Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Рон рассказывает Гарри:
- Поймал вчера золотую рыбку..
- Ну и как?
- Загадываешь ей желание..
- А она?
- А она отгадывает!


Список фандомов

Гарри Поттер[18562]
Оригинальные произведения[1249]
Шерлок Холмс[719]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[220]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[185]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[141]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[114]
Произведения А. и Б. Стругацких[108]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[1]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12768 авторов
- 26915 фиков
- 8674 анекдотов
- 17714 перлов
- 685 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 6 К оглавлениюГлава 8 >>


  Прошлое – прошлому

   Глава 7. Наш новый дом
Как со мной все это случилось? Я искренне недоумевал. Иногда судьба тасует карты в колоде слишком быстро, и ты не замечаешь, как она мошенничает. Всего сутки назад мне казалось, что я никогда больше не увижу ни Поттера, ни Малфоя, и вот я уже сижу, прислушиваясь, как они закрывают дверь, прежде чем уйти на занятия.

Непостижимо? Нет, стоило предугадать. Разве в моей жизни хоть что-то шло по плану? Так почему меня после фактической смерти должны оставить в покое? Был ли я благодарен им за избавление от куда больших неприятностей? Не был. Возможно, потому что они так со мной и не случились. Оставалось дождаться вручения волшебной палочки и бежать. Я надеялся, что за пару недель они наиграются в благородство и предоставят мне удобный шанс. Сначала надоест Малфою, потом - Поттеру, и я буду свободен.

Впрочем, зла я этим юным кретинам не желал, так что даже искренне надеялся, что они не попадутся на своих глупостях. Такое отношение к Малфою у меня и раньше иногда бывало, а вот с Поттером вести себя как добрый дядюшка мне было внове. Наверное, тому причиной была его странная истерика этой ночью. Я слушал его сбивчивые слова и силился понять: что, собственно, происходит? Не с ним. Со мной. Это я все воспринимал как-то неправильно. Его страх перед миром, его неуверенность в собственных чувствах и решениях, желание иметь свои четыре стены, чтобы в них спрятаться… Работа, которую уже не хочешь, но на которую идешь, как овца на закланье, потому что все уже привыкли, что ты ее жаждешь, и не поймут, не примут растерянности, сочтут не таким, как все, непригодным для нормальной жизни. Впервые он напоминал мне не Джеймса и не Лили. Он походил на меня в его возрасте. Такого же глупого и невероятно напуганного. Я хотел видеть его другим - сильным, как родители, далеким от нерешительности и сомнений, но все вышло иначе. Может, я все эти годы не замечал, насколько все пошло не так с самого начала? Что я почувствовал к нему, глядя на незнакомое мне существо? Уже не пугающее и не отталкивающее свой обреченностью? Жалость? Стыд? Не знаю. Мне не хотелось повернуть время вспять и протянуть ему руку раньше. Просто я отчетливо понял, каким мелочным и злым был все эти годы. У меня ведь никогда не было стоящих причин, чтобы его ненавидеть, и я что-то выдумывал, копил нестоящие. Меня пугала перспектива его понять. Может, зря?

Странно, что судьба выдала ему в соучастники Малфоя. Этот мальчишка - просто ходячая неприятность, и всегда ею был. Не скажу, что сын Люциуса глуп, скорее, импульсивен, как и его отец, и очень часто приносил других в жертву своим желаниям. Плохая компания для Поттера, определенно. Драко - аврор? Ну-ну… Что-то подсказывало, что ради репутации семьи Малфой скорее занялся бы благотворительностью. У его поступков была иная причина, и, к несчастью этого юноши, я был не единственным, кто о ней знал.

По его собственным словам, Драко влюбился, когда ему едва исполнилось девять. Конечно, сначала его чувства были лишь восторженной мальчишеской привязанностью, но по мере того, как он взрослел, она принимала несколько странный характер. Он хвостом ходил за объектом своих чувств, непрестанно старался прикоснуться к этому человеку и вовлечь его в свои игры, а когда взрослые, шутя, спрашивали, о чем он мечтает, отвечал: «Получить самую лучшую метлу и жениться на дяде Дэсмонде». Это забавляло всех до поры до времени, пока родители Драко не поняли, что их не по годам смышленый малыш прекрасно отдает себе отчет в том, что входит в понятие женитьбы, и действительно хочет всего этого от своего родственника. Примерно тогда же разразилась ссора между Люциусом и его незаконнорожденным братом. Макдугл покинул поместье Малфоев, громко хлопнув дверью. Драко не понимал причин вражды, он только видел, что отношения в семье изменились, был уже достаточно взрослым, чтобы понять, что союзы между мужчинами, да еще и родственниками, обществом осуждаемы. Заставило ли это его отказаться от своих намерений? Увы, мальчик отличался некоторым романтизмом и склонностью к дешевым драмам. Он хорошо притворился, что перерос свои глупости, на самом деле возведя свою привязанность в ранг интригующих тайн. Вопреки запрету отца, Малфой переписывался с дядей, иногда они даже встречались. Не думаю, что Макдугл понимал истинную природу стремлений своего племянника. Драко мог быть очень терпеливым, лживым и изобретательным, когда речь шла о достижении его цели. Он успокоил родителей, заведя отношения с девушкой, он постоянно говорил дяде, что по нему скучает, и всеми силами пытался выведать, что же рассорило того с отцом. Потом события завертелись слишком хаотично.

После смерти Дамблдора мы с Нарциссой решили, что разумнее будет спрятать Драко, пока не уляжется скандал, а я не смогу убедить Темного Лорда простить мальчику его нерешительность. Тогда министерство еще проявляло повышенную активность, у друзей и знакомых семьи скрываться было опасно, и Драко сам предложил отправить его к дяде. Нарцисса не могла посоветоваться с арестованным Люциусом, но помнила, как помогал их семье Макдугл во время первого ареста ее мужа, и решилась ему написать. В конце концов, ссоры - дело прошлое, ее больше интересовала судьба сына. Дэсмонд согласился спрятать Драко, думаю, он на самом деле был к нему привязан, и это чувство оказалось сильнее разногласий с Люциусом. Малфой прожил в доме дяди месяц, потом освободили его отца, Темный Лорд сменил гнев на подобие милости, и Драко вернули в поместье. Он очень изменился. Не знаю, заметил ли это кто-то, кроме меня и его родителей, но мальчика теперь постоянно мучил страх. Ему было отвратительно все, что происходит вокруг. Казалось, в стенах родного дома он задыхается. Только иногда, когда Драко думал, что на него никто не смотрит, он вспоминал о чем-то хорошем, его взгляд становился мечтательным и немного грустным. Мальчик тайно с кем-то переписывался, и это тоже не могло остаться незамеченным. Люциус, понимая, что сын ведет себя подозрительно не в самых благоприятных обстоятельствах, перехватил одно из посланий и вызвал его на откровенный разговор. Драко любил отца и мать, и ему никогда не нравилось лгать им. Он честно рассказал, что никогда не переставал любить собственного дядю. Поведал об их тайных встречах, о том, что между ними никогда ничего не было до этого лета, но, оставшись под одной крышей, они оба поняли, что должно быть. Нет, он сам знал это всегда, но, не выдержав напряжения тех дней, что предшествовали их встрече, наконец, во всем признался дяде. Убедил, что это все не подростковое увлечение, а единственное чувство, которое было и будет настоящим. Дэсмонд Макдугл поверил ему не сразу, но Драко был убедителен, доказал, что может быть не просто своенравным и обременительным, но и нежным и верным. Их влечение всегда было обоюдным, просто дядя никогда не позволял себе рассматривать его как партнера. Однако Драко убедил его своей искренностью и был счастлив, что они, наконец, стали любовниками. Когда родители потребовали, чтобы он вернулся, Дэсмонд пытался его отговорить. Он готов был увезти Драко из Англии, куда-нибудь очень далеко, где они могли бы начать жить без всех этих проблем и войн, но Малфой не смог принять его предложение: он очень боялся, что его побег плохо скажется на родителях и их судьбе. Но и отказываться от своего счастья он не хотел, писал своему любовнику длинные письма, умоляя немного подождать, пока ситуация хоть как-то не изменится. Каждую свою строчку он пытался пропитать надеждой, что у них все будет хорошо. Дэсмонд волновался за него, уговаривал передумать.

Родители выслушали рассказ Драко спокойно, без особых скандалов и истерик. Мать даже готова была позволить ему уехать. Собственная судьба волновала ее меньше благополучия сына или каких-то моральных норм. Люциус сказал, что решение Драко может принять сам, но лучше, если он сделает это, опираясь на факты, а не на собственные эмоции. Он рассказал сыну о смерти его бабушки, о том, что та была убита собственным мужем, потому что устала от его постоянных измен. Она грозилась развестись со скандалом, обвинив супруга в неверности и отсудив у него часть состояния. Она совещалась со знатоками магического законодательства и знала, что развод не лишит прав ее сына. Абраксас Малфой испугался потери средств и репутации, испугался достаточно, чтобы убить жену импульсивно и глупо, не используя магию, когда узнал, что та встречалась с его любовницей и уговорила ее выступить в суде. Он был уверен, что на него не падет подозрение, но Хмури был слишком настойчив, чтобы удовлетвориться самой удобной версией. Люциус, узнав о смерти матери, впал в бешенство. Он не поверил ни одному слову отца, но не мог допустить скандала, который не вернул бы мать, только уничтожил бы репутацию семьи. Отец Драко всегда умел манипулировать людьми, это качество он унаследовал по материнской линии. Люциус знал, что Карисса, после того как много лет назад ее отношения с мужем окончательно расстроились и она поняла, что он станет ей изменять, опоила Абраксаса зельем, вызывающим у мужчин бесплодие, чтобы застраховать себя и своего сына от всяких бастардов, претендующих на наследство. Естественно, сам ее муж ничего об этом не знал. Карисса была откровенная только с сыном, в котором души не чаяла и который отвечал ей в этом полной взаимностью. Люциус понимал, что сын Айрин не может быть его братом, о чем и сообщил ей во время их единственной встречи в тюрьме. Эта женщина была из благородного, хотя и обнищавшего рода. Она припомнила, что действительно однажды, во время ссоры с любовником, изменила Абраксасу с симпатичным магглом, который был на него очень похож внешне. Всего один раз. Айрин и предположить не могла, что ее ребенок - последствие одной случайной ночи, а не постоянной связи. Что ждало ее сына теперь? Он был бастардом, полукровкой, нищим. Малфой прекрасно сыграл на растерянности этой женщины, ее переживаниях за сына и некоторой гордыне. Он сказал, что не будет рассказывать никому то, что узнал. Да, ее ребенок останется незаконнорожденным, но Малфоем. Он получит средства к существованию, безбедную устроенную жизнь и заботу, если Айрин сознается в убийстве его матери. Она пошла на это ради сына, а Люциус, надо отдать ему должное, сдержал слово. Отцу он отомстил позднее, когда у того уже не было причин ожидать мести. О мальчике он больше практически не вспоминал, пока тот не начал осаждать его письмами. После школы, когда Дэсмонду удалось организовать их встречу, Люциус, разглядывая красивого решительного подростка, подумал, что такой человек может ему еще пригодиться, и разыграл просто блестящий спектакль. Он сказал, что избегал Макдугла все это время, потому что тот - сын женщины, которая убила его мать. Что он не бросил его, потому что, как бы ни сложилось, они все же братья. Пусть он не может любить Дэсмонда, но не желает ему зла. Он разыграл свою карту правильно, юноша ушел подавленным и смущенным, он начал возвращать потраченные средства, больше не надоедал попытками объясниться, а когда Люциус попал в Азкабан, из кожи вон лез, чтобы его освободить. Брат-аврор тогда стал особенно выгоден, и Малфой сменил показную отчужденность на робкие попытки примирения. Дэсмонд был счастлив. Он восхищался Люциусом, радовался тому, что как братья они оставили прошлое прошлому и начали смотреть в будущее, которое могло их подружить и подружило со временем. Макдугл стал частью семьи Малфоев, подолгу жил в поместье, восхищаясь Нарциссой и обожая маленького племянника.

Все могло бы так и продолжаться, если бы Айрин, которая постоянно твердила, что во всем виновата, перед смертью не открыла сыну правду. Дэсмонд понял, что человек, душевной щедростью которого он так восхищался, - всего лишь расчетливый лжец, оплативший жизнью той, что его родила, свое собственное благополучие и право на месть. Что Малфой использовал его, хотя на самом деле ему было просто наплевать на чужого ребенка. Да, Дэсмонд хотел убить Люциуса, но не смог: в доме, куда он пришел за местью, его приветливо встретили жена и ребенок теперь уже не брата. Тогда он просто сказал Малфою, что отомстит, что тот будет жить, зная, что у него есть враг, который уничтожит его, когда ему представится возможность нанести удар. И Люциус ему поверил.

Все, чего он хотел добиться от сына, - это понимания того, что Дэсмонд Макдугл не самый искренний человек в мире, и Драко стоит подумать, какова причина того, что его любовник так жаждет забрать его из семьи. Малфой-младший после разговора с отцом был очень несчастен. Его единственная настоящая мечта разбилась, захрустев осколками под ногами. Не только его отец, но и любимый Дэсмонд скрывал от него правду. Люциуса он ненавидеть не мог, и вся его ярость выплеснулась на Макдугла. Они виделись еще один раз, и Драко много чего наговорил своему уже не дяде. Дэсмонд и слова не сказал в свое оправдание, просто, выслушав все обвинения, ударил Драко по лицу и молча выставил за дверь. Все было кончено. Я стал невольным участником этой драмы, наткнувшись ночью в доме Малфоев, куда явился с очередным отчетом, на заплаканного пьяного мальчика, который до рассвета рыдал у меня на груди и исповедовался в грехах, которые, в общем-то, даже не сам совершил. Я его выслушал и пообещал молчать, когда Драко, немного успокоившись к утру, попросил никому ничего не рассказывать, заявив, что все уже в прошлом. Однако, слушая, что он образумился и больше никогда не позволит себе кого бы то ни было любить, я позволил себе ему не поверить. Слишком знаком мне был его взгляд, слишком понятен. Такая любовь, к сожалению, не отпускает. Ее яд быстро проникает в тело, а как его нейтрализовать - еще, увы, никто не придумал. Я сказал Драко об этом. Он со свойственной юности горячностью заявил, что тогда он станет первым, кто от нее избавится. Между нами установились доверительные отношения, которых раньше не было. Мне было приятно, потому что младший Малфой нравился мне некоторой на меня самого похожестью. Пусть в такой скверной штуке, как неразделенные обездоленные чувства. Увидев его, я отчего-то сразу захотел задать ему вопрос: «Ну как, получилось?». Но мне хватило одного взгляда, чтобы понять, что нет. Что Драко влюблен так же как и раньше, если не сильнее. Наверное, это понимали и его родители, а потому так торопили с браком, из-за чего он, по его словам, вынужден был жить с Поттером. Аврорат? Малфоя, как наркомана, тянуло к очередной дозе - ради минутного, ничем не замутненного удовольствия видеть Дэсмонда… Пусть потом будет плохо и наступит ломка. Как хорошо я его понимал.

Поттер не мог знать всего этого. Определенно, не мог, и все же его отношение к Малфою было слишком уважительным. Я пытался понять, в чем причина. Что общего могло у них быть? Ссоры с подругами? Не уверен, что Малфой так уж переживал по этому поводу, тогда чем же он заслужил тот полный сочувствия взгляд, что бросил на него Гарри, когда мы втроем оказались в этом подвале. В чем причина?

Почему, черт возьми, думая о нем, я стал называть его Гарри!? Вот это уже действительно нелепо, как, впрочем, и мое острое влечение, что так удивило меня самого этой ночью. Я понимал, что это магия вампиров. Я не понимал другого. Почему Поттер? Почему жажду обладать, спровоцированную изменениями моего тела, не вызвала во мне красивая Мария, распущенный Найси или даже яркий Людовик? Вампиров больше тянет к смертным, чем друг к другу? Возможно, но все равно, почему именно Поттер? Из-за того, что Малфой влюблен? Мне самому было смешно от таких рассуждений: мальчик в эмоциональном состоянии Драко был куда более доступен, чем Поттер, к тому же, нас с ним не связывали годы взаимного отвращения. Так, собственно, почему? Какого черта именно Гарри, с его подслеповатыми глазами, неровным загаром, растянутой майкой и резко выступающими ключицами? Худой, с синяками под глазами и слишком суетливыми движениями, которыми он предлагал мне… Всего лишь кровь, но на секунду мне показалось, что нечто большее, и я захотел это взять. Все - и пульсирующую вену на шее, и само это беззащитное горло. Положить на него ладони, но не сжать, а медленно ласкать пальцами, впитывая тепло кожи. Гладить, успокаивать, снискать доверие, чтобы его обветренные, а оттого, наверно, сухие, но все равно мягкие губы чуть приоткрылись, маня, приглашая… Это потому, что он сын Лили, потому что у него ее глаза? Глупость. В тот момент я совсем не думал о Лили, только потом, взяв себя в руки, отгородился ею, как щитом, чтобы убедить его и себя в том, насколько это мгновение отвратительно. Но мы перешагнули через нее, потому что то, что он говорил, уткнувшись лицом в мой живот, было только о том, что он - это на самом деле всего лишь он. Потому что я ему впервые по-настоящему поверил, может, потому, что не было того застарелого понимания, что я не могу ему улыбаться. Что все слишком безнадежно, чтобы улыбаться. Как все глупо. Я проиграл очень глупо, я взял его кровь, взял потому, что мне тогда было нужно. Не из-за голода - не таким уж сильным он в тот момент был. Мне хотелось оставить что-то на память об этом мгновении, даже если это всего лишь сытость. Из меня даже вампир вышел какой-то неправильный. Неужели мне суждено всегда быть таким - вне рамок спокойных общепринятых норм? Я хотел крови? Да. Любой? Я больше не был в этом уверен.

***

- Невилл, – Лонгботтом, которого я поймал в перерыве между занятиями трансфигурацией, несчастно на меня посмотрел, держась за живот.

- Да, Гарри, я знаю, о чем ты хочешь поговорить. Но, может, в туалете? Эти зелья меня с ума сведут.

Я взял его за руку и потащил к заведению для девочек, которым правила Плакса Миртл. Он несколько смущенно на меня взглянул, но спорить не стал, заняв одну из кабинок. Моя призрачная подружка была на месте. Своего возмущения вторжением она не выказала.

- Привет, Гарри. Я так рада, что ты снова в школе.

Я улыбнулся.

- Привет, Миртл, я тоже рад тебя видеть. У нас тут важный разговор. Посторожишь?

Она кивнула.

- Конечно.

Я постарался, чтобы голос звучал ласково.

- Снаружи, если можно.

Она кокетливо накрутила на пальчик косичку.

- Ох уж эти мальчишеские секреты.

- Точно, - она зафыркала и выплыла через стену. Я наложил чары против подслушивания и сразу приступил к делу: – Невилл, ты вчера был в моем доме?

- Да, - отозвался Лонгботтом из кабинки. - Я кучу сажи нанес на ковер, но потом честно все за собой убрал. Хотя, думаю, что ты расстроился не из-за этого. У тебя должно быть два вопроса: зачем я приходил и что видел.

С его логикой было трудно спорить.

- Именно, – я прислонился к стене.

- Что ж, тогда, пожалуй, начну сначала. Когда вы вчера ушли с работы, вашего наставника вызвал Кингсли. Прежде чем уйти к нему в кабинет, он попросил нашего наставника Джона об одолжении. Я не слышал, о каком именно, но он сразу послал Чоу в отдел регистрации волшебников за двумя адресами. Она сказала мне, что ему нужны были ваши: твой и Малфоя. Я, признаться, не понял, зачем, но решил это выяснить и записал их. После работы Джон некоторое время следил за поместьем Малфоев, а я следил за ним, потом мы оба переместились к твоему коттеджу и наблюдали, как ты ставишь защитные чары. Как только ты их активировал, Джон ушел, а я отправился домой. Думал, зачем Макдуглу понадобилось за вами следить? Неужели он подозревает тебя и Малфоя в провале операции по поимке вампиров? Потом со мной связалась Джинни, она спрашивала, как у тебя дела на работе. Похоже, ее волнует долгое отсутствие от тебя известий, Гарри, – словно поняв мой невысказанный вопрос, Лонгботтом добавил: – Я, конечно же, не стал ее волновать, но начал переживать сам, а потому решил, что тебя надо предупредить. Хотел написать письмо, но потом решил проверить, вдруг ты не заблокировал камин. Мне повезло. Я вошел к тебе в дом, хотел тебя позвать, но в этот момент через окно увидел тебя в саду. На качелях, не в одиночестве. – Он некоторое время помолчал. – Сначала я был удивлен и впал в ступор, а потом вы вели себя так, что мне было неловко заявить о своем вторжении.

- Как "так"? – я сам удивился тому, как заинтересовал меня ответ на этот вопрос.

- Как очень близкие люди, Гарри. Я не слышал, о чем вы говорили, но видел, что ты обнимал его, а потом он пил твою кровь, и у тебя было такое лицо, словно происходит то, чего ты сейчас больше всего на свете хочешь. Я снова готов был вмешаться, но он отстранился, ты был жив и даже улыбался. Снейп пошел к дому, и я сбежал. Не знал, как при таких обстоятельствах встретиться с ним лицом к лицу. Это все.

Я кивнул. Это действительно было все. Что тут добавить.

- Мне нужно просить тебя никому ничего не говорить?

- Нет, не нужно. Я даже не стану спрашивать, как возможно все увиденное мною. Если захочешь - сам расскажешь. Но, Гарри…

- Да?

- Джинни очень переживает. Наверное, то, что происходит, для тебя важно. Я только надеюсь, что не менее важно, чем она.

Я смутился. Невилл говорил что-то не совсем то, чего я от него ожидал.

- Она не должна знать.

Невилл некоторое время молчал.

- Почему, Гарри? Думаешь, она не поймет или выдаст тебя? Брось. Джинни замечательная, она никогда так не поступит.

- Я думаю, что мы поговорим и…

- О чем? – Невилл открыл дверь кабинки и пошел мыть руки. – О том, почему она не может попасть в твой дом? Почему у тебя на теле следы укусов вампира?

Я, кажется, подобрал нужные слова.

- Невилл, все это не только моя тайна. Профессор не хочет, чтобы кто-то узнал о его состоянии.

- А кто узнает? Девушка, которая умеет хранить тайны?

- Послушай, давай не будем об этом.

Он кивнул, вытирая руки полотенцем.

- Хорошо, тогда давай о другом факте, – Невилл посмотрел мне в глаза. - Я люблю ее, люблю твою девушку, но никогда не сказал бы об этом тебе, а тем более - ей, если бы не видел, что ты творишь что-то несусветное, Гарри. То, чего я не могу тебе простить при всем желании. Ты делаешь Джинни несчастной, а я не могу видеть, как она плачет. Для меня нет ничего больнее, чем видеть ее слезы. Если бы их не было, я никогда не полез бы со своим нелепым признанием в вашу жизнь, потому что она любит тебя, Гарри, и никто другой ей не нужен. Я не предал бы нашу дружбу, и надеюсь, что не предам. Что все у вас наладится, и она снова будет смеяться - так, как одна она умеет. Прошу, не обижай ее, потому что если ты продолжишь это делать, я клянусь, что потрачу жизнь на попытки ее у тебя отбить. Нет, твои секреты я выдавать не стану, но я не дам ей плакать. И не позволю тебе ее обижать.

Я стоял молча, осознавая, что схожу с ума. Невилл любит Джинни? Что ж, он умело скрывал свои чувства до сих пор. А я… Что я сейчас чувствую? Боль или ревность? Ничего. Самое ужасное - что действительно ничего, для меня не важны его слова так, как должны бы, потому что я не чувствую ни горечи, ни разочарования, ни любви.

- О боже… - я подошел к раковине и умылся холодной водой, но мысли не пришли в порядок, ничего не вернулось на круги своя. Меня даже затошнило от тяжести свалившегося на меня понимания. – Я ее не люблю. Я, в самом деле, ее не люблю.

Это было ужасно, то, что я не помнил ни времени, ни места, когда я утратил терзавшие меня раньше страсть, робость и нежность. Ничего не осталось от того прекрасного, одновременно сковывающего и бодрящего чувства. Совсем ничего. Ни стремлений, ни порывов. На что я променял все это? На страх? Меня долго и мучительно выворачивало от огромного презрения к себе. Рвало остатками утреннего кофе с яичницей и кислым, обжигающим горло желудочным соком. Невилл придерживал меня за плечи, его лицо было решительным и в то же время виноватым. Когда спазмы позволили мне вздохнуть, он протянул платок, чтобы я вытер лицо.

- Может, все не так плохо? У тебя просто сложный период. Наверное, мне не нужно было так на тебя давить. Прости.

Я покачал головой.

- Не извиняйся. Я бы сам все это понял, и скорее рано, чем поздно.

- Не пори горячку. Это просто нервы. У вас все наладится.

Я хотел с ним согласиться, очень хотел, но было одно обстоятельство, которое мне не позволило. Я вспомнил, когда именно меня оставили чувства к Джинни. Теперь у меня было понимание того мгновения, воспоминания о нем, его острое осознание. Я переживал его снова и снова без тени стыда.

- Не наладится, Невилл.

Там, на качелях, рядом со Снейпом я понял, что одинок, и плакал из-за этого понимания. От того, как на самом деле я пуст. Без особой причины, но с тяжелыми последствиями.

- Поговори с ней.

Я кивнул.

- Мне надо. Я попробую.

Все когда-то учатся жечь мосты, но никто не хочет этого умения, помня, как долго и старательно их наводили.

***

- Мы должны поговорить.

Гермиона и Рон шли рядом со мной к воротам, переглядываясь, как два заговорщика. Я все еще пребывал в странном оцепенении после разговора с Невиллом.

- О чем?

- О том, как ты выглядишь и насколько странно себя ведешь. Сегодня на занятиях ты нам едва пару слов сказал. Ты заболел? – спросил Рон.

Я нахмурился.

- С чего ты взял?

Вместо него ответила Гермиона, дернув за лямку своего топика.

- Вообще-то, если ты не заметил, сегодня довольно жарко.

Я, правда, не заметил, мне было как-то не до погоды.

- И что?

- На тебе майка с длинным рукавом, ты бледен, тебя трясет. Если это от бессонницы…

Я ее перебил:

- Нет, я нормально сплю. Наверное, подхватил простуду. Схожу к колдомедику министерства после работы, а сейчас мне пора, – я не пошел, признаюсь, я просто побежал, не в силах сегодня говорить с ними. Ведь утром все было так хорошо, я был почти счастлив. Почти… Но сейчас Рон взволнованно кричал мне вслед: «Гарри!», а я не мог остановиться. Просто не мог.

***

Малфой не задавал вопросов о моем состоянии, в этом плане он был идеален.

- Все нормально?

- Вполне.

Вот и весь набор фраз, после которых он благоразумно от меня отстал. Похоже, Макдугл вовсе не собирался прощать нам преступление, которое даже не было им доказано. Он до конца рабочего дня загнал нас в хранилище улик с описью законченных дел и постановлениями о возвращении того, что считалось уликами, законным владельцам. Я находил нужные вещи, а Малфой составлял отчеты и писал письма с извещениями, что вещи можно забирать. Работали мы молча и слаженно, а потому закончили, наверное, немногим раньше, чем ожидал наш наставник.

Дэсмонд Макдугл сверил списки предметов и отправленных писем с количеством запросов и посмотрел на часы.

- Ладно, до конца работы полчаса. Разберите материалы по Дежсквилю и можете быть свободны.

Мы кивнули и принялись просматривать отчеты, пока наш наставник что-то писал в своем блокноте и тихо ругался через камин с пожилой ведьмой, чье дело о пропаже кота он вел. Старушка извинялась, доказывая, что думала, что ее животное отравила соседка. Макдугл из последних сил сдерживался, чтобы не послать ее подальше вместе с ее гулящим котом и извинениями.

- Повторяю, миссис Гален: еще одно такое же сто пятое заявление - и я лично придушу этого вашего Пуффи, чтобы, наконец, заняться поимкой воров и убийц.

Леди влажно блестела глазками и умеренно сетовала на черствость представителя властей. Малфой посмеивался себе под нос, я тоже невольно начинал улыбаться. Меня страшил предстоящий разговор с Джинни, но напряжение медленно отпускало.

Как только Макдугл закончил разговор, в отдел вошел парень в мантии с фирменной нашивкой, которая свидетельствовала о том, что он сотрудник отдела Тайн. Это был симпатичный невысокий молодой человек с приятным лицом и собранными в хвост светлыми волосами.

- Всем здравствуйте, – вежливо поздоровался он с сотрудниками аврората. Несколько человек ответили ему улыбками, помахали или вообще встали, чтобы пожать руку.

- Привет, Мэл.

Этот парень явно всем нравился. Ответив на приветствия, он подошел к нашему столу.

- Здравствуй, Дэсмонд.

Макдугл только кивнул.

- Ты по делу?

- Да. Кингсли позвал проконсультировать по одному вопросу. Уже заканчиваешь работу?

- На сегодня заканчиваю.

Этот Мэл немного покраснел.

- Ну, тогда, может быть, зайдешь ко мне выпить? У тебя в последнее время столько дел, что мы редко куда-то выбираемся.

Это его парень, понял я. Тот самый, о котором говорила Гермиона. Я заметил, что Макдугл уже хотел ответить отказом, но, подумав о чем-то, кивнул.

- Конечно.

Бесхитростный Мэл обрадованно улыбнулся и кинулся к кабинету начальника аврората с такой скоростью, словно за ним гнались черти.

- Я очень быстро вернусь.

В этот момент часы показали, что наш рабочий день кончился. Малфой встал и схватил свою сумку.

- Вы закончили с делом Дежсквиля?

Драко покачал головой.

- Нет, но мой рабочий день закончен, а за переработку мне никто не доплачивает.

Он вышел, даже не пригласив меня присоединиться. Наш наставник задумчиво смотрел ему вслед.

- Вы тоже очень спешите, Поттер?

- Нет, не слишком. Мне закончить с делом?

Макдугл пожал плечами.

- Да кому это нужно. Я хочу с вами поговорить.

- Я вас слушаю, сэр.

Он покачал головой.

- Не здесь. Следуйте за мной.

Когда мы выходили из помещения аврората, он остановился у стола одного из авроров - молодой девушки, у которой стажировались Пэнси и Миллисента.

- Слушай, Келли, передай Мэлу, что у меня появились дела.

В коридоре он протянул мне руку для совместной аппарации. Меня терзали не самые радужные предчувствия.


просмотреть/оставить комментарии [14]
<< Глава 6 К оглавлениюГлава 8 >>
январь 2022  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

декабрь 2021  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

...календарь 2004-2022...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2022.01.22 17:55:07
Наперегонки [15] (Гарри Поттер)


2022.01.19 21:25:15
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [2] (Оригинальные произведения)


2022.01.16 16:46:55
Декабрьское полнолуние [0] (Гарри Поттер)


2022.01.11 22:57:42
Смех в лицо предрассудкам [31] (Гарри Поттер)


2022.01.10 00:17:33
Леди и Бродяга [6] (Гарри Поттер)


2022.01.04 10:46:29
Я только учу(сь)... Часть 1 [63] (Гарри Поттер)


2021.12.27 03:13:53
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2021.12.24 21:38:48
Темная вода [0] (Гарри Поттер)


2021.12.23 17:06:13
Ненаписанное будущее [23] (Гарри Поттер)


2021.12.12 18:18:26
Танец Чёрной Луны [5] (Гарри Поттер)


2021.11.29 15:19:40
Квартет судьбы [16] (Гарри Поттер)


2021.11.20 19:51:44
Дочь зельевара [220] (Гарри Поттер)


2021.11.15 19:21:56
Своя цена [28] (Гарри Поттер)


2021.11.09 20:13:52
Смерть придёт, у неё будут твои глаза [0] (Гарри Поттер)


2021.11.07 10:03:56
Моральное равенство [0] (Гарри Поттер)


2021.11.06 19:11:10
Гарри Поттер и последний враг [2] (Гарри Поттер)


2021.10.31 22:05:41
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2021.10.29 20:38:54
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2021.10.24 13:38:57
У семи нянек, или Чем бы дитя ни тешилось! [1] (Гарри Поттер)


2021.09.30 13:45:32
Nos Célébrations [0] (Благие знамения)


2021.09.27 15:42:45
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2021.09.26 23:53:25
Имя мне — Легион [0] (Yuri!!! on Ice)


2021.09.14 10:35:43
Pity sugar [7] (Гарри Поттер)


2021.09.11 05:50:34
Слишком много Поттеров [46] (Гарри Поттер)


2021.08.29 18:46:18
Последняя надежда [4] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2022, by KAGERO ©.