Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Стакан оказался на удивление суровым флешмобом.

Список фандомов

Гарри Поттер[18479]
Оригинальные произведения[1239]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[139]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12695 авторов
- 26934 фиков
- 8617 анекдотов
- 17678 перлов
- 674 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 2 К оглавлениюГлава 4 >>


  Цепи Гименея

   Глава 3. Кёниг
Элай не сильно удивился, очнувшись на коротком диванчике в том самом кабинете совещаний под лучи утреннего солнца. Понадобилось не больше пары секунд, чтобы восстановить в памяти все события вплоть до падения с лошади. Элай сел, ощутив отголоски боли справа, с силой потёр лицо и оглядел себя.

Подол блио был надорван, на правом рукаве рубашки и штанине засохли шершавые пятна грязи — он помнил, что падать начал именно вправо. Сапоги были выпачканы до самых колен, и Элай с мстительной колкостью посмотрел на дорогую кремовую обивку дивана, на которой теперь остались землистые следы. Видимо, его как принесли, так и уложили здесь, ни о чём не заботясь.

На столе призывно стоял поднос с завтраком, но из всего многообразия блюд Элай опознал лишь куриные ножки да овощи. Есть, по правде, хотелось, но он лишь рассеянно сжевал огурец. И как раз в этот момент в кабинет вошёл мастер Франзен.

Апатично, но вместе с тем настороженно, Элай отвечал на все расспросы о самочувствии, сам при этом косясь мастеру поверх плеча. Поняв, куда он смотрит, Франзен мгновенно растоптал все мысли о новом побеге, объяснив, что лошадь Элая всё ещё ищут. Самого Элая нашли на мосту через реку почти сразу же, как он потерял сознание, и успели вернуть в замок до того, как контракт вытянул бы из него все силы.

Элай по-прежнему не представлял, как на всё это реагировать. Ему очень хотелось проверить ещё раз. Вскочить на лошадь и поехать для разнообразия в другую сторону, пусть дальше на Север и глубже в Этингерское королевство, зато дальше от проклятого мрачного города. И посмотреть, сколько он продержится в седле.

Но его размышления прервал неожиданный вопрос Франзена:

— Вы готовы встретиться с королём?

Элай не очень понимал, что подразумевалось под готовностью. Хочет ли он? Разумеется, нет. Может ли? А у него есть выбор?

— Мне нечего ему сказать, — Элай хмуро покачал головой.

— Зато он нашёл, что сказать вам, — возразил Франзен. — Должен предупредить: он, как и вы, не в восторге от сложившейся ситуации.

Элай недоверчиво посмотрел на мастера. А ведь он пока не задумывался над тем, что всё это значит для самого короля. Наверняка это сильно ударит по его репутации. И наверняка король сейчас в ужасе. Элай пока не решил, злорадствовать ему или относиться к королю, как к товарищу по несчастью.

— Идёмте, — Франзен мотнул головой, приглашая следовать за собой, и вышел из кабинета.

И начался бесконечный лабиринт из полутёмных коридоров и многоступенчатых лестниц. Коридоры были длинные, изогнутые под неожиданными углами, с грубыми каменными стенами, от которых тянуло холодом. Через каждые пять шагов по обе стороны висели настенные фонари, и их тёплого света с лихвой должно было хватать, чтобы не чувствовать себя в каменной ловушке. Но эти коридоры так редко прерывались площадками с окнами, что, едва потеряв из виду дневной свет, ты тут же забывал, что за пределами замка уже начался новый день и ярко светит зимнее солнце.

А ещё чем дальше они шли, тем чаще появлялась стража. Что необычно, стражники не стояли на виду, подобно блестящим доспехам, которые должны демонстрироваться каждому, кто наведался в замок. Они скрывались за широкими колоннами и поворотами, в нишах, неразличимых в стенах, и за распахнутыми створками дверей. Словно чтобы тихо и незаметно проследить за гостем, вместо того, чтобы сразу схватить.

Всё это страшно давило, заставляло стены сжиматься сильнее, а полоток — опускаться ниже. Элай подумал, что ещё, пожалуй, не бывал в месте, настолько же неуютном и суровом, где по своей воле жили бы другие люди. Если бы ещё и тишина стояла всю дорогу, вообще было бы тоскливо, но Франзен начал говорить, когда они вышли к центру замка и, как понял Элай, перешли в другое крыло.

— К королю следует обращаться «Ваше Величество», — напутствовал он. — Считается неприличным говорить первым, пока не заговорит король. Также неприлично смотреть королю в глаза — это расценивается как знак агрессии. Помните, что в ваших же интересах вести себя благоразумно.

Хотя скорбные интерьеры замка сводили с ума своей одинаковостью, широкая лестница, по которой они поднимались, показалась Элаю знакомой. Закончилась она площадкой с двумя колоннами, а за площадкой тянулся своеобразный мост. Элай понял, что за ним последует коридор, арка и комнатка с секретарём-ящерицей, и сильно удивился.

Они шли сюда едва ли меньше десяти минут, а стража накануне волокла его с этой площадки до кабинета совещаний от силы минуту. Он, правда, был очень занят, пытаясь вырваться, поэтому не заметил бы, если бы они нырнули в какую-то потайную дверь. Сколько же времени, интересно, понадобится, чтобы выучить все лестницы и переходы?

Если самое страшное всё же случится, то времени у него впереди будет очень много, мерзко шепнула ехидная часть Элая.

— Главное, помните, — они с Франзеном наконец остановились у знакомых крепких дверей, перед которыми секретаря на этот раз не оказалось, — с королём нельзя вести себя так, как вы это делали вчера со мной. Он вам этого не простит.

— Я понимаю, — откликнулся Элай.

— Тогда удачи.

Двери распахнулись, приглашая пройти в просторный тронный зал с высокими потолками и галереей окон напротив входа. Зал, вопреки ожиданиям, не тонул в золоте или лепнине. Стены и потолок украшали фрески в приглушённых цветах да поблёскивали витражи на окнах.

Стражники вышли и закрыли за собой двери снаружи. Неуютный скрип мощных петель за спиной заставил Элая приблизится к возвышению, на котором находился трон. Позади трона, облокотившись о спинку, стоял тот самый мужчина, которого Элай видел в ложе рядом с королевой.

Аспидно-чёрные волосы были заплетены в неаккуратную косу, несколько длинных прядей падали на остроскулое лицо, словно стремясь отгородить хозяина от досужих взглядов. Одет он был в тёмно-серый костюм простого кроя, не слишком-то модный.

Рассматривая его, Элай недоумевал, как черты, которые обычно украшают, на этом лице дают совершенно противоположный эффект, делая внешность отталкивающей. Чёткая линия подбородка должна была придавать лицу завершённость, но вместо этого лишь добавляла неприятной резкости. Взгляд мог бы быть выразительным, будь цвет радужки темнее, но холодные зелёные глаза были посажены глубоко, вдобавок ещё и скрыты нависшими чёрными бровями, отчего создавалось неуютное впечатление, что в центре лица зияет пустота.

На вкус Элая, в этом мужчине не было совершенно ничего, за что его можно было бы назвать красивым или хотя бы располагающим к себе. Вот мрачным — пожалуй.

Замерев, Элай нелепо стоял, не зная, куда девать взгляд, магнитом притягивающийся к королю, несмотря на наказ мастера Франзена. Сам король в открытую разглядывал его и, кажется, всё меньше и меньше радовался увиденному. Холодные глаза мельком пробежались по лицу, собрав недовольную складку на лбу, потом спустились ниже, ощупали плечи, грудь и ноги, особенно задержавшись на пятнах грязи на сапогах.

Элай чувствовал себя ужасно неловко, а места, которых касался взглядом король, отчего-то начинали стыдливо пылать. Элай старательно рассматривал фрески на стене за троном, но краем глаза видел абсолютно всё. Король скривил сжатые в линию губы, медленно распрямился и, спустившись вниз, неторопливо обошёл его по кругу, будто музейный экспонат.

Элай думал, что тяжело стоять вот так, в абсолютной тишине, перед королём, который пытливо тебя рассматривает, и не иметь возможности твёрдо встретить его взгляд. Но когда король заговорил, стало ещё хуже.

— Вы набрались наглости влезть куда не следовало, — голос его оказался не очень низким и каким-то тягучим, будто он делал огромное одолжение собеседнику, выдавливая из себя каждое слово. — Словно неотёсанный, не умеющий читать крестьянский сын, который вдобавок в детстве несколько раз падал из своей колыбели и крепко бился головой. Хоть капля мозгов осталась под вашим черепом, не иначе как изуродованном трещинами после многочисленных пьяных трактирных стычек? Вы поняли, что я сказал? Или я сейчас выражался слишком витиевато для вашего ума?

У Элая пересохло во рту, а щёки мгновенно покраснели. Он вскинул голову — и слова застряли в глотке. Вблизи король выглядел куда более пугающе, чем казалось с десяти шагов. Ледяные зелёные глаза, будто крюками, цепляли что-то надёжное и смелое внутри и вытягивали наружу, лишая всякой воли.

— Я понял, — пробормотал Элай глухим голосом и всё же решился: — Но если позволите мне сказать, мастер Франзен…

— Молчите, — король произнёс это негромко, но Элай послушно умолк.

От короля веяло чем-то тяжёлым и опасным, и интуиция подсказывала, что с этим человеком лучше не вступать в спор.

Король тем временем вернулся к трону и опять лениво облокотился о спинку, сцепив пальцы в замок, точно сытый хищник разлёгся в своей пещере. На губах его расцвела на редкость гадкая улыбка, делающая его странное лицо ещё неприятнее.

— Я наслышан о ваших бредовых путаницах с Франзеном. Один не сказал, другой не посмотрел… Знаете, Элай, меня это мало волнует. Так или иначе, раз уж вы влезли в это дело, расхлёбывать тоже придётся вам.

— Могу я наконец сказать? — помимо прочего, Элай начал понемногу закипать. Злость заново впрыснула в вены смелость, выкаченную пустыми зелёными глазами.

— Говорите, — щедро разрешил король.

— Насколько я вижу, Ваше Величество тоже не вполне довольны исходом турнира. К сожалению, мастер Франзен не очень серьёзно отнёсся к моим словам, но, думаю, потому, что он не уполномочен принимать такие решения. В отличие от вас. Если вам всё это так не нравится, нет ли способа сделать так, чтобы я просто уехал? Это всё, чего я хочу.

— А вы действительно глупы, — сказал король, помолчав.

— Слушайте, мастер Франзен мне всё объяснил, но я не думаю, что…

— Тогда ещё глупее. Если хотите услышать это ещё и от меня, то я, так и быть, скажу это один раз. Но не более. Вы подписались под магическим кровным контрактом, не имеющим обратной силы. Попытка нарушить его приведёт к смерти. А значит…

— А вам-то какое дело до моей смерти?! — оборвал Элай, на миг забывшись. — Не похожи вы на человеколюбца, готового пожертвовать репутацией и частью имущества ради какого-то неизвестного рыцаря с Юга! Что случится с вами, если условия контракта будут нарушены?

Едва договорив, Элай пожалел о сказанном. То есть спросить было нужно, но, наверное, с куда бо́льшим почтением. Или хотя бы не с такими интонациями.

Король выпрямился, подошёл к Элаю; походка у него была тяжёлая, а лицо оставалось непроницаемым. Элай ещё успел подумать, что именно так выглядит человек, готовящийся быстро и точно пырнуть кого-то ножом.

Но король всего лишь приблизился вплотную, глядя на него сверху вниз. Он был выше почти на голову, так что Элай вынужденно задрал подбородок и сразу же ощутил тревожную незащищённость горла. Неосознанно захотелось прикрыть кадык ладонью, но Элай стоял смирно.

— Это первый и последний раз, — негромко сказал король, — когда я спускаю вам с рук подобный тон. Если вы ещё раз осмелитесь повысить на меня голос, вы будете наказаны. Это понятно?

Исходивший от него холод быстро остужал. Элай вновь почувствовал себя безвольно скованным.

— Да, Ваше Величество.

— Славно, — король, к счастью, отошёл и заговорил громче: — Тогда слушайте меня очень внимательно, повторять не намерен. Вот как всё будет дальше. На следующей неделе мы с вами заключим брак, юридически равноценный тому, который был бы заключён с женщиной. Ваш статус будет иметь точно такую же законную силу. Вы получите титул графа, а в своё распоряжение — земли, часть замка и весь необходимый обслуживающий персонал. Будете жить здесь, заниматься… чем вы там привыкли заниматься в своей деревне?.. тренировками поутру? Можете читать, гулять, учиться, найти себе ещё какое-нибудь пристойное занятие. Также вы обязаны будете посещать вместе со мной различные светские мероприятия и участвовать в жизни города. И, само собой, вы будете выполнять все условия контракта.

Кёниг склонил голову вбок, ожидая ответа. Или точнее, не ожидая никакого другого ответа, кроме покорного согласия. Но Элая кое-что зацепило в его словах, кое-что обнадёживающее.

— Правильно ли я вас понял?.. — он наморщил лоб. — Вы говорите о фиктивном браке? То есть мы будем… как бы женаты, но при этом у каждого будет своя собственная жизнь?

Король нахмурился.

— Не знаю, что вы имеете в виду, но брак считается действительным и законным только после консуммации.

Внутренности ошпарило, и Элай поспешил отвернуться к синему прямоугольнику окна, через который в зал пыталось ввалиться тёплое зимнее солнце.

— Я… не могу, — через силу выдавил он. — Так нельзя. Я… я никогда не был с мужчиной.

— Я тоже.

Элай обернулся к королю, удивлённый этим признанием, и тот добавил:

— Условия диктует контракт. Придётся ему подчиниться.

— Вы знаете что-то, чего не знаю я.

— Лучше сказать так, — осклабился Кёниг, — для того, чтобы перечислить всё то, что вы знаете, мне понадобится не больше полминуты и вряд ли даже все десять пальцев на руках.

На это Элай уже не среагировал. До этого момента в мыслях он всё ещё пытался поймать за хвост исчезающую надежду выпутаться из этой передряги безболезненно, но теперь только перья в руке остались.

— Вы меня не заставите, — прошептал он в бесполезной попытке избежать неотвратимо надвигающегося кошмара.

— Я предельно ясно изложил вам всё то, что ждёт вас в ближайшие пару недель, — ответил Кёниг спокойно. — Чтобы заставить вас не отступать от намеченного плана, у меня очень много средств. Лучше не проверяйте, каких. На этом всё. Идите.

У Элая было много вопросов и ещё больше — возражений, однако он предпочёл уступить своим инстинктам, которые велели ему молча поклониться и покинуть зал.


***

Не то чтобы Элаю удалось принять то, что его ожидает, и смириться наконец со своей участью. Его не переставало воротить как от факта, что он станет супругом мужчины, так и от мысли, что произойдёт в ночь после церемонии. Всё его естество безмолвно кричало от ужаса, когда один день сменялся другим, неизбежно приближая дату свадьбы.

Теперь он жил в просторных светлых апартаментах с большими окнами, выходящими во внутренний двор замка. Гостиная, спальня, гардеробная и даже ванная комната — всё было выдержано в пастельных тонах. Цвета нейтральные, которые могли бы подойти и женщине, так что пару раз Элай задавался вопросом, ждали ли эти покои появления невесты или их подобрали специально для него.

Помимо апартаментов и слуг, в его распоряжение поступили: личный повар, ежедневно готовящий знакомые с детства блюда родного края; портной, сразу же принявшийся снимать мерки и наполнять гардероб; учитель этикета, ненавязчиво присутствующий за обедом и во время примерок; конюх, каждое утро расчёсывающий гриву его нашедшейся лошади; личная стража, практически не отходящая от него ни на шаг; и даже спарринг-партнёр для регулярных тренировок. Одним словом, в мгновение ока Элай стал обладателем всего того, о чём так мечтал прежде — и в этом чувствовался почерк насмешливой судьбы.

Все эти дары достались ему через мастера Франзена, и Элай вынужден был принимать их, не находя в себе даже малейшего интереса. Он всё глубже погружался в пустое амёбное состояние, в котором уже слабо верится в реальность происходящего.

Элай будто со стороны наблюдал за каким-то другим Элаем, теперь вдруг помолвленным с самым завидным женихом Севера. В то время как настоящий Элай хотел забиться поглубже в себя и спрятаться там от приближающейся грозы, тот другой исправно принимал пищу, махал мечом на тренировках, которые с появлением живого оппонента стали намного интереснее, пробовал читать то, что находил в своём книжном шкафу, и отыскивал ещё массу мелочей, помогающих убить время, пока он обживается на новом месте.

Элай напоминал себе героя дешёвого уличного спектакля, который вот-вот подойдёт к концу, и можно будет ехать домой. Только концовка была заранее известна — и от неё хотелось кричать в голос.

Иногда что-то заставляло Элая очнуться от наваждения, в котором он просто плыл по течению времени, апатично взирая на самого себя. Что-то будило, как острый тычок под рёбра — и тогда он начинал трепыхаться, лихорадочно ища выход из ловушки. Трижды он пытался сбежать, наплевав на контракт и все последствия. Он предпочёл бы сдохнуть посреди пыльной дороги — или как далеко успеет завезти его Бажена, — чем заживо гнить в поганом городе и ледяном замке-склепе. Но ему никак не удавалось выбрать удачный момент, и личная стража, почти сутки напролёт не сводящая с него глаз, каждый раз аккуратно, но жёстко возвращала Элая в его томительное безумие.

Элай настолько глубоко погрузился в себя, что почти ни с кем не разговаривал. Со слугами и спарринг-партнёром он общался лишь по необходимости и воспринимал их скорее как статистов в своём уродливом спектакле. Его одиночество скрашивал мастер Франзен, с которым они виделись пусть коротко, зато почти каждый день: то за завтраком, то перед сном.

Они не говорили ни о чём особенном: так, о городе, светской жизни, подготовке к церемонии… Куда интереснее всех этих тем для Элая был бы ответ на вопрос, зачем королю в принципе понадобился контракт с такими странными условиями. Но Франзен даже не стал разыгрывать неосведомлённость, а сразу же заявил, что с подобными расспросами Элаю надлежит обратиться непосредственно к королю.

Только вот Элай не желал ни видеть короля, ни говорить о нём, ни даже думать. Их знакомство оставило после себя слишком тягостное впечатление, чтобы Элай торопился его обновлять. Вдобавок в самой глубине сознания засела суеверная мысль, что король — нечто вроде фантома, существование которого подпитывают людские пересуды. И если вовсе о нём не упоминать, он поблекнет и однажды растворится в воздухе подобно дыму, точно его и не было.

Элай знал, что всё это по-детски глупо, но перебороть себя не мог. Наверное, какая-то надёжно скрытая, но очень трезвая его часть чересчур хорошо понимала, что всё это не сон и брак неминуемо будет заключён, причём совсем скоро. И если уж Элаю суждено терпеть присутствие короля в свой жизни ещё очень долго, то пусть это случится потом. А пока он ещё может, даже не станет произносить имя Кёнига вслух.

Смирение пришло к Элаю немного позже, когда Франзен объявил, что дата свадьбы назначена — через три дня в ближайшее воскресенье, — и спросил, не желает ли он пригласить кого-то на церемонию. Элай на это лишь горестно усмехнулся. Если бы кто-то из его родной Флиппейи узнал о том, что он заключает брак с мужчиной, они бы его сразу прокляли и поспешили бы забыть. Даже мать. Элай был уверен, что такого позора она бы не вынесла.

Тем же днём за ним зашёл священнослужитель Альберт, чтобы показать собор и объяснить, как всё должно проходить и что ему нужно делать. Во время прогулки под расписными сводами собора Элай узнал, что не будет ни толп гостей, ни пышной церемонии, как обычно бывает на королевских свадьбах. Они просто принесут клятвы в присутствии самых приближённых — пары десятков человек — и на этом всё закончится. Новость хоть и порадовала, но вместе с тем удивила.

— Король не хочет афишировать, что его супругом станет мужчина? — Элай хотел спросить это с вызовом, но вышло почему-то горько.

— О нет, господин Мэйлиан, — возразил священнослужитель, — дело вовсе не в вас. Помпезность неуместна из-за покойной королевы Джули.

— А что с ней?

— Видите ли, король Кёниг, несмотря на… эм… наши советы… — Альберту явно нелегко давались эти слова: — Он решил не объявлять траур и не выжидать положенного года. Это противоречит всем религиозным канонам, да и королеву Джули так любили… А похоронили-то тихо-тихо, без прощальных церемоний, в семейном склепе.

— Постойте-ка, — Элая посетила нехорошая догадка. — Когда она умерла?

Альберт замялся, но потом тихо сказал:

— Около месяца назад. Такое неуважение к бедняжке. Но сколько бы мы…

— Её тело ещё не успело остыть, а король уже устраивает турнир для поиска новой жены?

— Такое вот кощунство, — прошептал Альберт, воровато озираясь. Но личная стража Элая, замершая статуями при входе в собор, даже не шевельнулась. — Давайте лучше вернёмся к церемонии. Итак, вы подходите к ступеням…

Элай хоть и кивал, но в мыслях был очень далёк от церемонии. Королева умерла меньше месяца назад. И по условиям контракта он не может покинуть короля более, чем на месяц. Совпадение это или по какой-то причине король не хочет оставаться холостым дольше тридцати дней?

Элай чуял, что совсем скоро его затянет куда более тёмная и запутанная история, чем могло показаться вначале.


***

— Замечательно выглядите.

Франзен вошёл в спальню и составил на тумбу несколько коробок с ювелирными украшениями. Портной, завязывающий шнурок на жилете, на миг встретился с ним глазами и благодарно кивнул.

Элай стоял перед зеркалом, широко раскинув руки и стараясь не двигаться, чтобы не усложнять мастеру работу.

— Правда?

— Я бы не стал врать, господин Мэйлиан. Я ведь говорил вам, что у нас работают лучшие мастера. Рад, что мы смогли переубедить вас. Коричневый сейчас не в моде, а этот благородный синий вам очень к лицу.

— Оставьте лесть, — отмахнулся Элай, — всё равно настроение не поднимете.

— Я закончил, можете снимать, — портной поднялся с колен. — Подошью здесь и принесу его вам завтра перед церемонией. Осторожней, игла. Давайте помогу.

— Кстати, — Франзен прислонился к стене, сплёл и расплёл пальцы, а потом и вовсе спрятал руки за спину. — Вы больше не виделись с королём?

— Вы же знаете, что нет. Если бы он меня вызвал, вы бы сами меня и провожали. А что? — Элай поднял с кровати рубашку и принялся одеваться.

— До завтра, господин Мэйлиан. Всего доброго, мастер Франзен!

— Спасибо, — кивнув портному, Элай уселся на край кровати. — Так почему вы спросили?

— Вы не просили о его аудиенции.

— Не понимаю, куда вы клоните. Да сядьте же, не нависайте!

— Благодарю, — сказал Франзен, усаживаясь на стул. — Ваша свадьба уже завтра. Уверены, что ни о чём не хотите поговорить перед тем, как навсегда свяжете себя с ним брачными узами?

— Он всё предельно ясно истолковал мне и в прошлый раз. Не хочу снова слушать, какой я тупой.

— Да, король бывает очень груб, — легко согласился Франзен, — а ещё упрям и капризен, как ребёнок. Уж поверьте, тут вам с ним мериться ни к чему — всё равно проиграете. Но и обижаться на него не очень-то дальновидно.

— Поучить меня вздумали?

— Просто хочу помочь. Никому неизвестно, как дальше сложится ваша с ним жизнь, но на вашем месте…

— Я абсолютно точно могу сказать вам, что никак она не сложится! — Элай встал и прошёлся по комнате. — Потому что едва всё уляжется, и ваш проклятый контракт останется доволен хоть на какое-то время, я найду способ всё это закончить. Сдохну — но найду! Перерою все библиотеки мира, достану из-под земли каких-нибудь ветхих мудрецов или колдунов — и заставлю уничтожить этот контракт! Раз ваш ленивый король этим не озаботился, значит, сделаю я!

Франзен вздохнул немного устало:

— Хотя бы на то время, пока вы будете жить с ним и искать решение вашей проблемы, я очень советую вам вести себя осторожней. Отнеситесь к моим словам с вниманием: он опасен. И вряд ли станет идти вам навстречу и помогать. Будет относиться к вам, как к глупому мальчишке, пока вы не докажете обратное.

— Да хватит! — вспыхнул Элай, которого эта очевидная, а оттого бесполезная речь начала злить. — Я для него тупой крестьянский сын, знаю!

— Уверены, что ничего не хотите изменить, пока не поздно? Вам — уж поверьте — не понравится такая жизнь, где вы будете исполнять роль придворного шута, случайно влезшего на соседний трон. Король дорожит своей репутацией, и ему бы хотелось видеть рядом с собой серьёзного сильного человека.

Элай только рукой махнул, чтобы не продолжать этот спор. Всё равно не хотелось объяснять мастеру Франзену, почему он не собирается во всё это вникать. Любой шаг навстречу королю означал бы заинтересованность Элая в их дальнейшей совместной жизни. А он не хотел, чтобы это выглядело так.

Тем не менее, Элай чувствовал себя неуютно, готовясь произнести клятву верности человеку, которого без пяти минут ненавидел, поэтому поразмыслил над словами Франзена. И всё равно пришёл к выводу, что не стоит встречаться с Кёнигом перед церемонией. Во-первых, видеть его лицо лишний раз не хотелось, во-вторых, приличного повода не нашлось. Про церемонию подробно рассказал Альберт, о костюме позаботился портной, о короне и кольце — ювелир. От него требовалось лишь одно — прийти в собор и делать то, что велено, а уж об этом, в случае чего, позаботится личная стража.

Однако по какой-то непонятной причине за час до церемонии король сам появился на пороге его апартаментов, когда Элай, полностью готовый, ждал, пока за ним придут.

Он думал, что король будет одет в какую-нибудь дорогую красивую мантию или что-то другое королевское, но на Кёниге оказался строгий чёрный костюм. Только грудь покрывало множество орденов за доблесть и военные заслуги. Коса на этот раз была аккуратная и тоже какая-то строгая. Элай поднялся навстречу и поклонился.

— Кивок, — сказал Кёниг.

— Простите?

— С сегодняшнего дня для приветствия короля с вас достаточно будет глубокого кивка.

— Я учту, Ваше Величество.

— И ещё это. Супруг может обращаться ко мне «мой король». Однако если вам покажется это слишком фамильярным или интимным, можете пользоваться прежним обращением.

Элай молча кивнул, отмечая, что по-прежнему неприятно и видеть это лицо, и слышать этот гадкий тягучий голос. И конечно, понимать, что на тебя смотрят даже не как на собаку или насекомое, а как на деревянный предмет мебели. А Кёниг именно так и смотрел: взгляд скучающе скользил по комнате, едва ли задерживаясь на самом Элае.

— Нервничаете? — спросил король после долгой неуютной паузы.

— Нет, — соврал Элай, но потом решил исправиться: — Возможно, немного.

— Почему?

— Боюсь сделать что-то не так и выставить себя глупо, — признался Элай, чтобы ничего не выдумывать.

— Об этом можете не переживать, — сказал Кёниг. — То, что вы уже сделали, покроет ваш лимит глупостей на десять лет вперёд. К тому же от вас никто не ждёт безупречности.

Элай сжал зубы, но всё же сумел выдавить:

— Благодарю, теперь мне намного спокойнее.

Кёниг медленно дошёл до окна, выглянул наружу, словно никогда не видел двор собственного замка. Элай поневоле отступил на шаг, чтобы не стоять к нему слишком близко.

Что он должен изменить, пока не поздно, если верить Франзену? Элай всегда умел договариваться с людьми и не стеснялся быть настойчивым. Но с Кёнигом всё было иначе. Элай словно откуда-то заранее знал, что любые попытки превратить ненависть хотя бы в нейтралитет обречены на провал.

Однако задумчивый профиль Кёнига смотрелся не так опасно, как прямой взгляд пустых глаз, поэтому Элай рискнул:

— Ненавидите меня, потому что ждали другого исхода турнира?

Кёниг оторвался от созерцания простой и понятной жизни снующих по двору слуг и посмотрел на него с лёгким удивлением.

— У меня нет к вам ненависти. А ваша победа мне безразлична. Пожалуй, так даже лучше: в случае чего вы сами сможете за себя постоять.

— И при надобности благородно отдать жизнь за короля, — продолжил мысль Элай. — Моя смерть тоже будет вам безразлична.

— Вы правы, — без колебаний согласился король.

— А если я не стану этого делать?

Губы Кёнига изуродовала едкая ухмылка.

— Это будет крайне некрасиво для победителя турнира. Вы же рыцарь.

Чтобы и дальше не смотреть в это ухмыляющееся лицо, Элай отвернулся и отошёл к другой стене, попутно гадая, почему король пришёл за ним сам, вместо того чтобы послать слуг или Франзена.

Спустя несколько минут тягостного молчания Кёниг наконец направился к выходу, поманив его за собой небрежным жестом. Снова потянулись лабиринты прохладных тёмных коридоров, хотя Элай чётко помнил, как Альберт вёл его к собору по улице через двор.

Король шёл на шаг впереди и не мог видеть его лица, но всё равно Элай всем своим видом стремился показать его спине, насколько противна ему эта долгая дорога на эшафот. Вот следующие за ними стражники, незримо шелестящие плащами где-то за колоннами и выступами, наверняка разглядели всё.

Элая страшно бесила походка короля. Она была тяжёлой и ленивой, словно каждая его нога весила как соборный колокол, но в то же время шёл он твёрдо и довольно быстро.

Тряхнув головой, Элай уставился вглубь коридора.

— Кто будет на церемонии? — спросил он, чтобы разбить раздражающую тишину.

— Моя сестра с мужем, несколько советников и несколько важных придворных, — откликнулся Кёниг своим тягучим голосом, не поворачивая головы. — Но ваши шансы оконфузиться мы свели практически к нулю. На пюпитре будет текст вашей клятвы. Крупными буквами.

Элай наконец обнаружил в себе первобытное мужское желание шарахнуть этого ублюдка об стену и долго, с наслаждением, бить кулаками по лицу, пока оно не превратится в кровавое месиво, пока черты лица не сотрутся. Он подавил вспышку глубоким вдохом.

Очередной коридор закончился широкой лестницей, ведущей к уличному переходу. Было довольно прохладно, хоть и солнечно. Но после ледяных стен замка было бы приятно выйти даже на мороз.

По переходу, опоясывающему двор, они дошли до задних дверей собора, из которых полагалось выйти сначала невесте, затем — королю. Но в данных обстоятельствах священнослужители решили, что будущим супругам лучше появиться в соборе вместе.

Огромные часы над дверьми показывали без двадцати. Кёниг прислонился плечом к колонне, отвернувшись. Элай потоптался на месте, поводил носком сапога по трещинам в камнях на полу, огляделся. Стражи он не видел, но чувствовал её профессиональное незримое присутствие.

— Может, у вас остались ещё какие-то вопросы о церемонии? — спросил вдруг Кёниг, не оборачиваясь.

— Нет, я всё запомнил, — неслышно вздохнул Элай. — Войти, не торопясь пройти по прямой сорок шагов и прочесть текст крупными буквами на пюпитре.

— Надеюсь, с этим вы справитесь. И не выкинете никаких сюрпризов.

— Думаете, я попытаюсь сорвать церемонию? — Элай презрительно хмыкнул.

— Думаю, вы можете, — Кёниг наконец оглянулся через плечо.

Отчего-то Элая задело недоверие короля. Вообще-то он и доверия не заслужил, учитывая три бестолковых попытки побега, но войти в собор и просто выполнить то, что от него требуется, было вопросом чести. Неужели Кёниг этого не понимал?

— За кого вы меня принимаете?

— За в достаточной степени инфантильного легкомысленного двадцатилетнего…

— Мне двадцать два!

— Неважно! Под вашим черепом ветра свищут, а установить диалог с вашим разумом возможным не представляется. Вы не осознаёте серьёзности происходящего, для вас это всего лишь обидная лично вам шутка. Именно поэтому никто не знает, что может взбрести в вашу сумасбродную голову. И именно поэтому текст клятвы написан для вас крупными буквами.

— Вот, значит, как? — Элай даже обошёл короля, чтобы бесстрашно заглянуть в ненавистное лицо. — Как вы можете судить? Вы же ничего обо мне не знаете!

— Давайте-ка посмотрим, — гадко оскалился Кёниг. — В двенадцать вы подожгли сарай, потому что обиделись на отца, который вас выпорол. В четырнадцать попортили купеческую дочку, которая была старше вас… на сколько, не напомните?.. на шесть лет? В девятнадцать, возомнив себя рыцарем, вы сбежали из дому, чтобы помахать мечом в заварушке под Кольтом, но получили ножевое ранение в ягодицу в первые же десять минут боя. А в прошлом месяце в трактире вы тяжело ранили почти безоружного пьяницу, который вам нагрубил. И это только то, что я запомнил с первого раза. Второй раз читать вашу шальную биографию неинтересно.

— Какого дьявола... Откуда вы?..

— А вы как хотели? Думаете, советники позволили бы своему королю заключить брак чёрт знает с каким мальчишкой, прискакавшим из далёких диких стран? Целая новелла про вас — пусть не слишком длинная и увлекательная — уже лежала у меня на столе к концу турнира.

— Вот оно как, — вздохнул Элай, немного остыв. — Значит, и на Юге у вас шпионы. Ладно, пускай, — он помолчал и добавил: — А я о вас совершенно ничего не знаю.

Кёниг издал странный звук, который можно было бы расценить как смешок.

— Полагаю, это потому, что вы были настолько зациклены на себе, что не удосужились вызвать в себе должный интерес к своему будущему покровителю.

Элай смутился своего малодушного желания слышать о Кёниге поменьше и сейчас даже немного о нём жалел. Затея всё равно не удалась. Кёниг никуда не исчез и не растворился, а то самое «потом», на которое Элай откладывал признание короля реальным, наконец наступило.

— Мне показалось это невоспитанным, — нашёлся он. — Я не поклонник слухов и сплетен. Хотел спросить обо всём у вас лично.

— О чём же вы хотели спросить? — Кёниг даже развернулся к нему и теперь стоял, подпирая колонну спиной. Насмешливый интерес в его лице неприятно царапал самолюбие.

— Не знаю. Обо всём. Я даже не знаю, сколько вам лет.

Кёниг презрительно поднял бровь.

— Тридцать восемь — и лучшего вопроса не нашлось.

— И давно вы… стали королём?

— Это, Элай, образованные или хотя бы немного умные люди называют коронацией. Я был коронован в тринадцать.

— Так рано?

— Так вышло. Долгая и взрослая история, вам будет скучно, — издевательски поморщился Кёниг.

От ярости задрожали губы, но Элай постарался это скрыть. Подумав немного, он вдруг сообразил:

— Я не знаю, как вас зовут.

— Вас часто мучают такие сильные провалы в памяти? Это от дешёвого алкоголя?

— Нет, я знаю, что вы король Кёниг. Я имею в виду… как вас мама называла?

Элай поднял глаза, когда не получил в ответ ни шпильки, ни оскорбления. Кёниг молчал, разглядывая что-то на стене возле пола. Потом тихо сказал:

— Хаас. Мама называла меня Хаас.

Часы пробили полдень. От громкого звука, залившего внутренний двор, разлетелись задремавшие на башнях голуби. Массивные двери собора медленно отворились.

просмотреть/оставить комментарии [1]
<< Глава 2 К оглавлениюГлава 4 >>
сентябрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

август 2020  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.09.22 10:06:44
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.09.17 18:46:21
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.11 09:39:43
Змееглоты [8] ()


2020.09.09 23:49:00
Дочь зельевара [195] (Гарри Поттер)


2020.09.04 18:58:33
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [256] (Гарри Поттер)


2020.08.28 19:06:52
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.08.28 16:26:48
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.15 17:52:42
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.07.19 13:15:56
Работа для ведьмы из хорошей семьи [7] (Гарри Поттер)


2020.07.10 23:17:10
Рау [7] (Оригинальные произведения)


2020.07.10 13:26:17
Фикачики [100] (Гарри Поттер)


2020.06.30 00:05:06
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2020.06.29 23:17:07
Без права на ничью [3] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.