Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Самый суровый персонаж поттерианы - Северус Снейп. Только он готов спасти своих врагов, чтобы иметь возможность ненавидеть их и дальше.

Список фандомов

Гарри Поттер[18435]
Оригинальные произведения[1225]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[175]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[132]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[3]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[48]



Немного статистики

На сайте:
- 12610 авторов
- 26933 фиков
- 8563 анекдотов
- 17633 перлов
- 654 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 5 К оглавлениюГлава 7 >>


  Бритва Оккама

   Глава 6
Гарри нужно было в конце концов заняться своими служебными обязанностями, так что он проработал весь вторник и большую часть дня в среду, прежде чем появилась возможность сесть и поговорить со Снейпом, да побольше, чем урывками по несколько минут. А между делом Гарри успел выстроить целую стратегию нападения с целью узнать содержание дневника лично от Снейпа. К моменту начала разговора то, что он собирался сделать, заставляло его чувствовать себя полнейшим слизеринцем.

Он забрал дневник из библиотеки и оставил на кушетке, а сам пошел мыться, затем, выйдя, налил себе огневиски. Наконец уселся в свое кресло, положив дневник на виду – себе на колени.

Подняв глаза, Гарри уже знал, что Снейп дневник заметил, поскольку налицо был хмурый взгляд профессора. «Хорошо», подумал про себя Гарри, внутренне готовый к атаке.

– Послушайте, вы знаете, зачем здесь был Драко. Он внимательно просмотрел дневник и согласился со мной. Мы собираемся все оттуда расшифровать. Вам я просто сообщаю и думаю, это правильно, поскольку он когда–то принадлежал вам, – сказал Гарри как можно более равнодушным тоном.

– Я полагаю, просить вас отвязаться будет бесполезно, – ответил Снейп, опершись о стол и скрестив руки.

Гарри продолжил так, словно ничего не слышал:

– Там упоминается Гринготтс, поэтому я послал сову Биллу Уизли – посмотрим, сможет ли он проследить, был ли у вас сейф или какие–нибудь операции с банком. Кажется, Билл вполне подходящий человек, чтобы спросить у него об этом, вы не находите?

Снейп открыл было рот, но Гарри уже несло дальше:

– Еще я послал сову Гермионе с просьбой навести справки о местности, где вы с моей мамой выросли. Видите ли, мы думаем, что Сент–Джеймс может находиться там. А Гермиона не теряет времени даром, когда речь идет о выяснении, поиске мест, где люди жили, семейных историй и подобных вещей. Вы же знаете, насколько она...

– Я не вижу, насколько...

Гарри снова прервал его:

– Драко должен кое о чем расспросить свою мать – похоже, ему кажется, что она знает вас достаточно хорошо. Я не уверен, когда именно, но он собирается также встретиться с отцом, и мы надеемся, тот сможет рассказать, кто такой Бирнум, – это было как ткнуть пальцем в небо, поскольку они даже не знали, человек ли вообще этот самый Бирнум.

– Он к делу не относится, – съязвил Снейп.

О, здорово! Драко был прав. Бирнум все-таки человек, и мне даже не нужно спрашивать...

– Драко читает Секреты Темнейших искусств. Я рассказал ему, где вы взяли книгу – надеюсь, вы не против? Он собирается использовать библиотеку в Имении, чтобы поискать больше информации об этих зельях – поскольку разбирается в них лучше меня – и он уже продвинулся по ингредиентам, которых в Запретной Секции не нашел я, – Гарри сделал паузу и оторвал взгляд от дневника на коленях. – Это они находятся в фиалах?

Снейп закричал почти в ужасе:

– Конечно, нет! Что вас навело на такие мысли?

– Так, а если там что–то другое, то что именно? – поднажал Гарри.

– Это больше не имеет никакого значения и меньше всего для...

Гарри нетерпеливо оборвал его:

– Тогда помогите мне. Если это не имеет значения, то к чему вся секретность? Что плохого, если вы мне расскажете? – Снейп повернулся и на долю секунды Гарри испугался, что тот уйдет. Но увидев, что Снейп просто обошел стол, чтобы сесть на стул, он продолжил:– Вы заперли все это в сундук, затем потратили уйму сил, чтобы обеспечить безопасность его содержимого, так, выходит, оно таки было важным, – он пристально вглядывался в будто окаменевшее лицо напротив и внезапно почувствовал себя обманутым, хотя бы потому, что понял – Снейп вряд ли доверится ему в этом. – Отлично. Вы умерли, и мы можем делать что угодно. Покончить с этим навсегда.

Затем он выложил свою козырную карту.

– Если только ... это не что–то, о чем вы сожалеете ... чего стыдитесь...

В выражении лица Снейпа он увидел всплеск эмоций прежде, чем тот заговорил. Смесь возмущения и желания защитить себя от этого перехода на личности боролись в нем. Затем внезапно все исчезло. Гарри удивленно и с испугом смотрел, как черты лица Снейпа затвердели, а глаза стали враждебными, почти ледяными.

– У вас есть своя миссия, не правда ли? – спросил Снейп внимательно. Когда Гарри медленно закрыл дневник и кивнул, Снейп коротко добавил, – У меня тоже была.

Гарри понял, что время его монолога истекло, и приготовился слушать.

– В то лето, когда вы на метле скрылись от Темного Лорда из Литтл Уингинга, он был неукротим в своем гневе ... долго. Многие пострадали, один человек погиб, – он остановился и бросил взгляд на Гарри. – Это была не твоя вина, тупица! Когда же ты поймешь, что не несешь ответственности за решения, которые принимал он? – его голос смягчился при виде опустившего голову Гарри. – Как мы оба выяснили, Поттер, люди могут меняться. Возможно, это как раз та область, которой тебе пора заняться – твоя склонность брать на себя ответственность за действия других, – Гарри взглянул на него в удивлении.

– Я работаю над этим, сэр.

– Хорошо, – вздохнул Снейп. – В любом случае за то время я понял, что мне нужен план на случай непредвиденных обстоятельств, поскольку вероятность того, что в следующий раз, когда Лорд набросится на жертву, в пределах досягаемости проклятия могу оказаться я, была достаточно велика.

Гарри мгновенно понял.

– Итак ... если что–то случается с вами, то кто–то должен был суметь рассказать мне необходимую информацию?

Снейп прояснил ситуацию еще больше:

– Из–за природы самой информации об этом нельзя было сообщить кому–либо заранее; вы же помните, что само время было принципиально важным моментом? Нет, это нужно было организовать на случай моей смерти.

– Мудрёно, – озвучил Гарри свою мысль.

Снейп некоторое время колебался:

– Итак, я выбрал того, кому доверял, и кому, я знал, сможете доверять вы.

– Список должен быть коротким, – промолвил Гарри, глядя на дневник. Снейп не доверял многим и в лучшие времена, а уж после убийства директора Гарри вообще не мог представить, кто бы это мог быть... «Погодите», подумал он внезапно, сжимая в руках дневник. В голову пришла идея, которую он поначалу отмел как слишком возмутительную; затем Гарри со вздохом откинулся назад. Он знал, что прав.

– Это Ремус, да?

Снейп кивнул.

Гарри все еще не мог поверить, затем покачал головой:

– Благо вам не пришлось прибегнуть к этому плану, поскольку он умер практически в одно время с вами.

Выражение боли мелькнуло на лице Снейпа и пропало.

– И тем не менее он был единственным, кто доверял мне.

Гарри пытался состыковать в собственном мозгу детали головоломки:

– Ага, сундук ...подразумевалось, что его откроет Ремус. Но я не вижу, как… с тем, что было внутри… как он мог узнать... – его глаза расширились. – Пузырьки... в них воспоминания!

Снейп некоторое время спокойно сидел, не глядя на Гарри, разглядывал свои руки, лежащие на столе, затем заговорил:

– На случай моей смерти у меня имелась договоренность с Гринготтсом. Это были чары, которые сработали бы в момент гибели, посылая Люпину сову с инструкциями. В отличие от вас он знал местонахождение сундука и пароль, а также имел очень подробные объяснения, что делать с содержимым.

Возможности и догадки водоворотом вертелись в голове у Гарри.

– Ремус бы увидел ваши воспоминания и затем нашел меня, чтобы рассказать то, что должен был знать я, – сказал он, подытожив. Внезапно Гарри поднял глаза на Снейпа. – Подождите. Подождите. Почему три фиала? Это те же воспоминания, что видел я сам?

Снейп смерил его взглядом, как бы обдумывая, что сказать:

– То, что заставило бы вас поверить мне, необязательно должно быть идентичным тому, что должен был знать Люпин.

– Воспоминания, – нахмурился Гарри, затем более внимательно взглянул на Снейпа, – так те, что в сундуке, предназначались Ремусу, и никто не видел их?

Более чем обеспокоенный, Снейп мгновенно вскочил и обошел стол:

– И никто никогда не увидит. Даже не смей открывать их!

Ошеломленный и сбитый с толку, Гарри уверил его:

– Ладно, ладно, хорошо. Не вопрос. Я понял, сэр, они личные.

Снейп вздохнул:

– Как бы там ни было, это уже не имеет значения. Как оказалось, не было нужды вообще втягивать Люпина в это дело, – он присел на край стола и выглядел усталым и побежденным. Гарри не мог припомнить, когда он видел Снейпа таким – ни в реальной жизни, ни на холсте. Он вспомнил единственный и, видимо, последний случай, когда профессор был так безутешен - в тот вечер, когда ему стало известно о смерти Ремуса.

Мысленно Гарри тут же провел связь – теперь, когда пресловутые карты были брошены на стол. По какой–то странной причине он был уверен в своей правоте, но поскольку Снейп никогда добровольно не признает это, Гарри нужно было спровоцировать его.

– Я не знал, что вам нравился Ремус, – мягко сказал Гарри, помня, что надо слегка продавливать.

– Я бы на вашем месте больше думал о том, что ваш собственный недавний опыт общения с людьми доказывает, сколь многого вы не знаете, – упрекнул Снейп.

Гарри подумал об этом, вспоминая – именно Снейп был виноват в том, что Ремус потерял работу в конце третьего курса; вспомнил напряжение их встреч на площади Гриммо в течение пятого курса. Он уже заподозрил, с чем это могло быть связано, но все еще ждал, что Снейп подтвердит сам.

– Я думаю, вы все–таки неправы. Ремус не стал бы вам доверять.

– Стал бы, уж поверь мне, – возразил Снейп резким тоном.

– Я так не думаю, – бросил вызов Гарри.

– Ты думаешь, что знал его, потому что он был связан с твоим отцом? Как много времени ты провел с ним? – усмехнулся Снейп.

– Он был мне как член семьи! – горячо заявил Гарри. – Я знал его лучше, чем кого–либо!

– Даже лучше, чем его любимая жена? – злобно нахмурился Снейп.

– Не смейте оскорблять ее память. Оставьте ее в покое! – парировал Гарри.

Казалось, эти слова застали Снейпа врасплох, он обмер. Неподвижно застыв, он уставился на Гарри, затем двинулся к стулу и грузно сел на него, склонив голову набок и глядя в пол, то ли чтобы собраться с мыслями, то ли чтобы спрятать эмоции, Гарри не мог понять.

Когда он все–таки поднял взгляд, лицо его было спокойно, хотя Гарри показалось, что в глазах – горе, а затем он понял, что так оно и было, когда услышал:

– Мы были любовниками, Люпин и я.

Гарри уставился на него и сглотнул. Видя такую реакцию, Снейп решил повторить сказанное.

– Мы были любовниками и хорошо скрывали это, – сказал он скромно.

– Как долго? – осмелился спросить Гарри.

Снейп пожал плечами:

– С того момента, как он начал преподавать здесь, и… до самой смерти Блэка.

Это было похоже на правду, хоть Гарри и недоумевал – как это началось и как им все годы удавалось это скрывать. Он был уверен, что никто из Ордена не знал; мысленно вернулся к ночи убийства Дамблдора, вспомнил, насколько Ремус был подавлен ... Но тогда они все были подавлены, так что его боль и ярость не казались из ряда вон выходящими.

Глаза Гарри встретились с глазами Снейпа:

– Итак... он был вашим резервным планом?

– Да, – подтвердил Снейп.

Гарри медленно покачал головой:

– Я все еще не могу поверить... вы и Ремус. Никто не подозревал, это точно.

Снейп остолбенел от такой дерзости:

– Это не твоего ума дело. Как ты уже однажды упомянул, не помню, по какому поводу, мы оба уже покойники.

Осознание того, что он должен сделать это, задачи не облегчало.

– Сейчас я хотя бы понимаю, почему вы были так расстроены. Но все равно, – мягко упрекнул Гарри, – Вы же не говорите мне всего. – По лицу Снейпа он видел, что назревает буря, и опасался, что не успеет спросить о том, что сам же и наметил. – Что такое Сент–Джеймс? И почему число рядом с записью соответствует цифре на каждом из фиалов?

Снейп с такой силой сжал кулаки, что костяшки пальцев побелели:

– Прекрати немедленно. Все прекрати! Я сказал тебе больше, чем следовало. Я тебе больше ничего не должен! Ничего! – проорал он, вскочив.

Гарри, оглушенный такой яростью, откинулся назад, ухватившись обеими руками за кресло. Глаза расширились, и он пытался справиться с румянцем, залившим его щеки, в этот раз – от стыда за то, что так явно манипулировал профессором.

Снейп, должно быть, заметил оцепенение Гарри, поскольку его лицо смягчилось и он устало произнес:

Брось это дело, Гарри.


oooOOOooo


Этой ночью луна была полной, ее свет просачивался сквозь переплет окна, бросая решетчатую тень на покрывало. Гарри лежал на боку, озадаченный странными поворотами собственной жизни, случившимися за последний месяц. У него появилось двое новых друзей, хотя он мог себе представить выражение лица Снейпа, если бы назвал его так. Драко, хотя... Гарри улыбнулся в подушку, углубление в которой обозначало место, где тот лежал прошлой ночью. Кто бы мог подумать ... не только друзья, но и любовники?

Его улыбка угасла, когда в голове, словно эхо, раздался вопрос... Кто мог бы подумать? Друзья... и любовники? Когда–то, в такую же ночь, Снейп, наверное, мог задаваться таким же вопросом, дремотно созерцая похожую вмятину на соседней подушке.

Внезапно Гарри накрыло волной сокрушительного открытия: сколько всего потеряно из–за ненасытной жажды власти и бессмертия; насколько все они искорежены, разбиты и изранены из–за патологической потребности Волдеморта властвовать; по вине его бредовых идей и неспособности других сопротивляться им эта боль будет рикошетом отдаваться еще долгие годы!

И все же ... вот он, спустя два года после войны, один в постели – но живой. И даже полон надежд. И за прошедшие два дня он открыл свое сердце другу, занимался сексом со своим прежним врагом, услышал душераздирающее признание от профессора, которого когда–то ненавидел, и глубоко внутри чувствовал волнение от еще раз дарованной ему судьбой миссии. Внезапно он понял, кто он. Все изменилось – и при этом не изменилось ничего.


oooOOOooo


Драко не появлялся до самого вечера субботы. Гарри испытывал нарастающее беспокойство, когда наступил и прошел полдень, он решил, что Малфой вообще не появится, затем покачал сам себе головой и принялся за работу в замке.

– Я был бы вовремя, – объяснил Драко, всё-таки явившись, – но мама решила, что мы должны пообедать вместе в гостиной, чего не делалось уже целую вечность, так что я остался.

– Как она? – спросил Гарри, когда они шли к главному входу.

– Как всегда. Загорается, когда я появляюсь, но потом опять погружается в себя. Я уже привык, – они поднимались по лестнице в комнаты Гарри. – Сейчас же, думаю, я расстроил ее расспросами о Северусе. Она не хочет разговаривать о войне... или людях, которые в ней участвовали. Так что ей нечего было сказать, когда я первый раз спросил о нем, но затем за обедом она мне кое – чем помогла.

Они остановились перед дверями и прислонились к стене.

– Родители Северуса переехали в местечко под названием Спиннерс–Энд как раз перед тем, как он закончил Хогвартс. Мама вспомнила, что его отец скончался за год до того, как Темный Лорд… умер в первый раз. Они с отцом ездили на похороны. Мать его была уже больна – и вряд ли, судя по ее тогдашнему виду, долго прожила после этого, так мама думает.

Гарри кивнул, затем сказал:

– Гермиона сегодня прислала сову – она нашла место, где Снейп с моей мамой выросли – там никакого Сент–Джеймса нет, так что Спиннерс–Энд – это наша последняя надежда. И мне даже не пришлось посылать сову Биллу. Ты был прав, все, что нужно – это надавить посильнее. – Взглянув Драко в лицо, Гарри показал ему на дверь. – Это длинная история. Давай поздороваемся с Северусом, а потом сходить поужинать.

Позже они вновь сидели в Запретной Секции. Драко, не выражая эмоций, слушал рассказ Гарри о том, что ему удалось узнать от Снейпа в ходе столь необычного разговора.

– Я немного в шоке, – потянувшись, прервал молчание Драко, когда Гарри закончил. – Северус и оборотень. Но то, что никто не знал, меня совершенно не удивляет – он был мастер по части скрытности, да и Люпин тоже не идиот.

Гарри промычал в знак согласия, еще раз пытаясь нарисовать себе портрет обоих, а Драко продолжил.

– Я закончил с текстом и ... это выводит из равновесия. Ты понимаешь, что почти половина книги – про хоркруксы? Как их делать, как их можно использовать, и как – уничтожить. А остальное еще хуже. – Он с трудом поборол дрожь. – Теперь я хочу вернуться – перечитать отрывки, отмеченные Северусом в дневнике, и посмотреть, могу ли я что–то извлечь из этого.

– Что насчет зелий, которые он выписал? – спросил Гарри.

Драко посмотрел на него, закрыв дневник:

– У меня есть соображения, но дай мне еще над этим поработать. Я могу и ошибиться.

– Так ... единственное, что, я думаю, можно на данный момент делать – это продолжать с ним разговаривать, – предложил Гарри, думая, что Драко выполнил пока что большую часть работы.

– Ну кое–что сделать ты бы мог ... – предположил Драко. – Нет ли здесь чего–то вроде чулана, куда профессора могли припрятывать вещи, которые они используют нечасто, но выбрасывать бы не хотели?

– Ты имеешь в виду место, которое мог бы использовать Снейп? – спросил Гарри.

– Да, я подумал о каменном котле. Его нет в классном шкафу; я ведь занимался на продвинутых зельях и обязательно заметил бы его.

Гарри поскреб подбородок.

– Да, есть кладовка, в которой в основном хранится все для занятий по зельям. В конце семестра я помогал Слагхорну сложить туда несколько весов. Она глубокая, темная, я не видел всего, что там может быть, – признался он. – Ты считаешь, стоит взглянуть?

Драко одарил его улыбкой, которая показалась Гарри вымученной.

– Да, считаю. Был у него такой котел или нет, это важно проверить.


oooOOOooo


После ужина они вернулись в комнаты Гарри. И если в прошлый раз их удивило отсутствие Снейпа на картине, то на этот раз он со всей очевидностью поджидал их – придвинул стул к переднему краю и сел, почти как повелитель на троне, нетерпеливо топая ногой, пока они не заняли свои места.

– Добрый вечер, Северус, – дружелюбно сказал Драко.

– Добрый вечер, – Снейп кивнул ему, затем остановил на Гарри такой взгляд, который немедленно давал понять, что тут будет дальше. – Вопрос номер шесть, – коротко проинформировал он.

Гарри застонал и наклонился вперед, водрузив локти на колени, в то время как Драко утешительно похлопал его по спине.

– Валяйте уже, – пробормотал Гарри.

Снейп задрал подбородок, создав этим впечатление, будто он смотрит поверх своего носа:

– Какими были ваши лучшие и худшие моменты сегодняшнего дня?

Ответы у Гарри были готовы мгновенно, но он чувствовал некий драматический момент, достойный препирательств.

– Тут целых два вопроса. Так что… какой вас интересует больше? – сделал он отчаянную попытку отвертеться.

Отвечая ему не очень дружественным изгибом верхней губы, Снейп выразил несогласие:

– Нет, вы не правы. Вопрос здесь один, с составным подлежащим, но единичным вопросительным знаком. Он хоть и требует двух ответов, это все–таки один вопрос, – самодовольно разъяснил он.

Драко наклонился и тихо шепнул:

– Извини, Гарри, но он прав.

– На чьей ты стороне? – спросил Гарри и толкнул его локтем. Затем, в ответ на смех Драко, выпрямился и посмотрел на Снейпа, прежде чем со скоростью пулеметной очереди ответить, – Когда охранные чары известили меня, что кто–то находится у ворот, и когда я решил, что Драко может вообще не появиться, поскольку он опаздывал.

Он произнес это так быстро, что Снейп поморщился, пытаясь воспринять информацию. Выпалив ответ, Гарри удовлетворенно откинулся назад, ожидая, пока сказанное им дойдет до Драко.

Когда до Драко наконец дошло, что именно сказал Гарри, он прижал свою ногу к его ноге:

– Это были лучшая и худшая части дня?

Гарри сардонически улыбнулся ему:

– До этого самого момента.

Снейп и Драко одновременно громко рассмеялись, пока Гарри не закатил глаза и не сказал:

– Я хочу больше.


oooOOOooo


Значительную часть следующего дня они провели за чтением; Драко разбирался с абзацами, выписанными Снейпом из Секретов Темнейших Искусств; Гарри сначала потратил время на воскресного Пророка, затем – на зубодробительный Трактат. Вечер они закончили игрой в шахматы, и хотя Снейп один играл против них обоих, они все равно умудрились проиграть меньше чем за час.

Они удалились довольно рано, и Драко одарил Гарри загадочной улыбкой, когда тот закрывал дверь. Он же первый снял одежду и сел на край кровати, глядя, как Гарри раздевается. Отодвинувшись немного назад, Драко похлопал по кровати между ног и сказал:

– Иди сюда.

Гарри ощутил всплеск предвкушения, заметив маленький бархатный мешочек в руке у Малфоя.

– Хорошо, – сказал он, устраиваясь между ног Драко, затем вздохнул, почувствовав тепло груди, прижавшейся к его спине.

Руки Драко держал спереди, развязывая ленту мешочка, а затем вытряхивая его содержимое Гарри на ладонь. Гарри подхватил мягкий кожаный ремешок.

– Что это?

– Это, – горячее дыхание Драко обжигало шею, – сбруя на член. Нечто, что нам обоим должно понравиться, – он взял ремешок у Гарри, затем опустил руку и сказал, – Это нужно делать быстро, пока ты еще мягкий, а то потом не наденется.

Гарри положил руки на бедра Драко, а затем с изумлением смотрел, как длинные тонкие пальцы намертво закрепляют ремешок, обвив его вокруг основания яичек и члена, и затягивают так, чтобы он плотно прилегал к телу. Этой небольшой манипуляции было достаточно, чтобы член Гарри наполовину встал.

– Ну и ... что эта штука делает?

Драко убрал руки, затем Гарри почувствовал, как он отодвигается назад, увлекая Гарри за плечи.

– О, прелесть этого кольца в том, чего ты не можешь делать, – он жестом показал Гарри, чтобы тот лег на подушки. Близко наклонясь, Драко поцеловал Гарри в губы и погладил рукой его член. Откинувшись назад, он сел на пятки и умостил ноги Гарри по обе стороны от себя.

– Это довольно изысканная пытка, вот увидишь. Ты будешь хотеть кончить, но тебе придется постараться для этого, как никогда в жизни, – сказал он мягко, пробегая руками по внутренней стороне бедер Гарри.

Член Гарри, болезненно эрегированный, уже пульсировал, практически вертикально нацеливаясь в потолок. Он раскинул ноги, грудь вздымалась, и его возбуждали как сама сбруя, так и сладострастный тон голоса Драко в сочетании с порочным выражением его глаз.

– Ну давай, Гарри, – мягко сказал ему Драко. – Я хочу посмотреть, что ты делаешь с собой, пока меня здесь нет, – он соблазнительно облизал губы, затем потянулся в сторону, подцепил баночку со смазкой и откупорил ее, при этом не сводя с Гарри глаз. Он передал баночку Гарри и откинулся назад. – Я хочу посмотреть, как ты трахаешь себя. Покажи мне, – промурлыкал он, нанося смазку на свой член. – Сомневаюсь, что у тебя получится, но, если ты вежливо попросишь, то я, может быть, тебе помогу.

Гарри уже начал ласкать себя, открыв рот от усилия, которого требовал уже наполненный желанием член – он отвердел и увеличился даже больше, чем обычно, и Гарри гадал, было ли это из–за ремешка или из–за того, что он дрочит по команде наблюдающего за ним Драко. Одна лишь мысль об этом еще больше возбудила его, и он громко застонал, глядя, как Драко лениво ласкает свой член, с почти ядовитой улыбкой наблюдая за растущим возбуждением партнера.

Колени Гарри дрожали, ступни упирались в кровать, голова и плечи выгибались вверх, когда он пытался… пытался… пытался, но кончить не мог. Он чувствовал себя уже на грани… он готов был кончить ...Уже на самой грани ... уже вот–вот… почти… Он мог уже почти кончить ... почти...

– О-о-о! – закричал он от отчаяния, дроча еще сильнее и прикусывая губы.

– Сбруя не помешает тебе кончить, – сказал Драко словно во сне, наблюдая за ним мерцающими серыми глазами. – Она просто задерживает тебя. Некоторые находят это… мучительным, а другим нравится, быть на грани ... вечно. К которым относишься ты, Гарри? – и тихо засмеялся, как будто стон Гарри был ему ответом.

Быстро двигаясь по кровати, Драко перекатил Гарри на бок, затем скользнул к нему вплотную и, протолкнув свое бедро между ногами Гарри, просунул руку ему под плечи. Гарри мог чувствовать другую руку Драко, скользкую от смазки, ласкающую его зад, а затем, после короткого давления, Драко проник в него одним медленным мягким толчком.

На какое–то мгновение в глазах у Гарри потемнело, благословенное ощущение заполненности заставило его забыть о мастурбации. Он застонал от волнообразных движений сзади, а Драко приник к его шее, прикусывая кожу. Это было грандиозно, это было такое удовольствие, это была такая боль, это было ощущение столь острое, что Гарри вскрикивал на каждом пике ощущения. Ему нужно было кончить, он так хотел кончить!

– Драко ... Драко ... Мне нужно ...Я не могу ... – умолял он, снова нащупав руками свой член.

Но Драко отбросил его руки, затем стал яростно дрочить его сам, в ритме собственного не очень деликатного толкания сзади.

– Хочешь кончить? – выдохнул Драко ему в ухо. – Хочешь? Тогда попроси меня, – сказал он, а затем принялся шумно посасывать кожу чувствительного места как раз под ухом Гарри.

Гарри с трудом мог говорить, но откинул голову назад и бесстыдно попросил:
– Пожалуйста ...пожалуйста...Хочу кончить очень хочу кончить о господи дай мне кончить, – пробормотал он, запинаясь.

Мягко рассмеявшись и не прекращая движения, Драко ослабил ремешок. Гарри почувствовал легкий шлепок, когда ремешок соскользнул, а после уже не было времени для рациональных мыслей, потому что он закричал от нетерпения, с трудом осознавая, что Драко кончает и, сжимая его плечи, взрывается приглушенным криком, изливаясь внутри Гарри.

Это был оргазм, подобного которому Гарри никогда раньше не испытывал, поскольку он кончал и кончал; тепло струилось по пальцам, хлестало по груди и фонтанировало до самого подбородка. Он чувствовал себя отдельно от своего тела, неспособный двигаться, и его руки и ноги все еще дрожали от этого яростного всплеска энергии. Гарри было жарко, потно и липко, а Драко все еще обнимал его сзади, и они лежали, слепленные вместе, подрагивая и учащенно дыша.

– Так... – Драко смог заговорить первым, когда в комнате стало совсем тихо, – и что ты думаешь об этом ремешке? – в тоне его голоса слышалось веселье.

Гарри слегка повернулся и сказал через плечо:

– Я думаю, ты следующий на очереди, – затем он развернулся так, что они оказались лицом к лицу. – Это было охренительно.

Драко произнес очищающее заклинание, затем вытянул руку, накрываясь покрывалом.

– Я знал, я знал.... Правда, ты говорил, что не любишь играть в игры с людьми, – поддразнил он, затем наклонился, целуя Гарри в лоб.

Гарри протянул руку и провел ею по груди Драко, больно скрутив сосок. Драко удивленно вскрикнул.

– Это не то, что я имел в виду, и ты об этом знаешь, – произнес Гарри.

Драко прижал его крепче:
– Так... у меня есть кое–что еще… что мы можем попробовать, – рискнул предложить он, – ты в игре?

Гарри поежился, но иного выбора, кроме как согласиться, у него не было.

– Я в игре.


ooOOOooo


Утром они оба налили себе чаю, затем сели на кушетку, на этот раз так близко, что их ноги соприкасались.

– Любопытный феномен, – отметил Снейп. – Я заметил, что расстояние между вами на кушетке обратно пропорционально количеству раз, когда бывает закрыта дверь в спальню.

Гарри опустил чашку, затем склонил голову набок:
– Э–э–э... что?

Драко прыснул, захлебнувшись, затем громко засмеялся:

– Он думает, то, что мы сидим так близко друг к другу, имеет отношение к закрыванию двери на ночь.

– Ох, ну... – Гарри бросил мрачный взгляд на Снейпа, ожидая вопроса номер семь. – Допустим, он прав. – Снейп состроил нечто среднее между улыбкой и оскалом, но вопросов больше не задавал. Казалось, он был удовлетворен, поставив Гарри в тупик.

– Бросьте эти бессмысленные слизеринские штучки, – произнес Гарри. – Говорите по – английски, ради бога, оба, – но при этом он улыбался, опустошая чашку.


oooOOOooo


Казалось, дни стали тянуться медленнее, заметил Гарри, когда у него появилось личное дело и некто, кого можно ждать на выходные. Не то чтобы у него не было работы, ведь была уже середина июля. Он проводил утро в кабинете Минервы, заканчивая формировать список детей, которые получат свои хогвартские письма. Письма первоклассникам были, конечно, самыми сложными, несмотря на то, что содержание их было идентичным. Самым трудоемким делом оказался адрес. Каждый день Гарри получал обновленный список из Министерства, и так будет продолжаться до самого последнего вечера, когда действительный адрес будет магически нанесен на конверт. С письмами для уже обучающихся студентов было проще, но и тут требовалось приложить список необходимых для учебы вещей, которые каждый студент должен был приобрести до начала учебного года.

До вечера среды он не вспоминал о своем задании исследовать грязную заваленную кладовку в подземельях. Из–за специфического местоположения сейчас ею пользовался только профессор зелий. Приятным, вспоминая, какая куча коробок, книг и ржавых котлов вывалилась на них, когда они со Слагхорном открыли ее в начале мая, Гарри это задание не находил.

Он стоял перед двойными дверями кладовки, лениво гадая, не нужно ли ему позвать на помощь Кричера, или того завалит рухлядью, как только он откроет дверь. Выставив вперед палочку, он направил ее на дверь и произнес: "Алохомора". Когда замок открылся, Гарри отошел назад, затем взмахнул палочкой, распахивая первые двери. Затем, осторожно протянув руку, он тронул за ручку, дюйм за дюймом открывая следующую.

Несмотря на то, что все, к счастью, осталось на местах, Гарри тяжко вздохнул, окидывая взглядом помещение. Битком набитое, пыльное, с непонятным запахом, наполненное каким–то странным свистящим звуком – вот уж нехороший признак. Закатав рукава, он произнес:

– Драко, это явно хуже того, чем занят ты.

Подняв палочку, он начал работу, оставляя безопасное расстояние между собой и горой рухляди.

Спустя час кладовка была почти полностью опустошена, а ее содержимое воздвигалось двумя небрежными кучами по обе стороны от Гарри. Едва он отодвинул нечто, имеющее вид палатки, наподобие той, что брали с собой Уизли на Всемирный Кубок, как увидел котел, засунутый в угол и заполненный пожелтевшими свитками пергамента, ковшами и всевозможными приспособлениями для растирания и помешивания зелий.

– Ах ты черт, – чертыхнулся Гарри, левитируя содержимое котла в пустую коробку. Он втиснулся в узкую щель и опустился на колени, чтобы изучить найденный предмет более внимательно. Это был небольшой котел – по размерам не больше тех стандартных оловянных, которыми пользовались студенты. Его поверхность была грубо обтесанной, выцветшей от чего–то, смахивающего на пятна мха, и от других пятен, которые Гарри даже рассматривать не хотелось, и стоял этот котел на пьедестале вместо круглого поддона и ножек, на которые ставят обычные котлы.

Сдвинуть в одиночку он его не мог, поэтому отлевитировал в ближайший класс, где зажег палочкой свет, чтобы рассмотреть получше. По краю котла, как и на дне внутри, были выгравированы рунические символы, которые Гарри расшифровать не смог. «Драко изучал Древние руны, вот пусть и попробует с ними разобраться», подумал он.

Вернувшись в коридор, от перспективы убирать грязные кучи обратно в кладовку он внезапно почувствовал себя дурно, и решил, что сейчас точно стоит привлечь домовых эльфов, тем более что нужный предмет он уже выудил.

Кричер разглядывал громоздящиеся перед ним горы хлама:

– Как Хозяин Гарри Поттер хочет, чтобы Кричер это организовал?

– Просто избавься от всего мокрого, вонючего и свистящего. Остальное – на твое усмотрение, – сказал Гарри эльфу.

Глаза Кричера расширились в предвкушении:

– О, Кричер любит просеивать, сортировать по размеру, разбирать и раскладывать, – сказал он с ликованием.

Гарри улыбнулся его радости и, уходя к себе, произнес:

– Как хорошо, что хоть один из нас это любит.


oooOOOooo


Вечером Снейп был задумчив и необщителен, так что Гарри решил проведать Хагрида. Они пошли прогуляться вокруг озера, и великан, как обычно, развлекал Гарри своим умением запускать камни. Они распили бутылку какого–то непонятного огневиски, Хагрид пытался объяснить, откуда он ее взял, но Гарри сказал, что лучше бы ему этого не знать. Утром голова проинформировала его, что на будущее нужно все–таки выяснять происхождение спиртного, и желательно до того, как начинаешь его пить.

К середине дня четверга Гарри уже точно знал, что ждет наступления субботы. Несмотря на похмельное зелье, в голове всякий раз, когда он ее наклонял, пульсировало, к тому же он видел в замке привидений, которые его обычными обитателями не были, и, что было еще хуже, все время думал о Драко ... а также, работая, вслух разговаривал со Снейпом. В первый раз он чувствовал себя таким неприкаянным, оставшись один. Чувство это ему не нравилось, и он отказывался думать, почему так происходит.

После ужина он шел к себе, побаиваясь компании своего жильца, такого же сердитого и раздражительного, каким тот был и при жизни. Но сегодня Гарри даже это не беспокоило. Он чувствовал себя плаксиво, одиноко, ему не хватало секса, и по какой–то причине все, чего он хотел – это проговорить несколько часов со Снейпом, помастурбировать на фантазию о Драко, лечь и затем проснуться уже утром.

Такое поведение способствовало развитию фамильярности у Снейпа, когда Гарри, потягивая свое виски, читал ему выдержки из Пророка. Он не был против постоянных комментариев, вставляемых в паузы, во время которых переводил дыхание. Снейп поднял брови, когда Гарри взял Трактат без напоминания.

Гарри прочел главу целиком, затем поднял глаза и увидел, как Снейп разглядывает его так, будто у него выросла вторая голова.

– Что? – задал Гарри вопрос.

– На сегодня достаточно. – Снейп махнул рукой на книгу. – Налей себе выпить, если хочешь. – Гарри сузил глаза, затем пожал плечами и подозвал бутылку. Он обернулся к картине, чтобы еще раз убедиться, что от Снейпа не скроешь ничего, если это касается Гарри Поттера.

– А почему лицо так вытянулось? – прямо спросил его Снейп. – Думаю, ты должен чувствовать себя на вершине мира.

– Почему вы так думаете? – спросил Гарри, понятным образом настороженный из–за того, что Снейп затронул столь личную тему.

– Ты молод, здоров ... и с любовью на горизонте, – сказал ему Снейп.

Гарри фыркнул:

– Любовь на горизонте. О да, это про меня, – ехидно парировал он.

Снейп не ответил, но сосредоточенное выражение его лица заставило Гарри внутренне съежиться. Это никогда не предвещало ничего хорошего. Когда Снейп наконец заговорил, его голос был на удивление мягким:

– Я думаю, у тебя потрясающая способность любить.

«Это что–то новое», подумал про себя Гарри. Они уже подшучивали раньше над сексом и благородным стремлением к идеалу, но никогда не затрагивали тему любви.

– Ну да, единственная вещь, которую я выучил, это то, что жизнь будет разочаровывать тебя всякий раз, – он глотнул виски, затем добавил, – когда это касается любви.

Снейп выглядел шокированным:

– Услышать подобную вещь от тебя просто немыслимо. Почему же?

Гарри наклонился вперед, положив подбородок на руки:

– Вы думаете, жизнь оставила мне хоть одного человека, которого я любил?

Выражение Снейпа смягчилось:

– А. Вот в чем дело, – и после долгой паузы он напомнил, – у тебя же есть друзья.

Гарри уставился на него:

– Именно в этом и дело. Они мои друзья. Не поймите меня неправильно, я люблю их, и они любят меня. Но они просто друзья, – он откинулся в кресле, и, когда заговорил снова, его голос стал тверже.– Но мои родители, Сириус, Ремус, даже Дамблдор…? Жизнь не дала ни единого шанса. Одного за другим… сегодня здесь, а завтра уже нет, – цинично заметил он. – Так что простите, если я чувствую себя немного упертым, – он осушил до дна свой стакан, затем поймал взгляд Снейпа со словами, – ...когда дело касается любви.

Снейп пододвинул свой стул ближе к краю портрета, все еще рассматривая Гарри:

– Сколько тебе лет?

Гарри вздохнул; он знал, что будет дальше:

– В этом месяце будет двадцать.

– Хмм...так... пресыщен... уже в двадцать, – сказал Снейп мягко.

– Я реалист, – спокойно возразил Гарри.

– Ты жалок, – немедленно парировал Снейп и откинулся назад. – Уж если кто и достоин любви, то именно ты.

Гарри почувствовал, что ему трудно говорить – теплое чувство растекалось у него в груди – то самое, которое возникало всякий раз, когда Снейп произносил что–то, хотя бы отдаленно напоминающее одобрение.

– О, точно. Эксперт в области любви дает советы, – сказал он насмешливо.

Когда Снейп наконец ответил, его глаза пристально сузились и Гарри восхитился тому, как хорошо тот умел управлять чужим вниманием за счет одного лишь понижения голоса:

– Я умер не для того, чтобы ты мог проживать свою жизнь так цинично и одиноко, и без любви.

Гарри среагировал, не подумав, о чем почти сразу же и пожалел:

– Вы–то сами следовали тому, что здесь проповедуете? Нет, вы умерли, одинокий, храня данную моей матери клятву, – сказал он с горечью, удивившей даже его самого.

Снейп покачал головой, затем складки вокруг его рта расслабились, он сел, глядя на Гарри, соскользнувшего на пол перед картиной:

– Это была только часть.

– Неужели? Но это именно та часть, которую вы мне поведали, – напомнил ему Гарри.

Снейп взглянул на свои руки, затем вновь на Гарри:

– Я полагаю, что выразился недостаточно ясно. И, принимая во внимание твою поразительную способность обесценивать свой собственный вклад и значимость, я хочу объяснить так, что даже ты поймешь, – тут он сделал паузу.

– Хорошо... я подумаю, продолжайте, – сказал Гарри неуверенно, едва осознавая, что его только что тонко оскорбили, но сейчас его это не заботило.

– Прежде чем наступил конец всему, – сказал Снейп, – несмотря на мое задание защищать тебя и мое обещание директору связать воедино все эти ужасные нити, задолго до того, как настал мой собственный конец, я уважал и восхищался тобой за то, кто ты есть. Только тобой одним, – он наклонился вперед и положил ладонь на поверхность картины, как будто нуждался в поддержке. Его голос был низким и глубоким, но Гарри слышал каждое слово. – И если ты не понял этого до сих пор, мне больше нечего сказать. Я не раздаю уважение легко и беспричинно.

– Так, – сказал Гарри нерешительно, гадая, когда это стало более важным, чем ему казалось, – там, в конце, когда вы смотрели на меня, это было не только из–за моей мамы? – почти благоговейно и совсем неосознанно он поднял палец и мягко положил его на поверхность портрета, где, как бы в воздухе, повисла рука его собеседника.

Снейп на мгновение оторопел, но руку не убрал. Он глядел в зеленые глаза, служившие темой разговора.

– Я видел вас обоих, но тебя... тебя я видел в первый раз, – он убрал руку, затем сделал шаг назад и медленно опустился на стул.

– Ты пьян? – спросил он у Гарри, наблюдая, как тот на коленях приблизился почти вплотную к картине.

– Неееееет, – ответил Гарри, садясь по–турецки. – Два стакана. В пределах моего лимита трезвости.

– Хммм, – только и откомментировал Снейп, – но тебе уже явно хватит.

– А. Вот и она, – сказал Гарри, откинув руку назад и подозвав бутылку, затем решил, что лучше не пользоваться стаканом. – Я не пьянею и после четырех, и даже после пяти, если в желудке есть еда.

Снейп покачал головой, глядя, как Гарри открывает бутылку.

– Потрясающе... я должен признать, что скучаю без хорошей порции алкоголя, которого мне больше никогда не выпить.

Гарри сделал большой глоток, затем поставил бутылку на пол рядом с собой.

– Я бы с удовольствием угостил вас, – искренне сказал он, затем довольно долго изучал Снейпа, который так же, трезво и решительно, смотрел на него. – Можно кое о чем спросить вас, сэр?

С легким подозрением Снейп сказал:

– Спрашивай.

– Вы ... любили секс? – ляпнул Гарри, затем уточнил, – я имею в виду, когда вы и Ремус... ну, когда вы с ним были, – он спотыкался на словах, – вместе. То есть, на самом деле, когда вы не были вместе. О черт, – он остановился, глубоко вдохнул и хлебнул еще раз из бутылки. – Думали ли вы об этом все время, пока не были вместе?

– Ах вот что. Полагаю, ты спрашиваешь меня, предвкушал ли я, чтобы мы были вместе, когда мы были порознь? – уточнил он, нахмурившись.

– Ну да, об этом. Я спрашиваю потому, что думаю об этом ... почти все время, пока его нет, – ответил Гарри с облегчением.

Снейп поджал губы:

– Это естественно, я думаю.

Гарри потерся щекой о бутылку:

– Ну тогда хорошо. Не знал, что так не только у меня...

Снейп мягко рассмеялся:

– Нет, не думаю, что только у тебя.

Гарри сузил глаза, размышляя, смеется ли Снейп над ним или нет, затем решил, что, скорее всего, смеется. Однако, не собираясь отступать, он предложил объяснение:

– Драко вот говорит, что я немного… извращенец, – признался он, удивившись, насколько легко это было сказано. – Просто интересно, насколько это...

– Нормально? – спросил Снейп, явно удивленный. – Разнообразие – это пряность жизни, как говорят, и я могу предположить, что это также верно и в отношении сексуальных контактов, – он смотрел, как Гарри еще раз отхлебнул из бутылки, затем спросил его со снисходительной улыбкой, – извращенец... ты?

Гарри пожал плечами:

– У меня небольшой опыт, чтобы говорить наверняка. Но Драко должен знать, я думаю. – Его глаза уже слегка остекленели. – Однако это личное, – промямлил он и поднял бутылку на уровень глаз, чтобы увидеть, сколько осталось жидкости. – Ого, это мой лимит.

– Я очень надеюсь на это, – пробормотал Снейп в знак согласия.

– Все равно, я хотел спросить вас, поскольку у вас был опыт… вы и Ремус... был ли это только секс? Или вы когда–нибудь думали о, ну не знаю, совместной жизни?

– И почему это тебя интересует «совместная жизнь»? – серьезно спросил его Снейп.

– О, нет, – заверил его Гарри, – мне просто нравится секс – и Драко тоже. Никакой любви и прочей чуши. Нет, я просто думал о вас... – он оперся спиной о кресло и согнул ноги так, чтобы они лежали по обе стороны от картины. – Вам придется признать, что вы с ним... так это было, как у нас с Драко? Только секс или нечто большее?

Снейп разглядывал его с подозрением:

– Хоть это и не твоего ума дело, но у нас не возникало никаких мыслей о совместной жизни. Вспомни, кто мы были и где мы были. Я был шпионом с сомнительной лояльностью, он был оборотнем, и любая постоянная связь грозила катастрофой.

Гарри покачал головой:

– Думаю, здесь не все – правда. Вы были не в себе, когда я сообщил, что он погиб. – Он покачал пальцем в адрес Снейпа. – Я думаю, это было нечто большее, чем просто секс.

С видимым колебанием Снейп чуть помедлил перед тем, как ответить:

– Это правда, он был мне небезразличен, а я – ему. Нам обоим нравился секс и то бегство от реальности, которое он обеспечивал. Иногда это все, чего партнеры хотят друг от друга. Перспектива «совместной жизни» никогда даже не обсуждалась, поскольку мы оба знали, что она невозможна.

– А я бы хотел, когда–нибудь, – сказал Гарри почти трезво, деморализованный легкой небрежностью выражения «когда–нибудь».

– Завести семью?

– Да, и не смотрите так удивленно, – проворчал Гарри.

Закатив глаза, Снейп сказал ему, словно ребенку:

– Ты недавно отклонил такую возможность – завести семью с кем–нибудь, а после двухнедельного распутства с мистером Малфоем внезапно признаешься в этом? Разве что тут виновен алкоголь.

– Так не вместе с Драко, – поправил его Гарри. – Мы любим секс, – сказал он, как будто это все объясняло.

– А если не с Драко... – когда Гарри не заглотил наживку, Снейп продолжил. – Тогда какого партнера ты будешь искать?

– Во–первых, давайте скажем прямо – он должен быть мужчиной, – сказал Гарри, затем выпрямился, по его лицу расплывалась ухмылка. – Ха! Скажем прямо? Скажем прямо ... должен быть мужчиной? – он схватился за бока, фыркая и хихикая, за что получил полный отвращения взгляд Снейпа.

– Ты в стельку пьян, – сказал тот.

Гарри глянул на бутылку перед собой, и его улыбка померкла. Тяжело вздохнув, он посмотрел на Снейпа, затем заржал:

– Думаю, вы правы, – с трудом выдавил он, затем опять зашелся смехом.

Снейп подождал, пока Гарри не успокоился настолько, что издавал только слабые хихикания, и спросил:

– Теперь, когда мы это выяснили, мужчина, что еще?

Гарри уставился на него.

– Разве не странно, что опьянение настолько все проясняет? – он покачал головой. – Становится настолько легче сказать?

– Если ты это понял, то советую быть осторожным, – предостерег его Снейп. – Хотя манера ставить себя в неловкое положение перед портретом обычно ничем не грозит.

– Вы не просто портрет. Мы с Драко знаем, – сказал Гарри, пожав плечами, затем, прежде чем Снейп мог бы ответить, продолжил, – высокий, темный, обычной внешности.

Снейп понял, что Гарри вновь вернулся к своему списку:

– Высокий, темный, обычной внешности. Продолжай, – он уселся опять в свое кресло, перебирая пальцами по столу.

Гарри изогнул бровь, размышляя:

– Умный, хорошо умеющий общаться, способный говорить об идеях, – он посмотрел на Снейпа озорным взглядом, – и о книгах тоже.

– О книгах?

Гарри кивнул, как будто это слово все объясняло:

– Я люблю книги.

– Итак, ему должно нравиться чтение... – закончил Снейп за него.

– И он должен быть хорош в постели, – заговорщически сказал Гарри, – тоже быть немного извращенцем.

– Тебе следует все же объяснить... что ты подразумеваешь под словом «извращенец», – указал ему Снейп.

– Тс, тс, я сказал уже, что это личное, – упрекнул его Гарри.

Строго взглянув, Снейп ответил:

– Продолжай.

Гарри покачал головой:

– Подождите. А вам нравится раскрепощенный секс? – спросил он, глядя широко открытыми глазами.

Казалось, что Снейп с трудом сдерживает приступ смеха:

– Это от многого зависит. Я думаю, что сексуальные игры в спальне… – он наблюдал за лицом Гарри, – ... и изысканные аксессуары добавляют определенный провокативный шарм для обоих партнеров, если они действуют по обоюдному согласию.

– Это хорошо, – сразу согласился Гарри. – Так что я упустил? – он немного подумал, поглаживая большим пальцем нижнюю губу. Внезапно он остановился, затем поднял взгляд, и легкомысленность его резко исчезла. – Он должен быть участником войны, – сказал Гарри тихо.

Медленно опустив руки на бедра, Снейп склонил голову набок:

– Почему?

Взгляд Гарри слегка затуманился:

– Потому что так нам никогда не придется говорить о ней. Если только сами не захотим… и если у одного из нас будут кошмары… то никаких вопросов, – закончил он мягко, внезапно посерьезнев.

Снейп грустно разглядывал его, прежде чем заметить:

– Вот он какой… твой таинственный партнер. Просто амальгама.

– Кое–что еще. Простые вещи, – сказал Гарри торжественным тоном. Когда Снейп вопросительно посмотрел на него, он объяснил, – простая жизнь; скромный дом с кошкой, – он улыбнулся, – остающейся дома на ночь. Еда и питье. Секс и чтение у огня. Простые вещи, – подчеркнул он.

– Восхитительное жилище, – согласился Снейп.

Гарри посмотрел на него:

– Таааак... посмотрим. Я бы хотел запомнить это – это стоит того, чтобы... запомнить. – Пытаясь сесть прямо, он поднял руку и растопырил пальцы. – Высокий, темный, обычной внешности, – он загнул палец, – умный и может вести беседу, – еще два пальца загнулись, – книги, раскрепощенный в постели, – еще два добавились в кулак. Открыв другую ладонь, он продолжил, – был на войне и любит простую жизнь. – Он уставился на оставшиеся пальцы, будто загипнотизированный. – Все это вместе, упакованное и завязанное на бантик, и есть мой волшебник–мечта.

Его рот открылся, когда он медленно поднял взгляд на Снейпа. Краска отлила от лица, глаза были пугающе трезвыми, а губы дрожали. Гарри попытался заговорить, но ему пришлось сделать несколько попыток, поскольку язык внезапно отказался его слушаться.

– Вы... вы..., – заикаясь, Гарри на коленях двигался к картине, так что скоро оказался на расстоянии всего нескольких дюймов от нее, и наклонился, почти уткнувшись носом в холст. – Я пьян, я знаю. Но не настолько, – сказал он быстро, поднимая руку и кладя ее на раму. В его глазах стояли слезы.

– Знаете, чего я хочу? Вы знаете, чего я хочу больше всего на свете? – пальцем свободной руки он провел по картине вдоль очертаний нарисованной фигуры. – Я хочу, чтобы вы были живы. Хочу больше, чем чего бы то ни было, – почти шепотом произнес он.

– Гарри, я думаю, уже пора...

– Нет! Сейчас я говорю серьезно! Разве вы не видите? Вы же подходите под описание. И вы... вы никогда не вернетесь. Вы умерли! Просто подумайте об этом... вы в ловушке, как и я... – он покачал головой. – Это же нечестно! Я должен был что–то сделать. Может быть, тогда вы бы остались живы. А что сделал я? Просто ушел...

– Гарри, прекрати это немедленно. Не было ничего, что ты или твои друзья...

– Нет, нет, вы не можете этого знать! Глупо... глупо... глупо. И теперь вы застряли здесь, и Мерлин знает, как бы я хотел, чтобы все было по-другому. – Он откинулся назад и опустил голову, безвольно, в отчаянии уронив руки. Он не поднял глаза, даже когда раздался звук отодвигаемого Снейпом стула.

– Спокойной ночи, Гарри, – услышал он тихий голос с картины.

Уязвленный этой бесчувственностью, Гарри снова встал на колени и схватился за раму картины:

– НЕТ! Не уходите... Боже, прости меня, но... нет! Вернись! – кричал он в пустоту двухмерной комнаты. Внезапно им овладела злость, он изо всей силы сотряс раму. – Северус! Вернись... Северус! – простонал он, но Снейп так и не вернулся.

Прислонясь головой к опустевшей картине, с телом, отравленным виски, но с разумом, протрезвевшим от пугающих откровений, Гарри не выдержал и впервые за много лет зарыдал.


oooOOOooo


– Так что с тех пор я его не видел, – сказал Гарри Драко. – Я знаю, что он сердит, но, черт возьми, я не хотел его оскорбить.

Они остановились на пороге Большого Зала; Гарри рассказывал эту историю за поздним обедом, на котором присутствовали только они вдвоем.

– Я не вижу тут ничего такого, что могло бы оскорбить его, – сказал Драко, когда они направились в комнаты Гарри. – Он сложный человек, Северус.

– Если бы я ему так сказал, то получил бы напоминание, что он всего лишь портрет, – вздохнул Гарри.

У дверей Драко схватил Гарри, уже взявшегося за ручку двери, за руку:
– Подожди секунду. У меня есть идея. Ты иди в кабинет и жди там. Если он не покажется через минуту или две, то возвращайся. Думаю, мы сможем выкурить его из норы.

Войдя в кабинет директора, Гарри был уверен, что видел рябь, промелькнувшую по портрету Снейпа, после чего там снова стало пусто. Он постоял, подождал немного, но когда профессор так и не вернулся, Гарри цинично усмехнулся и пошел обратно к себе.

Входя в комнату, он услышал тихое бормотание двух голосов. Они замолчали, когда он дал понять о своем присутствии, а затем прошел к буфету, чтобы налить себе и Драко по чашке чая. Передав чашку Малфою через кушетку, Гарри обошел ее и сел к нему поближе. Лениво помешав чай, он отложил ложечку, неторопливо отхлебнул и лишь затем поднял глаза к картине.

– Северус, – сказал он, кивая.

Око за око, Снейп кивнул в ответ:

– Гарри.

Драко положил руку Гарри на ногу:

– Северус как раз объяснял, почему он дуется.

Снейп сидел за столом, но не произнес ни слова.

– Он рассердился на меня. Это я знаю, – произнес Гарри.

Взглянув на него, Снейп нахмурился:

– Рассердился, да. Но не на вас.

Гарри растерялся:

– Тогда на кого?

– Я рассердился – и точка, – он схватился за потрепанные края воротника. Гарри не торопил его, зная, что настало время слушать. Все еще теребя воротник, Снейп взглянул на него еще раз. – Твое описание 'волшебника–мечты' не оставило меня равнодушным. Нет, оно вызвало к жизни то, что я упорно пытался скрыть ото всех и отказывался замечать сам.

Он скрестил руки, вперив в Гарри взгляд, полный страдания:

– Ты осознаешь иронию всей этой ситуации? Ты сказал, что хочешь, чтобы я жил, и для меня внезапно стало так ясно, как все могло бы быть, если бы я действительно выжил. Свободный от обвинений, свободный от долга перед твоей матерью, свободный от обещаний Альбусу, свободный от любых поползновений делать то, чего я сам не желаю. Свободный, чтобы жить так, как я побуждал жить тебя, – он скривился. – Учитывая мое прошлое, иллюзий относительно того, как я был бы принят другими, у меня нет, но на данный момент я уже привык не обращать внимания на то, что эти другие думают. Так что – да, я был сердит. Сердит на Темного Лорда, который совершенно напрасно, по ошибке, глупо отнял у меня жизнь.

– Почему же вы не сказали мне? – тихо спросил Гарри. – Почему заставили думать, что...?

Снейпу явно было неловко:

– Я подумал, ты и так проводишь слишком много времени в компании призрака с портрета. Твои страдания из–за моего затруднительного положения... выбили меня из колеи.

Гарри склонил голову набок:

– Получается, что мы сердились на одно и то же, – сделал он вывод. – Это не жалость, сэр, а всего лишь желание, чтобы все было по–другому.

За всю историю своих с ним отношений Гарри впервые увидел на лице Снейпа сожаление.

– Я этого не хотел... – Снейп остановился, затем начал снова. – Прошу прощения, – он бросил взгляд на Драко, – за то, что скрылся, вместо того, чтобы объяснить тебе причину.

Гарри почувствовал, как рука Драко сжала бедро, и прикрыл его руку своей:

– Все нормально, – неловко сказал он Снейпу. – Северус?

Когда он убедился, что внимание профессора безраздельно принадлежит ему, то сказал:

– Пьяный или нет, но под конец я сказал именно то, что хотел. То, чего я на самом деле хочу. Чтобы вы были живы… и все остальное.

Мгновение Снейп выглядел разочарованным, он открыл рот, чтобы заговорить, но потом закрыл, придав лицу выражение скучающего согласия. Несколько минут в комнате было тихо, никто не произнес ни звука, и только слышно было, как Миссис Норрис трется о ноги Гарри и Драко.

Когда каминные часы пробили три, Драко наклонился и поцеловал Гарри в щеку, затем прошептал на ухо:

– Время немножко помешать котел, – когда же Гарри обернулся к нему, чтобы поцеловать в губы, послышалось насмешливое фыркание.

Когда они отодвинулись друг от друга, Драко между прочим сказал Гарри:

– Я видел отца на этой неделе.

– О, точно, я и забыл, что ты собирался к нему.

– У нас был интересный разговор о Бирнуме, – Драко глянул на Снейпа. – Ты знал его, не так ли, Северус? Он был Пожирателем Смерти, новобранец. Магглоненавистник. Ты его помнишь?

Снейп не ответил, его лицо ровным счетом ничего не выражало.

– Эдвисс Бирнум, около 25 лет. Присоединился в основном для того, чтобы пытать магглов. Участвовал в нескольких рейдах, а затем случилось нечто странное, – он покосился на Снейпа. – Ты уверен, что не помнишь его?

– Я помню его, – ровно сказал Снейп. – Маленький негодяй–садист. Быстро приобрел репутацию. Он не просто хотел убивать магглов; он любил с ними играть, – выплюнул профессор.

– Ага, это он. Мой отец сказал, что Бирнум был совершенно помешан на этом. Затем однажды ночью, – сказал Драко, повернувшись к Гарри и бросив многозначительный взгляд на Снейпа, – Бирнум был убит во время рейда. Это странно, потому что никакого сопротивления им оказано не было. Когда они вышли из дома, он просто лежал в саду. Никаких физических увечий, просто труп. Они решили, это была Авада.

Глаза Гарри расширились:

– Кто–то из Пожирателей Смерти с ним сцепился, да?

Драко покачал головой:

– В том–то и дело, что нет, и Темный Лорд был настолько разъярен, что провел Приори на палочках у всех, кто там был. Все были чисты, каждый из них. Так и не нашли, кто это сделал. Правда, Северус? – спросил он, оборачиваясь.

– Насколько я знаю, это так и осталось тайной, – выдавил из себя Снейп.

Драко не колебался:

– Почему его имя появилось у тебя в записях?

Снейп пожал плечами:

– Это был дневник. Возможно, я думал о нем в то время.

– Хмм... раз уж мы говорим о твоем дневнике, все эти зелья, которые ты отметил в Секретах Темнейших Искусств – они ведь касаются хоркруксов. Полагаю, потому, что ты хотел узнать о них побольше, тем более, когда понял, что Темный Лорд сам сделал...

Холодно кивая, Снейп сказал:

– Так же, как я подозревал, что Альбус нацелил Гарри на их поиск и обезвреживание.

Казалось, что Драко проигнорировал это объяснение, поскольку сказал:

– Все же я не понимаю, почему зелья описаны в дневнике – ты знаешь, какие я имею в виду? Два в начале, которые, я уверен, ты таки сварил – именно их используют при создании хоркрукса.– Переведя дыхание, он решил сменить тему. – А почему вдруг фамилиар, Северус? После стольких лет и стольких раз, когда я слышал твои насмешки в адрес студентов, у которых были фамилиары? Почему ты изменил свое отношение?

Снейп наклонился вперед, ударив кулаком по столу:

– Это вас не касается! Напоминаю, я преподавал зелья. А что до фамилиара, то он был мне нужен, – он сощурил глаза и откинулся назад, все еще глядя на Драко.

Гарри посмотрел то на одного, то на другого, затем опять на Драко, который устремил взгляд прямо перед собой. Что–то в его позе, в том, под каким углом он держал голову, заставило Гарри с беспокойством наклониться к нему.

– Драко? – когда ответа не последовало, Гарри положил руку ему на плечо. – Эй, Драко?

Еще больше обеспокоенный, Гарри встал и опустился перед ним на колени, проводя из стороны в сторону ладонью перед лицом Драко.

– Северус, что такое... Драко! – он грубо потряс его за плечи.

Драко встрепенулся, затем его взгляд постепенно сфокусировался на Гарри:

– Что? – глядя на Гарри, сидящего перед ним на коленях, он покачал головой, как бы прочищая ее. – Что случилось? – с трудом проговорил он.

Садясь на пол, Гарри бросил подозрительный взгляд на Снейпа:

– Вы что–нибудь с ним сделали? – обвиняющим тоном спросил он.

Снейп выглядел шокированным:

– Конечно, нет! – он посмотрел через плечо Гарри взглядом, в котором было такое беспокойство, что тот оробел.

– Извините, – пробормотал он, затем обеспокоенно взглянул на Драко. – Ты просто... отключился на минуту.

Потирая переносицу, Драко проворчал:

– Наверное, меня сморило – я недосыпал последнее время.

Гарри поднялся на колени, затем обхватил его руками за плечи так, что они соприкасались лбами:

– Что ж, тебе сейчас лучше поспать, а мне нужно до ужина полить третью теплицу. – Почти прижавшись губами к губам Малфоя, Гарри добавил, – потому что сегодня ночью тебе будет не до сна, я обещаю.

Перед тем как их губы соединились в долгом поцелуе, Драко сказал со смехом:

– Можешь на это рассчитывать.


oooOOOooo


Гарри вернулся, чтобы забрать Драко, посвежевшего после сна, с собой на ужин в Большом Зале, где их уже ждал Хагрид. Проходя мимо картины, Драко остановился сказать, что вечером они будут отсутствовать.

Даже не поднимая глаз от книги, Снейп ответил:

– Вам вовсе необязательно информировать меня о своих передвижениях.

Драко некоторое время изучал его:

– Я знаю, что не должны. Просто подумал, тебе будет интересно узнать, что мы собираемся посетить Спиннерс–Энд. Осмотреть местные достопримечательности, – сказал он небрежно.

Снейп все же поднял глаза и взглянул на Гарри, потом на Драко:

– Там не на что смотреть. Одни магглы. Приятного вечера, – и он вернулся к книге.


oooOOOooo


– Почему сегодня? – спросил Гарри, когда они вышли из Большого Зала. – Уже почти семь.

– Я уже там был – вчера. И нашел Сент–Джеймс, – сказал Драко обалдевшему Гарри. – Это церковь. Я хочу на нее взглянуть; это займет немного времени.

Они аппарировали, выйдя за ворота, и Драко держал Гарри, плотно обхватив его сбоку.

Это была маленькая церковь с единственным куполом, выстроенная из камня, потемневшего от дыма местных заводов. Они прочли надпись на доске, прибитой к двери, затем осторожно двинулись вправо вдоль стены. Это напомнило Гарри о церквушке в Годриковой Лощине, позади которой тоже было кладбище, за такой же изгородью из кованого железа, с калиткой. Здешняя калитка недобро скрипнула, когда они повернули ее на петлях и прошли внутрь.

Юноши пошли по рядам, останавливаясь на каждом шагу, чтобы изучить могильные камни, в большинстве своем почерневшие от времени и наслоений. Пройдя, наверное, уже через треть кладбища, они оказались возле двух могильных камней, еще меньших, чем виденные ими до этого.

– Вот они, – сказал Драко, опускаясь на колени, чтобы откинуть листья с поверхности плит. На граните были высечены имена: Тобиас Снейп... Эйлин Снейп. На могильной плите отца Снейпа больше ничего не было написано, только даты рождения и смерти. Однако на плите матери были слова – «Даруй ей Вечный Покой». Гарри уставился на имена и даты, думая о том, что Снейп потерял своих родителей почти в одно время.

– Посмотри на это, – внезапно произнес Драко. Он нашел плоскую табличку, слегка вросшую в землю перед могилой отца. Она заросла сорняками и была покрыта грязью, так что им потребовалось время, чтобы расчистить ее.

Гарри почувствовал укол удивления, даже несмотря на то, что они ожидали чего–то подобного. В гладкий камень были грубо вдавлены следующие цифры: 6418.

– Ну вот и они, – беспощадно сказал Драко. Они стояли рядом, глядя вниз на обветренный камень и цифры на нем.

– Это они, – отозвался эхом Гарри. – Вопрос в том, что это?

Драко покачал головой:

– У меня есть идея, но для нее пока не время. Мне опять нужно поговорить с Северусом.


oooOOOooo


Странно, но, когда они вернулись, Снейп на картине отсутствовал, так что они сели на кушетку и обсудили события прошедшей недели. Драко рассказал о своем визите в Азкабан; Гарри поведал о том, как он нашел каменный котел.

Когда минул час, а Снейп так и не появился, Драко вздохнул и встал, потянув Гарри за руку:

– Это подождет до утра. Я устал и целый день ждал, когда смогу затащить тебя в постель.

Гарри не нужно было уговаривать дважды.

просмотреть/оставить комментарии [65]
<< Глава 5 К оглавлениюГлава 7 >>
декабрь 2019  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

ноябрь 2019  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

...календарь 2004-2019...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2019.12.06
Учась говорить [3] (Гарри Поттер)



Продолжения
2019.12.10 02:47:42
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2019.12.08 02:07:35
Быть Северусом Снейпом [251] (Гарри Поттер)


2019.12.04 12:55:38
Без права на ничью [2] (Гарри Поттер)


2019.11.28 21:36:33
Дамбигуд & Волдигуд [3] (Гарри Поттер)


2019.11.28 17:37:03
Капля на лезвии ножа [3] (Гарри Поттер)


2019.11.21 21:49:25
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2019.11.21 19:12:28
Своя цена [20] (Гарри Поттер)


2019.11.17 21:35:03
Работа для ведьмы из хорошей семьи [0] (Гарри Поттер)


2019.11.16 23:22:58
Змееносцы [11] (Гарри Поттер)


2019.11.10 08:05:26
Список [8] ()


2019.10.31 15:09:33
Солнце над пропастью [107] (Гарри Поттер)


2019.10.30 18:08:31
Страсти по Арке [9] (Гарри Поттер)


2019.10.28 13:36:46
Драбблы (Динокас и не только) [1] (Сверхъестественное)


2019.10.24 00:56:13
Правила ухода за подростками-магами [19] (Гарри Поттер)


2019.10.21 15:49:12
Бессмертные [2] ()


2019.10.15 18:42:58
Сыграй Цисси для меня [1] ()


2019.10.11 09:05:17
Ходячая тайна [0] (Гарри Поттер)


2019.10.10 22:06:02
Prized [4] ()


2019.10.09 01:44:56
Драбблы по Отблескам Этерны [4] (Отблески Этерны)


2019.10.06 19:23:44
Я только учу(сь)... Часть 1 [57] (Гарри Поттер)


2019.09.15 23:26:51
По ту сторону магии. Сила любви [2] (Гарри Поттер)


2019.09.13 12:34:52
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2019.09.08 17:05:17
The curse of Dracula-2: the incident in London... [28] (Ван Хельсинг)


2019.09.06 08:44:11
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


2019.09.01 18:27:16
Тот самый Малфой с Гриффиндора [0] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2019, by KAGERO ©.