Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

В холе Хогвартса стоит аквариум, в нем плавают два тритона. Мимо проносится Снейп. Вдруг один тритон говорит другому:
- О! Фред, смотри, Снейп! Давай над ним прикольнемся!
- Остынь Джордж, над МакГонагал мы уже прикольнулись...

Список фандомов

Гарри Поттер[18480]
Оригинальные произведения[1241]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12702 авторов
- 26942 фиков
- 8623 анекдотов
- 17685 перлов
- 677 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

 К оглавлениюГлава 2 >>


  Кузина Гарднер

   Глава 1
Уотсон прав: когда у меня нет дел, я становлюсь совершенно невыносим. Я ворчу, тираню миссис Хадсон, привередничаю в еде, а то и вовсе отказываюсь садиться за стол. Хорошо изучив меня за время совместной жизни, Уотсон понял, что химические опыты — это меньшее из зол, что может случиться в период застоя.

Справедливости ради должен признаться, что предложения были. В том числе и от полиции. Если бы речь шла о чьей-нибудь жизни, я бы готов был смириться даже со скучным полицейским расследованием, но Лестрейд приходил с каким-то банальным ограблением.

Отказав инспектору и не дождавшись других клиентов, я просидел без работы почти две недели и уже начал жалеть, что не взялся помогать Скотланд-Ярду, но не признавать же такое вслух. Словом, в то памятное утро я засел за пробирки в самом мрачном настроении. Видимо, глядя на меня, Уотсон понял, что хрупкие химические приборы могут не пережить сегодняшний день.

— Не прогуляться ли нам, Холмс? Чудесная погода, просто пройдемся...

Одной пробиркой стало меньше. Уотсон удрученно замолчал, уткнувшись в газету. Меня кольнуло мимолетное раскаяние, но тут же я снова рассердился: должен же он понимать, что я не уйду из квартиры, куда в любой момент может пожаловать долгожданный клиент. Но через два часа тщетных попыток увлечься анализом алкалоида я сдался.

— Что там в газетах?

Уотсон только вздохнул. И то — будь что-то интересное в разделе происшествий, я бы уже давно услышал об этом.

— Ничего особенного. В доках нашли труп мужчины с множественными ножевыми ранениями. Расследование ведет инспектор Макдональд.

— Он сам справится, — с сожалением отозвался я.

— Ограбили магазин скобяных изделий в Чизике. Пьяные драки... О! Поймали шайку мошенников, которые подделывали билеты лотереи.

— Пустое, Уотсон... Продолжайте спокойно читать газету, небеса нынче отвернулись от меня.

Я угрюмо уставился на свои пробирки.

Уотсон какое-то время шелестел газетными листами, потом воцарилась тишина.

— Нашли что-нибудь интересное? — спросил я, не оборачиваясь. — Что-то в разделе светской хроники?

Уотсон не стал спрашивать, как я узнал, что именно он читает. Он понимал, что я просто считал листы, когда он их переворачивал.

— Светские сплетники третий день обсуждают вопиющее нарушение традиций, — ответил он. — Герцогиня Клоутон посетила бал, который дали лорд и леди Плондбери, не надев своего знаменитого сапфирового колье, которое неизменно украшало ее шею при каждом выезде на протяжении сорока шести лет. Какая-никакая, но загадка, Холмс?

— Что тут загадочного? Колье, к примеру, могло срочно потребовать починки у ювелира. Случается всякое... Хм... Сколько лет герцогине? Сверьтесь со справочником.

Майкрофт как-то попенял мне, что в рассказах, которые Уотсон приносит ему, я постоянно прошу своего друга что-то прочитать, проверить или просто достать с полки и подать мне. Честно говоря, мне казалось, что в жизни я так не поступаю, и поймав себя на этом, я даже слегка растерялся, но Уотсон совершенно невозмутимо встал, прошел к полке со справочниками и уже листал нужный.

— Герцогине шестьдесят пять, овдовела четырнадцать лет назад, два сына сорока пяти и сорока двух лет, замужняя дочь тридцати семи лет живет в Эдинбурге.

— Значит, все скучно и банально, — вздохнул я, оборачиваясь. — Пожилая дама часто носила свое колье, не уследила, что его нужно показать ювелиру. А сплетники почешут языки и успокоятся. Вряд ли герцогиню волнуют, что о ней пишут в светской хронике. Почтенная матрона, два сына, уже и внуки наверняка есть...

— В газете строят версии: колье могли продать, испортить, даже украсть, — прощупал почву Уотсон, но я только махнул рукой.

— Сорок шесть лет не расстается с ним, а сыну сорок пять, наверняка свадебный подарок или наоборот — приданое, но в любом случае она им чрезвычайно дорожит. Если бы колье пропало, поднялся бы шум. Так что скорее всего дело самое прозаическое.

Я вернулся к своим пробиркам. Это, конечно, было не слишком любезно с моей стороны — так решительно поворачиваться к Уотсону спиной, но выслушивать сейчас всякие романтические версии происшедшего я был не в состоянии.

Уотсон опять зашелестел газетой — чуть громче, чем обычно, и я уже собирался все-таки извиниться, когда на лестнице послышались шаги миссис Хадсон. Она постучала в дверь и, когда я отозвался, вошла, держа на подносе визитную карточку.

— К вам джентльмен, сэр.

Я взглянул на карточку, присвистнул и бросился в свою комнату, на ходу скидывая домашнюю куртку.


***

— Что привело вас ко мне, ваша светлость?

Герцог Клоутон сидел в кресле, не прислоняясь к спинке, тем не менее ровно, словно закованный в доспех. Взгляд его, однако, едва скользнул по мне из-под тяжелых, слегка припухлых век и уперся в пол — на Уотсона герцог, кажется, вообще не посмотрел. Впрочем, и не возражал против его присутствия. Отвечать его светлость не торопился, зато вздохнул уже дважды. Я решил про себя, что не отпущу потенциального клиента ни за что.

— Перед самым вашим появлением доктор Уотсон как раз читал мне Таймс. Вас беспокоят... сплетни, милорд? Вы хотели бы...

Герцог снова вздохнул и наконец перебил меня:

— Я хотел бы жениться, мистер Холмс.

— Намерение прекрасное для всякого представителя славного рода.

— Само по себе, очевидно, да. Во всяком случае, моя матушка с вами согласна. Вот уже почти полтора десятка лет, как я принял титул, я каждый день слышу от нее, что не должен пренебрегать своим долгом. Впрочем, это уже не актуально. Вы беретесь за мое дело?

Я перевел глаза на Уотсона. Судя по его выражению лица, он уже готов был искать невесту герцогу. Вот только вряд ли...

— Если вы изложите обстоятельства.

Но герцог снова замолчал и уставился в ковер. Я постарался, чтобы мой голос звучал как можно мягче:

— Милорд, вряд ли вы пришли в этот дом, чтобы просить нас найти вам спутницу жизни. Расскажите, что случилось, и мы с доктором постараемся помочь вам. Ваша невеста?

Герцог снова встрепенулся:

— Моя невеста — весьма достойная молодая девушка, старшая дочь маркиза Легасти по имени Нора, и наша помолвка должна состояться уже в эту субботу. Но свадьба... по настоянию родственников Норы мы должны обвенчаться как можно быстрее, буквально через неделю после помолвки. Дело в том, что ее прабабушке недавно исполнилось девяносто пять лет, и она настаивает на том, что ждать нельзя, если мы хотим видеть ее среди танцующих.

— Леди будет танцевать в девяносто пять лет? — потрясенно спросил Уотсон.

Я отвернулся, чтобы никто не заметил моей улыбки. Все-таки мой друг иногда бывает таким простодушным. Наш посетитель наконец поднял глаза на Уотсона и совершенно серьезно ответил:

— Очевидно, графиня имеет в виду, что, если свадьбу отложить, она может не дожить до нее.

— Прошу прощения, — Уотсон стушевался.

— Как я понимаю, скоро будет объявлено о помолвке, потом состоится свадьба. Но чем мы можем вам помочь? В чем проблема? — спросил я. — Вам кто-то угрожает? Вас шантажируют? Или опасность грозит вашей невесте?

— Я не знаю, мистер Холмс, кому именно грозит опасность, но, несомненно, она велика. Мне угрожает само мироздание. Колье...

Так, мы добрались до пресловутого украшения. И надо же было нашему клиенту снова замолчать и уставиться в пол. Что за нерешительный человек.

— А что случилось с колье? — вынужден был спросить я. — И какое оно имеет отношение к вашей свадьбе?

— К сожалению, самое прямое, — герцог наконец перешел к сути дела. — Это колье из сорока сапфиров и ста шести брильянтов в нашей семье передается из поколения в поколение. По традиции оно дарится невесте старшего сына утром в день свадьбы, с тем чтобы невеста могла надеть его в церковь. Моя матушка получила его от матери моего отца, та — от матери моего деда. Традиция не нарушалась уже пять поколений, и все браки были счастливыми, рождались здоровые и прекрасные дети. Только один раз пять поколений назад традиция была нарушена, и колье досталось моей прапра не в день свадьбы, а на несколько лет позже, в день принятия ее супругом титула. И их брак, прежде счастливый и безоблачный, тут же омрачили болезни, смерти и даже, — герцог понизил голос почти до шепота, — даже измена! Словом, это было ужасно. С тех пор традиция никогда не нарушалась. И вот теперь...

Я заметил, что правый угол рта Уотсона пополз вверх в скептической ухмылке.

— И вот теперь оно пропало, видимо? — предположил я. — Расскажите, милорд, все обстоятельства.

— Моя мать, герцогиня Клоутон, живет вместе со мной. Как вы понимаете, заседания Палаты не позволяют мне надолго покидать Лондон во время сессий, но на каникулах мы проводим время в замке Клоутон, и... я хочу сказать — ее светлость всегда возит это колье и серьги к нему с собой и надевает украшение на все торжественные приемы вот уже без малого сорок шесть лет. Она даже платья заказывает под цвет сапфиров. В свете ее за это иногда называют «синей герцогиней». Колье старинное, а вот серьги матушка заказала к нему сама лет тридцать назад. Так вот, серьги, в отличие от колье, уже дважды чинили — выпадал камень. Ювелир... ну что теперь делать. Последний раз матушка надевала колье и серьги около месяца назад. Когда она получила приглашение на бал к Плондбери, то не собиралась ехать, приглашение чуть не выкинули. Но потом матушка передумала в последний момент, когда узнала, что это предпоследний раз, когда она сможет выйти в свет в любимом колье. И вот накануне праздника она открывает футляр, а там пусто.

— То есть вы сообщили ей, что собираетесь жениться, незадолго до того самого бала, на который ее светлость вынуждена была ехать без любимого колье? А при каких обстоятельствах вы сообщили матушке о ваших намерениях? И где находилось колье между двумя балами?

— Колье всегда лежит в футляре. Футляр, когда мы в Лондоне, у матушки в спальне, в бюро. Там же и все остальные драгоценности, и поверьте, это колье — вовсе не самое дорогое из ее украшений, но больше ничего не пропало. Лондона мы не покидали. Сообщил... да при каких обстоятельствах, помилуйте? За чаем сообщил, обрадовал, так сказать, семью. Это было в среду, а бал у Плондбери был назначен на субботу, вот матушка и сказала, что поедет «выгуляет» колье, раз уж с ним придется расстаться. В пятницу она открыла футляр, чтобы проверить, не выпал ли камень, так мы узнали, что украшение пропало, но, конечно, оно могло пропасть в любой момент в течение этого месяца.

— Почему вы не обратились в полицию, милорд?

— Ни в коем случае!

Выдержка внезапно покинула герцога. Он вскочил с места и заметался по комнате.

— Никакой полиции, и я прошу вас, джентльмены, соблюдать секрет. Ведь полиция, сами знаете, это сразу газеты. И так вон... пишут всякое. Если узнают о нашей традиции, кто может вообще сказать, не утратит ли колье способности влиять на брак?

Герцог наконец остановился, словно выпустил пар, и снова опустился в кресло.

— Горничные служат в доме не менее двадцати лет. Единственная новенькая среди них за последние годы — личная горничная моей невестки, она появилась в доме, когда маркиз женился, но и это произошло уже двенадцать лет назад. Гувернантки моих племянников тоже служат более десяти лет... в доме просто не бывает посторонних.

— Как вышло, что ваш младший брат женился раньше вас? Это ведь такое нарушение традиций. И как я понял из ваших слов, ваш брат и его супруга тоже живут с вами?

— Мой брат давно женат, — кивнул наш гость. — Моя невестка, боюсь, недолюбливает меня, ведь брат ждал несколько лет, прежде чем попросить позволения на этот брак. Пока был жив отец, об этом не было и речи, но потом, когда титул перешел ко мне, я подумал, что нелепо запрещать брату жениться только потому, что сам... не хочу.

— Когда так серьезно относишься к браку, найти невесту непросто, милорд, понимаю, — заметил я. — Но каким образом я могу вам помочь, ваша светлость? Как вы это себе представляете? Если это не прислуга, значит, кто-то свой. Если не член семьи, выходит, что прислуга. Но вы за всех ручаетесь.

— Не знаю, мистер Холмс. Просто найдите вора, и все. Без огласки. Мне надо вернуть колье если не до помолвки, то уж до свадьбы точно! Иначе... иначе...

— Хорошо-хорошо. Я могу поговорить с герцогиней?

— Подозреваю, что нет. Конечно, теоретически я могу приказать ей, но, вы понимаете... она все-таки моя мать, и она очень властная женщина. Она считает мои мысли предрассудками, кражу случайной, огласки не хочет ни в каком случае, она даже моему брату правду не сказала, а заявила, будто в последний момент увидела, что серьги снова надо чинить, вот и надела жемчуг вместо сапфиров.

— Кражи случайными не бывают, милорд. Что ж, я обдумаю ваше дело, но ничего вам заранее не обещаю.

Герцог кивнул и встал.

— Любые деньги, мистер Холмс. И я надеюсь на вас. Больше мне надеяться не на кого.

Мы поднялись одновременно с герцогом.

— Я буду держать вас в курсе, милорд.

Когда его светлость удалился, я опять лениво развалился в кресле и посмотрел на Уотсона.

— Редкий случай, когда проблема не в том, чтобы найти вора, а в том, чтобы проникнуть на место преступления.

— С вашими-то талантами, мой дорогой! — Уотсон буквально лучился от радости. — Вы же хотели дела? Вот оно!

Я понимал, что воодушевление доктора связано с тем, что он оказался прав — колье все-таки пропало, а вовсе не с появлением у нас долгожданного клиента.

— Масса подозреваемых и минимум времени. Кстати, меня интересует вопрос, почему герцог так долго не мог найти себе невесту, но тут, я думаю, следует обратиться за информацией к Майкрофту.

— Может быть, какая-то необыкновенно романтическая история? Он был влюблен, его возлюбленная вышла за другого, а он поклялся не жениться никогда.

Я с подозрением посмотрел на доктора — шутит или нет? Похоже, все-таки шутит, слава богу. Поймав мой взгляд, он прервал свою пылкую речь и засмеялся:

— Чем дело труднее, тем ведь интереснее, Холмс. И не так уж много у нас подозреваемых. Кому выгодно сорвать свадьбу?

— Да кому угодно, мой друг. Невесте, если она не хочет за него замуж. Ее предполагаемому возлюбленному, если он не хочет отдавать свою любимую герцогу. Брату герцога, если он желает оставаться единственным наследником титула. Его супруге, если она хочет того же своему сыну. Старой герцогине, если она недовольна выбором сына, к примеру. Или самому герцогу, если он на деле все еще не хочет жениться. И это я только отвечаю на вопрос, кому выгодно сорвать свадьбу, а кто сказал, что дело в этом? Все может быть еще примитивнее — к примеру, владелица просто не хочет расставаться с колье, которое носит чуть ли не полвека. И это я пока не перешел к слугам, которых в доме наверняка целая толпа, и сколько бы десятилетий они там ни служили, как бы герцог не был уверен в их порядочности, сами понимаете — обстоятельства у любого из них могут быть самые разнообразные. И все эти побочные версии, которые обычно проверяет полиция, должен буду проверить я. Без малейшего представления о том, как попасть в дом, где никто, кроме хозяйки, якобы не знает, что колье украдено. Готов выслушать ваши идеи, дорогой мой Уотсон.


***


— Ну, в слуг я не верю. Надо быть полным болваном, чтобы украсть именно ту драгоценность, которой обязательно хватятся, если есть возможность украсть любую другую.

Брат, к которому мы с Уотсоном приехали на следующий день, выглядел безусловно довольным: то ли тем, что мог принять участие в обсуждении расследования, то ли рад был возможности напоить нас чаем.

— Допустим, милый Майкрофт. Но и версия о срыве свадьбы кажется мне, честно говоря, очень сомнительной. Кто сказал, что свадьба будет сорвана? Конечно, суеверие пугает герцога, но помолвку ведь не отменили?

— Насколько мне известно — нет. Я собирался послать цветы.

Мы с Уотсоном переглянулись.

Способ проникновения в дом, который вчера предложил мой романтически настроенный друг, сперва показался мне почти фантастическим, но я нашел идею настолько восхитительной, что попробовать стоило. Все упиралось в то, что необходима была помощь Майкрофта, за ней мы и приехали.

Но я не рискнул пугать брата сразу.

— Что ты знаешь о нашем клиенте? — начал я издалека. — Он даже старше тебя, почему он не женат?

— Он много лет имел связь с одной и той же женщиной, насколько мне известно. Она была самого простого происхождения, и о браке речь идти не могла, но и жениться на ком-то другом сэр Лоуренс не считал для себя возможным. Он на самом деле порядочный человек, мой мальчик.

— И его возлюбленная?.. — Уотсон даже не пытался скрыть довольную улыбку.

— Скончалась полтора года назад. Чему вы так рады, Джон?

— Простите, Майкрофт. По первом прочтении светской колонки в газете Холмс убеждал меня, что колье, скорее всего, просто сломалось. Оказалось, что я был прав — его украли. После Холмс был настроен скептически, когда я предположил какую-нибудь романтическую историю — и вот вам пожалуйста!

— По мне — так герцогу стоило обратиться в полицию, — сказал Майкрофт. — Сам факт бы мог напугать вора, и колье, возможно, вернули бы. Но сэр Лоуренс не хочет идти против матери, и его можно понять. Что ты намерен делать, Шерлок?

Я постепенно стал переходить к сути.

— Ты сказал, что собирался послать цветы на помолвку, Майкрофт. А приглашение на бал тебе присылали?

Майкрофт скривился.

— Это не первое подобное приглашение, которое я получал и от которого потом вежливо отказывался. Люди никак не могут понять, что я категорически не бываю на подобных... подобных...

— Увеселениях? — предложил вариант Уотсон.

— Скажем так, да.

— Дорогой, я вынужден очень просить тебя пойти на этот раз, — сказал я. — И взять меня с собой.

— Шерлок! Прости, но в качестве кого? Даже если бы я пошел туда... С братьями по балам не ходят. Да и герцог при всем желании не послал бы тебе приглашение. Все прекрасно знают, что ты частный детектив.

— Ты не можешь взять с собой брата, но ты можешь взять с собой даму.

— Мне не хватало только дамы для полноты ощущений, — проворчал брат.

— Мы имели в виду, — начал было Уотсон, взглянув на меня, но я быстро приложил палец к губам, и он замолчал.

— Нет, Шерлок. Вынужден тебе отказать, прости, — долго брат не обдумывал. Видимо, все за и против промелькнули у него в голове быстро... слишком быстро, но я этого и добивался. Теперь можно спорить и обсуждать.

— Это вовсе не опасно, дорогой мой. Ну чем это может грозить, подумай сам? Я прекрасно умею гримироваться, это вовсе не художественное преувеличение, я тебе докажу!

— Прости, мой мальчик, — Майкрофт оказался втянут в спор, отлично! — Но, хоть я и ненавижу балы, нельзя сказать, что я совсем не бывал на них или не имею представления, как выглядят приглашенные. Я не спорю, у тебя очень красивые глаза, и при некотором искусстве... а кадык ты тоже загримируешь? Или вы считаете возможным явиться на бал в наглухо закрытом платье, мадам? Я уж не говорю о том, что любой чуть-чуть наблюдательный человек поймет, что мы родственники, даже если грим будет самого высокого класса. У нас с тобой уши совершенно одинаковые. Нет, нереально.

— Ну конечно одинаковые! — воскликнул я. — Ты разве забыл, что я твоя кузина и уже года два тому назад овдовела? Как всякая приличная дама, которая уже побывала замужем, я, конечно, приду на бал в закрытом платье и даже с вуалью.

Уотсон не выдержал и фыркнул.

Майкрофт встал и подошел ко мне, взял мою руку, перевернул...

— На балах перчатки не снимают, — предупредил я новые возражения.

— Еще как снимают, за ужином-то.

Прекрасно, он уже обдумывает наш план. Можно сказать, он уже согласен.

— Вдову-кузину посадят рядом с тобой. Кто там станет разглядывать мои руки? И потом, что руки, что ноги у меня достаточно, хм, изящные. Никак не скажешь, что я могу сломать подкову.

— Ты и не можешь сломать подкову. — Майкрофт медленно прошествовал к бару и достал коньяк и бокалы. Я подмигнул Уотсону.

— Подкову, может, и не сломает, а вот кочергу согнет — и еще как, — заметил тот.

— Дорогой, у меня пальцы скрипача, — парировал я, пряча улыбку.

— Угу. И кулаки боксера. Вопрос даже не в руках, а в обуви. Если бы это были шнурованные ботиночки — вы бы еще выдержали бал. Но это должны быть туфли. При всем вашем небольшом размере обуви, что у вас тоже семейное, вы уверены, что сможете выдержать женские туфли?

— Не просто выдержать, — Майкрофта аж передернуло. — Тебе придется танцевать в них. Ты это вообще себе хорошо представляешь?

Так, мы вступили на самую зыбкую почву. Танцы, черт побери, грозят не только мне. И это то, что должно было пугать брата больше всего остального. Я подождал, пока он одарит нас бокалами с коньяком и усядется в кресло.

— Майкрофт, тебе нужно всего лишь станцевать со мной полонез, и дальше ты можешь совершенно спокойно удалиться за карточный стол!

— Не могу, ты-то не сможешь за него удалиться. Если я оставлю свою даму одну — ее могут начать приглашать. Я говорил, что у тебя красивые глаза?

— И не раз, — рассмеялся я. — Ну пару туров вальса дама выдержит. Тем более что, когда мы учились его танцевать в школе, мы менялись ролями.

— Надеюсь, мне хотя бы вальсировать не придется. Ну, допустим... а платье? Я уверен, что в твоем гардеробе нет подходящего.

— Но ты же мне поможешь, дорогой? — я посмотрел на Майкрофта таким взглядом своих «чрезвычайно красивых глаз», против которого он никогда не мог устоять.

— Во что ты меня втягиваешь...

Сокрушение брата показалось мне несколько наигранным, но когда он позвонил секретарю, нахмурился уже я. Получив задание и окинув меня внимательным взглядом, тот удалился добывать платье – «желательно синее, мистер Грей». А мы наконец перешли к чаю. Чтобы сделать брату приятное, я не отставал от Уотсона в поедании пирожных. Майкрофт о чем-то думал, но я никак не мог уловить, о чем. Досадно, ему явно пришло в голову что-то, до чего пока не додумался я. Но спрашивать я не стал — не убийство, сам пойму.


***


— Я так прослыву скупердяем, — сказал брат, рассматривая принесенное мной для «маскарада» и разложенное на столе имущество. Он старался поменьше смотреть на мои заранее выщипанные брови, но его потрясенный взгляд то и дело упирался в мое лицо.

В субботу мы с Джоном приехали на квартиру Майкрофта сразу после ланча. Грим и еще кое-что нужное я привез с собой, как, впрочем, и туфли, и подходящий к случаю парик. Из украшений у меня была лишь небольшая камея — возможно, недостаточно дорогая, но остальное было еще проще. На эту камею брат и смотрел сейчас. Я вздохнул.

— Не ты же содержишь кузину. В конце концов, у миссис Гарднер (на таком имени мы в конце концов остановились) эта камея может вызывать какие-то личные ностальгические воспоминания, вот и носит... и то, не всем же сапфиры с бриллиантами носить.

Майкрофт перевел на меня взгляд:

— Будь ты моей сестрой, мой мальчик, ты бы носил брильянты.

— Тогда я еще больше рад, что не сестра. Майкрофт, не важно, показывай наконец платье.

— В спальне, дорогой. Там платье, веер, вуаль... — клянусь, брат покраснел! — чулки и еще куча непонятных мне приспособлений.

Я видел, что он настроен скептически, и мной овладел азарт. К тому же в дело был замешан дамский угодник и сердцеед Грей, так что мне вдвойне предстояло постараться, чтобы он одобрил миссис Гарднер.

Первый делом я заново тщательно побрился. Все волоски на руках от предплечий до локтей я извел еще дома. Я вовсе не ждал у моря погоды, а заранее справился, какой длины будет рукав у платья. Грей выбрал три четверти и приготовил соответствующие перчатки, так что под кружевными манжетами и верхом перчаток оставался промежуток примерно в полдюйма, который должен был выглядеть соответствующе. До субботы я все дни проходил в хлопковых перчатках, то и дело смазывая руки медвежьим жиром, чтобы как можно больше смягчить кожу. Я извел полфунта ревеня для приготовления отвара, чтобы как-то убрать пятна от кислот и придать коже рук, лица и шеи чуть оливковый оттенок, не забывая после этого накладывать смягчающие маски. Уотсон наблюдал за моими манипуляциями с выражением крайнего изумления.

Миссис Гарднер, на чью внешность я не очень-то полагался, несмотря на красивые «глазки» с длинными ресницами, которые я впервые оценил, должна была брать фигурой.

Но прежде чем начать одеваться, я нанес на губы смесь меда и вазелина, подогретую на свечке.

С помощью Уотсона я облачился поверх женских панталон и сорочки в настоящий «доспех» — тщательно сшитый и выстеганный для придания четкости форм. Почему-то полагают, что для переодевания мужчины в женщину нужно просто утянуть последнего в корсет. Достаточно закрытое платье позволяло мне создать без преуменьшения прекрасную линию бюста. Кроме того, «доспех» делал плечи более округлыми и визуально не такими широкими. Я вынужден был отметить, что Грей все-таки знал толк в своем деле, и линия плеча у платья была немного укорочена, а кружево скрывало эту уловку. Поверх «доспеха», низ которого оканчивался резинками от подтяжек для носков, чтобы не мучиться от чулочных подвязок, я уже надел корсет, который Уотсон старательно зашнуровал. При этом он клялся, что делает это впервые в жизни.

После корсета я, опять же с помощью Уотсона, натянул чулки, надел нижние юбки, туфли и сел гримироваться.

— Вы не представляете, с каким удовольствием я сниму все это с вас после бала, — усмехнулся мой друг, глядя на меня.

— Ну-ну… Лучше прибавьте еще свечей на столике.

Свет получился достаточно мягкий, но все же немного больше, чем, возможно, на званом вечере, что позволяло миссис Гарднер выглядеть впоследствии значительно лучше и моложе.

Я омыл холодной водой губы и нанес на лицо очень тонкий слой грима двух оттенков, чтобы сделать его более округлым, а черты не такими резкими. Потом тщательно припудрился, убрал излишки и повернулся к Уотсону.

— Боже мой, — пробормотал он.

— Вам нравится? — проворковал я альтом.

— Не знаю, как это будет выглядеть, когда вы завершите переодевание, но сейчас это ужасно. И эти ваши губы…

— Да полно вам. Называйте вещи своими именами. Я похож на шлюшку. Но это только пока.

Я взял основу парика, водрузил его на шляпную болванку и соорудил с помощью накладных прядей немного кокетливую прическу. Узкие полоски волос на лбу и висках я отделил, и когда нацепил парик, то тщательно замаскировал его края своими волосами, смачивая их сахарной водой и пряча в массу чужих волос шпилькой.

— А знаете, так лучше, — вынужден был признать Уотсон.

— Вот теперь время надевать платье. А потом вам придется побыть парикмахером и помочь мне прикрепить бальную наколку с вуалью.

Этот чертов Грей знал толк в женской одежде и даже в последней моде. Турнюр не был вызывающе большим и хорошо лежал на накладках для бедер. Еще нижние юбки, атласная юбка, верхняя юбка с драпировками и защипами и лиф — двойной, с более светлой вставкой и воротником под самый подбородок, украшенным кружевами — такими же, как и по линии груди.

Я с трудом дышал, но был более чем доволен результатом.

— Вы очень высоки, Холмс, но должен сказать, выглядите прекрасно и даже, я бы сказал, соблазнительно, — вынужден был признать Уотсон.

— Я, конечно, давно не бывала на балах, доктор, — с тех пор, как овдовела, и приглашение моего дорогого кузена застало меня врасплох, — вполголоса «пробормотала» я. — Надеюсь, ему не придется за меня краснеть. Боже мой, я так волнуюсь… Уотсон, не стойте как истукан! Помогите мне натянуть перчатки!

Когда я вышел к Майкрофту, сверкая глазами из-под вуали и вынужденно виляя накладным задом, он не проронил ни слова и буквально рухнул в кресло.

— Миссис Гарднер, позвольте вам представить мистера Майкрофта Холмса, вашего кузена, насколько мне известно! Майкрофт, это миссис Оливия Гарднер, ваша кузина из Эдинбурга. — Уотсон откровенно наслаждался произведенным эффектом — не меньше, чем я.

Майкрофт, даже не сделав попытки встать, закашлялся.

— Боже. Простите, мальчики. А почему из Эдинбурга?

— Понятия не имею, но почему бы и нет? — Уотсон сделал «честное лицо». — Ну, куда-то ее надо будет потом отправить.

— Кстати, — начал приходить в себя брат. — Ты бы мне хоть рассказал о себе, дорогой. Вдруг кто-то спросит. Откуда у меня вообще кузина?

Минут десять мы обсуждали наши родственные связи, затем перешли к столу, где был накрыт чай, причем доктор галантно подвинул мне стул, прежде чем сесть самому. Мы оба подняли глаза на Майкрофта, который отчего-то не садился, снова задумчиво разглядывая меня, затем сказал «одну минуту» и вышел.

— Вы произвели впечатление на брата, — подытожил Уотсон. — Куда он пошел? Фрак надеть?

— Вероятно.

Впрочем, Майкрофт вернулся быстро, без фрака и со шкатулкой в руках. Поставив ее на стол рядом с вазой с фруктами, брат открыл крышку и достал футляр, а из него цепочку с большим ярко-красным кулоном.

— Будь я женщиной, ахнул от восторга, — пробормотал я.

— Надень.

— Это принадлежало вашей матери? — спросил Уотсон.

Я только покачал головой, этот кулон я вспомнил, хоть и не видел его много лет. Ответил Джону Майкрофт:

— Бабушке. Он отошел мне по завещанию, когда я сам был еще практически ребенком, с условием, что я подарю его своей дочери, если у меня таковая будет.

— Может быть, лучше оставить камею, Майкрофт? — засомневался я.

— Рубин пригодится тебе, чтобы завести разговор о сапфирах.

Подумав, я кивнул, а брат, видя удивление Уотсона, пустился в рассказ о том, что рубин и сапфир — это практически один и тот же камень с разным окрасом, затем перешел к описанию древнегреческих статуй, усыпанных корундами.

От чая мне все-таки пришлось отказаться («Майкрофт, ты же не хочешь, чтобы твоя дама упала на балу в обморок?»), я сидел за столом, привыкал дышать в корсете и смотрел, как брат с Уотсоном скорбно поедают пирожные, с сочувствием поглядывая на меня.

просмотреть/оставить комментарии [1]
 К оглавлениюГлава 2 >>
октябрь 2020  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

сентябрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.10.27 20:07:33
Работа для ведьмы из хорошей семьи [10] (Гарри Поттер)


2020.10.24 18:22:19
Отвергнутый рай [25] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.10.22 20:24:49
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.10.22 20:10:23
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.10.19 00:56:12
О враг мой [106] (Гарри Поттер)


2020.10.17 08:30:44
Дочь зельевара [196] (Гарри Поттер)


2020.10.16 22:49:29
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.10.13 02:54:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 18:14:55
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 00:13:58
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.29 19:52:43
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.09.29 11:39:40
Змееглоты [9] ()


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [258] (Гарри Поттер)


2020.08.28 16:26:48
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.