Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Рон - Гарри:
- Представляешь, прихожу домой, открываю шкаф, а там мужик голый сидит!
- Hичего удивительного...
- Как ничего??? Я же не женат!!!

Список фандомов

Гарри Поттер[18462]
Оригинальные произведения[1236]
Шерлок Холмс[714]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[133]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12655 авторов
- 26943 фиков
- 8595 анекдотов
- 17670 перлов
- 660 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 27 К оглавлениюГлава 29 >>


  Год, какого еще не бывало

   Глава 28. Полночь
        Проснулся Гарри от яростного вопля:
        — А ты что тут делаешь?!
        Туго соображая, Гарри открыл глаза. Просто так, ведь свет ничем не отличался от тьмы. Потом со стоном сел и спросил:
        — Рон? Это ты?
        — Да я, конечно, чтоб меня, — рявкнул Рон. Судя по топоту, он явно собирался учинить побоище.
        Тут в сумятицу решительно вмешалась Гермиона:
        — Убери палочку, Рон! У него в руках ничего, а ты можешь задеть Гарри!
        — Ни за что, — отрезал Рон, — пока он не скажет, что ему тут нужно. Гарри, с чего это ты позволил ему тут сидеть?
        — Ничего я не позволял — я вообще спал, пока ты не разорался у меня над ухом, — огрызнулся Гарри. — И я слепой — на случай, если ты этого не заметил. Откуда мне знать, кто здесь?
        Скрипнул стул — с него явно кто-то поднялся.
        — Ну так что? — на этот раз Рон обращался к кому-то, стоящему у постели Гарри. — Зачем ты тут болтался, пока Гарри спал, а?
        — Полагаю, — донесся чуть насмешливый ответ Малфоя, — я ждал, пока он проснется. Вероятно, я мог бы раньше достичь своей цели, заорав во все горло — точно как ты, но это несколько пошло, тебе не кажется? — Драко перевел дыхание. — А что, по-твоему, я делал, Уизли?
        — Скорее всего, собирался его проклясть!
        — Палочкой здесь размахиваешь ты, — протянул Драко, постукивая носком ботинка по каменному полу. — И вообще, если бы мне хоть на секунду пришло в голову проклясть его, с какой стати тогда ждать? Время даром тратить? Можно подумать, мне заняться нечем!
        — Тогда зачем ты здесь, Малфой? — спокойно спросила Гермиона. По каким-то ноткам в ее голосе Гарри показалось, что она перехватила руку Рона с зажатой в ней палочкой.
        — Ты же у нас умная, Грейнджер, — огрызнулся Драко. — По-моему, это очевидно. Я сидел с ним рядом — и позволил, чтобы меня видели рядом с ним. Прибавь к этому факт, что я предпочитаю не тратить времени даром, и получишь верный ответ.
        И ушел, не сказав Гарри ни слова.
        — Мерлиновы яйца! — Рон подтащил стул для Гермионы и уселся на тот, с которого встал Драко. — Что это у него на уме, а, Гарри?
        — А что у него всегда на уме? — вздохнул Гарри. — Какой-нибудь слизеринский план. Слушай, я понятия не имею, чего он тут крутился, — просто рад, что вы его прогнали. Сама мысль о том, что он сидит тут, совсем рядом — а я сплю, беспомощный, слепой, да еще и без палочки... — он содрогнулся. — И чего Помфри его вообще впустила? Все же знают: он спит и видит, как бы подольститься к Волдеморту. А через меня этого проще всего добиться.
        — Да уж. О чем только Помфри думала?!
        Прежде чем Рон успел развить эту тему, Гермиона наклонилась ближе и спросила:
        — Ну что, и как ты вообще?
        — Великолепно, — соврал Гарри. Сама мысль о том, что подруга так близко от него — пусть даже не прикасается — вызывала нервную дрожь. Опираясь на руки, он попытался немного отодвинуться назад, но давление на кисти и ладони заставило его поморщиться.
        — Гарри, — укоризненно произнесла Гермиона. — А честно?
        Он смущенно улыбнулся в ответ и пожалел, что не видит выражение ее лица. Только по тону уловить все эмоции невозможно; интересно, какие нюансы он упускает во время каждого разговора?
        — Ну, у меня все болит, — признался он. — Здорово болит — и тело, и голова разламывается почти все время. Из-за глаз, наверное. Э-э... а вам вообще что-нибудь рассказали? О том, что со мной случилось?
        — Тебе не обязательно говорить об этом, дружище, — заверил Рон, вкладывая ему в руку какую-то коробочку. Гарри поежился даже от такого прикосновения. — Вот, держи. Мы принесли тебе немножко Всевкусных драже.
        Гарри неуклюже открыл подарок. Как, интересно, можно это есть, не видя конфету и не имея понятия, какова она на вкус? Но, несмотря на беспокойство, он все же попробовал одну. Хм, краска. Как ни странно, не так уж и плохо.
        — А может, он хочет поговорить, — укоризненно произнесла Гермиона — ну точь-в-точь Ремус. Против этого Гарри вовсе не возражал. Он соскучился по Ремусу. Интересно, сколько еще нужно ждать, пока тот сможет его навестить? — Может, ему надо выговориться!
        Гарри совершенно не хотелось что-то рассказывать, но признаваться в этом хотелось еще меньше.
        — А может, он хотел бы услышать, что тут происходило последние три недели, — он попытался увести разговор в сторону, но сразу же понял, что сморозил глупость. Ну что может происходить в школе? — Кстати, ребята, вы что, с уроков сбежали?
        — Сейчас обед, — хором отозвались друзья и захихикали. Гарри ясно представил себе, как они держатся за руки, сплетя пальцы.
        Он тоже слегка улыбнулся, хоть и вышло грустновато.
        — Даже не знаю, как догоню все, что пропустил. В смысле, и раньше-то не знал, а уж сейчас...
        — Зрение к тебе обязательно вернется, — заверила Гермиона. — И магия тоже.
        Гарри сглотнул:
        — А что, все уже знают?
        — Поди скрой такое, — пояснил Рон. — Извини, но ты опять в газетах. «Арестованные Упивающиеся Смертью подтверждают, что Мальчик-Который-Выжил больше не представляет угрозы для Сами-Знаете-Кого», что-то в этом духе.
        — А что, кого-то арестовали? Где?
        — Здесь. Мы все вообще наружу не выходили несколько дней после... ну, Самайна, — потому что вокруг постоянно крутилась туча Упивающихся. Даже квиддичные тренировки отменили. Ох, блин, извини!
        — Извини? — тупо переспросил Гарри. И вдруг понял, что имелось в виду, по наступившему многозначительному молчанию. — Можешь говорить про квиддич, Рон, — заверил он друга. — И про шахматы, и про все, что захочешь, даже если я не могу это видеть, понял? Но сначала расскажи про Упивающихся.
        — Рассказывать-то особо нечего. В замок они пробраться не смогли — так нам сказали, по крайней мере. У Гермионы свое мнение на этот счет. Короче, когда авроры взялись за них всерьез, они дали деру.
        — Так кого арестовали? — В горле сразу пересохло, но Гарри до того хотел знать, что все-таки продолжил: — Люциуса Малфоя?
        — Не-а, а жаль. Мы вроде как слышали, что это Малфой... ну, все эти пакости с тобой делал... в основном.
        — Вроде как слышали? — переспросил Гарри.
        — Ну да. — Гарри практически услышал, как заливается краской Рон. — Все уже узнали, что с тобой случилось, а тебя все не было, и мы с Мионой чуть не спятили. И прибежали в ту же секунду, как ты здесь появился. Но нас выперли, так что пришлось пробраться тайком под плащом твоего папы. В общем, мы вроде как подслушали.
        — Вроде как подслушали? — Гарри не сдержал смешок. Ах, как же здорово — смеяться, пусть даже голова от этого болит еще сильнее. — Так вот почему директору пришлось забрать плащ!
        — Но он обещал вернуть его тебе, — заверил Рон.
        — В любом случае, написать об этом было ужасно безответственно со стороны «Пророка», — буркнула Гермиона.
        — А по-моему, чертовски здорово, — к удивлению друзей, заявил Гарри. — Вы не представляете, каково это, когда тебя считают потрясающим героем и смотрят тебе в рот только потому, что от тебя когда-то отскочила Авада. Причем ты этого даже не помнишь, потому что тогда под стол пешком ходил!
        — По-моему, у людей есть и другие причины смотреть тебе в рот, — возразила Гермиона.
        — Все равно, передышка не помешала бы, — объявил Гарри. — Я, конечно, сейчас не вижу, как именно они смотрят, но не все же время так будет. Зрение ко мне вернется.
        — Вот это сила духа, — восхитился Рон. — Здорово, что ты не унываешь.
        — Сила духа тут ни при чем, — поправил его Гарри. — Я знаю, что по логике вещей мне полагается психовать, или впадать в панику, или... ну, еще что-нибудь. Ведь темнота сплошная. Я мог бы испугаться, но... знаю, просто знаю, что зрение вернется. Мне... — он запнулся. Ладно, друзья вряд ли решат, что он разыгрывает из себя Трелони. Кое-кто из студентов, может, и подумал бы именно так, но только не эти двое. — Понимаете, в последнее время мои сны сбываются. Ну, не все, конечно, но многие. И это мне тоже снилось — как я ослеп и попал в больничное крыло. А в другом сне я снова видел, так что все в порядке.
        Он насупился, припомнив, что еще ему снилось: слизеринцы, и Малфой, и как он ударил Рона.
        — Что такое? — настойчиво спросила Гермиона, должно быть, увидев, как он хмурится.
        — Да ничего, — отговорился Гарри. И продолжил, не дав Гермионе снова завести ту же пластинку: — Проголодался, наверное. Завтрак-то я проспал.
        — Тебе нужно отдохнуть, — согласилась Гермиона, наклонившись к нему, но не прикасаясь — наверное, поняла по выражению его лица, что делать этого не стоит. — Мы скажем мадам Помфри, чтобы принесла тебе поесть.
        — Скажите ей, чтобы не впускала этого гада — Малфоя, — прорычал Гарри. — Он уже второй раз сюда приходит. У меня от одной мысли аж мурашки по коже.
        — И оба раза ты был один? — настойчиво спросил Рон.
        — Нет, в первый раз тут Дамблдор был, — припомнил Гарри. Подумал, не рассказать ли о таинственном свертке, но решил, что злить этим Рона — не самая лучшая идея.
        — Ох, и задал же он перца этой мелкой пакости, зуб даю, — судя по голосу, Рон яростно кивал.
        — Дамблдор просто не успел, — признался Гарри. — Я задал ему перцу — пошвырял в него кучу всего. Правда, промазал. Зато Дамблдор снял баллы. С Малфоя, в смысле.
        Но Рон уже вскипел и успокаиваться не собирался.
        — Да уж конечно! И ведь хватило наглости, а? А ведь это его драгоценнейший папочка виноват в том, что с тобой случилось! Ну, и Снейп еще.
        Как ни больно было Гарри после услышанного ночью, но молчать, когда кто-то порочил Снейпа, он не собирался. И уж точно не насчет Самайна.
        — Нет, — отрезал он. — Это неправда. Про Снейпа.
        — Ой, да ладно! — настаивал Рон.
        Гарри скрестил руки на груди.
        — Думай что хочешь. Я это выслушивать не собираюсь.
        — Гарри...
        Гарри, не слушая, просто повернулся туда, где, судя по голосу, стояла Гермиона.
        — У тебя ведь есть сегодня зельеварение, верно? Передай кое-что Снейпу. Скажи ему, что я прошу прощения. Он знает за что.
        — Ты просишь прощения? — ахнул побагровевший, судя по тону, Рон. — Просишь прощения! Да ты совсем чокнулся, вот что! И за что тебе извиняться? Что у тебя нет еще одного глаза, который эти уроды могли бы выковырять?!
        — Рон, уймись, — укоризненно заметила Гермиона. Послышалось шуршание — похоже, она оттащила Рона в сторону, после чего прошептала: — Успокойся, наконец. Гарри не в себе. Разве можно его за это винить?
        — Гарри, между прочим, тебя слышит, — откликнулся Гарри. — И вполне соображает. Но я должен извиниться перед профессором Снейпом и...
        — Он должен извиниться перед Снейпом! — поперхнулся Рон. — Да я в жизни не слышал такой дурости!
        — Заткнись, Рон! — распорядилась Гермиона. И прибавила, подойдя на пару шагов ближе: — Хорошо, я передам. Хочешь попросить что-нибудь еще?
        Гарри на секунду задумался.
        — Пусть Рон скажет, что не злится на меня.
        Рон помямлил с минуту, но, чуток подумав, все же признал:
        — Ну конечно не злюсь, Гарри. Просто... просто ты, кажется, не до конца понимаешь, что этот мерзавец с тобой сделал.
        — Этот мерзавец, — прорычал Гарри, — спас мне жизнь! Опять!
        — Да только не слишком при этом торопился!
        — Он сделал все, что мог!
        — Пожалуй, мы пойдем, — вмешалась Гермиона. — Вернемся позже — когда все поостынут немного.
        — Да, идите, — процедил Гарри, все еще охваченный гневом. — Только учтите: Снейпа мы обсуждать не будем! Ясно вам?! Даже не пытайтесь о нем заговорить — с меня хватит!
        — Ясно! — рявкнул Рон.
        Гермиона же отчего-то промолчала. Потом сказала:
        — О, здравствуйте, профессор.
        У Гарри перехватило дыхание.
        — Профессор?
        Нет ответа.
        — Он просто прошел мимо, — пробормотала Гермиона. Довольно невнятно — должно быть, прикусила нижнюю губу. Она всегда делала так, когда нервничала. — У него в руках были флаконы — наверное, шел по этому коридору к мадам Помфри, — она вздохнула и продолжила, повернувшись к Рону: — Даже ты должен признать: Снейп день и ночь работает, варит самые свежие зелья, чтобы вылечить все... э-э... раны Гарри.
        — Да, — согласился Рон. — Даже во время занятий. Варит, пока все читают очередной параграф. Ну, кроме его любимчика, разумеется.
        — Ты же не имеешь в виду...
        — Именно его и имею, — проворчал Рон. — Малфой. Стоит рядом с кафедрой, проклятый проныра, и варит одну бурду за другой.
        — Малфой помогает варить мои зелья? — Гарри глубоко вдохнул, пытаясь справиться с паникой, и понял, что поперхнулся Всевкусным драже. Продышаться не получалось — по крайней мере, до тех пор, пока Гермиона не хлопнула его по спине. Черт, это было больно. Раны еще не зажили. И что еще хуже, он шарахнулся, почувствовав на себе ее руки, — а уж это было просто смешно! Хорошо хоть, она не прикоснулась непосредственно к коже, а значит, вытерпеть прикосновение было можно. С трудом.
        Но и отдышавшись, Гарри не знал что сказать. Драко Малфой помогает варить для него зелья? И Снейп это позволяет? Это не просто странно, а прямо-таки жутко. Ясно одно: обдумать это следовало только после того, как он останется один.
        — Э-э... сейчас обед вроде, да? Тогда я поем, наверное?
        — Очень кстати, — нараспев заметила мадам Помфри, выйдя из своего кабинета в палату. — Профессор Снейп как раз закончил обе составляющие твоего зелья, восстанавливающего зрение. Помните, как принимать, мистер Поттер? Сначала зеленое — вместе с едой, а час спустя — синее.
        — Я же не вижу, какое из них зеленое, а какое синее, — заметил Гарри. — Хотя их можно отличить по запаху. То, которое после еды принимать, — жуткая мерзость. И на вкус как полупереваренная лакрица, которую выблевали назад.
        — Вы в этом совершенно уверены, мистер Поттер?
        — Ну, если еще точнее, то тухлая лакрица, которую проглотили, а уж потом...
        — Вы совершенно уверены, что не различаете цвета? — нетерпеливо уточнила колдомедик. Гарри услышал, как она взмахнула палочкой у самого его лица, затем негромко скомандовала: — Lumos Maxiliare. Что вы видите?
        — Ничего.
        — Ничего? — недоверчиво переспросила она.
        — Все темно, — пояснил Гарри.
        Зашуршала мантия. Похоже, Помфри убрала что-то в карман — палочку, наверное.
        — Ну, в любом случае, выпейте зелья.
        Колдомедик подождала, пока он принюхается к обоим флаконам, потом отставит в сторону синее.
        — Ну хорошо. Но я уверена, что очень скоро вы сможете отличать свет от тьмы — и цвета тоже различать. А вот и ваш обед.
        Гарри почувствовал, как на ноги приземляется поднос, как снова поднимается, чтобы подлететь ближе. На тарелке были какие-то кусочки — морковь, похоже. Оказалось, это турнепс. Гарри принялся за еду, подумав, что Рон и Гермиона совсем ему не мешают. Пусть смотрят, как он ест, роняя половину на себя, — его это не волнует.
        Однако это весьма волновало мадам Помфри.
        — А ну кыш отсюда! — шикнула она на студентов. — Вам тоже нужно подкрепиться, а до конца обеда осталось всего четверть часа. Не думаю, что мисс Грейнджер так жаждет добавить домовикам лишней работы.
        — Гермиона, — напомнил Гарри подруге, откусывая в очередной раз, — передай профессору мои слова. Не забудь.

* * *

        В течение следующих двух дней Гарри навещали чуть не каждые пять минут — так ему, по крайней мере, казалось. К нему заглянули все учителя — за исключением Снейпа, который так и не пришел, хотя постоянно бывал в больничном крыле. Гарри иногда слышал за стеной низкий голос — зельевар приносил свежую порцию зелий. Из доносящихся слов было ясно, что Снейп наставляет Помфри, как использовать каждое лекарство — причем инструкции повторялись из раза в раз. Гарри точно знал, что колдомедик начинала лезть на стенку, но Снейпа это ничуть не беспокоило. Когда она наконец вспылила: «Ты еще студентом был, Северус, а я уже лечила детей!», зельевар попросту заявил: «Исцелению мистера Поттера ничто не должно помешать. Даже твоя гордость, Поппи».
        Похоже, Снейп все же не возненавидел его — и уж во всяком случае, не перестал варить зелья, как угрожал, — но это было слабым утешением после кошмарных слов, сказанных Дамблдору. Да плюс то, что Снейп позволил Малфою варить мази и эликсиры, которые Гарри принимал дважды в день. При каждом приеме лекарства сердце замирало от страха, но он доверял учителю и потому глотал, махнув на все рукой. В конце концов, Снейп был замечательным зельеваром и понял бы, если бы в зелье что-нибудь подмешали. И даже рассерженный-на-этого-дурня-Поттера Снейп исключил бы Малфоя, не задумавшись, если бы тот действительно пытался отравить Гарри — уж за это можно было поручиться.
        Но все равно Гарри очень не нравилось, что Малфой крутится возле его зелий.
        И еще меньше нравилось, что Снейп избегает его как чумы. Рон и Гермиона приходили несколько раз — в основном поболтать. Упоминать Снейпа они не рисковали, однако Гермиона считала своей обязанностью каждый вечер рассказывать Гарри, что именно он пропустил за последние недели — включая и зелья. Правда, это было вполне нормально; он действительно хотел наверстать упущенное, хоть и приходил временами в ужас — как теперь догнать все, что остальные прошли за время его отсутствия? И, тем не менее, временами Гарри предпочел бы сменить тему разговора.
        У него побывали все гриффиндорцы — и однокурсники, и с других курсов, да и студенты других факультетов — кроме слизеринцев. Приходили они обычно группами по три-четыре человека и оставались на несколько минут. Во время этих визитов Гарри изо всех сил пытался не чувствовать себя ярмарочным уродцем. Он часто гадал, как выглядит. Повязки на глазах не было — мадам Помфри объяснила, что доступ свежего воздуха и чередование освещения способствует выздоровлению. Он подозревал, что лицо его полностью изуродовано — слишком уж помнились иглы и нестерпимая боль. Но никто из приходивших не ахал от ужаса, не говорил неестественным тоном, словно пытаясь стерпеть нестерпимое, так что выглядел он, наверное, не так уж и страшно. Хоть и не нормально — ну как такое возможно с зельями, работающими едва ли в половину силы, а?
        Уточнить было не у кого. В ответ он услышал бы только утешительную ложь, даже от Рона и Гермионы — из лучших побуждений, разумеется. Потому Гарри и не спрашивал, хоть и не мог перестать думать об этом.
        Гарри быстро навострился распечатывать письма вслепую — с таким количеством посетителей это было безопасно. Впрочем, большая часть почты представляла собой что-то вроде вопиллеров, только доброжелательных, так что в палате то и дело слышались приятные голоса, декламировавшие стихи, певшие или просто желавшие ему всяческой удачи. А еще он натренировался разворачивать на ощупь конфеты. Хорошо еще, что Фред и Джордж были далеко и ничего не присылали — с их-то представлениями о юморе.
        И море цветов — из-за того, в основном, что несколько девочек с Хаффлпаффа прислали ему саморазмножающиеся букеты. На вторую ночь в палате пахло как в оранжерее весной, но на жалобы Гарри Рон только заметил: «Ну а что ж ты хочешь? Учитывая, как они к тебе относятся...»
        Гарри согласился, что относятся к нему неплохо, и он это знает, на что Рон и Гермиона расхохотались. Отсмеявшись, подруга заметила, что Бренда, и Стрелла, и Хэсли, и Кэт не просто «неплохо к нему относятся», а влюблены в него по уши. Гарри оставалось только фыркнуть — ну и глупость же, так выражать свои чувства. Рон, конечно, согласился, Гермиона возмутилась, и пришлось выслушивать их долгие препирательства по этому поводу.
        Пытаясь отвлечь друзей от спора, Гарри развернул шоколадную лягушку и схватил ее до того, как она успела ускакать.
        У Рона сбилось дыхание — он явно потерял дар речи, но наконец выдавил:
        — Дурачишь нас, дружище? Ты снова видишь!
        — Нет, это просто рефлексы ловца, — возразил Гарри.
        Он вдруг почувствовал себя очень усталым, поэтому лег и прикрыл глаза. Спрашивать самому о том, как прошел тот разговор, не хотелось — особенно при Роне, и Гарри два дня ждал, что Гермиона заговорит сама, но та все молчала. Возможно, тоже из-за Рона.
        Однако ждать дальше было просто невозможно.
        — Ты ему сказала? — резко спросил он, смахнув с постели фантик от лягушки.
        Гермиона не стала уточнять, кому и что. Она и так знала.
        — Конечно сказала.
        Из нее что, клещами тянуть нужно?! Ну ладно...
        — И что он ответил?
        Гермионина мантия тихо зашуршала — должно быть, она наклонилась поднять с пола фантик, чтобы не нагружать дополнительно домовых эльфов. В больничном крыле грязь сама собой не исчезала — пол не был зачарован, ведь колдомедик иной раз должен посмотреть на всякие гадости, которые способно извергнуть тело больного студента.
        — Гермиона?
        — Ничего он не сказал, приятель, — пришел на помощь подруге Рон. — Я как раз был в тот момент в кабинете — чистил котлы. И все слышал.
        — Врешь, — фыркнул Гарри, без особого, правда, пыла. — Не насчет того, что чистил котлы, — вот это правда, я уверен. Ну же, Гермиона, давай! Ты пришла и сказала... ну что именно? Какими словами?
        Гермиона задумалась ненадолго.
        — Не могли бы вы уделить мне минутку, сэр? Гарри просил передать вам кое-что. Он хочет, чтобы вы знали: он просит прощения.
        — Даже не поперхнулась, прикинь, — вставил Рон. — Просто исключительно вежливо выдала все это — как ты и просил.
        Гарри решил не цепляться к «поперхнулась» — в конце концов, Рон действительно пытался вести себя прилично, — и потому просто спросил:
        — И что он ответил? Гермиона?
        — Не заставляй меня рассказывать, — взмолилась она.
        Мерлин великий, плохо дело! Ну, раз так, можно теперь узнать и самое худшее.
        — Гермиона, — укоризненно протянул он. Таким тоном обычно пользовалась сама Гермиона — когда пыталась заставить его что-то рассказать.
        — Ладно, — буркнула она. Фантик громко захрустел — должно быть, Гермиона скомкала его в кулаке. — Хорошо! Так вот, я сказала: «Он хочет, чтобы вы знали: он просит прощения», а Снейп просто зыркнул на меня — ну, как он это всегда делает — и прорычал два слова.
        — Два слова?
        — Да, — вмешался в разговор Рон. — Два слова. «Убирайтесь вон» — и это все, клянусь. Больше он ничего не сказал.
        — Вот зараза, — выругался Гарри.
        — Ну да, — согласился Рон, явно решив, что «зараза» относится к Снейпу. — Между прочим, я ничего такого не сделал, а он заставил меня котлы чистить.
        — Совсем-совсем ничего?
        — Нет...
        — Рон, да ты два часа глазел на него, как на дьявольские силки, — напомнила Гермиона.
        — Это я ему за Гарри мщу!
        Ой-ё-ёй. Разговор принял не самый лучший оборот.
        — Ну вот что, — коротко объявил Гарри. Он уже был на пределе. Что же означает это «Убирайтесь вон»? — Я жутко устал. Увидимся завтра, ладно?
        — Ладно, — согласился Рон.
        — Спокойной ночи, Гарри, — добавила Гермиона, наклоняясь, чтобы поцеловать его.
        Он шарахнулся в сторону, чуть не слетев с кровати.
        — Гарри!
        — Все в порядке, — твердо сказал он, усаживаясь поустойчивее.
        — Какой уж тут порядок, если ты простого прикосновения вынести не можешь! — воскликнула Гермиона. — Это же очень серьезно!
        — Вы не знаете, через что я прошел, — огрызнулся он. — Плевать мне, что вы там подслушали, но вы не знаете, как это было, не знаете, что я перенес, и не знаете, что я теперь чувствую! И раз уж на то пошло, вы не знаете, что я думаю о Снейпе! Ясно вам?
        — Гарри, я не хотела тебя обидеть! — воскликнула Гермиона. Ее голос слышался совсем близко, и это пугало. — Ни насчет Снейпа, ни в чем-то еще! Я же твой друг!
        — Тогда сбавь обороты! — заорал он, не сдержавшись. Паника раздирала его изнутри. Едва ли Гермиона снова прикоснется к нему — на нее не похоже, — но самой мысли об этом хватало, чтобы перепугаться до смерти.
        Он слышал, как Гермиона отступила на шаг, как нарочито беспечно произнесла, пытаясь успокоить его:
        — До завтра, Гарри.
        — Ага, — с трудом выдавил он. Ему уже было стыдно за свою вспышку, но ничего не поделаешь. Он выходил из себя при любом, минимальном физическом контакте — с кем угодно, даже мадам Помфри, которая не делала ничего дурного, лишь заботилась о нем. И со временем ситуация только ухудшалась. Чем дальше был Самайн, чем больше времени было у него, чтобы все припомнить — тем больше он сходил с ума. — До завтра.

* * *

        Сны этой ночью были полны безликих чудовищ, говоривших тягучим приторным голосом Люциуса Малфоя. И руки, всюду руки — хватали его, удерживали, тянули на пытку. Не горячие иглы вонзались в него, нет — железные штыри, вроде кочерги, которой пользовался дядя Вернон — до того, как заложил камин. Толстые, раскаленные докрасна, и Люциус снова и снова втыкал их и смеялся. Гоготал, ржал, помирал от смеха... и Драко тоже там был. Но Драко не смеялся. Он полировал ногти — Гарри отчетливо услышал этот звук, — а потом равнодушно, со скукой в голосе заметил: «Он снова кричит, отец. Это так вульгарно. Так по-маггловски».
        Вдруг сон изменился: его палочка вырвалась у него из рук и полетела по гигантской дуге — через всю Англию, через Атлантический океан — и наконец со всплеском ушла в воду, канула в бездну. Его палочка — сестра Волдемортовой... единственное его оружие... и теперь она пропала. Навсегда, как и предсказывал, смеясь, Люциус Малфой.
        И вновь когтистые лапы, раздирающие кожу. Больше не было раскаленных штырей — руки сами были огнем, сжигая все, к чему прикасались.
        Гарри завопил от раздирающей спину боли, и тут же почувствовал, как кто-то осторожно удерживает его, накладывая целебную мазь. От жгучих ран поднимался запах трав, заживляющих зелий, и Гарри расслабился. Отчего-то эти прикосновения казались абсолютно правильными, заботливыми, даже любящими. Но вместе с тем рядом слышались голоса. Точнее, один голос — протяжный, язвительный, и произносимые им слова противоречили друг другу, кружась в сознании Гарри, точно листья на ветру.
        «Мне совершенно все равно, что думает обо мне шестнадцатилетний сопляк... Вы не один... Вы должны мне доверять — чтобы иметь возможность сразиться с Темным Лордом. Мы впустую потратили весь прошлый год, мистер Поттер... Вы раз и навсегда научитесь не ставить под сомнение мои слова и действия!.. Вашу неспособность убедительно лгать мы обсудим как-нибудь в следующий раз... Учитывая все обстоятельства, я, пожалуй, предпочитаю дерзость вашему послушанию... Пусть себе мучится. Меня это уж точно не заботит... Можете будить меня в любое время, когда я вам понадоблюсь. Что бы ни произошло...»
        Последние слова все вертелись в голове, не уходя, вцепившись намертво.
        «Можете будить меня в любое время, когда я вам понадоблюсь. Что бы ни произошло...»
        Нет, он не мог — так ведь? Ведь Снейп теперь его ненавидел, и даже зелья для него варить не хотел, и позволил Малфою помогать! Снейп обещал прийти и поговорить — и не пришел ни разу, даже после того, как Гарри извинился!
        А голос все повторял: «Можете будить меня в любое время, когда я вам понадоблюсь. Что бы ни произошло... Что бы ни...»
        И Гарри дико заорал, выплескивая всю свою боль, и гнев, и страх в одном слове. Одно только слово — но он выкрикивал его беспрестанно, снова и снова. Тело отчаянно желало, чтобы к нему прикоснулись, обняли, хотя сознание отчаянно протестовало. Все ужасы Самайна сосредоточились в одном имени, пока Гарри бился на постели, переходя из сна в явь, в реальность больничного крыла. Его слышали, к нему бежали — отовсюду торопливые шаги и пытающиеся успокоить руки.
        Руки, чьих прикосновений он не мог вынести, руки, которым он не мог доверять.
        Граница между сном и явью дрогнула и рассыпалась в прах. Гарри очнулся, но не мог ни перестать корчиться, ни прекратить отчаянно звать Снейпа.

просмотреть/оставить комментарии [646]
<< Глава 27 К оглавлениюГлава 29 >>
май 2020  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

апрель 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.05.24 23:53:00
Без права на ничью [2] (Гарри Поттер)


2020.05.24 16:23:01
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.23 00:46:57
Наши встречи [1] (Неуловимые мстители)


2020.05.22 14:02:35
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.21 22:12:52
Поезд в Средиземье [4] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.15 16:23:54
Странное понятие о доброте [1] (Произведения Джейн Остин)


2020.05.14 17:54:28
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.11 12:42:11
Отвергнутый рай [24] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.10 15:26:21
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.10 00:46:15
Созидатели [1] (Гарри Поттер)


2020.05.07 21:17:11
Хогвардс. Русские возвращаются [353] (Гарри Поттер)


2020.05.04 23:47:13
Prized [6] ()


2020.05.04 14:38:54
Дамбигуд & Волдигуд [5] (Гарри Поттер)


2020.05.03 09:44:16
Life is... Strange [0] (Шерлок Холмс)


2020.04.28 16:00:26
Безопасный поворот [0] (Гарри Поттер)


2020.04.25 10:15:02
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.04.24 20:22:52
Список [12] ()


2020.04.21 09:34:59
Часть 1. Триумф и вознесение [0] (Оригинальные произведения)


2020.04.20 23:16:06
Двое: я и моя тень [4] (Гарри Поттер)


2020.04.15 20:09:07
Змееглоты [3] ()


2020.04.13 01:07:03
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.04.05 20:16:58
Амулет синигами [118] (Потомки тьмы)


2020.04.01 13:53:27
Ненаписанное будущее [18] (Гарри Поттер)


2020.04.01 09:25:56
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.03.29 22:38:10
Месть Изабеллы [6] (Робин Гуд)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.