Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

XXI век на дворе. Двух студентов Хогвартса уличают в однополых отношениях. Школа гудит, декан ораторствует:
- А знаете, что самое низкое?! Что эти люди занимались своими грязными делишками в Выручай-комнате! Носящей святое имя Альбуса Дамблдора!

Список фандомов

Гарри Поттер[18463]
Оригинальные произведения[1236]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[133]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[103]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12659 авторов
- 26938 фиков
- 8603 анекдотов
- 17666 перлов
- 661 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 31 К оглавлениюГлава 33 >>


  Год, какого еще не бывало

   Глава 32. Темные силы
        Проснувшись, Гарри увидел сидевшего у постели Снейпа. Учитель напоминал огромную черную кляксу. Точнее, кляксу, держащую что-то на коленях — книгу, наверное.
        Гарри зевнул и сел.
        — Я до сих пор вижу, — сообщил он. — Хоть и не очень хорошо. — Он оглядел расплывающуюся перед глазами комнату. — Здесь есть еще кто-нибудь?
        — Нет, — спокойно ответил Снейп. Но все же вытащил палочку и наложил Silencio, заставив Гарри припомнить собственную неудачу. — Это одна из тех вещей, что нам нужно обсудить, — сказал он, выслушав рассказ о случившемся. — Твою магию. Стихийную магию, если точнее. Но эту тему мы на некоторое время отложим.
        Подлетевший к постели поднос завис над Гарриными коленями.
        — А вы? — спросил Гарри, приступая к еде. Сощурившись, он пытался рассмотреть, что на тарелках. — Обещали же, что мы вместе поужинаем.
        — Ты действительно не очень хорошо пока видишь, — вздохнул Снейп. — Вот моя еда, — он указал куда-то вправо: и правда, там можно было различить смутные очертания второго подноса. — Так о чем же ты хотел поговорить? — И прибавил насмешливо: — Наедине.
        Что ж, неплохое начало для разговора. Не хуже любого другого.
        — Профессор, вы можете сказать Малфою, чтобы не крутился тут больше? Ну не хочу я его видеть, правда!
        Снейп тщательно прожевал и лишь потом ответил:
        — Боюсь, я вынужден отклонить твою просьбу.
        — Но почему?
        — А ты представь себя на месте Драко, — с демонстративным спокойствием предложил Снейп. — Из него с рождения растили последователя Темного Лорда. К этому выбору его склоняли все — весь круг его общения, все родственники. Но Драко отказался от всего этого. У него ничего не осталось, Гарри.
        — Ну так лишили его наследства — и что с того? — фыркнул Гарри. — У него все равно горы золота. Я своими ушами слышал, как он хвалился: у него-де собственный сейф, набитый галеонами. Достался в наследство от прадедушки.
        — Ты в самом деле считаешь, что деньги могут заменить семью? Неужели ты настолько инфантилен? — укорил его Снейп. — Разве не отдал бы ты все свои деньги за возможность провести десять минут с Джеймсом?
        Гарри был вынужден признать, что это правда.
        — И, предупреждая твое возможное замечание, что Люциус Малфой не стоит и ломаного кната, — продолжил Снейп, — прошу тебя обдумать одну простую вещь: мы не выбираем своих отцов.
        И снова справедливо, но с Гарри хватило душещипательных бесед о Драко.
        — Зато мы выбираем, как себя вести. Что, не так? Он сам переоделся в дементора, чтобы заставить меня свалиться с метлы, никто его не заставлял! Он сам весь прошлый год подпевал Амбридж! А когда мы в сентябре возвращались в Хогвартс, он...
        — А что он выбрал сейчас? — перебил Снейп. — Отказался от ценностей, которым предана его семья. Вернул тебе палочку. Ночами сидел над домашними заданиями, чтобы днем иметь возможность варить для тебя зелья...
        — Да как же вы не понимаете?.. — Гарри оттолкнул поднос в сторону — тот так и завис над кроватью — и продолжил: — Может, он просто притворяется, спектакль разыгрывает...
        — Он не притворяется.
        Абсолютная уверенность Снейпа кого угодно могла вывести из себя.
        — Да откуда вам знать?
        — Да воспользуйся же наконец собственной головой! — взорвался Снейп, потеряв терпение. — Что за спектакль требовал бы возвращения твоей палочки?
        Гарри медленно выдохнул.
        — Ладно, хорошо. Предположим, чисто теоретически, что Малфой неожиданно в помрачении ума стащил у отца мою палочку. Разозлился на него, допустим, и украл, решив, что после этого Люциусу достанется от Волдеморта так, что мало не покажется. А что будет с ним самим после этого, не подумал и оказался по уши в проблемах. Дальше-то что? Это вовсе не значит, что мы теперь можем полностью доверять ему!
        Снейп взял его за руку.
        — Так, по-твоему, нам стоит оттолкнуть Драко, способствуя тем самым его возвращению в ряды Упивающихся Смертью?
        «Блин, — подумал Гарри, вздыхая, — а ведь он дело говорит».
        — Я вовсе не предлагаю тебе немедленно довериться Драко Малфою, — продолжил Снейп, явно чувствуя, что Гарри поддается, и чуть сжал его руку. — Я призываю тебя обдумать выбор, который ты делаешь сам. Чего ты добьешься, столь явно демонстрируя ему свою враждебность? Я склонен считать, что он говорит правду, но давай допустим, что прав ты и что Драко не определился окончательно, кому же он верен. Разве не стоит в таком случае полностью склонить его на нашу сторону, вместо того чтобы обеспечить Темному Лорду еще одного сторонника?
        — Уж больно я его ненавижу, — нахмурился Гарри. — Это из-за него я попался в Самайн, вы же знаете. Люциус Малфой ничего не узнал бы обо мне, не поговори он с дядей Верноном. А почему он его нашел? Потому что Драко Малфой сообщил ему адрес!
        — О да, разумеется! — усмехнулся Снейп. — Темному Лорду был неизвестен твой адрес — именно поэтому прошлым и позапрошлым летом Орден каждый вечер посылал кого-нибудь тебя охранять. Ну будь же хоть сколько-нибудь серьезен! Лорд давным-давно знал, где тебя искать, — просто не мог пройти через охранные заклятья!
        — Но вы же сами сказали: нельзя, чтобы Малфой увидел адрес на письме, а то «сообщит его всем заинтересованным сторонам»! — возмутился Гарри.
        — А ты как думал? — рявкнул Снейп. — Он и сообщал, вот только это в реальности ничего не меняло. А я лишь пытался заставить тебя задуматься, как неразумна подобная беспечность! Что, если письмо выпало бы из конверта и Драко получил бы информацию, которой Темный Лорд на тот момент не располагал?
        «Это уж чересчур по-слизерински», — подумал Гарри.
        — Вот когда ты исчез из школы, но так и не появился на Тисовой, — продолжил Снейп, — Темный Лорд заинтересовался происходящим настолько, что решил влезть в сознание твоего дяди и приказал следить за идиотом Люпином. Так что Драко не имеет ни малейшего отношения к твоему пленению!
        Гарри пришлось согласиться с тем, что это правда. Сердце ухнуло куда-то вниз.
        — Значит... значит, дядя Вернон не из-за него погиб?
        Снейп только сердито уставился на него, и чем больше Гарри смотрел в ответ, тем яснее становились темные глаза.
        — Ну ладно, значит, не из-за него, — уступил Гарри наконец. Да что это меняет? Драко все равно оставался злобным пакостником, которому стоило услышать все, что услышал, — и записать это собственной рукой. Странно, правда, что он согласился на такое... если согласился, конечно. Проверить-то не вышло, так что в письме может быть что угодно — да хоть список людей, которых Малфой мечтал проклясть. С этого поганца станется! — Но я все равно ему не доверяю.
        — Это твое полное право. Но обдумай вот что, Гарри: Темный Лорд очень не хотел выпускать из рук твою палочку. Следовательно, Драко, стащив ее, действовал искренне — либо поддался некому детскому капризу. Если он был искренен, то заслуживает большего, чем твое неколебимое и нескрываемое презрение. Если же он поддался минутному желанию, по-детски решив отомстить собственному отцу, то этот безрассудный поступок привел его в сферу нашего влияния. И разве не стоит нам воспользоваться подходящим случаем и попытаться воздействовать на него?
        — И как это у вас получается? — пробормотал Гарри, потирая глаза. Странно, раньше их не жгло. По крайней мере, не так сильно жгло. — Отчего-то из ваших уст предложение быть любезным с Малфоем звучит вполне резонно.
        — Просто подумай об этом, — посоветовал Снейп. — У тебя опять что-то с глазами?
        Гарри отвел руки от лица и простонал:
        — Все опять черно!
        — Lumos... — учитель наклонился к нему — настолько близко, что Гарри почувствовал, как длинные волосы задевают плечо. — Сплошная темнота? Или, как ты раньше выразился, «темнота не такая темная»?
        — Не такая темная. — Гарри, услышав негромкое «Nox», откинулся на спину. — Что-то не так с лечением?
        — Нет, все как надо. Я же говорил, что исцеление потребует некоторого времени. Перед моим уходом еще раз закапаем эликсир.
        — А мое зрение так и будет появляться и исчезать?
        — В идеале — нет. Просто твоя магия все еще нестабильна.
        — Вы собирались рассказать что-то про стихийную магию, — напомнил Гарри.
        — Стихийная магия представляет собой выброс темных сил и именно потому настолько разрушительна, — пояснил Снейп. — А запас этих сил у тебя всегда был велик. Это ты был источником темной энергии в доме Дурслей.
        Гарри скрестил руки на груди.
        — Я не темный волшебник, профессор.
        — Я этого и не утверждаю. Ты обычный маг, хоть и чрезвычайно могущественный. Наличие темных сил вовсе не означает, что их непременно используют во зло. У меня они тоже есть.
        — А что же это означает?
        — Существует девять различных определений темных сил, но лично я считаю лучшим следующее: ты способен, буде пожелаешь, контролировать другие живые создания и причинять им вред. Любые создания, включая магов. При этом ты вполне можешь использовать данные силы и другим, вполне приемлемым способом. Но именно потенциальная способность причинять вред и делает их темными.
        Гарри повернулся на бок и нахмурился.
        — Но по этому определению получается, что темные силы есть у всех магов.
        — Совершенно справедливо, у всех — в той или иной степени. У тебя много больше, чем у других.
        — Как у Волдеморта, — прошептал Гарри, припомнив пророчество: «... отметит его как равного себе».
        — Только ты, в отличие от него, не хочешь использовать их во зло. Тут как со змееязом: ты болтаешь на нем с Сэл, а он командует Нагини.
        — Или как с окклюменцией, — пробормотал Гарри.
        — Окклюменция... об этом тоже стоит поговорить, — вполголоса заметил Снейп и задумался. — В Самайн ты не только устоял против Темного Лорда, но и сумел обвести его вокруг пальца, заставить поверить, что ненавидишь меня больше всех на свете. Ты говоришь, что я спас тебя, но истина состоит в том, что ты сам сделал больше всех для собственного спасения.
        Гарри почувствовал себя польщенным, несмотря на то что Снейп явно просто говорил, что думал. Но все же прибавил, справедливости ради:
        — Так это только потому, что вы меня научили.
        — Давай уточним: это потому, что ты приложил все усилия, стараясь научиться, — поправил Снейп. — Ты старательно тренировался.
        — Угу, — согласился Гарри. И умолк. Ну что ему стоило тренироваться раньше, когда это было так важно для Сириуса?
        Снейп явно почувствовал, о чем он думает, и поспешно сменил тему, отвлекая Гарри от бессмысленных сожалений.
        — Окклюменция тоже относится к темным силам, — произнес он. — Она совершенно необязательно сопряжена с жестокостью — ты блестяще доказал это в Самайн. Но стоит помнить, что все темные силы чрезвычайно глубоки и сильны.
        — Ну хорошо, — согласился Гарри. — Только «темные» — не совсем подходящее слово. Стоило бы назвать их «глубинными» или как-то так. Но при чем тут моя стихийная магия?
        — Из-за горячки, развившейся после операции, твоя магическая сущность серьезно пострадала, хоть и не сгорела дотла, как предполагала Маригольд. Глубочайшие из твоих глубинных сил остались неповрежденными. Но контролировать их чрезвычайно сложно — и потому-то окклюменция столь трудна для большинства магов. То, что ты овладел этим умением в такие короткие сроки, свидетельствует о том, что ты задействовал свои темные силы.
        — Вот почему я даже не замечаю, как говорю на змееязе! — воскликнул Гарри. — Я просто этого не осознаю...
        — Эти же силы питают твои сны, — заключил Снейп. — И они же ответственны за выбросы стихийной магии, случающиеся в детстве. У тебя эти выбросы сильнее, но после травм последних лет твоя способность испытывать ярость возросла, а значит, выросла и сила.
        Гарри немного поразмыслил над услышанным. Потом спросил:
        — А как их контролировать?
        — Магическое образование учит ребенка использовать светлую магию и решать возникшие проблемы с ее помощью. От твоей светлой магии остался лишь пепел, да и глубинные силы пострадали. Потребовалось некоторое время, чтобы оставшиеся искры снова разгорелись, но сейчас они достигли полной силы. А вот поверхностной магии, служащей для них буфером, у тебя нет. Поэтому стоит тебе разгневаться — и твои глубинные силы просто срываются с цепи.
        — А когда вернется моя светлая... ну, поверхностная магия?
        Снейп, отпустивший было его руки, снова сжал их.
        — Опасаюсь, что никогда.
        Гарри только вытаращился слепо. Паника комом встала в груди, перекрывая доступ воздуха. Он сглотнул, но комок никуда не делся. Казалось, что комната кружится — а может, это кружилась голова, угрожая слететь с плеч, или...
        — Дыши глубже, — сухо посоветовал Снейп.
        Гарри изо всех пытался вдохнуть, честно пытался, но давящая свинцовая тяжесть не пускала. Боль была дикой — словно бладжер влепился в живот...
        — Дыши, — повторил Снейп более настойчиво. — Дыши, глупый ты ребенок!
        Но ничего не получалось — до тех пор, пока резкий удар между лопаток не выбил комок прочь. Гарри ахнул, потом шумно втянул в себя воздух. Минуту или две он просто наслаждался возможностью дышать, потом, не удержавшись, поморщился. Черт побери, двинули его от души!
        — А я-то думал, что истерику снимают оплеухой, профессор.
        — Очень бы она тебе помогла, учитывая, как обращался с тобой этот хам, твой дядюшка!
        Резонно.
        Гарри сосредоточился на дыхании. Он просто не мог представить, что же теперь делать. Это что, значит, его светлая магия... вот так взяла и пропала? И все, что осталось, — темные силы, настолько... ну, могущественные, что они пугали даже его самого?
        Нет. Снейп ошибается. Просто обязан ошибаться.
        Гарри вытащил палочку из-под подушки, поднял, словно собираясь произнести заклинание, и вновь ощутил, как бежит вдоль позвоночника теплая густая струя, согревая его изнутри. Это чувство невозможно перепутать ни с чем.
        — Когда я впервые взял ее в руки... все было точно так же, сэр, — сказал он учителю. — Я уверен, что снова чувствую свою магию.
        — Ты чувствуешь свои темные силы, которые стараются выплеснуться наружу.
        — Но в лавке Олливандера было то же самое...
        — Вполне возможно, — согласился Снейп. — Потому что сейчас — как и тогда — у тебя нет доступа к светлой магии. Только тогда ты просто не знал, как до нее дотянуться и удержать под контролем, а теперь у тебя не осталось, чем пользоваться.
        — Но ведь ощущение-то такое же... — повторил Гарри, не совсем понимая, что Снейп пытается сказать.
        Учитель недолго помолчал. Потом продолжил за него:
        — ... как в тот раз. Да, я понимаю. Но всегда ли оно было таким? На третьем курсе, например — когда Люпин учил тебя вызывать Патронуса, — ты, накладывая чары, испытывал то же ощущение? Будто светишься изнутри?
        — Нет...
        — Потому что твои темные силы обволакивала светлая магия, которую ты использовал год за годом. Тебе не приходилось черпать силы из источников, скрытых в глубине твоей души. А сейчас это чувство вернулось.
        — И все же вы ошибаетесь, — упрямо повторил Гарри. О подобной возможности даже думать не хотелось. Магия — это все, что у него было. Да, разумеется, первые одиннадцать лет жизни он считал себя магглом — но вел-то себя не по-маггловски, разве не так? В мире магглов он был изгоем — ненавидимым, презираемым. И лишь магия делала его... ну, самим собой, что ли.
        — Хотелось бы мне ошибаться, Гарри, — тяжело вздохнул Снейп в ответ. — Ты и не представляешь, до чего хотелось бы. Но в данном случае — как и с твоим зрением — тебе стоит знать правду, как бы неудобоварима она ни была.
        — Неудобоварима? — взорвался Гарри. — Да вы только что заявили мне, что я просто-напросто сквиб!
        — Прекратишь ты употреблять это слово?! — возмутился Снейп, вскакивая на ноги. — Ничего подобного я не говорил! А теперь слушай внимательно! — он наклонился к Гарри, так близко, что тот буквально чувствовал каждое произносимое слово. — Ты МАГ. Ты не потерял способность к магии. Да у тебя ее, строго говоря, куда больше, чем у любого другого студента в этой школе! Ты — и только ты! — равен Темному Лорду, жалкий ты глупец!
        — Ой, да успокойтесь вы, — пролепетал Гарри. Было страшновато. Едва ли Снейп сделал бы что-то, даже выйдя из себя, но все же не слишком приятно, когда тебе вопят прямо в лицо. Или обзывают жалким глупцом. Это, в отличие от «глупый ты ребенок» вовсе не звучало добродушной подначкой.
        — Разве это я время от времени забываю, что человеку необходимо дышать? — едко усмехнулся Снейп. — Так что это ты успокойся.
        — Ладно, ладно! — воскликнул Гарри, чуть отодвигаясь. — Согласен, я вовсе не сквиб. Вот только мне от этого не легче, понимаете? Сквибы хотя бы точно знают, что они сквибы. И не бьют окна, стоит им выйти из себя!
        — И ты не станешь, как только обретешь власть над своими темными силами, — заверил Снейп. Скрипнул стул — очевидно, учитель снова уселся. — Баланс твоей магии изменился. Когда ты приспособишься, то научишься направлять ее ток в палочку. Кстати... — Снейп смолк на секунду, потом продолжил: — Если не ошибаюсь, ты пару раз видел, как я накладываю некоторые заклятия без палочки. Бьюсь об заклад: когда ты овладеешь навыком осознанно направлять свои силы, то сможешь намного больше, чем я.
        — Я?! — выдавил Гарри. — Без палочки?!
        — Темный Лорд вполне способен на подобное — а ты равен ему, — пояснил Снейп. — Более того, ты уже пользовался беспалочковой магией. Разбитые окна, плавящиеся от огня стены...
        — Плавящиеся? — пискнул Гарри.
        — Ну да, ты же не мог видеть, — спохватился Снейп. — Стены раскалились до того, что начали таять.
        Гарри припомнил тесную клетушку, свою бешеную ярость — и выплескивающуюся наружу магию. Тогда стены тоже начали исчезать, хоть и не пропали до конца.
        — И что, через них можно было смотреть? — полюбопытствовал он.
        — Да. Сквозь них был отлично виден двор замка, хотя мало у кого хватило мужества смотреть на раскалившиеся камни.
        — Значит, с С... с Самайна мои силы возросли, — заключил Гарри. Черт, ну почему же никак не удается выговорить это слово, не запинаясь? А пришлось произносить его еще дважды — пока он объяснял профессору свои выводы.
        — Итак, вот что у нас получается, — подытожил Снейп. — При каждой последующей травме — экстракция костного мозга, похороны твоей тетки, Самайн — тебе все легче становилось дотянуться до своих темных сил. Однако для того чтобы суметь это сделать, тебе требуется время. Спустя несколько недель после операции твоя темная магия уже возросла настолько, что ты сумел выплеснуть ее наружу, причем сделал это сознательно. Через несколько дней после Самайна эмоции, которые ты испытывал, снова поспособствовали мощному выбросу — неосознанному на сей раз. Отсюда вывод: со временем ты сможешь регулировать выбросы по желанию — как сделал это, оказавшись в плену.
        — А когда? Снова через несколько недель?
        — По моему мнению, чем сильнее травма, тем больше времени требуется тебе для восстановления сил до нужного уровня.
        — Кстати, вот вы сказали «сознательно выплеснул»... а это же не так, — вспомнил Гарри. — Я ведь не собирался уничтожать камни. Просто пытался сделать хоть что-нибудь.
        Голос Снейпа зазвучал гораздо отчетливее — очевидно, учитель наклонился совсем близко.
        — Согласен — в настоящее время ты совершенно не контролируешь свои силы или, в лучшем случае, контролируешь их весьма слабо. Но твои навыки разовьются. В конце концов, так уже случилось однажды — ты ведь понимаешь, о чем я? До приезда в Хогвартс ты не умел пользоваться палочкой, вспомни. Здесь тебя научили управлять магией по желанию. Причем начали с элементарнейших вещей, вроде чар левитации. Любой маг способен их наложить, ибо поверхностные силы очень близки к руке, держащей палочку, и с легкостью выплескиваются наружу. Задача, стоящая перед тобой сейчас, куда сложнее. Мало кто из магов способен осознанно направить темные силы в палочку — или даже обойтись без оной. Но Гарри, эти маги не равны Темному Лорду.
        — А вы заметили, что постоянно упираете на это?
        — Гм, — задумчиво пробормотал Снейп, явно о чем-то размышляя. — Действительно. Думаю, это связано с тем, что я много лет считал тебя чересчур самонадеянным; впрочем, ты об этом и так осведомлен.
        Гарри потребовалось немного поразмыслить, прежде чем он понял, что имелось в виду.
        — А, понятно. То есть теперь вы... э-э... уже не считаете меня настолько самонадеянным?
        — Ты не твой отец, точно так же, как и Драко — не Люциус, — негромко признал Снейп. — Да куда там, ты даже не веришь, что равен Темному Лорду. А ведь это твоя магия смогла нейтрализовать его охранные и защитные заклятья.
        — В смысле, моя стихийная магия, да?
        — Именно. И, возвращаясь к теме разговора: как только ты сумеешь сознательно управлять своими темными силами, ты его превзойдешь.
        Гарри с громким всхлипом втянул воздух.
        — Что? Но не думаете же вы...
        — Да, думаю.
        — Но... но я просто мальчишка, а он... это же Волдеморт...
        — Подумать только, и я еще считал тебя слишком заносчивым, — простонал Снейп. — Да пойми же, Гарри, он лишен того, что есть у тебя — доступа к темным силам и возможности ими воспользоваться. Тебе просто нужно научиться ими управлять — и тогда твоя сила достигнет уровня, о котором ему и мечтать не приходится. — Учитель на секунду умолк. — Помнишь, я говорил о том, что у тебя прекрасно развита интуиция?
        — Именно поэтому я и не доверяю Малфою, — вставил Гарри.
        Снейп пропустил его слова мимо ушей.
        — То, что ты решился на операцию... какое-то время я считал это серьезнейшей ошибкой, которая привела к твоей болезни и, опосредованно, к Самайну. Но теперь я почти уверен, что и тут вмешалась твоя интуиция. И в результате ты обретешь силы, с помощью которых сможешь уничтожить Темного Лорда.
        Ну да, конечно... нет худа без добра, и все такое, подумал Гарри.
        — Но я о таком даже не слышал, — возразил он. — Скажите, профессор, разве кто-нибудь пытался это сделать? Полностью и осознанно контролировать глубинные силы?
        — Насколько мне известно, нет, — подтвердил Снейп.
        — А с чего нужно начинать, вы знаете? Хотя бы приблизительно?
        — Не знаю.
        — Ну, тогда толку от них чуть. Я ведь все равно их использовать не смогу.
        Снейп ободряюще похлопал его по руке.
        — Помнится мне, некогда ты был уверен, что никогда не освоишь окклюменцию. Способ управлять твоими силами мы тоже отыщем.
        Гарри, неожиданно почувствовал, что смертельно устал, и решил сменить тему. Хоть ненадолго. В конце концов, у него будет масса времени подумать о своей магии, когда он останется один. Может, перед тем как накладывать несработавшее заглушающее заклятье, надо было просто подумать о Драко? Злость побуждала стихийную магию выплеснуться наружу... а что, если ключ к управлению глубинными силами лежит как раз в злости?
        — Я тут вот что вспомнил, — отрывисто сказал он. — Директор говорил, что после всплеска моей магии все заклятья в радиусе нескольких километров были нейтрализованы. А как же тогда порт-ключ сработал?
        — И снова интуиция, — пояснил Снейп. — На сей раз интуиция Дамблдора, — негромкое звяканье, и Гарри почувствовал, как учитель надевает ему что-то на шею. — Это золотое кольцо с изумрудами. Я повесил его на цепочку, — зельевар запнулся, потом договорил: — Джеймс надел это кольцо на палец Лили в день свадьбы. В ночь их гибели Альбус нашел его в развалинах дома в Годриковой Лощине и хранил все эти годы.
        Гарри потрогал кольцо, гадая, как же оно выглядит.
        — Так из него сделали порт-ключ? Оно... — он громко прокашлялся — не хотелось снова расплакаться при Снейпе — и сказал совсем не то, что собирался: — Оно такое маленькое. Вам даже на мизинец не налезет.
        — Это же волшебное кольцо, — заметил явно позабавленный Снейп. — Оно было сделано по мерке Лили, но способно менять размер под палец того, кто его надевает. Потому-то я и повесил его на цепочку — решил, что тебе будет приятнее сохранить его в первозданном виде.
        — Да, — пробормотал Гарри. — Спасибо. Но я все равно не понимаю — как оно могло сработать после того, как я выплеснул свои... э-э... глубинные силы.
        — Лучше называй их темными, — посоветовал Снейп. — Чем скорее ты примиришься с их существованием, тем легче будет ими управлять. Что же касается кольца... оно — свидетельство любви твоих родителей. Любви друг к другу, любви к тебе — и именно эта любовь сохранила тебе жизнь. Полагаю, твоя стихийная магия восприняла это кольцо как часть тебя.
        — Полагаете? — переспросил Гарри. — То есть вы не уверены, что директор именно поэтому сделал порт-ключ из этого кольца?
        Снейп рассмеялся — коротко, сухо.
        — Откуда же нам было знать, что ты придешь в состояние берсерка и поспособствуешь нашему бегству?
        — Но почему именно кольцо? — настойчиво спросил Гарри. И тут до него дошло: — А, ну да, конечно. Оно же связано с маминой жертвой. Так же, как... защитные чары.
        — Мы надеялись, что Темный Лорд не почувствует магии на кольце, — согласился Снейп. — Правда, наши чары не могли сработать, пока действовали его собственные блокирующие заклятья... но после того как ты их взломал... Альбус и авроры накладывали одно заклинание за другим, пытаясь прорваться внутрь, — зельевар тихо застонал при этом воспоминании. — А мне оставалось лишь держать тебя, чтобы активировать порт-ключ сразу, как только кольцо начнет нагреваться.
        Гарри открыл глаза, хоть и не мог ничего видеть.
        — А-а... так вот почему вы почти сразу согласились держать меня во время пытки!
        — А как ты думал, почему я ограничился парой формальных возражений? — негромко и очень холодно произнес Снейп.
        — Но я же не знал! — завопил Гарри. — Мне, конечно, странно было, что вы... прямо будто обрадовались, но я подумал... вы решили не перечить Волдеморту, а то вдруг он что-нибудь заподозрит? Я вовсе не считал, что вы можете получать от этого удовольствие — потому что верил вам, правда, верил! Просто... не сообразил тогда.
        — Полагаю, мне стоит радоваться тому, что Темный Лорд непосредственно потребовал от меня принять участие в этом действе, — горько усмехнулся своим мыслям зельевар. — Иначе мне пришлось бы просить его оказать мне честь, позволив держать тебя во время пытки. И я бы просил... да что там, я умолял бы его! Смею сказать, ты едва ли продолжил бы доверять мне столь безоговорочно, услыхав такое.
        — Ну что вы, я бы все равно... — начал было Гарри.
        — Не мели чушь! — гаркнул Снейп, на сей раз, без сомнения, адресовав усмешку ему.
        — Ну, может, и нет, — уступил Гарри. — Но тогда... когда я вас ударил, я вовсе не хотел причинить вам боль. Вы ведь знаете, верно?
        — Я и не сомневаюсь. У меня даже синяка не осталось.
        Теперь настала очередь Гарри показать зубы:
        — Еще бы! Меня после аппарации буквально вывернуло наизнанку, я умирал от жажды, с трудом держался на ногах и был перепуган до смерти!
        — Это лишний раз свидетельствует о том, что тебе стоит поучиться боевым искусствам. Нельзя надеяться на одну лишь магию, тем более что в определенных случаях она бесполезна. Зато оскорбления — так значит, я лживая сволочь? что за очаровательная импровизация! — оказались куда достовернее твоих жалких попыток меня ударить.
        — Знаете, могли бы просто сказать: «Молодец». Уж наверное, от вас бы не убыло, — буркнул Гарри.
        — Разумеется, не убыло бы, — протянул Снейп, — учитывая, что я до сих пор цел и невредим.
        — Что?!
        — Я ведь признал, насколько впечатлен твоими успехами в окклюменции, равно как и умением обвести допрашивающего вокруг пальца.
        — А «молодец» все равно не сказали, — проворчал Гарри.
        Зельевар тихонько и с явным облегчением рассмеялся. Гарри сначала не понял, над чем, пока не услышал чисто слизеринское предложение: Снейп-де скажет, но при условии, что сам Гарри тоже выполнит его требование. Гриффиндорца это, правда, не возмутило — ведь соглашение было вполне честным.
        — Постарайся лежать неподвижно, пока я буду закапывать эликсир, — так, чтобы мне не приходилось тебя держать, — и я со всей искренностью скажу, что ты молодец.
        Процедура все равно была малоприятной, да и получилось отнюдь не с первого раза, но когда Снейп уходил, то мог с полным правом произнести слова, столь много значившие для Гарри. И даже взъерошил ему волосы, сказав на прощание:
        — Молодец, глупый ты ребенок.

просмотреть/оставить комментарии [646]
<< Глава 31 К оглавлениюГлава 33 >>
июнь 2020  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930

май 2020  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.06.02 03:07:38
Наши встречи [2] (Неуловимые мстители)


2020.06.01 14:14:36
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.05.31 10:41:52
Дамбигуд & Волдигуд [6] (Гарри Поттер)


2020.05.29 18:07:36
Безопасный поворот [0] (Гарри Поттер)


2020.05.24 23:53:00
Без права на ничью [2] (Гарри Поттер)


2020.05.24 16:23:01
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.22 14:02:35
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.21 22:12:52
Поезд в Средиземье [4] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.15 16:23:54
Странное понятие о доброте [1] (Произведения Джейн Остин)


2020.05.14 17:54:28
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.11 12:42:11
Отвергнутый рай [24] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.10 15:26:21
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.10 00:46:15
Созидатели [1] (Гарри Поттер)


2020.05.07 21:17:11
Хогвардс. Русские возвращаются [354] (Гарри Поттер)


2020.05.04 23:47:13
Prized [6] ()


2020.05.03 09:44:16
Life is... Strange [0] (Шерлок Холмс)


2020.04.25 10:15:02
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.04.24 20:22:52
Список [12] ()


2020.04.21 09:34:59
Часть 1. Триумф и вознесение [0] (Оригинальные произведения)


2020.04.20 23:16:06
Двое: я и моя тень [4] (Гарри Поттер)


2020.04.15 20:09:07
Змееглоты [3] ()


2020.04.13 01:07:03
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.04.05 20:16:58
Амулет синигами [118] (Потомки тьмы)


2020.04.01 13:53:27
Ненаписанное будущее [18] (Гарри Поттер)


2020.04.01 09:25:56
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.