Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

- Дети цветы жизни, - произнес профессор Снейп с непередаваемым выражением лица, и горгулья отъехала в сторону, открыв нам проход к кабинету директора.

Список фандомов

Гарри Поттер[18508]
Оригинальные произведения[1242]
Шерлок Холмс[716]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[108]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12712 авторов
- 26897 фиков
- 8629 анекдотов
- 17693 перлов
- 681 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 17 К оглавлениюГлава 19 >>


  За кулисами войны

   Глава 18. Поступь Квинтолапа*
* Квинтолапы — хищники, питающиеся человеческой плотью, в которых, если верить легенде, не очень дальновидные маги превратили своих соседей, сочтя это прекрасным способом решения многовековых конфликтов. И стали первыми жертвами этих опасных тварей. (Дж.К.Роулинг. Волшебные твари и где их искать).

Спать уже не хотелось, исчезли усталость и желание забиться куда угодно, где можно будет закрыть глаза хотя бы на несколько минут. Но Драко понимал, что это все ненадолго. Через какое-то время опять потянет в сон, только рассчитывать на отдых не стоило.

Прошедший день вышел крайне напряженным, потребовал сосредоточенности, внимательности, сдержанности. Но не зря. Прием удался во всех отношениях.

Отец смог встретиться с теми, кого хотел увидеть. Были сказаны нужные слова, достигнуты необходимые договоренности. Теперь оставалось только оформить формальности. Дистот собирался взять все на себя, но Драко вызвался пойти с ним: хотелось убедиться, что первый этап, наконец-то, завершен. К тому же могли возникнуть какие-то вопросы и проволочки, а у Дистота сейчас первоочередным Драко считал совсем другое дело.

Впрочем, в этой части приема Драко был уверен. Гораздо большее беспокойство вызывало все, связанное со Снейпом.

Драко поздно спохватился, что может оговориться и назвать старым именем Снейпа. Весь день он старался называть его Феликсом, досадуя, что не обзавелся полезной привычкой раньше. Накрутил себя достаточно, зато сейчас не ошибался уже даже в мыслях.

А еще Драко волновался, что, несмотря на изменение внешности, могут возникнуть подозрения, поползут какие-то слухи… Но, как оказалось, напрасно боялся, все прошло замечательно. Никто не усомнился, даже слизеринцы. Тем более министерские гости, принюхивавшиеся весь прием. Бывшие ученики нашли какое-то сходство Пинса со Снейпом, но гораздо больше отмечали их непохожесть. А общее — голос, взгляд — списали на их родство. Хорошо, что отец вовремя успел договориться с Принцами. В этой части за успех стоило благодарить и Андромеду: никому бы не достало воображения представить Снейпа ухаживающим за какой-нибудь женщиной. Драко и сам, признаться, немало удивился.

Но по-настоящему переполняло ликованием то, что Феликса приняли, он сумел убедить всех, что его намерения серьезны и работа центра многое изменит. Короткой речи хватило, чтобы даже скептик вроде Теодора загорелся желанием приступить к исследованиям. И Драко видел, что Шеклболт к концу выступления смотрел уже не с подозрением, а каким-то интересом. Может и профессиональным, но это не главное. В министерстве поверили, что центр — не фикция, созданная для отвода глаз.

В общем, все прошло по плану, кроме одного. После окончания приема Теодор предложил прогуляться куда-нибудь и отметить, наконец-то, день рождения, пока он еще не закончился. Сам Драко предпочел бы обойтись без этого, и если бы дело касалось только Теодора и Грегори, то отказался бы, не раздумывая. Но рядом были Поттер с Лонгботтомом. И неожиданно они поддержали идею. Не стоило упускать возможность подготовить их к суду чуть получше.

Правда, до лондонских ресторанов они не добрались. Антиаппарационные барьеры ради приема никто не снимал, поэтому пришлось прогуляться. То ли холодная ночь остудила желание, то ли по какой другой причине, но тот же Теодор уже на выходе из ворот предложил обосноваться в одной из беседок. Там они и просидели до первых лучей солнца, кутаясь в пледы рядом с разведенным костром и поджаривая канапе на обломанных у кустов прутьях. Пожалуй, Драко назвал бы этот день рождения лучшим. Несмотря ни на что.

Драко был уверен, что Теодор захочет поговорить о Панси. И понимал, что так правильно: проблем хватало и без тайных врагов, а уж своими руками создавать себе явных — верх глупости. Особенно из числа тех, кто несколько следующих месяцев, а то и лет, будет постоянно за спиной. Плесень надо уничтожать сразу, и в ингредиентах, и в отношениях. Их стоило прояснить, но что сказать Теодору по этому поводу — Драко не представлял. Что злится за то, что тот увел его девушку? Но Теодор ухаживал за ней уже второй год, раньше это не бесило. Наверное, потому что Драко не сомневался в любви Панси. Что это крайне не вовремя? Но горькая правда заключалась в том, что и отношения с Панси сейчас были не вовремя.

Днем, получив письмо после возвращения из Гринготтса, Драко перечитал его несколько раз, прежде чем вникнул в смысл. Какое-то время, не веря глазам, смотрел на возвращенное Панси кольцо. Еще несколько минут понадобилось, чтобы плюнуть на попытки успокоиться. Эмоции и чувства летали наперегонки, пытаясь поймать, точнее, уже вырывая друг у друга, снитч — гулко бьющееся в груди сердце. Драко разбил в кровь палец, треснув кулаком об стол. Попавшаяся под руку фигурка змеи, символа факультета, полетела на пол, вместе с еще какой-то мелочью. Папье-маше вынесло стекло в окне, а запущенное вслед кольцо, вполне возможно, долетело до Паркинсон-холла безо всякой совы, по крайней мере, в отличие от остальных предметов, Драко его больше не видел. Остановился он, только когда в руке оказалась чернильница. Это спасло кабинет от разрушения. Драко поднял с пола лист и перо и сгоряча настрочил ответ. Гневные слова выплескивались на бумагу одно за другим, мешаясь с кровью. Хорошо, что приход отца предотвратил отправку филина Панси.

Злость клокотала внутри, путала мысли. Драко понимал, что его слова сумбурны, но он задыхался ею, поэтому молчать или хотя бы выбирать выражения тоже не мог. В общем, ингредиенты подобрались — реакция пошла. Драко откровенно высказал, хотя правильнее — выпалил, все, что копилось в душе. О том, что в такое время вправе рассчитывать на поддержку. О том, что Панси никогда не хотела ничего знать о его проблемах. О том, что устал от ее капризов и ультиматумы терпеть не станет. И по мере того, как говорил, все больше понимал, что слова несправедливы. Панси, действительно, никогда ничего не знала о его проблемах, не считая тех, о которых все общество оповещали газеты. Но ее вины этом не было. Драко не мог сказать, что не доверял, но… Словно он смотрел на себя глазами Панси и не хотел видеть испуганного, растерянного ребенка. Может она и поняла бы, но у него самого не получалось сделать шаг через проведенную им же черту. Даже в прошлом году, когда страх доводил до срывов, оказалось проще открыться девочке-привидению, чем Панси.

В какой-то момент Драко понял, что молчит, наблюдая, как капля крови, уже загустевая, все же ползет по мизинцу к ногтю. И отец тоже молчал, причем он с самого прихода не произнес ни слова, не считая приветственного «что случилось?». Готовясь встретить осуждение, Драко поднял взгляд и увидел, что отец смотрит с сочувствием.

— Если хочешь вернуть ее, отправляйся к ней сейчас же.

— Нет, надо готовиться к приему. Я и так задержался с этим… — Драко посмотрел в сторону обрывков своего письма. Интересно, когда оно стало клочками бумаги? — На несколько минут не зайдешь, дело же не в вежливости. А лишних пары часов у меня нет.

— Напиши, что придешь поговорить завтра.

— Завтра мне нужно быть в министерстве, я там пробуду весь день.

— Дистот справится. Или зайди вечером. Мы каждый вечер собираемся у нас на несколько часов.

Да, действительно, каждый вечер. А еще Драко вспомнил, сколько времени проводил у тетки и Феликса. Конечно, к Андромеде он ездил по просьбе матери, а дома отдыхал после насыщенных событиями дневных часов. Феликс же… Драко чувствовал, что в его доме набирается уверенности. Что можно обмануть смерть, пройти через любой ужас и выжить. Что можно начать с начала, даже если от прошлой жизни почти ничего не осталось. Драко часто думал, что если бы не это напоминание, ему не хватило бы сил все эти недели встречать усмешки, недоверие, вражду, не опуская головы.

А еще только когда Драко стал по несколько часов проводить у Феликса, перестал сниться огонь. Жадные языки пламени высотой до неба, оно угадывалось где-то наверху, среди дыма. Драко всматривался в это небо, казалось важным, что его еще видно. А когда опускал взгляд, видел на своих руках вместо Грегори отца. А в метре, на границе с огнем лежала палочка Темного Лорда. «Я же могу вызвать метлу сам», — мелькала мысль — последняя, перед тем как Драко просыпался, точнее, вскакивал, в холодном поту и с бешенно бьющимся сердцем.

Только в отношении Панси это ничего не меняло. Он всегда находил причины отложить визит к ней на завтра, но оно никак не наступало. Пару часов выкроить все же можно было бы. По крайней мере, Панси, наверное, так все и расценивает. Стоило признаться: в списке важного она оказалась далеко не на первом месте, хотя и была по-своему дорога.

— Я отдыхаю в это время…

— Отдохнешь рядом с ней.

— Не получается.

— А вообще ты хочешь, чтобы она была рядом? Если нет, то не честнее ее отпустить?

После ухода отца, Драко написал короткую записку.

«Я знаю, что очень виноват перед тобой. Мы обязательно поговорим обо всем, я надеюсь сохранить хотя бы твою дружбу. Пока же я приму любое твое решение».

По-видимому, Теодор знал о содержании ответа и решил выяснить, насколько он искренен. Понимая, что это малодушие, Драко все же попытался отсрочить пытку. Поэтому с радостью ухватился за поднятую то ли Поттером, то ли Лонгботтомом тему о Феликсе, потом о центре, потом о непростительных заклятьях. И как-то незаметно разговор сошел на самые обычные заклятья, зелья, школу и предстоящие экзамены. В какой-то момент Драко провалился в свою прошлую жизнь, где самым важным казалось сдать экзамены лучше всех.

— Драко, иди спать, — услышал он голос отца. — Толку от тебя сейчас все равно не будет.

— Нет, я в порядке, — Драко отчаянно зевнул, опровергая свои же слова. Рано он решил, что сонливость прошла. — Еще кофе…

— До завтрака можешь вполне отдохнуть, — подержал Феликс. — Хотя как знаешь, — быстро добавил он, едва Драко собрался возразить, и сменил тему: — Ты обратил внимание на вид Лонгботтома перед его признанием насчет моей смерти? То есть смерти Северуса Снейпа…

Феликс тоже зевал все утро так сильно, что казалось, будто он сидел шестым в их ночном гулянии. Только Драко не помнил, чтобы прошлому профессору Снейпу бессонные ночи когда-нибудь мешали быть собранным и готовым ко всему. Даже в то памятное утро после битвы он вряд ли уснул раньше отца. Снейп казался железным. Похоже, что вместе с именем Феликс Пинс получил и новые привычки и слабости.

— Нет, конечно же, надо было? Я обратил внимание на Поттера, он казался растерянным.

— Да, пригодится, — кивнул Феликс, отвечая на первую часть предложения. — Он набирает воздух, как перед прыжком в воду, и приподнимает голову. Верный признак того, что готов поступить так, как считает правильным. А правильно он поступает, даже когда понимает, что это глупо, не в его пользу и окончится Круциатусом. Его легко спровоцировать на такое поведение, по крайней мере, пока что.

— Спасибо, скажу Дистоту. Это надо использовать на процессе.

Драко вспомнил свой разговор с Поттером накануне. На какое-то мгновение возникло странное чувство. Назвать сомнением его Драко не мог, но чувство вызывало острое неудобство. Как будто было стыдно за то, что он собирался сказать. И возникло ощущение, что это как-то связано с ночным празднованием дня рождения.

Драко оглядел кабинет отца. Он никогда не мог представить это место без него. До позапрошлого года, когда, вернувшись домой из Хогвартса, прошел сюда и застыл. Казалось невозможным, что здесь нет отца, словно кабинет осиротел. И тогда впервые Драко по-настоящему испугался того, что произошло. До этого момента он был уверен, что проблемы временны, все окончится хорошо. Но когда мелькнула мысль, что отец может и не вернуться, что эта пустота останется навсегда, и ничто ее не заполнит, стало страшно.

Драко вспомнил недавние кошмары: дьявольский огонь, тяжелое тело отца на коленях, палочка, до которой нужно успеть дотянуться. «К черту сомнения или что бы то ни было».

— Поттер, действительно, растерян, — Драко посмотрел на отца. — Я бы даже сказал, что он потерялся. Он не знает, что делать дальше. Как относиться к тому, что произошло. Вроде он победил, но правду о победе приходится хорошенько приправлять ложью. Он герой, но от гобблинов его спасал тот, кого он считает преступником. В общем, Поттер не ожидал, что за спасение мира придется оправдываться. Тем более — что кому-то придется спасть его самого. Я вообще-то волнуюсь из-за суда. Если там всплывет последний год… Вдруг Поттер решит сказать правду? Или кто-то из его друзей. Одно дело — версия для аврората и общества, которую сам же министр едва ли не помог придумать, а совсем другое — Визенгамот.

— Даже так? — отец запрокинул голову, думая о чем-то. — Об этом тоже надо сказать Дистоту. Чтобы пресекал ненужные вопросы.

«Может так и лучше: Поттеру не придется опять идти на сделки с совестью и врать», — успокоил себя непонятно насчет чего Драко.

— Кажется, мамино интервью некоторых задело за живое, — ему захотелось сменить тему. — Та часть, об оборотнях. Я перехватил вчера вопиллер и сегодня два. Советуют со своими семейными проблемами не навязывать всему обществу тварей в соседи. Я не уверен, что мы правильно начали, — решился он высказать мысль, терзавшую его последние часы.

— В каком смысле? — отец и Феликс спросили почти одновременно.

— Если бы эту тему подняли мы, то все бладжеры полетели бы в нас. А так первый удар примет мама, а ей…

— Не беспокойся, до нее ничего лишнее не долетит, — пообещал отец. — Она сейчас увлечена какой-то своей идеей, из-за которой чуть не спалила дом. Так что для общения времени у нее будет не много. А почту мы отсортируем. Я пропускаю только благодарности и подарки.

— Это риск, но контролируемый, — Феликс ожидаемо поддержал отца. — Зато нам сразу же удалось сыграть на чувствах людей: твоя мама дала оценку не как ученый. Она сказала, что любит племянника, и даже когда еще не знала, оборотень он или нет, для нее он был только ребенком. Поэтому она понимает чувства людей, у которых близкие и друзья заражены. Важно, что нужное слово — болезнь — произнесла именно она. Теперь, когда мы заявим и о нашей научной позиции, она только подтвердит мнение обывателя.

Драко вздохнул. Его уже не удивляло, что отец и Феликс думают на несколько шагов вперед. Но мысль, что он сам не успевает за ними, очень тревожила. И формальное равенство ничуть не успокаивало, нужно было срочно подтягиваться до их уровня, чтобы ненароком не наделать глупостей.

— Тогда нужно ограничить встречи мамы, не полагаясь на ее намерения. Мне вчера один из сотрудников отдела правопорядка едва прямо на приеме допрос не устроил из-за наших планов. Переживает насчет оборотней и контрзаклятий от непростительных. Я не хочу, чтобы он также донимал маму.

— Он будет донимать меня, — успокоил Феликс. — Мне уже пришло письмо с приглашением в министерство, хотят поговорить в общих чертах о наших ближайших разработках. Зайду сегодня после интервью со Скиттер. Я удивлен таким быстрым откликом вообще-то. Похоже, они ждали официального объявления, чтобы прислать запрос. С нас глаз не спустят.

— Я этого ожидал, — возразил отец. — Продержитесь три недели, после суда я смогу подключиться, возьму на себя хотя бы часть встреч. Да и с метлами скандал будет кстати, как раз отвлечем внимание.

— До тех пор, пока они не узнают, у кого разрешение на продажу ковров, — рассмеялся Драко. Смех получился почему-то невеселым, может, оттого что Драко ощущал себя уставшим.

— Ничего, это тоже отвлечет внимание от центра.

Солнечный луч дотянулся до середины комнаты, отмечая окончание времени утренних чая и кофе. Рубиновые ягоды в креманке напомнили Драко об утренних вопиллерах.

— Я хочу поговорить с мамой о ее кулинарных увлечениях. Мне не нравится, что она держит все в себе. Пусть даже это опять будут предсказания, — Драко поморщился, — но я хочу об этом знать. Мама больше не должна оставаться одна.

Подняв взгляд, Драко увидел, что отец и Феликс смотрят на него без тени улыбки.

— Об этом можешь не беспокоиться, — уверил отец. — Мне вчера напомнили, что с дорогими людьми нужно разговаривать не только об успехах. К тому же, если ее что-то тревожит, кто как не я должен ее успокаивать? А ты все же иди спать.

Отец как всегда был прав.

«А мне уже и об успехах говорить не с кем», — мелькнула мысль, когда Драко поднимался в комнату.

Разобранная постель обещала забытье хотя бы на время сна. Свободу от планов, ответственности, решений, контроля — передышку, пусть лишь на несколько часов. Возможность не думать о том, как отгородить личные чувства от интересов семьи.

С Теодором он все же поговорил.

«Малфой, ты не вспоминал о ней пять недель. Не будь собакой на сене. Может, Панси еще передумает, но это должно быть ее решение. Она заслуживает хотя бы уважения».

Он был прав. Тем более, что сам Драко сейчас никакого решения предложить Панси не мог.

***

Набежавшее облако опять закрыло солнце, и в комнате стало темнее. На разложенные посреди стола листы упала тень и сделала почти черными темно-синие рубашки карт таро, выглядывавшие из-под бумаг с левого края. В центре перевернутые вверх картинками карты казались серебристыми.

Нарцисса нерешительно положила карандаш. Кажется, ошибок не было. Выверенные несколько раз формулы стояли перед глазами, стоило только их закрыть. Но что же тогда не так? Наверное, не нужно было рано вставать. Она не выспалась, чувствовала себя слабой. Но с другой стороны, это время, судя по прогнозам, наиболее подходило для начала работы.

Нарцисса еще раз с сомнением взглянула на центр стола, занятый раскладом, и приподняла частично прикрывающий его лист.

Жрица падала со своего кресла в небо.

Но интуиция упорно твердила, что все верно.

Хотя перевернутая Жрица разве не может говорить как раз о том, что интуиция сейчас подводит?

Нарцисса со вздохом опустила лист и закрыла глаза. Литания успокоила мысли, удалось наконец-то прислушаться к ощущениям от потянутой над расчетами руки. Пальцы словно касались букв: мягко скользила «а», шершаво терлась о подушечки «д», цеплялась «к», засасывала воронкой «o», незаметно пролетала «е». Ничто не жгло, не царапало, не впивалось в мозг. Но почему же не покидало ощущение опасности? Словно тень нависла над домом…

Нарцисса прислушалась к звукам, запахам, ощущениям. Мир можно прочитать как книгу, главное, понять язык, на котором она написана. Каждое место — новая страница. Как и каждый человек. До сих пор в этой книге на странице Малфой-мэнора почерк и слова читались без труда. Но после вчерашнего приема появилось что-то новое… Ох, не стоило пускать в дом чужих! Без камина — точно нет. Огонь, пусть даже приглушенный дымолетным порошком, защищает сам по себе. А в открытые двери входит беда.

— Нарси, дорогая, что с тобой? Что тебя расстроило?! — полный тревоги голос мужа вывел Нарциссу из транса. — Жизнь моя, клянусь, тебе не о чем больше волноваться!

Люциус стоял напротив, склонившись над столом, и вглядывался в ее лицо. Нарцисса не сразу поняла, что напряжена, наверняка на лбу стала заметна появившаяся год назад морщина.

— Все хорошо, прости меня, — Нарцисса попыталась улыбнуться, чувствуя, что хочется обнять мужа и расплакаться.

«Сейчас от сдерживаемых слез еще и нос покраснеет… Так глупо, об этом ли надо сейчас думать?..», — Нарцисса не сводила взгляда с Люциуса, пока он обходил стол и присаживался на принесенное домовиками кресло.

— Немного разволновалась, — вздох получился вполне искренним. — Вот, смотри…

Из-под вороха разобранных утром писем, сложенных в правом дальнем углу, показался толстый сверток. За ним через стол потянулась бечевка, зацепившись за грубую бумагу. Из свертка Нарцисса достала тонкую книгу со смешными прыгающими котлами и тарелками на обложке и вытащила из-под нее сложенный вчетверо лист. Люциус развернул письмо, хотя как показалось Нарциссе, без особого интереса. Самой ей уже не нужно было смотреть на строки, она успела выучить их наизусть.

«Моей дочери девять лет. Зимой ее укусил оборотень. Она училась готовить по этой книге, в ней описаны самые простые чары. И собиралась через два года в Хогвартс. Сегодня моя девочка прочитала, что вы только начали изучать бытовую магию. Пусть книга поможет вам — за то что вы пытаетесь помочь таким, как моя дочка. Это ее решение. Она надеется. И я вместе с ней».

Нарцисса дождалась, пока Люциус отложит письмо.

— Мне стало страшно. Мы обнадежили их, но можно ли им вообще помочь? Не окажется ли, что мы выпустим зверей к людям? Если будут пострадавшие, станет еще хуже. Я не знаю, правильно ли мы поступаем…

Люциус отвел взгляд. Нарцисса легко могла сейчас догадаться о том, какой ответ услышал бы кто-то другой: «Мы рискуем, но что еще остается? Нужно же как-то спасать честь рода от ввалившегося в него оборотня».

— Я хотела сказать, что это не только жестоко, но и опасно. И я имею в виду не скандалы. Ты представить не можешь себе, что такое доверие. Сейчас мы окружены им, оно как защитный купол сдерживает все зло, которое к нам рвется. Я особенно остро почувствовала это вчера, на приеме. Столько колючих взглядов, недоверия, но они не повредили нам, все прошло замечательно. Но что будет, если мы не поможем этим людям? Ненависть падет на Драко и его детей…

— Знаешь, — в голосе Люциуса послышалось сомнение, — мы только недавно говорили об убеждениях с Драко и Северусом. Своего Квинтолапа каждый зачаровывает сам. С людьми случается то, во что они верят…

— Возможно. Но я верю. — Нарцисса старалась, чтобы голос звучал спокойно. Она всегда начинала волноваться, когда дело казалось ее личной магии, той, которая была чужда для Люциуса и пока что и Драко. К которой скептически относился Северус, несмотря на то, что сам был отчасти рожден ею. Но сейчас от того, получится ли найти нужные слова, зависело очень многое. — Я же не ошибаюсь. Вспомни, я говорила о том, что ваша операция в министерстве провалится. И что из этого получилось?

Люциус вздохнул.

Нарцисса поняла, что начала не с того. Они уже не раз обсуждали случившееся. Тогда Люциуса подвели именно проволочка и чрезмерная осторожность. Хотя сам он уверял, что все прошло удачно. Лорда увидели. От его гнева самого Люциуса спасло заключение в Азкабане. Нарцисса была нужна, чтобы контролировать Драко. Он пострадал больше всех, возможно даже, он единственный из них и пострадал. Но Люциус был уверен, что задания убить Дамблдора не удалось бы избежать и в случае успеха операции. Только Лорд назвал бы это наградой.

— Я верю, — повторила Нарцисса. — И боюсь, что навлеку на вас с Драко беду из-за этого.

— Не переживай, — Люциус улыбнулся и аккуратно поправил ей волосы. Жест, которым он ее всегда успокаивал. Когда мог успокоить. — Северус и Дистот уверены, что нам удастся вернуть часть прав оборотням … Возможно, это не то, на что они надеются… Хотя вряд ли там кто-то надеется на что-то конкретное, ждут хоть чего-то. И по сравнению с нынешним положением оборотней, их жизнь улучшиться, — голос Люциуса звучал уверенно, но в нем чувствовалось равнодушие.

Нарцисса вспомнила Фенрира и невольно поежилась. Хотелось бы и ей стать такой же спокойной, как Люциус. Или хотя бы забыть обо всем этом. Почему именно они должны решать эту проблему? Почему Нимфадора выбрала в мужья именно Люпина? Уж лучше бы влюбилась в простого маггла. Столько веков шли споры, оборотней боялись, они вызывали брезгливость и желание огородиться от них. И Нарцисса сама испытывала те же чувства. Жаль было эту девочку, приславшую книгу. Но Нарцисса помнила, как отдернула руки, когда прочитала письмо, как захотелось вымыть их, как несколько минут боялась прикоснуться к книге вновь, словно она могла быть заразной. И прикоснулась, только очистив ее чарами. Можно ли осуждать людей за страх, которому сотни лет? Как ни назови явление, суть его от этого не изменится. Оборотни не станут менее опасными, если их признают людьми, а не тварями.

— Их признают людьми, — сквозь собственные мысли до Нарциссы доходили слова Люциуса. — Оборотни смогут создавать нормальные семьи, устраиваться на работу. Не сразу все станет благополучно, как и с магглорожденными. Естественно, не будет полного приятия. Но и поголовного гонения тоже не будет. Думаю, что следующие поколения станут менее враждебно относиться к оборотням. И вполне возможно, что уже эта девочка сможет поступить в Хогвартс и открыто там учиться, разве это не то, на что она надеется? Даже если мы не сможем вылечить их, то у них все равно появится шанс прожить более счастливую жизнь. Не забывай к тому же, что сейчас никто вообще не верит в успех. Почти никто, — Люциус посмотрел на письмо. — Даже минимальные меры будут нашей победой. А переходный период… Люди будут предупреждены. Опасность не станет большей, чем сейчас, когда оборотни свободно передвигаются по всей стране. Или когда Люпин учился в Хогвартсе. В резервации их же не загонишь, сейчас-то уж точно нет… По крайней мере, люди будут знать, рядом с кем живут, и смогут сами предпринять какие-то меры безопасности.

«Что я наделала?.. Мы выпустим зверей на свободу. И ради чего? Это даже не цена за свободу Люциуса».

— Люциус, я больше не смогу без тебя. У меня не хватит сил… — Нарцисса запнулась, не зная, стоит ли продолжать. И что сказать?

— Я же рядом, я всегда буду с тобой, — Люциус прижал ее руку к губам. — Нарси, дорогая, прости меня. Я не должен был угрожать тебе, я передать не могу, как расстроен. Я никогда не оставлю тебя, мы будем действовать сообща — и все будет по-нашему. И я надеюсь и на твое участие. Почему бы тебе не поговорить с МакКошкой? Люпина распределили на ее факультет, она помнит, каким он был. И знает, кем стал. Если она со своей стороны попробует пробить эту стену, мы справимся наверняка. А пока пусть подумает о месте в Хогвартсе, где безопасно держать оборотней во время полнолуний. Не Визжащая хижина, тем более, что ее больше нет, а что-то более близкое, куда можно быстро попасть из госпиталя, где присмотрит Помфри, проконтролирует, чтобы они пили зелье. Не тайный лаз и неизвестность, а оборудованные комнаты, в которых оборотни смогут переждать несколько ночей. С заглушающими и охранными чарами, чтобы не беспокоиться ни детям, ни их родителям. А через несколько лет мы уже предложим что-то кроме укрепленных палат.

Нарцисса почувствовала, что ей стало не хватать воздуха. То ли пришедшее в комнату вместе с мужем солнце слишком нагрело ее, то ли сказалось волнение. Дыхание сбилось, начала кружиться голова, а мысли путаться. Душу охватило смятение.

Люциус не понимал всей опасности, но как о ней рассказать? Что именно? Принятое несколько дней назад решение казалось таким простым: сделать все самой, не посвящая в план мужа, сына, Северуса. Помощи Ирмы вполне хватило бы. Но именно Ирма посоветовала открыться. И Нарцисса даже кожей ощущала, что та права. Но стоит ли доверять этому чувству? «Перевернутая Жрица», — услужливо шепнула память. Что если предчувствие обманывает?

— Нарси? — наверное, Люциус уже не в первый раз окликнул ее. Нарцисса оторвала взгляд от своих рук, только сейчас заметив, что сжала их до боли. — Может тебя что-то еще беспокоит? — Люциус осторожно отодвинул пакет с книгой, освобождая прикрытые ими расчеты. — Не похоже на астрологию… — по интонациям Нарцисса поняла, что Люциус все это время ждал, пока она заговорит об истинной причине беспокойства, а остальное было только прелюдией. — Расскажи мне, мы вместе подумаем, как с этим справиться.

«Даже если это ошибка, я не хочу недоверия. Не хочу, чтобы Люциус думал, что его мнение ничего для меня не значит».

— Я знаю, что вы готовитесь к процессу, — Нарцисса старательно подбирала слова.

— Да, все будет в порядке, ты можешь не беспокоиться.

— Ты говоришь про сам процесс. Вы сосредоточились на нем. Но я посмотрела… Есть опасность. Внешние силы, которые могут помешать процессу. То есть вы планируете и просчитываете только свою линию защиты. Но будет ли возможность для самой защиты?

— Ты хочешь сказать, что кто-то может сорвать процесс? — в голосе Люциуса послышалось удивление. — Я тебе верю, — он тут же попытался ее успокоить, — то есть верю в твои предсказания. Но давай подумаем вместе, как это возможно. Чтобы не дать мне защититься, придется отменить суд. Но министерство слишком громко заявило о том, что открытые слушания — единственная гарантия справедливого возмездия за преступления. Судебные заседания расписаны на два месяца вперед, и это только начало. Если сейчас Шеклболт осадит резко гиппогрифа, то не удержится на нем. К тому же рядом есть люди, которые подскажут правильное решение, — Люциус многозначительно понизил голос.

— Но если это решение будет зависеть не от Шеклболта?

Люциус перестал улыбаться, его взгляд стал внимательным и острым.

Нарциссе казалось, что она слышит, как бьется ее сердце, и не сразу поняла, что это тиканье часов заполнило наступившую тишину. Насколько же проще делать предсказания, не вдаваясь в детали! Некоторые мысли нельзя проговаривать: обернувшись в слова, они обретают воплощение. И сейчас Нарцисса боялась, что встав на путь откровенности, вдохнула жизнь в те события, которые, быть может, все же не случились бы. Всегда же есть вероятность изменения будущего. Пока пророчество не произнесено. Пока в него не поверили…

— Смена власти?.. Ты имеешь в виду нечто подобное?.. — уточнил Люциус спустя долгую минуту.

Его слова словно каплей упали на паутину вероятностей. Нарцисса почувствовала, как нити событий вокруг завибрировали, и смутное жужжание понеслось куда-то вдаль. Туда, где зрел заговор.

— Я не знаю, — честно призналась она. — Я вижу заговор, это связано с властью. Люди рядом с ней. Но я не могу понять, на что именно он направлен.

— Дорогая, если ты права, то заговорщикам придется устроить переворот, — медленно произнес Люциус.

Нарцисса заметила, как между его бровей углубилась морщинка. Поверил.

— Это невозможно? — против воли, голос звучал почти умоляюще.

На некоторое время Люциус снова замолчал, и мелькнувшая надежда исчезла. Похоже, опасения не преувеличены, и Люциус оценивает ситуацию с учетом открывшихся ему карт. Или думает о том, насколько откровенным можно быть.

— Как раз сейчас это очень возможно, — кивнул наконец-то Люциус. — Пять недель достаточно остудили воодушевление. Люди огляделись, но далеко не всем нравится то, что они видят. Сейчас, если кто-то решит занять место Шеклболта, самое время действовать. Для этого даже не обязательно как-то копать под него. Достаточно вспомнить, что он — всего лишь аврор, случайно оказавшийся в нужном месте, выборов, по сути, не было… В общем, спихнуть его просто. Только к чему? Чтобы получить полуразрушенную страну в управление?

— Все ли думают настолько рационально? Гнев и обида живы, боль от утрат, может быть, стала менее острой, но еще не утихла. А потери с каждым днем ощущаются сильнее. Ты же разговаривал с Андромедой, сам видел, какая она. С нее словно содрали кожу. Если кого-то слишком захлестнули эмоции, он не будет думать о последствиях, когда захочет убрать тех, кто слишком медленно карает виновных.

— Да, Андромеду я видел… — Люциус внимательно посмотрел на исписанные листы. — Ты опять спасаешь меня, мой ангел, — он сжал ее руки. — Ты права, я слишком сосредоточился на процессе, на общей атмосфере, но если найдутся бунтари… Проснувшись утром при новой власти, никто не вспомнит вчерашние статьи. Тем более, что перевороты уже почти вошли в привычку. Разве что эта женщина будет сожалеть о том, что не дождалась помощи. — Люциус машинально наматывал на палец бечевку. — Пожалуй, надо будет сказать Фаджу, чтобы принюхался. И попросить Барона последить за делами в министерстве.

— Ты не против, если я со своей стороны попытаюсь помочь? — У Нарциссы отлегло от сердца. Несмотря на почти подтвердившиеся подозрения, мысль, что Люциус не считает ее паникершей, что он оценил ее опасения как вполне реальные, как ни парадоксально, успокаивала. — Есть ритуал… Я могу как бы привязать твой процесс к какому-то другому. Не судебному, а чему-то обычному. Знаешь, как с зачарованными куклами. Это тот же ритуал, только в более простой форме: большинство магов умеют привязывать только к материальному предмету. Это грубо и больше подходит для воздействия на людей, а не на события. Но у меня вместо куклы будет моя цель, если я ее достигну, то этот успех как бы повторится в виде успеха твоего дела. Это требует сил и сосредоточения, но у меня получится, я уверена.

— Похоже на ритуал в виде танца… — вставил Люциус.

Нарцисса не смогла сдержать восхищенного вздоха. Ей всегда казалось, что Люциус глух к подобным вещам, но он так верно подметил суть!

— Да, ты совершенно прав! Это та же магия! Только я танцевать не буду…

Люциус кивнул, в его взгляде заплясали веселые искры.

— Ты будешь готовить что-нибудь вкусное, я уже понял, — улыбнулся он. — Я очень рад твоей помощи. — Люциус задумался. — А тебе обязательно нужно согласие человека, чью судьбу ты смотришь? Почему бы не заглянуть в будущее нашего министра? Если опасность грозит ему…

— Да, ты прав, — Нарцисса почувствовала, как на душе стало тепло. — Хорошо, что я поговорила с тобой, — она быстро собрала карты и перетасовала их. — Вроде бы такое очевидное решение, но я даже не подумала… Наверное, устала.

— Тогда сначала отдохни, — Люциус накрыл рукой ее ладони с колодой. — Мне нужен твой светлый разум, а усталость этому мешает. Продолжить можно и после завтрака. Я пока сделаю распоряжения, а потом, если увидишь что-то новое, мы скорректируем планы.

Он встал, увлекая за собой бечевку, вместе с придавливающей ее книгой. Вытащил веревку из-под нее и посмотрел оценивающим взглядом, словно собирался кого-то связывать.

— Если не возражаешь, я отдам это Северусу? Он искал для Центра какую-то эмблему, мне кажется, эта будет очень символична.

Нарцисса улыбнулась. Опять Люциус пытается ее успокоить, сменив тему разговора. Пусть так. Главное, что он предупрежден, и что между ними нет недоверия.

— Да, это будет очень трогательно, — кивнула она. — Как связь между нами, почти что нить Ариадны… Я немного отдохну и сделаю новый расклад. И посоветуюсь с Ирмой, ее опыт бесценен.

— Конечно, мой ангел.

Люциус вышел, а Нарцисса все еще сидела, прислушиваясь к ощущениям. Одна мысль сменяла другую, вплетаясь в тянущиеся вокруг нити событий. Нарцисса чувствовала, как успокаивается. Все должно пройти как по нотам.

— Знаешь, дорогая, — обратилась она к извлеченной из-под вороха пергаментов палочке, — Драко не хочет говорить о том, как починил шкаф. Жаль, что мой дар пробудился в нем при таких ужасных обстоятельствах. И твой бывший хозяин в этом виноват, да-да, не спорь. Поэтому ты мне поможешь исправить зло. Если Драко научится чувствовать невидимое, он сможет управлять событиями. Люциус тогда будет не только любить его, но и гордиться им. Но сейчас главное — спасти самого Люциуса. Главное — процесс.

***

Ирма Пинс захлопнула книгу. Сомнений не было.

— Винки!

Эльф тот час возникла и уставилась обожающим взглядом.

— Усиль охрану вокруг дома хозяина. Пусть домовые эльфы господ Малфоев сделают то же самое. Если произойдет… — Ирма задумалась. Как сформулировать задачу? Что-то необычное? Но сочтут ли эльфы необычным посыльного из магазина, утреннюю доставку почты? Опасность могла прийти откуда угодно… — Хозяину могут попытаться навредить, Винки, может даже убить. — Уши домовихи задрожали, глаза наполнились слезами. Она прижала к груди тощие руки. — Мы его спасем. Но ты должна быть очень внимательна. Следи за поведением всех вокруг. Если кто-то будет бояться или, наоборот, станет слишком бесстрашен, за ним надо проследить. Как и за тем, что он принес или передал. Для птиц сооруди в саду насест, пусть со своими письмами час сидят в карантине. Если хозяин будет вести себя не как обычно, станет рассеянным, медлительным или наоборот слишком суетливым — докладывай мне немедленно!

— Хозяин зевает… — прошептал эльф. — Хозяин хорошо спал, как всегда. Винки себя уже даже наказала, решив, что хозяин плохо спал, но нет, хозяин спал хорошо! Винки не знает, за что наказывать себя!

— Порча?.. Как чувствовала, что этот прыщ не зря крутился рядом с сыном, — пробормотала Ирма. — Молодец, Винки. Не нужно наказаний. Скажи моему сыну, что я хочу его увидеть до встречи с журналисткой, приду раньше. И зайди к Дистотам, я обещала миссис Элоизе заклятье для сохранности книг, передай, что занесу лично, пусть назовет удобное время. Постарайся выяснить, как чувствует себя хозяин, мне вчера он показался утомленным…

После исчезновения эльфа Ирма подошла к темной картине.

— Кларисса, — постучала она о раму.

Тут же показалась сухопарая женщина в строгом двурогом чепце.

— Дорогая, мне нужна твоя помощь. Отчет о вчерашнем приеме в Малфой-мэноре уже ведь составили? И там наверняка есть списки тех, кто был на приеме? Не приглашенных, а именно тех, кто пришел…

— В архив еще не спускали, но я зайду в секретариат, — собеседница положила руки на край рамы. — Но ты же всех сама видела. Я не отказываю, не подумай плохого. Но если буду знать, что мы ищем, смогу лучше помочь. Или это секрет?..

— Никакого секрета. Кто-то в министерстве ведет закулисную игру. И я хочу узнать, кто он, что это за игра, и какие у нее цели… — Ирма подумала. — Знаешь, некоторых могут записать просто как сопровождение. Постарайся узнать и их имена. А также должности, даже если это будет должность — вешалка для шляпы.

— Какое безобразие, — Кларисса всплеснула руками. — В мое время авторитет у власти был настолько сильным, что ни о каких закулисных играх и речи не могло идти. Прав был мой отец: реформы разрушили это общество! Если бы Эльфида послушалась его! В Совете чародеев такое было немыслимо! Пффф! — Кларисса возмущенно фыркнула. — Министерство! Придумают же!..

Ирма слушала удаляющееся бурчание.

«Как лучше поступить? Невозможно же запереть Северуса дома, защищать его даже от дуновения ветра. Надо узнать, кто стоит за этим, и разобраться с ним… Андре! Они же провели ритуал изгнания меня из рода, а потом принятия. Андре говорил, что на древе появилась ветвь с моим новым именем. Значит, на Северуса опять действует родовая магия. Зеркало Принцев покажет мне врагов и то, насколько они близко подошли».

— Погодите немного, поганки, — пригрозила Ирма в адрес пока еще теней, — скоро я до вас доберусь — сварю из ваших душ отраву, а следующих шептунов заставлю выпить.

просмотреть/оставить комментарии [33]
<< Глава 17 К оглавлениюГлава 19 >>
январь 2021  

декабрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

...календарь 2004-2021...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2021.01.20
В качестве подарка [71] (Гарри Поттер)



Продолжения
2021.01.23 00:05:33
Наследники Гекаты [11] (Гарри Поттер)


2021.01.22 17:42:54
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2021.01.22 12:30:42
Наперегонки [6] (Гарри Поттер)


2021.01.22 00:03:43
Ненаписанное будущее [19] (Гарри Поттер)


2021.01.19 16:38:13
Вы весь дрожите, Поттер [1] (Гарри Поттер)


2021.01.18 21:27:23
Дочь зельевара [200] (Гарри Поттер)


2021.01.18 09:54:54
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2021.01.15 22:42:53
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2021.01.15 22:23:00
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2021.01.10 22:54:31
Амулет синигами [118] (Потомки тьмы)


2021.01.10 15:22:24
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2021.01.09 23:38:51
Без права на ничью [3] (Гарри Поттер)


2021.01.08 13:40:40
Глюки. Возвращение [240] (Оригинальные произведения)


2021.01.04 17:20:33
Гувернантка [1] (Гарри Поттер)


2021.01.04 10:53:08
Своя цена [22] (Гарри Поттер)


2021.01.02 18:24:44
Я только учу(сь)... Часть 1 [62] (Гарри Поттер)


2021.01.01 21:03:38
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2021.01.01 00:54:52
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.12.26 12:25:17
Возвращение [0] (Сумерки)


2020.12.20 18:26:32
Леди и Бродяга [5] (Гарри Поттер)


2020.12.15 20:01:45
Его последнее желание [6] (Гарри Поттер)


2020.12.13 15:27:03
Истоки волшебства и где они обитают [4] ()


2020.12.10 20:14:35
Змееглоты [10] ()


2020.12.01 12:48:46
Дамблдор [8] (Гарри Поттер)


2020.12.01 12:36:53
Прячься [5] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2021, by KAGERO ©.