Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Дамблдор: Кот Шредингера жив.
Волдеморт: Кот Шредингера мертв.
Шрёдингер (из Hellsing): Замуровали, демоны!!!

Список фандомов

Гарри Поттер[18462]
Оригинальные произведения[1236]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[133]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12655 авторов
- 26946 фиков
- 8600 анекдотов
- 17670 перлов
- 660 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 11 К оглавлениюГлава 13 >>


  Burglars’ trip. Часть третья

   Глава 12. V. Симфония абсолюта (часть 2)
Нет, что ни говорите, а покойный был замечательным стилистом.
Григорий Горин,
«Дом, который построил Свифт»


- Я и не прошу тебя лгать, Северус, - Альбус глянул на Кеса, как будто искал поддержки.
- Да скажи ему как есть, - Кес почему-то рассердился и спихнул Хлюпа на пол. – Шесть лет незнамо чем занимался, а теперь вроде как и не при чем.
Я занимался?..
- Я?!
- Нет, я, - Кес встал и, заложив руки за спину, отправился гулять по Тревесу.
Что они опять от меня хотят?
- Видишь ли, Северус, у нас тут несколько проблем, и все они сходятся на тебе.
- А что-нибудь у вас есть, что на мне не сходится? – язвительно спросил я.
Он пропустил это мимо ушей, как они с Кесом всегда пропускали любое мое хамство.
- Гарри добрый, умный мальчик, но тебя он ненавидит почти так же, как Волдеморта. Говорят, он даже прилюдно грозился убить тебя при встрече.
- А что тут удивительного?
- Действительно, - зло прокомментировал Кес с другого конца Тревеса.
- Мне нет никакого дела, Альбус, до того, как ко мне относится мистер Поттер.
- Ненависть будет мешать ему выполнить задуманное.
Это меня удивило.
- Ненависть только помогает. Она придает сил и заставляет помнить о цели.
- Северус, это не так, - очень мягко ответил Дамблдор. – Я понимаю, что ты не согласен, но постарайся сейчас просто мне поверить. Ненависть – чувство разрушительное.
- Вы сами, - очень тихо, чтобы не услышал Кес, сказал я, - вы сами, Альбус, учили меня злиться. Вы говорили – что угодно, только не холодное безразличие. Разве не так?
- Все так, - он вздохнул. – Но ты не Гарри.
Это точно.
- Вы сравниваете меня с Поттером? Вы смеете сравнивать меня с этим бездарным, глупым, бестолковым мальчишкой?!
- Хватит, - Кес внезапно оказался сзади и чуть сжал мне плечи, успокаивая. – Альба, довольно. Не получится, я предупреждал. Уходи, пожалуйста. Изволь решать свои проблемы сам.
Дамблдор еще раз посмотрел на меня грустно и безнадежно, молча встал и через минуту исчез, ступив в Западный камин.
- Он работает в разных направлениях? – удивленно спросил я, задрав голову, чтобы увидеть Кеса, который так и стоял сзади, положив руки мне на плечи.
- Можешь себе представить, - засмеялся он. – У Гриндельвальда тоже есть свои таланты.
- А без него вы справиться не смогли?
- С ним вышло намного быстрее и без побочных эффектов.
- Что, вообще?
- В том-то и дело.
- Но ни один маг не работает без побочных эффектов.
Кес обошел стол и сел напротив.
- Гриндельвальд, Севочка, колдует не как маг, а как недоученный школяр.
- И поэтому у него получается то, что не получается у вас?
- Как видишь.
- Ты объяснишь это?
- Он практик. Определяет одну цель и идет к ней прямо. Никаких сомнений, размышлений, поисков иных путей. И никакого удовольствия.
- Но ведь так цели достигнуть проще.
- Разумеется.
- Тогда в чем смысл? Остается только удовольствие.
Я хотел добавить, что это никому не нужная роскошь, но подумал о Фэйте и не стал.
- И разнообразие, Севочка. Гриндельвальд не сможет сделать то же самое во второй раз иным путем. Он не обдумывает проблему, он ее решает.
- Когда нет времени, это хорошо.
- Зависит от сложности составляющих.
Я задумался, как при таких условиях Гриндельвальд решил бы летом нашу проблему с попыткой Темного Лорда захватить Ашфорд, и засмеялся. Поубивал бы всех, наверное.
Но обсуждать это с Кесом не стоило.
- Ты можешь в двух словах обозначить, чего хотел от меня Альбус?
- В двух? Не смогу.
- Ну, в пяти. И я хочу обедать.
Это всегда его радовало, и мы убили на обед часа два, на протяжении которых так ни слова и не сказали про Дамблдора. Я рассказывал, как был в Гринготтсе, потому что решил от них сбежать, а он смеялся над моей глупостью и предложил подождать гибели Темного Лорда.
- Но он не может окончательно погибнуть, пока здесь, у нас, лежит желтый камень. Так?
- Так.
- И что ты собираешься делать?
- Там видно будет.
- Ты мне не скажешь? Или ты еще не решил?
- Отсутствие окончательного решения дает бескрайний количественный показатель возможностей.
- До поры до времени.
- Безусловно.
Мы незаметно перекочевали на диван, и я напомнил ему о Дамблдоре.
- Томми нельзя остановить, его можно только убить, а убить его нельзя, пока в живом человеке, как заноза, торчит этот несчастный хоркракс. Таким образом, пока Гончар жив, Томми этот мир не покинет.
- Что Альбус хотел от меня?
- Ваш мальчик должен узнать об этом и сделать правильные выводы. Сам Альба не может сказать ему. Во-первых, он желает сохранить статус покойника, иначе ему тут же вручат знамя борьбы с Томми, а он уже не в силах тащить подобный стяг, он вырастил для этого Гончара, и довольно с него. А во-вторых, он просто не может. Ты, как и многие другие, напрасно считаешь его способным на все. Слишком много страхов, сожалений и опасений, связанных с этим мальчиком, он пережил.
- И потому я должен сообщить Поттеру эту радостную новость. Дождаться, пока он уничтожит все хоркраксы, и появиться, как черт из табакерки. Сюрпри-из. Фантастическую роль отвел мне Альбус.
- Как раз этого-то Альба и не хочет, - улыбнулся Кес. – На самом деле он хочет две вещи. Во-первых, чтобы Гончар перестал видеть в тебе врага, потому что это ему мешает, а во-вторых, чтобы он поверил тебе.
- Это взаимосвязано.
- Да, конечно. Но на личную беседу Альба рассчитывать не может, потому что все ваши непосредственные контакты с мистером Поттером заканчивались печально, а дело важное.
- Тогда что ему нужно?
- Он хочет, чтобы Гончар получил сведения из думоотвода. Альба уверяет, что мальчик мимо чужого думоотвода не может спокойно пройти по определению. Непременно залезет.
А хорошая идея.
И достаточно злая.
Я никогда не думал, что Альбус способен относиться к этому избалованному своим исключительным положением наглецу с известной долей сарказма.
- Залезет, - кивнул я.
- А если ты согласен, - Кес резко поднялся с дивана и уставился на меня, - то зови Альбу обратно, у нас не так много времени. Извиниться не забудь.
Хорошие повороты.
Обедать надо чаще, наверное.
Я засмеялся.
- За что мне извиняться? Это ты его выставил.
- Вот за меня и извинись.
Я с опаской подошел к Западному камину и остановился.
- Как он теперь работает?
- Ментально. Подумал… о вечном - и вперед.
Я подумал.
О вечном.
И, зажмурившись, шагнул в камин.
Все было совсем не так, как в первый раз. Я стоял в начерченном на полу треугольнике в конце длинного коридора, стены которого были завешены цветными коврами. Присмотревшись, я понял, что каждый ковер является географической картой. Но не настоящей, а какой-то странной. То ли это были карты очень старых времен, когда география еще находилась в зачаточном состоянии, то ли это вообще была не Земля.
Я пошел по коридору, думая, что это могут быть, кроме всего прочего, фантазии Гриндельвальда об устройстве мира. Мало ли что в голову придет. Во имя всеобщего блага.
Интересно, как картину своего мира видел бы Темный Лорд?
Мне тут же представилась душная темная комнатка, и я тряхнул головой, отгоняя неприятное видение.
Коридор закончился приоткрытой дверью. Я заглянул в нее и замер.
Небольшой зал был полон глобусов. Настоящих глобусов самых разных расцветок и размеров. Были тут и маггловские, и магические, светящиеся, обычные деревянные, огромные, с тихо шумящими и как будто вздымающимися волнами океанов, а были совсем маленькие, с кулачок пятилетнего ребенка. Они стояли повсюду. И на полках, расположенных вдоль стен, и на специальных подставках, а некоторые просто свободно парили по всему залу, иногда сталкиваясь и разлетаясь.
Я завороженно их разглядывал, пока не обнаружил Альбуса. Он стоял совсем близко от дверей на высокой лестнице и осторожно протирал платком большой изумрудный глобус, который переливался сиреневыми оттенками и явно был магического происхождения.
Чувствовал я себя неловко, поэтому остался в дверях, выпрямился и, глядя прямо перед собой, громко произнес:
- Князь велел извиняться и просить вас пожаловать обратно. Говорит, времени мало.
Альбус вздрогнул, и глобус, выскользнув из его рук, полетел на пол. Я бросился вперед, поскользнулся и, упав на спину, успел поймать в руки большой переливающийся шар.
- Северус, что за выходки? Я чуть сам отсюда не свалился.
- А падайте, - я сидел на полу с глобусом на коленях и смотрел на Дамблдора снизу вверх. – Полагаю, вы не намного тяжелее этой махины.
- Нет, что ты, - он уже спустился и подошел ко мне, чтобы принять глобус. Взяв в руки, он просто чуть подбросил его вверх и дунул, как будто это был мыльный пузырь. Шар легко и послушно полетел на место, а я уцепился за мантию Альбуса, чтобы встать. Он помог мне подняться.
- Кес объяснил тебе, что нам нужно?
- Кес объяснил мне, что вам нужно.
Я сделал ударение на слове «вам» и тут же пожалел об этом. Вот кто за язык тянул?
Альбус смотрел на меня некоторое время, а потом просто сказал:
- Тогда пойдем.
Мы с ним вернулись к треугольнику и, войдя в него, сразу оказались в Западном камине.
Мне решительно нравилось так перемещаться. Ни пепла, ни вращений, ни перегрузок.
Хорошо, что я для Фэйта Джойн открыл.
Кес сидел за столом и… разговаривал с Хлюпом.
Нет, он и раньше с ним разговаривал, в этом не было ничего удивительного. Так беседуют с кошками или совами, с любыми домашними зверьми. Но на этот раз мне показалось, будто Кес пытается втолковать ему что-то.
- Он тебе отвечает? – насмешливо спросил я, подойдя к ним.
- Надеюсь, - вздохнул Кес.
Я, кажется, впервые за много лет, протянул руку и слегка погладил эту пакость. Он заурчал и тут же попытался ткнуться присоской мне в ладонь. Я отдернул руку.
- Он не кусается, - усмехнулся Кес. – У него нет зубов.
- У него и головы нет, если ты не заметил.
Кес очень внимательно посмотрел на меня и сказал:
- Я заметил.
Ощущение было такое, будто он в этот момент думал, что головы нет у меня, а вовсе не у Хлюпа.
- Кес, - окликнул его Дамблдор. – У нас действительно маловато времени.
- Не горит.
- Не горит, - легко согласился Альбус. – Но уже тлеет.
- Так что конкретно вам нужно? – спросил я, когда мы расселись.
- Алгоритм нужен. А Гил потом смонтирует.
- Он умеет? – удивленно спросил я.
- Он все умеет, - благодушно ответил Альбус.
- Но воспоминания нельзя просто так подогнать одно к другому, у вас ничего не получится, если вы хотите их фальсифицировать. Кес?
- Альба говорит, что этот его…
- Кес, я прошу, - терпеливо остановил его Дамблдор.
- …шляпник знает, как это сделать.
Потом мы сидели и часа два придумывали алгоритм. То есть набор фактов, которые позволят Поттеру сообразить, что от него требуется, а заодно понять, какой я на самом деле замечательный. По большому счету, мне было безразлично, как они это сделают. От меня требовалось только время от времени вытягивать воспоминание, которое они считали подходящим, и отправлять его в думоотвод Дамблдора. В итоге я начал засыпать.
- А почему он пришел к тебе?
- Испугался.
- Ну и что?
- Гарри знает, что это Северус подслушал пророчество и рассказал о нем Тому.
- Хорошо, - Кес быстро записывал на листе пергамента основные факты. – Дальше.
- Северус, - Дамблдор потряс меня за плечо, - а какое воспоминание Гарри видел два года назад, когда вы занимались с ним окклюменцией?
- Несущественное, - пробормотал я, изо всех сил стараясь не заснуть.
- Там точно не было ничего важного?
Я отдал им требуемое и, пока Дамблдор его смотрел, наколдовал себе стакан холодной воды, собираясь искупаться.
- Не надо, - остановил меня Кес. – Иди спать. Два часа ничего в твоей школе не изменят, а тебя вернут в нормальное состояние.
Я поплелся к дивану и, свалившись на него, услышал голос Альбуса:
- Он назвал Лили Эванс «грязнокровкой».
- Где-то я слышал это имя… Кто такая?
- Мама Гарри.
- Нехорошо, - констатировал Кес.
- Вообще-то, это ругательство.
- Запишем в проблемы.
Я провалился в тяжелый пустой сон, и сколько он длился - не знаю, но не долго, потому что когда я открыл глаза, все было по-прежнему.
- Такая концепция твоего характера раскрывает тебя как лжеца, а Севочку - как идиота.
- Почему идиота?
- Ты не выполнил свою часть сделки. Вы же поменялись. Он стучит на Томми, а ты спасаешь девушку. Девушка погибла, а Севочка так дятлом и остался. С какой стати?
- А куда ему деваться?
- Я же говорю - идиот. А ты...
- У меня высокие цели.
- Что у тебя?
- Не придирайся.
- Ну, знаешь…
- Хорошо. Я в обмен поручился за него в Министерстве. Этого мало?
- Ну, если ваш мальчик не очень разборчив, пожалуй, достаточно.
- Вы о чем? – слабо спросил я, надеясь, что они услышат.
- Мы решили, что в школе ты был влюблен, - ответил Кес.
- В школу?
- Нет, Севочка, в девушку.
В школе я был влюблен только в Белл. И то не особо. Но это вряд ли им пригодится.
- В кого?
- В Лили Эванс, - сказал Дамблдор.
Я окончательно проснулся и сел.
- Зачем?
- Альба считает, что иначе объяснить твое образцовое поведение невозможно. Оскорбление, нанесенное матери, является не очень хорошим залогом для того, чтобы добиться доверия сына.
Я лениво прикидывал, стоит ли им возражать. Рыжие девчонки не нравились мне даже в детстве.
- А я не могу быть влюблен в кого-нибудь другого?
- Знаешь, Севочка, я вспомнил, где слышал имя Лили Эванс, - нехорошо улыбнулся Кес. – Это дает нам косвенную улику, что всегда полезно.
Я похолодел. Ах, гады!
Мерзкий безносый доносчик!
Это он. Некому больше.
- И где же?
Кес слегка хлопнул в ладоши, и на стол выпало письмо. Старое письмо со сломанной печатью.
Так я и знал.
- Ознакомишься?
Я развернул пергамент. Послание было датировано летом восемьдесят первого года.
«Кес, Север просил меня не убивать женщину по имени Лили Эванс. Мне все равно, но если у него серьезные намерения, то тебе стоит знать, что она маггла. Тебе это нужно? Темный Лорд Волдеморт».
- И что ты ответил? – ровным голосом спросил я, передавая письмо Дамблдору. Он пробежал его глазами и тоже воззрился на Кеса.
- Что ты ответил?
- Дай бог памяти, - Кес развел руками. - Ответил, что мне тоже все равно. Хоть бы на ком, лишь бы женился.
Ну я попал.
Альбус-то должен меня понимать.
Он ведь не Темный Лорд!
- Не расстраивайся, Северус, Гарри говорил мне, что Том не хотел убивать Лили. Он помнил о твоей просьбе.
- Но он ее не выполнил, - пробормотал я. – Он действительно решил, что я просто влюбился!
- Вряд ли Томми могло прийти в голову что-то другое, - успокоил меня Кес. – У него в активе три эмоции, и те он где-то подсмотрел.
Да я и думать не мог, во-первых, что Шеф серьезно воспримет пророчество, а во-вторых, что под удар попадут так хорошо знакомые мне люди. Черт с ним, с Поттером, а эту дуреху можно было попытаться спасти. Она-то Лорда совсем не интересовала. Просто связалась с дурной компанией.
- Но в целом все отлично, - подвел итог Дамблдор. – Кес прав, если Том когда-нибудь вспомнит об этом, наша концепция подтвердится. А косвенное подтверждение обычно выглядит очень убедительно.
Зачем Кес вообще хранит подобные вещи?
Он что, сохраняет всю переписку? Всегда?
Тем временем Кес подозвал Хлюпа и скормил ему письмо Темного Лорда, разбив тем самым мои смелые теории насчет сохранности его переписки.
- Альбус, вы когда-нибудь по-настоящему любили? – зачем-то спросил я Дамблдора.
- Да, конечно, - после некоторой паузы спокойно ответил он.
- Ну и как?
- Да грустно, - ответил за него Кес. – Севочка, иди лучше спать, ты нам немного мешаешь.
- Нет, я в школу.
~*~*~*~
Amicus certis in re incerta cernitur*
*Верный друг познается в неверном деле (лат.)


От скуки я помирился с Руди.
То есть он так и не узнал никогда, что я решил на него страшно обидеться.
- Люци, кто это был?
Я не представлял, как ответить.
Дядя Снейпа?
Но Кес ему не дядя.
- Он врач?
- Нет.
- А кто?
Вампир.
Во всяком случае, Сев так думает.
- Люци?
И тут я вспомнил универсальный ответ на любой подобный вопрос.
- Мой старый приятель.
~*~*~*~
Я сказал Фэйту, чтобы он отдал Кесу с Дамблдором любые воспоминания, которые они захотят, и сам сделал то же самое.
Пускай развлекаются. Главное - меня бы не трогали.
В Хогвартсе творилось что-то невообразимое. Старшекурсники переругались с Кэрроу и спрятались от них в Комнате Необходимости на восьмом этаже. Я туда даже не совался. Альбус сказал, что Аберфорт снабжает их едой, а Кес - что совсем скоро все закончится.
Зная, как сильно его «скоро» отличается от «скоро» нормальных людей, я очень в этом сомневался.
Зачинщиком беспорядков в школе был Лонгботтом, и Кэрроу попросил Яксли взять в заложники бабку этого дурака. Результат, разумеется, они получили нулевой. Чудовищная старуха чуть не снесла Дуолишу башку и ударилась в бега. Почему после этого никому не пришло в голову, что у Лонгботтома есть еще и родители, которых взять в заложники гораздо проще, так навсегда и осталось для меня неразрешимой загадкой мыслительного процесса соратников Темного Лорда Волдеморта.
Меня, как всегда, окружали одни придурки.
~*~*~*~
Идея с фальсификацией воспоминаний серьезно захватила мое воображение. Насколько я знал, такого сделать нельзя.
Для окончательного выяснения этого вопроса я отправился в Ашфорд, где обнаружил самое начало процесса. Гриндельвальд увлеченно колдовал над стоящим прямо на столе думоотводом, время от времени сверяясь с лежащим рядом пергаментом, Дамблдор восхищенно за ним наблюдал, а Кес сидел, скрестив руки на груди, и выражение лица имел, мягко говоря, скептическое.
Я тихонько пристроился рядом и боюсь, интересно мне было никак не меньше, чем Дамблдору.
- Кто будет первым смотреть? – равнодушно спросил Гриндельвальд минут через сорок. – Я закончил.
- У нас есть незаинтересованное лицо, - вдруг сказал Кес и кивнул на меня.
Это я незаинтересованное лицо?
Кес действительно так думает?
Он не понимает, что если найти способ подделывать воспоминания и не патентовать его, то это золотая жила?
Ладно, потом разберемся.
Я опустил голову в думоотвод и практически сразу остыл.
Пустая идея.
Нельзя.
С чего они взяли, что у Гриндельвальда получится то, что не получалось ни у кого и никогда?
Я вернулся на Тревес и, стараясь смотреть только на Кеса, сказал, что это никуда не годится.
Смонтировано нескладно, кое-где на стыках проскакивают какие-то лишние сцены, переходы резковаты, в двух местах сливаются голоса, не всегда подогнан размер, и очень скучно.
- Сделай лучше, - раздался мне в спину злой голос Гриндельвальда.
- Все равно стоило попробовать, - примирительно сказал Дамблдор.
Честно говоря, я был сильно разочарован.
Очень сильно.
Из этого получился бы великолепный бизнес. Даже лучше, чем экспорт в Китай нашей конфискованной магии.
~*~*~*~
За обедом в Большом зале я получил записку от Кеса с предложением явиться домой. Общая ситуация была такова, что записка эта вызвала у меня приступ паники.
Что у них еще?
Шеф застрял в пентаграмме?
Гриндельвальда убило глобусом?
Поттер задушил Нагини?
Дамблдор переехал жить в Ашфорд?
Я извинился перед Минервой, встал из-за стола и оправился на Тревес.
К моей великой радости, там было все в порядке. Фэйт сидел на диване и с интересом наблюдал, как Гриндельвальд учит Хлюпа прыгать через волшебную палочку. Убогая присоска хоть и обладала только одной ногой, скакала на ней вполне успешно и легко преодолевала примерно футовую высоту.
Кес с Дамблдором пили за столом красное вино и привычно спорили о какой-то ерунде.
- Какие законы магии, господь с тобой, Альба. У магии нет никаких законов. Она иррациональна.
- Раз она иррациональна, то законов у нее быть не может?
- Не может.
- Если законов магии нет, то что тогда есть?
- Объективные законы мироздания. Ну, и закон сохранения энергии, естественно.
- Какой энергии?
- Да любой. Вот и вся твоя магия.
- Если ты чего-то не понимаешь, вовсе не значит, что этого нет.
- Возможно. Здравствуй, Севочка.
- У меня нет времени.
- На одну секундочку, - Кес кивнул на думоотвод. – Вот Люци не понравилось.
- Зачем ты вообще ему показал? – зло прошипел я. – Еще не хватало!
- Нам был нужен независимый эксперт, - благодушно улыбнулся Дамблдор. – Мы собрали все, что знаем о тебе. Воспоминаний мистера Малфоя там тоже достаточно.
Пришлось заглянуть в это месиво.
- Конечно, Люцу не понравилось. Топорная работа.
- Конечно, - непередаваемым тоном отозвался Кес, и Дамблдор посмотрел на него осуждающе. Но Гриндельвальд был слишком занят Хлюпом, чтобы нас слышать. Может, стоит уговорить Кеса подарить ему эту пакость?
Я представил, что будет с Хлюпом, когда он сожрет глобус и передумал.
- Поттеру это показывать нельзя, Альбус. Возможно, у нас лучшая подделка из возможных, но на оригинал она не тянет. К тому же вы говорили, что этот ваш мистер «сунь нос в чужой думоотвод» уже видел фальсификации и сможет разобраться, что к чему.
- Боюсь, все так, - вздохнул Дамблдор, со счастливой улыбкой наблюдая, как Хлюп, устав скакать, сделал последний отчаянный прыжок и оказался у Гриндельвальда на руках. Фэйт засмеялся.
О чем они тут все думают?
- Мне нужно вернуться в Хогвартс.
- Да никуда он не денется, - сказал Кес. - Присаживайся.
Дамблдор взмахом руки создал еще один бокал, но я не поддался. Если останусь, то тем тяжелее будет потом уходить. Лучше уж сразу.
- Так что с думоотводом? – спросил я на прощание.
- Ник обещал зайти, - грустно глядя на меня, ответил Кес.
- Он умеет подделывать воспоминания?
- Боюсь, что нет.
- Так у него тоже ничего не получится.
- Посмотрим, Севочка, посмотрим.
~*~*~*~

Есть несколько способов разбивать сады; лучший из них – поручить это дело садовнику.
Карел Чапек


Почти сразу после ухода Айса появился Фламель, и Дамблдор коротко изложил ему суть проблемы.
Честно говоря, я плохо понимал, чем это поможет. Вопрос был чисто технический. Невозможно перемешать и смонтировать настоящие и не очень воспоминания четверых совсем разных людей так, чтобы это выглядело натурально.
Фламель осмотрел думоотвод, причем не только внутри, но и снаружи, и сказал:
- Никуда не годится.
Дамблдор бросил на Гриндельвальда предостерегающий взгляд и тот промолчал.
- Возьмешься? – как можно безразличнее спросил Кес, но я был просто уверен, что он почему-то нервничает.
- Давай попробуем, - ответил Фламель.
В считанные секунды на столе появился треножник, на него водрузили самый обычный котел, и Дамблдор зажег огонь.
Они что, собрались это все… варить?
Интересно было не только мне. Даже Гриндельвальд уселся рядом с бывшим директором и внимательно смотрел на котел.
- Дети мои, - торжественно обратился к ним Фламель, медленно, со знанием дела подворачивая рукава мантии, – разве так могло что-нибудь получиться? Вы работаете с тонкой материей, как ремесленники. Вы же маги. Волшебники! Где же ваше волшебство? Что вы вложили в эту чашу, кроме оточенного годами практики мастерства? Какое отношение имеет ваш труд к процессу Великого Делания?
- Никакого, - благодушно отозвался Дамблдор.
- Вот именно, - Фламель закончил подворачивать рукава и погрузил свою волшебную палочку в думоотвод.
- Вот увидишь, Шляпа, - зло прошептал Гриндельвальд на ухо бывшему директору, – у него тоже ничего не получится.
- Получится, - одними губами произнес Дамблдор.
- Разве можно вызвать чувственные образы через зрительные? – Фламель медленно вытягивал голубую нить воспоминания, разглядывал ее, как будто таким образом можно было что-то увидеть, отпускал и вытягивал снова, видимо, уже другую. Он наслаждался этим процессом, а я, как завороженный, смотрел на него в полном восхищении.
- Не ищите зрительных образов, дети мои, не ищите, ибо они обман. Ищите чувства, ощущения, мимолетные впечатления, и через них станут доступны вам образы любые, так вам необходимые. Переведите вашу задачу на язык ощущений, и будет она решена. Где это видано, чтобы образ зрительный рождал образ чувственный?
Сплошь и рядом, вообще-то. Только при взгляде на него кажется, что это совсем не то. Никогда ни одно дело не доставляло мне столько счастья, сколько, по-видимому, испытывал сейчас он.
- Что нам нужно? Где ваш алгоритм?
Дамблдор взмахом палочки подогнал ему с другого края стола пергамент.
- Очень хорошо, – Фламель перестал лучиться счастьем и внимательно пробежал глазами записи. – Где объект?
- Извини? – спросил Дамблдор.
- Объект приложения ему нужен, - мрачно отозвался Кес. – У тебя он есть?
- Конечно. Это Гарри.
- Давай.
- В смысле?
- Волоска будет более чем достаточно, - задумчиво читая пергамент, отозвался Фламель. – У тебя нет? – он поднял голову и посмотрел на Дамблдора.
- Откуда? – расстроенно сказал тот.
- У меня есть, - шепнул я на ухо Кесу.
- Боже мой… - пробормотал он.
- Если эльфы не выбросили.
- Так есть? – переспросил Фламель.
- Севочкины тоже ведь, наверное, понадобятся? – уточнил Кес.
Фламель кивнул.
- Люци, будь добр, сходи к Севочке за парой волосков и спроси, вдруг у него и объект приложения где-нибудь завалялся.
- Целиком, - хмыкнул Гриндельвальд.
- Целиком вовсе не обязательно, - вернувшись к изучению пергамента, не оценил юмора Фламель.
Я, конечно, сходил к Айсу, но про Поттера ничего спрашивать не стал, зачем лишний раз его расстраивать, а сбегал проверить карманы собственных мантий. Забрал у Нарси палочку и с помощью «Accio» легко обнаружил в гардеробной срезанную не так давно прядку нашего героя.
Вернувшись на Тревес, я отдал все это Фламелю, и он, не глядя, скинул волоски в котел.
А я так старался их не перепутать.
В котле что-то зашипело, и оттуда повалил пар.
- Омела нужна, - коротко приказал Фламель, и Дамблдор тут же протянул ему созданную Гриндельвальдом ветку. - Боюсь, что его собственные воспоминания нам не сильно помогут. Судя по всему, он не совпадает с заданным алгоритмом в части принципиальных констант. Это будет сбивать картину восприятия, и в конечном итоге мы ничего не добьемся. Ведь то, что нам предстоит сделать, должно вызвать у того, кто это посмотрит, ряд последовательных ощущений, - Фламель снова сверился с лежащим перед ним пергаментом, - которые с максимальной возможностью приведут его… А где эмоциональный профиль того, кто станет это смотреть? Альба?
- У тебя в котле, Ник.
- Ах, ну да. Тогда приступим.
Гриндельвальд скептически хмыкнул.
– Новый, незнакомый мальчик… Где-то тут был, - Фламель опять стал по очереди вытягивать из думоотвода голубые нити, разглядывать их, почти обнюхивать, прежде чем отделил наконец одну и бережно опустил ее в котел. – Есть мальчик.
Это наверняка мое.
- Мальчик пугающий, - бормотал Фламель, - мальчик злой, возможно - жестокий, неясное будущее, - он продолжал быстро-быстро вытягивать новые и новые нити наших мыслей, - угроза и страх, вот они, как же, вот они.
Мне стало очень не по себе. Это ведь тоже мои ощущения. И всем тут ясно, что они мои.
- Маленький ребенок, вызывающий сильное беспокойство и страх. Это твое, Кес.
Его?!
Я незаметно огляделся, но никто кроме меня не удивился. Кес так и сидел, скрестив руки на груди, с абсолютно бесстрастным выражением лица.
- Неприязнь, вот и неприязнь, мальчик неприятен. Ложь, мальчик лжив, это Альба, твое. Равнодушие, где равнодушие, друзья мои?
А вот этого там и не окажется.
- Поищи, - мрачно отозвался Кес. – Этого добра там тоже найдется.
Дамблдор посмотрел на него слегка удивленно, но промолчал.
- Немного, правда, - скривился Кес.
- Нет тут равнодушия, - улыбнулся Фламель. – Есть только жалкие его попытки.
- Этого будет вполне достаточно, Ник, - сказал Дамблдор, осторожно глянув на Кеса.
- Радость, его радость.
- Есть там, - уверенно заявил я.
- Да, вот она, - Фламель вытянул очередную голубую нить. – Вы знаете, а его собственные ощущения чуть ли не самые сильные. Как тебе удалось это, Кес?
- Не знаю, - получил он недовольный ответ. – Еще ничего не кончилось.
- Очень сильные, - Фламель опять глянул в пергамент, - но почти все негативные. Гнев, вот его гнев, вот злость, - медленно произносил он, перемещая мысленные образы из думоотвода в котел, - обида, страх, горечь, отчаяние, вот восхищение и сразу снова отчаяние, зависть, ложь и опять обида. Нет, на этом мы все-таки далеко не уйдем. Придется вернуться к вашим. Что тут у нас дальше? Мальчик растет, мальчик пугает, обижает и расстраивает.
Я не сдержался и посмотрел на Кеса. Если его пугало то же, что и меня… Нет, не может быть. Ведь он сам научил Айса такому отношению к окружающим. И вообще ко всему. Он всегда его поощрял.
- Не желает ничего слышать и понимать, огорчает и разочаровывает, вызывает одновременно жалость и негодование, Альба, нельзя так путаться в собственных ощущениях.
- Он всегда этим отличался, - язвительно сказал Гриндельвальд.
- Не всем же быть простыми, как каминная кочерга, - не глядя на него, ответил Кес.
Фламель улыбался им, продолжая поглядывать в пергамент и вытягивать голубые нити, перебирать их, перемешивать палочкой, отделять по одной и бережно опускать в котел.
- Отвращение, есть тут отвращение, друзья мои?
Разве что к самому себе.
- Нет его тут, - ни к кому не обращаясь, сказал Фламель, - а оно необходимо для вашего замысла.
- Посмотри в его собственных, возможно, найдется, - сквозь зубы произнес Кес.
- Это не одно и то же. Нам нужно отвращение девочки к нему, а не его к себе.
- Тогда у Альбы.
- Неправда, - сказал Дамблдор. – Никогда.
- Да не нужно вам отвращение этой девочки, поменяйте на гнев и страх, тоже мне проблема, - проворчал Гриндельвальд.
- Пожалуй, - согласился Фламель. – Что у нас дальше? – он продолжил вытягивать воспоминания. - Опасность, любопытство, предательство, страх, боль, тоска, скука, очень сильная скука, снова страх и тоска, сожаления, опасения… жалость… Гм. Мрачновато.
- Как есть, - отрезал Кес.
- Зато энтузиазм, - улыбнулся Фламель. – Страсти много. И любви. Вот этого добра тут у вас полно. И вся такая разная.
- Заканчивай, - засмеялся Дамблдор.
- Подожди. Еще нам нужны долг, ответственность… И добавьте омелы.
Гриндельвальд, не вставая, забросил в котел еще две созданные тут же ветки.
- Вот и все, - наконец заявил Фламель. – Кес, последовательность сам расставь, это у тебя получится гораздо лучше.
- Нечего там расставлять. Задай принцип хронологичности и все.
- Хорошо. Я подумал, вдруг вам надо распределить их как-то иначе.
- Не надо. Альба, ты уверен, что нужно было столько возиться?
- В любом случае, я никогда не видел, как это делается, - ответил Дамблдор. – Это потрясающе. Ник, а можно посмотреть?
- Да ради бога. Смотри. И никогда, вы слышите, - он обратился к Гриндельвальду, - никогда не выводите внутренние ощущения из внешних. Каким бы мастером фальсификации вы ни были, работа получится топорной, лишенной красоты, эстетики и подлинности. Фальсификация всегда груба. Только подлинность достойна быть сохраненной и воспринятой.
Подлинность? Нет, вот по-настоящему страшный человек. Он за полтора часа наварил целый котел абсолютной лжи и считает свое варево подлинным только за то, что сварено оно из правды?
И глядя на Гриндельвальда, молча усваивающего преподанный урок, я подумал, что он со мной согласен.
- Ник, ты превзошел все мыслимые ожидания, - Дамблдор вынырнул из думоотвода и вид имел тоже слегка ошарашенный. – Кес, ты не хочешь посмотреть?
- Нет.
- Так все подобрано! Одно к одному. Это потрясающая работа!
Кес выглядел недовольным, но я не мог понять чем. Ведь он сам предложил позвать Фламеля.
Ладно. Неважно. Я и так всегда знал, что алхимия – сплошной обман. Надо быть человеком с очень своеобразным подходом ко всему в целом, чтобы, как Фламель, называть изначально ложное - подлинным. Нет, я, конечно, тоже так умею. Но, в отличие от них с Дамблдором, хотя бы не обманываю сам себя.
И Гриндельвальд тоже сейчас так думает.
Я уверен.
Поэтому я дождался, пока все разошлись и мы с Кесом остались одни.
- Ну, как тебе? – устало спросил он, глядя на перелитую в думоотвод еще теплую голубую субстанцию.
- Он сварил ложь.
- Он сварил личность. Новую личность, которая нужна Альбе.
- Зачем?
- Обучение проходит легче, если есть примеры.
- Я не понимаю.
- Нам все равно, а как учебное пособие – вещь замечательная. Научись ценить настоящий талант, Люци.
- Я ценю, - я нетерпеливо пожал плечами. – Но… разве что как учебное пособие.
- Уже лучше, - улыбнулся Кес.
~*~*~*~
Когда я пришел за воспоминаниями, на Тревесе сидел Альбус и задумчиво гладил Хлюпа.
- Все готово, Северус, - он кивнул на стоявший на столе думоотвод.
- Полагаю, достаточно, чтобы Поттер его увидел?
- Скорее всего, - улыбнулся директор.
- Но я не представляю, как это сделать. Ему даже в Хогсмид не пробраться, не то что в Хогвартс.
- Думаю, Гарри найдет способ.
- Вы уверены, что он явится в школу?
- В самом ближайшем будущем, Северус.
- Кес тоже говорит, что совсем скоро все закончится.
- Боюсь, что так, - грустно отозвался он.
~*~*~*~
Месяц назад я не в состоянии был понять, почему Белл пришла в такой ужас от мысли, что Поттер мог забраться в ее хранилище в Гринготтсе. На самом деле я и сейчас этого не понимал. Просто стоял и, застыв, смотрел на только что убитого гоблина.
И на смертельно перепуганного Шефа.
Однажды он уже говорил мне, что ему страшно.
Но тогда я не видел его лица.
Поттер ограбил сейф Лестрангов. По словам гоблина, ничего не взял, только небольшую золотую чашу.
Лорд полсекунды осознавал услышанное, а потом вокруг засверкали зеленые вспышки. Очнувшись, я схватил ошарашенно взирающую на эту бойню Белл и рванул с ней из комнаты, с грохотом захлопнув за нами дверь.
- Ч-что же он делает?.. – дрожащими губами пробормотала она.
Хорошо хоть не выразила снова недовольства, что я посмел к ней прикоснуться.
Дура.
Мы едва успели отскочить, как Шеф вылетел из комнаты и черным вихрем пронесся мимо нас.
Я осторожно пошел взглянуть на результаты его бешенства.
Ни одного живого.
Только трупы.
Сзади мне в плечо ткнулась тихо плачущая Белл.
Я захлопнул дверь.
~*~*~*~
Я уже отвык от его истерик.
Даже после нападения Лорда на Ашфорд как-то обошлось.
Правда, я тогда так накачивал его зельями, что удивлялся, как он вообще функционирует. Но с тех пор прошло почти десять месяцев, и я сильно сократил дозы.
Зря, наверное.
На Фэйта произвело какое-то нереально сильное впечатление, что Шеф чуть не убил Белл.
Он был абсолютно спокоен, когда начал рассказывать мне об этом. Пришел, сел очень прямо, как уже давно со мной не держался, и безучастно перечислил факты. Потом, скривив губы, описал, как испугалась Белл… И засмеялся.
А остановиться уже не смог.
Портреты глупо пялились на все это, и я, не раздумывая, потащил Фэйта к камину.
На Тревесе никого не было, только Хлюп пытался прыгать через диван, но все время задевал за спинку и с тихим шипением шлепался на подушки. Я шуганул его, он отскочил, но не ушел, а принялся нарезать круги по Тревесу.
По-моему, он после общения с Гриндельвальдом слегка тронулся. Хотя чем ему, собственно, тронуться? У него не то что ума, головы-то нет.
Устроив рыдающего Фэйта на диване, я подозвал Хлюпа и знаком предложил ему попробовать изобразить нам кошку.
~*~*~*~
Не успел Айс показать Хлюпу на мои колени, как тот, не раздумывая, запрыгнул на них. Я прижал к себе теплый комок и застыл, мгновенно забыв о всех своих несчастьях и страхах. В ушах зашумело, перед глазами с огромной скоростью одновременно замелькали разноцветные образы, сливающиеся в бесконечную вереницу узких пестрых лент. Закружилась голова, и я сильнее вцепился в Хлюпа, потому что больше все равно хвататься было не за что. Мелькание и гул только усилились, и последнее, что я успел сделать осознанно, это спихнуть Хлюпа с колен.
~*~*~*~
Решение было не лучшее. Недаром я всегда не любил эту тварь. Обняв ее, Фэйт замер, глядя широко раскрытыми глазами прямо перед собой, через секунду прижал ее сильнее, потом сбросил на пол и, потеряв сознание, обмяк на диване. Он был смертельно бледен, а из носа полила кровь.
Если в этом виновен Хлюп - ему конец.
С меня довольно.
~*~*~*~
Очнулся я от того, что Айс кричал на Кеса. Или не от этого, но шум стоял страшный.
Так на моей памяти на Кеса орал только Крис.
Но тогда были причины.
Не открывая глаз, я пытался понять, что они не поделили.
Айс считал, что мне стало плохо от того, что я взял на руки Хлюпа, а Кес просто молчал. Если бы Айс ошибался, Кес сказал бы ему об этом.
Но мне в принципе всегда хотелось дать Айсу в зубы, когда он орал.
Я открыл глаза и застонал. Это сработало. Айс замолчал, приподнял меня и потребовал объяснений.
- Темный Лорд, - пробормотал я и тут же наткнулся на холодный взгляд Кеса.
~*~*~*~
Кажется, Хлюп был ни при чем.
И от этого я разозлился еще больше.
Кес молча подхватил глупую присоску на руки и отправился к лестнице.
Но в этот момент из Западного камина появился сияющий, как начищенный котел, Альбус и одним своим присутствием сразу разрядил обстановку.
Кес отдал ему Хлюпа и сказал так спокойно, как будто говорил о погоде:
- Твой Гончар ограбил Гринготтс. И улетел оттуда на драконе.
Что?..
Мне надо вернуться в школу.
Прямо сейчас.
Сию же минуту.
Поэтому у Дамблдора такой сияющий вид?
Чему он рад?
Чему?
- Альбус, Темный Лорд известил меня час назад, что Поттер, возможно, захочет пробраться в Хогвартс. Вы понимаете, что мальчишку немедленно схватят? Вы же отлично знаете, как охраняется школа! Все проходы перекрыты…
- Не все, - задумчиво перебил меня Дамблдор. – И не совсем перекрыты. Значит, все-таки в школе? – он посмотрел на Кеса.
- Севочка, Томми не уточнил куда именно? – спросил Кес. – Хогвартс - очень большой замок с неустойчивыми полями и…
О Мерлин!..
- Сообщил. Амикусу. Тот сказал мне, что Темный Лорд больше всего волнуется за гостиную Равенкло.
- Все так, - Альбус перестал радоваться и тяжело опустился на стул, ссаживая Хлюпа на пол. – Значит, сегодня, - и он снова посмотрел на Кеса. Но тот только пожал плечами.
~*~*~*~
Я слушал все это и не верил своим ушам. Вот он, обещанный конец.
Действительно быстро.
Меньше года.
Интересно, Дамблдора не волнует, что я сижу тут, на диване, и слушаю их?
Судя по всему, нет. Не слепой же он.
Прелесть какая…
~*~*~*~
Все было предельно ясно. Фэйт останется здесь. Ничего с ним уже не случится. Да и пентаграмма вон мигает.
Я, не прощаясь, направился к Западному камину и через минуту уже бежал по школе в гостиную Равенкло.
Теперь нет ничего важнее стоящих в моем кабинете воспоминаний. Поймать мальчишку, отвести его туда и оставить одного.
Посмотрит и отправится на подвиги.
Проще только обмануть Кэрроу.
~*~*~*~
Я сидел на диване и тихо радовался, что меня до сих пор отсюда не попросили. Они вообще, казалось, забыли, что не одни, и это, разумеется, было замечательно. Я все равно не собирался уходить, пока не выясню, что со мной произошло.
- Мне немного досадно, что Севочка хранит верность в разных местах не на всякий случай и не из других разумных побуждений, а потому, что не смог определиться. И вообще, насколько я могу судить, не понял, как так получилось.
- Ну что ты, - удивился Дамблдор. – Он давным-давно определился.
- Только сам-то он этого не знает.
Они посмотрели друг на друга и рассмеялись.
- Разберется.
- Хорошо бы, - вздохнул Кес. - Я и так провел в этой стране уже лишние полгода.
- Всегда хотел спросить, почему ты выбрал Ирландию.
- Так она, говорят, за неделю до Страшного суда уйдет на дно, и судить нас будет лично святой Патрик.
- Ну и что?
- Мы с ним в свое время большими приятелями были, Альба.
- Вечно у тебя шуточки! – засмеялся Дамблдор. – Хоть бы раз правду сказал.
Да он всегда говорит правду. Вы с Айсом просто ее не слышите. Вы если и слышите кого-то кроме себя, так только в той части, что совпадает с вашими собственными представлениями.
- Во-первых, здесь было очень подходящее место.
- А во-вторых?
- А во-вторых, здесь тогда все было подходящее.
- Когда?
- Когда мы поставили замок именно сюда. Но сейчас обстоятельства изменились, и мне, в общем, больше нечего здесь делать.
- Тебе достаточно такого сомнительного результата?
- Давай будем реалистами, - пожал плечами Кес, - на этом этапе прорыв максимален. В рамках данной цивилизации, боюсь, ничего уже не изменить. Даже если подогнать им какой-нибудь глобальный кризис. Только хуже станет. Все закончилось еще в начале декабря, и если бы не ты, я бы и со своими делами поспешил. У нас с Ником полдюжины проектов, лет на пятьсот. А я уже полгода караулю тебя и твое «творение», как Шляпник выражается.
- Почему ты считаешь Тома моей личной неудачей?
- Ты только наблюдал. Да, дурные наклонности, отвратительный характер, способности, стремления, – все врожденное, генетика – страшная вещь. Но ведь к любому яду можно найти противоядие, Альба. Ты не нашел. В этом тебя винить нельзя, но ты и не искал. Будучи единственным, кто знал о его характере, наклонностях и мировоззрении, ты даже не попытался его остановить. Ты загубил потрясающего человека, Альба. Человека с бездонной душой, огромным талантом и невероятной энергией.
- Я рад, что тебе удалось сохранить и талант, и энергию, и бездонную душу. Если бы у тебя не было при этом личного мотива, а у меня - полусотни таких гениев ежегодно, я бы принес тебе публичную благодарность.
- Мне тоже ничего из этого не удалось, я не обольщаюсь, так что твоя ирония неуместна. Но я хотя бы пытался.
- Я тоже пытался. И у меня нет желания повторять то, о чем мы с тобой говорили множество раз.
- Да в нем любви больше, чем во всех нас вместе взятых.
- Кес, ну что за несмешные шутки?
- Да какие уж тут шутки. Недаром он не может вынести именно этой боли. Его никто никогда не любил просто так, за то, что он есть. Тогда он заставил окружающих любить себя за силу. Отсюда и заявления, что нет добра или зла, только сила. Это его многократный жизненный опыт. Он не получил другого.
- Он не хотел получить другого.
- Он не верил, что это возможно. С веры начали, верой закончили. Ты совершил столько ошибок, что самое время подвести под них какую-нибудь теорию.
- Ты тоже, - улыбнулся Дамблдор.
- Без этого нельзя, - усмехнулся Кес. - Но я, в отличие от тебя, давно все теории под свои глупости подвел, ошибки обосновал, а бездумные слова и действия наделил огромным смыслом. У меня с этим делом вообще полный порядок.
- А у меня - пока нет. Вот никак не решу... Мне бы очень хотелось поговорить с Гарри. Просто поговорить, объяснить... Когда все это закончится. Но я не могу сказать ему, что жив.
- Портрет?
- Нет, я не хочу как портрет.
- Так ты и не будешь портретом.
- Он-то будет думать, что беседует с портретом. Это не то, совсем не то.
- Так пойди и поговори. У тебя отлично получится. Иногда мне кажется, что за всю свою жизнь я встретил только двух настоящих волшебников. И один из них - ты.
- А второй? – улыбнулся Дамблдор. – Неужели Том?
- Я знаком с человеком, который однажды побывал на том свете.
- И действительно вернулся?
- Представь себе, да. Он не только довольно быстро оттуда вернулся - это еще хоть на что-то было бы похоже, - он никак на это не отреагировал.
- Такого не может быть.
- Вот и я так думал, - засмеялся Кес.
- Может быть, он все-таки там не был? Его пытались убить?
- Был. У него там оказалось небольшое дело.
- Как у Геракла?
- Ничего похожего. Как думаешь, почему у него это получилось?
- Почему?
- Он не знал, что это невозможно. Так что он второй настоящий волшебник.
- Это давно было?
- Несколько лет назад.
- То есть я знаком с ним?
- О да.
- Что ты смеешься? Это не Северус, надеюсь?
- Разве человек, обладающий таким всепоглощающим рационализмом, как Севочка, может быть настоящим волшебником?
- Это несправедливо.
- Ты слишком любишь рационалистов.
- Да я не понимаю, что это такое. Они же все равно отличные маги. Северус…
- Именно. Вот те, кто не понимает, где проходит граница между наличием рационализма и его отсутствием, и есть настоящие волшебники. Потому что граница эта почти материальна. Кто-то из вас колдует, следуя указаниям разума, а кто-то - полагаясь только на интуицию. Кто-то умудряется совмещать и то, и другое. Но всегда есть граница, через которую перейти просто так сознание не может. Мысли с одной стороны и чувства с другой на кратчайшую долю секунды обязательно останавливаются перед тем, как поменяться местами, стать друг другом.
- Я не знаю, где такая граница, - сказал Дамблдор.
И я не знаю.
- Потому ты и не знаешь, Альба, что как раз у тебя-то ее нет. В этом великая сила истинного волшебника.
- А у тебя?
- Я и близко-то к ней подходить боюсь, - засмеялся Кес. - Это Севочка все бродит вдоль и заглядывает на ту сторону с тихим сожалением. Ему слишком активно оттуда машут. В этом он чем-то похож на твоего несчастного Шляпника.
- Перестань его так называть.
- Но Севочка, по-моему, умнее. Гриндельвальд никогда не мог противиться этим призывам, оттого и все его крахи. Каждый раз - как переступит, так сразу полностью твой.
- Ты просто его не любишь, - махнул рукой Дамблдор. - Так кто второй? Неужели все-таки Том?
- Да нет, конечно. Что Томми? С ним уже давно все ясно. Его агония продлится до конца его бесконечной жизни. Тут нельзя ничего изменить.
- Но ведь ты еще попробуешь, - засмеялся Дамблдор и поднялся из-за стола. – Надо навестить Аберфорта.
Он аппарировал, а Кес подошел ко мне.
- Ну что? – насмешливо спросил он. - Все в порядке? Или Томми опять замучил?
- Нет, - я уже сто раз забыл и про Шефа, и про Белл. – По-моему, на меня Хлюп напал.
- Да ну? А по-моему, это ты на него напал.
- Я?..
- Конечно.
- Кес, что это было? Он сам мне на колени прыгнул.
- А ты?
- Я был расстроен, хотел его погладить… Нет, я прижал его, ну, как кошку. Он теплый. И тут…
- Могу себе представить, - засмеялся Кес. – Сформулируй точно, что ты от него хотел.
- Чтобы он меня успокоил, - выпалил я, отлично понимая, каким выгляжу идиотом.
- Так он тебя успокоил. В чем претензия?
- Он меня чуть не убил.
- Ты сам себя чуть не убил. Он отдает только то, что требуют.
Отдает?..
- Что он отдал мне?
- Все, что есть у него в наличии и могло бы тебя утешить. Ты вообще представляешь, сколько в нем информации?
- Значит, он все-таки может ее отдать?!
- Конечно.
- Почему же ты не сказал об этом Севу?
- Зачем?
- То есть как - «зачем»?..
- Он никогда не спрашивал.
- Он ненавидит Хлюпа за бесполезность. Сев не любит бессмысленных вещей.
- Это не вещь.
- Надо сказать. И… почему он раньше никогда так не делал? Ведь я часто его гладил, даже на руки иногда брал.
- Зачем?
- Ну… я жалел его.
- Вот именно.
- То есть, он передает… или воспроизводит информацию, только если…
- Если ее запрашивать, - закончил он за меня. – Еще вопросы есть?
- Мне пора уходить, да?
- Тебе лучше пойти домой. Возьми себя в руки. И поспи, если успеешь. Боюсь, завтра будет очень длинный день.
Утешил.
~*~*~*~
Я установил думоотвод на середину директорского стола так, чтобы его было видно из любой точки кабинета, и, аккуратно прикрыв дверь, не спеша, направился в гостиную Равенкло.
На лестничной площадке второго этажа стояла Минерва, очевидно, внезапно поднявшаяся с постели, и смотрела на меня испуганно.
- Северус, у нас все в порядке?
- Нет, - излишне злорадно ответил я.
- Что происходит? – строго спросила она, справившись с собой.
Так-то лучше.
- Кэрроу получили от Темного Лорда сведения, будто с минуты на минуту Поттер попытается проникнуть в гостиную Равенкло.
Тут я почувствовал жжение в левой руке и понял, что опоздал. Мальчишку не только уже поймали, но и Шефа вызвали.
Значит, в мой кабинет он теперь не попадет и думоотвода не увидит.
- Что вы такое говорите, Северус?!
- Боюсь, что сведения мои устарели, Минерва. Поттера уже поймали.
- Не может быть! – выкрикнула она и рванулась куда-то бежать.
- Стойте! – я схватил ее за рукав клетчатого ночного халата и потянул с лестницы в коридор. – Идите сюда.
- Его надо спасти! Вы уверены, что…
- Уверен, - отрезал я. – Слушайте. Темного Лорда нельзя пускать в школу. Поттер должен сделать то, зачем он сюда пришел. Обязательно.
- Мы будем сражаться! – у нее зло сверкнули глаза. – Он не войдет!
Отлично. Она все сделает правильно. Даже если чего-то не поймет, все равно сделает правильно. Лучше гриффиндорцев с таким делом все равно никому не справиться.
Даже мне.
Думоотвод отменяется. Поттер все равно сначала должен найти спрятанный тут хоркракс.
А вот дальше…
Если мальчишка победит, то потом разберемся, а если победит Темный Лорд, то защиты Хогвартса он мне не простит. Я обязан сохранить если не нейтралитет, то хотя бы его видимость. Кес тоже играет на обе стороны. Иначе не прятал бы от Дамблдора желтый камень.
Оставшись здесь, я смогу только сражаться. А сражаться я не имею права. Уйдя же за границы Хогвартса, я смогу быть полезен иначе.
И проку от этого будет больше.
Однозначно.
- Вот что, Минерва, я не смогу вам помочь. Больше того, это вы должны помочь мне выбраться отсюда.
- Кто вам мешает? – холодно спросила она.
- Да мне все мешает, - не к месту усмехнулся я. – Идите сейчас в гостиную Равенкло, Поттера надо освободить, Кэрроу обезвредить. Мальчишке не мешайте, пусть делает что хочет. Соберите деканов, пока не поздно - эвакуируйте студентов и организуйте оборону Хогвартса.
Она прикрыла рот рукой и смотрела на меня в немом отчаянии.
- Есть вопросы?
- А вы?
- Мое место совсем не здесь, вы же знаете.
- Мы можем обезвредить вас, так же, как и Кэрроу, если хотите. Волдеморт не сможет вас потом ни в чем обвинить.
Это была отличная идея.
Только недодуманная.
Почти такая же недодуманная, как обычные гениальные идеи Фэйта.
- Когда я попадусь на вашем пути, Минерва, нападайте. Только не переусердствуйте, дайте мне возможность от вас ускользнуть.
- Вы уверены, Северус?
- Вполне.
- Что ж, прощайте.
- Прощайте, - я немного помедлил. - И постарайтесь выжить. Это будет непросто.
- До встречи, - улыбнулась она.
Как по-гриффиндорски глупо. Одна встреча у нас еще будет неизбежно.
Она побежала вниз, чтобы скорее добраться до башни Равенкло, а я отправился обратно в свой кабинет. Поттера там ждать теперь бессмысленно. Воспоминания придется забрать с собой.
А там видно будет.
~*~*~*~
Аппарировав домой, я обнаружил там какой-то сверхъестественный бардак, суть которого заключалась в том, что Алекто Кэрроу вызвала Темного Лорда в Хогвартс, якобы поймав Гарри Поттера, а он не смог туда попасть.
- Мерзкие грязнокровки! – верещала Белл, носясь по Имению. – Как они посмели! Школа принадлежит Повелителю! Как и все здесь! Как и везде!
- Шеф приказал готовиться к захвату Хогвартса, - хохотнул, пробегая мимо меня, Уол. – И Руди велел взять. Хорошая драка сразу поставит его на ноги.
К захвату Хогвартса?..
Я посмотрел вниз на как будто застывшую у пылающего камина смертельно бледную Нарциссу и поспешил спуститься к ней.
- С Драко все будет в порядке. – У нее были ледяные руки, и я тщетно пытался согреть их, обхватив ладонями. – Сев позаботится о нем.
- Паркинсон сказала, - сбивчиво зашептала Нарси, - что они могут взять наших детей в заложники.
- Кто? Да никогда! Дамблдор этого не позволит.
- Но Дамблдор давно умер, - она смотрела на меня испуганно.
Надо быть аккуратнее. Что-то я плохо стал соображать от таких стрессов.
- Нарси, это все ерунда. Школа полна детей. Если их не удастся эвакуировать, сражаться будет безумием и замок просто сдадут. Драко или уйдет со всеми, или никакой осады не будет. Прошу тебя, успокойся.
Она ткнулась лицом в мою мантию и тихо заплакала.
~*~*~*~
Я вернулся в директорский кабинет и подошел к думоотводу.
Тащить его с собой - бессмысленно. Тем более что мне предстоит убегать от Минервы.
Слить воспоминания в какую-нибудь склянку?
В принципе, тоже опасно.
Унести в собственной голове?
Наверное, это сейчас самый безопасный способ.
И самый долгий.
Но иного выхода нет.
Я достал волшебную палочку и занялся делом.
Из увиденного больше всего мне не понравилось, что Кеса, оказывается, раздражало, когда я в детстве таскал его кружевные рубашки, и что Альбус выведен человеком в лучшем случае жестким.
Но особо углубляться во все это мне было некогда. Это их дело. И чем быстрее оно закончится, тем лучше.
Опустошив думоотвод, я поставил его на место, в последний раз окинул взглядом кабинет Дамблдора, поклонился внимательно следившим за мной портретам, вышел в коридор и отправился в башню Равенкло. Минерва могла ведь с Кэрроу и не справиться.
Но она справилась, потому что до факультетской гостиной я так и не добрался. Двумя этажами ниже я услышал шум в коридоре и спрятался за доспехами древнего рыцаря.
– Кто здесь? – громко спросила Минерва.
Тянуть было нечего. Я надел перстень и вышел ей навстречу.
– Это я.
Двое детей в мантии-невидимке. Поттер и еще кто-то. Альбус был прав. Мальчишка смертельно меня ненавидит. Даже странно.
Если у Поттера сейчас хватит выдержки не напасть, то все пойдет по плану. Темный Лорд при случае обязательно залезет в его голову и увидит, как Минерва меня выгонит.
– Где Кэрроу? – задал я наводящий вопрос, чтобы придать ей решимости.
– Полагаю, там, куда вы их послали, Северус, – отозвалась МакГонагалл.
Я подошел поближе.
– У меня сложилось впечатление, что Алекто заметила вторжение.
– В самом деле? – удивилась Минерва. – С чего вы взяли?
Она сможет отлично отыграть свою роль. Я даже не ожидал.
– Я не знал, что сегодня ваша очередь патрулировать коридоры.
– У вас есть возражения, Северус?
– Вы видели Гарри Поттера? Потому что в этом случае я настаиваю…
Мальчишка дернулся и почти шарахнул в меня заклинанием, но Минерва подала знак, подняв палочку, и я, успев создать Щитовые чары, шлепнулся на пол.
Ну какой же дурак! О чем только Альбус думает!
МакГонагалл махнула палочкой на настенный факел, тот сорвался со своего места, и его пламя, превратившись в огненный шар, полетело прямо на меня, трансформируясь по дороге в огромную черную змею. Я оценил этот жест и укрылся за стоявшими у меня за спиной стальными доспехами.
Змея тут же обернулась сотней летящих кинжалов, которые со звоном вонзились в нагрудную пластину рыцаря. Эхо зазвенело по всему коридору, и я подумал, что Минерва права. Свидетели нам не помешают.
– Минерва! – тут же послышался голос Флитвика.
Я выглянул из-за доспехов и угрожающе помахал ему палочкой.
– Нет, – взвизгнул он, пока прибежавшие с ним Спраут и Слагхорн пытались отдышаться. – Ты больше никого не убьешь в Хогвартсе!
Его заклинание ударило в доспехи, они ожили и тут же принялись меня душить. Я с трудом разжал руки призрачного рыцаря и отшвырнул его на Флитвика. Идиот!
Доспехи врезались в стену и рассыпались на части, а я бросился бежать по коридору. От одного Поттера Минерва еще прикроет, но тут уже пятеро мечтающих меня прикончить уродов, которые, не раздумывая, помчались следом.
Я пронесся через дверь класса и, не останавливаясь, врезался в оконное стекло.
- Трус! Трус! – гневно кричала Минерва, размахивая руками и мешая моим преследователям прицелиться.
Падать было высоковато, и я в первый и последний раз применил знания, полученный в результате долгих занятий с Шефом. Полет был самым настоящим, но никакой радости не доставлял. Как будто не ветер меня держит и несет, а земля отталкивает.
На метле и то приятнее.
Добравшись до ворот, я неуклюже перевалился через них и неудачно аппарировал домой, попав почему-то не на Тревес, а на лестницу в Западное крыло. А поскольку я вовсе такого не ожидал, то потерял равновесие и кубарем скатился с нее на Тревес.
Какой-то хронически неудачный день.
- Севочка, у тебя мантия порвана, - раздался надо мной глумливый голос Кеса. – Что же ты так шумно теперь появляешься? Не хуже Томми.
Он протянул руку и, когда я, опершись на нее, поднялся на ноги, привел в порядок мою одежду.
- Темный Лорд приходил? – испуганно спросил я, сразу подумав о Фэйте. – Где Люци?
- С ним, полагаю.
- Зачем ты его отпустил?
- Как же я мог его задержать?
- Кес, - мое терпение лопнуло, - ты никогда не думал, что человек не всегда сам понимает, что для него полезно, а что нет?!
- Продолжай.
Стоп.
Ведь именно об этом мы говорили год назад.
О чужом благе.
Но ведь сейчас совсем другое дело!
- Кес, я все помню, но это не то. Люци нельзя было отпускать. Я так надеялся, что здесь он в безопасности.
В эту секунду из Западного камина выглянул Дамблдор.
- Северус! – обрадовался он мне. – А почему ты не в школе? Аберфорт сказал, что переправил туда Гарри.
- Мы виделись, - холодно ответил я. – Поттер уже чуть не убил меня.
- То есть он настроен воинственно?
- Альбус, вы…
- Томми приходил.
Так я и знал!
- Зачем? – Дамблдор перевел взгляд на Кеса и радоваться сразу перестал.
- Он проверил свои кладки и перепугался. Твой Рикки-Тикки-Тави уже все понадкусил.
- Не говори так про Гарри.
- Это я восхищаюсь.
- Что Том хотел?
К моему невероятному удивлению, Кес извлек из кармана и показал Дамблдору желтый камень с острыми краями.
- Он хотел это.
Альбус протянул руку, но Кес мгновенно спрятал алмаз за спину и даже отступил на шаг.
- Слышал я когда-то, что матушка твоя была полукровкой. Если не хуже.
- Ну да…
Впервые в жизни мне довелось увидеть настолько растерявшегося Дамблдора. На секунду показалось даже, что он обиделся.
- Не стоит, - улыбнулся Кес. – А то, глядишь, и без второй руки останешься.
- Вот как?
Кес положил камень на край стола, и Дамблдор склонился над ним, поправляя очки.
- Альбус, - оторвал я его от этого увлекательного занятия, - Темный Лорд, возможно, уже в Хогвартсе.
- Нет, Северус. Думаю, нет. Кес, я не понимаю, что это.
- То, что хотел Томми. Ты ведь об этом спрашивал.
- Зачем ему?
- Сложно сказать. Может быть, коллекционирует?
- Драгоценные камни?
- Всякое бывает.
Мне захотелось его стукнуть. Ну показал ведь уже, так скажи, что это.
Но нет!
Мы не можем!
Мы привыкли мантикора знает что из себя строить. Всем на удивление и только себе одному, такому остроумному, на радость!
- Альбус, это хоркракс, - громко сказал я.
Дамблдор отшатнулся и посмотрел на Кеса.
- Где ты его взял?! – ахнул он.
- Украл.
Повисла долгая пауза, во время которой возле Западного камина аппарировал Фламель.
- Как это «украл»? – оглянувшись на него, быстро спросил Дамблдор. - У кого? У Тома?..
- Нет конечно. У одного старого приятеля, - последовал вполне ожидаемый ответ.
- У меня просто слов нет!
- Альба, бес попутал, вот честное благородное слово, в первый и последний раз.
- Тать презренный, - засмеялся Фламель.
- Между прочим, я до сих пор горжусь, что был единственным, кому удалось увести свои суда от Цезаря. Впрочем, вам не понять.
Альбус покачал головой, посмотрел на веселящегося Фламеля и нахмурился.
- Что он говорил, Кес?
- Ругался. Грозил убить Гончара, как уже убил тебя.
- Так отлично, - все никак не мог успокоиться Фламель. – Вот именно так пусть и убьет.
- Ник, перестань, - оборвал его Дамблдор. – Что-то еще?
- Томми не очень ясно выражал свои мысли, но в целом крайне зол и полностью уверен в успехе.
- Так отлично.
- Ник!
- Я не понимаю, что тебе не нравится? Если этот ваш Том хочет сам убить мальчика, что как раз и является залогом того, что ребенок останется жив, то о чем ты волнуешься?
- Мы ведь можем и ошибаться, - серьезно сказал Кес.
- Да ладно, - отмахнулся Фламель. – Нет тут никакой ошибки. Я уже не знаю, сколько раз мы это считали.
- А с ним что ты будешь делать? – Дамблдор кивнул на камень.
- Посмотрим.
- Что значит «посмотрим»? Ник?
Но Фламель был явно на стороне Кеса. Я просто это знал.
Камень принадлежит Князю. Что ж, значит, придется стать Князем.
Скорее всего, именно этого Кес и хочет.
Старый шантажист.
- Альбус, не волнуйтесь, я отдам вам потом.
- Вот видишь, - радостно кивнул Кес. – Севочка тебе потом отдаст. Не надо так расстраиваться.
Дамблдору нужно было привести сюда Гриндельвальда, вот кто поддержал бы его при любых обстоятельствах.
Хотя Кес мог и не позволить.
С другой стороны, как он может не позволить, он здесь не Хозяин.
Я же терплю Хлюпа.
А Кес пусть терпит Гриндельвальда.
Это справедливо.
Дамблдор посмотрел на меня понимающе и очень грустно.
- Не делай этого, Северус.
Он был единственным, кто когда-либо хоть немного думал обо мне.
Он и Фэйт.
- Если что, я у себя, - сказал Фламель и аппарировал.
Правильно ли, что у нас в такой момент открыта аппарация?
Правильно.
- Альбус, - я отвел его немного в сторону, - у вас есть предположения, чем все это закончится?
- Думаю, Северус, что палочка Гарри не просто так прождала его столько лет в магазине Олливандера. Возрождение – основное предназначение феникса. Именно Гарри мог и до сих пор может спасти Тома. Скорее всего, у них будет такая возможность до самого конца.
- Кес говорил, что Темный Лорд не пойдет на это.
- Не пойдет. Но возможность у него будет. Больше все равно ничего сделать нельзя.
Я глянул на Кеса, но тот ушел в дальний конец Тревеса и разглядывал тускло светящуюся пентаграмму, как будто думал, что с ней еще можно сделать.
- Так и знал, что ты тут застрял! – раздалось из Западного камина.
- Извини, Северус, у меня больше нет времени. Том может взять детей в заложники.
- Не возьмет, - сказал подходя Кес. – Зачем они ему?
- Но может, - пожал плечами Гриндельвальд. – Я бы взял.
- Даже не сомневаюсь, - фыркнул Кес.
- Идем, Шляпа, нас ждут великие дела.
С этими словами Гриндельвальд бесцеремонно затащил Дамблдора в камин, и они исчезли.
Я, оцепенев, смотрел им в след.
- Севочка, заметь меня, - довольно зло сказал Кес.
- Извини? – я обернулся. - Они собрались сражаться?!
- Надеюсь, нет, - оттаял он. - У них и так забот хватит. Эвакуация целой школы – дело непростое, Аберфорт сам не справится. Особенно если Томми действительно надумает этому помешать.
Надеюсь, Гриндельвальд не подпустит Альбуса к школе.
А вот мне как раз нужно поторопиться.
~*~*~*~

просмотреть/оставить комментарии [299]
<< Глава 11 К оглавлениюГлава 13 >>
май 2020  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

апрель 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.05.24 23:53:00
Без права на ничью [2] (Гарри Поттер)


2020.05.24 16:23:01
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.23 00:46:57
Наши встречи [2] (Неуловимые мстители)


2020.05.22 14:02:35
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.21 22:12:52
Поезд в Средиземье [4] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.15 16:23:54
Странное понятие о доброте [1] (Произведения Джейн Остин)


2020.05.14 17:54:28
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.11 12:42:11
Отвергнутый рай [24] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.10 15:26:21
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.10 00:46:15
Созидатели [1] (Гарри Поттер)


2020.05.07 21:17:11
Хогвардс. Русские возвращаются [353] (Гарри Поттер)


2020.05.04 23:47:13
Prized [6] ()


2020.05.04 14:38:54
Дамбигуд & Волдигуд [5] (Гарри Поттер)


2020.05.03 09:44:16
Life is... Strange [0] (Шерлок Холмс)


2020.04.28 16:00:26
Безопасный поворот [0] (Гарри Поттер)


2020.04.25 10:15:02
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.04.24 20:22:52
Список [12] ()


2020.04.21 09:34:59
Часть 1. Триумф и вознесение [0] (Оригинальные произведения)


2020.04.20 23:16:06
Двое: я и моя тень [4] (Гарри Поттер)


2020.04.15 20:09:07
Змееглоты [3] ()


2020.04.13 01:07:03
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.04.05 20:16:58
Амулет синигами [118] (Потомки тьмы)


2020.04.01 13:53:27
Ненаписанное будущее [18] (Гарри Поттер)


2020.04.01 09:25:56
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.03.29 22:38:10
Месть Изабеллы [6] (Робин Гуд)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.