Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Хагрид очень сильно плакал когда смотрел властелина колец,ведь там убили столько редких и смертельно опасных существ,горячо любимых им

Список фандомов

Гарри Поттер[18417]
Оригинальные произведения[1215]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[457]
Блич[260]
Звездный Путь[253]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[217]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[172]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[104]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[3]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[50]



Немного статистики

На сайте:
- 12555 авторов
- 26902 фиков
- 8510 анекдотов
- 17543 перлов
- 646 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

 К оглавлениюГлава 2 >>


  Путешествие в Гардарику

   Глава 1. Ошибка
– Кому-то все равно придется туда отправиться, – нахмурился Зевс, многозначительно помахивая свитком.

Он поочередно посмотрел на присутствующих, но ни у кого на лицах не заметил готовности отправляться «туда, куда Геракла ни один придурок не гонял», по меткому выражению Гермеса. Сам Гермес появился ненадолго, внимательно выслушал отца, важно кивнул, заявил, что дело, безусловно, нужное, обязательно на такое приглашение стоит ответить и… тут же умчался по каким-то очень важным и очень срочным делам. Все подозревали, что он просто-напросто спрятался у Аида, но вслух говорить поостереглись: сам Аид, вопреки обыкновению, присутствовал на встрече, в основном молчал, но никто не сомневался, что племянника (любимого, надо сказать, племянника) в обиду никому не даст. Тем более, что спорить с Аидом остерегались не только сыновья и дочери Зевса, но и он сам. Даже Гера предпочитала либо промолчать, либо уступить.

– Я мог бы отправиться, – прогудел, наконец, Посейдон, – но сам понимаешь, толку от меня там будет мало. Случись что, я вполовину силы буду работать – до моря там далеко…

– Близко там море, – равнодушно произнес Аполлон. – И с запада есть море, и с севера, и не одно.

Посейдон недовольно покосился на племянника. Северные моря – и об этом всем присутствующим было хорошо известно – владыка вод откровенно недолюбливал, считал слишком холодными и непослушными, а мореходов из тех земель и вовсе норовил утопить или не пускать в свои владения – заявлял, что жертв правильных эти смертные не приносят, почитать правильно не умеют и вообще… Зато Аполлон, похоже, был в Гиперборее почти своим, недаром мать навещал часто и так охотно, что даже единоутробная сестра недовольно поджимала губы, хоть вслух ничего не говорила. Или говорила, но исключительно наедине, а потому Аполлон и Артемида все еще считались самыми дружными из многочисленного потомства Зевса.

– Я могу, – предложил Пан, и возлежащий неподалеку от него Дионис радостно расхохотался. – За стадами и лесами и без меня присмотреть есть кому, а я давно хотел побывать на севере.

– Отправь этого… достойного бога, Зевс, – скривила губы в недовольно-презрительной улыбке Афродита, – и уверяю тебя – никого из нас никуда более приглашать не станут. И такой проблемы – кому отправиться в гости – у нас более не будет.

– Так отправлялась бы сама, – негромко произнесла Афина, буквально на секунду опередив гневный ответ Пана. – После твоего визита приглашать будут так часто, что каждый из нас побывает где угодно. И не по одному разу.

Афродита одарила ее снисходительным, полным превосходства осознающей свои достоинства женщины взглядом, грациозно поднялась с ложа и пошла в сторону двери, но на пороге задержалась и, обернувшись, взглянула в глаза Зевса.

– Пусть едет самый рассудительный и справедливый, – посоветовала она. – Тот, чья репутация выдержит не только дальний путь, но и многодневные пирушки.

– Это она похвалила или обругала? – недоуменно спросил Дионис, когда Афродита удалилась.

– Это она намекнула, что стоит меня отправить, – Афина тоже поднялась со своего ложа. – И, пожалуй, я иду собираться.

– Ты же не хотела никуда ехать, – удивился Дионис.

– Никто не хочет, как я погляжу, но Афродита права – больше некому, – Афина едва заметно пожала плечами. – Дело даже не в том хочу или не хочу я отправляться по этому приглашению, – она искоса глянула на свиток в руке Зевса. – Дело в том, согласны ли остальные, чтобы отправилась именно я.

– Остальные согласны, – за всех ответил Зевс. – Афродита права – ты редко поддаешься чувствам. И почти всегда слышишь голос разума.

– И никогда не веришь сердцу, – хмыкнул Аполлон и встал. – Я рад, что ты увидишь Гиперборею, пусть даже всего лишь проездом – там очень красиво. Хорошей дороги.

– Я дам тебе с собой вина, – подскочил Дионис. – Самого лучшего!

– Ага, – кивнул Пан. – И побольше! Телегу или даже две!

– А я попрошу Гермеса проводить тебя, – дождавшись, пока присутствующие отсмеются, произнес Аид. – С ним ты точно прибудешь на место быстро и без проблем.

* * *
Афина с некоторых пор любила это место – уединенный островок вдали от торговых путей, практически на краю Ойкумены. Шелест волн, крики чаек и больше никаких звуков. Камни ведь молчат. И уже никому не важно, кем были при жизни изваяния, никому уже не интересно, зачем они прибыли на этот остров – в поисках славы или наживы, гонимые желанием избавить мир от чудовища или прославиться в веках. Они все остались здесь, на тихих берегах крошечного острова.

– Я ждала тебя.

Медуза, прекраснейшая из сестер Горгон, как обычно сама вышла навстречу. Плотная повязка скрывала глаза, накинутый на голову край плаща – волосы.

– Я знаю.

Афина не стала говорить то, о чем часто думала – Медуза ждет ее всегда. И никогда не спрашивала, что именно она испытывает, когда Афина приходит. Та, из-за которой Медуза теперь живет в уединении и прячет глаза и волосы ото всех. Зато ее сестры не скрывали своих чувств: Сфено пообещала разорвать на части, как только увидит Афину, а Эвриала – утопить. Как именно Медузе удалось утихомирить сестер, Афина не знала, но догадывалась. Единственная смертная среди бессмертных титанид…

– В дом не зову, – Медуза улыбнулась. – У меня гостят сестры.

– Вот уж с кем не желаю сейчас встречаться, – передернула плечами Афина.

Горгон она не боялась, но не хотела причинять Медузе еще больше горя. Достаточно и того, что уже произошло…

* * *
…Первым, что увидела Афина, войдя в храм, было распростертое на полу женское тело. Длинные темные волосы разметались вокруг головы, запрокинутое лицо с закрытыми глазами и закушенной губой было бледным, руки, прижатые ее любовником к полу, стиснуты в кулаки, а ноги, едва прикрытые одеждой, бесстыдно раскинуты. А единственными звуками, нарушавшими тишину, были тихие стоны, вырывающиеся у женщины всякий раз, когда нависающий над ней мужчина делал более резкое движение бедрами.

– Это не храм Афродиты, – брезгливо произнесла Афина, подбирая подол пеплоса, словно боялась замарать его.

Мужчина в ответ утробно взрыкнул, замирая, а потом скатился со своей любовницы и развалился рядом, довольно жмурясь.

– Посейдон! Совсем ума лишился? – возмутилась Афина, узнавая святотатца.

Посейдон открыл глаза, все еще затуманенные удовольствием от удовлетворения своей похоти, и коротко хохотнул.

– Нет, не совсем, – он сел, не обращая внимания на негодование Афины. – А мог бы – до того сочная рыбка попалась. Впрочем, тебе не понять.

Женщина слабо пошевелилась, и он собственнически похлопал ее по бедру.

– Убирайся прочь, – прошипела окончательно выведенная из себя Афина. – И шлюху свою забирай!

Посейдон расхохотался, встал и пошел к выходу.

– Оставляю ее тебе, вечная девственница – у вас будет о чем поговорить! – и скабрезно подмигнув, исчез.

Женщина между тем уже сидела, прикрывая обнаженную грудь обрывками хитона в пятнах крови и семени.

– Убирайся, – велела Афина, узнав, наконец, сегодняшнюю любовницу Посейдона и осквернительницу храма.

– Афина, пожалуйста, – прошептала Медуза, – не гони меня. Я…

– Убирайся сама – или я велю вышвырнуть тебя прочь.

Она раздраженно смотрела, как Медуза, не вытирая льющихся слез, пытается подняться, как потом, пошатываясь, бредет прочь.

– Я искала у тебя защиты от Посейдона, – обернувшись на пороге, произнесла Медуза. – Я всего лишь хотела укрыться от него.

– В следующий раз придумай что-нибудь другое, прежде чем удовлетворять свою похоть в моем храме, – посоветовала Афина.

– Следующего раза не будет, справедливейшая из богинь, – горько ответила Медуза.

Зевс не любил и побаивался титанов, а потому не стал перечить своей любимице Афине и исполнил ее просьбу: волосы титаниды – осквернительницы храма стали змеями, а ее глаза отныне несли смерть. И лишь потом Афина узнала, как все было на самом деле.

– Догнал я ее, – рассказывал изрядно захмелевший Посейдон на очередном пиру, – схватил за руку, а она вырывается, пищит что-то. Была всегда такая… ух! А тут гляжу на нее – какая там величавость: взгляд испуганный, хитон распахнулся, пока бежала, и грудь такая, сама в ладонь просится, – он отхлебнул вина из чаши и прижмурился. – Упругая, небольшая, как раз как мне нравится. Прижал я ее к себе, потискал, а она плачет, про храм что-то бормочет. И задом своим по мне так и елозит, так и елозит.

Афина прикрыла глаза, не желая смотреть на сальный взгляд раскрасневшегося от вина и воспоминаний Посейдона, и жалея, что не может заставить его замолчать.

– Не утерпел, повалил я ее, хитон разорвал.

Пряди темных волос струятся по вздрагивающей от подавляемых рыданий спине, словно весенние ручьи с гор, словно змеи в траве.

– Уж как она не пыталась зажиматься, а ноги все одно раскинул, палец внутрь сунул – тесно там, жарко.

Большие темно-серые глаза, блестящие, то ли от слез, то ли от обиды, и длинные темные ресницы – словно стрелы, что разят без промаха, сразу и насмерть.

– Она все равно вырваться пытается, да я уже пристроился и как засадил по самые яйца!

Афина вскочила, более не желая слушать звучный голос Посейдона и реплики его слушателей, и выбежала из залы. Свежий воздух отрезвил голову и немного остудил горящие щеки. Стыдно, Метида–мать, как стыдно-то! Перед собой, перед титанидой, которую изнасиловал бог в ее, Афины, храме. «Справедливейшая из богинь».

– С тобой все в порядке?

Афина вздрогнула и обернулась к неслышно подошедшему со спины Гермесу.

– Да, все хорошо.

Гермес внимательно посмотрел не нее и, внезапно улыбнувшись, но не озорно, совсем по-мальчишески, как, пожалуй, умел только он один, а немного печально и понимающе, – предложил:

– Давай немного погуляем. Давно не был на Олимпе…

Афина пожала плечами, дескать, почему бы не погулять, и пошла рядом с Гермесом. Наверняка у него разговор какой-то есть – из тех, которые не предназначены для чужих ушей. Однако Гермес шел молча, пиная изредка попадавшиеся на дороге камешки да наклоняясь для того, чтобы сорвать цветок. Афина тоже молчала, просто потому что не понимала, о чем стоит говорить. Она знала Гермеса-посланца Зевса: с ним нужно было разговаривать только о том, что касалось его очередного поручения. Она знала Гермеса-проказника: с ним вообще не хотелось иметь ничего общего. Она помнила Гермеса-душеводца: на поле боя он разговаривал только с душами, а не с теми, кто только что лишил жизни очередного смертного. Но этот Гермес, совсем незнакомый, а потому немного пугающий, был непонятен.

– Это тебе, – он внезапно остановился и протянул Афине перетянутый длинной травинкой букет.

Афина растерянно посмотрела на скромный дар. Ей никто и никогда не дарил цветов, и что полагается делать, Афина не знала. Гермес же просто ждал, держа в протянутой руке белые цветы, словно светящиеся в подступивших сумерках.

– Возьми, – произнес он наконец. – Это просто цветы для тебя, ты же видела, как я их собирал, – никакой опасности они не представляют.

Опасности Афина не боялась, но говорить о том, что просто растерялась, не стала.

– Благодарю.

Цветы пахли тонко, еле уловимо, и Афина поднесла их к лицу, желая запомнить этот миг и насладиться ароматом. Он успокаивал и умиротворял, как и голос Гермеса, правда в то, что именно говорит брат, Афина не вслушивалась – пока не услышала про Пелион.

– Там сейчас спокойно. – Гермес уже улыбался тепло, и взгляд тоже потеплел. – Сатиры угомонились, Хирон только-только нового ученика на подвиг отправил. Пойдешь?

– На Пелион? – уточнила Афина, но покачала головой в ответ на утвердительный кивок Гермеса. – Нет, на Пелион я сейчас не хочу. Но… ты же знаешь, куда отправилась Горгона?

– Знаю, – Гермес вновь улыбнулся. – Ты говоришь с повелителем путей – мне ли не знать.

– Сможешь отвести меня туда?

Чем дольше Гермес рассказывал про долгий и полный опасностей путь, тем более крепла уверенность Афины в том, что она хочет попасть туда, где нашла себе убежище Медуза. В конце концов, Гермес замолчал, выжидательно глядя на Афину, и она кивнула – дескать, все еще хочу попасть туда, и все опасности мне не помеха. Гермес едва заметно усмехнулся, очертил в воздухе искрящийся полукруг и приглашающее махнул рукой, произнеся:

– Когда решишь обратно, просто позови меня.

И Афина решительно шагнула в открывшиеся врата…

* * *
– Тебя долго не было, – сидя на прибрежном песке и повернув голову в сторону моря, тихо сказала Медуза.

Она медленно пересыпала собранный в горсть песок, иногда откладывала в сторону нащупанные мелкие ракушки. Афина присела рядом и, не отрываясь, смотрела на пальцы Медузы.

– И снова долго не будет, я права?

Афина сначала кивнула, а потом уже вспомнила, что собеседница не увидит ее жеста. Но та увидела, или, что вероятнее, услышала.

– Не хочешь увидеть мой остров целиком? – предложила Медуза. – Ты была только здесь, на берегу, и в доме.

– Хочу, – согласилась Афина.

Острова она действительно так и не видела. Тогда, в первый раз, врата Гермес открыл тоже на берег – только оттуда виден был дом Медузы. Он черным силуэтом был очерчен на фоне садящегося прямо в море солнца. Афина попыталась разглядеть что-либо еще, но свет слепил глаза, и пришлось зажмуриться, прогоняя выступившие слезы.

Нападение она сначала услышала. Резко развернулась и задрала голову, глядя на стремительно приближающиеся, скорее даже падающие сверху тела с кроваво блестящими в лучах солнца телами, с огромными когтями и широко распахнутыми крыльями. Афина отшатнулась, прикрывая лицо рукой, чтобы не ослепнуть от ярких бликов – перья на крыльях были из золота.

Шумно приземлившись, чудовища, выщерив длинные клыки, слаженно зашипели, как и хищно шевелящиеся змеи на головах, а в глазах пылала дикая ярость, смешанная с ненавистью.

– Паллада, – хрипло прокаркало одно чудовище, – убью!

«У нее теперь змеи на голове, – вспомнила Афина. – А еще у нее есть сестры, пожелавшие разделить судьбу с Медузой».

Защищаться она не собиралась – не за тем шла. Умиротворение, поселившееся после разговора с Гермесом, исчезло, уступив место апатии и равнодушию: если ей суждено погибнуть здесь, на безвестном берегу острова, на самом краю мира…

– Нет!

От резкого толчка Афина сделала еще шаг назад и, не удержавшись, села на влажный, еще хранящий прикосновение волн песок, и букет, который она все еще держала в руках, упал прямо под ноги словно из ниоткуда появившейся Медузе. Та стояла, загораживая собой Афину, и что-то тихо, но явно угрожающе выговаривала сестрам. В отличие от них, ни крыльев, ни когтей у Медузы видно не было, но когда она обернулась, чтобы коротко бросить в сторону Афины: «Потом приходи!», Афина невольно вздрогнула: часть лица Медузы с зажмуренными глазами покрывала металлически поблескивающая чешуя.

– Приду, – пообещала Афина и, быстро поднявшись, пошла прочь, за невысокую скалу, чтобы оттуда позвать Гермеса.

* * *
– Идем.

Медуза уже стояла, протягивая Афине руку. Ладонь у нее была маленькой, но хватка оказалась крепкой, как у самой Афины. Впрочем, у всех воинов такая – чтоб сподручнее было держать меч или копье. Оружия у Медузы Афина ни разу не видела, ни в руках, ни в доме, но хорошо помнила, что в гневе или ярости все сестры Горгоны способны принимать иной облик.

– Идем. – Афина улыбнулась и, не стремясь выдернуть руку из руки Медузы, пошла рядом с ней. Некоторое время они шли молча, но потом Афина в задумчивости произнесла: – Я не хотела никуда отправляться. Да и сейчас не уверена, что хочу, но…

– Но так сложилось, что принимать иное решение поздно?

С Медузой было легко разговаривать – и порой диалог казался монологом, настолько совпадали мысли и выражающие их слова у собеседниц. Вот и сейчас Медуза сказала именно то, что думала сама Афина – любое иное решение было бы не таким… правильным. И поздно его менять.

– Отец вызвал всех на совет, – начала рассказ Афина.

Зевс не говорил, что получение приглашения на свадьбу от далеких северных богов стоит хранить в тайне, а потому Афина рассказала все – и как Зевс оповестил о содержании письма, и как отреагировали боги, и как получилось так, что именно Афина поедет в далекую Гиперборею, а потом дальше – в загадочную Гардарику, лежащую на берегу холодного моря.

Под конец рассказа они уже снова сидели – Афина на большом плоском камне, приятно теплом, а не обжигающе-горячем, как обычно в Элладе летом, а Медуза на песке, у самых ног Афины, подставив лицо ласковому ветерку, несущему запах моря, и едва заметно улыбаясь. В какой-то момент Афина поймала себя на мысли, что ей хочется провести ладонью по гладкой шкуре одной из змей и ощутить под пальцами теплую чешую… Да что там! Хочется гладить и перебирать змей, словно они все еще обычные прядями волос.

– А тебе ведь на самом деле хочется поехать, – повернув к Афине лицо, заметила Медуза.

– Что?

– Ты под конец своего рассказа уже хотела, – поправилась Медуза. – А сначала сомневалась.

– Ты права, – после довольно продолжительного раздумья согласилась Афина. – Теперь я понимаю, что идея увидеть Гиперборею и загадочную Гардарику, пусть даже по такому… странному поводу меня увлекла.

– Ну почему же повод странный? – опершись подбородком на колени Афины, спросила Медуза. – Всем свойственно заводить семью.

– И тебе?

– Я чудовище, – не меняя позы, спокойно ответила Медуза. – И у меня есть семья – мои сестры, такие же чудовища, как и я.

Афина покачала головой и, наконец, решившись, провела рукой по змеям-волосам. Те зашипели, но не зло и гневно, а тихо и нежно, и, ластясь, обвили руку Афине. И они действительно были теплыми, слегка шершавыми на ощупь. Медуза прижалась щекой к бедру Афина, потом потерлась об него.

– Почему ты не выгоняешь Посейдона, когда он приходит к тебе? – тихо спросила Афина.

– Ревнуешь? – Медуза снова подняла голову и едва заметно скривила губы в недовольной гримасе, но почти сразу ее снова сменила улыбка, задумчивая и немного печальная.

Совсем не такая улыбка была на ее губах, когда Афина застала ее в объятиях Посейдона.

В тот день Медуза не встретила ее на берегу – Афина уже знала излюбленное место подруги, и старалась появиться именно там. Не было Медузы и в доме, и Афина решил немного прогуляться, сначала бесцельно, а потом, услышав непонятные звуки, пошла в ту сторону, выглянула из-за скалы и замерла.

На первый взгляд казалось, что Медуза просто распростерлась на берегу, нежась в теплых волнах. И лишь потом Афина поняла, что Медуза совсем не одна: ее ласкал полупрозрачный, сотканный из водяных струй Посейдон. Афина была не в силах отвести взгляд от представшей перед ней картины. Слаженно двигающиеся в одном ритме фигуры: женская, с широко расставленными ногами, с плотной повязкой на глазах и улыбкой на губах, обнимающая и поглаживающая по спине мужчину – широкоплечего, обнаженного, с пенной бородой и волосами, сквозь бликующий силуэт которого была видна грудь его любовницы и ее раскрытое лоно, принимающее в себя огромный водный фаллос. В нарастающий шум волн вплетались звуки тяжелого дыхания, прерываемого иногда тихими стонами и страстными вздохами, а потом и громкий вскрик Медузы, сменившийся довольным смешком – когда водяная фигура резко дернулась и опала волной, с рокотом и белоснежной пеной возвращаясь в море.

Афина поспешила неслышно отступить дальше за скалу, надеясь, что Медуза не услышала, а Посейдон не увидел невольную зрительницу. Но еще долго перед глазами была улыбка Медузы – торжествующая, сытая, довольная…

– Не ревную, – мотнула головой Афина, радуясь, что Медуза не увидит ее вспыхнувших от этого воспоминания щек. – Просто не понимаю, почему не гонишь.

– Потому что хочу родить ребенка, пусть даже от того, кто приходит ко мне получить мимолетное удовольствие, – Медуза опустила голову, уткнувшись лбом в колени Афины. – Потому что тот, кого я люблю и от кого хочу этого ребенка, никогда не сможет стать его… родителем.

– Никогда?

– Никогда, – глухо отозвалась Медуза. – Даже если он снизойдет до меня. Она снизойдет. – Она с вызовом подняла голову. – Богиня-девственница, ты же никогда не думала о том, чтобы прикоснуться ко мне? Вот так, – ладонь Медузы скользнула по ноге Афины, заставляя ткань хитона сползти и обнажить не только лодыжку, но и бедро.

Афина едва уловимо вздрогнула – он ласки Медузы по телу пробежали мурашки, кожа стала тонкой и чувствительной, острее стали ощущаться прикосновения змей и дыхание Медузы.

– Тебе неприятно, – по-своему истолковала ее дрожь Медуза и, встав на колени, оперлась на камень рядом с бедром Афины, готовясь подняться.

– Ты права. И одновременно не права, – тихо произнесла Афина и коснулась руки Медузы. – Я не думала, что хочу касаться тебя. И мне приятно твое касание. Просто, – она хмыкнула, – мне привычнее держать в руке копье или щит, а не чью-то руку.

– Это просто, – отозвалась Медуза и погладила обнаженное бедро Афины.

* * *
Все оказалось действительно просто: и самой дотрагиваться до Медузы, сначала гладя ее сквозь одежду, а потом, когда они обе выпутались из хитонов, лаская обнаженную кожу, стряхивая с нее прилипшие песчинки, и растворяться в прикосновениях, ощущая тепло ладоней, горячие поцелуи и легкие укусы. Не противиться растущему возбуждению, легкой дрожи, повиноваться рукам Медузы и не сдерживать себя. Афина прикрыла глаза, наслаждаясь происходящим. Это так просто: поцеловать в ответ на поцелуй. Прикусить палец, которым Медуза водит по ее губам. Застонать в ответ на движение пальцев, задевших чувствительные соски. Перебирать нежно шипящих змей, вздрагивая от каждого движения влажного языка Медузы. И тихо вскрикнуть, когда Медуза одновременно скользнула языком вглубь лона Афины и сжала в пальцах сосок.

Афина приоткрыла глаза, глядя сквозь ресницы на Медузу, и закусила губу, в тщетной попытке сдержать новый стон. Тщетной, потому что еще одно движение языка Медузы, скользнувшее вглубь лона, и Афина застонала, одновременно жалобно и требовательно, желая повторения. Медуза повиновалась, а потом прошептала, обдавая влажную кожу теплым дыханием:

– Моя богиня…

Движения языка Медузы стали все настойчивее и сильнее, она ласкала грудь Афины, ее живот и бедра. Афина хаотично гладила плечи Медузы и беспорядочно перебирала змей на ее голове, тихо постанывала, когда змеи обвивали запястья и терлись об обнаженные руки, и когда ее затопила волна наслаждения, вскрикнула. В то же мгновение Медуза вздрогнула, громко застонав, и обессилено уткнулась лицом в бедро Афины.

* * *
Телом безраздельно владела приятная истома, двигаться не хотелось, было только одно желание – лежать на теплом камне, чувствовать словно истончившейся кожей его шероховатость, и млеть под ласковыми, едва ощутимыми касаниями-поглаживаниями полуприлегшей рядом Медузы. Сквозь ресницы Афина видела, что на губах Медузы играет нежная, теплая улыбка.

– Это просто? – прошептала она, коснувшись губами щеки Афины.

– Очень.

Действительно все было просто – до тех пор, пока не пришло осознание того, что же именно хотела сказать Медуза. «Тот, кого я люблю, никогда не сможет стать его родителем». «Даже если он снизойдет до меня. Она снизойдет».

– Ты говорила обо мне? – требовательно глядя на Медузу, спросила Афина. – До того, как… – она провела ладонью по сильной руке Медузы, потом коснулась груди.

– Да.

Медуза села, обхватив колени и подставляя лицо свежему ветру. Афина тоже села и обняла ее за плечи, прижавшись щекой к шее. Лгать Медузе не хотелось – Афина не думала, что ее чувства к ней можно назвать словом «любовь». Скорее, это была нежность. Тепло. Возможно, страсть, но никак не любовь – так, как понимала это Афина. «Пойти к Афродите и спросить, что это такое – любовь? – подумала она. – Хотя нет, до своего отправления в Гардарику не успею, мне еще Гермеса искать. Спрошу позже», – решила Афина и нежно поцеловала Медузу в плечо.

– Я вернусь к тебе, – пообещала она.

– Я знаю, – отозвалась Медуза. – А к Посейдону не ревнуй – я просто позволяю ему себя… любить. Так, как он представляет себе любовь.

– Не буду, – согласилась Афина, а потом не выдержала и добавила: – Постараюсь. Очень постараюсь не ревновать.

Медуза негромко рассмеялась и потянулась. Движение оказалось внезапно будоражащим – по телу Афины вновь пробежала сладкая волна томления, внизу живота потеплело, и Афина, не желая сдерживать себя, теснее прижалась к Медузе.

– Такая горячая, – прошептала та, погладив Афину по бедру и, немного помедлив, извернулась в объятьях, вновь оказываясь лицом к лицу.

Поцелуи Медузы сначала были нежными и едва ощутимыми, потом становились все горячее, все более будоражащими и страстными. Афина не желала в этот раз обуздывать обуревающую ее страсть и отвечала с не меньшим пылом, и потому не удивительно, что она вспомнила о том, что собиралась навестить Диониса перед своим отбытием, совсем не скоро.

– Тебе пора, – расслаблено раскинувшись на камне, произнесла Медуза. – И мне тоже – сестры будут волноваться. Они всегда беспокоятся, когда узнают о твоем очередном визите.

– Я обязательно вернусь.

Медуза была прекрасна: на слегка припухших после многочисленных поцелуев губах блуждала томная полуулыбка, сильные руки с крепкими мускулами закинуты за голову, упругая грудь едва заметно вздымалась от дыхания, тонкая талия переходила в плавный изгиб крепких бедер, стройные ноги заканчивались изящными ступнями. Афина долго смотрела на нее, стараясь запомнить подругу именно такой – утомленной страстью, очаровательной и великолепной. Казалось, даже змеи были переполнены этой негой – лениво пошевеливались, потираясь о камень и друг об друга мелкой блестящей чешуей.

* * *
Диониса не оказалось в его доме на Олимпе, и Афина вздохнула с облегчением – втайне она опасалась, что взбалмошный брат действительно одарит ее несметным количеством амфор с вином, причем все оно будет, несомненно, прекрасным, и визит Афины будет скорее напоминать торговый, а не гостевой – с целым караваном повозок или флотом, по численности сравнимым с тем, что пришел под стены Трои. Что именно скажет Гермес, с радостью пообещавший помочь с дорогой, и уж тем более сделает, узрев эдакое посольство, Афина представлять не хотела.

– Ну уж нет!

Афина помотала головой, отгоняя это дивное видение, и решительно направилась к дому Гермеса.

Там царило оживленное веселье. Из перистиля доносился громкий смех и струны кифары. «Интересно, он вообще помнит, о том, что именно сегодня нам в путь?» – с некоторым раздражением подумала Афина и решительно прошла внутрь.

От небольшого фонтана, весело журчащего посреди двора, опьяняюще пахло вином, и неудивительно – струя, бившая из чаши, напоминавшей нарцисс, переливалась на солнце всеми оттенками красного цвета – от светлого, коричневато-красного, до темного, почти пурпурного. Стол, вокруг которого расположились хозяин и его гости, был щедро накрыт для застолья.

– А вот и наша Афина, – радостно воскликнул Дионис и поднял в знак приветствия чашу с вином.

– Ты помнишь, что сегодня за день? – старательно не обращая на него внимания, обратилась Афина к Гермесу, оживленно разговаривавшему с Аполлоном.

– Конечно, – Гермес приветственно кивнул ей и встал. – Но я думал, что ты придешь немного позже. Раздели с нами трапезу. Точнее, с моими гостями, – он улыбнулся, – а я пока соберусь в дорогу.

– Я помогу, – Аполлон отложил кифару и тоже поднялся. – Думаю, сестра с удовольствием пока расскажет тебе о Гиперборее.

Афина проводила их удивленным взглядом и недоуменно пожала плечами.

– Я думала, Гермесу нет нужды принимать помощь в таком деле. Он вроде всегда был легок на подъем.

– Так таларии надеть надо, – серьезно произнес Дионис. – А они в последнее время такие шустрые – чуть не уследишь, тут же норовят улететь!

Артемида осуждающе взглянула на него, но ничего не сказала. Афина устроилась неподалеку и решила, что достаточно проголодалась, чтобы последовать совету Гермеса. Она выбрала кисть сочного виноград, сквозь полупрозрачную кожуру которого было видно, что он наполнен прозрачным янтарным соком.

– Что ты хочешь услышать о Гиперборее? – дождавшись, пока Афина утолит первый голод, спросила Артемида. – Я, правда, была там всего несколько раз, но прекрасно помню окрестности дома матери.

– Пожалуй, о Гиперборее ничего, – ответила Афина. – Я потом с удовольствием послушаю твой рассказ, но хочу составить впечатление об этой стране, основываясь на увиденном, а не услышанном.

Артемида кивнула и вновь принялась наблюдать за игрой света на винной струе.

– Ты не обидишься, если я вручу тебе всего одну амфору вина? – немного виновато спросил Дионис. – Зато оно будет самым лучшим, не сомневайся!

– Я только обрадуюсь, – с облегчением произнесла Афина.

– Особенно если она размером не с пифос, – негромко добавила Артемида.

Гермес вновь вышел к гостям довольно скоро – Афина, немного обсудив с Артемидой преимущества и недостатки различных копий и выслушав пару забавных историй Диониса, только-только стала снова раздражаться задержкой.

– Ну что, справедливейшая и неподкупнейшая из прекраснейших, – весело обратился к ней Гермес, – ты готова?

Вместо ответа Афина поднялась и подошла к нему.

– Тогда в путь! – Гермес обнял ее за талию. – Держись крепче – тебя ждут незабываемые ощущения!

И почему-то Афина ему сразу же поверила.

Вскоре Олимп остался где-то позади. Афина оглянулась, но кроме густых облаков ничего не увидела. Движение совершенно не ощущалось – если бы не мелькавшие далеко внизу реки и горы, она решила бы, что они с Гермесом просто висят на одном месте, между небом и землей. Не было ни бьющего в лицо ветра – Афина прекрасно помнила, каково это, нестись на стремительно мчащейся колеснице, – ни холода. Воздух был чист и прозрачен, и в так же прозрачны становились мысли.

Афина не знала, что ждет ее в предстоящем путешествии, но почему-то твердо была уверена – оно ей очень понравится.

просмотреть/оставить комментарии [1]
 К оглавлениюГлава 2 >>
июнь 2019  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

май 2019  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

...календарь 2004-2019...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2019.06.18
С самого начала [17] (Гарри Поттер)



Продолжения
2019.06.17 17:26:37
Очки для Черного [0] (Дом, в котором...)


2019.06.16 14:28:43
(Не)профессионал [1] (Гарри Поттер)


2019.06.16 12:08:58
Ноль Овна. Астрологический роман [9] (Оригинальные произведения)


2019.06.14 12:24:28
Фейри [4] (Шерлок Холмс)


2019.06.12 12:58:18
Несовместимые [6] (Гарри Поттер)


2019.06.11 11:37:37
Сыграй Цисси для меня [0] ()


2019.06.09 22:41:12
Нейсмит, Форкосиган и все-все-все [2] (Сага о Форкосиганах)


2019.06.09 21:43:11
Игры с браком [3] (Гарри Поттер)


2019.06.08 15:03:20
Рау [4] (Оригинальные произведения)


2019.06.07 23:56:18
Поттервирши [15] (Гарри Поттер)


2019.06.07 23:45:12
Сказки нашего блиндажа [2] (Оригинальные произведения)


2019.06.07 23:42:54
Город Который [1] (Оригинальные произведения)


2019.06.07 14:46:09
Часть 1. Триумф и вознесение [0] (Оригинальные произведения)


2019.05.27 00:43:57
Быть Северусом Снейпом [242] (Гарри Поттер)


2019.05.24 12:13:50
Ненаписанное будущее [15] (Гарри Поттер)


2019.05.20 09:35:56
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


2019.05.16 17:46:12
В качестве подарка [68] (Гарри Поттер)


2019.05.09 15:49:02
Драбблы (Динокас и не только) [1] (Сверхъестественное)


2019.05.07 12:03:51
Двуликий [41] (Гарри Поттер)


2019.05.04 16:19:41
Отвергнутый рай [17] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2019.04.30 18:26:32
Lost and Found [0] (Гарри Поттер)


2019.04.30 17:52:01
Его последнее желание [3] (Гарри Поттер)


2019.04.27 14:16:07
Абраксас [54] (Гарри Поттер)


2019.04.25 12:14:01
Расплата [7] (Гарри Поттер)


2019.04.20 15:11:33
Тедди Люпин в поместье Малфоев [2] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2019, by KAGERO ©.