Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Разговор в Малфой-меноре.
– Пап! А ты в школе дрался?
– Конечно, дрался.
– А ты всех побил?
– Конечно, всех.
– Пап! А можно тебя попросить, чтобы ты больше не приходил к нам в школу?!

Список фандомов

Гарри Поттер[18462]
Оригинальные произведения[1236]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[133]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12655 авторов
- 26946 фиков
- 8600 анекдотов
- 17670 перлов
- 660 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 2 К оглавлениюГлава 4 >>


  Burglars’ trip. Часть третья

   Глава 3. II. Тостуемый пьет до дна (часть 2)
А Сова говорила и говорила какие-то ужасно длинные слова, и слова эти становились
все длиннее и длиннее... Наконец она вернулась туда, откуда начала.
Александр Милн,
«Винни-Пух и все-все-все»


Кес ворожил. Плавно обходил меня то с одной стороны, то с другой и говорил, говорил, говорил.
Я знал, что он колдует. Может быть, не нашим обычным волшебством, а как-то иначе. Но колдует точно. Потому что так же делал иногда Темный Лорд. Только Кес, в отличие от Лорда, не пугал меня, а успокаивал. Даже усыплял. Хотя я и не спал.
Кес появился почти мгновенно. Я даже не успел как следует прочувствовать все прелести, которые сулила мне разбитая о камень рука. Если бы они оставили меня в таком виде хотя бы на одну ночь, чего я, честно говоря, и ожидал, зная мстительный нрав Айса и любовь к нравоучениям Кеса, мне бы не было так неловко за то, что я столь некрасиво сорвался.
Но они не оставили.
Не дали провести бессонную ночь в тяжелых раздумьях и сомнениях. Не дали почувствовать, что, пока я сижу тут, они могут делать со мной что хотят. Не дали возможности на них обидеться.
Кес не дал.
Он быстро нашептал над моей разбитой рукой совсем непонятные слова, а потом только поил меня чем-то очень вкусным и раз за разом объяснял, что общество Криса придется потерпеть еще хоть немного.
В какой-то момент мне это надоело.
- Я его ненавижу.
- Представь, что он твой сокамерник. Или один хочешь остаться? Рехнешься ведь.
- Пусть убирается, - глухо сказал я.
Кес помолчал.
- Может быть, тебе даму прислать?
- И она потом останется здесь жить?! Вместо Криса?! Да никогда!
- Ну что же я могу сделать? – он развел руками. – Томми очень зол, тебе пока лучше там не появляться. И вообще, тебе это ни к чему. Если побега можно избежать, то лучше избегать его до последнего.
- Вдруг они вернут дементоров? – нехотя озвучил я свой самый страшный ночной кошмар.
- Нет, что ты. Не вернут, конечно.
- А вдруг?
- Тогда отправишься домой. Тебе не о чем волноваться.
Слишком настойчиво он мне это внушает.
- Как там Драко?
- Замечательно. Севочка же рядом с ним. Значит, все в порядке.
- Почему Крис не носит Севу моих писем?
- Так ведь я ношу.
- Ты делаешь это редко. А я хочу всегда.
- Хорошо, он будет носить всегда, - сдался Кес. – Но учти, что на это время тебе придется оставаться одному.
- Ты же говоришь, что никакой опасности тут нет.
- Теоретически ее нет. Но мало ли.
- Я прекрасно справлюсь. Только палочку пусть мне отдаст, а то он держит ее при себе.
- Здесь нельзя колдовать.
- Я знаю. Но пусть отдаст.
Он кивнул, и мы еще полтора часа обсуждали перспективность открытия двух ирландских филиалов банка «Возрождение».
Когда Кес улетел, я немного поспал и написал Айсу письмо. Не потому, что мне надо было что-то ему сказать, а потому, что хотелось отомстить Крису. Он не любил летать через море и побаивался воды. Это я точно знал.
~*~*~*~
«Айс, мне скучно».
- Что это? – я растерянно держал в руках клочок пергамента.
- Князь велел носить его письма.
- Три часа ночи.
- Князь велел сразу носить.
- Отправляйся назад. Ответа не будет.
В большом раздражении я скомкал пергамент и бросил его в камин. К половине пятого утра Крис прилетел снова.
«Айс, очень скучно».
Ну что это такое!
«Ночью надо спать!» - накарябал я на обороте.
Без десяти семь я проснулся от дикого грохота. Посреди комнаты стоял Крис, судя по всему, только что шарахнувший кочергой по каминной решетке.
- В чем дело? – спросонья я еще не очень хорошо соображал.
С перекошенным от бешенства лицом он молча отдал мне очередное послание.
«И холодно».
Вот дьявол.
Я прислушался к завыванию ветра за окном и совсем расстроился. Там ведь севернее, чем у нас. Намного севернее.
Я встал, завернувшись в одеяло, побрел к столу и написал Кесу: «Ты не мог бы выяснить, у Люци все в порядке? Северус».
- Отнеси, пожалуйста, домой.
Я знал, что Криса это порадует. Он любил жить в Ашфорде и вынужденный переезд в Азкабан воспринял не очень хорошо. Но мы тогда и подумать не могли, что это так затянется.
«Все в порядке», - получил я посреди дня лаконичный ответ Кеса.
Глупо было у него спрашивать. У него всегда все в порядке. Ему вообще на всех плевать.
Зачем Кес разрешил Фэйту писать мне письма? Ведь я специально просил его взять под контроль всю переписку. Отчасти чтобы не расстраиваться, а главным образом именно потому, что прекрасно понимал, чем это обернется.
И вот, пожалуйста.
Я, как всегда, оказался прав.
Но отмахиваться от желания Фэйта пожаловаться я тоже не мог и к вечеру занялся тем, чем собирался заняться еще четыре месяца назад, когда он только попал в Азкабан.
~*~*~*~
Айс прислал великолепную вещь.
Точнее, он прислал сразу две великолепные вещи.
Крис со мной не разговаривал. Он молча выдал мне тяжелую флягу и стальное зеркало с резным ободком.
Что было во фляге, я знал. Это была уже третья попытка Айса скрасить мои будни, и она должна была стать наиболее удачной. Своего я добился. У меня был виски. Прекрасный виски, который ничем не пах ни для кого, кроме меня.
Теперь я свободно мог не только напиваться до любого состояния, но и разговаривать в таком виде с Айсом. Когда угодно.
На пару недель разнообразия мне хватит. А там видно будет.
~*~*~*~

- Сев, ты что наделал? – Крис со страдальческим лицом сидел в моем кресле, прикрыв рукой слезящиеся глаза. – Я уволюсь.
- Не выдумывай. Его пытались отравить?
- Нет.
Опять нет. Ни разу за пять месяцев. Только меня. Кто же это мог быть?..
- Ты вообще представляешь, в каком он виде? Ему по два раза в день вызывают целителей из Мунго.
- И что, они приходят? – удивился я.
- Конечно приходят. Он же не осужденный преступник, он под следствием.
Ах, черт. Я хочу это видеть. Ну ничего, мне потом Эйв расскажет.
- Месяц-два - и этот дурак окончательно сопьется.
- Не сопьется, - я был очень доволен результатами своей работы. И ни капли не жалел о бесконечной череде бессонных ночей, которые пришлось угрохать на это благое дело.
Теперь Фэйту хорошо, всем вокруг плохо, а я, несмотря на то что вынужден постоянно таскать с собой зеркало, гарантированно избавлен от неприятных вопросов о Драко, Темном Лорде, Нарциссе и абстрактного «ну как там?..». Фэйту сейчас глубоко фиолетово, «как там». А главное, не менее безразлично, как дела у него самого.
- Сев, Князь рад до смерти, что я от него отстал, да только ведь… Ты представляешь, что будет, когда он это увидит?
- На меня ссылайся.
- Угу, - угрюмо буркнул он. – Непременно.
Честно говоря, я не подумал, что будет, если Фэйта увидит Кес. Я вообще забыл про Кеса. А крайним окажется Крис. Это было некрасиво, но неизбежно. Фэйт важнее.
- Ты можешь сказать, что я запретил тебе оповещать его?
- Нет.
- Не получится?
- Ты не запрещал.
- Запрещал. Ты просто не помнишь, - ответил я на его удивленный взгляд. – С самого начала запретил и сейчас повторяю. Так нормально?
- Не знаю. Наверное.
- Ну потерпи, а?
- Ты убьешь его.
- Ничего с ним не случится, Крис. Там ничего нет в этой фляге.
- Как это нет? А что он из нее пьет?
- Там иллюзии. Для того, кто держит ее в руках. Для каждого свои. Можешь попробовать.
- Правда могу? - он сразу оживился, и даже глаза засветились.
- Только не увлекайся, - я пожалел, что сказал ему об этом. Он, конечно, лишнего не сделает, но… там люди все-таки. - Два алкоголика в одной камере – это многовато.
- Нет, что ты. Только настроение поднять. Там действительно как-то уж слишком тоскливо.
Крис мог ничего не рассказывать. Фэйт и так доставал меня беспрерывно, и в целом я прекрасно знал, в каком он виде. Но известие, что, оказывается, те редкие часы, когда он не пытается общаться со мной, с ним пытаются общаться целители из Мунго, стало неприятной неожиданностью. Беспрерывное поглощение иллюзий, да еще в таких количествах, сильно искажает ацетатный метаболизм, сводя его интенсивность практически к нулю. Все изменения я собирался потом скорректировать за несколько дней, а пока… Пока знатокам из Мунго приходится наблюдать крайнюю заторможенность всех происходящих в организме процессов. Самому Фэйту такой отдых только пойдет на пользу. Мне есть чем гордиться. Только вот целителей я никак не ожидал. Черт бы побрал Министерство. Где не надо - такие заботливые, аж оторопь берет. Ну ничего. По большому счету, навредить они не смогут.
Они вообще ничего сделать не смогут.
Я старался.
~*~*~*~
Искусство быть мудрым состоит в умении знать, на что не следует обращать внимание.
Уильям Джеймс


В декабре мне стали сниться очень странные сны. В них не было ни одного знакомого лица. И смысла в них не было тоже. Во всяком случае, все мои попытки его там обнаружить с треском провалились.
В итоге я решил, что, пожалуй, перебрал из Айсовой фляги и пора это прекратить.
Я прекратил.
И, честно говоря, сильно удивился.
Во-первых, оказалось, что прошел почти месяц. А во-вторых…
Во-вторых, я обнаружил массу изменений.
И не всегда приятных.
Начать нужно с Криса. Он не просто не желал разговаривать, а еще и явно тяготился моим обществом. Может быть, он боялся, что я снова попытаюсь его убить? Я сначала хотел нажаловаться Айсу, а потом передумал. В конце концов, какое мне дело.
За пределами камеры все тоже обстояло… нет, не плохо. Но странно.
Пока я проводил время в обществе зеркала и фляги, Руди с Эйвом взялись продолжать сотрудничество с охраной.
Получалось у них отлично.
Намного лучше, чем у меня.
Такого допускать, конечно, не стоило, но расстраивало меня вовсе не то, что они занялись моим делом, а то, что они не играли в шашки. То есть они играли в шашки, но не в такие, которым научил меня Кес, а в какие-то… обратные. Смысл их игры сводился не к тому, чтобы выиграть, а к тому, чтобы побыстрее проиграть.
Может быть, на это не нужно было обращать внимание, но такое положение вещей меня раздражало. Я в принципе не мог понять, зачем стремиться, чтобы противник тебя уничтожил, и здорово сердился на Эйва, потому что идея была его.
Понаблюдав за их формой игры, я пришел к выводу, что таково влияние Азкабана. Самое страшное было в той легкости, с которой эта новая игра завладела их воображением. Они даже перестали играть на деньги.
Несколько дней я пытался остановить фатальный распад их личностей, а потом вернулся к своей фляге. Там хоть все и незнакомые, зато в шашки не играют. На поражение.
~*~*~*~
Приближалось Рождество. Драко сказался больным и благополучно пропустил квиддичный матч с гриффиндорской командой, что меня радовало. Мне никогда не нравилась его увлеченность этой бессмысленной игрой, и я надеялся, что он перерос ее, занявшись более интересными вещами. Например, стратегическим планированием. И не важно, что именно он планирует. Все лучше, чем носиться на метле над полем вслед за Поттером без малейшей перспективы когда-либо его догнать. Плохо было только то, что Драко и вправду выглядел уставшим и больным, став из-за этого уже просто до неприличия похожим на Фэйта. Если это нервировало меня, то чего можно было ожидать от неминуемой встречи с Темным Лордом на Рождественских каникулах?
Об этом даже думать не хотелось.
За неделю до Рождества Слагхорн устраивал традиционную вечеринку. Идти мне на нее, разумеется, не хотелось, но вариант «не пойти» не рассматривался в принципе. Старик бы меня из-под земли достал.
Как ни странно, но Слагхорн никогда меня не раздражал. Может быть, потому что, однажды познакомившись с Фэйтом, я потом уже всегда на любой павлиний хвост смотрел сквозь пальцы. Тягаться в самовлюбленности и самовосхвалении с Фэйтом все равно не мог никто. А может быть, потому что при всех своих недостатках наш бывший декан был великолепным волшебником и не менее великолепным мастером зелий. Пожалуй, я многому у него научился, хотя у них с Кесом были в корне разные подходы к этой тонкой науке, и мне всегда был ближе наш домашний вариант.
Когда Слагхорн появился у нас на третьем курсе, он мне понравился. Я с удивлением обнаружил, что и школьный учитель может быть мастером. Говорили, будто он был деканом Слизерина еще до того, как мы пришли в Хогвартс. Потом пытался бросить преподавать и заняться чем-то более интересным, быстро разочаровался, и через несколько лет Дамблдор уговорил его вернуться. Альбус был прав, сказав мне летом, что пригласит человека, которого мне не захочется отравить. Горация Слагхорна мне никогда отравить не хотелось. И вовсе не потому, что это было бы очень сложно. Просто не хотелось и все. Даже в детстве. А уж теперь-то и подавно.
Ничего приятного от вечеринки ждать не приходилось. Меня никогда не интересовали те «знаменитости», которых обхаживал Слагхорн. Зато привлекала возможность сравнить наши с ним впечатления от студентов. Не от тех, конечно, которых он приглашал, польстившись на их связи и родословные, а на ничем с виду не примечательных. Которых он выделял за способности и только ему заметные таланты. Дамблдор считал, что Слагхорн никогда не ошибается, и пока у меня не было повода с этим не согласиться.
Мои ожидания не оправдались. Вечеринка оказалась полна сюрпризов.
Сначала я невероятно удивился, наткнувшись в толпе на Уорпла и его спутника, но, разумеется, раскланялся. Потом увидел, что Поттер пренебрег бесконечным количеством бегающих за ним очаровательных дурочек и пригласил сюда Луну Лавгуд. Это немного поколебало мое мнение о нем как о непрошибаемом идиоте и копии своего безмозглого родителя. Поколебало ровно до того момента, пока Слагхорн не изловил меня за рукав, дабы сообщить, что считает нашего травмированного героя восходящей звездой зельеделия. Сначала я подумал, что Гораций так неуклюже ему льстит, но реакция мальчишки говорила о том, что не все так просто. Потом Поттер гордо сообщил мне, что собирается стать аврором, и я понял, что основательно поторопился. Ничем от своего папочки он не отличается. Зря Альбус так уверен в обратном.
Сразу после нашей беседы появился Аргус, таща за ухо упирающегося Драко.
Вообще-то он напрасно это сделал. И если у меня будет время, я непременно напомню ему какими-нибудь несерьезными неприятностями, что к Малфоям приставать не стоит. Тем более таскать их за уши.
Драко держался вызывающе и беспрерывно лгал. Последнего, к счастью, никто, кроме меня, понять не мог. Слагхорн разрешил ему остаться на празднике, и Драко принялся пафосно его благодарить, время от времени кидая на меня злобные взгляды. Это было уже слишком.
- Я хотел бы поговорить с вами, Драко.
- Ну что вы, Северус. - Слагхорн счастливо икнул. – Сейчас Рождество. Не следует быть слишком строгим.
- Я декан его факультета и сам решу, строгим мне с ним быть или нет. Следуйте за мной, Драко.
Я вышел в коридор, и Драко недовольно поплелся за мной.
Мало того, что он позволил себя поймать, так еще и…
«Хотя деятельность развернет сногсшибательную», - вспомнил я недавний разговор. Может быть, он хотел, чтобы Филч его поймал? Подсознательно хотел. Тогда во всем этом есть смысл. Кроме того, мне очень понравилось продемонстрированное Драко умение принести самолюбие в жертву делу. Солгав, да еще и при Поттере, что пытался попасть к Слагхорну на праздник, он думал о своем задании, а не том, как унизительно пробираться тайком туда, куда тебя не пригласили.
Разговор не клеился.
Рассердившись, я даже напомнил ему о возможном исключении из школы.
Но ни это, ни намеки на подозрения Альбуса особого действия не возымели. Драко грубил и норовил от меня сбежать, прекрасно понимая, что баллов я с него снять не могу. В довершение всего он продемонстрировал неслабые способности к окклюменции, которыми наверняка был обязан Белл.
Я не мог понять, почему он так по-хамски стал вести себя со мной. В конце концов, он даже знал про клятву, которую вытянула из меня Нарцисса. Летом я был уверен, что его настраивает против меня Белл. Но это не Белл. После того как я дал клятву, было бы просто глупо мешать нам с Драко наладить так резко потерянный с исчезновением Фэйта контакт. А если мальчишка и ему станет грубить, когда он вернется?..
Попытка выяснить хотя бы это с треском провалилась. При одном упоминании об отце Драко резко развернулся и, ничего не сказав, ушел. Мне пришлось вернуться на праздник, в сотый раз перебирая в голове причины такого его отношения.
Я ничего ему не сделал, а прозвучавшее в нашей беседе заявление о том, что я будто бы хочу отнять его славу, было смехотворно. Он дурачок, конечно, но не настолько же. Какая слава? О какой славе может идти речь, когда у него колени подгибаются от одного вида нашего прекрасного Шефа. Это от него он славы дожидается? Которую я хочу украсть?
Кого-то мне все это напоминает.
Вот, пожалуйста. Теперь еще и второй идиот подрос на мою голову.
Черт знает что такое.
~*~*~*~
Странности продолжали множиться. Даже Кес, навестив меня в очередной раз, повел себя не так, как обычно. Сначала сказал, что ему нужно что-то подписать, потом почему-то передумал, задавал абстрактные вопросы, ответами остался недоволен, удивленно меня разглядывая, принюхивался и под конец попросил дать ему на время попользоваться флягой. Обещал вернуть.
Я дал, конечно. Раз ему нужно.
~*~*~*~
На следующее утро я получил сразу два послания.
«Я потерял зеркало», - гласило первое.
И что я должен сделать? Отправиться на поиски?
«Севочка, если тебя не затруднит появиться здесь немедленно, будет совсем неплохо. Кес», - оптимистично приглашало второе.
Он определенно оторвет мне голову.
Можно даже не сомневаться.
- Кес был у вас? – как можно безразличнее спросил я у отдыхавшего в моем кресле в ожидании ответа Криса.
Он кивнул.
- И что?
- Ничего. Фляжку твою забрал.
- Ругался?
- Нет. Удивился очень. Все ее разглядывал, нюхал и смеялся.
Хотел бы я знать, чем она пахнет в руках Кеса.
От этой мысли меня передернуло. В целом, я и так знал. Чего уж там.
Надо было идти сдаваться.
И чем раньше, тем лучше.
Но не хотелось.
- Что там со следствием?
- Ничего, - пожал плечами Крис. – Что с ним может быть при таких условиях? Министерству удобно держать в тюрьме как можно больше подозреваемых. Они же не могут обнародовать, что именно там пытались украсть, над ними только смеяться станут. Доказать-то невозможно.
Судя по тому, как охотно Крис готов был беседовать на эту тему, он там времени зря не терял и свой бесконечный досуг постоянным сидением с Фэйтом не ограничивал. Это меня успокоило, потому что я как раз боялся обратного.
- А допросы?
- Что допросы? Они все не в теме.
- Веритасерум им дают?
- Пытались. Но там какая-то сложная процедура его применения, так что два-три раза за все время, не более.
- Ты все равно следи, чтобы он не забывал пить нейтрализующее зелье.
- Он не забывает. Он даже поделился им со всеми желающими.
- А нежелающим так подлил?
- На применение веритасерума к подследственным необходимо их согласие, - скучным голосом отрапортовал Крис.
- Я знаю. Но ведь это в любой момент может измениться.
- Роквуд узнает, если изменится.
- Каким образом?
- Понятия не имею. Но он узнает.
Дальше тянуть время причин не было. Я отдал Крису две уменьшенные коробки конфет и ободряющую записку для Фэйта, а сам отправился в Ашфорд.
Когда я вышел из Восточного камина, Кес сидел спиной к Разделу, положив ноги на край стола, и, закрыв глаза, блаженно потягивал из моей фляги. Рядом с ним пристроился Фламель, который, заметив меня, вынул флягу у Кеса из рук и приложился к ней сам.
- Нравится? – насмешливо спросил я, подходя к ним.
- Да, - Кес открыл глаза. – Хорошо.
Не стоило надеяться, что это оценка его состояния. Это была оценка меня.
- А почему не превосходно? – попытался пошутить я.
- Потому что – хорошо, - отрезал он.
- Ему это не могло повредить, - я начал сердиться.
- С какой стороны посмотреть.
- И с какой стороны ты предлагаешь мне посмотреть?
- Например, с той, с которой Томми пытался на прошлой неделе организовать им групповой побег. А Люци оказался не в курсе.
- И… что?
- Ничего. Сорвалось.
- Так какая разница?
- А если бы получилось?
- Они бы не оставили его там.
Лестранг бы не оставил. И Макнейр. Да и Эйв бы тоже.
- Все равно, - вздохнул Кес. – Нельзя так.
- Он написал мне, что потерял зеркало.
- Он его подарил кому-то из охранников.
- Как?!
Мое зеркало? Мое зеркало, которому почти тысяча лет?! Он с ума сошел?..
- И… что теперь делать?
- Полагаю, свое спрятать подальше.
- Это само собой. Но ведь надо вернуть…
- Вот ему будет чем заняться, - усмехнулся Кес. – На несколько дней хватит, а потом придумаем что-нибудь.
- О чем речь? – раздался у меня за спиной голос Дамблдора, видимо, тоже воспользовавшегося Восточным камином.
Я промолчал, предоставляя Кесу самому выпутываться, но он и не подумал этого делать, просто ответив:
- О Малфое.
- О котором? – весело спросил директор.
- О старшем.
- До меня доходят прелюбопытные сведения о нем, - Альбус сел рядом с Фламелем, и тот молча передал ему флягу, жестом предложив попробовать.
- Что здесь? – спросил директор.
- А что захочешь, - флегматично сообщил Фламель.
- И что? - продолжил Дамблдор после того, как глотнул из моей фляги и с огромным удовольствием медленно облизал губы. – Обсуждаете, кого ты вырастил?
- Я? – удивился Кес, убирая ноги со стола. - И в этом я виноват? Как будто из него могло вырасти что-нибудь другое! А кто мне его подсунул?
- Абраксас Дромас Малфой был приличным человеком, - с грустной улыбкой сказал Дамблдор.
- Да что ты говоришь. Как же я не заметил.
- Ничего смешного тут нет, Кес. Ты не знал его.
- Это необязательно. Он был тем еще типом, если ему вообще пришло в голову отдать мне ребенка.
- У него не было выхода.
- Кроме как мне отдать? Выхода не было? У них никогда нет выхода. История смерти твоего приятеля настолько темна, что вашему Министерству пришлось фальсифицировать даже ее место, не говоря уже о причине. С приличными людьми, как правило, такого не случается.
- Всякое случается, - уклончиво сказал Дамблдор. - У него была склонность к авантюрам, не более.
- Склонность к аферам у него была, а не к авантюрам. Потому что он Малфой. Они все такие. Посмотри на двух последних. То, во что ввязался младший, ты тоже назовешь авантюрой?
- Драко Малфой попал в сложнейшую ситуацию. У него тоже не было выхода.
- И поэтому все вокруг с успехом решают их проблемы. Это у них фамильное.
Похоже, что Кес сердился не на меня, а на Фэйта. Неужели за зеркало? Да найдет его Крис.
- Кес, зачем ты меня звал?
- Это, - он кивком показал на флягу в руках Дамблдора, - пока останется здесь.
Вот даже не сомневался.
- Хорошо, - я начал подниматься.
- Северус, подожди, - остановил меня директор. - Скримджер пытается следить за мной.
- За вами?!
Все-таки Министр магии - волшебная должность. Попадающий на нее автоматически теряет мозги. Они самопроизвольно остаются в его прошлой жизни.
- Да, - засмеялся Дамблдор. – Больше того, он поручил это Доулишу.
Тут уже смеяться начал даже я.
- Поэтому прошу тебя, будь предельно аккуратен.
- Мне далеко до вас, Альбус. Следить за мной ему точно в голову не придет. Да и не получится.
Хотел бы я посмотреть на того, кто проследит за мной без моего на то согласия.
- Должен с прискорбием сообщить, Северус, что у твоего последнего разговора с Драко был свидетель. И свидетель этот таков, что содержание вашей, безусловно, очень интересной беседы известно теперь кроме вас еще минимум шестерым людям.
Впечатляет…
- Это кто же у нас болтливый даже больше, чем любознательный?
- Позволь мне умолчать об этом. Просто будь аккуратнее.
Я был уверен, что это Поттер. Он видел, как я увел Драко. И побежал подслушивать. Наверняка в своей мантии-невидимке.
- Вы сами всегда поощряли мальчишку подглядывать и подслушивать, Альбус!
- Я поощрял? – удивился он.
- Да. Вы никогда не наказывали его за это. А теперь он еще и болтает о наших делах!
- Не волнуйся, Северус, ничего лишнего Гарри никогда никому не скажет. Он вполне умеет владеть собой.
Эта шпилька мне?..
Я внимательно посмотрел на директора, но он был безмятежен. Чему наверняка основательно поспособствовала моя фляга.
Ладно, вряд ли он хотел меня обидеть. Наверное, просто пытался вызвать во мне уважение к Поттеру.
Напрасный труд.
~*~*~*~
Что бы я теперь ни делал: ходил, лежал, играл или обедал, - вокруг меня все время роились вопросы. Они были везде.
На полу.
На стенах.
В глазах окружающих.
В письмах Айса.
В молчании Криса.
В неизменной благожелательности Кеса. Особенно в его плотно сжатых губах.
И, конечно, на моей подушке.
Много-много вопросов.
И ни одного ответа.
Хотел ли я найти эти ответы?
Не знаю.
Видимо, нет.
Я слишком их боялся.
~*~*~*~

В некоторых галактиках человеческий разум считается инфекционным заболеванием.
Из к/ф «Люди в черном»


Холодный февраль сменился промозглым мартом, и началась весна.
А весна всегда была не самым лучшим временем для нашего любимого Повелителя.
Если бы я мог обсудить это с Эйвом или хотя бы с Фэйтом, мы бы попробовали определить, кто попадет под раздачу на этот раз.
С Фэйтом я имел техническую возможность обсудить это и теперь. Он нашел зеркало, о чем и сообщил мне со своим обычным самодовольством в последнюю неделю февраля. Но как раз с ним-то мне ничего обсуждать и не хотелось. Я и так был уверен, что на этот раз Шеф сорвется на Драко.
Этому можно было попытаться помешать.
И мы мешали. Полностью занимая время Драко различными наказаниями и не давая тем самым ни малейшей возможности отлучиться из школы. Дело дошло до того, что Альбусу даже пришлось как-то лично ненароком встретиться с ним в коридоре, чтобы, лучезарно улыбаясь, аннигилировать домашнюю работу по трансфигурации прямо у него в сумке. В итоге Минерва засадила нашего мальчика на все выходные отрабатывать материал и писать строчки, а запланированное рандеву с Темным Лордом опять сорвалось.
Шеф не привык к такому обращению. Но это меня не особо беспокоило. Рядом с ним не было сейчас ни одного человека, чья судьба интересовала бы меня. Было все равно, что он сделает.
Как оказалось, напрасно.
Не знаю, во что он еще вкладывал душу, а во что нет, но поразить разум и воображение он умел до сих пор. Я не очень ценил это умение, я не Фэйт. Да и поразить меня пока есть кому. Но иногда...
Слагхорн получил посылку. Проверенную по всем нашим нынешним, диктуемым Министерством правилам и теоретически абсолютно безопасную.
Но это смотря для кого.
Гораций с удивлением развернул ее прямо в учительской и удовлетворенно хмыкнул, обнаружив, что это коробка его любимых засахаренных ананасов.
- Интересно, от кого? - самодовольно улыбаясь, громко спросил он, видимо, сам у себя и стал рыться в оберточной бумаге в поисках карточки.
Карточка имела вид куска пергамента с неровно обрезанными краями. Гораций взял ее в руки, хотел было зачитать вслух, но вместо этого выпучил глаза, медленно побагровел и, сдавленно захрипев, грузно повалился на пол, зажав пергамент в руке.
Я подошел, собираясь помочь ему, а заодно и посмотреть на записку.
- Северус! Не трогайте! – вскрикнула МакГонагалл. – Надо послать за Дамблдором! Он в школе!
Минерва выбежала в коридор.
Если пергамент проклят, то как его пропустили наши охранные заклинания?
В гробовой тишине я обернул руку полой плаща и все-таки вынул записку из скрюченных пальцев Горация.
- Северус! – предостерегающе воскликнул Флитвик.
- Не волнуйтесь, Филиус.
Я просто знал, что никаких проклятий на пергаменте нет. Я бы почувствовал.
Почерк показался знакомым. «Напоминаю, что вы обещали помочь мне стать Министром магии. Сейчас самое подходящее время. Со своей стороны гарантирую вам все засахаренные ананасы, которые удастся обнаружить».
Вбежали МакГонагалл и Дамблдор.
Я молча протянул ему пергамент и отвернулся к окну. Левое колено разрывало на части. Так сильно оно, по-моему, не болело вообще никогда.
По просьбе директора все, кроме нас с ним, ушли из учительской. И только тогда я повернулся. При нем можно было особо не притворяться.
- Это что, у него теперь юмор такой?.. – растерянно глядя на меня, пробормотал Дамблдор.
- У кого?
Я упорно делал вид, что не понимаю, о чем речь, сразу по двум причинам. Во-первых, я близко не представлял, как следует на это реагировать, а во-вторых… Шутка показалась мне остроумной. И понял я, что происходящее мне нравится, только после того как почувствовал острую боль в левом колене. Я даже слегка охнул, что можно было принять за озабоченность состоянием нашего мастера зелий.
- Ты не узнал почерк, Северус?
- Признаться, он показался мне знакомым… Альбус, в этой посылке не было темных проклятий.
- Думаю, что не было, - отозвался директор, пытаясь приподнять Слагхорна. – Вставай, Гораций. Это просто шутка. Он пошутил. И ананасы прекрасные, я уже попробовал.
Слагхорн перевел полный ужаса взгляд с директора на вскрытую коробку с ананасами, так и оставшуюся лежать на столе.
- Я увольняюсь! – выкрикнул он фальцетом. – Он теперь знает, как меня найти!
- Ну и что? – спокойно спросил Дамблдор, поднимаясь.
- Он хочет убить меня! Сначала медовая настойка! Теперь это!
Слагхорн продолжал сидеть на полу. Он явно был не в себе. Обхватил голову руками и, раскачиваясь из стороны в сторону, всхлипывал и стенал что-то о своей безрадостной судьбе и темном будущем.
Дамблдор смотрел на это с пониманием.
Я, в общем, тоже.
Беззаветная любовь к сладкому могла примирить меня уже, кажется, с любыми недостатками человеческой натуры.
- Гораций, если ты не будешь есть эти прекрасные ананасы… - Слагхорн отчаянно замотал головой. – То я заберу их к себе. Но уверяю тебя, никаких проклятий тут нет. Замечательно, - и Альбус отправил в рот очередной кусочек.
Я, хромая, тащился к себе по пустым холодным коридорам школы и думал о том, что Гораций все-таки трус. Фэйт никогда бы не отказался от целой коробки шоколада, даже если бы ему прислали ее прямиком из ада. А уж от Темного Лорда вообще бы принял с удовольствием.
Только Шеф никогда почему-то Фэйту шоколада не дарил.
~*~*~*~
- Крис, как ты думаешь, почему у них ничего не получается?
Я обхаживал его вторую неделю. Перестал гонять с бессмысленными записками к Айсу, не провоцировал посещения Кеса, не капризничал и вообще вел себя тихо как монашка.
Упрямец не поддавался.
Тогда я стал накрывать его своим одеялом, когда он спал.
В первый раз он перепугался. Спрыгнув на пол, превратился в человека и уставился на меня зло и воинственно. Я молча поднял скинутое им с подоконника одеяло, отряхнул его и бросил на постель.
Во второй раз он сделал это сам.
После третьего, наконец, соизволил открыть рот и долго втолковывал, что его накрывать не нужно, потому что он никогда не мерзнет. При этом внятно объяснить, почему он никогда не мерзнет, не смог.
В итоге он хотя бы начал со мной разговаривать.
- А разве они умеют это делать?
Отвечать вопросом на вопрос всегда считалось хамством.
Но такое поведение у них семейное.
Айс тоже так делал сплошь и рядом. Пришлось пропустить мимо ушей.
- У них ведь получилось год назад.
- Ничего у них не получилось, - фыркнул он. – Кто их держал? Ушли дементоры, и они ушли. Вы же ничего не умеете. Вы штурмовики. Если дать вам всем палочки, вы перебьете охрану и сбежите. В полной уверенности, что у вас «получилось».
- Это не будет побегом?
- Это будет бунт. И погром. Такой вариант развития событий не имеет ничего общего с тонким искусством побегов.
- Ты умеешь? – это было интересно.
- Нет, - после небольшой паузы признался он. – Теоретически только.
- И?
- Что?
- Ну, мы-то и теоретически не умеем. Рассказывай.
~*~*~*~
Попытки сбежать от Дамблдора напоминали мне о попытках сбежать от собственной тени.
Как только мне удавалось отделаться от него в школе, я мчался в Ашфорд.
И что я находил дома?
Правильно. Все того же Дамблдора. Вместе с его бесконечными пергаментами.
Но если в Хогвартсе я мог послать его к черту, то в Ашфорде это становилось невозможным.
Он – гость.
Я - хозяин.
Вопрос закрывается автоматически.
Максимальной абсурдности ситуация достигла, когда мы с ним встретились на Тревесе через двадцать две минуты после того, как поссорились в Запретном лесу. За это время я успел вернуться в школу, снять по десять баллов с двух первокурсников из Равенкло за уроненные на пол при моем приближении пирожные, поругаться до кучи с МакГонагалл, разбить колбу с антитромбозным разжидителем, который тут же превратил мой кабинет в болото, послать к дьяволу явившегося на отработку гриффиндорского второкурсника Майкла Конренса, догнать его на лестнице в мантии-невидимке Фэйта и подчистить память, подвернуть на обратном пути ногу, привести кабинет в нормальный вид, вправить вывих и отправиться домой, пока не натворил еще чего-нибудь.
Что успел за это время Дамблдор, осталось невыясненным. Вид он имел горестный, и я сразу остыл.
- Вам помочь, Альбус?
- Ты уже обещал мне помочь. А потом «передумал».
Начинается.
- Я не передумал.
Ладно, я кругом виноват. Я угрожал ему, чего уж там.
- Альбус, я сделаю все, что обещал вам. Но Драко оставьте в покое.
- Он чуть не убил Рональда Уизли.
- Так не убил ведь.
- Только благодаря Гарри.
Ну да. Наша новая звезда зельеделия.
- Забудьте о Драко Малфое. И все будет отлично.
- Мне бы твою уверенность, - тяжело вздохнул он, пытаясь обожженной рукой развернуть очередной свиток.
- Что у вас не получается? – спросил я, расправляя для него на столе пергамент.
- Бездумное волшебство, видишь ли, еще никогда ни к чему хорошему не приводило.
- Кто наколдовал? Вы?
- И я тоже, - грустно ответил он. – Ступай, Северус. Ничем ты тут не поможешь.
- Кеса нет?
- Есть. Занят чем-то.
Я достал палочку, подвинул диван к пылающему Западному камину и лег спать. Буду нужен - Кес разбудит.
Проснулся я без ботинок и без плаща. Зато с двумя подушками и под пледом.
Дамблдор сидел на столе с чашкой чая в руках и с довольным видом наблюдал за читающим его пергаменты Кесом. Как только Кес поднимал голову, чтобы задать какой-нибудь вопрос, лицо директора мгновенно становилось страдальческим.
Кажется, он своего добился.
- Судя по всему, он сделал из башни обособленный модуль. Который в своих расчетах упорно записывает как отрицательный.
- Почему? – спросил Альбус.
- Потому что, видимо, он действительно отрицательный.
- Так может быть?
- Нет. То есть может, конечно, но…
- Что?
- Если бы так было, то физически этой башни уже бы не было. И, соответственно, его тоже. Ты уверен, Альба, что все это до сих пор там есть?
Мне всегда становилось неуютно, когда Кес начинал говорить о пространстве. Но Альбус отнесся к его вопросу спокойно.
- Думаю, да, - ответил он.
Кес, не отрывая взгляда от расчетов, в задумчивости водил пальцами левой руки по нижней губе.
- Как все это получилось?
- Я много раз говорил тебе: он не знает.
- Нет, опиши, как такое вообще могло произойти.
- Я защитил крепость. И башню. Чтобы он не мог оттуда выйти. Но он все время ломал мою защиту. Я снова ее укреплял.
- Это ты его так развлекал?
- В какой-то степени. Ему нравилось разгадывать мои головоломки, а мне - придумывать новые.
- Достойное занятие. Как раз на пятьдесят лет хватило.
- Потом он что-то неудачно… И я больше не смог туда попасть.
- И ты уверен, что он сделал это не нарочно. Вариант, что ему за столько лет осточертели и твои загадки, и ты сам, не рассматривается?
- Нет. Он испугался. Мы ничего не смогли с этим поделать. Любая следующая трансформация уничтожит башню.
- У него есть волшебная палочка?
- Да.
- Чья?
- Моя.
- То есть, забрав его палочку, ты оставил ему свою?
- Ну да.
- Из чего она?
- Это имеет значение?
- Просто рассказывай.
Казалось, Кес вовсе не слушает Дамблдора. Он разглядывал чертежи, рылся в пергаментах, раскиданных по всему столу, а потом взял перо и принялся что-то править в некоторых из них.
- И гравитацию вы не учитываете. Он вообще догадывается о ее наличии? Или такие мелочи вас не смущают?
- Она не может помешать.
- Не может. Но она есть! – Кес сердито что-то вписывал в пергамент. - А у вас нет ни единого упоминания о ней.
- В данном случае это несущественно.
- Две-три подобных «несущественных» детали, вот вы и застряли. Во что, ради Мерлина, надо было превратить материю, чтобы так искривить пространство?! Как вы общаетесь?
- Туда теперь только Фоукс летает.
Кес посмотрел на Дамблдора, и тот опять сделал невероятно страдальческое лицо.
- Альба, если то, что у вас тут написано, правда, то никакой материи там давно нет.
- Но она там есть, - улыбнулся директор.
- Это-то и странно. То есть, либо здесь написана полная чепуха... что сомнительно…
- Полной чепухи тут быть не может. Гил тоже всегда интересовался подобными преобразованиями.
- Ах, он интересовался! Каждый бестолковый дилетант считает возможным лезть, куда только руки дотянутся, и еще махать там волшебной палочкой!
- Ты можешь сделать что-нибудь?
Минут пять стояла тишина. Потом Кес сказал:
- Коротко: отрицательного модуля там быть не может.
- Но он там есть.
- Его нет. Иначе бы Фоукс оттуда не вернулся. Судя по всему, твой не в меру беспокойный приятель создал гм… обособленную сингулярность…
- Извини?
- Ну… пусть будет некая точка, в которой все значения стремятся к бесконечности. Хотя это очень условное определение. Понятие пространства-времени в таких точках теряет смысл, поскольку решать уравнения с бесконечными слагаемыми невозможно. Вот и вся ваша проблема.
Кес отложил пергаменты, отодвинулся от стола вместе с креслом и, радостно улыбаясь, уставился на директора.
- А делать-то теперь что? – Альбус явно его радости не разделял.
- Понятия не имею.
Как и всегда в подобных случаях я ощутил приступ блаженного злорадства. Не все же надо мной одним издеваться.
Можно было спать дальше. Я все равно не понимаю, почему Кес упорно стремится решить чисто магическую проблему исключительно математическим способом. То ли нарочно морочит Альбусу голову, то ли из упрямства. Магическим путем ему уже давно неинтересно.
~*~*~*~
Крис действительно имел довольно смутные представления о предмете, который описывал чуть ли не как искусство. В теории все смотрелось отлично. К нашей же ситуации было неприменимо никаким боком.
Тем не менее, проблема росла как снежный ком. Шеф требовал нашего присутствия.
Лично мне с ним встречаться не хотелось. Но… От меня все что-то скрывали. Даже Руди. Не говоря уже об Айсе с Кесом. Именно из-за этого я и постарался восстановить нормальные отношения с Крисом. Не то чтобы я рассчитывал на какую-либо откровенность с его стороны, но так было спокойнее.
Хотя и не намного.
От решительного выяснения, что, собственно, происходит, я воздерживался. Какой смысл? Я все равно сижу здесь в четырех стенах, и сидеть мне еще незнамо сколько. Что в какой-то степени к лучшему. На встречу с любимым Повелителем торопиться не стоит.
Эйв тоже так считал.
А Уолли сказал: «Как захочешь».
Да я никак не хочу. Как будто от моего желания теперь что-то зависит.
Этот вопрос я обсудил с Крисом.
- Если ты действительно хочешь домой, это очень просто устроить, - пожал плечами он. – Нелегально, естественно.
Я не хотел.
Строго говоря, я вообще не мог определить, как лучше. С одной стороны, я скоро здесь рехнусь. Но с другой – здесь не дует и не капает. А там Темный Лорд.
Разрешить эту дилемму не было никакой возможности.
~*~*~*~
- Кто такой Гил? – спросил я наутро у Кеса, будучи абсолютно уверен, что он ответит: «Старый приятель Альбы».
- Старый приятель Альбы.
Вот даже не сомневался.
- Зачем ты морочишь директору голову?
- В смысле?
- Как можно решить магическую задачу чисто техническими средствами? Это же ерунда.
- У тебя есть предложения? – спросил он без тени насмешки.
- Ну да. Они же наколдовали эту проблему.
- Так они не знают как. Ее все равно сначала надо решить технически, и только потом можно будет немного помочь магией. Не раньше.
- А ты говорил, что главное – желание. У Альбуса желание есть, да еще какое, у этого его старого приятеля наверняка тоже.
- Да? – Кес выглядел озадаченным. – Скорее всего, ты ошибаешься, Севочка, но почему бы и нет. Приходи вечером, если хочешь.
- Зачем?
- Посоветуемся с одним умным человеком.
Это еще с кем?
- Который про чудесную силу… желаний знает все на свете, - улыбнулся Кес.
Конечно, я пришел.
Человеком этим оказался Фламель, и я почувствовал легкое разочарование. Кроме того, ни о каких желаниях речи не шло. Опять сплошная физика.
- Теоретически… если создать второй источник гравитационного поля, - маялся Кес, - то, возможно, удастся этого экспериментатора оттуда вытащить.
- А первый где? – видимо, Фламель тоже неплохо разбирался в проблеме.
Стараясь не отвлекать их, я тихонько присел рядом.
- Должен быть у него.
- Но там нет, - Фламель отложил очередной пергамент.
- Я вижу.
- Либо его нет там, либо его нет в записях, - пожал плечами Фламель. - Но где-то его нет точно. Кроме того, даже если мы его найдем, ничего… цельного таким способом вытащить не удастся.
- Если мы его найдем… и сможем создать второй, и… нет, это ерунда. Если мы превратим его в частицы, Альба, пожалуй, расстроится.
- Но только магическим путем это все равно не решить. Геометрия диктует свойства материи.
- Это не доказано.
- Даже если наоборот, привнесение в данную задачу алхимических составляющих ничего нам не даст.
- Ник, давай попробуем забыть про физику, геометрию и прочую прозу и разберем ситуацию исключительно на алхимические составляющие. Это возможно?
- Конечно возможно, - вздохнул Фламель. - Зачем только?
- Задачу нужно решить.
- Боюсь, она не решаема.
- Все решаемо. И ты сам это знаешь.
- Альба не успеет. Он слишком поздно спохватился.
- Именно это я и имел в виду. Для алхимических составляющих данной задачи нет разницы, жив он будет или мертв.
- Они очень разные люди.
- Все люди разные.
- Мы, кажется, говорим про алхимические составляющие.
- Извини.
- Есть отношения, есть ощущения, есть мотивы и страсть. И все разное, понимаешь?
- У них есть общее чувство вины.
- На этом много не построишь.
- Но если больше строить не на чем.
- Ты неисправим, - засмеялся Фламель. - Кес, нельзя так. Невозможно исправить алхимией конструктивные ошибки. Чувство не подчиняется физическим законам.
- Все подчиняется физическим законам.
- И кто это говорит?
- Я уверен, что можно попробовать.
- Хорошо. Чувство вины - это неподходящее чувство для получения того, о чем ты думаешь. Оно несет только отрицательную энергетику. Оно неприятно. Оно не вызывает даже печали, которая при определенном развитии духовности приносит покой и удовлетворение. Чувство вины несет в себе только сожаления и тоску. Это разрушительное чувство. На нем ничего сварить нельзя.
- Свари на печали.
- Им до той печали еще пару реинкарнаций топать.
- Ты веришь в реинкарнацию?
- Да пошутил я. В печали нет ни страсти, ни желаний. Она всепоглощающа. И, соответственно, неконструктивна.
Кес бросил на меня быстрый взгляд и скептически скривил губы.
Не получилось. Он тоже не верил, что получится. Неужели для меня старался?
- Но это все равно не наш вариант, - Фламель налил нам всем вина. - Им слишком небезразличны и они сами, и то, что происходит вокруг. Они вообще много суетятся.
- Да, ужасно, - грустно согласился Кес. – А ты знаешь, это интересный вопрос, как из технической проблемы сделать алхимическую. И обратно.
- В корне разные вещи.
- Нет, это подходы разные.
- Ничего подобного.
- Надо будет попробовать это решить.
- Не решим.
- Но попробовать-то никто не мешает. Вот закончится весь этот бардак, в который Альба нас с тобой втянул, и следующие лет двести я готов потратить на…
- Знаешь, - задумчиво протянул Фламель, - а попробовать, пожалуй, стоит. Грамоту выдумали неграмотные. Вдруг получится.
- Не получится. Но попробовать стоит всегда.
Конец разговора меня разозлил.
Зачем тратить время, если не веришь в успех? Хорошо, Кес не верил, что задачу директора можно решить магическим путем, и спорил с Фламелем только для того, чтобы лишний раз продемонстрировать мое невежество. Это я могу понять. Но он… нет, они оба собираются в будущем заниматься тем, в успех чего даже близко не верят. Оба не верят.
Зачем?
Желание выяснить это было настолько сильно, что мне пришлось дождаться, пока уйдет Фламель.
Кес удивился.
- Откуда столько категоричности, Севочка? Мы же с тобой еще в детстве разбирали «лжеца». Забыл?
Я помню. Как раз тогда и разбирали. Когда, научив меня логическому подходу ко всему сущему, он вдруг заявил, что логика только наука, и принялся доказывать ее несостоятельность.
Конечно, я помню!
«То, что я утверждаю сейчас, ложно».
Если это высказывание истинно, то оно ложно, а если ложно, то истинно. Я чуть не рехнулся, пытаясь понять, как такое может быть. Не умел я еще тогда не обращать внимания на Кеса с его бессмысленными парадоксами. Если бы не Фэйт, я бы точно сошел с ума. Я неделю спать не мог. Не говоря уже о том, чтобы есть. Эти несчастные «Истинно» и «Ложно» с громким щелчком постоянно сменялись перед моим мысленным взором, как очки на квиддичном табло, ни на секунду не позволяя отвлечься на что-то кроме них.
А Фэйт просто пожал плечами и сказал: «Ну да, так оно и есть. Ну и что?»
И только намного позже я узнал, что с точки зрения формальной логики парадокс «лжеца» недоказуем и неопровержим, вообще не являясь логическим утверждением. Зато когда я наткнулся на сорит «если прибавлять по одному зерну, с какого момента появится куча, и значит ли это, что куча возникает в результате прибавления одного зерна?», я даже думать над ним не стал. И так все ясно. Бессмыслица.
- Я помню. Но ты не отвечаешь на мой вопрос.
- На какой именно?
- Зачем заниматься тем, что не имеет смысла?
- Ради интереса.
- Лучше бы ты помог Дамблдору.
- Ему нельзя помочь.
- Но он уверен, что выход есть!
Он помолчал, дав мне время сообразить, что, видимо, имел в виду другое.
- Конечно есть. Почему бы и нет. Альба мудрый человек.
- А ты его изводишь, - не удержался я.
- Он сам себя изводит, - Кес вовсе не рассердился и вообще думал о чем-то своем, настолько отстраненный у него сделался вид.
Я помолчал, чтобы ему не мешать.
– А знаешь что? – вдруг резко вернулся к реальности Кес. – Это будет такой дурацкий фортель, если Альба окажется прав. Я даже представлять не берусь, как такое может выглядеть.
И он засмеялся.
Приехали.
- Судя по всему, Дамблдор тоже увлекался бессмысленными экспериментами? – осторожно спросил я.
- Извини? А, да, можно и так сказать.
- Только пространственными?
- Не только. Например, он тоже искал способ покорить смерть.
По-моему, это болезнь.
- Нашел?
- Да, конечно, - усмехнулся Кес. – Конечно нашел, раз искал. Но, к сожалению, этого мало.
«Потому что камень - философский, а Томми - нет», - сразу вспомнил я.
- Дамблдор не смог воспользоваться тем, что он нашел?
- Не смог.
- Но почему?.. Я помню, что ты говорил про Лорда, но Альбус…
- У очень разных людей могут быть схожие мотивы.
- Дамблдор боялся смерти? – я совершенно не знал, как к этому относиться.
- Севочка, зачем путь в бессмертие искал ты?
Я не мог ответить. Я мог только спрятать глаза. Я не боялся смерти. Я вообще толком никогда о ней не думал. Я просто хотел стать сильнее Кеса. А «вечность на ладони» - единственное, что было у него и не было у меня. Я не хотел принимать Наследство.
Но почему? Почему я панически боялся Наследства? Потому что я боялся… умирать? О, боже…
Я посмотрел ему в глаза и решительно сказал:
- Я боялся смерти.
- Каким, однако, замысловатым путем ты пришел к этому выводу, - засмеялся он. – Все одинаково, верно?
- Но получилось же у Фламеля!
- Вот уж кто никогда не боялся смерти. Ни своей, ни чужой. Эта область вообще никак его не интересовала, сколько я его помню.
- А ты?
- Я?.. Я, видишь ли, не успел толком испугаться, - усмехнулся он. – У меня несколько нетривиальная ситуация. Я, Севочка, слишком быстро понял, что мне придется приложить некоторые усилия, во всяком случае моральные, чтобы умереть. Тогда как всем нормальным людям приходится время от времени прикладывать усилия, чтобы выжить. Тоже, знаешь ли, не шоколад, как говорит наш родственник.
Неужели он не понимал, на что идет? Даже если он не делал добровольного выбора, он все равно не мог не понимать.
Тогда что оказалось для него открытием?
~*~*~*~
По-моему, впервые за все время Кес прилетел просто так, без всякого дела. Принес виски, отпустил до утра Криса и сказал, что хочет поболтать.
Его давно не было. Я скучал. А уж поболтать в такой компании - святое дело.
И мы болтали. Почти до утра. Ни о чем и обо всем.
О нашем бизнесе.
О не нашем бизнесе.
О Темном Лорде в интересах нашего бизнеса.
Просто о Темном Лорде.
Об Айсе.
О Драко. Я спросил, как у него дела, и Кес сказал, что все в порядке.
Об Имении и его охране в связи с возобновившимися после моего ареста обысками.
И, наконец, о каких-то абстрактных материях.
- Скажи мне, Люци, - спросил он уже под утро, - как ты решаешь… сложные вопросы?
- Мироздания? – кажется, я пошутил, но точно не помню, потому что хорош я уже был, страшно сказать как.
- Любые.
- Ну… надо найти главное.
- А дальше?
Дальше, как правило, ничего не бывает. Найдя главное, я обычно прихожу к выводу, что мне это не надо.
Он понял мои затруднения.
- Нашел главное. И что?
- Оно или нужно, или нет.
- Нужно.
- Зачем?
- Для тебя.
- Тогда это решаемый вопрос, и он так или иначе решается.
- А если очень нужно, но не решается?
- Так не бывает, - засмеялся я. – Так не может быть. Если решить никак нельзя, значит, не нужно.
- Нужно.
- Тогда решается.
- А если… Люци, не спи! Я же с тобой разговариваю!
- Кес… что тебе надо?
- Да не знаю я, что мне надо, - с досадой ответил он. – Знал бы - уж не к тебе бы пришел.
- Если совсем не получается – плюнь и забудь.
- Не могу.
- Цена вопроса?
- Человек погибнет.
- Хороший человек?
- Отвратительный.
- Ты виноват?
- В чем?.. А, нет. Он сам виноват.
- Ну, так ему и надо. Нет?
- Нет.
- Тогда вернемся. Цена вопроса?
- Мой душевный покой.
- У-у-у… Что-то ты темнишь. Но от всех душевных неурядиц я знаю отличное средство.
- Какое?
- Дементор.
- Ну, ты дурак совсем.
Не оценил Кес наш местный фольклор.
Зря, на самом деле.
Очень помогает.
От бессмысленной тоски.
По ночам особенно.
Как дементоров вспомнишь, сразу приходит понимание, что у тебя самого еще не все так плохо.
~*~*~*~
Кес сжег все пергаменты. Просто сжег в Западном камине, причем вручную. Сначала быстро проглядывал и только потом бросал в огонь, а после и проглядывать перестал.
- Почему ты не скормишь их этой своей отвратительной твари? – спросил я, кивнув на Хлюпа.
- Он, знаешь ли, тоже не помойка, - получил я нелюбезный ответ.
Тогда я принялся ему помогать.
Дамблдора чуть удар не хватил, когда он явился часа через два и понял, что мы наделали. Но он ничего не сказал. Только взял Хлюпа на руки и ушел его гладить на диван.
Лучше бы кошку завели, честное слово.
- Кес, ты совсем все уничтожил? – спросил Альбус через какое-то время, отпуская Хлюпа скакать по Тревесу.
- Да.
- А делаешь что?
- Иди сюда.
Директор подошел к столу, на котором Кес прямо пальцем рисовал тонкие голубоватые линии.
- А что тебе говорил этот твой?..
- Гил?
- Ну да. У него же у самого были, наверное, какие-то идеи. Хотя бы вначале.
- Говорил, что энергия нужна.
- Нужна, - кивнул Кес. – Еще что-нибудь?
- Он не говорил, но теперь я понимаю, что он тоже, видимо, уткнулся в эту… бесконечность.
- Забудь про бесконечность. С ней ничего поделать нельзя.
- А как же быть?
- Не знаю пока. Но про бесконечность забудь. Если решения нет, значит, оно не нужно.
- Как это не нужно?..
- Будем искать в другом месте.
- Ник ведь тоже ничем помочь не сможет.
- Ты говорил с ним?
- Ну да. Что ты делаешь?..
Кес провел ладонью над столом, и все линии исчезли.
- Вот что, Альба. Уничтожение башни при любой следующей трансформации неизбежно. С этим нам придется смириться.
- Я не могу с этим смириться.
- Алхимическим путем проблема тоже не решается.
- И физическим не решается, так?
- Так. Остается какой?
- Магический. Раз энергия нужна.
- Нам нужна не просто энергия, нам нужна направленная энергия.
- Геометрический? – улыбнулся Дамблдор.
- Да… пожалуй. Где взять положительный энергетический удар такой силы, чтобы он выбил башню из сингулярности?
- Не представляю, – вздохнул директор.
- Севочка?
В целом я понимал, о чем они говорят. Ключевым тут было слово «положительный». Отрицательное поле огромной мощности создается элементарно, достаточно кого-нибудь убить. О положительных я даже не слышал. Такой силы положительных ударов в природе не бывает. И как их создать искусственно, я не знал тоже.
- Создать искусственно? – неуверенно спросил я.
- Есть идеи как? – заинтересовался Кес.
- Почему бы двум отрицательным энергиям не дать нам положительную?
Кажется, я сказал большую глупость, но и ничего не ответить было невозможно.
- Две отрицательные… - повторил за мной Альбус, - если в одном месте, то мы получим всего лишь огромный отрицательный резонанс.
- И свет станет тьмой, - засмеялся Кес. – Зачем в одном месте? Нам не нужно их складывать, нам нужно умножить.
- Кес, у меня на Астрономической башне до сих пор спрятан твой отражатель.
- Я помню. От чего отражать собираешься, Альба? И что?
- Не знаю.
- Вот и я не знаю.
- Давайте я вас там убью, - в шутку предложил я Дамблдору. – Вот и будет что отражать.
Они оба молча уставились на меня. Я испугался.
- Это шутка была…
- Хорошая шутка, - кивнул Кес. – Продуктивная.
По-моему, они на меня обиделись. Не стоило этим шутить.
- Не развалится школа твоя от такого отражения? - через минуту спросил у директора Кес.
- Хогвартс – оплот древнейшей магии, он устоит.
А если нет? Они с ума сошли?..
- Хогвартс - школа, - зло сказал я им. - Школа! А не ваша вотчина! И я пошутил! Я не стану этого делать!
- Опять передумал? – благодушно поинтересовался Альбус. – Почему не совместить два хороших дела?
- Убийство – хорошее дело? – в бешенстве зашипел я.
- В данном случае… - вздохнул директор, - оно неизбежно. Если этого не сделает юный Малфой, то придется тебе, Северус.
Я ненавижу его.
- Да пожалуйста. Как вам будет угодно.
- Вот и отлично, - директор с удовлетворением посмотрел на Кеса. – Думаешь, получится?
- Нет. Одним отражателем тут не обойтись, Альба. Куда будем отражать?
- И где второй источник отрицательной энергии? – напомнил я.
- Вот именно, - подтвердил Кес. – Я не ношу в кармане оплотов магии, которые выдержат второе отражение. Тем более что если мы берем уничтожение башни за аксиому, то никакой оплот этого не выдержит.
- Иными словами, Гилу еще и придется отбить удар обратно?
- Конечно. Разрушение неминуемо.
- Только не Хогвартс, – быстро сказал Альбус.
- А этот вопрос рассматривается? – засмеялся Кес.
По-моему, они все придумали. Если теперь найти нечто, предположительно старое магическое строение, в которое можно направить отрицательную энергию от… предположительно совершаемого мною убийства… и что?
Так, заново. Пусть условно будет луч. Он ударяет в это строение, от него отражается в ту башню, где сидит парень, по которому так убивается Дамблдор, и… При отражении наш луч должен получить второй заряд отрицательной энергии.
Они сидели напротив и молча смотрели друг на друга.
- Надо сделать так, чтобы в момент моей смерти он узнал о ней, - наконец сказал Альбус.
- Ты представляешь, как его там стукнет через пару секунд? – хмыкнул Кес.
- Его стукнет быстрее. Ничего. Он же бессмертен.
И они засмеялись.
Я знал только одного бессмертного человека. Темного Лорда.
Если он узнает о гибели Дамблдора, он… обрадуется. Это достаточный отрицательный импульс? В принципе, не важно, главное – знак. Вся Фарфоровая башня – одна большая свалка отрицательных полей. Должно получиться.
Видимо, Альбус тоже так считал. Мы вернулись в школу, и он был в отличном настроении. Даже напевал что-то себе под нос.
- Гарри идет.
- Куда идет?
- Ко мне, Северус. Ко мне идет. Сюда.
- И что я должен делать?
Он кивнул на камин.
- Как только я освобожусь, мы с тобой все приготовим. А то, знаешь ли, всякое может случиться. И попроси, пожалуйста, Кровавого Барона подежурить на Астрономической башне, пока все не закончится. А то кто там только по ночам ни бегает.
Я послушно воспользовался камином, чтобы вернуться к себе. Настроение испортилось сразу и невероятно. Альбуса здесь больше ничто не держит. Теперь он готов умереть в любую минуту. Он закончил все свои дела.
Если бы я смог заранее просчитать эту закономерность, я бы не стал им помогать.
Ни за что бы не стал.
~*~*~*~

просмотреть/оставить комментарии [299]
<< Глава 2 К оглавлениюГлава 4 >>
май 2020  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

апрель 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.05.24 23:53:00
Без права на ничью [2] (Гарри Поттер)


2020.05.24 16:23:01
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.23 00:46:57
Наши встречи [2] (Неуловимые мстители)


2020.05.22 14:02:35
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.21 22:12:52
Поезд в Средиземье [4] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.15 16:23:54
Странное понятие о доброте [1] (Произведения Джейн Остин)


2020.05.14 17:54:28
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.11 12:42:11
Отвергнутый рай [24] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.10 15:26:21
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.10 00:46:15
Созидатели [1] (Гарри Поттер)


2020.05.07 21:17:11
Хогвардс. Русские возвращаются [353] (Гарри Поттер)


2020.05.04 23:47:13
Prized [6] ()


2020.05.04 14:38:54
Дамбигуд & Волдигуд [5] (Гарри Поттер)


2020.05.03 09:44:16
Life is... Strange [0] (Шерлок Холмс)


2020.04.28 16:00:26
Безопасный поворот [0] (Гарри Поттер)


2020.04.25 10:15:02
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.04.24 20:22:52
Список [12] ()


2020.04.21 09:34:59
Часть 1. Триумф и вознесение [0] (Оригинальные произведения)


2020.04.20 23:16:06
Двое: я и моя тень [4] (Гарри Поттер)


2020.04.15 20:09:07
Змееглоты [3] ()


2020.04.13 01:07:03
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.04.05 20:16:58
Амулет синигами [118] (Потомки тьмы)


2020.04.01 13:53:27
Ненаписанное будущее [18] (Гарри Поттер)


2020.04.01 09:25:56
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.03.29 22:38:10
Месть Изабеллы [6] (Робин Гуд)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.