Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Как Джинни вышла замуж за Гарри.
Чжоу: Гарри, в следующую субботу 14 февраля…
Гарри: И что?
Чжоу: Сходим куда-нибудь?
Гари: Может, в другой раз?
Гермиона: Гарри, в следующую субботу 14 февраля…
Гарри: И что?
Гермиона: До экзаменов всего полгода осталось! Пора начинать готовиться!
Гари: Может, в другой раз?
Джинни: Гарри, в следующую субботу 14 февраля…
Гарри: И что?
Джинни: Финал кубка по квиддичу!
Гарри: Джинни, выйдешь за меня замуж?

Список фандомов

Гарри Поттер[18458]
Оригинальные произведения[1235]
Шерлок Холмс[714]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[133]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12640 авторов
- 26930 фиков
- 8581 анекдотов
- 17649 перлов
- 659 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 1 К оглавлениюГлава 3 >>


  Чары

   Глава 2. Договор
Ши выглядит не в пример лучше, чем при первой встрече, даже одежда целая и чистая. Но вот его нахальную ухмылку хочется стереть, за неимением тяжелого под рукой, хотя бы словами.
— Бутылку мог себе оставить, мне не жалко, — расслабленно тяну, не торопясь полностью распахивать дверь.
Он на мгновение застывает, но тут же насмешливо парирует:
— Для Видящего ты слишком дерзкий, малыш. Назови хоть одну причину, почему мне не стоит прямо сейчас оповестить Совет о твоем местонахождении?
О, грязные приемчики? Так сразу? Чувствую, мне понравится его осаждать. А пока… некоторые ожидания нужно оправдывать. Прислоняюсь плечом к косяку и делаю вид, что задумался:
— Ну, давай прикинем. Первое: ты мне должен жизнь, и мы оба — упс! — это знаем. Потому, к твоему очевидному неудовольствию, пока не отдашь аналогичный долг или не выполнишь иную равноценную просьбу, я волен распоряжаться тобой как мне заблагорассудится. Второе: судя по твоему очаровательному появлению в моем мире, в своем ты успел наследить, и немало. Так что… чувствую, твоя голова будет у Совета в приоритете.
В ответ на ленивую тираду он прищуривается и оглядывает меня с ног до головы — на сей раз оценивающе.
Ох, я почти осязаю свое предвкушение!
— Что ж, разумно, — он едва уловимо кивает, изображая карикатурное подобие поклона. — В любом случае, у меня есть предложение, которое заинтересует тебя, смертный.
— Неужели? — приподнимаю бровь. Меня, наконец, начали воспринимать всерьез?
— Родители не привили тебе совершенно никаких манер? Долго ты еще будешь держать меня на пороге? — вдруг едко выплевывает он.
Какой молодец. Хмыкаю и, посторонившись, пропускаю его, затем захлопываю дверь и жестом предлагаю проследовать в гостиную.
Провожая Ши взглядом, невольно ловлю себя на мысли, насколько чуждым выглядит тот в квартире — словно жирная чернильная клякса на кремовом атласном платке. Сказал бы мне кто год назад, что я добровольно приглашу в свое жилище Высшего, покрутил бы пальцем у виска. А теперь — смотрите-ка! Но цель оправдывает средства.
Задумавшись, не сразу реагирую на громкое шипение, пронзительный кошачий вопль и следующее за ним витиеватое ругательство. Срываюсь с места и замираю на пороге гостиной, силясь не расхохотаться: в центре комнаты стоит Ши и раздраженно трясет рукой, на которой, намертво вцепившись зубами в ткань рукава, висит мой донельзя сообразительный угольно-черный кот.
— Откуда у тебя это? — сколько удивления во взгляде!
Сжимаю губы, чтобы ненароком не улыбнуться, и с легкостью отцепив кота, стискиваю его в объятиях:
— Не знал, что у тебя такие потрясающие зубки, хороший мой. Ты ничего от этой гадкой феечки подцепить не успел?
Судя по выражению лица «феечки», я копаю себе могилу. И отчего так весело его злить? Понимаю ведь, что от какого-нибудь волшебного ножика в горле меня спасает исключительно факт помощи с пулей.
Снежик ехидно жмурится на Ши и мурлычет.
— Смертный, ты ведь знаешь, что корогуш — не самая удачная домашняя зверушка? — интересуется тот с таким видом, будто сомневается в моем душевном здравии.
Точно, с душевнобольного взятки гладки, хорошая идея. Он даже, кажется, очередную «феечку» проглотил.
— Это ты домашняя зверушка не самая удачная, чересчур болтливая, — чешу кота за ухом и мягко добавляю: — А Снежок — мой друг и защитник. Правда, малыш? — тот, с благодарностью лизнув пальцы, взмывает в воздух и зависает над моим плечом хвостатым воздушным шариком.
Единственное создание Иного мира, которому я доверяю.
— Снежок? — недоверчиво переспрашивает Ши, явно услышав только имя. — Ты что, назвал его?
Вот знал, что прицепится.
— Ну и что? — невозмутимо возвращаясь в кресло к остывающему чаю.
Ши качает головой, бормоча что-то о невежественных смертных, и непринужденно располагается на диване. Да уж, он явно не привык отказывать себе в чем-либо или соблюдать формальности чужого мира.
Его удивление, конечно, понятно: истинное имя — мощная штука. У Низших нет имен, и наречение привязывает их к дарителю навечно (или до тех пор, пока имя не заберут назад, что в случае практически бессмертных фэйри вечности и равняется), но при этом может быть исключительно добровольным. Иными словами, Ши наверняка интересует вопрос: как Снежка согласился на наречение от презренного, наглого и дальше по списку смертного?
Может быть, если бы вежливо спросил, я бы ответил. (Нет).
— Итак, — итак, послушаем же, чего от нас хотят. — Что за предложение?
— В силу кое-каких причин я не могу вернуться ко Двору. Полагаю также, что в скором времени в ваш мир отправят поисковые двойки. И у тебя есть то, что поможет мне успешно обвести их вокруг пальца.
Как все прозрачно, надо же. В чем подвох?
— Ты хочешь, чтобы я позволил тебе остаться и воспользоваться моей Вуалью, — констатирую без особого удивления.
Вуаль — моя лучшая и по сути единственная защита от Иного мира — способна скрыть любое проявление волшебства, не только моего, но и чужого, в пределах своего радиуса. И мы оба это знаем.
— Именно. Конечно, условия не идеальны, но в сложившейся ситуации… — он обводит гостиную неприязненно-снисходительным взглядом. — Я готов поступиться принципами.
Это что, невербальная критика моего чудесного жилья? Давно же ты с людьми не общался, феечка. Ничего, обеспечу тебе незабываемые впечатления.
— А что взамен? — говорю тихо, чтобы не вспылить раньше времени.
— Я тебя не убью, — «облагодетельствует» меня Ши.
Какая жертва с его стороны!
— И так не убьешь, — отмахиваюсь. — Вряд ли у тебя много знакомых Видящих, готовых пустить тебя в дом, не нашпиговав предварительно проклятым железом. Это еще я о долге не заикнулся.
— Забываешь о том, что можно воспользоваться услугами третьих лиц, смертный, — боже, одной улыбкой вырабатывать столько яда наверняка вредно для желудка.
— Можно, — миролюбиво признаю я и, дождавшись, когда он расслабится, мстительно добавляю: — Попляшешь на моем трупе и вскорости сможешь вновь любоваться на свой Двор. У вас наверняка очень колоритные камеры.
— Думаешь, я буду ждать, пока меня поймают?
— Думаю, тебе стоит предложить мне что-то повесомее. Например, гейс о неразглашении моей природы.
Тебе это почти ничего не будет стоит, феечка. А для меня — вопрос критичный. Жаль, что это тоже понимаем мы оба.
Он откидывается на спинку дивана, скрещивает руки на груди. Выражение лица у него забавное — недоумение с каплей замешательства. Интересно, все Высшие при близком общении такие прозрачные?
— Сомневаюсь, что, вернувшись ко Двору, я захочу отпустить от себя Видящего, пусть и с увядающей Силой. Ты ведь понимаешь это? Такие, как ты — слишком большая редкость.
Мне стоит немалых усилий не зарычать от бессилия: этот момент — самый опасный в плане. Один неверный шаг — и Ши по истечении срока сможет навечно заклеймить меня, отняв личность и сделав удобной дверцей между мирами.
— Ты должен мне жизнь, темный, — говорю жестко, зная, что каждое из моих слов острым жалом впивается в сознание Ши как напоминание об обязательстве. — Не золото, не услугу — жизнь. Кроме того, ты смеешь просить об убежище. Поэтому будь любезен, засунь свои рабовладельческие замашки себе в… задний карман и выполни мои условия.
Ну давай же, пусть получится!
Алые глаза темнеют, и когда я уже обдумываю способ избавления от несговорчивого Высшего без порчи ковра, он вдруг кривит губы в подобии улыбки. До настоящей улыбки этому оскалу как Снежку до канарейки, но даже его появление кажется победой.
— Я слушаю.
Облегченно выдыхать нельзя: еще не конец.
— Гейс о неразглашении должен звучать следующим образом: «Никогда, ни при каких условиях, никому, никаким способом не сообщать о том, что смертный, получивший при рождении имя Сиэль Фейн — Видящий». А еще… ты научишь меня контролировать Силу.
Он слушает формулировку с непроницаемой физиономией, но под конец не выдерживает:
— Контроль силы? Зачем он тебе? Видящие ведь интуиты, вас не нужно учить. Да и ты уже…
Вот так я взял и все рассказал, ага.
— И как завершающий штрих, — не обращая внимания на его восклицание, продолжаю я, — раз уж ты намерен остаться в моем доме, будешь обеспечивать мою безопасность. Пока назад вернуться не сможешь, разумеется, — вцепляюсь в чашку в попытке скрыть дрожь.
Открыто нервничать — слишком опасно.
Ши в задумчивости проводит по губам указательным пальцем, невольно привлекая внимание к ярким, будто лакированным, черным ногтям. Если бы не гнетущая аура смертоносной мощи и откровенная совершенность черт, его можно было бы с натяжкой принять за какого-нибудь гота-аристократа.
— Приемлемо, — наконец говорит он. — Гейс и обучение я посчитаю оплатой долга жизни, а твою Вуаль возмещу защитой. Должен предупредить, что сроки защиты и обучения могут не совпасть.
— Защита лишь бонус, я и до твоего появления как-то справлялся, — чувствую себя неприлично счастливым и наконец позволяю себе выдохнуть.
Проблема со способностями, появившаяся с прошлого дня рождения, выматывает нещадно, заставляя с каждым днем подходить ближе к краю, за которым маячит неминуемый плен.
На самом деле, любой фэйри обладает толикой способностей Видящего. Вернее, каждый Видящий имеет частицу сил фэйри, как душа, соприкоснувшаяся в прошлых жизнях с Иным миром слишком тесно. Понятия не имею, когда и как именно меня угораздило «прикоснуться», но настоящую жизнь это изрядно портит.
В шесть лет начать видеть разноцветные хвосты и переливающиеся крылья у, казалось бы, благонадёжных знакомых — не самая приятная новость. Особенно если учесть, что мерзкого в Ином мире не в пример больше, чем сказочного.
Конечно, «волшебные друзья» — это здорово, только через некоторое время оказалось, что понятия «Волшебная страна» и «друзья» близки друг другу примерно в той же степени, что пылесос и дятел. То есть при большом желании найти точки соприкосновения можно, но и даром никому не нужно. А потом у пылесоса нашлась кнопочка «рабство» и такие любопытные переключатели, как «поиск Видящих» и «стирание личности на веки вечные». Это быстро отбило у меня охоту общаться с «волшебными друзьями».
Все бы ничего, есть много историй Видящих, проживших свободную жизнь: достаточно соблюдать нехитрые правила безопасности, а Вуаль доделает остальное. Вот только мой взгляд, достигнув пика в период отрочества, после совершеннолетия не пошел на убыль, игнорируя все неписаные законы. Я должен был начать слепнуть — очень медленно и после периода плато, — но уж точно не быть способным охватить взглядом добрый квартал вместо положенных двухсот ярдов. Причем я чувствую: квартал — не предел. И это пугает до чертиков. Поэтому даже слабая надежда на то, что кто-то сможет научить меня контролировать возросшие объемы Силы, окрыляет.
Педантично выслушиваю признание гейса и с облегчением пожимаю чужую руку, не отдергивая ладонь, когда острый коготь прокалывает кожу на запястье — ритуальное скрепление договора.
— Осталось еще одно, — говорю, рассеянно осматривая на месте укола крохотный, идеально круглый шрам. — Как тебя звать-то?
Секунда тишины — поднимаю голову и вижу, что Ши щерит зубы в широкой улыбке. Я где-то сам себя обдурил?
— Любопытно, понимаешь ли ты, что своей нелепой просьбой об обучении перекрыл себе возможность узнать мое полное истинное имя, дающее надо мной абсолютную власть?
Ах, это. Да на кой черт он мне сдался сверх оговоренного?
Смотрю на него, картинно морща нос:
— Истинное имя? Чтобы ты до гробовой доски за мной таскался, периодически клянча вернуть свободу? Или — еще вероятнее — тихо ненавидя, спал и видел бы, как заклеить мне рот и свернуть шею? Оно мне надо? Посотрудничали и разбежались, так спокойнее.
— Мысль о заклеивании рта уже сейчас начинает казаться на диво привлекательной.
— А меня с начала вечера не отпускает. Точно сработаемся.
— Дей.
Удивленно приподнимаю брови на столь резкую смену темы, но затем понимающе ухмыляюсь:
— Странно… на сияющий день ты никак не тянешь*. Ну да ладно, мое ты знаешь, — развожу руки в стороны: — Добро пожаловать. Не ошибусь, если предположу, что этому неземному в своей мягкости и белоснежности диванчику ты предпочтешь ничем непримечательную гостевую спальню?
— Еще несколько таких удачных предположений — и я начну думать, что умом Видящие тоже пошли в нас, — он одним плавным движением поднимается на ноги.
— Не могу считать это комплиментом, — распахиваю дверь во вторую, весьма уютную спальню в пастельных тонах. — Располагайся.
Ши осматривается в комнате с таким видом, словно ему обещали самолет, а подарили самокат — и эта смесь из недоумения, ужаса и озадаченности смешна до невозможности. Интересно, он сам-то знает о своей читаемой мимике или просто слишком маленький еще? У этих фэйри по внешности гадать бессмысленно, надо бы уточнить как-нибудь. Хотя за обставленную с любовью квартиру немного обидно: она не заслуживает пренебрежительного отношения.
— Завтра обсудим тонкости совместного проживания. Спокойной ночи, — с этими словами выхожу из комнаты. Ответного пожелания не жду: бесполезно.
Сполоснув чашку и прибрав в гостиной, тоже отправляюсь спать. Уже лежа в постели и слушая мерное мурлыканье Снежика под боком, снова думаю о Ши: каким бы холодным и жестоким тот ни пытался казался, изучить его — не только интересно, но и очень полезно. Грех такую возможность упускать. Примерно между мыслями о пользе и готичных ногтях засыпаю.
И прошедший день настолько вымотал меня морально, что даже кошмары не снятся.

* * *

Как только за Видящим захлопывается дверь, Дей стирает с лица привычную маску высокомерия и с беззвучным стоном падает на кровать.
Выдержки ему не занимать — в конце концов, Королева нередко совмещает профилактические пытки со светскими приемами, — но рана от проклятого железа за пару часов не затянется.
Мысли текут лениво и несколько сонно, что, впрочем, неудивительно.
Мальчишка цепляет. Дей пока не может понять, чем именно: бесстрашным поведением, граничащим с сумасшествием, или откровенной глупостью.
За свою жизнь он ни разу не сталкивался со смертным, отказавшимся от знания истинного имени. Люди слишком жадные до власти и силы, слишком жестоки и нелепы в этой жестокости. И до смеха слабы. Светлые, впрочем, постоянно ссылаются на исключения, но Дей ни одно из них до сих пор не встречал. И сильно сомневался, что подобным уникумом может быть этот наивный мальчишка с острым языком.
Но держится тот неплохо: играет почти «по-взрослому», а Дей умеет признавать интересных противников. Если бы не дрожащие пальцы, импровизация мальчишки оказалась бы успешной во всех отношениях. И самое забавное: он настолько доверчив, что даже не позаботился о сохранении своей жизни после выполнения договора.
Определенно, с таким стоит сыграть.

* * *

Ночные часы проходят тихо. Спать Дей не рискует, хоть и видит над собой обещанную Вуаль, на удивление красивую — индигово-синюю с редкими вкраплениями серебра. Вместо этого он обдумывает дальнейшую тактику: самый разумный вариант — связаться с одним из Нейтральных и попросить помощи, независимо от цены. Даже любопытно, что может потребовать Жнец, учитывая, что у него — беглого преступника — ничего не осталось.
На рассвете Дей понимает, что восстановился: пришла пора обследовать временное жилище. Оно, по меркам Неблагого Двора, до отвращения тесное, скромное и светлое. Мальчишка будто нарочно постарался запихнуть в каждую кремовую шторку, ковер и тумбочку долю легкости и чистоты. Не говоря уж о том, что стены с полом тоже бежевые. В этом рассаднике праведности даже графитный камин и черный комод не спасают. Зато в закутке, больше похожем по размеру на чулан, чем кухню, обнаруживается жестяная банка, содержимое которой пахнет… удовлетворительно.
Четверть часа спустя Дей восседает в кресле, периодически отпивая из огромной кружки горячее какао, и задумчиво водит пальцем по молочно-белому сидению рядом с собой. Минутой ранее он все-таки не сдержался и легким взмахом руки перекрасил осточертевшие кремовые шторы в темно-шоколадный, одновременно шелковой волной спуская их до пола. Теперь в комнате значительно темнее, а настроение заметно выше.
К тому времени, как в гостиную выползает мальчишка, кресла успевают поменять колер трижды, остановившись на густо-вишневом, ковер приятно серебрится, а диван, на который так стремились уложить Дея вечером, приобретает насыщенно-пепельный цвет, в тон камину.
Ошалелый взгляд хозяина квартиры не только полностью окупает все старания, но и сводит на нет вчерашнюю попытку мальчишки казаться взрослым.
— Ты… ты что сотворил с моей гостиной?!
Возмущение расцветает на его щеках ярким румянцем, подчеркивая редкий оттенок глаз — Дей целое мгновение любуется контрастом, прежде чем невозмутимо ответить:
— Решил, что в обучение стоит внести курс хорошего вкуса. Согласись, теперь твоя лачуга хотя бы с претензией на величественность.
— Она теперь с претензией на внеочередной ремонт, — мальчишка непримиримо щурится. — Не смей портить мой дом. Не забывай, что ты здесь гость. Временный и совершенно невоспитанный.
Дей едва сдерживает желание расхохотаться.
— С последним я, пожалуй, не соглашусь, малыш. Ты даже вообразить не сможешь, насколько качественное у меня воспитание, — он улыбается, выпустив клыки, и с сожалением отмечает, что попытка устрашения не удалась.
— Не будь так в этом уверен, — от него отворачиваются и возмутительно равнодушно начинают накрывать на стол. — И верни мне гостиную. Некуда Силу девать — играйся в своей спальне.
«Как, и это все возмущение?» — думает Дей с досадой и нарастающим раздражением: не на такую реакцию он рассчитывал. Несколько секунд сосредоточенности — и комната вновь в своей официально-снежной гамме.
Мальчишка оглядывается через плечо, инспектирует изменения взглядом и задумчиво тянет:
— Знаешь, шторы мне понравились. Верни, а?
В следующую секунду Дей впечатывает его в стену, нежно придерживая за шею. В синих глазах нет ни тени страха — и это бесит больше всего.
— Не советую играть со мной, — от поднимающейся изнутри ярости радужки самого Дея наливаются алым, ногти непроизвольно вытягиваются и заостряются.
Он прекрасно понимает, что мальчишка — всего лишь глупый щенок, виноватый только в том, что попал под горячую руку и без того не слишком добродушного Высшего. Но для Дея этой причины достаточно: случалось убивать и за меньшее.
— Глупый человеческий детеныш, кажется, не понимает, с кем осмелился шутить?
Он выпускает на свободу часть своей Силы — гостиную затапливает тьмой и мертвенным холодом. Слышится треск: разлетелась какая-то ваза. Мальчишка дергается и хрипит в усилившейся хватке.
— Даже не пытайся, малыш, — издевательски шипит Дей, с каким-то злым восторгом наблюдая за темнеющими от гнева глазами напротив. Отсутствие страха даже в такой момент подстегивает продолжить. — Ваши кости так легко ломаются… А для обучения конечности тебе не понадобятся.
— Ну вот ты и показал свое истинное лицо, феечка, — с презрением выплевывает мальчишка. — Ублюдок. Каким бы сильным ни был, все равно — просто высокомерный ублюдок. И я не боюсь тебя, слышишь?
Дею сейчас для полноты церковного образа демона только рогов да хвоста не хватает. Чувствуй он лишь ярость, было бы куда проще, но разочарование и — совсем уж невероятное — обида от искренних слов мальчишки не позволяют просто сжать пальцы, сминая позвонки как лист бумаги. Еще и интуиция шепчет: мальчишка говорит не только и не столько о нем. И для свободного Видящего слишком истово ненавидит фэйри.
Пытаясь разобраться в собственных чувствах, Дей не замечает, как стихает злость.
Он уже собирается выпустить мальчишку, как в правое бедро впиваются чьи-то острые зубы. От неожиданности разжав руку, Дей опускает глаза: на него угрюмо взирает знакомый черный комок шерсти и, судя по ощущениям, с каждой секундой удлиняет клыки.
Мальчишка, оставшись без присмотра, съезжает по стене на пол и безуспешно пытается заглушить смех ладонью.
— Снежичка мой, — умильно шепчет он, вытирая выступившие в уголках глаз слезы. И Дей почему-то подавляет порыв испепелить паршивую Низшую зверюгу на месте. — Защищал меня, да? Выбрось бяку изо рта.
Но дожидаться, пока животинку уговорят выпустить его ногу, Дей не собирается и, небрежным жестом подцепив псевдо-кота за шкирку, отправляет его в короткий полет до хозяина.
Кота ловят, тот сворачивается на худых коленях пушистым клубком, а мальчишка запрокидывает голову, не утруждая себя встать на ноги, и холодно улыбается:
— Думаю, тонкости проживания мы обсудили.
Дей смотрит на него несколько долгих секунд, прежде чем отзеркалить улыбку:
— Полагаю, что так.
Игра принимает неожиданный оборот.



*Фейн (англ. Fane) — «храм».
*Корогуш — в восточнославянской мифологии помощники домового, очень напоминают кошек. (http://myfhology.info/monsters2/korogushi.html)
*Игра слов: Дей (кельтск.) — «сияющий» и (англ.) — «день».

просмотреть/оставить комментарии [6]
<< Глава 1 К оглавлениюГлава 3 >>
март 2020  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

февраль 2020  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
242526272829

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2020.03.26
«Л» значит Лили. Часть I [4] (Гарри Поттер)



Продолжения
2020.03.27 18:40:14
Отвергнутый рай [22] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.03.26 22:15:23
Ненаписанное будущее [17] (Гарри Поттер)


2020.03.26 22:12:49
Лучшие друзья [28] (Гарри Поттер)


2020.03.24 15:45:53
Проклятие рода Капетингов [0] (Проклятые короли, Шерлок Холмс)


2020.03.23 23:24:41
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.03.23 13:35:11
Однострочники? О боже..... [1] (Доктор Кто?, Торчвуд)


2020.03.22 21:46:46
Змееглоты [3] ()


2020.03.22 15:32:15
Наши встречи [0] (Неуловимые мстители)


2020.03.21 12:04:01
Двое: я и моя тень [4] (Гарри Поттер)


2020.03.21 11:28:23
Работа для ведьмы из хорошей семьи [3] (Гарри Поттер)


2020.03.19 05:09:45
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.03.15 17:48:23
Рау [5] (Оригинальные произведения)


2020.03.14 21:22:11
Прячься [3] (Гарри Поттер)


2020.03.11 22:21:41
Дамбигуд & Волдигуд [4] (Гарри Поттер)


2020.03.02 17:09:59
Вольный город Норледомм [0] ()


2020.03.02 08:11:16
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.03.01 14:59:45
Быть женщиной [9] ()


2020.02.24 19:43:54
Моя странная школа [4] (Оригинальные произведения)


2020.02.20 14:29:50
Амулет синигами [116] (Потомки тьмы)


2020.02.17 01:27:36
Слишком много Поттеров [44] (Гарри Поттер)


2020.02.15 21:07:00
Мой арт... [4] (Ван Хельсинг, Гарри Поттер, Лабиринт, Мастер и Маргарита, Суини Тодд, Демон-парикмахер с Флит-стрит)


2020.02.14 11:55:04
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.02.10 22:10:57
Prized [5] ()


2020.02.07 12:11:32
Новая-новая сказка [6] (Доктор Кто?)


2020.02.07 00:13:36
Дьявольское искушение [59] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.