Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Семь идей, которые фандом ВК может перенять у фандома ГП:
1) "плохой" Гэндальф;
2) крутой Фродо;
3) матерящийся пьяница-гомофоб Сэм;
4) "голубой" Саруман;
5) сексуальный Король-Чародей;
6) сексуально озабоченный Арагорн;
7) выживший Боромир;
8) Илуватар, которого поминают через каждое слово, обзавёдшийся богатым гардеробом и двумя наборами вторичных половых признаков;
9) готовый к тайному подвигу Горлум;
10) ну и безусловно Саурон, который на самом деле вовсе не злой. Его просто в детстве Гэндальф обидел. Кстати, Арагорна тоже.

Список фандомов

Гарри Поттер[18579]
Оригинальные произведения[1254]
Шерлок Холмс[723]
Сверхъестественное[460]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[221]
Робин Гуд[218]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[189]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![184]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[141]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[115]
Произведения А. и Б. Стругацких[110]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[1]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[24]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[42]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12840 авторов
- 26114 фиков
- 8755 анекдотов
- 17717 перлов
- 705 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 83 К оглавлениюГлава 85 >>


  Дар памяти

   Глава 84. Страх
14-16 марта

Чаша была из чистого золота. Блики свечей отражались в больших круглых боках, прерываясь лишь на широкой полосе матового, красного с золотистыми буквами узора. Жидкость, плескавшаяся внутри, была непроницаемо черной.

Впрочем, Хенрик не очень-то и смотрел в нее. Знал по опыту, что все равно ничего не выйдет. Его больше волновали руки Карла, двигавшиеся словно бы сами по себе. По самые запястья они погружались в потрепанную и не слишком чистую плетеную коробку, слышно было, как пересыпались под крышкой, перетекали меж пальцев костяные пластины. Зелье в чаше колыхалось в такт колебаниям светильников и движениям плеч. Глаза Карла были закрыты. Его лицо ничего не выражало.

Вдруг из самой сердцевины черной жидкости словно бы ниоткуда возник язычок пламени, лизнул темную поверхность, за ним второй, третий.

- Пора, - сказал Хенрик.

Карл встряхнулся и резко, одним движением, вытащил из-под крышки горсть костяных пластин. Разжал пальцы. Желтые, потрескавшиеся пластинки с полустершимися зелеными и красными символами посыпались с глухим стуком на мягкую ткань.

Открыв глаза, Карл схватил обеими руками чашу, стоявшую между ним и Хенриком, и вылил жидкость на пластинки. Они мгновенно занялись рыже-черным пламенем. В комнате раздался пронзительный, закладывающий уши, визг. Хенрик отвернулся. Пластинки корчились в муках, словно еретики на костре инквизиции, тянули расколотые углы вверх, словно руки, умоляя о спасении. Удушливый дым валил Карлу прямо в лицо, в комнате запахло горелым мясом.

Хенрика, немало перевидавшего за свою жизнь, затошнило.

Но, по счастью, все это не продолжалось и одной минуты. Так же внезапно, как и возник, «пожар» стих, и в считанные секунды между Хенриком и Карлом осталась прямоугольная полоска черной золы. Окна в комнате отсутствовали, но и запах, и дым мгновенно рассеялись, словно их и не бывало. Все светильники на столе и вокруг него погасли. На секретере в глубине комнаты чадил семисвечный канделябр. Карл сходил за ним и, вернувшись к столу, стал внимательно вглядываться в золу. Его губы зашевелились. Внезапно он выпрямился и, вновь отойдя к секретеру, молча облокотился на него.

Что-то явно пошло не так. Хенрик вдруг почувствовал весь свой возраст. Поискав взглядом маленькую скамеечку у стены, он дошел до нее и сел.

Минут десять они молчали.

- Ну? – наконец-то решился Хенрик, окончательно поняв, что, если так будет продолжаться, от Карла сегодня не дождешься и слова. – На этот раз не удалось прочесть ничего? Или не вышел последний знак?

- «Будь осторожен, выбирая друга или врага». Я пытался истолковать это иначе, но иначе получается полная бессмыслица, которой здесь быть никак не должно.

- Всего одна фраза? – удивился Хенрик.

- В том-то и дело, - несколько рассеянно отозвался Карл. – Не история. Почти все пластины остались живы. И это означает, что они предпочитают мучиться, но рассказывать историю не хотят. Они… - он снова глубоко задумался.

- Они что? – переспросил Хенрик.

- Словно бы чего-то боятся. Я первый раз встречаюсь с таким. Не могу сказать ничего более определенного, пока не посмотрю в библиотеке.

- Ты уверен, что там есть что-то по этому вопросу?

- Нет.

Хенрик тяжело вздохнул. Вопрос был нелепым. Но и ситуация повода для радости не оставляла.

- И ты спрашивал их про то, в какую из трех дат следует начинать ритуал?

По счастью Карл не стал смотреть на него, как на идиота, а только, не глядя, кивнул.

- А вчера ты спрашивал, стоит ли доверять Снейпу, и они рассказали тебе притчу о небесном господине Вару, который, чтобы испытать своих верующих, рядился в лохмотья… Следовательно, выражение «будь осторожен, выбирая врага или друга» к Снейпу отнести нельзя. И вчера с ними было все в порядке? Никаких…

- С ними всегда было все в порядке, Хенрик, - тихо сказал Карл. – Я слышал о том, что они могут немного волноваться, но что они могут бояться и так бояться – никогда. Однажды, - он поморщился, - я стал свидетелем нападения бандитов на одну особу. Когда мне удалось освободить ее и я подошел к ней, от нее исходили волны животного страха… Она боялась, что я трону ее. Они сейчас боятся гораздо больших мучений, чем уже есть. Скажи мне, Хенрик, что может напугать души, горящие в адском огне?

Маршан вздрогнул.

- Про ритуал мы спрашивали много раз, нам никогда не обещали однозначного исхода, но никогда не было ничего подобного, - подытожил он. – Что изменилось со вчерашнего числа? Предварительные подсчеты Давид закончил еще вчера, следовательно, про это было уже известно. С Мастером прошло все гладко вчера, мы не ожидали, что он согласится так легко.

- Да, - подтвердил Карл. – Не ожидали.

- Тебе это неприятно? – усмехнулся Хенрик. – Предполагались долгие уговоры, тонкие дипломатические ходы…

- Всего лишь неожиданно, вот и все.

Карл нахмурился.

Хенрик пошарил в кармане и вытащил часы.

- Я обещал навестить одного пациента сегодня вечером. Будут новости, сообщай.

Он пересек комнату и вышел в холодный холл, откуда мгновенно и с громадным облегчением аппарировал. Впервые за сорок лет ему было неуютно в замке Рабштейн.

***
- Неприятно… - пробормотал Карл, выходя в холл вслед за Хенриком и пожимая плечами. Хенрик знал его слишком давно, чтобы предполагать подобную нелепость. Должно быть, тот просто растерялся и ляпнул первое, что пришло в голову. С тех пор, как десять лет назад умерла Мария, жена Карла, приятные и неприятные вещи для него перестали существовать.

Он постоял несколько мгновений в темном холле, где было гораздо свежее, чем в небольшой комнате для ритуалов, и уже хотел было вернуться и рассортировать пластины, как вдруг от кресла перед камином послышался голос:

- Хенрик очень спешил. Должно быть, вести от старых костей не слишком веселые?

Карл это заявление не прокомментировал.

- Какими судьбами? – спросил он, разжигая огонь в камине и подходя ближе. – Разве сегодня вечером ты не собирался быть со своей пациенткой?

Гжегож левитировал в камин пару небольших поленьев из стоявшей рядом корзины.

- Что бы ты сделал, – спросил он, - если бы долг говорил тебе одно, а сердце другое?

- Печальный вопрос. - Облокотившись на камин, Карл провел кончиками пальцев по виноградным листьям, вырезанным из серого камня. – Полагаю, что это зависело бы от обстоятельств, от того, насколько близкие мне люди участвуют в ситуации с другой сторо...

- Хорошо! – перебил его Гжегож. – Как ты думаешь, я мог бы влюбиться?

- Почему ты меня спрашиваешь об этом? Разве я могу ответить за тебя?

- Потому что я не понимаю, влюблен ли я. Я не понимаю, насколько сильным должно быть это чувство, - Гжегож сердито помял кружевное жабо.

Карл усмехнулся.

- И ты решил выбрать меня в советчики! Дорогой племянник, в моей жизни была одна-единственная женщина, я был влюблен только в нее, и было ли это той любовью, которая нужна тебе, я понятия не имею.

- Ты всегда окружен роем студенток. Неужели ни одна не вызвала твоего интереса?

- Не вызвала. И кстати, о любви. Я думал о том, почему взорвался обогреватель. Каким-то образом в смесь мог попасть?..

- Забудь, - быстро сказал Гжегож. – Я уже знаю, почему он взорвался. Но ты не ответил на мой вопрос. Скажи, если бы у тебя был пациент, который очень хотел излечиться, а ты бы знал, что если он не излечится, с ним произойдут великие вещи и, может быть, он даже спасет весь магический мир… ты стал бы его лечить?

Карл оторвался от созерцания узора и пристально посмотрел на племянника. Лицо Гжегожа было еще бледнее обычного.

«Все муки на лице написаны, - подумал Карл. – Мука и сила».

Гжегож был очень сильным. Карл не сомневался в этом и раньше, как и в большом сходстве племянника с покойной сестрой, а теперь эта внутренняя сила поразила его. Перед ним, без сомнения, стоял тот, кому суждено было участвовать в чем-то великом.

- Разумеется, стал бы. Я не верю в пророчества, - сказал Карл. – Потом, если пророчеству действительно суждено сбыться, значит, мой пациент не вылечится.

«Возможно, я только что спас кому-то жизнь».

- Я так и думал, что ты это скажешь, - с горечью рассмеялся Гжегож.

«Выглядит так, будто я лишил его последней надежды».

Тот неожиданно поднялся, сделал пару шагов к центру холла и остановился, словно бы раздумывая, аппарировать или нет.

Карл выразительно взглянул на открытую дверь ритуальной комнаты. Кости ждали его.

Гжегож вынул палочку и с отчаянием посмотрел на него.

- Знаешь, мне все больше кажется, что все вот-вот полетит в тартарары, - сказал он, тряхнув бледными локонами. – И что хуже всего, именно я его туда и пошлю.

***
Вспомнил Гарри не сразу. Началось все с того, что Малфой схватил его в коридоре за руку, отодвигая. Гарри и вправду мешал ему пройти. Он сам не помнил, с чего торчал там, в проходе, перед дверью кабинета зельеварения, почему не пошел сразу в класс, ждал ли Рона или еще по какой-то смутной причине. Возможно, Гермиона опять дала повод для размышлений, ее странное поведение в последнее время. Гарри был уверен – тут что-то не так. Но, в любом случае, что бы он там ни делал, в этом чертовом проходе, повод сразу же забылся. Не до того было. После этого чертового движения Малфоя не до того.

Малфой, по сути, не сделал ничего такого. Просто взял его на короткий миг за руку, проходя. Даже не толкнул. Сам Гарри точно так же бы сделал, если бы ему надо было мимо кого-то пройти. С Малфоем не было слизеринцев, никто не был свидетелем, никто не загоготал. Сам Малфой не сказал ни слова, просто прошел. Скорее всего, он даже не видел, кто был перед ним, чья спина. Гарри открыл было рот, чтобы возмутиться, но ему вдруг стало как-то нехорошо. Прикосновение… всего лишь прикосновение… Если бы Малфой еще оставался в коридоре, Гарри наверняка бы ударил его. Нет, не ударил бы – зверски избил.

Голова весь вечер не просто болела – раскалывалась. Обыкновенное прикосновение – и такая ярость… Невольно вспомнишь второй курс, свои собственные метания – какой ты, и действительно ли у тебя так мало общего с тем, кого боятся называть? На ужин Гарри не пошел. Гермиона заикнулась было о том, что стоит сходить за зельем в больничное крыло, но он быстро сказал, что это пройдет, и удрал в пустую спальню мальчиков, надеясь, что она не воспользуется привилегией и не последует за ним.

По дороге в больничное крыло тоже можно встретить Малфоя…

Гермиона, умница, не только не пошла за ним, но, видимо, попросила не трогать его и всех других. Оставшись в покое, Гарри свернулся в позу эмбриона и вскоре задремал. Тогда-то и вышло, что прикосновение – это не просто прикосновение, и вовсе не Малфой изначально прикасался к нему, а Снейп.

Хорошо, что заглушающие ставились на полог уже автоматически. Гарри подскочил с диким криком, сел, тревожно озираясь по сторонам, сердце билось в грудную клетку размеренно, но очень громко, словно колотушка ночного сторожа из средних веков. Снейп. Прикасался. К нему. Пальцами, палочкой. Залечивал синяки. В туалете. К голому!!! К голому совсем. Что было до этого, Гарри не помнил, но не сомневался, что что-то совсем уж отвратительное. А если, если то самое, что?..

Пытаясь восстановить в памяти тот вечер, Гарри чуть с ума не сошел. Рон пришел спать и позвал его. Заглушающие работали в одностороннем порядке и потому было слышно, как остальные забирались на свои кровати, перебрасывались короткими словечками. Гарри хотелось выть. Рону он не ответил - боялся, что заорет вместо того, чтобы произнести нормальные слова.

«Рон, Снейп меня…» - что? Трогал? Насиловал? Может быть, заставлял брать в рот? Гарри очень смутно представлял, как это бывает, но подобные рассказы до него доходили.

Как можно рассказывать о таком? Кому?

Он представил себя в кабинете директора.

«Директор, Снейп…» Или Хагриду рассказать, например. Или Люпину… ага. Сейчас.

«Вы знаете, сальноволосый ублюдок трогал меня здесь и здесь, но я не помню точно. Возможно, он что-то мне куда-то вставлял…»

Гарри с трудом удерживался на грани истерики. На всякий случай он даже ощупал себя повсюду, и там тоже, как будто мог таким образом найти доказательства того, что сделал с ним Снейп. Конечно же, в эту ночь он не спал. Даже с палочкой в руке то и дело вскакивал и бешено орал «Люмос», как будто Снейп мог прийти прямо сюда.

В следующие два дня Гарри не сорвался чудом. При виде Снейпа за учительским столом его трясло так, что все вылетало из рук. И это при том, что днем все казалось не таким страшным, ум пытался найти рациональное объяснение, настаивал, что это был всего лишь дурной сон. Но ближе к ночи воспоминание становилось все более реальным, детский лепет, что Снейп не стал бы проделывать такое под носом у Дамблдора, не срабатывал.

Что делать? Как узнать правду? И что делать потом? Добиваться справедливости – того, чтобы вся школа показывала на него пальцем, чтобы знали все?!!

Вечером второго дня он решился и, отыскав Гермиону в библиотеке, заговорил на эту тему. Притворяться, что голова не болит, было тяжело, небрежный тон не давался совсем, но, по счастью, Гермиона была так погружена в нумерологию, что ничего не заметила.

- Как ты думаешь, Снейп может интересоваться мальчиками… ну, в этом смысле? – полушепотом, воровато оглядываясь по сторонам, спросил он.

Гермиона подняла голову от толстого зеленого тома с обгрызенным углом и посмотрела на Гарри в полном недоумении.

- Ну… когда насилуют, - чувствуя, что неудержимо краснеет, пояснил он. Ладони вспотели.

Гермиона опустила глаза к книге, потом снова подняла взгляд на него.

- Он что, приставал к тебе?!! – она явно была шокирована.

- Нет… То есть… Нет, я совсем не то хотел сказать… Слухи ходят…

- Ааа, слухи! – с облегчением фыркнула Гермиона. – Но, Гарри, вряд ли эти слухи имеют отношение к действительности.

- Почему?!

- Послушай… Это не дело – рассказывать о таких вещах, но… я как-то подслушала разговор мадам Помфри с… неважно, с кем. Они говорили о первокурснике, сироте, с которым проделывали ужасные вещи в приюте. И мадам Помфри сказала, что профессор Снейп был весь зеленый, когда вернулся оттуда. Что она не удивится, если выяснится, что он проклял директора. Что он всегда сам не свой становится, когда узнает о чем-то таком. И что один раз она даже слышала, как он ругался с директором Дамблдором из-за ученика, которого на лето хотели отправить в приют.

- То есть он защищал его? – Гарри сел на стол рядом с ней. Голову потихоньку отпускало.

- Защищал, и это был не его ученик. Не слизеринец.

- Из Гриффиндора? – Гарри принялся перебирать в памяти всех учеников первого и второго курсов. Но приютских среди них вроде не было.

Он повернулся к Гермионе, однако та уже сосредоточенно переписывала что-то в толстую коричневую тетрадь. При попытке представить, что ублюдок может по-человечески относиться к кому-то, кроме своих, мозг Гарри забастовал. Но на душе действительно стало легче. Впервые на его памяти речь Гермионы в защиту Снейпа казалась настолько убедительной. А может, он и хотел быть убежденным. Ибо иначе становилось невыносимо.

Вернувшись в спальню, он снова прикрылся головной болью и потом долго лежал с открытыми глазами, разглядывая колышащийся от сквозняка красно-золотой полог и раз за разом проигрывая злосчастное воспоминание. После слов Гермионы поведение Снейпа виделось в другом свете. Ублюдок действительно его просто лечил. И, кажется, пытался заботиться так, как если бы вред Гарри нанес кто-то другой. Но кто этот другой? Старшекурсник? Преподаватель? Сириус Блэк?

Он сел на кровати, прижимая руки к груди, пытаясь удержать выпрыгивающее сердце. Горло пересохло, но Гарри не мог разжать пальцы, чтобы взять палочку и наколдовать себе воды. Потом наконец заставил себя сделать это.

Единственный, кто знает правду, - это Снейп. А что если воспоминание – всего лишь сон, и ублюдок только выставит его на посмешище перед всеми? И что, если это не так и… Не один и не два часа Гарри всерьез обдумывал трусливую мысль – оставить все, как есть, притвориться, что он ничего не помнит, не делать ситуацию хуже, чем она есть. В конце концов, это случилось только с ним и ни с кем другим. Но потом он решительно отмел эту мысль. Каким бы ужасным ни было произошедшее, он должен знать. Сегодня он, наверное, снова не сможет уснуть. Но завтра будет другой день. Завтра будет зельеварение. И после урока Снейпу придется многое ему объяснить.

просмотреть/оставить комментарии [145]
<< Глава 83 К оглавлениюГлава 85 >>
июнь 2024  

май 2024  

...календарь 2004-2024...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2024.06.25 04:58:44
На грош пятаков [1] (Гарри Поттер)


2024.06.20 20:52:45
Как карта ляжет [4] (Гарри Поттер)


2024.06.09 19:14:22
Someone, somewhere [0] ()


2024.06.05 15:48:41
Предзнаменования добрые (и не очень) [0] (Благие знамения)


2024.06.04 15:48:07
Иногда они возвращаются [3] ()


2024.05.30 13:15:53
Цепи Гименея [3] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2024.05.29 07:29:03
Наперегонки [18] (Гарри Поттер)


2024.05.20 15:41:07
Nos Célébrations [0] (Благие знамения)


2024.05.20 14:27:46
Наследники Гекаты [19] (Гарри Поттер, Обитаемый остров, Произведения А. и Б. Стругацких)


2024.05.18 23:30:34
Семейный паноптикум Малфоев [17] (Гарри Поттер)


2024.05.14 00:05:29
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2024.04.29 13:32:17
Шахматный порядок [6] (Гарри Поттер)


2024.04.24 11:59:23
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2024.04.11 22:11:50
Ноль Овна: Дела семейные [0] (Оригинальные произведения)


2024.04.02 13:08:00
Вторая жизнь (продолжение перевода) [123] (Гарри Поттер)


2024.03.22 06:54:44
Слишком много Поттеров [49] (Гарри Поттер)


2024.03.15 12:21:42
О кофе и о любви [0] (Неуловимые мстители)


2024.03.14 10:19:13
Однострочники? О боже..... [1] (Доктор Кто?, Торчвуд)


2024.03.08 19:47:33
Смерть придёт, у неё будут твои глаза [1] (Гарри Поттер)


2024.02.23 14:04:11
Поезд в Средиземье [8] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2024.02.20 13:52:41
Танец Чёрной Луны [9] (Гарри Поттер)


2024.02.16 23:12:33
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2024.02.03 22:36:45
Однажды в галактике Пегас..... [1] (Звездные Врата: SG-1, Звездные врата: Атлантида)


2024.01.27 23:21:16
И двадцать пятый — джокер [0] (Голодные игры)


2024.01.27 13:19:54
Змеиные кожи [1] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2024, by KAGERO ©.