Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

В Косом переулке поступил в продажу набор "Юный Невилл Лонгботтом" в него входят только что привезенное из Южной Америки неизученное магическое растение, надувная жаба и самоучитель по пиротехнике.

Список фандомов

Гарри Поттер[18508]
Оригинальные произведения[1242]
Шерлок Холмс[716]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[108]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12711 авторов
- 26898 фиков
- 8628 анекдотов
- 17693 перлов
- 680 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 8 К оглавлениюГлава 10 >>


  За кулисами войны

   Глава 9. Когда торг уместен
Смахнув в ящик стола часть бумаг, Люциус поднялся и подошел к окну. Небо медленно сменяло оттенок с розового на золотой, утро окончательно утверждалось в своих правах. И, судя по изученной корреспонденции и результатам предутренних встреч, из жизни Малфоев тоже уходила тьма.

Все складывалось совсем неплохо.

Через эльфов он успел обменяться письмами с теми из своих бывших соратников, кто, как и он, остался под домашним арестом. С остальными свяжутся их родные.

Не повезло захваченным во время последнего боя: их сразу же без особых разбирательств отправили в Азкабан. За компанию со всеми туда попал даже безоружный Амикус Кэрроу, который, на свою беду, сбежал во время эвакуации школьников и примкнул к Лорду.

А вот Алекто, в отличие от брата, не удалось скинуть Империус. Когда авроры освободили ее от заклятия и из кабинета МакГонагалл, победители уже успели сообразить, что работу при прежней власти нельзя считать преступлением: придется сажать в Азкабан всех сотрудников Министерства, как минимум, и начать с себя. На сей день Алекто обвинили только в том, что она Упивающаяся смертью, и оставили под домашним арестом (в обмен на временное молчание о нападении на нее бывшей коллеги). Звезд с неба Алекто никогда не хватала, но и глупой не была. Оправившись от первого испуга, она быстро проанализировала ситуацию и уже выстраивала линию защиты — свою и брата. Сейчас Алекто спрашивала у Люциуса, насколько может помочь отговорка, что они, Кэрроу, все время, включая эту несчастливую ночь, действовали не на стороне Темного Лорда, а по приказу министра Тикнесса? А уж кого поддерживал министр…

«Умница, девочка», — отметил Малфой.

И ее письмо было не единственным. Упивающиеся смертью, которых не захватили в Большом зале, успели избавиться от компрометирующих плащей и масок и теперь как один утверждали, что пришли защищать Хогвартс, но не успели туда прорваться. Им никто не верил, но опровергнуть их слова пока не могли. Зато они уже успели обсудить случившееся, и в итоге Малфой получил длинный список имен тех, кого он, «будучи пленником Того-Самого-Мага», не видел в его окружении.

Все это предрекало правоведам Министерства нудную, долгую и тяжелую работу.

Был еще очевидный плюс, яснее всего выраженный в конце письма прямолинейной Алекто: «Они убирают дементоров из Азкабана, так что мы можем тянуть время. Нам нужно держаться друг друга, сообщи, с нами ли ты».

Из чего следовало, что реноме в своем кругу восстановлено.

А четверть часа назад было получено принципиальное согласие гоблинов на все его действия. И это поможет спасти свободу. Взамен он всего-то решит их проблему, которую сам же и создал, причем за гринготтские галлеоны.

Очень удачно министр решил зайти в банк.

Насчет того, какое решение примет Шеклболт по итогам встречи с гоблинами, Люциус не сомневался. Диктовать им свои условия, не имея силового преимущества, было невозможно — это грозило повторением, как его любят называть в учебниках, «конфликта 1612 года». Тогда все тоже началось с попытки сделать Гринготтс кошельком Совета магов, а окончилось появлением полу-гоблинов по всему миру. Впрочем, это сделало волшебников более сговорчивыми, Эльфрида Клагг так вообще всю жизнь положила на реабилитацию своих родственников.

А спустя полтора века забывшая урок предков верхушка Министерства магии Британии повторила этот «подвиг» и получила десятилетнюю кровавую бойню. Хотя, естественно, в обоих случаях официально была названа другая причина противостояния: отказ гоблинов, существ, не имеющих волшебных палочек, от подчинения магам.

Но подчиняться гоблины так и не научились. Даже обладая такой фигурой устрашения, как Темный Лорд, волшебники сталкивались с саботажами едва ли не еженедельно.

И сейчас, скинув ненавистное иго, гоблины будут стремиться к реваншу и даже попытку давления воспримут агрессивнее, чем когда бы то ни было. А у нынешних победителей нет никого, равного по силе Темному Лорду. И самые крупные клиенты банка теперь не на стороне власти. Значит, Министерству придется смириться с отказом гоблинов и их поддержкой владельцев хранилищ, а не тех, кто посягает на чужую собственность.

Люциус с сожалением отвел взгляд от умиротворяющего вида в окне и обернулся. Непрестанно кланяющаяся Дайли умоляла наказать ее за несвоевременное появление.

Эта эльфийка вот уже пять лет словно испытывала терпение окружающих. Точнее — с момента бегства своего полоумного брата Добби (не иначе помесь эльфа и гоблина). По-видимому, она считала долгом искупить его вину и с тех пор ревниво отгоняла от хозяина всех остальных эльфов. После года ее стараний Люциус махнул рукой на эту настойчивость и все поручения отдавал Дайли. Но, кажется, напрасно, потому что, лишившись конкурентов и не зная, как еще выразить свою признательность, домовиха проявляла просто неуемное рвение. Никакому иному эльфу не пришло бы в голову, услышав приказ «чтобы все было как дома», притащить на Чемпионат Мира по квиддичу всего на одни сутки фонтан, павлина, стол из кабинета и половину библиотеки. И сейчас это недоразумение твердило: «Дайли виновата перед хозяином, потому что она была очень старательной. Дайли не могла допустить, чтобы хозяина потревожили внезапно. Им придется идти…».

«Открой двери в библиотеку, принеси туда одно из зеркал, второе — на мой стол», — бросил Люциус эльфийке, уловив суть ее донесения, и кинулся к выходу, где столкнулся с Драко.

Отправив сына с распоряжением, Люциус вернулся в свое кресло и, положив руки на стол, попытался успокоиться.

«Итак, началось. Несколько раньше, чем я предполагал, но это ничего не меняет. Я готов к разговору».

Принесенное Дайли зеркало Люциус установил рядом с колдографиями Нарциссы и Драко в такой же тонкой черной оправе и несколько секунд смотрел, как со стола исчезают влажные отпечатки ладоней.

«Нужно взять себя в руки. Осталось немного».

***

Накануне, ложась спать, Северус сам с собой поспорил, кто будет первым утренним гостем Малфоев. Но фраза, услышанная из приоткрытой двери кабинета, заставила застыть, так и не дойдя до утреннего кофе с другом.

— И позвольте вам также заметить, Министр, — донесся голос Люциуса, — что в вашем назначении мы видим залог благополучия нашего общества…

«С тех пор, как я умер, я непозволительно часто ошибаюсь…» — мелькнуло у Снейпа в мыслях.

— Извините, мистер Малфой, — прервал выражение чаяний хозяина имения насыщенный бас, — если это ирония, то она неуместна, если поздравления, то давайте считать, что я их уже принял.

«Прямолинеен, как Хогвартс-экспресс, — усмехнулся Снейп. — Всегда таким был».

— Как скажете, — согласился Люциус, не уточняя, с какой именно частью предложения гостя. — Но поверьте, для меня честь принимать вас в своем доме, несмотря на столь ранний час. И ваших спутников, конечно, тоже. Профессор МакГонагалл, прошу вас, садитесь сюда: из этого кресла самый хороший обзор и камин рядом — у нас по утрам довольно прохладно. Корнелиус, рад видеть вас в здравии и на службе. Если не возражаете, я прикажу принести чай или кофе.

«И сливок. Можно без чая и кофе. Ну, хоть в чем-то я не ошибся», — Снейп застыл у двери, не зная, что предпринять.

— Спасибо, Люциус, — послышался голос Фаджа. — Я был уверен, что нам не удастся застать вас врасплох: я помню — вы ранняя пташка. Но в полдень начнутся торжества, и нам хотелось бы обсудить до этого ряд вопросов.

«Все это интересно, вот только где и когда я буду завтракать?» — согласился с забурчавшим животом Северус.

Словно услышав его мысли, с лестницы спустился Драко. Снейп приложил палец к губам.

— Я знаю, — шепнул Драко, подойдя. — Отец послал меня разбудить вас, но мы разминулись. Он установил зеркала, для вас — в библиотеке. И можно еще наложить дизиллюзионные чары на всякий случай.

— …поскольку вы вчера сказали, что вся ваша деятельность была направлена на служение обществу, — услышали они продолжение начатой Шеклболтом фразы. Снейп предпринял усилие, чтобы удержаться от сарказма. Драко, два сдерживая смех, коснулся его макушки и уже вряд ли видел выражение лица на следующие слова нового министра: — то мы решили, что вы будете рады оказать магическому миру еще одну услугу.

— Господин Министр, — тон Люциуса был настолько сдержанным, что если бы вошедшие Драко и Снейп и не видели его лица, то поняли бы, что тот изо всех сил пытается не улыбнуться, — магический мир всегда может рассчитывать на накопленные Малфоями за века опыт и знания.

— Да, о знаниях, — удобно устроившаяся в кресле Минерва с интересом разглядывала окружающую обстановку. — Какая интересная магия у вас на подходе: нас несколько раз возвращало назад едва ли не на пол-ярда, стоило только подойти к воротам.

— Вчера кто-то пытался проникнуть в дом, по-видимому, рассудив, что без палочек мы беззащитны, — Люциус, конечно же, не смог отказать себе в удовольствии уколоть бывшего аврора. — Эльфы установили что-то из своего арсенала.

Обещание Шеклболта установить защиту, отказ Люциуса: «Да мы уже как-то справились, уверен, у Министерства и без нас достаточно хлопот», и последовавшие расшаркивания Северус почти пропустил мимо ушей, обустраиваясь в библиотеке. Он выбрал стол за стеллажом недалеко от двери и, подумав, наложил заглушающие чары, чтобы достаточно хорошо слышать все сказанное в кабинете, но при этом не бояться выдать себя случайным шумом. Установленное напротив зеркало завершило приготовления. «Свет мой, зеркальце, скажи, я ль на свете всех умнее… — в прямоугольнике возникло отражение Люциуса. — Ну и ладно, проиграть хозяину дома — долг чести каждого гостя». Зеркальный визави кивнул, показав, что видит его. «Как гоблины это делают? Почему на зеркала не действует ни одна магия? Ни дизиллюзионные чары, ни оборотное зелье, ни мантии. Говорят, в банке применяется такая защита, посмотреть бы».

Прислушавшись к беседе, он понял, что речь идет о призраке Лорда. Люциус и Драко весьма успешно изображали неведение, засыпав гостей вопросами о подробностях.

— Все привидения… почти все… настаивают, чтобы этот призрак остался в школе. Полагаем, на них давит Барон…

«О, да, о Бароне. Как там было? \"Счастье дамы не терпит отлагательства\"».

Он показал Люциусу, что отойдет за книгами, и углубился в стеллажи. Первыми на стол легли новенькие «Методы обнаружения зелий, изменяющих поведенческие алгоритмы. Учебное пособие для Авроров». Их придавил «Трактат об эффектах, случавшихся у магглов от снадобий, магом затворенных». Возвращаясь к столу, Снейп левитировал перед собой еще три тома. Оглядев разной степени потертости обложки, Северус состроил гримасу: «Это и есть начало новой жизни? Что-то больно напоминает прошлую. Ладно, за работу. Это должно быть что-то быстро готовящееся. Несколько дней, максимум неделя».

— Но почему об этой бумаге ничего не было известно? — привлек его внимание возглас Минервы.

— Мы надеялись, что он все же не решится оставить Хогвартс. Отставка была в некотором роде знаком протеста после приказа захватить Августу Лонгботтом. Северус сказал, что он директор школы, а не комендант тюрьмы.

«Добрались до меня. — Снейп перевернул страницу, вновь погрузившись в чтение. — Нет, это не пойдет, магглы будут сходить с ума, если конечно, не заменить чем-нибудь драконью кровь. Но насколько действенным оно тогда будет?»

Из раздумий его вывел запах кофе и энергичный тон МакГонагалл:

— То есть все не совсем так: кое-какие источники мы уже изыскали.

Снейп удивленно посмотрел в зеркало.

Бровь Люциуса в отражении изогнулась.

— На школу нападали акромантулы, нескольких из них убили. Их яд чрезвычайно ценен, и нам удалось собрать около тридцати пинт.

Зельевар фыркнул в поданную домовиком чашечку — в серых глазах-блюдцах отразилась вселенская грусть. Снейп отпил глоток и кивнул, дав понять, что кофе ему нравится.

«Но оптовые покупатели берут значительно дешевле, ведь хранение этого яда тоже требует некоторых затрат, да и благотворительностью аптекари не занимаются, — продолжил он про себя слова Минервы. — Плюс — новость о колонии пауков уже распространилась, и цены падают каждую минуту. И в результате — та сумма, которую вам вчера предложили, и рядом не стояла с ценой сто галлеонов за пинту».

— Но у вас возникла проблема с продажей яда по необходимой цене, — более корректно выразил ту же мысль Люциус. — И при этом денег все равно не хватит на полное восстановление замка.

Снейп откинулся на спинку кресла. «Было бы неплохо приобрести немного яду, и, кстати…»

— Да, поэтому мы и обратились к вам за помощью. Продажа яда на предложенных нам условиях не имеет смысла. В общей сложности в ближайшее время нужно как минимум порядка двадцати тысяч галлеонов. И мы подумали, что, возможно, под залог яда Министерству дадут заем. Гоблины или кто еще…

«Малфои, например. Значит, взятки теперь так называются?»

— Гоблины не удовлетворятся обеспечением, сумма которого меньше заимствования в десять раз, — со скучающим видом пояснил Люциус. — И насколько я понимаю, за ближайшим временем придет следующее, и деньги понадобятся опять.

— Люциус, — Фадж попытался корректно вклиниться в разговор, — видите ли, за прошедший день столькими состоятельными людьми были высказаны уверения в своей добронравности… Мы подумали, что, возможно, они захотят помочь магическому миру оправиться от произошедшей трагедии.

— Корнелиус, возможно, захотят. Но нужно расставить некоторые акценты. По велению души и из сострадания бросают кнаты в Фонтан Дружбы или что там у нас сейчас вместо него. Вы же имеете в виду пожертвования, которые льются золотым дождем, от магов, для которых благотворительность — это часть статуса. А значит, все зависит от того, сочтет ли Министерство добронравными людей, от которых ожидается проявление щедрости. Будет статус — будут деньги.

— Мистер Малфой, я не собираюсь торговать справедливостью, — отрезал Шеклболт.

— Я понял, что вы торгуете ядом, — согласился Люциус. — Мой сын — замечательный зельевар, ему нужен этот яд. Вот я и думаю, стоит ли нам покупать его у вас или лучше приберечь деньги на адвоката.

— Люциус, — в голосе Фаджа слышалось искреннее сожаление. — Поймите, что избежать суда не удастся. Но можно рассчитывать на некоторое снисхождение.

«При условии скупки Малфоями всего яда Британии», — продолжил Снейп.

— Насколько я понимаю, — Минерва попыталась еще больше смягчить слова Фаджа, — речь идет о том, что невозможно избежать разбирательства. Все-таки против вас и вашего сына выдвинуты серьезные обвинения. В частности, в принадлежности к Упивающимся смертью.

— Откуда такие данные? — очень естественно удивился Люциус. — Драко, покажи запястье.

«Какая же мысль у меня мелькнула по поводу этого яда?.. Сбили с толку».

— Не нужно, — услышал он слова Кингсли. — Мы все прекрасно знаем, что я ничего не увижу на коже. Если бы метку можно было различить в любое время, то у нас не было бы проблем с установлением лиц, причастных к этой организации.

— Тогда нет смысла и говорить об этом, — примирительным тоном сказал Люциус.

— Но ваш сын, как минимум, оказывал содействие Упивающимся смертью.

— Неужели?

— Он починил шкаф, чтобы они могли проникнуть в школу, выпустил Знак Мрака, пытался убить Дамблдора.

— Министр, ну скажите мне на милость, зачем Драко нужны были в школе Упивающиеся смертью? Он починил ценный артефакт, чтобы больше никто не пострадал, — выдвинул встречную версию Люциус. — Вы знаете, какое несчастье произошло за год до этого с его другом? Кстати, так и не установили, кто мог желать смерти несчастному мальчику? — Люциус повернул голову, обращаясь, видимо, к Минерве.

Ее ответ Северус не расслышал.

— Хотя сейчас мы не об этом. Так вот, вы же знаете, что Дамблдор уже умирал? И что Драко был не единственным, кому поручили убить директора? Когда Драко узнал о планах Северуса, то сообщил Вы-Знаете-Кому, что собирается использовать этот шкаф, а сам затягивал ремонт как мог. Совершенно не случайно окончание ремонта шкафа совпало с тем днем, когда у директора уже не оставалось сил сопротивляться проклятью. Все это было спланировано самим Дамблдором: он же не на Драко потратил последнее заклятие, а на Поттера, чтобы тот не вмешался. Да, пришлось пойти на риск и привести в школу Упивающихся смертью, но Драко увел их за собой на Астрономическую башню, кто же знал, что на пути им встретятся школьники.

Год, проведенный в одном доме с лучшим легиллиментом Британии, не прошел для Люциуса даром: врал он убедительно. Заинтересовавшись реакцией слушателей, Снейп заглянул в кабинет.

— Я должен был послать метку, — подавленным тоном продолжил достойный отпрыск Малфоев, — чтобы директор понял, что все готово, а остальные были предупреждены об опасности. Потом мне пришлось инсценировать, что я хочу убить директора. Я должен был тянуть время, дожидаясь профессора Снейпа, а он все не шел. Это было ужасно. Директор Дамблдор пытался помочь мне: он что-то спрашивал, а мне оставалось только отвечать. Без него я бы не справился, и Тот-Кого-Нельзя-Называть понял бы, что я лгу, когда потом проверял, насколько я был старателен. Мне до сих пор тяжело вспоминать минуты, проведенные на Башне, — голос Драко дрогнул, его взгляд выражал страдания зверька, которому отдавили лапу.

«Эти блондины сейчас доиграются: Кингсли хватит удар, и нам потребуется новый министр. А ведь люди даже не успели понять, кто такой Шеклболт, и откуда он на них свалился. Это жестоко по отношению к магическому населению».

— Поверьте, смерть директора потрясла Драко, — доверительным тоном продолжил Люциус.

Минерва переводила недоуменный взгляд с одного Малфоя на другого.

Фадж закашлялся.

Шеклболт даже затылком умудрялся демонстрировать бешенство.

— И вы считаете, что я в это поверю? — казалось странным, что низкий голос министра может быть таким ледяным.

— Я полагаю, в это поверит суд, — без тени иронии, как о само собой разумеющемся, сказал Люциус.

— И как же вы будете объяснять суду произошедшее с Кэти Белл и Роном Уизли? — строго спросила МакГонагалл.

— Вы же понимаете, что эти несчастные случаи не удастся связать с Драко, — ответил за сына Люциус.

— Удастся. Борджин и Розмерта дадут показания, — не сдавался Шеклболт.

— И что докажут их показания?

— Он купил темный артефакт у Борджина, наложил заклятие Империус на Розмерту, и через нее ожерелье попало к Кэти Белл, а отравленное вино — к Слагхорну.

— Министр, но это же неправда, вас ввели в заблуждение! — возмутился Драко. — Я никогда и ни к кому не применял Империус! Мадам Розмерта не могла сказать обо мне такого! Зимой мне передали от Т...Того-Кто-Вам-Известен, что я могу положиться на нее, и все. Уже значительно позже мне стало понятно почему. Я не знаю, кто ее околдовал. Никаких ожерелий я не просил передавать — я вообще до зимы не выбирался из Хогвартса: из замка невозможно было выйти, а в первый поход в Хогсмид вы же меня сами и не пустили, профессор, — Драко посмотрел на МакГонагалл, в его голосе звучала обида. — А уж зачем мне было травить профессора Слагхорна?!

— Драко, Гарри рассказал нам вчера, что видел вас в лавке Борджина позапрошлым летом, — пояснил Фадж. — Рассказал он и о вашем признании на Астрономической башне: о попытках покушения, о плане впустить слуг Того-Кого-Я-Не-Буду-Называть-По-Имени. Гарри даже воспоминания уже передал аврорам.

Драко пожал плечами.

— Я всего на день выбрался с мамой в магазины и действительно заходил к Борджину: вспомнил, что видел у него второй исчезательный шкаф. Когда я уходил, ожерелье было там, на витрине. Заказать его мог кто угодно. Не понимаю, почему Гарри Поттер решил обвинить меня в случившемся. А на башне я говорил все, что приходило в голову, лишь бы тянуть время. И это меня спасло: Тот-Чье-Имя-Мы-Не-Произносим решил, что я действительно все это сделал.

— И Круциатус на Гарри Поттера вы тоже не накладывали? — с явной иронией в голосе пробасил Шеклболт.

«Как он это терпит? — Снейп покачал головой, глядя на Кингсли. — Что же там еще? Ведь не только в деньгах дело».

— Конечно! Я хотел сказать Круцианус — это заклятие… ну… геморроя. Я понимаю, это тоже жестоко… Но мне нужно было остановить Поттера. Я же объяснял это в прошлом году, когда лежал в больничном крыле после Сектумсемпры.

Минерва покраснела.

— Драко, правдивость ваших слов может быть проверена. Вы сможете повторить все это под взглядом легиллимента или под действием веритасерума? — спросил Фадж.

«Напугали нюхлера галлеоном», — и, пожав плечами, Снейп пошел обратно в библиотеку.

— Конечно, — с энтузиазмом согласился младший Малфой.

— Министр, никто не может быть осужден без доказательств, — говорило отражение Люциуса в зеркале, пока Снейп усаживался за стол. — А мне так кажется, что доказательства у вас будут очень ненадежными. Это либо показания Розмерты, которая была под Империусом, а, значит, нельзя утверждать, что она помнит именно произошедшее, а не то, что ей приказали помнить; либо оговоры тех, кто пытается клеветой выторговать прощение. Вы готовы посадить в Азкабан по ложному обвинению человека, который защищал тех, кто боролся против Того-Кого-Мы-Не-Называем?

— Что вы хотите этим сказать? — в голосе МакГонагалл явно звучало отчаяние: замаячивший на горизонте второй пропущенный ею двойной шпион грозил вызвать серьезное потрясение.

«А вот внимательнее к мелочам надо быть, Минерва».

— Судите сами, — Люциус загнул палец. — Драко знал о способе общения Армии Дамблдора, но не рассказал об этом Кэрроу; он помог спастись Августе Лонгботтом...

— Что?!

После возгласа Шеклболта на мгновение воцарилась тишина.

«Подождите, то ли еще будет».

— Я не знаю, что Вам известно об этом деле, но Вы можете допросить миссис Лонгботтом, а мы предоставим Вам воспоминания моего сына, — предложил Люциус.

— Корнелиус предупреждал, что за помощь Вы потребуете полной амнистии.

Фадж вновь закашлялся.

«И кому это кажется странным?»

— Речь идет не об амнистии, а о справедливости, — уточнил Люциус. — Если все, что Вы сейчас услышали здесь, — правда, то разве Драко можно хотя бы в чем-нибудь упрекнуть?

— Вот в том и вопрос — а правда ли это. Он следил за Гарри и пытался помешать ему прошлой ночью, когда тот искал хоркрукс.

«Яд акромантулов… Пауки… Что меня натолкнуло на ту мысль?..»

— В комнате, полной хлама, сваленного туда за века? А почему не в Зале славы или Большом Зале? Впрочем, не важно. Относительно правды. Правда — то, что нельзя опровергнуть. Драко не успел покинуть Хогвартс и с друзьями прятался под дизиллюзионными чарами. Они не знали, как открыть комнату с тайным ходом. А когда увидели Поттера, то, естественно, пошли за ним, думая, что смогут выбраться из замка.

— Примерно то же самое сказал Гойл. — Голос Кингсли был подозрительно спокоен.

— Разве это не доказывает правдивость? — Задушевно спросил Люциус.

— Только при отсутствии сговора, — в тон ему ответил Шеклболт. — Жаль, что мы не можем услышать от Крэбба, как он пытался спасти Гарри Авадой.

«Не можем?.. Это как понимать?» — Снейп, нахмурившись, посмотрел в зеркало. По другую сторону Малфой перехватил взгляд, вздохнул и продолжил:

— Мы скорбим из-за гибели Винсента: он был другом моего сына. И мне не кажется уместной ирония по поводу его смерти. Если бы Драко и его друзья хотели навредить мистеру Поттеру, то не стали бы снимать чары: убить можно и оставаясь невидимым. И то, что Винсент не попал, тоже следует учитывать — может быть, он это сделал специально. Возможно, обстоятельства его гибели и запутанны, но это ничего не доказывает. Северус как-то рассказал нам о своем друге, Регулусе Блэке — его смерть до сих пор загадка для многих, его считают приспешником Сами-Знаете-Кого, хотя это ошибка. Такая же ошибка была допущена в отношении брата Регулуса. Если бы Тот-Кого-Мы-Не-Называем узнал о предательстве Драко и Северуса, их бы убили. Драко мог погибнуть, когда противостоял напавшим на миссис Лонгботтом. И во всех этих случаях смерть тоже выглядела бы странной. Я не думаю, что стоит делать скоропалительные выводы только по тому, что бросается в глаза. Достаточно невинно осужденных и оговоренных.

— Извините, — судя по тону, Шеклболт, действительно, сожалел о сказанном.

В кабинете повисло напряженное молчание.

«Регулус… — Северус вздохнул. — Теперь наконец-то все откроется. Прости, я не мог ничего сказать раньше: всплыла бы правда о хоркруксах, а Дамблдор считал это недопустимым. Он был прав: это бы сделало твою жертву напрасной. Вот и Драко потерял друга. Винсент Крэбб. Что же произошло? Его имени среди убитых не было, значит, тело не нашли. Откуда тогда известно, что он погиб? И я даже не спросил Драко ни о чем».

— Кхе, — кашлянул Фадж, — я полагаю, мы можем вернуться к этому вопросу чуть позже. Знаете, Люциус, я верю в то, что вы сказали. Тем более замечательно, что Драко удалось спастись. И раз уж мы вспомнили… Наверное, вы знаете, что Гарри сам сейчас оказался в очень непростом положении. У него и его друзей возникли некоторые проблемы с Гринготтсом…

— Согласно сведениям, которые меня достигли, сначала у банка возникли серьезные проблемы из-за неразлучного Трио, — поправил его Малфой.

— Люциус, — Фадж старательно подбирал слова, — ну вы же понимаете, что обвинять Гарри будет жестоко после всего, что он пережил. Он же спас всех нас.

— Кажется, мы наконец-то перешли к основной цели визита, — Люциус откинулся на спинку кресла. — В чем там обвиняют гоблины Поттера, Уизли и Грейнджер? Мошенничество, разбой и грабеж. Ах, да, еще и применение непростительных заклятий, но, учитывая, что позавчера они не были таковыми, за это нашим героям грозит всего лишь внушение о вреде Темной магии. Интересно, его сделают на дисциплинарном слушании перед заседанием Визенгамота или уже после суда, в Азкабане?

— Вы можете исправить это, — в голосе Минервы звучала надежда.

— Вообще-то не могу. Хранилище наследует Нарцисса и, соответственно, она имеет право поддержать иск гоблинов. И лучше вам не рассчитывать на то, что из благодарности за спасение нашего сына она не сделает это. В конце концов, она тоже спасла Гарри Поттера, что не помешало ему обвинить Драко.

— Но обвинения несопоставимы, — вставил Шеклболт.

— И доказательства вины тоже. Я уже изложил вам свою интерпретацию фактов, на основании которых будут обвинять моего сына. У вас нет улик. Никаких. Только косвенные доказательства, которые рассыплются, как карточный домик. И заметьте, с ними еще не работал наш адвокат. А когда станет известно, что Драко спас Августу Лонгботтом и рисковал жизнью, покрывая школьных мятежников, у всех обывателей появятся сомнения в его виновности. Я же в последний год находился фактически под домашним арестом, а по моему прошлому вы мне многого не предъявите. Значит, на особо большой срок вам рассчитывать не придется, а год из этого срока я уже отсидел. Но даже если вам удастся вернуть меня в Азкабан, меня будет утешать мысль, что моими соседями по камере будут сам легендарный Гарри Поттер и его друзья.

— Гоблины предложили урегулировать этот конфликт, — как бы невзначай заметил Фадж.

— Не сомневаюсь — гоблины меряют справедливость галлеонами. Но мы можем взять пример с Министерства и отказаться от торга, тем более что мы и так вправе претендовать на возмещение ущерба. Правда, не знаю, хватит ли на это денег Поттера? Ведь друзья не смогут поддержать его материально. Впрочем, после освобождения из Азкабана заработает как-нибудь. Если только раньше Рита Скитер не поможет ему с изданием биографии и не продаст пару интервью из камеры.

— Люциус… — взмолился Фадж.

— Даже если Гарри придется предстать перед судом, то будет учтено, что он действовал с благими намерениями. Он пытался спасти весь магический мир Британии, — парировал Шеклболт.

— В хранилище Лестранжей? Почти нашем хранилище, — Люциус приподнял плотный распечатанный конверт. — Очень нетривиально.

— Там был хоркрукс.

— И там тоже?! Министр, будем объективны. Это Поттер и его друзья уверены, что в хранилище Беллатрикс был хоркрукс. Есть какие-либо доказательства того, что он существовал не только в их воображении? Вы три года изучали темные искусства и методы противодействия им, несколько лет работали аврором — вы сможете с первого взгляда определить, что в предмете заключен хоркрукс? А на каком основании это умозаключение сделали не окончившие школу ученики? Причем, как я понимаю, даже не видя чашу, только лишь откуда-то зная о ее существовании. — Люциус кончиками пальцев перебирал по краям конверта, поворачивая его в руках и словно дразня. Снейп разглядел печать Гринготтса.

— Впрочем, зачем так высоко пускать искры. Я легко могу предположить, что Визенгамот поверит в правильность выводов Поттера без всяких доказательств. Но, простите за резкость, кто такой Гарри Поттер? Он аврор? Сотрудник Отдела по контролю оборота запрещенных изданий и артефактов? Какие у него полномочия? И кто его ими наделил? Дамблдор? А директор школы точно может подменять собою Министерство? А может, следует понимать, что теперь каждый недоросль имеет право вломиться в любой дом и украсть ценную вещь, мотивируя это своими предположениями?

Малфой вздохнул и сделал паузу, словно давая возможность возразить ему. Возражений, естественно, не последовало.

— Но стоит ли ворошить эту историю? — конверт выпал из руки Люциуса (Северус мог бы поспорить, что не случайно, но с спорить с собой уже надоело). — Мало ли, кто, куда, зачем забрел. Было бы проще забыть об этом происшествии, естественно, если только нам не придется защищать Драко от всевозможных свидетелей, которые вздумают дать показания против него.

В наступившей тишине был слышен только треск поленьев в камине.

«Ну и влип Поттер... Впрочем, чему удивляться: я предупреждал Дамблдора, что потакание преступным методам этой троицы аукнется. Вседозволенность затягивает. Но Гринготтс ограбить — это не кабинет профессора обчистить. Их счастье, что дракон подвернулся, а то бы до Хогвартса уже и не добрались — в подземельях гоблинов и окончили бы свой героический путь… Вспомнил! Зелье всех дорог, или зелье римской дороги! Мне нужна паутина акромантулов, перья сниджетов, мед из соцветий подорожников или хотя бы настоять на них липовый мед. Где сейчас цветут подорожники? Остальное все легкодоступно».

Погрузившись в свои мысли, Снейп не заметил, как за стеной возобновилось обсуждение.

— Мы сделаем заявление, что ничего не украдено, и возьмем на себя вопрос об урегулировании претензий гоблинов, — услышал он слова Люциуса. — Плохо то, что информация об ограблении уже распространилась и даже, насколько я знаю, была подтверждена Гарри Поттером, но можно подумать, что с этим сделать.

— Хорошо, — согласился Шеклболт. — Значит, останавливаемся на следующем. Ни Гарри, ни кто другой не будут свидетельствовать против вашего сына, против него не выдвинут ни одного обвинения. Что касается вас лично, то два года назад в Министерстве вас взяли с поличным, за это придется предстать перед судом. Но, учитывая раскаяние и помощь, наказание будет минимальным.

— И гарантии. Нам нужны гарантии, что дело не будет пересмотрено. Хотя бы в отношении Драко.

— Люциус, — простонал Фадж, — вы требуете невозможного! Как можно гарантировать будущее?

— Признанием заслуг Драко, о которых я говорил.

— Я понял, — Шеклболт торговаться не умел. — Будет установлено, что все, сделанное вашим сыном, было направлено на борьбу с Волдемортом. Вы получите соответствующие заключения из Департамента магического правопорядка завтра к полудню.

Между тем Снейп уже с минуту пытался привлечь к себе внимание друга. Но вот поймал, наконец, его взгляд и демонстративно закатил глаза. Лицо Люциуса на мгновение окаменело, когда он прочел, что написано на пергаменте, появившемся в зеркале: «Мне нужна паутина акромантулов. И кто-то должен меня к ним проводить. И яду их тоже хорошо бы купить».

Малфой кивнул, и успокоенный Снейп поднялся из-за стола.

«Чудесно. А теперь, дорогие гости, не отдохнуть ли вам от хозяев? Мне нужны мои книги, а вы мешаете их взять», — до завтрака оставалось два часа, и Снейп надеялся успеть произвести расчеты. Он собрал в стопку разложенные на столе тома, отлевитировал их вглубь библиотеки и вышел в кабинет.

— Они ушли?

— Да, — обернулся на голос Малфой, доставая палочку. Выглядел он очень довольным. — Но к полудню вернутся — принесут яд. За паутиной можно будет сходить после трех, когда все будут на торжестве.

— Не верил, что тебе удастся договориться с Кингсли: он принципиален до невозможного, — Снейп взял руку Малфоя, в которой была зажата палочка, и дотронулся ее кончиком до своей макушки. Горячие струйки побежали по спине, снимая чары. — У них все настолько плохо?

— Как сказать… — Люциус пожал плечами. — Нужно много денег, много времени, и то, что можно исправить, будет исправлено. Но у Шеклболта нет ни того, ни другого, так что особого выбора у него не было. Ты же знаешь, каким сговорчивым может сделать человека ответственность за других. Он сказал, что это его первое и последнее соглашение с совестью, больше никаких сделок не будет, — удовлетворенно добавил Малфой.

— И тебя это радует?

— Да. Его слова — гарантия того, что эта сделка состоится: раз он верит, что она единственная, значит, не станет искать других… покупателей яда.

просмотреть/оставить комментарии [33]
<< Глава 8 К оглавлениюГлава 10 >>
январь 2021  

декабрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

...календарь 2004-2021...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2021.01.18 21:27:23
Дочь зельевара [198] (Гарри Поттер)


2021.01.18 17:55:03
Наперегонки [5] (Гарри Поттер)


2021.01.18 13:15:09
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2021.01.18 09:54:54
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2021.01.16 18:04:53
В качестве подарка [71] (Гарри Поттер)


2021.01.15 22:42:53
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2021.01.15 22:23:00
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2021.01.15 19:53:24
Вы весь дрожите, Поттер [0] (Гарри Поттер)


2021.01.10 22:54:31
Амулет синигами [118] (Потомки тьмы)


2021.01.10 15:22:24
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2021.01.09 23:38:51
Без права на ничью [3] (Гарри Поттер)


2021.01.08 13:40:40
Глюки. Возвращение [240] (Оригинальные произведения)


2021.01.04 17:20:33
Гувернантка [1] (Гарри Поттер)


2021.01.04 10:53:08
Своя цена [22] (Гарри Поттер)


2021.01.02 18:24:44
Я только учу(сь)... Часть 1 [62] (Гарри Поттер)


2021.01.01 21:03:38
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2021.01.01 00:54:52
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.12.26 12:25:17
Возвращение [0] (Сумерки)


2020.12.20 18:26:32
Леди и Бродяга [5] (Гарри Поттер)


2020.12.15 20:01:45
Его последнее желание [6] (Гарри Поттер)


2020.12.13 15:27:03
Истоки волшебства и где они обитают [4] ()


2020.12.10 20:14:35
Змееглоты [10] ()


2020.12.01 12:48:46
Дамблдор [8] (Гарри Поттер)


2020.12.01 12:36:53
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.11.29 12:40:12
Мой арт... [4] (Ван Хельсинг, Гарри Поттер, Лабиринт, Мастер и Маргарита, Суини Тодд, Демон-парикмахер с Флит-стрит)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2021, by KAGERO ©.