Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Макгонагалл и Снейп:
- Вот если я на экзаменах поставлю хоть одну "П", меня целый факультет на руках носить будет!
- А если я на экзаменах поставлю хоть одну "В", меня целый факультет на руках носить будет!
Дамблдор мимо проходит, подключается:
- А если я вас обоих уволю, меня целая школа на руках носить
будет!

Список фандомов

Гарри Поттер[18435]
Оригинальные произведения[1225]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[175]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[132]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[3]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[48]



Немного статистики

На сайте:
- 12610 авторов
- 26933 фиков
- 8563 анекдотов
- 17633 перлов
- 654 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 9 К оглавлениюГлава 11 >>


  Бритва Оккама

   Глава 10
Поскольку до возвращения директрисы оставалась всего неделя, Гарри составил список дел, которые должен был завершить до ее приезда. Часть времени он провел на кухне, следя за поставкой большого количества продовольствия, прибывавшего каждый день. Позже в тот же день должны были начаться поставки зелий, что требовало его присутствия на складе, откуда также необходимо было отправить часть зелий в лазарет. Гарри подумал, не попросить ли помощи у Снейпа в последнем деле, но, хотя и доверяя Кричеру, он знал, что будет слишком глупо обнаруживать присутствие Северуса перед другими домашними эльфами. Они были простодушными существами с печально известной способностью выбалтывать все подряд, если только им не было приказано обратное.

Вернувшись к себе и не найдя там Снейпа, Гарри удивился. Он посмотрел в спальне, затем остановился посреди гостиной. «Северус?» Когда ответа он не получил, Гарри пошел в туалет, дверь в который была слегка приоткрыта.

Он уже готов был постучать, когда сквозь щель между дверью и косяком увидел Снейпа. Открыв дверь, он вошел в комнату и просто встал рядом. Снейп внимательно изучал свое отражение в зеркале.

Снейп увидел его, но не повернулся:

– Гарри.

Тот ответил кивком.

– Я не мог тебя нигде найти, – сказал он, чувствуя, будто обязан объяснять причины своего присутствия.

Слегка поворачивая голову из стороны в сторону, Снейп критически осмотрел себя:

– Странная вещь. Отражение в зеркале. Я выгляжу самим собой, но…

– Ты действительно выглядишь самим собой. Те же волосы, то же лицо, даже тот же рост, но… – Гарри сделал паузу. – Немного моложе. От этого твое лицо менее… не знаю, суровое, что ли. Щеки полнее и нет морщинок в уголках глаз. Ты выглядишь… мягче.

Снейп наклонил голову набок, все еще изучая себя. Встретившись взглядом с Гарри, он поморщился:

– Менее придирчивым?

Гарри хмыкнул:

– Это вряд ли. Внутри ты ведь все тот же, разве не так?

– Думаю, так, – промолвил Снейп. – Я не заметил никаких… отсутствующих деталей, но я и не смог бы заметить, верно?

Прислонившись к стене, Гарри сказал:

– Зато я смог бы. Я буду следить за тобой.

Снейп наклонился к зеркалу и ощупал переносицу, затем обернулся и оперся о раковину, cкрестив на груди руки.

– Ты знаешь меня так же хорошо, как и другие. – Когда Гарри ничего не сказал в ответ, он добавил: – То, что я выгляжу моложе, полагаю, связано с Бирнумом.

– С Бирнумом… Пожирателем смерти? О, – сказал Гарри, мысленно оценивая такую возможность.

– Ему было лет двадцать пять, насколько я помню, так что добавь несколько лет и в целом получится, что я выгляжу моложе лет на десять или около того.

– Таким образом, люди, которых он убил, чтобы сделать хоркруксы, повлияли на то, как он стал выглядеть?

Снейп поднял вверх руки:

– Кто может сказать наверняка? Думаю, повлияли, но ты должен помнить, что он расщепил свою душу на семь частей, и это тоже должно было отразиться, я считаю.

– А ты расщепил свою душу только один раз. Так что… ты выглядишь как обычно … только моложе, – подытожил Гарри.

Затем Снейп сделал нечто, чего Гарри раньше никогда за ним не замечал. Он улыбнулся, и эта искренняя улыбка достигла глаз, заставив их лучиться.

– Моя догадка состоит в том, что, если бы я выглядел по меньшей мере неестественно, вы бы бросили меня в лесу на произвол судьбы.

– Мы думали об этом. У нас были основания, – произнес Гарри и не смог сдержать ответную улыбку.

Шагнув к двери, Снейп распахнул ее перед Гарри.

– Ну что ж, тогда я полагаю, я задолжал тебе… как ты это назвал – кое что важное?

Гарри некоторое время не шевелился.

– Да нет, я бы сказал, что мы квиты.

– Неужели? Не настолько по-слизерински, как я ожидал.

– Долги уплачены. Можно начинать с чистого листа, – сказал ему Гарри, выходя в дверь.


oooOOOooo



Вечером во вторник Гарри понял, что Снейпу нужно сменить обстановку. Намного позже, чем домашние эльфы обычно ложатся спать, он взял его в путешествие по замку, вспоминая подобное путешествие вместе с Драко всего месяц назад. Снейп проявлял гораздо больше интереса к деталям ремонта, что показалось Гарри вполне логичным – он ведь был ученым и, к тому же, бывшим директором. Не выглядело странным и то, что он спрашивал об измерениях и хрупкости, возрасте и спецификациях древесины. Более того, Снейпа очевидно удивляло то, что у Гарри на все были готовы ответы. Возможно, он даже был разочарован этим, но затем Гарри понял, что просто накручивает себя.

Они закончили путешествие в кабинете директора. Казалось, для Снейпа это было само собой разумеющимся, когда они повернули в тот коридор, и Гарри не сделал попытки остановиться.

Когда они вошли, Гарри отошел в сторону, чтобы не мешать Снейпу. Тот прошелся по комнате, ощупывая пальцами спинки стульев, кивая портретам, которые удивленно воззрились на него. Глядя на гору пергаментов на большом столе, он слегка поморщился.

– Минерва вся в делах, как я погляжу, – пробормотал он, затем решительно повернулся на звук своего имени.

– Северус, мальчик мой, наконец-то ты здесь, – поприветствовал его Дамблдор. – Гарри, как дела?

– Прекрасно, сэр, – сказал Гарри, когда они оба подошли и стали перед портретом.

Старик просто светился, глядя на Гарри:

– Я смотрю, тебе все удалось.

Гарри кивнул:

– Да, сэр. Мы с Драко сделали это. Ну, вы знаете что, – слегка смущенно пробормотал Гарри, с улыбкой глядя на директора.

– Конечно, знаю. Но, в отличие от твоих прошлых приключений, это задание было всецело добровольным. Не хотелось вмешиваться в то, что ты сам выбрал и сделал.

Взгляд голубых глаз переместился на Снейпа:

– Никаких изменений к худшему, так получается?

– Ничего, что бы я мог заметить… пока, – сухо сказал Снейп, бросив на Гарри загадочный взгляд.

– Тогда каковы твои планы, а? – спросил Дамблдор, переведя взгляд со Снейпа на Гарри.

– Я пока еще ничего не решил. Полагаю, единственная возможность для меня на данный момент – это возвращение на Спиннерс-Энд. Если там еще что-то осталось, – закончил Снейп с усмешкой.

– На самом деле, сэр, – обратился Гарри к директору, – поскольку Минерва возвращается в воскресенье, я планировал взять Северуса на Гриммо. – Он повернулся к Снейпу. – Спиннерс-Энд – это лачуга, и туда ты не поедешь, – сказал он твердо.

Когда Снейп стал протестовать, Дамблдор поднял руку.

– Северус, мне кажется, тебе стоит согласиться, что до сих пор Гарри хорошо о тебе заботился. Согласен, вариант с домом на площади Гриммо гораздо лучше, по крайней мере, пока ты не найдешь приемлемую альтернативу.

– Я не уверен, что могу…

– О нет, ты не можешь, – грубо ответил Гарри. – Я думал об этом несколько недель. Это лучший план из всех возможных.

Снейп все еще колебался, намереваясь протестовать дальше, но тут Гарри обернулся и воскликнул:

– Посмотри, твой портрет.

Они вдвоем вперились в противоположную стену. На ней висел портрет Снейпа, на покрытой маслом поверхности отсутствовала тонкая белая пленка, которая была там раньше, но зато теперь там отсутствовал и сам обитатель.

– Вот так-то, – сказал Дамблдор, заставляя их повернуться, – получается, что ты выиграл, Гарри, а я проиграл. Этот портрет останется незанятым еще много лет. Да он и не должен быть занят так скоро. – Он долго изучал их обоих, затем, уже собираясь уходить, с улыбкой сказал: – Я должен довольствоваться своей нынешней компанией и будьте уверены, они умеют держать язык за зубами, так что не беспокойтесь.

Выйдя в коридор, Снейп наконец высказался:

– Это даже не обсуждается.

– Почему?

– Я благодарен за то, что вы оба сделали для меня, однако вы не обязаны обеспечивать мне жилье и пропитание. Я прекрасно способен и сам…

– Я скоро уезжаю, Северус, – прервал его Гарри.

Снейп остановился на середине фразы:

– Уезжаешь? Уезжаешь из Хогвартса? – спросил он, явно пораженный. – Куда?

Гарри пожал плечами.

– Просто уезжаю отсюда. Сначала на Гриммо. Я не знаю… куда потом. Так далеко наперед я пока не думал, – признался он, осторожно глядя на Снейпа.

Тот оперся на стену коридора, неуверенно разглядывая Гарри:

– Почему сейчас? – спросил он.

Гарри вздохнул:

– Это сложно объяснить. Подозреваю, причина тут не одна. Это произошло после того, как Драко и я решили, что мы делаем с тобой, тогда я почувствовал… что свободен. Не знаю точно, что это было, но это как будто … я должен был остаться здесь до того момента, когда ты тоже сможешь уехать. Так что… – его голос стал звучать увереннее, – Гриммо – единственное место, куда я могу поехать, по крайней мере, сейчас, и я не вижу причин, чтобы ты здесь кочевряжился.

Взглянув на выражение лица Снейпа, он сказал более нетерпеливо:

– Мы же не чужие люди! Это огромный дом, и когда начнется семестр, я буду возвращаться через камин вечером и на выходные. Ты будешь предоставлен сам себе. У тебя будет время, чтобы все утрясти… решить, что ты хочешь делать дальше. Пожалуйста, Северус. Я предлагаю искренне, как… один друг другому. – Он понизил голос. – Можешь надо мной смеяться, но я не смогу пережить, если ты будешь там, на Спиннерс-Энд.

Снейп, казалось, тщательно рассматривал лицо Гарри, затем оттолкнулся от стены, мотнув головой в сторону комнаты.

– Очень хорошо. Я ценю это. – Он сделал паузу и искоса посмотрел на Гарри. – Пожалуйста, скажи мне, что миссис Блэк больше не изрыгает оскорбления и проклятья.

Гарри улыбнулся, главным образом, от облегчения:

– С ней покончено. Гермиона, – сказал он, зная, что ничего больше объяснять не нужно.

Снейп хмыкнул:

– Пятьдесят баллов Гриффиндору.


oooOOOooo



Хотя дни Гарри были полны деятельности, он часто наведывался в свои комнаты, проверяя, как там Снейп, обедая вместе с ним, а потом и ужиная, прежде чем они оба устраивались вечером почитать и, в большинстве случаев, разговаривать допоздна. И хотя такие вечера они проводили вместе и раньше, сейчас все было немного по-другому. Теперь Снейп был реальным человеком, во плоти и крови, в чем Гарри был глубоко убежден: тот же размеренный тон, только глубже и богаче; почти те же выражения лица, теперь облеченные плотью, они имели такие нюансы, что Гарри смотрел во все глаза, и самому себе изумлялся, что так занят этим изучением.

Именно физическая телесность Снейпа, реальность того факта, что он был здесь, и завораживала Гарри больше всего. Лишь в одном футе от него Снейп дышал и двигался. Гарри иногда испытывал острое желание протянуть руку и просто потрогать его, почувствовать текстуру жил на тыльной стороне его руки, провести пальцами по линии его бедра. То, что так долго было смутной и эфемерной мечтой, теперь стало почти жгучей гипнотической реальностью.

Однако к вечеру пятницы Гарри понял, что ради их же блага им нужно сделать что-то новое. Когда Снейп с беспокойным видом отложил книгу и стал расхаживать по комнате, Гарри внутренне улыбнулся.

– Я считаю, что тебе нужно почаще выбираться наружу, – сказал Гарри, с невинным видом переворачивая страницу.

– Легче сказать, чем сделать, – холодно ответил ему Снейп.

С треском захлопнув книгу, Гарри встал.

– Сейчас почти одиннадцать. Не против прогуляться?

Снейп остановился как вкопанный.

– Думаешь, это мудро?

Гарри пожал плечами.

– Разве всегда нужно делать то, что мудро? Иногда нужно и рисковать. Готов спорить, что ты спец по Скрывающим Чарам. Так что будь готов, если мы вдруг столкнемся с Сибиллой… или Хагридом, – предупредил он.

Снейп оживился.

– Хагрид? Ты предлагаешь … выйти на улицу? – спросил он.

– Конечно. Как насчет прогулки вокруг озера? Если ты не против, конечно, – сказал он, делая почти тщетную попытку симулировать отсутствие собственного интереса.

Снейп уже был в дверях и нетерпеливо постукивал ногой.

– Я не против. Пошли уже.



oooOOOooo


Луна была полной, свободной от облаков, когда они покинули замок и свернули в сторону, направляясь через сады на вершину холма у озера.

Они шли по каменистой дорожке, во влажном августовском воздухе висел очень плотный запах цветов; дойдя до её конца, Гарри чуть придержал Снейпа.

– Садись, – сказал он ему и, не дожидаясь ответа, сам уселся на бордюр, чтобы расшнуровать ботинки. Снейп замешкался, затем присел рядом с ним, и, не говоря ни слова, снял ботинки и носки.

– Оставь их тут, – сказал Гарри, и, поднявшись, подождал, пока Снейп закончит разуваться. Когда тот наконец встал и глянул на него вопросительно, Гарри кивнул, а затем пошел вниз, по склону из сочной зеленой травы. Он мог слышать, как Снейп мягко, почти бесшумно ступает на шаг позади него, и чуть помедлил, дожидаясь, чтобы тот поравнялся с ним.

Они молча шли по берегу озера, следуя по траве вдоль тропинки; луна бросала мерцающий белый след на воду, в небе плескались крупинки звезд.

На дальней стороне озера они повернули назад, и Гарри обернулся к Снейпу.

– Итак, трава под ногами, ветер в волосах. Ты помнишь, как это?

Снейп воззрился на Гарри, затем взглянул на озеро.

– И потом еще кое-что, – признал он.

Они снова побрели, в ногу друг с другом, что вызвало у Гарри улыбку, затем замедлили шаг и, наконец, остановились, наблюдая, как нечто большое вдруг всплыло на поверхность озера, затем выгнулось дугой в воздухе и вновь скрылось в глубине.

Стоя бок о бок со Снейпом, Гарри тихо произнес:

– Я помню, что ощущал, когда думал, что у меня уже нет шансов, – он махнул в сторону озера, – когда-либо снова получать удовольствие от всего этого. Какое же это чудо – всё, что вокруг … и мы, как часть этого чуда.

– Обычно только перед лицом смерти начинаешь по-настоящему ценить такие вещи, – согласился Снейп, когда они вновь двинулись с места. – Человек никогда не думает о том, насколько ценна жизнь… пока она не закончится – это недостаток человеческой природы. И большинство людей не получает второго такого шанса, как я.

Они неторопливо шли, беседуя о слизеринцах и о том, кем стали некоторые из тех, кого Снейп когда-то учил. Потом они присели на берегу и, окунув ноги в озеро, сочувственно поделились друг с другом опытом своих отношений с Дамблдором и Минервой, а двинувшись в обратный путь, шли очень медленно, обсуждая книги и поэзию, Бодлера и Рильке.

– Я признаюсь, выбрал Рильке, так как думал, что он будет для тебя труден.

– Что ж, ты был прав, так и есть. Идея описывать физические объекты так, как это делает он … это меня возбуждает.

Гарри почувствовал, что Снейп смотрит на него. Он улыбнулся, наклоняя голову набок, чтобы взглянуть в ответ.

– Так что осталось? Кажется, я припоминаю… прочитать все книги на свете.

Снейп мягко рассмеялся.

– И это говорит человек, коллекция собственных книг которого весьма беспорядочна.

– Это единственный плюс Гриммо, – подчеркнул Гарри. – Тамошняя библиотека огромна. Немного пыльно… и, возможно, опасно, но, я думаю, это займет тебя на какое-то время.

– Я не знал про библиотеку, хотя и предполагал, что она должна быть, – сказал Снейп, будучи не в состоянии скрыть свой интерес. – Хотелось бы порыться в ней, пока я буду там. Прополоть ее ото всяких … нежелательных экземпляров.

– Конечно. Делай так, как сочтешь нужным. Не думаю, что кто-то заглядывал туда в последние несколько десятилетий, – признался Гарри.

Они достигли места, с которого начали свою прогулку, и, бросив последний взгляд на озеро и луну, начали взбираться по холму вверх. Снейп изредка ругался, ударяясь пальцами о камни.

Добравшись до дорожки, с которой и начали, они сели рядком, чтобы надеть носки и ботинки. Любуясь панорамой, открывшейся сверху, какое-то время они не произносили ни звука, молча погружаясь в нее. Гарри думал про себя, что всего лишь какую-то неделю назад, примерно в это же время, они с Драко были в эпицентре одного из самых темных ритуалов, потому что решили спасти человека, сидящего сейчас рядом с ним.

Как будто прочитав его мысли, Снейп тихо сказал:

– Как много изменилось за одну короткую неделю.

Гарри кивнул, затем положил локти на колени, а подбородок на руки, и свесил голову набок.

– И вот мы уже добрались до середины твоего списка. Что там следующее? – слегка поддразнил он.

Казалось, Снейп раздумывает, затем он медленно повернулся к Гарри. Почти благоговейно протянул руку.

– Коснуться, – сказал он мягко, глядя в глаза Гарри, – чьей-нибудь кожи пальцами.

Гарри завороженно глядел, как тонкие пальцы провели по костяшкам его кисти, скользнули и задержались на запястье, затем провели линию вдоль всей руки. Когда Снейп убрал руку, покалывание в руке Гарри продолжилось, как будто он все еще касался его, и пошло вверх по плечу, распространяя тепло по груди, затем вниз, как огонь, по животу.

Когда Гарри наконец почувствовал себя в состоянии произнести хоть что-то, то сказал:
– И тогда, как я помню… жить. – Он глянул на Снейпа.

– Дилемма Бодлера, так ведь? Или смотреть из окна на вечность – что звучит немного скучно и одиноко – или выбрать мир формы и жизни.

Снейп встал и вытянул руку. Гарри колебался мгновение, затем ухватился за нее, позволяя поднять себя на ноги. Встав лицом к лицу со Снейпом, Гарри озвучил ему выбор.

– Итак … вот к чему все сводится. Мечтать о смерти … или жить. Быть в безопасности или рискнуть.

Сдержанно кивнув, Снейп в ответ не произнес ни слова.


oooOOOooo



Прежде чем расстаться на ночь, Гарри достал бутылку Старого Огденского и налил им обоим по щедрой порции. Снейп взял стакан из рук Гарри, затем, почти уже донеся его до рта, замер и чокнулся со стаканом Гарри.

– Лехаим, – сказал он, глядя темными мерцающими глазами, а в ответ на удивленный взгляд Гарри пояснил: – За жизнь.

Гарри улыбнулся и вновь щедро наполнил стаканы.

– За жизнь.

У них уже была дискуссия на тему, где кто будет спать, в тот вечер, когда Драко покинул их окончательно. Гарри наотрез отказался переселяться, настаивая на том, что ему нравится спать на кушетке, и поскольку Снейп не спал в нормальной кровати целых два года, то у него и все права на нее.

Снейп был уже почти в дверях, когда Гарри остановил его.

– Вот, – сказал он, пересекая разделяющее их пространство. – Я хочу, чтобы ты прочитал это. – Когда глаза Снейпа удивленно расширились, Гарри объяснил: – В самом деле, я подумал об этом и … для меня большая честь, если ты прочтешь.

Все еще с немного сопротивляющимся видом Снейп взял у Гарри дневник.

– Такая … личная вещь. – Он пробежался пальцами по кожаной обложке, затем поднял глаза. – Ты уверен?

– Ну да, уверен.

Кивнув, Снейп засунул тетрадь подмышку.

– Ну, тогда он в хороших руках, – произнес он, поворачиваясь в сторону спальни.

Застилая кушетку, Гарри улыбнулся, услышав тихое снейпово «Спокойной ночи» и звук закрываемой двери.


oooOOOooo



На следующее утро за завтраком Гарри, как ни старался, не мог себя сдержать. По его расчетам впереди его ждали недели, так что он сделал глубокий вдох и приступил к делу.

– Итак, я заметил, – он сделал намеренную паузу, ожидая, пока Пророк опустится достаточно для того, чтобы Снейп мог видеть его лицо, – что ты прошлым вечером закрыл дверь. – Он невинно потянулся за маслом. Подняв взгляд, Гарри увидел настороженное выражение в глазах напротив. Хорошо, подумал он, затем добавил: – Для этого есть конкретная причина? Ты раньше такого не делал. И сам всегда такое шоу устраивал, когда я так поступал, помнишь?

Газета опустилась на уровень коленей, Снейп явно пытался решить, что ему делать со своим ртом: нахмуриться, усмехнуться, быть может … улыбнуться? Гарри оставалось только восхититься его самоконтролем, когда он не сделал ничего из вышеперечисленного, а только одарил Гарри оценивающим взглядом с легким оттенком восхищения.

– Туше, – сказал он, рывком возвращая газету в прежнее положение.

Гарри довольно замурлыкал себе под нос, наливая вторую чашку.


oooOOOooo


– Мы купим тебе какие-нибудь вещи, когда будем в Лондоне, – извиняющимся тоном сказал Гарри, копаясь в своем гардеробе и сундуке. Он повернулся к кровати и, видя, что Снейп готов к возражениям, добавил: – Даже не начинай. Это не благотворительность, а необходимость. Хочешь ты этого или нет, но тебе нужна приличная одежда.

Засовывая все вынутое из шкафа в портплед, Гарри мотнул головой в сторону коробки в гостиной.

– Ты можешь взять вот это? Не надорвешься, – добавил он с сарказмом и спросил, направляясь к камину: – Готов?

Обернувшись, он увидел, что Снейп все еще стоит посреди гостиной.

– Что случилось? Мы что-то забыли?

Снейп покачал головой.

– Ничего. Я просто… пытался закрепить в памяти это место, в которое, полагаю, я вряд ли когда-либо вернусь, – сказал он, уставившись на картину, все еще висящую в футе над полом.

– А, – сказал Гарри, медленно возвращаясь и вставая с ним рядом. – Я об этом не подумал.

– На протяжении стольких недель я мог видеть только одну часть этой комнаты, – сказал Снейп задумчиво. – И ты … ты был фокусом моего мира. – Он повернулся к Гарри и с откровенной усмешкой фыркнул, от чего пальцы на ногах Гарри поджались от наслаждения. – Были моменты, когда я думал, что схожу со своего чертова ума.

– Я приму это как комплимент, – оскалился Гарри в ответ.

– Вижу, ты, как всегда, оптимистичен, – холодно кивнул Снейп. – Я готов. Так мы идем?


oooOOOooo



Поскольку Снейп хорошо знал дом на Площади Гриммо, вопрос был только в том, какую спальню он предпочтет. Гарри не был удивлен, когда он сказал только «Не ту, что принадлежала Блэку», а затем выбрал ближайшую к библиотеке.

Они провели вечер там, и казалось, Снейп чувствует себя как дома среди многочисленных томов заброшенной коллекции. Он произносил очищающие заклинания, протирал книжные полки, копался на письменном столе, пока Гарри не начал кашлять и плеваться, протестуя. Снейп бросил на Гарри испепеляющий взгляд, затем вернулся к скрупулезной реорганизации обширной библиотеки. Гарри разглядывал его, радуясь, что тот выглядит очень довольным своим занятием.

Однако перед тем как пожелать друг другу спокойной ночи, Гарри хотелось бы избавиться от одной мучившей его детали.

– Вот, здесь еда на завтра. Я появлюсь к обеду, затем вернусь на ночь. Я уже предупредил Минерву, так что она не будет ждать моего присутствия в Большом Зале. – Он сделал паузу, затем вдохнул. – Но с понедельника здесь будет Кричер. – Он покачал головой в ответ на изумление Снейпа. – Мы можем ему доверять. Я возьму с него клятву хранить тайну, хотя в этом и нет необходимости. Он предан мне, поверь.

– Кричер, – проворчал Снейп.

– Просто… будь с ним помягче, пожалуйста! – надавил Гарри. – Он будет делать все, что ты скажешь, потому что я приказал ему обращаться с тобой так же… как со мной.

Снейп сел за стол и подпер подбородок рукой.

– Как много всего изменилось, – пробормотал он.

Гарри ощутил всплеск сочувствия к нему. Он пересек комнату и присел на край стола.

– Знаю. Я не могу себе представить, насколько это может быть тяжело. Но должно стать легче, – твердо произнес он. – Доверься мне, – призвал его Гарри, силой своего голоса заставив Снейпа поднять глаза. Их взгляды скрестились, и Гарри вложил в свой взгляд всю добрую волю, затем с облегчением вздохнул, когда Снейп ответил.

– Я уже доверяю, и, как деликатно выразился Альбус, до сих пор ты обо мне хорошо заботился. Кроме того, – сказал он сухо, – сам я бы никак не смог спасти свою душу.

Гарри рассмеялся.

– Ну… тогда это хорошо, для нас обоих. – В награду он получил фирменный сердитый взгляд.


oooOOOooo



– Куда? – ошарашенно спросила его сидящая за столом Минерва.

– Пока что на Гриммо. Потом не знаю. Мой поверенный занимается поиском недвижимости по моему поручению, – сказал Гарри, затем лукаво добавил: – Думаю, это будет Уэльс.

– Уэльс? – спросила она голосом, насквозь пропитанным презрением. – В Шотландии есть просто превосходная недвижимость, и наверняка более подходящая.

– Эй, эй, шотландская кумушка, тоскующая по болотам и вереску, – пошутил Гарри.

Минерва замахала на него рукой.

– Ой, правда. Шотландка до мозга костей, – рассмеялась она. Разглядывая Гарри, Макгонагалл сказала: – Ты ничего не рассказывал, так что, должна признать, я удивлена. Но зато теперь я спокойна. Чем ты займешься?

Гарри снял ноги со стола.

– Пока не уверен. Но я что-нибудь придумаю. – Он наклонился вперед на стуле. – Только между нами, я уезжаю не один.

– Ах да. С мистером Малфоем, что ли? – спросила она, глядя на него строгими ясными глазами.

– Нет, кое с кем, кого я встретил этим летом, – поправил он ее. – Мы понравились друг другу, и оба … как бы решили попробовать, – закончил он с пылающими щеками, смущаясь больше от того, что ему приходится скрывать, нежели от признания, что он собирается с кем-то жить.

– Понятно. Ну, ты знаешь, я желаю тебе самого лучшего. Если кто и заслуживает, то это именно ты, – сказала она задумчиво, явно пытаясь вычислить, что именно кроется за его смущением.

– Я буду здесь до конца месяца. Все практически готово, но, поскольку я не предупреждал заранее, то, если буду нужен и после – я попробую это организовать.

Открыв ящик стола, директриса вынула оттуда тонкую пачку пергаментов.

– Это хаффлпаффец, который учился параллельно с тобой. Он пробовал наняться два года назад, когда погиб Аргус. Думаю, он будет счастлив занять этот пост. – Она лизнула палец и вынула страницу, затем поправила очки. – Вот. Да, я думаю, он справится. – Она посмотрела на Гарри. – Не так хорошо, как ты, но справится.

Отложив в сторону пергамент, она подозвала с полки бутылку шерри. Когда стаканы были наполнены до половины, она чокнулась своим со стаканом Гарри, затем сделала глоток и склонила голову набок.

– Я не очень склонна к сантиментам, Гарри. Но должна сказать тебе – я видела много студентов, прошедших через эти залы, но ты… ты тот, кем я горжусь больше всех. – Ее глаза слегка затуманились. – И если бы у меня был внук, хм, я не была бы расстроена, если бы он оказался хотя бы наполовину похожим на тебя.

На этот раз Гарри покраснел от полного, несомненного удовольствия.

– Спасибо, Минерва. Я тоже буду скучать по тебе. И если бы у меня была бабушка, я бы не был расстроен, если бы она была такой, как ты, – сказал он искренне.

Выпив остатки напитка, Минерва произнесла:

– Давай. Тебе пора заняться собой. – Но Гарри не так просто было одурачить. Он встал и обошел стол, чтобы наклониться и поцеловать ее в щеку.



oooOOOooo



Казалось, дни пролетали незаметно, пока жизнь Гарри была разделена между приготовлениями в Хогвартсе и его гостем на площади Гриммо. Замок теперь вовсю бурлил, профессора возвращались с каникул, на обеде в Большом Зале всякий раз было все больше лиц. Гарри периодически оставался в замке, зная, что у Снейпа есть Кричер. Новости о его отъезде стали всеобщим достоянием, и он прощался со всеми, с каждым по отдельности, когда была возможность, и обещал возвращаться время от времени в Хогвартс. Было странно, что человек, насчет которого он волновался больше всех, немедленно понял его и пожелал удачи: это был Хагрид.

Снейп выглядел вполне довольным жизнью: Гарри обычно обнаруживал его в библиотеке – он поглощал одну книгу за другой, делал обширные заметки и ворчал над тем, что он часто называл «глупостями».

После ужина они сидели в продуваемой насквозь гостиной или библиотеке, обсуждая рабочий день Гарри, то, что обнаружил Снейп, что сделал или не смог сделать Кричер. Они спорили о текущих событиях, пререкались из-за разделов Пророка, специально читали одни и те же стихи, чтобы можно было их обсуждать. Но иногда они просто сидели тихо, в таком товарищеском молчании, которое не было ни натянутым, ни неловким.

А что касается большего… Гарри должен был признать, что частенько бывал нетерпелив. Но короткая, не подготовленная предварительно беседа, состоявшаяся однажды за завтраком, очень многое объяснила в том, что его беспокоило, и позволила избавиться от опасений.

– Ты много молчишь, – заметил Гарри после еды, во время которой попытки вырвать у Снейпа «да» или «нет» вызвали ощущение, будто он общается с неодушевленным предметом.

Снейп недоуменно поднял глаза, затем отставил свою чашку.

– Если ты помнишь, я вообще обычно немногословен.

– Я знаю. Вот почему… с тех пор, как ты вернулся, я… удивлен.

– Вспомни, что я сказал о том, что ты был фокусом моего мира? – Когда Гарри кивнул, он продолжил: – Что ж, ты им больше не являешься. Я немного отвлекся на … наверстывание, с твоего позволения. То, что я пропустил, что хотел узнать… прочитать… над чем подумать. То, на что у меня никогда не было сил или времени раньше.

Гарри не был всецело уверен, как он должен к этому относиться, видя, что все, чего был лишен Снейп, теперь отнимает его у него самого. Снейп, казалось, интуитивно прочел его мысли.

– Ты все еще занимаешь значительную часть моих размышлений, – мягко сказал ему Снейп. – Просто теперь ты не единственный их предмет.

– А что, был единственным? – спросил Гарри с намеком на улыбку, все еще не совсем веря услышанному.

Снейп закатил глаза.

– Как следует из моих слов, « был фокусом моего мира».

– Хорошо, это понятно, и я полагаю, теперь гораздо полезнее для тебя. Если ты хотя бы совсем не позабудешь про меня… – пробормотал он, теперь уже в открытую улыбаясь.

Откидываясь на спинку стула, Снейп уставился на него столь пристально, что Гарри с трудом боролся с искушением покраснеть до корней волос.

– О, я не позабыл. Ты стал скорее грядущим событием на моем горизонте, – сказал он двусмысленно.

– О боже, – произнес Гарри, – звучит прямо как чертово соблазнение.

Снейп лишь лукаво улыбнулся, поднимая чашку, но при этом не сводя глаз с Гарри.

– Посмотрим.



oooOOOooo



– Я знаю, сегодня суббота, но у меня есть кое-какие неотложные дела. Нужно кое с кем повидаться. Меня не будет весь день, но к ужину я обязательно вернусь.

– Мне все равно. Я никуда не собираюсь. Мне сегодняшней мелодрамы хватит на всю неделю, спасибо.

Гарри едва сдержал улыбку, вспоминая их набег в маггловский Лондон для покупки Снейпу новой одежды. Им удалось потратить на это всего несколько часов, и Гарри устроил скандал, когда Снейп нашел пару брюк и рубашку, которые счел приемлемыми, а затем беззаботно попытался заказать пять идентичных комплектов.

Рассерженный Гарри пытался убедить его, что разнообразие является пряностью жизни, но Снейп только фыркнул и напомнил ему – то, что справедливо для сексуальной жизни, необязательно распространяется и на гардероб. Гарри был ошарашен этим аргументом и смущен хихиканьем продавца, поэтому вынужден был отступиться, но заметил, что Снейп неохотно отложил два черных ансамбля и выбрал один зеленый и один темно-синий. Это была не слишком крупная победа, думал Гарри, оплачивая покупки, и его щеки все еще пылали.

Фиаско с покупкой одежды напомнило Гарри, как он чувствовал себя в начале лета, пытаясь самостоятельно понять загадку снейповского дневника.

– Мерлин, ну и протупил же я, – произнес он.

Снейп поднял от книги белое лицо.

– Когда именно? – нейтрально спросил он.

– Ха-ха. Очень смешно, – мрачно парировал Гарри.

Последовал тяжелый вздох.

– Ну хорошо. Когда именно ты протупил… на этот раз?

Гарри повернул к нему лицо, внезапно посерьезнев.

– Хоркрукс. – Когда Снейп устало и немного драматично закрыл глаза, Гарри быстро добавил: – Знаешь, когда я впервые начал читать твой дневник, я подумал о такой возможности… что ты сделал хоркрукс.

– Ты подумал? – теперь Снейп выглядел заинтересованным и даже отложил книгу.

Кивая, Гарри продолжил:

– Но потом я решил, что нет. Это было так очевидно… слишком легко… слишком, ну, ужасно. Я провел недели, пытаясь вычислить, почему ты застрял, знаешь ли. Я думал, что есть причина, которую я не замечаю, из-за которой ты выглядел… как бы подвешенным в нигде, без загробной жизни. Похоже на Сэра Николаса, думал я. Только ты не призрак. – Он покачал головой. – Выходит, я был прав, но, видишь, сколько времени это заняло у нас с Драко.

– Бритва Оккама, – сказал ему Снейп самодовольно.

– Чья… бритва? – спросил Гарри, хмурясь.

Бритва Оккама, – терпеливо сказал ему Снейп. – Это научный принцип, который гласит: «Все вещи равны, и самый простой или самый очевидный ответ обычно и является правильным».

– Оооо… – Гарри пытался переварить информацию. – Так ты хочешь сказать, что…

– Я хочу сказать, что принцип Бритвы Оккама постулирует следующее: причина, по которой казалось, что у меня есть душа, как раз и состоит в том, что душа у меня была.

– А. Я вроде понял, – пожал плечами Гарри. – Могло бы помочь, если бы я знал об этом в то время. – Он какое-то время размышлял, затем поднял глаза. – А кто такой Оккам?

– Он был логиком, монахом и, полагаю, жил довольно давно.

– Хммм, а бритва?

Снейп прищурил глаза.
– Предлагаю прекратить понукать дохлую лошадь.

– Нет, – запротестовал Гарри, – я пытаюсь в этом разобраться. Это сказал Оккам, я усек, но бритва?

Вздохнув, Снейп откинулся на спинку стула, качая головой.

– Я полагаю, это потому, что бритва имеет способность отрезать быстро, оставляя только самое необходимое.

– Вот это уже осмысленно, – согласился Гарри.

– Так приятно знать, что многовековая философская максима имеет теперь штамп «Одобрено самим Гарри Поттером», – произнес Снейп, возвращаясь к чтению книги.

– Пользуйтесь, пока я жив, – мягко сказал Гарри, получив в ответ мастерски брошенной подушкой с кушетки.



oooOOOooo


На следующий день Гарри вышел из дома, держа в уме три места, которые планировал сегодня посетить. Результат первого посещения, которого он боялся больше всего, оказался даже лучше, чем он мог надеяться.

Получилось, что Рон воспринял его отъезд легко. Как и полагал Гарри, едва Рон услышал, что он отправляется в места неизведанные не вместе с Драко, то был более чем рад пожелать ему всего хорошего. Однако Гермиона оказалась более крепким орешком.

Она с подозрением разглядывала Гарри.

– С кем-то, кого ты встретил этим летом?

– Ну да, только этим летом.

– И мы его не знаем.

Что ж, в некотором смысле Гарри мог сказать, что так оно и есть.

– Нет, я же уже сказал, что встретил его только в июне.

– Гарри, неужели ты думаешь, что это разумно, учитывая, что вы знакомы всего… сколько? Два месяца?

Он пожал плечами; что еще он мог сказать, кроме самой правды?

– Это пробный шар, и если не сработает… кто знает? Но я думаю, что сработает, Гермиона, – твердо сказал он. – В любом случае, я решил уехать. Я буду бывать на Гриммо время от времени. Но что касается остального, то я счастлив отправиться туда, куда собираюсь.

– Уэльс.

– Да, это очень уединенное место, и рядом с морем. Самое лучшее, – уверил он ее.

– И чем же ты там займешься? – спросила она.

На это Гарри был в состоянии ответить искренне.

– Пока не знаю наверняка. Я подумывал о том, чтобы начать немного писать. Если ты помнишь, мне есть о чем рассказать миру.

На глаза сентиментальной Гермионы навернулись слезы.

– Это… замечательно, Гарри!

Получив от Гарри обещания держать их в курсе, они распрощались, и он подумал, насколько предсказуема оказалась Гермиона: Гарри, занятый чем-то интеллектуальным – это все, что нужно, чтобы одержать над ней верх. Он улыбнулся и аппарировал к следующей цели.



oooOOOooo



Гарри встретил своего поверенного на границе владения. Первым, что он отметил, был хорошо слышный даже отсюда шум моря; одно это уже наполовину определило его решение; затем они прошлись по скромному коттеджу, проверили деревянные балки, окна и крышу. Дом был простым, но достаточно просторным для устройства приличной библиотеки и отдельных кабинетов каждому из них. Все, что было нужно – лишь несколько магических усовершенствований, и Гарри знал, что тогда уже все будет превосходно.

Более серьезный повод для головной боли возник тогда, когда решение уже было принято: надо было подписать бумаги на перевод денег из Гринготтса в маггловский банк; подписать бумаги, чтобы зарегистрировать сделку; подписать бумаги, чтобы внести владельца в списки жителей графства; подписать бумаги ad infinitum ad nauseam*. Но, в конце концов, все, что волновало Гарри – это чтобы наступило первое сентября – тогда он станет владельцем недвижимости, со свидетельством о праве собственности и ключом от дома в руке.

Странно, но последний визит этого дня доставил ему наибольшее удовольствие.

Он аппарировал к границам Малфой Мэнора. На калитке не было замка, и когда он прошел внутрь усадьбы, то заметил, что, как минимум, снаружи дом находится в печальном состоянии разрухи – фасад нуждался в покраске, плющ заплел окна, и саду требовалась серьезная работа, чтобы он не поглотил дом окончательно. Когда Гарри был здесь в прошлый раз, было темно, и он сам был довольно сильно испуган, конечно, так что не обратил почти никакого внимания на состояние Мэнора, однако хорошо мог представить, как тот выглядел в свои лучшие времена.

Он довольно долго прождал в просторном холле, затем старый домовый эльф провел его в гостиную, где Гарри доводилось побывать раньше, и о чем безжалостная память не преминула ему напомнить. Большую люстру так ничем и не заменили, заметил Гарри, приближаясь к изысканно украшенному камину, рядом с которым в кресле чопорно сидела Нарцисса Малфой. Она выглядела совсем маленькой и значительно старше, чем Гарри помнил её. Но тогда ему пришло на ум, что говорил о ней Драко - как она отклонила всякое дружеское общение и затворилась от всего мира. Некогда гордая и красивая женщина, теперь она была лишь оболочкой себя прежней, ее красота померкла, а жизненная сила истаяла. Но высокомерие, отметил Гарри, когда она подняла руку и указала ему на кресло, глядя осторожно и с подозрением, все еще было при ней.

– Мистер Поттер, – произнесла она низким голосом.

– Миссис Малфой, – ответил он, присаживаясь в кресло.

В ответ она нахмурилась.

– Драко здесь нет.

– Знаю. Я пришел повидаться с вами, – сказал Гарри.

– Со мной? – спросила она, не в силах скрыть удивление. – Я не могу даже представить…

– Как вы поживаете? – спросил Гарри, заметив, что она оказалась обезоруженной этим простым вопросом.

Запахивая плотнее мантию, она фыркнула:

– Спасибо, я в порядке. – Но ее глаза… так похожие на глаза Драко, залучились первыми искорками интереса.

Гарри вынул из кармана пергамент.

– Знаю, что прибыл без приглашения – но я не отниму у вас много времени. – Он встал и передал ей свиток, затем вернулся на место, ожидая, пока она развернет пергамент и ознакомится с содержанием. Внезапно ее рука начала дрожать, но больше ни малейшего признака эмоций она не выдала. Когда же Нарцисса наконец подняла взгляд, Гарри по глазам заметил первую трещину, которую дал её аристократический лоск.

– Что это? – спросила она, снова глядя в пергамент.

– Это договор о собственности на фамильный сейф Блэков. И я надеялся … нет, это уже дело решенное, так что я хотел просто отдать его вам. – Когда она посмотрела на него потрясенно, Гарри решительно выпрямился в кресле. – По закону он должен быть вашим. Я получил его только потому, что Сириус был моим крестным. И я не знаю, что с ним делать. – Он пожал плечами. – У меня и так есть все, что нужно, благодаря наследству Поттеров.

Леди Малфой вновь стала изучать пергамент, ее губы безмолвно двигались по мере чтения, от одной страницы к другой. Два ярких пятна разгорались на ее щеках. Наконец она закончила читать и свернула бумагу.

– Я не могу это принять, – сказала она срывающимся голосом и попыталась вернуть документ Гарри.

Хоть Гарри и надеялся, что будет проще, но он был готов к тому, что она станет сопротивляться.

– Миссис Малфой, пожалуйста, ради меня и ради Драко, не могли бы вы изменить свое решение? – он пододвинул свое кресло ближе, сидя теперь прямо напротив нее, и наклонился вперед, держа руки на бедрах. – Вы знаете, что я сказал на вашем процессе. Но этого было ужасно недостаточно. – Гарри смотрел, как ее бледная рука потянулась к горлу. – Если бы не вы, я не знаю, что случилось бы тогда со мной и со всеми нами.

– Моей единственной заботой было защитить сына, – холодно сказала она.

– Знаю, – мягко согласился он. – Но хотели вы этого или нет, вы спасли и меня тоже. – Он откинулся назад. – Я сделал это ради Драко, поверьте мне, но и вы, и я прекрасно знаем, насколько он горд. Он никогда не примет этого.

Она кивнула.

– Что дало вам основание полагать, будто приму я?

– Потому что, – медленно произнес Гарри, выделяя каждое слово, – это не только для вашего блага. Это и для Драко тоже. – Он наблюдал, как она пытается освоиться с этой мыслью. – Я не знаю, что он рассказывал вам, но мы оба, ну, мы очень дорожим друг другом.

– Да, я знаю об этом, – признала она с неохотой.

– Итак, если вы не можете сделать это для себя, тогда, пожалуйста, сделайте это для него. И для меня, если вы готовы пойти так далеко. Я очень, очень прошу, чтобы вы приняли это, миссис Малфой. Мой поступок не благотворительность – вовсе нет. Вы окажете мне честь, на самом деле. Прошу вас меня понять, – он опустил глаза и понизил голос, – я никогда не хотел и части этих денег. Я получил наследство, когда мне было всего пятнадцать лет, и никто не спросил меня тогда, чего я в действительности хочу. – Он поднял на нее глаза. – Поэтому вот то, чего я хочу, и это будет правильно. Это кровные деньги, и я буду рад отделаться от них. Кроме того, я вижу определенный смысл в том, что ими будут владеть члены семьи Блэков.

Теперь она выглядела неуверенной, и Гарри на мгновение показалось, что он видит в ее глазах слезы, но он списал это на причуды скверного освещения в гостиной.

– Пожалуйста, миссис Малфой. Все уже сделано. Завтра в полдень сейф перейдет в ваше владение. Все, что вам нужно сделать, это принять ключ. – Он сунул руку в карман и вынул крошечный золотой предмет.

Она уставилась на Гарри, переводя взгляд с ключа на его лицо и обратно. Медленно ее дрожащая рука потянулась к нему ладонью вверх.

Вложив ключ ей в руку, Гарри почувствовал, как внутри поднимается волна тепла. Драко… Драко теперь будет обеспечен, и его гордость не будет ущемлена. Он отказывался даже думать о том, что именно скажет ему мать, но был точно уверен, что она сделает все, что в ее власти, только чтобы сохранить достоинство Драко, даже за счет своего собственного.

– Спасибо вам, – произнес Гарри, вставая. Глядя сверху вниз на Нарциссу, он сказал: – Я сохраню за собой дом на площади Гриммо. Надеюсь, вы не против, но я уехал из Хогвартса, и мне больше негде жить.

– Я никогда не интересовалась этим домом, – сказала она медленно, убирая руку, все еще сжимающую в кулаке ключ так, как будто он мог исчезнуть в любой момент.

– Что ж, тогда не смею более надоедать вам. Когда увидите Драко, скажите ему, пожалуйста, что… я счастлив.

Нарцисса Малфой медленно поднялась, странно глядя на него.

– Помню, после падения Темного Лорда, когда мы все сидели в Большом Зале … Мне кажется, если бы там была ваша мать, она бы очень гордилась вами.

Это было настолько за гранью того, что он когда-либо рассчитывал услышать от нее, что Гарри не мог сдержаться. Он широко улыбнулся.

– Спасибо. Мне нравится думать, что так и было бы. – Кивнув, Гарри напоследок окинул взглядом комнату и вышел.


* ad infinitum ad nauseam – и так без конца до полного отвращения


oooOOOooo



Едва они уселись поужинать в кухне, как Гарри поймал внимательный взгляд Снейпа, разглядывающего его с другого конца стола.

– Ты в приподнятом настроении. Надо понимать, день прошел хорошо? – спросил он.

– Именно.

Гарри коротко описал свой визит к чете Уизли, затем рассказал о путешествии в Малфой Мэнор. Снейп откинулся на спинку стула, когда Гарри начал описывать Мэнор, но к концу рассказа он сидел, открыв рот, и выглядел сильно шокированным.

– Ты щедр до невозможности, – с упреком сказал он Гарри, но глаза его внезапно потеплели. – Ты сделал больше добра, чем осознаешь.

– Ну, это нужно было сделать. – Он уже почти открыл рот, чтобы рассказать Снейпу о коттедже в Уэльсе, когда вдруг заколебался, почувствовав себя неуверенно. Снейп выжидающе смотрел на него, так что Гарри опустил глаза в тарелку. – Хороший был день, – закончил он тихо.


oooOOOooo


Этой ночью Гарри долго лежал в постели без сна, продолжая биться над тем, что он считал проблемой. В тот момент, когда он уже был готов поделиться новостями о коттедже, он осознал, что, возможно, больше придумал, чем мог на самом деле рассчитывать в отношении Снейпа.

Пытаясь взглянуть на ситуацию объективно, Гарри понял, насколько быстро происходили все события. У него были бурные и чрезвычайно удовлетворительные сексуальные отношения с Драко; он оказался зачарован и одержим Снейпом с картины, и хотя он не соглашался с Малфоем, когда тот говорил об этом, но отдал свое сердце и душу этому человеку на много недель раньше, чем тот вновь вернулся в его жизнь во плоти и крови.

Гарри построил план, и тогда казалось наиболее естественным планировать жизнь вдвоем, но почему-то сейчас это производило впечатление ужасной самонадеянности. Они неплохо ладили, но было ли этого достаточно?

Пикантные беседы, намеки, завуалированные рифмой и ритмом стихов, неоднократные пылкие взгляды, нечаянное касание руки. Достаточно, чтобы решить, что Снейп захочет жить с ним? Грустно, но ответ Гарри был известен. Должно произойти что-то еще … и скоро. Но меньше всего ему хотелось форсировать события, и где-то глубоко внутри жила уверенность: единственное, что он может сейчас сделать – это ждать.


oooOOOooo


Новый смотритель прибыл, как и планировалось, утром в понедельник. Оставалось всего четыре дня до начала семестра, так что Гарри показывал тому хозяйство почти на головокружительной скорости, зная, что времени у них совсем мало. Но к вечеру четверга Гарри сделал все, что мог.

Он стоял в своих комнатах и, глядя на опустевшую обстановку, готовую теперь принять нового жильца, внезапно осознал, что именно здесь, в этих четырех стенах, он узнал двух самых важных людей в своей жизни. Оба они были слизеринцами… и он улыбнулся этой мелкой шутке судьбы.

Последнее, что он сделал – это покормил Миссис Норрис, которая должна была остаться с новым хозяином. Почесав кошку за ухом в последний раз, Гарри бросил еще один взгляд на комнату. Замок был для него больше чем домом; на самом деле он был и всегда будет очень близким другом, которого он надеялся время от времени навещать.

Вставая, он поднял последнюю коробку и шагнул в камин, впервые покидая Хогвартс без сожалений.

oooOOOooo


Они сидели в библиотеке, Снейп читал, а Гарри лишь делал вид, что читает, поскольку его мысли находились далеко от написанного. Казалось, Снейп почувствовал его настроение, так как спустя какое-то время отложил книгу.

– Итак, что ты теперь будешь делать? – спросил он.

Гарри пожал плечами.

– Я не уверен. Вообще-то, у меня была идея, но… – он покачал головой, стараясь не глядеть на Снейпа. – Возможно, попишу немножко. О своей жизни. – Он поднял глаза, почувствовав, как качнулась кушетка, когда Снейп встал и пошел к своему письменному столу. Гарри наблюдал, как он взял дневник, а затем вернулся и присел на край кушетки рядом с ним.

– Ты довольно неплохо пишешь, хотя тебе и требуется немного помощи в нюансах прозы. Я мог бы помочь тебе, если хочешь. – Он протянул Гарри дневник.

Гарри потянулся, чтобы взять его, и так и застыл, держа обе руки на дневнике.

– И как… тебе понравилось? – спросил он, внезапно остро ощутив, насколько близко друг к другу они находятся.

Снейп скользнул рукой к дневнику, так, что их пальцы соприкоснулись. Гарри ощутил, как чувство нахлынуло на него, и так же внезапно оказался зачарован полнотой этих, таких близких, губ, а время шло, и никто из них не проронил ни слова.

Снейп придвинулся чуть ближе, и его рука теперь полностью накрыла руку Гарри. Гарри смотрел на него во все глаза, затем тоже наклонился ближе, так что их лица теперь находились лишь в паре дюймов друг от друга. Он закрыл глаза и наклонил голову, а сердце громко стучало в груди. Когда Снейп наконец заговорил, Гарри ощущал его дыхание на своих губах.

– Я нахожу это интригующим, – прошептал Снейп. – Настолько наполнено тоской и желанием … грубым и физическим.

Гарри слегка качнул головой… о, как он желал … затем он почувствовал на своих губах тепло чужих, посылающее дрожь желания по всему телу. Он только открыл рот, готовый жадно принять то, о чем так долго мечтал, когда Снейп заговорил вновь, и слова вибрировали на губах у Гарри.

– Вопрос номер девять, – медленно произнес он, и Гарри прочувствовал движение губ буквально с каждым слогом.

Гарри вздохнул, все еще прижимаясь ко рту Снейпа, когда сказанное наконец достигло его сознания. Резко откинувшись назад и уронив на пол дневник, он потрясенно уставился на Снейпа, который непоколебимо выдержал его взгляд, глядя темными, как омуты, глазами.

Медленно подняв руку, Гарри дотронулся до своих губ там, где их касались губы Снейпа.

– Это нечестно. Это совсем нечестно, – сказал он, роняя руку, и все разочарование последних двух дней уже готово было сорваться с языка. – Ты задаешь эти чертовы вопросы! Неделя за неделей я должен говорить тебе то, чего сам никогда бы не сказал!

Снейп серьезно кивнул, переводя взгляд от губ Гарри к глазам.

– Да, и я рад, что ты мне отвечаешь.

– Рад? – спросил Гарри, чувствуя, что часть его ярости куда-то испаряется.

– О, да. Иначе меня бы тут не было. Зная то, что знаю, я получил ощущение направления… – мягко закончил он, но только румянец на его обычно бледных щеках окончательно развеял возмущение Гарри.

Гарри скривил губы, изучая Снейпа, прежде чем начать говорить, с огромным удовольствием замечая почти неуловимый отблеск неуверенности в глазах своего визави.

– Хорошо, я отвечу. Но при одном условии.

Снейп нахмурился, и его неуверенность как рукой сняло.

– Что-то я не припомню никаких договоренностей о дополнительных условиях в нашем первоначальном соглашении, – осторожно заявил он Гарри.

Бросив в ответ сердитый взгляд, Гарри парировал:

– Я полагаю, что данный вопрос более важен, чем предыдущие, судя по тому, что ты почти вырвал у меня поцелуй, чтобы добиться ответа, так что… если тебе нужен ответ – а я думаю, что да…

– Какое условие? – нетерпеливо спросил Снейп.

– Когда отвечу я, – отчеканил Гарри, – ты ответишь на тот же самый вопрос … мне.

– Договорились. – Снейп ответил так быстро, что Гарри удивился, не знал ли тот об этом заранее, но раньше, чем он успел продолжить мысль, Снейп приступил к вопросу.

Они все еще сидели рядом на одном конце кушетки, и Гарри был словно заперт, а Снейп загораживал его, наклонившись таким образом, чтобы их колени почти соприкасались. Буквально загнанный в угол, Гарри чувствовал себя пришпиленным, будто бабочка булавкой, заданным ему вопросом.

– В конце концов, если бы вы с Драко достигли успеха, как ты надеялся, то что должно было произойти между нами? – Голос был таким нейтральным, словно он диктовал вопрос на уроке по зельям, но глаза… его глаза были неумолимы, словно засасывая Гарри, и тот знал, что просто не в силах отвести взгляда. Что бы он сейчас ни ответил, он был уверен, что Снейп прочтет гораздо больше через это окно в глубины его души.

– Я хотел… тебя, – мягко сказал Гарри, затем тут же добавил: – Не просто, чтобы ты жил. Я хотел… забрать тебя из Хогвартса. Я хотел жить с тобой. Если бы ты захотел жить со мной. Я не могу объяснить, как это произошло бы… или что сделало бы это возможным, но я понимаю, почему. – Он сделал паузу и заметно сглотнул, пытаясь справиться с сухостью в горле. – Ты читал мой дневник … я сказал об этом там, каждым своим словом. Соедини их – и получишь свой ответ.

Снейп подвинулся, и, хотя Гарри уже и без того находился в углу, зажал его там еще больше, без всякого шанса улизнуть, хоть Гарри и не собирался им воспользоваться. Снейпова кисть лежала на подлокотнике кушетки, другая – за шеей Гарри, Снейп наклонился, все еще глядя ему в глаза, и стал отвечать.

– Страсть, – процитировал он из дневника Гарри, – начинается прежде всего в душе, облачается в слова, и затем, и только тогда, может быть выражена телом. – Снейп закончил мягко, низким и чувственным голосом. Он передвинул руку с подлокотника, чтобы дотронуться до лица Гарри, изучая его глазами и безмолвно вопрошая.

– Так и есть, – пробормотал Гарри, едва дыша, желая закрыть глаза и потеряться в ощущении пальцев на своей шее, но зная, что не может отвести взгляд. Только не сейчас.

– Это более чем достаточный ответ, – сказал Снейп, сгибая палец, чтобы провести им по линии подбородка Гарри.

Это напомнило Гарри кое о чем.

– Твоя очередь. Отвечай на вопрос.

Снейп убрал руку, но все еще удерживал Гарри в той же позе. В черных глазах промелькнула искра, заставившая Гарри смущенно заерзать на месте, поскольку он чувствовал, что уже сильно возбужден.

– Как ты знаешь, – начал Снейп, слегка отклоняясь назад, чтобы лучше видеть Гарри, – я по природе прямой человек… человек действия. Я в эти последние недели привыкал. Но теперь … теперь я снова ощущаю себя тем, кем и являюсь.

Гарри чувствовал, как румянец на его щеках разгорается еще сильнее, но теперь его это не волновало.

– Северус, – проворчал он, – а вопрос?

Снейп улыбнулся и слегка цыкнул в ответ на нетерпение Гарри.

– На что может такой мужчина, как я, то есть высокий темноволосый волшебник обычной наружности, надеяться? Может ли такой человек, умный и хорошо умеющий общаться, – он слегка подвинулся на кушетке, – который обожает дискуссии об идеях, – его рука скользнула со спинки кушетки, чтобы зарыться в волосы на шее Гарри, – который любит книги и стихи, который хорош в постели, – его другая рука переместилась с запястья на грудь Гарри, теребя верхнюю пуговицу его рубашки,– и я вправду немного извращенец, так что предупреждаю сразу, – его глаза находились прямо на уровне взгляда Гарри, мерцая, – который никогда не хотел бы разговаривать о войне, – он расстегнул пуговицу и запустил руку внутрь, лаская волосы на груди Гарри и почти порочно улыбаясь в ответ на судорожный вдох Гарри, – который с готовностью будет жить простой жизнью, в скромном доме с кошкой – определенно это уступка с моей стороны – получая удовольствие от ужинов перед камином, – он придвинулся еще ближе, так что их бедра были тесно прижаты друг к другу, – так же, как от чтения и …секса

Снейп сделал паузу, чтобы перевести дыхание, и Гарри сидел абсолютно тихо, его сердце готово было выскочить из груди, кровь пульсировала в ушах и члене, и мышцы почти скрипели от усилия, с которым он пытался отклониться назад.

Голова Снейпа качнулась вперед, и Гарри почувствовал на своем лице прикосновение его волос, затем тот немного отодвинулся, чтобы закончить мысль.

– Может ли такой человек хотя бы надеяться завоевать сердце такого смелого, привлекательного, чувствительного и сексуального существа, как ты? – Снейп наклонил набок голову и снова приблизился. – Мог ли я осмелиться предположить … «смотреть, когда хочу, и осязать, и пить, испробовать тебя сполна, и утолить мою тоску быть познанным тобой, и мочь сказать «он мой и познан мной»? – Отрывок из поэмы Гарри привел их туда, откуда они начали – к словам, сказанным Снейпом у самого рта Гарри.

Гарри провел языком по сухим губам, затем то же самое сделал Снейп, вздрогнувший от прикосновения. Гарри улыбнулся, затем ответил, возвращая долг и произнося слова прямо в губы Снейпу.

– Это был вопрос, а не ответ, ты, хитрый слизеринец, – выдохнул он.

Гарри почувствовал, как губы Снейпа скривились в улыбке.

– Да, вопрос. Иногда лучшим ответом на вопрос является другой вопрос.

Гарри ответил мгновенно.

– Тогда я отвечу «да». «Да» на каждую часть вопроса.

Какое-то мгновение никто не двигался. Они замерли, словно подвешенные в этой пытке страстью… страстью, которая началась в их душах и вылилась в слова, и Гарри знал, что будет дальше. Он чувствовал, что ждал целую вечность … но понимал, как было важно, чтобы он подождал еще чуть-чуть, пока Снейп не завершит тактильную часть этой любовной триады.

Снейп откинулся назад и оглядел лицо Гарри еще раз своими черными, влажно блестящими глазами, и улыбнулся, дотрагиваясь до подбородка Гарри. Когда их губы соприкоснулись, рты жадно открылись навстречу друг другу, и последняя рациональная мысль Гарри была о том, что этого стоило так долго ждать.


oooOOOooo

– Уэльс?– cпросил Снейп в спальне, небрежно раздеваясь.

– Пембрукшир, – ответил Гарри, уже раздетый догола и сидящий на краю кровати.

– Я люблю побережье, – сказал Снейп, стоя перед Гарри без малейшего намека на смущение.

– Я надеялся на это. Так ты поедешь со мной?

Снейп медленно кивнул.
– Не нахожу видимых причин, которые бы удерживали меня.

– Здорово, что с этим мы наконец разобрались, – произнес Гарри, протягивая руку, но был изумлен, когда Снейп отбросил ее, глядя суровым взглядом.

– Я не Драко, – сказал он Гарри, бросая его на кровать и прижимая бедрами.

Гарри попытался толкнуться вверх своим членом, чувствуя себя придавленным.

– Н-да, я это заметил, – с трудом промычал Гарри.

Снейп наклонился, обхватывая лицо Гарри ладонями.

– Я имел в виду, что… это будет не какой-то дикий и стремительный трах. Хотя есть и определенный шарм в таком безудержном…

– Северус! Хватит болтать! – взмолился Гарри, хватая Снейпа за плечи и приникая к его губам. Снейп стал сопротивляться, поскольку не закончил то, что собирался сказать.

– Это. Будет. – Снейп ухитрялся произносить слова между поцелуями, затем отодвинул лицо вне пределов досягаемости Гарри. – Медленное, размеренное… – Он застонал, когда Гарри нашел его член руками. – Гарри … подожди… – Он откинул голову назад, затем посмотрел вниз на улыбающегося Гарри. – Путешествие в неизведанное. Я не хочу попусту растрачивать его, – сказал он серьезным тоном.

Гарри приподнялся и потянул Снейпа вниз так, что теперь они снова лежали лицом к лицу.

– Тогда перестань терять время, – прорычал он. Снейп одарил его взглядом, полным такой похоти, что внутренности Гарри завибрировали, а колени задрожали, затем рот, который насмехался и дразнил его почти до потери рассудка, перешел к выполнению своего обещания, заставив его замолчать самым эффективным способом.

oooOOOooo


Как Снейп и предупреждал его, это было ознакомительным путешествием в неизведанное, занявшим всю ночь. Конечно, они прерывались на отдых, разговаривали, спали, или просто лежали, обняв друг друга.

Гарри осознал, что сказанное Снейпом в самом начале было правдой: он не был Драко. Не только потому, что скорость их секса была настолько другой, но и потому, что сам Снейп, физически, был совсем другим животным. Да, животное – это правильное слово, лениво подумал Гарри… хищник, скорее всего. Хищник, который любит загонять свою добычу, немного поиграть с ней, заставить ее думать, что есть надежда на спасение, а затем распластать ее для следующей серии пыток, дразня настолько изысканно, покуда беспомощная и дрожащая жертва не сдастся и не будет лежать тихо, зная, что конец уже близок … как все начнется сначала.

Когда они двигались в кровати, Снейп, казалось, весь состоял из одних углов, локтей и коленей, пальцев и тазовых костей, почти без мяса на них. Его кожа была грубой, в шрамах, как шкура зверя, в одних местах, но в других – невероятно мягкой, почти безволосой. Он был подвижен, но бесстыден, когда толкался и врывался, чтобы получить то, чего хотел, когда хотел и как именно хотел. Он владел своим ртом настолько искусно, что был, казалось бы, способен проглотить Гарри целиком одним текучим движением, а его язык был инструментом такой ловкости, что Гарри умолял, и неоднократно, даровать ему пощаду. Гарри с блаженством ощущал, что его используют, и подчинялся тому, как все его тело тщательно изучают, слегка содрогаясь от мысли, каким образом Снейп применит всю эту информацию в будущем.

Гарри тонул во всех этих ощущениях, звуках, движениях, погружаясь в свои воспоминания. Он знал, что они проделают это путешествие еще… и еще. Но сейчас для наслаждения была только эта ночь, и он отдал себя всего, всем сердцем, крича от нестерпимого удовольствия, подобного которому он даже вообразить не мог, и все, чего он ожидал, все, что у него было, и когда он кончил… ошеломление было почти жестоким. Гарри улыбнулся, прикусил губу, сжимаясь туго, и понял, что Снейп тоже достиг своей собственной нирваны.

Они блаженствовали … держась друг за друга, в окружении потных простыней, запаха тел, жара кожи, всех этих осязаемых признаков страсти, переплетенной с взаимным удивлением и нежностью.

Не было никого подобного Снейпу, подумал Гарри, когда они лежали, приятно сплетясь друг с другом и обхватив тела руками. И никогда не будет.

Столько лет «дом» был смутной идеей, мечтой о чем-то, чего он всегда хотел, с желанием принадлежать чему-то. Он улавливал намеки и чувствовал скрытые проявления этого в Норе, когда он был помоложе; он предположил, что ближе всего к понятию «быть дома» он приблизился в своей привязанности к Хогвартсу.

Есть клише, или, точнее… расхожее мнение, что дом там, где твое сердце. Хотя это может быть и физическое место, такое, как Гарри уже начал организовывать на будущее, но он знал, что для него «дом» на все оставшуюся жизнь будет связан с человеком.


oooOOOooo


Первое путешествие из многих подошло к концу, по обоюдному согласию, вследствие полного истощения сил. В чистоте и тепле под покрывалом Гарри лежал, прижавшись спиной к груди Снейпа. Его дыхание щекотало ухо Гарри, заставляя улыбаться.

– Северус?

– Хмм, ты что, еще не спишь? – Снейп с трудом подавил зевок.

– Я тут подумал … поскольку один вопрос еще остался, может быть, мы его просто … ну забудем о нем? Знаешь, поскольку мы с тобой…

– Были бесстыдно страстными?

– Нет. – Гарри ткнул его локтем. – Не только поэтому, но я не вижу, зачем еще он может тебе понадобиться. – Он зарычал, когда Снейп сильно скрутил его сосок, а затем удивился, когда тот отпустил его, отодвинувшись так, что Гарри оказался теперь на спине.

Снейп наклонился над ним, и волосы обрамляли его лицо.

– Я думаю, лучше оставить его про запас. Никогда не знаешь, когда такая вещь понадобится, – тихо сказал он, затем глубоко поцеловал Гарри, без устали играя языком в увлекательную игру в прятки.

Когда Снейп оторвался от него, Гарри уже не мог дышать, но взгляд в лицо Снейпа заставил его спросить:

– Что случилось?

Снейп покачал головой, затем перекатил Гарри набок, прижимая свое лицо к его уху, чтобы прошептать:

– Ты не то, чего я ожидал. – Он обхватил рукой бедро Гарри, собственнически притягивая его еще ближе.

Нащупав руку у себя на талии, Гарри сжал ее, мягко сказав с улыбкой на лице:

– Ты тоже.

просмотреть/оставить комментарии [65]
<< Глава 9 К оглавлениюГлава 11 >>
декабрь 2019  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

ноябрь 2019  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

...календарь 2004-2019...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2019.12.06
Учась говорить [3] (Гарри Поттер)



Продолжения
2019.12.10 02:47:42
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2019.12.08 02:07:35
Быть Северусом Снейпом [251] (Гарри Поттер)


2019.12.04 12:55:38
Без права на ничью [2] (Гарри Поттер)


2019.11.28 21:36:33
Дамбигуд & Волдигуд [3] (Гарри Поттер)


2019.11.28 17:37:03
Капля на лезвии ножа [3] (Гарри Поттер)


2019.11.21 21:49:25
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2019.11.21 19:12:28
Своя цена [20] (Гарри Поттер)


2019.11.17 21:35:03
Работа для ведьмы из хорошей семьи [0] (Гарри Поттер)


2019.11.16 23:22:58
Змееносцы [11] (Гарри Поттер)


2019.11.10 08:05:26
Список [8] ()


2019.10.31 15:09:33
Солнце над пропастью [107] (Гарри Поттер)


2019.10.30 18:08:31
Страсти по Арке [9] (Гарри Поттер)


2019.10.28 13:36:46
Драбблы (Динокас и не только) [1] (Сверхъестественное)


2019.10.24 00:56:13
Правила ухода за подростками-магами [19] (Гарри Поттер)


2019.10.21 15:49:12
Бессмертные [2] ()


2019.10.15 18:42:58
Сыграй Цисси для меня [1] ()


2019.10.11 09:05:17
Ходячая тайна [0] (Гарри Поттер)


2019.10.10 22:06:02
Prized [4] ()


2019.10.09 01:44:56
Драбблы по Отблескам Этерны [4] (Отблески Этерны)


2019.10.06 19:23:44
Я только учу(сь)... Часть 1 [57] (Гарри Поттер)


2019.09.15 23:26:51
По ту сторону магии. Сила любви [2] (Гарри Поттер)


2019.09.13 12:34:52
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2019.09.08 17:05:17
The curse of Dracula-2: the incident in London... [28] (Ван Хельсинг)


2019.09.06 08:44:11
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


2019.09.01 18:27:16
Тот самый Малфой с Гриффиндора [0] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2019, by KAGERO ©.