Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Крэбб лезет на дерево. Гойл ей:

- Крэбб, ты чего это на дерево лезешь?

- Яблок хочу поесть.

- Так это же елка!

- А у меня с собой...


Список фандомов

Гарри Поттер[18491]
Оригинальные произведения[1241]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12706 авторов
- 26963 фиков
- 8628 анекдотов
- 17688 перлов
- 678 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 2 К оглавлениюГлава 4 >>


  Все псы попадают в рай

   Глава 3. День третий
В полночь будильник, который пришлось взять у слуги, мерзко запищал, Люциус подпрыгнул, выдохнул с облегчением и в который раз порадовался, что у него и Нарциссы разные спальни. Хотя она все равно вряд ли спала — скорее, сидела у постели Драко, но все равно Люциус почему-то не хотел, чтобы она знала, куда он направляется.

Он быстро оделся и бросил взгляд в зеркало: бледное, помятое со сна лицо, круги под глазами. Люциус поморщился. Стоило хотя бы умыться, но дело не терпело отлагательств. Он надеялся, что Тони уже уехал домой: брать шофера с собой и заставлять его ждать ночью неизвестно где непорядочно, а таксисты слишком болтливы.

Люциус старался спускаться в гараж тихо — осторожно ступал по паркету и вздрагивал, когда тот неожиданно скрипел. Потом спускался по лестнице. Слуги уходили домой около одиннадцати — вряд ли кто-нибудь остался сейчас. Люциус почему-то опасался кого-нибудь встретить, хотя он бы вряд ли смог внятно объяснить, почему. Он и раньше ездил по делам ночью — в основном, по просьбам Господина, но тогда он ничуть не боялся, даже если дружеская помощь с его стороны оказывались чересчур рискованной. Особенно тогда, с этим букмекером в прошлом году… Люциус передернул плечами. Это было очень неприятное дело, с какими-то прогнозами гонок, а может, вообще пророчествами Сивиллы — но Господин очень хотел заполучить их, и тогда все сорвалось… Удивительно, что ему вообще помогли, а ведь могли и не отмазать. И быть ему тогда среди каких-нибудь ежегодных жертв. Добровольно-принудительная честь.

Но сейчас все иначе. Не обычное одолжение — по сути, поручение, конечно, за которое он не будет нести ответственности, а шаг в сторону, рискованный и, наверное, опрометчивый. Но Люциус уже все взвесил. Он завел мотор многострадального «бентли», очень осторожно тронулся и выехал на улицу. Гараж открывался бесшумно, а от дома до ворот было достаточно далеко.

Люциус включил фары, только отъехав от дома подальше. Его грызла непривычная паранойя — а вдруг кто-то заметил его отъезд? Вдруг кто-то прослушивает его телефон? Например, Макнейр — сидит в приемной, зевает и записывает, и ему совершенно безразлично, будет ли он, Люциус Малфой, жить или умрет. Он сверился с картой и свернул налево, к центру. Страх прошел так же внезапно, как и появился; Люциусу вдруг стало все равно, что он потеряет — после того, на что, по сути, он решился, все казалось мелочью. Если Господин узнает, то будет в бешенстве, — и пусть! Люциус хотел бы, чтобы тот лопнул от злости, как пузырь, переполненный желчью. Не зря отец предупреждал, что Риддлу нельзя доверять. Такая далеко идущая комбинация. И, конечно, никакой паники не будет. Риддл купит все сам под шумок, опустив цену всего лишь до приятного ему самому уровня. Интересно, почему именно сейчас? Почему не позже, не раньше? Ответ пришел сам собой: Драко еще слишком молод, чтобы представлять угрозу, а новые наследники, когда им с женой за сорок? Они же не друиды и не индийские аскеты, которые, говорят, сохраняют молодость лет до ста. Очень маловероятно.

Периодически Люциус останавливался и заглядывал в карту. Площадь Кесаря Августа — смутно знакомый адрес. Кажется, еще до кризиса в тех местах начали застройку фешенебельного квартала, но потом, когда кризис нанес свой безжалостный удар, бросили дома непроданными, и те так и остались догнивать. Кое-где жили состоятельные люди, успевшие купить дорогое жилье, которое продать теперь не было никакой возможности, кое-какие дома заняли под храмы общины жрецов, а некоторые так и стояли заброшенными.

Двенадцатый дом был искусно спрятан между двух соседних особняков — густые заросли, одинаковый кованый забор. Пришлось останавливаться и искать ворота, открывать их вручную — ни о какой автоматике и речи не шло, — а потом закрывать их за собой, заехав внутрь.

Здесь было очень, очень тихо. Люциус постоял, прислушиваясь. Дом темной громадой возвышался над ним. Единственным источником света были фары «бентли», и казалось немыслимым выключить их. Тогда вообще ничего видно не будет. Люпин не мог не услышать, как к дому подъехала машина — почему же он не выходит его встречать?

Люциус уже собирался ехать обратно, и поскорее, когда на крыльце замерцал огонек свечи — или тусклой масляной лампы, почти как из арабских сказок. Люциус погасил фары и вышел из машины. Люпин весь скрывался в темноте, огонек выхватывал только часть лица и руку, как в театре, на постановке какой-нибудь мистической новеллы. Блеснули светлые глаза.

— Наконец-то, — выдохнул Люциус.

— Идемте, — негромко ответил Люпин и шагнул назад, унося за собой свет. Люциус взбежал на крыльцо, чудом не споткнувшись, и пошел за ним следом.

— Осторожно, — прошептал Люпин, остановившись в тесном, но длинном и терявшемся в темноте холле. — На входе установили сигнализацию, она запускается от шума. Но электричества здесь нет. Мы так и не разобрались, что это. Она вопит сиреной, даже если заговорить в полный голос.

— Мы? — спросил вполголоса Люциус, осматриваясь. Заброшенный дом, давно нежилой, штукатурка осыпалась, кое-где висели сырые, потерявшие какой-либо цвет обрывки шпалер. Кажется, дорогих, шелковых.

— Я и Сириус, — коротко ответил Люпин и стал подниматься по лестнице.

Большой зал наверху казался более обитаемым: в камине тлели угли, на кривоногую козетку кто-то бросил шерстяной тканый плед с узорами, к огню было придвинуто кресло, очень похожее на то, продавленное, из квартиры Люпина.

— Есть всего два выхода из такой ситуации, как у вас, — сказал тот, устраиваясь в кресле поудобнее. — И вы не сможете на них никак повлиять. Первый — это, как вы понимаете, победить другого грязнокровку в открытом бою.

Люциус вздохнул. Значит, способ только один. Драко… неспособен. К сожалению.

— Не стоит заранее отказываться от этого варианта. — Люпин серьезно и печально посмотрел на Люциуса, как будто по-настоящему сопереживал ему. — Среди грязнокровных оборотней есть старые и немощные, от которых стая… община рада будет избавиться. Дело в баргестах, что они скажут. Гарм может выставить против Драко такого ненужного старика, который будет рад погибнуть в бою, а не в постели. Гарм вообще сторонник чисто символических испытаний, хороший человек — по-своему. Ангус или Шак… с ними будет сложнее. Про Фенрира я не буду говорить. Хорошо бы он вообще не заметил Драко.

Люциус плохо знал оборотней, только то, что они живут закрытой кастой, имеют божественные способности, посвящены Тому, кто приходит в тиши, многоликому божеству, властвовавшему надо всем обитаемым миром, кроме олимпийских вседержителей. Хель, Кали, Эрешкигаль, Аид, Геката — а других имен еще больше.

— Почему его нельзя просто принять в стаю? Драко мог бы…

Люпин усмехнулся.

— Если Пес укусит человека, и тот обратится, и потом укусит еще и еще, и войдет к женщине, и родит с ней сына-Пса, что будет? В конце времен не останется человека на земле. А что есть Пес без людей? Пастух без стада.

Он говорил, будто цитировал кого-то, с легкой насмешкой и горечью в голосе. Люциус вздрогнул. Сердце почему-то забилось быстрее.

— Очень строгие правила, очень суровое наказание, община сама приведет все в исполнение. В стае всегда должно быть одинаковое количество грязнокровок-мужчин, потому что чистокровные могут контролировать свой гнев, а мы — нет. Мы — фактор риска, мусор под их ногами, бешеное, тупое мясо. Так было и будет всегда.

Люпин замолчал и закрыл глаза.

— А второй вариант? — нетерпеливо спросил Люциус.

— Второй проще, — не открывая глаз, произнес Люпин. — Если кто-то из грязнокровок гибнет, кандидата принимают на его место без испытаний.

Люциус затаил дыхание. Было что-то еще, что-то, о чем оборотень не сказал ему.

— Но?.. — уточнил Люциус. Это самое «но» явственно прозвучало в конце фразы.

— Он будет парией, — спокойно ответил Люпин и пристально посмотрел ему в глаза. Это был очень странный, ищущий взгляд, будто бы Люпин ожидал увидеть на месте Люциуса совершенно другого человека, и ожидал напрасно. — Как я. Почти, — поправился он, заметив изумление Люциуса, — у меня был Сириус, и Ангус Черный до сих пор не может простить мне, что я увел его племянника из общины. Но у Драко никого не будет, так что лучше бы он дрался. Я попробую поговорить с Гармом, может, меня даже выслушают…

Люциус встал. Его изнутри душило странное чувство, болезненно-сладкое: он хотел одновременно убить человека, сидевшего перед ним, и рассказать ему все, что смог узнать. Убить потому, что это был способ номер два, и Люциус на секунду пожалел, что не взял с собой оружия. Только вот оборотни невероятно быстрые и сильные, даже в человеческом облике, и попасть в него надо очень точно. Про серебряные пули, наверное, байки, лишь бы просто ранить его… Но рассказать хотелось сильнее, это было почти физически больно — знать такую омерзительную тайну и не поделиться ею. Ядовитое рукопожатие римского патриция. Чума. Испанка. Оно само ползло наружу.

— У меня нет точных доказательств, — приглушенным голосом, с ненавистью проговорил Люциус. — Но я знаю, кто виноват. Это Томас Марволо Риддл, в обоих случаях. Я землю готов есть, что это он. Сначала устранил Алана Люпина, чтобы отец выкупил его фирму, а потом убрал с дороги моего наследника. Псы не могут ничем владеть, все это знают. Мне ничего не останется, кроме как принять в семью того, на кого Господин укажет. Я не могу пойти против него открыто. И все. Моя фирма, дело моей жизни, моей семьи в его руках навсегда. А я идиот, какой же я идиот, надо было сразу догадаться, я…

В какую-то секунду Люпин оказался рядом, почти вплотную, лицом к лицу. Казалось, Люциус сказал что-то, неожиданно правильное. Нужное и настоящее, чего тот ждал.

— Я знал, — прошептал Люпин и вдруг будто вспыхнул изнутри — счастливо улыбнулся, вновь превратившись из неудачника в героя; завораживающее превращение, у Люциуса перехватило дыхание, он не мог даже пошевельнуться.

— Ты совсем другой. Ты осторожный, а он был безрассудным храбрецом. Ты холодный, а он просто пылал. Ты себе на уме, а он стыдился скрытности. Почему же… так? — продолжал Люпин, не отводя глаз. Он оставался таким же, как и всегда — мягкий взгляд, спокойное лицо — но огонь в нем продолжал гореть, будто признание Люциуса зажгло в нем что-то давно угасшее. Изменив его безвозвратно.

— Кто — он? — хрипло спросил Люциус, не в силах отвести взгляд. Как магия Бельтайна: можно не верить, но объяснить ее нельзя, она просто есть, невзирая ни на что.

— Неважно, — сказал Люпин почти неслышно. — Уходи. Сейчас. Немедленно. Я… все-таки не девочка-институтка.

Уйти. Сейчас. Люциус открыл рот, собираясь задать какой-то ничего не значащий, глупый вопрос, но забыл его в ту же секунду. Он не знал, что делать дальше, как быть. Действительно, уйти? Люциус сделал шаг, но, кажется, не в ту сторону, натолкнулся на Люпина, и в тот момент у него окончательно вылетело из головы все, что случилось до этого. И Драко, и Риддл, и все прочее.

Это было… бешено. Поцелуи, вырванные с мясом пуговицы рубашки, прикосновения, жадные и отчаянные, и Люциуса не оставляло ощущение, что Люпин цепляется за него, как за последнюю соломинку. Но все равно голову кружило дико, и даже то, что будет потом, не пугало.

— Не бойся, — будто догадавшись, зашептал Люпин, проведя по его спине жесткой, горячей ладонью, оглаживая ягодицы странно нежным жестом.

— Я не боюсь, — Люциус мотнул головой, и, поддавшись какому-то странному чувству, прижал Люпина к себе.

Дальше все было как в тумане — плед, брошенный на пол, какой-то крем, торопливые, жадные касания, боль, боль, смешанная с удовольствием, твердые пальцы, умело охватившие член именно тогда, когда это стало просто-таки необходимо, невероятное чувство принадлежности друг другу, которого Люциус ни разу до этого не испытывал. Когда свет перед глазами мигнул и сменился бесконечной, наполненной звездами темнотой, а Люпин едва слышно выдохнул и прижался крепче, Люциус впервые в жизни почувствовал себя абсолютно свободным и живым. Он знал, что это ненадолго, но все равно. Словно Боги спустились на землю и подарили ему маленькую каплю свободы, которая не положена людям с предопределенной Мойрами судьбой. Он уснул там же, на полу, не думая ни о чем.

Люциус приоткрыл глаза и тут же крепко зажмурился: яркий свет лился из высокого окна, бил прямо в лицо, ослеплял. Уже утро. Так быстро. Люциус приподнялся и застонал: ему все-таки было не двадцать, и ночь на жестком деревянном полу дала о себе знать.

— В твоей машине звонил телефон, — послышался знакомый голос. Люпин, уже одетый в свои ужасные штопанные тряпки, сидел на подоконнике соседнего окна и смотрел на улицу. — Долго звонил.

— О боги, Нарцисса, наверное, волнуется, — Люциус неловко поднялся и начал одеваться. Ему почему-то стало неудобно расхаживать голым при Люпине. Вообще все это было как-то внезапно. Если бы магия действительно существовала, он бы, наверное, хотел отмотать время назад и… Нет, наверное, все, что должно произойти, и так бы случилось, как ни колдуй. Тем более, что магия — полное вранье для идиотов.

Люпин повернул голову и посмотрел на него. Улыбнулся — слабо, едва заметно, а потом легко спрыгнул с высокого подоконника. Вот уж у кого точно не болит спина.

— Ты говорил вчера о Риддле, — начал он. — Ты уверен, что это он натравил на Драко оборотня?

— Я говорил, что и доказательств у меня нет, — уклончиво ответил Люциус. — Но то, что он мне сказал… Понимаешь, я даже не смогу внятно объяснить, почему я в этом уверен, просто знаю и все!

Неожиданно для себя он рассердился. Люпин, кажется, даже удивился, бросил сочувственный взгляд.

— И еще я попросил детектива, очень хорошего детектива, проверить обстоятельства смерти твоего отца! Полиция ведь не стала разбираться, правда? Он обещал, что найдет виновника. И тогда мы будем знать точно, но сейчас я ничего нового тебе не скажу!

Люпин ссутулился, дернул плечами, отвернулся. Может, не стоило говорить с ним так резко?

— Телефон снова звонит, спустись, возьми трубку, — хрипло пробормотал он. — Только не шуми внизу, сигнализация будет орать.

Глубоко вздохнув, Люциус развернулся и пошел к двери, ведущей на лестницу. Половицы омерзительно поскрипывали под его шагами. Нет, так все-таки нельзя. Гордость гордостью, а Люпин еще понадобится. И потом… он, кажется, все-таки стоящий человек.

В дверях Люциус остановился, обернулся и посмотрел на Люпина. Тот снова сидел на подоконнике, обхватив руками колено. Как же начать?

— Э-э-э… Я… Короче, я не хотел тебя обидеть. Извини. Но как современный человек я отказываюсь считать тебя сверхъестественным существом!

Люпин вдруг широко улыбнулся и покачал головой.

— В этом мы сходимся, Малфой. Я тоже отказываюсь считать себя сверхъестественным. Иди, кто-то очень хочет с тобой поговорить. Уже третий раз звонят.

Это была не Нарцисса, как Люциус опасался, а Долиш.

— Мало, но зацепки есть. Это не телефонный разговор, мистер Малфой, — сказал он своим обычным вечно извиняющимся и одновременно раздражающим до печенок тоном. — Приезжайте на угол Серых пастырей и Тополиной, на первом этаже новостройки есть отличная римская пиццерия. Я буду вас там ждать к полудню.

— Хорошо, — ответил Люциус и положил трубку. Он некоторое время посидел в остывшей за ночь машине, закрыв глаза. Зацепки есть, это отлично. Но что если они укажут вовсе не на Риддла? Если они укажут на отца? Если Люциус ошибся в своих подозрениях, если ему просто показалось, что Риддл на что-то намекает? Нет, быть не может. Это наверняка он.

— Где же эти хогмэновы улицы? — Люциус полез в бардачок за картой. Как никогда ему не хватало Тони. Тот бы сказал: «Разумеется, знаю, сэр», и они бы уже поехали, нигде не путаясь, без единого лишнего поворота. Карта запиралась и выдавать свои тайны вовсе не хотела. Хоть звони Долишу и предлагай какое-нибудь более знакомое место, вроде «Тауэра» или более демократичного, но все-таки слишком экзотичного «Перунова огня». Но Люциус хотя бы знал, где они находятся.

Когда он поднял голову, возле машины стоял Люпин.

— Жена? — спросил он.

Люциус вылез наружу, внезапно налетевший ветер рванул карту из пальцев, и он едва успел подхватить ее.

— Нет… Слушай, ты не знаешь, где улица Серых пастырей?

— Знаю. Это на юго-востоке, вот, почти пригород.

Люциус вдруг решился. Даже если он поступит неправильно сейчас, все равно это сыграет в его пользу. Честность и открытость иногда тоже нужны. Ну и… речь все-таки об отце Люпина. Это будет одолжение. Вложение. Инвестиция.

— А может, поедешь со мной, покажешь дорогу? Тебе все равно будет интересно — я встречаюсь со своим детективом.

Люпин изумленно уставился на него, покачал головой, потом осторожно улыбнулся.

— Ты меня удивляешь, Малфой. Я и не надеялся, что ты такое предложишь.

Люциус поднял брови, внутренне сжавшись. С ним нужно быть осторожнее. Гораздо осторожнее даже, чем с Риддлом. Тому можно было соврать. Люпину — нет. Честные люди гораздо лучше чувствуют ложь, чем те, кто любит несколько исказить факты.

— А как иначе? — ответил он. — Садись.

Заведя мотор, Люциус уже собрался стартовать, но вспомнил кое-что, поднял телефонную трубку и набрал знакомый номер.

— Нарси? Извини, я не ночевал… — начал он, но его перебили.

— Ты ведь ищешь, как помочь Драко? — спокойно спросила жена. — Занимайся этим и дальше и не беспокойся ни о чем. Спасибо, что позвонил. Драко все еще без сознания.

«Хоть бы у тебя получилось!» — буквально вопил ее тон. Хотелось бы, чтоб так и вышло. Люциус попрощался и положил трубку.

— Хорошая жена? — спросил Люпин.

— Самая лучшая, — серьезно ответил Люциус и неожиданно для себя смутился. — Ладно, поехали. Уже скоро двенадцать.

Как ни странно, им удалось добраться до нужного места довольно быстро. Люпин оказался хорошим штурманом, спокойным и снисходительным, и даже когда Люциуcа уже порядком достали эти бесконечные повороты, успокаивал его.

— Ты как с ребенком разговариваешь, — фыркнул он на очередное почти ласковое замечание.

— Это нормально. Ведь я преподаватель, — Люпин грустно усмехнулся. — Следующий поворот налево, перестраивайся.

— Разве оборотни работают?

— Я — да, — веско произнес Люпин. — По крайней мере, пытался. Когда они, эти тупицы, узнают, кто я такой, сразу подписывают приказ об увольнении. Боятся обвинений в святотатстве. Только один человек мне помог, и то… Оказался в итоге бессилен.

— Но ведь ты можешь брать все, что тебе нужно, просто так, — Люциус следил за дорогой, но краем глаза увидел, как перекосилось лицо Люпина, как он оскалился и втянул голову в плечи.

— Я лучше с голоду умру, чем буду кого-то грабить, — бросил он сквозь зубы и замолчал.

Люциус растерялся: штурман объявил забастовку (и чего такого сказал, подумаешь!), но тут «бентли» выехал на перекресток, знак над которым показывал, что это улица Тополиная, по правой стороне мелькнула вывеска пиццерии. Кажется, приехали. За одним из столиков на улице виднелся знакомый коричневый плащ. Долиш помахал рукой — сразу, конечно же, узнал машину.

— Начнем сначала, — повел разговор Долиш, когда все уселись и познакомились. Он хитро прищурился и покосился на Люпина. — Вы, мистер Малфой, смелый человек, однако… Про Пса, конечно, никто ничего не помнит. Было — нет. А вот кое-что другое… Я сейчас кое-что неприятное вам скажу, вы только не обижайтесь. Это же ваш папаша купил фирму Алана Люпина.

— Я знаю, — сквозь зубы процедил Люциус.

— Но это не все! — Долиш поднял палец и многозначительно посмотрел на них. — Я проверил, кто купил остальные доли. И знаете, что у меня вышло?

Он сделал почти театральную паузу.

— Первое, — Долиш загнул палец, — банк «Возрождение». Была цепочка посредников, но это конечный покупатель. Пять процентов, точнее — четыре и девять десятых. Второе — копь «Ненаглядная-вектор». Три процента всего. Иностранный покупатель. Третье — компания по производству пороха, совсем небольшая, галльская… Девять процентов. И еще: пятнадцать процентов купила фармкомпания «Нотт и Гален». Остальное купили мелкие частники, ничего интересного. Вам это что-нибудь говорит?

— Да, — сказал Малфой, и одновременно с ним Люпин ответил:

— Нет.

Они переглянулись. Долиш усмехнулся.

— Копью владеет де-юре некто Каркарофф, он из русичей или болгар, не разберу. Оружейной фирмой — какой-то иудей. Паркинсон его фамилия. Фармкомпания принадлежит…

— Нотту? — предположил Люпин.

— Верно. А вот банком…

— Банк лично Риддла, — негромко сказал Люциус и прикусил губу. Как все легко. Все тайны безжалостно сдернуты, как простыня с голой женщины. Он понимал, что и его секреты — такая же ерунда для Долиша, и порадовался, что тот работает на него. — Все остальные тоже приводят к нему. Я был прав.

— Как говорят наши старшие братья римляне, сui prodest — ищи, кому выгодно, — и нам, британцам, стоит у них поучиться, — добавил Долиш и согласно кивнул.

Люпин сидел, опустив голову, и Люциус забеспокоился. На его месте он бы решил, что это все подстроено, что Долиш просто говорит заученный текст, и нет никаких подставных акционеров, все ложь, спектакль, разыгранный специально для него. Сердце сразу заколотилось, а во рту стало неприятно кисло. Не поверит. Наверняка не поверит! И, что самое обидное, это не спектакль. Это правда.

Люпин вдруг неприятно, по-волчьи оскалился. Точно, не поверил. Люциус с трудом проглотил застрявший в горле комок, но Люпин прохрипел:

— Узнать бы теперь, был ли это один и тот же… Ах, сука продажная, вот как он… Узнать бы только!

Люциус с ужасом понял, что речь уже пошла о Драко, что Люпин сейчас все выболтает, но тот замолчал, стиснув челюсти так, что под кожей забегали желваки. Что же делать? И Люциус решился. Он закрыл глаза, как перед прыжком в воду, и выпалил, почти не делая пауз между словами:

— Джон, мне нужно узнать, кто из оборотней укусил моего сына в субботу на дискотеке.

Долиш кивнул. Не удивился, не испугался.

— Так вы знали? — прошептал Люциус.

— Конечно. За кого вы, мистер Малфой, меня принимаете? Не просто же так вы дали мне это задание. Решил, раз молчите, так и мне нужно молчать. Но я уже начал, на всякий случай, и немного узнал — конечно, мелочи, по ним виновника найти будет трудно, но… Напал не в полнолуние — значит, чистокровный. Подружка вашего сына, Астория, сказала, что ничего не запомнила, все случилось слишком быстро, и очевидцы отказались говорить, но в клубе были камеры — завтра я достану пленку, и мы все узнаем.

Это было облегчение из облегчений. Кажется, даже когда Люциуса признали невиновным и выпустили из тюрьмы после того нападения на букмекера, он не чувствовал такого. Если тогда у него с плеч свалилась гора, то сейчас — весь Гималайский хребет осторожно сполз со спины и перестал прижимать Люциуса к земле. Почему-то именно сказать Долишу было страшнее всего. Люциус все-таки никому не доверял, а особенно тем, кто был слишком хорошо посвящен в его тайны.

— Прекрасно, — сказал он, вставая. — Продолжайте. Если нужны еще деньги…

— Нет-нет, задатка вполне хватит.

Долиш тоже встал — такой нескладный и нелепый, типичный смешной дурачок и рохля, — попрощался, бросил на стол пару монет и, прихрамывая, отправился восвояси. Люциусу очень повезло, что они познакомились. Тоже при каких-то дурацких обстоятельствах, но те давно закончились, а Долиш остался. Хорошо, когда везет на нужных людей.

— Тебя отвезти домой? — спросил Люциус у Люпина. Тот пожал плечами.

— Нет, до подземки, дальше я сам, — ответил он понуро. Уже потом, в машине, Люпин, до этого мрачно молчавший, добавил:

— Ведь я знаю, кто убил моего отца, а меня укусил. Это Фенрир «Серая спина», баргест Псов Британии, один из пяти. Чистокровный, негде пробы ставить. И если он связан с Риддлом, если именно он напал на Драко, то… Пойми, это ведь предательство. Я сам отказался от жизни в общине, но он-то нет! Чем его Риддл купил? Не понимаю…

Риддл? О, этот мог купить кого угодно и чем угодно, хоть оборотня, хоть жреца, хоть Дельфийского оракула. Для него не существовало препятствий, которые бы ему не поддались. Хотя, наверное, Люпин бы смог. Недолго, но смог бы. Люциус усмехнулся, не говоря ни слова.

— Иногда мне кажется, что мы, Псы — зло. — Люпин переплел пальцы, посмотрел на руки так, будто они у него были чем-то перемазаны. — Зло. Хорошо бы нас и вовсе не существовало.

Больше всего на свете Люциус не любил двух вещей: оказываться в глупом положении и абстрактных философских разговоров. Особенно это раздражало сейчас, когда он вел машину.

— Что такое зло, а что добро? Ерунда. Во всем, даже в божествах, всего пополам намешано. И зла, и добра, и прочего дерьма. Вот дерьмом быть противно, а злом? Нет в мире чистого зла, нет и все тут. Вот если бы не было Псов, кто бы Британию защищал? Кто бы воевал? Люди? И убивали бы друг друга почем зря — тоже люди? Нет, лучше пусть вы. Все в равновесии, убери что-то, и мир рухнет. И хватит об этом, терпеть не могу философию!

Слева мигнула неоновая, старомодная вывеска подземки, и Люциус остановился на обочине.

— Ну вот, — сказал он. — Завтра я тебе позвоню, когда Долиш… Ой. Я не знаю твоего телефона.

Люпин печально улыбнулся Люциусу и положил руку ему на плечо. Очень осторожно, словно боялся спугнуть. Странный он все-таки.

— У меня нет телефона. Я звонил тебе из автоматов. Лучше по пути на встречу заедь за мной к тому дому на площади Августа. Если тебе не трудно, — он легко сжал пальцы. Люциус кивнул. Сейчас в Люпине почти не осталось того странного завораживающего огня, но Люциус знал, что он есть. Где-то глубоко внутри, теплится, но не гаснет. И это знание почему-то согревало сердце.

— Конечно, заеду, — ответил он.

Когда Люпин скрылся в переходе подземки, Люциус очнулся, вздохнул и завел мотор. Но ему тут же позвонили. Нужно было ехать на работу. Жизнь, так или иначе, продолжалась. И ей было глубоко наплевать на личные проблемы обычных и не очень обычных людей.

просмотреть/оставить комментарии [4]
<< Глава 2 К оглавлениюГлава 4 >>
ноябрь 2020  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30

октябрь 2020  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.11.25 16:30:33
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.11.25 01:09:59
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.11.24 00:28:50
Леди и Бродяга [4] (Гарри Поттер)


2020.11.12 22:03:57
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.11.08 19:55:01
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.11.08 18:32:31
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.11.08 18:24:38
Змееглоты [10] ()


2020.11.02 18:54:00
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.11.01 18:59:23
Время года – это я [6] (Оригинальные произведения)


2020.10.24 18:22:19
Отвергнутый рай [26] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.10.22 20:24:49
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.10.19 00:56:12
О враг мой [106] (Гарри Поттер)


2020.10.17 08:30:44
Дочь зельевара [197] (Гарри Поттер)


2020.10.13 02:54:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 18:14:55
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 00:13:58
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [262] (Гарри Поттер)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.