочисленными пожитками Гарри.

Они по очереди воспользовались каминной сетью и очутились в просторной кухне Норы. Всё было так, как запомнилось Гарри. Множество котлов и сковород, связки приправ, вышитые полотенца, кружевные занавески и много-много разных разностей, каждой из которых нашлось своё, неправильное и нелогичное, но такое уютное место. Чудный аромат свежеприготовленного жаркого окутал Гарри, и его желудок мигом отреагировал, настойчиво напомнив о пропущенном завтраке.

Длинный стол был гол и пуст. В очаге давно погас огонь. Да и приветливая хозяйка их почему-то не ждала. Вместо неё их встретил строгий аврор с трёхголовым щенком. Щенок их обтявкал. Аврор остановил.

— Вас ждут, мистер Поттер, — сообщил он без тени улыбки на лице и кивком указал на дверь из кухни. — Идите один, — возмутившимся друзьям высокий и крепкий на вид бородач пояснил: — Таков приказ Министра, и он не обсуждается.

Гарри сделал несколько шагов к двери, разглядывая аврора и его необычного питомца. Затем поднял голову: на волшебных часах семейства Уизли отыскалась и его стрелка — «Гарри». Она как раз сейчас передвинулась и гордо указывала на «Неприятности». Там же подрагивала другая, на которой удивлённый Гарри прочел «Северус». Изящная литера «S» отсвечивала зелёным.

— А кто... — начал было Гарри, но бородач перехватил инициативу.

Открыв дверь и впихнув Гарри в гостиную, аврор официально провозгласил:

— Мистер Поттер, господин Министр.

просмотреть/оставить комментарии [1217]
<< Глава 5 К оглавлениюГлава 7 >>
октябрь 2020  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

сентябрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.10.27 20:07:33
Работа для ведьмы из хорошей семьи [9] (Гарри Поттер)


2020.10.24 18:22:19
Отвергнутый рай [25] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.10.22 20:24:49
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.10.22 20:10:23
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.10.19 00:56:12
О враг мой [106] (Гарри Поттер)


2020.10.17 08:30:44
Дочь зельевара [196] (Гарри Поттер)


2020.10.16 22:49:29
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.10.13 02:54:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 18:14:55
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 00:13:58
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.29 19:52:43
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.09.29 11:39:40
Змееглоты [9] ()


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [258] (Гарри Поттер)


2020.08.28 16:26:48
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.