Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Как делают клипы по Гарри Поттеру простые фанаты-маглы? Подбирают подходящие кадры в поттериане, и, если не находят в ней то, что нужно, используют другие фильмы. Как делает клипы по Гарри Поттеру Колин Криви? Фотографирует Гарри (и не только), монтирует полученные двигающиеся фотки, и, если не находит среди них то, что нужно, идет фотографировать Зеркало Еиналеж.

Список фандомов

Гарри Поттер[18449]
Оригинальные произведения[1227]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[175]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[132]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[3]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12622 авторов
- 26917 фиков
- 8572 анекдотов
- 17642 перлов
- 656 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 17 К оглавлениюГлава 19 >>


  Право на поражение

   Глава 18. Порочный круг
— Мне кажется, что я схожу с ума, — пожаловалась я Гарри.

В ответ он покачал головой и сказал:

— Ерунда. Лучше на доску смотри, а то снова прошляпишь слона.

Волшебные шахматы — то ещё удовольствие. Я никогда не понимала, что хорошего в том, чтобы раз за разом уничтожать фигуры соперника, а затем чинить их с помощью Репаро.

Протянув руку, я переставила пешку так, чтобы она оказалась на пути офицера. Если Гарри решит сбить её, то поставит под удар короля, если нет — королеву. Несмотря на то, что Рону так и не удалось привить мне любовь к этой забаве, играть я научилась сносно.

— Я вижу Луну. Везде. На улице — в проходящих мимо людях, дома — в зеркалах, во снах. Это неправильно. Это ужасно!

— Почему? — Гарри не понимал меня. Для него всё это было увлекательной игрой, от партии до партии, а то, что на кону стояла чья-то жизнь — ерунда.

Он ведь мёртв, а мёртвым не бывает страшно.

— Потому что её больше нет. Луна погибла.

Произнести это оказалось ничуть не легче, чем две недели назад. У меня никак не получалось смириться с этим.

— Что за чушь? Луна жива. Оглянись, — сказал он, и я невольно его послушала.

Возле камина сидела девушка в белом платье. Светлые волосы были распущены и свободно ниспадали на плечи. Казалось, что она легче флера и вот-вот исчезнет, стоит лишь потревожить её покой.

— Луна? — испуганно прошептала я, не веря своим глазам.

Это ведь не могло быть правдой. Не могло! Если она ко мне и приходила, то только в кошмарах, наполненных огненными цветами, болью и сладким запахом горелого мяса.

Её голова повернулась, а тело — нет. Совсем как у совы, отчего кожа на шее пошла складками, а затем начала трескаться и осыпаться, обнажая обожжённую плоть. Лицо же было прекрасно, даром что и оно пошло трещинами. Прежней осталась лишь улыбка, чуть рассеянная, добрая и такая чужая на лице мертвеца.

Всхлипнув, я закрыла рот рукой, чтобы не закричать.

— Гермио-о-н-на, — просипела Луна. Казалось, в её горле что-то застряло, и ей никак не удавалось чётко выговорить слова.

Испугавшись, я отшатнулась — отчего стул подо мной опрокинулся — и упала, больно ударившись затылком. Лавгуд мягко рассмеялась, а затем раздался противный хруст, будто кто-то сломал пару сухих веток — это вслед за головой повернулось и тело. Луна поползла ко мне, вцепилась тонкими пальцами в лодыжку, оставляя на коже синяки и царапины.

Я дёрнула ногой, пытаясь освободиться. Тщетно! Лавгуд держала крепко. Из-под трещин на её коже стали выбираться бабочки с серо-коричневыми грязными крыльями. Насекомые встряхивались, словно пробуждаясь ото сна, а затем переползали на меня, поближе к кровоточащим царапинам.

Ночницы. Это были ночницы!

Вскрикнув, я в отчаянье пнула Луну; она даже не пошатнулась.

— Ну что же ты вертишься, Гермиона? Разве они тебе не нравятся? — насмешливо спросила Лавгуд, оставляя на моей коже ещё больше царапин.

Каждую из них облепили ночницы, присасываясь и напиваясь моей крови, а я ничего не могла сделать. Никак не удавалось освободиться из рук покойницы и сбежать.

— Гарри! Гарри, помоги! — закричала я, всем сердцем веря, что уж он-то точно не бросит меня в беде.

Поттер сидел за игральным столом, и казалось, что всё его внимание сосредоточено на шахматной доске. Что он не видел и не слышал ничего вокруг, лишь вертел в руках офицера, так и не решив, что делать с пешкой.

— Кто-нибудь! Спасите, — прорыдала я, ощущая прикосновения десятков насекомых, пожирающих меня заживо.

А Луна… Луна улыбалась.

Её улыбка была всё также прекрасна.


* * *

Кошмар.

Ещё один из бесконечной вереницы преследующих меня каждую ночь и мучающих сильнее пыточного проклятия. От них ничего не спасало: ни зелье сна без сновидений, ни успокаивающее, ни чашка кофе.

Рано или поздно сон всё равно одолевал меня, а с ним приходили мертвецы. Казалось, что они звали меня за собой. Каждый раз стоило огромных усилий вырваться из лап кошмара и вернуться в реальность.

Поначалу я всех пугала криками, а потом на это перестали обращать внимание. Привыкли. Рабастан каждый вечер давал мне флакон с зельем сна без сновидений, но мы оба понимали, что это не выход. Зелье вызывало привыкание, я становилась раздражительной и вспыльчивой.

Риддл предложил более радикальное средство: стереть мне память. Я отказалась. Нужно быть совсем глупой, чтобы дважды наступить на одни и те же грабли. С Асторией это ни к чему хорошему не привело, с Луной тем более. Прошло две недели с того дня, как погибла Лавгуд, и справиться с этим оказалось куда сложнее, чем с тем, что в теле моего друга поселился другой человек.

— Снова к оборотням?

— Да, — ответил Лестрейндж. — В эти выходные состоится встреча, на которой мы всех убедим в том, что оборотни — безобидные пушистые твари и лучшие друзья человека.

— Лучший друг человека — собака.

— Не придирайся к словам, золотце. В конце концов, главное не что ты говоришь, а как, — сказал Рабастан, подмигнул мне и, подхватив саквояж, ушёл.

В последнее время он постоянно носил его с собой, но ни разу не разрешил мне заглянуть внутрь. Всё отшучивался, что носит в саквояже череп любимой бабушки, а показывать старые кости без шляпки или на худой конец чепца неприлично.

Врал, конечно, но это было куда лучше, чем жалость.

Риддл тоже не жалел. Когда я вернулась домой в ту страшную ночь, ошарашенная и напуганная, он ни о чём не стал спрашивать. Помог раздеться и силком затащил в ванную.

Стоя под тёплыми струями душа, я до боли зажмурила глаза, пытаясь сдержать слёзы, а они всё текли по лицу, смешиваясь с водой. Том был рядом, намыливал меня как маленького бестолкового ребёнка и растирал холодную кожу, помогая согреться. Я же ревела, уткнувшись ему в плечо, выплёскивая вместе со слезами всю боль и горечь, весь страх и отчаянье, и никак не могла успокоиться.

Позже вечером, лёжа в его объятиях, я всё-всё рассказала, а он слушал, не перебивая и не осуждая. Я была благодарна ему за это.

— Знаешь, это ведь моя вина. Луна погибла из-за меня.

— Она погибла из-за человеческой глупости и жажды мести. Не она, так Лонгботтом. Не стоит винить себя за это.

— Ты говоришь так, словно их жизни ничего не стоят, — сказала я, отстраняясь.

Мне вдруг стало холодно и одиноко. Риддл показался мне безнадёжно чужим и далёким, словно он был и не человеком вовсе, а бездушной машиной, ставившей выгоду превыше эмоций и привязанностей.

— Потому что так и есть. Их жизнь важна для тебя и ещё пары людей, остальным на них плевать. О человеколюбии и справедливости хорошо говорить за чашкой кофе, сидя в удобном кресле возле камина. На деле слова так и остаются словами. Мало кто хочет пачкать руки.

— Ох, замолчи!

Я закрыла уши руками, по-детски прячась от горькой правды. Так было проще. Риддл не стал настаивать, потушил свет и повернулся на бок, давая понять, что разговор закончен.

Той ночью я так и не смогла уснуть, а следующей мне приснился кошмар.


* * *

Время после гибели Луны текло странно. То неслось вперёд со страшной скоростью, отчего едва можно было заметить смену дня и ночи, то тянулось медленно, словно жевательная резинка «Друбблс».

Порой мне казалось, что я стояла на обочине и наблюдала за окружающим миром со стороны. Люди были похожи на волны, которые едва задевали меня по касательной, и всё, что оставалось — ждать и надеяться, что кто-то разрушит чары, и я проснусь, осознавая, что этот затянувшийся кошмар закончился.

С памятью творилось тоже что-то странное. Я могла распланировать день по часам и ничего не успеть. На работу я стала опаздывать. Не часто, но это всё равно раздражало. Казалось, что час или два — это немного, но они как будто стирались из моей памяти, и я никак не могла вспомнить, чем занималась в это время и где была.

Я не рассказывала об этом, не желая никого тревожить. В конце концов, это были мои проблемы — мне с ними и справляться.


* * *

Я не выдержала первой.

Забрала самые необходимые вещи, герань и переселилась в соседнюю комнату. С каждым днём кошмары становились всё ужаснее, и я с криком просыпалась. Риддл не упрекал меня, не ворчал, не злился. Просто молчал, и это было тяжелее всего.

Он казался равнодушным и холодным. Бесчувственным. Я понимала, что, пока не справлюсь с кошмарами, не смогу быть его якорем. Два безумца — это слишком много для одного дома.

Был ещё один способ избавиться от сожалений и боли. Мой образец зелья Синих и антидот к нему всё ещё были спрятан в вазоне Франчески. Как-то днём я достала флаконы, развернула провощенную бумагу и долго смотрела на прозрачную жидкость. Однажды она едва не убила меня, а сейчас могла спасти. Это было очень соблазнительное решение, ведь, сохранив воспоминания, я бы избавилась от чувств, которые они вызывали.

Так просто.

Возможно, именно эта простота в своё время соблазнила Малфоя, и он не стал бороться за своё будущее, предпочитая жить в настоящем. Интересно, сколько пройдёт времени, прежде чем я решусь пойти этой дорогой?

Я надеялась, что никогда об этом не узнаю.


* * *

Дом на Гриммо я в последнее время покидала редко и почти ни с кем не встречалась. Всю бумажную работу делала дома и отправляла документы с совой. Несколько раз я порывалась аппарировать к Невиллу, — он оставил свой новый адрес ещё тогда, в пабе, — но что-то меня останавливало. За две недели я написала Лонгботтому с два десятка писем, но так и не смогла отправить ни одно из них. Мне казалось, что они полны жалоб и упрёков. Что их нельзя ни в коем случае отсылать, чтобы ещё больше не расстраивать друга.

Я догадывалась, что Луна для него значила гораздо больше.

Что, возможно, он её любил.

Как-то раз гуляя по Косому переулку, чтобы немного развеяться, я зашла чуть дальше, чем обычно, и вышла к магазину «Всевозможных Вредилок Уизли». Я не стала заходить внутрь. Витрина была большой и яркой, через неё отлично было видно всё, что происходило внутри.

Джордж с Роном о чём-то спорили. На обоих были надеты забавные пурпурные мантии и цилиндры, украшенные павлиньими перьями. Они в них выглядели смешно и нелепо, но наверняка так и задумывалось.

Всё же Вредилки нельзя было воспринимать слишком серьёзно.

Я вспомнила, что Рон, после того как расформировали Аврорат, хотел уйти работать в магазин к брату. Судя по тому, что он так и не вернулся к старой работе после уничтожения Синих, новое дело гораздо больше пришлось ему по душе.

В этом не было ничего плохого. Я его не осуждала, отнюдь. Риддл первым стал отдаляться от Рона, отчасти избавляясь от бесполезного на его взгляд человека, отчасти оберегая свою тайну.

Разрыв помолвки с Джинни и его решение перейти на сторону Синих стало последней каплей. Рон считал, что Гарри предал его, что, по сути, было недалеко от правды.

Проблема в том, что ни Риддл, ни я не рассказали ему правды. Он не посчитал нужным, я же испугалась, что Уизли мог сгоряча наломать дров и от него избавились бы.

В витрине я увидела своё отражение. По сравнению с праздником, творящимся по ту сторону стекла, я выглядела серо и скучно. Бледное лицо с кругами под глазами, элегантная мантия, волосы, собранные в низкий хвост, — это всё ещё была я, но другая, изменённая, под стать Тому.

Я криво улыбнулась своему отражению, а затем ушла не оглядываясь. Невилл был не прав. Выбрав Риддла, я выбрала и его сторону, а с ним — и своё будущее, в котором не было места людям из моего прошлого.


* * *

Риддл первым устал от моего отчуждения.

Обычно он стучал, перед тем как войти в комнату, в этот же раз зашёл без приглашения. Том был зол, и это ощущалось так же остро, как прикосновения жалящих чар к голой коже.

Я сидела возле зеркала и расчёсывала волосы. Монотонные движения успокаивали и помогали хоть на краткий миг перестать думать о плохом.

— Ты долго ещё будешь жалеть себя? — спросил Риддл.

— О чём ты?

— О Лавгуд, Малфое и твоём дурацком чувстве вины.

Он встал за моей спиной и сжал плечи. Я поморщилась, ощутив, как его пальцы больно впились в кожу, прикрытую лишь тонкой тканью ночной рубашки.

— Отпусти. Мне больно.

— Да неужели? — Том усмехнулся и обхватил мою шею. Легко, едва ощутимо, но всё же мне стало не по себе.

— Неужели ты никогда не жалел о своих поступках? — спросила я, аккуратно положив гребень на стол и стараясь не шевелиться.

Риддл ласкал большим пальцем нежную кожу, но я понимала, что в любой миг его руки могли сжаться чуть сильнее и сломать мне кости.

Интересно, что его так сильно разозлило?

— Никогда, — ответил он. — Сожаления не приносят пользы.

— Так же как и я. Так? — Сглотнув, я попыталась отстраниться, но он не позволил. Запустил одну руку мне в волосы, заставляя запрокинуть голову и посмотреть на него.

Его лицо было непроницаемо. Ни тени эмоций, ни отголоска чувств, лишь холодный расчёт и жажда обладания. Риддл всегда был эгоистом и не желал ни с кем делиться тем, что принадлежало ему.

— Нет, не так. Иди сюда.

Он потянул меня к себе, крепко сжимая в объятиях и целуя. Я задыхалась, его настойчивость пугала. Губы Тома легко прикоснулись к моим скулам, затем — к векам, а потом ниже, к шее. Ему нравилось дразнить, нравилось вести за собой и подчинять. Он потянул вверх подол ночной рубашки, оглаживая мои бёдра, сжимая их, а затем скользнул ладонью мне между ног. Всхлипнув, я вцепилась в его руку, безмолвно моля о передышке.

Это было слишком сильно, слишком сладко. Риддл лишь рассмеялся, увлекая меня на кровать. Он никогда не наваливался всем весом, предпочитая опираться на локти и наблюдать за выражением моего лица, словно ему действительно было не всё равно.

Никогда не выключал свет, не признавая стеснения и робости. Поначалу было трудно, всё время хотелось погасить свечи или спрятаться от его взгляда под одеяло, но Том не позволял.

Если он владел, то полностью, не признавая полутонов и полумер.

— Я не хочу, остановись.

Риддл ничего не сказал. Развёл мои ноги в стороны, с нажимом проводя по внутренней поверхности бёдер, а затем медленно вошёл, растягивая удовольствие. Я прикусила палец, чтобы сдержать стон, но — видит Мерлин! — сдержаться было выше моих сил.

Я больше не хотела, чтобы Том останавливался.


* * *

Когда всё закончилось, я лежала на животе, бездумно рассматривая узор на обоях. Риддл лениво водил пальцами по моей спине, рисуя одному ему понятные узоры. Наши тела всё ещё были разгорячены и блестели от пота, но это не мешало.

С Томом в постели всегда было хорошо, до дрожи. Он знал толк в наслаждении и никогда не отказывал в нём ни себе, ни мне.

— Ты меня совершенно вымотал, — пожаловалась я.

— Это хорошо, значит, сегодня тебе не будут сниться кошмары.

— Это из-за них ты был так зол?

Я повернулась к нему, приподнявшись на локтях. Волосы мешали. Отбросив их на спину, стала заплетать локоны в небрежную косу. Риддл наблюдал за мной, задумавшись о чём-то, а затем покачал головой и ответил:

— Нет. Кошмары — ерунда. Рано или поздно ты справишься с ними. Гораздо сильнее раздражает то, что ты избегаешь меня тогда, когда нужна больше всего.

— Что случилось?

— Снейп. — Том помолчал немного, а затем сказал: — Он снова вмешивается в мои дела. Хочет сорвать встречу магов и оборотней.

— Какой в этом смысл?

— А какой смысл было создавать Синих?

Риддл устало прикрыл рукой глаза и рассказал о том, что сегодня исчезли несколько оборотней из стаи Сильвера. Кто-то напал на них и забрал с собой, сильно наследив в лесу, будто ни капли не переживал о том, что его могли выследить.

— Скорее всего, Снейп действовал не сам. Подчинил кого-то с помощью Империо и послал на убой. С прошлого раза он стал осторожнее и теперь делает всё для того, чтобы сохранить в тайне своё чудесное воскрешение.

— Почему ты считаешь, что это Снейп виноват? — спросила я, растянувшись, как кошка, поверх тела Риддла.

Он осторожно обхватил моё лицо. Лаская, провёл большим пальцем по губам, наслаждаясь нашей близостью, словно изысканным вином.

— Потому что чуть больше двадцати лет назад я разрушил его жизнь, убив дорогого для него человека, а теперь он хочет отомстить.

— И кто же его цель?

Зажмурившись от удовольствия, я нежилась в руках Тома, ощущая, что не так уж сильно устала. До утра далеко, жаль будет потратить такую замечательную ночь на сон.

Риддл потянулся ко мне, целомудренно поцеловал в лоб и ответил вопросом на вопрос:

— А как ты думаешь?


* * *

Я аппарировала к дверям дома на Лакричной улице, где Невилл снимал квартиру. Ждать пришлось долго. Лонгботтом всё не открывал дверь и притворялся, что дома никого нет, но я-то знала, что ещё как есть.

У него наверняка были те же проблемы, что и у меня: кошмары не давали спать ему по ночам, и он пробовал урвать пару часов для отдыха днём. Совсем без сна тяжело, начинаешь путаться и можешь наломать дров.

Наконец лязгнул засов, и дверь приоткрылась. В проёме виднелось усталое лицо Невилла с тёмными кругами под глазами и кончик волшебной палочки. Я слабо улыбнулась и выставила перед собой, словно щит, коробку с пончиками.

— Можно войти?

— Нет, — ответил он, но всё же посторонился, пропуская меня внутрь.

Комната была обставлена скудно и казалась нежилой. Грязную чашку на столе да походный рюкзак в углу не стоило брать в расчёт.

— Зачем ты принесла Фрэнси? — спросил Невилл, глядя на вазон с геранью, который я ему отдала.

Надо же было освободить руки, чтобы приготовить чай к пончикам.

— Чтобы ты не был больше один. Одиночество — плохой товарищ, особенно сейчас.

— Я тебя не звал.

— Знаю.

Взмах палочки — и чайник наполнился водой, ещё один — и на плите вспыхнуло пламя. Заботиться о ком-то было правильно, и плевать, что об этом меня не просили. В первую очередь это нужно мне, как бы эгоистично это ни звучало.

— Уходи, — сказал Невилл, поставив герань на стол.

— Уйду, — пообещала я. — Приготовлю чай и уйду.

— Как же ты не понимаешь…

— Нет! Это ты не понимаешь, — перебила я его. — Мне тоже тяжело тебя видеть. Тяжело вспоминать, но у нас нет выбора. Пока мы помним — Луна жива, и лишь это имеет значение.

Невилл сердито посмотрел на меня, но не стал спорить. Сел на стул, молча наблюдая за тем, как я разливаю чай по чашкам и выкладываю пончики на тарелку; так же молча мы поели.

Я совершенно не ощущала вкус сладостей.

Для того, что я собиралась сделать, нужна была храбрость, а её совсем не осталось. Правда — это обоюдоострый нож, и она могла ранить меня так же сильно, как и Невилла.

Решившись, я произнесла:

— Я знаю, кто убил Луну.

— Кто?

Лонгботтом жадно посмотрел на меня, и мне это совершенно не понравилось. Он был полон гнева и жажды мести, вот только я не могла этого допустить. Нельзя позволить событиям развиваться по кругу, иначе я рисковала потерять всех, кто был мне дорог.

— Я.

— Издеваешься?

На что лишь покачала головой и повторила:

— Я виновата.

— Не понимаю. — Невилл устало закрыл лицо руками и спросил: — Зачем ты пришла? Это какая-то очередная игра Риддла?

— Больше никаких игр. Я пришла, чтобы всё исправить.

Сглотнув, я собралась с силами и рассказала ему о Драко, о своих неосторожных словах и их последствиях. Лонгботтом во время моего рассказа то бледнел, то сжимал кулаки в бессильной ярости, то отворачивался, осознавая, что первым причинил боль.

В том, что произошло, были виноваты мы оба. Осознать это было легко, смириться — в разы труднее.

После мы долго сидели в тишине. Невилл то сжимал, то разжимал кулаки, напряжённо о чём-то думая, я же скармливала Франческе остатки пончика и гладила её по листьям. Прощалась.

Всё же с хозяином ей будет гораздо лучше и безопаснее. Растения Лонгботтом любил больше чем людей, а Фрэнси наверняка удастся быстрее исцелить его израненное сердце, чем сотне колдомедиков из Мунго.

Время… оно ведь лечит.

Возможно, когда-нибудь мы снова сможем встретиться, и между нами не будет этого мучительного отчуждения.

Возможно, мы снова сможем стать друзьями.

— И как ты собираешься всё исправить?

— Вернуть Малфою способность чувствовать. Должен же быть какой-то прок от тех зелий, которые мы создали.

— Антидот к зелью подчинения? — догадался он, а затем добавил: — Это слишком жестоко.

— Рада, что ты так думаешь. — Я вымученно улыбнулась. — Возможно, именно жестокость позволит мне разорвать этот порочный круг.


* * *

Приняв решение, на следующий день я собралась и аппарировала в Малфой-мэнор. Особняк выглядел мрачно и не ухоженно. Казалось, что все чары разом развеялись, отчего сад зарос кустарником и сорняками, а дороги размыло талым снегом. Ворота открылись сразу, стоило лишь к ним приблизиться. Возможно, меня ждали и готовились к встрече.

Сжав в кармане флакон с антидотом, я шагнула вперёд. Нечего бояться. Конечно, Малфой мог ударить в спину, но он не станет этого делать. Не теперь, когда отомстил за смерть жены.

Хозяин мэнора ждал меня на пороге, скрестив руки на груди, и хмуро смотрел на то, как я приближалась к его дому. Шрамы на лице Малфоя всё так же сильно выделялись, делая его хмурым и некрасивым.

Я слабо улыбнулась и помахала, приветствуя. Он не сдвинулся с места ни на дюйм, но в то же время будто расслабился, перестав ждать, что я на него нападу. Глупо, силой всё равно ничего не добьёшься.

Остановивший в паре шагов от него, я сказала:

— Здравствуй, Драко.

Он кивнул и махнул в сторону открытой двери.

— Входи. Нам нужно поговорить.

Надо же, в кои веки наши желания совпали. Оставалось надеяться, что и возможности тоже совпадут.

просмотреть/оставить комментарии [5]
<< Глава 17 К оглавлениюГлава 19 >>
январь 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

декабрь 2019  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.01.26 08:09:31
«Л» значит Лили. Часть I [1] (Гарри Поттер)


2020.01.24 12:10:10
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.01.23 14:02:47
Прячься [3] (Гарри Поттер)


2020.01.21 10:35:23
Список [10] ()


2020.01.19 13:28:22
В \"Дырявом котле\". В семь [4] (Гарри Поттер)


2020.01.18 23:21:20
Своя цена [20] (Гарри Поттер)


2020.01.15 12:47:25
Туфелька Гермионы [0] (Гарри Поттер)


2020.01.15 12:43:37
Ненаписанное будущее [17] (Гарри Поттер)


2020.01.11 22:15:58
Песни полночного ворона (сборник стихов) [3] (Оригинальные произведения)


2020.01.11 21:58:23
Змееглоты [3] ()


2020.01.11 20:10:37
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


2020.01.11 01:11:34
Двуликий [42] (Гарри Поттер)


2020.01.09 20:31:20
Поезд в Средиземье [4] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.01.08 22:42:55
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.01.07 21:23:20
Дамблдор [5] (Гарри Поттер)


2020.01.07 03:14:32
Волдеморт и все-все-все, или Бредовые драбблы [38] (Гарри Поттер)


2020.01.06 22:03:17
Драбблы [2] (Гарри Поттер)


2020.01.06 22:03:04
Драбблы по Вавилону 5 [3] (Вавилон 5)


2020.01.06 19:16:55
Драбблы, Star Trek [2] (Звездный Путь)


2020.01.06 16:59:07
Драбблы по Аббатству Даунтон [2] (Аббатство Даунтон)


2020.01.02 19:07:18
Глюки. Возвращение [238] (Оригинальные произведения)


2019.12.30 19:22:59
Расплата [7] (Гарри Поттер)


2019.12.29 11:44:09
Слишком много Поттеров [42] (Гарри Поттер)


2019.12.21 00:59:19
Мордорские истории [2] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2019.12.08 02:07:35
Быть Северусом Снейпом [252] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.