Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Русский фанон настолько суров, что даже самые отменные знатоки канона начинают сомневаться:
* не был ли Драко Малфой крестником Северуса Снейпа;
* не ругался ли матом Рон Уизли;
* не избивали ли Джеймс и Сириус Северуса на пятом курсе;
* не бухала ли Сивилла Трелони перед занятиями;
* не бился ли Добби каждый раз головой об стену, если не соглашался с Гарри Поттером.

И САМОЕ ГЛАВНОЕ - не занимался ли Гарри сексом с Флёр Делакур после второго тура Тремудрого Турнира...

Список фандомов

Гарри Поттер[18459]
Оригинальные произведения[1235]
Шерлок Холмс[714]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[133]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12640 авторов
- 26930 фиков
- 8584 анекдотов
- 17658 перлов
- 660 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 1 К оглавлениюГлава 3 >>


  Суета вокруг Уорпла

   Глава 2. Глава 2, в которой Уорпл считает запрещённые заклинания и предлагает увековечить память покойного в искусстве
– Добрыйвечерэлдред, – скороговоркой выпалила я, ворвавшись в комнату, и тут же слегка оторопела: – Что это ты вырядился как на маскарад?
– Почему на маскарад? – обиженно спросил Уорпл, забыв даже поздороваться.
– А что это за идиотский колпак?
– Мне в пять часов на презентацию идти! У меня новая книга выходит!
– В какие ещё пять часов? Элдред, опомнись, половина одиннадцатого!
– В пять часов утра, естественно! Сначала-то я её нашим презентую.
– Хорошо, но почему в этом нелепом красном колпаке? Ты в нём похож на Пиноккио.
– Много ты понимаешь, – обиделся Уорпл. – Буду я ещё Малкавианов слушать. Они, пожалуй, посоветуют. Сама-то не помнишь, как на вечеринку в домашнем халате заявилась?
– А что такого? Я же в нём на Пиноккио похожа не была.
– Ты сюда мой костюм обсуждать пришла? – тщеславный писатель явно злился.
– Нет, но ты меня сбил своим внешним видом. Я хотела говорить об убийстве, но я не представляю, как можно говорить об убийстве с Пиноккио. – Заметив, что лицо Уорпла начало приобретать малиновый оттенок, я спешно задала мучивший меня вопрос: – Объясни мне лучше толком, что там произошло в Хогвартсе?
– Это кошмар! – авторитетно заявил Уорпл.
– Точно, – согласилась я. – А в подробностях?
– Какие там подробности! Кровь стынет в жилах!
– Кровь стынет в стаканах, – возразила я. – Поэтому я и предпочитаю пить из горла. Кровь – единственный напиток, который хорош тёплым и из горлá…
– Нет, ты представь, – не унимался Уорпл. – Я захожу, а он лежит! Вокруг кровь! Сам весь синий! Вокруг кровь вообще везде! На кровати, на стенах!
– Тебе книги надо писать, Уорпл, – невозмутимо ответила я. – Талант гибнет.
– Что?! – писатель аж подпрыгнул от негодования. – Знаешь, твои шуточки…
– Элдред? – раздался вдруг в комнате громоподобный голос. В камин просунулась голова Магнуса, старейшины британской ветви клана Гангрел**, к которому принадлежал усопший. Голова поискала глазами хозяина дома и опешила: – Ты чего вырядился как на Рождество?
– Почему на Рождество? – только и смог выговорить вконец растерявшийся писатель.
– Потому что в этом нелепом колпаке ты похож на Санта-Клауса! – заявил глава Гангрелов, выбираясь из камина и отряхивая пепел.
Уорпл молчал. Магнус был здоровенным скандинавом, упиравшимся макушкой в потолок, а плечами - в дверные косяки. Он утверждал, что был назван в честь норвежского конунга эпохи викингов, при дворе которого родился и который лично учил его сражаться. Характер у Магнуса был очень тяжёлый, и славное времечко он, как правило, принимался поминать в качестве оправдания для очередной из своих буйных выходок. После хорошей порции крови он становился добродушен и приобретал неприятную привычку постоянно цитировать Старшую Эдду или скальдическую поэзию, причём уважаемым им собеседникам – на языке оригинала. Голод, напротив, делал его крайне несговорчивым и заставлял то и дело вспоминать добрым словом Эрика Рыжего, с которым Магнус плавал в Винланд и которого даже викинги лишили права на жительство сначала в Норвегии, а потом в Исландии за то, что он, видите ли, кровожадный маньяк – ну, то есть нормальный парень был!
Впрочем, среди моего клана бытовала твёрдая и бездоказательная уверенность, что Магнус родился на шесть веков позже в одном из последних поселений загнивающей к тому времени Гренландии, ни конунгов, ни настоящих викингов никогда в глаза не видел, Эдду на языке оригинала цитирует с ошибками, а смысла скальдических стихов не понимает сам. При этом человек он был, безусловно, хороший и как глава клана – очень ответственный. За своих Гангрелов стал бы сражаться со всем остальным вампирским сообществом сразу.
– Добрый вечер, – вежливо поздоровалась я, пытаясь на глазок определить, что нас сейчас ждёт – стихи или очередной кусок саги об Эрике Рыжем в вольном пересказе Магнуса с добавлением местоимения “я”.
– А… – Магнус бросил снисходительный взгляд в мою сторону. – Здравствуй и тебе… Малкавиан.
– У меня, вообще-то, имя есть, – сказала я в пространство.
Уорпл вздрогнул и посмотрел на меня с ужасом. Он очень боялся свирепого старейшины своего клана.
Свирепый старейшина с удивлением повернулся ко мне, но тут же расслабился.
– Что, опять приступ был? – добродушно поинтересовался он.
Хорошо быть Малкавианом. Любая наглость с рук сходит.
– Не, уж извиняй, но по именам я только своих знаю, а чужих мне помнить нé к чему, – беззлобно удостоил меня ответом Магнус. – А теперь выдь, мне с гоулем поговорить надо.
– Если про Сангвини, то я тоже насчёт него, – окончательно обнаглела я, решив воспользоваться настроением старейшины. – Я только что из Аврората.
– Ну, посиди, потом тебя спрошу, – благодушно позволил Магнус. – Элдред, так что это за шуточки? Где Сангвини?
– Я не знаю! – отчаянно вскрикнул Уорпл.
– Что значит “не знаю”? А кто должен знать? Ты его гоуль или кто?
– Я не знаю! – Уорпл вскочил и принялся кругами ходить по комнате. – Мне даже с телом попрощаться не дали! Вообще ничего не дали! Сразу потащили на допрос! А у меня, между прочим, презентация! Мне днём нужно было выспаться!
– Да не гомони ты, – поморщился Магнус.
– Хорошенькое дело – не гомони! – Уорпл от избытка чувств хлопнул в ладоши. – Я что, молчать должен? Если бы это вы его нашли…
– Ты на кого голос повышаешь, гоуль? – рявкнул потомок викингов.
Уорпл мгновенно захлопнул рот, втянул голову в плечи, не глядя на главу клана, и продолжил свои перебежки от окна к камину и обратно молча.
– Да перестань ты мельтешить! – Магнус нетерпеливо указал Уорплу на стул. Тот немедленно сел и принялся постукивать рукой по колену.
– Так он что, правда умер? – Гангрел недоверчиво перевёл взгляд с Уорпла на меня и обратно.
– Я его труп нашёл! Он лежал весь синий! Вокруг везде кровь, на полу кровь, на лице у него кровь!..
– Да кто ж мог такое с ним сделать? – опешил потомок викингов. – Это ж какую силищу надо иметь, чтоб Гангрела уложить?
Уорпл пожал плечами и одновременно помотал головой. Магнус повернулся в мою сторону:
– Так что, ты там говоришь, слышно в Аврорате?
– Они считают, что это сделал Элдред, – честно ответила я.
И Магнус, и Уорпл выглядели совершенно ошарашенными. После секундного замешательства они оба заговорили одновременно.
– Что за бред?! Да я бы никогда…
– Что за бред?! Там что, одни Малкавианы работают?
– Там работают обычные люди, которые до сих пор считают, что вампира можно убить чесноком или распятием, – объяснила я. – Откуда им понимать такие тонкости?
– Но неужели они не понимают, что выпить всю кровь у вампира мог только другой вампир, причём намного более сильный? – настаивал Магнус.
Я пожала плечами.
– Вот вы где! – в камине показалась ещё одна голова, и она была так раздражена, что я даже попятилась – ибо грозный профессор Снейп смотрел вовсе не на Уорпла, а на меня.
– Здравствуй, Северус, – нарочито громко привлёк к себе внимание Магнус.
– Здравствуй, – буркнул Снейп, не сводя с меня яростного взгляда. Он уже сделал было шаг в мою сторону, непроизвольно сжимая кулаки, как вдруг в поле его зрения попался Уорпл.
– Чего вы вырядились как клоун? – недовольно произнёс он.
На Уорпла было жалко смотреть.
– На кого я, по-вашему, в этом похож? – тихо и покорно спросил он профессора.
– На идиота в красном колпаке, – раздражённо бросил Снейп. – Вам кажется, что убийство вашего хозяина – это подходящий повод наряжаться?
– У меня презентация, – еле слышно попытался защититься писатель. – А цвет колпака я могу поменять…
– Потрясающе. У него презентация. Хозяин убит, а он тут расцветки колпаков выбирает.
На какой-то момент мне даже захотелось защитить незадачливого гоуля, и я бы вступилась, если бы не понимала, что, к счастью для Уорпла, Снейп пришёл сюда ругаться явно не с ним.
– Теперь вы, – произнёс он, подтвердив мои опасения и делая шаг в мою сторону. Я попятилась. – Какого чёрта вы устроили в Аврорате? У вас что, остатки мозгов вышибло?
– А что она устроила в Аврорате? – с интересом спросил Магнус.
Ну наконец-то хоть кто-то захотел послушать историю того, как ловко я выбралась из когтей закона! С гордостью и удовольствием, не скупясь на краски и подробности, с выражением я принялась описывать, как утёрла Хмури нос.
…Вот за что я не люблю Снейпа, так это за то, что при попытке пересказать ему историю о своём героическом поведении обнаруживаешь, что это самое героическое поведение всегда начинает сразу же как-то подозрительно смахивать на просто идиотское. То ли дело Магнус – он слушал, затаив дыхание, явно одобряя и даже наверняка собираясь поведать какую-то очень похожую историю из славного прошлого его родины. И что стоило Снейпу взять с него пример? Так ведь нет, он слушал со всё более кислым выражением лица, а потом уже с откровенным отвращением и брезгливостью, пока наконец не подвёл итог моим приключениям:
– Я никогда не мог понять, почему вашему клану всё ещё разрешают свободно разгуливать по улицам и предоставляют равные со всеми права. Где это видано, чтобы буйнопомешанным и умственно неполноценным вообще разрешалось иметь какие-то права?
– У нас демократическое общество, – обиделась я. – Вон в Штатах таких даже в президенты выбирают…
– Не повторяйте за взрослыми то, что явно находится за пределами вашего понимания, – прервал меня Снейп. – Можно подумать, вы такой знаток политики…
– Да что такого, в конце концов, случилось-то? – начала оправдываться я. – О том, что я тоже вампир, они уже и так знали. У них на меня целая папка была заведена!
– Ничего у них на вас не было, – очень устало и уже без прежней злости сказал Снейп. – Все предположения Хмури были абсолютно бездоказательными и ставили своей целью исключительно взять вас на испуг. Что ему и удалось с полным успехом.
Он устало рухнул в первое попавшееся кресло и наколдовал себе какой-то напиток.
– Что, день тяжёлый выдался? – участливо спросил Магнус.
– Кошмарный, – пробурчал профессор. – Известия о том, что Уорпла подозревают в убийстве в Хогвартсе, и о разгроме в Аврорате стали его достойным завершением.
– А что случилось? – вежливо поинтересовался Уорпл.
– Школа случилась, – отрезал профессор и залпом выпил свой стакан, затем со стуком поставил его на стол, вместо того чтобы ликвидировать, и продолжал: – Откуда вообще взялся нелепый миф о том, что я всю жизнь мечтал преподавать Защиту? И кто первым придумал ставить Гриффиндор со Слизерином, а Равенкло с Хаффлпаффом? С ними же невозможно заниматься одновременно! И почему Дамблдор велел перенести изучение боггартов с начала курса в середину года? Видите ли, это и без того слишком тяжёлое испытание для детей, чтобы начинать с него Защиту со мной в качестве преподавателя! А о том, что перед Рождественским балом у половины третьеклассников боггарт превращается в отказывающих им девочек, он подумал? После шестого девичьего “Нет!”, сопровождающегося совершенно мефистофельским хохотом, у меня уже у самого боггарт едва не сменился! И как я должен в таких условиях работать? Когда пятый курс явился, меня уже трясло всего! Пока Хаффлпафф методично отрабатывает одно и то же заклинание, Равенкло уже становится скучно, и они начинают заниматься самодеятельностью. А эта Лавгуд… – Снейп закатил глаза, затем повернулся ко мне: – Вы, случайно, её в качестве гоуля не присматриваете? Мне вообще всегда было интересно, вы специально таких выбираете или они уже потом с ума с вами сходят?
– Она же маленькая, – не заметив издёвки, возмутилась я. – Ей ещё рано…
Впрочем, Снейп меня не слушал.
– Сегодня подходит ко мне (подходит! ко мне!) и спрашивает (спрашивает!!): “Скажите, профессор, а можно ли совершить самоубийство при помощи Авады Кедавры?”
– Я об этом тоже думала, – проговорила я в пространство. – Мне кажется, если очень-очень сильно себя не любить…
– Два сапога пара! – раздражённо фыркнул Снейп.
– А что, – подхватил Уорпл, – это интересная тема для исследования. Самоубийство при помощи Авады как проявление аутодеструктивного поведения…
– Или, скажем, демонстративные попытки самоубийства при помощи Авады Кедавры…
– А интересно, можно ли заставить человека совершить самоубийство при помощи Авады под Империусом? – подпрыгнул Уорпл и в восторге обвёл глазами присутствующих. – Вы представляете, это получится как бы два непростительных в одном! За это два поцелуя дементора должно полагаться! О, а если перед этим заставить человека наложить на себя Круциатус? – писатель в возбуждении хлопнул ладонью по камину, возле которого стоял. – Это же получится уже полный набор!
– И вы туда же, – обрёл дар речи Снейп, который всё это время оторопело смотрел на Уорпла. – А вроде взрослый человек.
– Я, между прочим, склонен к исследованиям, – сообщил Уорпл.
– Клоун, – раздражённо бросил Снейп и исчез в камине, взметнув полой мантии тучу пепла, так что я закашлялась.
– Haista paska, – с чувством выругалась я в камин. – Isäsi oli kyvytön, kun sua teki.
– Я всё слышал, – тут же высунулась из камина голова профессора. – Двадцать баллов с Равенкло.
– Можно подумать, вы знаете, что я сказала, – обескуражено буркнула я во вновь опустевший камин.
– Можно подумать, ты сама знаешь, что ты сказала, – хохотнул Магнус.
– Я-то как раз знаю, в отличие от… – я вовремя прикусила язык, не решившись указать старейшине на его собственную привычку говорить на языках, продолжения которых не знает***, – в отличие от профессора Снейпа.
– Он-то как раз понял, раз баллы снял, – заметил Уорпл.
– Если бы он понял, он снял бы не двадцать, а двести, – хмуро сообщила я. – И зачем вообще приходил, спрашивается? Всех обругал и ушёл…
– Ещё и посуду грязную набросал, – уныло добавил писатель, бросив взгляд на оставленный на столе стакан.
Наступила пауза. Уорпл стащил с головы колпак и пристально его разглядывал.
– То клоун, то Санта-Клаус, то Пиноккио, – недовольно пробормотал он. – Перекрашу в чёрный и поставлю стойкой. Строго и неброско.
Колпак задрожал, выпрямился и перекрасился в чёрный цвет.
– Готично, – одобрила я.
Уорпл слабо улыбнулся. Магнус хмыкнул и наколдовал себе огромную деревянную кружку, над краем которой пышно возвышалась пена.
– Добрый вечер всем собравшимся, – раздался вдруг новый голос, и из камина выбрался профессор Гораций Слагхорн. С трудом отряхнув пепел с колен, он со скорбным лицом поискал глазами Уорпла и, едва взглянув на него, воскликнул: – О Элдред! О мой бедный мальчик! Мне так больно это видеть!
Уорпл ошарашенно молчал.
– Ты так скорбишь по покойному другу, что даже на презентацию собственной книги идёшь в трауре, – Слагхорн промокнул глаза уголочком платка. – Мы все знали, что вы очень близки, но…
– Это… это… это не траур! – заикаясь от возмущения, вскричал писатель. – Это строгий костюм! Что вы все привязались к моему колпаку?!
– Незачем так кричать, – слегка обиженно ответил Слагхорн. – Впрочем, я всё понимаю – волнение, боль утраты…Но это не повод злоупотреблять алкоголем, Магнус, – строго обратился он к потомку викингов, хрюкающему от смеха в углу комнаты и из последних сил пытающемуся не расплескать содержимое кружки. – Это явно не идёт на пользу твоему самоконтролю.
– Так она же наколдованная, – слегка извиняющимся тоном произнёс Магнус.
Я уловила эту интонацию, решив в будущем постараться выяснить, что за странная история связывала главу клана Гангрел и хогвартского профессора. Последний тем временем вновь придал лицу скорбное выражение и повернулся к писателю:
– Элдред, право, мне так жаль. Прими мои искренние соболезнования. Бедный Сангвини! Такой способный, такой симпатичный мальчик!..
– Кто, Сангвини? Этот малахольный? – еле слышно пробурчал себе под нос Магнус.
– Я его помню ещё совсем молодым… – не обращая внимания на удивлённые взгляды, которыми обменялись Магнус и Уорпл, принялся ностальгировать Слагхорн. – А ты, Элдред, помнишь, каким ты был юным и неопытным? А твоя первая презентация? Сангвини постоянно поправлял тебя и вставлял свои комментарии. Ты помнишь, как ты смущался?
Несмотря на то что Слагхорн был знаком с Уорплом и Сангвини не более пятнадцати лет и Уорпл вряд ли тогда мог считаться юным и неопытным, воспоминания о былом всё же заставили писателя расчувствоваться. Мне, кстати, вообще показалось удивительным, что он до этого так хорошо держался. Элдред никогда не отличался развитым умением скрывать эмоции. Правда, я и сама-то до сих пор никак не могла осознать, что Сангвини убит. Да и времени мне на это не давали – сначала Хмури, потом Магнус, потом Снейп… Но сейчас, глядя на бурно и искренне убивающегося Уорпла, я чувствовала, что по моей спине бегут мурашки. Я не могла избавиться от ощущения, что наблюдаю какой-то фарс, и от этого мне становилось не по себе. Было в этом ощущении что-то кощунственное…
– Он был такой добрый, такой отзывчивый мальчик, – всхлипывал Слагхорн.
А мне-то всегда казалось, что Сангвини был бездушным циником, имевшим нездоровую тягу к чёрному юмору…
Магнус поднял руку с кружкой (которая, как я заметила, к этому времени опустела), утёр скупую викингскую слезу и провозгласил:
– Гибнут стада, родня умирает, и смертен ты сам; но смерти не ведает громкая слава деяний достойных!..
Вместо того чтобы, по своему обыкновению, замахать на него руками или мученически завздыхать, Уорпл неожиданно подскочил и воскликнул:
– Вы абсолютно правы! Память о Сангвини непременно должна остаться в веках! Мы должны поставить ему памятник!
– К-какой памятник? – в ужасе спросила я.
– Красивый памятник! В античном стиле!
– Элдред, ну ты представляешь себе Сангвини в мраморе? Ты понимаешь, как нелепо это будет выглядеть? И что же ты собираешься изваять? “Писающий вампир?” “Гангрел с веслом?” “Сангвини, разрывающий пасть своему убийце?” Ты надеешься переплюнуть художника, вывесившего в Хогвартсе эпатажную обнажёнку в древнегреческом стиле в честь победы над Тёмным Лордом?
– Над какой ещё победой? – удивился Слагхорн. – Я что-то пропустил?
– Ой… – растерялась я. – А мне почему-то вдруг показалось…
– Везёт же вашему клану, – с завистью проговорил Магнус. – Всё наперёд знаете…
– Ещё бы отличать, что я знаю, а что придумываю, – тоскливо отмахнулась я. – Но мне точно показалось, что была битва и в Ховартсе повесили картину…
– А Сангвини её уже не увидит… – вновь опечалился Уорпл.
– Может, оно и к лучшему, – задумчиво ответила я.
– Ну и расстроил же ты меня, Гораций, – вздохнул Уорпл. – Я так держался весь день… Как я теперь на презентацию пойду?
– А главное, в каком колпаке? – вставила я и тут же прикусила язык.
Уорпл, однако, не обиделся, только вновь стащил с головы колпак и принялся его рассматривать.
– Какой твой любимый цвет, Гораций? – обратился он к старому приятелю.
– Ну… – замялся профессор. – Патриотичнее всего было бы сказать, что тёмно-зелёный с серебристым, слизеринский. Но вообще-то красный.
– Красный уже был, – вздохнул Уорпл. – Ладно, пускай тогда будет слизеринский, в твою честь.
Колпак изменил цвет на тёмно-зелёный и покрылся серебристо-зелёными звёздами.
– Так-то лучше, – удовлетворённо произнёс Уорпл. – Теперь не похоже ни на Пиноккио, ни на Санта-Клауса, и мыслей о трауре не навевает…
Камин заискрился, и из него вновь выбрался бывший профессор Зельеварения, а ныне Защиты. Он открыл было рот, но увидел Уорпла в новом колпаке и осёкся.
– Это ещё что за показ мод? – проговорил он наконец. – Вы бы лучше к презентации готовились, чем каждые пять минут колпак перекрашивать.
– Но так же лучше, – робко заметил Уорпл. – И цвет более подходящий, так сказать, к случаю…
– И чем, позвольте узнать, обусловлен такой выбор цвета, помимо плохого вкуса? – иронично поинтересовался Снейп, складывая руки на груди.
– Это в честь факультета… в честь моего друга, декана Слизерина…
Поскольку Уорпл явно давно забыл о том, что его старый друг уже много лет не является деканом, я поспешила пояснить покрывшемуся красными пятнами профессору Снейпу:
– Элдред имеет в виду профессора Слагхорна.
Уорпл, поняв свою оплошность, приобрёл цвет гриффиндорского герба и поспешил сменить тему:
– А где вы были, профессор Снейп? Вы узнали что-нибудь новое про убийство?
– Я связывался с одним из своих коллег-учёных, владеющим финским, – насмешливо произнёс Снейп, повернувшись в мою сторону и оставив вопрос гоуля без ответа. – Двести баллов с Равенкло.
Скажите, ну зачем смертному такая память? Поделился бы лучше с кем-нибудь из отстающих учеников…
– А мне-то что, – надувшись, буркнула я. – Я теперь всё равно уже в школу не вернусь. Меня, наверное, уже по всей стране ищут…
– Вы слишком много о себе воображаете, – с холодным ехидством ответил Снейп. – Аврорату и без вас есть кого искать по всей стране, к тому же у них действительно не было никаких доказательств вашей причастности к нападениям, а быть вампиром само по себе ещё не преступление. Возвращайтесь в Хогвартс, всё уже улажено. Хотя, должен отметить, ваша неосторожность доставит определённые неприятности администрации школы. Вы поступили глупо, раскрыв себя. Этого вполне можно было избежать.
– Каким образом? Он же…
– Почему, спрашивается, мне удаётся отклонять все вопросы о том, являюсь ли я вампиром, которые мне задают не реже трёх раз в год? – раздражённо прервал меня Снейп.
– Может быть, потому, что вы всё-таки не вампир, а только координатор, а вот я как раз вампир? – тоже начала раздражаться я.
– Но вы же не будете отрицать, что у моего коллеги гораздо более подозрительный вид, – аккуратно вставил Слагхорн.
– Он-то не выглядит как подросток, причём в полном противоречии с собственным свидетельством о рождении! – возразила я.
– Может быть, потому, что я всё-таки не подросток, а вот вы как раз подросток, что бы у вас там в свидетельстве о рождении ни значилось? – съязвил Снейп.
– Следует мужу в меру быть умным, не мудрствуя много; ибо редка радость в сердцах, если разум велик, – процитировал Магнус.
– На что это ты пытаешься намекнуть? – с плохо сдерживаемой агрессией поинтересовался Снейп.
Дабы пресечь на корню попытки устроить битву титанов, я решила отвлечь огонь на себя.
– Мне теперь в Хогвартс в любом случае возвращаться незачем. Во-первых, я всё равно уже проспорила, во-вторых, Сангвини-то больше нет…
Все находящиеся в комнате мгновенно замолчали и, как по команде, повернулись ко мне. Я испуганно отступила на шаг назад.
– Объяснитесь, – потребовал Снейп.
Я почувствовала неприятный холодок в животе, но отступать было уже некуда. Правду говорят: язык до киллера доведёт…
– Я поступила в школу на спор, – призналась я. – Я хотела доказать, что меня никто не вычислит…
– С кем вы спорили? – нетерпеливо перебил меня Снейп.
– С Сангвини, в этом-то всё и дело! – воскликнула я. – У нас с ним давнишнее соревнование, кто кого удивит. Как-то я с ним поспорила, что смогу прикинуться человеком так, что меня не раскроют. И для начала поступила в Дурмштранг, который окончила ещё в детстве. Но Сангвини так старался не дать мне выиграть, что уговорил кого-то из местных Гангрелов напасть на учеников школы, а потом и вовсе на преподавателя. Можете себе вообразить, что там началось! Правда, я со своим наивным видом пока не вызывала подозрений и всё-таки надеялась как-нибудь продержаться. Но вот уж тут Сангвини удивил так удивил, сразу десять очков у меня выиграл! Однажды прихожу я на какую-то вечеринку, и тут появляется Сангвини и говорит: я, мол, приехал в гости и новенького привёл. И заводит в комнату Игоря Каркарова! Он был директором Дурмштранга, когда я там ещё человеком училась, и его, как все считали, недавно убили Упивающиеся, от которых он скрывался целый год, бросив школу как раз перед моим приходом. Причём я этому была несказанно рада, потому что у нас отношения как-то не сложились, – в смысле, я была рада не тому, что директора убили, конечно, а тому, что его не будет в школе. Но, как выяснилось, Сангвини сделал Каркарова вампиром, чем спас его, но существенно прибавил неприятностей мне…
Я заметила странное выражение на лице Снейпа, но не успела над этим поразмыслить, потому что Магнус, не знавший Каркарова, нетерпеливо воскликнул:
– Да какое нам дело до мёртвых директоров?
– Ваши неприятности нас тоже не интересуют, – добавил Снейп, с лица которого уже исчезло странное выражение, – так что не отвлекайтесь и рассказывайте про Сангвини!
– Я узнала, что в Хогвартсе уже учился оборотень и директор скрыл это ото всех, чтобы дать ему шанс. И что в этом году здесь будет работать старый друг Элдреда и Сангвини. Ну, я и решила переехать в Англию и попросить директора взять меня на седьмой курс, упирая на то, что в Дурмштранге подвергаюсь гонениям из-за совершённых другим вампиром нападений. Ну, подозреваю, поверил-то он не моему слову, а собственным навыкам Легилименции, но я ведь не врала! Он пообещал, что здесь я буду в безопасности, представил меня профессору Снейпу, являющемуся координатором по вопросам образования для тех участников вампирского сообщества, которые по разным причинам хотели, но не смогли его получить…
Снейп закатил глаза.
– Альбус со своим гуманизмом готов предоставить шанс даже тем, кто в нём не нуждается! Будь это в моей власти, я бы вообще запретил Малкавианам школьное образование! Вы утверждали, что хотите учиться, и мы пошли вам навстречу, а сейчас выясняется, что это были всего лишь ваши идиотские шутки? Вы вообще хоть к чему-нибудь способны относиться серьёзно? Вы думаете, такие вещи легко скрывать?
– Мне кажется, с оборотнем было куда сложнее, – предположила я. – Его каждый месяц где-то прятать надо.
– Прекратите паясничать, – зашипел Снейп.
– Северус, да остынь ты, – дружелюбно прогудел Магнус. – Она не паясничает, она в принципе такая. Она не виновата. Ей безумная кровь в голову ударяет.
– Сказал бы я, что ей в голову ударяет, – Снейп уже взял в себя в руки и вернулся к своему обычному язвительному тону. – Впрочем, ей это уже не поможет.
– Да вы не волнуйтесь так, – утешительно поддакнула я. – Во всём есть свои плюсы. Зато вам больше не придётся меня учить. Ведь моя попытка стать единственным вампиром Хогвартса и удивить Сангвини уже не увенчалась успехом.
– Ну, единственным бы вы в любом случае не стали, – насмешливо возразил Снейп. Я в удивлении перевела взгляд на Слагхорна, но тот только хитро улыбнулся.
– В школе уже больше шестнадцати лет работает вампир, – заявил Снейп, явно наслаждаясь моим замешательством.
– А… – Я долго не могла придумать, что спросить, кроме самого очевидного, пока наконец не выдавила, обратившись к Слагхорну: – А почему тогда вы его на вечеринку не позвали?
– Он там был, – улыбнулся Слагхорн. – Но он, как и вы, желает скрывать своё состояние.
Я почувствовала, что вконец запуталась.
– А к какому клану он принадлежит?
– Да к вашему же, к Малкавианам, – рассмеялся Слагхорн. – Что, вы до сих пор не догадались?
– Послушайте, так, может, это он и убил Сангвини? – прошептал Уорпл.
Снейп фыркнул.
– Отнюдь. Более того, я только что с ним говорил и выяснил чрезвычайно любопытную вещь. Честно говоря, я долго не мог в это поверить – таким бредом всё это казалось. Но теперь, в свете вновь открывшихся подробностей, – он кивнул на меня, – всё начинает становиться на свои места.
– Так кто же всё-таки убил Сангвини? – вскричали хором Уорпл и Магнус, глядя то на меня, то на Снейпа.
– Сейчас, если позволите, я представлю вам… хм… свидетеля.
Снейп просунул голову в камин, позвал кого-то и тотчас выпрямился.
В следующий момент камин в очередной раз заискрился, и из него вышел невинно убиенный собственной персоной.
Все хором ахнули. Уорпл дрожал и явно не знал, упасть ли ему на колени, в обморок или на шею Сангвини. Магнус поспешно вытащил меч, который постоянно таскал у пояса, и начертил его концом в воздухе перед собой какую-то защитную руну. Сангвини меж тем улыбался совершенно хищной улыбкой. Казалось, его просто разрывает от желания похвастаться.
– Ага, удивилась? – в восторге подмигнул он мне. – Итого восемьдесят-пятьдесят в мою пользу!
– Ну у тебя и шуточки… – только и смогла вымолвить я.
– Шуточки как шуточки, зато я выиграл! Конечно, здесь не Дурмштранг, к школе меня бы на пушечный выстрел не подпустили. Только и оставалось намекнуть Элу, чтобы он напросился к Горацию на вечеринку.
И этого бездушного типа они называли добрым и отзывчивым мальчиком?! Я же говорила, второго такого циничного юмориста поискать!
– Так ты специально для этого пришёл? Ну как тебе не стыдно? Ты же мне вечеринку сорвал, – упрекнул вампира Слагхорн.
– Сам виноват, – дёрнул плечом Сангвини. – Знал, кого приглашал. Что, не слышал поговорку? С кем поведёшься – так тебе и надо. Хотел показать, что ты с вампирами на короткой ноге? Что они по твоему приглашению приходят и уходят, никого не тронув? Вот и получай. Как мы вас всех здорово разыграли!
– “Мы”? – уточнил Слагхорн. – А, ну да, конечно, тебе же должны были помочь, в одиночку такое провернуть сложно. Ну-ну, теперь всё понятно. А её-то ты как уговорил в этом участвовать?
– Да она сразу согласилась. Кто их разберёт, этих предсказателей, что у них там в голове творится…Им бы самим разобраться…
Предсказательница, у которой не все дома и которая совсем не умеет предсказывать по собственной воле… Второй Малкавиан Хогвартса…
– Трелони… – слабым голосом проговорила я. – Я её загрызу…Я её сдам аврорам!
– Сиди уж, – хмыкнул Сангвини. – Сдаст она… Да ты теперь к Аврорату и близко не подойдёшь! Я уже слышал, чего ты там наворотила.
– Сангвини, ты самый бессовестный из всех Гангрелов, – простонала я. – Мне почти понравилось учиться второй раз! У меня всё так хорошо получалось!
– Ещё бы, со второго-то раза, – хмыкнул Сангвини. – Ладно, расходитесь все, поминки окончены. Мне Элдреда к презентации подготовить надо.
– Ты грубиян и дебошир, Сангвини, – обрёл дар речи Магнус.
– Я Гангрел, и этим всё сказано, – подмигнул ему тот. – Элдред, давай показывай, в чем собираешься идти.
Я увидела, как у Уорпла округлились глаза. Сангвини, впрочем, был увлечён приступом дизайнерского вдохновения.
– А чего такой цвет-то невыразительный? Чему я тебя учил? Помнишь, как мы с тобой на вечеринку эффектно нарядились? Давай перекрась его хоть в красный, что ли…
Все накопившиеся за вечер эмоции хлынули у Элдреда через край, и он, налившись краской, заорал:
– Я! Пойду! На МОЮ! Презентацию! Вот в ЭТОМ колпаке!! И если ещё кто-нибудь скажет хоть слово!..
Сангвини непроизвольно отступил назад и уже без прежней самоуверенности тихо спросил:
– Ты чего, Эл?
Уорпл сорвал с головы колпак, швырнул его в руки Сангвини и выбежал из комнаты, хлопнув дверью.
– Какой у тебя гоуль нервный, – осторожно высказался Магнус. – Ты с ним помягче, что ли…
– Он раньше такой нервный не был, – расстроенно сказал Сангвини. – Наоборот, мне всегда нравилось, что он такой весёлый, жизнерадостный…
– С кем поведёшься… – вздохнула я.
– С тем и наберёшься, – решительно закончил Магнус, наколдовывая себе новую кружку пива и присаживаясь за стол.
– С вами поседеешь, пожалуй… – передёрнул плечами Слагхорн и тоже подсел к столу, наколдовав себе целую бутылку.
– Ну, за чувство юмора! – провозгласил Магнус, движением брови давая мне понять, что детям, пытающимся выдать себя за человеческих, давно пора спать.
Поминки обещали затянуться…

__________________
**Гангрел. Этот клан объединяет классических охотников ночи, одиноких волков или участников настоящих стай, романтизирующих свою хищническую натуру и легко поддающихся инстинктам. Совершенно не способны переносить голод, легко теряют голову от жажды крови. Обычно бывают крайне эмоциональны и плохо владеют собой.
*** …говорить на языках, продолжения которых не знает. Намёк на знаменитую фразу из кинофильма “Кин-дза-дза”


просмотреть/оставить комментарии [2]
<< Глава 1 К оглавлениюГлава 3 >>
апрель 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

март 2020  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.04.07 11:45:35
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.04.05 20:16:58
Амулет синигами [116] (Потомки тьмы)


2020.04.04 18:31:02
Наши встречи [1] (Неуловимые мстители)


2020.04.01 13:53:27
Ненаписанное будущее [17] (Гарри Поттер)


2020.04.01 09:25:56
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.03.29 22:38:10
Месть Изабеллы [6] (Робин Гуд)


2020.03.29 20:46:43
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.03.27 18:40:14
Отвергнутый рай [22] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.03.26 22:12:49
Лучшие друзья [28] (Гарри Поттер)


2020.03.24 15:45:53
Проклятие рода Капетингов [1] (Проклятые короли, Шерлок Холмс)


2020.03.23 23:24:41
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.03.23 13:35:11
Однострочники? О боже..... [1] (Доктор Кто?, Торчвуд)


2020.03.22 21:46:46
Змееглоты [3] ()


2020.03.21 12:04:01
Двое: я и моя тень [4] (Гарри Поттер)


2020.03.21 11:28:23
Работа для ведьмы из хорошей семьи [3] (Гарри Поттер)


2020.03.15 17:48:23
Рау [5] (Оригинальные произведения)


2020.03.14 21:22:11
Прячься [3] (Гарри Поттер)


2020.03.11 22:21:41
Дамбигуд & Волдигуд [4] (Гарри Поттер)


2020.03.02 17:09:59
Вольный город Норледомм [0] ()


2020.03.02 08:11:16
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.03.01 14:59:45
Быть женщиной [9] ()


2020.02.24 19:43:54
Моя странная школа [4] (Оригинальные произведения)


2020.02.17 01:27:36
Слишком много Поттеров [44] (Гарри Поттер)


2020.02.15 21:07:00
Мой арт... [4] (Ван Хельсинг, Гарри Поттер, Лабиринт, Мастер и Маргарита, Суини Тодд, Демон-парикмахер с Флит-стрит)


2020.02.10 22:10:57
Prized [5] ()


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.