Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Гостевая
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Собрание Пожирателей смерти. Волдеморт начинает издалека:
- До меня дошли слухи, что среди нас есть предатель, шпион Дамблдора!!! Северус, что можешь сказать по этому поводу, ведь ты у нас самый осведомлённый?
-Слухи всё это, вражеские слухи, мой Лорд!

Список фандомов

Гарри Поттер[18247]
Оригинальные произведения[1155]
Шерлок Холмс[700]
Сверхъестественное[432]
Блич[260]
Звездный Путь[246]
Мерлин[225]
Робин Гуд[216]
Доктор Кто?[207]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[169]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[119]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[102]



Список вызовов и конкурсов

Winter Temporary Fandom Combat 2017[24]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[49]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[48]
Фандомная Битва - 2014[15]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]
Still Life[6]



Немного статистики

На сайте:
- 12323 авторов
- 26857 фиков
- 8333 анекдотов
- 16998 перлов
- 639 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 2 К оглавлениюГлава 4 >>


  Консерваторы

   Глава 3. Как же в этом разобраться?
Откуда-то издалека доносились возбуждённые голоса, выясняющие что-то на повышенных тонах, хлопанье открывающихся и закрывающихся дверей, лязганье доспехов и звон стекла.

Гарри хмыкнул и перевернулся на другой бок, спасаясь от наглых солнечных лучей, ещё четыре часа назад притворявшихся робкими дрожащими пятнышками на краешке оконной рамы, а сейчас вероломно отвоевавших у него почти всю подушку и даже не побоявшихся установить свой флаг на кончике его носа. Он лежал, прикрыв глаза, и рассеянно водил пальцем по завиткам причудливой вышивки хогвартских простыней. Отвлечься от собственных мыслей, хоть на секунду перестать думать, ну никак не получалось.

Зелья, что дала ему ночью мадам Помфри, Гарри очень помогли, и к этому времени у него уже почти ничего не болело – так ничего особенного: кое-где обиженно ныли мышцы, да изредка ноги скручивали небольшие судороги, лёгкие и быстропроходящие. Больничная кровать была удобной. Приятный ветерок веял от открытого окна. На дворе было тихо, только мелкие пичуги надрывали глотки, разбираясь между собой по-своему. Хорошо. Живи да радуйся.

Ему было мучительно тошно.

Крики, доносившиеся из-за двери, приблизились, но он не обращал на них внимания, всё глубже погружаясь в себя и не замечая, как приглушённые толстыми стенами вопли возвращают ему воспоминания о своих собственных, раздававшихся здесь же, в больничном крыле, несколько часов тому назад. Он уже и не помнил, что конкретно орал. О чём – знал хорошо, забудешь о таком... Но конкретных слов не помнил.

А вот на зрительную память жаловаться не приходилось: покрасневшая миссис Уизли, побледневший мистер Уизли – одинаково рыжеволосые и несчастные, разъярённая до алых пятен на щеках и ушедшая, хлопнув дверью, профессор МакГонагалл, мадам Помфри, насильно пичкающая его успокоительным, размахивающий руками Рон с перекошенным лицом и сосредоточенная, удивительно спокойная Гермиона, непробиваемая, не реагирующая ни на что. Спокойная ровно до того момента, как он, Гарри, заявил им всем в лицо, что они продали его сальноволосому ублюдку за тридцать сребреников.

Больше ему ничего не удалось сказать, пусть и хотелось сказать много чего – он не успел выдать и сотой доли того, что рвалось с языка. Гермионе удалось живо его успокоить – лёгким движением руки и невербальным Silencio. И всё: экспрессивная и образная речь Гарри оборвалась на полуслове.

Зато начались другие: ему высказали тоже весьма много, эмоционально и с фантазией. Особенно ярко выступила та же Гермиона, помахивая палочкой у него перед носом. Гарри не хотелось вспоминать, что она при этом говорила. Впрочем, он был уверен, не пройдёт и пары часов, как ему вновь придётся выслушать всё то же самое и в том же исполнении. А может и не раз.

Он поднес поближе к глазам свою правую руку, украшенную тонкой вязью старого шрама «Я никогда не должен лгать» и изуродованную белым кольцом. Кольцо, такое широкое, что почти закрывало всю фалангу безымянного пальца, было сплошь испещрено какими-то непонятными значками и рунами. Впрочем, значения этих рун Гарри тоже были неизвестны.

«Спросить бы Гермиону...», – но её здесь не было, а если бы и была... Он не стал бы у неё ничего спрашивать.

Он потянул кольцо с пальца, и, как и сто раз до этого, оно ему не поддалось. Мысли Гарри без спросу перетекли с самого кольца на момент его обретения и на того, кого он за всё это должен был «поблагодарить». Вот же гад! Слизеринский урод! Снейп обставил его так элегантно и чисто, что Гарри до сих пор удивлялся. Ну как он мог так повестись? А тот разыграл всё как по нотам: продемонстрировал свою незаинтересованность, позволил себя, скользкую гадину, уговорить, отвлек внимание, добился его, Гарри, рассеянности, ничего не объяснил, но иллюзию объяснения создал полную, и... не оставил никакого выбора.

«И вот на тебе, Гарри, – помолвка», – слово жгло. Гарри перекатывал его на языке, но от этого оно не становилось менее ядовитым.

А у него вообще-то девушка была. Джинни зовут. Как же он этой девушке скажет, что вдруг, откуда ни возьмись, нежданно-негаданно, с бухты-барахты обручился со Снейпом? Какой великолепный разговор его ожидает, не правда ли?

Хотя... А ведь родители Рона и сам Рон были здесь. Замечательно. Просто за-ме-ча-тель-но. Значит, он не только обручился, не только с мужчиной, но ещё и по благословению родителей и старшего брата своей девушки. Ему не придётся ничего Джинни объяснять. Они сами всё ей расскажут. И он навсегда её потеряет. За-ме-ча-тель-но.

«С Джинни можно смело распрощаться», – и Гарри сжал руку в кулак, безжалостно сминая льняную ткань с только что почти любовно разглаженной им самим вышивкой.

Джинни – уже, очевидно, бывшая девушка. Странно, если бы она осталась нынешней. Она переживёт. Посидит, обдумает всё, вспомнит, что всё, что между ними было – это та пара поцелуев да несколько прогулок наедине, и то, что они уже не встречались целый год. После битвы и до этой его странной болезни прошло около месяца. Такая суматоха, суета, а он так и не смог с ней поговорить, как полагается. Это сначала, а потом и вовсе не захотел. Он вообще потом ни с кем не хотел разговаривать. Он хотел молчать, и чтобы его оставили в покое, а ещё – вернуть прошлое и исправить всё, сделать так, чтобы из-за него никто не погиб. Чтобы они остались живы. Те, кто умерли из-за него, те, кто приходили к нему во снах. Родители, и Сириус, и Люпин с Тонкс, и погибшие ребята, и Дамблдор. Только вот Снейпа всё не было. А он так ждал, так жаждал его увидеть – прощения попросить, повиниться и помириться. Да если б он знал, к чему исполнение его желания приведет...

Кубок с тыквенным соком, стоящий на тумбочке у кровати, задребезжал, и Гарри в сто первый раз за это утро приказал себе о Снейпе не думать. Даже мысленно не произносить его имя. Новый Тот-Кого-Нельзя-Называть. Персональный кошмар Гарри Поттера.

В общем, тогда, после похорон, в мучительном июне, он спал всё больше и больше. Ему вспомнилось, как однажды зашедшая проведать его Гермиона насмешничала, что уж теперь-то ему никак не отвертеться. Теперь все доказательства его львиной анимагической сущности на лицо. «Самцы, – сообщила она, – тоже по двадцать часов в сутки спят. Так что, – утверждала она, – сохатым Гарри не быть. А вот сонным и вечнолохматым – легко».

Гарри скривился.

Гермиона. Опять она. Верная, надёжная, преданная... Или предавшая? Ну как в этом разобраться? Как всё это понять? А ведь он, дурак, ещё думал, что его друзья тоже не подозревали, к чему дело идет. А они... Господи!

Он сжал побелевшие губы. В горле клекотало. Думать о них было ещё обиднее, чем о... О нём Гарри обещал себе не думать. Хотя бы пока.

«Ты ещё извиняться будешь. И за грубость по отношению к профессору Снейпу тоже. И совершенно неважно слышал он тебя или нет. Достаточно того, что мы тебя слышали!» – возмущенные слова срывались с губ Гермионы, а он не верил, просто не верил, что она может это говорить. И направлять на него свою волшебную палочку, и приковывать его к кровати связывающим заклинанием...

А сейчас, утром, всё выглядело ещё нереальней и ненормальней. И не желало укладываться у него ни в голове, ни в сердце.

«Конечно, извиняться. Конечно, буду. А уж перед Снейпом – всенепременно... Да они... Предатели!» – и Гарри, не удержавшись, вцепился в кольцо зубами и потянул. Чуть челюсть не вывихнул, а оно, невредимое, всё так же сияло ослепительно белым на его пальце.
Обручён. Он обручён. Помолвлен. Вроде бы ещё свободен, а уже всё – отмечен. И метка вон. Тавро. Знак. Собственность Северуса Т. Снейпа, который «оказал тебе, Гарри, честь, согласившись заключить с тобой брак».

«Честь. Оказал честь... – Гарри задохнулся, а кубок опять задребезжал и подпрыгнул, расплескивая свое оранжевое содержимое. – Оказывается, это великой честью называется, когда уродливый старый хрыч объявляет на весь мир, что собирается взять тебя в свою постель».

Картины одна другой отвратительней замелькали перед глазами Гарри, и он загородился от белого света рукой, утыкая нос в подушку и кусая уголок изрядно пожёванной наволочки. Но видения бледного черноволосого мужчины, склоняющегося над ним, прикасающегося к нему, берущего его... никуда не делись. Они, как и всю эту бессонную то ли ночь, то ли утро, терзали безо всякой жалости душу, предвещали невыносимые страдания телу и, в конце концов, заставили измученного Гарри взвыть... Завыть так страшно, что залетевшая на подоконник синичка, трудолюбиво выковыривающая из тёмного угла сороконожку себе на обед, бросила счастливицу восвояси и умчалась прочь.

Невесёлые мысли, крутящиеся в голове долгие часы, замерли, когда вплотную приблизившиеся шум и крики стихли, и внезапно воцарилась полная тишина. Где-то на минуту. А затем помещение больницы заполнили возбуждённые голоса. Прибытие многочисленной компании сопровождалось оглушительным звуком захлопнувшейся двери.

Гарри потянул одеяло на себя, накрываясь с головой: «Не хочу их видеть. Не хочу никого видеть».

Когда одеяло с него сорвали – нежелание значительно возросло. Возле его кровати стояла, помахивая волшебной палочкой, пухлая низкорослая ведьма в завитых локонах, украшенных (как она считала) чёрным бантом, и в неизменной розовой кофточке.

Старый шрам на многострадальной правой руке Гарри тотчас заныл.

– Миссис Амбридж, – признал он и сел на кровати, спустив босые ноги на голый каменный пол.

Настроение было препаршивейшее и до её появления. Сейчас же... И Гарри, скривив уголки губ в неприветливой ухмылке, уставился на нелепый чёрный бант, находящийся как раз на уровне его глаз.

Что ж, если его желают рассматривать в пижаме – пожалуйста, он не в претензии. И Гарри, вроде бы рассеянно, почесал пятернёй живот, а потом вцепился обеими руками в воронье гнездо, изредка, по недоразумению, называемое причёской. Пара движений, и он стал выглядеть куда хуже обычного. Жарко подышав на стёклышки очков, Гарри протер их полой пижамной куртки и водрузил на собственный нос. Его туалет, как нельзя более подходящий для приёма конкретно этой гостьи, был завершён.

– Приятно видеть, что вы меня помните, мистер Поттер.

Союз звонкого девичьего голоска и безобразной старой ведьмы был столь же уместен, как пирога с патокой и мухи. Или жабы. Старое прозвище этой мымры вспомнилось мгновенно, и Гарри оскалился в улыбке.

– Но крайне неприятно видеть, мистер Поттер, что вы так и не научились себя вести, – миссис Амбридж мило улыбнулась, и у Гарри тревожно засосало под ложечкой. – Но не беспокойтесь, мистер Поттер. Я здесь именно с этой целью – научить вас вести себя так, как это положено воспитанному молодому волшебнику. Тем более мне это приятно сделать для вас. Дуэль с Сами-Знаете-Кем и победа в ней поставили вас, мистер Поттер, на первую строчку в списке молодых волшебников нетрадиционного воспитания, о которых Министерство приняло весьма мудрое и своевременное решение позаботиться.

– Чего? – вырвалось у Гарри. Нет, он не цитировал сейчас Рона, но слова старой перечницы о «молодых волшебниках нетрадиционного воспитания» и связанной с ними «заботой Министерства» кое о чём, или скорее кое о ком, ему живо напомнили.

Ведьма приблизилась на шажок и уперлась волшебной палочкой ему в подбородок, заставляя поднять лицо к слепящему свету. Сощурив свои маленькие глазки, она принялась внимательно разглядывать будущего воспитанника.

– Да, Миранда, полагаю, для нас с вами здесь намечается огромный фронт работ. За два года никак не управимся. Внесите имя молодого человека в особый список, ему там самое место, – сказала она кому-то, и Гарри, развлекавшийся тем, что глазел на коротышку сверху вниз, резко отшатнулся и, развернувшись, уставился на свиту «милой» дамы.

Появление призрака прошлого выбило его из колеи настолько, что он и не посмотрел, с кем это она сюда прибыла. Ого, сколько же здесь народа! Ещё одна сухощавая ведьма, – видимо, та самая Миранда. Гарри пригляделся: знакомые все лица! Он её точно уже где-то раньше видел. Ах, да, в Министерстве – то ли секретарь суда, то ли чей-то помощник. Пара крупных незнакомых мужчин с мрачными физиономиями, взирающие на него исподлобья. В аврорских мантиях. Аврорских? Странно, но это было именно так. А ещё – мадам Помфри, запыхавшаяся и раскрасневшаяся, всклокоченный Филч со своей драгоценной кошкой и хмурящаяся профессор МакГонагалл, сурово глядящая на незваных гостей поверх квадратных очков.

– Итак, дорогой, одевайся. Ты идёшь с нами, – сообщила Амбридж своим тоненьким голоском, вновь тыкая ему в подбородок волшебной палочкой и заставляя развернуться к себе. – Немедленно, – и она ласково улыбнулась.

– Что? – выпалил Гарри и уточнил своё веское, как он считал, мнение: – Да я не хочу. И никуда не пойду.

– Ха-ха, дорогой. Ха-ха. Очень смешно, – она тщательно изобразила веселье (все кроме неё поморщились), а затем, резко повернувшись, скомандовала: – Петерсон, Флетчер, объясните молодому человеку, как ему должно себя вести, когда с ним разговаривает первый заместитель Министра Магии.

Двое авроров приблизились к Гарри и встали с обеих сторон от него.

– Не спорь и одевайся, – приказал один из них устало.

– Собирайся и не выкаблучивайся, – добавил второй, поигрывая волшебной палочкой.

Видимо, ожидая от своей затеи некое развлечение, бывший главный инспектор Хогвартса мигом наколдовала себе уютное креслице, обитое розовым плюшем в цветочек, и с удобством в нём расположилась. Что стоя, что сидя, её рост особенно не изменился.

Гарри ещё ничего не успел сказать или сделать, как начала кричать мадам Помфри:

– Вы не имеете права! Он мой пациент и только пару часов назад очнулся. Мальчик так долго был в коме. Он ещё не здоров. Вы не посмеете его отсюда забрать!

Амбридж даже не посмотрела в сторону возмущённой фельдшерицы. Вместо этого всё своё внимание она уделила появившемуся блюдечку с чашкой тонкого фарфора. По больнице поплыл аромат мятного чая.

– Я же говорила вам, Амбридж, мистер Поттер помолвлен! Мы не позволим вам никуда забрать Гарри без ведома его наречённого, – решительно высказалась МакГонагалл, и, хотя она не кричала, но её тона было вполне достаточно, чтобы рука гостьи дрогнула, и чай пролился на пол.

Аргус Филч недовольно заворчал, глядя на лужу на полу. Его кошка мяукнула.

– Какая милая киска, – отреагировала Амбридж, с деликатным звяканьем возвратив серебряную ложечку на фарфоровое блюдечко. – Кис-кис! Иди сюда, киска! – позвала она кошку, глядя при этом на профессора МакГонагалл.

Гарри во все глаза уставился на меряющих друг друга неприязненными взглядами ведьм: МакГонагалл выглядела крайне разозленной, Амбридж, как и всегда прежде, – самодовольной манерной дурой. Филч закатил глаза. А миссис Норрис ощетинилась, взвыла, словно сейчас на дворе был март, и, спрыгнув с рук своего хозяина, забралась под шкаф, заметно поторапливаясь оказаться где-нибудь подальше от этой... Даже кошки иногда выражаются, но миссис Норрис была очень воспитанной.

– Он обручён! – выкрикнула МакГонагалл так зло, что авроры заметно вздрогнули. Первый поспешил вытащить свою волшебную палочку. Второй опустил тяжёлую руку на плечо вскочившего с места Гарри и усадил его обратно на край кровати. Назревали крупные неприятности.

«И не только на мою задницу, – решил Гарри, – но опять из-за моей».

Он уже собрался вмешаться и разобраться, что все эти люди от него хотят, но не успел – противник решил сменить тактику и провести переговоры.

– Моя дорогая профессор МакГонагалл, – прочирикала Амбридж из своего мягкого розового кресла, избавляясь от чайной пары одним взмахом волшебной палочки. – Моя дорогая Минерва, – прощебетала она ещё нежнее, заметив, как вытянулось лицо гриффиндорского декана. – Позвольте мне быть немного фамильярной и так вас называть на правах нашей старой дружбы, сложившейся в тот чудесный год, когда дорогой Корнелиус уговорил меня помочь Хогвартсу, и мы с вами недолго работали вместе над воспитанием наших милых деток. К сожалению, нужды Министерства заставили меня оставить наш старый Хогвартс. Но сейчас, как вам, несомненно, известно, – Амбридж гордо выпрямилась и словно стала выше ростом, – Министру было угодно назначить меня на пост председателя комиссии по опеке и контролю надлежащего обучения юных волшебников, получивших нетрадиционное воспитание.

Гарри нахмурился. Слова старой ведьмы ужасно походили на те, что он слышал от... что он слышал этой ночью.

Тем временем та, лучась от счастья, продолжала:

– Министерством разработана специальная инструкция, в которой очень подробно и понятно объяснено, о ком из юных волшебников должно позаботиться нашей комиссии. Этот документ не только подписан Министром, но и согласован с Визенгамотом ввиду особой важности и деликатности поднимаемых вопросов. И кому как не мне – непосредственному участнику разработки инструкции № 1215/16 от 31 октября 1998 года – знать, что наш дорогой мистер Поттер безусловно попадает под её действие, – тут ведьма повернулась к Гарри и осклабилась, видя его явное недоумение и беспокойство.

Гарри попытался было что-то вставить, но его опять опередили.

– Мистер Поттер помолвлен и имеет преимущественное право на воспитание в семье, – отчеканила профессор МакГонагалл. – Глава 5, пункт 2 вашей драгоценной инструкции. Возвращайтесь в кровать, мистер Поттер, отдыхайте, набирайтесь сил. С вами, Долорес, он никуда не пойдет!

Гарри, видя абсолютную уверенность и несгибаемую решительность своего декана, чуть-чуть успокоился, хотя так ничего и не понял. Вся эта казуистика сводила его с ума. И конвой из скучающих авроров оптимизма не добавлял.

– Прецедент Риддла-Поттера, пункт 13, глава 27, – напевно продекламировала Амбридж, – устанавливает, что магический потенциал главы семьи должен превышать или быть равным магическому потенциалу воспитанника. В противном случае опека и воспитание внутри семьи оцениваются как недостаточные и, соответственно, усыновление или заключение брака признаётся недействительным. Так что, юный мистер Поттер, одевайтесь, собирайтесь. Вы отправляетесь с нами. А ваша помолвка аннулируется. Я даже разрешу вам отправить сову, чтобы проинформировать невесту, – добавила она тоном, говорящим, что подобная любезность с её стороны приравнивается к великому благодеянию.

Слова «ваша помолвка аннулируется» пролились бальзамом на истерзанное сердце Гарри. А возможность проинформировать невесту радовала вдвойне. Это не означало, что он соглашался вообще на какую-либо навязанную опеку над собою. Нет и нет! Но он всерьёз задумался о том, что подчиниться Министерству всё же будет, несомненно, привлекательнее брачного союза с... с Тем-Кого-Он-Не-Хотел-Сейчас-Вспоминать.

Но профессор МакГонагалл вовсе не собиралась сдаваться и, не дав Гарри что-либо сказать, заявила:

– Мистер Поттер останется здесь. Его будущий супруг полностью соответствует предъявляемым Министерством требованиям. Он британец, холост, традиционного воспитания, из старинного магического рода, имеет постоянный источник доходов, занимает достойное положение в обществе. Кроме того, у него достаточный опыт воспитания юных волшебников, и ему не составит особого труда должным образом наставить мистера Поттера.

– И его магический потенциал... – сладко протянула чиновница, предвкушая скорое поражение упрямой спорщицы. К удивлению Гарри, тот факт, что будущий супруг – мужчина, никаких возражений у Амбридж не вызвал.

– Соответствует! – рявкнула потерявшая всякое терпение МакГонагалл. Гарри, как и остальные присутствующие, едва успевал переводить взгляд между ведьмами, увлеченно перебрасывающимися короткими фразами.

– Это невозможно, – заявила Амбридж снисходительно. – Мистер Поттер по оценке министерской комиссии потенциально является великим волшебником. Возможно величайшим из ныне живущих...

– Северуса Снейпа вы считаете недостаточно одарённым, чтобы справиться с мальчиком, которому только предстоит развивать свой магический дар? – зло прошипела МакГонагалл.

Вот тут уж Долорес Амбридж, не скрываясь, захихикала. Гарри показалось, что ужасней зрелища он в жизни не видел. Нет, видел, конечно, но отвратительней этого было мало.

– Мерлин! Какая занимательная шутка! Какое воображение! И вы считаете, я поверю, что самый завидный жених Британии польстился на это малолетнее недоразумение? – и раскрасневшаяся ведьма махнула рукой в сторону Гарри и, не сдержавшись, расхохоталась.

Гарри насупился, одновременно пытаясь примирить факт оценки себя «малолетним недоразумением» – ладно уж, старую жабу в его поклонницы никто никогда бы не записал – и её же утверждение, что Северус Снейп является «самым завидным женихом Британии». Гарри всё больше казалось, что это какой-то неправильный мир. Будто, проснувшись, он оказался где-то в альтернативной реальности. Или всё это сон... Последняя мысль показалась ему самой здравой, и Гарри с силой ущипнул себя. Больно. Амбридж всё так же мерзко хихикала, а МакГонагалл негодовала.

– Да, я это утверждаю! – кипятилась профессор. – Я сама провела ритуал помолвки сегодня утром. Мне ли не знать! Северус согласился взять мистера Поттера в супруги.

Амбридж вытирала слёзы белоснежным платочком и на слова оппонентки внимания не обращала. Согласился ли Гарри на брак, никто не спрашивал.

– Но я совершеннолетний, – наконец-таки Гарри дождался достаточной паузы и поспешил высказать свой самый железный аргумент. – Мне уже давно семнадцать.

– Вы не являетесь совершеннолетним, мистер Поттер. Вы – всего лишь дееспособный. А совершеннолетним станете, когда вам исполнится двадцать один год. И, как получивший нетрадиционное воспитание, согласно инструкции № 1215/16 от 31 октября 1998 года...

– Какого октября? Какого года? – внезапно воскликнул Гарри. Если первый раз ему показалось, что она оговорилась, то сейчас... – Да постойте вы! – заорал он на мерзкую тётку, а потом умоляюще уставился на своих и тише, уже догадываясь, что ничего хорошего не услышит, спросил: – Какое сегодня число?

– Петерсон! Флетчер! – звонкий голосок Амбридж предвещал аврорам наказание почище написания строчек пыточным пером. – По какой причине молодой человек прерывает меня и, вообще, позволяет себе повышать голос на первого заместителя Министра Магии? Вы не знаете своей работы? Вам она кажется слишком сложной?

Давление на плечо Гарри усилилось, но он и не заметил этого. Он во все глаза смотрел на растерянную мадам Помфри, робко улыбающуюся ему и разводящую руками, и перевел взгляд на окно, впитывая синее небо, зелёные верхушки деревьев, колышущиеся на ветру, пение невидимого жаворонка, и повторил про себя невероятное: 2 августа 1999 года. Год. Он потерял целый год. Осознать и понять ему не дали. Один из авроров хлопнул его по плечу, привлекая внимание к тому, что с наслаждением вещала Амбридж.

– Так вот, мистер Поттер, – ласково говорила она, – согласно инструкции № 1215/16 от 31 октября 1998 года вы, как волшебник, получивший нетрадиционное воспитание, будете должны сдать специальный экзамен по магической культуре и истории развития магического общества. Только успешная сдача гарантирует вам получение гражданских прав. В противном случае вы будете считаться лицом без гражданства: не сможете занять должность в Министерстве, избирать или быть избранным. Ах да, и на вашу палочку будут наложены ограничения, – сообщила весьма довольная Амбридж и веско закончила: – А до тех пор, пока вы не сдадите экзамен, будете находиться под министерской опекой.

«И вы сможете обосновано заявить перед министерской комиссией, что не нуждаетесь в их помощи... В течение месяца ритуал будет завершен, и вы окажетесь под надлежащей опекой до достижения вами возраста полного совершеннолетия», – вспомнилось Гарри то, что ночью казалось бессмысленной белибердой.

Гарри попытался вывернуться из-под тяжёлой руки и встать, но ему не дали. Другое плечо охватили жёсткие пальцы, встряхнули его, и он услышал категоричное:

– Заткнись и не рыпайся!

– Он будет находиться под опекой Северуса – его будущего супруга и главы их семьи! – тем временем кричала профессор МакГонагалл.

Амбридж зло уставилась на неё своими маленькими глазками, и, впервые со времени появления здесь, девичий голосок её подвел.

– Довольно! Мне этот фарс уже порядком надоел! – взвизгнула она и поспешила выбраться из нелепого розового кресла. Ведьма вытащила свою волшебную палочку и встала в дуэльную позу, что выглядело смешно, но только на первый взгляд.

Численный перевес был на стороне захватчика: разъярённая Амбридж с компаньонкой, вооружённой блокнотом и палочкой, и двое авроров. И с другой стороны – не менее разозлённая профессор МакГонагалл, мадам Помфри с палочкой, хорошо знакомой с исцеляющими заклинаниями, но в данной ситуации это было не совсем к месту, и Филч, уже без кошки. Ещё Гарри посчитал и себя – в качестве грубой беспалочковой силы.

«Нам нужна помощь», – решил он и уставился на резную дверь.

И она отворилась.

Вошедший человек моментально изменил расстановку сил, причём, что удивительно, с обеих сторон: Амбридж и МакГонагалл одновременно бросились к нему за поддержкой. Соратники обеих ведьм расслабились, и единственным недовольным (слабо, ох, как слабо сказано) оказался растрёпанный мальчишка в круглых очках и полосатой пижаме.

просмотреть/оставить комментарии [1214]
<< Глава 2 К оглавлениюГлава 4 >>
сентябрь 2017  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

август 2017  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

...календарь 2004-2017...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2017.09.20 21:26:05
Право серой мыши [6] (Оригинальные произведения)


2017.09.19 22:16:48
Право на поражение [5] (Гарри Поттер)


2017.09.18 15:32:43
Без права на ничью [0] (Гарри Поттер)


2017.09.18 14:05:20
Отвергнутый рай [7] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2017.09.17 22:42:14
Змееловы [3] ()


2017.09.16 21:14:45
Десять сыновей Морлы [41] (Оригинальные произведения)


2017.09.15 13:28:48
Когда ты прикасаешься ко мне [5] ()


2017.09.15 11:07:25
Закон и непорядок [19] (Белый воротничок)


2017.09.14 17:54:12
Твое имя [4] (Гарри Поттер)


2017.09.14 04:07:09
Какая странная судьба… [13] (Гарри Поттер)


2017.09.12 20:03:04
Быть женщиной [4] ()


2017.09.10 18:44:51
В качестве подарка [57] (Гарри Поттер)


2017.09.10 14:43:12
Его последнее желание [3] (Гарри Поттер)


2017.09.10 00:25:43
Быть Северусом Снейпом [202] (Гарри Поттер)


2017.09.08 09:20:07
Лёд [2] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2017.09.08 09:10:35
Биение этого хрупкого сердца [1] (Гарри Поттер)


2017.09.07 01:39:52
Зимняя сказка [2] (Гарри Поттер)


2017.09.03 11:49:25
Виктория (Ласточка и Ворон) [12] (Гарри Поттер)


2017.09.02 17:20:41
Игра вне правил [26] (Гарри Поттер)


2017.09.02 16:21:34
Превыше долга [2] ()


2017.08.30 16:35:20
Обреченные быть [5] (Гарри Поттер)


2017.08.30 15:08:10
Цена «Триумфа» [1] (Научная фантастика, Оригинальные произведения)


2017.08.29 09:15:54
Все дороги ведут-1 [19] (Гарри Поттер)


2017.08.28 19:58:17
Вынужденное обязательство [2] (Гарри Поттер)


2017.08.28 12:21:49
Глюки. Возвращение [237] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2017, by KAGERO ©.