Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Диалог Рона и Гермионы:
Г: Все мужики - козлы!
Р: И я козёл?
Г: И ты тоже козёл!
Р: Ура, я мужик!

Список фандомов

Гарри Поттер[18434]
Оригинальные произведения[1225]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[175]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[132]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[3]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[48]



Немного статистики

На сайте:
- 12610 авторов
- 26932 фиков
- 8563 анекдотов
- 17632 перлов
- 654 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 6 К оглавлениюГлава 8 >>


  Бритва Оккама

   Глава 7


– Драко? – спросил Гарри; они лежали, обняв друг друга, под льющимся из окна лунным светом. Он рассмеялся, увидев, что Драко пальцем приподнимает свое веко.

– Что? Ты не устал? – сказал Драко, окончательно открыв глаза. – Мерлин, ты должен был устать.

– Скорее выдохся, чем устал, – признался Гарри.

– Тогда над этим надо поработать, – пробормотал Драко, пробегая пальцем по плечу Гарри, отчего оно покрылось мурашками.

Глаза Драко постепенно стали закрываться, но внезапно он снова открыл их:

– Ты хотел что-то сказать...?

– Ах, да, ты же отвлекся, – придрался Гарри. – Я просто подумал – что заставило тебя измениться? – он видел, как дремота исчезает из серых глаз по мере того, как они медленно фокусируются.

– Ты тоже изменился, – отметил Драко.

– Знаю, но не так сильно, как ты. Ну, так что это было? – настаивал он, накручивая на палец локон светлых волос.

Драко вздохнул и лег на спину, уставившись в потолок.

– Я был на грани гибели, и неоднократно. Ты, наверное, привык к такому, но для меня это было откровением. Особенно в последний раз.

– Так... это тебя испугало, – сказал Гарри.

Повернув голову, чтобы взглянуть на Гарри, Драко подтвердил:

– Да.

Какое-то время оба молчали, затем Драко перекатился на бок, чтобы снова взглянуть в лицо Гарри:

– В такой ситуации, думаю, у человека есть два выхода: стать трусом и бояться всего – или же начать заново. Выжать максимум из оставшегося времени, – он дотронулся до Гарри и придвинул его ближе. – Чем я и занимаюсь.

– Это хорошее дело, – пробормотал Гарри, чуть-чуть сдвигаясь, чтобы их ноги переплелись.

Они спали так до самого рассвета. Гарри проснулся, затем осторожно высвободился и уселся в кресло у окна, глядя, как над горизонтом встает солнце.

Он размышлял над тем, что они обсуждали после возвращения со Спиннерс-Энд. Гарри не ожидал, что это вызовет конфронтацию, поскольку он больше всего хотел узнать правду, раз и навсегда. Драко отметил, что тут все еще может быть другое объяснение, но Гарри так вовсе не думал.

Снейп сделал хоркрукс. Эта мысль ужаснула его, когда он разрешил себе подумать над этими словами, даже после того, как они с Драко уже обсуждали такую возможность. Еще оставался шанс, что Снейп сварил зелья для кого-то другого – он сам упомянул не далее как вчера днем, что был преподавателем зелий. Но Гарри не мог представить Снейпа, варящего такое для кого-либо еще. И очевидность обнаруженного ими в Сент-Джеймсе была особенно убийственной.

Он вспомнил свой собственный ужас, когда Дамблдор впервые в деталях описал ему, что такое хоркрукс и как его делают. Это была, как гласила обложка книги, темнейшая магия – магия, творимая в погоне за бессмертием, магия настолько страшная, что от заклинателя требовалось совершить убийство.

Он размышлял также над словами Снейпа о так называемом 'запасном' плане. В него каким-то образом был вовлечен Ремус, но ради всего святого Гарри не мог поверить, будто Ремус стал бы иметь дело с темной магией, подобной этой. Существовало не так много вещей, в которых он был железно уверен, но это была одна из них.

Драко метался во сне; Гарри посмотрел на кровать, затем улыбнулся, слушая посапывание Малфоя. Что бы ни случилось дальше, он был рад, что не один на этом пути.


oooOOOooo


Когда они стояли плечом к плечу возле буфета, наливая чай, Драко тихо спросил:

– Готов?

Гарри кивнул:

– Как всегда.

– Запомни, что бы ни случилось, это ради его же блага. Он может рассердиться, но...

Гарри фыркнул:

– Снейп рассердится? Ты шутишь, – произнес он, и они вместе направились к кушетке.

Они спокойно пили чай, читая воскресные новости Снейпу, который снова выглядел как обычно. Гарри почувствовал мимолетное сожаление из-за того, что они собираются спровоцировать профессора, но затем вспомнил слова Драко. Нет, было лучше вытащить все это на свет Божий, и будь что будет.

Забавно, но повод к началу дал им именно Снейп, и когда это произошло, Гарри уставился на него, думая, что Снейп, очевидно, не настолько глуп.

– Итак, как вы нашли Спиннерс-Энд? – спросил профессор небрежно, пододвигая стул к переднему краю картины, затем, прежде чем сесть, заботливо расправил мантию.

Драко и Гарри обменялись удивленными взглядами. Гарри осторожно сказал:

– Маггловское место, как вы и сказали. И спокойное, особенно кладбище.

Снейп пальцем убрал с лица прядь волос:

– А, неудивительно, раз его обитатели мертвы.

– Северус, – Драко сделал паузу, затем добавил торжественно: – Мы знаем, что ты сделал.

У Снейпа внезапно стал усталый вид:

– Вы знаете? Что знаете?

– Вы убили Бирнума в конце лета, как раз перед тем, как стать директором. Вы уже сварили зелья, все было готово. Его смерть создала вам хоркрукс.

Гарри указал на записную книжку, лежащую между ними:

– Вы ведь не просто так интересовались хоркруксами Волдеморта. Вы отметили страницы для себя – как сделать такой же...

– И как вернуть человека обратно, когда он умер... если у него есть хоркрукс, – закончил Драко.

– Мы пока не поняли, что вы выбрали в качестве хоркрукса, да это всё равно неважно. Но ваш фамилиар... – Гарри посмотрел на Драко, который ответил ему ободряющим кивком. – Фамилиар – это место, где находится ваша душа.

Снейп вытаращил глаза, но промолчал.

– Всё отлично сходится. У тебя его не было на шестом курсе, однако когда ты вернулся в сентябре, он с тех пор всегда был с тобой. Ты хотел быть уверен, что твой добровольный носитель будет рядом, когда тебя убьют, – сказал Драко, не спуская со Снейпа глаз.

– Вот что вы сделали. Не помню, чтобы я видел его в Визжащей Хижине, но наверняка он был где-то там, – сказал Гарри, удивленный тем, что Снейп не поднял руку, возражая.

– Вопрос в том, зачем все это, Северус, – продолжил Драко, когда Гарри закончил. – Зная тебя так, как знаю я... то, что толкнуло тебя на такое, думаю, должно быть связано с Гарри, – высказался он.

– Сундук, сэр. Все в нем было собрано не случайно. Ясно, что содержимое фиалов предназначалось для.. ритуала возвращения вас обратно. Я был свидетелем одного из таких ритуалов, вы помните, хотя тот, что в книге, здорово отличался. Но вместе с тем, что мы нашли в Сент-Джеймсе... – Гарри сделал паузу, надеясь, что Снейп подключится и укажет им на недостающие детали, но тот продолжал молчать, глядя то на Гарри, то на Драко, говорящих по очереди.

– Фиалы, – произнес Драко, – кость отца, взятая без ведома. Ты раздобыл это когда-то в Сент-Джеймсе. Что касается плоти слуги и крови врага, получается, что этим тебя снабдил Червехвост, не так ли? Не знаю, как тебе удалось заполучить одно, отданное добровольно, другое – отнятое силой, но, думаю, я прав.

– Итак, зачем, Северус? – почти умоляюще сказал Гарри. – Уверен, у тебя была причина, некий план, но что-то пошло неправильно... кто бы помог тебе, если бы тебя убили, и ради чего ты мог опуститься до такого? – Гарри знал, что в его голосе явственно проступает разочарование.

Снейп склонился вперед и опустил голову на руки; однако слова Гарри, похоже, подействовали как сигнал к тому, чтобы начать говорить. Подняв взгляд, он обратился к Гарри так, словно Драко вообще не было в комнате.

– Вы помните, что я говорил о запасном плане? – спросил Снейп низким осиплым голосом. Когда Гарри кивнул, он продолжил: – Я недооценивал ваше… упорство, как оказалось. Фиалы, – он подчеркнул это слово, – никогда не содержали воспоминания. В них именно то, что указал Драко.

В мозгу Гарри все завертелось по мере того, как он в обратном порядке припоминал их разговоры несколькими неделями ранее, о том, как Ремус должен был получить письмо, о том, как Снейп должен был проинструктировать его…. Гарри с видимым усилием сглотнул, открыл рот и вытаращил глаза:

– Ремус... вашим запасным планом был он …

Снейп кивнул, его глаза мерцали:

– Эта часть была правдой. Та часть, в которой действительный план отклоняется от надуманного вами, состоит в том, что содержали мои инструкции Люпину.

Почувствовав себя оскорбленным, Гарри сказал потрясенно:

– Вы обманули меня!

– Я не лгал! – возразил Снейп. – Я всего лишь позволил вам прийти к заключению, которое вы вывели сами. Если вы вспомните наш разговор, то обнаружите следующее: я никогда не подтверждал, что фиалы содержат воспоминания, а лишь то, что Люпин выполнил бы мою просьбу к нему. В данном случае он произвел бы относительно простой ритуал в соответствии с моими точными инструкциями, – сказал он, пристально глядя на Гарри.

– Нет! Это не то, что вы...– Гарри запнулся, внезапно став рассеянным, он мысленно рылся в деталях того разговора. Снейп тогда сказал: то, что следует узнать Гарри и Ремусу, не обязательно должно было быть одним и тем же. Он вспомнил – именно он сделал предположение, что это воспоминания, но Снейп... Снейп не подтвердил... и не опроверг, сейчас ему стало ясно. Но все же... Снейп дал поверить… позволил укрепиться в этом неправильном мнении. Ход его мыслей был резко прерван звуком голоса Снейпа.

– Можешь теперь потешаться надо мной, Гарри. Если бы я поступил так, как тебе казалось... оставил воспоминания Люпину. Что бы он сделал? А?

Гарри сидел, молча качая головой. Он взглянул краем глаза на Драко, с восхищением взирающего на Снейпа.

– Я тебе расскажу, что бы он сделал. Всё, что было бы в его власти, чтобы изменить то, что произошло! Он бы проконсультировался с Орденом, убрал бы каждую книгу, которую смог найти, создал бы нелепые схемы. Он бы сделал все, что угодно, но не сказал бы тебе правды! – он понизил голос. – Он бы постарался найти для тебя лазейку. Я хорошо знал Люпина, как ты помнишь. И он не подходил для того, чтобы хорошо выполнить необходимое. Так что я предпринял все предосторожности, чтобы защитить себя и свою миссию. В случае моей смерти он бы последовал инструкциям, чтобы вернуть меня обратно, потому что я знал – единственный человек, которому можно доверить убедить тебя сделать то, что ты должен – это я сам.

Его голос смягчился:

– То, что сказал Драко, правда. Я сделал хоркрукс ради тебя, а вовсе не ради своего желания спастись. Ты должен признать: я никогда не был слишком привязан к жизни, как к таковой.

И хотя сама мысль об этом ужасала, здравая часть рассудка Гарри восхищалась тем, что сделал Снейп. У остальной части, все еще пребывающей в шоке, имелись некоторые возражения:

– Ремус бы никогда не провел этот... ритуал, – сказал он мягко, – он бы не стал. Я знаю, вы так не думаете, но это же темная магия; он бы не одобрил и просто... – Гарри покачал головой.

Снейп встал и наклонился вперед настолько далеко, насколько ему позволяла картина:

– Он бы сделал это, поверь мне, я знаю.

– Я так не думаю, – все еще не соглашался Гарри, – он бы...

– Он бы сделал все, чтобы защитить тебя! Все, чтобы ты выжил! Подумай об этом, Гарри. Ты знаешь, что это правда, и, основываясь на том, что я описал ему в письме, и на его знании … моего характера... Он сделал бы. В мире не так много вещей, в которых я уверен, но это одна из них.

– Итак, он бы вернул тебя назад, – Гарри вздрогнул от голоса Драко, – и затем ты бы продолжил свое дело, как обычно.

Плечи Снейпа слегка опустились, но было заметно, что он испытывает облегчение от вопроса:

– Да, если в двух словах. Это всегда было моей миссией, и то, что я сделал хоркрукс – доказательство того, насколько я хотел довести ее до конца. По личным причинам, о которых Гарри знает, а также ввиду немалого желания увидеть свершение правосудия над Темным Лордом.

Минуты текли, но в комнате было тихо. Снейп опять сел, глядя прямо перед собой, и на короткое мгновение Гарри почти поверил, что портрет покинула душа.

– Сэр, что является хоркруксом?

Снейп покачал головой:

– Это не имеет значения. У меня был план по его уничтожению, но теперь в этом нет необходимости.

– А летучая мышь... – сказал Драко. – Вот где находится остальная часть твоей души, – сказал он, как бы про себя.

Снейп со злостью улыбнулся:

– Летучая мышь отслужила свою службу, так что, думаю, вам следует оставить ее в покое. Как я уже говорил Гарри, я к ней очень привязался.

Гарри чуть не подскочил, его сердце колотилось:

– Подождите... подождите... – одной рукой он оперся о Драко, другую протянул в сторону Снейпа. – Подождите... если это правда... а это правда, я знаю, я верю вам. Тогда... тогда... – он дико посмотрел на Снейпа, потом на Драко. – Мы могли бы... разве нет? Все есть. Все, что нужно сделать, это...

– Гарри, оставь это. Ради нас всех и особенно ради меня, оставь это. Все, что я сделал, было ради одной цели. Поскольку оказалось, что спланированное мной не пригодилось, то оставь как есть, – повторил он с угрожающей решимостью. Гарри посмотрел на Драко, который предупреждающе глянул на него и слегка покачал головой.

Внезапно почувствовав, что из него словно выпустили воздух, Гарри взглянул на портрет:

– Хорошо... но мне это не нравится.


oooOOOooo


– Я пытался предостеречь тебя, – сказал Драко, вставая на колени перед кроватью.

Гарри стал снимать рубашку через голову:

– Знаю. Я хотел услышать это от него, – он покачал головой, – так что мы делаем сейчас?

Драко стал массировать плечи Гарри:

– Это зависит от. Ты слышал, что он сказал. Что он хочет.

Гарри не стал отвечать сразу, опустив подбородок себе на грудь, в то время как Драко пальцами разминал его зажатые мускулы. Он медленно наклонял голову из стороны в сторону, чувствуя, как напряжение постепенно отпускает, затем повернулся на кровати лицом к Драко:

– Ладно, я должен с этим переспать. Я сейчас совсем ничего не соображаю.

– Это очень многое объясняет, не так ли? Во всяком случае мы ничего не нафантазировали. Он не обычный портрет, это уже наверняка, – сказал Драко, вставая. Гарри смотрел, как он раздевается и кидает одежду в угол комнаты. Одетый лишь в боксеры, тот повернулся к Гарри и сказал:

– Как насчет того, чтобы я тебя отвлек?

Гарри улыбнулся:

– Дай моему мозгу отдохнуть, а?

– Хммм, не думал о твоем мозге, но раз уж ты напомнил, эта мысль мне нравится, – Он указал на брюки Гарри. – Сними их, пока я занимаюсь постелью.

Гарри встал и снял брюки, наблюдая, как Драко складывает подушки со всей кровати в кучу посередине, затем стащил с себя трусы и закинул подальше, когда Драко указал ему на подушки.

– Сюда, – скомандовал он, стоя в изножье кровати. – На живот.

Гарри забрался на кровать и стал укладываться, когда Драко огрел его увесистым шлепком по ягодицам:

– Нет, не головой, – засмеялся он, сдвигая Гарри вперед, – я хочу, чтобы в воздухе была твоя задница.

После некоторой возни Гарри улегся именно так, как было нужно. Он взглянул через плечо, безо всякого страха, хотя его шея и лицо располагались в нижней части импровизированного склона, образованного горой подушек.

– Хорошо, но это немного унизительно, – проворчал он.

Драко опустился коленями на самый конец кровати, затем совсем не ласково раздвинул ноги Гарри, вздергивая его еще выше, и подложил еще одну подушку под низ.

– Ты обо всем этом забудешь через минуту, – пообещал Драко, наклонившись и скользнув руками вдоль спины Гарри. – Голову набок... и расслабься. Это поможет тебе заснуть.

Гарри вздохнул и подчинился, издав легкий стон, когда Драко начал массировать ему плечи, и руки, мягко поглаживающие его спину, двигались все ниже. Он чувствовал горячее дыхание Драко на коже лица в сочетании с ощущением от языка, начавшего свой путь от шеи и двигающегося дальше, вниз, по линии позвоночника, никуда не сворачивая, прямо в щель между ягодицами, где он и замер.

Гарри дернулся, затем открыл глаз со стороны, не придавленной к кровати:

– Драко... что ты делаешь? – руки заменил язык, затем он почувствовал, как его раздвигают. Голос Драко звучал глухо, поскольку его нос был прижат к телу.

– Я могу или говорить, или лизать, – произнес Драко, вибрация голоса которого вызвала у Гарри дрожь.

– О... ну лижи тогда, – простонал он, подбирая колени вверх.

Дыхание стало прерывистым, когда Драко начал двигать языком вокруг его ануса. Когда Гарри сообразил, что происходит, его тело напряглось в предвкушении. Ощущение было столь извращенно возбуждающим, что Гарри едва мог сдерживаться, когда Драко дразнил его, играя языком вокруг чувствительной плоти. Лицо Гарри полыхало, перед его мысленным взором стояла картина того, как они оба должны сейчас выглядеть. Гарри внезапно дернулся вверх, когда Драко наконец ворвался в него, захватил, толкаясь, посасывая и подцепляя этим чертовым языком стенки прохода. Член мгновенно встал, и внезапно Гарри ощутил себя между двумя фронтами мучительного возбуждения, пытаясь и вжаться в подушки, и толкнуться назад к лицу, творящему эту пытку, а сам он был пришпилен к кровати влажным, теплым и настойчивым языком-завоевателем.

Когда Драко оторвался от него, Гарри застонал от разочарования, затем скатился с подушек на край кровати, чтобы схватить баночку со смазкой. Раскидывая подушки, Гарри бросил на Драко взгляд плохо скрываемого намерения:

– Иди сюда, – зарычал он, смазывая член и руки.

Драко уставился на него, мгновение помедлил, затем повернулся вполоборота, оказавшись с Гарри лицом к лицу. Быстрым движением Гарри бросил Драко в противоположном направлении, затем бочком придвинулся вплотную, с силой раздвигая его ноги коленом и просовывая руку под плечо.

На какой-то момент Гарри решил остановиться, чтобы насладиться ощущением их тел, сомкнутых вместе. Он погрузил лицо в светлые волосы, вдыхая знакомый аромат жасмина и чего-то такого, что было просто... Драко. Он смахнул мешавшие волосы, приник к коже шеи, посасывая, двигаясь рукой вдоль изгиба плеча, трогая бугорок локтя, и дальше – вниз, к бедру, ощущая под пальцами выступающую косточку. Он чувствовал, как тело Драко откликается, слегка выгибаясь назад, он наклоняет шею, чтобы обнажить ее еще больше. И затем этот особый стон...

Скользкая рука Гарри обхватила ягодицы Драко, затем двинулась в щель, перебирая пальцами в стремлении найти…

Драко откинул руку назад, чтобы остановить его:

– Не пальцы, ты сам. Сейчас, – пробормотал он хрипло, задирая ногу к груди.

Этого они никогда раньше не делали: возможно, потому, что этот день был сплошной мелодрамой; возможно, это было связано с тем, что они оба устали; но скорее всего, предположил Гарри, так было потому, что они оба нуждались именно в таком сексе и именно этой ночью.

Страсть медленно нарастала по мере совокупления, по мере того, как они двигались в кровати, хотя, по сути, и не двигались вовсе – экономность в движениях, плавный ритм, в котором они ни на дюйм не отрывались друг от друга. Они слились в цельной ритмичной симметрии двух тел, бывших сейчас единым существом. Не было ни хватаний, ни толчков, ни тяжелого дыхания и стонов, ни мольбы и призывов. Они хранили сладострастное молчание в этом взаимном и невероятно интимном путешествии к финалу. И когда он настал, они лежали тихо, только слившиеся в единое целое тела слегка изогнулись, сделав мягкий вдох в момент, когда струя тепла брызнула внутри, и немой выдох, когда тепло побежало по пальцам. И перед тем, как погрузиться в сон, как благословение, были поцелуй в шею и легкое пожатие руки.


oooOOOooo


Драко уехал после позднего завтрака, а Гарри с головой погрузился в свои обычные понедельничные заботы. Он немного поработал в теплицах, но мысли были далеко – они вертелись вокруг того, что он узнал за выходные. Вспоминая прошлую ночь, он улыбался; это был потрясающий секс, свободный от романтических сложностей; но даже больше, чем эту свободу, Гарри ценил то, что Драко был ему другом – человеком, принимающим его таким, какой он есть.

После обеда Гарри подумал о делах, которые необходимо было сделать сегодня, но никак не мог собраться и начать хоть что-то. Он добрался до кабинета директора и удостоверился, что Мышь все еще украшает пустой портрет. Затем поднялся на Астрономическую Башню и постоял у парапета, оглядывая окрестности и наблюдая, как Хагрид копается в своем саду. Проходя по коридорам, пробегал пальцами по грубым камням стен; заглядывал в пустые классные комнаты, и, улыбаясь, вспоминал часы, проведенные им в каждой из них; открыв двери в Большой Зал, он присел на стул в углу.

Скользнув взглядом по ровным рядам столов и скамеек, Гарри поднял глаза к магическому потолку, с летним небом, полным пушистых кучевых облаков. Он вспомнил, каким долгим казался ему путь к Большому Столу в череде таких же, как он сам, первокурсников, в первый их вечер в Хогвартсе. То, что на будущее уготовила ему жизнь, так и осталось скрытым в тот вечер, когда они ожидали сортировки.

Гарри пришло на ум, что это очень мудро – Провидение не позволяет смертным увидеть заранее то, что их ожидает... Что бы он подумал о магическом мире в тот вечер, если бы узнал, что практически на том же самом месте в довольно скором будущем ему придется защищать свою жизнь? И не только собственную, а и жизни многих других?

Так много воспоминаний было связано с Залом ... классами, коридорами; некоторые он всегда воскрешает в памяти с радостью, другие, увы, без, но выбора у него нет – они намертво врезались в память. Тревожные картины, заполняющие его сны, были написаны яркими красками, что будоражили звуки и оживляли запахи. Не проходило дня, когда бы он не проживал вновь какую-то часть проведенной здесь жизни. По большей части это был сиюминутный проблеск, но иногда он погружался в воспоминания полностью. Гарри гадал, что будет, если он целиком освободится от этого ... будет воспринимать Хогвартс только как свое прошлое, иногда приятное, иногда не очень ...

Не находя покоя, он слонялся по Вестибюлю, думая, что присутствие в замке Сибиллы почти незаметно, и что скоро срок ее пребывания здесь в результате превысит долгожительство Биннса. Бездумно он ступил на лестницу и потащился вверх по ступеням. Только добравшись до портрета Полной Дамы, он осознал, что именно сюда и направлялся.

– Пароль? – спросила у него Дама, зевая.

Гарри сунул руки в карманы:

– Сейчас лето, Мэви, и паролей нету, – сказал он с улыбкой.

– О, дорогой, – та выглядела слегка встревоженной, приложив руку к горлу, – неужели? Я опять потеряла счет времени. Очень хорошо, – сладко промурлыкала она, указывая на широко открывшуюся дверь.

Пройдя через гостиную, Гарри направился в спальню мальчиков, переступая через две ступеньки на лестнице. Он открыл дверь в свою бывшую спальню, затем распахнул ее настежь. На кроватях не было постельного белья и балдахинов, что придавало комнате нежилой вид. Он почувствовал в воздухе запах навозной бомбы и не смог сдержать усмешку, проходя к своему любимому месту в этой комнате.

Устроившись на подоконнике, Гарри смотрел вниз, на стены замка и озеро. Он оперся спиной о стену, прикрыл глаза и вытянул ноги вдоль подоконника, и это движение было таким привычным, как будто он надел старую, удобно разношенную перчатку.

Затем он открыл глаза и оглядел комнату. Все находилось на своих местах: кровати и книжные полки, зеркала и коврики, гардеробы и тумбочки. Все необходимое здесь уже было готово, совсем скоро пятеро гриффиндорцев оживят своим присутствием эту комнату, и у них столько же прав жить здесь, сколько было когда-то у него самого.

Гарри посерьезнел, оглядев спальню – она выглядела уменьшившейся, как будто стены сблизились, а воздух в ней словно стал затхлым. Внезапно с почти захватывающей дух ясностью он осознал, что стал здесь чужим. Теперь до него дошел смысл этого ностальгического тура по замку. Да, он провел здесь счастливейшие моменты своей жизни, но настало время...

И время действительно настало.

Он почувствовал, как замок вокруг него будто вздохнул, и путы, словно удерживавшие его до сих пор, обмякли и исчезли, совсем как щупальца Дьявольских Силков перед языками пламени.

Не понимая, почему именно сейчас, а не раньше, но он почувствовал себя свободным ...

Свободным, чтобы уехать отсюда навсегда.

Не зная пока точно – куда, когда, как, но он был уверен, что скоро уедет; что настанет сентябрь, Хогвартс откроет свои двери и до краев наполнится шумными учениками, но его здесь уже не будет. Он не грустил, не беспокоился и не сожалел; на самом деле он чувствовал облегчение. Гарри терпеливо ждал, и теперь, когда долгожданное время пришло, медлить больше не собирался.

Однако пока оставалась работа, которую нужно было доделать – еще находился в его комнатах этот не-то-живой-не-то-мертвый Снейп, однако Гарри шагал легче прежнего и даже напевал при ходьбе.


oooOOOooo


Во вторник, всё еще ощущая этот дух свободы, Гарри послал Драко сову, интересуясь, не будет ли тот возражать, если они проведут выходные вместе в Лондоне. В конце дня ответ был получен и план согласован: они встретятся с Драко в Хайфилде вечером в пятницу, как раз к началу первого фортепианного сета.

Он улыбался, сворачивая пергамент и протягивая руку за чашкой с чаем, будучи совершенно поглощенным и расслабленным этими мыслями.

– Вопрос номер семь, – голос, прозвучавший с картины, привел его в смятение.

– У вас потрясающее чутье на время, – произнес Гарри, откладывая пергамент.

– Если оно и существует, – сказал ему Снейп, опираясь о стол, – то в этом ваша вина. Вы избегаете меня полтора дня, так что я просто извлекаю выгоду из предоставившейся возможности.

– Я вас не избегаю, – возразил Гарри, – у меня много работы и...

– А по вечерам? – спросил Снейп, подняв брови.

– Начался сезон писем для учеников, – пробормотал Гарри, думая, что отделываться от Снейпа – это все равно что избавляться от зубной боли: откладывание проблемы ни к чему хорошему обычно не приводит. – Хорошо, валяйте, – сказал он покорно.

Снейп атаковал необычно мягким голосом:

– Из всех, кого вы потеряли за эти годы, кого при возможности вы бы вернули обратно?

Гарри ожидал совсем другого вопроса, поэтому какое-то время был просто ошарашен.

– Офигеть что за вопрос, – пробурчал он, уже начиная обдумывать ответ. Снейп ничего не сказал и мешать тоже не стал. Гарри встал и подошел к буфету, думая про себя, что если иногда без бутылки и не обойтись, то сейчас чертовски подходящий случай. Со стаканом в руке он встал у окна, наблюдая за серебряной лунной дорожкой на озере и рябью на поверхности воды.

Вернувшись обратно, он снова сел на свое место, и когда взглянул на Снейпа, его лицо было ясным и сосредоточенным:

– Это не то, что вам хотелось бы услышать, уверен, но это правда. Просто чтобы вы знали. Во-первых, это не были бы ни мама, ни папа. Они не были бы счастливы ... если бы один был здесь, а другой – там.

– То же самое с Ремусом и Сириусом. Я думаю, они оба счастливы, строя каверзы в загробной жизни, – он отвел взгляд, внезапно почувствовав неловкость от того, что собирался сказать дальше. – И Ремус не был бы счастлив ... без Тонкс, и наоборот.

Он мельком взглянул на портрет, надеясь увидеть реакцию Снейпа на сказанное им, но на лице профессора застыла обычная презрительная гримаса:

– Вполне осмысленно. Продолжайте, – скомандовал тот.

– Дамблдор? Нет, и не он. Он бы сказал, что это неестественно ... он всегда был рад своему 'великому путешествию'. Нет, думаю, он ушел, чтобы не возвращаться...

Снейп кивнул:

– Очень хорошо. Я склонен согласиться с вами.

Гарри бросил на него испепеляющий взгляд:

– Не думаю, что тут может быть правильный или неправильный ответ. Вы спросили, что бы я сделал, – обвиняющее произнес он. Когда Снейп тяжело вздохнул, Гарри не стал обращать на это внимания и продолжил:

– Не Хмури и никто другой из Ордена, хотя Фред – это очень соблазнительно, – сказал он, затем сделал финальный coup de grace *. – Руки вверх, это были бы вы, – твердо сказал Гарри. Он уже был готов поднять руку, как бы отметая возможный протест, но так и не сделал этого, поскольку Снейп внезапно затих, а его лицо превратилось в неподвижную маску.

– Я... Я нахожу это невероятным, – сказал Снейп, глядя на Гарри еще сильнее, чем когда-либо, потемневшими глазами. – Между нами нет погибшей любви, и, хотя мы сказали друг другу за прошедший месяц больше, чем за предыдущие шесть лет вашего студенчества, я не вижу, почему...

– Вы тупой, ясно вам? – парировал Гарри. – Все эти люди мертвы, Северус! А вы же ... у вас есть то, чего у них никогда не будет! Шанс жить. И, зная это, что ж, мы можем сделать логичный выбор, – его голос эхом отдавался в комнате, слова будто рикошетили от стен. – Они там, где им положено быть, а вот вы, вы ... нигде. Это противоестественно.

Казалось, Снейп рассматривает его со смесью обреченности с осторожностью:

– Это, должно быть, так выглядит со стороны, я понимаю.

Гарри отмахнулся:

– Мне не нравится ваш поступок – и забудьте все ваши причины, по которым вы это сделали. Что у нас остается – ради меня вы убили человека. Точнее, не ради меня, но я имею к этому достаточно отношения, чтобы меня это напрягало. А теперь вы в ловушке. И опять из-за меня, – закончил Гарри с явным отвращением в голосе. – Я ответил на ваш чертов вопрос? Извините, что так сорвался, но я просто не мог больше терпеть.

– Я сделал то, что обещал, причем тем единственным способом, который счел максимально надежным, – сказал ему Снейп, глядя пристально и внимательно. – Так же, как и вы сделали то, что было вам предначертано. Нравится вам это или нет, но мы оба сделали то, что должны были сделать.

– Ну, допустим, а теперь настало время вернуть обратно то, что вы тут устроили. Драко и я ... мы собираемся попробовать. Почему бы и нет? Кому от этого будет хуже? – спросил он, предполагая, что это риторический вопрос, однако Снейп отнесся к нему серьезно.

– Я скажу вам, почему – нет. Думаю, я знаю вас достаточно хорошо, и могу рассчитывать, что вы не будете тревожить мою загробную жизнь без разрешения?

Гарри взял со стола Трактат, найдя место, на котором они остановились, всем своим видом давая понять, что дискуссия закончена, но перед тем как начать читать, бросил на Снейпа язвительный взгляд поверх страницы:

– В этом-то и проблема, Северус, – у вас нет загробной жизни.

* Coup de grâce (франц.) – «удар милосердия», которым в бою, на дуэли и т.д. прекращают мучения смертельно раненого противника. Выражение используется также в переносном смысле.


oooOOOooo



В четверг вечером, сидя на кушетке рядом с кучей книг, Гарри читал, пока Снейп не прервал это его занятие нетерпеливым возгласом.

– Гарри!

Удивленно поднимая взгляд, Гарри ответил:

– Что?

– Причина, по которой вы забрали книги из кабинета директора, состояла в том, чтобы читать их мне вслух, – напомнил ему Снейп.

– Вы хотите, чтобы я читал этот хлам вслух? – спросил Гарри.

С оскорбленным видом Снейп съязвил:
– Это не хлам. Это поэзия.

Гарри вернулся к чтению и рассеянно произнес:
– Кое-что мне нравится. – Он глянул на Снейпа. – Это ... я раньше никогда не читал ... поэзию. Не было возможности, учитывая, что в одиннадцать я попал в Хогвартс.

– А. Верю, что возможности вы не имели.

Покусывая ноготь, Гарри сказал, не поднимая глаз:
– Кое-что трудно понять ... но некоторые вещи, я не знаю, как сказать, полны души, что ли, – он поднял взгляд. – Даже не предполагал, что вы читаете такое.

– Почему бы и нет? У меня столько же души, сколько и у любого другого человека, – стал оправдываться Снейп, затем резко закрыл рот, осознав, что именно он сказал.

– Вот-вот. Вы сами это сказали. Вы, а не я, – сказал Гарри с хитрой улыбкой.

– Гарри, – проворчал Снейп, – читай.

– О, конечно, – недовольно сказал Гарри, разложив книги вокруг себя. – С какой начинать? Рильке, Бодлер, Донн или Шекспир?

Снейп фыркнул и пожал плечами:

– Давай начнем с Бодлера.

– Конечно, сначала французский хлам, – сказал Гарри, хватая нужный томик, затем рассмеялся, увидев, как Снейп закатил глаза.

Гарри читал почти целый час, Снейп пару раз перебивал его, чтобы проинструктировать о нюансах чтения стихов вслух.

– Попробуй еще раз; помни, что надо делать паузы, где это отмечено пунктуацией; иначе все теряет смысл.

– Хммм, хорошо, а как вам вот это? – спросил Гарри и затем продолжил:

Меня страшит мой сон, как мерзкая дыра,
В которой чудищ сонм, и их кормить пора,
Сквозь каждое окно лишь пустоту и видишь.
Испытывая трепет, о, душа моя,
Как жаждешь ты теперь глотка небытия.
Ах! Никогда из Чисел и Существ не выйдешь.***

– Вау, – всё, что мог сказать Гарри, уставившись на страницу.

– Вот именно, – ответил мягкий голос.

– Это всё, чего вы могли бы пожелать, – сообщил ему Гарри, не поднимая глаз.

***Ш. Бодлер. Пропасть. Перевод Жаната Баймухаметова.


oooOOOooo


Гарри прибыл в Хайфилд вечером в пятницу, точно к восьми часам. Хотя у входа, прямо за дверями клуба, толпилась очередь, швейцар явно был предупрежден о визите Гарри и высматривал именно его. Приглашая войти, служащий уточнил: «Гарри Поттер?», и, когда Гарри утвердительно кивнул, отстегнул бархатную ленту, чтобы дать ему пройти.

– Сюда, прошу вас, сэр.

Группа уже разогревалась, когда Гарри занял место за столиком недалеко от маленькой сцены. Сидя с краю, спиной к кабинкам, он мог прекрасно видеть выступающих, и в особенности – пианиста.

Он только заказал себе выпить, как группа сделала паузу перед началом первого сета. Драко улыбнулся, увидев Гарри, и устремился напрямик к его столику. Наклонившись, он поцеловал его в щеку.

– Ну что, ты во всеоружии?

Гарри усмехнулся:

– Аперитив с маленьким зонтиком. Что еще я могу пожелать?

Драко сжал его плечо, затем наклонился к уху и прошептал:

– О, у меня есть идея, – выпрямляясь, он кивнул в сторону сцены. – Первый сет длится сорок пять минут. Затем двадцать минут перерыва. Постарайся не уснуть, – поддразнил он, поворачиваясь, чтобы отойти.

Гарри провожал Драко глазами, пока тот шел мимо столиков, думая про себя: «Черт, он охренительно сексуален», и обратил внимание, что не он один так наблюдает – несколько голов повернулись вслед идущему Малфою. Группа была одинаково одета: облегающие черные брюки, темно-синие рубашки с чем-то сверкающим, широкие рукава, перехваченные манжетами на запястье.

Без каких-либо анонсов и прелюдий четыре музыканта во главе с саксофонистом произвели обратный отсчет и начали играть. Когда зазвучала музыка, кресла повернулись в сторону сцены, ресторанный шум притих, позволяя мягким волнам джазовой музыки заполнить зал.

Гарри развалился в кресле, восхищенно слушая, как плавно они переходят от одного номера к другому. Он почти не обратил на это внимания, когда был здесь в прошлый раз, но сейчас... сейчас, когда у него был законный интерес к одному из членов группы, восхищение переполняло его. Он не так уж много знал о музыке в целом, но достаточно – именно о том, что ему нравится. Кое-что из услышанного озадачивало, но большая часть просто восхищала... такое мастерство, такая виртуозность, такая способность подстраиваться друг под друга, словно интуитивно улавливая некие сигналы...

Центром его внимания был, разумеется, пианист. Скамейка отодвинута назад, длинные ноги вытянуты, чтобы доставать до педалей, голова наклонена вперед к клавиатуре, длинные светлые волосы практически заслоняют лицо – Драко был воплощением чистой концентрации.

Гарри наблюдал за его игрой, пораженный тем, насколько безупречной она казалась, насколько погружен был юноша в подлинный акт создания Прекрасного. Даже недавнее привыкание Гарри к этому "новому" Драко было поколеблено страстью и удовольствием, которые он увидел в его лице, тем почти экстатическим выражением, когда тот откинул голову назад и закрыл глаза, а его пальцы тем временем скользили по клавишам; в течение медленной траурной интерлюдии Драко окинул взглядом толпу и, выхватив из нее взгляд Гарри, на мгновение улыбнулся, прежде чем опустить голову и сыграть особенно трудный пассаж.

Когда сет наконец закончился, Гарри вместе с остальными посетителями с энтузиазмом аплодировал музыкантам. Он широко ухмылялся, глядя, как Драко идет к его столику. Не отводя взгляда, Гарри сказал:

– Ты был бесподобен.

Удовольствие промелькнуло в серых глазах.

– У тебя предвзятое отношение, – засмеялся Драко.

Гарри покачал головой:

– Ну, может быть, но все равно это правда, – он удивился, когда Драко протянул ему руку.

– Ладно, не буду с тобой спорить, – он кивнул головой в сторону бара. – Пошли. У нас всего двадцать минут.

Следуя за ним сквозь толпу, Гарри дошел до двери в конце бара, затем вверх по лестнице и по коридору – до комнаты Драко. Оказавшись внутри, за плотно закрытой дверью, Гарри мгновенно повернулся и прижал Драко к ней. Вжимаясь в любовника перед поцелуем, Гарри пробормотал, почти касаясь губами кожи на шее: «Мерлин, как же я тебя хочу!» После бешеного фроттажа, жадного танца дразнящих друг друга языков, Гарри оторвался от Драко и посмотрел ему в лицо, отводя пряди волос рукой:

– Знаешь, ты такой красивый.

Драко улыбнулся:

– Тааак, а я ведь не подхожу под описание, верно? – В ответ на озадаченный вид Гарри он с недовольной миной произнес: – Высокий, темный, обычной внешности, – скользя руками по спине Гарри, он наблюдал, как сказанное им доходит до партнера.

– Ну, – мягко сказал Гарри, прислонившись лбом ко лбу Драко, – ты высокий. Определенно темный, в другом смысле, конечно, но... – он улыбался и покачивал головой. – Нет, ты ни в коем случае не обычной внешности, – прижавшись к нему пахом, Гарри тяжело вздохнул. – Ну почему только двадцать минут? Я хочу тебя сейчас, – прорычал он.

Драко шлепнул его по заднице:

– Позже... всего один час... и тогда, – он обхватил член Гарри поверх брюк, – тогда я собираюсь трахать тебя, пока не попросишь пощады. – Когда Гарри застонал, Драко тихонько засмеялся, затем отодвинулся, потянув его за руку в сторону кровати. – Иди сюда – знаешь, что это такое? – он указал на два предмета, лежащих на покрывале.

Гарри опустил взгляд, затем покачал головой:

– Нет. Не имею ни малейшего понятия, – он поднял глаза, встретившись с полным непритворного ликования взглядом Драко.

– Это, – сказал тот, подбирая неизвестные приспособления, по одному в каждую руку, – анальные пробки. – В ответ на выражение лица Гарри Малфой пояснил: – Пробки для задницы.

Какое-то время Гарри просто смотрел на него, затем почувствовал жуткий жар, хлынувший к лицу.

– Пробки для задницы... – глаза округлились, как только до него дошло, почему Драко так смотрит. – О... ты имеешь в виду... ты хочешь, чтобы я... – он не мог отвести глаз, зачарованный этой идеей. – А... как это работает?

Драко поднял и поочередно опустил руки, как бы проверяя вес каждой пробки.

– Ты вставишь одну сейчас... мы пойдем на второй сет, затем снова вернемся сюда; поверь мне, ты будешь на все согласен для меня... просто умолять будешь, готов поспорить, – закончил он хриплым соблазнительным голосом. – Ты в игре?

Гарри обжег его взглядом, и, даже уже зная, к чему клонит Драко, он чувствовал, как возбуждается все больше и больше от одной только мысли об этом. Однако взгляд в глаза Малфою окончательно убедил его: там были вспышка вызова, намек на игривость и неприкрытое вожделение.

– Хорошо, – произнес он, чувствуя, как его щеки пылают. – О, я в игре. Ну и ... какую из двух?

Драко улыбнулся, затем сел на кровать и положил "игрушки" рядом.

– Какую хочешь.

Опустив глаза, Гарри стал решать. Одна была короче и толще, чем член, с легким расширением перед кнопкой на одном конце. Другая была как минимум вдвое длиннее, но более тонкая, с таким же завершением и ровная на конце. Он покачал головой:

– Я не знаю. А какую посоветуешь?

Взяв ту, что подлиннее, Драко сложил кольцо из пальцев одной руки, затем пропихнул пробку через образовавшееся отверстие, туда и обратно:

– О, советую вот эту – у нее дополнительная опция, ты увидишь, – сказал он, ухмыляясь в ответ на выражение лица Гарри.

Гарри не нужно было дальше уговаривать:

– Хорошо. Э... и как мы это...

– Снимай штаны, – скомандовал Драко, наблюдая, как Гарри подчиняется, затем похлопал по своему колену: – Садись. Нагнись и расставь ноги.

Гарри неловко выполнил указание, скорчившись так, чтобы поместиться на коленях у Драко. Он услышал приглушенное: «Акцио, смазка», затем увидел, как рука любовника взяла более длинную игрушку. Он сжал ягодицы в предвкушении, почувствовав, как несколько капель прохладного любриканта стекли на кожу.

За это он получил еще один шлепок по заднице и рефлекторно дернулся.

– Расслабься, – услышал Гарри, чувствуя, как рука Драко скользит возле заднего прохода. Последовал короткий нажим, затем он вдохнул от того, что Драко медленно, дюйм за дюймом, проталкивал пробку внутрь. Мгновение он чувствовал жжение, как будто его разрывала выпуклость введенного предмета, но это и было самым худшим моментом. Драко попробовал протолкнуть затычку еще дальше, заставив Гарри охнуть от чувства заполненности, затем неслабо ущипнул за щеку, когда тот толкнул его ногами.

– Вот и всё. Вставай.

Гарри с трудом встал на ноги, затем неодобрительно переступил с ноги на ногу, пытаясь привыкнуть к ощущению внутри. Боли не было, но все же он не был уверен, что больно не станет во время ходьбы, и слегка поморщился, когда пришлось наклониться за штанами.

Драко встал и прижал его к себе:

– Тебе понравится, поверь мне. И эта добавленная опция... ну, в общем, узнаешь, – они стояли вплотную друг к другу, Драко целовал Гарри так, как это умел только он, и Гарри обостренно чувствовал эту штуку в заднице, и у них совсем не оставалось времени... Когда Драко отстранился, Гарри уже почти привык к ощущению твердой резиновой пробки. Что же до пресловутой опции, то она заявила о себе внезапно и без предупреждения.

Гарри пошатнулся и не смог сдержать стона.
– Что это такое? – он с трудом выдавил из себя вопрос, поскольку укол удовольствия был так силен, что едва не заставил его рухнуть на колени.

Обнимая Гарри за плечи, Драко увлек его в сторону двери.

– Это, дорогой мой Гарри, маленький стимулятор, который бьёт точно в нужное место. Никаких предсказуемых интервалов, так что ты не будешь знать заранее, когда тебя накроет. – Прежде чем открыть дверь, он еще раз поцеловал Гарри, затем шепнул в самое ухо: – Я буду думать о тебе... как ты там сидишь... с этой штукой в заднице. Только для меня. И когда сет закончится, я собираюсь выебать тебя... и ещё раз... и ещё...

Гарри со стоном прижался к нему:

– Я буду готов, можешь быть уверен.

Они были на лестнице, когда новое ощущение настигло Гарри еще раз. Он вынужден был остановиться и ухватиться за перила, бросив на Драко испепеляющий взгляд, а тот посмеивался, ожидая, пока Гарри придет в себя. Когда они вошли в ресторан и двинулись каждый в свою сторону, Гарри должен был признать, что эта штучка просто гениальна. Он не знал, как собирается выжить в оставшиеся полчаса, поскольку был безнадежно озабочен своим желанием... к обманчиво обаятельно выглядящему пианисту.

Через пятнадцать минут от начала сета Гарри размышлял над эффектом, который дают развлекательные наркотики. Слегка опьяненный алкоголем и непредсказуемой вибрацией пробки, воодушевленный нарастающими аккордами рояля и плачем саксофона, немного одурманенный бликами света и запахом сигаретного дыма, – и всё это увенчано многозначительными взглядами, которые пианист бросал в его сторону, – Гарри чувствовал себя на грани взрыва, вот только не знал, внутрь или наружу будет этот взрыв, когда сет подошел к концу.

Когда свет стал ярче и музыканты вышли на поклон, Гарри уже был на ногах. Схватив довольного Драко за руку, он буквально вытолкнул его на лестницу, и со скоростью пули они оказались у дверей комнаты.

Оказавшись за дверью, Гарри в мгновение ока сбросил с себя одежду, и, как и предсказывал Драко, стал умолять его. Он был первым в кровати, наблюдая оттуда, как Драко раздевается, его глаза лучились желанием, дыхание было поверхностным и прерывистым, он буквально умолял:

– Вынь ее и войди в меня... выеби меня ... сейчас же!

Чтобы не нарушать данного им обещания, Драко именно это и сделал.


oooOOOooo


Они сидели за чистым металлическим столом в кухне клуба, уплетая на завтрак остатки вчерашнего ужина – тушеный картофель и тосты.

– Вижу, ты уже принял решение, – сказал Драко, когда они покончили с едой.

Гарри встал и снял с плиты свистящий чайник. Наливая кипяток, он подтвердил:

– В общем, да. Но, – уточнил он, – поскольку это не та затея, которую я смогу провернуть в одиночку, ты тоже имеешь право голоса, – он сел, уставившись в пространство, пока остывал его чай.

– Ну, я за. Я думал, ты понял.

Гарри сфокусировал взгляд и улыбнулся.

– Спасибо. Я надеялся, что ты согласишься.

Казалось, Драко колеблется, но затем он сказал, помешивая чай:

– Я говорю это как друг, понимаешь? Я не утверждаю, что мы не должны этого делать. Просто хочу, чтобы ты подумал, – когда Гарри кивнул, предлагая ему продолжать, Драко добавил: – Тебе нужно выяснить, чего хочет Северус.

Гарри скорчил гримасу:

– Хм, в этом-то и проблема, видишь ли. Он убил человека, Драко. И не говори мне, что он поступил так не из-за меня; я все это знаю. – Он наклонился вперед, положил голову на руки, и, не поднимая глаз, сказал: – С одной стороны, он говорит: «Оставьте это», но – ты слышал его? Что он сказал, почему он тогда так рассердился? Все доводы, которые он привел... жизнь, которой у него не будет, свобода от всех тех вещей, которые делали его таким несчастным бедолагой... Вспомни, как это прозвучало! Он чуть не проговорился – ему хочется быть живым. – Гарри поднял глаза, почесывая подбородок. – Для меня это звучит так, что некто хочет получить второй шанс.

Уставившись на него, Драко медленно кивнул:

– То, что он говорит, и то, чего хочет – две большие разницы. Хотя это и не похоже на Северуса.

Гарри осушил свою чашку:

– Ладно, если он сам не собирается делать то, что для него лучше, то кто-то должен сделать это за него. И этим кем-то будем мы, – он показал рукой на себя и Драко, – хочет он того или нет.

– Ага... мы не скажем ему?

Помешкав минуту, Гарри покачал головой:

– Нет. Не сейчас. Мы с ним... только возвращаемся к нормальному общению. Я не хочу, чтобы это нам помешало, разрушило это чертово равновесие, с таким трудом налаженное, – проворчал он.

Драко вдруг распахнул глаза, заставив Гарри нервно заозираться вокруг:

– Что?

Смеясь, Драко похлопал его по руке:

– Ничего. Просто ты так сказал это, – он бросил на Гарри созерцательный взгляд. – Думаю, ты в него влюбился.

Гарри заржал:

– Ты спятил. Я и Северус, это ж надо, – сказал он, но Драко продолжал улыбаться в чашку.


oooOOOooo


Они вернулись в Хогвартс к полудню; пообедав, зашли в комнату Гарри, чтобы принять душ и переодеться перед вечерним походом в Хогсмид.

Гарри вышел в гостиную с ботинками в руках и нашел Драко погруженным в книгу.

– Что это? – спросил Драко со странным выражением лица.

– О, это, – пробормотал Гарри, наклоняясь, чтобы завязать шнурки. – Стихи.

Драко посмотрел на него с отвращением:

– Значит, я угадал. Ты это читаешь?

Гарри не поднимал глаз:

– Ну да. Снейп попросил.

Драко фыркнул:

– Ты знаешь, что это означает, да?

Уступая, Гарри откинулся назад и вытянул ноги:

– Нет, но я уверен, что ты мне об этом расскажешь.

– Кто обычно читает стихи друг другу? – спросил Драко, пихая его локтем.

Взяв Пророк, Гарри шлепнул его газетой по колену:

– Мы не читаем их друг другу. Я читаю, а он слушает.

– Та же фигня, – поддразнил Драко.

– Нет, не та же.

– Та же.

– Нет.

Когда Драко громко рассмеялся, Гарри поднял глаза и увидел, что Снейп наблюдает за ними. Он покраснел, затем покачал головой, главным образом для себя. Снейп понаблюдал за ним некоторое время, затем вернулся к чтению.


oooOOOooo


Это был прекрасный день, жаркий, но совсем не такой влажный, какой была вся прошлая неделя, так что они решили пройтись до Хогсмида, все время балуясь и подшучивая друг над другом.

Они спокойно прогуливались по деревне, зайдя в несколько магазинов, включая Сладкое Королевство. Потом Гарри потащил Драко в книжный магазин, где после десятиминутных размышлений купил чистую записную книжку в кожаном переплете, очень похожую на записную книжку Снейпа. Если Драко и удивила эта покупка, он не сказал ни слова, за что Гарри был ему благодарен.

Они закончили вылазку в Трех Метлах. Мадам Розмерта сердечно приветствовала их, и даже если и сочла странным их появление вместе, то ничем этого не выдала.

– Итак, – начал Гарри, когда перед ними оказалось по порции сливочного пива, – когда мы начинаем? Ты сказал, что это будет нетрудно.

Драко покачал головой.

– Сам ритуал несложный. Я не думаю, что он в точности такой же, как тот, что проделал Темный Лорд в твоем присутствии, но похож. Нет, единственное, что еще неясно – это фиалы... в каком порядке их использовать. У нас есть два, принадлежащие Петтигрю. В каком из них что?

– Хм, – промычал Гарри, – мы должны знать точно. «Плоть слуги» должна быть первой.

– Ну да, нам нельзя их попусту истратить, – согласился Драко. Они помолчали, затем Драко выдвинул предложение: – Мы можем просто спросить у него.

Гарри усмехнулся:

– О да, а он так и выложит нам все, как же.

– Гарри, – пожурил его Драко: – Дай мне уладить это, ладно? Доверься мне.

Гарри помнил, каким экспертом тот был в деле провоцирования Снейпа на признания.
– Получается честно. Только... не раскрывай раньше времени наши карты. Я не хочу, чтобы он вышел из себя с чем-то вроде «я запрещаю вам обоим, бла-бла-бла».

Они замолчали, когда мадам Розмерта принесла им вторую порцию.

– Единственная проблема, которую я вижу, – тихо сказал Драко, – это летучая мышь. Думаешь, это и в самом деле то место, где находится его душа?

Гарри поразмыслил, но, даже считая эту проблему существенной, другой альтернативы он не видел.

– Ты же видел его лицо в тот момент, когда он сказал это. Это было не что иное как «да»; он выглядел очень гордым. Мышь, – хмыкнул он.

– Мы должны ее поймать, что ли, – сказал Драко, и когда Гарри посмотрел с сомнением, добавил: – Мы же не можем позволить ей делать всё, что вздумается. А Северус может отпустить ее, если захочет.

Гарри провел пальцем по краю стакана.

– Не знаю. Думаю, он мог бы сделать это и раньше, если бы опасался. Нет, – сказал он, качая головой, – нет, он ее любит.

– И все равно нельзя полагаться на удачу. Мы ее просто посадим в клетку и будем кормить до последнего дня. Для подстраховки, – добавил Драко.


oooOOOooo


Этой ночью, когда Драко уснул, Гарри выскользнул из кровати и сел в кресло под окном. Ночь была безлунной, так что ему пришлось сказать «Люмос», затем он прикрепил палочку к раме окна и открыл купленную днем записную книжку. Запах свежего пергамента распространился вокруг, и Гарри улыбался, наклоняясь, чтобы начать писать.


oooOOOooo


– Шшшшш, – предостерегающе зашипел Гарри, входя в кабинет. Драко проскользнул вслед за ним, затем осторожно прикрыл дверь. – Запомни, никакой силы.

Они тихо подошли к пустому портрету, в углу которого привычно висела летучая мышь. Гарри аккуратно открыл маленькую деревянную клетку, затем придвинул ее вплотную к нижнему краю портрета, и, когда все было готово, кивнул.

Релашио, – произнес Драко едва слышно и слегка взмахнул палочкой.

Мышь рухнула как камень в ведро. Гарри захлопнул крышку сверху, затем оба наклонились посмотреть. Существо распустило крылья и забилось в угол, стараясь укрыться от света в комнате.

– Я думал, она будет... не знаю, кричать или что–то такое делать. Может, она больная, как думаешь? – спросил Гарри с опасением.

– Не, она просто испугана. Подумай, каково бы тебе было, если бы тебя выкинули из кровати без предупреждения, – сказал Драко.

– Вот именно, – раздался позади них голос директора. Они подскочили от неожиданности, затем виновато повернулись к портрету на противоположной стене. – Берегите пальцы, – предостерег их Дамблдор. – Меня удивляет, зачем вы изловили бедное животное? – когда они переглянулись, он напомнил им: – Северус очень любил ее, знаете ли.

Глядя на клетку, Гарри ответил:

– Ага, я помню, сэр. Мы... мы думаем перенести ее в мою комнату. Северус проводит больше времени там, а ... как вы и сказали, он любит ее, так что... – нескладно закончил он, не придумав ничего лучше.

– Да, он как раз говорил об этом прошлым вечером, – подтвердил Драко, подталкивая Гарри к двери.

– Он так сказал? – спросил директор, задумчиво наблюдая за ними. Когда они кивнули, он пожал плечами. – Возможно, там ей больше понравится, хотя я и сомневаюсь. Она скучает по хозяину, а не по его копии, – он сделал паузу, поглаживая пальцами бороду и изучая юношей.

– Нам лучше уйти, сэр. Было мило повидаться с вами, – сказал Гарри, чувствуя настойчивое дерганье за рукав.

– Хорошего дня, и передайте мой привет Северусу. Я уже давно не видел его, – ответил Дамблдор.

Дружно с облегчением выдохнув, они уже были почти в дверях, когда голос директора остановил их.
– О, Гарри? Я просто вспомнил кое-что, о чём ты тоже должен помнить.

Гарри обернулся:

– Сэр?

Директор уже почти отвернулся и бросил через плечо, перед тем, как скрыться из вида:

– Всё в сундуке Северуса было оставлено специально. Всё, – подчеркнул он и тут же исчез.

Уже в коридоре они прислонились к стене.
– К чему все это было? – спросил Драко.

Гарри поднял руку, останавливая его. Вслух он перечислил все содержимое сундука:

– Записная книжка, учебник, фиалы для зелий – три штуки, колдография моей мамы и письмо, картина, палочка, замотанная в шарф, – он посмотрел на Драко вытаращенными глазами. – Палочка!


oooOOOooo


Оставив свою пленницу в пустом классе, они вдвоем сидели рядом в Запретной Секции, уставившись на палочку, лежащую перед ними на столе.

– Откуда он знал? – спросил Гарри, все еще сбитый с толку. – Ты думаешь, он понял, что мы собираемся сделать?

– Я бы сказал, да, – согласился Драко. – Но это же к лучшему, разве не так? Он ведь не попытался нас остановить.

Гарри расцвел от радости:

– Да, ты прав. И еще, ты знаешь? Северус продумал все до мелочей. Он знал, что ему понадобится палочка, когда он вернется.

Драко поморщился, затем провел по палочке пальцем.

– И это еще не все, – пробормотал он, повернувшись к Гарри. – Даже не самое важное, к тому же. Подумай, Гарри. Он должен был знать, что Люпин не захочет пользоваться для ритуала своей... оборотень, использующий свою палочку для темного заклинания? Слишком опасно, ведь в таких случаях всегда применяют Приори, – он взял палочку и попробовал взмахнуть ею по направлению к столу. – Репелло! – слизеринский шарф отлетел в угол комнаты.

Хитро улыбаясь, Драко подозвал шарф и схватил его рукой.

– Хорошая вещь, кстати. Мне запрещено использовать любые Непростительные или темномагические заклинания, это часть моего... соглашения с Министерством, – он окинул Гарри оценивающим взглядом. – И я не думаю, что ты сам захочешь воспользоваться для подобных дел своей палочкой. Так что – да, он продумал все, как видишь.

– Типично для него, все до мелочей, – сказал Гарри с кривой ухмылкой, забирая палочку и оборачивая ее шарфом. – Надо не забыть поблагодарить его, когда все закончится, – сказал он сочащимся сарказмом голосом.

просмотреть/оставить комментарии [65]
<< Глава 6 К оглавлениюГлава 8 >>
декабрь 2019  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

ноябрь 2019  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

...календарь 2004-2019...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2019.12.06
Учась говорить [3] (Гарри Поттер)



Продолжения
2019.12.10 02:47:42
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2019.12.08 02:07:35
Быть Северусом Снейпом [251] (Гарри Поттер)


2019.12.04 12:55:38
Без права на ничью [2] (Гарри Поттер)


2019.11.28 21:36:33
Дамбигуд & Волдигуд [3] (Гарри Поттер)


2019.11.28 17:37:03
Капля на лезвии ножа [3] (Гарри Поттер)


2019.11.21 21:49:25
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2019.11.21 19:12:28
Своя цена [20] (Гарри Поттер)


2019.11.17 21:35:03
Работа для ведьмы из хорошей семьи [0] (Гарри Поттер)


2019.11.16 23:22:58
Змееносцы [11] (Гарри Поттер)


2019.11.10 08:05:26
Список [8] ()


2019.10.31 15:09:33
Солнце над пропастью [107] (Гарри Поттер)


2019.10.30 18:08:31
Страсти по Арке [9] (Гарри Поттер)


2019.10.28 13:36:46
Драбблы (Динокас и не только) [1] (Сверхъестественное)


2019.10.24 00:56:13
Правила ухода за подростками-магами [19] (Гарри Поттер)


2019.10.21 15:49:12
Бессмертные [2] ()


2019.10.15 18:42:58
Сыграй Цисси для меня [1] ()


2019.10.11 09:05:17
Ходячая тайна [0] (Гарри Поттер)


2019.10.10 22:06:02
Prized [4] ()


2019.10.09 01:44:56
Драбблы по Отблескам Этерны [4] (Отблески Этерны)


2019.10.06 19:23:44
Я только учу(сь)... Часть 1 [57] (Гарри Поттер)


2019.09.15 23:26:51
По ту сторону магии. Сила любви [2] (Гарри Поттер)


2019.09.13 12:34:52
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2019.09.08 17:05:17
The curse of Dracula-2: the incident in London... [28] (Ван Хельсинг)


2019.09.06 08:44:11
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


2019.09.01 18:27:16
Тот самый Малфой с Гриффиндора [0] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2019, by KAGERO ©.