Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Как-то мадам Помфри уехала, и замещать её в больничном крыле оставили профессора Снейпа. Приходит к нему Гермиона.
Снейп: Раздевайтесь!
Гермиона: А... а я... я не знаю, как лучше это сделать...
Снейп: О, оказывается и вы можете чего-то не знать, мисс Всезнайка?!

Список фандомов

Гарри Поттер[18567]
Оригинальные произведения[1252]
Шерлок Холмс[723]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[220]
Робин Гуд[218]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[186]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![184]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[141]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[115]
Произведения А. и Б. Стругацких[109]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[1]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12781 авторов
- 26925 фиков
- 8682 анекдотов
- 17712 перлов
- 704 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 25 К оглавлениюГлава 27 >>


  Своя цена

   Глава 26
Авторы ни на что не намекают, но им скучно без Ваших отзывов:)

Джерт от неожиданности чуть не споткнулся о решетку камина. Синее пламя перемещения у него за спиной взметнулось и вновь стало обычным огнем очага. Стройная конструкция профессиональных раздумий тоже пала жертвой каминной решетки. Кто споткнулся раньше, мысли или ноги, Джеллерт так и не понял, зато причина этого сбоя была яснее летнего дня. Гамак! Поперек рабочей зоны, чуть левее гончарного круга, мерно раскачивался гамак. Явно самодельный, со свежеошкуреными деревянными планками в ногах и изголовье и частой сеткой ячеек. Вагнер, в своем излюбленном терракотовом кардигане, сидел в гамаке лицом к окну. Подобрав под себя левую ногу, правой он ритмично отталкивался от подоконника, раскачивая сетку. Довершали картину почти футовый кусок хлеба с маслом в левой руке и чашка с чаем в правой. Ну, а на диске гончарного круга, пуская струйку пара из носика, стоял чайник.

- Что ты делаешь? - вместо приветствия задал самый бестолковый из возможных вопросов Джерт. Его всегда раздражала в людях подобная, абсолютно тупая, констатация действительности путем никому не нужного уточнения. Но гамак! Это было слишком для рационального ума аврора.

- Праздную День рождения,- не оборачиваясь, заявил хозяин дома.

- А по-моему, дурака валяешь. Я помню твоё личное дело наизусть. Апрель - четвертый месяц, а не двенадцатый.

Джерт прошел к окну, чтобы видеть лицо собеседника.

- Даже противный ворон.
Приятен в это утро
На фоне выпавшего снега.

- Очередная загадка? - скривился Джерт.

- Просто Басё*...

- У тебя просто никогда не бывает. Я в роли противного ворона?

- Как же ты всё упрощаешь! Ворон - это поэтичный символ злой судьбы, невзгод и лишений.

- Не думал...

- Вот и не начинай! - резко оборвал аврора Вагнер, свесился из гамака и поставил чашку на круг.

- Хорошо, тогда перейдем к делу.

- Вокзал отходит? - хозяин дома спустился на пол и пошел на кухню, по пути откусывая от бутерброда.

Джерт начал раздражаться. Не столько на Дерека, сколько на себя.

Почему этот человек, преступник и циник, ни во что не ставящий даже свою жизнь, не говоря об остальных, имеет над ним такую власть? Почему он, Джеллерт, считающий себя сильной личностью, совершенно безропотно соглашается с навязанным сценарием? И легилименция здесь не причем... Так ведь? Да, не в ней дело. Но в чем?

Джерт часто задавал себе эти вопросы и никак не находил ответа. Вот и сейчас: он смотрел на Вагнера, в его нелепой, растянутой кофте, которую сам аврор иначе как балахоном не называл... Смотрел на спокойные, полные смысла движения, на неровно остриженные на затылке волосы и привычно не понимал, ПОЧЕМУ...
Джеллерта ненавязчиво поставили перед фактом, что сперва чаепитие, а уж потом ответы.

Если будешь себя хорошо вести.

Гамак висел ровно над тем местом, куда Джерт обычно левитировал свое кресло, поэтому гостю пришлось разместиться на подоконнике, отодвинув в самый угол ведерко с кистями и стопку ветоши.
Вагнер вернулся с подносом. Чашка липового чая, та самая, с кентавромахией**, три ломтя белого хлеба, масло и айвовое варенье.
Аврор молча примостил поднос рядом с собой и без особого желания принялся намазывать масло на хлеб. Тот оказался необыкновенно мягким и теплым, а запах и вовсе показался Джерту больше мороком, чем реальностью.
Так пахло детство. Нет, не его собственное. Мама никогда не пекла хлеб. Традиционные тосты с джемом подавались домовиками к завтраку, к обеду они выставляли корзину с треугольничками черного и белого хлеба. Всегда свежего и вкусного, но не такого. У этого был запах чего-то общного, о чем принято говорить "счастливое детство". Каждый вкладывает в это понятие свою тоску, а жаждет всегда одного: тепла, уюта, защищенности и чудес.

Зачаровал, не иначе.

Вагнер сел в пол-оборота за гончарный круг и долил себе чая. За окном последние отблески заката подожгли верхушки старых буков. Кроны пылали огненно-рыжим, а внизу, между стволов, уже вовсю царила ночь. Кусочки айвы в пиале вторили вечерней заре, но на два тона глуше, скорее тлея, чем горя. Джеллерт откусывал хлеб, зажмуриваясь от удовольствия и, похоже, забыв о причинах своего визита. Полный забот день стал вдруг далеким и почти эфемерным.
Хотелось только сидеть, вот так, у окна, смотреть, как догорает день и наслаждаться нехитрым, но таким волшебным угощением.

Джерт, опомнись! Это не твое, это все морок и наваждение. Вагнер от скуки забавляется ментальными фокусами, а ты и рад. Проснись!

- Что это за магия?

- Ты о чем?

- Вот это всё...- Джеллерт сделал широкий жест.

Хозяин дома отставил свою чашку и посмотрел на собеседника с недоумением.

- И не надо ломать комедию! Розыгрыш, конечно, приятный, но не к месту его продолжать.

Вагнер выглядел не на шутку встревоженным.

- Джерт, я тебя не понимаю. Сними, пожалуйста, браслет...- тихим, но настойчивым голосом попросил легилимент.

После минутного колебания, аврор снял с запястья черненый обруч.

- Это всё твоё.

Вагнер перевел взгляд. За окном последние закатные лучи скользнули по буковым кронам и угасли.

- Я бы не стал так шутить.

Может, и впрямь, моё? Третьи сутки без отдыха - и не такое приблазнится...

Джерт повертел в пальцах браслет.

- Смотри и остальное. Нет времени на реверансы.

Легилимент зябко передернул плечами и плотнее запахнул кардиган.

Как можно мерзнуть в такой жаре? Хотя, чему там греть - кожа да кости...

- Вопрос моей низкой холодоустойчивости для тебя приоритетный?

- Извини.

- Надеешься, что я найду тебе убийцу?

- Надеюсь, что ты найдешь мне КРЫСУ!

- Принципиальное уточнение.

- Ты понимаешь, о чем я.

- Несомненно, вот только вряд ли окажусь полезен. Твоих ребят проверить не сложно, но вот работать с другими, преступив Обет, я не готов... слишком мучительно и вредно для жизни. Разве что, ты переубедишь Мак Милана.

- Он не пойдет на это. В лучшем случае, привлечет штатного легилимента.

- И тот ничего не найдет. Том не дурак, и знает, что погоня идет по пятам. Наверняка, исполнителю уже подкорректировали воспоминания о той ночи.

- Без следа?

-Ну, почему же? Следы остаются всегда, но чем тоньше была зачистка, тем выше квалификация требуется для её обнаружения. Оруэл, пожалуй, справился бы, а эти два оставшихся молокососа годны только форменные мантии носить, да носы задирать от осознания собственного неземного статуса.

-Ясно. Что скажешь относительно Вейна?

-Наивный мальчик. Никакого второго дна. Пришел, чтобы доказать самому себе и кругу сверстников, что он настоящий мужчина. Дядя, возможно, помогал в трудоустройстве, имея вид на личную выгоду, но племянника в свои игры не посвятил. Вейн-младший безвинен как агнец.

- Уверен?

- Абсолютно.

- Как мне быть с Мелиссой? Мне тошно ее подозревать, но она могла бы...

- Свернуть двум Пожирателям шеи?

- Хм, это вряд ли, - Джерт явно повеселел.

Совсем очумел! Упорно просчитывал, кто способен на убийство с точки зрения доступа, но забыл сделать отсев по психо-физическому фактору. Свернуть шею под Stupefy не сложно, но вот решиться на подобное... Точно не Мелисса. И Клема Санти тоже можно вычеркнуть. Начальник Одержимых нашел бы более изящное решение. Хотя? Может он намеренно отвел от себя подозрение таким брутальным способом? Нет. Всё-таки, нет.

- Надень браслет, мне неохота быть свидетелем твоих внутренних диалогов.

Вагнер взялся убирать посуду.

- Собственно, я уже ухожу, - возвращая артефакт на запястье, произнес аврор. - Последний вопрос. Сможешь отработать всех моих завтра за один подход?

- Человек может всё, особенно, когда у него нет выбора.

Джеллерт пропустил издевку мимо ушей.

- Карла тоже надо проверить.

- Святые создатели! Мне не настолько интересна сама читка, как то КАКИМ ОБРАЗОМ ты уговоришь на неё Стейна! Покажешь?

- И не надейся, встреча в моем кабинете будет СЛУЧАЙНОЙ.

- Жаль, при тебе мы не сможем развернуться в полную силу.

- Мало в жизни экстрима?

- Да.И поэтому я создаю его искусственно. Пойдем, за домом как раз назревает настоящая драма.

- Даже боюсь предположить. Фестралиха рожает или Римма поймала особо крупную мышь?

- Там бушуют страсти, достойные философов!

- И это меня не успокоило... скорее, наоборот.

Вагнер снял кардиган и забросил его на гамак, затем оценил одежду аврора - брюки и форменную рубашку - скривился и прошел к вешалке.

- Вот, надевай, а то весь провоняешся, - легилимент протянул Джерту свою старую теплую мантию.

Ту самую.

Джеллерт даже проверил карманы, нет ли там снова соли.
Вагнер же накинул поверх нательной льняной рубахи свою серую рабочую мантию без рукавов и распахнул дверь.

- Дома кутаешься в балахон, а в ночь готов идти в одной безрукавке? Не вспотеешь? - ехидно поинтересовался гость.

- Вряд ли.

Апрельский лес встретил тишиной и звездной россыпью во всю ширь небес. На поляну за домом падал отсвет от невидимого костра. В небо поднимался почти прозрачный, с редкими искрами, столб дыма.
Вдруг бесшумная тень свалилась на людей и так же беззвучно исчезла в ночи.

- Твою... - выругался Джерт, пряча палочку, - вся в своего хозяина!

Словно в подтверждении этих слов, Римма снова вынырнула из темноты и коснулась головы Вагнера крылом.

- Удачной охоты!

Джерт картинно закатил глаза. Но легилимент уже завернул за угол дома и не мог оценить пантомиму.

О существовании печи на заднем дворе аврор, конечно же, знал, но никогда не видел, что бы Дерек ей пользовался. Хотя дрова в поленнице, щеголяющие свежими сколами, зола в топке, да и готовая керамика говорили о том, что печь регулярно используется по назначению.

Странное дело, за пять лет я ни разу не видел, как происходит обжиг. Мне это попросту было не интересно. Настолько безразлично, что я вычеркнул эту подробность жизни Дерека из своих мыслей. Так же, впрочем, как и покупку еды и одежды для Вагнера. Все эти заботы уже давно и почти полностью легли на Мелиссу. Я, последнее время, отслеживал только наличие мази. Что изменилась сегодня? Почему я, не спавший трое суток аврор, вместо того, чтобы отдыхать, иду смотреть на какие-то глиняные черепки?
Потому что не усну опять. Этот адский коктейль из стимулятора и кофе будет трясти меня еще дня два, пока я не вырублюсь на каком-нибудь совещании. Нужно было, всё-таки, заскочить к Шелдону за антидотом. Но где там! Джеллерту жалко на это потратить десять минут. Ведь так много дел! Тьфу!


Печь, сложенная из кирпича, была двухуровневой. Внизу пылали поленья, а верхняя, покатая часть была закупорена большой полукруглой плитой с двумя ручками и небольшим отверстием в центре.

- Смотри, - Вагнер жестом указал на пылающий жаром глазок.

Джерт, боясь опалить брови, заглянул в нутро печи. В нестерпимо ярком мареве на огненно рыжих полках стояли того же цвета чаши, чайник, какие-то коробочки и совсем непонятная мелочь. Зрелище завораживало.

И почему же сегодня мне хочется видеть и знать? Почему меня переполняет ощущение ткущегося, творящегося чуда?

- Видишь, изделия отливают словно лаковые? Это признак того, что температура в печи уже тысяча восемьсот по Фаренгейту*** и драма на пороге. Осталось только подготовить сцену.

С этими словами Вагнер достал палочку и над ним повисли в воздухе три светящиеся сферы. Теплый рассеянный свет выхватил из ночи не только печь с поленницей, но и два больших железных ящика, до середины наполненные опилками, и десятигаллонный котел с водой. А на самой границе светового круга стояло плетенное из лозы садовое кресло.

- Можешь быть зрителем, - Дерек махнул рукой в сторону кресла, - а можешь и поучаствовать.

- Что надо делать?

- Становись вон там, у второго ящика с опилками и, когда я скажу, будешь сыпать их полными пригоршнями на керамику.

Джерт встал на позицию, а Вагнер взял шпатель и несколькими точными движениями срезал глину, которой была замурована по швам дверь печи. Затем надел кожаные рукавицы и, ухватившись за обе ручки, не без усилия открыл печь. Под жарким сводом, почти просвечивая, горела жаром посуда. Мастер длинными коваными щипцами ухватил за бока одну из чаш и перенес ее в ящик. Пару секунд ничего не происходило, но, вдруг, опилки, что окружали раскаленный сосуд, вспыхнули. Пламя взметнулось вверх, закрывая чашу стеной высокого и яростного огня. Следом легла еще одна чаша, потом чайник и крышечка от него. И каждый раз опилки отзывались столбом огня. Искры летели в ночь, а свет бушующего пламени затмевал магическое освещение.
Джерт был потрясен. Настолько сильные эмоции он испытал только однажды, когда в четырнадцать лет услышал «Мефисто-вальс» Ференца Листа в исполнении самого Гвардино*. Он не мог оторвать взгляд от пылающих черепков в огненных коконах.

Это какая-то метафизика...

Он не сразу понял слова Вагнера.

- Засыпай!

Джеллерт с трудом стряхнул с себя наваждение и начал горстями бросать опилки из второго ящика. Дерек присоединился, показывая, как надо. Потоки стружки сбивали, душили огонь, из-под свеженасыпанных холмиков повалил густой белый дым. Он пах жженым деревом и еще чем-то терпким с ноткой горечи. Так пахла мантия Вагнера. Теперь Джерт узнал это запах.
И хоть мастер уже накрыл железный ящик крышкой, дым всё равно сочился наружу, закручиваясь прядями по краям короба.

- Не думал, что это настолько...- Джеллерт никак не мог подобрать слово. - Это как стихийная магия, только невероятной мощи. У меня впечатление, что я стал свидетелем сотворения мира.

Вагнер понимающе улыбнулся.

- Ты не сильно ошибся. Это фантастическое смешение всех четырех стихий: земли, воздуха, огня и воды. Ну, и я в скромной роли демиурга.

- И что теперь? Посуда будет остывать?

- Минут десять, а потом мы ее снова потревожим.

- Котел с водой?

- Да.

- Я и не подозревал, что керамика претерпевает столько... мучений. Мне всегда казалось, что изделия после обжига оставляют в печи и медленно остужают.

- Так и есть, но ты же помнишь, сегодня у нас драма в лучших традициях кабуки*****.

- Опять Япония?

- Да, это их национальный вид обжига. Раку******, что в переводе означает радость, наслаждение.

- Скажем прямо, ниже среднего, - подхватил Джерт, - хотя в стране восходящего солнца очень специфические нравы. Такое себе садо-мазо.

- Удовольствие не от процесса, а от созерцания результата.

- И всё-таки, только дикий разум мог придумать такую экзекуцию.

- Ничего необычного. Это жизнь. Это про всех нас.

Сейчас опять начнет философствовать...

Но, вопреки привычке, Джерт не отмахнулся и не стал нетерпеливо морщиться, а напротив, сел в плетеное кресло и попросил.

- Расскажи.

Вагнер взял еще не разрубленное полено и сел на него, как на пень.

- Проведем простые аналогии. Глина - человек. Огонь, воздух, вода - это испытания, которые выпадают на его долю на жизненном пути. Суровые, на грани сил. Далеко не всякая глина выдерживает температурный шок. В печи жар очень сильный. Еще немного, и можно плавить медь. И вот, тонкий, хрупкий черепок достают из горнила на воздух. Перепад в восемнадцать сотен градусов! Две великие силы вступают в противоборство - пылающий в толще материала, рвущийся наружу, огонь и холод, стискивающий извне стальным кольцом. Глина терпит, противостоит и выходит из битвы победителем. Это сага о стойкости.

- Но далеко не все выдерживают, верно?

- Да, как и в жизни. Если материал слишком нежный или изделие изначально имеет изъян: трещинку, камушек, пузырек воздуха, то его разрывает на части и история заканчивается на свалке.

Вагнер кивнул в сторону корзины, что стояла рядом с поленницей.

- Выходит, обжиг это всегда лотерея? - Джерт поднялся и подошел к корзине с черепками.

- Нет. Не настолько. Здесь всё зависит от материала. Есть глины, способные держать стресс. В них я практически уверен.

Джеллерт понимающе кивнул.

Действительно, всё как в жизни. Есть люди, в которых ты изначально уверен, еще не видел в бою, но уже знаешь, что они не подведут. Люди со стержнем.

- Что отличает эти глины? Почему одни разлетаются на куски, а другие выдерживают? Откуда берется мужество?

Вагнер тоже встал, подошел к корзине с осколками и запустил руку в рядом стоящий бумажный пакет.

- Песок? - удивился Джерт, - но ты же сам говорил, что любой мелкий камушек способен разломать изделие*******.

- Приглядись внимательнее, - Дерек поднял ладонь выше, - это не песок, а шамот.

- Хм.

- Обожженная и перемолотая в порошок глина. Материал, который уже испытал на себе жар печи. Такая себе прививка жизненного опыта. Если шамот домешать в тонкую сырую глину, то она преобразится.

Джерт потер между пальцами щепотку порошка.

- И станет грубее.

- В какой-то степени. Людей тоже испытания делают тверже.

- Жестче.

- Не всегда.

Джерт достал из корзины чашу, показавшуюся ему целой, однако, присмотревшись, увидел на донышке короткую, но глубокую трещину, перевернул вещицу - трещина оказалась сквозной.

- Эта из тех, кто не выдержал, или здесь был брак?

- О! Тут другая история. В этой глине не было шамота и в довершение всего, я отправил ее в печь, не до конца высушив.

- Не думал, что мастер может себе позволить такую ошибку.

Ну, не буду же я тебе говорить, что всё умышленно подстроил!

- Бывает! - покаянно развел руками Вагнер. - Кстати, знакомься, это Ивор.

- Что? - Джерт ошарашено посмотрел на Вагнера.

- Точная копия в глине.

- Ты хочешь сказать, что место Ивора в корзине для осколков?

- Нет, просто пытаюсь тебе объяснить, что когда мягкую и по-детски податливую, еще не просохшую глину кидают в огонь, ничего хорошего не выходит.

Джерт провел костяшкой пальца по губам и еще раз внимательно посмотрел на чашу, медленно разворачивая ее в руке.

- Ты считаешь, что эта рана никогда не затянется? Тогда зачем гоняешь пацана на тренировках?

Легилимент аккуратно забрал у аврора чащу и провел пальцем вдоль трещины.

- Можно залить дефект глазурью и обжечь еще раз. Трещина никуда не денется, но чаша перестанет протекать, и ей можно будет пользоваться.

- Тогда почему она в корзине?

- Потому, что проще поднять на круге новую заготовку, чем возиться с этим подранком. Ведь, даже если глазурь закроет трещину, такая чаша всегда будет с надломом и при случае разобьется первой.

- Что тебе Ивор сделал? - устало спросил Джеллерт.

- Ничего. Я не пытаюсь его оклеветать, просто хочу объяснить тебе, как мастеру, что решил не выбрасывать изделие, простую мысль. Эту чашу никто не купит задорого. Если ты хочешь этой чаше доброй судьбы, тебе придется оставить ее на СВОЕЙ кухне.

- Уже оставил.

- Да, но ты только сдуваешь с нее пыль и переставляешь с полки на полку. И никак не решишься на второй обжиг.

- Я тебя услышал, - подвел черту Джерт.

Ему не хотелось обсуждать этот вопрос дальше.

Не сегодня.

Вагнер сделал примирительный жест и, надев рукавицы, снова взялся за щипцы.
Открывая крышку железного короба, легилимент с удовлетворением заметил, что Джерт не вернул треснутую чашу в корзину, а аккуратно поставил ее в уже темный, но всё еще жаркий зев печи.

Вот и ответ.

Опилки, порядком обгоревшие, слабо дымились. Мастер поворошил их щипцами и выхватил из удушливого плена чумазый, почти черный чайник с коротким носиком и кубическим телом.
В котел он плюхнулся боком, исторгнув из своего нутра фонтан бурлящего пара и фыркнув совсем как живой.

Кит.

Следом в воду вошла чаша, резанула краем поверхность, так, словно Вагнер хотел зачерпнуть в неё воды, но щипцы вдруг разжались, и чаша, словно уставшая черепаха, опустилась на дно.
Джерт смотрел вглубь котла и видел в нем отражение трех пляшущих, перетекающих световых сфер и свой абрис: темный, едва различимый. Аврор коснулся поверхности. Отражение вздрогнуло и пошло волнами. Вода в котле была теплая, как парное молоко.

- Ну, вылавливай! – Дерек смотрел лукаво.

Джеллерт взялся было за щипцы, но передумал. Ему неодолимо хотелось погрузить в воду руку, ухватить с самого дна сокровище и достать, как ныряльщик жемчужницу. Несколько мгновений он боролся с собой, но потом решился и, скинув мантию, принялся закатывать рукав рубашки.
Из котла Джерт достал чашу, так, словно собирался произнести заздравную речь. Керамический сосуд уверенно и удобно лежал в ладони аврора и блестел темным золотом в свете магических фонарей.
Мастер протянул гостю скрученную в жгут паклю.

- Роды прошли успешно, время обмыть младенца.

Джерт неловко провел мочалкой по краю пиалы.

- Смелее! Здесь надо приложить усилия. Она в действительности белая.

- Шутишь?

- Это тот случай, когда нужно смыть всю грязь и копоть, чтобы добраться до сути.

Джерт перехватил чашу и на сей раз сильными, размашистыми движениями стал отмывать черный налет. В котел попеременно опускалась то пиала, то рука с паклей, пока сосуд не очистился от копоти полностью.
Простую, раскрытую форму чаши и снаружи и внутри покрывала белая глазурь, вся испещренная замысловатым узором трещин, к ободку трещины становились толще и темнее, восходя вверх, как веточки молодого подлеска зимой. А по самому краю чаши, замыкая всю графику в круг, шла изящная темная линия.

- Это, конечно, не настоящий тяван********, но, думаю, ты можешь дать ему имя.
Джерт еще раз вгляделся в чашу. Белый фон, испещренный тонкой сеточкой трещин, темные, стремящиеся вверх, ломаные линии. На него прямо повеяло мартовским сырым лесом, с черными прутиками подлеска, торчащими из ноздреватого, тяжелого от воды снега, с узорами птичьих следов, уже потерявших свою четкость, поплывших под робким весенним солнцем.

- Пробуждение.

Ты даже представить не можешь, насколько прав.

Вагнер выловил из котла плоскую тарелку с крутым бортиком и стал смывать с нее копоть. Из-под золы проступила бледно-голубая, с тонким цеком*********, поверхность.
Джерт, не выпуская чаши из рук, сел в кресло и стал просто смотреть.
На то, как Вагнер, окунает паклю в воду, а потом с нее срываются потоки темных, блестящих в искусственном свете капель. На то, как молодой месяц пытается выпутаться из буковых ветвей. Как блестят и мигают звезды...
Когда Дерек отложил мочалку и вытер руки, Джерт уже крепко спал.
Легилимент улыбнулся.

Проснётся и обалдеет.

Вагнер забрал из руки Джерта чашу, накинул на него пахнущую дымом мантию и согревающее заклинание. Тот не проснулся, лишь слегка заёрзал, устраиваясь поудобнее, и затих.
Мастер потушил световые сферы и пошел к крыльцу. Звездное небо бесшумно перечеркнул темный силуэт совы.




Басё*- Мацуо Басё - японский поэт, теоретик стиха, сыгравший большую роль в становлении поэтического жанра хайку.

Кентавромахия** - в греческой мифологии - битва между лапифами, мифическими обитателями горной Фессалии, и кентаврами. В нашем случае, между магами и кентаврами.

1800 градусов по Фаренгейту***- около 1000 градусов по Цельсию.

«Мефисто-вальс» Ференца Листа в исполнении самого Гвардино**** - произведение реальное, а вот исполнитель магический.

Кабуки***** - (яп. букв. «песня, танец, мастерство», «искусное пение и танцы») — один из видов традиционного театра Японии. Представляет собой синтез пения, музыки, танца и драмы. Исполнители кабуки используют сложный грим и костюмы с большой символической нагрузкой.

Раку****** - Расшифровка будет обширная, кому не интересно, можно не читать)))
Под словосочетанием «керамика раку» скрывается два взаимоувязанных понятия. Первое — это традиционная керамика-раку, используемая в чайной церемонии в Японии, возникшая в XVI веке с легкой руки мастера чайной церемонии Сэн-но Рикю и ставшая одним из символов японской культуры. Создателем керамики-раку считается Танака Тёдзиро, семья которого уже много столетий делает специфические чайные чаши без применения гончарного круга — немного неровные и, без сомнения, олицетворяющие собой философию дзен-буддизма и эстетику «скромной простоты» ваби-саби.
Второе понятие — это технология «раку», которая применялась до конца XX века при изготовлении керамики-раку в Японии и распространилась в итоге на весь мир. В нашем повествовании Вагнер именно копирует технологию, а не подражает японским мастерам. В технологии «раку» ключевым техническим моментом является создание восстановительной среды, в которую помещают керамику для охлаждения. Сама технология довольно проста, что также перекликается с философскими принципами японцев. После обжига в дровяной или газовой печи изделия достают щипцами и перекладывают в яму, засыпанную сухими опилками. После чего яму вместе с керамикой закупоривают для предотвращения доступа в нее кислорода и оставляют охлаждаться. Керамика, вытащенная из печи, раскалена выше 1000 градусов, она даже выглядит, как расплавленный ярко-алый металл. Поэтому в резервуаре с опилками моментально начинается процесс тления с выделением СО (угарного газа). Отсутствие доступа кислорода создает в резервуаре так называемую восстановительную среду, где для поддержания тления опилок требуется кислород, доступ к которому искусственно ограничен. Поэтому кислород начинает активно забираться из оксидов в глазурях. В итоге, глазури приобретают цвета исходных металлов, а сама керамика получает металлизированные поверхности. Цвета раскрываются полностью, переплавляются между собой и возникают потрясающие декоративные эффекты.

Песок******* - Джерт, как человек, далекий от ремесла, говорит о простом речном или морском песке. Но керамисты широко используют в работе кварцевый песок. На его основе создают глазури и просто домешивают его в глину, для изменения ее свойств.

Тяван******** - Тяван или «чайная чаша» занимает центральное место в тя-но-ю (японской чайной церемонии). К ней относятся, как к живому существу: у каждой обязательно есть имя, ее купают перед церемонией и после, ее хранят бережно завернутой в шелк в дорогой шкатулке (иногда не одной, а нескольких, вложенных одна в другую), на стенках шкатулки записывают важнейшие эпизоды ее биографии.

с тонким цеком********* - цек (нем. zecke — "трещина, клещ") — в изделиях из керамики и стекла — мелкие трещины, возникающие от резкого охлаждения изделия после обжига или из-за разницы в коэффициентах теплового расширения массы и глазури. То же, что кракелюры в живописи. Иногда цек создают специально, в качестве декоративного приема.





просмотреть/оставить комментарии [28]
<< Глава 25 К оглавлениюГлава 27 >>
май 2022  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

апрель 2022  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

...календарь 2004-2022...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2022.05.19 15:05:37
Как карта ляжет [4] (Гарри Поттер)


2022.05.19 00:12:27
Капля на лезвии ножа [3] (Гарри Поттер)


2022.05.18 23:57:15
Темная вода [0] (Гарри Поттер)


2022.05.18 12:17:07
Иногда они возвращаются [3] (Гарри Поттер)


2022.05.16 13:43:22
Пора возвращаться домой [2] (Гарри Поттер)


2022.05.15 18:31:15
После дождичка в четверг [3] ()


2022.05.14 07:36:45
Слишком много Поттеров [46] (Гарри Поттер)


2022.05.13 23:06:19
Вы весь дрожите, Поттер [6] (Гарри Поттер)


2022.05.07 01:12:32
Смерть придёт, у неё будут твои глаза [1] (Гарри Поттер)


2022.04.19 02:45:11
И по хлебным крошкам мы придем домой [1] (Шерлок Холмс)


2022.04.10 08:14:25
Смерти нет [4] (Гарри Поттер)


2022.04.09 15:17:37
Life is... Strange [0] (Шерлок Холмс)


2022.04.05 01:36:25
Обреченные быть [9] (Гарри Поттер)


2022.03.20 23:22:39
Raven [26] (Гарри Поттер)


2022.03.03 14:54:09
Танец Чёрной Луны [5] (Гарри Поттер)


2022.03.01 15:00:18
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2022.02.25 04:16:29
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


2022.02.20 22:38:58
Леди и Бродяга [6] (Гарри Поттер)


2022.02.12 19:01:45
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2022.02.11 19:58:25
Глюки. Возвращение [241] (Оригинальные произведения)


2022.02.03 22:54:07
Квартет судьбы [16] (Гарри Поттер)


2022.01.30 18:16:06
Я только учу(сь)... Часть 1 [64] (Гарри Поттер)


2022.01.24 19:22:35
Наперегонки [15] (Гарри Поттер)


2022.01.16 16:46:55
Декабрьское полнолуние [1] (Гарри Поттер)


2022.01.11 22:57:42
Смех в лицо предрассудкам [32] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2022, by KAGERO ©.