Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Рон с Лавандой проходят мимо ресторана.
Лаванда:
- Как вкусно пахнет...
Рон:
- Нравится? Хочешь, еще раз пройдем?

Список фандомов

Гарри Поттер[18508]
Оригинальные произведения[1242]
Шерлок Холмс[716]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[108]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12712 авторов
- 26897 фиков
- 8629 анекдотов
- 17693 перлов
- 681 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 2 К оглавлениюГлава 4 >>


  Наше продолжение

   Глава 3. Путешествие в себя
-Поттер…
-Малфой…
Они стояли друг напротив друга, разделенные лишь старым диваном, с практически одинаковыми выражениями лиц.
-Я вижу, ты еще не убрался отсюда, - неприязненно произнес Гарри, поспешно отгоняя воспоминания о тяжелом и гибком теле, что пригвоздило его к полу совсем недавно…
-Не дождешься! Мне так… понравилось отсутствие малейших удобств в твоем доме, что я решил задержаться еще недельки на две…
-На две?! Но ведь Снейп… - начал Гарри, но тотчас осекся, и гневно посмотрел на явно довольного слизеринца.
-А ты всегда его слушаешься? – бровь Малфоя насмешливо взлетела вверх. – Не знал, что в тебе есть такое послушание… Обычно, ты отличаешься лишь безголовостью и полным отсутствием мозгов, но…
-Ты прав, Малфой, - прошипел гриффиндорец, яростно сжимая кулаки. – Свой разум я точно где-то оставил, когда пошел выручать тебя.
-Да брось, Потти, - протянул Драко, подходя к окну и выглядывая на улицу. – Самобичевание тебе не идет, равно как и этот полный злобы взгляд. Ты же Герой, оплот Светлых Сил, а так смотришь… И потом, - он повернулся и небрежно пригладил волосы, заставив Поттера на мгновение задохнуться, - твоя гриффиндорская натура не позволила бы тебе оставить меня там.
-Не слишком ли часто ты стал упоминать о Гриффиндоре? Неужели, хочешь поменять факультет?
-И не надейся, Поттер, - произнес Драко, подходя к полке над камином и вытаскивая первую попавшуюся книгу. – Мне неплохо и на Слизерине, а заражаться вашей безрассудной глупостью, которую вы почему-то гордо называете храбростью, я не намерен.
-Конечно, гораздо лучше прятаться за спинами своих тупых горообразных дружков и сбегать при первом же намеке на опасность! – почти прокричал Гарри, испепеляющее глядя на расслабленного недруга.
-Ты, знаешь, действительно, лучше, - протянул Малфой, усаживаясь на диван и открывая книгу. – По крайней мере ты будешь точно уверен, что останешься жив.
-А как же друзья, знакомые, которые из-за твоего трусливого бегства могут умереть!?
-В этом мире каждый за себя, Потти, и, поверь, МОИ друзья способны сами о себе позаботиться, - слегка нахмурился Драко.
-Конечно же, как я мог забыть, что у твоих Упивающихся уже есть защитник, - язвительно проговорил Гарри, борясь с желанием достать палочку и наградить Малфоя одним из Непростительных. И плевать, что можно вылететь из школы и попасть в Азкабан, главное, один мерзавцем на земле станет меньше…
-У моих друзей, Поттер, есть голова на плечах и ясное понимание, что даже родители не всегда смогут защитить их, если вдруг потребуется, - усмешка исчезла с лица светловолосого подростка, сделав его удивительно серьезным и сосредоточенным. – Им с детства показали, что каждый в этом мире сам за себя, и лишь иногда возможны исключения… И что бы ты ни говорил, ни думал, МЫ, слизеринцы, никогда своих в беде не бросаем… Просто, понятия о трудностях у нас разные, - закончил Драко, слегка приподняв уголок рта в намеке на презрительную улыбку.
-Ты хочешь сказать… - ошеломленно начал гриффиндорец, но Малфой его резко перебил.
-Я сказал только то, что сказал, Поттер, не больше и не меньше. А уж выводы делай сам… Хотя ты и к этому не привык. Тебе обычно подается все уже разжеванным, и остается только бросить боевой клич и глупо кинуться в самое пекло, забывая, что у одних и тех же событий могут быть разные трактовки…. А теперь отвали от меня, Поттер. Твое общество и так утомительно, так дай мне хоть несколько часов спокойствия и избавь от необходимости объяснять элементарные вещи, - как-то даже слегка капризно добавил Драко, демонстративно раскрывая книгу и не обращая внимания на изумленного гриффиндорца.
«То есть получается… Если судить из всего того, на что только что намекнул Малфой… То дети Упивающихся… Или нет?»
-Малфой! Малфой!
-Ну чего тебе надо? - утомленно произнес слизеринец, с раздражением глядя на возбужденное лицо Поттера.
-Малфой, по твоим словам получается, что жизнь детей Упивающихся сложна и полна опасностей? И вы… хотя внешне это и не показываете… У вас есть истинная дружба и поддержка? – почему-то прошептал Гарри, пристально разглядывая раздосадованного Драко.
-Поттер, тебе разве непонятным языком было сказано? Отвянь!
-Нет уж, Малфой, раз начал, то завершай!
-А я уже завершил, Поттер! – злобно ответил слизеринец, презрительно косясь на гриффиндорца. - Я НИ-ЧЕ-ГО такого не сказал, чего бы даже первокурсник Пуффендуя не мог бы понять. У каждого своя жизнь, и не все так гладко, как иногда кажется на первый взгляд. Знаешь, почему мой факультет не любят в Хогвартсе? Да потому, что мы ЕДИНСТВЕННЫЕ, кто не выносит на открытое обсуждение свои проблемы и конфликты. Как там сказала Шляпа однажды? «Когда мы вместе, мы едины»? Так вот, Потти, Слизерин ВСЕГДА един и, как бы глупо не казалось это на первый взгляд, именно благодаря такому отношению со стороны других мы еще больше сплотились! Но у нас немного другие ценности и понятия об окружающем мире, порой, гораздо более правильные, чем у вас или Когтеврана; о пуффендуйцах вообще молчу – они словно воздушный змей: куда ветер, туда и их дорога! И нам плевать на твое мнение, как предполагаемого героя, в частности, так и на мнения всех окружающих. У нас своя жизнь, проблемы и удачи, о которых вы даже понятия не имеете… Все, Поттер, как уж дальше тебе объяснить, я не знаю: проще уже просто некуда, даже Лонгботом понял бы! А теперь отвали, Потти, ты и так мне все настроение испортил!
-Но как же… - удивленный такой речью, произнес Гарри. В словах, презрительно брошенных слизеринцем, очень тихо, но все же заметно, прозвучала истинная горечь и обида.
«А ведь он в чем-то прав, - мелькнула мысль. – Что мы в действительности знаем о слизеринцах? Только то, что они постоянно устраивают нам пакости? А ведь большинство из них – дети Упивающихся, чьи родители поставлены вне закона, или, как у Малфоя, уже посажены в тюрьму. Что должны они чувствовать, год за годом, день за днем приходя на уроки и в классы, ощущая на себе злобные взгляды и неприязнь всех остальных факультетов?»
-Малфой, я…
Но Гарри не успел закончить. Драко резко вскочил, бросив книгу на пол, и резко выхватил палочку.
-Отвали, Поттер, какой раз уже повторяю! – рука слегка подрагивала, а в глазах сверкала злость.
-Да успокойся, что ты так… взвился? – успокаивающе пробормотал Гарри, с опаской глядя на направленную на него волшебную палочку. – И вообще, угрожать человеку, который разрешил тебе жить в своем доме, это малость некрасиво, не находишь?
-Даже если этот человек - мой враг, не раз за последние дни пожелавший мне смерти? – насмешливо уточнил Драко, все же опуская руку.
-Я… я ничего такого не говорил, - непонятно почему, стал оправдаться юноша, но все его попытки разбились о ледяное спокойствие и саркастическую улыбку, сейчас так похожую на снейповскую.
-Ну, конечно же, Поттер, и слова о том, что лучше было бы оставить меня подыхать на улице или отдать Беллатрисе, тоже говорил не ты?
-Это просто… И вообще, какого Мерлина я должен перед тобой оправдываться? – возмутился Гарри, резко вскидывая подбородок.
-А потому, Потти, - подходя ближе, почти прошептал Малфой, – что ты понимаешь, что я прав, но твое самолюбие и упрямство не позволяют тебе признать это.
И, неожиданно улыбнувшись своими серо-голубыми глазами, Драко покинул гостиную, неторопливо пройдя мимо застывшего Поттера, обдав его легким ароматом чего-то терпко-сладкого.
-И не забудь сказать своему эльфу, что завтра моя одежда должна лежать чистой и выглаженной на моей кровати, - уже в коридоре раздался манерно-тягучий голос светловолосого слизеринца.
-На МОЕЙ кровати, Малфой! – раздраженно крикнул Гарри, в бессильном гневе пиная диван. – На моей, - обреченно повторил он, подхватывая книгу, которую оставил Драко, и бросая мимолетный взгляд на обложку.
-«Искусство проникновения в разум: основные принципы легиллименции», - прочитал гриффиндорец и удивленно посмотрел на приоткрытую дверь, за которой только что скрылся Малфой. – И как он из книжного шкафа именно ее вытащил?


***


Еще четыре дня прошли в напряженном молчании, которое было призвано имитировать вежливое общение, и в неожиданных, но довольно сильных вспышках раздражительности, причинами которых являлись поочередно то Гарри, то Драко. Во время этих ссор Добби старался спрятаться как можно дальше и в течение нескольких часов не решался показываться им на глаза, а портрет матери Сириуса присоединялся к раздававшимся в доме воплям, многократно усиливая шум и пугая бедного домового эльфа до полусмерти. А поводы для этих криков были порой настолько смехотворные и так плавно перетекали один в другой, что иногда даже сами спорящие никак не могли вспомнить, что же послужило их причиной.
Хотя, если честно, Драко не упускал возможности напомнить об этом, но именно он, к огромному удивлению Поттера, первым прекращал любые конфликты. Сначала Гарри думал, что это означает лишь слабость, но позже, вечером или ночью, прокручивая в памяти каждую фразу, каждое мгновение ссоры, он понимал, что это всего лишь нежелание Малфоя продолжать пустую, бессодержательную и подчас очень утомительную беседу. Эта маленькая черточка, почти незаметный штрих тоже добавилась к портрету слизеринца, который Гарри мысленно пытался создать. Он не до конца отдавал себе отчет в том, что поведение и поступки Малфоя стали занимать его гораздо больше, чем раньше. Однако непреодолимое и иногда довольно глупое и бессмысленное желание понять этого странного, сплошь созданного из колючек и противоречий человека, который уже почти десять дней жил с ним, пусть и не совсем по собственному желанию, под одной крышей. Он стал угадывать по мелким, порой незаметным невнимательному глазу, деталям настроение слизеринца, его отношение к тому или иному предмету или слову.
В свою очередь Драко тоже вглядывался в гриффиндорца, быстрее и правильнее оценивая поступки будущего Героя. Ему нравилось выводить Поттера из себя и наблюдать за его реакцией, которая, к сожалению, очень часто повторялась. Однако иногда Гарри преподносил Малфою настоящие сюрпризы. Чего стоит только одна вспышка раздражения, когда они не поделили диван.
-Это мой дом, Малфой, и я имею право находиться, где хочу! А в данный момент я хочу сесть с книгой и кружкой чая на ЭТОТ диван! – разглагольствовал Поттер, яростно блестя глазами.
-А я твой гость, Поттер, и мне тоже хочется отдохнуть ЗДЕСЬ, ведь в этой комнате нет больше ни одного стоящего предмета, на котором можно было бы с комфортом расположиться, - протянул Драко, вызывающе глядя на взбешенного гриффиндорца. Судя по тому, как сжались кулаки последнего, Малфой уже успел настроить себя на очередную бессодержательную беседу, сплошь состоящую из взаимных оскорблений, в результате которой этот диван не достанется никому. Но Поттер повел себя по-другому. Несколько секунд он, конечно, пылая гневом, скрежетал зубами и уже готов был начать их ставшую даже привычной словесную дуэль, но потом вдруг почему-то передумал, и вместо очередного оскорбления произнес то, что Драко никак не ожидал услышать.
-Хорошо, Малфой, давай так. Этот диван большой, и мы его… поделим. С одного края будешь сидеть ты, другая половина – моя. Идет?
Драко настолько удивился, что на пару секунд потерял дар речи, а настырный Поттер, приняв молчание за согласие, за это время успел удобно устроиться на своей части дивана, пододвинуть поближе небольшой столик и поставить на него свою кружку. Неторопливо открыв книгу, гриффиндорец нашел нужную страницу и только тогда, словно почувствовав ошеломление Малфоя, вскинул на него глаза.
-Что-то случилось? – почти мирно поинтересовался он, окончательно повергнув Драко в шок. Поспешно придя в себя, он собирался было выдать нечто убийственное, но его взгляд внезапно зацепился за необычную, ярко-красную кружку, полную ароматного и горячего напитка, и его губы произнесли совсем не то, что он на самом деле хотел сказать:
-Я тоже хочу чая.
Лишь усилием воли ему удалось не прихлопнуть рот рукой, когда он осознал, что же он произнес. Но реакция Поттера снова удивила: он не насмехнулся, не удивился, а лишь позвал Добби и велел приготовить еще одну кружку чая для «мистера Малфоя», а потом вновь уткнулся в книгу. И, когда спустя несколько секунд перед ним склонился эльф, держа в руках поднос с горячим напитком, Драко в полной мере осознал, что они практически ВПЕРВЫЕ с момента его нахождения здесь, да и вообще с момента встречи, разрешили конфликт по-мирному, и инициатором этого, как ни странно выступил Поттер. Машинально глотнув из кружки, слизеринец закашлялся и поспешно схватился за горло, успев заметить непонимающе-обеспокоенный взгляд Гарри.
-Я… чай горячий… - непонятно зачем, стал оправдываться он, но гриффиндорец лишь кивнул и вновь перевел взгляд на страницы.
Все случившееся так поразило Малфоя, что он даже забыл громко возмутиться отсутствием большой ванны и наличием маленького ассортимента моющих средств, как делал всегда. В общем, их проживание оказалось почти мирным, если, конечно, не считать одной детали: постоянного возбуждения, которое преследовало гриффиндорца почти целыми днями, особенно усиливаясь при взгляде на изящного Малфоя и ночью, когда никто не видел, как его рука сначала неуверенно, а потом все сильнее и сильнее сжималась вокруг поднявшегося члена. Он буквально сходил с ума, касаясь себя, а хаотичные мысли, что это могла бы быть рука Малфоя, усиливали ощущение безумства и стыда… Да, именно стыда за свое тело, которое абсолютно не подчинялось приказам рассудка и вытворяло, что хотело, заставляя его ступать по острой грани, где каждый неверный шаг мог обернуться позором. Гарри понимал, что это не совсем нормально, что хотеть парня – это неправильно и, возможно, даже аморально, но… Кому есть дело до того, что шепчет здравый смысл, когда безумное наслаждение при мысли о возможном сексе с Малфоем - почти как мини-оргазм? И рассудок замолкал ночью, чтобы с новой силой приняться терзать его утром, вечером, днем… Он терял голову, представляя, как аристократические пальцы ласкают его, возбуждая и заставляя дрожать, как губы нежно прикасаются к его губам, унося далеко-далеко…
Однако, как он ни старался представить на месте Малфоя кого-то другого, неважно, парня или девушку, он никогда не получал такого удовольствия, как если бы ласкал себя, воображая, что это – руки и губы белокурого слизеринца с чертовски раздражающей и сексуальной ухмылкой одновременно. И он понимал, что он медленно сходит с ума, даже просто думая об этом, но…
«Малфой со своими аристократическими замашками просто не может… Он юноша в том самом возрасте, когда парни уже начинают интересоваться девушками, а я… После истории с Чжоу девушки с их истериками и недомолвками окончательно потеряны для меня… Хотя это даже и лучше – меньше проблем и забот…»
Те самые маски, в которые он ради развлечения начал играть в самом начале каникул, сейчас как никогда помогали ему. Находиться почти целый день рядом с предметом своих тайных, весьма постыдных желаний, изредка ловить его задумчивые взгляды, а потом, под прикрытием темноты, вызывать в себе эти воспоминания для получения разрядки… И как утром смотреть в эти серые, насмешливые и порой очень внимательные глаза, хозяин которых обладает поистине слизеринской проницательностью?! Когда-то, всего две недели назад он совершенно не задумывался об этом, а теперь… Теперь он точно знает, скольких усилий стоит Снейпу постоянно прятать свои истинные эмоции и мысли. Но ведь Снейп уже давно шпион (если это, конечно, правда), возможно, он уже привык…
Гарри прекрасно понимал, что они с Малфоем никогда не смогут стать даже просто приятелями, не говоря уже о друзьях: слишком различны и в тоже время похожи их характеры. А все разговоры о том, что противоположности притягиваются и живут долго и счастливо – всего лишь сказочка для наивных: как можно жить рядом с человеком, когда нет общих тем для разговоров, а есть лишь одни конфликты по поводу расхождения мнений?! А одинаковые… Это почти что копии друг друга, вначале, возможно, и представляющие идеальный союз, но потом обязательно расходящиеся в разные стороны, потому что им становится безмерно скучно и неинтересно вместе… И иногда стоит очень потрудиться, прежде чем найти ту самую золотую середину, с которой возможно все, и даже любовь до гроба…
Но сейчас Гарри как никогда опасался отправляться на поиски человека, способного заставить его почувствовать себя живым… Нет, конечно, рядом друзья, мудрые наставники и даже враги, которые никогда не дадут заскучать, однако бунтарское, вольное и яростно бьющееся сердце подростка всегда недовольно и жаждет чего-то большего. Проклятый юношеский максимализм, не обходящий стороной практически ни одного человека, так мешает жить, но в тоже время заставляет двигаться и идти вперед, не оборачиваясь на то, что было. А если и обернешься, то сможешь лишь посмотреть, испытывая или сожаление, что все произошло именно так, или радость, что все сложилось как никогда хорошо…
И хотя он безумно, даже отчаянно и порой безнадежно, хотел воплотить свои желания, рациональная часть сознания утверждала, что им не существовать в действительности. Через несколько дней Малфой уедет, оставив его наедине с собой и с чувством острой и изматывающей вины за смерть Сириуса, которая становилась гораздо слабее, когда Малфой был рядом. Он скрывал все свои тайные мысли на самом дне души, стесняясь и даже боясь не столько их самих, сколько того, во что они могут вылиться. А еще… еще ведь был Волдеморт, чьи слуги творили свои дела на земле, лишая совершенно невинных и во многом беззащитных людей жизни. И он страшился, опасался даже не за себя, а за тех, кто идет рядом с ним по опасной дороге. Боялся за Рона, Гермиону, семью Уизли и Ремуса, Дамблдора и даже за - Мерлин бы их побрал - Дурслей! Потому что совершенно не ясно, куда будет направлена следующая атака красноглазого ублюдка, озабоченного маниакальной идеей захватить власть и охваченного манией величия… И мало кто добровольно решился бы подставить свою жизнь под угрозу… А ведь каждая минута общения с ним - словно своеобразный маяк для Волдеморта, показывающий, как можно быстро сломить его…
«Все умирают, столько смертей… Пусть многих я не знал лично, но ведь это не значит, что они не имеют отношения к войне… Я не имею права на привязанности… За них придется заплатить очень большой ценой…- горько подумал Поттер, поворачиваясь на спину и закрывая уставшие глаза. – А мне уже просто нечего отдавать, кроме жизни…»
… А на первом этаже, ворочаясь на белоснежных простынях, никак не мог заснуть Драко Малфой. Раздраженно фыркнув, он отбросил одеяло и долго время просто лежал, бессмысленно разглядывая тени на потолке.
« Всего несколько дней… Еще совсем немного времени, и я вернусь в Малфой –Мэнор, в мрачность и пустоту, которую оставил после себя отец… Не будет больше светских вечеринок, тихих бесед у камина и негромкого шелеста маминого платья… Они теперь в Азкабане, отдают остатки своей красоты и разума бездушным и мерзким стражам… А я здесь, в довольно темном, местами непривлекательном доме Гарри Поттера, и почему-то совсем не хочу отсюда уходить…»
Повернувшись лицом к небольшому окну, он долго наблюдал за медленно шевелящимися ветками огромного дерева, что росло рядом. Он не соврал, когда подумал, что ему жаль покидать это временное пристанище, которое смогло защитить его от посягательств со стороны Темного Лорда и его приспешников. Конечно, его родовое Имение тоже отлично защищено, но его огромные размеры и показное, ошеломляюще богатое убранство никогда не давали чувства, которое юный Малфой испытал всего два раза в жизни, - когда впервые приехал в Хогвартс и пару дней назад, сидя рядом с Поттером на одном диване и буквально касаясь его поджатых ног своими, - чувства уюта…
«Кто бы мог подумать, что уют, оказывается, это не только золотые тарелки с вензелями Малфоев по краям, не огромнейшая спальня, которую не может согреть даже большой камин, а небольшая комната с прилегающей к ней ванной, просторная кухня и маленькая гостиная с мягким диваном и… Поттером, сидящим рядом и задумчиво водящим пальцем по странице…»
Вздохнув, Драко медленно протянул руку и коснулся приятной прохлады простыни и одеяла. Да, сам того не замечая, он стал гораздо больше думать о Поттере. Гриффиндорец оставался таким же упрямым ослом, что и раньше, но теперь к этому прибавился и некий ореол загадочности и легкой грусти, что иногда овладевали Поттером. В такие моменты Гарри становился неестественно задумчивым и погруженным в свои мысли, странно молчаливым и даже не реагировал на ехидные подначки Малфоя. На его лицо, не искаженное гневом или презрением, можно было долго смотреть, буквально впитывая исходящее спокойствие… Но такое состояние быстро проходило, и к гриффиндорцу возвращалось его обычное хамство и нетерпеливость, сменяющиеся приступами занудства., что так часто заставляли Малфоя яростно сжимать кулаки и мысленно проклинать тот день, когда он пришел в себя в этом доме.
А еще он замечал все эти странные взгляды, что Поттер завел привычку бросать на него, думая, что глупый слизеринец не замечает. Но внимания Малфою было не занимать, и, как гриффиндорец ни старался, полностью скрыть все то, что отражалось в его глазах, он не смог.
«Такие необычные и… волнующие взгляды. Словно он изо всех сил стремится спрятать что-то… Такие ожидающе-настороженные, с небольшими вкраплениями горечи и легкого сожаления…»
Что это может значить, Драко не знал, но, впрочем, и не стремился узнавать. Как ни занимало его поведение Поттера, сейчас он должен был сосредоточиться на более важных делах… Однако нет-нет, а мысли об юном гриффиндорце мелькали в сознании Малфоя, безумно раздражая.
«Надо решить, как быть с поместьем - там уже давно не делали ремонт на втором этаже… Как вести себя, когда приедешь в школу, ведь известие о том, что Нарцисса и Люциус, равно как и родители некоторых других, теперь в Азкабане… Да мало ли дел?!»
Действительно, много, но настырный Поттер никак не хотел оставлять его сознание, заставляя думать, анализировать, пытаться понять… А однажды он и вовсе поймал себя на совершенно странной и несвойственной ему мысли: когда Поттер отложил книгу и с наслаждением потянулся, разминая затекшие мышцы, обнажив небольшую часть поджарого живота между поднявшейся футболкой и джинсами, Драко как во сне стал пялиться на этот небольшой кусочек открытой кожи и, вроде даже негромко вздохнул, когда он скрылся из виду… Благо Поттер не услышал…Или услышал?
Раздраженно фыркнув, Малфой еще раз перевернулся, изгоняя из памяти ненужные картинки. Он просто не мог допустить мысли, что Поттер такой… какой-то не такой, в общем! Не такой, как он…
Драко, в отличие от его отца, всегда довольно спокойно относился к людям, имеющим нетрадиционную сексуальную ориентацию, признавая право каждого делать то, что он хочет… Главное, чтобы это не шло в разрез с действиями самого Драко…
Подтянув одеяло поближе к груди и закутываясь в него, слизеринец молча лежал, вдыхая смутный запах ночи… Он точно не знал, чем этот воздух отличается, например, он дневного или утреннего, но было в нем что-то… Какая-то особенная свежесть и спокойствие, благодаря которым легче дышится и думается…
Да, он предпочитал секс с парнями, о чем, правда, знали всего два человека: его постоянный партнер в Хогвартсе, - мальчишка со Слизерина на год младше него, так же тщательно скрывающий свою ориентацию, - и невысокий темноволосый паренек из одного из самых дорогих в Лондоне борделей. И больше никто… Хотя в магическом мире не было особых законов, касающихся таких людей, но они все же весьма разумно предпочитали скрывать свою ориентацию. Драко иногда даже боялся представить, какой могла бы быть реакция Нарциссы, например, если бы она узнала…
Он не испытывал чувства неполноценности, не стыдился себя, просто законы и правила аристократических семей, которые он усвоил с самого детства, требовали соответствующего поведения. А уж наличие сына –гея никак не могло относиться к ним… Внезапно Драко абсолютно точно, словно это было не более нескольких мгновений назад, вспомнил, когда он впервые понял, что его не интересуют девушки…


…Это началось после одной из вечеринок в Слизерине в начале пятого курса. Слегка выпившему Малфою почему-то срочно понадобилось расслабиться в горячей, полной душистой пены ванне. Отвергнув все настойчивые уговоры и просьбы и наорав на Пэнси, не желавшую расставаться со своим предполагаемым женихом ни на минуту, Драко, захватив купальные принадлежности, довольно нетрезвым шагом добрался до слизеринской ванны старост, пользоваться которой разрешалось только в исключительных случаях, коих было очень и очень мало. Неразборчиво прошептав пароль уродливой одноглазой ведьме, охранявшей вход, Драко неспешно вошел и, не оглядываясь, стал раздеваться, абсолютно не обратив внимания на потрясенный вздох, раздавшийся справа. Аккуратно сложив одежду, Малфой медленно выпрямился и потянулся, во всей красе демонстрируя свое тело ошеломленному невысокому пареньку, застывшему на верхней ступеньке ванны-бассейна.
-Малфой… - прошелестело в воздухе, и Драко поспешно повернулся, удивленно рассматривая нежданного посетителя.
-Уолкинз? – протянул слизеринец, признав в пареньке ученика своего факультета. – А… И что ты тут делаешь?
-Я… ну, Драко, я только… - неразборчиво пролепетал юноша, смущенно покраснев, но не сумев оторвать взгляд от Малфоя. Драко понимающе усмехнулся, заметив возбужденный член парня. Почему-то это зрелище показалось ему необычайно волнительным и… правильным, и его собственное тело незамедлительно стало откликаться на такие мысли.
-Так что ты там говорил… Дерек? – буквально промурлыкал последние слова слизеринец, приближаясь к застывшему и явно не знающему, что делать, подростку. Темноволосый паренек внимательно следил за Малфоем, даже не старясь прикрыться. – Мне кажется, или у тебя возникла… проблема?
Тут юноша поспешно опустил взгляд и еще сильнее покраснел, увидев, как заметно его возбуждение.
-Я… ну я, наверное, пойду, - неразборчиво пробормотал он, но поперхнулся и закашлялся, когда рука Малфоя, знакомясь, скользнула по его плечу, груди и стала опускаться еще ниже.
-Ты уверен? – прошептал Драко и толкнул слизеринца обратно в воду, неторопливо спускаясь следом. Лицо вынырнувшего подростка было так забавно, что Малфой даже рассмеялся, но его смех тотчас стих, когда яростный и немного неумелый рот накрыл его губы, а неожиданно сильные руки сомкнулись на спине, лаская нежную кожу…
Драко в деталях не запомнил, как все было, но одно он знал точно: в какой-то момент винные пары окончательно выветрились из его головы, а сознание было необычайно ясным. Однако он тогда не остановился, а лишь с новой силой впился в чужие податливые губы, открывая для себя новые, доселе еще не известные ощущения…


…Словно очнувшись, Драко мгновенно стал успокаивать свое начавшее сбиваться дыхание…
«Не к месту… Совсем не вовремя эти воспоминания… и не в этом доме…».
И тело послушалось, а только начавшаяся эрекция спала, заставив его мысленно вздохнуть и еще глубже зарыться в одеяло, хотя ночь была теплая…
Но их отношения так и не закончились. Ловя на себе пристальные и настороженные взгляды Дерека Уолкинза всю следующую неделю, Драко все же не выдержал и сорвался, однажды поймав настойчивого паренька в одном их темных закоулков Хогвартса. Темноволосый мальчишка с радостью откликнулся на этот своеобразный призыв и с тех пор изредка оказывался в постели Слизеринского Принца, с долей почтения и обожания глядя на своего любовника. А сам Драко, слегка разнообразив этим свою жизнь и утешаясь философской мыслью, что «нужно попробовать все», с доброй насмешкой посматривал на этого паренька. И конечно, все эти небольшие эксперименты проходили в тайне от весьма щепетильного в этих вопросах отца...
Но на людях Драко всегда играл свою роль истинного аристократа просто великолепно: снисходительно смотрел на стайку увивающихся за ним девчонок, пару раз небрежно поцеловал Миллисенту, вызвав приступ бешенной ревности у Пэнси, и флиртовал с самой Паркинсон, не обращая внимания на злобные взгляды полной Милли. К тому же однажды он совершенно точно понял, что с парнями ему нравится общаться гораздо больше, чем с девушками: нет истерик и приступов плохого настроения, острых ногтей, оставлявших царапины на его спине, и океана слез из-за того, что «моя очередная домашняя зверушка умерла в муках, потому что ее плохо кормили». За пять лет общения с Пэнси, - мастерицей по части скандалов, - он только еще раз убедился, что девушки – весьма странные создания, близко и долго общаться с которыми может только человек с крепкими нервами. А он, очевидно, под эту категорию не подходил…
«Хотя, может, мне просто не те девушки попадались», - философски подумал Драко, рассматривая бархатный полог кровати.
Часы мерно тикали, отсчитывая секунды и минуты его бессонной ночи. Однако тело требовало отдыха, и слизеринец, напоследок повернувшись еще раз, закрыл глаза и все же погрузился в тревожный сон, почему-то сплошь заполненный черноволосыми очкариками с зелеными глазами…
…Темнота за окном становилась все гуще и гуще, любопытная луна заглядывала в окно, отбрасывая странные тени. Пустой дом молчал, и даже Кикимер не нарушал эту тишину своими шорохами и бормотаньем. На улице изредка поднимался ветер, шевеля листья на деревьях и взметая пыль, успевшую осесть на асфальт за день. Вся природа словно бы замерла, погрузилась во мрак, и ни малейший шорох не смел нарушить эту гармонию, царившую, казалось, везде, проникавшую в любые щели. Но вот только до беспокойных сердец двух подростков, мирно спящих в своих комнатах, она все же не долетела, благоразумно рассудив, что еще не время, а они сами должны все осознать и понять. Вот тогда она и прилетит вновь, окутывая счастьем и спокойствием…


***


-Малфой, за окном сова, впусти ее, - произнес Гарри, неспешно наслаждаясь вкусным завтраком, поданным Добби всего пару минут назад.
-Твой дом, значит, ты и открывай, - протянул Драко, задумчиво водя вилкой по тарелке. Он чувствовал себя ужасно невыспавшимся, а довольная физиономия гриффиндорца сегодня раздражала как никогда.
«Мерлин бы его побрал! – мысленно пробурчал Драко, с легким презрением наблюдая за поспешно поглощающим завтрак юношей. – И как можно столько есть в такую рань!?»
Правда, о том, что уже начало десятого он как-то позабыл.
-Ты сидишь ближе, - возразил Гарри, весело намазывая очередную булочку маслом.
-Отвали, Поттер! – огрызнулся Драко. – Тебе надо – ты и вставай.
-Да пошел ты! – в сердцах воскликнул гриффиндорец, резко вставая и подходя к окну. Рыжеватая сова, в которой Гарри признал хогвартскую птицу, радостно ухнула, когда ее освободили от послания. Не дожидаясь угощения, она взмахнула крыльями и поспешно вылетела, быстро исчезая в небе. Юноша еще раз взглянул на запечатанный пергамент, на котором знакомым острым подчерком было выведено имя Малфоя, а внизу была приписка «лично в руки». Усмехнувшись, Гарри вернулся за стол и бросил письмо нахмуренному слизеринцу.
-Держи, это от Снейпа.
-Откуда знаешь? – недовольно пробурчал слизеринец, отодвигая тарелку с почти не тронутым завтраком и ломая печать на пергаменте.
-Уж его подчерк я всегда узнаю, - усмехнулся Гарри, возвращаясь к булочке. – Именно благодаря ему моего сочинения подчас совсем не видно из-за саркастических комментариев.
-Писать уметь надо, - язвительно произнес Драко, погружаясь в чтение письма.
-Кто бы говорил, - беззлобно огрызнулся Поттер, незаметно поглядывая на хмурящегося Малфоя. – Что, плохие новости?
-Да нет, почему? – слизеринец аккуратно сложил пергамент и попытался положить в карман, не заметив, что оно вместо этого упало под стол. – Наконец окончательно стал известен день, когда я покину эту развалину.
-Да? – рука Гарри чуть дрогнула при этих словах. – И… когда же наступит этот момент?
-Не терпится избавиться от меня? – ухмыльнулся Драко, неторопливо вставая и слегка потянувшись. – Не волнуйся, скоро, Потти, скоро. Только боюсь, ты будешь скучать.
-Это еще почему? – безмерно удивился Гарри, невольно провожая взглядом соблазнительную фигуру слизеринца.
-Ты уже привык к нашим маленьким пикировкам, не так ли? А если Драко уедет, кто же тогда будет развлекать бедного маленького гриффиндорца? – насмешливо протянул Малфой, успев выскользнуть из кухни прежде, чем вилка, в гневе пущенная Поттером, нашла свою цель.
-Да пошел ты, Малфой! – закричал Гарри, перекрывая серебристый смех, раздающийся из коридора. – Умнее ничего не придумал?..
-Вот урод! - раздраженно пробормотал Поттер, когда хохот стих. - Всегда знает, как испортить настроение…. НУ ВОТ!!!
Последний возглас заставил вздрогнуть Добби, испуганно притаившегося в углу кухни и терпеливо ожидавшего, когда хозяин закончит завтракать.
-Ну почему этот бутерброд должен был УПАСТЬ?! – негромко простонал Гарри, со вздохом нагибаясь и поднимая вышеупомянутый предмет. – Стоп, а это что такое?
Он соскользнул со стула и в недоумении уставился на небольшой пергамент, благополучно валяющийся около стула, на котором совсем недавно сидел слизеринец.
-Так это же письмо, которое пришло сегодня… Наверное, надо его вернуть, - пробормотал гриффиндорец, поднимая конверт.
Безрадостно фыркнув, Гарри вышел из кухни и направился к небольшой комнате рядом с гостиной, надеясь, что Драко там.
-Малфой, Малфой! – крикнул он, ожидая, что слизеринец откроет дверь. – Я нашел твое письмо под столом!.. Малфой!!!
Но ответом ему был звук льющейся воды, слабо доносившейся сквозь стены дома.
«Он что, снова душ принимает? - недоуменно подумал Гарри, подозрительно косясь на закрытую дверь. – Ну ладно, тогда потом отдам».
Есть внезапно расхотелось. Гриффиндорец, вздохнув, мрачно поплелся в гостиную и, схватив книгу по легиллименции, которую совсем недавно откопал Драко, попытался читать. Но взгляд никак не хотел задерживаться на страницах, а все время возвращался к мирно лежащему на соседнем столике пергаменту. Искушение прочитать возрастало, но пока Гарри удавалось с ним бороться, поминутно напоминая себе, что это не его вещь, и читать, что написано в послании для Драко, некрасиво. Но любопытство, один из самых страшных и полезных одновременно пороков почти каждого человека, все же взяло верх. Нерешительно оглянувшись и бросив робкий взгляд на закрытую дверь, Гарри протянул руку и коснулся пергамента, а потом, внезапно осмелев, поспешно раскрыл его и быстро пробежал глазами написанное:


« Драко, спешу тебе сообщить, что моя просьба на опекунство была удовлетворена, и с сегодняшнего дня я официально являюсь твоим опекуном до того момента, пока тебе не исполнится двадцать один год (думаю, ты уже понял, что это означает в первую очередь для тебя). По некоторым своим каналам мне удалось узнать, что поисковые операции Хозяина насчет тебя еще не закончились, однако с каждым днем все меньшее количество слуг он посылает на это задание. Но все же будь осторожен. Твое пребывание в доме Поттера не продлиться долго, и уже тридцать первого июля рано утром ты вместе со мной отправишься в Имение.
Будь готов заранее и не убей Поттера до этого срока».


Едва он прочитал последнее предложение, как дверь тихонько заскрипела, впуская кого-то. Гриффиндорец поспешно положил пергамент обратно на столик и схватил книгу.
-Хозяин Гарри больше не будет завтракать? – спросил Добби, опасливо заглядывая в гостиную.
-Я… что? Ах, нет, Добби, спасибо, - от волнения, он не сразу понял, о чем его спрашивает преданный домовик.
-Может, сэр Гарри что-нибудь хочет? – в круглых глазах эльфа блестело обожание и готовность немедленно исполнить любую просьбу юноши, даже самую странную.
-Нет, спасибо… Хотя… Положи-ка это письмо на тумбочку в комнате мистера Малфоя, Добби. Только сделай это, чтобы он не заметил, - протягивая пергамент, произнес гриффиндорец.
-Конечно, хозяин, - почтительно склонился домовик, аккуратно принимая письмо и исчезая с негромким хлопком.
-Надеюсь, я ничего такого не сделал, - задумчиво пробормотал Гарри, закрывая книгу и устремляя взгляд через окно на улицу, ярко освещенную июльским солнцем.
«А как же насчет того, что ты прочитал чужое письмо?»
«Но я ведь не специально… и потом, теперь я точно знаю, что Малфой прекратит выводить меня из себя уже через… три дня?!»
«Именно… А ты так и не решился…»
«На что?» - с опаской спросил Поттер у своего внутреннего голоса.
«На жизнь…»
«Что за бред! – фыркнул Гарри. – А что я, по-твоему, тогда делаю?»
«Мечтаешь, ничего не делая для того, чтобы эти мечты стали реальностью…»
«А зачем мне это? Все и так хорошо», - с деланным равнодушием пожал плечами гриффиндорец.
«Ты уверен?»
Он не знал, что ответить. С одной стороны, ему не хотелось ничего усложнять. К тому же, как ни велика гриффиндорская храбрость, почему-то она сразу же улетучивалась, стоило ему просто подумать о том, что могло бы быть между ним и Малфоем, если бы он решился… Стоп, а вообще, откуда он решил, что что-то могло бы быть? Неужели он так уверен в ориентации Малфоя?! А если все не так? И открывать свои уязвимые места и давать слизеринцу новое оружие против себя Гарри не хотел… Так как поступить?..
…Примерно о том же размышлял и Драко, неторопливо принимая душ. Капельки воды стекали по его плечам, а сам он с удовольствием подставлял лицо сильным струям, заставившим его на несколько божественных мгновений забыть обо всем. Но всего лишь на пару секунд… А потом в памяти медленно возникло письмо Снейпа, и легкость, охватившая его тело, моментально исчезла, возвращая его в реальный мир, в котором в соседней комнате сидел Гарри Поттер… Его вечная заноза и недруг… вдруг превратившийся в объект желаний… Насмешливо фыркнув, Драко тотчас скривился: как-то жалобно, совершенно по-детски получилось. Разозлившись на самого себя, он сделал воду более холодной и с каким-то мстительным удовольствием почувствовал, как неодобрительно откликнулся на это организм.
«А, плевать!»
Выключив воду, он, не вытираясь, поспешно завернулся в теплый махровый халат и вышел из ванны. Его взгляду мгновенно предстала ставшая родной и уютной небольшая светлая комната, в которой он прожил уже… Десять дней?! Мерлин!
Опустившись на кровать, он с некоторым сожалением осмотрел помещение. Неужели осталось всего три дня, и он должен будет вернуться в мрачный Малфой –Мэнор, в его огромную, холодно-безликую спальню?!
«Там мой дом», - мрачно подумал он, но даже сам почувствовал, как фальшивят эти слова.
«Да что же со мной? Что за странная сентиментальность и… глупость?» - в раздражении простонал слизеринец, падая на спину и буравя взглядом бархатный полог кровати.
«Ты просто вырос», - как наяву, прозвучали в его голове слова Снейпа, заставив чуть поморщиться.
«Ну да.. Наверное, когда все становиться слишком сложным и легким одновременно, когда начинаешь раздумывать над своими поступками и доискиваться до их причин, отрицая и начиная сомневаться в очевидном… Наверное, это и есть взрослая жизнь… Только так ли она нужна, как кажется?»
«Увы, на этот вопрос нет однозначного ответа».
«А почему? – почти капризно подумал Драко. – Неужели нельзя совместить детскую непосредственность и разумность поступков?!»
«Ну что ж… Попробуй, только вряд ли тебе это удастся в одиночку…»
«Ну конечно же! Мне что, уже и для этого Поттера с собой брать нужно?» - язвительно фыркнул слизеринец.
Но внутренний голос промолчал, предоставляя подростку право самому ответить на этот вопрос…
«Нет, нет и нет! – Драко даже сел, яростно сверкая глазами. – Ни слова о Поттере! Он и так мне уже надоел до невозможного!»
«Кто же виноват, что многие твои мысли в последнее время только о нем?»
«Я не…», - но он так и не закончил предложение, внезапно понимая, что внутренний «некто», иногда сильно раздражающий и нудный, прав…
-И что же мне теперь делать? – словно смирившись, прошептал Драко, с несчастным видом рассматривая свои тонкие аристократически пальцы.
«Главное, не что… Нужно просто делать…»


***


-Хватит вздыхать, Поттер, не на отработке находишься, - недовольно протянул Драко, оглядываясь на гриффиндорца, с видом мученика сидевшего на диване уже почти час и так ни разу и не перевернувшего ни одной страницы. Малфой напрягся, готовясь услышать привычно «отвали» и уже подобрав парочку поистине убийственных ответов, но Поттер, к огромному удивлению слизеринца, никак не отреагировал, а продолжал бессмысленно разглядывать что-то, видимое только ему одному.
-Поттер! – чуть громче произнес Драко, невольно озадачиваясь отсутствием реакции со стороны обычно огрызающегося гриффиндорца. Но Гарри все так же молчал, даже не притрагиваясь к кружке с чаем. Драко заметил, что Поттер за завтраком тоже больше гонял еду по тарелке, чем ел, и какое-то странное и совершенно непривычное чувство, очень похожее на… заботу или беспокойство, овладело им.
-Поттер, ты меня слышишь? – уже отчаявшись получить ответ, спросил Драко и с еле заметным облегчением вздохнул, когда Гарри привычно бросил в ответ.
-Отвали, Малфой!
-Ну слава Мерлину, а то я уже подумал, что мне не избежать нравоучений от старика Дамблдора за то, что я лишил его героя речи вкупе с остатками разума, - язвительно откликнулся Драко, не отрывая взгляда от черного вихра на голове Поттера. Вдруг Гарри резко поднял голову и повернулся, столкнувшись взглядом с серыми глазами слизеринца.
-А ты ведь всегда так боишься за свою шкуру? – с чуть насмешливыми интонациями спросил он, но Драко заметил, что зеленые омуты чрезвычайно серьезны, словно Гарри было действительно важно узнать ответ на этот вопрос.
-Ну, конечно, Поттер,- слегка запнувшись, протянул Малфой, не в силах отвести глаз от притягательной зелени и легкой грусти, появившейся после его слов. – Жаль, что за все время общения со мной ты так этого и не понял.
Чуть качнув головой, гриффиндорец произнес с едва заметной жалостью и обреченностью, ни на секунду не отпуская взгляд слизеринца:
-Да, нет, почему? Я это знаю уже давно.
-Так зачем нужны эти бессодержательные вопросы? – начал злиться Драко.
-Ни за чем, просто так, - почти прошептал Гарри, опуская глаза и отворачиваясь.
-Нет, подожди, объясни мне, такому глупому, причину всего этого разговора! – потребовал Драко, с возмущением глядя на склоненную голову Поттера.
-Разговор начал ты, вот и спрашивай у себя.
Малфой мог лишь только непонимающе хлопать ресницами: впервые в жизни он не знал, что ответить, ведь Поттер был прав. Все еще потрясенный, он заметил довольное выражение, на секунду мелькнувшее в глаза гриффиндорца.
«Ах, ты!» - раздраженно подумал Драко, сжимая руку в кулак и настойчиво отгоняя мысли о том, что торжество в зеленых омутах все же лучше, чем полная апатия и грусть.
-Ну что, один ноль, Малфой? – насмешливо спросил Гарри, откладывая книгу и неспешно нагибаясь так, что у Драко мгновенно участился пульс, а к паху прилило тепло. Легкая соблазнительная улыбка играла на губах гриффиндорца, а невинному выражению глаза позавидовал бы и святой…
«Поиграть захотелось, Поттер? Ну, так я это устрою…» - мстительно решил Драко, тоже закрывая газету, которую он читал, вернее, делал вид, что читал. Грациозно вставая, Малфой плавно поднял руки и с наслаждением потянулся, приподнимаясь на носочки, чуть прикрыв глаза и приоткрыв губы, а потом так же неторопливо опустился, бросив быстрый взгляд на гриффиндорца. Улыбка больше не красовалась на его лице, все тело словно замерло, а в глазах… Чего только в них не было?! И испуг, и восторг, неверие, а, может, даже отчаяние, смешанное с желанием и дикой страстью и приправленное обреченностью… Потрясающее выражение…
Слегка усмехнувшись, Драко небрежно поднял «Ежедневный пророк» и гордо направился к двери, ощущая, что глаза Поттера грозят прожечь в нем дыру…
«Что ж, он сам напросился… Но какое у него было лицо!» - удовлетворенно подумал слизеринец, неспешно направляясь на кухню Почему-то ему срочно потребовался стакан холодной, а еще лучше ледяной, воды…
…Но этот, казалось, проникающий в самую душу взгляд Поттера, не отпускал Малфоя весь день, мешая сосредоточиться и насладиться последними мгновениями в этом доме… А ведь уже завтра утром он аппарирует вместе со своим новый опекуном в холодный и безликий Малфой –Мэнор.
«Но там хотя бы ванная хорошая, и слуги более расторопные», - успокаивал себя слизеринец. Но ощущение того, что у него осталось какое-то незаконченное дело, не оставляло. Он до самого вечера не видел настырного гриффиндорца и даже немного заскучал (хотя сам в этом не признавался даже себе) по их привычным пикировкам и обмену колкостями. Даже во время ужина Поттер лишь на пару минут заглянул на кухню, заставляя Малфоя невольно замереть с вилкой около рта. Но Гарри даже не посмотрел в его сторону, а лишь дал указания Добби насчет какого-то Кикимера, за которым нужно присматривать, и поспешно вышел. Чувство голода, мучившее его, мгновенно исчезло, и Драко в раздражении отодвинул почти полную тарелку. Выйдя в коридор, он остановился на несколько минут, чтобы поболтать с портретом старухи (к его удивлению, она оказалась довольно неплохим собеседником, рассказав ему о десятке незапрещенных, но довольно занятных проклятий, одно из которых слизеринец уже решил использовать на Уизли, когда приедет в школу). Мельком заглянув в гостиную, Малфой обнаружил, что Поттера там нет.
«Ну хоть некоторое время проведу в тишине», - подумал он, усаживаясь на ставший любимым диван и вытаскивая первую попавшуюся книгу. Однако он каждый раз невольно вздрагивал и чувствовал, как напрягаются его плечи, когда в коридоре раздавались какие-то шорохи или шаги. Но Гарри не спешил заходить в гостиную и спустя час, окончательно убедившись, что Поттер не намерен провести этот последний вечер с ним, раздраженный Драко вошел в свою комнату и до конца дня провалялся на кровати, купаясь в жалости и презрении к самому себе за это дурацкое, ничем не оправданное и напрасное ожидание.
«А ты уверен, что оно именно дурацкое?» - вкрадчиво спросил его внутренний голос.
«ДА, черт бы всех побрал! Уверен!» - гневно воскликнул Драко и мрачно улыбнулся, поняв, что вопросов больше не будет. Почему-то на душе было муторно и неспокойно, но слизеринец, послав к черту все ненужные мысли, лег спать намного раньше обычного, но еще долго ворочался, проклиная все и вся (причем особенно досталось Поттеру), прежде, чем сон все же сжалился над ним…

просмотреть/оставить комментарии [6]
<< Глава 2 К оглавлениюГлава 4 >>
январь 2021  

декабрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

...календарь 2004-2021...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2021.01.20
В качестве подарка [71] (Гарри Поттер)



Продолжения
2021.01.22 17:42:54
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2021.01.22 12:30:42
Наперегонки [6] (Гарри Поттер)


2021.01.22 00:03:43
Ненаписанное будущее [18] (Гарри Поттер)


2021.01.19 16:38:13
Вы весь дрожите, Поттер [1] (Гарри Поттер)


2021.01.18 21:27:23
Дочь зельевара [199] (Гарри Поттер)


2021.01.18 09:54:54
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2021.01.15 22:42:53
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2021.01.15 22:23:00
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2021.01.10 22:54:31
Амулет синигами [118] (Потомки тьмы)


2021.01.10 15:22:24
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2021.01.09 23:38:51
Без права на ничью [3] (Гарри Поттер)


2021.01.08 13:40:40
Глюки. Возвращение [240] (Оригинальные произведения)


2021.01.04 17:20:33
Гувернантка [1] (Гарри Поттер)


2021.01.04 10:53:08
Своя цена [22] (Гарри Поттер)


2021.01.02 18:24:44
Я только учу(сь)... Часть 1 [62] (Гарри Поттер)


2021.01.01 21:03:38
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2021.01.01 00:54:52
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.12.26 12:25:17
Возвращение [0] (Сумерки)


2020.12.20 18:26:32
Леди и Бродяга [5] (Гарри Поттер)


2020.12.15 20:01:45
Его последнее желание [6] (Гарри Поттер)


2020.12.13 15:27:03
Истоки волшебства и где они обитают [4] ()


2020.12.10 20:14:35
Змееглоты [10] ()


2020.12.01 12:48:46
Дамблдор [8] (Гарри Поттер)


2020.12.01 12:36:53
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.11.29 12:40:12
Мой арт... [4] (Ван Хельсинг, Гарри Поттер, Лабиринт, Мастер и Маргарита, Суини Тодд, Демон-парикмахер с Флит-стрит)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2021, by KAGERO ©.