Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

- На следующий урок Хагрид притащит Вольдеморта, - мрачно пошутил Гарри. – И скажет, мол, в живую его мало кто видел, немного опасный, конечно, но что с того...

Список фандомов

Гарри Поттер[18462]
Оригинальные произведения[1236]
Шерлок Холмс[714]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[133]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12655 авторов
- 26943 фиков
- 8595 анекдотов
- 17670 перлов
- 660 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 2 К оглавлениюГлава 4 >>


  Персидский мальчик

   Глава 3. Персеполь. Итог.
Армия Александра входила в Персеполь.

Таида никогда не думала, что будет настолько радоваться, увидев стены некогда ненавидимого города, что будет готова рыдать, прикасаясь к камням дворца Ксеркса, что с наслаждением будет вдыхать горячий воздух, в котором смешались тысячи запахов.

Македонцы возвращались в Персеполь после десятилетнего отсутствия.

Александр ехал впереди колонны, в окружении верных соратников. Суровый Кратер, все также охраняющий жизнь Царя царей. Гефестион, едва не сошедший с ума от горя, когда Александр стоял на пороге Аида после осады города маллов. Птолемей, по-прежнему воодушевляющий воинов в битвах. Нет только рядом Филоты и Пармениона — впрочем, они предали доверие Александра. Зато сбоку и чуть позади, за левым плечом невозмутимо едет Багоас. Ненавидимый многими и восхваляемый некоторыми.

Пожалуй, лишь Таида знала, сколько раз он отводил смерть от Александра. Под шлемом не видно лица, доспех скрывает тело, да и сила вриколакоса надежно укрывает от глаз людей «персидского мальчика». Но Таиду ни одежда, ни «маска» не могли обмануть — она всегда чуяла, где находится Багоас. Всегда за левым плечом Александра, сбоку и чуть сзади, чтоб успеть отвести копье или меч, прикрыть от стрел. Один только раз не успел в суматохе боя. И потом почти не покидал Александра ни днем, ни ночью, выхаживая и, как подозревала Таида, делясь силой с раненым. Уж слишком осунулся за это время Багоас, слишком стал напоминать того, кем он являлся на самом деле. Порождение тьмы, вечно голодный хищник, из какой-то прихоти решивший хранить жизнь человеку. Таида заметила, что охотиться Багоас уходил только тогда, когда у ложа Александра оставался один Гефестион. Впрочем, ей самой он по ведомой только ему причине тоже доверял.

Таида вспомнила, как она вместе с Птолемеем зашла справиться о здоровье Александра. Гефестион, сидевший рядом с кроватью, вскинул голову и пристально поглядел на вошедших. Багоас поил Александра из кружки каким-то горячим питьем с резким травяным запахом и вроде бы не обратил внимания, но Таида ощутила, как словно ледяная ладонь мазнула по спине, а Птолемей едва заметно поежился. Александр утомленно откинулся на подушки и тяжело вздохнул. Его грудь все еще была перетянута бинтами, но он не был ни мертвенно бледным, ни горящим в лихорадке.

— Птолемей, друг, — слабо улыбнулся Александр.

Таида не стала подходить к ложу, осталась возле дверей. И только она одна видела, как Багоас сделал шаг в сторону темного угла, потом другой — и затерялся в тени, словно истаял дымкой. Люди не заметили ни его ухода, ни возвращения. Да и сама Таида упустила тот момент, когда из мрака бесшумно выступила высокая фигура. Теперь Багоас выглядел намного лучше, исчезли темные круги под глазами, на щеки вернулся едва заметный румянец, а движения стали чуть менее резкими. Сытый, но уставший зверь.

«Что же движет тобой, вриколакос, что тебе надо от Александра?» — не раз и не два думала Таида. Но спросить ни разу так и не решилась.


* * *

В Шуше, который греки называли Сузами, Багой бывал бессчетное количество раз. Именно в этот город отправился Гаумата со своим кровным сыном после принятия света, именно здесь Багой стал постигать науку управления людьми. Он видел, как Камбуджия сделал этот город своей столицей, был свидетелем пожара при Артахшассе и лично распорядился продолжать восстановление дворца, начатое Артахшассой Арсаком.

Сейчас город утопал в цветах, шумел и ликовал — Искандер Зулькарнайн брал в жены Барсину, его сподвижники женились на местных красавицах, македонцы с удовольствием следовали примеру вождей. Воины, прошедшие со своим царем сквозь иссушающие пустыни и морозные горы, зыбучие болота и каменные лабиринты, готовились к длительному отдыху. Часть их потом собиралась возвращаться на родину под предводительством Кратера.

Искандеру нелегко далось это решение. Ближайшие сподвижники занимали слишком много (по мнению Багоя, которое он, впрочем, никогда не озвучивал) места в жизни и мыслях Царя царей. Его привязанности были слабостью, а слабость — любая — требовала искоренения. Хотя Багой видел, что сейчас лучше не торопиться — кое-кто из ближайшего окружения не выдерживал и сгорал, запутавшись в паутине заговора, кто-то погибал, оплакиваемый друзьями, кто-то постепенно отдалялся, как, например, Птолемей.

Все еще верный Искандеру, готовый закрыть его собой в бою и помочь в мирной жизни, тем не менее, постепенно отдалявшийся — и в этом немалую роль сыграла Таида. Она хотела существовать спокойно, она мечтала о своем доме и своей территорией, на которой можно было бы установить порядок, выгодный лично ей. Бесконечные походы уже утомили эмпусу — это особенно явно было заметно во время ее охоты.

Раньше она любила поиграть с добычей, вела себя как большая кошка. Домашняя кошка, изнеженная и шаловливая. Теперь же это было злое, лишенное дома животное, все усилия которого были направлены лишь на утоление голода. Багою уже приходилось видеть такое — в те времена, когда он еще жил в семье. Были те, кто умел выйти из тени Зервана, именно они могли получить второе перерождение и стать детьми Ормузда. Но были и другие. Рано или поздно они окончательно подчинялись демону, который жил внутри каждого, испытавшего первое перерождение. Сауру пожирал их изнутри, смотрел на мир их глазами, получал силу от их жертв, становился их костями — и подставлял их шею под петлю Визареши. Впрочем, были те, кто мог изгнать демона из своих костей, вернуть себе власть над собой и снова обрести силу. Багой надеялся, что Таида сможет. А он, Багой, поможет ей в этом — и сделает еще один шаг по дороге, ведущей к мечте.

Пердикка тоже оставался рядом с Искандером, но взгляд его все чаще устремлялся на север, где осталась гордая и неприступная Рокшанек, носившая под сердцем дитя Искандера. Пердикка еще не знал, что остался без сердца, что сжимает его своей рукой жена друга и повелителя и что в ее власти сломить доблестного воина — либо возвысить над всеми. Живи долго, Рокшанек, и пусть Зарман еще долго не коснется тебя.

Кратер радел об Искандере, хранил его покой — но был слишком большим препятствием, как и Гефестион. Лишить Искандера любого из них — и одной слабостью станет меньше. Преданность или привязанность — кого выбрать? Багой решил выбрать привязанность — и Кратер увел решивших покончить с войной по домам.

Никто — даже эмпуса — не знал, что скромный евнух, появляющийся в пиршественных залах лишь для того, чтобы усладить взор и слух пирующих, а потом вновь скрывающихся в своих покоях, стоит за решением Искандера отослать Кратера в Македонию. Зато в комнатах Искандера Багой пребывал почти постоянно и пользовался этим, чтобы исподволь проникать в разум Царя царей и подталкивать к этому деянию.

Искандер заглушал тоску по другу дневными делами и ночными пиршествами, а потом и вовсе решил увести армию в Ахметы и провести зиму там.


* * *

С уходом Кратера Гефестиону стало скучно жить. Их противостояние, начавшееся еще в юности, никогда не перерастало в открытую драку — даже когда они обнажили мечи. И дело было не в том, что их тут же растащили — они слишком уважали друг друга и слишком любили Александра. Кратер был искренним и верным другом царя — но Гефестион был другом Александра. Больше, чем другом — но, к счастью, гораздо меньшим, чем смысл жизни.

На свадебном пиру в Бактрии захмелевший Птолемей спросил у Гефестиона — не ревнует ли он к красавице-жене своего друга. Гефестион тогда ответил чистую правду:

— Жен может быть множество, но любит он лишь Нику.

О да, она лишь раз изменила своему любимцу — но сторицей воздала позже. Он же не изменял ей никогда, лишь иногда позволяя себе отдых, чтобы потом с новыми силами вновь любить и почитать ее.

Гефестион не знал, поклоняются ли Нике в Персии — да и не особо стремился узнать. Он стал носить персидскую одежду — потому что здесь это было удобно и выгодно. Он женился на персидской царевне — потому что это было нужно Александру. Он был рядом с Александром — потому что они оба хотели этого.

— Ты печален, — заметила как-то Таида. — Может, я смогу помочь?

До Гефестиона доносились слухи о том, что Таида приняла посвящение орфиков, но сама она не отвечала ни «да», ни «нет» на прямые вопросы, лишь улыбалась тепло и чуть снисходительно, как умела только она одна. Знал и даже верил этим слухам, но принимать от нее помощь не желал, понимая, что за каждую услугу рано или поздно придется платить.

— Это все город, — ответил он. — Он словно тянет из меня силы.

— Уезжай, — после недолгого молчания посоветовала Таида. — Эктабана убьет тебя.

Гефестион только молча покачал головой — он собирался быть рядом с Александром до тех пор, пока это возможно. Пока это нужно Александру.

И он был рядом — днем ли, ночью, на военном совете или пиру. До тех пор, пока мог.

Гефестион всегда думал, что встретит Танатоса во время битвы, как и подобает воину. Но он ошибался — Танатос пришел за ним через несколько дней после пира, явившись в облике игрушки Александра.

— Пойди прочь, — прохрипел Гефестион, отталкивая ледяную руку, которой мальчишка тянулся к его горлу.

Танатос в тот раз послушался его, отступил, но Гефестион знал, что он придет вновь и будет приходить до тех пор, пока не добьется своего.

— Как он? — сквозь боль и жар иногда пробивался голос Александра, и тогда Гефестион улыбался и засыпал без сновидений.

— Тебе нужна моя помощь? — спрашивала Таида, но Гефестион только качал головой.

— Ты нужен ему, — шептали черные тени, змеями извивавшиеся в руках безжалостных Эриний. — Но мы заберем тебя.

— Ты поможешь мне, — спокойно и властно произнес Багоас, и на Гефестиона обрушились боль и тьма.


* * *

Среди солдат и горожан гуляли самые разные слухи о смерти Гефестиона. В одних говорилось о том, что его убили — дескать, с чего еще здоровому воину, прошедшему от Пеллы до Эктабаны, побывавшему на берегах Инда и прошедшему пустыни Гедрозии, умирать после кубка вина? Отравили его, понятное дело. Другие слухи уверяли, что слишком напраздновался ближайший друг Царя царей, виданное ли дело — осушить кубок самого Геракла! Третьи уверяли, что заболел Гефестион, от того и умер.

Но как бы то ни было, город погрузился в траур…

— Я хочу увидеть Александра, — упрямо повторял Гефестион.

— Увидишь, но не сейчас, — устало отвечал Багой.

Иногда он все же жалел, что поддался минутной слабости, а теперь вынужден удерживать нового кровного сына от глупости. Впрочем, говорят, дети глупы, пока не повзрослеют…

— Почему я не могу подойти к нему сейчас? Он один, и нас никто…

Гефестион едва успел сделать шаг в сторону двери, как Багой уже схватил его за плечо и рывком притянул Гефестиона к себе.

— Ты. Никуда. Не. Пойдешь! — едва сдерживая ярость, отчеканил Багой. — Не для того я вырывал у тебя из рук Асто-Видаты, чтобы ты познал, что такое купель света! — Он разжал пальцы и отвернулся, снова уставившись в окно. — И тогда он навсегда останется один.

«Еще немного. Осталось ждать всего несколько дней — и здесь будет Ардашир, — глядя на звезды, уговаривал себя Багой. — И я смогу отдохнуть от забот об этом несносном греке».

Он чувствовал, что Гефестион все еще жаждет исполнить свое желание, но уже внутренне смирился с тем, что придется подчиниться ему, Багою.

«Ты все еще видишь перед собой того мальчика, кто танцевал на пирах, к кому ты снисходил, когда он был полезен, и тут же забывал, лишь в нем отпадала надобность. Но ты чувствуешь, что я сильнее тебя. И надеюсь, мне не придется ломать тебя, показывая эту силу».

— Я голоден, — прервал его размышления Гефестион.

Багой повернулся и внимательно посмотрел на него, а затем кивнул.

— Я пойду с тобой.

Они вместе вышли из дворца, скользили мимо спящих домов, наслаждались ночным воздухом — хищники, предвкушающие скорую встречу с добычей. На время совместной охоты исчезло все то, что разделяло их, остались только голод и азарт.

Багой вел Гефестиона в те кварталы Ахметы, где особенно любил охотиться сам. Гефестион, еще плохо знакомый с городом, следовал за ним шаг в шаг. Багой, чутко прислушивающийся, резко остановился, Гефестион замер рядом с ним.

— Что? — выдохнул он.

Вместо ответа Багой указал ему на женскую тень, плывущую в их направлении, а потом знаком велел накинуть капюшон, скрывая лицо.

— Багоас? Ты?

Женщина шагнула из-за угла, и Багой, успевший набросить на Гефестиона дымку мрака, на всякий случай еще и обездвижил его.

— А ты ожидала встретить сейчас кого-то другого? — усмехнулся он.

Таида покачала головой.

— А я вот удивлен — не думал, что ты можешь снизойти до бедных кварталов, — честно признался Багой, одновременно наблюдая, как Гефестион пытается сбросить с себя тень силы. «А может, это сам Ормузд указал мне на него? Со временем я смогу гордиться этим сыном. Наверное».

— Мне грустно, — зябко обхватила себя руками Таида и уставилась на стену внутреннего города, отчетливо видную даже сейчас. — Скажи, неужели ничего нельзя было сделать?

— Он умирал, — честно ответил Багой и добавил, предупреждая ее следующий вопрос: — Я сделал все, что мог.

— Мне жаль его, — тихо всхлипнула Таида. — Мне жаль обоих.

Багой шагнул к ней и обнял, явно ожидавшая совсем не этого Таида тихо охнула.

— Ты же знала, что рано или поздно за ними придет ваш Танатос и уведет за собой? — он погладил Таиду по спине. — Не стоит жалеть их — рано или поздно они снова будут вместе.

— Утес забвения, — тихо прошептала Таида. — Ушедшие в Аид не помнят свою земную жизнь.

— Мне почему-то кажется, что забвение не их удел.

Они помолчали. Багой чувствовал, как постепенно Таида расслабляется в его объятьях, как скорбь покидает ее разум.

— Ты сегодня не один?

Багой разжал руки и отступил от нее на шаг, в сторону все еще неподвижного Гефестиона.

— Скоро к нам присоединится второй мой сын, — кивнул он. — Я устал быть один.

— А кто первый?

— Вижу, ты снова стала прежней, Таида, — тихо рассмеялся Багой. — Да, у меня два сына, и обоих я вырвал из рук демона смерти, когда он готов был уже забрать их жизнь. И нет, я пока не хочу, чтобы ты знала их в лицо.

Таида снова взглянула в сторону внутреннего города.

— Ты прав, — после недолгой паузы произнесла она. — Рано или поздно они должны были уйти — как Патрокл и Ахилл. Как уходили многие до них… — Она вздохнула и тихо добавила. — Спасибо тебе, Багоас. Я не ждала от тебя помощи, но ты был милосерден ко мне.

— Иди, Таида. Мой сын голоден и жаждет не только чужой крови.

Таида тихо рассмеялась и пошла прочь, не оглядываясь и не останавливаясь, а Багой, тяжело вздохнув, вернул Гефестиону подвижность.

«Поскорее бы приехал Ардашир, — с тоской думал он, отвечая на многочисленные вопросы Гефестиона. — А то я не выдержу… И снова обездвижу».

Ардашир приехал следующей ночью, ближе к рассвету, и Багой с облегчением поручил его заботам непоседливого и упрямого Гефестиона. Иногда, когда выдавалось свободное от других дел время, Багой, стараясь оставаться незамеченным, наблюдал за такими непохожими детьми. Горячий, порывистый, недавно перешагнувший порог совершеннолетия Ардашир и не менее горячий, но уже научившийся иногда сдерживаться Гефестион.

— Ормузд вдыхает жизнь, — важно просвещал Ардашир, не замечая ехидный взгляд Гефестиона. — Отец земной дает кость, отец кровный — уводит из объятий Асто-Видаты и дарит возможность выйти из-под руки Зармана. Тебе понятно?

Гефестион кивал и тут же забрасывал своего «учителя» новыми вопросами.

Незаметно пролетела зима. Искандер вернулся в Вавилон, стал планировать поход на Карфаген. Гефестион печально вздыхал, слушая рассказы Багоя, мечтал быть рядом с Искандером, и не только во время походов.

А потом наступило лето — и Искандер слег.

— Его отравили, — мрачно произнес Гефестион, услышав новость от Ардашира, любившего ночью пошнырять по дворцу.

— Он заболел, — покачал головой Багой. — Точно так же, как ты. Он тоже пил из чаши Геракла, а после этого…

— Отравили.

Спорить с ним Багой не стал. Да и не до того было — он часто мечтал о том, как Искандер войдет в его семью, но был не готов, что это произойдет так скоро. Днем он все время проводил у ложа Искандера, ночью учил Ардашира, как правильно проводить ритуал принятия крови и обговаривал с Гефестионом действия до и после ритуала.

Искандер сгорал в огне лихорадки. Лекарь не отходил от ложа ни на шаг, боролся за жизнь Царя царей как мог — но его знаний и умений не хватало, и на исходе десятого дня Багоас, надеявшийся, что Искандер справится с демонами, понял, что пришло его время.

— Ардашир, Гефестион, нам пора, — тихо произнес Багой, входя в комнату, где его ожидали кровные сыновья. — Гефестион, помни, что я тебе сказал.

— Я помню, — тихо ответил Гефестион. — Я все сделаю.

Они неслышно прошли по коридорам, словно ночные тени скользя мимо часовых, завороженных Багоем. У одной из лестниц Багой приостановился и едва заметно кивнул Гефестиону, и тот растаял во тьме, провожаемый недоуменным взглядом Ардашира.

— Идем, — тронул его за плечо Багой и пошел дальше.

В следующий раз Багой остановился уже у дверей, ведущих в комнаты Искандера, и легким толчком распахнул тяжелые створки, накидывая на всех людей полог безвременья. На всех, кроме Искандера.

Тот почти недвижно лежал на кровати, только дрожь, пробегающая по телу, обильный пот на лбу и тяжелое дыхание говорили о том, что он все еще жив. Багой подошел к кровати и печально улыбнулся.

— Я здесь, — прошептал он.

— Багоас, — едва слышно выдохнул Искандер. — Я встречу его в Аиде?

— Гораздо раньше.

Багой сноровисто и аккуратно ухаживал за больным, чувствуя взгляд Ардашира. Мальчик следил, как Багой нежно проводит губкой по лбу Искандера и как ласково убирает мешающуюся прядь волос, и сгорал от ревности.

— Не медли, — прошептал Багой в его сторону. — Готовься.

Ардашир молча стал переодеваться, иногда поглядывая на тяжело дышащего Искандера, и ревность в его груди постепенно сменялась раскаянием и стыдом — видно, мальчик вспомнил, как сам метался на ложе, пытаясь увернуться от крепкой хватки Асто-Видаты.

— Я не опоздал?

Искандер вздрогнул, услышав голос вошедшего Гефестиона, вскрикнул едва слышно и попытался сесть, но Багой удержал его. Гефестион же уложил принесенное тело на край кровати и быстро подошел к Искандеру. Ардашир, уже одетый точно так же, как и Искандер, тут же занялся мертвецом, быстро раздевая его, а затем одевая в приготовленные вещи.

— Я готов, — тихо произнес он, когда все было закончено.

Гефестион, сидящий рядом с притихшим Искандером и держащий его за руку, оглянулся и с сомнением заметил:

— Одежда похожа, но… Мальчик выше и худее, а про этого, — он кивком указал на принесенного им мертвеца, — я вообще молчу.

Багой отмахнулся от его слов и принялся за «Искандеров». Сначала он занялся мертвецом, словно вылепляя из его плоти новое тело, практически неотличимое от Искандера настоящего, снова впавшего в беспамятство, затем набросил морок на Ардашира. И получил заслуженную награду — впервые во взгляде Гефестиона, обращенном на Багоя, можно было увидеть восторг.

Уже уверенный в том, что самое сложное позади, Багой склонился над Искандером и впился удлинившимися клыками в его горло. Искандер вскрикнул, распахивая глаза, его тело содрогнулось… А Багой, хрипя и пытаясь выдохнуть ставший ядовитым воздух, осел на пол. Впервые со дня второго перерождения он чувствовал боль, зарождающуюся внутри, и не мог избавиться от нее, вытолкнуть через ставшее чужим горло, давясь этой болью, задыхаясь от нее. Сквозь мутную пелену, застилающую глаза, Багой видел, как к нему кинулся Ардашир, что-то шепча, как его лицо искажается от ужаса, и сумел прохрипеть:

— Нож… режь…

Но мальчик словно не слышал его, он сидел рядом, раскачиваясь и продолжая что-то шептать дрожащими губами. Гефестион отвесил Ардаширу мощную оплеуху и встряхнул его, возвращая разум. Дальнейшее Багой видел словно со стороны.

Его тело, все еще хрипящее и конвульсивно содрогающееся, подняли и уложили рядом с телом Искандера, глаза которого безразлично смотрели в потолок, а глубокие раны на шее обильно кровоточили, не затягиваясь. Гефестион полоснул Багоя по руке, дождался, пока неохотно выступит темная, почти черная кровь, дал каплям стечь на губы Искандера… Плоть Багоя словно плавилась, сознание медленно уплывало прочь, но он успел увидеть, как выгнулось тело Искандера и услышать крик Ардашира:

— Держи его! Прижми и держи!

Пришел в себя Багой от резкой боли в руке — там, где Гефестион делал надрез. Багой чувствовал, как плоть медленно сползалась, и через пару мгновений от раны не осталось и следа. Он открыл глаза, с трудом повернув голову, посмотрел на Искандера и успокоился. Грудь его нового кровного сына медленно и едва заметно вздымалась и опадала, на шее не было больше ран.

— Жив?

Над Багоем склонился Гефестион.

— Все живы, — прохрипел Багой.

— Не все, — истерично хихикнул Ардашир и сел на пол у кровати. — Тот, кого принес Гефестион, по-прежнему мертв.

— Успокойся, мальчик, — с трудом протянув руку, Багой слегка взъерошил его волосы. — У нас все получилось.

Ардашир, пошатываясь, встал. Гефестион, бережно подняв на руки тело Искандера, пошел к двери, а Багой, опираясь на кровать, тяжело поднялся и пошаркал вслед за ним. Ардашир с ужасом смотрел на него, и, глянув в зеркало, Багой понял, что именно испугало мальчика. Вместо юноши в расцвете красоты было чудовище: обтянутый пергаментной кожей скелет, с горящими алым огнем глазами в провалах черепа, огромными клыками и когтями. Ходячий мертвец.

— Это все голод, мальчик. Все будет хорошо.

Ардашир явно успокоился, жалко улыбнулся и тихо произнес:

— Я готов.

Он улегся на то место, где лежал Искандер, и прикрыл глаза. Багой, выйдя за дверь, плавно снял с комнаты полог безвременья. Тут же заговорили люди, тревожно глядя на лежащего на кровати, лекарь подошел поближе, и в этот самый миг тело «Искандера» стала сотрясать агония. Багой удовлетворенно улыбнулся и, стараясь не шуметь, пошел прочь.

Он знал, что еще до наступления утра Ардашир улучит момент и подложит в кровать заранее приготовленное и тщательно спрятанное тело, а потом вернется в их убежище. Что Гефестион поможет Искандеру принять его новую сущность и будет неотлучно находиться рядом — вплоть до того момента, когда придет время покидать дворец и Вавилон. И что потом придется рассказать семье о том, что случилось с Багоем — и выяснить, кто из предков Искандера смешал свою кровь смертных с божественным ихором, ибо только ихор может вызвать удушье и отторжение у тех, кто принял перерождение.

Но все это будет потом, а сейчас Багоя мучил голод.


* * *

Таида бездумно брела по улице прочь от дворца, надеясь, что когда она вернется, слухи о смерти Александра окажутся лишь слухами.

— Проклятый город. Проклятая страна. Проклятое богами место, — шептала она.

«Ты же знала, что рано или поздно за ними придет ваш Танатос и уведет за собой?»

— Слишком рано… Он пришел за ними слишком рано…

Ночь только вступала в свои права, звезды еще мерцали не в полную силу, словно сомневались — а пришло ли их время. Равнодушные звезды.

Смутная тень колыхнулась неподалеку, а потом из мрака соткалась высокая фигура в персидской одежде, с длинными черными волосами и лукавой улыбкой на губах.

— Не спится, Таида?

Таида бросилась на Багоаса, мечтая растерзать его.

— Как ты мог? — выла она. — Он умирал на твоих руках! А ты убил его!

Ее перехватили. Молодой вриколакос, совсем еще мальчишка, выскочил сбоку и схватил Таиду за руки.

— Не смей до него дотрагиваться! — коверкая греческие слова, прошипел он.

— Ардашир, — негромко окликнул его Багоас, и когда мальчишка, ожегши Таиду злым взглядом, отступил, обратился к уже утратившей злость Таиде: — Поверь мне, я сделал все, что мог.

— Ты! — воскликнула Таида, но подавилась словами.

Из тьмы за спиной Багоаса соткались еще две тени в греческих одеждах, и их движения были слишком знакомы Таиде. Тот, что был ниже ростом и чуть более коренастым, казалось, высокомерно взирает на мир: подбородок поднят, лицо повернуто вправо, голова наклонена назад и влево. Второй обнимал его за плечи и улыбался озорно и совершенно по-мальчишески.

Таида узнала их, тихо всхлипнула и опустилась на колени перед Багоасом.

— Спасибо.

— Я сделал все, что мог, — повторил Багоас, опускаясь рядом с Таидой и беря ее за руки. — Скоро здесь начнется война. Уезжай так далеко, как только получится.

— Александрия, — откликнулась она. — Птолемей хочет уехать в Александрию.

— Нам пора, — неприязненно косясь на Таиду, произнес мальчишка.

— Прощай, Таида.

— Приезжайте в Александрию, — не желая прощаться навсегда, сказала Таида. — Я буду ждать.

Багоас пожал плечами и выпрямился.

— Быть может.

Он повернулся к своим спутникам, что-то сказал по-персидски, и все четверо пошли к ожидающим неподалеку лошадям, а Таида смотрела вслед Александру и улыбалась.

просмотреть/оставить комментарии [0]
<< Глава 2 К оглавлениюГлава 4 >>
май 2020  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

апрель 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.05.24 23:53:00
Без права на ничью [2] (Гарри Поттер)


2020.05.24 16:23:01
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.23 00:46:57
Наши встречи [1] (Неуловимые мстители)


2020.05.22 14:02:35
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.21 22:12:52
Поезд в Средиземье [4] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.15 16:23:54
Странное понятие о доброте [1] (Произведения Джейн Остин)


2020.05.14 17:54:28
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.11 12:42:11
Отвергнутый рай [24] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.10 15:26:21
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.10 00:46:15
Созидатели [1] (Гарри Поттер)


2020.05.07 21:17:11
Хогвардс. Русские возвращаются [353] (Гарри Поттер)


2020.05.04 23:47:13
Prized [6] ()


2020.05.04 14:38:54
Дамбигуд & Волдигуд [5] (Гарри Поттер)


2020.05.03 09:44:16
Life is... Strange [0] (Шерлок Холмс)


2020.04.28 16:00:26
Безопасный поворот [0] (Гарри Поттер)


2020.04.25 10:15:02
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.04.24 20:22:52
Список [12] ()


2020.04.21 09:34:59
Часть 1. Триумф и вознесение [0] (Оригинальные произведения)


2020.04.20 23:16:06
Двое: я и моя тень [4] (Гарри Поттер)


2020.04.15 20:09:07
Змееглоты [3] ()


2020.04.13 01:07:03
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.04.05 20:16:58
Амулет синигами [118] (Потомки тьмы)


2020.04.01 13:53:27
Ненаписанное будущее [18] (Гарри Поттер)


2020.04.01 09:25:56
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.03.29 22:38:10
Месть Изабеллы [6] (Робин Гуд)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.