Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

-Колин, зачем тебе столько фото?
-Как говорят магглы, кадры решают всё.

Список фандомов

Гарри Поттер[18434]
Оригинальные произведения[1225]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[175]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[132]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[3]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[48]



Немного статистики

На сайте:
- 12610 авторов
- 26932 фиков
- 8563 анекдотов
- 17632 перлов
- 654 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 7 К оглавлениюГлава 9 >>


  Бритва Оккама

   Глава 8
После полудня Драко отправился вслед за Гарри на поле для квиддича. Немного поиграв один на один со снитчем, который на этот раз удалось поймать Гарри, они присели и стали приводить в порядок школьные метлы, готовя их к будущему семестру.

После обеда же оба направились в хижину к Хагриду, так как уже не могли дольше игнорировать его настойчивые приглашения заглянуть в гости.

Драко с опаской поглядывал на кекс с изюмом в своей тарелке, в то время как Гарри долго пытался избавиться от Клыка и завязать светскую беседу с лесничим.

– Хагрид, есть ли в лесу места, которые ты считаешь безопасными? – наконец спросил у него Гарри.

– Безопасными? Ну, я точно не знаю. Дай-ка подумать, – ответил Хагрид, подозрительно глядя на Гарри. – Уж не собираешься ли ты там лазить, а?

Гарри покачал головой:

– Просто спрашиваю, интересно.

Почесывая бороду, Хагрид некоторое время раздумывал, затем откинулся на стуле:

– Ну, не западная часть, это точно. Там до сих пор живет отродье Арагога. И не север, там кентавры. – Он зыркнул глазами в сторону окна, затем понизил голос, как будто собирался сказать нечто, что могло представлять опасность. – Сразу вбок от главной дороги, к востоку, ты понял, о чем я толкую?

Гарри почувствовал невольную дрожь от предчувствия.

– Ага, знаю. Это где той ночью были Волдеморт с Пожирателями смерти?

– Ну да, то самое место, – произнес Хагрид, то и дело поглядывая то в окно, то снова на них. – Когда я ловлю хорьков для Клювокрыла, – он вздрогнул и остановился, – там всегда пусто. Никто там вообще не живет. Как будто боятся или что.

– Значит, есть чего бояться. Может, остались чары или защитные заклинания, которыми там пользовались, – высказался Гарри.

Хагрид покачал головой.

– Не, не может быть. Министерство и профессор Флитвик все проверили еще прошлым летом.

– Ну тогда там просто жутко, – произнес Гарри, бросая на Драко многозначительный взгляд.

Они провели в хижине почти час, и когда уже собрались уходить, Гарри заметил, что Хагрид, наморщив лоб, уставился на Драко. Гарри слишком хорошо знал этот взгляд, так что приготовился к чему-то из ряда вон выходящему, и, как вскоре убедился, Хагрид его не разочаровал, когда они проследовали за полувеликаном к задней двери, чтобы «посмотреть кое на что».

– Клювокрыл, – позвал Хагрид. – Глянь-ка, кто к тебе пришел!

Гарри спустился по ступеням в сад, наблюдая, как отливающее серебром существо поднимается на ноги. Взглянув через плечо, как подходит Драко, держась на шаг позади него, Гарри обернулся, и, улыбаясь, поклонился гиппогрифу, который тут же склонился в ответ, а затем грациозно выпрямился, сделав несколько шагов в их сторону, и его сверкающие оранжевые глаза сфокусировались на фигуре между Гарри и Хагридом.

– Драко, – предостерег Гарри, – сделай это прямо сейчас. Поклонись, – процедил он сквозь зубы.

Бросив на него испуганный взгляд, Драко отвесил глубокий поклон, склонившись головой почти до самых колен.

– Теперь посмотри на него, – нетерпеливо прошептал Гарри.
Драко поднял голову, и у Гарри пресеклось дыхание, когда Клювокрыл свесил свою хохластую башку набок, явно что-то прикидывая, а затем в конце концов опустился на колени в поклоне.

– Вот так, Драко! Гляди-ка, говорил я Клювокрылу, что тебе надо просто дать второй шанс, вот и все, – ухватив Малфоя за руку, Хагрид подтащил сопротивляющегося юношу к гиппогрифу, затем положил руку Драко ему на крыло, скомандовав:

– Ну-ка давай, погладь его.

Гарри с изумлением смотрел, как еще более бледный, чем обычно, Драко гладит серебристые перья. Затем мгновенно, прежде чем Драко вообще успел бы среагировать, Хагрид вскинул его вверх, помогая занести ногу на крыло и подталкивая повыше, поскольку могучее животное поднялось на ноги.

– Хагрид, я не думаю, что стоит...

– Держись за перья, это все, что тебе нужно знать, – предупредил Хагрид, шлёпая гиппогрифа по спине.

Под хлопание мощных крыльев и взвизг Драко необычный дуэт поднялся в воздух и сделал круг над хижиной перед тем, как устремиться в сторону озера.

Наблюдая за их полетом, Гарри прикрыл глаза ладонью, защищаясь от лучей предзакатного солнца, и смотрел до тех пор, пока мог разглядеть движущуюся точку.

– Думаешь, у них все будет нормально? – спросил Гарри, на самом деле не беспокоясь.

Хагрид утробно рассмеялся.

– В полном порядке, если будет крепко держаться руками.

Они вдвоем прошли через сад, Хагрид показывал ему свои хваленые овощи, часть из которых была столь подозрительна, что Гарри их раньше никогда и не видел. Когда большой малиновый цветок цапнул Гарри за руку, Хагрид предостерег его:

– Осторожно, этот еще некормленый.

Они сели на террасе в ожидании Клювокрыла и Драко, улетевших уже более получаса назад. Когда в небе снова возникла движущаяся точка, Гарри встал и прошел в середину сада, глядя, как грациозно, сужающимися книзу спиралями, они плывут по небу и опускаются на землю буквально в футе от него.

Волосы Драко растрепались на ветру, щеки раскраснелись, а глаза светились, когда он слез со спины Клювокрыла. Без напоминания он поклонился, удерживая контакт глазами, пока Клювокрыл не поклонился в ответ. Драко протянул руку и погладил его по клюву, затем, усмехнувшись, сказал:

– Спасибо, Клювокрыл. Это было потрясающе. – Когда гиппогриф закрыл глаза и обнюхал его руку, Драко добавил: – Извини за... сам знаешь, за что. Я был идиотом.

Наблюдая за обоими, Хагрид тихо сказал Гарри:

– Я был прав насчет него. Он исправил свои недостатки, так-то.

Гарри улыбнулся, все еще глядя на Драко:

– Ага, типа того.

Когда они прощались, Хагрид сказал Малфою:

– Профессор Дамблдор сказал мне, что ты изменился к лучшему, и тогда я подумал о вас с Клювокрылом.

Драко кивнул и серьезно ответил:

– Спасибо, Хагрид.

Они уже почти ушли, когда великан окликнул их:

– Эй, вы оба, будьте осторожны в лесу, чем бы вы там ни занимались.


oooOOOooo


Вечер они провели в комнате Гарри, по очереди читая Снейпу из уже ненавистного Трактата. Когда Драко осилил очередной кусок, Гарри немного почитал из антологии Рильке, буквально утонув в эмоциях и пафосе его поэзии. Он поднял взгляд, почувствовав, что Драко пихает его босой ногой.

– Северус, я вот всё гадаю насчет Петтигрю, – сказал Драко, когда Гарри закрыл книгу и отложил ее.

Снейп настороженно глянул на Гарри, затем на Драко:

– Петтигрю?

– Ну да, никакого сочувствия этому типу, – сказал Драко. – Но как ты это сделал? Получил... плоть и кровь от него?

Прищурив глаза, Снейп ответил:

– Петтигрю часто поставлял Темному Лорду человеческие материалы, нужные для зелий. Плоть он давал достаточно охотно, а вот кровь… мне пришлось потратить на это несколько месяцев, – он сделал паузу. – Я ответил на твой вопрос? – тихо спросил профессор, пристально глядя на них обоих.

Драко сказал как ни в чем не бывало:

– Конечно, просто любопытно. – Затем, наклонившись к плечу Гарри, он взглянул на поэму, выбранную им для чтения, и едва слышно произнес: – Вот и все. И ничего сложного.


oooOOOooo

В этот вечер они задержались дольше обычного: Снейп пребывал в редком для него веселом настроении и развлекал их историями о стычках со знакомыми им студентами до тех пор, пока Гарри и Драко не разразились смешками и фырканьем.

В спальне Драко сел на край кровати и, поглаживая себя по члену, смотрел, как Гарри раздевается, потом встал и кивнул в сторону гардероба.

– У тебя еще осталась школьная одежда? – спросил он, проводя пальцем до середины груди Гарри и игриво-соблазнительно высунув язык.

– Конечно, – ответил Гарри удивленно. – А зачем тебе? – он наклонил шею для поцелуя, но Драко сделал шаг в сторону.

– Галстуки гриффиндорские есть? Четырех будет достаточно.

– Четырех... ооо... – выдохнул Гарри, разом теряя дар речи, потому что до него дошло.

Драко лукаво улыбнулся:

– Ты в игре?

Уже идя к гардеробу, Гарри ответил глухим «Всегда».


oooOOOooo


Спустя несколько часов Гарри снова сидел в кресле. Драко спал. Гарри улыбнулся, глядя, как, беспорядочно раскинув руки и ноги, разлегся тот в постели, как будто стремясь занять больше места. Гриффиндорские галстуки по-прежнему были привязаны к столбикам кровати, и член Гарри дернулся от одного только воспоминания о том, как он был ими распят, а Драко тем временем делал свое дело.

Он гадал, нащупывая лежащий на коленях дневник, что ждет эти их хрупкие, длящиеся всего лишь месяц, отношения дальше – когда они реализуют свой план. Без сомнения, они останутся друзьями, но поскольку он собирался скоро уехать, то мог лишь надеяться на продолжение общения. Жизнь сложилась так, что у Гарри было совсем мало друзей, и Драко был среди них единственным, кто, казалось, принял все его идиосинкразии без лишних вопросов, и Гарри тяжело будет перенести его отсутствие рядом.

Вздохнув, Гарри открыл дневник, зажег палочкой свет и замер, прижав перо к губам.


oooOOOooo


Драко оторвался от волшебного альманаха:

– Ну что ж, время наступает. Растущая луна между второй четвертью и полнолунием будет на этой неделе, начиная с пятницы. Или сейчас, или ждать еще месяц.

Гарри откинулся на спинку стула и медленно обвел взглядом библиотеку. Покачав головой, он сказал:

– Нет, дольше ждать нам нельзя. Слишком сложно, настанет сентябрь. Или сейчас, или никогда, – твердо решил он, думая про себя, как удачно совпадает – он заканчивает свою службу в Хогвартсе вместе с ритуалом в Запретном Лесу. – Мы можем сделать это?

Драко пожал плечами:

– Не вижу причин, почему бы и нет. У нас все готово. Можем проверить лес в эти выходные, если хочешь, – закончил он, поморщившись. – Не хотелось бы никаких неприятных сюрпризов.

– Да уж, «новорожденного» Северуса нам с головой хватит, – мрачно сказал Гарри, вызвав у Драко смех.


oooOOOooo


Гарри прогулялся с Драко до ворот, затем выпустил его с территории.

– Ладно, увидимся в субботу, – сказал Гарри, чувствуя себя немного одиноко.

Драко взял его за подбородок и посмотрел в глаза.

– Что такое? – насмешливо спросил он. – Собираешься скучать по мне?

– Ну, у тебя есть конкурент в виде мужчины десяти дюймов ростом, который заставляет меня читать стихи, – ответил Гарри, – так что да, я полагаю, что буду… скучать.

Драко притянул его поближе и обнял, шепча на ухо:

– Ты не одурачишь меня, Поттер. Тебе нравится вся эта ерунда, вы поете друг другу серенады чужими стихами.

Гарри открыл рот для протеста, но Драко воспользовался моментом, чтобы практически задушить его горячим поцелуем, крепко держа голову Гарри обеими руками.

Они уже переводили дух, собираясь разнять поцелуй, когда отчетливый хлопок аппарации заставил их широко раскрыть глаза. Онемев, они стояли, все еще обнимая друг друга, прижавшись щеками и изумленно глядя на возникшую перед ними пару.

– Гарри... я... что за... – Гермиона запнулась, а Рон буквально окаменел рядом с ней. Она перевела дух и сказала: – С днем рождения.


oooOOOooo


Втроем они молча прошли через главные двери. Гарри уже хотел отвести их в Большой Зал, затем решил, что к черту, он устал находиться меж двух огней в подвешенном состоянии.

– Идемте ко мне, – произнес он, все еще злясь на Рона за то, как тот набросился на Драко, а особенно – за слова, произнесенные им после того, как Малфой аппарировал – «Держись подальше от моей сестры!».

Гермиона прикусила губу и мудро промолчала, вынужденная ускорить
шаг, чтобы идти в ногу с двумя злыми мужиками, пока они поднимались по лестнице и шли по коридору.

Гарри даже не беспокоило, что они, без сомнения, подумают о состоянии его комнат, хотя он и смахнул книги с кушетки в сторону, не желая получить от Гермионы допрос с пристрастием относительно выбранного им чтива.

Снейп с удивлением глянул на пару, неловко съёжившуюся на кушетке, а Гарри сел в кресло рядом. Закрыв книгу, профессор посмотрел сначала на Гарри, а затем на кушетку.

– Мистер и миссис Уизли, – прохладно поприветствовал он гостей.

– Здравствуйте, профессор, – чирикнула в ответ Гермиона, практически с облегчением. – Как вы поживаете, сэр?

– Прекрасно, – сказал Снейп, явно не собираясь поддерживать разговор, поскольку встал и повернулся, намереваясь уйти.

– Мы просто заскочили поздравить Гарри с днем рождения, – объяснила она, – и привезли ему торт. – Явно нервничая, Гермиона показала на коробку перед собой.

Снейп обернулся и пристальным взглядом словно пришпилил Гарри к креслу.

– Ах да, двадцать лет. Я что-то припоминаю. С днем рождения, Поттер, – сказал он с официальным поклоном, затем исчез за краем картины.

– Чтоб ты провалился, – произнес вслед ему Рон. – Я не удивляюсь, что ты тут тронулся головой. Малфой со Снейпом взяли в оборот, да?

Гарри рассвирепел и наклонился вперед, плотина его терпения уже готова была рухнуть.

– Что касается твоей сестры, я ей постарался доступно объяснить. Это до вас двоих все доходит позже всех.

Гермиона решительно положила руку на колено Рону, чтобы заставить того промолчать.

– На самом деле Джинни уже сказала нам... чтобы мы отстали. Вот почему ее с нами нет, Гарри.

– Было бы здорово, если бы вы предупреждали меня, что собираетесь приехать, – упрекнул он. – Судя по тому, как вы тут оскорбились.

Рон больше не мог держать язык за зубами:

– Ну, объясни толком, почему это не должно нас оскорблять, а? Последний раз, когда этот мерзавец был поблизости, он пытался нас убить!

– Рон, я думаю, мы должны...

– Гермиона, заткнись! Это совершенно нормальный вопрос, – он таращился на Гарри. – Так как? Я хочу услышать ответ. Как ты перестал ненавидеть его, как мы все до... до... – он сплюнул, бешено жестикулируя. – Что за чертовщина происходит? Ты совсем спятил? Давай, расскажи мне, я очень, очень хочу знать!

Глаза Гарри сверкнули, и он почувствовал на лице вспыхнувший румянец, на сей раз от праведного гнева:

– А что тебя больше напрягает, Рон? То, что это именно Драко, или то, что мы геи? Потому что, признайся честно, ты никогда не был терпимым ни к тому, ни к другому. Поэтому...

Рон брезгливо махнул рукой.

– Ну вот, теперь ты у нас гей. Здорово, что ты с этим определился до того, как женился на Джинни. Это твоя жизнь, и делай с ней что хочешь, я смогу это принять. Но Малфой? Это же просто... – он попытался подыскать слова, но ему это не удалось, и он только в раздражении покачал головой.

Низким и глубоким голосом Гарри произнес сквозь зубы:

– Прошло больше двух лет, он изменился. И если ты будешь честным, то признаешь сам – очень многое изменилось, для нас всех. И он не исключение.

– Гарри, не то чтобы мы не хотели поверить тебе... просто это слегка шокирует, – примиряюще сказала Гермиона. Рон издал возглас протеста. Должно быть, она сжала его ногу чересчур крепко, потому что он выпрямился, а затем отбросил ее руку.

– Если вы дадите мне шанс объясниться, – начал Гарри, наблюдая за ними, – все станет более понятно. Может, это и не заставит вас обниматься с ним, но вы хотя бы выслушаете меня? – спросил он, а его мозг уже работал над тем, что он может им сказать, не рискуя выдать то, что хотелось бы оставить в секрете.

Гермиона кивнула, а Рон проворчал:

– Кажется, мы тебе это задолжали.


oooOOOooo



– Так вы двое не рассчитываете на постоянные отношения? – спросил Рон спустя полчаса.

Гарри устало ответил:

– Сомневаюсь. Как я уже сказал, мы просто друзья, мы оба оказались геями, оба любим секс, – он улыбнулся в ответ на гримасу Рона. – У нас не любовь.

– Ну что ж, полагаю, могло быть и хуже, – сказал Рон, хватая тарелку с тортом, которую ему протянула Гермиона. – Но все равно... вот если и существует человек, насчет которого я мог бы поклясться, что он навсегда останется ублюдком, то это Малфой. И можешь не говорить мне, что до тебя не доходит причина такого моего отношения.

– Да я понимаю. Но тебе придется доверять мне в этом вопросе, – сказал Гарри, разглядывая внушительную порцию торта, к которому вдруг почувствовал аппетит.

Рон сказал с набитым ртом:

– Мы просто беспокоились о тебе, чувак. Ты был такой странный весь последний год, но знай же, что мы просто желаем тебе счастья.

– Он прав, Гарри, – добавила Гермиона, с неодобрительным видом подавая своему мужу салфетку. – С нашей стороны это потребует некоторого... привыкания, но, чего бы ты ни хотел, что ж, разве не для этого и нужны друзья, правда ведь? – она улыбнулась поверх своей чашки.

Гарри с облегчением откинулся в кресле, думая про себя, что скучал по ним обоим, а еще – что после объяснения с Джинни он внезапно почувствовал, как будто ранее стоявшая между ними стена рухнула.

– Спасибо, Гермиона. Я не был... лучшим другом, я знаю. Но, надеюсь, сейчас, когда все открылось, нам уже не нужно будет... избегать друг друга, – закончил он, по понятной причине чувствуя легкое смущение.

Гермиона глянула на мужа, затем улыбнулась Гарри.

– Мы друзья на всю жизнь, Гарри Поттер, независимо ни от чего. Даже Малфою не под силу изменить это. – Когда Рон кивнул с живейшим согласием, Гарри улыбнулся – впервые с момента их появления у ворот.


oooOOOooo



Конечно, Снейп захотел получить детальный отчет о том, что случилось.

– Итак, это был не очень счастливый день рождения, – прокомментировал он, когда Гарри закончил.

– Знаете ли, я вообще забыл о нем, пока они не явились, – признался Гарри. – Судя по прошлым дням рождения, этот и правда был не лучшим.

Снейп разглядывал его некоторое время.

– Они твои друзья; они привыкнут.

Гарри пожал плечами.

– Думаю, да. И все же мне пришлось туго, когда я им объяснял.

– Что именно?

Глядя на него, Гарри сказал:

– Что у нас это просто секс. Не любовь.

Издав цыкающий звук, Снейп вернулся к своей книге и сказал:

– Это ты так говоришь.

Гарри уставился на него, затем хмыкнул:

– Теперь вы знаете, и Драко тоже.

Переворачивая страницу, Снейп бросил на него взгляд поверх книги.

– Обычно те, кого это больше всего касается, осознают все позже остальных.

– Вы неправы. Но можете верить во что хотите, – сказал Гарри пренебрежительно, принимаясь за книгу. Однако спустя пару мгновений он поднял взгляд и увидел, что Снейп всё еще изучает его.


oooOOOooo


Гарри знал, что если они собираются провести ритуал в конце следующей недели, то ему надо работать, не покладая рук; он отставал от графика работ по замку, однако наверстать упущенное не составит проблем, если он будет работать с утра до ночи.

Минерва вернется через десять дней после того, как он, Драко и Снейп проведут своё маленькое мероприятие в Запретном Лесу, и поскольку он понятия не имел, чего ожидать в случае их успеха, хотелось бы располагать небольшим запасом свободного времени, на случай, если Снейпу... что-нибудь потребуется.

От одной лишь мысли об этом его выворачивало наизнанку... всего через пару недель все будет кончено. И Снейп... или вновь обретет плоть и кровь, или навсегда будет заточен в пределах двух относительно небольших картин маслом.

В глубине души Гарри грызла еще одна забота: что, если Снейп вернется не совсем самим собой, а, возможно, чем-то или кем-то потусторонним, странным, или, хуже того, враждебным, агрессивным и не склонным к сотрудничеству? Гарри предполагал, что им следует создать собственный «запасной» план, но на данной стадии дела он решил, что просто сойдет с ума, пытаясь спланировать все возможные отклонения от желаемого результата. Если этот страх и станет реальностью, то тогда им как-то придется справиться с этой проблемой.

К среде замок ожил. Домашние эльфы были повсюду, отскребая, полируя, вытирая пыль и расставляя вещи по местам. Полы и окна сияли, как зеркала, классные комнаты были проветрены и убраны, гостиные были безупречны, а на каждую кровать в спальнях были постелены покрывала.

Гарри следил за всем этим, также проверяя кухни, подземелья, башни и совятню. Казалось, некое гигантское животное медленно просыпается по мере приближения начала учебного года. Гарри чувствовал приятную усталость, работая от рассвета до заката, и так сильно уставал к ночи, что засыпал сразу, едва коснувшись головой подушки. Но по какой-то причине в большинстве случаев сон его оказывался поверхностным.

За едой или днём, в перерывах между работой, он вынимал свою записную книжку и делал записи. Находил укромное местечко, куда пристраивал дневник на полчаса, затем вверял пергаменту свои утренние или дневные мысли. Вечера Гарри проводил с Снейпом, читая ему или просто беседуя; иногда, когда профессор отсутствовал или же был чем-то занят, Гарри вынимал дневник и перечитывал записанное за день, время от времени исправляя, улучшая или приукрашивая, а порой и вычеркивая. Он знал, что Снейп наблюдает за ним всю неделю, так что не удивился, когда соответствующий вопрос наконец был ему задан.

– Что ты пишешь? Ты уже давно этим занят, – поинтересовался Снейп, разглядывая дневник, лежащий на коленях у Гарри.

– На самом деле это вы подали мне идею. Это дневник, – ответил ему Гарри, затем снова взглянул на открытую страницу.

– Дневник... так ты описываешь свои дни? – спросил Снейп.

Гарри поднял глаза.

– Ну, в общем да, описываю... и... еще записываю то, о чем думаю, – добавил он, стараясь быть честным.

Казалось, Снейп что-то почуял.

– И о чем ты думаешь? О прошлом? О будущем?

– Ну, не совсем. Это... скорее способ освободить голову, – попытался выразить мысль Гарри, но знал, что профессору этого будет недостаточно.

– Итак, ты записываешь то, что тебя беспокоит? – надавил Снейп.

– Ну, да, нет... я имею в виду, и то, и другое, – произнес Гарри, уставившись на Снейпа. Это был изощрённый, безмолвный поединок воль, продолжавшийся до тех пор, пока Гарри не уступил первым. – Ох, ну ладно. В основном это стихи, – признался он, рассматривая слова на странице.

– Стихи? – мягкий голос заставил Гарри с опаской поднять глаза.

– Нда. Стихи. Как будто вас это удивляет.

Снейп глянул на него с легкой улыбкой:

– Нет, в самом деле я удивлен. – Он некоторое время изучал Гарри, поглаживая подбородок, затем посерьезнел. – Из всего, что мне бы хотелось передать тебе, любовь к поэзии, нет, даже больше, желание выражать себя в стихах, были за гранью того, на что я мог бы надеться. Я невероятно доволен, – закончил он деликатно-сдержанно.

– Неужели? – Гарри не смог сдержать ответную улыбку.

– О да. Погружаясь в дневник чужих мыслей, испытываешь катарсис. Но я должен спросить... поскольку поэзия... – он покачал головой. – Поэзия – это тяжелый труд. Так... почему именно стихи, Гарри?

Гарри сам уже думал об этом, начав писать, так что ему не нужно было подыскивать слова; они сразу вырвались наружу.

– Написание стихов заставляет думать о том, что ты чувствуешь. И для меня то, что я чувствую, представляет собой по меньшей мере полнейшую неразбериху. Это любовь, это ненависть, это счастье, это горе, всё – сваленное в кучу, – он сделал паузу, увлекшись рассуждением. – Но если вы хотите перенести всё это на пергамент, то вам придется сначала распутать клубок, слой за слоем, так что, может быть, просто может быть, когда вы сложите все вместе, кто-то другой, взяв и прочитав это, сумеет хотя бы наполовину понять, что вы чувствовали тогда и что вы собой представляете. – Он остановился, чтобы набрать в грудь воздуха, затем добавил: – Сумеет понять, кем вы являетесь. – Гарри нерешительно улыбнулся Снейпу: – А может быть, и нет.

Снейп сидел напряженно и прямо.

– И всё-таки... я изумлен. Мне и в голову не приходило, что у тебя такая...

– Глубина? – с усмешкой спросил Гарри.

– Нет, я знаю, что в тебе есть очень глубокие вещи. Я имел в виду, что изумлен твоим желанием поделиться таким сугубо личным с кем-либо другим.

– Пока я трезв, – улыбнулся Гарри.

– И этим тоже.

Гарри вздохнул.

– Ну, полагаю, на этой неделе моя очередь всех удивлять. Так с чего бы я вас обделил?

– Действительно, с чего бы? – пробормотал Снейп, критически его разглядывая.


oooOOOooo



Драко прибыл в субботу, поздно вечером, и немедленно стал оправдываться.

– Кризис у мамы, – произнес он, когда они заняли свои места в Большом Зале.

– Ох, а что за проблема? – спросил обеспокоенный Гарри.

– С ней всегда проблемы. Обычно это связано с деньгами. На этот раз я вопрос решил, но не знаю, как долго ещё буду в состоянии содержать её.

Гарри передал ему пирог со свининой.

– А когда не сможешь?

Драко посмотрел ему в глаза.

– Придется продавать. Она это знает ... просто пытается отсрочить неизбежное.

– Ей будет тяжело, – сказал Гарри и покачал головой.

– Ещё ты мне расскажи – я даже думать об этом не хочу. И тетя тоже не хочет, потому что здесь и она бессильна, – сказал Драко сухо.

Они ели молча, пока Драко с улыбкой не повернулся к Гарри.

– Могло быть и хуже. Но хватит об этом. Как прошла неделя?

Гарри в ответ возвёл очи горе.


oooOOOooo



После ужина Гарри и Драко удалились в Запретную Секцию, в которой, подумалось Гарри, он провел больше времени, чем в самой библиотеке в течение всех лет своего студенчества.

Они сели в конце ряда полок, в той самой кабинке, с которой началось их «путешествие» месяц назад. Перед Драко лежал единственный лист пергамента; они проверяли по пунктам все, что должны будут взять с собой той ночью, всего лишь через неделю.

– Мы cпрячем все это в котел. Ну-ка… палочка, фиалы, текст с заклинанием, хотя я его и наизусть выучил...

– И Мышь, – добавил Гарри, затем сказал слегка печально: – Хотя мне не нравится то, что мы собираемся с ней сделать. Это... начинает угнетать меня.

Драко пнул его под столом.

– Ага, но подумай, что мы получим взамен.

– Правильно, хозяина мыши, – фыркнул Гарри. – Мерлин, я надеюсь, Северус не расстроится из-за нее.

Гарри, если он расстроится, потому что мы убили его летучую мышь ради того, чтобы вернуть его обратно, я прибью его сам.

Гарри потянулся и зевнул.

– Ладно, проехали. Итак... завтра устроим разведку на местности, подберем место, оговорим последние детали. – Отодвигая свой стул, он наклонился, чтобы достать до пальцев ног, затем выпрямился и, рыча, покрутил туловищем в стороны, недовольный тем, что мышцы затекли.

Драко наблюдал за ним, подвинув стул так, чтобы можно было опереться о стену.

– Тяжелая неделя выдалась, да?

– Ага. Ты вспомни, как она началась ... Сначала Рон с Гермионой, потом нужно было здесь все концы подчистить – Минерва откусит мне голову, если я не сделаю все вовремя, и я выдохся до чертиков. Даже имея в распоряжении магию, ты многое должен делать своими руками, – пожаловался он, затем вытаращился, когда Драко потянул его и усадил к себе на колени. Гарри громко рассмеялся, затем устроился таким образом, чтобы самому оседлать стул, а Драко был бы под ним.

– Я мог бы помочь тебе с этим, – сказал Драко, задирая рубашку и обхватывая руками бока Гарри, отчего у него по всему телу побежали мурашки.

– Я надеялся, что сможешь, – сказал Гарри, ухмыляясь. Драко улыбнулся и придвинул его сильнее, отчего Гарри подался вперед и склонил голову ему на плечо, они прижались друг к другу бедрами.

– Ты сохранил сбрую для члена? – спросил Драко, горячо дыша Гарри в шею.

– Ага, – пробормотал Гарри, краснея от одной только мысли.

Драко повернул голову так, чтобы его губы были возле уха Гарри.

– Хорошо... хочешь услышать, что я придумал? А?

Рука Гарри скользнула в волосы Драко и пальцы захватили локон.

– Расскажи мне, – произнес Гарри хрипло.

Они немного сдвинулись на стуле, так как Драко прижал его еще теснее.

– Всему свое время. У тебя остались галстуки? – Когда Гарри только зарычал в ответ, он продолжил: – В этот раз ты будешь стоять, пока я тебя не раздену… и не свяжу галстуками руки, за спиной. Тебе ведь понравилось ... быть связанным... помнишь?

Гарри кивнул; в памяти всплыла яркая картинка… галстуки, обхватывающие его запястья.

– Мне, правда... нравится это... а что еще? – он стал накручивать пряди волос еще быстрее.

Драко просунул руку и накрыл член Гарри поверх брюк, вызвав стон.

– Такой беспомощный, ты будешь стоять со связанными руками, пока я буду закреплять ремешок – на этот раз потуже. И кто знает... может быть, он побудет на тебе чуть-чуть подольше.

– Хмммм, звучит как пытка, – пробормотал Гарри, выгибаясь навстречу руке, лежащей между ними.

– Затем кое-что новенькое... я думаю, тебе понравится, – Драко сделал паузу, скользнув рукой выше и сжав сосок Гарри. – Ты в игре?

Гарри был возбужден, его член стоял, ему казалось, он может кончить от одного только звука голоса Драко.

– Ты же знаешь, что да, – с трудом произнес он. Еще один щипок. – Я в игре, – прохрипел он.

Драко мягко засмеялся, все еще поглаживая член Гарри.

– О, я знаю, тебе понравится. Когда ремешок будет надет, я собираюсь перекинуть тебя через колени и... отшлепать. Сильно. Для начала десять раз... а может быть, и больше... это зависит от твоего поведения.

– Может быть, больше, – эхом повторил Гарри, одна лишь мысль об этом уже довела его до грани.

– Мы посмотрим на твое поведение. Граница между удовольствием и болью так мала, хм? – некоторое время они не разговаривали, поскольку фроттаж набирал свои обороты, Гарри на коленях у Драко с трудом вообще мог что-либо говорить. Он вынужден был обхватить спинку стула, чтобы держаться.

Драко все еще ухитрялся прижимать губы к уху Гарри, покусывая мочку.

– Твоя задница будет такого нежного розового цвета. Вся такая плотная, горячая и готовая для меня. Но... нет. – Гарри почти застонал от разочарования. – Нет, сначала... ты сделаешь мне минет. С завязанными руками, естественно.

– Естественно, – сказал Гарри между мелкими прерывистыми вдохами.

– Стоя на коленях у меня между ног. Я хочу, чтобы ты отсосал мне. Медленно... без рук, только мои... мои руки у тебя на голове, чтобы не дать тебе сачковать...

Гарри покачал головой у него на плече.

– Нет... никогда...

Драко убрал руки, резко выпрямился и обхватил Гарри, прижимая его к своей груди и почти рыча:

– Я буду трахать тебя в рот, пока не кончу, и ты будешь все это глотать... дочиста, до последней капли, – хищно предупредил он, – или мне придется преподать тебе еще один урок.

Сами слова, сам тон голоса Драко, способ, которым тот его держал... заставили Гарри кончить, лицом он прижимался к шее Драко, а руками стискивал спинку стула. Он чувствовал, что Драко крепко держит его, пока он бьется в судорогах у него на коленях, заставляя стул слегка шататься. Когда теплая влага разлилась в штанах, Гарри расслабился, но ухватился руками за плечи Драко для устойчивости.

– Мерлин... это было... ммм, – он практически промурлыкал.

Когда они наконец-то встали, Гарри заправил рубашку, поморщившись от более чем своевременного очищающего заклинания Драко.

Гарри прижал своего мучителя, целуя. Долгое, чувственное рысканье языков изо рта в рот, к щекам, горлу и обратно.

Когда они наконец разомкнули объятия, Гарри посмотрел в серые глаза.

– Мне понравилась игра... заставить меня кончить от слов...

Серые глаза расширились, затем Драко медленно расплылся в улыбке.

– Ты думаешь, это была игра? – мягко рассмеялся он. – Нет, игра будет... когда мы все это проделаем, – он кивнул в ответ на смесь опаски и похоти, отразившуюся на лице Гарри. – О, и последняя часть, о которой я еще не упомянул… когда я буду трахать тебя до тех пор, пока ты не станешь умолять меня дать тебе кончить. – Схватив Гарри за руку, он потащил его к двери.


oooOOOooo



На следующий день они отправились в Запретный Лес, двигаясь по главной тропе, пока Гарри не показал рукой, куда нужно свернуть. Это был душный день, полный угнетающей жары, которую усугубляли кроны деревьев; полог из ветвей как будто прижимал влажный воздух к земле, пока они пробирались сквозь чащу.

Они остановились на прогалине, куда Гарри пришел в ту самую ночь; Драко легко сообразил, что здесь не надо ничего говорить; они оба остановились и, подождав немного, двинулись дальше на восток.

Пройдя еще несколько минут, они вышли на другую, еще меньшую полянку. Небо виднелось сквозь просвет между деревьями, земля была ровной и странно лишенной подлеска.

– Я думаю, это то, что имел в виду Хагрид, – сказал Гарри после того, как они постояли некоторое время, оглядываясь вокруг. – Послушай... ни звука, ни следов животных, – он указал на деревья с краю, – нет гнезд... нет птиц... ничего. – Гарри вытянул палочку, Драко последовал его примеру, и они пошли в противоположные стороны, двигаясь по кругу, проверяя, есть ли чары или заклинания, пока снова не сошлись в центре.

– Ну... по мне, так выглядит подходяще, – сказал Гарри, взглянув на Драко.

– Жутко. Но ты прав. Здесь ничего нет, – ответил Драко. – Можно ставить круг.

Они стали шарить вокруг, ища объемистые камни и левитируя их в центр поляны, чтобы построить границу ритуального круга. Поиск достаточного количества камней, чтобы сделать из них, плотно прилегающих друг к другу, кольцо десяти футов в диаметре, занял у них почти час.
Они уселись рядом с кругом, обсуждая план действий на следующую пятницу: куда нужно поставить котел, как много в нем должно быть воды, кто должен зажечь огонь, как они будут добавлять содержимое фиалов, когда им нужно будет выйти за пределы круга и в какой именно момент оглушенная летучая мышь должна быть добавлена в варево.

– Все кажется таким простым, – сказал Гарри, пожевывая травинку.

– Ну, с нашей стороны, да, – согласился Драко. – Северус проделал все самое сложное. Если бы нам самим пришлось разыскивать то, что в фиалах, – поежился он, – мы не были бы здесь сейчас. Возможно, что и никогда.

– Нда, я тоже так думаю. – Гарри встал и подал Драко руку. Когда тот схватился за нее, Гарри потянул его вверх и спросил: – Как ты считаешь, должны ли мы сказать ему?

Драко не колебался.

– О, я думаю, он и так подозревает. Да и как иначе? Он в курсе, чем мы заняты, и я думаю… – он сделал паузу, покосившись на Гарри.

– Что?

Драко улыбнулся.

– У тебя не очень-то получается быть скрытным.

Гарри поморщился, тщательно обдумывая ситуацию.

– Я ни слова не сказал. Мы не говорили об этом ни разу с тех пор, как он попросил «не тревожить его загробную жизнь».

– Ну, тогда, может быть, он и не знает. Но Снейп умеет вычислять, даже тогда, когда ты ему ничего не говоришь. Знаешь, что я имею в виду? – спросил Драко, когда они пошли назад в сторону дорожки.

– Ага, к сожалению, – с усмешкой согласился Гарри.


oooOOOooo



Гарри проснулся, постепенно осознавая, что заснул в кресле у окна, а дневник лежит, раскрытый, у него на коленях. Он повернул голову в сторону кровати и удивился, увидев, что Драко, лежа на боку, смотрит на него.

– Эй, – сказал Гарри мягко, – еще рано. Спи давай. – Когда Драко лениво махнул рукой, Гарри закрыл дневник, положил его на кресло и двинулся к кровати. Скользнув к Драко, он вздохнул от приятного ощущения переплетенных вместе рук и ног.

– Я знаю, что ты встал посреди ночи, – мягко сказал Драко, – и видел, что ты... пишешь.

– Ты ничего не сказал...

Драко смахнул волосы с лица Гарри, и хотя Гарри не мог ясно видеть его лицо, в этом жесте сквозила обеспокоенность.

– Если бы ты захотел, мы могли бы поговорить об этом.

Гарри внезапно яростно поцеловал его. Оторвавшись, он оперся на локоть, чтобы взглянуть в лицо любовнику.

– Спасибо.

– Что? – спросил Драко сконфуженным голосом.

– Это стихи. Немного личное.

– А. Хорошо, что я сам не спросил.

Теребя шелковистые волосы, Гарри вновь посмотрел на Драко.

– Мне хочется, чтобы ты остался еще на день. Я так привык проводить воскресенье с тобой.

Драко подвинулся в кровати, обхватывая плечо Гарри.

– Сейчас как раз воскресенье. И я все еще здесь. Куча времени до отъезда.

Гарри улыбнулся.

– Тогда не будем его терять.


oooOOOooo



По мере того как таяли дни, оставшиеся до ритуала, Гарри был словно в умопомрачении от нескольких событий, нависавших над его горизонтом: приготовления в замке в связи с приближающимся возвращением Минервы; шаги, которые ему вскоре необходимо будет предпринять в связи с решением оставить Хогвартс; превращение безвредной картины в достаточно внушительную личность; неизбежные изменения в их отношениях с Драко, во всяком случае в количестве совместно проводимого времени.

Это выглядело так, как будто последние два года он всего лишь плыл по течению, позволяя своим должностным обязанностям формировать обстоятельства и знакомства. Сейчас же все круто изменилось, и он чувствовал себя вне времени, вне пространства, мчащимся сломя голову в будущее без какой-либо твердой почвы под ногами и гарантий. Он думал, что никогда не любил изменения, но вот они опять настойчиво стучат в дверь его жизни.

И в этих условиях внутреннего и внешнего смятения он писал, яростно, часто и помногу. Казалось, что чем более запутавшимся, растерянным или издерганным он был, тем больше слов изливалось из него, слова складывались в строфы, а строфы – в стихотворения.

Был вечер среды, уже была прочитана Снейпу очередная отупляющая мозг глава Трактата, и они просто сидели, занимаясь каждый чем-то своим: Снейп читал книгу, а Гарри задумчиво расположился на кушетке с открытым дневником на коленях. Он настолько глубоко ушел в себя, что Снейпу пришлось спрашивать дважды, прежде чем он отреагировал.

– Гарри?

Вздрогнув, Гарри поднял глаза.

– Что?

Снейп побарабанил пальцами по столу.

– Я сказал, вопрос номер восемь. – Он лукаво глядел на выпрямившегося Гарри.

– Кто бы сомневался, – произнес Гарри.

– Прошу прощения? – переспросил Снейп с блеском в глазах.

– Ничего. Продолжайте, я готов, – солгал Гарри, думая о том, что должен был предвидеть это. Прошло больше двух недель после последнего вопроса.

Затем он еще больше обеспокоился, когда Снейп встал и подтащил стул к переднему краю, чтобы сесть прямо перед внешней поверхностью картины – это никогда не было хорошим знаком. Он с опаской смотрел, как профессор не спеша сел и устроился поудобнее, прежде чем посмотреть на собеседника.

Выражение его лица было нейтральным, но его выдавали глаза ... был ли это простой расчет или искренний интерес, Гарри думал, что, может быть, и то, и другое, и тут Снейп спросил:

– Из всех стихов, которые вы записали в своем дневнике, какие вы меньше всего хотели бы прочесть мне?

Гарри решил помедлить, восхищаясь мастерством Снейпа в формулировании вопроса, который пригвождал бы его как препарат к предметному стеклу – ни малейшей возможности увильнуть. Это восхищение продлилось недолго ... когда он мучительно понял, что именно у него спросили. Опять... о, Мерлин, наступит ли время, когда он сможет контролировать это... он снова почувствовал жар на лице. Его рука двинулась по открытой странице, пока он решал, что читать. Не было никакого выхода; Гарри точно знал, какое это будет стихотворение, и знал также, что Снейп обязательно поймет, если он сделает хоть слабую попытку выбрать что-либо другое.

Он пытался встретиться глазами со Снейпом, и они сидели молча, Гарри не делал ни малейшего движения, чтобы выразить согласие. Он знал, что лишь усугубляет ситуацию, и это была его вина – он должен был знать, на что этот человек способен...

– Я вижу, вы в затруднении, – заметил Снейп, внимательно наблюдая за ним. – Хотите отказаться? – надежда на помилование исчезла быстрее, чем Гарри смог перевести дыхание. – Конечно, если вы откажетесь, я добавлю пять дополнительных вопросов к общему количеству.

– Пять? Это... это нечестно. Кто придумал это правило? Я не помню, чтобы...

Снейп пожал плечами.

– Вы не спрашивали. К несчастью для вас.

На какой-то момент Гарри потерял дар речи от возмущения, с открытым ртом глядя на Снейпа. Но потом до него дошло... а что это в сущности изменит? Они с Драко собирались вверить душу этого человека неизведанному, в противовес его собственным желаниям, хотя Гарри все еще подозревал, что Снейп, очень глубоко внутри, хотел бы получить шанс жить снова.

Принимая решение, он чувствовал странную убежденность – что-то может произойти, важное для них обоих, нечто, что нельзя будет исправить, что они потеряют друг друга в некотором смысле, и внезапно для Гарри стало чрезвычайно важным, чтобы Снейп услышал стихотворение. Нет, он не хотел дать ему понять это. О, дьявол, было чертовски возмутительно не иметь права выбора.

– Гарри? Читай или отказывайся, – раздался приказ.

– Я прочту, – тихо сказал Гарри. Он пролистал страницы, чтобы найти стихотворение, хотя и помнил его наизусть, слова кровью вытекли из его сердца, будто вырванные из самой его глубины. Он приник взглядом к странице, потому что ему нужно было смотреть куда-нибудь, но только не в глаза своему слушателю. Гарри начал мягко, стараясь выдерживать ритм и не запинаться.

Я представляю, как ты спишь,
Невинный, кроткий, но лишь мимолетно.
Воображаю я, как ты лежишь,
В случайной позе, и дыхание твое
Приливом и отливом жизни плещет,
Твой священный ритм.
Я думаю, о чем ты видишь сны,
Ты, кто давно украл мои.
Что за жестокие раздумья рвут
И треплют твоей жизни полотно?
Цвета какие льются и плывут,
Чтобы заполнить пустоту в тебе?
И что за звуки так гудят
В ушах, но разбудить тебя не в силах?
О жалкие мечты, мешающие мне!
Как бы хотел я тоже там прилечь.
Не для того, чтоб сон прогнать, но лишь прильнуть к тебе,
Я вор. Твою невинность я б стащил,
И сна твоего аромат я б взял с собой.
Я бы припас сокровище, что ты взрастил,
Чтобы смотреть, когда хочу, и осязать, и пить,
Испробовать тебя сполна, и утолить
Мою тоску быть познанным тобой,
И мочь сказать «Он мой и познан мной».
Спокойно все, и пробужденью не отнять
Все то, что знаю о тебе, храню я и люблю.
Но правда явная все шепчет то, что душу мою рвет,
Что все мечты влекут и возбуждают, но счастья и покоя не дают.



Закончив, он закрыл дневник, но не поднял глаз, внезапно почувствовав страх и чрезвычайную уязвимость. Каминные часы тикали в унисон со стуком сердца, пока он ждал, что скажет Снейп.

– Это было...

Гарри охватил ужас, он не хотел слышать, как этот человек будет разбирать его стихи, критиковать его выбор слов, находить ошибки в том, что он много дней пытался вложить в это стихотворение...

– ... невероятно.

Медленно подняв голову, Гарри с испугом пытался понять, не ослышался ли он.

– Невероятно, – мягко повторил Снейп.

Облегчение охватило Гарри, и в который раз он почувствовал, что краснеет.

– Вы так думаете? – спросил он нерешительно, прикусывая нижнюю губу и изучая выражение удивления на лице собеседника.

– Да, – подтвердил Снейп, его темные глаза сверкали. – А... Драко знает? Об этих чувствах?

Гарри растерянно уставился на Снейпа.

– Нет, он не знает. Он знает, что я пишу стихи, но... – «О, Мерлин», подумал он, внезапно осознав. Криво улыбаясь, Гарри покачал головой. – Это не о Драко. Вы подумали, что стихи про него?

Снейп сидел очень тихо, а его глаза расширились и стали полностью черными.

– Да.

Покачав головой, Гарри сказал:

– Вы спросили меня, почему я пишу стихи, помните? И я сказал, что для того, чтобы кто-то другой смог понять... нечто сложное. Так что... теперь я надеюсь, ты понимаешь. – Он наклонился вперед, откладывая дневник в сторону. – Задал бы ты этот же вопрос, если бы знал, что именно услышишь?

Снейп наклонил голову набок.

Ты выбрал именно это.

Гарри встал, затем помедлил немного, держа руки глубоко в карманах.

– Ну да, выбрал я. – Кивнув, Гарри повернулся и сказал: – Спокойной ночи, Северус.

Он уже был в дверях своей комнаты, когда голос Снейпа заставил его оглянуться. Видеть его Гарри не мог, поскольку в комнате почти не было света.

– Стихотворение. Как оно называется?

Конечно, Снейп не мог об этом не подумать.

– Плач по родственной душе, – тихо сказал Гарри, затем шагнул к себе, оставив дверь открытой настежь.


просмотреть/оставить комментарии [65]
<< Глава 7 К оглавлениюГлава 9 >>
декабрь 2019  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

ноябрь 2019  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

...календарь 2004-2019...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2019.12.06
Учась говорить [2] (Гарри Поттер)



Продолжения
2019.12.10 02:47:42
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2019.12.08 02:07:35
Быть Северусом Снейпом [251] (Гарри Поттер)


2019.12.04 12:55:38
Без права на ничью [2] (Гарри Поттер)


2019.11.28 21:36:33
Дамбигуд & Волдигуд [3] (Гарри Поттер)


2019.11.28 17:37:03
Капля на лезвии ножа [3] (Гарри Поттер)


2019.11.21 21:49:25
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2019.11.21 19:12:28
Своя цена [20] (Гарри Поттер)


2019.11.17 21:35:03
Работа для ведьмы из хорошей семьи [0] (Гарри Поттер)


2019.11.16 23:22:58
Змееносцы [11] (Гарри Поттер)


2019.11.10 08:05:26
Список [8] ()


2019.10.31 15:09:33
Солнце над пропастью [107] (Гарри Поттер)


2019.10.30 18:08:31
Страсти по Арке [9] (Гарри Поттер)


2019.10.28 13:36:46
Драбблы (Динокас и не только) [1] (Сверхъестественное)


2019.10.24 00:56:13
Правила ухода за подростками-магами [19] (Гарри Поттер)


2019.10.21 15:49:12
Бессмертные [2] ()


2019.10.15 18:42:58
Сыграй Цисси для меня [1] ()


2019.10.11 09:05:17
Ходячая тайна [0] (Гарри Поттер)


2019.10.10 22:06:02
Prized [4] ()


2019.10.09 01:44:56
Драбблы по Отблескам Этерны [4] (Отблески Этерны)


2019.10.06 19:23:44
Я только учу(сь)... Часть 1 [57] (Гарри Поттер)


2019.09.15 23:26:51
По ту сторону магии. Сила любви [2] (Гарри Поттер)


2019.09.13 12:34:52
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2019.09.08 17:05:17
The curse of Dracula-2: the incident in London... [28] (Ван Хельсинг)


2019.09.06 08:44:11
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


2019.09.01 18:27:16
Тот самый Малфой с Гриффиндора [0] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2019, by KAGERO ©.