Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

- Куда бы отправить Поттера в моём новом фанфике?
- Отправь в Слизерин.
- Не, уже тысячу раз было.
- Ну отправь в Равенкло.
- Тоже было.
- Хаффлпафф?
- И туда пихали.
- Отправь в другую школу.
- Там тоже был.
- Оставь его у магглов.
- Было.
- Ёлки-палки, да оставь ты его в Гриффиндоре!
- О. Так над Поттером я ещё не издевалась.

Список фандомов

Гарри Поттер[18567]
Оригинальные произведения[1253]
Шерлок Холмс[723]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[220]
Робин Гуд[218]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[186]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![184]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[141]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[115]
Произведения А. и Б. Стругацких[109]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[1]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12787 авторов
- 26907 фиков
- 8685 анекдотов
- 17712 перлов
- 704 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 15 К оглавлениюГлава 17 >>


  Ненаписанное будущее

   Глава 16. Собрание Ордена
Гермиона распласталась на его разгоряченной, потной груди, уткнулась лбом ему в шею, чувствуя, как колотится под кожей пульс. Северус обхватил ее руками и ногами, аккуратно удержал на месте.

— А в этот раз еще лучше вышло, — выдохнул он, в мгновение ока превращаясь из страстного любовника в легкомысленного мальчишку.

Она хихикнула и поудобнее устроилась в его объятиях.

— Лучше, чем тогда? — спросила она, показывая на дверь ванной комнаты. — В тот раз мы точно заработали высший балл.

Северус поцеловал ее и ответил:

— Тогда всё тоже здорово получилось, зато на этот раз никто не ободрал себе коленки, — он со стоном перекатился на бок. — Никогда не подозревал, что секса может быть слишком много, но, кажется, у меня болят мышцы на заднице.

Гермиона снова хихикнула:

— Да уж. А у меня ноют бедра. Придется чаще этим заниматься — развивать мускулатуру.

Он патетично вздохнул, проворчал:

— Надо — значит, надо... — и впился губами ей в шею. Она со смехом принялась отбиваться.

...Потом он лежал, приобняв ее одной рукой и закинув ногу ей на бедра.

— Знаешь, каждый раз, когда мы остаемся наедине, всё, чего мне хочется, это трахать тебя до потери пульса — но как только секс заканчивается, я уже не сомневаюсь, что самое лучшее — как раз эти мгновения, — он потерся носом об ее ухо.

Она улыбнулась и теснее прижалась к нему.

— Прямо сейчас мне тоже ничего другого не надо. Так бы и лежала тут с тобой вечно.

Он погладил ее по спине и буркнул себе под нос:

— И я тоже, вот только такая кровать для нас маловата.

— Ничего подобного, мы как раз помещаемся, — возразила она. — На широкой было бы не так удобно.

Он хмыкнул.

— Тогда хоть подлиннее что-нибудь, а то если я вытяну ноги, они свесятся вниз.

Гермиона приподнялась на локте и посмотрела на дальний конец кровати. Северус выпрямился — из-под покрывала показались узкие, бледные ступни — и пошевелил пальцами. Она хихикнула и плюхнулась обратно в его объятья.

— Ладно, нам действительно не помешает кровать побольше. Однако в ближайшее время ничего не получится: я на мели.

— Я тоже. Кое-что я отложил, но это совсем мизер. Кто знает, какие расходы у меня будут в следующем семестре? И кстати, как поживает твой фруктовый сад?

— Отлично. Все идет по плану, но свободных средств почти нет. По моим расчетам, новую кровать я смогу себе позволить где-то примерно через год, а пока только могу связать для тебя пару уродливых, но теплых носков — будешь в них спать. Потерпи двадцать лет, и я куплю тебе роскошный особняк.

Он вздохнул.

— Не нужен мне особняк. Мне нравится эта квартира.

— Ты, наверное, шутишь, — фыркнула она. — Этот клоповник?

Северус покачал головой, щекоча ей ухо носом.

— Здесь настоящий рай, — тихо сказал он. — Здесь я впервые понял, насколько люблю тебя.

Она не нашлась с ответом, ошеломленная сдержанной страстью его слов. Развернулась, наклонила голову и поцеловала его. Приподнявшись, он навис над ней и с энтузиазмом ответил на поцелуй. Его волосы, темные, как полуночное небо, завесой упали по обе стороны их лиц и заслонили солнечный свет, пробивающийся сквозь щели в шторах. Он чуть подался назад и прошептал:

— Ты и через двадцать лет будешь со мной?

Она улыбнулась ему, прикусила губу и кивнула:

— Сейчас мне именно так и кажется. Конечно, времени пока прошло немного, но когда я думаю о своем будущем, то вижу в нем только тебя.

Его лицо озарила ослепительная улыбка. Он вновь поцеловал ее, коснулся лбом ее лба и сказал:

— Ты для меня всё, Гермиона. Мне невыносимо даже думать о том, что я могу тебя потерять.

Она обняла его, притянула к себе, и он лег сверху, придавив ее тяжестью своего тела.

— Ну так не теряй меня никогда.

Он уткнулся лицом ей в шею.

— Значит, мне нельзя тебя отпускать, а то еще потеряешься.

— Но тогда у тебя будут неприятности из-за пропущенного собрания, — засмеялась она. — Ты и так уже опаздываешь — быстрее, принимай душ и одевайся.

Северус вскинулся и почти умоляюще посмотрел на нее.

— Пойдем со мной, — сказал он. — Тебя туда пустят. Дамблдор уже считает тебя частью Ордена. Я не... — он скривился, покачал головой. — Ненавижу эти собрания. Мне и правда очень хочется, чтобы ты пошла.

Она колебалась лишь мгновение. Он нуждался в ней, и это было куда важнее, чем ее желание избежать неприятных встреч. Гермиона обхватила ладонями его взволнованное лицо, потянулась наверх и поцеловала его в губы.

— Хорошо, я согласна. Но теперь у нас почти совсем не осталось времени на душ. А мне что-то не хочется пахнуть сексом и потом на собрании Ордена.

Он скатился с нее и усмехнулся.

— Да брось, отличный же запах.

Она шутливо стукнула его по костлявому бедру и откинула покрывало.

— А ты был бы счастлив посмотреть на их лица, правда?

Его ухмылка стала еще шире, а бровь уползла на какую-то невероятную высоту. Гермиона возвела глаза к потолку.

* * *

Школа казалась пустой. Студенты разъехались на каникулы, а те, что остались, должно быть, засели в своих гостиных. Они с Северусом прошли по гулким коридорам, не повстречав на своем пути ни единой живой души.

Выручай-комната появилась, как только они поднялись на третий этаж. Гермиона улыбнулась и прижала ладонь к двери.

— Привет, подруга. Ты по мне скучала? — прошептала она.

Под ее рукой дверь распахнулась, и она увидела большую уютную комнату. В камине потрескивал огонь, а перед ним по кругу располагались стулья, кушетки и кофейные столики. Никто не обратил внимания на их появление, и Гермиона принялась осматриваться, пока Северус вел ее к стоящему в уголке диванчику. Аберфорт Дамблдор беседовал с какой-то женщиной — вроде бы, Эммелиной Вэнс. Директор и Минерва МакГонагалл общались с тремя мужчинами, которых Гермиона не знала, а Аластор Моуди, кажется, пытался терроризировать Хагрида. Еще несколько человек были ей совершенно незнакомы.

Лили Поттер стояла в компании помоложе. Гермиона узнала женщину, на которую наткнулась в туалете на балу выпускников; двое других, вероятно, были родителями Невилла, а внешность двоих близнецов буквально кричала о их родстве с Уизли. В нескольких футах от них Ремус что-то горячо доказывал Джеймсу, который недовольно сверлил взглядом жену. Похоже, семейная жизнь Поттеров была не такой уж и безоблачной.

Ее взгляд остановился на директоре — тот с радостной улыбкой посмотрел на нее, что-то сказал своей собеседнице и направился к ним. Гермиона облегченно выдохнула, больше не чувствуя себя здесь незваной гостьей.

— Мисс Грейнджер, — он подошел ближе и взял ее руки в свои. — Я счастлив, что вы наконец решили к нам присоединиться. Аластор поведал мне об успехе вашей миссии, и мне не терпится узнать подробности.

Гермиона наморщила нос.

— По правде говоря, вся работа досталась Северусу. Пока он добывал крестраж, я спала. Мне оставалось лишь подтвердить его подлинность.

Дамблдор одарил Снейпа сияющей улыбкой.

— Вы удивительный юноша, — сказал он. — Прошу, чувствуйте себя как дома. Сейчас подойдут еще несколько человек, и мы начнем собрание. Возможно, профессор Снейп представит вас остальным.

С этими словами он отошел к Моуди и Хагриду. Гермиона посмотрела по сторонами и увидела, что почти все присутствующие с нескрываемым любопытством ее разглядывают.

— Хочешь с ними познакомиться? — без особой охоты спросил Северус.

— Не так чтобы очень, — призналась она. — Лучше просто расскажи, кто есть кто.

Он кивнул, положил ладонь ей на талию и направил ее к ближайшему свободному месту — длинной кушетке. Гермиона села и вытащила из сумочки карандаш и маленький блокнот — она не собиралась ничего записывать, зато с занятыми руками чувствовала себя при деле. Северус сел рядом. Она откинулась на спинку кушетки и застенчиво улыбнулась ему; он кинул на нее нервный взгляд и посмотрел на собравшихся орденцев.

— Кажется, они впервые собираются здесь в полном составе, и у тебя есть шанс познакомиться со всеми. Поттера с Люпином ты уже знаешь, — с отвращением сказал он. — Лили, конечно, тоже. Вон там близнецы Прюэтт, Фабиан и Гидеон. Понятия не имею, кто из них кто, никогда не задавался этим вопросом. Раздражают они меня одинаково. Рядом — Лонгботтомы, известные и уважаемые авроры, и он, и она. Алиса единственная, кто не демонстрирует мне свою неприязнь, хотя, по правде говоря, ее жалость бесит даже больше. Те трое, что разговаривают с МакГонагалл — Дедалус Дингл, Элфиас Дож и Карадок Дирборн. Чем они занимаются, я не знаю и знать не хочу. В голубом — Доркас Медоуз, а рядом с ней — Марлин МакКиннон, лучшая подруга Лили. Она воображает, что у них с Блэком роман, но девушки у него меняются даже чаще, чем у Рабастана. Наверное, она совсем недавно вошла в Орден, раньше я ее на собраниях не видел. Ну а в школе она была настоящей стервой.

— Она и сейчас не сильно изменилась, — сказала Гермиона. — Я успела с ней пообщаться на балу выпускников.

— Расскажешь?

— Да ну ее, неважно, — отмахнулась она.

— Ладно. Вон там Эммелина Вэнс, болтает с Аберфортом Дамблдором, братом директора. Они частенько общаются — подозреваю, что еще и спят вместе. Мог бы сказать наверняка, но меня тошнит от одной мысли, что это окажется правдой. Предпочитаю оставаться в неведении. И для чего ему козы, тоже стараюсь не думать. А это Аластор Моуди, тот еще фрукт...

— О, Моуди я знала в своем времени.

— Он и тогда был такой же параноик?

Гермиона хихикнула.

— Скорее всего, еще хуже. Когда я впервые его увидела, у него вместо ноги был протез.

— А насчет его чертова глаза ты что-нибудь знаешь? Омерзительная штука.

— Только то, что собственный глаз он потерял в бою с каким-то Темным волшебником. И всей душой ненавидит Темную магию.

Северус презрительно фыркнул и возвел взгляд к потолку.

— Какое невежество. От Темной магии пользы может быть ничуть не меньше. Что плохого в том, чтобы знать, как в случае необходимости перековать орала обратно на мечи? К чему эти искусственные ограничения?

Он выглядел таким возмущенным, что Гермиона улыбнулась и сочувственно похлопала его по колену.

Улыбка застыла у нее на губах, когда она увидела, что к ним направляется Лили Поттер. На ней была шоколадного цвета мантия, и этот цвет необыкновенно ей шел: глаза ее сияли, словно изумруды, волосы пылали огнем. Джеймс отпихнул руку Ремуса и тоже зашагал в их сторону со зверским выражением на лице. Северус пока ничего не заметил — он сверлил взглядом Моуди. Охваченная негодованием и паникой, Гермиона смотрела, как приближается буря.

Она потянулась за палочкой, и тут кушетка под ними затряслась. Гермиона встревоженно завертела головой, Северус ошеломленно вскрикнул, развернулся — а кушетка вдруг сжалась и превратилась в маленький двухместный диванчик. Гермиона только ахнула, практически упав ему на колени. На другом конце комнаты стул внезапно растянулся в длинную кушетку, отвлекая внимание на себя.

— Это ты сделала? — недоуменно спросил он.

— Нет, не я, — ответила Гермиона. О своих догадках она промолчала.

Лили вышла у него из-за спины, подвинула стул и села рядом.

— Боже, Северус, — со смехом сказала она. — Даже если ты не хотел ни с кем делить кушетку, неужели нельзя было обойтись без этой демонстрации?

— Как выяснилось, нельзя, — холодно произнес он. Повернулся к Гермионе и спросил: — Ты в порядке?

— Да, просто все так неожиданно случилось, — тихо ответила она.

Других стульев поблизости не нашлось, и Джеймсу пришлось возвращаться обратно. Ремус тут же опять что-то зашептал ему на ухо — без особого успеха, судя по тому, как тот схватил со стола стакан, не отрывая от жены колючего взгляда.

Наклонившись ближе, Лили спросила:

— Кажется, мы уже встречались в Хогсмиде? Вы ведь та продавщица, да?

— Помощница аптекаря.

Лили озадаченно покосилась на Северуса.

— Я... не ожидала увидеть вас здесь. Директор знает?

— Разумеется, да, — хмуро отрезал он. — Я бы не стал приводить на собрание Ордена постороннего. Гермиона уже давно помогает нашему делу.

Лили распахнула глаза, прижала руку к груди и сказала:

— Это же вы были тогда на балу. Я вас не узнала.

— Да, я. И это меня вы считали пожирательской подстилкой.

У Лили вытянулось лицо, и даже Северус удивленно обернулся к ней.

— Насколько я помню, я выразилась иначе, — сдавленным голосом произнесла она. — Однако прошу меня простить, если для вас мои слова прозвучали именно так. Честное слово, я не хотела вас оскорбить.

Несмотря на откровенную враждебность, Лили не отступала и не сдавалась, заставляя Гермиону чувствовать себя мелочной скандалисткой.

— Извинения приняты, — сказала она.

Лили облегченно улыбнулась, а потом изучающе посмотрела на Гермиону.

— Почему-то я совершенно не помню вас по школе. Как такое может быть?

— Просто я не училась с вами вместе.

— Ясно. А с Северусом вы встретились на задании Ордена? Или раньше были знакомы?

— Это долгая история, — с усмешкой сказала Гермиона.

Северус фыркнул и весело улыбнулся ей, отчего Лили слегка опешила.

Гермиона решила, что ей все же стоит держаться повежливее. В конце концов, это же мать Гарри. С матерью Драко она ведь болтала вполне непринужденно — неужели не сумеет по-дружески вести себя с Лили Поттер? Она наклонилась к Лили и спросила:

— А как поживает твой малыш? Я помню, ты говорила о нем, когда мы встретились в Хогсмиде.

Лицо Лили осветила улыбка.

— Гарри настоящее чудо. Одно время его мучили колики, мы с Джеймсом по очереди сидели с ним ночами, но теперь все в порядке. Он изумительный ребенок, такой активный и сообразительный. Сейчас он со своим другом Невиллом — не то чтобы они знали, что они друзья. За ними присматривает миссис Фигг, так что сегодня даже молодым родителям не придется пропускать собрание.

— Наверное, они очаровательно смотрятся вместе.

— О да! Они так и тянутся друг к другу! — она повернулась к Северусу и неуверенно улыбнулась ему. — Знаешь, как он вырос с прошлого раза, когда ты был у нас в гостях? Видел бы ты его сейчас! Может, у вас найдется часок-другой на каникулах, и вы вдвоем нас навестите?

Северус поднял брови.

— У меня совершенно нет свободного времени, — равнодушно ответил он. — К тому же, не думаю, что твой муж это одобрит. Не хотелось бы причинять вам лишнее беспокойство.

Лили наклонилась и сжала его руку.

— Да нет же, он не будет против. Ты ведь теперь не с ними, у Джеймса больше нет причин для неприязни.

Северус застыл, будто примороженный к месту. Когда он вновь заговорил, его тихие слова были остры, словно скальпель:

— Значит, вот отчего он меня невзлюбил, когда мне было двенадцать? Одиннадцать? Ну же, Лили. Не думал я, что ты так легко переписываешь историю в угоду своим фантазиям. Но боюсь, что твои воздушные замки никогда не станут реальностью, — он встал, мимоходом стряхнув ее руку, и повернулся к Гермионе. — Принести тебе чая? Или лучше чего-нибудь покрепче?

— А сливочное пиво здесь есть?

— По-моему, нет. Обычно на таких собраниях его не бывает.

— Тогда на твое усмотрение, — сказала она с улыбкой.

Северус зашагал к дальнему столу, остановившись, чтобы сказать несколько тихих слов Моуди и директору. Она проводила его взглядом.

— Похоже, вы очень привязаны друг к другу, — произнесла Лили.

Гермиона посмотрела на нее, но, против ожиданий, не увидела в ней ревности — только плохо скрытую печаль.

— Я люблю его, — прямо сказала она.

— Правда? Это... Я не... — на мгновение на лицо Лили набежала тень, а потом она подняла подбородок. — Я рада. Он... Он хороший человек.

Гермиона склонила голову набок, наблюдая за тем, как Лили медленно осознает изменившуюся реальность.

— Он наверняка рассказывал обо мне, — приглушенным голосом продолжала Лили. — Много лет мы с ним были неразлучны. Мне иногда кажется, что мы знакомы целую вечность. Я жалела, что все так закончилось, — она покачала головой, а затем растянула губы в радостной, сияющей улыбке. — Но мы же можем вновь стать друзьями — конечно, можем! Как думаешь, у тебя получится до него достучаться, раз уж меня он слушать не желает?

Гермиона покачала головой, с грустью думая о том, что когда-то связывало этих двоих, и от чего теперь остались только воспоминания.

— Бывает, что друзья детства становятся чужими друг другу — я знаю это по собственному опыту. Не так давно он бы что угодно отдал, чтобы вернуть твою дружбу, но сейчас?.. — она пожала плечами. — Он оставил прошлое позади. Я не говорю, что вы не сумеете вновь подружиться, но сначала тебе придется снять свои розовые очки. Не стоит приглашать Северуса на вечеринки в Годриковой лощине. К твоему мужу и его друзьям он ничего, кроме презрения, не испытывает, и имеет на это полное право. А их ненависть я почувствовала на себе: в июне они напали на нас, когда мы спокойно пили пиво в таверне, а в августе прицепились ко мне на улице — только потому, что раньше видели меня с ним.

Лили нахмурилась и обернулась на мужа, который теперь разговаривал с близнецами Прюэтт.

— Я ничего об этом не слышала.

— Неудивительно. Никто не хотел тебя расстраивать — это могло навредить ребенку.

— Да, ты права, — Лили чуть наклонилась и вновь посмотрела на Гермиону долгим, оценивающим взглядом. — Тебе следует знать, что Северус был связан с ужасной компанией, участвовал в их делах. Теперь, когда он отвернулся от них, он в опасности. И ему нужны друзья.

Гермиону охватила злость. Эта женщина понятия не имела, о чем говорит.

— Мне почему-то кажется, что друзья ему были нужны раньше, когда он еще не связался с той ужасной компанией.

Лили прищурилась.

— Я вижу, он не разговаривал с тобой о своих школьных годах.

— Не понимаю, зачем ему обсуждать эту тему. Что было, то прошло. Неужели кому-то хочется тащить школьные обиды во взрослую жизнь?

Лили явно услышала в ее словах издевку, и она не пришлась ей по вкусу. Женщина натянуто улыбнулась и отвернулась в сторону.

— Полагаю, продолжать этот разговор не имеет смысла.

— Многое сейчас уже не имеет смысла. Возможно, тут стоит отойти и подумать, почему для тебя так важно воскресить дружбу, которую ты же и убила.

Я убила? Это он...

...умолял тебя о прощении, — бесстрастно продолжила Гермиона. — Тебе бы не помешало взять с него пример, — она покачала головой, понимая, что заходит слишком далеко, но не в силах остановиться. — Это был поворотный момент, Лили — тот день, когда он отдался на твою милость и молил о снисхождении. Если ты действительно желала сохранить вашу связь, то это был твой шанс. Ты отказалась им воспользоваться. Теперь же слишком поздно, и он не вернется, чтобы развлечь тебя от скуки. Возвращайся к своему мужу. Северус принадлежит мне.

Глаза Лили расширились, сверкнули едва сдерживаемой яростью. Она вскочила со стула и молча зашагала прочь. Подошедший Северус еле успел отпрянуть в сторону, чтобы не расплескать напитки.

— Спасибо, — поблагодарила его Гермиона, принимая бокал со сливочным пивом.

— Пожалуйста. Я только подошел к столу, и оно тут же появилось, — он проследил глазами за Лили и сел. — Что ты с ней сделала?

Гермиона увидела, как она остановилась рядом с мужем; Джеймс что-то спросил, и Лили сердито взмахнула рукой.

— Внесла ясность в некоторые вопросы.

— Да? А чуть подробнее можно?

Гермиона повернулась к нему с хищной улыбкой.

— Напомнила ей о том, что она посеяла — пусть теперь снимает урожай. А к тебе не лезет.

Его глаза засияли, на щеках зажегся румянец. Северус наклонился и поставил свой бокал на столик, потом отодвинулся, взял ее за руку и слегка сжал.

— Спасибо тебе, — тихо проговорил он.

Она прислонилась к нему и переплела свои пальцы с его.

— Кажется, ей действительно жаль, что ваша дружба закончилась, однако она по-прежнему уверена, что виноват в этом только ты один.

Он пожал плечами, потер большим пальцем тыльную сторону ее ладони.

— Но разве она не права? Я смертельно оскорбил ее. Неудивительно, что после этого она перестала со мной общаться.

Гермиона вздохнула.

— Я не хочу сказать, что ей не на что было обижаться: "грязнокровка" — отвратительное слово, и ты не имел никакого права набрасываться на свою подругу. Хорошенько подумай, прежде чем повторять такое со мной. Однако тот факт, что при этом ты висел вниз головой в задравшейся до подмышек мантии и над тобой смеялась половина школы, а также тот факт, что ты все осознал и извинился, должны были послужить смягчающими обстоятельствами.

Черт! — прошипел он. — Откуда ты все это знаешь?! Неужели мне не дано сохранить хоть капельку достоинства?

Она повернулась и поцеловала его в щеку.

— Достоинства у тебя хватит на десяток человек. А откуда я все узнала, расскажу тебе как-нибудь потом. Это грустная история о сироте, который считал своего отца безупречным героем — пока не увидел твои воспоминания о том дне и не понял, каким тот был говнюком. Он был просто уничтожен.

— Ты говоришь о сыне Лили, да? О твоем Гарри. Но почему мне вздумалось показать ему то воспоминание? Сомневаюсь, что я сделал это добровольно.

— В принципе, ты прав. Ты убрал его в думосбор, и Гарри оказался не в меру любопытен, — лицо Северуса потемнело от гнева, и Гермиона добавила: — А ты его поймал и швырнул ему в голову банку с тараканами.

Он побледнел и пробормотал:

— Ну, тут я слегка переборщил. Я-то думал, что был охренеть какой герой...

— У тебя тогда была тяжелая жизнь, — усмехнулась она.

Северус фыркнул и сжал ее руку.

— Когда же я услышу все твои истории? — спросил он, меняя тему. — Ты знаешь обо мне так много, а я о тебе — почти ничего. Я чувствую себя обделенным.

— Ты и сейчас знаешь достаточно, чтобы я тебе нравилась. Согласись, это чего-то да стоит? — по его лицу она поняла, что ее слова не слишком его убедили, и пихнула его плечом. — Давай после собрания? Зайдешь ко мне в квартиру, и поговорим.

Он слегка улыбнулся и кивнул ей.

— Хорошая идея.

Позади них открылась дверь, и вошли еще двое людей.

— А, Стерджис! И Эдгар тоже с тобой. Замечательно, — разнесся по комнате голос Дамблдора. — Давайте присядем.

Все оживились, зашумели, рассаживаясь по местам. Гермиона отхлебнула сливочного пива, слизнула пену с губы и поставила бокал на столик. Взяла в руки карандаш с блокнотом и принялась перелистывать страницы, чтобы отвлечься от любопытных взглядов орденцев. Краем глаза она заметила, что дверь вновь открылась, но не обратила на это внимания, пока та не захлопнулась с треском и грохотом. Она посмотрела вверх и увидела Сириуса Блэка, который стоял с палочкой наголо, злобно уставившись на нее и Северуса.

Дружеская болтовня стихла.

— Сириус, — сказал Дамблдор. — Я вижу, ты наконец решил к нам присоединиться. Значит, теперь мы можем начинать.

Сириус ткнул пальцем в Северуса.

— Сначала я хочу узнать, что здесь делает этот тип, — он сделал несколько шагов вперед, требовательно глядя на директора и не отводя пальца от Снейпа — словно держа его под прицелом. — Я думал, мы собрались здесь, чтобы обсудить, как уничтожить Пожирателей смерти — а оказывается, мы тут с ними и с их шлюхами посиделки устраиваем! Или это план такой? Пригласить их на чай с печеньками, а потом прикончить? Не слишком-то благородно, — он повернулся к Снейпу, выхватил палочку и принял дуэльную стойку, — но, в принципе, и так сойдет.

Северус вскочил на ноги еще при упоминании "Пожирателей смерти", а услышав про "шлюх", с палочкой в руке заслонил собой Гермиону. Второй раз она видела, как он переходит в боевой режим, и это преображение вновь повергло ее в шок. Ее парень исчез — перед ней стоял мужчина, готовый сорваться в убийственную, яростную атаку, и только тонкий поводок самоконтроля пока удерживал его на месте. Его кривые зубы были оскалены, а глаза превратились в щёлки.

Ей пришлось высунуться у него из-за спины, чтобы увидеть реакцию Дамблдора.

— Мистер Блэк, вы меня разочаровываете, — голос директора сочился осуждением. — Я полагал, что в подобных вопросах вы доверяете моему суждению. Профессор Снейп оказал неоценимую помощь нашему делу.

— Да неужели? — выплюнул Сириус. — А может, он с самого начала всех дурачил? С чего вы взяли, что он и правда перешел на нашу сторону? Где доказательства?

Дамблдор нахмурился.

— Для моего доверия есть веские причины, о которых я как раз собирался рассказать на этом собрании. Так что прошу вас сесть...

Сириус мотнул головой.

— Сесть? В одной комнате с ним? Он лжет, Альбус. Он в жизни не произнес ни слова правды. Питер погиб из-за его оговора. Да, погиб: Моуди отпустил его вчера, и теперь он мертв. Вы так уверены, что Питер был Пожирателем? Это же полный бред, но почему-то никто не сомневается, что он всех предал, — Сириус повернулся к Джеймсу и Ремусу. — Как вы могли поверить на слово Снейпу, ведь других доказательств нет?

— Не будь идиотом, — раздраженно сказала Лили. — Если бы Северус решил воспользоваться случаем и оговорить кого-то из вашей мародерской компашки, то не стал бы мелочиться и начал с тебя.

На это Северус мрачно хохотнул.

— Да ладно тебе, Эванс. Всем известно, что ты питаешь слабость к Снейпу, — сказал Сириус. — Но Питер много лет был нашим товарищем, и мне очень подозрительно, что этот вот тип, любитель Темной магии, вдруг меняет сторону — и тут же обвиняет скромнягу Питера, и в результате его убивают.

— Я сам допрашивал Петтигрю, — прорычал Моуди. — Он еще не принял метку, но его трусливое нутро прогнило насквозь. Или ты думаешь, что он у нас несколько месяцев из-за одних только подозрений сидел? Я просто не знал, как от этого гаденыша избавиться. Он сам во всем признался; а то, что за ним не числилось преступлений — так это только потому, что ему на такое духу не хватило. В конце концов, нам пришлось выкинуть его пинком под зад: мы не можем вечно держать людей за решеткой без предъявления обвинений, даже если они сами этого хотят, а для шпиона он был слишком уж ненадежный.

Сириуса это ничуть не убедило.

— В чем же он, интересно, признался? Что боится Темного Лорда? Может, его и пытались завербовать, но если бы вы дали ему время, он бы обязательно пришел к кому-нибудь из нас и все рассказал. Он не должен был умирать из-за ваших подозрений, — Сириус развернулся к Северусу. — Который из твоих дружков его убил?

Северус посмотрел на директора; тот кивнул.

— Трэверс, — ответил он. — Темный Лорд приказал избавиться от Петтигрю, когда вчера утром он примчался прямиком к нам. Сказал, что ему нельзя доверять.

— И ты никого не предупредил? — зло прорычал Сириус.

— Я узнал только прошлым вечером.

— Какая удачная случайность, — выплюнул Сириус и покачал головой: — Дамблдор, при всем моем уважении, я утверждаю, что вас тут дурачат; у нас нет ни малейших оснований верить словам этого ублюдка. И полагаю, что нам следует обсудить уместность пребывания Пожирателей смерти в Ордене Феникса.

К ужасу Гермионы, большинство присутствующих согласно закивали. Она поднялась на ноги и встала рядом с Северусом.

— Ты несешь чушь, парень, — рявкнул Моуди. — С чего бы Снейпу рисковать своей шкурой, воруя крестраж из-под самого их носа? Я лично уничтожил проклятую штуковину, еще и трех часов не прошло. В Ордене происходят вещи, о которых ты не имеешь представления, и твои поступки говорят лишь о невежестве.

— Да неужели? — протянул Сириус. — А как же "постоянная бдительность"? Никому не кажется подозрительной такая доверчивость? Мне вот, например, кажется.

Моуди выглядел так, словно хотел сплюнуть на пол, но в последний момент передумал.

— Это бесполезно, Альбус. Придется им рассказать.

— Похоже, ты прав. Мы стоим на пороге победы, и в такое время разлад в наших рядах может обойтись нам очень дорого, — Дамблдор выпрямился и с грустью обвел взглядом комнату. — Друзья мои, прошлым летом в нашей борьбе с силами зла, грозящими поглотить весь мир, наступил перелом: мы обрели бесценный дар. Нам сообщили информацию о будущем. У меня имеются подробнейшие сведения о событиях, которым предстоит свершиться в ближайшие двадцать лет. Именно из этого источника мы узнали о местоположении крестражей Тома Риддла и о том, что Петтигрю перешел на сторону Пожирателей. Именно поэтому я уверен, что мой Мастер зелий заслуживает безусловного доверия, а вовсе не того злословия, которое вы на него так щедро изливаете. И, наконец, поэтому я попросил вас всех сегодня собраться здесь. Осталось всего несколько дней, и Риддл потеряет последний шанс на возрождение. После этого мы должны будем действовать быстро, как одно целое, не позволяя себе сомнений и колебаний — ради мира и спокойствия всех людей. Слишком многое стоит на кону, и я не потерплю раскола.

— Но как? — спросил Ремус. — Откуда мы получили эти сведения?

— Они были переданы мне человеком, который уже один раз сражался в этой войне, — он взглянул на Гермиону, и та кивнула, позволяя ему продолжать. — Наша мисс Грейнджер, с которой некоторые из вас уже успели познакомиться, была послана сюда из будущего, чтобы изменить ужасное прошлое.

— Прошлое? Я считаю, что шутить со временем опасно, — произнес Эдгар Боунс. — И тем более нельзя менять прошлое.

Гермиона фыркнула.

— Возможно, вы не будете столь категоричны, если я скажу, что в моем прошлом вы все со своей задачей не справились. К тому времени, когда вновь началась война, большая часть из тех, кого я вижу в этой комнате, давно превратились в прах, — она хмуро покосилась на Лили и Джеймса, а потом перевела взгляд на Лонгботтомов. — Вы уйдете, а войну придется заканчивать сиротам да школьникам-недоучкам. Погибнут люди, и враг войдет в стены Хогвартса, — она посмотрела на братьев Прюэтт. — Семья вашей сестры Молли окажется в эпицентре событий, и не всем ее детям суждено будет выжить, — она повернулась к Северусу. — Следующий год для многих станет роковым; некоторых война пощадит, но оставит на сердце такие шрамы, что жизнь для них потеряет смысл, и останется только месть. Семнадцать лет они отдадут борьбе со злом, без мысли о награде, без надежды на счастье... и умрут, так и не узнав, что их жертва не была напрасной.

Она обвела глазами комнату и добавила:

— А чтобы этого не произошло, сюда отправили меня. Кое-что с моим появлением уже изменилось, однако это не гарантирует успеха. Северус Снейп — тот человек, который сейчас способен вам помочь, как никто другой, и если вы ополчитесь на него, то вновь потерпите поражение, и неизвестно, как тогда повернется будущее.

Воцарилась гробовая тишина; орденцы молчали, переглядываясь друг с другом. Северус взял Гермиону за руку, поднес ее к губам и поцеловал кончики пальцев, а потом аккуратно стер со щеки слезинку. Она ответила ему улыбкой.

— Тебя отправили? — с издевкой произнес Сириус. — И кто же это был?

— Могущественный союзник, о существовании которого мы и не подозревали, — сказал Дамблдор. — Мисс Грейнджер послал сам Хогвартс. Похоже, что цена наших поражений и побед показалась школе непомерно высокой.

Эти слова потрясли даже Северуса. Он расширенными глазами посмотрел на Гермиону и перевел зачарованный взгляд на стены.

— Бред... — Сириус скрестил руки на груди. — Все это только слова, — упрямо сказал он. — Она могла это выдумать — с начала до конца. Из будущего? Чушь полнейшая! По-моему, нас всех тут водят за нос.

Северус обернулся к нему, одной рукой обнял Гермиону и притянул ее к себе.

— Ты исключительный идиот! Откуда, по-твоему, мы узнали, что твой чертов домовик прячет у себя крестраж? Никто не знал, что случилось с твоим братом — даже сам Темный Лорд! — прошипел он. — Я видел то будущее, в котором она жила. Я видел правду и не позволю тебе называть ее лгуньей.

— Ну конечно, кому ж нам верить, как не тебе, Нюниус. А кто подговорил Рега совершить настолько самоубийственный поступок?

Северус зарычал от бешенства и уже открыл рот, чтобы ответить, но директор жестом остановил его.

— Мисс Грейнджер, вас не затруднит вкратце изложить историю жизни мистера Блэка?

Она нахмурилась и подняла подбородок.

— В 1981 году Темному Лорду приходит в голову, что ребенок Поттеров угрожает его существованию. Северус узнает, что он собирается убить всю их семью, и предупреждает Дамблдора...

Глядя Сириусу прямо в глаза, Гермиона принялась быстро и четко рассказывать его историю, всю правду, весь ужас — без прикрас. Повернулась, поймала взгляд Лили и заговорила о том, как они с мужем погибли, и ее маленький сын стал живым крестражем, жертвой злобы и неприязни ее сестры Петуньи. Как подкосила Ремуса новость о том, что один его друг убил двух других, оставив его самого прозябать в тоске и одиночестве.

Рассказала о годах в Азкабане, где Сириус жил лишь мыслями о мести, о его побеге и безуспешных попытках поймать Петтигрю, который сумел избежать его гнева, а потом и возродить Темного Лорда.

— Весь следующий год ты живешь на площади Гриммо, номер двенадцать — практически взаперти, ведь ты преступник, которого ищет аврорат. При этом ты даешь разрешение на то, чтобы там располагалась штаб-квартира обновленного ордена Феникса. Этот дом — кошмарное место. Твой домовой эльф, Кричер, ненавидит меня и постоянно обзывает грязнокровкой, фамильный гобелен испещрен дырами от выжженных имен, а портрет твоей матери то и дело разражается воплями о мерзких отродьях, оскверняющих ее жилище. Гарри, однако, в восторге и от дома, и от тебя, потому что ты его крестный, лучший друг родителей, которых он никогда не знал. Он надеется на тебя, но ты его надежд не оправдываешь: год спустя ты игнорируешь приказ директора, уходишь из дома — и погибаешь от руки своей кузины Беллатрикс. Она оглушает тебя, и ты падаешь в Арку Смерти в Отделе тайн. Фактически, всё, что Гарри получает от тебя, это метла, парадная мантия, обветшавший старый дом — и душевная рана от еще одной смерти.

Гермиона сузила глаза.

— Достаточно? Или ты хочешь услышать, как Гарри едва не умер, пытаясь защитить тебя от дементоров, или как мы с ним спасали тебя от казни?

Сириус моргнул. Выглядел он бледным как полотно.

— Нет, это... — он повернулся к Джеймсу — тот смотрел на него дикими глазами, обнимая свою жену. Сириус стоял и качал головой, пока подошедший Ремус не сжал его плечо. — Это неправда, — прошептал он Люпину. — Я бы никогда так его не подвел...

Северус явно знал, что на это сказать, но Выручай-комната успела первой: с потолка полетел листок бумаги. Еще один, и еще, а потом в комнате пошел бумажный снег. Северус выхватил листок из воздуха, взглянул на него, зло хохотнул и протянул его Гермионе.

— А студенты говорят, что это я похож на вампира.

Она сразу узнала то объявление о розыске. Вот он, Сириус — длинные, спутанные волосы, изжелта-бледная кожа, осунувшееся лицо и запавшие глаза. И подпись к колдографии — нарочито крупным, кричащим шрифтом.

— Я уже говорил, Сириус, — произнес Дамблдор, — что меня огорчает твое недоверие. Если ты действительно не в силах побороть свои сомнения, я не стану насиловать твою природу и просто попрошу тебя покинуть нас. Разумеется, воспоминания о деятельности Ордена тоже тебя покинут. Мне придется попросить профессора Снейпа, как наиболее искусного в наложении подобных чар, изъять их у тебя.

Сириус поднял взгляд от объявления, посмотрел на Северуса, на Гермиону, и снова на директора.

— Нет, — сказал он. — Я... я остаюсь.

Дамблдор кивнул и жестом показал на свободный стул. Все вновь зашевелились и потянулись на свои места, вполголоса переговариваясь. Северус обнял Гермиону, увлек ее обратно на диванчик — и тут раздался пронзительный голос:

— А Гарри? — она подняла взгляд и увидела заламывающую руки, мертвенно-бледную Лили. — Мой Гарри выжил?

Гермиона проглотила комок в горле и кивнула.

— Гарри Поттер был моим лучшим другом. Мы, его друзья, всегда приходили к нему на помощь в трудную минуту — с самой первой нашей встречи в школе. Все вместе мы сражались против Темного Лорда и его приспешников. А в конце он сделал для нас всё, что мог: оставил нас позади и в одиночку пошел на смерть, — она наклонила голову, размазывая слезы по щекам. — Гарри убил Тома Риддла и спас мир. Он был великим героем и замечательным другом.

Она отвернулась, не в силах больше говорить, спрятала лицо у Северуса на груди и беззвучно зарыдала.

— Ш-ш-ш, — шепнул он ей. — Ты всё исправила. Этого больше не случится.

Она замотала головой, оплакивая свою потерю.

— Это уже случилось, — тихо ответила она. — Я покинула их, своих лучших друзей. Мне было слишком больно, и я их всех бросила... Какая же я эгоистка! Теперь это уже будет не мой Гарри! Он станет... такой, как они.

— Ох, Гермиона, — прошептал Северус. — Мне так жаль... — он крепко обнял ее и принялся укачивать, как ребенка, пока она проливала слезы по миру, который оставила навсегда.

Он так и держал ее, пока не закончилось собрание. Орденцы обсудили, что необходимо предпринять после того, как будет уничтожен последний крестраж, сформировали комитет, которому предстояло подсчитать, сколько понадобится людей, чтобы провести одну молниеносную операцию и задержать всех Пожирателей разом, и разработали основанную на патронусах систему связи. Выслушали рассказ Северуса о том, как им досталась чаша Хаффлпафф, и немного поспорили, что делать, если в поместье Малфоев не окажется дневника.

Все это воспринималось как-то отстраненно; единственное, что имело значение — сильное мужское тело, к которому Гермиона льнула в поисках тепла и поддержки. Кроме него, у нее больше никого здесь не было, он был ей нужен как воздух — настолько, что это даже пугало.

Ее пальцы сжала чья-то холодная рука; она посмотрела наверх и увидела Алису Лонгботтом, стоящую рядом со слезами на глазах. Собрание завершилось, а она этого даже не заметила.

— А мой Невилл? Ты его знала? — шепотом спросила Алиса.

Гермиона кивнула, с трудом удерживаясь, чтобы не разреветься заново.

— Он вырастет прекрасным человеком, — сказала она. — Он очень храбрый.

Когда она не смогла больше вымолвить ни слова, Алиса закивала и прижала ее руку к своей щеке.

— Спасибо, — прошептала она. Повернула голову и добавила: — И тебе спасибо, Северус. Прости, что так мало доверяла тебе. Я тебя не подведу, — она выпрямилась и отошла к своему мужу, который ждал чуть поодаль. Они вышли, и Северус с Гермионой остались одни.

— Невилла ты раньше не упоминала, — сказал Северус. — Он тоже был твоим другом?

Она кивнула; отчего-то вдруг стало смешно.

— Невилл вошел в анналы школы по количеству расплавленных котлов, — выпалила она. — Он тебе всю душу вымотал.

Северус фыркнул и покачал головой, помогая ей подняться с диванчика.

— Кстати, о душе. Пойдем, я провожу тебя домой. Расскажешь свои истории, а заодно научишь меня вызывать патронуса.

Не успел он это сказать, как комната изменилась. Диваны и стулья исчезли, а вместо них появился старый тренировочный зал Армии Дамблдора. Гермиона хихикнула.

— Мне кажется, школа тоже хочет присутствовать на занятии.

Северус настороженно огляделся.

— Это правда, что в прошлое тебя отправил Хогвартс? — приглушенным голосом спросил он.

Она кивнула.

— Я целый год помогала восстанавливать школу, и в особенности Выручай-комнату. В последней битве Адский огонь выжег ее дотла. В тот вечер я не могла уйти, не попрощавшись с ней — а она умудрилась поменять настройки моего порт-ключа.

Северус обвел стены, пол и потолок сузившимися глазами.

— Как-то жутковато звучит.

Гермиона засмеялась.

— Не будь таким неблагодарным. Между прочим, она выбросила меня прямо тебе под ноги.

В его глазах заплясали смешинки.

— Я уже говорил, что мне очень нравится твоя подруга?

Она подняла взгляд на его лицо и улыбнулась.

— Хорошо. Я рада, что она тебе нравится. Ведь кроме нее и тебя, у меня больше не осталось друзей. А насчет патронусов...

* * *

— Это что еще за тварюшка?

Гермиона смотрела, как обретает форму его патронус, и чувствовала, как тело вскипает пузырьками чистой радости. Будто маленькая девочка, она захихикала и захлопала в ладоши.

— У тебя выдра! — восхищенно выдохнула она.

— И почему, черт возьми, у меня получилась выдра? Это что-то значит?

— Это значит, что ты меня любишь, — ответила она с ошалелой улыбкой. Схватила его за руки и закружилась с ним в танце, смеясь над его недоуменно-обиженным видом.

Он вскинул брови.

— И в какой же мифологии выдра считается символом семейного счастья?

Она ослепительно улыбнулась ему, взмахнула палочкой и призвала собственного патронуса — по комнате дружно заскакали уже две выдры.

— Ни в какой. Просто у нас с тобой одинаковые патронусы, потому что твое самое счастливое воспоминание — это я.

Он ухмыльнулся и притянул ее в свои объятья.

— Тогда, по-хорошему, её ещё надо в грязи вывалять, потому что в моем самом счастливом воспоминании ты выглядела именно так.

Она хихикнула и теснее прижалась к нему, отвечая на его поцелуй.

просмотреть/оставить комментарии [23]
<< Глава 15 К оглавлениюГлава 17 >>
июнь 2022  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

май 2022  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

...календарь 2004-2022...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2022.06.25 22:34:06
Как карта ляжет [4] (Гарри Поттер)


2022.06.24 19:20:20
От меня к тебе [10] (Гарри Поттер)


2022.06.24 15:14:30
Отвергнутый рай [30] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2022.06.24 13:49:37
Иногда они возвращаются [3] (Гарри Поттер)


2022.06.23 10:13:50
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2022.06.23 08:48:41
Темная вода [0] (Гарри Поттер)


2022.05.29 11:10:59
После дождичка в четверг [3] ()


2022.05.28 22:43:46
Танец Чёрной Луны [7] (Гарри Поттер)


2022.05.28 13:12:54
Рау [7] (Оригинальные произведения)


2022.05.23 22:34:39
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2022.05.19 00:12:27
Капля на лезвии ножа [3] (Гарри Поттер)


2022.05.16 13:43:22
Пора возвращаться домой [2] (Гарри Поттер)


2022.05.14 07:36:45
Слишком много Поттеров [46] (Гарри Поттер)


2022.05.13 23:06:19
Вы весь дрожите, Поттер [6] (Гарри Поттер)


2022.05.07 01:12:32
Смерть придёт, у неё будут твои глаза [1] (Гарри Поттер)


2022.04.19 02:45:11
И по хлебным крошкам мы придем домой [1] (Шерлок Холмс)


2022.04.10 08:14:25
Смерти нет [4] (Гарри Поттер)


2022.04.09 15:17:37
Life is... Strange [0] (Шерлок Холмс)


2022.04.05 01:36:25
Обреченные быть [9] (Гарри Поттер)


2022.03.20 23:22:39
Raven [26] (Гарри Поттер)


2022.02.25 04:16:29
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


2022.02.20 22:38:58
Леди и Бродяга [6] (Гарри Поттер)


2022.02.12 19:01:45
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2022.02.11 19:58:25
Глюки. Возвращение [241] (Оригинальные произведения)


2022.02.03 22:54:07
Квартет судьбы [16] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2022, by KAGERO ©.