Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Предсказание Трелони слизеринцам:
- Если сегодняшний гоpоскоп сулит вам новые сексуальные ощущения, не обольщайтесь - возможно, вас вызовет к себе Снейп...

Список фандомов

Гарри Поттер[18454]
Оригинальные произведения[1228]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[176]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[132]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[3]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12634 авторов
- 26914 фиков
- 8581 анекдотов
- 17646 перлов
- 659 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 11 К оглавлению 


  Один из нас

   Глава 12. Дело Лонгботтомов

Чемодан лежал открытым. Почти все пожитки были упакованы.
Ремус взял с полки колдографию в рамке. Единственную по-настоящему ценную вещь, оставшуюся у него.
Ему весело махали, тыкая друга друга в бока, Джеймс, Сириус, Питер и он сам. Они не ведали, что удержать то счастливое мгновение не в силах, не подозревали о своей дальнейшей судьбе. Уже тогда у Ремуса порой возникало предчувствие, что именно они с Сириусом плохо закончат.
Он принял решение уехать, потому что опасался, что их дружба здесь в самом эпицентре событий потеряет для него свое значение. А ведь именно ей он и дорожил больше всего на свете.
Побег, может быть, был ошибкой, но одной из тех, которые необходимо совершить. Отстраниться.
Он провел пальцами по колдографии. Фигурки на ней отодвинулись.
Взглянуть на них со стороны. Понять имела ли их дружба хоть какой-то смысл.
Ремус любовно обернул рамку в бумагу и положил поверх своих вещей.
Нет, пока он не хотел знать правду. Не мог расстаться с иллюзией счастья, что у них было.
***

За своим патронусом шествовал Руфус Скримджер.
Грива его волос подрагивала с каждым шагом, который он впечатывал в пол. Не то что бы он боялся дементоров, скорее они у него вызывали отвращение, таких союзников Министерству он не считал надежными.
Из-за угла на него чуть не налетел Крауч.
— Барти! — воскликнул он, пораженный почти невменяемым видом Крауча.
По правде сказать, Скримджеру казалось, и обоснованно, что Крауч держится вполне прилично, учитывая ситуацию. Он мрачнел с каждым днем, но своим привычкам не изменял. А работоспособности его мог позавидовать любой сотрудник.
— Руфус, я всюду тебя ищу.
Это было слишком неприкрытой ложью, но Скримджер промолчал.
— Зайдем сюда, — Крауч открыл дверь пустовавшей камеры.
— Не самое приятное место для беседы, не находишь?
— Я хотел сказать тебе два слова.
— Слушаю.

Скримджер отлично понимал, почему за возможность провести суд по делу Лонгботтомов как можно скорее так цепляется Крауч, хотя обвинение собрало предостаточно улик, люди Крауча рыскали в поисках того, что еще можно было бы прицепить к делу. Крауч приказал практически без суда бросить в Азкабан Блэка, вина которого была ясна, как день, но в точно таком же положении были и задержанные по делу Лонгботтомов. Крауч, без сомнений, опасался нападок на себя со стороны прессы и всего магического сообщества. Скримджер должен был признать, что позиции Крауча в последние пару месяцев пошатнулись. Однако он не сомневался, что такой человек как Крауч сумеет выплыть из всего этого да к тому же с высоко поднятой головой.
— Дело весьма щекотливое. Речь в первую очередь о Фадже.
Скримджер выразил сдержанный интерес. Между тем Крауч продолжил, не прилагая усилий для того, чтобы разыгрывать нерешительность:
— Боюсь, если он станет министром, визиты Дамблдора в Министерство будут нести излишне неофициальный характер. Я имею ввиду, конечно, не заседания Визенгамота.
Это Крауч мог и не пояснять.
— Фадж скомпрометирует себя сам так или иначе. Безотносительно связей с Дамблдором, — взвешенно высказался Скримджер.
Лицо Крауча ни на йоту не изменилось:
— Когда установится новый режим, не важно чей он будет, многое поменяется. Особенно для тех, кто не спит.
Скримджеру хватило всей выдержки, чтобы не сыронизировать на счет невольной параллели с самим Краучем и темными кругами у него под глазами.
— Мне не нравится, когда рассуждают такими категориями, как «режим», — холодно сказал Скримджер, — Да и подачки не нужны. Если это все…
— Нет, пожалуй, мне есть еще что сказать.
Крауч, ничуть не задетый словами Скримджера, вежливо склонил голову:
— Касательно предстоящего слушания.
— Их довольно много предстоит.
— Разумеется, — по лицу Крауча пробежала тень, — Я говорю о деле Лонгботтомов. Так вот… У меня к тебе личная просьба. Пускай за несколько дней до заседания Большого совета, подозреваемых везде сопровождают дементоры.
— Такими темпами стражей Азкабана скоро перестанет хватать на всех.
— Понимаешь ли, ситуация, в которой мы оказались… — Крауч понял, что сболтнул лишнего и заговорил отрывисто, — В которой оказалось Министерство. Так вот: большая огласка, репортеры, демонстранты, будь они неладны… Все должно пройти как по маслу. Думаю, будет не лишним, если подозреваемые к тому моменту, когда нужно будет давать показания, будут находиться в не самом хорошем расположении духа.
— Ты предлагаешь их сломить? — уточнил Скримджер.
— Называй как угодно.
— Всех четверых?
— Да.
— Едва ли такие крайние меры будут действенны применительно к Лестрейнджам, например. Закон исполняется только над тем, кто признает действие закона.
— Да, конечно, я тоже так думаю, — пропустив слова Скримджера мимо ушей отозвался Крауч, — Надеюсь, ты меня услышал, больше не задерживаю.
Оставив Скримджера, не знавшего пугаться ему или восхищаться, в одиночестве, Крауч вышел.
Вскоре и Скримджер, сотворив нового патронуса, продолжил путь.
В необычной просьбе Крауча могло быть двойное дно, которого Скримджер пока не углядел. Что, если доведя сына до состояния овоща, он надеялся на уступчивость Совета? Скримджер не мог судить Крауча, он сам не знал, как бы поступил в подобном положении, а тонкостей его отношений с сыном тем более, но не мог не отдать должное его находчивости. Что важней для Крауча внутренние принципы или закон? Что касалось Лейстрейнджей, то доведение их до полусумасшедшего состояния, за исключением Беллатрикс, пожалуй, было наиболее удачным ходом в условиях нападок, которым подвергалось Министерство.
Фадж в роли министра не сильно радовал, жесткая рука Крауча для Скримджера была куда предпочтительней, если бы не все случившееся.
Возле камер специального назначения его ожидал тот юноша-оборотень из Ордена, которые поставлял полезные сведения Аврорату.
— Ремус Люпин, если помните, мистер Скримджер, — пожимая Скримджеру руку, произнес он.
— Очень рад. Какие-то новости из Ордена?
Люпин выронил то, что держал в руках. Подобрав тонкий пергамент, сложенный вдвое, он сказал неожиданно жестко:
— Я понятия не имею, что происходит в Ордене.
— А имели бы так мне бы не сказали бы, — натянуто выдавил Скримджер.
— Ничего не знаешь наверняка, — пространно ответил Люпин, — Я полагал, после того, как Волдеморт исчез, Дамблдор распустил Орден. Впрочем, сейчас все это имеет мало отношения ко мне… Здесь у меня имена оборотней наиболее лояльных Волдеморту, — он протянул Скримджеру пергамент, который тот сразу развернул, — Надеюсь, это поможет вам в расследованиях.
— А сами вы не желаете участвовать в них? Это просто организовать.
Люпин невесело улыбнулся.
— Не думаю, что смогу быть полезен сейчас. Я уезжаю в другой конец Англии.
С секунду Скримджер, сощурившись, вглядывался в Люпина, а потом протянул ему руку.
— Ну-с, может статься, мы еще с вами увидимся.
Разумеется, Скримджер не поверил, что Люпин перестал быть верным псом Дамблдора. Вне сомнений, он уезжал куда-то по его поручению. А неприкрытая ложь Люпина о том, будто он считал Орден распущенным, едва не выводила из себя.
Скримджер как никто другой знал, что ищейки Дамблдора, как он их называл, такие с виду простые и милые люди, рыскали буквально на каждом шагу Министерства.
Он через силу улыбнулся Люпину. Тот рассеяно пожал ему руку и попрощался.

***

Барти Крауч оглянулся по сторонам. Аврорат к вечеру не пустел, работа шла круглые сутки, а в камеры временного заключения приводили столько задержанных, что авроров на всех не хватало. Преступность всегда разгуливалась к ночи.
Поэтому Краучу показалось странным, что узкий коридор, ведший к камере его сына, был абсолютно безлюдным.
Разгильдяйство. Куда подевались дежурные? Велено же оставлять дементоров у камер особо опасных преступников, если не хватает людей. Он определенно впаяет им выговор.
Недовольно бормоча себе под нос, он быстро шагал к камере, ему казалось, что, если его кто-то остановит и окликнет, он не сможет сделать то, что собирался. Он и сам не был уверен, а стоит ли.
Взмахом палочки он отворил металлическую дверь, замысловатая система замков заскрежетала. Пара-тройка щелчков, и он решительно шагнул внутрь.
Крауч столько раз видел это: скорчившиеся в углу они с нелепой надеждой поднимали головы к вновь вошедшим, не важно, кто это был. Сломленные или нет, они уповали на скорое освобождение, как бы тяжки не были их преступления.
В Крауче шевельнулось отчаяние, ему до сих пор не хотелось верить в реальность происходящего.
Барти посмотрел на отца безразлично, а потом через силу ухмыльнулся. Он подошел к кровати без матраса и уселся на нее, по-турецки скрестив ноги.
— А я все думал, когда ты придешь…
Крауч неожиданно почувствовал, что все слова застряли в горле. Этого он и боялся, а еще больше опасался, что сын поймет, что с ним происходит. Страшился того, что предстанет перед ним никчемным упрямым стариком. Нет, он еще не сдался, не поддался чувствам, которые не мог контролировать, но постоянно находился на грани. Ему помогала держаться только непоколебимая уверенность в том, что он все делает правильно.
— Твоя мать хотела прийти сюда, но я не позволил, — поспешил сказать он, чтобы первым взять инициативу в свои руки.
Слова были выбраны не самые удачные.
— Почему? — вырвалось у Барти, он тут же смутился, перехватив цепкий, колючий взгляд отца.
— Я не хочу, чтобы она видела тебя в такой обстановке.
— Конечно, — брезгливо заметил Барти, дернув плечом.
— Я пришел за тем, чтобы сказать тебе лично, — обратился Крауч к сыну невольно повышая голос, — Ты разочаровал меня. Столько дельных уроков ты получал от жизни — и, тем не менее, умудрился все запороть. Захотел запретных развлечений, попытался стать особенным, выделяться из толпы сверстников. Но ты выбрал не тот путь.
— Ты — идиот! — истошно заорал Барти, вскакивая на ноги. Его голос отскакивал от стен и бил по барабанным перепонкам.
Крауч отшатнулся.
— Дурень безмозглый! — снова завопил Барти, потрясая кулаками, — Я стал Пожирателем, чтобы изменить этот мир. Ты Темному лорду и в подметки не годишься. Ты не знаешь, какой это маг. Все что ты делаешь в своем Министерстве — это большая ошибка. Вы просто боитесь его. Ты боишься силы, отец!
— Молчать! — приказал Крауч, — Убивать и мародерствовать исподтишка — о да, великие люди — что твой Лорд, что твои дружки-пожиратели, — чем сильнее сын выходил из себя, тем отрешенней становился Крауч, — Будь ты помладше, это было бы простительно. Но в твоем возрасте нужно соображать головой.
— Ты как всегда не слушаешь, отец, — презрительно выплюнул Барти, стараясь взять себя в руки, — Все твое влияние в Министерстве — детские игры по сравнению с могуществом Темного лорда!
— Запытать целую семью до сумасшествия — это могущество? — внезапно осипшим голос сказал Крауч, — Неужели его глупое исчезновение до сих пор ничего тебе не доказало?
Лицо Барти просветлело, он гордо выпрямился.
— Темный лорд вернется. Он никогда не оставит своих слуг.
— Очевидно, и из тюрьмы тоже он тебя вытащит?
— Очень смешная шутка. Всего лишь за принадлежность к оппозиции в Азкабан не сажают.
— Так и есть. А больше ни за что тебя сажать не следует?
Барти скрестил руки на груди.
— Всего лишь пошел за своими паршивыми дружками, — завелся Крауч, — всего лишь пытал невинных людей…
— Твои авроры каждый день кого-нибудь пытают. Они действуют теми же методами, что и мы, когда нужно выбить информацию, — голос Барти опасно задрожал.
— Мне не нужен такой сын, слышишь? Не нужен!
— Прекрасно! Не переживай так! Нашлись те, кто во мне нуждается!
— Для чего? Как слуга, как солдат? Слышал бы ты себя со стороны!
— В окружении Темного лорда много разных людей! Я бы смог принести пользу! Уж намного больше, чем работая в Аврорате среди паршивых грязнокровок!
— И это говоришь мне ты? Разве так я воспитывал тебя?
— Меня воспитала мама!
Глаза Крауча полезли из орбит.
— И чем ты ей отплатил? Можешь забыть о нас! Ты мне больше не сын! Ты нам больше не сын!
— Говори за себя!
Больше ни секунды Крауч вынести не мог, он вышел из камеры, намереваясь больше никогда не признавать в этом человеке своего сына. Но не видеть чумазого мальчишку с его ребяческими речами, не замечать его испуга, который он пытался скрыть, не получалось.
Барти что-то орал ему вслед, но он захлопнул дверь, и все звуки поглотили защитные заклинания.
Расхаживая взад-вперед перед камерой, словно часовой, Крауч не мог не признать, что получил ответы на все вопросы. Оставался выбор между совестью и сердцем.
Его Эмилия, его единственная опора в жизни, поймет ли она его? Им не избежать бесчестья! Если она попросит… Но нет. Она слишком любит его, чтобы попросить поступиться своей совестью.
Она порывался каждую минуту снова войти в камеру сына, ему еще столько нужно было высказать.
Впрочем, на самом деле все было давно решено. Барти сам вынес себе приговор, и Краучу оставалось только по возможности оставаться беспристрастным. Не требовать смягчения или немедленной расправы, а оставаться стальным стержнем, на котором держится система, выстроенная им.
Только бы кара за преступления его сына не пала на него самого.
***

Дамблдор широкой поступью пересекал Атриум, без малейших усилий прорезая толпу.
Никто из репортеров не приставал к нему с просьбами об интервью.
Тем не менее одна не обремененная щепетильностью особа сумела увязаться за ним, прошмыгнув в лифт. Она едва поспевала за Дамблдором.
В лифте было несколько коллег Дамблдора, вместе с ним направлявшиеся на тот же суд. Они обменялись вежливыми молчаливыми кивками.
Металлические решетки с лязгом закрылись, и лифт двинулся в путь.
— Мистер Дамблдор, могу я задать пару вопросов? — деловито обратилась к Дамблдору Скитер.
На ней была новенькая малиновая мантия и вид был крайне довольный.
— Как я могу вам отказать, мисс Скитер, — ответил Дамблдор, сканируя ее взглядом.
Скитер не уловившая холодок в его голосе, всплеснула руками:
— Вы помните мое имя?
— Нет нужды притворяться, что имеешь плохую память, когда это не совсем так. Вы получили «отлично» по Трансфигурации на уровне ЖАБА.
Скитер неприятно ухмыльнулась.
— Как вы прокомментируете слухи о том, что вскоре кресло министра магии будет принадлежать вам?
Дамблдор невинно улыбнулся в ответ.
— О, вы не слышали? — он сделал шаг в сторону открывавшихся дверей, — Берти Боттс выпустили новые вкусы своего драже.
Издевательски приподняв шляпу в знак приветствия, Дамблдор покинул лифт вслед за своими коллегами.

***

Рита Скитер проводила Дамблдора злобным взглядом. Намочила кончиком языка Прыткопишущее перо, и оно заскакало по страницам блокнота с бешеной скоростью. До этого момента Скитер повезло достать пропуск только на заседание по делу Бегмена, и вот теперь, когда она спелась с милой дамой по имени Долорес Амбридж, ей наконец удалось выбить себе местечко на громком процессе.
Она надеялась выжать из будущих статей как можно больше денег. А если заседания окажутся слишком скучными или начнут отдавать греческими трагедиями, она сумеет подлить немного смачных подробностей и догадок. В строго дозированных количествах, разумеется, Министерство строго следило за Пророком.
Перо скакнуло в сумочку, которую Скитер тут же защелкнула.
Она поправила прическу, подмигнула своему отражению на лакированной двери и поспешила спуститься вниз, туда, где через час должны были судить Лестрейнджей и Крауча-младшего.
***

Прибыл лифт, но никто кроме Фаджа не решился зайти внутрь вместе в Министром магии Миллисентой Багнолд.
Багнолд, громко кряхтя, потирала рукой спину.
— Треклятый люмбаго, — пояснила она Фаджу. Тот понимающе кивнул.
Громыхая, лифт неспешно спускался вниз.
— Что это вы, дорогой мой, как в воду опущенный? Радоваться надо. Сегодня слушанье по делу Лонгботтомов. Надеюсь, после него репортеры слезут с нашей шкуры.
— Боюсь, госпожа Министр, пресса теперь надолго не оставит Министерство в покое.
— Н-да… — протянула Багнолд. — Хорошо, что у нас есть Крауч, который принял весь удар на себя.
— Сказать по правде, — Фадж беспокойно крутил в руках котелок, — После такого его кандидатура на… простите меня… пост Министра магии будет выглядеть не самым лучшим образом.
— Да говорите прямо, Корнелиус! Отвратительно это будет. Электорат его не поддержит. Вне зависимости от того посадит он сына или нет.
— Будет неплохо, если эта новоявленная Скитер перейдет на нашу сторону. Скажем, можно изредка подкидывать ей несущественную информацию о чем-то вне Министерства.
— А вы опасный игрок! — пожурила Крауча Багнолд.
Фадж едва заметно покраснел, не в силах снести насмешки.
— Так кто такая Скитер? — поинтересовалась Багнолд, — В последнее время желание читать газеты пропало, скажу я вам.
— Да так… Думаю, эта особа будет причинять неприятности. Она уже сейчас прохаживается насчет Министерства. Такими темпами она скоро начнет позволять себе писать о Дамблдоре.
— Хех, Альбуса это вряд ли станет волновать. Пусть себе пишет.
— Однако же, имея определенные рычаги давления…
— Все это очень хорошо. Но поймите вы, есть вещи куда более важные! Да-да, вот и Краучу не стоит об этом забывать. А сила всегда будет на стороне Министерства.
Фадж промолчал, хотя видно было, что ему еще есть, что сказать. Судя по всему, он опасался потерять поддержку Багнолд на будущих выборах, которую она обещала. В целом он старался придерживаться советов, которые она ему давала.
— Как у вас обстоят дела с Альбусом? — стараясь смягчить свой резкий тон, спросила Багнолд Фаджа.
— Он сама любезность, — ворчливо отозвался Фадж, — Добиться от него соображений по поводу предстоящих выборов мне так и не удалось.
— Бросьте, если бы Альбус хотел быть у руля, никто бы ему не помешал. И вообще, когда я выйду в отставку, а этот день не за горами, старайтесь сохранять с Альбусом хорошие отношения. Он всегда поможет вам, Корнелиус.
— Отдел Тайн, — объявил холодный женский голос.
Обрадованный вскользь брошенной фразой, намекавшей на то, что ему путь к власти расчищен Фадж, вышел из лифта вслед за Багнолд.




***

Коридоры, казалось, стали уже. Вдоль стен с облупившейся оранжевой краской выстроились шеренгами люди. Все сотрудники Аврората вышли из своих кабинетов, чтобы увидеть, как Барти Крауч идет судить своего сына.
Краучу не нужен был свет тысяч прожекторов, чтобы чувствовать себя так, словно его вывели на арену и скоро четвертуют для потехи публики.
В трансе он продвигался вперед. Собственное тело чудилось не своим. Каждый шаг гулко отдавался в голове.
Наступал час истины. Вся грязь и мерзость будет смыта жесткой рукой правосудия. Никто не скроется, каждый поплатится за ложь, за беззаконие, которое посмел творить на земле, которая принадлежала Краучу. Как пострадал бы отлаженно работающий организм Министерства, поддайся Крауч тайным желаниям сердца.
Он повернул в зал, заставленный рабочими столами авроров, на перегородках отсеков, увешанных колдографиями подозреваемых, были прикреплены заметки о грядущих судебных разбирательствах. Но и здесь всех присутствующих интересовало только одно. Вслед Краучу поворачивались головы, тихое перешептывание пронеслось по залу.
Ну и пусть. Все мужество Крауча уходило на то, чтобы не сбиваться с ритма, не останавливаться.
Крауч больше не человек. Он часть системы, он механизм, он и есть сама власть. Не совесть судит тех, кто преступил закон, а он.
***

Продуваемая сквозняками камера была ее новым пристанищем, и даже холод дементоров, струившийся из-под закрытой двери, не мог избавить Беллатрикс от ощущения острой нехватки воздуха. Беллатрикс скинула с себя тонкое льняное покрывало, под которым пыталась согреться.
Она принялась расхаживать по камере, яростно сжимая кулаки.
Студеный воздух наполнял легкие. Ее потряхивало время от времени, она пыталась бороться с этим, расслабиться, дать теплой крови проникнуть во все уголки тела. Но это было не так-то легко.
Очередная судорога заставила ее прикусить костяшки пальцев.
Теперь руку саднило. Во рту она чувствовала соленоватый привкус крови.
Ярость превратилась в холодную сосредоточенность одержимого. Предвестницу убийства.
Она так давно не видела крови. Не слышала криков жертв.
Подскочив к стене, она прижалась к ней всем телом. И, царапая пальцы о шершавую поверхность камней, поглаживала стены своей темницы. За этой стеной иногда пытали. Но авроры не умели так, как она. Они были грубы, рубили с плеча и были недостаточно упорны.
Раскрепощая своего внутреннего зверя, Беллатрикс вцепилась в свои волосы.
Боль. Но примитивная, маггловская.
Кто-то выволок ее в центр камеры. Она осела на пол, зная, что будет дальше, в какой-то мере предвкушая ужасы, которые ей предстояло пережить. Задыхаясь, сопротивляясь.
— А теперь вашему вниманию, дамы и господа! — объявила Беллатрикс и поклонилась невидимым зрителям, как конферансье, готовящийся представить гвоздь программы, — Представляю Беллатрикс Лестрейндж! Она еще красива, не правда ли? Только это пройдет. И излишне весела, я бы сказала. Но если сделать вот так…
Она задрала свою голову и вырвала клок волос с макушки. Голову опалило огнем.
Словно со стороны она услышала собственное приглушенное рычание.
Но другая рука мертвой хваткой тянула ее наверх.
Утробным голосом она умоляла:
— Я скажу все, что вы хотите… Что вы хотите знать?
Ярость поднялась в ней как змея. Смысл не в том, чтобы что-то узнать. Ей хотелось ее линчевать…
За что? По какому праву? — спрашивала Беллатрикс свою мучительницу…
Перед ней было всего лишь человеческое лицо страха. Но она не боялась! Никогда! Ну что за мерзость? Ты должна быть самой храброй из людей…
Беллатрикс мотала головой, отрицая то, что происходило. Она в страхе вжималась в стену и пыталась уползти.
Беллатрикс преследовала ее, припугнув, отступала, а потом снова и снова кидалась вперед…
Внутри все горело, изнывало, молило об освобождении. И не было больше сил отрицать, что боль эта не заслуженна.
Вот теперь она поняла!
И Беллатрикс поняла! Правда ясна, как день, верно она говорит?
Беллатрикс снова потерялась в привычном сюжете.
Она обратилась к своей мучительнице, а, может, своей избавительнице:
— Возьми меня за руку сквозь пылающее пламя. Не покидай меня. Темный лорд бросил нас. Но он сам учил нас одиночеству.
Сполохи зеленого пламени осветили окружавшую ее толпу, которая скрывалась во мраке. Лысые, пожелтевшие, иссохшие, с посиневшими губами — они обступали ее со всех сторон.
У всех жертв было одно лицо. Ее собственное. Все они улыбались как дети и беззвучно напевали себе под нос.
— Раскрась мир во все оттенки черного. И все снова будет хорошо.
Беллатрикс поперхнулась собственным смехом.
Из тьмы ей вторили голоса ее жертв, смех их вскоре перешел в леденящие кровь крики, их кожа выворачивалась наизнанку, отделялась от них, как шелуха, их тела приобретали цвет протухшего мяса, и вот они падали перед ней на колени. Ее жертвы неистовствовали на разные лады: кто-то вопил без остановки, ему аккомпанировали тихими стонами, затем вступил протяжный свирепый вой. Музыка для ее ушей. Симфония смерти. Она умело дирижировала таким оркестром, притоптывая ногой.
Подошла к своей кровати, села на нее, гордо выпрямив спину.
Крики стихали, а потом, словно оторвавшись от тех, кто их издавал, устремились куда-то ввысь. Беллатрикс задрала голову к высокому потолку. Ей казалось, что она находится на дне глубокого колодца.
Постепенно светлело. Один за другим зажглись факелы.
Все смолкло как по мановению волшебной палочки. Беллатрикс остро ощущала свое тело, ее «я», бившееся в груди. Она положила руки на подлокотники, цепи призывно звякнув, обвили ее запястья.
Вокруг нее выросли возвышающиеся скамьи, на которых, как истуканы, сидели судьи.
Звенящую тишину разорвал дикий вопль.
— Отец, я в этом не участвовал! — Беллатрикс поморщилась, Крауч-младший с самого начала ее немного раздражал. — Клянусь тебе! Не отправляй меня опять к дементорам…
— Вы также обвиняетесь в том, — надрывал голос Крауч, — что, не узнав ничего от Фрэнка Лонгботтома, вы подвергли заклятию Круциатус его жену. Вы намеревались вернуть власть Тому-Кого-Нельзя-Называть, чтобы продолжать сеять зло, чем вы, без сомнения, занимались, пока ваш хозяин был в силе. И я прошу присяжных…
Беллатрикс презрительно разглядывала зал, по правую руку от Крауча восседал невозмутимый Дамблдор, наткнувшись на его взгляд Белалтрикс постаралась ответить всей яростью, на какую была способна. Женщина по левую руку билась в истерике, и Беллатрикс пожелала ей поскорей заткнуться. Журналистка в безвкусной малиновой мантии с жадным предвкушением разглядывала ее, Беллатрикс глумливо усмехнулась ей.
— Мама! Мама! Останови его! Мама, это не я, клянусь, это не я!
— И я прошу присяжных, — голос Крауча эхом побежал по залу, — тех, кто как я, считают пожизненный срок в Азкабане заслуженным наказанием, поднять руки.
И снова толпа завибрировала. Ее будущие жертвы были в ней.
А потом раздались аплодисменты этих уже обреченных людишек.
Крауч-младший продолжал вопить, и Беллатрикс дернула плечом.
— Мама, нет! Я не делал этого, не делал! Я ничего не знал! Не отправляйте меня туда!
Все они заранее приговорены, и она, и Родольфус, и Рабастан, и оба Крауча, и все до единого судьи.
Только Темный лорд способен придать этому смысл.
Металлические браслеты разомкнулись, он поднялась с места.
Она чувствовала холод дементоров, но отказывалась его признавать, подчиняться ему. Она свысока посмотрела на Крауча:
— Темный Лорд вернется, Крауч! Можете запереть нас в Азкабане! Мы и там будем ждать его! Он освободит нас и осыплет милостями! Мы одни остались ему верны! Старались найти его!
Со скамей неслись насмешливые выкрики, многие вскочили на ноги. Беллатрикс круто развернулась и быстрым шагом вышла из зала, позади нее Крауч-младший продолжал глупую борьбу.
— Я твой сын! Я же твой сын!
Беллатрикс притормозила перед чернеющим дверным проемом. Рядом с ней остановились ее спутники.
— У меня нет сына! — голос Крауча прорывался через густой туман в голове Беллатрикс, который несли с собой дементоры, — У меня нет сына! Уведите их! Уведите немедленно, и пусть они там сгниют!
— Отец! Отец! Я не виноват! Это все неправда!
Родольфус и Рабастан, которых Беллатрикс видела впервые после их ареста, равнодушно посмотрели на нее.
На миг торжествующую Беллатрикс ослепили вспышки колдокамер, прежде чем она шагнула в темноту.
В знакомом мрачном небытии каждый звук гулко отдавался в ушах. Серые стены с водяными подтеками выступали из темноты, по мере того как Беллатрикс шагала вперед. Где-то рядом плыл по воздуху дементор, а, может, он стал частью ее самой.
В маленьком окошке на тяжелой металлической двери промелькнуло надменное лицо Сириуса Блэка. Он смахнул с азкабанской робы невидимую пылинку и бесшабашно ухмыльнулся за толстыми прутьями тюремной решетки.
Беллатрикс парила в пугающей невесомости, грациозно скользнула в свою камеру.
Дверь захлопнулась. В узкое отверстие в стене, почти под потолком проглядывало небо, по которому огненно ветвились молнии.
Беллатрикс рухнула на колени. Она снова теряла контроль.
***

В приглушенном свете больницы святого Мунго Августа Лонгботтом беспокойно теребила край мантии.
Настал момент, которого она так долго ждала. Ее сына и невестку должны были впервые вывести из изолятора.
Появился лекарь, а за ним шли они.
Охнув, Августа прикрыла ладонью рот.
Два робких ребенка-переростка. Взявшись за руки, они тихонько напевали себе под нос, шаркающей походкой направились куда-то. Они и сами не ведали куда.

просмотреть/оставить комментарии [3]
<< Глава 11 К оглавлению 
февраль 2020  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
242526272829

январь 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2020.02.21
Отпуск следопыта [0] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)



Продолжения
2020.02.21 16:53:26
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.02.21 08:12:13
Песни Нейги Ди, наёмницы (Сборник рассказов и стихов) [0] (Оригинальные произведения)


2020.02.20 22:27:43
Змееглоты [3] ()


2020.02.20 14:29:50
Амулет синигами [116] (Потомки тьмы)


2020.02.20 11:33:58
The curse of Dracula-2: the incident in London... [30] (Ван Хельсинг)


2020.02.18 06:02:18
«Л» значит Лили. Часть I [4] (Гарри Поттер)


2020.02.17 01:27:36
Слишком много Поттеров [44] (Гарри Поттер)


2020.02.16 20:13:25
Вольный город Норледомм [0] ()


2020.02.16 12:16:29
Работа для ведьмы из хорошей семьи [3] (Гарри Поттер)


2020.02.16 11:38:31
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.02.15 21:07:00
Мой арт... [4] (Ван Хельсинг, Гарри Поттер, Лабиринт, Мастер и Маргарита, Суини Тодд, Демон-парикмахер с Флит-стрит)


2020.02.14 11:55:04
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.02.10 22:10:57
Prized [5] ()


2020.02.07 12:11:32
Новая-новая сказка [6] (Доктор Кто?)


2020.02.07 00:13:36
Дьявольское искушение [59] (Гарри Поттер)


2020.02.06 20:54:44
Стихи по моему любимому пейрингу Снейп-Лили [59] (Гарри Поттер)


2020.02.06 19:59:54
Глюки. Возвращение [238] (Оригинальные произведения)


2020.01.30 09:39:08
В \"Дырявом котле\". В семь [8] (Гарри Поттер)


2020.01.23 14:02:47
Прячься [3] (Гарри Поттер)


2020.01.21 10:35:23
Список [10] ()


2020.01.18 23:21:20
Своя цена [20] (Гарри Поттер)


2020.01.15 12:47:25
Туфелька Гермионы [0] (Гарри Поттер)


2020.01.15 12:43:37
Ненаписанное будущее [17] (Гарри Поттер)


2020.01.11 22:15:58
Песни полночного ворона (сборник стихов) [3] (Оригинальные произведения)


2020.01.11 20:10:37
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.