Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Сириус в ресторане:
- Что у вас за ресторан? Трюфелей нет, черной икры нет, устриц нет...Я ухожу, принесите мне мое пальто!
Официант:
- Простите, но вашего пальто у нас тоже нет...

Список фандомов

Гарри Поттер[18449]
Оригинальные произведения[1226]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[175]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[132]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[3]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12622 авторов
- 26917 фиков
- 8573 анекдотов
- 17641 перлов
- 656 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 3 К оглавлениюГлава 5 >>


  Любовь, возникшая из лжи

   Глава 4. Лед и пламя
Драко постепенно сам увлекся поцелуем, который хотел использовать в качестве наказания дерзкой гриффиндорки. Поцелуй становился все более мягким, захват превратился в объятия, и в следующее мгновение юноша с удивлением понял, что нежно целует Грейнджер, а она отвечает ему!
Что он испытывал к девушке? Пожалуй, это слишком сложный вопрос. Сначала он просто презирал её, как абсолютно всех грязнокровок. Но постепенно Панси сумела внушить другу, что грязнокровки тоже люди, и не их вина, что они родились такими. Даже странно, как ей это удалось, причем так, что юноша даже мысли не допустил, что девушка может не принимать идей Темного Лорда. Но, тем не менее, цели своей Панси добилась, - к началу пятого курса Драко начал оценивать людей по поступкам, а не происхождению. Еще года два назад он презирал Гермиону за то, что она подруга Поттера, но, в конце концов, это глупо. Ведь, если бы золотой мальчик не отказался сам, они наверняка стали бы друзьями.
И тогда Малфой присмотрелся к девушке внимательнее, незацикливаясь на её друзьях и происхождении. Сначала она казалась ему ужасной заучкой, помешенной только на учебе. Но лишь до событий в конце пятого курса. Тогда Драко и понял, что девушка отважна и, чего уж греха таить, довольно привлекательна. И весь шестой курс все больше в этом убеждался. И еще, начав изучать девушку, юноша понял, что она также постоянно обращает на него свое пристальное внимание. Неужели он ей нравится? Слизеринец и злейший враг её лучшего друга… Как бы то ни было, у Грейнджер нет ни единого шанса. Или все-таки… В конце концов, Драко был вынужден признаться самому себе, что девушка весьма недурна собой, и возможно у них что-то бы и вышло, если бы она не была гриффиндоркой, а у него не было бы Панси. Но юноша безумно любил свою девушку, и ему не был нужен больше никто. А то, что он испытывал к Грейнджер, счел обычной заинтересованностью и постарался загнать поглубже, что ему вполне удавалось до этого неожиданного поцелуя.
Как необычно и странно! Раньше Драко никогда бы не подумал, что можно испытывать такое. Чувство наслаждения и одновременно легкой боли. Похоже, скованное льдом от встреч с Джиневрой сердце начало оттаивать всего от одного поцелуя с Гермионой. Встречаясь с младшей Уизли и осознавая постепенное замерзание своих чувств, Драко был убежден, что только Панси способна вернуть их. Но, оказывается, ошибался. Многие говорят, что так не бывает, чтобы весь мир перевернулся от одного поцелуя. Но Драко теперь точно знал, что еще как бывает. Только странно, что это поцелуй не Панси, которую он любит, а Гермионы. Итак, ощущение возвращения чувств было приятно, но одновременно пугало. Драко боялся, что вместе с чувствами вернется и боль, которую он пытался заглушить, связавшись с Уизли. Он был к этому не готов. Поэтому юноша оттолкнул прижавшуюся к нему Гермиону и ушел к себе, где еще долго не мог выкинуть из головы случайный поцелуй. Потом его мысли вернулись к Панси. Драко вспомнил, в каком состоянии видел девушку в последний раз. Она была вся в слезах, причем это не было притворством, они знакомы столько лет, что его она точно не смогла бы обмануть. А он прошел мимо, даже не спросив в чем дело. Повел себя как настоящий ублюдок, каким и был все последние полтора месяца. Надо будет завтра обязательно поговорить с подругой и постараться помочь. С этой мыслью Драко заснул.

Гермиона никогда бы не поверила, что такое возможно, если бы это не случилось с ней. Когда Малфой схватил её и поцеловал, девушка и не думала, что испытает такое удовольствие. При встречах с Роном поцелуи всегда были чем-то вроде тяжкой обязанности, девушка и представить не могла, что это может быть так приятно. Это было как полет, и не хотелось возвращаться на землю. Она прижалась к юноше, наслаждаясь необыкновенными ощущениями, как вдруг слизеринец резко оттолкнул её и удалился. Чего он испугался? Быть может того, что почувствовал сам? Да нет, этого быть не может! Гермиона была убеждена, что Малфой вовсе не испытывал приятных ощущений. Она же грязнокровка, а он заносчивый слизеринец. Решив не придаваться бесполезным мечтам, девушка остановилась на мысли о том, что поцеловал её Малфой из мести, а оттолкнул от отвращения. Думать так было больно, но это лучше, чем тешить себя бессмысленными надеждами.
Гермиона отдышалась, и уже собралась было идти к себе, как вдруг наперерез ей выскочила разозленная Джинни. Одного взгляда хватило, чтобы понять, что она все видела. Меж тем Джиневра возмущенно выкрикнула:
- Вот значит как! Наша правильная Грейнджер отбивает чужих парней. Интересно, что скажет Рон, когда узнает?
- Джинни, ты что, слепая? Он же меня сам поцеловал!
- Конечно, знаю я такие штучки. Ты сама все и подстроила!
- Я не такой специалист в интригах как ты, и не желаю выслушивать беспочвенные обвинения. А Рону, если хочешь, можешь рассказать.
- Неужели? Я не верю ни одному твоему слову!
- Что ж, это твое право.
- Я не буду ничего рассказывать Рону, но имей в виду, если ещё раз увижу вместе тебя и Драко, придумаю кое-что гораздо интереснее.
- Ты мне угрожаешь?
- Да! Держись подальше от моего парня, а то пожалеешь.
- Я тебя не боюсь.
-Зря.
С этими словами Джинни стремительно удалилась, а Гермиона присела на корточки, и некоторое время сидела, прислонившись к холодной стене. Надо же, как глупо. Она никогда и представить себе не могла, что попадет в такую ситуацию. И что теперь? Ясно одно, Рону Джинни ничего не расскажет. Парень непредсказуем, и неизвестно, кому из них он поверит, а рисковать попусту она не будет. На мгновение Гермиона задумалась о возможности приостановки своего расследования, но тут же отругала себя за трусость. Что такого может сделать младшая Уизли, с чем бы она не справилась? Практически ничего. И она все равно доведет расследование до конца. О том, что ей хотелось бы еще раз увидеть Драко, девушка старалась не думать.
Однако нет никакого смысла без дела сидеть в холодном коридоре. Гермиона встала с пола, и некоторое время патрулировала коридоры, исполняя обязанности старосты. Только за полночь девушка добралась до комнаты и легла спать. Из головы не выходили мысли о поцелуе.

Всю первую половину дня Драко был необычайно рассеян. Он все думал о Гермионе. Если бы ещё года два назад кто-нибудь хоть намекнул, что он поцелуется с Грейнджер и ему это понравится, он, не раздумывая, запустил бы Авадой в шутника. Тем не менее, все случилось именно так. Юноша был рассеян и на Зельеварении, не понимая, что с ним происходит. Впервые за все время обучения он чуть не взорвал котел, прямо как Лонгботтом! Конечно, в таком состоянии нечего было и думать о разговоре с Панси.
Как и ожидал Драко, по окончании урока декан попросил его задержаться. Сейчас будет отчитывать за рассеянность. Юноша был так уверен в своем предположении, что слова профессора Снейпа застали его врасплох:
- Драко, скажите честно, вы считаете Панси Паркинсон своей подругой?
- Да, конечно считаю!
- Тогда потрудитесь мне объяснить, почему от края Астрономической башни её оттаскивал я, а не вы?
Драко в недоумении уставился на своего профессора, а Снейп вздохнул и жестом пригласил его сесть за первую парту, сам сел на свое место за учительским столом и по-порядку, без эмоций рассказал, чему стал свидетелем вчерашним вечером, умолчав только об откровенном разговоре с ученицей.
Услышав такое, Драко вскочил и понесся в гостиную искать подругу. Он приходил в ужас от одной лишь мысли, что могло бы случиться, не вмешайся декан вовремя. Юноша никогда себе бы этого не простил. Ведь он превратился в черствого и эгоистичного подонка, он не желал помогать Панси даже советом, и именно он прошел мимо девушки с равнодушным видом, хотя мог бы остановить её попытку самоубийства. Терзаемый чувством вины, Драко зашел в гостиную и обнаружил там листающую учебник по Трансфигурации Панси. Сказав: «Панси, нам надо поговорить», слизеринец указал на свою комнату. Девушка кивнула и зашла. Пригласив жестом подругу сесть на кровать, Драко скакал:
- Панси, прости меня, я понимаю, что вел себя все эти полтора месяца, просто чудовищно.
- Тебе рассказал Северус?
- Да. Но поверь, даже если бы того, что случилось вчера, не было, я все равно пришел бы к этому решению.
- Я тебе верю. Я тоже виновата в том, то произошло. Ты же знаешь, ты мой самый лучший друг, и я очень ценю тебя. Больше всего мне бы хотелось, чтобы между нами все снова было как раньше.
- Между нами все и будет как раньше. Даже лучше.
Друзья обнялись, после чего Панси рассказала другу все то, о чем умолчал Снейп, не вдаваясь только в подробности личной жизни декана.
- Значит, профессор Снейп – шпион?
- Да. И тебе придется прямо сейчас сделать выбор, Драко. На чьей ты стороне – Вольдеморта или нашей с профессором. Учти, если ты выберешь Темного Лорда, я буду вынуждена стереть тебе память о событиях, начиная с вашего с ним разговора.
- Я на стороне, на которой ты, Панси.
- Не спеши с решением. Если выберешь нашу сторону, тебе придется пойти против твоей семьи.
- Я не боюсь. Знаешь, Панси, я ведь уже давно против них. С тех самых пор, как осознал, как много ты значишь для меня.
- Драко…
- Я сейчас говорю только о дружбе, и ни о чем больше.
- Значит, ты искренне хочешь помочь?
- Да!
- Тогда пошли.
С этими словами подруга потащила Драко в кабинет их декана. Там она рассказала про их разговор профессору Снейпу. Он задал юноше примерно те же вопросы, что и Панси. И, получив на них утвердительные ответы, вдруг совершенно неожиданно вторгся в его мозг. Было обидно, но Драко прекрасно понимал, что профессору нужны доказательства. Все-таки Снейп шпион, а он – сын правой руки Темного Лорда.
После проникновения в мозг, декан извинился перед юношей, сказал, что полностью ему доверяет и начнет со следующего дня заниматься с ним окклюменцией. Необходимо, чтобы до Рождества Драко не только умел закрывать сознание, но и делать так, чтобы никто ничего не заподозрил.После разговора с профессором Снейпом Драко и Панси еще полночи обсуждали сложившуюся ситуацию в комнате старосты. В результате молодые люди пришли к выводу, что ничего предпринимать не надо до тех пор, пока Вольдеморт не изложит суть своего замысла. А потом необходимо будет сделать все возможное, чтобы помешать ему.

Прошла еще пара дней. Понимая, что для того, чтобы Темный Лорд ничего не заподозрил, необходимо вести себя как раньше, Панси все-таки никак не могла себя заставить встречаться с Гарри, как ни в чем не бывало. Наоборот, она стала избегать своего парня. Это было больно – делать вид, что не замечает его вопросительных взглядов и после пар сразу убегать к себе. Но гораздо больнее оказалось продолжать действовать по плану Лорда, зная, что это может привести к гибели того, кто для нее дороже всех на свете. Более того, сейчас девушке это казалось совершенно невозможным. Она осознавала, что шпионы с ее факультета вскоре сообщат Лорду, что она перестала исполнять его план. Знала, что за этим последует кара. Драко много раз намекал, что следует притвориться, что все идет как раньше. Но Панси не хотела ещё больше привязывать к себе Гарри.
Надо же, как можно измениться за такой короткий промежуток времени. Еще два месяца назад Панси полагала, что настоящая слизеринка сможет выкрутиться всегда и подстроиться под любые обстоятельства. Так что же случилось? Почему теперь появились вещи гораздо важнее жизни? И если любовь приносит столько страданий, зачем она вообще нужна? На эти вопросы у Панси не было ответов, но она была готова на все ради любви, как были готовы многие до нёе и будут готовы многие после.
Но, рано или поздно, всему приходит конец. Пришел конец и её увиливаниям от разговоров и встреч с Гарри.
Панси шла по коридору, размышляя о своем парне. В последнее время она думала о нем постоянно. Вдруг в поле зрения появился собственной персоной объект её размышлений и со словами: «Нам надо поговорить» затащил её в находящуюся неподалеку пустую аудиторию. Отступать было некуда, и девушка приготовилась к нелегкому разговору. Тем временем Гарри набрал в грудь побольше воздуха и выпалил:
- Панси, я сделал что-то не так?
- О чем ты, милый? Все в порядке.
- Я же вижу, ты избегаешь меня. В чем дело? Ты меня больше не любишь?
- Никогда не говори так! Я люблю тебя больше жизни!
- Тогда что случилось?
- Я боюсь.
- Но чего?
Панси задумалась. Слишком велико было искушение просто сказать сейчас юноше всю правду. Рассказать про планы Вольдеморта. Про её роль, про то, как полюбила его. Может быть, Гарри найдёт в себе силы её простить? Но Панси тряхнула головой, отгоняя эти мысли. Никогда не прощают предательство. Девушка хотела во всем признаться, но не смогла. Если жизнь дарит ей ещё немножко счастья, она от этого не откажется. Слизеринка, грустно улыбнувшись, ответила:
- Я получила письмо от мистера Малфоя, моего опекуна. Он требует, чтобы мы не общались больше, - и сама поразилась, как легко ей удалось соврать.
- И ты решила последовать его совету. Панси, мы же любим друг друга! Я тебя никому не отдам.
- Прости, я была так глупа... Мы будем бороться за свое счастье до конца.
И молодые люди поцеловались. Панси понимала, что, возможно, совершает страшную ошибку. Но не могла иначе.

Гермиона совершала обход, исполняя обязанности старосты. Пожалуй, она лучше посидела бы в библиотеке за какой-нибудь интересной книгой для легкого чтения, чем отлавливала мелких и не очень нарушителей. Кому-то может показаться странным, что молодая девушка предпочитает провести время в компании хорошей книги, а не собственного парня. Но Гермиона всегда была такой. Она считала, что нет ничего лучше знаний. Кроме того, с Роном они так и не помирились. Какая-то глупая ссора переросла в открытую вражду. Девушка запрещала себе думать о том, что избегает встреч с парнем из-за все никак не выходящего из головы поцелуя с Драко Малфоем. Это все глупости и ерунда. У грязнокровки не может быть ничего общего с слизеринским принцем.
Тем не менее, обязанности есть обязанности, игнорировать их нельзя. Последние полчаса ничего необычного не попадалось, и девушка откровенно скучала. Она и сама не заметила, как зашла в часть замка, где располагался факультет Слизерин. Осознала этот факт гриффиндорка только тогда, когда из стены высунулась голова Кровавого барона, недовольно спросившая:
- И что же делает гриффиндорская девчонка в моем подземелье?
- Я староста, и могу бывать там, где хочу.
- Зачем нам староста? Никаких нарушений у нас нет.
- Да неужели? А как же то, что Малфой избил Паркинсон в первый же день учебы?
- Избил? Думайте, о чем вы говорите, юная леди! Юноши с моего факультета не избивают дам. И не было у Панси никаких синяков!
- Значит у Паркинсон не было синяков…
Гермиона не успела до конца закончить эту фразу, а Кровавый барон уже поспешно удалился, поняв, наконец, что сказал много лишнего.
Но девушка уже и сама все поняла. Вот как… Ну что ж, слизеринцев можно поздравить. Ловко они обвели всех вокруг пальца. Надо найти Малфоя и разобраться во всем. Почему-то гриффиндорка даже не подумала в тот момент о неосмотрительности такого плана. Она просто пошла искать Драко. А, как всем известно, кто ищет, тот всегда найдет.
Малфой шел по направлению к слизеринской гостиной, видимо, со свидания. Гермиона сжала зубы от внезапного раздражения. Хотя разве дает повод на раздражение мимолетный поцелуй, использованный скорее для наказания? Конечно, нет, но попробуйте объяснить это сердцу…
Глубоко вздохнув, смелая девушка подошла к слизеринцу:
- Малфой, есть разговор.
- Неужели? И о чем же мне говорить с тобой? И вообще, Грейнджер, что ты забыла в слизеринской части замка?
- Между прочим, Малфой, я староста. А поговорить, например, об увлекательном спектакле, который виртуозно разыграли вы с Паркинсон.
- Не понимаю тебя.
- Все ты понимаешь! Я точно знаю, что у твоей подружки не было ни синяков, ни ссадин.
Возникла напряженная пауза, как затишье перед бурей. Наконец, Малфой заявил, в своей манере растягивая слова:
- Ты никому не скажешь.
- Да? И что ты мне сделаешь?
А действительно, чем бы таким пригрозить вечно сующей везде свой нос Грейнджер, чтобы она, наконец, успокоилась,? Драко перебирал в уме варианты различных жутких идей, а потом посмотрел на девушку, и у него перехватило дыхание. Не отличающаяся неземной красотой Гермиона, заучка с волосами, напоминающими воронье гнездо, не следящая за внешностью и одеждой, вдруг показалась ему прекрасной, как весна после долгой зимы. До конца не осознавая, что творит, юноша подошел к гриффиндорке и поцеловал её. Причем поцеловал не как в прошлый раз, а поцелуем долгим и нежным. И почувствовал, как каждая клеточка его тела снова наливается энергией и теплом. Нехотя отстранившись от девушки, он произнес:
- Ну да, Панси влюбилась в Поттера, а я помог ей добиться его внимания, и что с того? Мы не сделали ничего плохого.
- Да, пожалуй, ты прав.
С этими словами Гермиона высвободилась из объятий слизеринца и побежала к себе в комнату. Она думала о том, как он её поцеловал. Это явно не было наказанием…но чем же тогда? Девушка предпочитала об этом не думать, ведь Малфой – враг, и нельзя допускать подобного никогда больше. Разумеется, девушка не поверила отговорке юноши, но сделала вид, что согласилась с ним. И друзьям пока ничего рассказывать не будет. Это просто бесполезно – если она не предоставит убедительных доказательств, то снова поссотрится с ними. Но гриффиндорка была твердо намерена разобраться в этой ситуации.

Джиневра Уизли стояла в подземельях за колонной и кипела от негодования. У них с Драко было очередное свидание. Прошло оно как обычно прекрасно, по мнению девушки. Но её не оставляла мысль о Гермионе. Нельзя сказать, чтобы она относилась к девушке брата совсем уж плохо, но она раздражала её, как, впрочем, очень многих. Далеко не всем приятно, когда девушка напоминает энциклопедию. Некоторое время они дружили, но потом Гермиона случайно подслушала один разговор, из которого сделала свои выводы. Джинни до сих пор помнила их последующий спор, в котором бывшая подруга упрекала её в черствости и бесчувственности. Возможно, в чем-то Гермиона и была права. Но неправда, что она бесчувственна. Она, как и многие в этом мире, ищет свой кусочек счастья. И если она найдет парня своей мечты, она будет ему самой лучшей подругой. Так, с того момента, как Джинни начала встречаться с Драко, у нее не было ни одного другого парня. Поэтому девушку так разозлил подсмотренный поцелуй.
Но она никогда не ненавидела Гермиону, тем более не желала зла. А когда Джиневра смотрела на то, как целуются Драко и Гермиона, в душе поднималась жгучая ненависть. Да, младшая Уизли была расчетливой, слегка циничной в чем-то коварной, но она никогда никого не ненавидела и редко желала людям зла.
Сегодня она уже почти успокоилась и решила не вспоминать о том досадном случае. И, конечно, не говорить об этом Рону. Девушка не думала, что Рон и Гермиона подходят друг другу, но, раз уж они вместе, он не считала нужным мешать.
И вот, когда она совсем успокоилась, произошло весьма неприятное событие. После свидания Драко пошел к себе, а Джинни хотела идти в гостиную Гриффиндора пока принципиальная Гермиона не застукала её поздним вечером в коридоре и не сняла баллы, но вдруг заметила, что Драко обронил свой перстень. Очень дорогой, с бриллиантами. Перстень сиротливо лежал на полу, и девушка подняла его. Возникло мимолетное искушение оставить вещь себе, вряд ли Драко вспомнит, где его потерял, не говоря уж о том, что подобных вещей у него множество. Но Джинни тряхнула головой, отгоняя это желание. Да, она меняла парней как перчатки и с удовольствием развлекалась за их счет, но она не воровка. И никогда ей не будет. Поэтому, девушка поспешила за Драко. Конечно, она могла отдать перстень и завтра, но ей не хотелось, чтобы он обнаружил пропажу и огорчился. Она решила вручить перстень до этого.
Джинни бежала по коридорам, сознавая, что потратила довольно много времени на обнаружение перстня и раздумья, как поступить, но все же надеясь догнать Драко. Когда она уже совсем отчаялась, вдруг нашла его. Но это вовсе не доставило радости. Совсем наоборот. Девушка увидела, как Драко и Гермиона целуются. Причем не как в прошлый раз, а нежно и очевидно по обоюдному желанию. Джинни отвернулась, не в силах больше на это смотреть. В груди неприятно жгло. Да, она не любила Драко Малфоя. Жизнь в большой семье и бедности вытравила из её души способность любить. Но ей показалось, что у юного лорда серьезные намерения, и она все делала, чтобы не разочаровать его. А он так поступил. За что? Да, она сама так поступала. Но никогда не думала, что это может случиться с ней.
А потом возникла жгучая ненависть к Гермионе. Вот, значит, как, мисс Справедливость отбивает парня у мисс Коварство. Джинни никогда не предполагала, что Гермиона – лицемерка. Она вдруг захотела проучить бывшую подругу так, чтобы у нее больше и в мыслях не было приставать к чужим парням. Пока не знала как, но она обязательно что-нибудь придумает... Девушка развернулась и пошла в гриффиндорскую гостиную, совсем забыв о перстне и своем благородном порыве.

Прошла ещё неделя. Драко сидел на кровати в спальне и вот уже полчаса смотрел в одну точку. В последнее время хотя бы минутка свободного времени у юноши выпадала очень нечасто. Они с деканом разыграли наутро после откровенного разговора весьма интересный спектакль. Он вел себя на уроке настолько плохо, что даже лояльно к нему относящийся профессор Снейп был вынужден «наградить» его отработками до самых зимних каникул. Итак, по вечерам они теперь занимались окклюменцией, и с первого же занятия стало ясно, что у Драко есть талант в этой области. Снейп не сомневался, что к моменту возвращения его ученика в Малфой-менор даже Вольдеморт не сможет проникнуть в его мысли. Драко упорно занимался, и на личную жизнь у него оставалось совсем мало времени – всего час-полтора в день.
Но сейчас юноша думал не об этом. Он чувствовал, что пропадает. В последнее время с ним что-то происходит, и виновата в этом Грейнджер. К примеру, юношу мучил вопрос, почему вместо того, чтобы наложить Обливейт на не в меру пронырливую девушку, он полез к ней целоваться, а вместо того, чтобы нагрубить, стал оправдываться. Малфою это все очень не нравилось, но ничего поделать с собой он не мог. И он ничего не рассказал Панси и профессору Снейпу о том, что Грейнджер начала догадываться об их плане. Первое время даже не знал, почему. А потом начало доходить – он просто боялся, что они что-нибудь сделают гриффиндорке. Невероятно, но это было именно так. Он боялся этих мыслей, и со времени того поцелуя всеми силами избегал общения с Гермионой.
Почему избегал? Все очень просто. Просто Гермиона – лучшая подруга Поттера, против которого они с Панси плетут заговор. Так что у их зарождающихся чувств нет и не может быть будущего. Придется обращать на девушку как можно меньше внимания, чтобы она решила, что поцелуй был его прихотью, а она ему безразлична.
Драко считал, что для того, чтобы совсем забыть о Грейнджер надо поступить также, как когда хотел забыть о своей любви к Панси – чаще встречаться с Джинни. Странно, но он даже почувствовал угрызения совести, когда встретился со своей девушкой на следующий день после поцелуя с Грейнджер. Утром он обнаружил пропажу очень дорогого перстня и был зол на весь мир. А Джиневра, подумать только, вернула ему эту ценную вещь. Может, она лучше, чем о ней думают?
Драко подарил этот перстень Джинни, она очень обрадовалась, но от внимательного взгляда слизеринца не укрылось, что девушку что-то беспокоит. Неужели, догадывается? Но, поскольку, Джинни ничего не сказала по этому поводу, Малфой решил выкинуть эту мысль из головы.
Итак, отношения с Джинни шли своим чередом. Но неожиданно они стали тягостными для Драко. Он все время сравнивал Джинни с Гермионой, и сравнение всегда было не в пользу Уизли - младшей. Поцелуи с ней были какими-то искусственными, и он все больше хотел испытать настоящие чувства. Как тогда, с Гермионой. Почему-то о Панси в таком качестве юноша больше не вспоминал, теперь он думал о ней исключительно как о подруге.
Но Драко решительно гнал от себя мысли о Гермионе. Он опять запрещал себе любить.

Директор Дамблдор сидел в своем кабинете и задумчиво смотрел на Фоукса. Но директор не любовался своей изумительной птицей, как делал в мирные времена, а смотрел как бы мимо него, глубоко задумавшись. Опять ему придется принимать решения и нести ответственность за судьбы людей. Наверное, это его судьба… и его рок.
Портреты докладывали директору, что вот уже почти два месяца Гарри Поттер, ученик, которому он всегда уделял повышенное внимание, встречается с девушкой со Слизерина, мисс Паркинсон, в то время как её лучший друг, мистер Малфой, тоже решил изменить своим предпочтениям, и встречается с Джинни Уизли. Конечно, от Дамблдора не могли ускользнуть наивные интриги двух подростков, направленные на завоевание сердец гордых гриффиндорцев. И директор подозревал, что Панси и Драко работают на Вольдеморта. Приглашенный для разговора по душам Северус не сказал ничего определенного, а лезть в его мысли не стоило и пытаться, там всегда стоит надежный блок. Но Северуса, конечно, тоже можно понять. Драко его племянник, и он всеми силами будет стараться помочь ему, не навредив при этом светлой стороне. В том, что его профессор Зельеварения верен ему, директор был абсолютно уверен.
Альбус Дамблдор всегда считался великим волшебником, и сейчас у него были мысли по поводу того, что происходит. Вне всякого сомнения, мисс Паркинсон и мистер Малфой работают на Тома Риддла. Их цель, разумеется, Гарри. У директора были догадки о том, что может замышлять Том, и они были ужасны. Если темному волшебнику удастся осуществить его коварный план, уже ничто не сможет остановить его. И волшебный мир ожидают тяжкие времена.
Но не было никакого смысла пытаться разлучить Панси и Гарри. Уже неважно, кто будет пешкой в игре Тома – не Панси, так любая другая. Важно, что осуществление плана может привести к страшным несчастьям.
Вот ведь на что способны люди, не получившие в детстве необходимой каждому доли любви. Дамблдор не презирал Тома Риддла, не ненавидел его. Скорее директор его жалел. Не от хорошей жизни мальчик превратился в такое чудовище. И директор не уставал благодарить Мерлина за то, что Гарри, которого он был вынужден отдать в семью ненавидящих его родственников, не стал таким же.
Тем не менее, необходимо, во что бы то ни стало, помешать плану Тома. И выход был даже из такой ситуации. Но директор искренне надеялся, что воспользоваться им не придется. Существует очень древнее и мощное заклинание, позволяющее взять весь вред, который Риддл намерен принести его планом, на себя.
Очень не хотелось делать это, ведь при осуществлении злого умысла его ждет неминуемая смерть, но директор Хогвартса привык отвечать за все. В том числе и за то, что не смог наставить приютского мальчика – сироту на правильный путь. Дамблдор взял из ящика стола изящный нож, сделал себе на руке неглубокий порез и начал читать нараспев древнее заклинание. Когда директор закончил, струящаяся из пореза кровь на мгновение стала синей, а потом рана мгновенно затянулась. Вот и все, дело сделано. Но директору как никогда сильно хотелось, чтобы наложенное им на себя заклятие никогда не понадобилось. Жить хочется всем, и он не исключение.

Джиневра Уизли сидела одна в гриффиндорской спальне девочек, глубоко задумавшись. В руках она теребила необычайно дорогой и красивый перстень. Девушка снова вспомнила, как это было.

Она пришла на встречу с Драко, стараясь вести себя как ни в чем не бывало. Но парень смотрел на нее очень странно, как будто что-то подозревал. Неужели на этот раз ей не удалось спрятаться за своей обычной маской? Вероятно, так получилось потому, что на этот раз она воспринимала все слишком близко к сердцу.
Какая ирония! Она встречалась со многими парнями, никому не отдавая своего сердца. Ей не причинила бы боли измена ни одного из них, а они все были верны ей. А теперь она, наконец, нашла того, с кем начала что-то чувствовать. Да, сначала Джинни рассматривала Драко исключительно как выгодного жениха, но недавно все как-то неуловимо изменилось. Она начала одеваться и краситься только для него одного, а не для всех, как раньше, у нее не было ни одного парня одновременно с ним. И, наконец, её так взбесили его поцелуи с Гермионой!
Чтобы Драко ни о чем не догадался, девушка поспешно отвела взгляд. Она боялась, что юноша решил расстаться с ней. И не столько из-за потери блестящей партии, сколько, как ни странно, из-за боли в груди, чувства, которого она раньше никогда не испытывала. Ещё утром девушка хотела, если Драко решит порвать с ней отношения, оставить его перстень себе, а теперь резко передумала. Если она не нужна слизеринскому принцу, ей ничего не надо от него. Джинни протянула парню перстень со словами: «Ты вчера обронил». Возникла пауза. Слизеринец недоверчиво смотрел на гриффиндорку. Он явно не ожидал такого поступка от нее. Драко подошел ближе и сказал: «Оставь себе, это подарок». А Джиневра стояла, не в силах пошевелиться. Она очень боялась, что этот подарок прощальный. Казалось, Драко прочел её мысли. Он подошел к своей девушке, притянул к себе и поцеловал долгим поцелуем, а потом произнес: «Не забудь, мы идем завтра в Хогсмит». Джинни была на седьмом небе от счастья.

Но вскоре девушка поняла, что со времени злополучного поцелуя её парня и бывшей подруги что-то все же изменилось. Теперь, хоть Гермиона и не пыталась приблизиться к Драко, она всегда стояла между ними. Джинни чувствовала, что когда они гуляют, общаются, целуются, ее парень всегда думает об этой разлучнице. Обидно и больно. Девушка предпочитала не вспоминать, что сама выступала в роли разлучницы много раз.
И вот теперь Джиневре предстояло сделать нелегкий выбор. Она могла просто оставить все как есть, ведь Гермиона больше не пытается приставать к ее парню. А могла отомстить. Джинни чувствовала, что не получит морального удовлетворения от того, что хочет сделать, и уже хотела от этой затеи отказаться, как вдруг вспомнила, что вчера видела Гермиону и своего брата. Между ними все было как раньше, а у них с Драко как до Гермионы уже никогда не будет!
Именно в этот момент девушка и приняла решение. Она достала из своей тумбочки бутылочку с зельем и встала, чтобы подойти к тумбочке Натали, соседки по комнате, у которой решила позаимствовать конверт. Но тут неожиданно девушка споткнулась и потеряла равновесие. Перстень и зельевыпали из рук и упали, причем зелье влилось на перстень. Девушка выругалась, и взмахом палочки собрала зелье обратно в бутылочку.
Джинни взяла конверт и произнесла несложное заклинание, позволяющее ему держать в себе жидкость и не промокать, а потом налила туда зелье. Затем она произнесла еще одно заклинание, благодаря которому оно выплеснется прямо в лицо тому, кто вздумает его распечатать. Джиневра написала на конверте «Гермионе Грейнджер» и довольно улыбнулась. Ничего опасного там не было всего лишь Зелье Прыщей. Оно не вызывает боли и не наносит ущерба здоровью, но там, куда оно попадет, на три-пять дней образуются жуткие прыщи, потом они сходят и все становиться как раньше. И от этого нет противоядия. Пусть Гермиона походит такая «красивая», может это отобьет у нее охоту лицемерить. Джинни запечатала конверт и произнесла заклинание, позволяющее ему появиться в указанном времени и месте. Если бы девушка знала, какой результат дает взаимодействие Зелья Прыщей и драгоценных металлов, она никогда не сделала бы то, что сделала.

Гермиона сидела на Истории магии с Роном, с которым помирилась несколько дней назад. Это случилось как-то спонтанно. Девушка понимала, что Малфой избегает её, видимо, наигрался, и ей было больно и одиноко. А Рон сидел один в гостиной. Она просто подошла и поцеловала своего парня, как будто не было ссоры. Он не оттолкнул девушку, а напротив, ответил на поцелуй страстно, как в их лучшие времена. И отношения продолжились, как будто не прерывались.
Но все равно Гермионе это почти не принесло облегчения. Она чувствовала себя очень виноватой перед Роном. Но девушка ничего не могла с собой поделать. Каждый раз, когда целовалась с Роном, она представляла на его месте Драко, от этого чувствовала себя ещё более виноватой, и не знала, как выбраться из этого замкнутого круга. Вскоре Гермиона осознала, что мысль забыть Драко, продолжив встречаться с Роном, грешит излишней наивностью. Но все таки надеялась, что чудо произойдет, и в один прекрасный день она посмотрит на идущего за руку с Джинни Драко и не почувствует боли в груди. Как бы то ни было, Гермиона решила, что отныне она будет примерной девушкой, и пока следовала этому решению.
Профессор Бингс что-то нудно бормотал себе под нос, впрочем, как обычно, Рон дремал, а Гермиона непроизвольно постоянно косила глаза в сторону, туда, где скучал Драко за партой с Забини. И вдруг на парту приземлилось письмо. Гермиона увидела на конверте свое имя. Конечно, в другое время девушка обязательно проверила бы конверт на наличие заклятий. Но в последнее время она была расстроена и рассеяна, и поэтому просто распечатала.
И в следующую секунду класс огласил нечеловеческий крик. Кричала Гермиона. Когда она открыла конверт, темно-синяя жидкость плеснула несчастной девушке прямо в лицо. А дальше была только невыносимая, раскаленная добела боль.

просмотреть/оставить комментарии [25]
<< Глава 3 К оглавлениюГлава 5 >>
январь 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

декабрь 2019  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.01.21 10:35:23
Список [9] ()


2020.01.19 13:28:22
В \"Дырявом котле\". В семь [3] (Гарри Поттер)


2020.01.18 23:21:20
Своя цена [20] (Гарри Поттер)


2020.01.15 12:47:25
Туфелька Гермионы [0] (Гарри Поттер)


2020.01.15 12:43:37
Ненаписанное будущее [17] (Гарри Поттер)


2020.01.11 22:15:58
Песни полночного ворона (сборник стихов) [3] (Оригинальные произведения)


2020.01.11 21:58:23
Змееглоты [3] ()


2020.01.11 20:10:37
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


2020.01.11 01:11:34
Двуликий [42] (Гарри Поттер)


2020.01.09 20:31:20
Поезд в Средиземье [4] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.01.08 22:42:55
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.01.07 21:26:25
Прячься [3] (Гарри Поттер)


2020.01.07 21:23:20
Дамблдор [5] (Гарри Поттер)


2020.01.07 03:14:32
Волдеморт и все-все-все, или Бредовые драбблы [38] (Гарри Поттер)


2020.01.06 22:03:17
Драбблы [2] (Гарри Поттер)


2020.01.06 22:03:04
Драбблы по Вавилону 5 [3] (Вавилон 5)


2020.01.06 19:16:55
Драбблы, Star Trek [2] (Звездный Путь)


2020.01.06 16:59:07
Драбблы по Аббатству Даунтон [2] (Аббатство Даунтон)


2020.01.02 19:07:18
Глюки. Возвращение [238] (Оригинальные произведения)


2019.12.30 19:22:59
Расплата [7] (Гарри Поттер)


2019.12.29 11:44:09
Слишком много Поттеров [42] (Гарри Поттер)


2019.12.21 00:59:19
Мордорские истории [2] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2019.12.08 02:07:35
Быть Северусом Снейпом [252] (Гарри Поттер)


2019.12.04 12:55:38
Без права на ничью [2] (Гарри Поттер)


2019.11.28 21:36:33
Дамбигуд & Волдигуд [3] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.