Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

- У тебя, Андромеда, говорят, ребенок родился?
- Да. Нимфадорой назвали.
- Ох и намучается же мальчик...

Список фандомов

Гарри Поттер[18434]
Оригинальные произведения[1223]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[175]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[132]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[3]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[48]



Немного статистики

На сайте:
- 12610 авторов
- 26928 фиков
- 8563 анекдотов
- 17632 перлов
- 654 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 3 К оглавлениюГлава 5 >>


  Лёд

   Глава 4. Шторм
Город мореходов встретил нас непривычной тишиной.

Раньше здесь никогда не бывало тихо. Дорога к побережью шла между поросших соснами известковых утесов. Морской бриз посвистывал в скалах, шуршал хвоей; издали слышен был шелест и плеск волн, а при свежем ветре он превращался в могучий грохот. Когда путник вступал в город, его встречали веселые приветствия, песни, детский смех… И, чем ближе он спускался к Гавани, тем явственнее становились крики чаек, звонкие команды мореходов, хлопки, с которыми ловят ветер паруса…

Так было всегда. Но не сегодня.

Мы подошли к Альквалондэ в безмолвии и влажной духоте полного штиля. Поэтому — а может, потому, что мореходы не освоились еще с темнотою, — не слышно было ни обычных звуков Гавани, ни разговоров и песен. Догадаться, что мы приблизились к городу, можно было только по голубоватому зареву светилен.

У ворот первые ряды нашего воинства остановились. Остальные потихоньку подтягивались к ним. Мы, Третий Дом, шли последними, и Феанаро пришлось отправить гонца, чтобы скорее призвать нашего Лорда, его сыновей и дочь на совет и переговоры с тэлери.

— Еще бы, сейчас без Лорда Арафинвэ не обойтись, — рассудительно произнес Алассарэ. — Как-никак, он — родич Ольвэ. Кому, как не ему, договариваться о кораблях?

Тиндал окинул взглядом многочисленную толпу.

— Кораблей-то на всех не хватит, — сказал он с неудовольствием. — Как бы не пришлось нам застрять здесь: если мореходы начнут с Первого дома, наш черед наступит не скоро!

— Вечно наш Дом оказывается последним, — проворчала Арквенэн.

А ведь правда: у тэлери не так много судов, чтобы перевезти всех разом. Кому-то придется ждать. Сколько времени займет путешествие через Море? Круг света? Несколько кругов звезд? Несколько недель? И что, оставшиеся будут слоняться по берегу или просить приюта у жителей Альквалондэ?

— Жаль, что Феанаро не предупредил Ольвэ о походе, — задумчиво произнес Ниэллин. — Знать бы, что мореходы решат сейчас.

— Да ладно, брось! — заявил Алассарэ беззаботно. — С чего бы они отказали нам? Разве что подождать придется…

Он огляделся и указал на просторную поляну среди сосен, чуть в стороне от дороги:

— Пойдемте-ка, передохнем — стоит ли без толку топтаться на обочине?

Мы согласились охотно. Отдых был кстати: от Тириона до Альквалондэ путь неблизкий, а мы шли быстро и почти без остановок. Я с облегчением сбросила с плеч сумку, лук в чехле и колчан и пристроила их у камня, друзья мои поступили так же. Мы расселись под сосной, съели по лембасу, пустили по кругу флягу с питьем — его приготовила моя матушка… Потом Ниэллин достал котелок и отправился к реке, что протекала неподалеку — она сбегала с гор и несла жителям побережья чистую, свежую воду. Тиндал собирал хворост для костра, Алассарэ принялся бренчать на лютне… Я же быстро соскучилась сидеть без дела. Мы так спешили уйти из Тириона, а теперь зря теряем время!

— Схожу-ка в город, — объявила я, вставая. — Арквенэн, ты со мной?

Подруга уже успела придремать, удобно устроившись на нашей поклаже.

— Нет, я лучше тут побуду, — сонно пробормотала она, — что-то я устала… Без нас не уплывут…

Хотела бы я быть уверенной в этом! Подойдя к воротам, я обнаружила, что толпа там заметно поредела: оба старших Дома все-таки вошли в Альквалондэ. Правда, женщины большей частью остались ждать здесь, в сосновом бору, и с ними было немало детей. Оказывается, не только Ингор и Айвенэн предпочли подвергнуть малышей тяготам похода, чем надолго расстаться с ними. Но здесь я не увидела ни Сулиэль и Соронвэ, ни их родителей — наверное, они не отстали от Феанаро и были уже в городе.

Я торопливо шла вниз по мощеным мрамором пустынным улицам. Редкие прохожие-тэлери тоже спешили в Гавань, откуда доносился шум многих голосов. Может, Феанаро сказал речь к мореходам, и теперь они обсуждают ее? Или это шумит наш народ — делит место на кораблях?

Чем ближе подходила я к Гавани, тем меньше мне нравился шум: он усилился, в нем слышны стали крики — не одобрительные и радостные, а сердитые, полные гнева и… боли? Что там происходит?! Вдруг Айвенэн там — как она управится с детьми?

Охваченная беспокойством, я пошла быстрее, потом побежала. Теперь я слышала не только крики, но и звон и скрежет железа и, кажется, щелчки тетивы. Стремглав я выскочила на площадь Гавани, залитую нежным сиянием светилен, пробежала по ней несколько шагов… а потом поняла, что вижу перед собою, и ноги мои приросли к земле.

Нолдор и тэлери смешались в кипящую, кишащую толпу. Над нею стоял ор и железный лязг: в свирепой драке эльдар бились друг с другом на мечах и ножах. Снова щелкнула тетива, мимо свистнула стрела, потом другая… Я так и стояла, оцепенев, не в силах двинуться с места. Не в силах осознать, что творится вокруг.

Это нельзя было описать словами. В нашем языке еще не было таких слов. Не было слов для воплей боли и ярости, для искаженных, изуродованных злобой и страданием лиц, для звука, с которым стрела втыкается в живую плоть или кости дробятся под ударом меча. Не было слов для тысячеголового, тысячерукого чудища, в которое обратилось прежде мирное собрание. Толпа шевелилась, извергала из себя дерущихся — одни падали на мраморные плиты и лежали неподвижно, другие бежали прочь или сцеплялись друг с другом, а то и бросались обратно в гущу схватки. Битва расползалась: скоро дрались уже у оснований светилен, на ступенях ближайших домов, под аркой резного камня, отмечавшей вход на пристани, и даже на самой арке сошлись в жутком танце поединщики.

Кто начал первым? Не разобрать… Нолдор и мореходы сражались с равной злостью. Но у наших были длинные мечи, а у тэлери — лишь ножи, да и в ловкости они уступали нашим. Их теснили к пристаням, хотя и на площади тут и там вспыхивали схватки. Вот какой-то нолдо рухнул, сраженный стрелою… Вот морехода насквозь пронзил меч… Рядом послышался топот… Ко мне неслись двое. Один обернулся, вскинув нож, другой взмахнул длинным клинком — и вот уже тэлеро лежит у моих ног, и кровь потоком хлещет из разрубленной груди и пузырится у него на губах.

Тщетно старалась я зажать рану. Жгучие струи текли сквозь пальцы, а он смотрел на меня широко раскрытыми, очень светлыми — будто светящимися — глазами. Губы его шевельнулись…

— Ненавижу… будьте вы… прокляты… — прохрипел он сквозь кровавые пузыри, и взгляд его совсем остекленел, а горячий ручей под моими руками иссяк. Он был мертв.

Проклята. Я теперь проклята. Для этого у меня тоже не было ни слов, ни мыслей. Я так и сидела рядом с мертвым. Я бы спрятала лицо в ладонях, но они были в крови. Поэтому я просто закрыла глаза. Теперь я не видела страшной бойни, однако все еще слышала ее. Мне бы провалиться сквозь землю… перестать жить… перестать быть… хотя бы лишиться чувств… Но и этого было мне не дано, сознание мое оставалось ясным. Даже слишком. Оно вдруг стало прозрачным, как хрусталь, острым и беспощадным, как клинок. Своим новым сознанием я поняла: то, что мы творим — необратимо. Наши деяния не будут прощены и забыты. Они воистину переживут нас, их будут помнить, даже когда мы обратимся в прах и пепел. А ведь так и будет: отныне мы утратили бессмертие. Мы не избежим смерти, раз сами несем ее собратьям…

Сквозь эти мысли я смутно ощущала чей-то зов, но ответить не могла: казалось, я навеки лишилась и языка, и осанвэ.

И вдруг меня схватили и вздернули на ноги, и брат мой рявкнул у меня над ухом:

— Тинвэ! Почему молчишь?! Вставай! Прочь отсюда!

Он развернул меня к себе и увидел кровь на моих руках и платье, и лицо его стало таким же белым, а глаза — такими же огромными, как у мертвого тэлеро.

— Что?.. Ты ранена?! — вскрикнул он.

Я помотала головой:

— Это не моя кровь…

Брат не стал тратить слов, он схватил меня за руку и потащил прочь, прочь от места битвы, вверх по ступеням, по мерцающим мраморным улицам… Я задыхалась, я пыталась вырвать от него свою руку — бесполезно: он был силен и держал меня крепко.

Он отпустил меня только за воротами города, где едва слышен был шум схватки, где собрались женщины с детьми и стояли мужчины Третьего Дома — те, кто не вошел в город, не обнажил клинков. Не пролил еще крови.

— Ты. Никогда. Не полезешь. В битву. Впереди. Меня, — чужим голосом сказал брат.

Я молчала. Мне надо было сменить платье и вымыть руки. Хорошо, что река рядом. Я пошла туда, села на берегу и опустила руки в прозрачные струи. И кровь тэлеро смешалась с водой и устремилась к Морю, чтобы там слиться с темными ручьями — я видела их будто воочию, — стекавшими с причалов и палуб кораблей.

Не знаю, сколько я сидела так. Когда руки мои отмылись, я застирала платье. Оно намокло, и на нем, наверное, останутся пятна… Но разве теперь это имеет значение? Что вообще имеет значение после случившегося здесь, в Альквалондэ?

Меня разыскала Арквенэн. Вне себя от беспокойства, она вцепилась в меня и с отчаянием вскричала:

 — Тинвэ, Тинвэ! Что же это? Алассарэ и Ниэллин как убежали в Гавань искать тебя, так до сих пор не вернулись! И Тиндал опять там!.. И никто не отвечает на осанвэ! А наш Лорд? А Феанаро?! Что с ними будет?!

Напрасно я думала, что все уже случилось! Страшная картина битвы снова встала у меня перед глазами. Что делают там мой брат, его друзья, Лорд Арафинвэ? Сражаются и… убивают? Или… сами…

Я зажмурилась и потрясла головой. Нет! Я не буду думать о них как о мертвых! А Айвенэн с детьми? О, хоть бы они догадались спрятаться где-нибудь или убежать из города!

Не зная, что предпринять, мы с Арквенэн метались по дороге. Я то порывалась идти в Гавань, то останавливалась, вспомнив о запрете брата и собственной бесполезности — я ведь не умею драться! Я пыталась послать ему и Ниэллину зов — они не отвечали. Я тут же прекращала попытки: наверное, в той кутерьме они просто не могут сосредоточиться для осанвэ… Я прислушивалась, надеясь по звукам догадаться о происходящем — напрасно! Отдаленные крики все не смолкали, и в них все так же звучали боль и ярость. Я не могла даже понять, сколько времени прошло — небо затянуло тучами, как будто самые звезды не желали смотреть на то, что творится внизу.

Наконец шум схватки стал стихать и умолк. Мне слышались теперь стоны и плач, но может, это всего лишь свист порывистого ветра?

Без звезд мрак сгустился, город почти скрылся из виду. Я всматривалась изо всех сил, и вскоре разглядела смутные силуэты — нолдор уходили из Альквалондэ. Одни сворачивали к реке, другие шли к нашей стоянке. Когда первый из них поравнялся со мною — это был кто-то из Дома Нолофинвэ, — я отшатнулось: такое ошеломленное, бессмысленное было у него лицо. В ком-то, напротив, не остыла еще злость; эти шагали быстро, сжав кулаки, сильно размахивали руками, то и дело оглядывались на оставленный город. Я не решалась расспрашивать их. Многие устало сутулились, ступали нетвердо, а некоторые и вовсе не стояли на ногах — их поддерживали или даже несли товарищи, и я с содроганием замечала на их одежде темные пятна…

Потом я встретила детей нашего Лорда — четверых: с ними не было Артафиндэ. Артаресто, измученный и понурый, держал знамя — не гордо воздев перед собою, а просто оперев древко о плечо. На лице Артанис была растерянность, какой я не видела даже в час Затмения. Младшие же братья, казалось, не помнили себя от гнева.

— Не спрашивай, с чего вдруг так вышло! — в раздражении вскричал Айканаро на мои сбивчивые расспросы, но тут же принялся рассказывать: — Это все Феанаро! Ты бы слышала, что он сказал отцу нашей матери! Тот не согласился сразу дать ему корабли, да еще и вздумал отговаривать его. Так Феанаро принялся попрекать его давней помощью, обозвал трусом и неумехой! Кто так просит?! Что странного, что тэлери не пожелали участвовать в нашем деле?

— Наш отец тоже отговаривал Феанаро, да разве тот когда слушал братьев? — подхватил Ангарато. — Первый Дом ринулся на пристани, мореходы их не пустили. Дошло до драки, а там и до мечей… Тэлери схватились за луки… Мы кричали, пытались остановить — бесполезно! А когда прибежал Финдекано со своими, такое началось!.. — он в расстройстве махнул рукой.

— А вы… тоже… дрались? .. — замирая, спросила я.

— С кем?! — возмутился Ангарато. — Нам и те, и те друзья и родичи! Мы только и делали, что пытались не дать им покалечить друг друга! А толку-то! ..

— Первый Дом захватил корабли, — тихо проговорил Артаресто. — Мореходов убито без счета. И из наших… из нолдор… тоже погибли… многие.

— А Ниэллин и Тиндал? И Алассарэ? Ты видел их?! — вскрикнула я.

— Кажется, да, — кивнул Артаресто. — Вроде они были целы… Но там была такая неразбериха… Погоди, не волнуйся, они найдутся!

Да разве можно не волноваться?! Я бегом кинулась к городу… и едва не столкнулась с Алассарэ. Он нес спящую Сулиэль; следом Айвенэн вела за руку Соронвэ. Мальчишка ревел, размазывая слезы по грязному лицу.

— Ты куда? — спросил меня Алассарэ; тон его был непривычно мрачен. — Не ходи. Нечего там делать.

— Где Тиндал и Ниэллин?!

— Там, — Алассарэ дернул головой, руки у него были заняты. — Жди здесь. Они живы, оба.

Соронвэ не дал мне расспросить друга подробнее — он кинулся ко мне и уткнулся в юбку, всхлипывая:

-Ти-инвэ-э! .. Я п… потерял с… светлинок! .. С… склянка разбилась! .. И они улете-е-ли! ..

Чем тут поможешь? Я погладила Соронвэ по голове и подняла глаза на Айвенэн. Лицо ее застыло, словно маска.

— Ингор на корабле, — бесстрастно сообщила она. — Там шторм.

Действительно, ветер все крепчал. Порывы его делались резче и холоднее, трепали волосы, теребили одежду, и из Гавани все явственнее доносился грохот волн.

— Пойдем, Айвенэн, — чуть мягче сказал Алассарэ. — Детей надо уложить в шатре. Тинвиэль, подожди здесь. Я сейчас вернусь, только фонарь найду.

Кажется, он чего-то не договаривает… Арквенэн пошла с ним. Я же снова вперила взгляд во мрак и наконец рассмотрела среди прочих Тиндала и Ниэллина.

Они шли обнявшись, странной — медленной и шаткой — походкой. Когда они приблизились, я заметила, что на боку у Ниэллина болтаются два меча, и поняла, что он поддерживает моего брата, который всей тяжестью навалился на него и едва переставляет ноги.

Задыхаясь от беспокойства, я кинулась к ним навстречу.

— Тиндал… Ниэллин… Что… что случилось?!

— Я… не хотел его задеть… — глухо пробормотал Тиндал. — Я не убийца…

— Вот именно, — сказал Ниэллин хмуро.

О чем они? Но сейчас не время для расспросов! Я поддержала Тиндала с другой стороны; вдвоем мы довели его до нашей поляны и осторожно усадили, прислонив спиной к большому камню. Ниэллин стащил с него куртку… Сердце у меня замерло: под курткой у брата на голое тело была кое-как намотана окровавленная тряпка — кажется, его рубаха.

— Мы пытались остановить… разнять драку, — пояснил Ниэллин, снимая повязку; он говорил вроде бы спокойно, но я чувствовала, что он рассержен и огорчен. — Тиндал хотел защитить безоружного. Бросился под меч, отбил кое-как… И вот, получил сам.

— Кто это тебя так? — в ужасе прошептала я, глядя на длинный, зияющий порез слева вдоль ребер. — Тэлеро? ..

Тиндал, морщась, помотал головой:

— Нет… неважно… не знаю, кто.

— Я не успел, — сказал Ниэллин с раскаянием, — ни вмешаться, ни узнать того в лицо. Он убежал… А Тиндал не говорит.

— Незачем… — слабым голосом подтвердил тот, — не мстить же… своим…

Значит, Тиндал получил удар от кого-то из наших! Да только некогда сейчас думать об этом, надо спасать его! Правда, я уже заметила, что дышит он без затруднений и умирать пока не собирается: меч глубоко рассек кожу и мышцы, но, как видно, не повредил внутренность груди. Однако кровь текла сильно, и Ниэллин тщетно пытался унять ее, прижимая к ране скомканную рубаху.

К нам подбежали Алассаре — в руках он держал фонарь, большую флягу и кусок полотна — и Арквенэн с плащом под мышкой. При виде нас она ахнула:

— Тиндал, бедный! Ужас-то какой!.. Ну ничего, потерпи, все будет хорошо!

Она быстро расстелила плащ на земле, и мы уложили Тиндала. При свете фонаря рана его казалась еще страшнее. Ниэллин омыл ее водой из фляги, но и это не остановило кровь.

Я вспомнила, как однажды у отца соскочил резец и сильно поранил ему руку. Тогда мы позвали лекаря — это был Лальмион, отец Ниэллина. При мне он наложил швы, и порез затянулся всего за несколько кругов света.

 — Надо зашить, — пробормотала я. — Ниэллин, где твой отец? Он ведь может сделать это!

Ниэллин сосредоточился — наверное, слал мысленный зов, — но вскоре покачал головой.

— Отец не придет. Он с Лордом и Артафиндэ там… со Вторым Домом… у них много раненых.

— Тогда ты! — потребовала я.

Он растерянно смотрел на меня:

— Тинвэ, нет… я не умею шить…

Я взглянула на Алассарэ — тот уставился на меня с ужасом и так побледнел, словно сам готов был упасть замертво.

— Решайте уже что-нибудь, — простонал Тиндал, — мне тоже страшно…

Что оставалось делать? Я бросилась к своей сумке, нашарила в ней шкатулку с ножницами, нитками и иголками — матушка положила мне их, чтобы чинить одежду, — и вернулась. Ниэллин снова прижимал к груди раненого промокшую тряпку; фонарь в руке Алассарэ дрожал все сильнее, свет метался и мигал.

— Да что ты, в самом деле! — воскликнула с досадой Арквенэн и выхватила у приятеля фонарь. — Давай, Тинвэ!

Стиснув зубы, я занесла иглу с нитью, но Тиндал весь сжался и дернулся в сторону. Я ничего не смогу, если он не будет лежать смирно!

— Погоди, я попробую, — пробормотал Ниэллин, — спокойно…

Он уселся, скрестив ноги, у головы Тиндала, положил ладони ему на виски и принялся тихонько напевать что-то. Тиндал расслабился, глаза его закрылись… Я отважилась коснуться его иглой — он не шелохнулся. Тогда я принялась шить; игла скоро сделалась скользкой от крови, но я мертвой хваткой вцепилась в нее, втыкала, протаскивала нить, завязывала, а Алассаре — он все же превозмог себя — обрезал ее ножницами. Казалось, это будет длиться бесконечно; но вот я сделала последний стежок и снова взглянула на Тиндала. Он спал; края длинной раны теперь сошлись, и кровь едва сочилась между ними.

— Все? — сдавленно прошептал Ниэллин и отнял руки от висков спящего. — Ох… больно-то как…

Лицо у него осунулось и покрылось потом, как будто я мучила его, а не брата.

— Ты что, чувствовал боль Тиндала? — в изумлении спросила я.

— Наверное… Сам не знаю, как так вышло? Я только хотел усыпить его, заставить забыть о ране… это все осанвэ, — сказал Ниэллин чуть тверже. — Ничего. Все уже прошло. Я-то помнил, что на самом деле цел.

Он глубоко вздохнул и потер грудь. Наверное, будь он опытным целителем, такого бы не случилось… И все же он сумел помочь моему брату. Мы перевязали Тиндала чистым полотном, укрыли вторым плащом — он так и не проснулся.

— Пусть отлежится, — сказал Ниэллин. — Торопиться теперь некуда.

И правда, торопиться было некуда. Даже захоти Феанаро взять нас на корабли, они все равно не пристали бы к берегу в такую погоду. Ветер налетал порывами, завывал и свистел в скалах, раскачивал сосны так, что они скрипели и трещали и, казалось, вот-вот повалятся прямо на нас. Грохот прибоя мешался с громом, а мрак разгоняли только вспышки молний. Сейчас разразится ливень… А нам даже негде укрыться.

Мало кто взял с собой палатки или шатры — мы не рассчитывали на долгий пеший поход. Те, что были, заняли матери с детьми. Раньше нам, конечно же, дали бы кров жители Альквалондэ… Но теперь об этом не могло быть и речи.

Алассарэ пошел на край поляны и крикнул оттуда, подзывая Ниэллина: он нашел нависающую скалу, под которой можно было поставить шалаш. Арквенэн сидела рядом с Тиндалом, не сводя глаз с его бледного лица — похоже, только сейчас она напугалась по-настоящему. Я же подобрала с земли окровавленную рубаху. Ее следовало выстирать и зачинить. Хорошо, что Ниэллин догадался не рвать ее на куски: неизвестно, когда бы удалось раздобыть новую…

Мысли эти были неуместны. Но они, словно щитом, ограждали мой разум от настоящего понимания, настоящего ужаса и горя. Усыпляли его, как Ниэллин усыпил Тиндала.

Сгибаясь под порывами ветра, я снова спустилась к реке. Под высоким берегом было чуть тише; я опять присела над быстрым потоком и опять замутила его кровью. Я полоскала и терла рубаху так тщательно, как будто от этого зависела моя жизнь. Руки у меня заледенели, капли дождя падали на спину и шлепали по воде, а я все никак не могла оторваться от своего дела. Я не думала ни о чем и слушала только шум бури… пока сквозь него не прорвался отчаянный вопль:

— Т-и-и-н-вэ-э-э!!! Тинвиэ-э-э-ль!!!

Я откликнулась, и с берега сбежал Ниэллин с фонарем в руке. Вид у него был такой, что я вскочила:

— Что с Тиндалом?!

— Ничего… — пробормотал Ниэллин. — Но… я волновался… ты куда-то пропала и не отвечаешь… Тинвэ, больше не пугай меня так, ладно?

Лицо его постепенно обрело обычное спокойное выражение. Он поставил фонарь на землю, забрал у меня из рук рубаху, выжал ее и сказал:

— Пойдем. Не надо мокнуть, обсушиться-то будет негде.

Я стояла не шевелясь. Он заглянул мне в глаза, взял за руку и ласково повторил:

— Пойдем, Тинвиэль. Пожалуйста.

От его взгляда и голоса во мне словно обрушилась стена. Слезы хлынули неудержимо; разрыдавшись, я уткнулась лицом в его куртку, а он осторожно приобнял меня, пытаясь прикрыть от ветра и дождя.

— Ни… Ни… эллин… — всхлипывала я. — П… По…чему так… вышло? .. Мы… мы ведь… не хотели… плохого…

— Не знаю, Тинвэ, — грустно ответил он, — не знаю… Знаю только, что твоей вины в этом точно нет. Не плачь: довольно нам воды с неба…

И точно: ливень усилился, тугие струи хлестали нас, с волос у меня текло, платье промокло насквозь. Мне было все равно, но Ниэллин не заслуживал того, чтобы мерзнуть и мокнуть из-за меня. Я заставила себя оторваться от него. Ниэллин помог мне влезть на скользкий речной откос; отворачиваясь от дождя, мы добрели до шалаша из прислоненных к скале жердей и веток, на которые были накинуты наши плащи. Места внутри хватило, чтобы уложить Тиндала; остальные уселись под скальной стенкой, тесно прижавшись друг к другу.

В мокрой одежде меня поначалу колотила дрожь; но, стиснутая между Арквенэн и Ниэллином, я постепенно согрелась и даже задремала. Шум, рев и грохот бури все не стихал; мне чудилось, что мы уже на корабле, что огромные волны швыряют его, вздымают к небу и обрушивают в пучину, что вот-вот алчная бездна поглотит нас… Мне виделись Оссэ и Уинен — Хозяева Морей, — могучие, разъяренные, охваченные неукротимым гневом. Это они раздувают ураган, насылают грозу, вздымают морские валы — хотят отомстить нам, осквернившим их воды кровью сородичей… Я вздрагивала, просыпалась — и понимала, что мы все еще на земной тверди, в шалаше среди сосен, вдали от свирепых волн. Выл ветер, с треском ломались ветки; по скале над нами и по хлипкой стенке шалаша молотил дождь, сверху капало, и Ниэллин, сквозь зубы поминая Моргота, одной рукой поправлял плащи. Я снова погружалась в зыбкий полусон у него на плече… А когда очнулась окончательно, обнаружила, что лежу на сыром дне шалаша рядом с Тиндалом, что он наконец пришел в себя, а буря прекратилась. Снаружи доносились голоса и потрескивание костра, и пахло дымом.

— Ты как? — спросила я брата. — Болит?

— Не сильно… Только ноги не держат и бока отлежал, — пожаловался он. — И есть страшно хочется. Может, найдешь что-нибудь, а, сестричка?

Он и правда выглядел куда живее, это было заметно даже в густой полутьме шалаша. Конечно, ему надо принести поесть, хотя бы лембас. Я вылезла наружу и огляделась.

Небо очистилось от туч, звезды снова сияли ярко и безмятежно. Их лучи ясно освещали принесенное бурей разорение — поваленные деревья, обломанные ветки, хвою и шишки на земле, сбитые потоками воды в неопрятные кочки. И моих сородичей — промокших, озябших, растрепанных и растерянных. Многие собрались вокруг большого костра посреди поляны; между деревьями виднелись еще костры, возле них тоже толпился народ… Мы приходили в себя после нежданной, ужасной бури.

Да. Надо согреться и обсушиться, приготовить пищу и перевязать раненых. Надо решить, что делать теперь — когда не только наш мир, но и мы сами изменились безвозвратно.

просмотреть/оставить комментарии [3]
<< Глава 3 К оглавлениюГлава 5 >>
декабрь 2019  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

ноябрь 2019  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

...календарь 2004-2019...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2019.12.06
Учась говорить [2] (Гарри Поттер)



Продолжения
2019.12.08 02:07:35
Быть Северусом Снейпом [251] (Гарри Поттер)


2019.12.06 22:26:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2019.12.04 12:55:38
Без права на ничью [2] (Гарри Поттер)


2019.11.28 21:36:33
Дамбигуд & Волдигуд [3] (Гарри Поттер)


2019.11.28 17:37:03
Капля на лезвии ножа [3] (Гарри Поттер)


2019.11.21 21:49:25
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2019.11.21 19:12:28
Своя цена [20] (Гарри Поттер)


2019.11.17 21:35:03
Работа для ведьмы из хорошей семьи [0] (Гарри Поттер)


2019.11.16 23:22:58
Змееносцы [11] (Гарри Поттер)


2019.11.10 08:05:26
Список [8] ()


2019.10.31 15:09:33
Солнце над пропастью [107] (Гарри Поттер)


2019.10.30 18:08:31
Страсти по Арке [9] (Гарри Поттер)


2019.10.28 13:36:46
Драбблы (Динокас и не только) [1] (Сверхъестественное)


2019.10.24 00:56:13
Правила ухода за подростками-магами [19] (Гарри Поттер)


2019.10.21 15:49:12
Бессмертные [2] ()


2019.10.15 18:42:58
Сыграй Цисси для меня [1] ()


2019.10.11 09:05:17
Ходячая тайна [0] (Гарри Поттер)


2019.10.10 22:06:02
Prized [4] ()


2019.10.09 01:44:56
Драбблы по Отблескам Этерны [4] (Отблески Этерны)


2019.10.06 19:23:44
Я только учу(сь)... Часть 1 [57] (Гарри Поттер)


2019.09.15 23:26:51
По ту сторону магии. Сила любви [2] (Гарри Поттер)


2019.09.13 12:34:52
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2019.09.08 17:05:17
The curse of Dracula-2: the incident in London... [28] (Ван Хельсинг)


2019.09.06 08:44:11
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


2019.09.01 18:27:16
Тот самый Малфой с Гриффиндора [0] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2019, by KAGERO ©.