Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

На самом-то деле процедуру распределения основатели Хогвартса представляли себе немного по-другому, для чего, собственно, Годрик Гриффиндор и спрятал в шляпу свой меч. Все должно было быть так: первокурсник одевает шляпу, из которой ему на голову и выпадает тяжелый металлический предмет. Попытается порвать шляпу - Гриффиндор, испугается - Пуффендуй, будет строить планы мести - Слизерин, станет разбираться, что произошло - Когтевран. :)

Список фандомов

Гарри Поттер[18561]
Оригинальные произведения[1249]
Шерлок Холмс[719]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[220]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[185]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[141]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[114]
Произведения А. и Б. Стругацких[108]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[1]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12768 авторов
- 26914 фиков
- 8674 анекдотов
- 17714 перлов
- 685 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 8 К оглавлениюГлава 10 >>


  Имя мне — Легион

   Глава 9
— Ацуши, ты мурчишь.

Не то чтобы он и вправду мурчал, но Юрий не знал, как по-другому назвать гулкий тарахтящий звук, доносящийся из горла парня.

Ацуши открыл глаз — неоново-желтые с узким черным зрачком, на его скулах были черные полосы, свободно лежащие руки превратились в лапы Зверя, потому что у них наконец получилось.

— Можешь контролировать свое тело? — спросил Плисецкий, убирая руки от висков блондина. Его тут же замутило, но он постарался сдержаться до прихода Юри, и не свалиться в чужую постель бессознательной тушкой.

Ацуши приподнял правую руку, рот, полный острых зубов, невольно приоткрылся от вида белой массивной лапы с мягкими угольными подушечками вместо собственной кисти. При малейшем мысленном усилии показались десятисантиметровые черные когти и также легко исчезли. Медленно он поднялся на ноги — огромные, покрытые белой плотной шерстью от самого колена, с вытянутыми в трансформации фалангами пальцев. Ацуши на пробу сделал пару шагов, когда уши чувствительно дернулись в направлении внезапного звука — тихого смеха Юрия.

— Отпусти меня, — со смешком сказал он, показывая предплечье, обвитое полосатым хвостом.

Ацуши не знал как. Но опять же, малейшее мысленное усилие, и хвост выпустил из захвата чужую руку и опустился на пол, чуть подрагивая. В тот же момент звук — тарахтящий и глухой — исчез, и до парня дошло, что это он его издавал. Он открыл рот, но слова получились невнятными из-за изменившегося строения челюсти.

Дверь в квартиру открылась, и голова Ацуши тут же обернулась на звук, верхняя губа непроизвольно приподнялась, обнажая выступившие клыки.

— Тише, тише, — поднял руки остановившийся Юри, с интересом поглядывая на неполную трансформацию Ацуши. — Ты осознаешь, что происходит?

Ацуши кивнул. Под зорким, внимательным взглядом, Юри неторопливо прошел вглубь квартиры, сел на кровать возле полуобморочного Плисецкого и взял того за руку.

— Попробуй вернуть первоначальный вид челюсти, — сказал Юри. — Убери лишнее, что тебе не поможет в бою.

Ацуши сел прямо там на пол, вытянул лицо к потолку, и по открытому горлу прошла легкая судорога. С громким щелчком челюсть вернулась к человеческому виду, острые зубы перестали ранить тонкую кожу губ. Парень поморщился от неприятных ощущений, но сосредоточился на торчащих ушах, с усилиями заставил их прижаться к голове и исчезнуть. С хвостом было сложнее — он все мотался по полу, выдавая его нервозность, и никак не хотел исчезать. Он попробовал использовать то же движение, как при втягивании когтей, и у него неожиданно получилось. Только разорванные штаны и остались.

— Потрясающе, — выдохнул Юри, с восторгом глядя на сидящего у изножья кровати блондина. — Ты можешь частично трансформироваться в Тигра.

Ацуши выпрямился, снова сделал на пробу несколько шагов, и все они казались настолько легкими и пружинистыми, столько скрытой, томящейся силы хранилось под шкурой, что это и его самого переполняло восторгом. Тигр наконец-то позволил, простил его.

Парень сияющими желтыми глазами обернулся на наблюдавших за ним, и ему невыносимо захотелось хоть как-то поблагодарить этих двоих, из-за кого все это стало в принципе возможно.

— Расслабься, — увидев, что парень набирает полную грудь воздуха, чтобы разразиться долгой и витиеватой восхваляющей тирадой, небрежно махнул свободной рукой Юрий. — Это только начало. Тебе еще предстоит разобраться с этим телом. А сейчас подойди сюда.

Ацуши повиновался. Медленно, стараясь почувствовать каждую мышцу в трансформировавшихся конечностях, он подошел к изголовью кровати и посмотрел на Плисецкого. Тот без колебаний протянул руку и вплел пальцы в мех на его предплечье.

— Кайф, — выдохнул Юра и усмехнулся. — Всегда хотел кошку. Ацуши, у тебя торчит одно ухо.

Ацуши во все глаза смотрел, как восторженный Юрий водил ладонями по его изменившимся рукам, оттягивал жесткие ворсинки меха и снова зарывался пальцами. Юри наблюдал за ним с полуулыбкой, и Ацуши вдруг подумал, что редко видел, как Плисецкий улыбался. Особенно в последнее время.

Виктор, когда Ацуши при нем обратился, тоже был в восторге. Но трогать не лез.

— Отлично, теперь можно начать настоящие тренировки, — с каким-то особым, садистским наслаждением выдал Виктор, горящими глазами окидывая новую форму парня. — Посмотрим, на сколько тебя хватит.

И неожиданно напал. У Виктора мастерски получалось неожиданно нападать — вот секунду назад он улыбался, сверкая глазами, а в следующую секунду у него в руках оказывались ножи, губы складывались в тонкую линию, и весь он был похож на стремительно настигающую лавину — беспощадную, абсолютную и смертоносную. Первая минута у Ацуши всегда уходила на то, чтобы только защититься, потому что Виктор Никифоров как тренер никогда его не жалел, выбивал весь воздух из легких и утыкал мордой в мат настолько регулярно, что тот скоро примет его страдающее выражение лица. У Виктора не было боевой способности, но это компенсировала практически нереальная скорость реакции, отточенная годами, и мог заткнуть за пояс практически любого. Но не теперь.

Впервые Виктор сам защищался, уворачивался от переполненных силой кулаков с изменившимися предплечьями. Он уходил, словно играючи, но Ацуши видел острым зрением, как капельки пота скатывались с его висков, видел излишне напряженный взгляд и дрожь напряжения в ногах. Потому что Ацуши внезапно стал слишком сильным — вот так, одним прекрасным утром, под волшебными руками ангела-Юрия, и теперь Никифоров почувствовал, что ему будет несладко. Но вместо злости его наполнило упоение. Ведь его никудышный заморыш превратился в свирепого противника, что еще немного — и способен будет опрокинуть своего тренера на лопатки, и не только потому что сумел наконец частично трансформироваться. Ацуши оказался способным учеником, схватывающим не просто на лету, а в момент запуска. Изнуряющие ежедневные тренировки, которые не потянул бы ни один человек, в сочетании с силой обоих Юриев дали прекрасные плоды.
Которые прилетели ему прямо в плечо. Спасибо, что хоть не в лицо.

Ацуши тут же остановился.

— Ты в порядке? — взволновано спросил блондин.

— Если ты не выбил мне сустав, то все хорошо, — Виктор повел рукой, раздался влажный «щелк», и мужчина облегченно выдохнул. — Ну вот, все отлично.

Никифоровой схватил бутылку с водой и сделал несколько долгих глотков.

— Ты еще не контролируешь силу удара, — спустя несколько секунд сказал мужчина. — Твои удары были то похожи на обычные, в твоей человеческой форме, то сильными настолько, что меня откидывало на пару метров.

— Так ты специально пропускал удары? — нахмурился Ацуши.

— Ну конечно, — хмыкнул Виктор, и на губах расползлась обычная озорная улыбка. — Как же я по-другому должен был понять новые вводные? Так что давай-ка ты к груше топай, и сделай так, чтобы к концу часа она лежала на полу. Сегодня будешь работать над силой ударов.

Парень вздохнул, но лишь для виду, и ушел в заданном направлении. Виктор смотрел ему вслед какое-то время, рефлекторно потирая наливающуюся гематому на ребрах, и раздумывал, что пора выводить на маты новых людей. Через пару дней Ацуши будет готов, и следовало предупредить Дазая об этом.

Дазай в тот же день, после полученного сообщения от Никифорова, вызвал Акутагаву. Войдя, тот встал перед ним, чуть наклонив голову.

— Ацуши наконец добился частичной трансформации, — неторопливо начал Дазай, внимательно следя за своим подчиненным.

Мужчина не предложил ему сесть, так что Акутагава смирно стоял меж двух стульев. Руки с перебинтованными запястьями опустились на массивный стол, сложив пальцы домиком. Дазай вглядывался в наполовину скрытое волосами лицо Акутагавы, и считывал все едва заметные эмоции.

— Какое это имеет отношение ко мне? — нейтрально спросил Акутагава, но уголок губ его нервно дернулся.

— Я думаю, ты уже догадался, что мы поставим вас в напарники, — с излишним удовольствием протянул Дазай. — Так что теперь его успехи — твои успехи.

Рюноске с силой сжал зубы, непроизвольно дернул плечом, словно хотел избавиться от навязчивой тяжести произнесенных слов и смыслов.

— Я не нуждаюсь в напарнике, — с усилием ровно проговорил подчиненный, все не поднимая головы. — Я справлялся сам все эти годы, и мне не нужен такой зеленый оборвыш в напарниках.

Дазай усмехнулся — и в том звуке было больше от звона металла, чем от веселья.

— Ты был таким же оборвышем, как и он. Ты помнишь это? Именно я подобрал вас с Гин в трущобах и я дал тебе все, что ты имеешь. Не смей ставить себя выше него только потому, что ты появился здесь раньше.

— Да что в нем такого особенного? — не выдержал Акутагава, приподнимая сверкающие злостью глаза. — Почему вы так о нем печетесь? Взяли его под защиту Порта, хотя сами не знаете, чем это может быть чревато. И теперь пытаетесь продвинуть его в самый эпицентр, закрутить вокруг него механизм, как будто он такая важная деталь. Да он же даже силой своей пользоваться не умел, пока вы не вложили в его голову это знание.

«Так чем я хуже него? Почему вы заботитесь о малознакомом мальчишке так, как не заботились обо мне? Почему я получил шесть пуль, а он только ободряющие похлопывания по плечу? Чем он заслужил такое обращение от тебя, Дазай?» — Рюноске не сказал, но ему и не нужно было. Несправедливость, такая знакомая и старая подруга, снова обожгла все нутро ядом. И захотелось выплюнуть разлагающиеся легкие, только чтобы хоть как-то избавиться от этой мерзкой желчи, расползающейся внутри. Почему снова? После всего, что он прошел здесь, после всего, что его заставили преодолеть, его снова пытались сбросить в самый низ.

Мужчина смотрел с отстраненным интересом, как злоба растекалась красными пятнами по чужим щекам, как яростно загорелись чужие глаза за завесой чернильных волос, как появлялись и исчезали очертания сжимающихся кулаков в карманах плаща.

— Ты боишься, что он займет твое место? — проницательно спросил Дазай, чуть склонив голову набок. — И он займет. Но только после того, как ты поднимешься выше. Ты уже давно не тот сопляк с размазанными слезами и грязью на щеках, которого я нашел. Ты стал сильнее. Но ты все еще недостаточно силен, чтобы идти дальше. Не один. Как показывает практика, идти дальше одному очень трудно. Он ничем не лучше и не хуже тебя, так что просто прими это. Просто он попал сюда тогда, когда у меня хорошее настроение — вот и все.

Озлобленность, так ярко цветущая на лице, вдруг резко, в одночасье, превратилась в растерянность. Признание, такое долгожданное и желанное, на миг затопило его одуряющей эйфорией, но быстро прошла, оставляя после себя гадкое предчувствие.

— Что это значит? — негромко спросил он, полностью открывая лицо.

— Это значит только то, что ты сам вложишь в эти слова.

Похоже, благодушное настроение потрепаться у Дазая прошло, и он снова стал говорить, будто озвучивал ребусы из бульварной газеты. Акутагава знал, что больше ничего дельного не вытянет из Дазая — на лице того была острая улыбка, а в глазах застыли ледяные колья, и смотрел он так, словно Рюноске был лягушкой под его скальпелем — с холодным любопытством и желанием разрезать брюхо и посмотреть, что внутри.

— Я могу идти? — сдержанно спросил подчиненный, вновь опуская голову.

— Да. У тебя есть время до понедельника смириться с этой мыслью. И утром вас обоих будет ждать Виктор. И, Акутагава, я буду очень расстроен, если вам так и не удастся сработаться.

Рюноске пришел утром понедельника. Но не смирился.

Он смотрел на этого нелепого парня с длинной прядью у лица, что так изменился всего за полтора месяца, с этими шерстяными руками и ногами, что стоял напротив него в стойке, и злился. Боги, как же он злился.

На нахальную натуру, что буквально расцветала рядом с ним, напитываясь его собственным ядом. На нелепое, робкое удивление, когда кто-то выражал одобрение в его сторону. На беспричинное, абсолютно лишенное логики особое отношение Дазая и остальных. На то, что ему все так легко дается. На то, что иногда смотрит так уязвлено ему в спину после особенно острых слов. На то, что додумался притащить ему обед на этаж Собирателей и пустить нелепый слух на всех трех этажах отдела. На то, что никогда не говорил в действительности, что думал. На то, что пытался быть милым и задобрить его чертовым кофе в 5:30 утра выходного дня. На то, что постоянно маячил перед глазами и раздражал нелепыми улыбками для Кое и Юрия. На то, что его взгляд больше не мутный от пережитого в прошлом, а фиолетовый оттенок смешался с золотом. На то, что таскался с девчонкой Изуми так, будто та была хоть сколько-нибудь интересной.

Как же он злился.

И с каким же непередаваемым удовольствием он заставлял это тело кровоточить под лентами Расемона. Акутагава с сумасшедшим блеском в глазах гонял Ацуши в полутрансформации по залу тренировок, пытался наживо содрать кожу, просто чтобы Ацуши исчез из его жизни. Но получал лишь не менее яростный раскатистый рык из глотки, все десять сантиметров когтей к своей руке и зияющие чернотой гематомы по всему телу.
Взгляд Ацуши, в первые минуты их боя сначала такой откровенно непонимающий, к концу третьего дня совместных тренировок превратился в абсолютную неоновую бездну, что сожрала остатки хоть какого-то расположения.

Виктор смотрел на них, и это больше напоминало бой насмерть, чем обыденную тренировку. В первую тренировку он позволил им просто спустить пар, рассчитывая, что их раздражение останется на матах и они смогут выкинуть из головы всю мешающую чушь. Но вот была уже третья тренировка, и все, что было на матах, это разводы крови Ацуши. Акутагава в собственное садистское удовольствие использовал регенерацию парня, и глубоко ранил того, раз за разом вырывая глухой утробный рык из неконтролируемо меняющейся глотки. Виктор опасался, что Ацуши не удержит трансформацию в таком распаленном откровенной злобой состоянии, и им придется иметь дело с его полной формой — и тогда Тигр просто пооткусывает им бошки, и будет прав.

Виктору стоило их остановить. Видя, в каком дурном состоянии они сражались, будто от этого зависела что-то намного большее, чем жизнь, как доводили друг друга до изнеможения под конец и проливали лужи крови — конечно, ему стоило их остановить. Но Виктор тянул. Казалось, вот-вот, и они наконец осознают, что делить им нечего и не было никогда, гримасы ярости на их лицах превратятся в холод осознания, что они сами смогут разобраться в том мусоре, что забил их головы, но — нет. Ацуши снова открылся, а Рюноске будто специально подставил шею под когти. Они оба просто круглые идиоты. И действительно убьют друг друга быстрее, чем войдут в резонанс.

— Стоп, — жестко рявкнул Виктор, и те замерли в движении. — Вы что, блять, делаете? Мне нужно было, чтобы вы изучили, как другой двигается и ведет бой, а вы что устроили тут? Бойню! Откуда столько ебаной злости друг на друга? Во время боя вы должны сохранять кристально чистый разум, но вы просто потакаете своей бессмысленной ярости. Вы же перегрызете друг другу глотки, не дожидаясь чьей-то помощи! Как вы собираетесь работать вместе?

Ацуши чувствовал себя тупым школьником, которого за грязную драку в коридоре притащили к директору. Он опустил голову, чувствуя, как мокрые от пота волосы липли ко лбу и щекам.

— У него спросите, — буркнул Ацуши, потому что чувствовал, что проблема была совсем не в нем.

— Акутагава? — выжидающе рыкнул Виктор, скрещивая руки на груди, и его акцент стал более явным от переполняющей его злости.

— Все нормально, — отвернулся тот, искоса злобно глянув на Ацуши.

— Рюноске, реши свои проблемы, — угрожающе прорычал Никифоров, и у Ацуши невольно пробежала нервная дрожь по позвоночнику. — Или ты хочешь, чтобы я приобщил Дазая к вашим тренировкам?

Акутагава сжал губы в тонкую линию, сложив руки на груди, и напряженно оглянулся на разъяренного тренера.

— Не надо.

— Тогда решите свою гребанную проблему! — рявкнул Виктор и отвернулся от них обоих так, словно те его слишком утомили. Сказал уже спокойнее: — Какие же вы все-таки тупые дети. Один дразнится, а другой бесится. Может, еще за волосы друг друга подергаете? Пошли вон с глаз моих, видеть вас не могу. Только попробуйте завтра сорвать тренировку — обоих отконвоирую к Дазаю. Юрий как раз давно с ним не работал, и он прямо-таки жаждет крови. Хочешь вернуться под его крыло и снова тренироваться с ним, а, Рюноске?

Брюнет отрицательно покачал головой и торопливо вышел.

Ацуши было обидно. Он столько сил положил, чтобы набрать физическую форму, столько старался, чтобы нагнать Акутагаву в бою, но тот просто… невозможный. Невыносимый. И ведь Ацуши предупреждали, что так и будет. И он искренне старался сделать хоть что-то, чтобы Рюноске изменил к нему свое предвзятое отношение — но никому не нравилось долбиться в закрытые двери, и у Ацуши есть собственная гордость. Раз он так судорожно цеплялся за свою безосновательную злость, то флаг ему в руки — вернется к Дазаю. И, судя по реакции Акутагавы, тренировки с ним не были легкими и приятными. Может, хоть это убедит его взяться за ум.

Отчаянно хотелось побиться головой о стену. Но еще более отчаянно не хотелось встречаться с Рюноске в душевых, так что он в спортивной форме потопал в свою квартиру. Там, смывая пот и кровь с уже затянувшихся ран от Расемона, Ацуши все равно думал, как он может исправить ситуацию. Что он может сделать? Как заставить другого человека перестать себя ненавидеть, если ты даже не знаешь причин этой ненависти?

Ацуши как раз вытирал полотенцем влажную челку, когда в дверь позвонили. Пожираемый плохими предчувствиями, он открыл дверь. И захлопнуть ее не дала лишь вытянутая в руках его пустая кружка, которую Ацуши несколько недель назад принес Рюноске утром.

— Сваришь мне кофе? — спросил Акутагава, не глядя на него.

Это можно было воспринимать, как капитуляцию — только вместо белого флага белая кружка. Впрочем, Ацуши не был так уж доверчив. И только когда Акутагава снял свой плащ, повесил его на руку и посмотрел ему прямо в лицо выжидающе, будто немного настороженно, Ацуши пустил его на переговоры.

— Проходи.

Ацуши напряженно смотрел на чуть влажный после душа затылок весь путь до кухни, словно Рюноске мог в любой момент развернуться и с ноги заехать ему в челюсть. Но тот просто шел прямо к его обеденному столу.

Ацуши насыпал две ложки кофе в турку, добавил щепотку соли, полил воды до самого горла и поставил на огонь. Он гипнотизировал взглядом мутную жидкость все время, пока та не поднялась первой пеной. Он чувствовал чужой взгляд, направленный ему промеж лопаток, и хотелось нервно дернуть плечом от такого пристального внимания. Но — нет, он лишь добавил щепотку мускатного ореха и поставил чашку перед Акутагавой. Нос того снова забавно дернулся, когда его достиг аромат напитка. Однако, он не притронулся к чашке.

— Ты боишься меня? — неожиданно задал вопрос гость, и хмурое выражение слетело с Ацуши на секунду, сменяясь искренним удивлением, а затем легким изгибом губ.

— Ты же без своих хваталок совсем безобидный, — вполне мирно сказал Ацуши, опираясь поясницей о кухонный гарнитур. — Ты такой тощий, что ветер тебя сдует, если ты не зацепишься Расемоном за ближайшее дерево. Чего мне бояться?

Ацуши смиренно ждал какого-нибудь резкого ответа, хлесткого замечания о своей физической форме, но — нет. Рюноске вел себя странно — только коротко, резко кивнул и поднялся на ноги. Он подошел вплотную, настолько близко, что Ацуши пришлось приподнять голову вверх, чтобы заглянуть в абсолютно непроницаемое лицо напротив. Легкая улыбка пропала с лица, сменившись вызовом, но и он как-то быстро растаял, превратившись в растерянность, когда чужие пальцы прикоснулись к его щеке. Ацуши невольно дернулся от холодного прикосновения, но брюнет опустил вторую руку на тумбу, отрезая все пути отступления. Не то чтобы Ацуши не смог все-таки выбраться из западни, и не то чтобы Рюноске всерьез удерживал его.

— Сейчас самое время для шутки в духе «я решил последовать традициям Портовой Мафии, и сейчас уложу тебя на лопатки», да, Акутагава?

Вот только Акутагава шутить не умел, и его лицо не дрогнуло — он лишь продолжал пристально смотреть на чужие губы так, будто те были виноваты, как минимум, в последнем цунами на Маврикии. От этого тяжелого взгляда хотелось избавиться, как от липкой паутины на лице, но Рюноске чуть вытянулся и на секунду коснулся его губ, напрочь выбивая почву из-под ног. Это было сложно назвать поцелуем — слишком быстро и сухо — но когда Акутагава поднял на него взгляд, что-то очень хрупкое и ломкое отразилось там, в бесконечной вселенной чужих зрачков.

— Вот уж не думал, что именно это и являлось твоей проблемой.

И это хрупкое и ломкое вдребезги разбилось у Ацуши на глазах, потому что он буквально кожей почувствовал, что точно ляпнул что-то не то. Чужие глаза напротив покрылись коркой льда, лицо замкнулось, как створки лифта, унося куда-то в глубину то ценное, чем с ним решили поделиться.
В плечах стало очень зябко без плаща. Акутагава убрал руки подальше, взгляд смотрел уже будто сквозь Ацуши, не видя его и не воспринимая.

Ацуши словил его за запястье, когда тот стал отступать.

— Подожди, — торопливо сказал блондин, судорожно бегая глазами по чужому гладкому, как лед, лицу в поисках подходящих слов. — Я же не сказал нет, ладно? Просто… слишком неожиданно. Я ожидал, что ты скорее вырвешь мне кадык, а не… Просто дай мне немного времени, хорошо?

Рюноске больше не смотрел на лепечущего Ацуши. Вместо того — он снова надел извечный плащ и окончательно замкнулся.

Ацуши, видя, что он собирался уходить, предпринял последнюю попытку:

— Хотя бы кофе выпей. Пожалуйста.

Акутагава сжал зубы. Но оказался слишком слаб, чтобы действительно уйти. Он сел обратно, обхватил двумя руками подостывшую кружку. Смотрел в черную, вязкую глубину так, будто надеялся увидеть там свое будущее. Ацуши сел рядом, потому что ноги внезапно оказались ватными и будто лишенными всех костей.

— Я действительно тебе… нравлюсь? — неуверенно спросил Ацуши, все еще не веря, и Акутагава посмотрел на него, как на последнего идиота, еще больше спутав все в голове. — Ты же при каждой встрече готов горло мне перегрызть.

— Нет, ты мне не нравишься, — выплюнул Акутагава так, словно каждое слово было ругательством. — Ты меня бесишь. А я всего лишь выполняю требование Виктора.

— Так ты считаешь, что это нужно было мне? — обескураженно и зло выдохнул Ацуши, потому что он ожидал что угодно, кроме этого. Да лучше бы он сказал, что это была затянувшаяся шутка.

— Я не знаю, — окинув его долгим, прищуренным взглядом, выдал Рюноске и снова уткнулся в кружку.

Ну и зачем все было усложнять? Их взаимоотношения и так не страдали избытком рациональности, а теперь вообще оказались подвешены за ногу над пропастью. И старые проблемы не решили, и новые взвалили, будто мало было.
Под кожей зазудело невыносимое желание закурить.

— Я тебя вообще не понимаю, — разочарованно покачал головой Ацуши. — Час назад ты моей спиной протирал потолок, а сейчас зажимаешь на кухне и пьешь мой кофе.

— Я тебе вообще ничего не обязан объяснять, — угрюмо заявил брюнет, излишне сильно сжимая кружку.

— Нет уж, теперь обязан, — Ацуши неопределенно махнул рукой куда-то себе за спину, — После того, что сделал — обязан.

— Я что, успел дать тебе какие-то обещания? Нет, так что уймись.

— Как же с тобой сложно.

— С тобой не проще.

Ну что за ебаный абсурд.
Так и сидели: Акутагава смотрел в мутный осадок на дне уже пустой чашки и почему-то не уходил, а Ацуши смотрел на него, подперев рукой щеку, и думал, в какой момент его жизнь свернула не туда, раз к навязчивому желанию закурить добавилось не менее навязчивое желание прикоснуться к чужой коже, которое он упорно игнорировал все прошедшее время.

— Можно я к тебе прикоснусь? — все же спросил негромко Ацуши.

— Зачем? — исподлобья глянул на него Рюноске.

— А зачем ты меня трогал?

— У меня есть для этого причины. А у тебя?

— Так может, и у меня они есть.

— И какие же? Жалость?

— А я не обязан тебе ничего объяснять, — вернул любезность Ацуши и ухмыльнулся.

Акутагава замолчал, просто глядя на него пустым взглядом, но Ацуши почему-то не чувствовал себя победителем в их словесном дуэли. Почему-то как раз наоборот — словно именно он раскрылся, и это заметили, но почему-то не ранили.

Ацуши придвинул стул ближе с громким скрипом. Акутагава едва заметно поморщился, но не сдвинулся с места, напряженно наблюдая за действиями блондина.

Горячие, шершавые пальцы коснулись тыльной стороны ладони, прижались плотнее, и на секунду показалось, что от точки соприкосновения тепло хлынуло лавиной по телам обоих. Ацуши поднял взгляд и словно чужие полуприкрытые глаза дали ему карт-бланш. Блондин убрал из чужих рук кружку, отодвинул ее подальше, и обеими ладонями обхватил узкую бледную кисть. Нащупал несколько тонких бесцветных шрамов на узловатых пальцах, огладил округлую ладьевидную кость на запястье. Приглядевшись, он увидел, как стая мурашек убежала куда-то под манжеты любимой старомодной рубашки.

Три крошечных шрама на среднем пальце и один глубокий у большого — столько Ацуши нашел на другой руке. Получив такую неожиданную вседозволенность, он хотел расстегнуть маленькую пуговку на манжетах, чтобы узнать, насколько далеко успели убежать мурашки, но наткнулся на перевязь бинтов — там, где он вчера впился когтями в руку, и решил оставить это как-нибудь на потом.

Ацуши придвинулся еще ближе, коснулся своим коленом чужого и положил широкую ладонь на щеку, ощущая, как та нагревалась буквально под его прикосновением. Глаза, еще секунду назад прикрытые, вдруг широко раскрылись, заполнились целой кучей невысказанных вопросов, тенями опасений, словно Ацуши подобрался к какой-то очень тонкой грани, и Рюноске был готов остановить его в любой момент. Потому что сам видел похожий ворох в глазах напротив — словно Ацуши сам не до конца понимал, что он творил и зачем.

Огладив острую скулу напоследок, Ацуши убрал руку. Слишком много для одного раза, пожалуй.

— Пойдем на крышу? — низко, сипло спросил блондин, и сам удивился своему голосу. — Ужасно хочу курить.

И Рюноске почему-то пошел.

Стоя на крыше, под легким ветром и жарким солнцем, Ацуши судорожно пытался заставить зажигалку работать, но руки казались непослушными. Сделав наконец первый вдох, опалив легкие никотином, он искоса глянул на Акутагаву. Тот стоял рядом так, чтобы до него не доносился дым, опустив руки в карманы и подставив лицо лучам пока еще ласкового солнца. Ацуши закусил губу, рассматривая золотистое марево, окутавшее лицо Рюноске, и вспоминая, как несколько минут назад касался этой кожи.

— Так это все-таки из-за приказа Виктора? — задал Ацуши вопрос, что сидел у него меж ребер неприятным грузом.

— Только если ты собираешься и дальше таскать сюда девчонку Изуми.

Ацуши поспешил отвернуться, чтобы не выдать расползающуюся, абсолютно глупую улыбку. Если такова цена возможности нормально работать вместе, снова пересчитать чужие шрамы на костяшках и когда-нибудь дернуть за светлые кончики прядей у лица без опасности попасть в больницу с переломом хребта — что ж, это не так уж и много.

Оба молчали. Но все же оставались рядом на краю пятидесятого этажа, и вся Йокогама была у их ног — потому что у обоих были причины, которыми они пока не собирались делиться.

просмотреть/оставить комментарии [0]
<< Глава 8 К оглавлениюГлава 10 >>
январь 2022  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

декабрь 2021  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

...календарь 2004-2022...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2022.01.19 21:25:15
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [2] (Оригинальные произведения)


2022.01.17 04:22:39
Наперегонки [14] (Гарри Поттер)


2022.01.16 16:46:55
Декабрьское полнолуние [0] (Гарри Поттер)


2022.01.11 22:57:42
Смех в лицо предрассудкам [31] (Гарри Поттер)


2022.01.10 00:17:33
Леди и Бродяга [6] (Гарри Поттер)


2022.01.04 10:46:29
Я только учу(сь)... Часть 1 [63] (Гарри Поттер)


2021.12.27 03:13:53
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2021.12.24 21:38:48
Темная вода [0] (Гарри Поттер)


2021.12.23 17:06:13
Ненаписанное будущее [23] (Гарри Поттер)


2021.12.12 18:18:26
Танец Чёрной Луны [5] (Гарри Поттер)


2021.11.29 15:19:40
Квартет судьбы [16] (Гарри Поттер)


2021.11.20 19:51:44
Дочь зельевара [220] (Гарри Поттер)


2021.11.15 19:21:56
Своя цена [28] (Гарри Поттер)


2021.11.09 20:13:52
Смерть придёт, у неё будут твои глаза [0] (Гарри Поттер)


2021.11.07 10:03:56
Моральное равенство [0] (Гарри Поттер)


2021.11.06 19:11:10
Гарри Поттер и последний враг [2] (Гарри Поттер)


2021.10.31 22:05:41
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2021.10.29 20:38:54
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2021.10.24 13:38:57
У семи нянек, или Чем бы дитя ни тешилось! [1] (Гарри Поттер)


2021.09.30 13:45:32
Nos Célébrations [0] (Благие знамения)


2021.09.27 15:42:45
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2021.09.26 23:53:25
Имя мне — Легион [0] (Yuri!!! on Ice)


2021.09.14 10:35:43
Pity sugar [7] (Гарри Поттер)


2021.09.11 05:50:34
Слишком много Поттеров [46] (Гарри Поттер)


2021.08.29 18:46:18
Последняя надежда [4] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2022, by KAGERO ©.