Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Спорят 3 пожирателя смерти, кто из них лучше знает заклинание "авада кевадра":
Первый сел на метлу , улетает, через 10мин возвращается, вся голова и руки в крови, рассказывает: видите там дерево, за ним деревня, в первом попавшемся доме всех убил, никого в живых не оставил.
2-ой: да это всё фуфло, подождите.
Улетает, через 30мин прилетает по пояс в крови и говорит: видите там дерево, за ним деревня, никого в живых не оставил.
3-ий: и не такое видали.
Улетает на своей метле , через 2 часа возвращается с головы до ног в крови. Первые два вылупили глаза и спрашивают: как же это ты так умудрился?
3-ий: видите там дерево, а я его не увидел...

Список фандомов

Гарри Поттер[18424]
Оригинальные произведения[1216]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[458]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[217]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[172]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[105]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[3]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[50]



Немного статистики

На сайте:
- 12577 авторов
- 26920 фиков
- 8528 анекдотов
- 17592 перлов
- 648 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 26 К оглавлению 


  Фонарь во тьме

   Глава 27. Мерлин и Артур

Артур стоял неподвижно, раскинув руки, пока Мерлин с колотящимся сердцем одевал его, отводя глаза от пронизывающего взгляда Артура.

— Ты не обязан этого делать.

— Я знаю… но это настолько знакомое ощущение… Оно помогает мне расслабиться.

Разумеется, под «расслабиться» он имел в виду «не убежать с криками в лес». Мерлин зашнуровал Артуру тунику и помог облачиться в куртку. Он взялся за застёжки, и лишь мышечная память не позволила выказать дрожь в руках. Даже с опущенной головой Мерлин чувствовал вес и напряжённость взгляда Артура, и они вынудили его на мгновение прерваться, чтобы закрыть глаза и сделать глубокий вдох. Его ошеломляла нереальность происходящего. Всего два часа назад он был уверен, что Артур никогда его не простит, а теперь они стояли в его собственном доме, и Мерлин одевал его, словно ничего не произошло. Хотя это было преуменьшением: напряжение в комнате и шок от близости Артура, от прикосновений к нему заставляли Мерлина задыхаться. У него перед глазами уже звёзды плясали. «Дыши, дыши!»

— Чего ты хочешь, Мерлин?

Тот подпрыгнул, вынырнув из мыслей благодаря внезапной фразе, которой Артур нарушил продолжительную, сводящую с ума тишину. Его уже заметно трясущиеся ладони потянулись обратно к застёжкам куртки, однако Артур мягко перехватил запястья и отвёл его руки. Его неожиданное появление в Эалдоре наполнило Мерлина надеждой, но сейчас этот безжизненный тон причинил острую боль. Мерлин с колотящимся сердцем поднял взгляд на Артура, зная, что разочарование или обида в его глазах убьют его. Он едва успел увидеть в них нерешительность и немой вопрос, прежде чем вынужден был крепко зажмуриться. Кровь прилила к ушам, заглушив все звуки: красота Артура обухом ударила его по голове. Эту красоту человеческий разум не в силах был удержать в памяти.

— Э-э, что ты имеешь в виду?

— Я имею в виду, «чего ты хочешь»? — Невысказанное «идиот» заставило сердце Мерлина пропустить удар; фамильярность придала ему храбрости.

Мерлин нахмурился.

— Я ничего…

Артур сжал его запястье, обрывая машинальный отказ, и отпустил, продолжив спокойным, но саркастичным тоном:

— Представь моё удивление: человек, который выносит мой ночной горшок, способен развеять меня в пыль силой мысли. Поэтому я не могу не задаваться вопросом: «Зачем кому-то с подобной силой занимать такую скромную должность? Чего он хочет?» Чего ты хочешь, Мерлин? Какова твоя цель? Конечная цель?

Мерлин поколебался, заламывая руки. Он чувствовал одновременно испуг и облегчение от намерения Артура не позволить ему избежать вопросов.

— О. Ну, полагаю, всё довольно просто…

Артур вздохнул.

— Да?

— Я хочу помочь тебе исполнить твою судьбу. Тебе предначертано стать Верховным Королём Альбиона и вернуть магию на её законное место.

Артур неискренне кивнул ему в знак благодарности.

— О-о. И это всё?

Мерлин вздохнул. Насмешка над его мечтами неприятно кольнула сердце, и всё же у него не было права сердиться на Артура за то, что тот подобным образом реагировал на грандиозные планы, которые Мерлин скрывал от него на протяжении десяти совместно прожитых лет. Развернувшись, он отошёл на пару шагов, желая убраться подальше от всепоглощающего личного пространства Артура.

— Артур… — начал он дрожащим голосом. — Каких слов ты от меня ждёшь? Мне жаль. Я был неправ. Мне следовало рассказать тебе. Я должен был тебе доверять.

Артур сделал шаг вперёд и, сжав его руку в крепкой, но не болезненной хватке, повернул Мерлина лицом к себе. Голос его был по-прежнему спокойным, однако на этот раз без саркастичных ноток:

— Да, всё это правда, но я спрашиваю, чего ты хочешь. Почему Камелот? Почему я?

В голове Мерлина стучала прилившая кровь; он подыскивал единственный правильный ответ, но понятия не имел, чего хочет от него Артур, если не дальнейших извинений, поэтому он остановился, по своему разумению, на самом главном.

— Потому что моя судьба — служить тебе и помочь объединить Альбион.

— А моя судьба — стать величайшим королём Альбиона. Это я понял. Но это не ответы. «Чего ты хочешь, Артур?» — «Быть хорошим королём». Что это вообще означает? Моё мнение о качествах хорошего короля может отличаться от, скажем, мнения моего отца, или Одина, или Лота… Так почему? Кто-то сказал тебе, что твоя судьба — служить мне, и ты пожал плечами и ответил «Почему бы и нет?».

— Нет. Всё не так просто. Позволь задать тебе встречный вопрос: почему ты хочешь быть королём?

Артур уставился на Мерлина как на идиота.

— У меня нет выбора.

— Вот тебе и ответ. Ты это прекрасно понимаешь.

Артур закрыл глаза и стиснул зубы.

— Нет, Мерлин, не понимаю. У меня на самом деле нет выбора. Ты же можешь делать что душе угодно. В сущности, ты и сам мог бы стать Верховным Королём Альбиона. Почему нет? Зачем я тебе нужен?

Мерлин помотал головой — ему стало тяжко. Его рассердил и разочаровал их параллельный диалог, который он не мог связать воедино.

— Убежать от судьбы не так-то просто. Если бы я попытался, то принятые мной решения по-прежнему тащили бы меня по предначертанному пути, но уже другими, неожиданными дорогами. Так произошло с Морганой. Я пытался спасти её, но всё, что я делал, толкало её на тропу, от которой я хотел её уберечь.

Артур на секунду прикрыл глаза — возможно, подавлял эмоции, вспыхнувшие при упоминании сестры, — и Мерлин осознал свою ошибку. Не стоило сворачивать на всё ещё болезненную для Артура тему. Следующие слова Артура прозвучали тем самым беспристрастным тоном, который вызывал в Мерлине желание броситься Артуру в ноги и молить о прощении, и клясться, что заплатит какую угодно цену за второй шанс.

— Хорошо, Мерлин, ответь мне вот на что: если бы ты захотел, то мог бы сейчас убить меня на месте? — Застигнутый врасплох Мерлин вскинул глаза на Артура, отчаянно пытаясь прочитать его, выяснить, к чему вёл их разговор — и одновременно с этим оценивая свои шансы, учитывая расстояние между ними. Артур закатил глаза и отступил на три широких шага.

— Ну а так? Смог бы?

На таком расстоянии у Артура не было шансов.

— Да, — вздохнул Мерлин.

— Значит, ты не заложник судьбы. Верно?

Мерлин сердито выдохнул.

— Во-первых, я об этом не просил, и во-вторых, ничто из сказанного тобой не имеет значения, потому что я всё равно не смог бы стать королём, даже если бы захотел.

— Почему нет? — пожал плечами Артур.

— Потому что я способен воспринимать людей только как личности, и каждое принимаемое мной решение базировалось бы на их индивидуальных потребностях. Я бы сломался под непосильным весом, пытаясь удовлетворить противоречивые нужды всех и каждого. Но ты — ты видишь картину в целом и обладаешь той силой, которой у меня никогда не будет — силой принимать решения, приносящие в жертву индивидуальные нужды ради всеобщего блага.

Артур неохотно кивнул и опустил взгляд, и Мерлин перевёл дыхание, радуясь, что наконец-то достучался до него. Первый из ментальных барьеров был сломан. Спустя несколько долгих мгновений Артур склонил голову к плечу.

— Но я не единственный, кто на это способен. Повсюду множество королей, благосклонных к магии. Ты мог бы исполнить свою судьбу с одним из них.

Мерлин напрягся, скрипя зубами. Он уже отчаялся блуждать в этом лабиринте: каждый поворот оказывался ошибочным, и он всё ещё не понимал, чего хочет от него Артур. Какова его цель? Позлить Мерлина?

— Я не хочу отправляться к другим королям! Верховный Король — это твоя и только твоя судьба!

Артур приблизился к нему, обнажив стиснутые зубы и повысив голос:

— Никакой я не Верховный Король, а тебе пришлось скрывать свою сущность десять лет подряд, занимаясь неблагодарной службой под непрерывным страхом смерти. Так зачем тебе оставаться? Зачем продолжать сносить это всё ради ничего? Почему, Мерлин?

— Ты знаешь почему! — Артур опустил глаза в пол и отвернулся, давая понять, что да, он знал, и лицо Мерлина заалело от унижения. — Ты это хотел услышать? — Артур стоял молча и неподвижно, лишь желваки ходили на сжатой челюсти. Мерлин бессильно опустил плечи. Адреналин замешательства и отчаяния, подпитывавший его во время разговора, теперь истаял, сменившись безмолвным поражением. — Ты, наверное, считаешь меня жалким.

Артур покачал головой.

— Нет, Мерлин. — Он сглотнул, снял пушинку с рукава. — Твоё положение при дворе было достаточно… кхм, приближенным ко мне, поэтому я понимаю, отчего ты чувствуешь…

— О господи. — Мерлин уже рвал на себе волосы. — Ты просто эгоистичная задница! Нет. Ты не понимаешь, что я чувствую, ты не можешь понять, каково находиться в такой близости с человеком, который, как ты знаешь, предназначен тебе судьбой, и понимать, что этого никогда не случится. И даже имея любимого человека, я всегда буду чувствовать зияющую дыру в сердце, которую ничто не заполнит.

Последовала продолжительная тишина. Артур поднял на Мерлина непроницаемый взгляд, и у того затряслись руки и заколотилось сердце в ожидании его отказа, отвращения, издёвки. Артур закрыл глаза, вздохнул и покачал головой с горькой улыбкой.

— Ох, Мерлин. И ты ещё меня считаешь эгоистом. Ты ошибаешься как никогда — мне прекрасно знакомо это чувство. — Он отвернулся. — Пожалуйста… просто уйди.

Мерлин стоял, замерев на месте, оцепенев, словно ударенный молнией — он был не в силах осознать то, что только что услышал. Артур резко развернулся и зашагал вперёд, оттесняя его к двери.

— Иди! — Он распахнул её, выпихнул Мерлина наружу и захлопнул дверь изнутри.

* * *

Артур прислонился к подоконнику, делая глубокие успокаивающие вдохи. В глубине души он всегда знал, даже рассчитывал на это, но слышать, как Мерлин произносит эти слова вслух, пусть даже спровоцированный… Это разрушило удобную стену между любовью, в которой он нуждался со стороны Мерлина, между скрытым смыслом этого желания — и собственными ответными чувствами Артура. Возможно, поэтому он так давил на Мерлина — он хотел это услышать.

Потому что теперь не осталось места ни сомнениям, ни полу-принятию, ни частичному отрицанию. Когда все вышли на мост встречать его, увидеть Мерлина было словно перевести дух, который Артур давно сдерживал: воздух наполнил его лёгкие и обжёг их, как лёд. Словно вновь почувствовать в своей груди один из магнитов Гаюса, на этот раз тот, что невидимой силой тянулся к другому. Словно выйти из комы и словно умереть. Вновь воочию увидев невероятную, неземную красоту Мерлина, Артур ощутил, как его сердце пронзает клинок, заточенный явной нерешительностью и уязвимостью в этих сияющих бездонных глазах.

С него хватит — хватит страха зависимости, хватит отрицаний, хватит запихивать поглубже собственные слабости, хватит даже считать своё желание слабостью. Это не было слабостью, это была его самая большая сила. Он был никем без Мерлина, его существование было пустым и мрачным. Артур не мог вернуться к своему прежнему состоянию, он нуждался в Мерлине, и точка. Как человек нуждается в воздухе, как пересохшая земля нуждается в дожде. И он сделает что угодно, заплатит любую цену за то, чтобы вернуть его.

Знать бы только как.

Артур повесил голову, удручённый собственным беспомощным идиотизмом. Его тягу к эмоциональным связям с самого рождения раз за разом тщательно пресекали, пока не выкорчевали эту способность с корнем. Все его последующие попытки возродить её, очевидно, приносили совершенно обратный эффект.

Выглянув в окно, он проследил взглядом за Мерлином: тот уныло доплёлся до матери и упал в её объятия, положив голову ей на плечо, а Хунит стала гладить его по волосам. Став свидетелем этих простых любящих отношений, Артур ощутил мучительное желание иметь подобную близость в своей жизни — хотя мысль об объятиях или откровенном разговоре об эмоциях заставляла его ёжиться и чувствовать себя слабым и изнеженным. Когда другие мужчины так делали, он рефлекторно оскорблял их и высмеивал, даже если обиженный взгляд Мерлина потом преследовал его, пока Артур не заглаживал свою вину… побоями, как он внезапно осознал с тревожным чувством.

Он очень старался измениться — небеса тому свидетель. Вот только он никак не мог заставить себя, за исключением чрезвычайных обстоятельств, сделать нечто большее, чем пожать ладонь или закинуть руку на плечи. А когда Артур пытался выразить свои чувства, слова просто не шли, разбиваясь о невидимый барьер — барьер, возведённый его отцом.

В этом-то и был источник проблемы, верно? Разница в их воспитании была больше некуда: Мерлин рос, получая непрерывную, постоянную демонстрацию безоговорочной любви, и такая любовь и стала для него образцом. Отец выказывал Артуру любовь, хлопая по плечу, когда он убивал монстра или врага, а также с помощью умышленной жестокости, с целью вырастить его «сильным» — эти вещи и стали единственными инструментами в Артуровом арсенале. Когда дело доходило до эмоций, они с Мерлином разговаривали на разных языках: Артур принижал и отвергал способ Мерлина выражать чувства, а Мерлин часто неверно истолковывал или же полностью упускал попытки Артура продемонстрировать свои.

Значит, делать нечего: Артур просто объяснит Мерлину, что тот для него значит, тем языком, который Мерлин поймёт.

Разве это так трудно?

* * *

Мерлин с закрытыми глазами лежал под деревом на склоне холма недалеко от города, купаясь в солнечных лучах. Ему необходимо было убраться куда-нибудь подальше после нескольких часов эмоциональной хандры. Как раскинутые по земле вокруг корни, так же раскинулось и его восприятие: растянулось, принимая любящее напутствие от многочисленных форм окружающей жизни, видимой и невидимой. Магия неба и земли обвивала его, помогала отринуть незначительные эмоции, мысли и страхи, позволяя со всей ясностью осмыслить его прежние разговоры с Артуром и собственные чувства.

«Ты для меня — вс…»

В тот момент сломленный, скрученный болью и печалью Мерлин какой-то частичкой сознания подумал: «Всё — что? Всё раздражающее? Всё ненавидимое?» Возможно, подобные мысли были способом избежать болезненной правды, которая состояла в неспособности Мерлина увидеть то, что десять лет находилось перед его глазами.

«Я был жив лишь наполовину, пока не встретил тебя, Мерлин». — Вина заставила его зациклиться на последовавшем «а теперь мечтаю, что лучше бы вообще тебя не встречал», упустив основной смысл фразы.

«Мне прекрасно знакомо это чувство».

Как он мог не замечать всего этого? Как он мог неверно истолковать эти недвусмысленные заявления? Разве не демонстрировал ему Артур раз за разом, на свой лад, как он любит и ценит Мерлина? Разве не брал он Мерлина с собой на каждое испытание, разве не выбрал его человеком, на которого мог положиться в любую минуту, из которого черпал свои силы? Разве не подарил Мерлину Эалдор и почётное место по правую руку от себя за Круглым Столом?

Мерлин помотал головой. Сердце билось в горле, а порхавшие в животе бабочки наполняли чувством вины — он ведь глубоко обидел Артура своими негативными предположениями и непониманием его намерений. И всё же, несмотря на неудачное окончание их последнего разговора, Артур не упомянул ни о магии Мерлина, ни о его лжи и секретах — отмёл эту тему, когда Мерлин завёл её. Возможно, Артур всё-таки мог принять Мерлина, с магией и всем остальным.

Как только первый трепет надежды прокатился по телу Мерлина, ветер нашептал ему о приближении Артура, а земля откликнулась приветствием. Все прошлые годы Мерлин из опасений всегда сдерживал свою магию в присутствии Артура, поэтому никогда не ощущал его вот так — всей распахнутой душой, всем раскинутым восприятием. Артур был вторым солнцем, ступавшим по земле, от его великолепия перехватывало дыхание, и магия всех живых существ тянулась коснуться его, когда он проходил мимо, впитывала его свет и расцветала, наполнившись жизнью. Собственная магия Мерлина искрилась и вспыхивала, возвращаясь к нему насыщенной, сбалансированной и цельной, и по телу его пробежала пылкая дрожь.

— Здравствуй, Артур. — Он открыл глаза, сощурившись от солнца.

Артур подарил ему кривую улыбку.

— Я прошу прощения.

Мерлин приподнялся на локтях, не уверенный, к чему это он.

— За что?

— За то, что случилось в доме. Это было не очень честно с моей стороны.

Мерлин встал на ноги, застигнутый врасплох его словами. Но он был рад, что Артур разговаривал с ним так же, как обычно, без следа прежней холодности или гнева.

— О. Да ничего страшного. А ты прости меня за статую на площади, — сказал Мерлин со своим лучшим каменным лицом и намёком на извечную дерзость.

Артур беспечно отмахнулся, и на губах его заиграла ухмылка.

— Честно говоря, она мне никогда не нравилась. Теперь появилась возможность заменить её чем-нибудь более подходящим.

Мерлин вопросительно поднял бровь, сдерживая грозящую скользнуть на лицо улыбку.

— Чем это, например?

— Памятником мне, разумеется. Знаю, ты продолжаешь забывать об этом, Мерлин, но я вообще-то король.

Мерлин рассмеялся: знакомое подтрунивание наполнило его весельем, хотя руки продолжали дрожать, а внутренности скручивало тугим узлом от нервов и страха упустить этот момент, проснуться и осознать, что всё это был лишь счастливый сон.

— А не боишься, что твоя раздутая голова перевесит и памятник опрокинется?

Артур укоризненно покачал головой, глаза его весело блеснули.

— Заткнись, Мерлин. — Но вскоре лицо его стало серьёзным, и он уставился себе под ноги. — На самом деле я думал, что пора как следует почтить Ланселота.

У Мерлина перехватило дыхание, по телу прокатилась дрожь. Он прижал руку к груди и быстро заморгал, ошеломлённый этим жестом — возвести его другу запоздалый монумент. Жестом, который мог предназначаться только Мерлину.

— Артур…

— Ты же не собираешься плакать из-за этого? — закатил глаза тот.

Мерлин рассмеялся и вытер глаза.

— Если только от облегчения, что вся бронза королевства не будет потрачена на воспроизведение твоей расплывшейся талии.

Артур надулся и сделал вид, что вот-вот треснет Мерлина; тот уклонился. Они молча стояли, улыбаясь друг другу.

Как бы Мерлин ни ценил возможность снова перебрасываться с Артуром шутками, будто ничего не случилось, этот момент был хрупким: все нерешённые проблемы маячили на горизонте. Однако их дружеское общение вселило в него уверенность и храбрость их затронуть.

— Артур, я хочу извиниться. Я знаю, что порой не воздаю тебе должное или делаю неверные выводы — ты заслуживаешь лучшего.

Артур склонил голову, кивнув.

— Иногда мне кажется, ничто из того, что я говорю или делаю, недостаточно для тебя, и все мои усилия отвергаются… а потом я наблюдаю за тобой и твоей матерью, как открыто вы проявляете нежность друг к другу, и тогда я убеждаюсь, какими разными мы выросли благодаря нашему воспитанию и окружению. Когда я буквально трублю о своих чувствах со стен цитадели, ты воспринимаешь это побоями. Возмущённо кричишь, когда тебя волокут на очередную охоту.

Мерлин засмеялся, с радостью осознавая, что они оба пришли к одинаковым выводам касательно существовавших между ними проблем. Наконец-то впереди замаячил способ преодолеть эту брешь, и у Мерлина камень с души упал.

— Что-то я не уверен, что всё это время ты «трубил о своих чувствах», а не просто-напросто наслаждался моими страданиями.

— Ну… — ухмыльнулся Артур. Он выдохнул и вытер потную ладонь о штанину. — Я понимаю, что я капризный, и противоречивый, и никогда не дарил тебе чувства защищённости рядом с собой, поэтому я скажу это вслух, всего один раз, так что слушай внимательно, и мы никогда не заговорим об этом снова. Правда в том, Мерлин, что я… — Артур оборвал себя, и Мерлин нахмурился. Артур покраснел, и взгляд его заметался по сторонам. — Я… Это труднее, чем я думал.

Улыбка зародилась глубоко внутри Мерлина и заполнила всё тело, пока не отразилась на лице, защипав глаза накалом эмоций, грозивших вырваться наружу.

Артур продолжал мямлить, всё больше волнуясь и злясь на самого себя, и взмахивая руками от отчаяния.

— Я… гх.

Мерлин с нежностью рассмеялся себе под нос на такое эмоциональное слабоумие и, чтобы избавить Артура от мучений, сделал шаг вперёд и обхватил его руками.

— Я тоже тебя люблю, Артур.

Артур обвис в его руках, напряжение и скованность покинули его тело, и он крепко сжал Мерлина в объятиях. Его высокий голос дрожал:

— И я тебя, Мерлин. Видит небо, и я тебя. Я так по тебе скучал, Мерлин, ты даже не представляешь…

Мерлин почувствовал слабость в руках; его омыло волной тепла, и он вцепился в Артура ещё крепче. Как долго он этого ждал, как жаждал этой нежности — больше даже, чем понимал сейчас, когда это происходило. Десятилетие бурных эмоций, зацикленных на Артуре, которые Мерлин нёс в себе, распустились ласковым умиротворением — теперь, когда они с Артуром наконец-то пришли к полному взаимопониманию, вместе, одновременно, а не порхали туда-сюда, как страницы книги на ветру. Это было новое начало. У Мерлина больше не было отягощавших душу секретов, и он наконец-то получил от Артура откровенную любовь и принятие, в которых нуждался. Он прижался щекой к щеке Артура, раскачиваясь на месте, желая стоять так вдвоём до конца времён, если бы не слабеющие руки и дрожь Артурова тела… и его всхлипы…

— Ты плачешь?

— Нет!..

Мерлин отстранился и удивлённо моргнул, видя неприкрытые эмоции Артура. Он усмехнулся.

— Давай помогу вытереть твои девчоночьи слёзы…

Артур отмахнулся от потянувшихся к его лицу рук.

Обязательно всё портить, Мерлин? — Но в голосе его не было гнева. Он отступил и протянул Мерлину руку. — Идём.

— Куда?

Артур сел под дерево и похлопал перед собой.

— Посиди со мной. — Озадаченный Мерлин нахмурился, подозревая ловушку. — Просто позволь мне посидеть с тобой в обнимку. Пожалуйста.

Мерлин, как зачарованный, в кои-то веки подчинился, и Артур прижал его спиной к своей груди и обхватил руками за пояс. Затаивший дыхание, практически дезориентированный этим невероятным проявлением чувств, Мерлин повернул голову набок, покосившись на Артура краем глаза.

— Что ты сделал с настоящим Артуром?

— Заткнись, Мерлин.

— А, вот и он. — Артур ткнул его пальцем под рёбра, и Мерлин взвизгнул, но вскоре расслабился и растаял, нежась в тепле Артура и откинув голову на его широкое плечо. Он переплёл пальцы одной ладони с пальцами Артура, а вторую положил поверх его руки, довольный, что наконец-то может касаться этих мышц, которые так долго боготворил, стыдясь своих безнадёжных желаний. Сейчас его окружал сила, которая всегда будет защищать и подчинять, и Мерлин мечтал лишь об одном: остаться так навечно, только вдвоём, вдалеке от судьбы, обязанностей, долга. — До чего же мы странная пара. Сказал бы мне кто много лет назад, что я буду сидеть здесь в обнимку с ужасной задиристой задницей…

— Хочешь сказать, тогда я тебе не нравился? — фыркнул Артур.

— Нравился? Да я тебя терпеть не мог! Ты был абсолютно ужасен. Но со временем я оттаял.

Артур снова фыркнул.

— Ага, на следующий день после знакомства.

— Да как же. Нет, конечно. Скорее этой датой можно считать тот день, когда ты встал на защиту Эалдора. Когда это было, год спустя?

Целый год? — возмущённо воскликнул Артур.

— Но ты ведь тоже меня ненавидел, разве нет? — Артур напрягся, и Мерлин осознал, что ответ будет не тем, которого он ждал. — Разве нет?

— Нет, Мерлин, я всегда знал, кем ты был для меня.

Мерлин нахмурился, не совсем понимая.

— Хочешь сказать…

— Да, Мерлин.

Мерлин развернулся к нему: на лице Артура было то редкое выражение, которое ему доводилось видеть всего несколько раз — та самая нежная улыбка, от которой подгибались колени.

— Но…

— Всегда, Мерлин. С той минуты, как я впервые тебя увидел.

Мерлин насупился.

— Ой, да ладно врать-то! Неправда это, ты ещё в течение первой недели дважды пытался меня убить!

Артур покачал головой, безмятежно глядя на него.

— На тот момент я не обладал базой для сравнений, поэтому понял всё гораздо позже, но после того дня я не мог думать ни о чём другом.

У Мерлина перехватило дыхание; он крепко зажмурился, пытаясь взять себя в руки. Неужели он совсем не знал Артура прежде?

Тот вскинул бровь.

— И я не уверен, что полностью верю тебе, Мерлин. Если хочешь знать, ты всегда был открытой книгой: твоё постоянное смущение, взгляды «украдкой», пока я принимаю ванну, задерживающиеся на моём теле пальцы…

Мерлин в отместку ущипнул Артура за ногу.

— Ой, да пошёл ты, ничего ты не знаешь. И я озвучил момент, когда понял, что люблю тебя, а не когда понял, что хочу… — Мерлин зажал ладонью рот, но было поздно. Он уже предчувствовал, что из-за своей оговорки проведёт остаток жизни в окружении невыносимого самодовольства.

— Хочешь чего, Мерлин?

Артур многозначительно посмотрел на ладонь, которую Мерлин положил ему на грудь. Тот мгновенно отдёрнул её, словно касался раскалённой печи, и принял исходное положение, отвернувшись от Артура. Уши и щёки его горели.

— Чёрт.

— Не стоит смущаться, Мерлин, я чертовски привлекателен. У тебя не было шансов, учитывая…

— О господи боже мой! Иногда я искренне тебя ненавижу.

Артур захохотал, и Мерлин сгорбился, сложив руки на груди. Теперь, когда он понимал реальное проявление чувств Артура, то намеревался отплатить тем же.

— Как будто твои регулярные тумаки не были предлогом меня коснуться.

— И ты это обожал. — Он поцеловал Мерлина в макушку и легонько сжал в объятиях.

Некоторое время они сидели в уютной тишине, но в голове крутились мысли обо всём, что они обсудили, и Мерлин не мог не спросить:

— А ты когда-нибудь думал о…

Артур перебил его с хрупким спокойствием.

— Да.

— Если бы ты не был королём… если бы…

Да, Мерлин, да. Пожалуйста, прекрати. Мы не можем это обсуждать. — Ошеломлённый силой ответа, Мерлин развернулся в объятиях Артура, сев к нему лицом, и встретил его лихорадочный взгляд. — Это ничего не меняет. Я — король, и Гвен — моя королева. Ей принадлежит моя любовь и уважение… и моя клятва.

Мерлин опустил глаза. Внутри всё упало, столкнувшись с горькой реальностью их жизней. В горле встал ком, и он почувствовал себя виноватым, ведь его чувства тоже были в некотором роде предательством.

— Я знаю. И у меня есть Персиваль.

Помедлив, Артур спросил спокойным, тихим голосом:

— Ты его любишь?

Как странно, что этот вопрос, исходя не от кого бы то ни было, а от Артура, позволил Мерлину ответить с лёгкостью и абсолютной искренностью:

— Да.

Артур приподнял его голову за подбородок, и Мерлин встретил его затуманенный слезами взгляд и неподдельную, но всё же горькую улыбку.

— Я рад. Персиваль, вероятно, самый хороший человек, которого я знаю. Лучшего тебе было не найти.

Мерлин кивнул, принимая его благословение. Слова Артура прозвучали как нечто окончательное — как закрывшаяся дверь, и сердце Мерлина заболело, когда он наконец осознал глубину и характер любви Артура. И всё же между ними ничто не могло измениться. Персиваль всегда был в курсе его чувств к Артуру и принимал их, но сможет ли Мерлин продолжать отношения с другим, зная, что эти долго скрываемые чувства оказались взаимными? Ответ был прост: ему придётся. Он и правда любил Персиваля, и тот делал его счастливым — больше, чем остальные люди, и больше, чем Мерлин заслуживал. Этого будет достаточно. Должно быть.

Артур изучил его лицо внимательным взглядом, одновременно непроницаемым и уязвимым. Очевидно, он увидел, что Мерлин принял ситуацию, как она есть, и сказать ему больше было нечего.

— Мерлин, ты должен поверить в меня и предоставить мне самому поступать правильно. Никаких больше секретов, никакой лжи, никогда.

Мерлин с облегчением кивнул, чертовски благодарный за второй шанс, за то, что, несмотря на всё случившееся, Артур по-прежнему доверял ему.

— Клянусь.

— И ты должен позволить мне самому сражаться в битвах. Помогать при магических атаках — это одно — хотя, надеюсь, теперь, когда запрет на магию снят, мы с ними больше не столкнёмся, — но если ты всегда будешь вмешиваться, защищая меня, я ослабею и стану почивать на незаслуженных лаврах, и тем самым потеряю уважение своего войска и народа. Ты это понимаешь?

Мерлин безмолвно открывал и закрывал рот. Его словно мешком оглушили, и время для него остановилось. Сознание грозило отключиться, пережив слишком много потрясений за один день.

— Мерлин? Эй?

Мерлин вернулся в реальность, где перед ним маячило широко улыбающееся лицо Артура: тот несомненно наслаждался реакцией, на которую и рассчитывал. Однако Мерлину было плевать, он кинулся на Артура и покатился с ним по траве, смеясь от безграничного счастья, которого не чувствовал уже многие годы.

— Ах ты задница, почему ты не сказал мне с самого начала?!

Оседлав Мерлина, Артур отряхнулся одной рукой, а другой прижал запястья Мерлина к земле и ответил скучным тоном:

— Да будет тебе известно, Мерлин, что я прискакал сюда прямо с совета, на котором этот законопроект был одобрен, специально чтобы рассказать тебе.

Когда до Мерлина дошло, что его мечты сбываются и весь тяжкий труд на протяжении десятилетия был не зря, пришла его очередь плакать. Слезами радости и облегчения, но главным образом — любви к этому чудесному человеку. Улыбка Артура смягчилась, и он отпустил руки Мерлина, позволив ему промокнуть глаза. Мерлин схватил Артура за запястье и погладил большим пальцем тыльную сторону ладони.

— Ты сделал это для меня?

Артур поднял бровь.

— Вообще-то я сделал это ради Джорджа, но это история для другого раза.

На Мерлина накатило очередное осознание, и челюсть его возмущённо отвисла.

— Чёрт побери, я знал! Никто не может быть настолько идеален. Ха! О, не могу дождаться, когда…

Артур оборвал его, вернув к обсуждению вопроса:

— Мерлин, я серьёзно. Я не смогу быть тем королём, каким ты хочешь меня видеть, если ты будешь со мной нянькаться. Ты понимаешь это?

Мерлин кивнул.

— Клянёшься перестать?

Мерлин помотал головой.

— Мерлин!

Тот вздохнул. Серьёзность выставленных требований улетучила всю эйфорию.

— Я постараюсь, но я не стану безропотно смотреть, как ты умираешь, Артур. На это я не согласен. Не тогда, когда у меня есть сила это предотвратить.

Артур пристально смотрел на него несколько мгновений, после чего, фыркнув и мягко покачав головой, встал на ноги и протянул ему руку.

— Думаю, пока что я с этим смирюсь. Идём.

«Ты смиришься с этим навсегда». Артурово кольцо с королевской печатью царапнуло Мерлину ладонь, когда он поднимал его на ноги, и напомнило Мерлину о результате его последнего проекта с Акколоном.

— О! Подожди! У меня кое-что есть для тебя.

Артур поморщился.

— Надеюсь, не очередная гигантская радужная бабочка?

— А чем тебя не устроила моя бабочка? Она ведь сработала!

Артур закатил глаза.

— Честное слово, Мерлин, как можно было показать себя такой девчонкой? Не мог наколдовать, я не знаю, гигантского мерлина* или дракона?
__________________________
*Артур, разумеется, имеет в виду птицу, в честь которой Мерлин назван.


Мерлин ухмыльнулся. Голова кружилась от возможности шутить с Артуром о магии и от принятия, которое под этим подразумевалось.

— Это было бы слишком очевидно. К тому же, мне нравится символизм. Так тебе нужен мой подарок или нет?

Артур наградил его полным сомнений взглядом. Мерлин сунул руку в карман, достал кольцо — простой серебряный ободок — и протянул его в раскрытой ладони. Артур замер, наморщил лоб, и тут его глаза округлились, и он, замотав головой, попятился, будто кольцо было ядовитой змеёй. Отступив к дереву, он прижался к нему спиной, словно твёрдый ствол был единственным, что удерживало его на ногах.

Мерлин бросился к нему, заинтригованный его реакцией.

— Артур! Что такое?

— Это кольцо… я видел его прежде. Раз за разом в своих снах.

Мерлин задумчиво нахмурился.

— Ты уверен? Может, тебе кажется…

Артур покачал головой и твёрдо ответил:

— Нет, Мерлин, я его где угодно узнаю. Это кольцо из моих снов.

Мерлин протянул ему кольцо с ободряющим кивком. Поколебавшись, Артур взял его и принялся вертеть в дрожащих пальцах, в конце концов подняв на Мерлина вопросительный взгляд. Мерлин улыбнулся, забрал кольцо и, безумно нервничая, опустился на колени, взял ладонь Артура в свою и надел кольцо ему на палец.

— Когда ты будешь носить его, моя магия не будет на тебя действовать. Я выковал его как доказательство своего абсолютного подчинения тебе. Ты мой господин, мой лорд, мой король; всё, чем я являюсь, принадлежит тебе, и я бы ничего не поменял.

Со словами Мерлина былая неуверенность Артура испарилась, и её сменила аура короля, которая всегда вызывала в Мерлине трепет. Артур подарил ему улыбку, осветившую всё его существо, улыбку, которую Мерлин всю жизнь хотел получить в свой адрес — та самая, коей он награждал недавно посвящённых рыцарей и людей, которым воздавал почести. И всё же эта улыбка предназначалась только Мерлину — улыбка тёплого принятия и любви. Артур поднял Мерлина на ноги и кивнул, снимая кольцо и убирая его в карман.

— Я сохраню его как символ твоей верности и преданности, но я никогда его не надену. — Мерлина словно прострелило молнией. Дрожа от слабости, он ошеломлённо закрыл глаза. Он не ожидал снова получить без испытаний и допросов то, что уже и не думал вернуть — Артурово полное доверие. Мерлин открыл глаза в то мгновение, когда Артур сжал его плечо. — У меня тоже кое-что есть для тебя, Мерлин. Ты подарил мне это в пещере, и теперь я хочу это вернуть.

Мерлин замер, копаясь в памяти. На ум приходило множество ночей, которые они провели в пещерах за эти годы, но лишь одна была не похожа на другие. К тому времени, как Мерлин понял, о чём он, Артур уже скользнул ладонью к его щеке и подался вперёд. Губы Артура были полными и мягкими, дыхание — сладким, прикосновение — неспешным, словно они оба пытались запомнить ощущение прежде, чем отстранятся. Обжигающий жар омыл Мерлина с головы до ног, оставив слабость в коленях и звон в ушах, и тут же накатил снова и защипал в глазах. Слёзы выкатились из-под закрытых век Мерлина, и, когда они с Артуром оторвались друг от друга, он остался парить в безмолвной темноте, нарушаемой лишь биением сердца Артура под его ладонью, синхронно с его собственным.

— Мерлин? — Он открыл глаза, обнаружив перед собой очередную самодовольную усмешку. — Уау. Я так хорош? — Мерлин покачал головой, но даже смущение не могло заглушить его счастье. Артур улыбнулся. — С этого дня мы каждый год будем проводить здесь неделю, в это же время, только мы вдвоём. Чтобы просто побыть Артуром и Мерлином. Согласен? — Не в силах произнести ни слова, охваченный чувствами Мерлин кивнул сквозь слёзы. Артур просиял, сжал его плечо и мотнул головой в сторону города. — Пойдём?

Пока они неторопливо спускались с холма, Мерлин восхищался красотой раскинувшегося перед ними нового Эалдора. В груди его кольнуло при мысли об отъезде, тем более сейчас, когда Гаюс окончательно переселился сюда, и даже при том, что Мерлин будет их всех навещать. Но всё же он скучал по суете Камелота и своим суматошным обязанностям… Мерлин нахмурился, внезапно осознав, что даже не знает, какие у него теперь обязанности.

— Э-э, так я, значит, снова займу должность твоего слуги?

Артур резко втянул воздух и скривился.

— Святые небеса, нет! После явившегося мне откровения в лице Джорджа я уже не смогу терпеть твои безнадёжно неумелые услуги. — Он постучал пальцем по губам, словно размышляя. — Я думал, возможно, «первый советник» тебя устроит. Что скажешь?

Мерлин сморщил нос.

— А эта должность включает в себя потешный наряд и кучу церемоний?

— Разумеется, Мерлин. Фасон шляпы я придумал сам.

Мерлин закатил глаза.

— Как вижу, ты по-прежнему задница.

— А твои слова — по-прежнему преступление. — Артур протянул ему руку. — Идём, Мерлин. Идём строить твой Альбион.

И они построили, но это уже совсем другая история.


~FIN~


__________________________
Послесловие: у этого фика существует два сиквела, и в данный момент пишется третий. Желающие могут прочесть их в оригинале на АО3 или в ЖЖ автора.

просмотреть/оставить комментарии [2]
<< Глава 26 К оглавлению 
август 2019  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

июль 2019  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

...календарь 2004-2019...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2019.08.20 19:31:18
The curse of Dracula-2: the incident in London... [21] (Ван Хельсинг)


2019.08.18 21:58:11
Дорога домой [1] (Гарри Поттер)


2019.08.17 16:01:20
Сыграй Цисси для меня [0] ()


2019.08.16 00:04:58
Ноль Овна. Астрологический роман [10] (Оригинальные произведения)


2019.08.13 20:35:28
Время года – это я [4] (Оригинальные произведения)


2019.08.11 09:17:41
(Не)профессионал [3] (Гарри Поттер)


2019.08.09 18:22:20
Мой арт... [0] (Ван Хельсинг, Гарри Поттер, Лабиринт, Мастер и Маргарита, Суини Тодд, Демон-парикмахер с Флит-стрит)


2019.08.08 17:08:53
Prized [1] ()


2019.08.05 22:56:06
Pity sugar [3] (Гарри Поттер)


2019.08.02 00:52:28
Взгляд твоих глаз [0] (Гарри Поттер, Наруто)


2019.07.29 16:15:50
Солнце над пропастью [107] (Гарри Поттер)


2019.07.29 16:03:37
Я только учу(сь)... Часть 1 [52] (Гарри Поттер)


2019.07.29 11:36:55
Расплата [7] (Гарри Поттер)


2019.07.25 20:04:47
Чай с мелиссой и медом [1] (Эквилибриум)


2019.07.21 22:40:15
Несовместимые [9] (Гарри Поттер)


2019.07.19 21:46:53
Своя цена [18] (Гарри Поттер)


2019.07.15 23:05:30
Фейри [4] (Шерлок Холмс)


2019.07.13 22:31:30
Драбблы по Отблескам Этерны [4] (Отблески Этерны)


2019.07.12 17:10:13
Очки для Черного [0] (Дом, в котором...)


2019.07.03 12:27:11
Леди и Бродяга [4] (Гарри Поттер)


2019.06.28 22:27:47
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2019.06.28 21:53:49
Янтарное море [6] (Гарри Поттер)


2019.06.28 01:41:29
Быть Северусом Снейпом [247] (Гарри Поттер)


2019.06.23 18:21:14
Список [8] ()


2019.06.09 22:41:12
Нейсмит, Форкосиган и все-все-все [2] (Сага о Форкосиганах)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2019, by KAGERO ©.