Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Так совпало

Оригинальное название:Convenience
Автор: Mottlemoth, пер.: Vendetta, пер.: Voldemort
Бета:Ernil (первые 3 главы) Day (последние 2)
Рейтинг:NC-17
Пейринг:СС/ГП
Жанр:AU, Romance
Отказ:This story is based on characters and situations created and owned by JK Rowling, various publishers including but not limited to Bloomsbury Books, Scholastic Books and Raincoast Books, and Warner Bros., Inc. No money is being made and no copyright or trademark infringement is intended.
Аннотация:Когда мать Снейпа умирает, один из пунктов ее завещания требует, чтобы он женился или забыл о наследстве. Профессор в отчаянии... пока не возникает весьма заманчивое решение проблемы.
Комментарии:примечание от Voldemort: Этот перевод был мне передан. Всего в тексте 5 глав. Последние 2 главы будут переводиться мной.
Каталог:нет
Предупреждения:слэш
Статус:Закончен
Выложен:2009-09-06 22:49:07 (последнее обновление: 2011.04.24 06:37:21)
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1.

Уважаемый Северус А. Снейп,
Министерство Магии сожалеет о кончине Вашей матери Эйлин Принц и уведомляет Вас об условиях ее завещания. Имение (поместье Принцев), все содержимое вышеуказанного наследования, а также все содержимое ячейки за номером 24601 банка Гринготтс переходит в Вашу собственность после выполнения условия, указанного в завещании Вашей матери. Один из пунктов гласит, что Вы обязаны жениться до того, как наследство перейдет непосредственно к Вам. Наличествующие документы гласят, что Вы не женаты. Министерство с сожалением информирует Вас о том, что, если брак не будет зарегистрирован в течение месяца, Ваше наследство будет утеряно. Однако, если Вы пожелаете заключить брак в течение месяца (крайний срок 3 ноября), Ваше наследство будет передано Вам согласно завещанию Вашей матери.
С уважением, Аурелиус Фидерфлик (Министерство Магии).


- Изворотливая старая свинья! – выплюнул Снейп в пятый раз за вечер, когда закончил перечитывать письмо, пришедшее около шести часов. Да, ему следовало бы ожидать чего-то подобного, и все же он оказался не готов к такому. Его мать, конечно, твердила, на протяжении всей его жалкой жизни, что он унаследует все, включая поместье. Вот только сварливая летучая мышь никогда не упоминала этот последний маленький пунктик.
Она говорила о женитьбе несколько раз, но, скорее всего, имела в виду внуков. Северус был единственным ребенком и единственной возможностью Эйлин позаботиться о благородном имени Принцев. Если её стремление в чем и выражалось, так это в ее постоянных письмах на Рождество («А как твоя семейная жизнь? Хотя я даже не предполагаю, что ты нашел кого-то, кто согреет твои холодные подземелья в Хогвартсе») и иногда, когда они встречались на дни рождения или на другие особенные семейные торжества.
Она кидала на него множество недвусмысленных взглядов, когда его кузен Каллобиус женился в прошлом году, и сделала эффектное замечание: «Ты следующий, Северус...». Она пожалела об этом, когда он сказал ей то же самое на похоронах дядюшки Кассиуса.
И вот она скончалась. Это было печально, безусловно, ни один сын не желал бы смерти своей матери, даже если его мать была злобной старой ведьмой, такой, как Эйлин Принц. Вот так, сидя перед камином, потягивая вино из бокала, раз за разом перечитывая письмо, Северус понимал: не следовало ожидать, что она уйдет по-тихому. Его мать была фурией: полной ненависти – и он никогда не забудет её за это, - но также дьявольски хитрой. Она прекрасно понимала, что Северус никогда не женится по собственной воле.
- Лишь по действительно важной причине, - яростно произнес он, споря сам с собой, и встал, чтобы наполнить бокал вновь. – Ты несчастная, усохшая старая ведьма, мама...
- Так-так, Северус, - произнес знакомый голос за его плечом. Расслабившись на своем портрете в гостиной Северуса, Дамблдор потянулся к бокалу с хересом. – Разумеется, нет причин для такой реакции. Я уверен, ее намерения были не чем иным, как добром и только добром.
Северус фыркнул.
- Добрые намерения? В лексиконе моей матери не было таких слов, Альбус, - он вернулся в свое кресло, покачивая бокалом вина, сердито уставился на огонь и недовольно продолжил. - Она давила на меня на протяжении всей моей жизни, и теперь я не получу законное наследство как свидетельство того. – Он скривился в ответ на свои слова. – Министерство устроит из моего поместья тематический парк.
- Ты знаешь, что еще ничего этого не потерял, - осторожно произнес Дамблдор. - Если я верно расслышал - а ты прочитал это письмо достаточное количество раз для того, чтобы правильно понять - то следует готовиться к женитьбе, и ты не потеряешь поместье.
Снейп закатил глаза.
- Я все видел, Северус.
- Иногда я задаюсь вопросом, почему вы попросили меня убить вас, - мрачно ответил Снейп. – Вы невыносимы, Альбус.
Директор тихо рассмеялся.
- Можешь называть меня, как тебе нравится, Северус. Но факт в том, что у тебя есть месяц, чтобы найти подходящую супругу.
Северус отпил, скривившись, будто кто-то подменил его вино на уксус.
- О да, и это, разумеется, возможно. Скажите мне, Альбус, после сорока шести лет с трудом назначаемых свиданий, как я найду такого человека за месяц?
- Все когда-то бывает впервые, - ласково произнес Дамблдор, подмигивая.
- У меня три занятия с Хаффлпаффом завтра. Возможно, я был проклят одним из студентов... или, возможно, одним из курсов, - произнес он, потирая виски. Мысли превратились в сплошной водоворот. - Наш новый преподаватель по ЗОТИ пользовался палочкой за обедом.
- Ты все еще не хочешь называть его по имени, Северус? Ты знаешь Гарри уже десять лет. Разве отношения между коллегами не предусматривают называть друг друга по именам?
- У меня нет с ним никаких отношений, - холодно заметил Снейп. Он поднялся с кресла. – Я могу продолжить отчаиваться по поводу своей ужасной судьбы и завтра утром... Доброй ночи, Альбус.
- Доброй ночи, Северус. Сладких снов.
Оставив Дамблдора с его хересом, Северус отправился в спальню, все еще держа в руках письмо и бутылку вина.
****
В это время в другом конце замка самый молодой преподаватель школы решал свои проблемы. Профессор Поттер занимал эту должность всего около месяца. Хотя он был в полном расцвете сил, но действительно не ожидал, что быть преподавателем невероятно утомительно. Вот теперь он понимал, почему его учителя всегда выглядели куда счастливее, когда наступала пятница.
Сегодня, в воскресенье, на обеде за преподавательским столом было, как и всегда, довольно мрачно. Они никогда много не разговаривали, только ворчали, что могли бы найти множество других способов скрасить вечер. Некоторые выражали желание посидеть с бокалом вина перед камином. Гарри же больше был заинтересован в добротной бутылке огневиски. Минерва права, это замечательная вещь.
- Признаться, я позволяю себе выпить лишний стаканчик с тех пор, как стала директором, - сказала она как-то за обедом. – Стресс - это что-то совершенно особенное. Это может быть утомительно, пока вы еще только начали преподавать, но вскоре вы войдете в общий ритм. Возможно, через несколько лет, когда это случится, вы примете на себя обязанности главы Гриффиндора?
- Не делайте этого, Поттер, - пробормотал Снейп, повернувшись к нему, так что Гарри хмыкнул в тарелку с картофелем.
Засмеяться (ну хотя бы улыбнуться) над одной из снейповских шуток – это казалось бы невероятным еще три года назад. В свои семнадцать лет Гарри, как и большая часть магического мира, верил, что Снейп не более чем убийца и предатель. Если бы Минерва МакГонагалл думала так же, то, возможно, Снейп до сих пор находился бы в одной из камер Азкабана.
- Альбус доверял этому человеку, - говорила она убежденно каждый раз, когда один из членов Ордена высказывал сомнения. – И Альбус Дамблдор не совершал ошибок.
Каким-то образом, без посторонней помощи, она нашла Снейпа, потребовала от него рассказать правду, спасла его имя перед Министерством Магии и уговорила зельевара вернуться преподавать в Хогвартс. Гарри по-прежнему не верил бы в его невиновность, если бы не завещание Дамблдора. Министерство Магии не нашло ничего, кроме папки с документами в его хранилище в Гринготтсе. Этого хватило с лихвой: документ, подписанный рукой Дамблдора, был продемонстрирован каждому, кто все еще имел сомнения в отношении Снейпа.
Гарри сам убедился в этом вскоре после того, как ему исполнилось восемнадцать. История оказалась длинной и сложной, но Снейп дал Нерушимую клятву убить Альбуса Дамблдора, несмотря на возможность ее нарушить и умереть. Снейп повторил это перед Министерством, пребывая под действием очень мощного Веритасерума. Дамблдор всячески старался не дать этому произойти.
- Это мое желание и только мое решение, что Северус Снейп покончит с моей жизнью, если ему придется. Он необходим для Ордена и как шпион, и как защитник Магического мира.
С тех пор Гарри начал жить странной жизнью. Он продолжал работать для Ордена, сражаться бок о бок со Снейпом, но практически не разговаривал с ним, вплоть до последнего года и падения Волдеморта. Финальная битва была воистину ужасна. Если бы не вмешательство Снейпа, который ринулся к Гарри и сбил его на землю, парень был бы уже мёртв. Каким-то образом, благодаря чуду, смертельное проклятие из палочки Гарри угодило прямо в цель. Волдеморт и последняя частичка его души были окончательно уничтожены.
После того сражения слава нашла своих героев, и Гарри не мог продолжать игнорировать Снейпа. Они общались на собраниях Ордена и когда получали Орден Мерлина, и Гарри думал, что между ними, наконец, установились хорошие отношения. Однако принятие Гарри на должность преподавателя ЗОТИ вскоре изменило поведение Снейпа. Они все реже разговаривали, кроме ехидных замечаний во время обеда. Гарри не понимал почему, но сожалел об этой досадной перемене. Было все-таки приятно, когда Северус Снейп обращался к нему как к здравомыслящему взрослому.
К счастью, вскоре у Гарри появилась причина поговорить со Снейпом. К несчастью, это была менее чем приятная причина.
- Ох... ну давай же... - он всхлипнул в тишине, беспокойно вертя головой и выгибая спину. Капельки пота сверкали по всему телу от каждого движения, пока он отчаянно ласкал себя, пробуя что-то новое, вытягиваясь на кровати.
- Пожалуйста...
С ним было что-то не так. Это не было нормально. У каждого двадцатиоднолетнего парня в мире бывала эрекция, но как ОН мог быть импотентом? Ведь он еще так молод! Он пытался вызвать ее неоднократно, пока не пришел к мысли, что эта ситуация внушает ему холодный ужас, но продолжал попытки, ночь за ночью, в надежде, что что-то изменится. Но ничего не происходило. Все началось еще за месяц до его вступления в должность преподавателя, так что это не могло быть последствием переутомления.
- Ну давай же... О боже, пожалуйста... Пожалуйста, только... - всхлипнул он разочарованно, извиваясь на простынях, подбирая яички одной рукой, сжимая и лаская, быстро скользя рукой по опадающему члену. Он мог кончить за секунды, когда ему было семнадцать. А теперь у него даже не вставал. Юноша издал нечто среднее между стоном и рычанием - если бы он мог заставить себя, нужно всего лишь немного жестче, немного быстрее... но сейчас он выбился из сил. Пот холодил кожу, и Гарри ненавидел себя за все это. Он чувствовал себя жалким, слабым и ненормальным. У любого вставало. От Рона он знал, что тот с Гермионой трахались как кролики каждую ночь, по крайней мере, дважды! Всем известно, что в двадцать лет мужчина достигает пика своей сексуальной активности.
Любой, кроме Гарри. Он не ощущал никакого пика.
Наконец, он сдался с тихим, разочарованным стоном. Откинувшись на постель, он закрыл лицо руками. Да, это он. Он – урод. Другого объяснения не было. Гарри работал над проблемой неделями, рассеянно хватая книги из Запретной секции, пока мадам Пинс была занята, отчитывая нерадивых студентов, и пробовал чары. Он испытал все магические способы, какие смог найти. Пробовал даже маггловские. Ничего, никаких результатов.
Ну, был еще один способ, который он до сих пор не пробовал. Нет, Гарри честно пытался. Это было зелье, оно могло бы сработать. К сожалению, ингредиенты очень трудно было найти, и рецепт выглядел уж слишком сложным. Это было определенно не то, что Гарри смог бы сварить в своих комнатах. Он не слышал даже о половине требуемого оборудования.
А вот Снейп наверняка был в курсе.
Пока Гарри выбирался из кровати, обнаженный и разочарованный, он размышлял, что, если у него не случится эрекции в следующий раз, не будет ли предпочтительнее взглянуть Снейпу в глаза и спросить:
- Эм, вы могли бы вылечить мою импотенцию, не так ли?
Это был трудный выбор. Гарри направился в ванную, включил холодную воду и умыл лицо, мелко дрожа. Его неприятность потихоньку перерастала в одержимость. Проблема начала влиять на его жизнь. Каждый раз, когда он заставал целующихся студентов на Астрономической башне или замечал, как юные влюбленные посылали друг другу записки по классу, его желудок неприятно сжимался. Но юноша никогда не назначал им взыскания. В конце концов, и у них тоже может быть личная жизнь.
Гарри знал: если он пойдет к Снейпу, тот сварит зелье в момент. Но как начать разговор? Как можно объяснить настолько деликатный вопрос? Юноша слабо улыбнулся, представив, как поворачивается к профессору посреди ужина и заявляет:
- У меня не встает.
Может быть, лучше будет обратиться к мадам Помфри? Возможно, она могла бы решить вопрос, намекнув Снейпу, что кто-то обратился к ней с проблемой сексуального характера, а потом передала бы зелье лично Гарри.
Он фыркнул. Не было и шанса, что такое произойдет. Несмотря на весь ее талант в медицине, Поппи была неуемной сплетницей. Она могла запросто проговориться Снейпу, для кого это зелье. А это было бы куда хуже, чем если бы Гарри пришел к зельевару лично. Если он посвятит Снейпа в суть проблемы с медицинской точки зрения, мужчина будет в курсе его неприятностей. Но разве у него был другой выбор?
Гарри взял полотенце и вытер лицо. Действительно, другого выбора нет. Он мог переступить через свою гордость и пойти к профессору или провести остаток жизни, дав обет целомудрия. Но что он знал точно, так это то, что проблема будет усугубляться до тех пор, пока от нее не избавиться.
Сбросив нижнее белье, юноша переоделся в пижаму и решил, что завтра утром непременно поговорит с зельеваром. Нет принципиальной разницы между медицинскими аспектами личных проблем. Ремус получал Ликантропин от Снейпа в течение всего третьего курса Гарри. Только потому, что это было слишком личным, это не переставало быть проблемой.
Немного успокоившись, он нырнул обратно в постель и натянул простыни до самой шеи, зная, что сегодня ему не заснуть. Но юноша даже не предполагал, что он не единственный, кого одолевают сомнения в эту минуту.
******
Завтрак следующим утром обещал быть весьма необычным. Гарри спустился пораньше и сел на соседнее место от того, которое обычно занимал Снейп, и, нервно намазывая тост маслом, ждал, когда, наконец, появится старший мужчина. Сначала он планировал немного поболтать с профессором. Если дело пойдет на лад утром и за ленчем, то он мог бы напроситься к Снейпу в подземелья выпить. Будет гораздо лучше, если они обсудят проблему наедине, так Гарри сможет подробно все объяснить.
- Доброе утро, Поттер, - проходя, поздоровалась Минерва. Она села справа от Гарри и положила пару ломтиков бекона на тарелку. - Как спалось?
- Замечательно, - солгал он. – Вы сегодня преподаете?
- Да, все пять занятий... Понедельник – адский день, Поттер.
- И не говорите.
Дверь Большого зала открылась. Как только в ней показался Снейп, сердце Гарри бешено забилось. Выражение лица профессора было еще более недовольным, чем обычно, под глазами залегли тени, будто он не спал всю ночь.
Гарри налил чашку кофе (черный, с одной ложкой сахара) и подвинул к магу, как только тот тяжело опустился в кресло. Мгновение Снейп был удивлен.
- Спасибо, - сказал он и отпил.
- Выглядите так, что вам это действительно необходимо, - заметил Гарри, пока Снейп допивал кофе.
- Мхм, - неопределенно ответил тот. Но Гарри уловил нотки благодарности в жестком тоне. Как только Снейп поставил чашку, Гарри наполнил ее снова, чувствуя подозрительный взгляд профессора на своих руках, будто тот ожидал, что юноша подсыплет ему что-то. – Я не получал приглашения на праздник Давайте-Все-Станем-Друзьями.
- Что? – спросил Гарри, его щеки порозовели. – О, нет, я просто... Ну, я знаю, на что это похоже. Стресс, я имею в виду.
Снейп хмыкнул:
- Вам неизвестно значение слова «стресс», Поттер.
- А? – голос Гарри смягчился, когда он положил яичницу на тарелку. – Почему? Что не так? Из-за чего вы так напряжены?
Юноша поймал взгляд Снейпа, в котором возмущение тут же сменилось подозрением.
- А какое ваше дело?
Гарри пожал плечами.
- Рассказанная проблема вполовину не так ужасна.
В голову пришла идея. Он потянулся к тыквенному соку и наполнил свой кубок.
- Если вы расскажете, что вас беспокоит, я расскажу вам, что волнует меня. Никогда не знаешь, чем мы можем быть полезными друг другу.
Он отпил, закрыв глаза, зная, что Снейп с тревогой наблюдает за ним. Юноша облизал губы.
- Услуга за услугу и ничего более.



Глава 2.

- Поттер, что на вас нашло?
Гарри слабо улыбнулся.
- Ничего... Я только... - он запнулся. Как много он может рассказать Снейпу здесь и сейчас? Пожалуй, только в общих чертах. Совсем немного, чтобы заинтересовать мужчину. – Просто я мог бы помочь. Но и мне нужно кое-что от вас.
- О, - Снейп приподнял бровь. – И чем же я могу быть вам полезен?
Гарри бегло взглянул на часы.
- Сейчас на это нет времени объяснить все здесь. У вас есть отработки вечером?
- Насколько мне известно, нет. Не соизволите ли вы тогда спуститься к девяти часам в мой кабинет, Поттер?
- Да, пожалуй.
- Хм, - Снейп подозрительно и мрачно оглядел Гарри, будто желал узнать, что творится в этой знаменитой голове. – Тогда мне следует запастись кофе, - заметил профессор с изрядной долей сарказма.
- Отлично, - ответил Гарри. Он вновь наполнил чашку кофе для Снейпа, и оставшуюся часть завтрака они провели за непринужденной беседой.
Гарри отправился на свой первый урок полный надежды. Если у Снейпа были проблемы, он мог бы попытаться их решить. Просить о Зелье от импотенции будет куда проще, если Снейп уже будет перед ним в долгу. В конце концов, день обещал быть куда лучше, чем все, прошедшие с начала его преподавания. После последней пары, пребывая в отличном настроении, Гарри занес книги в кабинет и сел за проверку домашних заданий, ранее отложенных на вечер. После ужина он немного почитал, с целью убить время.
Без пяти девять Гарри спускался в коридоры подземелий к кабинету Снейпа, прихватив с собой бутылку красного вина. Могло быть лишним – прибегать к своеобразной взятке, но зато это даст понять Снейпу всю серьезность его намерений. Гарри старался не думать о том, что теперь, спустя два месяца, он сможет решить свою проблему. Он не хотел сглазить. Наконец, юноша приблизился к двери и мягко постучал. Спустя мгновение изнутри послышался голос зельевара:
- Заходите, Поттер.
Гарри взял себя в руки и вошел. Кафедра зелий изменилась за то время, когда ее возглавлял Слизнорт, и Снейп еще не успел до конца восстановить прежнее мрачное великолепие кабинета. Заспиртованные существа все еще стояли в стенных шкафах, скрытые от посторонних глаз, так что все выглядело довольно мило. Деревянные панели и полки с маленькими стеклянными пузырьками мерцали в свете свечей. В целом, это был уютный кабинет.
Снейп сидел за столом. К удивлению Гарри, профессор носил очки для чтения. Юноша и представить не мог, что они могли понадобиться Снейпу. Отчасти он понимал, что Мастер зелий специально никогда не надевал их перед другими людьми, особенно перед студентами. Гарри импонировало быть посвященным в своеобразную тайну старшего мага, даже если это было такой мелочью.
Снейп поднял взгляд, снял очки и заметил бутылку в руках Гарри. Он был несколько удивлен: с чего бы это Поттеру приносить подарки?
- Вино? Есть повод?
Юноша (возможно, пора признать, что теперь Поттер уже был мужчиной, подумал Снейп) пожал плечами.
- Просто было немного под рукой. У вас есть бокалы?
Снейп встал, отложив непроверенные сочинения в сторону. Их можно закончить попозже.
- Пройдёмте в мои апартаменты, - он направился к неприметной двери в дубовой панели, дал возможность пройти Поттеру первым, придержав ее. Молодой человек был изрядно удивлен обстановкой в гостиной. Он ожидал увидеть горгулий, голый камень и гобелены, изображавшие существ с выпущенными внутренностями. В действительности, Снейп предпочитал комфорт: роскошные кресла викторианской эпохи, камин с танцующими языками пламени, богато украшенные ковры и, конечно, книжная полка, заставленная лучшими литературными произведениями и научными трудами, как маггловскими, так и магическими.
Пока Гарри пытался освоиться, оглядывая комнату, Снейп принес два бокала из кабинета и присел в кресло. Поттер поспешил присоединиться. Они наполнили бокалы и молча потягивали вино в течение нескольких минут, которые, на удивление, не показались неприятными.
Снейп откинулся в кресле, расслабился и решил начать разговор:
- Итак, вы хотели о чем-то спросить.
Молодой человек оглянулся.
-Да... это довольно сложно. Я пытался решить это самостоятельно, но не смог. Так что, признаю, мне нужна ваша помощь, Северус.
Да, было приятно слышать такое от Поттера, решил для себя профессор. Он не спеша сделал глоток.
- Как я и думал. И получу ли я что-либо взамен, если обеспечу вам помощь, в чём бы она ни заключалась?
- Можете не сомневаться, - ответил Гарри. – Это довольно большая проблема.
- Тогда позвольте окунуться в её суть, Поттер. В чем же дело?
Снейп смотрел, как юноша колеблется, обдумывая ответ, крутит ножку бокала в руках. Мгновение спустя Поттер тихо заговорил:
- Меня кое-что беспокоит.
- Это я уже выяснил.
- Нет, я имею в виду... У меня действительно неприятности.
- Неприятности, Поттер?
- Да, проблемы.
- И какого рода ваши проблемы?
Снейп заметил, как густо покраснели щеки молодого человека.
- Личного характера. Это не то, о чем бы я хотел всем рассказывать. Вы поймете, в каком отчаянии я нахожусь, когда узнаете, что это, потому что я бы не пришел, если бы это не было по-настоящему серьезно. Это вроде пунктика о моем здоровье.
Приподняв бровь, Снейп поставил бокал и опустил подбородок на сложенные пальцы.
- Думаю, будет лучше, если вы мне расскажете, Поттер.
- Я...ну... – Гарри еще сильнее покраснел, барабаня пальцами по стенкам бокала. – У меня проблемы сексуального характера.
Этого Снейп не ожидал. Брови поползли вверх, а с языка уже готово было слететь какое-нибудь едкое замечание. Но молодой человек уткнулся взглядом в пол, и колкость так и осталась невысказанной. Снейп представлял, в каком отчаянии должен быть юноша, чтобы прийти к нему и все рассказать.
- В чем это выражается?
- Я... импотент.
Снейп кивнул.
- А вы не думали, что это может быть связано с психологическим состоянием? – было крайне странно обсуждать такого рода вещи с Поттером. – Терапия могла бы помочь.
- Да, я имею в виду, я размышлял об этом, но не думаю, что это оно. Я прочел множество книг на эту тему, и это ничуть не похоже на психологическую проблему... Я пробовал все. Понимаете, все! – зеленые глаза неожиданно умоляюще уставились на Снейпа. – Кроме одной вещи. Зелье.
- Ах да. Я знаю о нем, - «лечение» могло выйти боком, если попросить обычного мага. Северус Снейп являлся Мастером зелий уже не первое десятилетие по одной очень веской причине: он не был среднестатистическим магом. – И вы хотите, чтобы я его приготовил для вас?
Гарри нервно кивнул.
- Я... я был бы очень и очень признателен вам.
- Хм, да. Не сомневаюсь. В этом все и дело, Поттер. Я не работаю бесплатно, и уж конечно не делаю этого за абстрактное чувство. Благодарность - совсем не то, что я хотел бы получить.
Гарри придвинулся ближе к Снейпу, сверля его отчаянным взглядом.
- Я сделаю все. Вообще все. Вы, видимо, не понимаете, как я боюсь этого... Мне всего двадцать один, и у меня не должно быть таких проблем. Честное слово, я сделаю все, что вам заблагорассудится, за это зелье.
Одна возможность осветила мысли Снейпа яркой лампочкой. Нет... Поттер не пойдет на это. Он не настолько отчаялся. Был только один способ это проверить.
- На самом деле, Поттер... Есть кое-что, что вы могли бы сделать для меня, - тихо произнес Снейп, и Гарри уже было открыл рот, чтобы выразит согласие, но Снейп поднял руку, - Но вам это не понравится. Я не удивлюсь, если вы внезапно поймете, что пожизненная импотенция не так ужасна.
- Скажите мне, - взмолился Поттер. – Все, что угодно. Я сделаю это.
Снейп поднялся из кресла и направился в спальню. Он вернулся, держа в руке пергамент с министерской печатью.
Гарри вытянул шею, пытаясь прочитать текст, но Снейп резко закрыл текст и сел в кресло.
- Моя мать недавно скончалась, Поттер. Никаких сантиментов. Она была скупой старой летучей мышью. И если бы не она, я бы не оказался в ситуации, в которой сейчас пребываю. Она добавила условие в свое завещание, при котором я не могу распоряжаться наследством, пока нахожусь в затруднительном положении.
- В каком? – осторожно поинтересовался Гарри, глядя на Снейпа. В голове все смешалось. Осознание того, что Снейп готов приготовить зелье, только подстегивало его отчаяние. Он сомневался, что существует что-то, что он откажется сейчас сделать.
Снейп передал ему письмо. Гарри принял его и углубился в чтение. Затем перечитал. Потом снова перечитал, и еще раз, только чтобы убедиться, что все правильно понял. После пятого раза, обдумав каждое отдельное слово, он взглянул на профессора. Старший волшебник окинул его пристальным взглядом черных глаз.
- Вы... вы хотите на мне жениться?! – вскричал Гарри.
Снейп лишь раз кивнул.
- Но... Я не люблю вас! Я вообще ничего к вам не испытываю!
- Это не столь важно, - ответил Снейп. Его глаза горели темным, мистическим энтузиазмом. –Моя мать не упоминала, что брак должен основываться лишь на любви или даже вообще являться «настоящим» браком. В том случае, если Министерство Магии зарегистрирует брак в течение месяца, я унаследую то, что по праву мое.
Гарри обдумывал все. Они должны будут держать это в секрете, не так ли? Не будет никакой церемонии или гостей – просто никто об этом не узнает. Они только поженятся, подождут, пока их зарегистрируют, убедятся, что Снейп получил поместье, и все аннулируют. Разведутся, если нужно будет. Снейп получит то, что он хочет; Гарри получит свое зелье. Идеальный план. Сумасшедший, но идеальный.
- Как мы... эмм... поженимся? – спросил юноша.
- Процедура заключения магического брака очень проста, - ответил Снейп. – Мы запросим бланк с совой. Он придет через час, и его нужно будет заполнить, каждый из нас его подпишет. Контракт считается заключенным и регистрируется Министерством Магии. Пары, которые заключают настоящий брак, также проводят церемонию в это время, но юридическая часть не меняется.
Старший волшебник ждал, пристально, с надеждой, следя за Гарри.
- Ну? – не выдержал он. – Если вы дадите ответ сейчас, я смогу немедленно начать готовить зелье. Оно будет готово через двадцать четыре часа.
Гарри обдумал все в последний раз. Что могло пойти не так?
К концу следующей недели он будет свободен и холост вновь, с вылеченной импотенцией, а Снейп получит своё поместье. Все будут в выигрыше. Он старался не думать о причинах, по которым стоило бы отказаться от этой затеи.
- Хорошо, - наконец, он ответил.
Глаза Снейпа загорелись.
- Отлично, - он наполнил бокал Гарри. - Выпейте, Поттер. Мне нужно убедиться, что у меня есть в наличии все необходимые ингредиенты.
Он поднялся, оставив Гарри у камина, и направился в кладовку. Зельевар легко нашел большинство необходимых составляющих в нужном количестве. Надо будет заказать больше шерсти оборотня, на всякий случай, и придется взять из личных запасов несколько редких ингредиентов, указанных в рецепте. Все необходимое оборудование было готово и ожидало его в лаборатории. Он мог бы начать, как только Поттер уйдет.
Он выпустил сову из клетки, достал пергамент и вернулся в гостиную. Поттер просматривал его книжную коллекцию. Снейп сел к огню, открыл крышку чернильницы, окунул кончик черного гусиного пера в темную жидкость и начал писать.

Тому, кого это непосредственно касается.
Я хотел бы запросить немедленную доставку брачного договора.
Заранее благодарен, Северус Снейп.


Нет смысла писать что-то еще. Чем проще это будет сформулировано, тем быстрее они пришлют форму, и тем быстрее Поттер впишет свое имя в соответствующую строчку. Так странно осознавать, что он женится на Гарри Поттере. Северус ухмыльнулся, представив реакцию Джеймса Поттера или Сириуса Блэка.
Зельевар поднес сову к двери.
- Тереби министерских работников, пока они не дадут тебе форму, - мягко сказал он. Птица ухнула, ущипнув его за палец, и Снейп отпустил ее. Она скрылась из поля зрения в коридорах, как серебристое привидение, направляясь к главным дверям.


Глава 3.

- Хотите еще вина? – спросил Поттер, как только довольный собой Снейп вернулся в гостиную.

- Почему бы и нет, Поттер, почему бы нет? Кстати, не забудьте, что на время нам с вами придется притвориться женатыми, чтобы соблюсти все формальности.

Снейп сел, взял предложенный ему бокал и весело звякнул им о бокал Гарри, перед тем как поднести к губам хрусталь, отбрасывающий красные блики.

- Ваше здоровье, Поттер.

Гарри улыбнулся, несколько ошеломленный внезапным весельем своего новоявленного fiancé (франц. “жених”).
- Ваше здоровье.
- Если вы придете ко мне завтра вечером, скажем, около девяти, мы сможем заполнить необходимые документы. К тому времени я уже закончу первую фазу вашего зелья. Для начала вам нужно будет принять маленькую, предварительную дозу; в течение семи дней мы увеличим её и сделаем постоянной. После этого все должно восстановиться до…хм… полного рабочего состояния.

От этих слов Гарри залился румянцем, но ничего не сказал. Веселый Снейп как-никак был явлением, которое редко встречалось на жизненном пути гриффиндорцев в целом и некого Г.Д. Поттера в особенности. Так что Гарри решил пропустить мимо ушей язвительные замечания профессора Зельеварения. В конце концов, они собираются пожениться, а это обычно предполагает хотя бы относительно хорошие отношения между людьми.
Час, проведенный ими за бутылкой вина, выдался на удивление приятным. Они обсуждали последние скандалы, бушующие в Министерстве Магии.

Снейп был очень удивлен, обнаружив, что повзрослевший Поттер стал довольно интересным собеседником, наделенным незаурядными мозгами. Кроме того, у него имелись устоявшиеся и не лишенные здравого смысла взгляды, которые Снейп был более чем рад обсудить. Гарри, в свою очередь, очень удивился тому, что Снейп может разговаривать с ним как с существом, находящимся на более высокой ступени развития, чем флоббер-червь. В конце концов, когда Волшебные Часы на каминной полке показали «Время спать», Снейп убрал бокалы и отконвоировал Гарри к двери.
- До встречи завтра вечером, Поттер. Получайте удовольствие от последних двадцати четырёх часов холостяцкой жизни.
Гарри улыбнулся.
- Получу. Доброй ночи, профессор Снейп…
Внезапно глаза Гарри сверкнули, и было в этом что-то от взгляда Дамблдора.
- Или теперь мне дозволено называть вас Северусом?
- Называть друг друга по имени – большой шаг, Поттер. Все в свое время. Не торопите события.
Улыбнувшись напоследок, Гарри вышел в коридор, и учительская мантия легко зашелестела в такт его шагам. Снейп проводил его взглядом, ошеломленный тем простым фактом, что теперь у него есть fiancé. Затем он закрыл дверь и ретировался в сторону кровати. Это был исключительно плодотворный день. Если так пойдет и дальше, существовала угроза быть в хорошем настроении и в среду, что происходило не чаще, чем крушение вертолета на Астрономической Башне. В конце концов, Северус, весьма довольный собой и своей гениальностью, задернул полог, и, пребывая в таком же радужном расположении духа, заснул.
А где-то далеко, в таинственных глубинах мироздания, Эйлин Принц была явно не готова к тому, что ее единственный сын справится с хитроумной западней так просто и быстро.

- Какие планы на вечер? – спросила Минерва у Гарри на следующий день за ужином, он улыбнулся, пригубив тыквенный сок.

- Да так, ничего особенного. Может, возьму какую-нибудь хорошую книгу из библиотеки или займусь еще чем-нибудь… А вы?

- Проверяю работы, как обычно, - ответила она, послав ему соответствующую ухмылку. – О, и паре второкурсников назначена отработка на 7 часов. Нам так и не удалось поймать мой рабочий стол. Наверное, бродит где-то вокруг Запретного Леса, пока мы беседуем… А у тебя какие планы, Северус?

Снейп, сидевший рядом с Гарри, слегка улыбнулся, переворачивая страницу «Ежедневного пророка».

- Полностью свободный день. Я думаю заняться обновлением списка ингредиентов или, возможно, чем-то ужасным вроде чистки котлов. В действительности, следовало бы наказать некоторых студентов и заставить их делать это... Впрочем, я запомню это до следующего раза.

Гарри улыбнулся, добавляя соус в пирог с почками. Странно осознавать, что он в последний раз обедает перед своим первым браком. Он оглядел студентов – те шутили, болтали с друзьями и понятия не имели, что находятся в присутствии помолвленной пары. Даже Минерва, сидевшая прямо рядом с Гарри, не подозревала об этом. Было так замечательно иметь свой секрет – не удивительно, что Снейп скрывал от всех них так много. Это было довольно забавно. Потягивая тыквенный сок, Гарри услышал, как Снейп прочистил горло, и взглянул на него. Профессор не поднимал глаз от газеты, но «Ежедневный пророк» был открыт так, что Гарри мог прочесть. Зельевар нервно постукивал бледным пальцем по нижнему правому углу листа. Притворившись, что тянется за горошком, Гарри перегнулся через плечо Снейпа и разглядел маленькую заметку в рамке: «Северус Снейп и Гарри Поттер собираются объявить о своем непристойном браке по расчету и посочувствовать срыву планов старой тещи».

Гарри прыснул в свою тарелку, ухитрившись сделать вид, что просто чихнул. Минерва одарила его подозрительным взглядом. Он лишь улыбнулся, постучав себя по груди.

- Горошек застрял.

- В носу? – насмешливо спросила она.

- Думаю, утомительная работа преподавателем все-таки возымела свои последствия для Поттера, - протянул Снейп, закрывая газету. – Привычка путать – часть вашего естества – один из первых признаков сумасшествия, не так ли, Минерва?

- Не желаю знать, - ответила женщина, решив пропустить замечание. Затем она вернулась к разговору с профессором Спраут, и Снейп задел локоть Гарри под столом, выказывая неодобрение.

Понизив голос, Гарри зашептал:

- Может, мы и помолвлены, но это не дает вам права заигрывать со мной.

Кашель Снейпа оказался более убедительным – настолько, что Флитвик предложил ему воды и заметил, что сейчас очень легко простудиться.

*****
- Входите, Поттер. Дверь открыта.

Гарри, в приподнятом, как ни странно, настроении, зашел в комнаты Снейпа с бутылкой вина в руках. У него возникала идея одеться во все белое ради шутки, но в конце концов он все же остановился на джинсах, свитере (джинсы были позаимствованы у Рона, а старый свитер миссис Уизли когда-то связала специально для него) и новых голубых носках.

Клубы бледно-зеленого дыма струились из лаборатории, где работал Снейп, и Гарри, заглянув вовнутрь, обнаружил, как Мастер Зелий сцеживает последние капли в мензурку. Его волосы были собраны в хвост, лицо блестело от пота, а руки были облачены в перчатки из драконьей кожи. Гарри решил, что так профессор выглядел куда более профессионально.

- Подойдите сюда, - произнес Снейп, делая знак рукой. – Осторожно с котлом, он все еще кипит...

Гарри приблизился, глядя во все глаза на аккуратно прибранное оборудование и угрожающее изобилие ядов, заполнявших всю верхнюю полку. Снейп закупорил пузырек с зельем. Оно было темно-фиолетового цвета, вроде черничного сока, и тихонько шипело.

- Вам нужно будет принять это в одиночестве, Поттер, - произнес профессор, вручая ему пузырек. – Часть зелья – это легкий афродизиак, но, во всяком случае, это дает дополнительную возможность мгновенно узнать, что зелье работает.

Гарри покраснел и попытался не думать об этом.

- Большое спасибо, Северус. Я ваш должник.

- Действительно? – переспросил тот. – Вы могли бы доставить мне небольшое удовольствие. Как насчет того, чтобы стать моим законным мужем?

- Хорошо. Прямо сейчас?

- Как пожелаете.

- Было бы замечательно.

- Отлично. Следуйте за мной, - Снейп скинул драконьи перчатки и вышел из жаркой лаборатории. Гарри с улыбкой последовал за ним.

- Кстати, я захватил бутылку вина, - заметил он, поставив вино на кофейный столик. - Вы предпочитаете сначала выпить, или сразу перейдем к к бракосочетанию?

- Сначала дело, - ответил Снейп. Он взял с письменного стола, отделанного красным деревом, бледно-желтый свиток и развернул его, чтобы проверить. – Отпраздновать мы можем и позднее. Чем скорее мы зарегистрируем брак, тем скорее я смогу наслаждаться, зная, что моя мать перевернулась в гробу.

Гарри прикусил губу, пытаясь сдержать улыбку. Он чувствовал себя весьма странно. Не важно, что они притворялись, его беспокоил сам факт женитьбы на Северусе Снейпе. Он не знал, сколько времени пройдет, прежде чем завещание вступит в силу, но пока этого не случилось, и они не развелись, с точки зрения закона ему разрешено называть себя Гарри Снейп. Наверняка процедура развода столь же проста, как и заключения брака. Он уже помолвился, сейчас выходит замуж, а потом разведется. И все это в течение нескольких дней.

Снейп осторожно прижал контракт к столу, позволяя Гарри прочесть его, и молодой волшебник углубился в чтение. Он неуклюже извернулся, и Снейп отошел назад, чтобы тому было удобнее. Он встал позади юноши, наклонившись через его плечо и придерживая одной рукой свиток, чтобы тот не сворачивался.

Гарри улыбнулся, чувствуя, как Снейп прислонился к нему. Это был такой своеобразный интимный момент - прижаться спиной к груди профессора, пробегая глазами по мелкому шрифту их брачного договора. Слишком много написано. Он прочитал несколько первых строчек, отмечая, что это все так или иначе встречается в маггловских контрактах, и потянулся к перу. Высунув кончик языка между зубами, он еще раз просмотрел пергамент в поисках строк, где следует поставить подпись, и обнаружил целых четыре внизу.

- В которой мне нужно подписать? – спросил он

Снейп указал пальцем на верхнюю слева:

– Только здесь. Пожалуйста, полное имя, Поттер.

- Как скажешь, любимый, - поддразнил его Гарри и удивился, не получив замечания по этому поводу. Тогда он осторожно вписал свое имя, «Гарри Джеймс Поттер», и передал перо Снейпу. Их пальцы соприкоснулись. Гарри придерживал пергамент, пока зельевар, перегнувшись через его плечо, выписывал: «Северус Александр Снейп».

- А теперь ниже ваше новое имя, - произнес он, вкладывая перо в руку юноши. – Выберите себе по вкусу.

Гарри улыбнулся, представляя, какие перемены это сулит: он будет известен под новым именем лишь пару дней, самое большее – неделю, а потом разведется со Снейпом и вернет себе прежнюю фамилию. Тем не менее, мысль о новой фамилии отдавалась теплом где-то глубоко внутри. Возможно, лет через сто он сможет рассказать своим внукам, что в течение нескольких дней носил имя Гарри Снейп.

Нет, Гарри Снейп звучит не очень. Нужно что-то получше.

- Я не возражаю, если вы захотите остаться Поттером, - произнес профессор. Было видно, что его забавляет происходящее. – Можете взять мою фамилию, если хотите. Но это не обязательно. Если вы решите изменить фамилию, все узнают, что мы женаты.

- Как?

- Совы, адресованные Гарри Поттеру, будут возвращаться к отправителю с министерской запиской, что вы больше не Гарри Поттер. Ваши документы в Министерстве также будут изменены.

- Ну конечно... ну, об этом все равно узнают только мои друзья и Министерство. Если кто-то спросит – я скажу, что я все еще Гарри Поттер... может быть, я смогу рассказать им правду через несколько лет – почему бы и нет?
Снейп хмыкнул, и Гарри улыбнулся.

- Я знаю, это глупо... Я просто хочу, чтобы звучало красиво. Как насчет Поттер-Снейп? Нет, тоже не то...

Он взглянул на профессора, отмечая, что отсюда его нос не казался таким уж крючковатым, как обычно. Наверное.

- А как начет Гарри Принц? Станете Северусом Принцем? Это могло бы быть нашей «семейной» фамилией.

У Снейпа был задумчивый вид, будто он перебирал в голове варианты.

- Хм... Студенты не должны узнать об изменениях, как и те, кто шлет мне сов. Полагаю, я буду всегда известен как профессор Снейп, женат я буду или нет... Минерва заметит наши фамилии в платежной ведомости, но она поймет мою отчаянную попытку в последний раз обставить мать. Очень хорошо, Поттер, - его глаза блеснули. – Или эта фамилия вам больше не подходит?

Гарри ухмыльнулся.

- Замечательно. Гарри и Северус Принц.

Он аккуратно вписал свое новое имя под старым, отмечая, как это выглядит на пергаменте – Гарри Джеймс Принц. Как только Снейп забрал перо, чтобы подписать «Северус Александр Принц», Гарри слегка откинулся на него, улыбаясь. Завтра утром он просто попросит профессора Принца передать джем и посмотрит, кто это заметит.

Северус убрал перо от пергамента, и тот медленно свернулся на столе, сгорая в розовом и золотистом пламени за несколько секунд, прежде чем с хлопком исчезнуть в белом дыме, оставляя на столе блестящее пятно.

- Небольшой бонус, - самодовольно заметил новоиспеченный муж Гарри, указывая на флакон у себя в кармане, и наклонился, чтобы убрать блестящую субстанцию в пробирку. – За Свадебную пыль можно выручить очень серьезную сумму в лавке ингредиентов.

- Назовем это свадебным подарком, - ответил Гарри с улыбкой. Когда Снейп закупорил пробирку и спрятал обратно в карман мантии, Гарри повернулся к камину. – Может, теперь уже выпьем? Наш первый тост в качестве мужа и мужа?

Снейп хмыкнул.

- Что ж, давайте.

Первый тост перешел во второй, а затем и в третий, пока бутылка вина не опустела, а часы не показали «Давно пора спать». Огонь в камине догорал.

- И конечно, наш профессор погнался за ней по классу, пытаясь потушить, - закончил Снейп, а Гарри согнулся пополам, краснея и трясясь от смеха. – В конце концов, он повалил ее на землю и залил нужным раствором. Ее уши так и не вернулись к первоначальному виду.

Гарри вытер губы, продолжая посмеиваться.

- Ух ты, истории вроде этой должны быть под запретом. Слишком веселые, чтобы рассказывать их еще когда-нибудь.

Смех сменился на тихое хихиканье, и Гарри, раскрасневшийся и весёлый, взъерошил черные волосы.

- Это было очень, очень весело. Я бы вышел за вас еще несколько лет назад, если бы знал, что наша первая брачная ночь будет такой забавной.

Что-то в этой фразе заставило сознание Снейпа встрепенуться. Он взглянул на часы.

- Уже начало четвертого, Поттер. Осталось два часа до утра. У меня завтра пять уроков, мне нужен отдых, а вам следует опробовать зелье.

- А, да, - ответил смутно соображавший Гарри. - Я совсем забыл.

Он достал флакон из кармана мантии.

-Значит, мне нужно просто его выпить, и все будет работать снова?

- Только, пожалуйста, в своих комнатах, - произнес Снейп, помогая выбраться из кресла своему опьяневшему супругу. – Давайте, Поттер... вы ведь еще помните, где они находятся, не так ли?

- Конечно, помню. Я не тупой, - ответил тот, улыбаясь. – Я могу добраться сам, отстаньте от меня... вы такой джентльмен.

Снейп подвел его к двери.

- Спокойной ночи, Поттер... хороших снов.

- Ммм?

- Я сказал, спокойной ночи, Поттер, хороших снов, - ответил он, медленно повышая голос, и Гарри опять заулыбался. Снейп ухмыльнулся. – Расскажете мне за завтраком, как работает зелье.

- Что? О, да, конечно. Расскажу. Снова спасибо и все такое...

- Да, Поттер, я знаю... теперь идите, идите спать. Вам туда.

- Я знаю, куда мне, - ответил юноша и пошёл в противоположном направлении, пока Снейп не развернул его, подталкивая его к выходу из подземелий.

- Спокойной ночи, Поттер.

Гарри хихикнул в последний раз, перед тем как дверь закрылась. Он поднялся по мраморным лестницам, сияя от счастья и умудрившись только единожды споткнуться. К тому времени, как он добрался до своих комнат, в голове – а заодно и перед глазами – начало медленно проясняться. Он сбросил свитер и расстегнул ремень на джинсах, стаскивая их и бросая под кровать. Утром надо будет отправить их в стирку. Безмятежно улыбаясь, он захватил пузырек с зельем и направился в ванную.

Гарри плеснул в лицо немного воды, понимая, что сегодня он перебрал. Если задуматься, Снейп вёл себя довольно забавно. Вечер прошел замечательно. Это была лучшая ночь за все время его недолгого преподавания. Надо было почаще выходить замуж вот так, с бухты-барахты. Все еще улыбаясь, он вытер лицо и переключил все свое внимание на фиолетовый флакон на бортике ванны.

Будет ли оно работать? Он не узнает ответа на этот вопрос, пока не попробует.
Гарри осторожно откупорил пузырек и принюхался. Нос уловил аромат ванили и черники – на самом деле, не так уж плохо. Облизав губы, он закинул голову и залпом выпил.


Глава 4.

- Дверь открыта, Поттер - послышалось обычное приветствие, и он вошел. Северус сидел в одном из кресел у камина. На его коленях лежало распечатанное письмо, а на столе, в ожидании Гарри, стоял бокал вина. Увидев это, он улыбнулся и, подойдя ко второму креслу, и сел.

- Спасибо, - с улыбкой поблагодарил он. - Ну?

Снейп ухмыльнулся.

- Министерство поздравляет меня с недавно заключенным браком и извещает, что после этого все условия моей матери считаются выполненными. Наследство переписано на мое имя, в том числе и любимое мною поместье.

Гарри, в свою очередь, тоже не удержался от ухмылки, медленно потягивая вино.

- Замечательно. Я рад, что ваша задумка завершилась успехом.

Комната погрузилась в уютную тишину: двое мужчин, погруженных в свои мысли, лениво вглядывались в мирно горящий камин. Несколькими минутами позже послышался облегченный вздох Северуса. Гарри не мог отрицать, что чувствует то же самое – все-таки немного забавно быть женатым мужчиной, но все хорошее должно когда-нибудь заканчиваться. Несмотря на это, последние два дня «Гарри Принца» были одними из лучших в его жизни.

Он надеялся, что продолжит общаться со Снейпом. Было замечательно иметь человека, с которым можно, сидя у камина и попивая вино, разговаривать на интересные им обоим темы. С Гермионой было далеко не так забавно обсуждать что-либо, все их споры сводились к тому, что она вручала огромный фолиант, отказываясь выслушать его точку зрения по данному вопросу. А Рон, хоть и был его лучшим другом, но не умел дискутировать. Ему нравилось рассказывать о том, что он видел и делал, не обременяя себя полемикой об искусстве, литературе или политике Магического общества. Если честно, Гарри не мог представить себя сидящим с Роном и Гермионой в удовлетворенной тишине, как сейчас, а не придумывающим судорожно очередную тему для разговора.

- Жаль, что все подошло к концу, - сказал он спокойно, улыбаясь Снейпу. – Было забавно.

Северус отпил из своего бокала.

– Еще раз благодарю за помощь.

- Мне было приятно, - ответил Гарри, усмехнувшись. – В конце концов, я вам тоже благодарен… Ну, вы знаете за что. Спасибо.

- Теперь у вас все в порядке?

- Просто великолепно. Спасибо.

- Замечательно, - сказал Снейп и, помедлив, протянул: - Кстати, после второй дозы зелья вы окончательно поправитесь. Сомневаюсь, что впоследствии вам опять понадобится моя помощь.

- Хорошо, - ответил Гарри и, улыбнувшись немного грустно, продолжил. – Тогда это все?

- Мм?

- Ну, это, - повторил он, пожимая плечами. – Наша договоренность подошла к концу... Теперь вы снова будете унижать меня, случайно встретив в коридорах. Но ведь наш развод - это не повод ненавидеть…
Он с изумлением наблюдал, как Снейп нахмурился, будто не понимая о чем речь.

– Что?

- Развод, - сказал Гарри, чувствуя, как внутренний холод сковывает его горло. – Конечно, мы разведемся. Вы же не ожидали, что это на всю жизнь?

- Что мы должны сделать, Поттер? – спросил Снейп. Судя по красноречиво говорившему выражению лица, он был сбит с толку.

- Развод, - повторил Гарри. Холод постепенно распространился от горла к спине, пока он пристально вглядывался в глаза Снейпа, отчаянно пытаясь найти хоть намек, что это не понимание - странная злая шутка. – Это документ, так? Так. Мы его подписываем, и все – разведены!

- Что такое развод? – хмурясь, спросил Снейп. – Если это какое-то магловское животное, и вы ожидаете…

- О нет, - выдохнул Гарри. - О нет. Скажите мне, что пошутили. Это шутка, да? Это и впрямь, и впрямь совсем не смешно.

- Поттер, я понятия не имею, о чем вы говорите.

Гарри почувствовал, как ледяной страх затопил его живот.

- Вы… Вы хотите сказать, что магического развода нет?! Должен быть. Аннулирование? Разлучение? Разрыв? – в голову больше слов не приходило. – Не замужем?

Наконец, в глазах Снейпа вспыхнуло понимание.

- О, это магловская практика… Да, у отца было что-то подобное до того, как он женился на моей матери. – Северус спокойно отпил из своего бокала. – Но какой смысл заключать брак, если его так легко разорвать? Однажды пытались ввести такую поправку в магический закон, но ее отклонили. Девяносто семь процентов магического населения были категорически против. Брак – священная вечная связь, которая никогда…

- Пиздец... твою же мать, что я наделал? - Гарри резко поднялся и отступил к двери. Острое желание сбежать жгло его изнутри. – Вы хотите сказать, что мы… мы женаты до конца своих дней?

- Конечно, - ответил Снейп, оборачиваясь и впиваясь взглядом в ошеломленное лицо Гарри. – А вы думали, что мы будем женаты всего два дня, а потом просто… разведемся?

Гарри кивнул. Ему казалось, что еще чуть-чуть - и задохнется. Только он со своей удачливостью мог приковать себя на всю жизнь к Снейпу, и теперь… О, боже, а если он встретит того, на ком действительно захочет жениться?

- Должен же быть способ изменить это, - затараторил Гарри. - Если только... должно же что-то быть, пожалуйста... пожалуйста, скажите мне, что это как-то можно исправить. Мы можем написать в Министерство, да? И сказать им, что это была ошибка?

Его глаза распахнулись, засветившись лихорадочным блеском, когда он, в два шага преодолев расстояние до кресла Снейпа, встал на колени.

- Мы можем сказать им, что это было Оборотное зелье! Студенты могли его использовать…

- Это не имеет значения, - отрезал Снейп, глядя ему в глаза. – Поттер, вы всерьез утверждаете, будто не знали, что магические браки вечны?

- Почему вы мне этого не сказали?

- А почему вы не спросили?

- Но я не знал, что этот брак будет… будет навсегда. О боже, - Гарри закрыл лицо руками. – А что, если я захочу жениться на ком-то? Что, если я захочу детей? Я ведь не смогу… О боже, что я натворил?

Снейп протянул руку и сжал его плечо.

– Поттер, успокойтесь. Я вряд ли буду настаивать, чтоб вы... были мне верны. Если хотите, можете завести другие отношения. В магическом мире существует множество иных церемоний и обязательств, которые защитят права детей. Наш брак не имеет значения. Если мы не упрочим связь, то она не повлияет…

- Если что мы не сделаем? - переспросил Гарри, поднимая взгляд.

- Укреплять, - сказал Снейп и посмотрел в глаза Гарри. – Брачную связь.

Гарри почувствовал, что его сердце пропустило удар.

– Брачную связь? Что, черт возьми, за брачная связь?

Снейп закатил глаза и устало провел ладонью по лицу.

– Боже, Поттер, вы хотя бы понимали, на что соглашаетесь? Вы вообще знаете что-нибудь о Магическом браке?

Гарри встал и схватил Снейпа за плечи.

– Что такое брачная связь? - потребовал он. - Скажите мне. О, Боже, ну скажите же, что я наделал?

- Подписание брачного контракта приводит к связи между супругами, - объяснил Снейп мрачно. - Связь похожа на живое существо. Она соединяет супругов и оберегает их. Если ее подпитывать, она крепнет. И если что-то случится с одним партнером, то второй немедленно об этом узнает. Также были случаи телепатии…
Гарри медленно осел на пол.

Мало того, что он женился на Снейпе и взял фамилию Принц, так он еще навечно связал себя по рукам и ногам. Теперь понятно, почему Северус позволил себе расслабиться в его присутствии, и почему у него было такое хорошее настроение – он предполагал, что потом займется любовью со своим мужем.

Эта мысль заставила его задрожать.

- Я... это была действительно, действительно большая ошибка...

- Поттер... Я не понимаю …

- Не называйте меня этим именем, - выпалил Гарри. - Я не Поттер, не так ли? Теперь я Принц… Гарри чертов Принц… О боже, что скажут на это Рон и Гермиона? – понимая наконец, что на него свалилось. – Неудивительно, что Минерва так рассердилась. Она все прекрасно понимала. Даже если я не понимал.

- Гарри, - сказал Снейп твердо и, покинув кресло, встал на колени напротив, сжимая его плечи. – Послушайте меня. У нас фиктивный брак, который фактически не является проблемой. Если мы не стаем подпитывать связь, то ничего не произойдет. Единственная вещь, соединяющая нас, это листок бумаги в Министерстве. Больше ничего.
Он встряхнул Гарри, заставляя его поднять широко распахнутые глаза, наполненные страхом.

- Если вы встретите другого человека, то проведете духовный ритуал обязательств, или что-то наподобие этого, и также будете женаты. Наш брак только на бумаге. Никак больше. Я ничего к вам не чувствую, да и моя привлекательность весьма сомнительна. Разве это настолько трудно понять?

Сердце Гарри начало успокаиваться, он смотрел в глаза Снейпа, запутавшись в мыслях, о которых не хотелось и думать. Он разрушил свою жизнь. Возможно, лет через тридцать или сорок, отыскав своего любимого человека, он сможет предложить ему проведение второсортной «церемонии», но никак не юридически законный брак.
И тем не менее, ему ужасно хотелось доверять Снейпу, отчего он чувствовал себя еще хуже.

- Я... Я думаю, мне потребуется некоторое время, чтобы принять это, - прошептал он и отвел взгляд. - Простите...

- Полагаю, вы должны уйти, Поттер, - сказал Снейп устало.

Гарри не нуждался в повторении. Он встал на ноги, оправляя одежду, и поспешил к двери. Когда он уже был в тихом темном коридоре подземелий, то услышал голос Снейпа.

– Не забудьте зайти во вторник для… - он быстро захлопнул дверь и практически побежал к своим комнатам.
______________________________________

Из лучших своих дней он резко окунулся в худшие.

Порой даже во время войны с Волдемортом, он чувствовал себя лучше, нежели сейчас. А когда он, ребенком, жил у Дурслей, была хотя бы надежда. Теперь оптимизм стал роскошью, и о нем надлежало забыть. Гарри не мог найти выход из сложившегося положения, в которое сам же себя и загнал.

Уроки в пятницу оказались кошмаром, но ему было глубоко наплевать. Снейп не появлялся ни на завтраке, ни на обеде и ужине. Согласно заявлению Минервы, он слег с простудой. Макгонагалл подозрительно посмотрела на Гарри, давая понять, что его вопросы вызывают недоумение. В конце концов, он был мужем Северуса.

За выходные он так и не проверил ни одной домашней работы. Просто оставив все на столе, залез в кровать, прихватив с собой бутылку Огневиски. Он игнорировал всю почту принесенную совами: Рон и Гермиона заваливали его письмами с просьбой объяснить, почему он теперь «Гарри Принц». Но он не знал, как объяснить им то, в чем и сам себе боялся признаться.

В воскресенье Снейп немного оттаял, но все же, обед проходил в напряженной тишине.

Гарри отодвинул свой стул подальше от Снейпа и следил за своими руками, не желая случайно прикоснуться к нему. Быстро поев, он стал и, распрощавшись с коллегами, ушел к себе в комнату к новой бутылке Огневиски. К его ужасу, вечером уведомили, что на завтра, на семь утра, планируется учительское собрание. И Гарри всю ночь не мог уснуть, страшась наступления нового дня.

Он сидел в самом дальнем от своего мужа углу комнаты и делал вид, что совершенно не замечает его. После мучительного часа ненужных никому обсуждений, Минерва, наконец, подошла к последнему пункту собрания.

- Ах, да... Мистер Филч сообщил мне, что после отбоя поймал рекордное количество студентов на Астрономической Башне. Позвольте акцентировать ваше внимание, что никому из них не было дано разрешение на дополнительные занятия астрономией. Мы должны пресечь это фривольное поведение прежде, чем оно выйдет из-под контроля.

Снейп усмехнулся про себя. Минерва никогда не поощряла романтических чувств между студентами. Альбус, в свое время, занял довольно либеральную позицию, говоря, что если они не ломают руки-ноги в темноте, то все нормально, и даже беременность не являлась проблемой. Правда, даже такое отношение к этому вопросу не мешало Северусу назначать отработки целующимся парочкам.

Почувствовав на себе чей-то взгляд, он вскинул голову и уловил, как ярко-зеленые глаза, устыдившись, обратились на директора.

- Таким образом, - сказала решительно Минерва, – все должны патрулировать хотя бы одну ночь в неделю. Начнем с сегодняшнего дня. Я составила списки, и вы можете узнать, где и когда пройдет ваш патруль.

После, она громко зачитала список, Северус терпеливо ожидал, когда произнесут его имя.

- Да, профессор Снейп... - сказала она, намеренно делая ударение на его фамилии, отчего Северус нахмурился. Он опять почувствовал, что Гарри подглядывает за ним. – Я знаю, у вас выработался немалый опыт ловли студентов после отбоя, поэтому вы будете патрулировать Астрономическую Башню по понедельникам, начиная с сегодняшнего дня.

Он кивнул, записывая на тыльную сторону ладони, и поднял голову как раз вовремя, чтобы перехватить испуганный взгляд Гарри. На сей раз, их глаза встретились на доли секунды дольше. Странная нежность разлилась в груди Северуса, когда он увидел вспыхнувшие щеки и потерянный, печальный взгляд. Магия брачных уз дернулась, но Северус решительно их проигнорировал.

- Всем все ясно? - спросила Минерва. После сказанного в унисон «да», она кивнула. – Превосходно. Следующее собрание будет через две недели. О конкретной дате и времени я сообщу вам позже. Можете идти.
__________________________________

Звезды.
Было в них что-то.
Будучи ребенком, он частенько открывал окно в своей спальне и всматривался в ночное небо, похожее на темное одеяло кем-то расшитое блестками. В очередной раз разбуженный посреди ночи криками своих родителей, он садился на подоконник и пристально вглядывался в звезды, дыша на стекло и рисуя на нем созвездия.

Ничто в детстве Северуса не было постоянным.

Он никогда не знал, ударит ли его в следующий раз отец или обнимет, найдет ли он мать радостной и ласковой или рыдающей на полу кухни.

Но звезды всегда оказывались на своих местах. Даже когда весь его мир начал рушиться, звезды остались непоколебимы мирской суетой.

Уже студентом, иногда не в силах уснуть, он забирался на подоконник в гостиной Слизерина. И они были там, его звезды, сияли ему мягким светом, будто приветствуя. Иногда приходила Синистра и присоединялась к нему, рассказывая про то или иное созвездие.

Теперь он ей завидовал. Как учитель Астрономии, она имела возможность взглянуть на звезды всякий раз, когда пожелает. А у него были темные безоконные коридоры подземелий.

Этой ночью, сидя на полу Астрономической Башни и пристально вглядываясь в небосклон сквозь прозрачный стеклянный купол, он решил, что понедельник станет для него самым любимым днем. Спокойствие окутало его. Взглядом он прослеживал каждое созвездие, пусть даже и был слишком взрослым для того чтобы поднять палец и соединить невидимыми линиями светящиеся точки.
Он откинулся назад, ложась на пол и загадывая то, чего никогда не желал прежде.
Завтра вечером Гарри придет за новой порцией зелья. Пожалуй, это будет самый неловкий момент в истории Хогвартса. Их тайное соглашение стало ужасной, ужасной ошибкой, о которой Гарри будет сожалеть всю оставшуюся жизнь. Северус не понимал в чем проблема, пока Гарри не произнес это жуткое слово «развод». Ему казалось, что Гарри понимает, на что идет. В конце концов, это было прописано в брачном контракте. Мальчик вообще его читал?

Он повернул голову, закрывая глаза и чувствуя себя маленьким и ничтожным по сравнению с вечным океаном далеких звезд.

Исчезла его радость обладания поместьем. Он даже готов был возвратить все золото из своего хранилища в Гринготсе, если бы это дало возможность повернуть время вспять и стереть все совершенное. Тогда бы он мог любоваться красивыми зелеными глазами Гарри без примеси в них горечи и страха.

- Вода, всюду вода, - прошептал он. – И не капли нельзя выпить.

Северус сел, намереваясь опять проверить лестницу, когда услышал скрип двери.

Он напрягался. Послышался затихающий шум, но в поле зрения никто так и не попал. Северус медленно поднялся и отступил в тень. Прислушался. Из-за угла он различил тихое дыхание возле двери какого-то возбужденного студента, который в своей глупости надеялся, что его не услышат.

Северус подкрался ближе. Его ботинки из драконьей кожи позволяли ступать по полу мягко и тихо. В отличие от своей добычи, у него хватило ума задержать дыхание. Северус не мог четко видеть, кто это, лишь трепещущие тени за углом. Человек был достаточно высоким. Наверное, семиклассник. Но если это был один из студентов его Дома, то он отправит его в Слизеринскую гостиную не снимая баллы. Все же на носу были ТРИТОНЫ.

В этот момент он решил атаковать шевельнувшуюся черную тень.

- Предположим, если вы вернетесь в свою гостиную, то я не сниму с вас… - начал он бросок удава на мышь и услышал вскрик боли.

Не рассчитав расстояние, он столкнулся со своей добычей, которая отпихнула его от себя. К несчастью Северус зацепился ногой за телескоп и, ухватившись за чье-то плечо, повалился на пол.

Его жертва всхлипнула от боли, растянувшись под ним, озаряемая лунным светом.

Это был Гарри.

- Поттер, - выдохнул он. Гарри резко открыл глаза, уставившись на него в легком шоке. Северус с трудом поднялся на ноги. – Прошу прощения. Я не думал, что это были вы, - решив, что упрек может защитить его гордость, он добавил. – Вы не должны были скрываться. Я решил, это студент.

Гарри все еще лежал на полу и тяжело дышал. Его щеки вспыхнули ярким румянцем, а взъерошенные волосы падали на глаза. Он походил на падшего ангела, подумалось Снейпу.

- Простите, - бормотал тот. - Я... простите, я должен был предупредить...

- Да, должен, - согласился Снейп. Мгновением позже он понял, что не стоило говорить в таком резком тоне, но разве его должно это заботить? Поттеру не следовало приходить на Астрономическую башню. – Вы патрулируете сегодня?

Гарри кивнул и отвел взгляд.

- Простите, - повторил он.

Чувствуя все же несправедливость своего поступка, ведь тот не сделал ничего дурного, Снейп вздохнул и, подойдя ближе, протянул руку. Гарри принял помощь, и он потянул его на себя, помогая встать. По инерции Поттер сделал шаг вперед, приближаясь вплотную, но быстро одумавшись, отскочил, будто считая, что на него начнут кричать.

- Простите, - практически пропищал он. - Я... Я не хотел... Я пойду, проверю классы...

- Гарри, - окликнул его Снейп, но тот уже успел выскочить со смотровой площадки, захлопнув за собой дверь.

Северус поспешил выйти следом, признавая перед собой необходимость обсудить создавшееся положение сейчас, не откладывая в долгий ящик. Он проверил все классы и коридор, но Поттера и след простыл.

Разочарованный и сердитый, он вернулся на Башню, но теперь даже звезды не могли его успокоить.



Глава 5.

Следующим вечером Гарри со страхом ждал наступления девяти часов. Рано закончив с делами, он последние полчаса сидел на кровати и волновался.

Дорога к подземельям была неимоверно длинной. Раньше, когда он еще не знал, что их брак невозможно расторгнуть, Гарри любил проходить этими знакомыми с детства коридорами, мечтая сесть у огня с Северусом и исподтишка наблюдать за выражением его лица, с которого постепенно уходило напряжение прошедшего дня. Сейчас же он хотел поскорее вернуться в свои комнаты, спрятаться под одеялом, как ребенок, и притвориться, что это просто ужасный сон. Но это была плохая идея.

Он задавался вопросом, сделал ли Снейп зелье. Сам же он практически забыл о нем. Гарри надеялся, что зельевар посчитает это окончанием их сделки: в конце концов, он сделал то, о чем его просили, и теперь надеялся, что и Снейп поступит с ним благородно.

Он с замиранием сердца остановился около дверей в кабинет Снейпа. Пути назад не было. Он поднял руку, закрыл глаза и постучал, ожидая привычного ответа - "Открыто, Поттер", "Входите, Поттер".

Но ничего не услышал. Заволновавшись, он еще раз постучал - чуть громче. И также тишина была ему ответом.

Вероятно, Снейп находился в лаборатории, заканчивая зелье для него. Гарри осмелился, осторожно приоткрыв дверь, войти в кабинет. Снейпа в нем не оказалось, а после беглого осмотра лаборатории, Гарри понял, что и там тоже пусто. Он опустил ладонь на ручку двери, ведущей в личные комнаты зельевара, но немного приоткрыв, остановился, услышав голоса.

- Уже десятый час... он даже не хочет прийти забрать зелье? Я думал, он захочет получить свою компенсацию, ведь считается, что я нанес ему глубочайшую психологическую травму.

К удивлению Гарри, в ответ он услышал голос Дамблдора. Он поспешил заглянуть через приоткрытую дверь. Снейп сидел у огня со стаканом вина в руке и разговаривал с портретом Альбуса, который обычно был пуст.

- Вы не можете обвинять Гарри в том, что немного взволнован. Вы оба прошли через такое, что не каждый выдержит.

- М-м, - Снейп устало потер пальцами виски. - Просто я хочу, чтоб он поговорил со мной, Альбус. Вместо этого он сидит в своих комнатах и дуется, или приходит в Большой зал, садится подальше от меня и кидает оттуда несчастные взгляды. Даже Минерва заметила, что его что-то гложет. Мальчишка, кажется, не понимает, что скрываясь от меня, он не решит проблему.

- Северус... а если бы все было наоборот, вы доверяли бы Гарри? Он, наверное, чувствует себя пойманным в ловушку. Гарри понятия не имел на что соглашается, и это не была ни его, ни ваша ошибка. Не вините его в том, что он чувствует стеснение в вашем присутствии.

- Нет никакой причины для стеснения, - возразил Снейп устало. - Он отлично знает, этот брак ничего не значит.

- Поэтому и не удивительно, что мальчик смущен. В один прекрасный день он понимает, что подписал бумаги на неразрывный союз с человеком, который не видит в этом браке «ничего значимого». Вы полагаете, что слово «бессмысленный» в контексте вашего союза не взволнует его? Он думает, что ничего не значит для вас.

- Альбус, я всего лишь пытался донести до него мысль, что не буду стоять у него на пути. Он не понимает.

- Вы уверены, что он не понимает? - сказал Альбус спокойно. - Или, возможно, он понимает больше чем вы?

Снейп мрачно нахмурился.

- Если бы он понял, то перестал бы меня избегать.

- Возможно, если бы ВЫ поняли, то увидели бы, почему он это делает.

Снейп промолчал. Он неловко поерзал в кресле, одной рукой потирая лоб, а второй мертвой хваткой вцепившись в бокал.

- Не вижу выхода из этой ситуации, Альбус. Я предложил мальчику то, что он хочет.

- И чего же он хочет, Северус?

- Не иметь со мной ничего общего, - ответил мрачно Снейп. Его хмурый взгляд потемнел. - Разорвать со мной все связи. И я без обиняков предложил ему несколько вариантов, но, тем не менее, он боится меня.

Снейп резко встал, и Гарри уже приготовился убежать, если его обнаружат. Вместо этого, зельевар подошел к бару и опять наполнил бокал.

- От этого фиктивного брака столько хлопот, - пробормотал он, на что Дамблдор улыбнулся.

- Возможно, будет легче решить сложившуюся ситуацию, если вы поймете, чего сами хотите. Часть меня задается вопросом, знаете ли вы себя, Северус.

- Конечно, я знаю, чего хочу, - с раздражением ответил тот.

- И что же это?

Он вернулся к камину.

- Я хотел свое наследство. Теперь у меня оно есть. Поэтому мне ничего больше не нужно, и эта проблема полностью Поттера.

- Северус…

- Знаю.

- Что вы хотите от этого брака? В чем вы нуждаетесь? О чем вы надеетесь, мечтаете? Если вы хотите, чтоб брак был фиктивен и оставался в виде двух подписей на бумаге, то ничего менять не надо … Но если вам необходимо большее, то глупо это отрицать.

Снейп задумался, но через некоторое время с раздражением поставил стакан на стол, очевидно получив ответ от своего сердца.

- Это не важно, Дамблдор.

- Важно, Северус.

- В чем, вы хотите, чтоб я вам признался? - раздраженно спросил Снейп, и уставился на огонь. - Что я ценю его компанию? Что чувствую себя потерянным, когда он отводит взгляд, когда прячется, чтобы избежать встречи со мной в коридорах, когда во время трапез он сидит как можно дальше от меня, возле Минервы, чтобы не дай Бог не прикоснуться ко мне случайно?

Он встал, взволнованный и расстроенный.

- Что я посчитал его привлекательным в качестве партнера своего пола... что я посчитал его привлекательным как человека... что, возможно, я был более не подготовлен для этого «брака» чем, он. Я ведь знал об обязательстве, Альбус. Я знал, что это необратимо... и все же...

Он немного отпил из бокала. Но кажется, это не помогло.

- И все же, я не предполагал, что случится подобное... что буду скучать по нему… и желать его компании.

- Как любовника?

- Я не знаю, - после паузы он добавил. - Он казался таким радостным, пока считал, что мы женаты временно. Он смотрел на меня. Его глаза сияли. Не понимаю, почему сейчас этот брак так на нем сказался...

- На бесконечно долгий срок, Северус, - спокойно сказал Альбус.

- Да... - он запустил руку в волосы. - Я чувствую... чувствую себя таким одиноким, Альбус. Я знаю, что он мой, но в тоже время, не принадлежит мне. И все, что у меня есть - это пустое кресло перед камином и полбутылки вина, ждущие его.

- Этих товарищеских отношений вы хотите? - спросил Альбус. - Возможно, вам следует поговорить с ним и объяснить, что ваш брак может быть чем-то большим, чем просто «ничем», но и не переходящим при этом последнюю грань.

Снейп затих. Альбус все понял.

- Но вы хотите большего, не так ли, Северус?

- Я хочу... Я хочу, чтобы это было хоть чем-нибудь…

- Нет, вы хотите, чтобы было всё... Может я и картина, но даже в таком состоянии мне не составляет труда определить, когда вы что-то недоговариваете, - глаза Дамблдора мягко замерцали. – Вы должны объяснить Гарри, что он вам небезразличен. Не заставляйте его страдать. Если связь действует в оба конца, то чувства ваши взаимны, и он будет не против вашей компании.

Тишина надолго опустилась на комнату.

- Он не захочет разговаривать со мной... Он не хочет даже забрать зелье, сомневаюсь, что он готов выслушивать признания мечущийся души.

- Вы должны попробовать, ради Гарри.

- Да, - спокойно сказал Снейп. Потом помедлив, добавил. - Моя мать знала, что это случится. Она знала, что нет фиктивных Магических браков: в независимости от своего избранника, я влюблюсь в него.

- Ваша мать всегда просчитывала развитие ситуации на несколько шагов вперед, - с улыбкой сказал Дамблдор. - Истинная слизеринка.

- Истинная угроза, - отрезал Снейп. - И продолжает ей быть.

Дамблдор захихикал.

- Думаю, лучше всего отвлечься от ситуации и направить свои усилия на что-нибудь другое. Я всегда находил складывание паззлов весьма успокаивающим. Но когда наступит утро, попытайтесь поговорить с Гарри или пошлите ему совой письмо.

- Да... Мне надо закончить проверку эссе, Альбус. Монотонное выставление отметки «Тролль» всегда меня успокаивает.

Когда Дамблдор ушел с картины, Северус в который раз встал и пригладил рукой взъерошенные волосы.

У него даже нет сейчас возможности пойти в поместье Принцев, с которого все и началось. Если решение с Гарри не сдвинется с мертвой точки, то можно будет все выходные провести там, командуя занятыми ремонтом домовиками. Эта мысль немного успокоила, и, чувствуя, что вес на плечах стал чуть меньше, он открыл дверь в кабинет.

И напоролся на взгляд того, кто сидел на его стуле и пристально смотрел на него замечательными бездонными зелеными глазами с искорками страха. Северус замер.

- Гарри, - сказал он неуверенно. - Вы должны были постучать.

- Вы...

Этот испуганный шепот, выворачивающий сердце наизнанку, смел в никуда все мысли - Северус так и замер истуканом, ожидая возвращения контроля. Но не успел он собрать разлетевшиеся мысли обратно в целое, Гарри встал и вплотную подошел к нему.

Их руки инстинктивно поднялись и встретились на полпути, переплетаясь пальцами. Сердце Северуса билось где-то в горле.

- Гарри, я…

- Ш-ш-ш... - хрипло ответил он.

Молча, легко сжав руки и потянув, он вывел Северуса из кабинета. Они пересекли гостиную, и Снейп подумал, что Гарри усадит его в кресло, и они вместе выпьют вина и побеседуют, но его потянули дальше. Жаркая волна, пробежала по телу и обосновалась у него в низу живота, когда он понял, что молодой муж ведет его в спальню.

- Гарри, мы должны поговорить. Вы не хотите…

- Ш-ш-ш... - опять прошептал тот, и стало тихо. Северус не произнес ни слова, пока его подводили к кровати и легко толкали на прохладное покрывало. Гарри последовал за ним, сжимая в крепких объятиях.

Комнату надолго окутала тишина. Никто из них не решался заговорить первым. Кончики северусовых пальцев легли на шею Гарри сзади, неуверенно чертя только ему известные узоры. Юноша задрожал под его прикосновениями и поднял голову, кончик его носа коснулся четко очерченного подбородка.

- Я... Я думал, что ты не хочешь меня, - шепотом признался Северус. То, что Гарри казался столь же испуганным как и он, немного придавало сил. - Думал, что безразличен тебе. Думал... Думал, что ты ненавидишь меня...

- Не надо... не говори.

- Но мы должны. Мы должны. Пожалуйста, просто... просто скажи мне. Скажи мне, что я не делаю из себя идиота.

Поттер медленно поднял голову и посмотрел в его глаза. Северус безмолвно открыл рот, собираясь что-то сказать, но так ничего и не произнес, только пристально всмотрелся в лицо Гарри.

Тот наклонился вниз.

Их губы встретились в неторопливом поцелуе. Теплая ладонь, чуть поколебавшись, прижалась к щеке Северуса. По телам обоих прошла дрожь, когда приоткрытый рот Гарри накрыл гордые губы, и Северус, воспользовавшись приглашением, скользнул языком в такую желанную сладкую глубину, пальцами запутываясь в непослушных волосах на его затылке. Глаза поневоле закрылись, и он почувствовал еще одну волну дрожи молодого тела рядом с собой.

Когда они, наконец, оторвались друг от друга, соприкасаясь лбами и разделяя одно дыхание на двоих, их опять накрыла тишина. Нежные пальчики Гарри прослеживали его подбородок, скулы, легко пробегались по горбинке носа. Северус напрягся.

- Все... Все хорошо, - сглотнул Гарри и подарил ему легкую испуганную улыбку. - Это всего лишь я.

Кончики пальцев спустились на шею Северуса, и немного помедлив, скользнули в волосы. Тут мужчине пришла неожиданная мысль.

- Ты не выпил вторую дозу зелья.

Гарри задумался, закусив нижнюю губу. Но через мгновение уже целовал своего мужа.

- Я могу… выпить его здесь? С тобой?

- Гарри... этот афродизиак более мощный, чем предыдущий. Ты можешь... со мной...

Он попытался придумать, почему должен отказаться и не мог найти ответ. Целомудренно поцеловав Гарри в лоб, он сполз с кровати и направился в лабораторию.

Повторное зелье было с более глубоким фиолетовым оттенком и сильнее пахло ванилью. Он провел несколько минут, размалывая в порошок рог единорога и пытаясь остановить дрожание рук, а затем насыпал его в мензурку. Зелье мягко замерцало. Немного успокоившись, он, тщательно помешивая зелье стеклянной палочкой, вернулся в спальню.

- Этот афродизиак намного более действенный... Но и эффект спадает быстрее… - он осмотрелся.

Кровать была расстелена, но это его мало волновало. На середине постели лежал Гарри, укутанный в одеяло, под которым, по всем признакам, был без одежды.

Брови Северуса поползли вверх. Гарри немного подвинулся и по извиванию его тела, можно было понять, что он и правду голый.

- На сей раз ты поможешь мне проверить зелье? - спросил он.

Рука со стеклянной палочкой замерла. Северус пристально, на мгновение дольше чем требовалось, посмотрел на свой самый желанный приз и, придя в себя, произнес: - Да, конечно.

Он подошел с зельем к уже сидевшему Гарри, прижимавшему одеяло к груди, положил ладонь на его затылок, и поднес к его губам мензурку. Тот спокойно опустошил ее. Сердце Северуса забилось быстрее.

Наконец зелье было выпито и глаза Гарри закрылись в ожидании его действия - требовалось несколько секунд. Северус поставил пузырек на прикроватную тумбочку, придвигаясь ближе. Его руки скользнули по плечам Гарри и в нежной ласке спустились на спину.

Он почти видел, что как дрожь волной прокатывается по спине Гарри, поднимает маленькие волоски на его руках. Наклонившись вперед, Северус припал поцелуем к шее мужа.

Послышался жалобный стон, и молодое тело выгнулось, прижимаясь к нему, обвившему руками талию. Он скользнул на кровать и провел рукой по бедру Гарри. Член молодого человека быстро наливался кровью.

- О... черт. Это...

Гарри напрягся, еще теснее прижимаясь к груди и бедрам в отчаянной попытке кончить. Его кожа была настолько сверхчувствительна, что реагировали даже на ладони зельевара, мягко удерживающие на месте его извивающееся в удовольствии тело. Его бедра, надеясь обо что-нибудь потереться, взбрыкнули.

Жар охватил все тело, плавя его жидким огнем. Прикусив губу, Гарри хныкнул и попытался избавиться от одеяла в поисках прохладного воздуха. Но прежде чем прохлада смогла успокоить его, рука Северуса прошлась по внутренней стороне бедра, и он опять застонал.
- Пожалуйста, - Прохладные, тонкие пальцы обхватили его член, заставляя бедра дернуться. - О...! Да... еще...

Северус нагнулся, его волосы скользнули по голым плечам Гарри, горячий рот впился в беззащитное горло, посасывая и прикусывая нежную кожу. Его рука на члене двигалась слишком нежно, слишком медленно. Гарри не мог ждать. Он выскользнул из обнимавших его рук и опрокинул своего мужа на подушки.

У Северуса от этого трюка закружилась голова, но все что он мог сделать, это покорно лежать, пока Гарри, не заморачиваясь расстегиванием пуговиц, разрывал его рубашку и тихо рычал в нетерпении, наконец добираясь до голой кожи.

- Мм... - промычал его возлюбленный, отрывая последнюю пуговицу. - Да...

И я женат на этом человеке, подумал Северус. Он немного приподнялся, давая снять с себя разорванную материю. Мой законный супруг - нимфоман. Тем временем тот добрался до брюк, и даже не подумав их снять погладил ладонью ноющий член.

Северус не мог заглушить шипение. Глаза закрылись.

Он ничего не мог сделать, не способный даже двинуться. Гарри медленно гладил его, затем стянул с него брюки и опять оседлал бедра, ладонями обеих рук обхватывая налитый член и синхронно двигая ими, посылая по всему телу дрожь удовольствия. Жар начал скапливаться внизу живота, предвещая оргазм.

- Гарри... - простонал он.

Тот все понял и убрал руки, и застонал, когда Северус опрокинул его на спину, опять приникая к шее, оставляя засосы. Уже сочащийся смегмой член Гарри твердо упирался в живот мужа. От такого тесного трения Гарри опять задрожал, не в силах унять жалобные всхлипы.

- Я... Я хочу...

Кажется потеряв способность формулировать мысли, гриффиндорец поймал его руку и подтолкнул вниз, нажимая пальцами на сомкнутый горячий сфинктер.

- Пожалуйста?

Северус укусил горло возлюбленного и тут же зализал наливающуюся метку, будто извиняясь. Потянувшись к прикроватной тумбочке, он достал маленький флакон со смазкой и вложил его в руку Гарри.

- Подготовься для меня, - прохрипел он. - Я хочу посмотреть.

Его молодого супруга откровенно трясло, и он удобнее устроился между стройных ног, наблюдая, как тот отвинчивает пробку, лаская подушечками пальцев внутреннюю сторону его колен. Он внимательно следил за любимым.

- Такой хороший мальчик, - выдохнул он. - Мой муж.

Он видел, как Гарри нетерпеливо окунает пальцы в смазку. Наклонившись, Северус целомудренно поцеловал его в висок и почувствовал на щеке прерывистое дыхание, горячее, сладкое.

Наблюдение дразнило не меньше прикосновений. Он видел, как дрожат тонкие пальцы, как тяжело и часто вздымается грудь, как каждая эмоция проскальзывает на нежном лице. Это походило на варку зелья. Проверяя каждую стадию, наблюдая за каждой деталью, торжествуя в красоте процесса. Гарри издавал просто невероятные по своей сексуальности звуки: тихие стоны, всхлипы, тихий выдох, когда он добавил второй палец. Гарри не мог под таким углом полностью ввести пальцы, поэтому Северус опустил руку вниз, добавляя свой, смакуя дрожь удовольствия - горячая плоть опалила кожу.

В течение достаточно долгого времени они совместными усилиями растягивали тугой канал. Наконец, Гарри хрипло выдохнул.

- Сейчас, - хныкнул он.

- Сейчас?

- Пожалуйста, сейчас...

Северус подложил подушку под попку Гарри, а тот в ответ обвил его талию стройными ногами. На мгновение они застыли, встречаясь взглядами, давая друг другу возможность передумать в последний момент. Гарри облизал губы.

Глаза Северуса закрылись, и он толкнулся вперед, как в ножны проникая дюйм за дюймом в горячее тело партнера.

Движения были легки и ритмичны, и он медленно втрахивал Гарри в матрац. Нежничая сперва, он ускорился, когда стоны любовника стали пронзительнее. При каждой глубокой фрикции, Гарри царапал его спину, а он в ответ лишь скользил ладонями вниз по телу в легкой испарине, наслаждаясь вздохами и стонами.

Захватив руками бедра Гарри, он поменял угол, немного наклоняясь и дрожа, вошел еще глубже, и тугой канал сжался сильнее, вырывая крик. Как будто афродизиак, выпитый Гарри. передался каким-то образом, заставляя кожу гореть. Юноша потерялся в удовольствии, его виски и лоб покрывали блестящие капельки пота.

- Еще, сильнее... - бормотал он.

Северус переместил руку с бедра любовника на его горячий член, и тот дернулся. Несколько движений рукой и глубоких толчков, и тело под ним замерло в напряжении, а голова откинулась на подушки.

Крик, вырвавшийся из приоткрытых губ, подрагивающий член в его руке и выплеснувшееся семя, окропившее их животы, подвело Северуса к самому краю. Он застонал, дрожа, и в последний раз особенно глубоко вошел в податливое тело. Темнота, ярко вспыхнув, накрыла его с головой.

Первое, что он осознал, приходя в себя, - легкая дрожь Гарри. Тот гладил его по лицу и нежно целовал.

Секс изменился со времен его молодости. Стал намного лучше. Возможно, теперь студенты практиковали его на Башне Астрономии, туманно подумал он, когда язык Гарри проскользнул в его рот. Он скользнул пальцами во влажные от пота волосы своего возлюбленного. Гарри в ответ успокаивающе поглаживал его спину.

Оторвавшись друг от друга, они и не подумал отодвинуться. Просто лежали с закрытыми глазами, касаясь лбами, и удовлетворенно улыбаясь.

- Сколько времени? - прошептал Гарри.

С большим нежеланием Северус повернул голову, заглядывая через дверной проем в гостиную.

- О, ты почти пропустил время вечернего сна… - он осторожно скатился с Гарри и устроился рядом. – Все, иди.

- Что? - смущенно спросил тот, сонно пристроив голову на грудь мужа.

- Ты сейчас уйдешь, - ответил Северус. Откуда в нем взялись эти игривые нотки, он не знал. Но ему это нравилось. Он мягко подтолкнул любовника в бок. - Одеваешься и уходишь. Надоел.

Он почувствовал, как Гарри хмыкнул в шею, руки охватили его талию, а нога обосновалась на голени: – Выкидываешь меня с супружеского ложа?

Северус хихикнул.

- Это не наше супружеское ложе.

- О? - удивился Гарри и нежно поцеловал в шею. - А где тогда?

Поместье Принцев устойчиво возникло в его мыслях, гордое и высокое, ожидающее своих новых жильцов.
- Я возьму тебя с собой, тогда увидишь, - сказал он и уткнувшись в лохматую макушку, закрыл глаза. - Увидишь, потому что оно наконец-то принадлежит мне.

- Нам, - пробормотал Гарри.

Брови Северуса сошлись на переносице. Сонный мальчишка в его руках тихо засмеялся, удобнее устраиваясь у него под боком.

- Спокойной ночи, любимый.

- Спокойной ночи, надоедливый ребенок... - Он поцеловал Гарри в лоб. - Все, спи.

Когда он потянулся затушить свечу, то нащупал на прикроватной тумбочке еще что-то. Это оказалось письмо, послужившее отправной точкой всего этого запутанного дела. Он поднял его, изучая в полутьме, и покрутил в пальцах.

- Кто теперь смеется последним, мама? - пробормотал он.

Гарри зашевелился.
- Что? - полусонно спросил он. Северус положил письмо на место.

- Тихо, спи, - и затушив свет, добавил: - Спокойной ночи, любимый.

Утром Северус отправился на завтрак, а Гарри принялся за первый набросок объяснительного письма Рону.

Конец

Примечание переводчика: Этот незаконченный перевод я продолжил только из-за своей любимой беты. Ей стало интересно чем закончится фик) НО работа над этим текстом повеселила меня)) Спасибо, зая за то, что указала мне на этот замечательный фик. ЧМАФ тебя)))
Спасибо всем, кто оставлял отзывы.

"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"