Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

- Где ты работаешь?
- В Ордене Феникса.
- Кто является его лидером?
- Альбус Дамблдор?
- Где штаб-квартира?
- Площадь Гриммо, 12.
- А что это ты мне рассказываешь? Вдруг я шпион Пожирателей?!
- АВАДА КЕДАВРА! (пауза). Ты посмотри, какая сволочь!!!

Список фандомов

Гарри Поттер[18463]
Оригинальные произведения[1236]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[133]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12657 авторов
- 26948 фиков
- 8603 анекдотов
- 17670 перлов
- 660 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 59 К оглавлениюГлава 61 >>


  Год, какого еще не бывало

   Глава 60. Что в имени?
        Гарри проснулся от странного ощущения, будто на груди что-то есть. Оно не давило и не мешало дышать — просто было. На нем что-то лежало.
        Нет, не что-то, а кто-то, сообразил он, приоткрыв глаза и узнав длинные темные волосы отца. Озадаченный, Гарри чуть повернул голову и огляделся. Он был в спальне, в собственной постели. Драко лежал на своей — полностью одетый, поверх одеяла. Рон обмяк на стуле, который перенесли из гостиной, и храпел, прислонившись к стене.
        А Северус спал на другом стуле, у постели Гарри, но не сидя, а полулежа, прижавшись щекой к его груди.
        «Как-то не по-снейповски», — подумал Гарри, хотя все равно в глубине души был тронут. Он помнил, как применил заклинание и чем это обернулось, помнил, как ударился головой о стену и как кружилась комната, когда Рон поддерживал его и не давал засыпать. Но, похоже, он все-таки потерял сознание. Наверное, ему было плохо, и Снейп его как-то лечил, но это не объясняло, почему Снейп уснул на нем.
        Зная, что отцу не понравится, если Рон или Драко застанут его в такой позе, Гарри осторожно коснулся его плеча.
        — Северус, — прошептал он. — Па-ап... проснись.
        По его пальцам скользнула прядь тонких жирноватых волос, когда Снейп зашевелился. «Хм, надо бы с этим что-то сделать», — подумал Гарри. Без сомнения, подарить какой-нибудь шампунь — это уже не тонкий намек, а попросту бестактность, но сама мысль напомнила кое-что, о чем он давно хотел спросить. Пожалуй, нужно было внимательней читать документы, когда они подавали на усыновление, но тогда он был слишком взволнован и расстроен.
        — Когда у тебя день рождения?
        — Что? — Снейп выпрямился и потянулся; в тишине было слышно, как захрустели суставы. Гарри сочувственно поморщился и заметил, что Рон и Драко тоже зашевелились.
        — День рождения, — повторил он шепотом. — Когда он у тебя?
        — Ты что, бредишь? — тихо фыркнул Снейп. — Ты умудрился выплеснуть темные силы, заодно заработав сотрясение мозга, и тебя интересует исключительно мой день рождения?
        — Я нормально себя чувствую, — заверил Гарри и тоже сел. — Я просто давно хотел спросить.
        Снейп сердито посмотрел на него.
        — В начале января, — буркнул он.
        — Ой, я не знал, — пробормотал Гарри, очень расстроившись. Ведь это было уже после усыновления, а он даже не поздравил Северуса! — Прости. А... а что все-таки случилось? Я помню Lumos, и весь этот кошмар в гостиной, и как потерял сознание... ой, прости, пожалуйста, за диван, и за стену кабинета, и... я же кучу всего перепортил. — Гарри перевел дыхание. — Рон, наверное, вызвал тебя из «Норы», да?
        — Меня не потребовалось вызывать, — прорычал Снейп, все еще сердясь, — поскольку охранные чары на моем кабинете были потревожены самым вопиющим образом.
        — Слушай, никто не ходил в твой кабинет! — крикнул Гарри. Потом поморщился и потер виски. — Чего ты вообще сердишься? Я что, нарочно взорвал тебе стену, что ли! — он снова сорвался на крик, и, конечно, голова тут же разболелась опять. Неожиданно обессилев, он откинулся назад на подушки, гневно уставившись на Снейпа.
        — Я сержусь не из-за стены, — отозвался тот, а потом вздохнул и, протянув руку, потрепал Гарри по волосам. — Я вообще не сержусь. Но это была долгая и нелегкая ночь.
        — А что, разве уже утро? — Гарри повернулся и увидел в заколдованной рамке, что уже действительно рассвело. — Ой. Прости.
        — Пожалуйста, прекрати извиняться, — устало произнес Снейп. — Просто убеди меня, что ты в порядке.
        — Я же сказал, что все нормально, — ответил Гарри.
        Снейп вытер ладони о брюки и кивнул — кажется, он старался выглядеть бодро.
        — Да. Мадам Помфри уверяла, что так и будет. Она приходила сюда, вылечила твое сотрясение, а затем сказала, что тебе нужно выспаться. И предупредила, что утром ты, скорее всего, будешь чувствовать слабость. Это так?
        — Хм... Да, немножко, — осознал Гарри. — Можно... я спрошу?.. — Он понизил голос: — А почему ты на мне заснул?
        Снейп слегка покраснел.
        — Тебя требовалось обнимать.
        Гарри молча поднял бровь, ожидая дальнейших разъяснений.
        — Ты был без сознания, но... в большом беспокойстве, — признал Снейп. — И прекращал метаться, только если я тебя обнимал. Сказать по правде, неудивительно. Ты только что выпустил темные силы через палочку, и это не могло тебя не встревожить. Твои темные силы признают во мне источник безопасности, потому что я бывал в твоем разуме.
        — А, ну да.
        Гарри вспомнил, что Снейп однажды уже объяснял что-то подобное.
        — Я старался не заснуть... — зельевар пожал плечами.
        — Понятно.
        Остальное и так было очевидно.
        — А теперь, возможно, ты сумеешь просветить меня, каким именно образом ты умудрился разрушить стены.
        Вдруг Гарри посетила ужасная мысль.
        — Стены! — ахнул он. — Охранные чары!
        Теплая ладонь накрыла его руку, отец коротко сжал ее и отпустил.
        — Охранные чары целы. Они узнали твою магию и пропустили сквозь себя. Без сомнений, попытайся они противостоять ей, у нас были бы неприятности. А теперь, будь добр, рассказывай. Что случилось?
        — Я толком и не понял, — сообразил Гарри. — Так... Я разговаривал с Сэл. Пытался ей объяснить, что такое Lumos. А потом... оно просто случилось.
        Проснувшийся Рон подтащил свой стул поближе.
        — Ты что, больше ничего не помнишь? Ты держал палочку и что-то шипел змее, а потом выставил палочку вот так, указал на стену, как обычно, когда тренируешься, а потом оно бабахнуло!
        — Благодарю за научный анализ, — сухо заметил Снейп, покачав головой. — Значит, ты говорил на змееязе. Что именно ты сказал?
        Гарри нахмурился, пытаясь вспомнить.
        — Хм. Что-то вроде: «Вот, Сэл, смотри, как это делается»... а потом выставил палочку и хотел сказать Lumos, но не мог. Странно: оказывается, нельзя перевести с латыни на змееяз. В общем, я все равно хотел ей показать, поэтому взамен сказал: «Зажгись!»
        — На змееязе.
        — Ну конечно на змееязе! Я же говорил со змеей!
        — Успокойся, никто тебя не обвиняет, — вставил Драко, спуская ноги с кровати и зевая. — Я должен был сообразить куда раньше, что ты сможешь колдовать на змееязе.
        — Но в этом нет никакого смысла! — запротестовал Гарри.
        — Полагаю, что есть. — Снейп сотворил стакан воды и протянул Гарри. — Как мы уже обсуждали, способность к змееязу — сама по себе темная сила. По-видимому, в твоем случае нужна одна из темных способностей, чтобы высвободить остальные. Я же говорил: твоя магия никуда не пропадала, нам просто нужно найти ключ.
        Гарри содрогнулся. Да уж, темная сила — это точно.
        — Я просто хотел применить Lumos, — возразил он. — Я не пытался разнести стену!
        — Я бы сказал, что ты и получил Lumos, — заверил Снейп. — Всего лишь необычайно мощный. Припомни: мы и это когда-то обсуждали. Темные силы обладают огромной мощью. Обычно они поднимаются на поверхность лишь через фильтр обычной магии, и это их приглушает. Но поверхностной магии у тебя больше нет, а это означает, что ты направляешь темные силы непосредственно в палочку.
        — Просто супер, — простонал Гарри. — Как будто я хотел, чтобы магия ко мне вернулась так! Я что, теперь вообще не смогу нормально колдовать?
        — Цыц, глупый ты ребенок, — велел Снейп. — Теперь, когда мы знаем, что все сводится к змееязу, остается только научиться управлять твоими способностями. Все будет хорошо.
        Не прошло и секунды, как у Гарри появилась новая причина сомневаться. Шрам начало пощипывать, а потом он вспыхнул жаром, да так, что отдалось во всей голове. Гарри взвыл и рефлекторно хлопнул себя ладонью по лбу, словно пытаясь зажать боль. Это, конечно, не помогло — и никогда не помогало. Гарри перекатился на бок, прижав колени к груди, и вцепился в руку зубами так, что прокусил кожу.
        — Я знал, что этот гребаный полукровка не забыл про Гарри! — воскликнул Драко. — Что делать? Может, холодный компресс?
        — Да, будь любезен, — спокойно отозвался Снейп, а когда Драко схватился за палочку, прибавил: — Нет, без магии.
        Драко убежал в ванную, а Рон покачал головой.
        — От холодных компрессов никогда не было никакого толка. — Он понизил голос: — Спорим, вы это и без меня знаете. Вы просто хотели чем-то занять Малфоя, да?
        Не обращая внимания на вопрос, Снейп подался вперед и осторожно высвободил ладонь Гарри из зубов, пока тот не причинил себе еще больше вреда. Потом, взяв его за руки, наклонился почти вплотную к сведенному судорогой лицу Гарри.
        — Закрой сознание, — приказал он. — Давай, Гарри, ты знаешь как. Подними стену огня, вытесни боль за нее.
        Гарри вдруг издал дикий душераздирающий вопль.
        — Сейчас же, Гарри! — настаивал Снейп. — Закрой сознание!
        Проще сказать, чем сделать. Теперь, когда Гарри пробился к собственным темным силам, Волдеморт использовал их, чтобы заставить шрам полыхать. Голова раскалывалась не на шутку. Гарри почувствовал, как что-то липкое потекло по лицу, и сквозь боль услышал стон Драко: «О Мерлин милостивый...»
        — Закрой сознание, Поттер! — рявкнул Снейп, стиснув его руки так, что чуть не хрустнули пальцы. Как ни странно, это помогло. Боль снаружи, не в голове, отвлекла Гарри, и ему перестало казаться, что он весь состоит из злосчастного шрама. Он волшебник, и могущественный притом. Если простейшее заклятье способно в его исполнении разнести стену, то уж окклюменция должна получиться, как никогда раньше!
        Сжав зубы, Гарри потянулся мыслью внутрь себя, в глубину, туда, где таился самый источник темных сил. Глаза закатились, сквозь стиснутые зубы вырвался стон, а потом в сознании взметнулась стена огня, защищая его «я». Мощнейшим мысленным ударом он толкнул Волдеморта наружу сквозь пламя, и тот вылетел вон с такой силой, что Гарри, кажется, даже слышал крик, когда тот оказался вне его сознания.
        А потом в комнате повисла тишина, если не считать его собственного прерывистого дыхания.
        Успокоившись, Гарри открыл глаза и увидел, что все трое пораженно уставились на него. Северус Снейп с разинутым от удивления ртом — такое не каждый день увидишь.
        — Что такое?
        Снейп пришел в себя первым.
        — Вот, вытри лицо, — велел он, взяв из рук Драко прохладную влажную салфетку и протянув Гарри. Гарри повиновался, и на салфетке осталась кровь.
        — Так и думал, что у меня голова раскололась, — слабо пошутил он, но никто не засмеялся. — Что такое? — снова спросил он.
        — У тебя изо лба вылетел огненный шар, — тихо ответил Рон. — И... и...
        — И, когда шар пролетел мимо, мы видели в нем лицо Темного Лорда, — прибавил Драко. — Его просто перекосило от бешенства.
        Снейп взял у Гарри салфетку и вытер несколько мест, которые тот, видимо, пропустил, а потом наложил исцеляющие чары на руку, и следы зубов у основания большого пальца исчезли.
        — Как ты себя чувствуешь?
        — Честно говоря, немножко нехорошо, — признал Гарри, сглотнув. Снейп потянулся подхватить его, видимо, собираясь довести до туалета, но Гарри помотал головой: — Нет, ничего страшного. Через минуту пройдет.
        Снейп выжидал, пока Гарри не отдышался.
        — Ты все еще закрываешься?
        Гарри обмяк на подушках.
        — Ага. Как ты думаешь, мне теперь все время придется?.. Это будет утомительно.
        — Подозреваю, Волдеморт теперь подумает дважды, прежде чем пытаться дотянуться до тебя через шрам, — сказал Снейп, откладывая салфетку и поправляя Гарри одеяло. — Однако до поры до времени я бы действительно советовал не опускать щиты.
        Гарри кивнул.
        — А... как ты думаешь, это из-за того, что моя магия вернулась, он примчался как на пожар?
        Зельевар задумался, потом кивнул.
        — Разумеется, мы не можем знать наверняка, но я бы предположил, что он регулярно пытался установить связь с тех пор, как ты спасся от него в Самайн...
        — С тех пор, как ты меня спас, — вставил Гарри, надеясь, что Рон хоть теперь послушает.
        Снейп только плечами пожал.
        — Так или иначе, я полагаю, что канал, которым является твой шрам, до сих пор был перекрыт.
        — До сих пор... — угрюмо повторил Гарри. — И что, теперь Волдеморт догадался про мои темные силы и все такое?
        — Весьма вероятно.
        — Еще одна радость, — простонал Гарри. — Теперь он тоже начнет колдовать на змееязе! Вот тебе и «сила, которой не знает Темный Лорд»!
        — Доступ к темным силам тебе открыло уничтожение светлой магии в результате тяжелой физической и моральной травмы, — напомнил Снейп, взглядом предупреждая Гарри, чтобы тот перестал цитировать пророчество. — И именно это подчинило их змееязу. Вряд ли Волдеморт добровольно пойдет на страдания, открывшие тебе этот путь.
        — Да, этот засранец тот еще трус, — признал Гарри, покосившись на Рона. — Ну и напугал я всех вчера, наверное. Кстати... боюсь даже спрашивать, но... где моя палочка?
        Снейп извлек ее из-под груды сложенной одежды и положил на прикроватную тумбочку.
        Гарри с облегчением выдохнул.
        — Я боялся, что она сгорела и вообще... — Палочка выглядела совершенно мирно, и он поинтересовался: — А как вы отменили заклинание? Сколько я ни пытался, у меня ничего не выходило.
        — Оно само прекратилось, когда ты потерял сознание, — сказал Драко. — А на змееязе ты не пытался, да?
        — Знаешь, с сотрясением мозга люди не очень здорово соображают! — бросился Рон на защиту Гарри. — И как ему вообще могло такое прийти в голову? Он же не сообразил тогда, что произошло, а если бы и да, то змеи рядом больше не было...
        — Ой, а где Сэл? — вмешался Гарри. Наверное, прячется, решил он. Создание, которое толком не понимает, что такое волшебство, наверняка испугалось больше всех.
        — У себя в ящике, с ней все в порядке, — сообщил Снейп. — Принести?
        — Не сейчас, — Гарри облегченно вздохнул. — Хватит и того, что она не попыталась в ужасе уползти куда глаза глядят.
        Он неловко поерзал, чувствуя себя несколько немытым, и вдруг вспомнил, как вчера на него текла вода. Одежда должна быть мокрой... или все высохло, пока он спал? Странно, почему отец не переодел его? Хотя, если учесть, что его «требовалось обнимать»... трудно кого-то держать обеими руками и одновременно запихивать в пижаму. Тут до него дошло, что все остальные тоже до сих пор во вчерашней одежде. Даже Драко, а уж для него несвежая мятая рубашка... в общем, это о многом говорило.
        А ведь еще Рон... Гарри до сих пор сдерживался, не задавая очевидного вопроса, но тут терпение у него иссякло:
        — Слушай, может, тебе нос все-таки вылечить?
        Рон поморщился, потрогав пальцем ожог на кончике носа: вчера опаляющий луч пронесся чересчур близко.
        — Он страшней выглядит, чем болит.
        — Драко, будь добр, принеси мистеру Уизли стандартную противоожоговую мазь.
        — Да ерунда, заскочу потом в больничное крыло...
        Снейп вдруг резко повернулся к нему.
        — Вы студент в этом учебном заведении и лучший друг моего сына, мистер Уизли. Более того, я ужинал в доме ваших родителей только вчера вечером. — Его тон был мрачен, как и выражение глаз. — Неужели вы действительно подозреваете, что я вас отравлю?
        Гарри затаил дыхание, боясь, что Рон пробормочет «да».
        Но его друг только вздохнул и молча помотал головой.
        К тому времени Драко вернулся с мазью. Он удивленно приподнял бровь, когда Рон без единого звука взял склянку и чуть-чуть намазал кончик веснушчатого носа. Красные пятна ожога тут же исчезли. Закупорив склянку, Рон вернул ее.
        — Спасибо, профессор.
        Снейп с минуту молча смотрел на него.
        — Не за что. Прошу прощения, что не подумал об этом раньше.
        Рон слегка покраснел.
        — Угу. Ну... вы же были по уши заняты Гарри. — Рон повернулся к нему: — Ты как, в норме?
        Гарри кивнул.
        — Спасибо, что остался. Это много значит. — Он подумал, не остановиться ли на этом, но что-то не дало ему промолчать. — Хотя в этом не было необходимости. То есть... — он не знал, как продолжить, поскольку что-нибудь в духе «у меня же есть отец» означало бы, что Рон ему вообще не нужен.
        Как ни удивительно, его друг будто услышал все невысказанное. Может, и неправда, что он так уж совсем не понимает тонкостей...
        — Я думал, что была, — Рон покосился на Снейпа. — Но я... ну... ошибался. То есть я не жалею, что остался, — торопливо пояснил он, будто боялся, что Гарри поймет неправильно. — Не думаю, что я смог бы уйти, когда ты потерял сознание — жуткое было зрелище. Я просто обязан был убедиться сам, что все обойдется. Но... — Вдохнув поглубже, Рон, казалось, собирался с духом, а потом повернулся к зельевару: — Я должен перед вами извиниться, сэр. На этот раз искренне. Мне очень стыдно, что я ничего не понимал про вас и про Гарри. То есть... я на самом деле не верил, что вы... ну, что-то такое делаете, но я не верил и что вы... ну... о нем заботитесь. — Оправдываясь, Рон пробормотал: — Да и как тут поверишь? Вы столько лет делали вид, что ненавидите его...
        — О, я его, без всякого сомнения, действительно ненавидел, — преспокойно признал Снейп.
        — Угу. — Рон с трудом сглотнул. — Ну, в общем, я так больше не думаю. Вы когда вышли из камина, я думал, будет конец света из-за того, во что превратился ваш кабинет. Но вы ничего не видели, кроме Гарри... вы ведь до сих пор даже не ходили смотреть, можно ли что-то спасти, да? Уж не говоря про...
        — Вполне достаточно, мистер Уизли, — протянул Снейп. — Извинения приняты.
        — Уж не говоря про что? — уточнил Гарри.
        Рон неведомо почему покраснел.
        — Ну... ты никак не мог успокоиться, пока он тебя не обнял, но окончательно до меня дошло, когда он... — он покосился на Снейпа, — когда он... ну... стал тебе колыбельную петь.
        — Ты пел мне колыбельную? — переспросил Гарри отца, сразу вспомнив Девоншир. Северус тогда часами рассказывал одну историю за другой, пока не охрип... может, он и пел тоже?..
        Снейп с вызовом поднял бровь.
        — Я слегка напевал себе под нос, вот и все.
        Судя по лицу Рона, это заявление было далеко от истины, но спорить он не стал.
        — Я лучше пойду, — сказал он. — Народ и так будет спрашивать, где я болтался всю ночь.
        Прищурившись, зельевар объявил не без угрозы:
        — Вы скажете, что Гарри заболел и вы остались поднять ему настроение. Вы не скажете ни слова о его магическом состоянии. Ясно?
        Гарри нахмурился.
        — А разве Волдеморт и так не знает?
        — Поскольку мы не можем быть уверены, не вижу причин оказывать ему услугу.
        Драко скрипнул зубами.
        — По мне, так стереть Уизли память, и дело с концом.
        — Никто никому ничего стирать не станет, — несколько едко парировал Снейп, а потом смерил оценивающим взглядом Рона. — Мистер Уизли и раньше демонстрировал умение держать язык за зубами, когда дело касается Гарри. Думаю, мы можем положиться на него и впредь.
        Драко нахмурился и сердито скрестил руки на груди: без сомнения, он ожидал услышать нечто совершенно иное. Зельевар лишь бесстрастно глядел на него в ответ; тогда Драко буркнул себе под нос что-то неразборчивое и вышел, хлопнув дверью. Снейп и бровью не повел, вместо этого обратившись к Рону:
        — Прежде чем вы уйдете, мистер Уизли, я бы хотел кое-что сказать вам с глазу на глаз.
        Рон покосился на Гарри не без испуга, но потом пожал плечами и встал.
        — Ладно. Пока, Гарри. Я вечером приду, как обычно, да? А ты лучше отдохни.
        Коротко улыбнувшись, он тоже вышел.
        — Полагаю, твой друг прав: лучше всего тебе сейчас еще немного поспать, — заявил Снейп и потушил свет, словно подчеркивая свои слова. — Когда отдохнешь, мы вместе придумаем, как тебе практиковаться в магии, не рискуя поджечь дом, ясно?
        — Угу, ясно как лубатунум, — пробормотал Гарри, откидываясь на подушки и снова закрывая глаза.

* * *

        Сон, однако, не шел. Гарри проворочался с час, но, видимо, был слишком взвинчен, чтобы расслабиться. А может, мешал свет?.. Уходя, Снейп деактивировал чары, заставляющие стены светиться, но заколдованную рамку оставил. К тому времени, когда Гарри оставил бесплодные попытки уснуть, рамка показывала Запретный лес.
        Лес только лишний раз напомнил, почему Гарри не мог заснуть. Неужели змееяз —единственное решение его проблем с магией? Ключ к темным силам — темная сила? Гарри это очень, очень не нравилось. Но как еще объяснить то, что случилось накануне? Он помнил, как безуспешно пытался произнести слово “Lumos”, чтобы услышала Сэл. Помнил, как подумал: наверное, латынь не переводится на змееяз. Но почему английский при таком переводе становится колдовским языком? Ведь обычный английский не используется в заклинаниях... Ну, или используется очень редко, поправил он себя: взять хотя бы карту Мародеров или указующее заклятие.
        Не в силах ждать ни минуты больше, Гарри выбрался из постели и потянулся за палочкой. Едва он взял ее в руки, как почувствовал ту же волну тепла и радости, которая когда-то затопила его в лавке Олливандера. Правда, раньше это ничего особенного не означало. Сможет ли он снова колдовать с ее помощью? Он просто должен, обязан узнать, и немедленно.
        Разумеется, у него хватало мозгов не пробовать еще раз Lumos, но много ли вреда может причинить... ну, скажем, Wingardium Leviosa? Просто не нужно пытаться левитировать что-то хрупкое, и все будет в порядке.
        Слегка дрожа от волнения, Гарри стащил наволочку с подушки, бросил подушку на пол и отступил назад. Нацелившись на нее палочкой, он сперва попробовал произнести заклинание по-английски... просто на всякий случай. Ничего не вышло, и стало ясно, что нужно пробовать змееяз. Увы, Сэл куда-то подевалась, а если пойти ее искать, отец сразу догадается, что дело нечисто. Но чтобы заговорить на змееязе, Гарри непременно нужно было видеть змею, хотя бы нарисованную, или, на худой конец, держать ее в руках, пусть даже невидимую. Торопливо нацарапав змею на клочке пергамента, Гарри уставился на нее и попытался произнести: «Wingardium Leviosa!» Ничего не вышло — отлично, значит, он и в самом деле говорит на змееязе, иначе прозвучала бы латынь.
        Теперь надо придумать заклинание... Гарри положил пергамент с нарисованной змеей на подушку, сделал шаг назад и прицелился. «Поднимись!» — скомандовал он, сосредоточившись на рисунке. Увы, хотя на этот раз он слышал английский, то есть, скорее всего, говорил на змееязе, ничего не произошло. Подушка не сдвинулась ни на дюйм. «Левитируй!» — попытался он, но на змееязе вышло то же слово, что и раньше. Хм-м... задача оказалась сложнее, чем он думал. Гарри сел на пол и стал размышлять. «Воспари!» — приказал он чуть погодя, подперев рукой подбородок и уже довольно небрежно взмахнув палочкой.
        Может, нужно попытаться вставить в заклинание аналог не только слова “Leviosa”, но и слова “Wingardium”? Кстати, а что вообще такое “Wingardium”? Ведь чтобы правильно перевести с английского на змееяз, нужно сперва точно понимать, что значит латинское заклинание. Правда, слово “Wingardium” само по себе не очень-то походит на латинское... «Береги крылья и поднимайся!»* — рискнул попробовать Гарри, и на сей раз подушка задрожала, словно пытаясь подчиниться. Любопытно. Он перепробовал еще несколько похожих комбинаций, не сводя глаз с нарисованной змеи, и наконец решил сформулировать тот смысл, который всегда сам вкладывал в это заклинание. «Обрети крылья и взлетай!» — приказал он вполголоса, взмахнув палочкой так, как его научили когда-то на уроках чар.
        Подушка взвилась в воздух с такой скоростью, что Гарри не успел проследить за ее полетом. Однако дальнейшее трудно было не заметить. С глухим звуком она врезалась в потолок, от удара ткань с треском лопнула, и во все стороны полетели перья, пух и клочки шерстяной материи, осыпав всю комнату.
        — Вот блин... — выругался Гарри, немедленно представив, как отец входит и грозно смотрит на него. Он уже взмахнул было палочкой, чтобы применить Reparo, и только потом сообразил, что обычное заклинание не сработает. Опустившись на четвереньки, он поспешно разгреб кучу белых пушистых перьев и выудил рисунок со змеей. — Я тебя чиню! — объявил он царившему вокруг разгрому. Никакого эффекта... Гм, прошлый раз все получилось, когда он не пытался буквально перевести латинскую фразу, а выразил свое собственное понимание заклинания. Значит... — Как новое! — прошипел он.
        Что ж, кажется, теперь он получил то, о чем просил — буквально, только гораздо больше. Видимо, все его заклятия теперь так работали... Вместо аккуратно починенной подушки перед ним оказались одна блеющая овца и не меньше пяти гогочущих гусей! Один из гусей неуклюже взгромоздился на постель Гарри и попытался там угнездиться; овца принялась жевать балдахин кровати Драко.
        — Бли-и-ин... — застонал Гарри. Его так и подмывало применить Silencio, но кто знает — вдруг усиленное заглушающее заклятье лишит животных голосовых связок, а то и сделает что-нибудь похуже! Разочарованный и сердитый, он обхватил голову руками и остался сидеть, отшвырнув палочку.
        — Что здесь происходит? — воскликнул Драко, распахнув дверь. — Гарри, что ты натворил?!
        Следом появился Снейп. Он на ходу вытирал руки, будто оторвался от приготовления какого-то сложного зелья — чем он нередко занимался по субботам. Час от часу не легче: он терпеть не мог, когда ему мешали возиться в лаборатории... Неудивительно, что первым делом Снейп рявкнул:
        — Поттер! Объяснись!
        — Ну... я просто хотел проверить, вдруг сегодня получится лучше... — сознался Гарри, повесив голову.
        — И что ты применил? — съязвил Драко, тыкая палочкой в овцу, чтобы отогнать ее от своей постели. — “Aparecium скотный двор”?!
        — Я пытался починить подушку с помощью Reparo, если хочешь знать, — огрызнулся Гарри. Он уже с трудом сдерживал смех, хоть и сознавал, что сейчас не время для шуток. Снейпу, судя по выражению лица, было отнюдь не смешно. Решив, что и дальше сидеть на полу — глупо, Гарри поднялся на ноги.
        Снейп достал палочку и обездвижил гусей и овцу с помощью Immobilus, пока они не учинили в комнате еще больший разгром. Затем с мрачным видом повернулся к Гарри.
        — Разве я не ясно выразился, — прорычал он, — что мы займемся твоей магией позже?
        — Нет, — быстро возразил Гарри.
        — Прошу прощения?! — процедил Снейп в ответ.
        — Нет, ты выразился не очень ясно, — уперся Гарри. — В смысле, насчет того, что обязательно надо подождать тебя.
        — Это должно было быть ясно вообще без обсуждений, — скривился Снейп. — Надеюсь, ты помнишь, что сжег половину моих комнат? Если нет — будь добр, полюбуйся на разоренную гостиную.
        — Я думал, я поважнее какой-то мебели, — пробормотал Гарри, выходя следом за отцом из комнаты.
        Дело было даже хуже, чем он помнил. На стенах чернели обугленные борозды. От дивана мало что осталось. А в отделяющей гостиную от кабинета стене зияла огромная дыра. В стене с книжными стеллажами... Гарри едва не выругался вслух. Пока Снейп проверял студенческие работы, Гарри часто разглядывал эти полки. Многие книги там... да что многие — наверняка большинство! — были очень редкими и ценными трудами по зельеварению.
        В дальней стене кабинета была еще одна дыра; сквозь нее виднелся не то темный коридор, не то заброшенный чулан.
        — Прости, — жалобно сказал Гарри, всерьез расстроившись. У него даже в животе заныло. — Может... если ты дашь мне на время мой ключ от сейфа, я сразу же напишу в «Гринготтс», чтобы прислали денег, и ты тогда начнешь постепенно заменять испорченное, да и за ремонт, наверное, надо заплатить...
        — Да не нужны мне твои деньги! — взорвался Снейп и схватил его за плечи. Но, вопреки ожиданиям, трясти не стал, а подтолкнул к несколько опаленному креслу и заставил сесть.
        — Ну, ты же расстраиваешься, что я столько всего перепортил...
        — Я расстраиваюсь из-за того, что даже знание катастрофических последствий твоего Lumos’а никак не повлияло на твой мыслительный процесс! — ядовито отозвался Снейп. — Колдовать в одиночку... а если бы с тобой снова произошел несчастный случай?
        Гарри действительно об этом не подумал — так он обрадовался, наконец снова почувствовав себя настоящим волшебником.
        — Ну... это все гриффиндорское безрассудство... простите... прости, отец.
        — Мерлин помоги мне, — выдавил сквозь зубы Снейп, явно еще в гневе. — Двое сыновей, которые не умеют держать себя в руках.
        — А вы не... ты не можешь превратить весь этот... гм, скотный двор обратно в подушку?
        Смерив его кислым взглядом, отец вернулся в спальню. Мальчики проследовали за ним. При виде диких результатов своего колдовства Гарри сперва порозовел, а потом и вовсе вспыхнул, сообразив, что, едва Снейп применит отменяющее заклятье, комната опять покроется пухом, перьями и шерстью. И придется объяснять, как именно подушка вообще пострадала...
        А может, и нет... когда Снейп рявкнул Finite Incantatem, с гусей и овец спали обездвиживающие чары, но и только. Едва животные принялись бродить по комнате, зельевар повторил заклинание. На этот раз вообще ничего не произошло.
        — И что это значит? — нахмурился Драко.
        Снейп ненадолго задумался.
        — Заклинание, которое их создало, было произнесено на змееязе, — сказал он. — Вероятно, то же требуется и для контрзаклятия.
        Драко присвистнул.
        — Гениально! — Он во весь рот улыбнулся Гарри: — Значит, никто не сможет отменить твои заклятья.
        Гарри вовсе не разделял его восторга. Опять у него все не как у людей!
        — Волдеморт сможет, он же змееуст, — возразил он, хотя легче от этого не стало, скорее наоборот. Он не хотел иметь ничего общего с этим кровожадным маньяком!
        — Темный Лорд и правда змееуст, — кивнул Драко, — но я готов прозакладывать свой сейф в «Гринготтсе», что он не может колдовать на змееязе. Тебе, чтобы выплеснуть твои темные силы, пришлось пережить все эти жуткие травмы. А у Темного Лорда по-прежнему есть поверхностная магия, она их блокирует.
        — Ну сколько можно! — вдруг взорвался Гарри. — Почему ты не называешь его по имени, как Северус или я?
        Драко так опешил, что даже отступил на шаг.
        — Никогда об этом не думал. — Он откашлялся. — Пойми, я же все детство только о нем и слышал, и его всегда называли Темным Лордом...
        Уж кто-кто, а Гарри знал, насколько сильно влияет на нас детство. Даже проведя шесть лет в магическом мире, он иногда чувствовал себя ненормальным, «уродом». Глупо и неправильно, конечно, но это ощущение время от времени возникало само собой — вот как пару минут назад. Удивительно, что Драко вообще сумел так сильно измениться. Ему с пеленок вдалбливали в голову всю эту чушь насчет чистоты крови... а теперь он готов признать, что магглорожденная ведьма может быть симпатичной и умной. Правда, насчет ума он ничего прямо не говорил, но ведь неспроста назвал Гермиону ходячей библиотекой, а?
        — Просто подумай об этом, — посоветовал Гарри, решив не настаивать. Потом повернулся к Снейпу: — Что, мне теперь самому попробовать Finite?
        — Я бы посоветовал соблюдать осторожность, пока мы не понимаем как следует принцип действия твоих темных сил. Теперь, надеюсь, я достаточно ясно выразился? Если нет, позволь пояснить. Не вздумай больше применять какую бы то ни было магию без взрослых. Сейчас вообще нельзя предсказать, какие возможны последствия.
        Драко фыркнул.
        — Ну почему же. По-моему, его темные силы просто значительно усиливают эффект действия заклинаний. Lumos дал такой мощный свет, что луч прожег дыры в стенах. А Reparo вернуло предметы в их исходное состояние — в самом буквальном смысле.
        — А от Wingardium Leviosa подушка ударилась об потолок... даже врезалась, — неохотно признался Гарри.
        Снейп наградил его раздраженным взглядом: сведения о том, что Гарри безрассудно применил не только Reparo, ему явно не понравились.
        — Так-так... — Драко продолжал размышлять вслух. — Скажем, что сделает Alohomora? Сорвет дверь с петель? А Enervate? Человек никогда больше не заснет, что ли? Хм... интересно, на что у тебя выйдут похожи Непростительные? Смертельное проклятье, питаемое темными силами в чистом виде...
        — Довольно, Драко, — оборвал его Снейп.
        Но тому явно было мало.
        — У тебя и Rictusempra станет Непростительным. Щекотка такой силы может вызвать сердечный приступ или удар! А Serpensortia... Мерлин милостивый, да ты, чего доброго, вызовешь василиска! — Драко передернуло.
        — Повторяю: довольно, Драко! — Снейп повысил голос.
        Гарри было вовсе не до смеха.
        — Если я не смогу практиковаться без взрослых, — в отчаянии спросил он, — как я вообще сумею обуздать эти силы?!
        — У тебя будет достаточно времени на занятия. Что, по-твоему, я делал, пока ты якобы спал? Искал способы организовать твои занятия! — Пристальный взгляд Снейпа посуровел. — И я прошу тебя серьезно отнестись к моему требованию. Будь добр сдерживать свои порывы все пробовать самому. Не думай, что я остановлюсь перед необходимостью наказать тебя, просто потому что ты мой сын!
        — А я и не думаю, — отозвался Гарри. «Десять тысяч строк тут пустяком покажутся. Он небось десять тысяч баллов снимет... хотя стоп, не станет же он снимать столько со Слизерина?.. Или станет?»
        — Это хорошо, — заметил Снейп. — Мне бы крайне не хотелось конфисковывать твою волшебную палочку.
        — Мою палочку?!
        — Если на тебя нельзя будет в этом положиться — да!
        Гарри насупился.
        — Нечестно угрожать мне этим, когда я только-только сумел опять ей воспользоваться.
        Драко вдруг рассмеялся.
        — Что за чушь! Северус, а руки ты у него тоже конфискуешь?
        Гарри растерялся, не сообразив, в чем шутка, но Снейп, похоже, прекрасно все понял.
        — Возможно, мне следовало стереть память тебе, — скривился он. — Поскольку ты, по-видимому, не в состоянии сам понять, когда следует о чем-то умолчать!
        — То есть скрыть это от моего брата? — парировал Драко. — Это же неправильно, разве не так? Или я неверно тебя понял, когда ты сказал Уизли, что семья важнее всего?
        — Прекрати называть его по фамилии! — взорвался Гарри. — С чего это ты вдруг?!
        Вместо ответа Драко пожал плечами.
        — И при чем тут мои руки? — не унимался Гарри.
        Драко хитровато улыбнулся.
        — Готов спорить, ты бы и сам догадался, если бы вырос в магической семье. Но раз все так сложилось... Северус, не хочешь ли взять на себя эту почетную обязанность?
        — Я бы предпочел, чтобы он еще некоторое время работал с палочкой, — буркнул Снейп.
        — Хорошо, тогда я сам объясню. Гарри, разве ты не знаешь, что именно делает палочка? Не знаешь, зачем она вообще волшебникам? Это усилитель. Поднимаясь на поверхность, наша магия слабеет, а палочка усиливает ее вновь до приемлемого уровня. Конечно, у некоторых особенно могущественных волшебников даже приглушенной магии настолько много, что они могут колдовать как следует. Это и есть беспалочковая магия. С тобой все иначе. Ты вызываешь темные силы на поверхность, не приглушая их вообще, а затем еще и направляешь их через палочку! Но тебе не нужен усилитель, Гарри.
        Гарри уставился на него с сомнением.
        — По-твоему, я смогу колдовать нормально, если перестану пользоваться палочкой?
        — Ты уже колдовал одними руками, так? И твоей стихийной магии это понравилось, по-моему. Не зря у тебя с тех пор постоянно ноют руки — это твои волшебные силы пытаются вырваться на волю.
        — А ты что скажешь? — спросил Гарри у отца. — Мне попробовать?
        — Только под присмотром, — покачал головой Снейп.
        Гарри указал на бродившую по комнате живность.
        — Ну так ты же тут. Можно?
        — Уж точно не здесь. Отправимся в Девоншир — там можно упражняться на открытом воздухе. В изложении Драко все очень просто, но беспалочковая магия, как правило, намного капризнее обычной. — Снейп снова обездвижил гусей и овец, уменьшил их и убрал в карман брюк. — Идем?
        — Прямо сейчас? — Гарри оглядел свою измятую одежду.
        — Тебе, кажется, не терпелось попробовать? — напомнил Снейп. — Кроме того, лучше, если нас здесь не будет, когда домовые эльфы явятся приводить все в порядок.
        — Я бы лучше сначала принял душ... я весь какой-то липкий. Да и Драко наверняка предпочел бы переодеться...
        Но Драко покачал головой.
        — Что за маггловское мышление! — Не тратя больше слов даром, он применил чистящие чары ко всем троим.
        Одежда Гарри сделалась свежей, точно новая. Интересно, что было бы, попытайся он сам использовать это заклинание? Одежда распалась бы на нитки под напором темных сил? А ведь чистящие чары действуют и на кожу... брр! Жутко даже представить! Гарри нахмурился, наконец осознав, насколько глупо с его стороны было экспериментировать с магией одному, не дождавшись отца.
        — Надень самую теплую мантию, — велел ему Снейп. — И ты тоже, Драко.

* * *

        Как и раньше, они сначала переправились по каминной сети в особняк на Гриммо, а оттуда аппарировали на луг у коттеджа в Девоншире.
        — А мы сможем провести тут лето? — спросил Гарри, бросив взгляд на крохотный домик.
        — Часть его — да, я полагаю, — отвечал Снейп. Гарри сделал шаг к дому, но зельевар остановил его, положив руку на плечо: — Кажется, мы собирались заниматься снаружи?
        Гарри поежился: даже теплая мантия не спасала от пронизывающего холода.
        — А можешь тогда применить согревающие чары?
        — Думаю, ты недолго будешь мерзнуть. — Снейп вдруг резко повернулся к Драко: — А ты куда собрался?
        Тот замер на полушаге.
        — Я думал, пойду посижу в сторонке. Я-то тут только так, воздухом подышать.
        — Не дури, — вставил Гарри, прежде чем Снейп успел сказать хоть слово. — Ты тут, чтобы помогать мне.
        Драко сердито фыркнул.
        — Ну конечно, мой богатейший опыт в области беспалочковой магии окажется неоценим. Я ведь буквально каждый день расплавляю стены Lumos’ом!
        — Нужно же Гарри на ком-то тренироваться, — сухо заметил Снейп. Драко побледнел, и зельевар поднял брови: — Ради Мерлина, неужели ты всерьез считаешь, что больше ни на что не годен? Ты здесь, чтобы внимательно наблюдать. Я хочу, чтобы еще кто-то, кроме меня, разбирался в том, как Гарри лучше направлять свои темные силы.
        Как ни странно, Драко побледнел еще сильнее.
        — Спасибо за доверие, — сказал он, подходя ближе, — но разумно ли это? Если до меня доберется Темный Лорд, лучше, чтобы я знал как можно меньше.
        Стоя рядом, Гарри видел, что на лбу Драко, несмотря на сильный холод, выступили капли пота.
        Замерзшая трава трещала под ногами. Снейп наклонился к Драко:
        — Повторю то, что уже говорил однажды, когда Гарри только перебрался к нам. У тебя настоящий талант интуитивно чувствовать магию. Я хочу, чтобы ты понимал и природу его сил, и их пределы и был в состоянии помочь Гарри, если потребуется.
        Несмотря на свои явные сомнения, Драко пожал плечами в знак согласия, а потом отошел чуть в сторону, чтобы наблюдать за занятиями.
        Заклинанием Снейп очистил большой участок земли от травы и мусора, а затем велел Гарри повторить Lumos.
        И только тогда до Гарри дошло, насколько в действительности ограничен его доступ к собственным темным силам.
        — Ой... может, ты сначала призовешь из леса какую-нибудь змею? Потому что иначе я не могу говорить на змееязе. — Он нахмурился. — Знаешь, мне казалось, один раз у меня все-таки получилось колдовать, в подвале дома Сириуса... то есть моего дома. Но теперь я думаю, что все получилось, только когда я взял в руки Сэл.
        В конце концов, как раз тогда в подвал ворвался Люциус Малфой.
        — Да, — продолжил он, — мне нужно видеть змею или хотя бы чувствовать ее на ощупь...
        — Ты вряд ли найдешь нормальную змею в лесу зимой, — напомнил Снейп с еле заметным оттенком издевки.
        — Может, тогда быстренько вернуться за Сэл? Или, если у тебя есть перо, я быстренько нарисую на ладони...
        — Да Мерлина ради! — взорвался Драко. — Посмотри на мой плащ!
        Разумеется, слизеринского герба оказалось достаточно. Гарри призвал свои силы с помощью змееяза, и из палочки вырвался луч света. В отличие от обычного освещающего заклятия, этот луч не рассеивался, а уходил вдаль, обугливая голую землю. Но на этот раз Гарри был готов к отдаче и не упал.
        — А теперь Nox, — велел Снейп.
        Гарри слышал на уроках, что Nox означает «мрак» — а может быть, и «ночь», он не помнил точно. Но ни одно из этих слов не сработало. Правда, его заклинания на змееязе срабатывали, только если передавали то, как он понимал их сам.
        — Хватит светить, — попробовал он и улыбнулся, когда вырывавшийся из палочки луч исчез.
        Отец был прав; Гарри перестал мерзнуть. Протекавшая по телу магия разгорячила его настолько, что он снял мантию и отбросил в сторону. Ясное дело, остальным от его магии теплее не стало, но Снейп и Драко оба могли всегда применить согревающие чары, если понадобится.
        Снейп погасил дымящиеся уголья на земле, оставленные этим экспериментом, и наградил Гарри одобрительным взглядом.
        — Итак, тебе, по-видимому, всего лишь нужно освежить в памяти латынь...
        — Не совсем, — перебил Гарри и объяснил, что получилось с заклинанием Nox.
        Зельевар нахмурился.
        — Значит, придется составлять личный словарь заклинаний, — решил он. — Подбирать перевод и проверять по одному все заклинания, которые ты выучил, приспосабливаясь к своим новым силам. Это займет некоторое время...
        Теперь нахмурился Гарри.
        — Ой. А я надеялся, что смогу пойти на уроки... ну, скажем, в понедельник?
        — Дай себе несколько недель, чтобы освоиться, — посоветовал Снейп.
        — Несколько недель!
        — Да. — Снейп пронзил его взглядом. — Как отец, я бы предпочел вообще не отпускать тебя на уроки. Это действительно опасно, и в куда большей степени, чем ты, скорее всего, осознаешь. Как по-твоему, чем мы с Альбусом занимаемся за этими его бесконечными чаепитиями? Исключительно анализом исходящей от Слизерина опасности. — Потом он пожал плечами. — Однако тебе необходимо полноценное обучение, а это невозможно, если ты будешь изолирован от сверстников. Когда ты снова начнешь ходить на уроки, то вернешься в Гриффиндорскую башню.
        Гарри улыбнулся до ушей.
        — Спасибо, пап. Не волнуйся, я буду часто приходить.
        — Смотри же, — кисло вставил Драко. — И помни, о чем я тебе говорил.
        — А именно? — поинтересовался Снейп.
        — Гарри знает.
        Зельевар смерил обоих взглядом, но оставил тему.
        — Теперь, когда ты знаешь, как применить и прекратить заклинание, посмотрим, не станет ли мощь твоих чар более приемлемой без палочки, — распорядился он.
        Уже почти совсем стемнело.
        — Э-э... а нам не пора возвращаться? — возразил Гарри. — Рон будет беспокоиться, куда мы пропали.
        Снейп посмотрел на него сверху вниз.
        — Должен заметить, — открыто усмехнулся он, — мистер Уизли не единственный гриффиндорец, который «не понимает тонкостей». О чем, по-твоему, я говорил с ним с глазу на глаз сегодня утром?
        Сказать по правде, Гарри вообще об этом не задумывался и просто пожал плечами вместо ответа.
        — Я освободил его от дальнейшей необходимости отрабатывать взыскание.
        Да, это было совершенно логично. Рон ведь извинился и, более того, признал, что Снейп оказался хорошим отцом для Гарри. Значит, больше не было причин заставлять его приходить в подземелья. И все-таки...
        — Великолепно. Теперь я его невесть сколько не увижу, — пробурчал он, мрачно отметив, что Драко не скрывает радости по этому поводу.
        — Итак, теперь без палочки, — напомнил Снейп.
        — Не хочу, — пробормотал Гарри. — Слишком это все неестественно. И вообще напоминает про маску с плащом тогда...
        Однако не успел он договорить, как по пальцам и ладони пробежало покалывание: тело стремилось к беспалочковой магии, даже если Гарри был против.
        — Ничего неестественного, — одернул его Снейп. — Любой обычный волшебник в буквальном смысле отдал бы свою палочку за такую способность.
        — Да, но обычный волшебник еще и думает, что это очень круто, когда смертельное проклятие отскакивает от головы, а я ненавижу этот шрам! — выкрикнул Гарри. — Я всю жизнь просто хотел быть как все, но дудки — из меня и маггл получался паршивый! А потом, стоило мне узнать, что я волшебник, как оказалось, я и тут ненормальный! Имя меня клеймит не меньше шрама, и чем дальше, тем хуже! То я змееуст, то за мной якобы охотятся беглецы из Азкабана, то весь этот тримудрый кошмар, потом из-за меня погибает мой собственный крестный, а теперь еще и это!
        Некоторое время Драко просто стоял и наблюдал молча, но тут он вдруг в несколько шагов пересек поле и сердитым резким движением обнял Гарри.
        — Кончай дурить, — прошипел он Гарри в самое ухо. — Маггл из тебя получался паршивый, потому что ты не маггл, дурак ты безмозглый! Имя его клеймит... твое тебя хотя бы прославляет! Ты-то не знаешь, что такое стыдиться отца! Стыдиться своего имени!
        Гарри сперва пытался вырваться, но, услышав последние слова, замер. Он очень даже знал, что такое стыдиться отца, хотя и не мог объяснить этого, не выдав того, что видел в думосбросе Снейпа. А этого он нипочем сделать не мог. Стиснув Драко в ответ, Гарри тихо ответил ему на ухо:
        — Северус твой отец. И кто тут безмозглый дурак?
        — Ты — со своим нытьем «хочу быть как все!». Был бы ты как все, тебя бы уже сто раз убили, а мы все давно стали бы рабами Темного Лорда! Так что уж извини, но я отказываюсь тебя жалеть!
        — Если вы покончили с взаимными оскорблениями, — невозмутимо вставил Снейп, и Гарри вдруг вспомнил, что зельевар прекрасно слышит бульканье в котле за сто шагов, — может быть, Гарри попробует применить беспалочковую магию, пока мы все не замерзли насмерть?
        — Ладно, — пробормотал Гарри, высвободился и отошел от Драко на безопасное расстояние. Даже теперь он по привычке взмахнул палочкой — пока Снейп не вырвал ее у него из руки обезоруживающим заклинанием. Подавив желание огрызнуться, Гарри вытянул руку перед собой, растопырив пальцы, и неохотно поинтересовался:
        — И как это должно работать?
        — Большинству волшебников необходимо применять окклюменцию почти идеально лишь для того, чтобы заставить магическую силу течь, — объяснил Снейп, повысив голос, чтобы перекрыть шум ветра. — Однако я сомневаюсь, что ты столкнешься с подобными трудностями. Просто взгляни на герб на мантии Драко и произноси свое заклинание.
        Покосившись в сторону, чтобы видеть змею, Гарри несчастным шепотом приказал пальцам «зажечься».
        И пальцы «зажглись». Три из пяти: большой и мизинец выглядели нормально, а вот остальные принялись слегка светиться — настолько слабо, что разглядеть было трудно, но тем не менее. И все же это мало напоминало великолепный сияющий луч, который обычно испускала палочка Снейпа.
        — Волшебно, — буркнул Гарри, подходя ближе, чтобы продемонстрировать результат отцу и брату. — С палочкой я взрываю стены, а без палочки, чего доброго, расквашу нос в темноте! Первый раз в жизни вижу такой жалкий Lumos!
        — Ха. Это ты, значит, лонгботтомовского не видел.
        — Драко, тихо. — Снейп своими длинными пальцами взял Гарри за запястье и принялся вертеть, разглядывая свет. — Отойди на прежнее место, погаси и вложи побольше чувства в заклинание.
        Гарри попытался, но поскольку он на самом деле не хотел овладеть беспалочковой магией, вышло ничуть не лучше, чем раньше.
        Терпение Драко лопнуло.
        — Если мне придется подойти и вразумить тебя, — пригрозил он, — я тебя не только тряхну как следует, но еще и стукну! Мерлина ради, Гарри! Прекрати вести себя так, будто беспалочковая магия — это яд, а прибегать к ней — ниже твоего достоинства!
        — Так колдует Волдеморт! — воскликнул Гарри.
        — И Северус тоже! И твой распрекрасный Дамблдор!
        Вообще-то Гарри об этом знал, но в панике это вылетело у него из головы. Теперь, сообразив, что оскорбляет отца, он здорово расстроился. Нет, он не имел в виду, что беспалочковая магия — зло... ему просто надоело постоянно отличаться от других. Почему он не может быть таким же, как его друзья? Но тут ничего не попишешь, верно? Драко прав: он в самом деле ведет себя как дурак.
        — Зажгись, — снова приказал он, на сей раз более решительно.
        Из тех же трех пальцев вырвались лучи, на этот раз осветившие весь луг. Гарри видел вперед по меньшей мере футов на пятьдесят, но еще интересней было то, что свет лился вперед во всех направлениях. Это несколько сбивало с толку, особенно когда он принялся двигать рукой.
        Снейп достал палочку, скомандовал: «Lumos», — и подошел к Гарри.
        — Можешь сделать так же?
        Сосредоточившись, Гарри уставился на свои пальцы и усилием воли заставил лучи потускнеть, пока они не сравнялись в яркости с тем, который испускала палочка отца.
        — Хорошо, — похвалил Снейп. — Будет лучше, если то, что тебе доступны такие силы, останется в тайне как можно дольше.
        — Будет трудновато это скрыть, когда у меня пальцы светятся, — заметил Гарри.
        — Согласен, Lumos проблематичен по самой своей природе. Возможно, тебе следует его избегать. Однако большинство заклинаний не обладают выраженным визуальным эффектом. Если нужным образом держать палочку, никто не заподозрит, что ты колдуешь без нее.
        Гарри уставился на отца.
        — Ты хочешь, чтобы я колдовал без палочки, держа ее в руке?..
        — Не уверен, что стоит это даже предлагать, — признал Снейп, — коль скоро ты так не уверен в своих талантах. Однако, сбив с толку противника, ты можешь спасти себе жизнь. Чем меньше враг знает о твоем оружии, тем лучше.
        — Угу, — согласился Гарри. — А что теперь? Incendio?
        — Ужин, я полагаю. Щитами и составлением словаря заклинаний мы займемся завтра. А ты не станешь пытаться применять какие бы то ни было заклинания, с палочкой или без, в мое отсутствие. Это ясно?
        — Да, сэр.
        Должно быть, это прозвучало с большим раздражением, чем хотелось, потому что Снейп немедленно прибавил:
        — Гарри. Я отменю эти ограничения, как только буду уверен, что несчастные случаи тебе больше не грозят.
        — Все нормально, — вздохнул Гарри. — Наверное, я просто устал. Хм... может, мне починить подушку, пока мы под открытым небом? А то вдруг что-то опять пойдет не так? Я тогда пользовался палочкой, так что, наверное, и чинить надо с ней...
        Достав овец и гусей из кармана, Снейп быстро увеличил их и снял обездвиживающие чары. Гарри направил на животных палочку, покосился на герб на мантии Драко и прошипел на змееязе:
        — Заклинание, прекратись!
        Ничего. Гарри перепробовал еще несколько вариаций на ту же тему, но никак не мог подобрать нужные слова, пока не осознал, что, применяя отменяющее заклинание раньше, всегда воспринимал его более конкретно, в зависимости от ситуации. Так же как для отмены Lumos требовалось использовать Nox, а не Finite Incantatum. Итак, что бы он использовал, чтобы отменить Reparo?
        — Стань как раньше! — скомандовал он, и пуфф! — овцы и гуси превратились в груду перьев и обрывков ткани. Затем, опустив палочку, чтобы наверняка использовать только пальцы, он прошипел: — Как новая!
        В воздухе возникла подушка и шлепнулась на влажную землю.
        Снейп, казалось, был очень доволен его успехами, хотя Гарри не мог не уточнить:
        — У меня не выходит стандартное Finite Incantatum. Похоже, мне придется подбирать конкретное контрзаклятье в зависимости от того, чего я хочу добиться.
        — Значит, добавишь это в свой словарь. Пойдем, нам пора домой. Ты выглядишь усталым, Гарри.
        Он и в самом деле устал, но едва они вернулись через камин домой, настроение у него сразу приподнялось. На ковре валялся сложенный лист пергамента. На нем почерком, который Гарри узнал бы где угодно, было написано его имя.
        Поспешно схватив письмо, Гарри прочел его.

«Привет, Гарри!
        Я заходил узнать, как ты, но, проторчав двадцать минут в коридоре — теперь я хотя бы точно знаю, где торчать, — догадался, что никого нет дома. Потом я прошмыгнул в кухню перекусить, но Дамблдор меня заметил, и когда я объяснил, в чем дело, разрешил воспользоваться его камином, чтобы ты знал, что я приходил.
        Снейп, наверное, уже сказал тебе, что мое взыскание кончилось? Давно пора. Он пытался объяснить, что назначил столько строчек, только чтобы мы с тобой помирились. Я не очень-то в это верю, но он сам, по-моему, верит, вот в чем штука. Честное слово, Гарри, как ты только выносишь столько слизеринства?
        Да, ты же знаешь, что я извинился перед Снейпом? Теперь я должен извиниться перед тобой тоже. Надо было мне тебя послушать, когда ты объяснял, что вы поладили. Я просто не мог такое себе представить и был уверен, что он затеял какую-то дрянь. Ну, не знаю, выгнать тебя вон, когда он будет тебе по-настоящему нужен, или что-то в таком роде. Но, думаю, даже чтобы обмануть тебя, он не стал бы при мне унижаться и петь. («Напевал» он! Ха!)
        Дамблдор тут стоит над душой, так что пора заканчивать. В общем... скажи Снейпу, что от меня никто ничего не узнает насчет вчерашнего. Даже Гермиона, хотя уж она-то пыталась выудить из меня все подробности. Пришлось сказать, что ты ударился головой еще до моего прихода (чтобы она не могла спросить меня как, понимаешь?) и что у тебя было легкое сотрясение, поэтому я хотел дождаться, когда ты очнешься. А куда вы пошли сегодня? Надеюсь, ты уже оклемался достаточно, чтобы отпраздновать сам-знаешь-что. Расскажешь мне потом, что делают слизеринцы, когда радуются жизни.
        Твой друг Рон»


Снейп, видимо, тоже узнал почерк, потому что осторожным тоном поинтересовался:
        — Надеюсь, все в порядке?
        — Ага, — отозвался Гарри, улыбаясь как идиот. — Все просто здорово. Рон просит передать, что он держит язык за зубами, как ты хотел.
        Драко тихо зарычал.
        Гарри только покачал головой.
        — Слушай, зови его по имени, хорошо? Почему ты вообще опять стал называть его по фамилии?
        — Ну, сначала я думал, что это он тебя довел и из-за этого стихийная магия вышла из-под контроля, а потом... — Драко вздохнул. — Я же видел. На него достаточно было просто посмотреть. Он беспокоился. И я понял, что вы помиритесь!
        — Ну да, так ведь мы же друзья, — объявил Гарри. — А мы друзья, даже если какое-то время казалось иначе.
        Драко отвернулся чуть в сторону.
        — Братья тоже друг друга прощают, — прибавил Гарри.
        Драко в ярости резко развернулся:
        — Намекаешь, что меня есть за что прощать?!
        — Хм-м... — Гарри принялся считать на пальцах: — Давай посмотрим. Доносы. Serpensortia. Фальшивый дементор. Клювокрыл. Зубы Гермионы. Рита Скитер. Амбридж. Инспекционная дружина...
        — А что-нибудь посвежее, Поттер?
        — Ах, посвежее... — Гарри улыбнулся. — Образно говоря, сейчас палочка в другой руке. Вообще-то я имел в виду тебя. Ты же простил мою неблагодарность и то, как я поначалу тебе хамил. Понимаешь? А теперь я могу закрыть глаза на Роновы выходки так же, как ты закрывал глаза на мои.
        — Это другое, — Драко сощурился. — Мне ты нужен, чтобы меня не упекли в Азкабан за мою фамилию. А тебе этот рыжий болван ни зачем не нужен.
        — Нет, нужен. Чтобы не ослизериниться окончательно, пока я тут все время с тобой.
        — Скоро у тебя не будет такой проблемы, а? Ты же вернешься назад к своим друзьям, — скривился Драко. — Будешь навещать Северуса в классе, а сюда и дорогу забудешь.
        — Ну уж это просто чушь, — засмеялся Гарри. — Ты что, нарочно так говоришь, чтобы я возражал? Слушай, Драко, мы все лето проведем вместе. Это будет гениально! Только подумай, я опять смогу летать! И мы будем играть в квиддич один на один!
        — Да, но это летом, — фыркнул Драко. — Еще и зимний триместр не кончился, а потом надо пережить весенний, целиком! Я опять буду торчать тут один, а ты вернешься к своим замечательным дружкам и забудешь, что у тебя вообще есть брат, спорим?!
        — Спорим на твой сейф?
        Драко сглотнул.
        — Прошу прощения?
        — Ты же сам сегодня сказал, что готов прозакладывать свой сейф. — Гарри тут же прибавил: — Я шучу. И я не брошу тебя тут только потому, что вернусь в Гриффиндорскую башню! Я буду приходить, честное слово. Хм... интересно, разрешит ли мне директор пользоваться его камином...
        — Сюда вполне можно добраться и пешком, путь недлинный, — заявил Снейп, не спуская с Гарри глаз. Кто знает, что это значило. Может, вызов — осмелится ли Гарри сдержать свое слово?
        — Я больше думал о том, сколько слизеринцев может попасться на этом пути, — объяснил Гарри.
        — Нельзя же все время избегать их, — заметил Драко. — Ты забыл? Ты сам из Дома Слизерин. Слизеринская гостиная, стол в Большом зале, ловец команды...
        — Только не ловец!
        — Ну, значит, все остальное. Ты обещал.
        — Неправда! Я сказал, что подумаю, и все!
        Снейп кашлянул.
        — В реальности Гарри пока еще никуда не уходит. Может быть, приступим к трапезе?
        Он взмахнул рукой, и на столе появилась еда; наверное, он заказал ужин, пока Гарри и Драко спорили. Гм-м... кажется, жареная утка в апельсиновом соусе и роскошный торт «Павлова» на десерт. И бутылка шампанского. Ого! Надо будет рассказать Рону: вот как празднуют слизеринцы.
        Ужин удался на славу, но не потому, что блюда были изысканными. Гарри уже напробовался всяких деликатесов, хотя гурманом его, конечно, назвать было трудно. Но сегодня вечер был особый: впервые за долгое время Гарри испытывал голод, предвкушение и энтузиазм. Жизнь переменилась к лучшему. Магия вернулась, и появилась надежда, что, приложив некоторое количество усилий, он сможет ее контролировать. Да, Гарри не нравилась мысль, что придется колдовать без палочки, но, по крайней мере, это не будет бросаться в глаза. Заклинания на змееязе и без того будут раздражать других студентов, а уж что говорить о беспалочковой магии! Но все устроится.
        «И со Слизерином тоже», — подумал он. Теперь хотелось взять на себя ответственность и за это. Так же, как с магией. Всё пошло на лад только тогда, когда он решил что-то делать сам. Значит... пора выяснить, с чем предстоит иметь дело. Хорошо, что есть с кем посоветоваться. Ведь с этой проблемой вряд ли помогут справиться Рон или Гермиона...
        Гарри доел свою порцию утки и вытер рот салфеткой, прежде чем ринуться с головой в омут.
        — Тогда, наверное, будет лучше, если ты мне расскажешь про моих новых товарищей по Дому. Ну, кого можно привлечь на свою сторону, и кто кому подчиняется, и кто точно попробует меня убить в любом случае? — Потом он вспомнил еще кое-что: — Хм-м. Давай начнем с полукровок и магглорожденных. Кто они? Кстати, как у тебя продвигается дело с письмами?
        И до конца вечера Гарри погрузился в хитросплетения интриг, которыми занимался Драко.
        _____________________
        * Гарри видит в слове Wingardium два корня, похожих на английские слова “wing” («крыло») и “guard” («охранять, стеречь, защищать»). Однако на самом деле, скорее всего, это слово раскладывается на “wing” и “arduus” (лат. «высоко поднимающийся, высокий, крутой, отвесный»).

просмотреть/оставить комментарии [646]
<< Глава 59 К оглавлениюГлава 61 >>
май 2020  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

апрель 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.05.30 09:53:34
Наши встречи [2] (Неуловимые мстители)


2020.05.29 18:07:36
Безопасный поворот [0] (Гарри Поттер)


2020.05.24 23:53:00
Без права на ничью [2] (Гарри Поттер)


2020.05.24 16:23:01
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.22 14:02:35
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.21 22:12:52
Поезд в Средиземье [4] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.15 16:23:54
Странное понятие о доброте [1] (Произведения Джейн Остин)


2020.05.14 17:54:28
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.11 12:42:11
Отвергнутый рай [24] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.10 15:26:21
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.10 00:46:15
Созидатели [1] (Гарри Поттер)


2020.05.07 21:17:11
Хогвардс. Русские возвращаются [354] (Гарри Поттер)


2020.05.04 23:47:13
Prized [6] ()


2020.05.04 14:38:54
Дамбигуд & Волдигуд [5] (Гарри Поттер)


2020.05.03 09:44:16
Life is... Strange [0] (Шерлок Холмс)


2020.04.25 10:15:02
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.04.24 20:22:52
Список [12] ()


2020.04.21 09:34:59
Часть 1. Триумф и вознесение [0] (Оригинальные произведения)


2020.04.20 23:16:06
Двое: я и моя тень [4] (Гарри Поттер)


2020.04.15 20:09:07
Змееглоты [3] ()


2020.04.13 01:07:03
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.04.05 20:16:58
Амулет синигами [118] (Потомки тьмы)


2020.04.01 13:53:27
Ненаписанное будущее [18] (Гарри Поттер)


2020.04.01 09:25:56
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.03.29 22:38:10
Месть Изабеллы [6] (Робин Гуд)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.