Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Клинит на поттериане - это когда упорно читаешь "её затянул воландеморт" вместо "её затянул водоворот", и вдобавок удивляешься, при чем здесь "реки"?

Список фандомов

Гарри Поттер[18476]
Оригинальные произведения[1237]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[138]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12678 авторов
- 26933 фиков
- 8610 анекдотов
- 17671 перлов
- 671 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 1 К оглавлению 


  Ковш, над ним Кассиопея, а сбоку - Волосы Вероники

   Глава 2
Идзаки выспался прекрасно — на тощем футоне, в мансарде с испорченными жучком стенами и таким низким потолком, что даже не получалось выпрямиться в полный рост. Зато — воздух не чета токийскому. Зато наутро — относительный порядок в мыслях, яичница от Тацукавы и бумажка с адресом толстого в заднем кармане джинсов. И, главное, ночью из нижней спальни не донеслось ни единого непристойного звука, за что Идзаки был хозяевам особенно благодарен. До Токио они с Генджи долетели без пробок — несмотря на внезапно поваливший снег, трасса в это воскресное утро оказалась на удивление свободной. Генджи всю дорогу продрых на заднем сидении; Идзаки сдал его, сонного и злого, на руки верного Маки, искренне пообещал не делать больше херни и, оставшись в одиночестве, вытащил айфон.

В Италии сейчас глубокая ночь.

— Привет, мам, — без всяких угрызений совести сказал он. — Спишь?

— Шун?.. Полчетвертого утра! Конечно, сплю! Что случилось?!

— Надо поговорить.

В трубке раздался какой-то шорох, потом донесся тихий хлопок. Мам невнятно выругалась и вздохнула:

— Я вышла из спальни, у Джорджа очень чуткий сон… Рассказывай, ребенок. Кстати, твоя дорогая пропажа нашлась?

— Нашлась. Помнишь, — Идзаки, собираясь с мыслями, потер лоб, — перед самой стажировкой в Нью-Йорке я попал в больницу, ты тогда еще ругалась, что я выбрал неудачный момент?

— Подрался в очередной раз, — она сладко зевнула. — Помню. Но те витражи, конечно, столько не стоили.

— Мам, драку спровоцировал я.

— Даже не сомневаюсь. И?..

— А парня, с которым мы дрались, моего однокурсника, исключили.

На том конце провода повисло молчание. Идзаки перестал дышать.

— Мальчика исключили? — голос мам сделался стальным. — За драку? За два месяца до выпуска? И ты говоришь мне об этом только сейчас, Идзаки Шун? Три года спустя?

Идзаки, выдохнув, растекся по сидению — таким сильным было облегчение.

— Я сам узнал только вчера. Значит… ты не в курсе?

— Лишний вопрос, Шун. Я разберусь.

— Спа… — начал было он, но в трубке уже шли коротки гудки. Идзаки злорадно хмыкнул — да, их с Токаджи бывшему декану теперь не позавидуешь, — достал из кармана выданный Серидзавой клочок бумаги и принялся забивать в навигатор адрес на Хоккайдо.

***
На Хоккайдо все завалило снегом. Идзаки припарковался наискосок от нужного дома и заглушил мотор, поражаясь тому, как они с деткой вообще сумели доехать и не увязли ни в одном ебучем сугробе. Навигатор показывал, что в паре километров отсюда есть неплохой спа-отель для любителей горных лыж, но сама Окато действительно оказалась дыра дырой, тут с Серидзавой не поспоришь. Единственная улица, стандартный набор — полицейская будка, круглосуточный магазин, буддийский храм, — и два десятка домов, один беднее другого. Весной, когда сойдет снег, здесь будет совсем тоскливо, но сейчас чистое белое покрывало прятало все изъяны. Яркая белизна слепила до слез. Идзаки нацепил темные очки, присмотрелся и вздохнул: вопреки его опасениям, семейство Токаджи ютилось вовсе не в полуразвалившейся хибаре. Да, домик был маленьким, но не убогим. Теперь оставалось самое трудное — выйти из машины и постучать в эту синюю дверь.

Это было даже труднее, чем представить себе реакцию Токаджи.

Остатки былой решимости таяли на глазах. А может… и не надо ему никуда идти? Он останется в машине, подождет немного — ну не сидит же толстый в доме безвылазно? Рано или поздно тот должен выползти на воздух, тогда Идзаки его и…

Синяя дверь открылась, как по заказу. Первым на заснеженное крыльцо выскочил кот, ободранный и бесхвостый, и прыснул куда-то за дом по протоптанной в снегу дорожке. Следом показались две женщины. Одна из них, судя по сходству, мать Токаджи, одетая в пуховик и шапку с помпоном, ушла вниз по улице в сторону магазина; вторая, совсем пожилая, опираясь на костыль, выкурила на пороге сигарету и, сунув окурок в старую консервную банку, вернулась в дом. Идзаки не сдержал невольной улыбки. Теперь понятно, чей выдающийся рост и ширину кости унаследовал Токаджи. Уж явно не своей миниатюрной матушки.

Кот появился с другой стороны двора. Протрусил к дороге, то и дело отряхивая лапы от снега, запрыгнул на соседский ящик для писем, с комфортом устроился на крышке и принялся вылизываться. Идзаки засмотрелся, отвлекшись на минуту, не больше, а когда снова повернулся к дому, то едва не заорал: рядом с машиной, дымя очередной сигаретой, стояла страшная бабка Токаджи.

— Заходи в дом, — не терпящим возражения тоном сказала она, когда Идзаки, придя в себя, торопливо опустил стекло. — Наши гости снаружи не ждут.

— А…

— Из Токио могут приехать только к нам.

— Понял, — севшим голосом отозвался Идзаки, выбираясь из машины. — Спасибо за приглашение.

Токаджи его точно убьет.

Бабка величественно кивнула и, прихрамывая, первой направилась к дверям. Ее костыль оставлял в утоптанном снегу глубокие четкие отметины.

— Юджи на пробежке, — сообщила она из кухни, пока Идзаки, стараясь особо не глазеть по сторонам, разувался в крохотной прихожей. — Вернется минут через десять. Проходи, садись. Я налью тебе чай. В доме курить нельзя.

Кухня оказалась немногим больше прихожей, и практически всю ее занимала хозяйка. Идзаки втиснулся в закуток между столом и холодильником — наверняка любимое место Токаджи, — и принялся рассматривать детские рисунки, которыми была сплошь увешана единственная свободная от шкафчиков стена.

— Картинки Юджи, — не оглядываясь и гремя посудой, сказала бабка. — Это я, — она указала ложкой на крайний рисунок, — это его отец. А это мать, Аюми.

Помимо семейства мелкий Токаджи еще очень любил изображать котят со щенятами и цветочки. Идзаки, выдавив улыбку, кивнул. Да его смерть даже не будет быстрой... Бабка закончила греметь, поставила на стол чайник, чашку, тарелочку со сливовым повидлом и уселась напротив.

— У нас все по-простому. Чай зеленый. Сливы свои. Пожалуйста, угощайся.

— Благодарю, оба-сама, — пробормотал Идзаки.

Она в ответ только хмыкнула. Следующие пять минут прошли в молчании — Шун считал секунды и честно старался влить в себя хотя бы полчашки чая, а бабка, подперев голову рукой, не сводила с него немигающего взгляда.

— Знаешь, — наконец, задумчиво произнесла она, — однажды я нагадала Юджи роковую блондинку. Это случайно не ты?

Идзаки, который только что сделал глоток, подавился и закашлялся. И, конечно, входная дверь хлопнула именно в этом момент.

— Это не он, ба-чан! — рявкнул из прихожей Токаджи, очевидно, услышавший последнюю фразу бабули, а через секунду возник на пороге — красный от бега, мороза и злости, в черном спортивном костюме и маленькой вязаной шапке. — Идзаки! Какого… черта ты здесь делаешь?!

В кухню Токаджи уже не помещался.

— Твой друг пьет чай, Юджи-кун, — озвучила очевидное бабка.

— И смотрю на рисунки, — вставил Идзаки, решив, что хуже все равно уже не будет, а помирать веселее с музыкой и фейерверком. — Мне нравится, кстати. Привет, Юджи.

— Привет, Шун, — процедил Токаджи, который под бабкиным взглядом взял себя в руки поразительно быстро. — Рад тебя видеть в нашем доме. Пойдем на улицу, покурим.

— Сначала ты пойдешь в душ, Юджи-кун. И не спорь, — прищурившись, добавила она. — К тому же, Шун еще не попробовал сливы.

Токаджи заскрипел зубами, но спорить действительно не стал и исчез где-то в глубине дома. Зашумела вода. Бабка прислонилась затылком к стене с рисунками, закрыла глаза и неожиданно задремала, а Идзаки, вздохнув, придвинул к себе экологически чистое повидло, взял ложку и засек время.

Душ Токаджи принимал ровно две минуты.

***
— Так какого хера ты приперся?

Курить они, не сговариваясь, отправились к машине Идзаки — а то мало ли. Уже вечерело, небо медленно выцветало, а тени на снегу стали гуще. В домах одно за другим загорались окна, но на улице по-прежнему не было ни души, даже кот куда-то пропал. Токаджи, после купания натянувший старую кенгуруху с капюшоном, в ранних зимних сумерках чем-то неуловимо смахивал на Риндамана, хотя… нет, Риндаман все же выглядел добрее. Идзаки, затягиваясь, пожал плечами.

— Поговорить.

— А потерпеть неделю не мог?

Ожидаемый вопрос.

— Не мог.

— Интересно, — Токаджи мазнул по нему злым взглядом, — чем ты подкупил Серидзаву? У меня, сколько я не пробовал, никогда не получалось.

— Пообещал подумать над одним его советом.

— Да? И каким же?

— Оставить тебя в покое.

— Херово ты подумал, блонди.

— Толстый, — Идзаки бросил недокуренную сигарету в сугроб и сунул озябшие руки в карманы, — во-первых, я не знал, что тебя выгнали из универа. До вчерашнего дня. Хочешь верь, хочешь не верь, но это чистая правда. И матушка не знала.

Брови Токаджи поползли вверх.

— Идзаки, — протянул он. — Так ты тащился к черту на рога только для того, чтобы сообщить мне эту охуенную новость? Неслабо же у тебя подгорело. Могу успокоить — знал ты, не знал — плевать я на это хотел. И тогда, и сейчас. Ну, а во-вторых?

Идзаки, покусывая обветренную губу, молча смотрел на него. Токаджи, переступив с ноги на ногу — наверное, подмерз в тонких кедах, — затоптал окурок в снег и внаглую уселся на капот Мазерати.

— И долго ты молчать собираешься? Слушай, я понял, — он вдруг расплылся в широкой издевательской улыбке и дружески хлопнул Шуна по плечу. — Все-таки не помнишь нашу ночь? А ведь я говорил, чтобы ты не догонялся. Но ты не волнуйся, Идзаки, даже ужратый и в отключке ты настоящий секс-монстр. Трудился до самого утра. Трахнуться с тобой было в кайф, я такого от тебя вообще не ожидал.

Щекам моментально сделалось жарко. Токаджи, продолжая ухмыляться, уселся удобнее, раздвинул ноги в стороны, а Идзаки стоял перед ним, как дебил, потел в своей легкой брендовой куртке и не мог выдавить ни звука. Ну почему сказать этой сволочи «толстый, я не знал» было в миллион раз проще, чем «Токаджи, я все знаю»?

К счастью или нет, говорить ничего не пришлось. Юджи догадался и сам, недаром ведь числился в умных. Он вдруг вскинулся, побледнел, зашарил тревожным взглядом по лицу Идзаки... И сияющая довольная морда будто потухла. Стерлась ухмылка, из глаз пропала издевка, ушла вся веселая злость, они стали несчастными и таким обреченными, что у Идзаки екнуло сердце.

— Значит, помнишь. Что ж, — Токаджи отвернулся, — не повезло мне.

— Я… — Идзаки запнулся, перевел дух и с трудом продолжил: — Я камеру включил, пока ты был в душе. Оказывается. Утром посмотрел ролик. А так — нет, нихера не помню, даже как комп на запись ставил. Толстый…

На этом слова закончились. Что тут еще добавить — Токаджи, я все понимаю? Ты от начала и до конца был в своем праве, поэтому кровная месть отменяется? Претензий к тебе больше нет, кстати, спасибо за кофе и анестетик? Бред.

… Кстати, может, хочешь повторить?..

— Блонди… Что. Ты. Творишь?

Идзаки моргнул и в недоумении опустил взгляд на собственную руку, непонятно когда и как оказавшуюся на колене Токаджи. Проклятая конечность словно жила отдельной жизнью — пальцы то сжимались, то расслабленно поглаживали по светлому дениму, и прекратить это беспредел у Шуна почему-то не получалось. Наверное, потому, что колено у толстого было теплым и грело лучше любой печки. Токаджи тоже туда посмотрел, застыв на несколько долгих секунд. И вскочил, с силой отпихивая Идзаки от себя. Уши у него полыхали.

— Значит, так, — пряча глаза, процедил он, — полицейская будка за три квартала отсюда. Можешь пойти и написать заявление. Я даже вину отрицать не стану! Топай, пиши и проваливай нахуй! Ты меня понял, Идзаки? Проваливай!

— Я ничего писать не собираюсь, — едва устояв на ногах, огрызнулся Идзаки. — Я…

— Тогда просто убирайся, — прошипел Токаджи и вдруг, схватив Шуна за грудки, нос к носу притянул к себе. Чужое тело пылало жаром, и у Идзаки на долю секунды даже мелькнула дикая мысль, что его сейчас разложат на капоте, на виду у всей деревни, однако в планы Токаджи страстные злые поцелуи явно не входили. — Это, сука, последнее предупреждение. Никак не можешь наиграться, Идзаки, все тебе мало? И жизнь ни чему тебя не учит, да? Найди себе другой объект для развлечений! А мне твои игры уже в печени сидят! Еще раз увижу рядом с собой — пожалеешь. Ты очень пожалеешь, понял? Понял?!

Идзаки сглотнул, чувствуя, как голова начинает неслабо кружиться, а в паху собирается томная сладкая тяжесть. От близости Токаджи, от его непритворной ярости вело похлеще, чем от той проклятой записи. Поцелуя хотелось до одури. Всего остального тоже хотелось. И очень сильно. И только с Токаджи. И прямо сейчас.

— У тебя стоит, толстый, — тихо сказал Идзаки ему в губы. — И сюда идет Аюми-сан.

Токаджи замер, и его пальцы медленно разжались. Он, не отводя взгляда, отступил на шаг, одернул на Идзаки задравшуюся куртку и, повторив бесцветным голосом:

— Я тебя предупредил. Полезешь ко мне снова — не жалуйся, — пошел навстречу спешащей к ним матери.

Аюми-сан, улыбаясь, помахала Идзаки рукой. Шун махнул в ответ, благоразумно отступив за машину — не у всех тут куртки были нужной длины.

— Ты пригласил друга на ужин, Юджи? — весело спросила Аюми-сан.

— Ему пора ехать, — Токаджи, забирая у нее пакеты, даже не соизволил оглянуться. — Иначе он вообще не выберется отсюда.

Идзаки смотрел им вслед, пока за ними не закрылась синяя дверь. Потом забрался в машину, стуча зубами от внезапно пробравшего холода, врубил печку на полную и со вздохом поправил вставший член. Хотел поговорить, не откладывая? Вот и поговорили. А дальше что? Прислушаться к хорошему совету Серидзавы? Что ж, время подумать над ним у Шуна имелось. Со стороны гор наползали тяжелые лиловые облака, но умница-Венера по-прежнему висела там, где ей положено. Идзаки прищурился на темнеющее небо, в последний раз оглянулся на светящееся окно кухни Токаджи и тронулся с места.

Прислушаться к совету Серидзавы? Да нихера.

***
Детку все-таки пришлось спасать.

Местная погода оказалась такой же непредсказуемой и мерзкой, как кое-чей характер. Ничего не предвещало, но не успел Идзаки выехать из деревни, как вдруг начался самый настоящий буран — замело, закружило белым так, что не справлялись ни дворники, ни фары дальнего света. В итоге Шун свернул не туда, детка тут же начала буксовать, а через две минуты мучений ее повело юзом, и она намертво завязла в сугробе. Идзаки, по колено в снегу выбираясь на дорогу, не знал, плакать ему или смеяться. Спрашивать у мироздания, какая сволочь сглазила, даже не было смысла.

К счастью, до того самого спа-отеля действительно было рукой подать. На местной стоянке обнаружился эвакуатор — должно быть, столичные тачки в окрестных сугробах застревали регулярно. Идзаки объяснил хозяину, где именно бросил машину, оплатил спасательную экспедицию и… вдруг понял, что никуда уже сегодня не поедет. В конце концов, снаружи жуткая метель, а он замерз, как собака. А здесь и неплохой онсэн, и уютный лобби-бар, и самое настоящее чудо — свободный в пик сезона номер. Кстати, о баре — Идзаки, недолго думая, в первую очередь отправился именно туда. Горячая ванна может и подождать, а крах надежд, пусть и призрачных, срочно требовалось залить.

***
Его несостоявшееся личное счастье мелькнуло в дверях на третьей по счету стопке саке. Идзаки сначала решил, что это глюк — делать Токаджи в такое время и в таком месте было абсолютно нечего. Бармен прибавил в телевизоре звук — как раз передавали метеосводку на завтра, — Идзаки на миг отвлекся, а когда снова посмотрел в ту сторону, толстого там не было и в помине. Не было его и возле барной стойки. Идзаки с тайной надеждой огляделся, но и среди отдыхающих Токаджи тоже не нашлось. Надо же, померещилось… Дожил, твою мать.

Настроение испортилось окончательно. Выпивка больше не лезла, Идзаки отодвинул от себя почти полную стопку, а когда поднял голову, его неуловимый глюк уже сидел напротив. Внук своей бабули, бля. Волосы торчком, взгляд неприятный, на плечах, поблескивая, дотаивают самые стойкие снежинки... Во рту сразу пересохло, Идзаки схватил стопку и одним глотком расправился с саке.

— Все-таки застрял, — Токаджи придвинул к себе пепельницу и закурил. — Я так и думал. У Мазерати для здешних сугробов клиренс не тот.

— А ты, значит, не застрял, — ляпнул Идзаки первое, что пришло на ум.

— А я на своих двоих. Я же местный, блонди, все тропинки здесь знаю.

— Толстый, — Шун облокотился на стол и вытащил из чужой пачки сигарету, — моя очередь спрашивать, какого хера ты здесь делаешь, после всех твоих угроз и обещаний. У тебя, ко всему прочему, раздвоение личности? Или ты за тачку беспокоился?

— Я понять хочу, — Токаджи, понизив голос, выпустил дым и тоже наклонился вперед, — что тебе от меня надо, Идзаки. На самом деле хочу. Ты мазохист? Тебя скука заела, и ты до меня доебываешься, просто чтобы развлечься? Или причина в чем-то другом? Может, объяснишь мне, пока действительно не дошло до беды?

Идзаки криво усмехнулся и щелкнул зажигалкой. И объяснит — почему бы и нет?

— Да ничего мне не надо, — глядя на мокрые, слипшиеся иголками ресницы Юджи, сказал он. — Могу не видеть тебя месяцами и даже ни разу не вспомню о тебе, веришь? А потом увижу — и все, будто небо на голову падает. Переклинивает так, что жизнь не в радость, не дышится мне, блядь, пока тебя не достану. И сделать с этим нихера не получается. Я тебе объяснил?

— Походу, зря я перевелся в ваш универ, — после паузы отозвался Токаджи.

— Абсолютно.

— Но выход есть — тупо не попадаться друг другу на глаза.

— Угу.

Токаджи хмыкнул, отвернулся и с интересом уставился в телевизор, постукивая пальцами по столу и время от времени поднося к губам сигарету. Идзаки тоже курил и в упор смотрел на него. Красивый, сволочь, даже мокрый и растрепанный — все равно красивый. В паху нещадно ломило, еще немного — и стояк будет таким, что спокойно, не позорясь, встать из-за стола уже не удастся.

— Хочешь, поднимемся в номер? — спросил он еле слышно.

Пальцы Юджи замерли.

— Тебе снова приспичило просто трахнуться? — отведя, наконец, взгляд от экрана, с тихой угрозой уточнил он. — И опять по принципу — перепихнулись и разбежались? Так, блонди?

Шун молчал.

— Идзаки?

— Я не знаю.

— Не знаешь? — Токаджи подался вперед. — А ничего другого и не будет, золотой мальчик. Ты — это ты, а я — это я. Ты понимаешь, что нихера у нас с тобой не получится?

Идзаки глубоко вздохнул, вдруг вспомнил спокойные, усталые глаза Серидзавы и пожал плечами.

Совет Тамао дал херовый. Но к другим его словам все-таки стоило прислушаться.

— Может быть, толстый, — ответил он. — А может, и нет. Я так далеко не заглядываю. Поживем — увидим. Ты идешь?

Вместо ответа Токаджи поднялся и молча протянул ему руку. А на следующий день — и это уже становилось какой-то долбаной традицией — Идзаки проснулся один в пустой постели. Похмелье, зимнее солнце в зените, обертки от гондонов на полу, тюбик анестетика в ванной, записка — в общем, все, как обычно, ничего нового.

Кроме одного. Этим утром на клочке бумаги знакомым корявым почерком было написано «Я позвоню».

***
Некоторое время спустя

— Вот Ковш, над ним Кассиопея, а сбоку — Волосы Вероники…

— Что ты там бормочешь? — натянуто спросил Токаджи.

На Шуна он не смотрел. Идзаки с удовольствием затянулся, задержал сладкий дым в легких и, выдохнув, передал самокрутку Токио. Сегодня можно и расслабиться — сложный проект они успешно сдали, не грех и отметить, как следует.

— Звездами любуюсь, толстый. Представляешь, все в порядке, все на месте, никакого парада планет.

— Ну, любуйся, — разворачиваясь, чтобы уйти, процедил тот.

— Юджи, постой, — Идзаки схватил его за плечо и понизил голос: — Насчет того, что ты мне сегодня сказал…

— Просто забудь! — рявкнул Токаджи, сбрасывая его руку. — Забудь, блонди!

— … я тебя тоже.

— Я поражаюсь, — не открывая глаз, вдруг сказал дремавший в гамаке Генджи. — Вы столько лет вместе и только сегодня друг другу признались? Ну вы и придурки. Все же сразу было понятно. Кстати, бросьте кто-нибудь пива.

Серидзава, колдовавший у мангала, достал банку из упаковки и, поймав взгляд Идзаки, молча улыбнулся.

~fin.

просмотреть/оставить комментарии [0]
<< Глава 1 К оглавлению 
август 2020  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

июль 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.08.10 00:03:28
Когда Бездна Всматривается В Тебя [0] (Звездные войны)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.08.08 21:53:11
Змееглоты [6] ()


2020.08.06 02:02:24
Два паладина [2] (Песнь Льда и Огня)


2020.08.02 23:45:23
Лживые жесты [0] (Гарри Поттер)


2020.07.28 13:20:20
Наши встречи [3] (Неуловимые мстители)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [1] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.07.19 13:15:56
Работа для ведьмы из хорошей семьи [7] (Гарри Поттер)


2020.07.12 14:55:50
Прячься [3] (Гарри Поттер)


2020.07.10 23:17:10
Рау [7] (Оригинальные произведения)


2020.07.10 13:26:17
Фикачики [100] (Гарри Поттер)


2020.06.30 00:05:06
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2020.06.29 23:17:07
Без права на ничью [3] (Гарри Поттер)


2020.06.26 22:37:36
Своя цена [22] (Гарри Поттер)


2020.06.24 17:45:31
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2020.06.19 16:35:30
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.06.13 11:35:57
Дамбигуд & Волдигуд [7] (Гарри Поттер)


2020.06.12 10:32:06
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.06.11 01:14:57
Драбблы по Отблескам Этерны [4] (Отблески Этерны)


2020.06.06 14:46:13
Злоключения Драко Малфоя, хорька [36] (Гарри Поттер)


2020.06.01 14:14:36
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.05.29 18:07:36
Безопасный поворот [1] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.