Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

- Милорд, вы же обещали меня простить!
- То, что я не оправдал твоих ожиданий, Хвост, - это уже твоя проблема! Авада Кедавра!

(с) Эс Джи

Список фандомов

Гарри Поттер[18569]
Оригинальные произведения[1253]
Шерлок Холмс[723]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[220]
Робин Гуд[218]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[186]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![184]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[141]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[115]
Произведения А. и Б. Стругацких[109]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[1]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[24]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12798 авторов
- 26235 фиков
- 8692 анекдотов
- 17717 перлов
- 704 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 4 К оглавлениюГлава 6 >>


  Джиневра выбирает Ланселота

   Глава 5. Всё кончено
Джинни Поттер любила рутину – она помогала ей держаться за жизнь, когда казалось, что жизнь не имеет никакого смысла. Привычные ритуалы позволяли совершать что-то полезное, что-то, что показывало – ты нужна другим, значит, не имеешь права забиться в тёмный угол и умереть там от тоски, как давно умерла твоя душа, знающая, что всё самое ценное в жизни осталось в прошлом. «Ушёл навсегда, никогда не повторится» - когда-то от этих мыслей её душа разрывалась на части. Будущее виделось гигантским чёрным тоннелем, полным дементоров. Разве эта боль может пройти? Разве она когда-нибудь сможет её не чувствовать?
Невилл уверял, что пройдёт. Тогда, в Воющей Хижине, куда она прибежала сразу после победы Гарри, услышав, что Снейп убит. Она не верила – надеялась, что Гарри ошибся, не мог же Северус так подставиться. Перед тем, как уехать на каникулы, она оставила на его подушке флакончик, полный «Феликс Фелицис» - сама сварила взамен того, что когда-то украла, и записку с просьбой всегда носить его с собой. Так что Северус, конечно, должен был спастись каким-нибудь невероятным образом, возможно, он ранен, но она поможет, она его спасёт…
Вслед за ней в Хижину отправился Рон – ему, как и ей было тяжело в замке, где лежало мёртвое тело Фреда. Брат, наверняка решил, что она помешалась на возвращении тел погибших, говорил – не обязательно всё доделывать сейчас, можем и позже туда сходить, но Джинни была как одержимая. Она знала о проходе под Гремучей ивой, Северус рассказывал, но открыл тоннель Рон – у неё слишком дрожали руки. Когда они вошли в ту комнату, о которой говорил ей брат, сердце её запело – тела не было! Но Рон, сам того не зная, тут же заставил это сердце разлететься на кусочки.
- Проклятая тварь! – выругался он. – Должно быть, Вольдеморт вернулся сюда после того, как мы ушли, чтобы змея сожрала Снейпа целиком. Оно и немудрено – вряд ли он хотел оставлять тело на обозрение другим Пожирателям, глядишь, даже в их убогие головы могла прийти мысль – что будет с ними, если самый преданный из них закончил вот так… Вон туда он упал, видишь, кровь.
Джинни в ужасе смотрела туда, куда указал брат – пол до сих пор был мокрым от крови. Нет, с такими ранами не живут. Она словно окаменела, не в силах высказать ни слова.
- Ладно, - бросил Рон. – Думаю, нам нужно возвращаться. Пора вырывать Гарри из объятий поклонников. В конце концов, для вас с ним всё теперь будет хорошо.
Джинни не двигалась и не смотрела на брата, не зная, как объяснить ему, что у неё хорошо уже никогда не будет. Внезапно на помощь пришёл тот, кто уже не раз выручал её в неловких ситуациях.
- Рон, - раздался из тоннеля голос Невилла. – Ты не мог бы оставить нас с Джинни ненадолго. Нам нужно кое-что закончить, до того, как мы будем праздновать.
Рон вопросительно посмотрел на Джинни – ого, сестричка, ты тут времени не теряла?
- Да, Рон, пожалуйста, - выдавила она. – Нам нужно… Я скоро приду.
Она понятия не имела, чего хочет Невилл, но была уверена, что он в этой ситуации безопаснее, чем её пронырливый братец.
Рон пожал плечами и вышел. Невилл постоял у входа, прислушиваясь, дождался, когда шаги Рона стихли, подошёл к Джинни, обнял её со спины и тихо сказал:
- Соболезную, Джин. Мне жаль, что так вышло.
- Невилл? – удивилась она.
- Думаешь, не знаю, - горько усмехнулся он, - куда ты весь год по ночам бегала? Я ведь тоже догадывался, что с ним не всё чисто, после этих смехотворных наказаний, после того, как он так вовремя появлялся, чтобы остановить Кэрроу. Не знал всего, но догадывался. Да и ты… У тебя лицо светилось, когда ты под утро от него возвращалась. Ты такая счастливая была, что даже не замечала, как я в углу Гостиной дремлю.
Джинни вышла из ступора, в который её вогнал вид крови. Да, она была счастлива с Северусом – счастлива абсолютно, как будто каждый день выпивала по флакону зелья удачи. Счастлива так, как никогда уже не будет. Понимание того, что всё кончено – не вернуть, не повторить, не исправить – пронзило её сердце острой болью, она утробно завыла и упала бы, если бы Невилл её не поддержал. Она не помнила, сколько времени провела на грязном полу, рядом с лужей крови – всё, что осталось, от самого дорого для неё существа на свете, от центра её вселенной. Смутными пятнами в сознании сохранились отдельные эпизоды того, как она билась и корчилась в истерике, а Невилл пытался не дать ей покалечиться – не ободрать ногти, царапая старые доски, не разбить лоб об обшарпанные стены, бормотал что-то успокаивающее про время, которое лечит… В то утро Воющая Хижина поистине оправдывала своё название – Джинни выла, как зверь, как будто сама состояла из одного этого воя. Как рассказывал Невилл, в итоге она так измотала себя, что просто отключилась, и он донёс её до замка. Она этого уже не помнила.
Следующие несколько месяцев прошли как в бреду. Все думали, она горевала о Фреде – и, конечно, она страдала из-за его смерти, но смерть любимого человека, того, кто за эти полгода успел стать для неё тем самым почти-близнецом, о котором она всегда мечтала, почти свела её с ума.
Она вспоминала, как он смешно приревновал её после Рождественских каникул. Уезжать она не хотела, но Северус убедил её, что это необходимо – не уехать из замка в такие времена было бы странно. Невилла это не смущало – он оставался ради тех ребят из А.Д., кого дома не ждало ничего хорошего, и ради младшекурсников, которые могли пострадать от бездельничающих Кэрроу. На тех каникулах произошло много всякого: похитили Луну, прошёл слух, что Гарри чуть было не попался Вольдеморту… Северус рассказал ей, что Луна в поместье Малфоев, но он пока ничего не может сделать, чтобы вызволить её оттуда, и Джинни решила присмотреться к Драко, поискать его слабые места. Выглядел он неважно – проживание Вольдеморта в его родовом поместье явно не пошло ему на пользу.
Джинни расспрашивала Невилла, как вёл себя Драко, тоже остававшийся в школе на каникулах, и Невилл простодушно ответил, что Малфой, похоже, спятил на ненависти к Гарри и мечтает убить его сам. Когда прошёл слух о происшествии в Годриковой лощине, Малфой испуганно побледнел и заявил: глупости, если бы это было правдой, великое событие уже описали бы в газетах – Поттер же так любит красоваться на первой полосе. По мнению Невилла это доказывало, что Малфой жалеет, что не был там лично и не мог напасть на Гарри, но Джинни такая версия не устроила. Она уже давно догадывалась, что чувства Драко к её бывшему жениху – вовсе не ненависть и не презрение, а кое-что прямо противоположное.
Решив проверить свою гипотезу, она, во время прогулки на перемене, так, чтобы слышал Малфой, в разговоре с Невиллом красочно описала, как она ждёт того момента, когда сможет снова быть вместе с Гарри. Невилл, на тот момент ещё не подозревавший о её ночных вылазках, подтвердил – да, Джинни и Гарри будут отличной парой. Малфоя перекосило! Он принялся орать на неё за грязь на ботинках (конечно, он же староста школы, ревнитель порядка!), оскорблять её семью и друзей, Невилл пришёл в бешенство, но Джинни не дала ему и рта раскрыть – спокойно, с видом победительницы выслушала Малфоя и фыркнула:
- Своему парню я нравлюсь и с грязью на ботинках, Малфой, а мнение других мне неинтересно.
- Своему бывшему парню, - ответил тот как выплюнул.
- О, Малфой, - томно вздохнула Джинни, - следишь за моей личной жизнью? Я польщена! Ты уверен, что твои родители одобрят этот интерес? А тётушка даст благословение? И другие… друзья семьи?
И быстро утащила хихикающего Невилла подальше от ошарашенного её наглостью Малфоя.
Она уже предвкушала, как вечером они с Северусом посмеются вдвоём над этим эпизодом, но вместо веселья, её ждало ледяное презрение: непонятно, зачем мисс Уизли продолжает таскаться в подземелья к мерзкому Пожирателю смерти, если её мысли заняты главным героем магического мира. Захотелось эротических приключений, пока герой недоступен? Это можно понять, но следовало бы, как советовал Дамблдор, найти кого-то близкого по возрасту, а не втираться в доверие к человеку, для которого эта её маленькая блажь – серьёзное нарушение правил, и так далее в том же духе. Пришлось потратить весь вечер на уговоры, растапливание льда, возмущения и просьбы простить её глупую выходку. Правда, в конце концов, он признал реакцию Малфоя занимательной и достойной изучения, но в теорию Джинни об особых чувствах Драко к Гарри не поверил. У него тоже была школьная вражда, как раз с отцом Гарри, и представить себе, что за этой враждой стоят иные чувства – бр-р-р! Ну и извращённая у тебя фантазия, лисичка!
А как они прощались перед её отъездом на Пасхальные каникулы… Она словно предчувствовала, что что-то назревает, не хотела уезжать, но он снова настаивал. Была весна, стояла чудесная погода, и в утро отъезда она упросила его пойти вместе на прогулку. Невидимая она медленно летела на метле рядом с ним, а он церемонно вышагивал – грозный директор обходит границы замка на рассвете. Она надеялась, что в памяти останется красивый рассвет, он и был красивым, но тревожным – кроваво-красным. Она помнила, как Северус стоял на дальней границе территории замка, под косыми алыми лучами, которые делали все линии и морщины на его лице особенно жёсткими, словно грубо вырубленными на куске мрамора, и её сердце сжималось от нежности и предчувствия беды. Она бросилась целовать его – отчаянно, порывисто, пытаясь заглушить воющую в душе тревожную сирену, он отвечал нежно, гладил её по голове, по спине, словно успокаивая во время плача. А она и плакала внутри себя, не желая расставаться с ним, и он это чувствовал.
- Не нужно, лисичка, - сказал он ей, услышав, как она всхлипнула, когда поцелуй закончился. – Не стоит бояться. Что бы ни случилось дальше, мы теперь знаем, как быть счастливыми, верно? Что бы ни случилось дальше, у нас останутся эти месяцы, наши смешные препирательства, твои безумные идеи о том, как выставить Кэрроу ещё большими идиотами, эти безумные ночи… Это уже никуда не уйдёт. Слышишь меня, лисичка? Это всегда будет с нами.
Она только кивнула, положив голову на его плечо – он не видел, но почувствовал.
«Я знаю, как быть счастливой рядом с тобой, - думала Джинни. – Но как быть счастливой без тебя – этого я не знаю, и не хочу этому учиться, Северус, так не хочу!», но вслух этого не сказала, боялась расплакаться и превратить это тихое свидание в какое-то пафосное Последнее Прощание из пошлых романов. Кто же знал, что именно последним оно и останется?
Джинни перебирала все эти моменты, и с каждым днём ей становилось всё больнее. Но однажды она проснулась, и поняла, что не чувствует больше боли. Не потому, что боль исчезла, а потому, что она стала настолько сильной, что пересекла какой-то рубеж – так люди падают в обморок от сильной физической боли, а у неё, от боли душевной, в обмороке оказалась душа. Она вдруг поняла, что может снова приняться за работу по дому и помогать матери, что повседневные привычные ритуалы – кормить кур, готовить, прибирать – помогают ей игнорировать тот камень, который лежит на сердце. Окружающие восприняли это как признак выздоровления, и она не стала их разочаровывать – научилась притворяться, что и вправду способна радоваться жизни как раньше.
Она даже вышла замуж за Гарри – он уверял, что она ему нужна. И, да – у них был секс, хотя Джинни требовалось немало усилий, чтобы её реакции на его прикосновения выглядели естественными и восторженными, хотя на самом деле, что бы он ни делал, как бы ни старался, Джинни это не возбуждало. Гораздо больше её возбуждала игра – её приняли в молодёжный состав «Гарпий», и на поле ей изредка удавалось избавиться от душевной боли. В игре она забывала себя, вырывалась из личности по имени Джинни Поттер, а дикое существо на метле с битой в руках, готовое раскрошить этой битой всё, что движется, которым она становилась, не имело ни истории, ни воспоминаний – оно было хищной птицей, опасной и сосредоточенной на своей цели.
Работа в команде имела свои преимущества – можно было уезжать на сборы, и это избавляло от необходимости засыпать в объятиях нелюбимого мужчины. Лгать Гарри, которого она по-прежнему любила как друга, становилось в тягость. К счастью, в один прекрасный момент всё разрешилось само собой – он принялся звать по ночам Малфоя (Джинни надеялась, всё же младшего – ей по-прежнему казалось, что с ним у Гарри больше шансов).
Она наблюдала за этим явлением несколько ночей подряд, ради эксперимента ласкала Гарри, когда тот глубоко засыпал, слушала, как с его губ слетает сладостный стон: «Малфой, поганец, ненавижу тебя!» (да-да, дорогой, очень ненавидишь!) и однажды утром за завтраком выложила заспанному мужу всё как есть. И укатила на сборы – пусть сам решает, что ему делать с этой информацией. Судя по тому, что вечером в тренировочном лагере появился Драко Малфой – в какой-то вычурной и ужасно холодной для февраля шёлковой мантии, пьяный и уставший, умоляющий сказать, в какой фестральей заднице находится их убогая лачуга, Гарри сделал из её информации правильные выводы. Снабдив Малфоя подробными инструкциями, как добраться до нового дома Поттеров, она почувствовала себя окрылённой – пусть для неё это абсолютное счастье было невозможно, но то, что оно стало возможно для Гарри, да ещё и с её помощью, придало ей сил. Вернувшись с тех сборов, она даже рискнула, заперевшись на чердаке, извлечь из школьного сундука старую серую ночнушку Северуса, которую когда-то утащила из его покоев. Плакала, конечно, уткнувшись в застиранную ткань и вдыхая родной запах, но от слёз теперь становилось легче. Она хранила её под специальными чарами, чтобы запах не выветривался, и это – в дополнение к опьяняющему восторгу от игр – было теперь её самым большим эротическим переживанием.
Маггловский писатель Дюма-младший как-то заметил, что брачные узы так тяжелы, что нужны двое, чтобы их нести, а иногда и трое. В их с Гарри случае этим третьим определённо был Драко. Джинни понимала, что не справилась бы без него. Их с Гарри любовь расцветала у неё на глазах, и она сама грелась в лучах этой любви, будучи к ней ближе всех. Малфой ужасно волновался, когда Гарри задерживался на дежурствах, и, успокаивая его, она и сама волновалась меньше. Рядом с этими двоими Джинни стало так хорошо и спокойно, что она решилась даже на детей – и это было правильным решением: любовь к ним дала ей почувствовать совершенно особенный, новый вид счастья, и боль, ютившаяся на самом дне души, всё меньше давала о себе знать. Рутина, круговорот домашних дел, стали каркасом, скрепляющим её небольшой уютный мир в единое целое.
А потом рутина была нарушена.
Вот уже два года – с тех пор, как они провожали Джеймса в Хогвартс, они с Гарри после этого отправлялись к её родителям на семейное чаепитие, но на третий год, когда в Хогвартс уехал и Альбус, Гарри почему-то заявил, что у него есть другие дела. Джинни подумала, что это как-то связано с Малфоем, и, в общем, не хотела вмешиваться, но почему-то ей стало ужасно любопытно, что это за дела такие. Она попросила Рона и Гермиону забрать Лили в Нору, и осталась стоять с Гарри на платформе – она не ошиблась, он ждал Драко.
- Ну что, комедия для общества и семьи закончена? – манерно растягивая слова, поинтересовался тот, когда толпа на платформе рассеялась.
- Вроде, - согласилась Джинни. – А у вас какие-то планы на сегодня? Просто я думала, мы с Гарри как обычно после отправления экспресса пойдем к маме, и не поняла почему…
- Нам надо встретить кое-кого, - ответил Гарри, с таким видом, будто сомневался – достойна ли Джинни того, чтобы делиться с ней этой ценной информацией. – Я забыл тебе сказать утром, только когда Рон заговорил, я вспомнил, что мне нужно остаться.
- И кого же? – Джинни не знала, почему добивалась ответа, но чем дальше, тем больше чувствовала – она должна, должна это услышать!
- Сказать? – Гарри как всегда обернулся к Драко – вот, кто по-настоящему принимал решения в их паре.
- М-м-м… - с сомнением протянул Малфой. – Он просил никому не говорить, но ведь всё равно скоро станет известно. Наверное, лучше, если мы сейчас тебе скажем.
- Ну-у? – Джинни начала раздражаться – какого чёрта они темнят?! – И?
- Это Снейп, - наконец выдавил из себя Гарри.
Повисла пауза. Джинни показалось, что земля под ногами качнулась, как палуба старинного пиратского корабля – она плавала на таких в волшебном морском в парке развлечений.
- В каком смысле? – неуверенно переспросила она, отчаянно боясь поверить, убеждая себя, что ослышалась, что речь идёт о родственнике или вообще однофамильце, но уж никак не о…
Малфой торжественно вздохнул, словно Трелони над чашкой с болтливыми чаинками, и принялся рассказывать. Как во время битвы за Хогвартс, он услышал, что Гарри пошёл в Воющую Хижину, и последовал за ним. Как пришёл, когда Гарри уже исчез, зато на полу лежал в луже крови Снейп. Как Драко вспомнил слова Дамблдора, слышанные от отца, о том, что в Хогвартсе всякий, кто просит помощи, всегда ее получает. Как прилетел Фоукс и спас Северуса. И как Северус почему-то решил скрыть от всех своё чудесное спасение и уехал на восток…
Сначала Джинни показалось, что её грудная клетка разорвалась и из неё вылетела гигантская сильная птица – многолетняя боль, вырвалась наружу и оставила её, легкую и будто парящую над землёй от счастья. Но потом ей вспомнились годы страданий – девятнадцать лет, что она провела, оплакивая Северуса, в то время, как её муж и его любовник наслаждались жизнью, и впервые этот факт вызвал в её душе возмущение. Тёмная волна ярости затопила всё существо Джинни.
- И ВСЕ ЭТИ ГОДЫ ВЫ ОБА ЗНАЛИ И МОЛЧАЛИ?! – заорала она на всю платформу.
- Он просил молчать! – стал оправдываться Гарри. – Я очень хотел тебе рассказать, правда! Но он велел ото всех, а особенно от тебя, держать всё в секрете. Не знаю, почему.
Боль – не прежняя боль утраты, а новая – боль обиды царапнула Джинни по сердцу. Мерлин, неужели после всего, что это сердце пережило, оно ещё способно так живо чувствовать?
- Особенно от меня?! – воскликнула она, с трудом сдерживаясь, чтобы не разреветься. – Да что он про меня знает такого, чтобы мне не доверять? Вы ему что-то сказали?
- Ничего! – Малфой выставил руку перед собой в защитном жесте, словно опасаясь (впрочем, небезосновательно), что Джинни его прямо сейчас поколотит. – Он думает то же, что и все – что ты жена Поттера, что вы – идеальная семья и так да…
- Кретины! – прервала его Джинни, начиная кое-что понимать. – Ненавижу вас обоих! Про себя, значит, вы ему ничего не сказали?!
- Ну, знаешь, - Гарри почему-то обиделся, хотя какого чёрта обижаться на правду? – Не собираюсь я его так шокировать. Он ради моей матери и ради меня жизнь отдал, можно сказать, а я тут ему объявлю, что я… Что мы…
- Плевать мне на тебя!!! – яростно зашипела Джинни. Впервые за долгое время она чувствовала себя по-настоящему живой не в разгар игры, не перевоплотившись в фурию на метле, а будучи самой собой, в здравом уме и твёрдой памяти. Да, она была дико рассержена, и это ей очень нравилось. Она принялась приказывать: – А теперь вы слушаете меня, и только попробуйте не услышать: встречать его буду я, ясно?! Вы можете убираться! В каком вагоне он едет?
- В шестом, - промямлил Гарри, - но я не…
- И не надо, - жёстко прервала его Джинни, не желая сейчас ничего объяснять ни ему, ни кому бы то ни было. – Все, счастливо. Я слышу, поезд уже на подходе
Она развернулась и направилась ближе к краю платформы. Принялась ходить туда-обратно, как нередко делал сам Северус, обдумывая очередную сложную задачу.
Стук в ушах от бешено колотящегося сердца почти перекрывал шум Европейского Магического Экспресса, на всех парах несущего своих пассажиров к конечной станции. Джинни замерла. Поезд резко затормозил. Стали открываться двери, на платформе появились люди…
Она почувствовала его за секунду до того, как увидела. Плавно вылетевшие из поезда чемоданы были ей незнакомы, но она уже знала, что следом за ними выйдет именно он. При виде его силуэта, который она уже не надеялась когда-нибудь увидеть вот так – в реальном мире, рядом с собой, Джинни задрожала. Ей было больно дышать, слишком много чувств – радость, нежность, неверие, обида смешались в её душе в адский коктейль. Снейп не замечал её за толпой приехавших, обошёл свои чемоданы и стал вертеть головой по сторонам, стоя спиной к ней.
Джинни бросилась вперёд сквозь толпу, расталкивая людей, стукаясь о сумки, одним прыжком вскочила на чемоданы Снейпа и осторожно закрыла ему глаза ладошками. Он напрягся, замер, осторожно дотронулся до её рук, медленно отвёл её ладони и развернулся. Джинни спрыгнула с чемоданов прямо перед ним.
- Северус, - она хотела, чтобы это прозвучало весело, задорно, словно она по-прежнему дерзкая студентка, но не получилось. Вся боль, которую она носила в себе на протяжении долгих лет, вырвалась наружу, когда она произнесла его имя. – Почему?
- Привет, - смущенно сказал он, скрестив руки на груди. – Что-то случилось с твоим мужем? Я не хотел тебя беспокоить…
- ТЫ С УМА СОШЁЛ?! – взвилась Джинни, каждое своё слово она сопровождала ударами кулаков по плечам профессора: – Что я тебе такого сделала, что ты не хотел меня беспокоить?! Какое преступление я совершила, чтобы не беспокоить меня целых девятнадцать лет?!
- Но… Послушай, ты счастливо вышла замуж, зачем…
- Счастливо?! Идиот! Да я вышла замуж просто от безысходности! Оттого, что не верила, что в моей жизни будет хоть что-то хорошее после твоей смерти, а Гарри почему-то решил, что я ему нужна. Я никогда! Никогда-никогда-никогда не переставала тебя любить! А ты? Почему хотя бы не появился, почему не спросил у меня, что я думаю?! Чего я хочу? Неужели, - она задохнулась от ужаса, подумав об этом, - неужели ты никогда ничего ко мне не чувствовал? Неужели всё это было просто из жалости, а когда война закончилась, ты решил, что…
- Лисичка моя, - потрясённо прошептал Снейп, - что я натворил!
Он сгрёб её в охапку, надавил ладонью на затылок, притягивая к себе, и поцеловал яростно, жёстко, вжимая её в себя так, словно хотел втиснуть Джинни в свою грудную клетку.
Она чувствовала, что плачет, едва сдерживалась, чтобы не завыть с той же силой, как тогда, в Воющей Хижине – теперь от радости, от облегчения, от торжества жизни над смертью, которую носила в себе все эти годы.
- Прости меня, прости, - зашептал он, прервав поцелуй. – Я плохо соображал, когда сбежал из Воющей Хижины, меня выхаживали дальние родственники матери в Уэльсе. Я хотел тебе написать, но к тому моменту, как смог мыслить достаточно ясно, чтобы это сделать, уже появились сообщения о твоей помолвке с Поттером, и я… Я струсил! Я понял, что не выдержу ещё раз смотреть, как моя любимая женщина уходит с другим. С Поттером. Я боялся, что буду умолять тебя остаться со мной, а ты сделаешь это из жалости, и я сломаю тебе жизнь.
- Сломаешь мне жизнь? – со слезами в голосе переспросила она. – О, да, Северус, тебе это почти удалось. Но, к счастью, не окончательно. Знаешь, я вот не боюсь сломать тебе жизнь, и я не какая-нибудь глупая Гвиневера из легенды – я от тебя не откажусь! Что бы ты там ни делал все эти годы, и с кем бы ни встречался, сейчас ты мой, и останешься со мной. Ясно? Или придётся опять тащить тебя в постель силой?
Он рассмеялся:
- Не нужно силой, я сам пойду! И нет, ни с кем я не встречался. Не после тебя, лисичка. Это было бы невозможно. Но… Я понимаю, тебе не хочется сейчас об этом говорить, и всё же – твой муж. Он, как выяснилось, неплохой человек и…
Он замолчал на полуслове с некоторым опасением взирая на демонически хохочущую Джинни.
- Мой муж, - наконец проговорила она, - уже восемнадцать лет… - она наклонила голову и прошептала ему в самое ухо: - трахается с Драко Малфоем.
И отстранилась, чтобы понаблюдать за эффектом, произведённым на Снейпа этой новостью. Выражение его лица действительно стало непередаваемым – такого удивления на нём Джинни ещё ни разу не видела.
- А я тебе говорила, - поддразнила она его. – Говорила же – ещё в школе.
- И ты получается… - нахмурился он.
- А я получается понимающая жена, ага. Благородная миссис Поттер.
- Бывшая, - отчеканил Снейп. – Привыкай, пожалуйста, думать о том, что ты бывшая миссис Поттер. А ещё лучше – сразу переходи на миссис Снейп. Я хочу, чтобы это было оформлено как можно скорее.
- Как скажете, сэр, - довольно улыбнулась Джинни. – И раз так, прогуляйтесь со мной сегодня, профессор – пусть весь мир видит, чья я женщина. Если ты, конечно, не очень устал.
- Ничего я не устал. Сейчас, разберёмся с чемоданами – у меня там редкие ингредиенты…
- Подожди, - она завертела головой по сторонам, приговаривая, - я, конечно, велела им убираться, но не думаю, что они меня послушались. О, точно, вон они стоят, болваны бессмысленные, - Джинни указала рукой куда-то в сторону колонны, и призывно помахала ладонью. Из-за колонны появились Гарри и Драко, донельзя смущённые.
- Доброе утро, сэр, - Малфой пытался говорить непринуждённым тоном, и у него это почти получалось.
- Доброе утро, профессор, - Гарри отчаянно краснел.
- Да уж, доброе, господа, - вздохнул Снейп, окидывая их таким взглядом, будто у каждого было как минимум по паре голов, причём не совсем человеческих.
- Чемоданы, - царственно заявила Джинни. – Чемоданы профессора в наш дом. Гарри, зайдёшь за Лили. Мы с Северусом вернёмся домой к вечеру, а вы пока думайте, как мы будем это всё ей объяснять. И что мальчикам написать тоже придумайте.
- А сама не хочешь поучаствовать? – лениво поинтересовался Малфой. – Твои всё-таки дети.
- Мои, Малфой, но… Знаешь, я намерена в ближайшее время вести себя крайне безответственно, примерно, как вы с Гарри в свой первый год. Так что сделай одолжение, поработай мозговым центром нашего ménage à trois напоследок.
Драко ухмыльнулся, потом порывисто обнял её и сказал:
- Джин, я за тебя страшно рад! Можешь во всём на меня положиться. Если бы я только знал, я бы не молчал, конечно. Прости.
- Я подумаю, - счастливо рассмеялась она, чмокнула его в щёку и отошла к Снейпу. Обняла его за талию и потянула к выходу с платформы.
- Хочу в парк, - заявила она. – Шуршать ногами по листве и есть мороженое.
- Ещё предложи мне на лавочке целоваться, - фыркнул он.
- Неверная постановка вопроса, - улыбнулась Джинни. – Я не стану предлагать, я просто это сделаю – усажу тебя на лавочку и буду целовать. И мороженым перемажу, разумеется.
Он обнял её за плечи, уткнулся носом в макушку и прошептал:
- Всё, что захочешь, маленькая нахалка. Я так по тебе скучал. Лисичка моя. Единственная.

просмотреть/оставить комментарии [2]
<< Глава 4 К оглавлениюГлава 6 >>
декабрь 2022  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

ноябрь 2022  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

...календарь 2004-2022...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2022.12.03 19:13:46
Драбблы по Дюма [2] (Произведения Александра Дюма)


2022.12.03 18:21:37
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2022.12.03 10:10:52
После дождичка в четверг [6] ()


2022.12.02 13:10:41
И по хлебным крошкам мы придем домой [3] (Шерлок Холмс)


2022.12.02 11:52:35
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2022.12.02 10:24:26
Пора возвращаться домой [2] (Гарри Поттер)


2022.11.28 14:18:27
Вы весь дрожите, Поттер [8] (Гарри Поттер)


2022.11.28 12:39:18
Иногда они возвращаются [3] (Гарри Поттер)


2022.11.27 19:57:05
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2022.11.25 22:52:23
Наследники Гекаты [15] (Гарри Поттер)


2022.11.25 20:06:56
Последняя надежда [5] (Гарри Поттер)


2022.11.24 23:19:38
Как карта ляжет [4] (Гарри Поттер)


2022.11.19 23:09:23
Гарри Снейп и Алекс Поттер: решающая битва. [0] ()


2022.11.17 20:05:49
Танец Чёрной Луны [8] (Гарри Поттер)


2022.11.15 20:16:44
Глюки. Возвращение [242] (Оригинальные произведения)


2022.10.25 19:52:40
Соседка [2] ()


2022.10.24 17:50:59
Декабрьское полнолуние [3] (Гарри Поттер)


2022.10.23 23:53:47
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2022.10.05 19:45:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2022.09.28 13:18:39
Отвергнутый рай [38] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2022.09.27 15:20:38
письма из пламени [0] (Оригинальные произведения)


2022.09.26 01:49:17
Выбор Жизни [7] (Евангелион, Научная фантастика)


2022.09.10 23:28:23
Nos Célébrations [0] (Благие знамения)


2022.08.28 22:32:15
Моя странная школа [5] (Оригинальные произведения)


2022.08.16 22:09:41
Змеиные кожи [1] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2022, by KAGERO ©.