Команда

Автор: Tansan
Бета:June10
Рейтинг:PG-13
Пейринг:СС, ГП, ГГ, ДУ, РУ, НЛ, ДМ и другие знакомые и незнакомые лица
Жанр:General
Отказ:Во всем виновата великая сила фантазии. А я просто рядом шла.
Аннотация:С момента воскрешения Волдеморту конкретно не везет. Большинство планов проваливается благодаря нелепым случайностям. И даже наказать некого - виноватых нет, стечения обстоятельств... Но действительно ли это так? Судьба приводит Снейпа в логово таинственной Команды, о существовании которой не подозревают ни Волдеморт, ни Дамблдор.
Комментарии:Учитываются первые пять книг, большинство событий из которых поставлены с ног на голову. Из шестой-седьмой книг взята только идея хоркруксов с Дарами Смерти и несколько эпизодических мелочей.
Мне интересны прежде всего приключения, логические выверты канона, отношения типа "учитель-ученик" и феномен настоящей дружбы. Так что особой любовной романтики не предвидится. Можно было бы указать ООС персонажей, но в моем представлении они настолько живые, что имеют право вести себя так, как им заблагорассудится. Имеет место с десяток общепринятых штампов вроде аханья в ответ на улыбку Снейпа. Ничего не могу с собой поделать - нравится...
Огромное спасибо авторам "Большой Игры Профессора Дамблдора" http://big-game.livejournal.com/, в замечательном исследовании которых я почерпнула пищу для размышления и массу идей.

Спасибо моей замечательной бете June10 за помощь и неизменный оптимизм, главному вдохновителю и мозговзрывателю Severatrix ака Sonyeric Касперской за моральную поддержку и вечный фонтан идей, официальному иллюстратору фика Ella1_ - за изумительные коллажи, и всем нашим с Командой читателям - за то, что вы есть!

Каталог:Альтернативные концовки
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2009-08-26 10:10:18 (последнее обновление: 2016.04.11 13:43:39)
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 0. Пролог

Ранним утром двадцать девятого апреля жители деревушки Чезилгтон проснулись от сильного запаха гари.
Марк Леннер, единственный обитатель крайнего коттеджа, вылетел из дома, не надев даже штанов. Пять лет назад при пожаре в деревенском пабе он лишился пальцев левой руки, смазливой физиономии и репутации шутника и выпивохи – а значит, нет ничего удивительного в том, что Мрачный Марк прибыл на место происшествия первым. Выбежав за ворота и обогнув ограду собственных владений, он резко остановился и застыл, выпучив глаза и открыв рот. В сочетании с ночной рубашкой и голыми пятками выглядело это весьма забавно, но подоспевшие соседи даже не думали веселиться. Кто-то замер, скопировав позу Марка, кто-то пятился, крестясь на ходу, а самые смелые и вовсе пустились наутек, вопя при этом что-то об инопланетянах и дьявольских происках – в зависимости от телевизионных предпочтений.
Повод для массовой истерики действительно был серьезный. Если б Марк не завязал с выпивкой после того печального события, он бы спокойно принял увиденное за выкрутасы белой горячки и отправился досыпать. Даже мысль о том, что он спятил, внушала куда меньше страха – в конце концов, его часто величали местным полудурком. Но с ума не сходят всей деревней. Одинаковое выражение соседских физиономий лучше всяких врачей доказывало, что о персональном сдвиге речь на этот раз не идет.
Прямо за оградой леннеровского сада располагался пустырь с грудой камней и остатками фундамента. Развалины настолько заросли колючкой и крапивой, что даже малолетние искатели приключений не рисковали туда соваться. Кому принадлежит брошенный участок земли, не знали ни местные риэлторы, ни всеведущие старики, да и никого это почему-то не интересовало.
Сейчас пустырь выглядел по обыкновению мирно и скучно. Выглядел бы, если б в двадцати футах над ним прямо из прозрачного утреннего воздуха не рвались в небо густые с багровыми отсветами клубы дыма. От лениво колыхающихся крапивных зарослей веяло таким жаром, будто они скрывали под собой действующий вулкан. В довершение, словно пытаясь добить и без того хлипкий рассудок Марка, в трех шагах перед ним материализовались две темные фигуры в длинных плащах. Вид пришельцев действительно наводил на мысль о посланниках дьявола, особенно когда один из них взмахнул рукой и прошипел что-то на латыни.
К счастью для перепуганных деревенских жителей, они вдруг резко потеряли интерес к происходящему. Глядя перед собой остекленевшими глазами, люди разбрелись по домам. Проснувшись, Марк не вспомнит о странном событии. Он будет недоуменно разглядывать свои грязные пятки, потом пойдет бродить по деревне, инстинктивно стараясь держаться подальше от пустыря, а вечером впервые за пять лет робко переступит порог паба. И искренне обрадованный Сайрес Пек поставит перед старым приятелем кружку пива за счет заведения.
На пустыре тем временем к разогнавшей свидетелей парочке присоединился третий – невысокий угрюмый крепыш. Некоторое время они молча наблюдали за отблесками пожара. Наконец один – худощавый мужчина с длинными светлыми волосами и надменным выражением лица – обратился к новоприбывшему:
- Что скажешь, Теодор?
- Что я могу сказать… - Горький вздох. - Старая дура по соседству разводит огнекрабов, два ее питомца сбежали этой ночью. Очевидно, они учуяли магию и явились сюда.
- Но дом под Фиделиусом! - вскинулся третий участник беседы – глыбоподобный брюнет с лицом, лишенным всяческих признаков интеллекта.
- Мерлина ради, Джерри, ты же учился в школе! Огнекрабы не люди, им плевать на Фиделиус. Они идут на запах темной магии, которой тут из-за Обряда пруд пруди. Люциус…
- Что «Люциус»?! - Аристократически неподвижные черты блондина на мгновение исказило бешенство. - Десять тысяч галлеонов и полгода подготовки пошли на удобрения! Что теперь прикажешь, дожидаться следующей Вальпургиевой ночи? Это твое поместье, Нотт! В трех шагах ферма огнекрабов, а ты не соизволил позаботиться о защите!
- Да от таких выплесков никакая защита не спасет! Тебе не хуже меня известно, что Темный Лорд замкнул Фиделиус на себя еще месяц назад. С тех пор у меня нет доступа в собственный дом. Что я мог сделать? - И после паузы добавил с убитым видом: - Самое поганое ‒ я даже иск предъявить не могу. Только заикнись, авроры тут все перекопают…
Снова долгое молчание. Наконец Джерри неуверенно поежился.
- Кто-то должен сообщить об этом хозяину.
- Он наверняка уже знает, - задумчиво пробормотал Люциус. - В любом случае, торчать здесь дальше не имеет смысла. Идем.
- Идите, - уныло отозвался Нотт. - Мне тут еще прибраться надо…
Его собеседники усмехнулись – один презрительно, другой злорадно – и с негромким хлопком исчезли. Оставшись один, Нотт достал тонкую деревянную палочку и принялся размахивать ей, бормоча непонятные слова. Покончив со своим странным занятием, он внимательно огляделся, подошел к ограде и легко перемахнул через нее, элегантно придержав полы плаща. Очутившись в леннеровском саду, мужчина быстрым шагом добрался до дровяного сарая, отстучал по двери замысловатый ритм и вошел внутрь.
Две девушки синхронно взглянули на него и снова склонились над неподвижным детским телом.
- Ну как? - Кареглазая шатенка заправила за ухо непослушный локон и прижала к губам бессознательного мальчика горлышко узкого флакона.
- Все в порядке. - Тот, кого называли Ноттом, устало присел на разбитый табурет. - Риддл оплакивает провал Обряда, Люциус – мешок с галлеонами, Нотт – родовой особняк, а миссис Лоззет – потерю питомцев. Питомцы тем временем радуются обретенной свободе на Фиджи. Думаю, даже не влетит никому, так, парочка Круциатусов от избытка чувств. Риддл хоть и параноик, но не дурак, должен понимать, что сам себя перехитрил, закрыв доступ к поместью всем, кроме собственной красноглазой персоны. А как у вас? Помощь требуется?
- Нет. Жить будет. - Юная ярко-рыжая ведьма убрала ладонь со лба мальчика и улыбнулась. - Физически он здоров. Очевидно, подготовка к Обряду предполагала только моральные истязания – ребенок таких страхов насмотрелся… Сейчас он уже в порядке, осталось отправить домой.
- Это где?
- Хакни-Уик*.
- Славно, почти по пути, мне ж еще к близнецам за Ноттом. Ложная память готова?
- Три месяца бродяжничества в компании беспризорников – у мальчика была нехорошая привычка убегать из дому. Ох, и влетит ему от предков.
- Сначала зацелуют до полусмерти. - Первая девушка быстро складывала флаконы в сумку. - Джин, ты на базу? Закинь туда аптечку, будь добра, мне еще эссе по трансфигурации дописывать.
- Гермиона, ты неисправима. Сейчас пять утра, а трансфигурация у нас только в четверг. - «Нотт» осторожно взял мальчика на руки. - Встретимся на завтраке, девочки.
- Ага. – Джин чмокнула его в щеку. - Пока, Гарри.



* Хакни-Уик – восточная окраина Лондона.



Глава 1.

Профессор Снейп неторопливо шествовал среди гриффиндорских столов, разглядывая булькающие варева и отпуская язвительные замечания по поводу интеллектуальных способностей изготовителей. Затормозив у одной из парт, он даже не сразу понял, в чем дело, поскольку такого явления на своих уроках за шестнадцать лет преподавания ему наблюдать еще не приходилось. Котел был пуст.
Снейп перевел взгляд с блестящей металлической поверхности на Поттера. Выражение физиономии гриффиндорца выглядело столь же отсутствующим, как и содержимое его котла.
- Мистер Поттер, - вкрадчиво, на грани шепота, - вы нездоровы? Или непомерные умственные нагрузки окончательно стесали вашу единственную извилину?
Ноль реакции. Стоящий над соседним котлом Уизли смотрел на друга весьма обеспокоенно, но – вот странность! – даже не пытался его растормошить.
- Поттер, в каких звездных далях вас носит? Мистер Уизли, не соизволите ли привести вашего приятеля в чувство?
Рыжий болван вел себя непонятно. Вместо уместного тычка локтем он почему-то бросил отчаянный взгляд в сторону Грейнджер, затем осторожно протянул руку и коснулся плеча друга.
- Тс-с-с… - Лохматое недоразумение вяло двинуло ладонью и медленно склонило голову к плечу, словно прислушиваясь. Терпение зельевара лопнуло. Он схватил мальчишку за мантию и ощутимо встряхнул.
- Ох...
Снейп недоуменно оглянулся на звук. Грейнджер прижала руку к губам, на ее и торчащего рядом Лонгботтома физиономиях застыло одинаковое выражение ужаса. Понаблюдав сей феномен, профессор повернулся обратно и обнаружил то же выражение на лице Уизли. И еще палочку, стиснутую его дрожащей рукой. Конец палочки указывал Поттеру в висок. Ирреальность происходящего погасила раздражение – надвигалось нечто весьма нехорошее, зельевар невольно сделал шаг назад.
- Вы с ума сошли, Уизли?! Немедленно уберите… Что происходит, черт возьми?!
- Сэр?
Зеленые глаза таращились как ни в чем не бывало. Дружный вздох облегчения вырвался у четверых присутствующих. Снейп с изумлением понял, что четвертым был он сам, и от досады снова разозлился. Чертов мальчишка, нашел, где мелодрамы разыгрывать!
- С возвращением, мистер Поттер! Не соблаговолите объяснить, где вас носило?
Паршивец быстро оглянулся по сторонам, обнаружил палочку в руке соседа, но совершенно не удивился.
- Простите, сэр, я… задумался.
- Похвально, но, к прискорбию моему, весьма несвоевременно. Урок начался десять минут назад, а вы так и не соизволили выглянуть из астрала и залить в котел основу. Минус тридцать баллов Гриффиндору, Поттер. И минус двадцать за неуместную демонстрацию палочки, Уизли. Жду вас обоих на отработку в семь.
- Не думаю…
Наглец! К черту Альбуса, я тебе устрою веселые каникулы!
- Какое несчастье! И давно это у вас?
Но Поттер против обыкновения пропустил фразу мимо ушей, лишь покачал головой задумчиво и грустно.
- Не думаю… то есть вряд ли вы сегодня найдете для нас время, сэр.
Ах, вот оно что… догадка всколыхнула едва улегшееся беспокойство. Мальчишка снова побывал в мыслях Темного Лорда, только почему-то без традиционного хватания за лоб и катаний по полу. Значит, ждем вызова.
- Вы решили затмить профессора Трелони в честь Рождества, Поттер? Еще десять баллов, и в следующий раз потрудитесь устраивать спектакли в другом месте.
На развороте Снейп поймал взгляд Драко Малфоя. Еще незадача. Какого черта парень вместо участия в традиционном слизеринском хихиканье напряженно пялится на своего декана? Похоже, идею оставить Поттера после урока и вытянуть из него подробности придется отложить, нельзя фокусировать внимание на инциденте. Драко, Драко, что же ты задумал…
Доварить зелье Поттер, как ни странно, успел. В тот момент, когда он ставил на учительский стол колбу с образцом, в дальнем конце класса раздался грохот перевернутого котла. Пока все разглядывали виноватую физиономию Лонгботтома, в ладони зельевара моментально очутился клочок пергамента. Снейп невозмутимо снял с Гриффиндора пять баллов за неуклюжесть, про себя прибавил десять за изобретательность, подождал, пока студенты исчезнут с глаз, и развернул записку.
«Сэр, ОН готовит для Вас что-то нехорошее. Это связано с Драко Малфоем. Будьте осторожны. ГП».
Положив клочок на стол, Снейп поднял было палочку, но записка вспыхнула сама, не оставив за собой даже пепла.
- Еще десять баллов Гриффиндору за предусмотрительность, - пробормотал профессор, поднялся, намереваясь навестить директора, но тут знакомо дернуло в левой руке – Темному Лорду было известно его расписание. Заскрежетав зубами, зельевар вылетел из класса, с максимально возможной скоростью добрался до своих комнат, сходу вскрыл тайник с запасами и окинул взглядом ряд пузырьков. Как бы он ни относился к Надежде Всея Магического Мира, игнорировать предупреждение – чистой воды ребячество, а Снейп, вопреки мнению Альбуса, давным-давно вырос из детских штанишек. Бросив в камин горсть дымолетного порошка – директор, вы мне срочно нужны! – он разделся и, поеживаясь, нанес на кожу Зелье Защиты. По крайней мере, серьезных телесных повреждений удастся избежать…
На углях плясало зеленое пламя, кабинет Дамблдора молчал. Чертово невезение, Альбус, где вас носит? Ждать нельзя, даже записку писать некогда. Одевшись и заглотнув тройную дозу релаксанта, Снейп набил карманы обезболивающим, привычно сунул за щеку капсулу с аварийным порталом, сменил каминный адрес и шагнул в огонь.


Два дня спустя он проклинал поттеровскую предупредительность. Проклинал, потому что если б не ненавистная Защита, у него, возможно, был бы шанс умереть от кровопотери. С каждым кругом бессчетных пыточных, когда ломались кости, выкручивались суставы, рвались тонкие нити, удерживающие сознание в бьющемся в агонии теле, когда Лорд препарировал измученный рассудок, пытаясь смести ментальные барьеры, добыть хоть какую-то информацию, Снейп лишь хрипел сорванными связками и проклинал Поттера. В здравом уме удерживала странная полумысль-полуэмоция, ни на секунду не оставлявшая его во время бесконечной пытки. Словно кто-то сжимает в спасительном объятии и шепчет, уткнувшись прохладными губами в висок: держись, держись, все будет хорошо, я тебя вытащу, только держись…
И лишь в недолгие минуты передышки, валяясь на ледяных каменных плитах у ног Лорда и отвлеченно прислушиваясь к раздирающей тело боли, он вдруг понял, что это странное ощущение, защитным коконом окутывающее рассудок, приходит извне. И впервые испугался – не за себя, не за прочно упрятанные в памяти секреты Ордена Феникса, а за НЕГО, того, кто был рядом, поддерживал и надеялся спасти. Но в тот момент, когда зельевар позволил себе безумную надежду выжить, ледяной голос бывшего хозяина все расставил по местам.
- Что ж, Северус, мне жаль с тобой расставаться, ты был весьма полезен. Однако Темный Лорд не прощает предательства. Ты не просил пощады, это вызывает уважение, и потому я делаю тебе прощальный подарок – быструю смерть. Макнейр, он твой.
Ну вот и все. Распухшие губы невольно растягиваются в улыбке. Он не раз видел это. Макнейр. Острое лезвие фамильного кинжала. Обнаженная грудь жертвы. Три четких движения. Человеческое сердце трепыхается на окровавленной ладони. Все.
Боги, до чего же обидно… ему только тридцать восемь. Море ошибок и глупостей, спрятанные чувства, подавленные желания, чудовищная вина и долг, всегда долг, только долг… Зелья, книги, одинокие вечера, бесконечные самокопания и самоистязания – не жил же совсем, лишь существовал, сам себя загнал в ловушку, изо дня в день все больше погружаясь во тьму безысходности и тоски. Почему же теперь, на краю, так отчаянно, до слез хочется жить, жить, жить…
Темная фигура склоняется над истерзанным телом. Блеск глаз в прорезях маски. Рука в черном шелке рвет остатки рубашки. Холодная сталь прижимается к коже. Сейчас. Еще секунду. Еще мгновение. Еще…
- Профессор, потанцуем?
Снейп не успел удивиться. Знакомый рывок сработавшего портала заставил его наконец потерять сознание.


Звякнуло стекло, кольнуло кожу на предплечье. Он приоткрыл глаза. Полутемная комнатка. Маленькое окошко, дверь, печь, шкаф, два стула. Человек в мантии Упивающегося прижал что-то холодное к месту укола. Было очень странно видеть сосредоточенное выражение на лице Макнейра.
- Что?..
- Тише, тише. - Теплые шершавые пальцы касаются губ, затем лба. - Все в порядке, профессор, все позади, вы в безопасности.
Понятно. Не Макнейр.
- Кто… ты…
- Потом, все потом, пока вам лучше не разговаривать. - Сильные руки ловко укутывают его во что-то мягкое и теплое. Боли почти нет. - Я подлатал вас немного, ввел обезболивающее…
- Дамблдор…
- Молчите, профессор, бога ради, Дамблдор тут ни при чем. Разумеется, я не Макнейр, но менять личину пока не собираюсь. Во-первых, в истинном обличии я очень плохо вижу, а таскать с собой очки поостерегся. Во-вторых, этот амбал силен как бык. До нашего основного убежища путь неблизкий. Аппарацию вы не перенесете, магию применять нельзя – место глухое, засекут. Я собираюсь нести вас, и в свете этой задачи медвежья стать Макнейра нам в самый раз.
- Я…
- Ага, ну скажите еще, что сами пойдете. Пешком. По снегу. Шесть миль. Вы, профессор, уж простите, чихнуть сейчас не в состоянии самостоятельно. А чтоб вы не комплексовали и не дергались… - голос дрогнул, - я безумно рад возможности вам помочь.
Ноги Снейпа увернули в мягкий кокон и обвязали под коленями широкой лямкой, второй конец которой «Макнейр» перекинул себе через шею и намотал на запястье.
- Теперь можно идти. Слава Мерлину, снегу там немного, будем надеяться, не споткнусь. А вам приятных снов, профессор.
Незнакомец положил руку ему на лоб, прошептал что-то, затем осторожно поднял на руки и шагнул к двери. Неожиданно Снейп почувствовал себя в безопасности. Забытое детское ощущение – теплые, надежные объятия, мамино дыхание щекочет переносицу… «Тише, вороненок, все будет хорошо, я с тобой»… Он прижался щекой к обтянутому черным бархатом плечу и провалился в сон.


Два голоса совсем рядом – звонкое девичье шипение и тихий усталый тенорок.
- Гарри Поттер, ты спятил! Пятые сутки на ногах, не считая десятка Круциатусов!
- Герм, без вариантов. Сама же видишь… еще один круг – и у него просто не выдержит сердце.
- А так загнешься ты! Думаешь, он сильно обрадуется?
Тихое фырканье.
- Да он седьмой год об этом мечтает.
Яростный всхлип.
- Гарри, я начинаю думать, что Снейп абсолютно прав, у тебя напрочь отсутствуют мозги. Ты два дня ошивался возле Риддла под Образом. Два дня играл в ментальные шарады. Спер добычу у него из-под остатков носа, капитально потратился на целительские чары и шесть миль тащил на себе полутруп. Вернулся в Поместье, выдержал проверку на лояльность, попутно пролегилиментил Долохова. Замочил в поединке пару упиванцев. Дотащился сюда, глотнул бодрящего зелья вместо завтрака и запустил первый круг сложнейшего обряда. Двое суток держишь энергетическую подпитку, прерываясь только на очередной целительский раунд. И на закуску собираешься влить в Снейпа пару галлонов своей крови. Чудненько. Святой Мунго отдыхает.
Пауза. Едва слышный шепот.
- Он рисковал жизнью ради нас, Герм. Могу я разок рискнуть своей ради него?
- Дьявол, я не меньше тебя хочу его вытащить, Гарри, но не такой ценой!
- Мне семнадцать, я выдержу.
- Да почему опять ты! Я что, только для шаманских песнопений гожусь?
- И это дочь врачей. Ты когда-нибудь слышала словосочетание «группа крови»?
- Не проблема! Преобразовать…
- Золотце, ты чего-то не дочитала. Необходима магическая совместимость, а ты маглорожденная, и к тому же девчонка.
- Можно подумать, у тебя с ним полная совместимость!
- Восемьдесят семь процентов, я тестировал, пока ты спала. И отрицательный резус до кучи. Так что доваривай кроветворное, я пока инструменты подготовлю.
- Гарри…
- СЕВЕРУС СНЕЙП ДОЛЖЕН ЖИТЬ! - голос вдруг окреп, обрел силу – и тут же устало рухнул в прежний полушепот. - Не трать время, у нас его без того кот наплакал.
Горький вздох, шаги, тишина. Снейп прислушался к себе. Боли нет, только бесконечная слабость и апатия. Попытался шевельнуть рукой, но не преуспел. Ладно, значит, займемся анализом. Итак, Поттер, снова чертов Поттер, рисковал жизнью, вытащил, спас – очередной должок, получите и распишитесь… стоп. А где же великолепный букет эмоций, стандартно вспыхивающий при одном упоминании знаменитого гриффиндорца? Почему, черт возьми, мысль о том, что Гарри Поттер таскал Северуса Снейпа на руках, вызывает лишь какое-то ненормальное умиротворение? А ведь должен на стенку лезть…
Снова шаги, шум сваленных на деревянную поверхность металлических предметов. Кто-то берет его за руку. Снейп приоткрыл глаза. Физиономия Поттера слегка расплывалась, но следы смертельной усталости не заметить было нельзя – черные круги, выпирающие желтоватые скулы, очки словно обвисли на заострившемся носу. Только глаза светятся неукротимым изумрудным блеском.
- Очнулись, профессор? Славно. Ох, и задали вы нам работы, проще десять раз СОВ по зельям пересдать.
Отголоски былых страстей заставили зельевара разлепить непослушные губы, но результатом оказалось лишь едва слышное шипение.
- Конечно, конечно, профессор, и отругаете, и баллы снимете, и уши надерете, только позже, ладно? Сейчас нам с вами предстоит одна жутко неприятная, но необходимая процедура, так что не будем тратить силы на пустяки.
Процедура. Переливание крови. Черт, да он же сам едва на ногах стоит!
- Х-х-ш-ш-х…
- Тише, тише, не надо так волноваться, вот увидите, это вам поможет… Да прекратите дергаться, сэр, не то всю мою работу отправите коту под хвост! Знаете что, пожалуй, вам лучше еще поспать, мы с Гермионой сами справимся.
Снейп снова протестующее зашипел, но теплая ладонь уже легла ему на лоб, прошелестели знакомые слова – и вот маленький Северус бежит что есть духу по желтому песку навстречу океанским волнам…



Глава 2.

Проснувшись на этот раз, Снейп почувствовал себя почти здоровым. Ушло ощущение обморочной слабости, тело с трудом, но подчинялось и – что самое важное – голова соображала по-прежнему четко и ясно. Пора прояснить ситуацию, и черта с два он позволит опять себя усыпить.
Осторожно открыв глаза, Снейп огляделся. Комната небольшая, светлая и весьма уютная. Он лежит на узкой кровати, рядом в кресле спит Грейнджер, тумбочка у нее под рукой завалена пузырьками, бинтами и прочим аптечным хламом. А в трех шагах на маленьком диванчике дрыхнет, увернувшись в знакомую черную мантию, Надежда Всея Магического Мира. Задумчиво разглядывая вихрастую макушку, Снейп выстраивал цепочку известных фактов.
Первое. Предупреждая его о намерениях Лорда, подробностей Поттер не знал, иначе выразился бы более конкретно. Но сразу после урока где-то раздобыл недостающую информацию, ибо псевдо-Макнейр явился на сборище всего лишь через полчаса после самого Снейпа.
Второе. Проникнуть в Поместье Поттеру позволил, разумеется, знаменитый шрам, однако вряд ли он мог помочь мальчишке столь талантливо изображать Упивающегося. И ведь наверняка не в первый раз… Чары и Оборотное зелье не использовались, то и другое Лорд за версту чует. Гм… Неужели Поттер – метаморф? Нет, невозможно… И куда, интересно, он умудрился деть настоящего Макнейра?
Третье. Какой бы хитрой ни была внешняя маскировка, обмануть таких сильных легилиментов, как Беллатрикс, Рабастан и Августус, не говоря уж о самом Лорде, без серьезных познаний в окклюменции невозможно, они распознают чужака с порога. Поттер с треском провалил попытки обучить его мыслезащите два года назад, и впоследствии никаких улучшений не наблюдалось. Однако он два дня провел среди Ближнего Круга, не вызвав подозрений, да еще умудрялся делать совершенно непостижимую вещь – Снейп прекрасно отдавал себе отчет, что без той эмоциональной поддержки сошел бы с ума уже через несколько часов. Позже Поттер вернулся и выдержал проверку, стандартно включающую в себя направленную атаку на сознание от величайшего легилимента двадцатого века и Круциатус в особо крупных размерах. До сих пор такое удавалось лишь самому Снейпу. И кстати, зачем парню вообще понадобилось возвращаться?
Четвертое. Дамблдор, который тут ни при чем. Неужели Золотой Мальчик умудрился скрыть от всевидящих директорских глаз некий кусок своей жизни? Но с какой стати вдруг парень перестал доверять обожаемому наставнику? И как давно это произошло? Гм… возможно, Поттер не так уж глуп. Возможно даже, он куда меньший идиот, нежели сам Снейп. Да, Северус, как ни вертись, а признать очевидное придется: аварийный портал – мелкий непрозрачный шарик, который Альбус с ободряющей улыбкой вручал тебе каждую вторую субботу – не сработал. Перепутать со старым, выдохшимся, ты его не мог, значит… стоп, без паники, лучше вспомни все по порядку. Тебя обезоружили, обыскали, отобрали все, что несло на себе отпечаток магии, но портал почему-то не нашли… ударил первый Круциатус… ты терпел, вжимаясь затылком в ледяной пол, обдирая в кровь руки о каменные плиты, и лишь когда Родольфус снял антипортальную сеть, позволил себе раздавить зубами жесткую капсулу. Но ничего не произошло. Альбус… Нет, об этом подумаем потом.
Пятое. В разгаре рождественские каникулы, которые мальчишка должен провести в Хогвартсе, поскольку вариант с Уизли Дамблдор счел небезопасным. Однако Поттер уже несколько дней торчит здесь. Почему его не ищут, а если ищут, то почему не нашли?
Загадки, загадки… Невесть откуда взявшиеся у семикурсника серьезные познания в целительстве – вряд ли в Мунго справились бы лучше. А это странное заклинание, погружающее человека в здоровый сон? И переливание крови…
Стоп. Совместимость. Восемьдесят семь процентов, почти полное совпадение направленности магического потенциала. Я и Поттер… боги… А ведь Альбус наверняка знал, знал с самого начала. Знал, но помалкивал и словно бы ненароком продолжал стравливать нас, исподволь разжигая давнюю школьную вендетту….
Снейп невольно застонал от этой мысли, и Грейнджер тут же проснулась. Подскочила, наклонилась, с тревогой заглядывая в глаза.
- Что такое, профессор? Больно? Сейчас… - и зашуршала, загремела чем-то на тумбочке. Снейп протянул руку, поймал ее за локоть.
- Спокойно, мисс Грейнджер, со мной все в порядке. Прекратите суетиться, Поттера разбудите. - Помолчав. - Как он?
- Не волнуйтесь, его сейчас пушками не поднимешь. - Присела на край кровати, взяла за запястье, нащупывая пульс. Жест выглядел настолько буднично-профессиональным, что Снейпу и в голову не пришло сопротивляться. - Умотался наш герой… Как вы себя чувствуете?
- Благодарю, неплохо. Собираюсь встать.
- И не думайте даже. Мы трое суток вас в порядок приводили: два десятка переломов, рваные связки, спаленные нервные окончания, от легких одни ошметки остались, почки и печень Гарри пришлось выращивать заново. Так что лежать вам, уважаемый профессор, еще дней пять как минимум.
- Грейнджер, вы забываетесь…
- Мы не в школе, сэр. Здесь я медсестра, а вы пациент, извольте слушаться.
- Гм… И когда же вы с Поттером успели пройти курс колдомедицины?
- Жизнь научила. - Жестко, как отрезала. И тут же улыбнулась, смягчила тон: - Понимаю, у вас море вопросов, но сначала мы поедим.
- Я не…
- Голодны, и еще как, одной глюкозой сыт не будешь. Я сейчас вернусь.
Через пять минут она помогла Снейпу сесть и принялась ложка за ложкой вливать в него аппетитно пахнущий бульон. Профессор покорно открывал рот. Попытки есть самостоятельно провалились с треском – немилосердно тряслись руки. Это страшно нервировало, и он не смог сдержать резкой фразы:
- Позвольте заметить, мисс Грейнджер, идиотская улыбка вас совсем не красит.
Рука с ложкой чуть дрогнула, но в больших карих глазах не было обиды, только сочувствие и… уважение? Улыбка при этом – вовсе даже не идиотская, а очень милая – никуда не делась.
- Не злитесь, профессор. Все мы терпеть не можем быть слабыми, но иногда приходится. Просто я… вы, наверное, не поверите, но я ужасно рада, что вы живы, сэр.
Минуту он смотрел на нее в упор, пытаясь отыскать следы привычной неприязни, но радость девушки была искренней. И вдруг мощно, словно прорвав плотину, накатило понимание – жив, жив, жив! Задыхаясь под шквалом эмоций, Снейп изо всех сил пытался сохранить хотя бы видимость спокойствия, но куда там – его трясло и захлестывало, слезы текли ручьями, спазм в горле заставлял с хрипом втягивать воздух. И когда тонкие руки притянули его голову к мягкой девичьей груди и принялись гладить по волосам, разделяя, принимая и впитывая бушующий внутри ураган, он не мог и не хотел сопротивляться. Вцепился в худенькие плечи и, уже не сдерживаясь, глухо завыл.
- Ничего, ничего, это нормально, это реакция… - тихий шепот у виска, ласковая ладошка скользит по скрученной судорогой спине. - Постарайтесь вдохнуть глубоко… вот так, еще… ну что вы, ну не надо, все уже закончилось… все хорошо, профессор, все позади, вы живы, вы больше не один…
Вот и ответ. Спасительное «Держись!» в бесконечной пытке. Холодное лезвие-портал и дурацкий пароль. Яростное «Северус Снейп должен жить!» Кошмарная усталость на лице Поттера, теплая ладонь на лбу. Девичьи пальцы на запястье, чашка с бульоном, неподдельная радость в карих глазах. Вот оно. Боги, как все просто. Он жив. И он больше не один.
Годы спустя, когда рыдания перестали наконец его сотрясать, он откинулся на подушки и принялся вытирать подсунутым полотенцем мокрое лицо, старательно пряча глаза.
- Не надо, сэр. - Грейнджер тоже терла платком щеки. - Не надо стесняться, это у нас тут в порядке вещей. Постоянный стресс, ничего удивительного. Вы бы видели истерику Гарри, когда он летом Невилла с Джинни откачивал после Дрян-аллеи.
Дошло не сразу.
- Летом… Мерлин… Какого черта Лонгботтом забыл в лавке Дарка?!
- Работал, что же еще. Обычная операция.
Снейп потрясенно уставился на девушку. Работал… Когда рванул склад ингредиентов, уничтожив подчистую и лавку, и поганца Дарка, и тайник, полный ценнейшей темномагической дряни, Лорд рвал и метал неделю, но единственный кандидат на Аваду сгорел вместе с уликами, а других виноватых не нашлось. Случайность. И сколько их было, таких случайностей, за последние два года… Уму непостижимо!
- Обычная операция, говорите… вполне в стиле Лонгботтома. Что же пошло не так?
- Когда Невилл уже запустил таймер, Джинни обнаружила в подвале двух девчонок-маглов, ребята едва успели их вытащить. Взрыв случился в момент аппарации, мы с Роном стояли на подстраховке и забрали всех четверых. Джинни тогда пришлось заново отращивать ноги.
- Обычная операция… - Снейп прикрыл глаза, сосредоточился. - Так. Цунами в бухте Маунтс-бей. Пожар в особняке Ноттов. Взбесившийся дементор накануне визита в Азкабан. Странная эпидемия кишечной инфекции на вечеринке Упивающихся в прошлый Хэллоуин… Мерлин, как вы это провернули? Даже я не нашел никаких следов отравления!
- Невилл не такой уж бездарь, профессор, он обожает редкие растения.
- Поверить не могу. И простить, кстати, тоже: неделя фактически выпала из жизни.
- Ничего, это не смертельно, зато сорвался праздничный налет на магловскую деревню.
- Не смертельно… вам бы так… Да вы вполне могли перетравить всю нашу компанию всерьез! Что вас остановило?
- Во-первых, далеко не все там заслуживают смерти, особенно вы. А во-вторых, время открытых действий еще не пришло.
- Да, я уже понял, ваш стиль – работать под случайность. Весьма по-слизерински, не премину заметить… А проститутка-вампир тоже ваших рук дело?
- Вечная память Илсберри.
- Протестую, эта тварь не только вечной – любой памяти не заслуживает. Редкостная была сволочь… гм… простите за выражение.
Грейнджер пожала плечами.
- Он уничтожил семью Эбботов. Ханна отомстила, хладнокровно и безжалостно. Я, к примеру, так не могу, но мне и не приходилось хоронить трехлетнюю сестренку, погибшую от Круциатуса…
Снейп вспомнил Ханну Эббот. Круглолицая блондинка-хохотушка с Хафлпаффа. Боги…
- Эббот – вампир?
- Мерлин с вами, нет. Говорю же, Невилл гений в травологии, а мне удаются зелья. Мы с ним разработали один рецепт – три часа полноценного вампиризма, включая способность оборачиваться летучей мышью. Очень бодрит, рекомендую, и возможности немалые. Помните библиотеку Малфоев?
- Так это вы свистнули у Люциуса два десятка инкунабул и фамильное пресс-папье в придачу! А обязательно надо было гадить на гарнитур?
Грейнджер покраснела.
- Обычное хулиганство. Мальчишки…
- И девчонки. Дети… - Снейп устроился поудобнее, окинул девушку фирменным взглядом. - Рассказывайте, мисс Грейнджер. Все по порядку.
- Сначала покончим с процедурами. И… Гермиона, если можно, мы тут не привыкли к официозу.
- Хорошо, Гермиона. Надеюсь, вы не ждете ответного жеста.
- Разумеется, нет, профессор Снейп. - Лукаво усмехнулась. - Не все сразу.
Он хотел отчитать ее за дерзость, но потерял дар речи при виде тонкой длинной иглы. Ма-ма…
- Что это, мисс Грейнджер? - Кажется, охрип… - Это… шприц?
- Гермиона, сэр. Половиной своего успеха мы обязаны магловским технологиям. Я модифицировала несколько зелий для внутривенного использования, это куда эффективней.
Она закатала рукав его пижамы и ловко перетянула плечо резиновым жгутом.
- Послушайте, Гермиона… - от неуверенных ноток в собственном голосе стало противно, - я никуда не тороплюсь. Может, не стоит…
- Что такое, профессор? - Веселое удивление. - Гарри, между прочим, считает вас самым смелым человеком в Англии. Рассказать ему, что вы боитесь уколов?
Нахалка.
- Попробуйте только… - Он сжал зубы и отвернулся. - Давайте быстрее.
- Мы не блох ловим, профессор. И кстати о блохах: здесь есть отличная ванная комната. Как насчет исполнить мечту всех хогвартских студенток и вымыть голову? Какой шампунь предпочитаете? У меня богатый выбор. Гарри любит ромашковый, Невилл – с календулой, а нам с Джинни нравится лаванда, такой, знаете ли, приятный запах. Хотя вам лучше всего подойдет дегтярный, он как раз для вашего типа волос…
Забыв о шприце, Снейп в ярости повернулся, намереваясь расписать наглой девчонке последствия подобной фамильярности, но она уже зажала место укола кусочком мокрой марли, согнула его руку в локте и насмешливо улыбнулась.
- Сэр?
И Снейп не выдержал – рассмеялся в ответ.
- Великолепно, мисс… э… Гермиона. Пять баллов Гриффиндору.
Она ахнула, прижала пальцы к губам.
- Спятить…
- Что такое? Вас шокируют баллы от профессора Снейпа? Могу добавить еще сотню, все равно не сработает.
- Да нет… я в первый раз вижу, как вы улыбаетесь. - Склонила голову к плечу. - Вам идет. Очень.
Снейп почувствовал, что краснеет.
- Прекратите смущать преподавателя, мисс Грейнджер. Гермиона. Надеюсь, с медициной покончено? Я жду вашего рассказа.
- Да. - Сбросила туфли, забралась в кресло с ногами, обхватила коленку. - Сразу скажу, некоторые вещи вам лучше обсудить с Гарри.
- У него есть от вас секреты?
- Нет, просто я не могу… не имею права говорить о том, что касается вас двоих… и директора Дамблдора. Боюсь, для вас это будет весьма болезненно, а с Гарри вы в одной лодке.
В сердце кольнуло. Альбус… Снейп прикрыл глаза и медленно досчитал до пяти.
- Хорошо, думаю, вы правы. Продолжайте.
- Все началось летом девяносто третьего, когда Джинни побывала в Тайной комнате. Вскоре они с Гарри обнаружили, что между ними есть связь.
- Простите?
- Они чувствовали эмоции друг друга, иногда улавливали мыслеобразы. Сообразив, в чем дело, Гарри предложил Джинни поэкспериментировать. Они тренировались весь остаток летнего семестра и держали это в тайне даже от нас с Роном.
- Почему?
- Слишком свежи были воспоминания о дневнике Риддла. Рон едва не потерял сестру и мог на уши встать от малейшего намека на очередные странности, да и я, скорее всего, не одобрила бы подобных экспериментов. Гарри же светило лето в компании Дурслей. Учитывая их эффектное прощание со взломом решеток и летающим автомобилем, ослабления режима ждать не приходилось, так что Гарри готов был душу продать за любую возможность выхода на магический мир. Джинни же с первой встречи его боготворила, а уж после Тайной Комнаты… И у них отлично получилось. Даже после отъезда из Хогвартса связь действовала, пока однажды, неделю спустя, Джинни не ощутила сильный всплеск ярости и боли. Как выяснилось потом, Гарри досталось от его дяди, потому что позвонил Рон и сильно кричал в трубку…
Снейп с шумом втянул воздух.
- Ему действительно так… плохо жилось у маглов?
- Ну… как вам сказать. Бывало, не кормили, бывало, запирали … порой боялись, порой пренебрегали, порой мечтали избавиться… одним словом, не любили. Для меня вообще загадка, как он умудрился вырасти… нормальным.
- Смотря что считать нормой, - не сдержал сарказма Снейп и едва зубами не заскрипел, уловив в ответном взгляде открытый намек.
- Вам, безусловно, виднее, сэр.
Черт, откуда гриффиндорская нахалка знает о Тобиасе Снейпе? Знает она – знает и Поттер… и ведь это наверняка далеко не все, что им известно… ладно, отложим до беседы с мальчишкой. Пускай только проснется – душу вытрясу.
- Я видел кое-что, когда занимался с ним. Думал, это всего лишь отдельные эпизоды... хотя их было слишком много.
- Он просто пытался наладить с вами отношения.
- Поттер? Со мной?!
- Это он вам сам расскажет. Так вот. Дурсль вовсе не планировал калечить племянника, просто не рассчитал удар – Гарри упал и получил легкое сотрясение мозга. Не ахти какая травма, но тошнота плохо сочетается с ментальными упражнениями, и он рефлекторно закрылся. Джинни была в ужасе. К родителям, слава богу, не пошла – ей сильно влетело за дневник Риддла, и она побоялась еще большего скандала. Джинни написала мне. Представьте ситуацию, сэр: Гарри заперт у Дурслей без права переписки, никакой возможности связаться с ним и узнать, что произошло…
- Почему вы не сообщили Альбусу? Или Минерве?
- Профессор МакГонагалл предана директору, а ему Гарри, мягко говоря, не доверяет. Он бы не похвалил меня за подобную инициативу.
- Почему не доверяет, с каких пор?
- Со дня гибели Квиррелла.
- Мисс Грейнджер, я должен каждое слово клещами из вас тянуть? Подробности, будьте добры.
А ведь нервничает девчонка, иначе с чего б ей без конца плечами пожимать? Слава богам, думал, совсем хватку потерял…
- Не такими уж мы были несмышленышами. После лабиринта Гарри понял, что им манипулируют, а это никому не понравится, без разницы, двенадцать вам или пятьдесят. Начиная со второго курса мы старались держаться от директора подальше.
Судя по намерению Грейнджер задвинуться в кресло как можно глубже, усмешка у Снейпа вышла презлораднейшая. Вот так, Альбус. Вот тебе и Грандиозный План Воспитания Великого Героя. Мальчишка раскусил тебя практически сразу. И знаешь что, Альбус? Я рад. Рад, что твой подопытный кролик оставил тебя в дураках.
- Продолжайте, Гермиона.
- Я обратилась к своей двоюродной сестре, Эмили Вайлс. Она старше меня на четырнадцать лет, работает в детективном агентстве и является непревзойденным мастером авантюр.
- Надеюсь, вам не придет в голову познакомить ее с близнецами Уизли.
- Опоздали, сэр, насколько я знаю, они весьма оживленно переписываются – Эмили в восторге от совиной почты… Мы приехали в Литтл-Уингинг и явились на Тисовую улицу в качестве социального работника с подопечной. Мол, в органы опеки сообщили о несчастном случае. Петуния, конечно, не хотела оставлять нас с Гарри одних, но Эмили спросила про замки...
- Замки?
- Говорю же, его часто держали взаперти, еду просовывали через кошачью дверцу. А после истории с тортом – вы знаете, да? – навесили на окно решетку. Рону с близнецами пришлось ее потом взламывать…
- Он что, без спросу слопал торт?.. Не смотрите так, охраной Поттера вне Хогвартса я не занимался. Знаю только, что он получил предупреждение из Отдела Несанкционированного Волшебства. - Снейп не стал рассказывать, как злорадствовал по этому поводу.
- Эльф Малфоев Добби узнал, что хозяин замышляет устроить в Хогвартсе большой переполох с участием дневника Риддла, и отправился спасать Гарри. К сожалению, лучшее, что он смог придумать – это не пустить своего кумира в школу. Когда Гарри отказался остаться дома, эльф, применив магию, размазал по кухне торт. В доме были важные гости, которых до одури напугала сова из Министерства. В результате у Дурсля сорвалась сделка, он впал в ярость, запер Гарри в комнате, навесил решетку, морил голодом, пока Рон с братьями не прилетели на фордике и не увезли его в Нору.
- Да, и Поттеру так это понравилось, что он решил закрепить успех.
- Добби перекрыл проход на платформу. - Грейнджер вздохнула. - Глупость, конечно, несусветная, но им было по двенадцать лет, и у них просто снесло крышу. Мальчишки…
- Лоботрясы. Знали бы вы, как мы все тогда перетряслись…
- Помню, сэр, это же я школу на уши поставила, когда поняла, что их нет в поезде.
- Действительно. Рассказывайте дальше. Вы с кузиной явились к маглам.
- Эмили для виду задала Гарри пару вопросов, а потом ловко уволокла Петунию обсуждать хризантемы на лужайке, оставив нас одних. Выглядел он ужасно, а чувствовал себя, очевидно, еще хуже, поскольку проболтался: заявил, чтобы я не беспокоилась, мол, ему не впервой.
- Почему, черт возьми, он никому не сказал?!
- Потому что никогда не жалуется. Потому что ненавидит быть слабым. Потому что с младенчества решал собственные проблемы самостоятельно. Потому что не привык к тому, что есть люди, которым не безразлична его судьба.
Зельевар сжал зубы.
- Дальше.
- Мы решили, что как только его перестанет тошнить, мы с Эмили выманим Дурслей из дому и переправим его в Нору. Но все пошло не так. На Уизли свалился выигрыш в лотерею и поездка в Египет, а меня родители увезли во Францию, и когда из Азкабана сбежал Сириус Блэк, Гарри снова пришлось выкручиваться самому.
- Если не ошибаюсь, Поттера держали в неведении относительно Блэка. С чего он взял, будто пес для него опасен?
Выражение лица Грейнджер напомнило профессору его собственную реакцию на вечное тупоумие студентов.
- Сэр, Гарри – сирота. В доме Дурслей разговоры о Поттерах всегда были под запретом. Единственным человеком в Хогвартсе, отношения с которым позволяли задавать вопросы, был Хагрид, но ничего кроме «ах, ты вылитый отец» Гарри от него не добился. Разумеется, первое, что он сделал, освоившись в библиотеке – это поднял школьные архивы и подшивки прессы в поисках информации о своей семье.
- Связь Поттеров с Блэком в прессе не афишировалась.
- Но они были в одном выпуске. На окончание первого курса Хагрид подарил Гарри альбом с фотографиями. Сириус засветился на одной из них, свадебной, в качестве шафера, и когда по магловскому телевидению прошла передача о беглом преступнике, Гарри его узнал. Картинка вырисовывалась нехорошая: близкий друг семьи и слуга Волдеморта в одном лице, гибель Поттеров, смерть Петтигрю, упоминания в «Пророке» о сумасшествии Блэка и появление в Азкабане Хагрида незадолго до побега. Сложив факты, Гарри пришел к выводу, что катализатором происшествия послужила встреча давних знакомых. Чем еще, если не сыном погибших друзей, мог попрекнуть предателя добряк Хагрид? Просто, как дважды два, а Гарри, что бы вы о нем ни думали, сэр, способен на куда более сложные расчеты. Решив не дожидаться, пока маньяк-убийца явится на Тисовую улицу, он применил беспалочковую магию и сбежал.
- Гм, история с надутой тетушкой. Значит, это вовсе не стихийный выплеск?
- Отмазка для Дамблдора и Министерства. К побегу необходим был предлог, а тетушка удачно подвернулась под руку. Кроме того, она на самом деле вела себя омерзительно.
- И Поттер не побоялся исключения?
- Сэр, поверьте, Гарри не дурак и никогда им не был, он отлично знает, что Дамблдор скорее собственную бороду скушает, чем позволит его исключить. После конфуза с Хагридом Министерство разве что хороводы вокруг директора не водило, потому максимум, чем могло закончиться дело с надутой теткой – это очередной вопиллер от Муфальды Хмелкирк. Если вы не в курсе, Фадж самолично встретил Гарри в «Дырявом котле». Что такое, профессор? Вам нехорошо?
- А вы как думаете? Я шесть лет считал Поттера безнадежным тупицей, теперь же выясняется, что меня талантливо водили за нос.
- В компании с Дамблдором и Волдемортом, если это вас утешит, сэр.
- Нет, не утешит. Продолжайте, Гермиона.
- Оказавшись на свободе, Гарри первым делом наведался на Дрян-аллею...
- Он с ума сошел?!
- Под Оборотным зельем, сэр, мы варили его на втором курсе, и у Гарри осталось немного. Ему нужны были книги по окклюменции, а во «Флориш и Блотс» он обратиться не мог – не хотел, чтобы его интерес стал известен Дамблдору, да и вряд ли там нашлась бы подобная литература.
- Верно.
- С Дрян-аллеи Гарри выбрался с богатым уловом, и все оставшееся время каникул они с Джинни практиковали мыслезащиту. К возвращению в Хогвартс оба уже были великолепными окклюментами.
- Стойте. - Снейп ошеломленно потряс головой. - Этого не может быть. Поттер – абсолютный бездарь в окклюменции. Я потратил на него три месяца!
- Он притворялся, сэр, - мягко сообщила Грейнджер. - И, согласитесь, притворялся мастерски.
- Паршивец малолетний!
- Не судите строго. У Дамблдора были свои виды на ваши уроки, отказаться Гарри не мог, и потому попытался использовать их, чтобы наладить с вами контакт.
- Зачем?! Он же меня не переносил?
- А вот и нет, вы с первого дня его жутко заинтриговали. У Гарри потрясающая природная интуиция, он не склонен к предубеждениям, ценит объективность и потому крайне редко ошибается в людях, но насчет вас не мог определиться целых четыре года, пока с возрождением Волдеморта не получил наконец возможность разглядеть, кто есть кто. Помните, вы ткнули Фаджа носом в свою Метку? Честное слово, сэр, мы искренне гордимся, что вы наш учитель.
- Грейнджер, бога ради…
- Гермиона, профессор. Гарри пытался нащупать точки соприкосновения, хотел доказать, что он вовсе не тот самовлюбленный болван, каким вы его считаете. Осознав бесполезность своей затеи, он решил прекратить уроки, для чего вынужден был влезть в ваш думосбор.
Снейп напрягся.
- Гарри никому и никогда не рассказывал об увиденном, сэр, знаю только, что он устроил грандиозный разнос Сириусу и Люпину. Поверьте, мы ни в коем случае не собирались задеть ваши чувства, Гарри глубоко вас уважает и… нет, давайте вы все-таки это обсудите с ним самим.
Снейп хмуро оглядел соседний диван.
- Пожалуй, у нас с мистером Поттером найдется немало тем для беседы, когда он проснется. Рассказывайте дальше.
- Дальше… дальше мы учились. Потрошили библиотеку, устраивали ночные тренировки в Запретном Лесу. Сначала вчетвером, потом Гарри позвал Невилла, Джинни привела Луну, а Рон близнецов. Тогда же появились первые признаки возрождения Волдеморта, Гарри почувствовал свою связь с ним и долго учился ее контролировать.
- А мисс Уизли?
- Нет. Джинни – нет. Скорее всего, потому, что ее Том все-таки не был еще Волдемортом, а Гарри, уничтожив дневник, замкнул связь на себя. Ему здорово досталось на четвертом курсе. Постоянные кошмары и невозможность нащупать что-то конкретное, да еще этот Турнир… Мы знали, что его имя не просто так попало в Кубок, знали, что надвигается нечто жуткое, но ничего не могли поделать. Подозревали Каркарова, подозревали вас, подозревали Крауча с Бэгменом, но никому почему-то в голову не пришло проверить Моуди. В результате Волдеморт возродился и погиб Седрик…
- Поттер винит себя в смерти Диггори? - удивился Снейп.
- Взяться за Кубок вдвоем – идея Гарри.
- Но это же глупо.
Грейнджер развела руками.
- Попробуйте его в этом убедить, сэр. Нас он не слушает, но вы совсем другое дело.
Снейп недоверчиво шевельнул бровью.
- Сомневаюсь, что мое мнение для Поттера хоть сколько-нибудь важно.
Девушка улыбнулась.
- Не сомневайтесь, очень важно, профессор.
- Верится с трудом. Продолжайте.
- После того как Волдеморт вернул себе тело, Гарри наконец-то смог контролировать связь. Долго искал подходы, пробовал по шажочку... и к Рождеству мы решились на первую пробу пера. Помните пожар в типографии «Голоса крови»?
- Да, Люциус волосы на себе рвал.
- Это наша первая операция. Потом было нашествие призраков на Поместье.
- Черт… Они мне все котлы заморозили.
- И предотвратили изготовление Зелья Подчинения для министерского буфета.
- Так вот как он собирался его использовать…
- Риддл рвался в Отдел Тайн. Но мы невольно подставили под удар вас, и тогда Гарри впервые рискнул появиться на собрании Ближнего Круга под Образом.
- Гм. А я-то все голову ломал, с чего вдруг Эйвери понадобилось подтверждать мое алиби. И почему он мне этого ни разу не припомнил.
- Обливиация – отличная вещь, мы на ней собаку съели.
- Не сомневаюсь. Что такое Образ?
- О, это целиком заслуга Гарри. Он собирается стать целителем…
- Кем?!
- У него уникальный дар.
- Но как же вожделенный Аврорат? Альбус с Минервой под угрозой Авады заставили меня взять их с Уизли на Высшие зелья!
- Целителю они тоже необходимы, а Рон и впрямь планирует быть аврором… если, конечно, у меня хватит нервов допинать этого ленивца хотя бы до ТРИТОНов.
- Поттер – целитель… мда. Так что там про Образ?
- Во время Чемпионата по квиддичу мы гостили в Норе, и Гарри случайно откопал в сарае у мистера Уизли книги по генетике. Сначала использовал их в качестве средства от кошмаров, но быстро увлекся и уже к весне создал совершенно новое направление колдомедицины. Он научился менять организм на генном уровне, понимаете? Гарри может заставить любую клетку преобразоваться или регенерировать напрямую, без зелий, палочки и прочих подручных средств.
- Это невозможно…
- У Джинни новые ноги. А у вас – печень.
- Я думал, это фигура речи.
- Это правда. Но сил отнимает бешеное количество, потому процесс небыстрый. Придется вам полежать, сэр, пока Гарри не придет в норму и не поставит вас на ноги.
- Значит, Образ призван исцелять?
- Нет, Образ – это всего лишь генетическое изменение организма по образу и подобию другого. Аналог Оборотного зелья, только трансформация намного глубже и качественнее: вместе с внешностью мы получаем рефлексы объекта, его бессознательные привычки и даже магическую подпись. Гарри создал специальное заклинание, которым мы все с успехом пользуемся. Рон, к примеру, сейчас изображает Гарри в Хогвартсе. Добро пожаловать в компанию метаморфов, профессор.
- Гм. Меня примете?
- С преогромным удовольствием, вот подниметесь – я вас первым делом научу.
- Не терпится.
- Сейчас не стоит, все-таки преобразование отнимает силы, а они вам еще ой-ой как пригодятся. Кроме того, заклинание меняет структуру организма, а не его состояние, так что лежать вам придется под любым Образом, профессор.
- Жаль. Если Уизли изображает Поттера, то кто изображает самого Уизли?
- Никто, официально мы с Роном в гостях у Луны Лавгуд занимаемся очередным ее фантастическим проектом. Аккуратно шлем письма домой, каждый день. Луна – талантливый писатель.
- У вас тут, смотрю, вообще сплошные таланты. Поттер, вы, Рональд и Джиневра Уизли, Лонгботтом, Эббот, Лавгуд… Кто еще входит в вашу замечательную компанию?
- Близнецы, разумеется. Симус Финниган – на нем вся магловская техника. Эрни Макмиллан у нас непревзойденный постановщик и декоратор. Мариэтта Эджкомб курирует Министерство…
- Эджкомб? Не она ли с потрохами сдала Долорес Амбридж ваш подпольный клуб ЗОТИ в позапрошлом году?
Грейнджер помрачнела.
- Это было спланировано, сэр. Ваши с Гарри уроки окклюменции раз от раза становились не только бессмысленнее, но и опаснее. После того как Гарри вынужден был рассекретиться перед Риддлом и Дамблдором ради спасения мистера Уизли…
- Это тоже была… гм… операция?
- Экспромт. Гарри пришлось остановить змею, иначе она довела бы дело до конца. Риддл сразу ринулся прощупывать обнаруженную связь. Гарри все Рождество провел, демонстрируя ему школьные будни и детские кошмары, к концу каникул он был вымотан и выжат досуха. И когда в финале появились вы с директорским приказом…
- Нда…
- Это надо было видеть. Гарри в ярости растерзал дамблдоровскую монографию по высшим преобразованиям, Рон и Джинни ржали, как ненормальные, Фред с Джорджем разыгрывали в лицах ваш первый урок…
- Вот как? Надеюсь, это был качественный спектакль?
- Ну… вы же их знаете, профессор. Закончилось все серьезным стихийным выплеском. Близнецам с трудом удалось восстановить мебель, после чего они предпочли оставить Гарри в покое. То же самое, как ни странно, сделал Риддл – он активизировался лишь в марте, начав посылать видения об Отделе Тайн. Чем чаще это случалось, тем больше Гарри опасался, что в один прекрасный момент ваши с Риддлом визиты в его сознание совпадут. И однажды это произошло.
- Помню. Я не знал потом, каких богов благодарить, что ушел незамеченным. Лорд знал об уроках окклюменции, но пойми он, в каком направлении я пытаюсь работать…
- Гарри так и подумал. Ему стоило чудовищных усилий скрыть ваше присутствие, сэр, мы потом два дня приводили его в порядок. Стало ясно, что уроки надо немедленно прекращать. План был готов давно, но сначала следовало убрать из Хогвартса директора, чтобы он не смог вынудить вас возобновить занятия.
- Уму непостижимо. Гарри Поттер подыграл Фаджу и выставил Дамблдора из школы. - Снейп не знал, злиться ему или смеяться. - Затея могла и не сработать. Альбусу не обязательно личное присутствие, чтобы заставить меня подчиняться.
- Но ведь не заставил. Без чайных церемоний ему куда сложнее давить на людей, а история с думосбором служила качественной гарантией, что вы будете сопротивляться до последнего. Идея Отряда Дамблдора к тому времени исчерпала себя, и мы разыграли спектакль с предательством. Мариэтта верный друг, одному богу известно, чего ей стоило согласиться на остракизм и уродство. - Грейнджер вдруг светло улыбнулась. - Правда, для Эрни она в любом виде хороша.
- Но Альбус мог ведь и не приносить себя в жертву вашему коварству.
- Реакция директора была предсказуема на сто процентов. Гарри Поттер должен оставаться в Хогвартсе любой ценой.
- Нда… и это Альбуса считают интриганом. Кстати, раз уж вы настолько ему не доверяете, что за странная идея назвать ваше тайное сборище Отрядом Дамблдора?
- Наше отношение к директору – это наше личное дело. Для большинства он символ и оплот безопасности, знамя веры в высшие идеалы. Бороться с этим глупо, бессмысленно и опасно. Чаю, профессор?
- Пожалуй. Только не с ложечки.
- У меня есть поильник.
- Вам доставляет удовольствие меня унижать? Отыгрываетесь за все годы знакомства?
- Опять злитесь, профессор. Не стоит. Вы едва выжили, и ничего унизительного в вашем состоянии нет. Пожалуйста, постарайтесь принимать мои действия как помощь, а не попытку посягнуть на ваше достоинство. Этим вы капитально облегчите нам жизнь.
- Интересно, почему я терплю ваше хамство, Грейнджер? Будь мы в школе, Гриффиндор сидел бы уже в глубоком минусе.
- Еще наверстаете, сэр. И меня зовут Гермиона. Сахар?
Снейп оценил на глаз вместимость поильника.
- Унция с четвертью, пожалуйста. С каких пор вам безразлична честь факультета?
- Честь факультета определяется не количеством баллов, профессор. Мы сполна осознали эту нехитрую истину, когда Дамблдор незаслуженно вывел Гриффиндор на первое место, поощряя глупую детскую выходку, которую сам же и спровоцировал. Молоко?
- Нет, спасибо. Вы считаете ваш вояж за философским камнем глупостью?
- А у вас другое мнение? Квиррелл в жизни бы не добрался до камня, не появись там Гарри в нужный момент. Кстати, профессор, а кто дежурил тогда в лабиринте, вы или сам директор?
- Гм. И что конкретно, позвольте полюбопытствовать, навело вас на мысль о наблюдателе?
- Элементарно. Кто-то должен был привести ловушки в порядок к нашему появлению – шахматы расставить, зелье долить… проследить, чтобы мы не вляпались раньше времени. У МакГонагалл с Флитвиком выдержки бы не хватило, значит, либо Дамблдор, либо вы. Скорее всего, вы.
- Проницательные, черти… да, я. Альбус стоял на выходе, ожидая, пока вы с Уизли сойдете с дистанции.
- Так мы и думали. Спасибо, что не стали реанимировать тролля.
- Мне с самого начала не нравилась эта затея.
Поильник оказался весьма удобной вещью, и после третьего глотка Снейп расслабился.
- Если Поттер был в курсе планов Лорда, почему он поддался на провокацию с Министерством, да еще и вас с собой потащил?
- Потому что их цели совпали, Гарри не меньше Риддла хотел знать содержание Пророчества. А наше участие даже не обсуждалось – кто бы отпустил его одного.
- Зачем тогда было дожидаться сигнала от Лорда? Поттер мог отправиться за Пророчеством в любой другой день.
- И упустить возможность разом захватить десяток Упивающихся и доказать магическому миру реальность возрождения Волдеморта? Здесь уже наша цель совпала с целью Дамблдора.
- Хотите сказать, Альбус… знал?
- Разумеется, знал, не думаете же вы, что он собирался скрываться до скончания времен. Почему еще директор прекратил давить на вас с уроками окклюменции и отменил дежурство в Отделе Тайн? Единственное, чего он не учел ‒ это оголтелого самоуправства Амбридж, которая выбила из строя профессора МакГонагалл, тем самым оставив Гарри без присмотра. А на следующий день объявился Риддл.
- Гм… Долорес…
Грейнджер покачала головой.
- Нет, она без Метки. Просто злобная дрянь.
- Не могу не согласиться. Что потом?
- Получив картинку с Сириусом в Зале Пророчеств, Гарри, разумеется, определил подделку, но сразу возникла проблема: как обеспечить прибытие подкрепления к финальной стычке. Пойти к вам напрямую Гарри не мог – сомнительно, что директор предусмотрел такой вариант. Вы бы просто связались с Сириусом и, зная способность Гарри влипать в неприятности, на всякий случай посадили бы нас под замок. Пришлось разыграть сцену с камином в кабинете Амбридж, заодно решив надоевшую до чертиков задачку с присутствием старой жабы в Хогвартсе.
- Откуда вы знали, что она пошлет за мной?
- А где бы ей еще раздобыть Веритасерум? На крайний случай в подземельях дежурил Симус, который должен был передать вам послание Гарри.
- А вам не приходило в голову, что это не игра? Вас могли покалечить, похитить, убить!
- Идет война. Конечно, сама затея с тайной организацией замешана на глупости, детском романтизме и отчаянном везении, но, честное слово, сэр, мы очень быстро поумнели. Никаких иллюзий, каждый знает, чем рискует и на что идет. Операция «Закати шарик» – уникальный для нас случай открытого боя, пускай и без демонстрации реального уровня навыков. В задачи входило добыть Пророчество, выжить, получить достоверные, но не слишком серьезные увечья и придержать Упивающихся до подхода Ордена Феникса*. По максимуму Гарри, как и Дамблдор, предполагал заманить на место событий самого Риддла. Как ни странно, это удалось. Удалось даже вынудить Дамблдора на дуэль – нам всегда было интересно оценить истинные возможности директора. И впору бы шампанское открывать, но… - Грейнджер отвела взгляд. - Я знаю, вы его не любили.
- Да, мне не по вкусу самонадеянные имбецилы.
- Даже Гарри не придумал бы, как возразить. Ему и в голову не пришло, что Сириусу хватит ума сунуться в Министерство. Этой ошибки он не может простить себе до сих пор.
- Ну и глупо. Точно так же погибнуть мог любой из фениксовцев, не говоря уж о вас, это Поттера не заботило?
- Сэр, поверьте, наша подготовка уже тогда не уступала аврорской. Боевой опыт членов Ордена тоже сомнению не подлежал. Из всех участников той драки Сириус был наиболее уязвим: двенадцать лет Азкабана, безвылазное пребывание на Гриммо в компании алкоголя и Кричера, полное отсутствие практики. Притупленные рефлексы, заторможенная реакция. Фактически он оказался обречен.
- Подумать об этом в первую очередь должен был сам Блэк. То, что он повел себя как импульсивный подросток, ни в коей мере не является виной Поттера. Кто из них взрослый, в конце концов?
- Скажите об этом Гарри, сэр, хотя сомневаюсь, что подобный аргумент его убедит. Он искал в Сириусе отца, а нашел скорее младшего брата, привык заботиться о нем и давно перестал воспринимать как ровесника своих родителей.
- Это ненормально. Ребенок не должен взваливать на себя проблемы взрослого мужчины, пускай даже этот мужчина инфантильный идиот.
- Полностью с вами согласна, сэр, но изменить ничего не могу. Быть может, вам это удастся. Еще чаю?
- Нет, спасибо.
- Кажется, вы устали, профессор. Может, пора отдохнуть?
- Даже не вздумайте. Если попытаетесь меня усыпить, я…
А что он, собственно, сделает? Руки трясутся, палочки нет. Беспомощен, как младенец. Надо срочно менять тему, пока насмешливое понимание, написанное на лице Грейнджер, окончательно не вывело его из себя.
- Кстати, что это за заклинание?
- Наведенный Сон, вызывает самые светлые воспоминания, блокируя при этом весь негатив. Не волнуйтесь, я все равно не умею им пользоваться ‒ я неважный легилимент.
От ярости потемнело в глазах.
- Поттер влез в мою память?!
- Да нет же, господи, успокойтесь, Наведенный Сон позволяет вызывать воспоминания, а не просматривать их. Думаю, вы легко его освоите. Гарри говорит, у вас врожденная способность к ментальной магии, а эти заклинания – не самый сложный ее раздел.
Снейп перевел дух.
- Интересно, где вы раздобыли литературу по теме? Считается, что эти знания давно утрачены. Я в свое время занимался теорией мыслезащиты, но встречал лишь упоминания о возможностях, рядом с которыми окклюменция – детская игра.
- У нас есть доступ к библиотеке Тайной Комнаты, там сохранились манускрипты времен Основателей.
- Боги, я должен их видеть!
- Конечно, сэр. Как только мы найдем способ вернуть вас в Хогвартс.
- Есть препятствия?
- А вы еще не поняли?
Тяжелый взгляд, тихий голос. То, о чем зельевар запрещал себе думать, обернулось вдруг неотвратимой реальностью. Он в панике зажмурился.
- Директор Дамблдор вас подставил, сэр.
- Нет!!!
Спазм сдавил горло. Снейп запрокинул голову, стараясь дышать глубже, услышал треск рвущейся ткани и недоуменно уставился на куски полотенца в своих кулаках. С тяжелым вздохом Грейнджер начала осторожно разжимать побелевшие пальцы. Зрелище измятого хлопка неожиданно привело его в чувство. Представив, как выглядит сейчас со стороны – растерянный, задыхающийся, сломленный – он живо напялил привычную маску, оттолкнул заботливые руки и брезгливо отшвырнул останки полотенца.
- Вам не кажется, что это уже слишком, мисс Грейнджер? Для подобных обвинений требуются серьезные доказательства. Сомневаюсь, что они у вас есть.
- К сожалению, есть. - От сочувствия в карих глазах хотелось завыть. - Но вы правы, это разговор для вас с Гарри. Простите, что затронула не свою тему, сэр. Поговорим о чем-нибудь другом.
- Да. - Снейп лихорадочно вспоминал свой список вопросов. - Почему Поттер сразу не предупредил меня о планах Лорда?
Мысленно отругал себя за резкий тон, но девчонка, похоже, и не думала обижаться. Он вспомнил ее сердитые взгляды и вечно насупленное выражение лица в школе. Надо признать, Поттер с компанией действительно хорошие актеры.
- Обычно Гарри не практикует визиты в сознание Волдеморта в присутствии посторонних, но на том уроке он почувствовал охватившее Риддла радостное предвкушение и рискнул сразу выяснить его причину. Всерьез разведать обстановку Гарри не успел, понял только, что вам грозит опасность. Когда вы прервали контакт, он как раз пытался раскопать подробности. Повезло, кстати, что Рон слегка вывел его из транса перед встряской, иначе все могло закончиться печально. Однажды, когда придурку Криви взбрело на ум сфотографировать своего кумира спящим, ребятам пришлось иметь дело лично с Волдемортом.
- Темный Лорд в гриффиндорской спальне?
- Можете себе представить, сэр. Хорошо, что Симус вовремя перехватил палочку, а Невилл связал тело и держал под Петрификусом, пока Гарри не удалось блокировать вторжение.
- Гм. И Темный Лорд это допустил?
- Куда бы он делся. Гарри повезло первым обнаружить их связь, и к моменту, когда спохватился Риддл, территория была уже занята. Он не может почувствовать присутствие Гарри в своем сознании и даже не догадывается, насколько часто это происходит. Единственный шанс для него сделать ответный выпад – это резкий разрыв связи.
- Понимаю. Значит, после урока Поттер устроил повторный сеанс?
- Нет, он отловил и пролегилиментил Малфоя.
- При чем тут Драко?
- Ох, это снова не моя тема. Узнав, что готовит Риддл, Гарри пришел в ужас, рванул в подземелья, но вас уже не застал. Дальше вы знаете.
- Что случилось с Макнейром?
- Мертв. У нас не нашлось времени на хитрые комбинации. Повезло еще, что Гарри удалось перехватить именно палача – единственного, кто имел шанс к вам приблизиться. Под портал зачаровали его фамильный кинжал, но на месте выяснилось, что Макнейр совершенно не умеет метать ножи…
Снейп больно прикусил губу. Понимание того, насколько все-таки был близок конец, едва не спровоцировало новую истерику.
- Лорд мог ограничиться Авадой, - хрипло сообщил он.
Рука Грейнджер успокаивающе погладила край одеяла.
- Все обошлось. Не стоит больше об этом думать, сэр.
Неожиданно для себя Снейп благодарно коснулся ее пальцев.
- Спасибо, Гермиона… о, черт. Атмосфера гриффиндорского содружества, видать, пагубно влияет на мой характер.
- Это просто последствия потрясения. Пара-тройка дней – и вы снова станете самим собой.
Зельевар усмехнулся.
- Мерзким, невыносимым Ублюдком-Из-Подземелий?
- Сдается мне, львиная доля этого образа такая же фальшивка, как и Золотое Трио Гриффиндора, преданное Дамблдору по самые потроха.
- Вот как? Надеюсь, вы не ожидаете явления Хогвартсу белоснежного и пушистого профессора зелий?
- Упаси боже, это были бы не вы. Скорее, я жду жесткого, саркастичного, порой кошмарно несправедливого, но при этом умного, знающего, надежного и до одури харизматичного учителя.
Он рассмеялся.
- Весьма лестное описание, мисс Грейнджер. Гермиона. Забыли добавить «снимающего баллы и назначающего отработки направо и налево».
- Куда ж без этого. Не могу дождаться, сэр.
- Вечный гриффиндорский энтузиазм… - Снейп задумчиво провел пальцем по рваному шраму на запястье. - Сомневаюсь, что когда-нибудь смогу стать прежним.
- Сможете, сэр. - Грейнджер мягко улыбалась. - Если захотите, конечно. Помните перстень царя Соломона? И это тоже пройдет…**
От ее ласкового взгляда Снейп снова почувствовал себя неловко и постарался стереть с лица глупую улыбку.
- Зачем Поттеру понадобилось возвращаться к Лорду?
Снова вздох.
- Когда Гарри притащил вас сюда, вы были в кошмарном состоянии. Кроме физических повреждений обнаружилось несколько долгоиграющих проклятий. Большинство из них нам удалось снять, но одно, от Долохова, оказалось запаролено.
- Понятно. Его коронная мерзость. - Он с трудом сдержал дрожь. - Постепенная атрофия мышечной ткани.
- Да. Бог знает, зачем применять такое к обреченному человеку, но тем не менее факт. Гарри пришлось вернуться, чтобы узнать пароль.
- Поттер выдержал проверку. Мерлин… Он что, снова использовал облик Макнейра?
- После вашего отбытия Волдеморт запер весь Внутренний Круг в Поместье, Макнейр – единственный, кого там быть не могло. Гарри пришлось рискнуть и заявить Волдеморту, что он тут ни при чем, сидел себе связанный в подвале. Конечно, тот в ярости едва его не угробил, но дело того стоило.
- Поттер мог подождать и перехватить Долохова на выходе.
- Не было времени, к возвращению Гарри мне уже приходилось помогать вам дышать. Обряд нейтрализации проклятья мы запустили буквально в последний момент.
Снейп прикрыл глаза, переваривая информацию. Медленно накатывало осознание всего, что сотворил Поттер ради спасения ненавистного преподавателя. Ради него.
- Гермиона… - слова выталкивались с трудом, - не знаю, смогу ли я когда-нибудь отплатить ему… и вам за все, что вы для меня сделали…
- Бога ради, профессор, можно подумать, вы бы поступили иначе. В конце концов, вы наш учитель, и уроки самопожертвования Гарри брал именно у вас.
- Гм. Слава богам, хоть его идиотский героизм не имеет ко мне никакого отношения. От него за милю несет Гриффиндором.
- Ну не одному же Слизерину лавры носить. - Она шлепнула ладонью по подлокотнику. - Все, хватит разговоров, ночь на дворе. Официально заявляю, что вам пора отдыхать. И не надо испепелять меня взглядом, здесь это не действует. Будете упрямиться – усыплю без всяких заклинаний. Снотворным. Внутривенно.
- Не пытайтесь запугать меня, мисс Гриффиндорская Всезнайка, это не ваше амплуа. Впрочем, я действительно устал. Прошу вас только разбудить меня, когда проснется Поттер.
- В таком случае сутки спокойного сна вам гарантированы. - Она поправила подушки, помогая ему улечься, укрыла одеялом. - Спокойной ночи, сэр.
Снейп осторожно повернулся на бок, прикрыл слипающиеся глаза и почувствовал, как спокойное умиротворение теплой волной растекается в груди. Невольно усмехнулся нелепому сочетанию: парочка гриффиндорцев и ощущение полнейшей безопасности. А вот поди ж ты, впервые за долгие годы одиночества он почти счастлив.
- Спокойной ночи, Гермиона.



* Здесь, на мой взгляд, в каноне имеет место временна́я нестыковка: после встречи с зельеваром в кабинете Амбридж Гарри с компанией не меньше часа шарахался по лесу, после они добирались на фестралах до Лондона и еще долго носились по Отделу Тайн наперегонки с упиванцами. Вопрос: сколько времени понадобилось Снейпу, чтобы выйти на связь с Орденом и где пресловутое подкрепление гуляло до ночи? Конечно, Дамблдор мог приказать орденцам ждать, пока у Волда не выдержат нервы и он рванет в Министерство самолично разбираться с проблемой, но как-то это плохо стыкуется с импульсивной натурой Сириуса. Другой вариант – Снейп связался не с Гриммо, а с самим Дамблдором, и тот принялся тянуть время, но тогда выходит, что директор соврал Гарри, а это снова противоречит канону. Все семь книг Дамб складирует тайны, интригует и недоговаривает, но никогда не врет.
В «Команде» я придерживаюсь второй версии. Получив сообщение от Снейпа, директор велел ему сидеть в замке и не спускать с Гарри глаз, а сам рванул в Министерство готовить площадку для шоу – не зря ж Британский Магический Белый Дом встретил детвору в стиле «Заходите, люди добрые». Как это было организовано – опять же большой вопрос, но мы имеем дело с одним из сильнейших волшебников столетия. Дальше Снейп снова шлет весть: «Все ушли в Лес». Ответ Дамблдора: «Иди их искать». Через час-полтора: «Не нашел!» Ответ: «Плохо искал». Еще через два часа: «Да нету их там!!!» Ответ: «Ну, раз нету, свяжись со штабом, пускай бегут на выручку». Позже, забалтывая нервного подростка, директор случайно выруливает на тему «Кто откуда взялся», и по ходу ему приходится сглаживать углы враньем.
Т.е. в исключительных обстоятельствах, когда правда или замалчивание грозят катастрофой, директор все-таки вынужден врать. В каноне таких ситуаций фактически нет, в «Команде» они будут.


** Согласно легенде, у Соломона был перстень с надписью «Это пройдет». В минуты душевного раздрая царь смотрел на надпись и успокаивался, но однажды не сработало ‒ взбешенный властитель сорвал кольцо с пальца и чуть не зашвырнул куда подальше. Однако притормозил, разглядев на внутренней стороне перстня другую надпись: «И это тоже пройдет».



Глава 3.

Разбудил странный звук. Повинуясь давнему навыку, Снейп мгновенно запустил руку под подушку, нащупывая палочку, но тут же вспомнил, где находится, и замер, прислушиваясь. Ничего, кроме вьюжного шелеста за окном. Уютная полутьма, пляшут на потолке тени от неяркой свечи, ветер бессильно швыряет в стекло горсти снежных хлопьев. Он уже погружался в блаженную дрему, когда внезапный стон и рваное дыхание с соседнего диванчика на секунду сбросили его в когти недавнего кошмара. Поттер. Резко повернувшись, профессор в ужасе застыл. Мальчишку колотило, белое лицо на черной ткани походило на посмертную маску, пальцы судорожно терзали обивку дивана. С трудом сглатывая подступающую панику, Снейп отчаянно потянулся к ученику, но тело все еще слушалось из рук вон плохо.
Стукнула дверь, в комнату ворвалась встрепанная Грейнджер. Бросив на зельевара мгновенный взгляд, подлетела к Поттеру и сжала в ладонях черноволосую голову.
- Гарри! Что? Началось? Он здесь? Гарри!!!
- Да… я… держу… - едва слышно сквозь свистящие вдохи. - Джин… сейчас… будет… помоги… пока… блок…
- Ох. - Метнулась к Снейпу, схватила за левый рукав, нащупала пальцами Метку. - Толку-то от меня…
Поттер вдруг захрипел, выгибаясь, и Снейп безотчетно рванулся к нему, но яростный рявк и не по-женски тяжелая рука Грейнджер припечатали учителя обратно к подушке.
- Лежать!!!
И тут же сдавила обеими ладонями предплечье с Меткой, зажмурилась, зашептала сквозь стиснутые зубы:
- Где же… Нет, не могу, не чувствую… а-а-атличница, дьявол тебя… бездарность…
Хлопок. Посреди комнаты возникла худенькая фигурка в светлом халате. Волосы гостьи даже в полутьме полыхали рыжим.
- Джинни, - облегченно простонала Грейнджер. - Сюда.
Уизли бесцеремонно запрыгнула на кровать, уселась, потеснив ноги зельевара, перехватила у подруги его локоть и сосредоточенно замерла, прикрыв чуть припухшие со сна веки. Секунду спустя Поттер шумно выдохнул. Подскочил, как ни в чем не бывало, сел рядом, положил руки поверх ладоней Джиневры и тоже застыл. С полминуты Снейп ошеломленно наблюдал за дикой композицией, затем повернулся к Грейнджер, приподняв бровь в немом вопросе. Она покачала головой, со вздохом умостилась в изголовье кровати, сдвинув подушку, наклонилась и зашептала:
- Это Волдеморт. У него, видать, терпение кончилось вас разыскивать, решил уж добить.
Снейп дернулся, и Грейнджер успокаивающе погладила его по плечу.
- Не волнуйтесь, ребята сейчас уничтожат связь, они хорошо умеют такие вещи. Надо было, конечно, сразу, но как-то все не до того… Рассчитывали, что Риддл вас подольше поищет, а пока Гарри просто блокировал Метку.
Просто блокировал. Нда…
- Что они сейчас делают, вы знаете?
- Чисто теоретически. Метка – это сочетание Чар Подчинения и ментальной связи. Ребята смоделировали пространство ее действия и теперь демонтируют механизм.
- Не понимаю.
- Ничего, потом разберетесь. Гарри говорит, вы природный ментальный маг, может, если сейчас попытаетесь, то увидите…
Снейп, чувствуя себя полным идиотом, старательно прищурился на парочку закаменевших студентов, но ничего необычного не углядел.
- Что тут можно увидеть, черт возьми?
- Тс-с-с. Смотреть надо не глазами, сэр.
- Внутреннее око? Это вам к Сивилле. - Но послушно опустил веки, расслабился, очищая сознание, позволяя тишине и покою затопить каждый уголок своего существа, и вдруг – увидел.
В пространстве, полном искрящегося сумрака, струились из ниоткуда в никуда сотни цветных нитей. Сплетались, мерцали, завораживали, звали. Не в силах сопротивляться их ирреальному танцу, Снейп потянулся на зов, плавно заскользил вдоль струнных переплетений и замер, наткнувшись на спутанный пульсирующий клубок. Инстинктивно отпрянув, понял – вот оно. Призрачные руки порхают над безобразным сгустком, погружаются в темную дымку, вытягивают потускневшие нити. Два знакомых голоса, спокойных и деловитых, произносят какие-то совершенно чуждые этому сказочному миру слова.
«Фу, мерзость. От души постаралась наша ящерка красноокая… Джин, на касаниях, ладно? И не упускай блок».
«Он же ушел».
«Ненадолго. Когда вернется, мало нам с тобой не покажется».
«Может, подождем? Если система заработает, разобраться будет куда проще».
«Даже не думай. Ни на пол-импульса, Джин, слышишь? Профессору и так досталось».
«Ох, ладно, ладно, поняла. Черт, тут защелкнуто. Как знал, что кто-то полезет».
«Подозревал, наверное, он же параноик. Попробуй поляризовать».
«Ага, уже. Стой, здесь, кажется, еще одна…»
«Поосторожней, ты, хакер-недоучка! Тут целый пучок. Подожди-ка…»
Воспользовавшись паузой, зельевар решился обнаружить свое присутствие.
«Поттер, что происходит?»
«Ох, профессор, вы полны сюрпризов. Признаться, не ждал вас так сразу».
«Добрый ночер, сэр, рада встрече. Как вы?»
«Благодарю, мисс Уизли, жив».
«Господа, нам пока не до светских бесед. Джин, вытягивай. Профессор, не уходите, может потребоваться ваша помощь».
«Мне некуда торопиться».
Снейп заворожено проводил взглядом целый ворох освобожденных нитей.
«Гарри, глянь-ка сюда, не нравится мне этот кактус».
«Умница, Джин, это основной узел. Придержи мой сектор, я прощупаю верхний слой».
«Дай я попробую…»
«Не глупи, он на пароле, а пароль на серпентаго. Сейчас-с-с-с… есть».
«Ага, вижу».
«Вытягивай потихоньку… блин, рук не хватает. И как он его в одиночку закрутил? Профессор?»
«Я здесь, Поттер».
«Вы видите этот клубок?»
«Да».
«Не против утереть нос бывшему хозяину? Давайте руку».
С каким-то отстраненным удивлением Снейп увидел свою полупрозрачную ладонь, в которую призрачные пальцы Поттера вложили темно-синюю нить. Почувствовав ее судорожную пульсацию, профессор сжал кулак.
«Не упустите, сэр. Когда я скажу, начинайте осторожно тянуть на себя».
«Хорошо».
И он тянул. Сначала синюю нить, потом алую с белыми всполохами, потом целую связку. В какой-то момент Снейп осознал, что его руки танцуют над растворяющимся клубком наравне с дуэтом гриффиндорцев и что действует он уже осознанно, принимая и впитывая это пьянящее ощущение самой сути магии, что струилась сейчас разноцветными нитями, повинуясь каждому движению чутких пальцев.
Внезапно пространство дрогнуло. Где-то на краю восприятия заклубилась черная тень, следом возник низкий инфразвуковой вой.
«Чччерт, что это?»
«Спокойно, профессор, работаем, ему уже до вас не добраться. Чувствует облом, вот и бесится».
«Поттер, вы уверены? Это вам не кретин Долохов. Это Темный Лорд!»
«Ох, ну хорошо. Джин, заканчивай, я пока уберу это безобразие, а то профессор нервничает».
«Поттер, спасение моей жизни не дает вам права на столь беспардонное хамство».
«Да ладно вам, сэр, наш любитель спецэффектов меня и самого уже достал».
Ладони Поттера поднялись, сплетаясь в замысловатом жесте. И вдруг взвихрились, зазвенели победно струны магии, ударил ослепительный свет, сминая и отбрасывая прочь жалкую черную тень. Купаясь в волнах этой ошеломительной, невероятной мощи, Снейп наконец признал и принял давно набивший оскомину факт: перед ним волшебник, равный Темному Лорду. Более того, равный Дамблдору, а возможно, превосходящий их обоих. Из благоговейного ступора вывел насмешливый голосок Уизли.
«Ну и кто тут любитель спецэффектов? Хорош выпендриваться, займись делом. Тут осталось всего ничего».
«Много ты понимаешь, женщина. Я не выпендриваюсь, а самовыражаюсь, чуешь разницу?»
«Ах, простите-простите, ничего, что я рядом сижу? Профессор, не могли бы вы напомнить нашему супермену, что слава – это еще не все?»
«С удовольствием, мисс Уизли. Поттер, вам сообщить оценку за вашу семестровую контрольную?»
«Сэр, это нечестно. Где мужская солидарность? Джин открыто вербует вас на свою сторону, а вы…»
«Я исключительно на своей стороне, Поттер. Будьте любезны заткнуться и закончить работу».
«Ладно, ладно, вот натравлю на вас обоих Гермиону…»
«Насколько я знаю мисс Грейнджер, она вам еще и добавит. Поттер, мы здесь до утра будем препираться?»
«Все, молчу».
И тремя движениями распустил остатки клубка. Джиневра вздохнула.
«Позер…»
«Ну, есть немного, - неожиданно легко согласился Поттер. - Давай уже назад… Профессор, вы сможете выбраться самостоятельно?»
«Э-э-э…»
Снейп растерянно оглянулся в поисках выхода, но не успел испугаться, как легкий толчок выбросил его из искристого сумрака обратно в теплую постель. Он невольно выгнулся, вбирая воздух вновь обретенными легкими – кажется, ТАМ и не дышал вовсе – открыл глаза и обнаружил физиономии трех гриффиндорцев, взирающих на него с одобрением и интересом.
- С возвращением, сэр. - Поттер. Так и сияет, улыбка до ушей. Черт, до чего же непривычно… - Представь, Герм, профессор в пять минут разобрался, под конец даже подсказывать не приходилось.
- Гений, что тут скажешь. - Грейнджер.
- Пятьдесят баллов Слизерину. - Рыжая Уизли. - А что, я староста, имею право.
- Ну и кто из нас позер? - передразнил Поттер и получил в ответ многообещающий прищур.
- Позже поговорим. Считай, приятный тет-а-тет ты себе обеспечил. Все, мне пора, утро уже, не дай Мерлин, мама заглянет поправить дочке одеяльце.
- А поцелуй на прощание?
- Вечером поцелую, надолго запомнишь. Пока, Герм. Увидимся, профессор.
И тихо исчезла с кровати. Снейп с наслаждением вытянул ноги. Поттер шмыгнул носом.
- Ну вот, у всех девушки как девушки… ладно. Срочных дел нет, неприятностей больше не предвидится, предлагаю разойтись и досмотреть сны. Имеем полное право спать до обеда ‒ заслужили.
- Надо же, в первый раз в жизни я с вами согласен, Поттер.
- Ну тогда-а-а-ах… - зевнула Грейнджер, - спокойного… э-э-э… утра.
Снейп проводил ее глазами. Повернувшись к Поттеру, обнаружил внимательный, без капли недавнего веселья взгляд. Мальчишка все еще сидел на краю кровати, держа его за руку.
- Я не стал пока уничтожать татуировку. Опасности теперь в ней нет, но сама она может еще пригодиться.
Не отводя глаз, зельевар медленно кивнул.
- Согласен. Это неприятно, но избавит от вопросов.
Пауза.
- Как вы себя чувствуете, сэр?
- Неплохо. Вашими стараниями.
Мальчишка бесцеремонно откинул одеяло и положил ладонь зельевару на живот. В жесте не было ничего интимного, тем не менее Снейп напрягся.
- Поттер, вы хотя бы разрешения спросили.
- Извините, но когда это целители спрашивали у пациента разрешения на проведение диагностики?
- Вы мой ученик. Я не привык воспринимать вас в ином качестве.
- Понимаю, но, боюсь, у вас нет выбора. Поднимите руку.
Рука немедленно затряслась, и Снейп поспешно уронил ее обратно. Поттер усмехнулся.
- Сэр, за последнюю неделю мне довелось наблюдать вас, что называется, во всех видах. По-моему, после такого стесняться просто глупо. Завтра мы займемся вашей нервной системой. Кстати, вы ее и без непосредственной помощи Волдеморта порядком потрепали ‒ иметь в тридцать восемь лет столь изношенное сердце просто неприлично.
- Не вам рассуждать о приличиях, Поттер.
- Угу. И двадцать баллов с Гриффиндора.
Зельевар вздохнул, гася закипающую злость.
- Поттер, вам обязательно надо ругаться со мной в пятом часу утра?
- Простите, сэр, привычка. Гермиона колола вам вечером восстанавливающее?
- Да. - И поспешно добавил: - Думаю, на данный момент мой организм потребил достаточно зелий.
Поттер понимающе хмыкнул, и Снейп отвел взгляд, отчаянно стараясь не покраснеть. У мальчишки хватило такта промолчать. Он поправил одеяло и встал.
- Ладно, все остальное подождет до вечера. Вам… помочь уснуть, профессор?
- Спасибо, сам справлюсь.
- Как скажете. Приятных снов, сэр.
- Вам того же, Поттер. И… спасибо. За все.
- Не за что, - донеслось с дивана. - Можно сказать, в расчете, профессор.
- В расчете будем, когда я полезу ради вас под Круциатус.
- Сэр, вы лезли под Круциатус, даже когда моей жизни ничего не угрожало.
- Это другое…
- То же самое. Глупо считать, кто кому сколько должен, мы оба живы – это главное. Поговорим утром, хорошо? Спать хочется, спасу нет.
- Только один вопрос, Поттер. - Снова пауза на три вздоха. - Вы уверены, что Альбус… директор Дамблдор… сознательно принес меня в жертву?
Тяжелое сопение в ответ.
- Убью Гермиону. Просил же не поднимать эту тему до разговора со мной.
- Я давно уже не ребенок, Поттер. Ответьте на вопрос.
- При одном условии, сэр: потом вы позволите мне применить Наведенный Сон. Кошмары не способствуют выздоровлению.
- Это мое дело.
- Тогда увидимся утром.
- Поттер, вы… - Стоп. Не время демонстрировать деканские замашки, мальчишка не на отработку явился. Да и мальчишка ли? Образ импульсивного, недалекого гриффиндорского героя оказался обманкой, и старая модель отношений уже не годится. Теперь либо на равных, либо никак. - Хорошо, Поттер, делайте что хотите, но мне необходимо знать. - И через силу: - Пожалуйста… Гарри.
Зашуршала мантия, скрипнул диван. Парень снова сел рядом и твердо посмотрел зельевару в глаза.
- Вы ведь уже знаете ответ на свой вопрос, профессор. Но раз вам требуется мое подтверждение… Да. Он поступил так сознательно.
Все. Снейп до последнего надеялся, что это какая-то безумная ошибка, но теперь все. Поттер. Высшая инстанция. Смешно. Отчего же так режет в глазах и каждый вдох дается с трудом? Зажмуриться, не пропустить подступающие слезы… поздно. Давеча рыдал в объятиях Грейнджер, теперь рядом и вовсе тот, кого ненавидел годами. Грозный профессор зелий на самом деле жалкий хлюпик. Высший пилотаж.
Мальчишка не стал лезть с утешениями, просто сидел рядом и молчал. Деликатный гриффиндорец? Очевидно, я все-таки умер и попал в слизеринский рай.
- Благодарю… Гарри.
Поттер печально покачал головой.
- Хотел бы я прописать вам отсутствие волнений, но, похоже, это нереальный рецепт. В оправдание директора могу сказать, что у него фактически не было выбора ‒ на кону стояла еще одна жизнь. Дамблдор всегда до последнего старается избежать жертв. Думаю, ему тяжело далось такое решение.
- От этого, знаете ли, не легче… Могу я узнать, чью жизнь предпочли моей?
- Долго рассказывать, а сейчас половина пятого утра и мы оба устали. Давайте спать, профессор.
- Меня зовут Северус, Гарри. - И сам удивился, насколько легко далось неожиданное решение.
- Северус… - словно на вкус пробует. Задумчивый взгляд, растерянная улыбка. Мальчишка. С опытом и мудростью старца. Будь проклята война… - Северус. Странно…
- Странно называть учителя по имени? С Люпином в этом отношении вы, кажется, не испытываете проблем.
- Странно думать, что вы мне доверяете. Спасибо, сэр… Северус. Это многое для меня значит.
Снейп кивнул, закрыл глаза и ощутил, как теплая ладонь уже привычно легла на лоб.
- Знаете, - тихо, почти шепотом, - когда мне было шесть, мама возила меня в Биарицц. Самая счастливая неделя моей жизни. Мне снилось это в прошлый раз.
- Наведенный Сон лишь дает вам доступ к положительным эмоциям из прошлого, воспоминания вы выбираете сами. Феликс мемори ин сомнус. Спите, Северус.


Яркое полуденное солнце. Черноволосый мальчик с повязанным на голове платком сидит на самой кромке прибоя, сгребает ладошками мокрый песок. Волна ласково щекочет детские пятки.
- Вороненок, с твоей кожей нельзя так долго сидеть на солнце. Ты сгоришь.
- Мама, я строю Хогвартс!
- Молодец, малыш, накинь полотенце, и будем строить вместе.
Вскоре замок готов. Мальчик осторожно трогает песчаную башенку.
- Красиво.
- Очень красиво. У тебя душа художника, Северус. Жаль, что наше творение смоет волна.
- Волна смоет Хогвартс? А меня она может смыть?
- Нет, если ты ей не позволишь.
- А тебя?
- И меня не смоет. Ты же защитишь маму?
Мальчик вскакивает, роняя полотенце в воду, и крепко обнимает мать.
- Я не дам волне смыть тебя. И меня. И Хогвартс. И всех людей на земле. У меня же получится, мама?
Женщина целует сына в спрятанную под платком макушку, гладит по худющей спине.
- Конечно, получится, Вороненок, ты же у меня самый смелый, сильный, умный и добрый мальчик. Даже не представляю, на какой факультет ты попадешь.
- На самый лучший.
- И какой же самый лучший?
- Слизерин. Ты училась на Слизерине.
- Я ‒ да. Но у тебя должен быть свой собственный выбор.
- Разве Шляпа разрешает выбирать?
- Говорят, разрешает, если ее хорошо попросить.
Северус отстраняется и недовольно смотрит на мать.
- Я не люблю просить.
Женщина улыбается.
- Мой гордый Вороненок. Принципы – это замечательно, но иногда стоит переступить через них, иначе можно сломать себе жизнь.
- Разве быть гордым – плохо?
- Нет, не плохо. Но тяжело. А мне б хотелось, чтобы ты был счастлив.
- Я обязательно буду, мама.
- Ну вот и отлично. А теперь выжимай полотенце и пойдем домой.




Глава 4.

- Мисс Грейнджер, я что, изъясняюсь на китайском? Повторяю еще раз для особо талантливых. Я. Не буду. Грызть. Эти. Чертовы. Сухари. Прекратите наконец надо мной издеваться и дайте что-нибудь съедобное.
- У меня ощущение, профессор, что на китайском говорю я. Вы словно в первый раз очутились на больничной койке, ей-богу. И как мадам Помфри это выносила?
- Поппи не пыталась изводить меня уколами и кошмарной диетой!
- Вот как? Значит, одно из двух: либо с вами раньше не приключалось ничего серьезного, в чем я глубоко сомневаюсь, либо она просто берегла свои нервы. Если верно второе, то ее инстинкт самосохранения выше всяческих похвал. Но со мной этот номер не пройдет. Вы съедите все эти несчастные сухарики и запьете их бульоном. На случай дальнейших капризов предупреждаю: у меня получается очень качественное Империо.
- Если вы это сделаете, Грейнджер, после вам придется довершить начатое Лордом. Потому что в противном случае, едва я приду в себя, одной всезнайкой на свете станет меньше!
Дуэль яростных взглядов прервал знакомый тенорок.
- Что я слышу! Никак профессор Снейп вернулся?
Поттер стоял в дверях и насмешливо щурился на спорщиков. Зельевар облегченно выдохнул. Его раздражение было вызвано элементарным беспокойством, поселившимся в душе с того момента, как, проснувшись, он обнаружил пустой диван. Грейнджер отмахнулась от вопроса невнятным «ушел по делам». И хотя Снейп сознавал, что в свете новых фактов Поттер меньше всего нуждается в опеке, привычка волноваться за несносного мальчишку никуда не делась.
- Где вас носило, Поттер?
- Ходил прогуляться. Но, похоже, вас нельзя оставлять даже в обществе столь опытной сиделки.
- У вашей сиделки замашки бывалого садиста. Если не верите, взгляните на содержимое этого подноса.
Парень подошел ближе. Оценил. Хмыкнул.
- Действительно, Герм, профессор выздоравливает, жесткая диета уже не актуальна. Дай ты ему мяса.
Грейнджер в ярости грохнула злополучным подносом об тумбочку и вскочила.
- Знаешь что, дорогой, ты приволок сюда эту проблему, ты с ней и разбирайся. Я умываю руки.
И ушла, хлопнув дверью. Поттер тихо рассмеялся.
- Да-а, профессор, умеете вы доводить людей до ручки.
- Она сама кого хочешь доведет, - проворчал Снейп, с неприязнью покосившись на рассыпавшиеся сухари. - Я не птичка, чтобы это клевать.
- Я принес вам куриных грудок. - Зашуршала бумага, в нос ударил восхитительный запах вареной курятины. - Не откажетесь?
- Поттер, вы второй раз спасаете мне жизнь. - Схватив дрожащей рукой обернутое в салатный лист мясо, Снейп с наслаждением отхватил приличный кусок. - Ммм…
Мальчишка тем временем взмахом ладони уничтожил содержимое подноса и выложил на освободившуюся поверхность салфетку с кусками белого хлеба, нарезанный сыр, пару бананов и большое яблоко.
- Вот. Мне кажется, вы любите яблоки.
- Я сейчас люблю все, кроме сухарей. И Грейнджер.
- Напрасно, она за вас очень беспокоится. Это я виноват ‒ проводил диагностику, пока вы спали, и забыл предупредить ее об изменении рациона.
- Налейте мне чаю, и будете прощены.
Звякнула крышка поильника. Снейп недовольно поморщился. Поттер виновато моргнул.
- Мне жаль, но без этой штуки вам пока не обойтись.
- Нет в мире совершенства. Ладно, давайте его сюда. Так вы за яблоками ходили?
- Нет, просто заглянул на обратном пути в магловский супермаркет. А ходил я за этим. - Помедлив, сунул руку в карман и положил на одеяло что-то длинное, тонкое, ужасно знакомое. И тут же моментальным движением ловца подхватил падающий поильник.
Не веря своим глазам, Снейп осторожно коснулся пальцами теплого дерева. Палочка завибрировала, приветствуя хозяина. И он схватил ее обеими руками, не обращая уже внимания на подступающие слезы. Родная… Цела…
- Поттер, вы знаете, что я имею сейчас неадекватнейшее по силе и сути желание вас расцеловать?
- Догадываюсь, сэр. - Паршивец сидел, деликатно отвернувшись, и чистил банан. - Это пройдет. Еще чаю?
- Идите к черту. Почему они не уничтожили ее?
- Сломать палочку Мастера Зелий, да еще с такой уникальной сердцевиной? Риддл шизофреник, а не идиот.
Снейп поднес палочку близко к глазам, выискивая повреждения, погладил темную полировку.
- Вы знаете, что внутри?
- Глазной нерв василиска.
- Откуда?
- Вы сами меня просветили на прошлое Рождество. - Поттер вжал голову в плечи. - Я был под Образом, конечно.
- Люциус…
Зельевар зажмурился, переживая очередное потрясение. Тогда, после особенно мерзкого налета с участием Нагини, они с Малфоем надрались до такой степени, что Снейпа в первый и последний раз развезло на исповедь. Любого из выданных в тот вечер откровений было достаточно для безоговорочной Авады от Лорда. Причем сам Люциус лишь молчал и слушал, периодически окуная породистый нос в бокал с коньяком.
Проснувшись на следующий вечер, Снейп выглотал половину антипохмельного запаса, сел в кресло и долго ругал себя последними словами, с ужасом ожидая вызова. Но Метка молчала и в тот день, и в последующие. В благородство Люциуса верилось с трудом, потому зельевар решил, что собутыльник попросту не помнит разговора. И, как сейчас выяснилось, оказался прав. Действительно не помнит. Потому что при нем не присутствовал.
- Поздравляю, Поттер. Пожалуй, вы единственный на этом свете человек, от которого у меня нет секретов.
- Чесслово, это была случайность. Мы столкнулись в «Дырявом котле», вы уже изрядно выпили и буквально силой впихнули мне в руку бокал. Что заставило вас так сорваться?
- А я не объяснил? В той мясорубке погибла одна девушка-магла. Она… - невольно зажмурился, вспоминая… - нет, не хочу об этом говорить.
Поттер торопливо кивнул.
- Слава Мерлину, что вашим собеседником оказался именно я. Если б настоящий Малфой…
- Люциус когда-то был моим другом. Былые привязанности – страшная вещь. Мне требовался собеседник, появляется он… нет, вы, разумеется. - Снейп вспомнил, как «Люциус» пытался выжать в коньяк апельсин. - А ведь спектакль вышел не без огрехов, будь я потрезвее – непременно бы насторожился. Вы всерьез рисковали, господин конспиратор.
- Сэр, я сидел в баре и надирался в компании профессора Снейпа. Мудрено не выбиться из роли. Была, признаюсь, мысль раскрыться и поговорить начистоту, все-таки я тоже изрядно выпил.
- Что же вас удержало?
- Во-первых, ваша верность Дамблдору, бороться с ней без серьезных доказательств – дело заведомо проигрышное. А во-вторых, содержание вашего монолога. Узнай вы, что все это рассказывали Гарри Поттеру… заавадили бы на месте, к Трелони не ходи.
Снейп усмехнулся.
- Это точно. Выложить все свои тайны сыну Джеймса Поттера…
- Вас это настолько огорчает?
Снейп прислушался к себе и с удивлением покачал головой.
- Теперь – нет. Мне просто… странно. Еще неделю назад я бы на дыбы встал от такого открытия, а сейчас, пожалуй, даже рад… Боги, не понимаю, что со мной происходит. Я откровенничаю с Гарри Поттером, прихожу в восторг от запаха курицы, пью чай из поильника и рыдаю от малейшего пустяка. Вот уж не подозревал, что докачусь до столь жалкого состояния.
Поттер задумчиво нахмурился, поправил очки.
- Не думаю, что все так плохо. Ваш многолетний эмоциональный коллапс и негатив по отношению к окружающему миру вызван эманациями Метки. Та ее модификация, что была у вас, куда сильнее и изощреннее, чем у остальных Упивающихся. Очевидно, Риддл изначально опасался вашей свободолюбивой натуры и не пожалел сил на тройной контроль. Теперь же барьеры убраны, все спрятанное рвется наружу, уровень эмоциональных всплесков зашкаливает настолько, что вы сами в шоке от своих реакций на любую мелочь. И это нормально, Северус, прекратите себя терзать, очень скоро все придет в норму. Что же касается вашей ностальгии по вечно отвратительному настроению, то, рискну надеяться, его запасы вы исчерпали на много лет вперед.
- Поттер, вам до такой степени наскучило препарировать мой несчастный организм, что решили заняться еще и душой? Вы колдомедик или психотерапевт?
- Одно другому не мешает. Всякий уважающий себя целитель знает, насколько важен для выздоровления душевный настрой пациента. Уж простите мне мою бесцеремонность, сэр, но ваша жизнь слишком дорого нам досталась, чтобы пренебрегать такими вещами.
- Кажется, я уже благодарил вас, Поттер.
- Я не ради благодарностей стараюсь.
- А ради чего?
- Ради вас, сэр. Понимаю, в это сложно сразу поверить.
- Да уж. Тяжело, знаете ли, представить, что вы шесть лет скрывали под маской ненависти пламенную любовь.
- Ну, не шесть, а только последние два года. И если не любовь, то уважение и признательность – точно. Надеюсь, смогу убедить вас в этом, сэр.
Снейп снова посмотрел на свою палочку.
- Пожалуй, уже убедили. Только… - Запоздалая мысль привела в ужас. - Где вы ее взяли? - Голос сел до шепота и тут же сорвался в крик: - Ты снова был у Лорда, чертов мальчишка?! - И выгнулся, хватая ртом воздух.
- Та-а-ак... - Поттер выпрыгнул из кресла, навалился, прижимая зельевара к постели. - Впрямь через край… Дышите, Северус, дышите, не был я у него, слышите? Ну? На раз-два-три вдох… выдох… еще… вот так. Наверное, стоит вкатить вам дозу успокоительного, иначе никакого разговора не выйдет.
Снейп бессильно растекся на подушках, запрокинув голову. Тело все еще сотрясала крупная дрожь, но постепенно он смог расслабиться и даже отпустил плечи Поттера, которые стискивал мертвой хваткой. Чертов поганец, вытащил из могилы и сам же туда сведет.
- Так откуда… у тебя… моя… палочка…
- Мне удалось стащить ее в самом начале, заменив иллюзией. Позже я спрятал ее в Поместье, а сегодня за ней вернулся, вот и все. Там и не было никого, все в Малфой-мэноре. Я клянусь вам, профессор, с этого момента, когда снова задумаю во что-нибудь ввязаться, вы узнаете об этом первым. Хотите, Нерушимый Обет дам?
Снейп открыл глаза. Поттер с беспокойством вглядывался в его лицо.
- Ну как, отпустило? Слава Мерлину…
И непроизвольным жестом потер плечи. Снейп посмотрел на свой дрожащий кулак.
- Синяки будут… извини.
- Да уж, большая беда. - Мальчишка перехватил его за запястье, подтянул рукав. - Напугали вы меня. Успокоительное, немедленно.
- Не люблю уколов.
- Я уже понял, но ничего не поделаешь, к восприятию подобных зелий ваш желудок еще не готов.
- Вы в курсе, что есть специальные заклинания, позволяющие поместить жидкость непосредственно в кровь? - Снейп старался не смотреть на ненавистную иглу. - Признаюсь, я предпочел бы их этому варварству.
- С ними фактически невозможно отрегулировать дозу, да и для сосудов вредно. Мне жаль, Северус, придется потерпеть.
- Черт… - он непроизвольно вздрогнул, когда игла вошла в вену, - у Грейнджер рука легче.
- В следующий раз позовем ее, но сейчас она наверняка еще злится. Девчонки любят строить из себя обиженных… ну то есть дуются по пустякам… в смысле, это не всегда пустяки, только если б они поменьше вставали в позу…
Чертов паршивец.
- Перестаньте блеять, мистер Поттер. Что именно вам известно о моей дружбе с вашей матерью?
- Довольно много. Однажды тетя Петуния проговорилась, что была знакома с кем-то из магов, когда семья Эвансов жила на Спиннерс-Энд. Я тогда влез в ее память и узнал, сколько времени Лили проводила с вами в детстве. А после думосбора все окончательно встало на свои места.
- Думосбор… - Кажется, лекарство подействовало. Воспоминания о давних унижениях уже не вызывали привычной яростной волны.
- Простите… - В ответ на покаянный шепот губы Снейпа сами изогнулись в усталой, незлой усмешке. - Гермиона уже просветила вас насчет моих мотивов. Клянусь, я был уверен, что там спрятаны лишь воспоминания о риддловских вечеринках. Знай я, что увижу на самом деле… честное слово, придумал бы другой способ отказаться от уроков.
- Верю. Дайте-ка сюда ваше замечательное яблоко и расскажите мне о Драко Малфое. Каким боком он оказался замешан в историю с моим пленением?
- Именно он и сдал вас Риддлу. Но сделал это с подачи директора.
- Ох… Пожалуй, я изменю отношение к магловским процедурам ‒ оральное применение зелий не дает столь быстрого эффекта. Давайте по порядку, Поттер. Когда вы впервые заподозрили Альбуса в нечестной игре?
- Поведение Дамблдора изначально вызывало много нехороших вопросов. Мог ли волшебник его уровня не учуять содержимого затылка Квиррелла? Не догадаться о шастающем по школе василиске? Ведь ему, в отличие от остальных, прекрасно были известны обстоятельства смерти Миртл. Настойчивость, с которой директор подкидывал мне разные подсказки, наводила на мысль, что целью игры являюсь я сам. Мантия-невидимка, Зеркало Желаний, серпентаго… Ведь это он приказал вам подсунуть мне змею в дуэльном клубе?
- Да.
- Потом Гермиона призналась, что книгу о василиске мадам Пинс ей всучила практически силой. Знаете, я всегда не против ввязаться в авантюру, но когда меня к ней так настойчиво подталкивают… Короче, это было грустно, но еще терпимо. Пока я не подслушал разговор МакГонагалл, Хагрида, Фаджа и Розмерты в «Трех метлах». Они говорили о предательстве Сириуса. Сцену настолько явно срежиссировали, что я поневоле засомневался: а действительно ли все было именно так? Слишком уж много высветилось нестыковок. Почему Джеймс отказался от Дамблдора в качестве Хранителя? Ведь ежу понятно, что в этом случае защита оказалась бы намного надежнее. Отец получается либо сентиментальный дурак, либо ему плевать на безопасность семьи и друзей, ведь такой выбор оборачивается натуральной подставой для Сириуса и Петтигрю. Как-то не алё. Дальше. Сириус встретил Хагрида в Годриковой лощине, но даже не попытался напасть. Против него был пусть и семи футов росту, но не слишком осведомленный в боевой магии человек без палочки и с ребенком на руках. Прекрасная возможность завершить дело любимого хозяина. Но верный слуга Волдеморта лишь отдал Хагриду свой мотоцикл ‒ в прекрасном состоянии и без всяких проклятий, заметьте – и рванул за Петтигрю. Бред какой-то. Дальше. Маньяк имел доступ в замок, но использовал его жуть как нерационально. Полез в башню Гриффиндора, когда меня там заведомо не могло быть. Явно ошивался где-то поблизости, но даже не пытался напасть. А когда позже все-таки напал, опять сделал это совершенно не по-волдемортовски. Отличная же выпала возможность тихонько перерезать мне горло, но вместо этого безжалостный убийца разбудил Рона и смылся, едва тот поднял крик. Вывод напрашивался сам собой: Блэк охотится не за Мальчиком-Который-Выжил. Но за кем тогда?
Поттер замолчал, очищая для Снейпа второе яблоко. Зельевар задумчиво разглядывал знакомое до оскомины лицо. Боги, ребенок в тринадцать лет был способен на столь безупречные логические построения. А я-то считал мальчишку клиническим идиотом…
- Продолжайте. Кого разыскивал Блэк?
- Ну… вы помните Карту Мародеров?
- Еще бы. Вам ее дал Люпин?
- Честное слово, нет, Рем тогда из кожи лез, стараясь быть образцовым профессором. Карта попала сначала в руки Фреда с Джорджем, а они подарили ее мне.
- Такую ценность? С какой стати?
- Хороший вопрос, они потом локти себе искусали. Наверняка директор постарался, но точно не скажу ‒ определять Конфундус мы тогда еще не умели. Вообще мало что умели…
- Например, работать головой. Чем вас порадовала Карта?
- Я сразу обнаружил на ней имя Питера Петтигрю. Близнецы сказали, оно всегда маячило то в гостиной, то в спальнях – очевидно, какой-то сбой в Карте. На этой версии я и успокоился, пока имя неожиданно не пропало одновременно с крысой Рона. Тут мы задумались всерьез. Дошло наконец, что, хотя Карта отражает животных, кличка «Скрабблз» на ней не появлялась никогда. Раньше крыса принадлежала Перси, потому близнецы видели Питера на Карте до поступления Рона в Хогвартс. Вывод однозначный – анимаг. Знали бы вы, в каком шоке был Рон… Фадж в «Трех Метлах» упоминал, что во время визита в Азкабан оставил Сириусу газету. Вспомнилась летняя публикация в «Пророке» с колдографией семейства Уизли на фоне египетских пирамид. Паззл сложился. И тут же возникла куча вопросов к директору: как кандидат в министры, глава Ордена Феникса и член Визенгамота мог допустить заключение невиновного человека в Азкабан без суда и следствия? Ведь процессы над Упивающимися в то время шли вовсю? Сириусу он потом скормил сказку, что во всем виноват Барти Крауч, но в такой идиотизм мог поверить только мой крестный. Тогда я наконец сообразил, что моя десятилетняя изоляция у Дурслей – вовсе не случайность. Это уже были не шуточки. Мы в ужас пришли, сообразив, насколько крупно влипли… я влип. Мелкого мессию, блин, еще до рождения распланировали и расписали посекундно, от первого вопля до приглашения на эшафот. Дамблдор планомерно и изобретательно удалял из моей жизни всякого, кто мог помешать воспитанию будущего победителя Волдеморта. Поттеров. Сириуса. Вас.
- Совместимость…
- Да, восемьдесят семь процентов. Редчайший случай, верно? Вы могли бы стать для меня идеальным наставником, но Дамблдор предпочел сделать нас врагами.
Альбус… черт. Хорошая вещь эти внутривенные инъекции.
- Зачем?
- Так ему было проще. Вы – гениальный стратег и очень сильный маг. Я – ребенок с огромным магическим потенциалом, притом серьезный политический козырь. Наш тандем мог привести к возникновению третьей стороны в войне, а директору и без того головоломок через край. Разумеется, старый интриган попытался исключить саму возможность нашего сближения. Многие годы он культивировал вашу ненависть к Джеймсу Поттеру и чувство вины перед Лили, зная, что подобный эмоциональный шантаж – это та единственная сфера, где ваша железная логика бессильна. Весьма кстати пришлось мое внешнее сходство с отцом. Представляю, каково вам было слышать это: «Ах, мальчик – вылитый Джеймс…», «Великая сила материнской любви…», «Бедная осиротевшая крошка…» Неудивительно, что к моему поступлению в Хогвартс вы ненавидели меня едва ли не сильнее, чем Мародеров.
- А вы?
- Я? - Горькая усмешка. - Меня просто отправили к Дурслям. Недружелюбная среда ‒ идеальные условия для проявлений стихийной магии, и никакого риска досрочного появления на арене. Правда, тут он немного просчитался. Я должен был вырасти злобным недоверчивым волчонком, которого потом приручит добрый дедушка. Короткий поводок, рекомендованный круг общения, никаких незапланированных глупостей. Не знаю, что пошло не так…
Снейп хмыкнул.
- Наследственность.
- Да, наверное… Но Дамблдор быстро перестроился. В наставники подсунул Хагрида, который верит ему безгранично и вопросов не задает. Сказано прихватить дитенка с собой за философским камнем – пожалуйста. Велено внушить пареньку отвращение к Слизерину – без проблем. Драко там еще под руку подвернулся…
- Неужели он реально опасался, что вы попадете в Слизерин?
- Да я едва туда и не загремел, прямо под ваше теплое крылышко. Шляпа была весьма настойчива. И если бы не дурость Драко, да не хагридовские песни о злом слизеринце Волдеморте…
- Жаль.
- Что, правда?!?
- Разумеется, нет. Продолжайте.
- Потом, когда я перерос Хагрида, а Сириус сбежал из Азкабана, Дамблдор рискнул вызвать в Хогвартс Люпина ‒ умного и сильного мага. Таких от меня старались держать подальше, но Рем оборотень, изгой, в политической игре даже не пешка, и вообще человек абсолютно не честолюбивый и крайне порядочный. Опять же, директору обязан по гроб жизни, интриговать за спиной не станет. И действительно, не стал. Понаблюдал, сделал выводы и в лицо высказал Дамблдору все, что думает об этической стороне его методов. Пришлось срочно удалять из зоны действий, спровоцировав вас на глупую месть…
- Никаких провокаций. Я был уверен, что этот пес виновен, а Люпин его прикрывает. После триумфального побега Блэка дальнейшее пребывание оборотня в школе становилось вдвойне опасным, и я просто…
- … в очередной раз попытались меня уберечь. Я понимаю, Северус. Простите, что пришлось вас оглушить.
- Ничего. Это был весьма качественный Экспеллиармус.
- Мы освоили его с вашей легкой руки – спектакль в Дуэльном Клубе обернулся первым и единственным за два года нормальным уроком ЗОТИ.
- Гм, принимаю за комплимент. Признайтесь хоть теперь, это ведь вы приложили руку к побегу Блэка? Хроноворот Грейнджер?
- Конечно. Воспользоваться им не догадался бы только Гойл, но директор буквально благословил эту авантюру и после прикрыл нас в больничном крыле. Следует признать, он всегда старается сохранить жизнь своим пешкам, если для этого есть хоть малейшая возможность.
- Ко мне это, похоже, не относится.
Поттер тяжело засопел.
- Тут другая история. Вы знаете, как Волдеморт был зол на Малфоя после Министерства.
- Не то слово. От Авады Люциуса спас только Азкабан. Когда он вышел оттуда в ноябре, Лорд устроил ему три полных круга Круциатуса, бедолага едва остался жив.
- Я… видел. Но летом у Риддла не было возможности сразу дотянуться до виновника министерского провала, потому он перенес внимание на его сына. Драко получил Метку и первое задание – не больше не меньше как убить самого Дамблдора. Нарцисса запаниковала. Вылакав в компании Беллатрикс две бутылки вина, она собралась идти к вам. Мы предвидели нечто в этом роде и мобилизовали Добби приглядывать за старыми хозяевами. Я узнал обо всем через десять минут и помчался на Спиннерс-Энд. Помните, как Волдеморт неожиданно вызвал вас с Петтигрю в особняк Риддлов?
- Еще бы не помнить! Странный был разговор. Он приказал мне сделать вид, будто я дал Нарциссе Нерушимый Обет защищать и помогать Драко, велел под страхом Авады никому не говорить о вызове… ччччерт! Так это было… ну знаете, мистер Поттер…
- Волдеморта сыграла Джинни. Неплохо у нее получилось, верно? Я в это время изображал вас, а Рон – Петтигрю. Он сначала отнекивался, но потом вошел в роль и с таким энтузиазмом подслушивал, что пришлось прищемить ему дверью нос. Короче, повеселились…
- Повеселились? Вы от моего имени дали Нарциссе Малфой Нерушимый Обет убить Дамблдора! Отменный повод для веселья, ничего не скажешь.
- Мерлин с вами, профессор, Обет распутать куда проще, чем Метку. Зато мы избавили от него вас. Страшно подумать, что могло произойти, поклянись вы по-настоящему, а так хоть одной проблемой стало меньше. Конечно, вы доложили Дамблдору о странном приказе Риддла. Надо думать, директор долго терялся в догадках, что бы это могло значить.
- Не он один. Чертовы дети… Нет, я подозревал, но чтоб так… Вызов был настоящим!
- Само собой. - Поттер постучал себя по лбу. - У меня тут нелегальный транслятор, правда, маломощный. Могу позвать кого-то одного, да и то с большим риском, что правообладатель засечет.
- Вы несомненный гриффиндорец, мистер Поттер, Шляпе пора на свалку. Что случилось с Драко?
- Пометавшись, он пришел к Дамблдору с повинной.
- Смело.
- Согласен. Его приютили в гнезде, и дальше стало очень весело… Знаете, как бы я ни относился к директорским играм, иногда его комбинации вызывают у меня восхищение – он буквально заставил Риддла отказаться от своей идеи. Вы в курсе, что такое хоркрукс, сэр?
- Гм. Темномагический обряд, связанный с расщеплением души… У Лорда есть хоркрукс?
- Не один. А о Дарах Смерти вы слышали?
- Сказка.
- Не совсем. Риддл сознательно создал шесть хоркруксов…
- Силы небесные…
- Ага. Одним из них стало Кольцо Марволо Гонта, которое по совместительству является Воскрешающим камнем. Не более чем совпадение, но Дамблдору оно оказалось на руку. В течение пары месяцев он организовал широкомасштабный поиск Даров Смерти, позаботился, чтобы слухи об этом дошли до Риддла. Добыл Кольцо, снял с него проклятие, замаскировал руку под головешку для достоверности и явился с ним на пальце на праздничный пир… Вам сильно досталось, когда Риддл об этом узнал?
- Порядком.
- Помню, мы почти весь сентябрь жили без зельеварения.
- И конечно, ужасно скучали. Зато Альбус, воспользовавшись моей… гм… слабостью, пропихнул на Высшие зелья трех заведомых имбецилов ‒ Уизли, Лонгботтома и вас. Скажу честно, я бы предпочел еще немного Круциатуса.
- Мы тоже. В смысле…
- Я понял. Рад узнать наконец, отчего Лорд тогда взбеленился.
- Он просто перетрусил. Защита хоркруксов построена таким образом, чтобы сохранить их содержимое при любом раскладе. Обгоревшая рука директора указывала на сработавшее проклятие, значит, основной враг стал фактическим носителем хоркрукса и обречен на медленную смерть. Позже, подняв всю информацию по Дарам, Риддл решил, что Дамблдор искал именно Воскрешающий Камень, а о его второй сущности понятия не имеет. Он немного подуспокоился, велел Драко пока присматривать за директором, вам приказал по мере сил поддерживать здоровье начальника, а сам тем временем занялся поиском способа восстановить Кольцо, прежде чем временный носитель умрет. В результате мы все получили год передышки. Вуаля.
- Впечатляет. Но год прошел. Что дальше?
- В особняке Ноттов Риддл готовил Обряд по возвращению хоркрукса в первоначальный вид. Вы получили приказ доставить туда директора на Вальпургиеву ночь. У Дамблдора наверняка был план, но мы так и не пронюхали, какой, разволновались и спалили особняк. Обряд не мог быть проведен раньше следующей Вальпургиевой ночи, получалась еще одна передышка, но десять дней назад несчастное стечение обстоятельств спутало все карты. Гуляя по Министерству, Дамблдор попал под случайную Финиту, в результате чего предстал перед общественностью с абсолютно здоровой рукой. Через полтора часа Риддл вызвал вас с Драко и в бешенстве потребовал объяснений.
- Что?!
- Да, профессор. Вы схватили Драко в охапку и активировали портал. Явились к директору. Он был уже готов. Шпион ведь необходим, а значит, придется реабилитировать одного за счет другого. Поскольку именно вы весь год докладывали Риддлу о плачевном состоянии директора, особо раздумывать ему не пришлось. Он отослал Малфоя. Наложил на вас Обливиэйт. Заменил портал фальшивкой. Позже убедил Драко передать Риддлу доказательства вашего предательства, внушив при этом, что ничего серьезного вам не грозит.
- Нда. Прям и не знаю теперь, существует ли вообще в мире добро. Признавайтесь, мистер Поттер, у вас есть третье дно? Четвертое? Десятое?
- Чесслово, сэр, мне и со вторым забот хватает. - Поттер снял очки и потянул из кармана платок. - Конечно, я не дорос давать вам советы, но все-таки, пожалуйста, не торопитесь ставить директора на одну доску с Риддлом…
- Темный Лорд никогда не прятал свою истинную сущность под маской вселенской доброжелательности!
- Ну вот, поехали крайности… Северус, директор вовсе не кровожадный монстр, он – политик. Человек, задачи которого настолько глобальны, что отдельная жизнь по сравнению с ними всего лишь несущественная мелочь. Сам по себе Дамблдор и добр, и сострадателен, и совестью не обделен, но он не может себе позволить быть нормальным членом общества, пока на кону стоят судьбы мира. Понимаете? Он из тех, кто творит историю. Такие люди обязаны мыслить иными, нежели мы, категориями. Это их крест. Кто знает, насколько он тяжел для директора, так что не нам его судить.
Снейп устало потер переносицу.
- Поттер, вы помните, что вам всего семнадцать лет? Рассуждения о квиддиче в вашем возрасте куда более уместны.
- Могу про квиддич. Хотите?
- Вряд ли я сумею поддержать беседу. Сомневаюсь также, что когда-нибудь разделю вашу концепцию всепрощения.
- Я не говорил, что прощаю, сэр. Я просто стараюсь понять. Мои родители погибли, крестный провел двенадцать лет в Азкабане. Но, с другой стороны ‒ прими Дамблдор шестнадцать лет назад иное решение, где сейчас были бы мои друзья? Маглорожденная Гермиона? Предатели крови Уизли? Тот же Сириус с его характером? Или мы с вами?
- Вы этого не знаете.
- Верно. Зато я точно знаю, что свежих могил в Англии случилось бы намного больше.
Чертов мальчишка… нет, ну не могу же я сообщить Поттеру, что он прав! Надо сменить тему.
- Откуда вы знаете об Обливиэйте?
- В кабинете Дамблдора стоит жучок ‒ магически модифицированное электронное подслушивающее устройство.
- Магически модифицированное… И давно?
- С позапрошлого сентября, оно здорово нас выручает. Но эту сцену, каюсь, мы проморгали ‒ конец семестра, будь он неладен. Все с головой нырнули в учебу, прошляпили и Финиту в Министерстве, и ваш с Драко первый вызов... Так что в том, что с вами случилось, есть и моя вина. Упустил…
- Бога ради, Поттер, я обязан вам жизнью. Как Альбус планировал объясняться с Драко?
- Думаю, по старой схеме. Представить вашу гибель как результат вашего собственного решения, желания максимально обезопасить ученика. Сформировать комплекс вины. И направить его в русло искупления и мести. Драко действительно вас уважает, даже восхищается вами. Он пошел на эту авантюру лишь с целью избавить любимого учителя от необходимости постоянного риска, и ни за что бы не согласился, не дай ему Дамблдор гарантии вашей безопасности. Он… вау! - Поттер поднялся. - Легок на помине.
Дверь распахнулась. Вошел еще один Поттер, а за ним – Драко Малфой собственной персоной. Справившись с секундным шоком, зельевар вздернул бровь: видок у всегда безупречного слизеринца был еще тот. Встрепанный, измятый, растерянный, мальчишка окинул Снейпа безумным взглядом, бросился вперед и рухнул на колени, уткнувшись лбом в простыню.
- Профессор…
Не дождавшись продолжения, Снейп перевел взгляд на обоих Поттеров. Тот, что стоял слева, скрестил руки на груди.
- Ну и какого Мерлина ты его сюда приволок?
Второй пожал плечами.
- А что еще оставалось? Я наткнулся на него в туалете Миртл. Он был пьян в зюзю и только что вскрыл себе вены.
Первый некоторое время пристально смотрел в глаза двойника. Затем перевел снисходительный взгляд на спину Драко, усмехнулся.
- Нда, сыскал директор себе нового шпиона… Дурак ты, Малфой, лучше бы морду Дамблдору набил.
Зельевар положил ладонь на вздрагивающее плечо.
- Нельзя требовать от слизеринца гриффиндорских реакций, Поттер. Добрый день, мистер Уизли.
- Добрый, профессор, рад вас видеть… Считаете, ЭТО – нормальная слизеринская реакция?
- Нет, просто минутная слабость. Уверен, Драко опомнился бы и без вашего вмешательства.
- Сомневаюсь, он лыка не вязал.
Объект беседы тем временем оторвал зареванное лицо от постели и ошеломленно взирал на двойников.
- У-уизли?!
Один из Поттеров снял очки и плавно перетек в свой настоящий облик. Не удержавшись, Снейп восхищенно прищелкнул языком – зрелище впечатляло. Драко вцепился в его ладонь, икнул и кулем осел на пол. Настоящий Поттер лукаво склонил голову к плечу.
- Малфой, ты можешь объяснить, что с тобой стряслось?
Уизли сунул очки в карман.
- Он мне уже объяснил, а изливать душу Гарри Поттеру по второму разу будет явно слишком. Если вкратце, то нашего Хорька не посвятили в подробности рождественской вечеринки, и всю неделю он был свято уверен, что Дамблдор прячет профессора в Хогвартсе. Но сегодня утром в Малфой-мэноре состоялось собрание Внутреннего Круга, куда Драко допустили за особые заслуги. Риддл лично потрепал его по щеке, наградил за верность и объявил, что предатель мертв.
Малфой всхлипнул и отчаянно сжал руку Снейпа.
- Сэр, поверьте, я бы ни за что... я бы так… он обещал… сэр…
- Знаю, Драко, знаю. - Снейп безуспешно попытался освободить свои пальцы. - Успокойся.
- Значит, Риддл пошел на открытый обман… - Поттер сунул в рот дужку очков. - Интересно… Вы тут пообщайтесь, а я пойду пока гляну, что у нашей ящерки на уме.
И вышел, аккуратно прикрыв дверь. Уизли почесал в затылке.
- Мне нужно возвращаться – отсутствие Гарри в школе могут заметить. Вы позаботитесь о Малфое, профессор?
- Безусловно, мистер Уизли. Спасибо, что привели его.
- Не стоит. Хорош киснуть, Хорек, встряхнись, тебе еще надо придумать, что врать предкам. Если решишь здесь остаться, кто-нибудь из наших переночует за тебя дома.
- Уизли… - Драко терзал край мантии и прятал взгляд. - Ты… ну… это… спасибо.
Рональд усмехнулся.
- А ты вполне нормальный парень, когда не выпендриваешься. Я приду после отбоя, так что не прощаюсь.
И исчез, даже без хлопка. Высший балл за аппарацию. Снейп только вздохнул, гадая, на что еще способны представители поттеровской команды.
- Драко, встань с пола, будь добр. Вот кресло, если ты не заметил.
Мальчишка осторожно примостился на краешке сидения, отпустив наконец руку Снейпа.
- Профессор, вы правда живы… Даже не представляете… Я чуть с ума не сошел…
- Отчего же, отлично представляю. Но Поттер с Уизли правы, резать вены было глупо.
Драко, сжался, уставившись в пол.
- Простите.
- Извиняйся перед собой. И перед матерью, если уж на то пошло. Ты хоть представляешь, что бы с ней было, не загляни Уизли в девчоночий туалет?
- Я… не подумал.
- Это очевидно.
- Прос… ох, Мерлин.
Ну слава богам, взял себя наконец в руки. Выпрямился, вскинул подбородок, стер с лица это жалкое, вызывающее брезгливость выражение. С возвращением, Драко Малфой.
- Прошу прощения, сэр, я вел себя недостойно. Больше это не повторится.
- Ну вот, другой разговор. Яблоко хочешь?
- Благодарю, я не голоден.
- Тогда мне почисти. Поттер где-то раздобыл изумительный сорт, зря отказываешься.
Драко слабо улыбнулся, достал палочку, заклинанием очистил руки, взял нож и четкими движениями принялся освобождать от кожуры румяный плод.
- Как вам удалось оттуда выбраться, сэр?
- Если вкратце, меня вытащил Поттер. Не спрашивай о подробностях, пока не знаю, имею ли право что-либо тебе объяснять. Рассказывай лучше ты. С момента, когда тебя вызвал директор.
- Он сказал, вы в большой опасности, но собираетесь продолжать рисковать, потому что Ордену Феникса необходим шпион. Спросил, готов ли я вас заменить. Предложил план, согласно которому я должен буду предоставить Лорду информацию о вашем предательстве, тем самым заработав место во Внутреннем Круге. Предупредил, что вы не в курсе операции, но когда сбежите с вызова аварийным порталом, у вас уже не будет другого выбора, как смириться.
- И мой благородный староста согласился рисковать собой ради своего декана. Позволь заметить, подобные решения не в традициях нашего факультета.
Светлые брови приподнялись, губы искривила надменная усмешка.
- Это говорите вы, сэр?
Снейп усмехнулся в ответ.
- Туше.
Драко опустил взгляд, пальцы его рассеянно гладили рукоятку ножа.
- Я просто не хотел, чтобы вы пострадали, сэр.
- Знаю. Ты пытался спасти мне жизнь.
- А в результате ее пришлось спасать Поттеру.
- Прекрати себя винить, глупый мальчишка, распутывать хитрые комбинации Дамблдора у тебя еще нос не дорос. Да и у меня, как выяснилось, тоже.
- А у кого дорос? - Драко презрительно скривил рот. - У Поттера, что ли?
- Как ни странно, да. И на это дорос, и на многое другое. Хватит о Поттере. Что тебе сказал Темный Лорд?
Мальчишка мгновенно сдулся.
- Что уничтожил вас через Метку. Все перепугались ‒ кажется, даже для отца это была новость. Лорд велел не паниковать, мол, верных слуг ждет лишь награда, а не наказание, и поскольку я доказал свою преданность, ваше место во Внутреннем Круге отныне принадлежит мне. Дальше как во сне. Я поблагодарил, поцеловал его руку. Ушел. Аппарировал в «Кабанью голову». Надрался до зеленых саламандр. Потащился в Хогвартс скандалить с директором. Зашел зачем-то в туалет Плаксы Миртл и… не знаю, что на меня нашло.
- Глупость на тебя нашла вселенская, - сообщил от двери Поттер, - иначе, извини, не скажешь. Слава Мерлину, Рон заметил из окна, как ты пируэты по двору выписываешь, и пошел искать дурака. Смотрю на тебя, Хорек, и поражаюсь: вроде умный парень, а иногда как выкинешь что-нибудь – Крэбб с Гойлом отдыхают.
Драко словно пружиной подбросило.
- Да кто ты такой, Поттер…
- Молчать! - рявкнул Снейп, едва успев схватить разъяренного слизеринца за мантию. - Сядь и успокойся, он абсолютно прав. А вам, Поттер, вынужден напомнить о гриффиндорском благородстве: нехорошо пинать лежачего.
- Пусть спасибо скажет, что не лег навечно.
Поттер подошел, уселся на край кровати, закинул ногу на ногу.
- Ладно, Малфой, извини, если я перегнул палку, но твоя выходка и правда из ряда вон. Садись, есть разговор. Ты в состоянии воспринимать информацию?
Королевским жестом завернувшись в мантию, Драко медленно опустился в кресло и процедил сквозь зубы:
- Вполне.
- Вот и славно. Волей идиотского случая тебя занесло в штаб организации, о существовании которой не знает никто, кроме ее членов. Так что выбор у тебя невелик: либо ты отныне с нами, либо забываешь обо всем случившемся, в том числе о встрече с воскресшим профессором Снейпом.
В глубине серых глаз вспыхнул огонек.
- Что это за организация? Каковы ее цели и методы? И что я получу, если соглашусь на сотрудничество?
- Отлично, Малфой. - Поттер довольно улыбался. - Ваша школа, профессор?
- Это называется умением просчитывать варианты, Поттер. - Драко высокомерно вздернул подбородок. - В вашем львятнике такому не учат.
- Спасибо, что просветил. Итак, по порядку. Первая наша цель – борьба с Волдемортом и его последователями. Вторая – нейтрализация особо опасных интриг Дамблдора. Третья – общая и, к сожалению, недостижимая – справедливость во всем мире. Методы весьма различны, объединяют их два правила: не светиться и не позволить невиновным пострадать. Что касается, твоих выгод, то это защита и немалые возможности.
- Какие возможности?
- Поверь, тебе понравится.
Драко задумался.
- Поттер, - тихо окликнул Снейп, - полагаю, все это касается и меня?
Тот прищурился.
- Если хотите, профессор. Обливиация вам в любом случае не грозит.
- И вы не боитесь выпустить меня отсюда с такой информацией и без всяких гарантий?
- Я доверяю вам, сэр.
Снейп покачал головой, усмехнулся.
- Что ж… польщен. Кстати, Поттер, у вас наверняка есть какое-нибудь пышное название. Не просветите?
- Вы удивитесь, профессор, но у нас нет склонности к знаменам и символам – специфика не та. Называйте нас Командой, если уж нужно как-нибудь назвать.
- Команда… гм… Не знаю, как Драко, а я с вами. Постараюсь быть полезным, хотя пока не представляю, чем смогу помочь.
- Шутите, сэр? Ваши знания, способности, опыт – бесценны, не говоря уж о том, что в нашей компании нет никого старше девятнадцати лет. И если не боитесь иметь дело с оравой подростков – добро пожаловать в Команду, профессор. Я искренне рад.
Снейп пожал протянутую руку.
- Я, как ни странно, тоже. С вами, оказывается, приятно иметь дело, мистер Поттер. Что касается оравы подростков, то ее вы весьма талантливо изображаете на уроках, здесь же я вижу умных, серьезных, вызывающих уважение молодых людей.
- Спасибо, сэр. Не ожидал, что когда-нибудь услышу от вас такое.
- Я тоже не ожидал, что когда-нибудь вам это скажу.
- Простите, вы закончили? - Надменность Драко выглядела неубедительно даже для него самого, и он махнул рукой. - Не знаю, будет ли от меня тут толк, Поттер, но я хочу прекратить безумие, в которое превратилась моя жизнь. Ваши цели меня устраивают, и, если ты вправду предлагаешь мне поддержку и безопасность, я с тобой.
- Ты понимаешь, что идешь против собственного отца?
- Я пошел против него еще полтора года назад, когда принял сторону Дамблдора. Он сделал свой выбор, а я – свой. Не моя вина, что наши решения не совпали.
Поттер протянул ему руку, которую тот с достоинством пожал.
- Добро пожаловать, Драко. Фу-ух, сегодня великий день: в нашей компании наконец-то появились представители четвертого факультета. К ночи здесь соберутся все остальные, нам есть, что обсудить. Пошли, Малфой, тебе нужно вымыться и отоспаться. Вы пока тоже отдыхайте, профессор. Я приду часа через два, займемся вашим позвоночником.
- Поттер, имейте совесть, я выспался на годы вперед. Дайте хоть книжку какую-нибудь, чтобы пациент не помер со скуки.
- Конечно. - Щелкнул пальцами, и на одеяло приземлилась толстая тетрадь. - Гермиона хотела вам отдать, пока вы не поругались, это ее записи по экспериментальным зельям. Приятного чтения, сэр.



Глава 5.

- Профессор!.. Сэр!.. Се-ве-рус!!!
- М? - Снейп с трудом оторвался от густо исписанных листов и сфокусировал взгляд на вошедшем. - Поттер, пергамент и перо мне, живо. И позовите сюда эту ненормальную. Она с ума сошла – мешать выжимку из лапринуса с толченым безоаром в пропорции пять к одному? При чем здесь лед? И что это за странная пометка – «модиф. Solanum»? Она зелье собралась варить или суп?
- Рад, что вы поправляетесь, сэр. Гермиона великолепно готовит, но кулинарные рецепты у нее в другой тетради. О лапринусе вам лучше побеседовать с Невиллом, он скрестил его с обыкновенным картофелем. При охлаждении сахар преобразуется в крахмал… или наоборот… и нейтрализует какие-то там ядовитые составляющие. Короче, я в этом слабо разбираюсь, зато знаю результат – отличное тонизирующее. Качественно снимает проявления усталости, оно у нас просто нарасхват.
- Лонгботтом в своем репертуаре. Кому еще взбредет в голову скрещивать ядовитый сорняк с огородной культурой.
- Невилл не единственный здесь специалист по части смелых экспериментов, притом угадайте, у кого мы этому научились. Гермиона все удивляется, зачем вы рекомендуете нам учебники, если на каждом уроке в пух и прах разносите их содержимое, словно войну объявили вековым догматам. Не знаю другого преподавателя, которому было бы до такой степени плевать на научные традиции.
- Может быть, но по части вызова традициям Грейнджер далеко меня переплюнула. Что бы там ни натворил Лонгботтом, безумие – смешивать биологически активные компоненты класса А.
- Сэ-эр… вы же знаете, для меня все эти нюансы – темный лес.
- Надо же, Поттер, хоть в чем-то вы не притворялись.
- Да уж, в зельеварении я был и остаюсь стопроцентной бездарностью. Рад, что не разочаровал вас. Прошу, давайте на время оставим научные изыскания Гермионы и займемся вашим здоровьем, иначе, боюсь, вы нескоро сможете изобразить на пергаменте нечто читабельное.
Снейп с сожалением закрыл тетрадь и сунул ее под подушку.
- Хорошо. Что от меня требуется?
- Всего лишь расслабиться и не мешать. - Поттер пододвинул кресло ближе к кровати. - В магловской медицине ваш диагноз обозначили бы как вегетативный криз или частичный паралич периферийной нервной системы – следствие беспрецедентной по силе и времени воздействия серии Круцио. Чудо, что вы это пережили…
- С вашей помощью. Как именно вы собираетесь меня… гм… ремонтировать?
- Сейчас начну прощупывать и восстанавливать нервные волокна. Работа долгая, скрупулезная и изматывающая, потому постарайтесь меня не отвлекать, все вопросы после. Переворачивайтесь.
- Зачем?
- Начинать нужно со спинного мозга, а чем ближе объект воздействия, тем проще с ним работать. Ощущения, конечно, будут разные, но ничего болезненного или неприятного проявиться не должно. Если есть желание, можете отслеживать процесс, у вас ведь тоже большие способности к целительству. Почему вы не стали их развивать?
- Так жизнь сложилась. Начинайте, Поттер, не то прибавите себе работы – я, знаете ли, не привык подставлять спину под неизвестные мне чары. - И невольно вздрогнул от прикосновения пальцев к обнаженной шее. - Ох…
- Что такое? Больно?
- У вас руки ледяные.
- Да? Странный эффект. Ледяными они были минут пятнадцать назад – мы с Герм вытащили Малфоя поиграть в снежки.
- Решили разнообразить досуг? Снежки, елка, Санта Клаус?
- До Санты не дошло, Малфой уснул на ходу.
- Наведенный Сон?
- Нет, их высочество еще не настолько мне доверяет, но, думаю, после того как на него обрушили сугроб, спать будет слаще, чем младенец. Все, Северус, начинаем.
И легко коснулся чуть прохладными на этот раз пальцами седьмого позвонка. Некоторое время ничего не происходило, зельевар уже собрался задать вопрос, как вдруг… словно теплое озерцо возникло где-то у основания шеи и растеклось глубоко под кожей тонкими струйками, повинуясь медленному движению рук Поттера. Вот пальцы приостановились у плеча, чуть надавили – и плавный поток вспыхнул горячим водоворотом. Мощная волна какой-то странной, непривычной магии накрыла Снейпа, расслабила, разнежила, потянула за собой, покачивая и погружая в полусонное забытье. Отслеживать процесс? Какое там, зельевар потерялся в ощущениях. Прошло немало времени, прежде чем он пришел в себя, сообразив, что легкие касания превратились в энергичные поглаживания.
- Поттер?
- Все в порядке, сэр, небольшой массаж напоследок.
- Массаж?
- Ну да. Вы против?
- Нет… - Снейп не решился признаться, что факт массажа для него так же непривычен, как и предыдущий процесс.
- Теперь, пожалуй, вы уже сможете обойтись без поильника. Сейчас закончим и попробуем встать…
- Отлично! А то Грейнджер пугала меня пятидневным постельным режимом.
- Ну, это она погорячилась. От силы дня два.
- Поттер, вы только что сказали…
- Я сказал, попробуем встать, а не ходить. Мне жаль, но вы пока не в состоянии передвигаться самостоятельно. Однако это не повод присутствовать на планерке, лежа в кровати перед сборищем студентов – у меня совести не хватит подложить вам такую свинью.
Накинув одеяло на плечи пациента, он пересел в кресло и закрыл глаза. Снейп пригляделся. Бледный, дышит часто, руки на подлокотниках заметно дрожат. Боги, что с ним опять такое?
- Поттер?
- Все в порядке, сэр. Цитосанация всегда жутко выматывает, а я и так не в форме – неделька была аховая.
- Цито… что?
- Магическая цитосанация, такое вот топорное определение. В переводе на нормальный язык – вмешательство в организм на клеточном уровне. Так уж получилось, что этот вид целительских чар открыл именно я, надо же было как-то назвать.
- Поттер… черт, вы хоть понимаете, что произвели переворот в колдомедицине?
- К сожалению, это не совсем верно, цитосанация требует особых, довольно редких способностей. Собственно, мы с вами пока единственные, кто ими обладает, так что если хотите…
- Если хочу? Даже не вздумайте отвертеться!
- Договорились. Пойду поищу для вас одежду.
- Здесь найдется мантия на мой рост?
- У нас богатая костюмерная, иллюзорные заклятия мы стараемся не использовать. И… ради бога, Северус, не пытайтесь без меня вставать. Не хватало еще свежих переломов.
- Мистер Поттер, не стоит отказывать мне в здравом смысле. Идите уж, я подожду.
Через двадцать минут Снейп с удивлением разглядывал черный сюртук – точную копию его собственного. Поттер весело ухмылялся.
- Откуда вы это взяли?
- Вещи мы заказываем в магловском ателье от имени любительской театральной студии. Комплект фактически новый, сэр, нам нечасто доводилось изображать вас.
- Вот как? - Снейп помрачнел. - Ну и сколько раз вы применяли ко мне обливиацию?
- Никогда. Я вам не Дамблдор. Представьте, профессор, у сына Джеймса Поттера имеются свои принципы.
- Гм. В честь чего особое отношение? С прочими, насколько я понял, вы не церемонитесь.
- Прочие мне врут через слово.
- Например, ваш однокурсник Дин Томас?
- Э-э-э… - Поттер нахохлился, снял очки и принялся протирать их полой мантии. - Ладно. Скажем так: вам я обязан жизнью. Сойдет?
- Приемлемо. Помогите-ка мне одеться.
Десять минут спустя зельевар при помощи Поттера осторожно поднялся. Сразу накатило головокружение, ноги подгибались, но мальчишка оказался неожиданно крепок – роль подпорки он исполнял без видимого напряга.
- Отлично, сэр. До дивана два шага. Справимся?
- Попробуем.
Ценой неимоверных усилий Снейп заставил непослушные ноги передвигаться и, тяжело дыша, рухнул на диван. Поттер плюхнулся рядом.
- Это только начало, Северус, через пару дней вы уже опробуете вашу знаменитую походку. Поверьте, все будет хорошо.
- Похоже, я верю вам куда больше, чем вы можете вообразить. Студент стал свидетелем моей слабости, а я даже не злюсь.
- Спасибо, сэр. Народ начнет собираться через час, мы вполне успеем поужинать. Как насчет…
Стукнула дверь.
- Ханна не придет. У нее племянница заболела, а тетке нужно на дежурство.
Грейнджер старательно избегала взгляда учителя. Ну что за детство…
- Гермиона, неужели вы до сих пор дуетесь на меня из-за горстки сухарей? Кажется, раньше у вас был куда более серьезный повод обижаться.
Девчонка тряхнула головой и рассмеялась.
- Простите, профессор, издержки женской натуры. Если мальчишек не держать в узде, они живенько на шею сядут.
Снейп угрожающе вздернул бровь.
- Позвольте заметить, мисс Грейнджер, я давно уже не отношусь к категории мальчишек.
- Мой отец намного старше вас, тем не менее на него это действует безотказно. Еще раз простите, сэр. Мир?
Снейп собрался было напомнить нахальной девчонке, почему его называют Ужасом Подземелий, но уголок рта сам собою полез вверх. Он закатил глаза и шумно выдохнул.
- Нет, это невозможно. Ваша гриффиндорская компания откровенно дурно на меня влияет. Прошу, пожалейте мою репутацию и не провоцируйте на глупые улыбки хотя бы в присутствии остальных.
Грейнджер хитро прищурилась.
- Среди этих остальных будут такие мастера провокаций, как Фред и Джордж Уизли, профессор.
- На эту парочку у меня давно выработан иммунитет.
- Не зарекайтесь, сэр, то, что они вытворяли на уроках – цветочки. Боюсь, ягодки вам вскоре предстоит оценить.
- Спасибо, что предупредили. Кто еще придет?
- Рон, Джинни, Невилл, Луна, Симус, Эрни с Мариэттой. Все. У Ханны дела, а Чжоу сейчас в Корее.
- Чжоу Чанг тоже в Команде?
- Разумеется. После того как… - и замолчала, неуверенно оглянувшись на Поттера. Тот пожал плечами и продолжил:
- После гибели Седрика она пыталась действовать в одиночку. Мы поймали ее на попытке пошпионить за старшим Малфоем и убедили не делать глупостей. Чжоу очень сильная волшебница и отличный аналитик, а в умении отследить фигуранта ей вообще нет равных.
- Значит, мне показалось, что… э-э-э…
Гриффиндорцы весело переглянулись.
- Вы про омелу, сэр? Липа для Дамблдора. Директору взбрело на ум поиграть в сводника. Позарез требовалось отвлечь его внимание от Джинни – она в то время занималась проектом «Скунсик Баскервилей» и периодически исчезала из школы. Чжоу отлично сыграла роль моей подружки. Иногда это оказывалось нам на руку ‒ к примеру, когда потребовалось присмотреть за Роджером Дэвисом в Хогсмиде, она закатила мне настолько правдоподобный скандал, что я сам почти поверил.
- Зачем вам понадобился Дэвис?
- Его отец приложил руку к побегу Упивающихся из Азкабана, он троюродный брат Малсибера. Были подозрения, что Роджер собирается встретиться с дядей, но оказалось, у него обычное свидание.
- Гм. Во Внешнем Круге полно народу, я не знаю и десятой части. Дэвис пошел по стопам отца?
- Нет, он старается держаться подальше от политики и семейных интриг, его интересуют только девушки и квиддич. Интересно, как такой олух очутился в Райвенкло?
- У Дэвиса отличные задатки и явное нежелание их развивать. К сожалению. Ну да бог с ним. Поттер, вы, кажется, собирались организовать ужин?
- Хорошо бы. Герм, у нас имеется что-нибудь кроме сухарей?
- Пастуший пирог и салат, Малфой не оставил мне времени на изыски.
- Я принесу, а вы тут пока порядок наведите.
Поттер медленным шагом покинул комнату. Грейнджер обеспокоено смотрела ему вслед.
- Вижу, Гарри устроил очередной сеанс цитосанации, профессор?
- Скажем так: поильник мне больше не понадобится.
- Вот дьявол! - Явно расстроенная, Грейнджер запустила пальцы в и без того растрепанную копну волос, прикусила губу. - Бестолочь гриффиндорская, все ему неймется…
- Вам так понравилось кормить меня с ложечки?
- Да не в этом дело… Послушайте, сэр, я понимаю ваше желание встать на ноги как можно быстрее, но прошу, не позволяйте Гарри форсировать процесс. Вы не представляете, чего ему стоили события этой недели. Еще одна героическая выходка в таком духе – и он просто свалится с нервным истощением.
- Подобное уже бывало?
- Летом, после ног Джин и позвоночника Невилла, он отключился на девять дней. Потом долго не мог попасть ложкой в тарелку… в общем, тяжелые выдались каникулы.
- То есть вам придется, в худшем случае, приобрести второй поильник?
- Не хотелось бы.
- Хорошо, я постараюсь притушить поттеровский энтузиазм. Хотя он упрям, как сотня гиппогрифов.
- Вас он послушает, сэр.
- Не знаю, с чего вы так уверены в этом, но сделаю все что в моих силах. Поттер просил навести порядок.
- Конечно. - Она убрала аптечный арсенал с тумбочки, трансфигурировала ее в низкий столик и передвинула ближе к дивану. Повернулась к кровати…
- Не торопитесь. Под подушкой ваши записи.
- Вы их читали? - Тетрадь приземлилась в руки зельевара. Грейнджер откровенно волновалась. - Ваше мнение, профессор?
- Нам есть что обсудить. С вами и с мистером Лонгботтомом.
- Значит, я вовремя. - Лонгботтом улыбался в дверях. - Добрый вечер, Герм, профессор.
Снейп моргнул и задрал бровь – мальчишку явно подменили. Где вошедшая в поговорку неловкость, неуверенные движения и затравленный взгляд? Парень шагнул в комнату, небрежным взмахом палочки превратил кровать в изящную кушетку, уселся и невозмутимо ответил на взгляд учителя. Да, пожалуй, по части актерских способностей Лонгботтом на порядок превосходит всех остальных.
- Рад вас видеть, сэр. Вижу, вы уже в порядке?
Зельевар медленно кивнул.
- Практически.
- Ну, зная Гарри, удивляться нечему. Вы хотели что-то со мной обсудить, профессор?
- Верно, мистер Лонгботтом. Расскажите-ка мне о лапринусе…
Следующий час прошел в жаркой дискуссии. Увлеченная спорами троица не заметила ни появления Поттера с тарелками, ни поглощения их содержимого, и лишь негромкий всхрап заставил компанию прервать разговор. Скорчившись в неудобной позе, положив голову на подлокотник дивана, Поттер крепко спал. Некоторое время все молча наблюдали эту картину.
- Он зеленый, - шепотом заметил Лонгботтом.
- Видел бы ты его вчера, - отозвалась Грейнджер. - Инфери отдыхают.
Снейп коснулся руки спящего.
- Поттер…
- Профессор, не стоит…
- У него шея затечет. Поттер, проснись на секунду. Поттер…
Убедившись, что от его действий нет никакого толку, зельевар осторожно потянул юношу за плечи и устроил черноволосую голову у себя на коленях. Поттер во сне облегченно вздохнул и свернулся калачиком. Гриффиндорцы многозначительно переглянулись. Снейп внезапно осознал, как его действия выглядят со стороны, и постарался скрыть смущение.
- В чем дело, господа? Не ожидали, что злобный профессор может позаботиться о своем студенте?
Грейнджер суетливо подскочила и принялась руками сгребать со столика посуду.
- Пойду пока, у меня там зелье варится. Нев, возьми соусник. Мы вернемся, когда народ соберется, профессор.
Чертовы гриффиндорцы. Но какого Мерлина я – я! – даю им повод деликатничать? Сижу бог знает где, за щекой у меня карамель, а на коленях развалился Гарри Поттер! Ну и плевать…
Поттер засопел. Во сне черты его разгладились и приобрели какое-то открытое, по-детски невинное выражение. От мягкой улыбки на обветренных губах непривычно защемило в груди. Мальчишка… ребенок с судьбой мессии. Смерть родителей, злобная зависть родственников, грязные политические игры. Всю жизнь тебя боялись, ненавидели и использовали, как же ты умудрился сохранить душу столь светлой и чистой? Где взял силы отказаться от навязанной судьбой и Альбусом роли и сделать собственный ход? Учитель осторожно пригладил жесткие поттеровские вихры. Спи, мальчик. Немалая доля твоих бед лежит на моей совести, но я постараюсь исправить свои ошибки. Спи. Ты тоже больше не один.




Глава 6.

Зеленые глаза резко распахнулись.
- Джин… - и тут же понял, на чем лежит. - Ох… простите, сэр. – Подскочил, принялся тереть ладонями веки. - Как это меня угораздило…
- Я всего лишь пытался уберечь тебя от вывиха шейных позвонков.
- Спасибо.
- Не за что. Насколько понимаю, прибыла мисс Уизли?
- Да, пойду за обещанной головомойкой. Вам… э-э-э… что-нибудь нужно?
- Иди уж, Поттер, у меня палочка есть.
- Вы пока не злоупотребляйте, сэр, лучше поберечь силы.
- Кто бы говорил.
- Та-а-ак, что вам тут Гермиона напела?
- Я и сам не слепой. Давай, Гарри, не задерживай свою команду, ночь на дворе.
- Да мы здесь только по ночам и собираемся, днем, как правило, не до того.
Он вышел, столкнувшись в дверях с Драко Малфоем. Слизеринец подлетел почти бегом и уселся рядом со Снейпом.
- Добрый вечер, сэр. Как вы?
- Прекрасно, Драко, перестань нервничать, никто тут не собирается вызывать тебя на дуэль. Если ты не заметил, господа гриффиндорцы настроены весьма дружелюбно.
- Это и пугает.
- Ты еще можешь отказаться.
- И порадовать Поттера с Уизли? Да ни за что. Пускай не думают, будто у Гриффиндора монополия на смелость.
- Смотрю, сугроб на голову привел тебя в чувство.
- Ага, Поттер уже похвастался? Ничего, я им с Грейнджер тоже неслабо накидал.
- Мистер Малфой, вижу, общение с этой парой отвратительно сказалось на ваших манерах. Что за выражения?
- О, простите, сэр, я позволил себе забыться…
- Успокойся. Я пошутил.
- Пошутили? Вы? - Драко озадаченно нахмурился. - Извините, сэр, но, похоже, местное общество отрицательно влияет не только на меня.
- Ты считаешь? - Снейп изобразил задумчивость. - Может, нам сбежать отсюда, пока не поздно? Не то закончим бесплатной раздачей конфет в Хогвартсе…
- Поздно, профессор. - Лонгботтом вошел и устроился на своей кушетке. - Боюсь, вы себя уже дискредитировали. Не знаю, как насчет конфет, но полчаса назад вы пообещали мне рецензию на разработки по лапринусу.
- Только после серии тестов в моей лаборатории, позвольте напомнить. Кстати, как вы собираетесь публиковаться? Под собственным именем?
- Разумеется, сразу после войны.
- А-а, ну тогда у вас полно времени, успеете весь Запретный Лес засадить результатами своих безумных экспериментов.
- Вряд ли. Гарри как-то пообещал разобраться с Волдемортом к выпускному, и поскольку обещания свои он привык выполнять, готовьте рецензию к лету, сэр. А тесты можно организовать и здесь – у Гермионы отличная лаборатория. Вам все равно пока заняться нечем…
- Ну ты, Лонгботтом, наха-ал, - не выдержал Драко. - Профессор, вы что, и баллов не снимете?
- Сдается мне, местному населению на баллы давно уже плевать. - Зельевар задумчиво провел пальцем по подбородку. - Хорошо, мистер Лонгботтом, с вас лабораторные журналы, опытные образцы и необходимые ингредиенты по первому требованию, причем уже завтра. Что бы вы себе не думали, у меня большие планы на эти вынужденные каникулы.
- Договорились, сэр, - мальчишка сиял, - доставлю сразу после планерки.
- По ночам спать надо, Лонгботтом.
- Сегодня мне это все равно не грозит. Планерки у нас обычно затяжные, а бабушка рано встает.
- Гм. Уснете завтра на ходу.
- Не-а. Гермионин Алакритас, благодаря, между прочим, все тому же лапринусу, действует безотказно, мы с ним вторую сессию уже сдаем.
- Что за Алакритас? - заинтересовался Драко.
- Это такой термоядерный тоник.
- Термо… как?
- Опс… сам не в курсе, у Гермионы нахватался. Надо будет Симуса спросить…
- Спрашивай. - Финниган ввалился в комнату в сопровождении Макмиллана и Эджкомб. - Только не жди, что я прочту тебе лекцию из курса ядерной физики. В данном случае «термоядерный» значит «усиленного действия». Сможешь неделю не спать, Малфой, без особых последствий для организма.
- Нифига! Лонгботтом, поделишься?
- Да пожалуйста. Только учти, от физического и магического истощения Алакритас не спасает.
- Ну и фиг с ним, главное, над шпорами не заснуть… ой, простите, профессор.
- Америку ты мне не открыл. Но предупреждаю: на контрольных утрою внимание к твоей персоне.
- Да зелья я и без шпаргалок сдам, вот трансфигурация с нумерологией…
- Что ж, придется намекнуть Минерве и Вектор…
- Сэр!
- В следующий раз думай, что и где говоришь, мистер шпион. Добрый вечер, господа. Здороваться не в обычаях Команды?
- Добрый, профессор, извините. - Эджкомб мило улыбнулась, и Снейп невольно задумался, когда в последний раз видел искренне улыбающихся ему людей. В позапрошлой жизни, не иначе. - Не хотелось прерывать столь занимательную беседу. Привет, Малфой. Простите Эрни, он поспорил со мной, что сегодня рта не раскроет, пока ему не зададут прямой вопрос. Пять галлеонов за каждый несанкционированный выход. Так что либо я разбогатею, либо планерка закончится намного раньше обычного.
Синеглазый хафлпаффец кинул на подругу сердитый взгляд, но промолчал.
- Мариэтта, ты умудрилась лишить нашего словоплета права голоса? Тридцать баллов Райвенкло! - Близнецы Уизли сотворили себе по стулу и уселись с синхронными ухмылками на физиономиях. - Всем салют. Профессор, отлично выглядите.
- Благодарю. Слышал, ваш магазин процветает?
- Еще как. Вам давно пора потребовать гонорар за ваши кх-кх-анонимные консультации.
- Простите?
- Очаровательные пастилки, сэр. Предполагалось, что у объекта шутки лишь слегка покраснеет носик…
- … ну, может, еще щеки немножко…
- … и ресницы подрастут…
- … разика в четыре…
- … и бровки колечками…
- … но художественный свист из ушей мы, честное слово, не планировали. Оно бы и хорошо…
- … только громко, долго, без антрактов и ничем не снималось. Если б не ваши кх-кх-анонимки…
Сделав вид, будто зачесалась переносица, Снейп быстро прикрыл рукой безконтрольно разъезжающийся в стороны рот. Мастера провокаций… помоги мне Мерлин.
- Гм. Хорошо, признаю. Пришлось вмешаться, пока вы не перетравили половину Хогвартса.
- Да кто ж знал, что свинчатка в сочетании с пером вупера вызовет у девчонок такую реакцию? С парнями-то все нормально, а мы на себе испытывали…
- Для консультаций и экспериментов у вас есть Грейнджер. Верх легкомыслия – выпускать на рынок толком непроверенный продукт. Предупреждаю: еще одна такая выходка – и я вынужден буду натравить на вас Комиссию по экспериментальным зельям.
- Больше не повторится, профессор. А где Гарри?
- Джин воспитывает его в кладовке, - подмигнул Лонгботтом. - Герм строгает сэндвичи, а Луна и Рон еще не пришли.
- Информация устарела. - Поттер шагал от двери, на ходу превращаясь в Уизли. - Я уже здесь. Всем привет. - Плюхнулся в кресло и со стоном откинулся на спинку. - Уф-ф-ф, нелегкая это работа – быть Гарри Поттером. И как он выдерживает?
- Элементарно, Рон. - Грейнджер водрузила на стол поднос с горой сэндвичей, десяток стаканов и бутылку сливочного пива. - Просто Гарри не имеет привычки потакать своей лени. - Она пристроилась на подлокотнике, ласковым жестом взлохматила рыжую макушку. - Пожалуй, тебе полезно хотя бы изредка бывать в его шкуре.
- Эх, если б только изредка…
- Здравствуйте. Я не опоздала?
- На наши сборища опоздать невозможно. - Один из близнецов приветственно взмахнул ладонью. - Заходи, Луна, устраивайся. Как поживает моя статья о крепкочесах?
- Спасибо, Джордж, неплохо. - (Ага, - подумал зельевар, - значит, слева – Фред…) - Правда, пришлось перегнать ее из жанра юморески в научный опус, ты не обидишься?
Джордж выпятил грудь.
- Слыхали? Я автор научной статьи!
- Отлично, папа будет в восторге. - Лавгуд сотворила себе большую подушку и уселась на нее по-турецки. - Никогда не думала, что у меня могут закончиться идеи.
- Обращайся, подруга, у нас этих идей, как у Хагрида волос.
- Спасибо, для «Придиры» это важно. - Она немного подумала, глядя на всех снизу вверх, и вознеслась вместе с подушкой фута на полтора. - Папа не переживет падения тиража.
Слизеринцы изумленно переглянулись, но столь вопиющая демонстрация больше никого не впечатлила. Грейнджер невозмутимо разливала пиво по стаканам, остальные разбирали сэндвичи. Драко придвинулся к уху Снейпа.
- Что скажете, сэр? Чары левитации на подушке?
- Подушка трансфигурирована, это не артефакт. Полагаю, перед нами случай невербальной беспалочковой магии.
- С ума сойти…
- Поттер обещал тебе немалые возможности. Сдается мне, мы еще не то увидим.
- Привет, с кем не здоровался. - Поттер подхватил с подноса сэндвич и уселся рядом со Снейпом. Джиневра взглянула на Лавгуд и повторила фокус с подушкой. - Все в сборе?
- Кроме Чжоу с Ханной, все. - Эджкомб отставила стакан. - Предупреждаю, кто еще не в курсе: Эрни сегодня только отвечает на вопросы, так что рекомендую поменьше их ему задавать.
- Славно. Эрни, брат, не обижайся, но нам сегодня будет не до словесных баталий. Итак, начнем с новостей. У меня – самая приятная. Поздравляю, господа, Томми окончательно спятил.
Секундная тишина прервалась нестройными аплодисментами.
- Спасибо, теперь подробности. Когда профессор Снейп исчез с вечеринки в свою честь, их красноглазое величество однозначно приписал сие деяние Дамблдору. Два дня он разыскивал пропажу, но прошлой ночью потерял терпение и попытался уничтожить профессора через Метку. С первого наскока ему это не удалось, и когда мы с Джин начали распутывать узелок, он повторил попытку. В ответ я вышвырнул его из зоны действий, сделав это, признаюсь, несколько бесцеремонно. Риддл терпеть не может проигрывать, потому выкинул такой финт ушами: взял да и вообразил, будто ему все удалось. Следовательно, ваше возвращение в Хогвартс, сэр, грозит совершенно непредсказуемой реакцией самого крутого маньяка Англии, и нам надо бы решить, что с этим делать.
- Нда. Надеюсь, вы не думаете запереть меня здесь до победного конца?
- Мы же не дамблдоры, профессор. Но возможный рецидив риддловской шизофрении сбрасывать со счетов нельзя, давайте думать.
- Гм. Что из событий этой ночи осталось в его памяти?
- Первая попытка, которая якобы увенчалась успехом. Он помнит сопротивление, убежден, что имел дело с Дамблдором и победил его. Это все.
- Негу-усто, - протянул Джордж Уизли. - Чем еще порадуешь?
- Драко попал во Внутренний Круг, Риддл верит ему настолько, насколько вообще способен верить. Возвышение сына коснулось и отца: Люциусу намерены поручить операцию по возвращению Кольца-хоркрукса. Драко, про хоркруксы мы позже объясним, здесь тебе, по всей вероятности, придется выступать в авангарде. И надо сделать так, чтоб Риддл передумал насчет Люциуса – не хотелось бы брать на себя ответственность за смерть твоего отца.
- Я постараюсь устроить ему какое-нибудь заболевание.
- Отлично. И как можно скорей, приказ поступит прямо завтра.
- Понял. С зельем поможете?
- Профессор, Гермиона?
- Без проблем, я с утра сварю что-нибудь из арсенала Слизерина. - Грейнджер вытянула из-под столешницы свою тетрадь. - Или…
- Не надо ничего варить. - Снейп посмотрел на Рональда. - Уизли, я дам вам пароли от своих комнат и объясню, как разыскать в лаборатории зелье помутнения рассудка. Весьма редкий состав, кодируется на определенную фразу, симптомы зависят от индивидуальных качеств реципиента, определить наличие в организме невозможно. Драко, тебе останется только подливать его отцу в вино раз в неделю и придумать причину, по которой Люциус Малфой внезапно спятил.
- И придумывать не надо, как только Лорд продемонстрирует ему свое расположение, отец с ума сойдет от радости. Кодируйте зелье на «Люциус, мой скользкий друг».
- Гм… вполне.
- Еще один вопрос, профессор. - Поттер понюхал свой стакан. - Если Люциус выйдет из строя, кому Риддл может поручить операцию?
- Белле, скорее всего. И им придется ждать, пока Альбус выберется в Лондон – ни у кого, кроме Люциуса, нет доступа в замок.
- Ясно. Рон, Дамблдор еще носит Кольцо?
- Нет, снял сразу после министерского конфуза.
- Логично, он не дурак и не станет дразнить гусей. Возможно, с болезнью Люциуса мы получим отсрочку – бессмысленно нападать на директора, пока хоркрукс спрятан в школе.
- Кстати о директоре, Гарри. - Эджкомб щелкнула пальцами, - Дамблдор заинтересовался Уолденом Макнейром. Вчера утром он запросил его дело в Отделе магического правопорядка.
- Даже так? Интересно… Значит, кто-то из приближенных проболтался о похищении профессора, а во Внешнем Круге осведомителей у директора всегда хватало. Сэр, не подскажете, кто из ваших бывших коллег не умеет держать язык за зубами?
- Да кто угодно. Кроме, пожалуй, Беллы и Августуса. Первая – оголтелая фанатка и параноик почище Лорда, а второй двадцать лет проработал в Отделе Тайн. Остальные способны проговориться за бутылкой огневиски, даже имея прямой приказ о неразглашении.
Поттер задумчиво кивнул.
- А ведь приказ наверняка был. Волдеморт даже на поиски никого не отправил, сам занялся. Так и продержал свое стадо в Поместье все Рождество… отпустил их только вечером двадцать шестого. Разумеется, они бросились отмечать прошедший праздник, а утром Дамблдор послал запрос… да, тут глухо. Профессор? Что случилось?
- Ничего, Поттер. Я вдруг понял, что вы спасли мне жизнь именно на Рождество. Оригинальный подарок. Кстати, кто прикрывал вас в Хогвартсе на праздники? И вас, Грейнджер, ведь вам и мистеру Уизли необходимо было провести рождественский вечер дома?
- Мы, профессор. - Джордж стукнул брата кулаком в грудь. - Отмазались от семейных посиделок магазинными заказами. Фред работал в школе…
- …здорово было снова увидеть старину Пивза…
- …а я изображал Гермиону. Кстати, Герм, ты имей в виду, что посередь ужина лысина дядюшки Бака внезапно позеленела…
- Нет… - простонала Грейнджер, - так и знала, что не обойдется без ваших Ужастиков… Джордж, я тебя убью.
- Извини, Герм, - широкая рыжая ухмылка, - не мог удержаться. Твой Бак – жуткий зануда.
- Это не повод втравливать людей в неприятности! Тетушка Лоренс и так терпеть меня не может!
- Зато кузина Эмили заявила тебе, что наконец-то ты сотворила что-то стоящее и что она в жизни так весело не праздновала Рождество. И вообще очень жаль, что это была вовсе не ты.
- Разумеется, вас с Эмили на одной кухне стряпали! Дьявол меня дернул привести ее в ваш магазин… А я-то голову ломаю, почему родители так легко отпустили любимую дочь к Луне на все каникулы. Боже, мама меня убьет…
- Ничего подобного, она даже не особо ругалась, так, для профилактики. Если хочешь знать мое мнение, твои предки рады-радешеньки избавиться от этих родственников. На редкость неприятная парочка…
- Народ! - Поттер хлопнул в ладоши. - Давайте сдвинем семейные проблемы на потом. Через три дня Новый Год. Профессора одного оставлять нельзя…
- Поттер…
- Не спорьте, сэр, это не обсуждается. Кто подменит меня в Хогвартсе?
- Думаю, я. - Лавгуд безмятежно улыбнулась. - Папа в экспедиции до седьмого января.
- Отлично, к седьмому мы, надеюсь, все разрулим. Теперь Дамблдор. Рон, что нового в Хогвартсе?
- У нас небольшая проблема. Краткое присутствие Малфоя в школе, наша с ним встреча и совместное исчезновение были замечены, директор лично поймал меня возле Ивы и учинил неслабый допрос. Изобрести с ходу что-нибудь правдоподобное я не смог, сами знаете, не моя это стихия. Пришлось мямлить о чужой тайне. Теперь он пытается найти Драко. Так что, господа стратеги, придется вам быстренько придумать причину внезапной дружбы Поттера с Малфоем. Хорошо еще, о попытке суицида Дамблдору не известно – Миртл носило где-то по замку.
- Он тебя легилиментил?
- Само собой, я ему такую мешанину выдал – сам черт не разберется. Основные направления: «ничего себе Хорек надрался», «что, интересно, стряслось со Снейпом» и «побыстрей бы приехали Рон с Гермионой». Ну и еще момент. Директор знает, что Драко явился в замок пьяным в стельку – да, Малфой, нефиг было портретам на жизнь жаловаться, хорошо, хоть подробностями не делился – а покинул его абсолютно трезвым. Теперь думай, почему напился, а ты, Гарри – откуда знаешь заклинания из арсенала целителей.
- С последним просто. - Поттер усмехнулся. - Отрезвляющему меня учил Флетчер еще на Гриммо. Другое дело, что его наука не стоила и кната, он такой бред нес… тем не менее одно объяснение у нас имеется. А вот по поводу прочего… Малфой, есть идеи?
- Не вижу причин скрывать правду. Я узнал о смерти профессора и надрался с горя. В туалет Миртл зашел… ммм… - Драко покусал губу, - по привычке, что ли… мы, знаете ли, иногда с ней общаемся, когда у меня проблемы. Ей только дай повод порыдать. Иллюзия сопереживания.
Поттер медленно кивнул.
- Ладно. Но с какой радости ты, не застав Миртл, принялся делиться своими бедами с Гарри Поттером? Кстати, мне это действительно интересно.
Малфой пожал плечами.
- Почему нет? Я всегда хотел с тобой дружить.
Ошеломленное молчание. Команда единодушно выпучила глаза на автора сенсации.
- Ну, чего уставились? Если помнишь, Поттер, я пытался наладить отношения еще до Хогвартса, хотя, заметь, тогда еще не знал, кто ты такой. Глупо, конечно, было хвастаться предками, но по-другому я не умел, уж извини.
- Да-а, лучше поздно… ладно, разберемся. Вариант ничего, только он не объясняет, где мы с тобой пропадали целый час и почему я не знаю о гибели профессора Снейпа. Рон, я ведь не знаю?
- Не знаешь. Я предпочел напустить туману и, пожалуй, малость перестарался.
- Что сделано, то сделано, будем плясать от того, чем богаты. Итак. Дамблдор отправляет своего резидента на верную смерть. Через четыре дня он интересуется Макнейром. Спустя еще сутки Волдеморт объявляет о смерти профессора Снейпа, об этом знает пока только Внутренний Круг, но у кого-то из них чересчур длинный язык, так что скоро директор будет в курсе, если только не уже. Дальше. Драко Малфой появляется в Хогвартсе пьяным в хлам, но к Дамблдору не идет, а вместо этого исчезает куда-то на пару с Гарри Поттером. После Поттер теряется в догадках, что случилось с профессором, и жаждет обсудить ситуацию с друзьями. Драко же в школу не вернулся, и дома его тоже нет. Такой расклад. Давайте думать, как будем выкручиваться.
Некоторое время все молча жевали сэндвичи.
- Скажи-ка, Драко… - Снейп тянул слова, стараясь оформить мелькнувшую мысль в нечто законченное. - А ты знал, что мое похищение связано с Макнейром?
- Нет. Лорд говорил только о двухдневной пытке…
- Тогда история такая. Аварийный портал ведет в Визжащую Хижину. Тебе об этом известно, раз нам пришлось бежать с предпоследнего вызова. Дальше мы, скорее всего, вышли через дверь и до школы добирались пешком, так?
- Да.
- Хорошо. После утренних новостей от Лорда ты предположил, что я все-таки активировал портал, попал в Хижину, но покинуть ее из-за ранений не смог. Директор об этом не знает, так как ждал меня двумя днями раньше. Значит, мой труп находится там. Ты пришел в ужас, аппарировал в Хогсмид, но на Хижину наложено заклятие, войти без пароля невозможно. Единственный вариант – обратиться к Дамблдору, а к этому ты пока не готов. Однако выбора нет. Прекрасно понимая, что к телу любимого декана тебя не пустят, только голову сладостями задурят, ты отправился в «Кабанью голову» с целью принять на грудь перед разговором с директором. В процессе неожиданно вспомнил, что вроде бы есть способ попасть в Хижину, минуя дверь, и что этот способ известен Поттеру.
- То есть я явился в школу именно за Поттером, - подхватил Драко. - Разыскать его спьяну в пустой школе даже пытаться не стал, пошел прямо к Миртл просить помощи. Но случайно он нашел меня сам.
- Правильно. Думай, что ты мог ему рассказать.
- Пьяную полуправду. Вы, мол, третий день умираете в Визжащей Хижине, а я не могу туда проникнуть, чтобы вам помочь.
- И я, как благородный гриффиндорец и любопытный кретин, согласился провести тебя подземным коридором, - подключился к диалогу Поттер. - В Хижине мы вас, само собой, не нашли, минут сорок орали друг на друга, после чего ты вышел через дверь, а я отправился обратно через ход и у Дракучей Ивы был пойман директором. Славно. Осталось придумать, куда ты делся потом.
- Надираться дальше, конечно. Есть в Лондоне одна магловская пивнушка, хозяин – маг. За полсотни галлеонов он состряпает любое алиби.
- Надо же, Малфой, какие ты интересные места знаешь.
- Отвянь, Уизли. Я наткнулся на него случайно, когда шарахался по городу после задания Лорда убить Дамблдора. Коксон не в ладах с Авроратом, так что сам светиться не станет, подберет мне какую-нибудь достойную забегаловку и обеспечит свидетелей. Все будет чисто.
Поттер снял очки, посмотрел на просвет и снова надел.
- Хорошо. Кто-нибудь видит нестыковки?
Грейнджер подняла руку.
- Почему ты не рассказал Гарри о смерти профессора?
- Из опасения, что разыскивать труп Поттеру будет не так интересно, как раненого учителя.
- Ладно. Убедившись, что Хижина пуста, почему не продолжил поиски, а отправился пить?
- Просто выдохся. Следующий шаг неотвратимо вел в кабинет Дамблдора, а видеть его очень не хотелось. Откровенно говоря, так оно и есть.
- Логично. У меня вопросов больше нет.
- Замечательно, господа, - Поттер показал два больших пальца. - Я рад, что вы в Команде.
Драко скривил губы.
- В отличие от профессора я пока замазываю собственные огрехи. Воздашь мне по заслугам, когда сделаю что-нибудь действительно стоящее.
- Не прибедняйся, тебя ждут великие дела. Потенциал налицо. Отвлечемся пока от дел школьных. Эрни, твои звездные пять минут. Что у нас с проектом «Дракула у руля»?
Макмиллан кинул на Эджкомб торжествующий взгляд.
- Все идет по плану. У Скримджера объявился таинственный племянник, министр с перепугу отвалил ему сотню галлеонов. Парень на радостях закатил шумный дебош в «Танцующей саламандре», причем пострадала одна из официанток.
- Насколько пострадала?
- Неделя постельного режима, Ханна была предельно осторожна. Зато у девушки будет время подумать, стоит ли дальше заниматься проституцией, когда любой клиент в любой момент может выпустить клыки. Диагноз в Мунго поставили сразу. Скримджер немалые силы приложил, чтобы замять скандал, но Скитер уже землю роет в поисках исчезнувшего родственника, и скоро она его найдет. Гарри, я мог бы…
- Э-эрни-и-и. - Эждкомб пихнула его в бок и лукаво подмигнула. - Готовь пять галлеонов.
Макмиллан, насупившись, замолчал. Поттер сочувственно развел руками.
- Извини, брат… Луна, как с публикацией?
- Выйдет в январском номере, я придержу выпуск до появления Риты.
- Эрни, снова твой выход. Когда Ханна планирует дать интервью?
- В ночь на тридцать первое. Если что, Мариэтта подменит ее дома.
- Где собираетесь охотиться?
- В Косом Переулке.
- Клиента уже нашли?
- У одного пьянчужки внезапно закончится выпивка, он двинет в «Дырявый Котел».
- Кто на подстраховке?
- Мы, - отозвался Фред Уизли.
- Эй, - обиделся Макмиллан, - это мой вопрос!
Фред ухмыльнулся.
- Мои извинения. Не забудь отдать Мариэтте десять галлеонов.
- Так нечестно! Э-э-э… на подстраховке эти провокаторы, операция пройдет возле их магазина. Риту вызовем анонимкой, она не станет светить источник информации.
- Согласен. Извини, Эрни, на этом все. Береги галлеоны.
- Господа, - вкрадчиво вмешался Снейп, - я правильно понимаю, что вы собираетесь свалить Скримджера?
- Правильно, сэр. Он откровенно мешает. Следующий кандидат на министерское кресло – Кингсли Шеклболт, от него будет куда меньше неприятностей.
- Гм. Как вам удалось убедить Скримджера в подлинности племянника-вампира?
- Без проблем. Бабушка нашего министра происходит из старинного вампирского рода, семья, само собой, тщательно скрывает этот факт. Ханна скопировала реально существующего паренька, что мирно обитает сейчас в глухой латвийской деревушке, и предоставила «дядюшке» исчерпывающие доказательства родства. Учитывая политику Министерства в отношении нелюдей и полукровок, реакцию Скримджера предугадать было несложно – он перепугался насмерть и легко повелся на шантаж.
- Вы полагаете, что публикации о сомнительных родственниках будет достаточно?
- Конечно, нет, это только первый шаг. У Эрни готов грандиозный проект, только не советую спрашивать о нем сейчас. Ознакомитесь позже, если хотите. Эрни, ты не против?
- Буду счастлив, сэр, у вас наверняка найдется десяток дельных рекомендаций.
- Ну вот и славно. Теперь об операции «Сцилла и Харибда». Джордж, Фред, мне кажется, или вы впрямь застряли? В чем проблема?
- В отсутствии открытых действий. - Лицо Джорджа Уизли выглядело на редкость серьезно. - В связи с падением курса галлеона Министерство снизило инвестиции в финансовые проекты Гринготса. Гоблины приняли решение пока придержать коней.
Эджкомб щелкнула пальцами.
- По Министерству ходят упорные слухи, что Скримджер собирается переводить львиную долю капитала в Европу.
Фред Уизли кивнул.
- Подтверждаю. Билл говорит, лондонское отделение в панике, и Милан не спешит спасать ситуацию. Выкрутиться самостоятельно у Дригхака с компанией не хватит средств. Было бы идиотизмом с его стороны сейчас качать права.
- С другой стороны, у Министерства слишком много завязано на гринготских подземельях, - добавил Джордж Уизли. - Срочное сворачивание глобальных соцпрограмм вроде жилищного кредитования и помощи молодым родителям чревато общественным взрывом, так что Скримджеру дергаться тоже пока невыгодно.
- Пороховая бочка, - констатировал Поттер. - Срочно нужна искра.
- В свете последних событий у нас появился неплохой шанс. - Джордж задумчиво уставился на Драко. - Содержимое сейфов Малфоев вполне может поспорить с министерским. Если Люциус сойдет с ума и будет признан недееспособным, права Главы Рода перейдут к его сыну. Готов держать пари на свою долю в бизнесе, что как только это произойдет, гоблины сами к нему прискачут. После подписания договора Министерство окажется в нокауте.
Снейп почувствовал, как дернулся Драко, и открыл было рот, но Поттер его опередил.
- Неприемлемо. Одно дело временно свести Люциуса с ума, и совсем другое – сделать этот факт достоянием общественности. Драко отныне наш соратник. Мы не можем дискредитировать его имя и семью в угоду нашим планам.
- Ты не учитываешь, что того же самого может потребовать Волдеморт, встряла Гриффиндорская Всезнайка. - Неизвестно, как на Люциуса подействует зелье. В финансовом обеспечении операций Упивающихся состояние Малфоев играет не последнюю роль. Сомневаюсь, что Риддла остановит перспектива скандала.
- Значит, придется придумать, как этого избежать. Драко?
- Я могу предложить Лорду мое собственное наследство от дедушки Абраксаса. Там столько, что можно Лондон купить.
- И не жалко? Тебе предстоит вкладывать деньги в безумные фантазии Риддла, не говоря уж о том, что большинство из них будет провалено нашими же стараниями.
- На репутации семьи не экономят. Отец наделал много глупостей, но я не могу позволить, чтобы его имя трепали в прессе.
- Отлично. Если что, я перекину на твой счет половину состояния Блэков, все равно оно по праву принадлежит тебе и Тонкс.
- Не торопись, Поттер, деньги Команде еще пригодятся. Я вполне справлюсь сам.
- Как скажешь. Вернемся к Гринготсу. Ситуация патовая, но надолго она не затянется. Если Скримджер переведет министерское золото в Европу, верхушка лондонского отделения не продержится и дня, Милан уже сто лет зубы на Дригхака точит. Надо что-то делать.
Пауза. Полюбовавшись с минуту на сосредоточенные лица студентов, Снейп не выдержал.
- Простите, господа, но зачем вам понадобилось стравливать Скримджера с гоблинами?
- Все просто, сэр, - Джордж Уизли продолжал демонстрировать необычайную серьезность. - Клан Дригхака руководит британским Гринготсом с конца восемнадцатого века и предпочитает придерживаться старинного э-э-э… как бы перевести… Кодекса Правил, что ли. Одна из нерушимых традиций – клиент неприкосновенен. Министерство меж тем мечтает наложить лапу на содержимое сейфов осужденных Визенгамотом ‒ пресловутая конфискация. Но пока положение банка было прочным, чиновникам ничего не светило. Однако сейчас, когда трон Дригхака всерьез зашатался, у Скримджера появился реальный шанс. Миланскому центральному отделению принципы британского Клана давно стоят поперек горла, они с радостью отстранят наших староверов от руководства банком и пришлют прогрессивно настроенную молодежь. И когда новички пойдут на поводу у Министерства и собственной жадности, наступит катастрофа.
- Ясно.
Снейп представил волну грабежей и насилия, что неизбежно последует за приказом о конфискации. Лестранджи, Малсиберы, Эйвери, Кэрроу, Джагсоны… Боги, это каким же непроходимым тупицей надо быть, чтобы так дразнить толпу находящихся на свободе убийц! Надо срочно заняться проектом Макмиллана, Лонгботтом с лапринусом подождут…
- Да-а-а, Поттер, я и не представлял, что группа студентов-недоучек способна решать судьбы магической Британии. - Голос Драко дрожал от напряжения. - Знаешь, что? Я передумал. Если другого выхода не найдется, я приму статус Главы Рода и подпишу договор с гоблинами. Лучше уж видеть в газетах грязные статейки о сумасшествии Малфоя, чем отчеты о кровавых похождениях тетушки Беллы… Эй, ты чего?
Пристально глядя в глаза бывшего недруга, Поттер вдруг негромко хлопнул ладонью о ладонь. Раз, другой. В следующую секунду хлопки раздались со всех сторон. Единым движением Команда поднялась, глядя на слизеринца и продолжая аплодировать. Драко растерянно оглядывался.
- Спокойно, Малфой, это такая традиция. - Поттер поднял обе ладони вверх. Аплодисменты немедленно прекратились, и все расселись по местам. - Когда кто-то добровольно подставляется под удар… короче, спасибо. Твой план будет третьим, а пока у нас еще есть второй…
Грейнджер и Джиневра Уизли вздрогнули и уставились на Поттера с одинаковым выражением отчаяния на побелевших лицах. Зельевар забеспокоился.
- Что за план, Поттер?
- Э-э-э... если вкратце, то это прямой выход на Дригхака, сэр. Учитывая его репутацию, можно быть уверенными, что дальше Клана информация не пойдет. Симус, проверь на всякий случай декодировщик. Девчонки, ради Мерлина, прекратите панику! Все не так плохо.
Девушки молча опустили глаза. Снейп пообещал себе отловить после собрания Грейнджер и выжать из нее детали. Подобное отчаяние, учитывая образ жизни Команды, могло вызвать только нечто из ряда вон, и это обстоятельство учителю откровенно не нравилось. Что же опять задумал сумасшедший мальчишка…
- Вопрос пока оставляем открытым. Фред, Джордж, боевая готовность. Симус, может понадобиться хроноворот.
- Он еще не доработан, Чо собиралась поискать в храмовых архивах в Корее.
- Боюсь, час икс наступит задолго до конца каникул. На что способен недоработанный образец?
- Сутки плюс-минус полчаса. Ощущения при переброске сходны с действием Круциатуса. Реверс невозможен. При многократном применении существует опасность зацикливания… короче, я бы не советовал.
- Придется рискнуть. Добавь его в список для Красной Сумки.
- Ох, Гарри…
- Да ладно тебе, это на всякий случай, может, и не понадобится… Невилл, Герм, как обстоят дела с Зеленым Зельем?
- Нормально, мы почти у цели. - Лонгботтом дотянулся до кресла и дернул печальную Всезнайку за палец. - Герм, я верно говорю?
- Теперь точно справимся, - кивнула она. - К нам же присоединился сам изобретатель.
Взгляды студентов скрестились на Снейпе. Зельевар привычно приподнял бровь.
- Какой из моих шедевров вас интересует, господа?
Грейнджер сощурилась
- Сэр, около двадцати лет назад вы сварили для Риддла одно зелье. Темно-зеленый цвет, густая консистенция, вызывает страшную жажду, имеет галлюциногенный эффект, при большой концентрации начинает медленно разъедать внутренности. Предназначено для охраны…
- Боги! - Снейп зажмурился, откидывая голову на спинку дивана. – Карнифициум Авидитас… Где оно? Кто-нибудь… погиб?
- Насколько нам известно, нет, профессор. - Грейнджер перешла на уже знакомые мягкие интонации, и Снейп разозлился. Она что, вообразила себя моей пожизненной сиделкой?
- Поправьте, если ошибаюсь, мисс Грейнджер. Вы наткнулись на неизвестный яд и со скуки решили разложить его на ингредиенты?
- Сэр, я…
- Какова ваша цель, позвольте узнать? Воспроизвести? Усовершенствовать? Что именно вы собрались прятать?
- Вообще-то прячем не мы, а Волдеморт. - Небывало жесткий тон Лонгботтома вкупе с запретным именем подействовал на Снейпа не хуже Акваменти. Чертовы артисты… - В чаше с зельем хранится один из хоркруксов. Нам удалось определить состав и нейтрализовать часть постэффектов, но реальное противоядие пока не готово.
Снейп медленно покачал головой.
- Действие Карнифициума необратимо. Противоядия нет…
- Мы сделаем это, сэр. - Сиделка снова превратилась во Всезнайку и упрямо задрала нос. Гм, так она определенно симпатичнее… - Вы же не откажетесь бросить вызов самому себе?
- Грейнджер… - Черт, против моих принципов, конечно, но ведь редкая умница, и талант, и ответственность, и энтузиазма на пятерых… - Пойдете ко мне в ученицы?
- О! - Округлившиеся глаза, приоткрытый рот. - О. Почту за честь, сэр.
- Договорились. Предоставьте мне записи по проекту, пока я не в состоянии добрести до лаборатории.
Карие глаза весело блеснули.
- Будет исполнено, Мастер.
- Запомните эту фразу, Грейнджер, отныне она ваш девиз. Что у нас дальше, Поттер?
- Э-э-э… собственно, главный вопрос дня, сэр. Под каким соусом вернуть профессора Снейпа в Хогвартс.
- А в чем проблема? - Джиневра пожала плечами. - Стряпаем душещипательную историю со случайным сбоем в антиаппарационном куполе, недельным пребыванием у сердобольных маглов где-нибудь в Галифаксе и триумфальным воскрешением из мертвых. Галифакс организуем. Мне кажется, Дамблдор на радостях любой бред скушает.
- Мило, но чересчур прозрачно. Где ты найдешь маглов, способных справиться с последствиями магической пытки и проклятий? Как профессор вернул свою палочку? Почему неделю не давал о себе знать? Директор, в отличие от Риддла, пока не спятил. Он наверняка подозревает, что профессор жив и что его местонахождение должно быть известно Макнейру. Пока Дамблдор не разберется с подоплекой этой истории, радоваться он не станет. И не забывай про Волдеморта, его сказочками о сбое в куполе не проведешь.
- Тогда почему бы нам не свалить все на Макнейра? Он-то возразить уже точно не сможет.
- Макнейр… - Поттер стащил с носа очки и сунул в рот дужку. - Томми его искал, но, понятное дело, не нашел…
- По-моему, роскошная идея! - заявила Эджкомб. - Прошлой весной Волдеморт убил его брата, других родственников не осталось. Бедный одинокий палач, ни семьи, ни дома…
- Осточертело мужику быть мальчиком для Круциатуса! - подхватил Джордж Уизли. - В чистокрокровных идеалах он разочаровался…
- …и задумал исчезнуть куда-нибудь в сторону Австралии с целью начать новую жизнь!
- Но напоследок решил сделать бывшему хозяину большую бяку. Он выкрал нашего профессора…
- Вместе с палочкой!
- Недели две прятал и выхаживал в том же Галифаксе…
- Сам?
- Поди докажи, что нет!
Переваривая «нашего профессора», Снейп вдруг поймал себя на том, что, не теряя нити беседы, перестал понимать, кто именно говорит. Разговор уподобился массовой дуэли: участники бросались фразами, как заклятьями, но чудесным образом все друг друга слышали и никто никого не перебивал. Как у них это получается, черт возьми?
- Почему не к Дамблдору?
- Сказано же, осточертело дяде служить! Дамблдор ‒ он такой, чихнуть не успеешь, как припашет.
- Правильно, надо вон из Англии, на волю, всем адью!
- Но так, чтоб долго помнили! Как вам, сэр?
- Гм. Труп не всплывет?
- Исключено.
- Хорошо, положим, я вернусь к Альбусу с этой легендой. Но первый мой к нему вопрос ‒ почему не сработал аварийный портал?
- Ну… антипортальная сеть?
- Ее сняли после обыска.
- Тогда обливиация, сэр. Вы не помните, как заменили старый портал, и уверены, что просто забыли это сделать.
- Пожалуй…
- Народ, все логично, но как быть с Томми?
- Тоже Макнейр!
- Увлекся ты, брат. Макнейр просто потерялся, а вот нашего профессора Риддл вчера самолично… того.
- Ой.
Пауза.
- Сэр. - Лавгуд отстраненно таращилась куда-то сквозь стену. - А как вы относитесь к избирательной амнезии?
- Простите, мисс Лавгуд?
- Какие-нибудь мелочи, небольшие нюансы, касающиеся уроков и управления факультетом. То, что директор примет за последствия шока. Зато Драко и другие вхожие к Волдеморту слизеринцы смогут донести до хозяина свои подозрения, будто в Хогвартс вернулся вовсе даже не профессор Снейп.
- Неплохо, - признал зельевар. - Лорд наверняка поверит, спишет самозванца на происки Альбуса… и устроит на меня охоту.
- Он устроит на вас охоту в любом случае, сэр. - Поттер восстановил изгрызенную дужку и надел очки. - У нас свои защитные порталы, и они, честное слово, не фальшивые.
- Спасибо, Поттер, справлюсь сам.
- Сэр, это не прихоть и не излишняя забота. Портал есть у каждого из нас. - Поттер ткнул пальцем себе в висок. - Вживлен под кожу за ухом, активируется паролем, либо потерей сознания. К тому же он часть защиты всей Команды ‒ без него вам сюда не попасть.
- Это меняет дело.
- Ну вот и отлично. - Поттер оглянулся. - Вроде все? Поздравляю, мы уложились в два часа. Мариэтта, надеюсь, пари перед планеркой войдет у вас с Эрни в привычку, здорово экономит время. Симус, не забудь про хроноворот. Драко, твоя пьянка может затянуться до утра?
- Вполне.
- Тогда ночуешь здесь. Завтра снабдим тебя порталом, нарисуем опухшую физиономию – и отправляйся создавать себе алиби.
Компания шумно засобиралась. Лавгуд исчезла, оставив подушку висеть в воздухе. Грейнджер взмахом ладони сгребла пустую посуду и вышла в сопровождении Рональда и Финнигана. Близнецы что-то вполголоса обсуждали с Эджкомб, Макмиллан хмурился рядом, нетерпеливо дергая подругу за рукав. Лонгботтом тихо исчез, через минуту появился вновь и положил на столик перед зельеваром две пухлые папки и небольшой контейнер с образцами. Поттер и Джиневра явно вели ментальный диалог, молча глядя друг другу в глаза и держась за руки. Снейп повернулся к Драко.
- Что скажешь?
- Поттер – гений, а я – осел.
- Весьма самокритично, но я о другом.
- Команда – серьезная сила. Почитать бы их хроники…
- Вряд ли у них есть время на мемуары. В твоих интересах следовать принятому решению.
- А вы, сэр?
- У меня нет выбора. Но это не означает, что я остаюсь против воли, мне нравятся эти ребята.
- Странное дело, мне тоже. Здорово снова оказаться с вами по одну сторону, сэр.
- Кажется, в кои-то веки это действительно наша сторона…




Глава 7.

- Поосторожнее, Грейнджер! Ты мне глаз выколешь!
- Не дергайся. Я просто пытаюсь добиться некоторой симметрии. Сейчас закончу.
- Утро доброе… Вау, Малфой! Обалденно выглядишь! Герм, а тебе не кажется, что ты малость перестаралась? По легенде он пил всего один день, а не месяц.
- Что? Где тут у вас зеркало?.. Черт, Грейнджер! Ты ненормальная? Я напился, а не утонул!
- Прости, Малфой, но мне как-то не доводилось видеть тебя с похмелья.
- Никому еще не доводилось. Поттер, будь человеком, отбери у этой маньячки палочку. И сделайте что-нибудь, в конце концов! Я не могу в таком виде явиться на глаза матери, у нее инфаркт будет. Почему, интересно, нельзя наложить нормальную иллюзию?
- Историю с рукой Дамблдора знаешь? Мы применяем иллюзорные чары только в крайних случаях, слишком велика опасность проколоться. Сиди ровно, я сейчас подправлю. Герм, будь другом, завари кофе… Ну вот, гляди.
- М-м-м… определенно уже лучше. А без мешков под глазами никак не обойтись?
- Малфой, ты в гримерке, а не у косметолога. Припомни пока похмельные симптомы, я для тебя портал подготовлю.
- Э-э-э… значит, надо шататься, изображать головную боль и рвотные позывы и лакать воду ведрами? Поттер, ты в курсе про такую штуку – антипохмельное зелье?
- Да? И где ж ты его раздобыл, в магловской-то пивной? Или, может, по Косому переулку решил в таком виде прогуляться? Нет, Драко, зелье тебе светит только дома. Волдеморт уже оттуда свалил и Люциуса прихватил, так что максимум, что тебе грозит – это воспитательная беседа с матерью.
- Ох, блин, лучше уж круциатус… Кстати о зельях, а где профессор?
- Спит еще. Смотри, – откупорил склянку, вытряхнул на ладонь маленькую полупрозрачную капсулу, – это портал. Многоразовый, обнаружить и отследить невозможно. Три способа активации. Первый – пароль. Он на всех общий, меняется раз в месяц-полтора. Сейчас это «Поймай меня за хвост, придурок». Запомни и постарайся не произносить вслух без необходимости. Второй способ – невербальный, на случай силенцио, например. Нужно представить себе Волдеморта и отвесить хорошего пинка ему под зад. Воображения хватит?
- Гриффиндорское чувство юмора… Справлюсь. Третий вариант?
- Третий – это если тебя вырубят любым насильственным способом, от кирпича до сонного зелья. Дальше. Портал перенесет тебя на одну из промежуточных баз, коих у нас двенадцать. Они разные – маленькие домики, квартирки, чердаки и тому подобное. Не удивляйся, если очутишься в магловском сортире. Шлюзы находятся под защитой и чарами необнаружения. Аппарировать оттуда на основную базу может только носитель портала. Если понадобится протащить кого-то еще – возьми его за руку. Необходимое условие аппарации – твое добровольное желание. Под империо или угрозой шантажа попасть сюда невозможно.
- Ясно. А если я без сознания в сортир угожу?
- Сработает сигнал тревоги для страхующих, если ты на операции, или для дежурных - в случае неожиданных проблем. Дальше. Портал одновременно является способом экстренной связи внутри Команды. Если тебе срочно понадобится с кем-то из нас увидеться – достаточно мысленно позвать по имени, и человек постарается явиться к тебе как можно быстрее. Сам понимаешь, злоупотреблять этим не стоит, все – люди занятые. И еще одно. – Поттер помолчал. – Портал является гарантией, что ты никогда и ничего не задумаешь во вред Команде. В таком случае он просто сотрет тебе память с момента своей установки. Так что решай, Драко. Ты еще можешь отступить.
Малфой быстро схватил капсулу с ладони Гарри.
- И не мечтай, Поттер. Как его установить?
- Просто прижми пальцем к коже под мочкой, он сам всосется.
Драко, не колеблясь, последовал рекомендации. Гриффиндорцы дружно улыбнулись в ответ на его сердитый взгляд.
- Еще раз добро пожаловать, Драко. Ты завтракал?
- Нет, и не собираюсь. Надо вживаться в роль.
- Как знаешь. Какие у тебя планы?
- Сейчас отправляюсь к Коксону, потом – домой. Вечером иду к Дамблдору, - Драко тяжело вздохнул. – Поттер, он ведь меня лигилиментить будет.
- Не волнуйся, портал тебе поможет. Да ты и без него отличный окклюмент. Сквозь твой блок пробиться нелегко, даже мне пришлось повозиться.
- Это когда же ты…
- Последний урок в семестре. Необходимо было срочно выяснить планы Волдеморта насчет Снейпа. Извини.
- Не извиняйся. За профессора я тебе по гроб жизни обязан. После директора у меня встреча с Уизли, он передаст мне зелье. Потом я вернусь домой и за ужином постараюсь усовершенствовать отцовский коньяк. Сюда приду, скорее всего, завтра вечером, доложу обстановку. Будут проблемы – появлюсь раньше.
- Отлично. Удачи, Драко. – Гарри протянул руку. – Будь осторожен с зельем.
- Не учи ученого, Поттер. Береги Снейпа. Пока, Грейнджер.
И исчез. Поттер отхлебнул остывшего кофе.
- Надо будет подправить его аппарацию. Шумновато.
- Нам вообще светит организация ликбеза для слизеринцев. Начнем с Образа?
- Угу. И с безусловной магии. Видала, как они вчера на Луну таращились? Будь другом, возьми на себя Малфоя, профессором я сам займусь.
- Да уж, пожалуйста, мне прелестей его характера хватит на проекте «Зеленое Зелье». И как ты с ним справляешься?
- Стараюсь не давать спуску. Он вполне адекватен, когда не злится. А у тебя какие проблемы? Вы же позавчера вроде мирно общались, пока я дрых.
- Тогда он, видать, в себя еще не пришел. А с утра как взбесился.
- Что ж ты на аспирантуру согласилась?
- Шутишь? Он – гений. За возможность у него учиться я бы душу продала, а тут такая удача. Но вот учить… увольте.
- Да, терпения мне понадобится не один вагон: впереди цитосонация и ментальная магия.
- Желаю удачи.
- Спасибо, пригодится. Когда ты собираешься домой?
- Завтра днем.
- А Рон?
- Луна будет в Хогвартсе к обеду. Однако, тебе предстоит праздновать Новый год вдвоем со Снейпом. Тортик вам что ли испечь…
- Не заморачивайся. Профессор терпеть не может праздников, да и мне не до веселья. У нас будет чем заняться помимо фейерверков и поедания сладостей.
- Гарри, придержи коней. До седьмого уйма времени, дай себе хотя бы день роздыху. Ты на себя не похож.
- Успокойся, Герм, я не собираюсь… Стоп. Кажется, у нас проблема.
Посреди кухни беззвучно возник Фред. Феноменально мрачное выражение его лица не предвещало ничего хорошего.
- Проблема – не то слово. Час назад прибыла делегация из Милана. Дригхак отстранен. Сейчас гоблины роются в бумагах, но вечером планируют инспекционный рейд по интересующим нас сейфам. В составе комиссии будут представители министерства.
- Чертов Скримджер!
От удара кулаком по столу опрокинулась чашка. Побелевшая Гермиона молча уничтожила кофейную лужу. Гарри резко встал. Щелчок пальцами – и перед ним возник небольшой чемоданчик. Откинув крышку, парень принялся быстро рассовывать по карманам флаконы и небольшие приборчики магловского вида. Последней он накинул на шею цепочку хроноворота, погладил пальцем мутную колбочку с серебристой взвесью и спрятал ее под воротник.
- Где Дригхак?
- У себя. Весь Клан там.
- В банке кто-нибудь из них остался?
- Нет.
- Хорошо. Страховка?
- Джордж с Симусом в магазине.
- Отлично. Идем.
- Гарри…
Белые пальцы Гермионы вцепились в рукав Поттера. Он сжал ее ладонь и решительно высвободился.
- Герм, не психуй, я справлюсь. Позаботься о Снейпе.
- Он будет задавать вопросы.
- Расскажи ему. Пускай уж лучше по делу бесится, чем от неизвестности. Держи наготове успокоительное и не вздумай нагнетать обстановку.
- Куда уж дальше нагнетать…
- Герм, возьми себя в руки. Займись чем-нибудь. Зелье свари, испеки свой тортик. И не дай тебе Мерлин вызвать Джин - Снейпу ни к чему женские истерики.
Ободряюще улыбнулся, сжав напоследок ее плечо, и исчез вместе с Фредом. Гермиона закрыла лицо руками и медленно опустилась на стул.


Гоблин Дригхак мрачно созерцал девственно чистую поверхность своего огромного, как Лудахольское Плато, рабочего стола. Еще вчера этот стол был завален папками, отчетами, уведомлениями, прошениями и прочими наводящими трепет своей значимостью документами, а сегодня их заменила одинокая кружка ирландского эля - символ и образ печального финала двухсотлетней истории управления Кланом Хакдрогука британским отделением Магического Банка Гринготс.
Подхватив кружку длиннопалой конечностью, Дригхак сделал приличный глоток. Вот и все. Некогда могучий Клан ждет бесславное возвращение в родной Лудахоль. Долгие вечера в родовом гнезде, жалкие попытки поправить дела, слава неудачников, молчаливая обида в глазах молодняка. Редкие встречи с представителями соседних Кланов, вежливое отчуждение, скрытые намеки, взгляды, полные презрения и превосходства. Кружка со стуком вернулась на место. Это конец.
- Дядя? – Остренькая физиономия Прихака, глупого племянника, годного только в швейцары, сунулась в дверь кабинета. Даже этот позор рода сегодня позволяет себе такие неслыханные вольности, как бесцеремонное обращение к Главе Клана.
- Вон!
Дверь захлопнулась и тут же приоткрылась вновь. Прихак испуганно мялся на пороге. Дригхак поднял на непутевого родича мутный взор.
- Что?
- Дядя, там к тебе посетители.
- Кто?
- Маги. Один – мистер Глинор, который переводит на приемах, а другого я не знаю.
- Что им нужно?
- Говорят, очень важное дело.
Дригхак с тоской взглянул на кружку. Какое важное дело может быть к опальному гоблину у министерского переводчика? А впрочем, не все ли равно…
- Зови.
Две человеческие фигуры, пригнувшись, протиснулись в неприспособленный для их роста дверной проем. Глинор поприветствовал хозяина кабинета вежливым поклоном и уселся в предложенное кресло. Его спутник, укутанный с ног до головы в серую хламиду, занял другое и откинул с лица капюшон. Дригхак с удивлением уставился на знаменитый шрам.
- Мистер Поттер? Чем обязан такой чести?
- Сэр Дригхак, я не силен в дипломатических изысках, так что перейду прямо к делу. Мне известно, что вы не жалуете магов и их политические игры, но, к великому сожалению, эти игры нынче решают судьбу вашего Клана. Я представляю здесь организацию, противостоящую Министерству Магии, а так же человеку, известному как Лорд Волдеморт. Наши цели и задачи вас вряд ли заинтересуют, но на данный момент мы можем оказаться друг другу полезны.
Старый гоблин привычно подобрался, учуяв выгоду. Он отлично помнил публикации в «Пророке», неизменно связывающие имя Мальчика-Который-Выжил с директором Хогвартса Дамблдором. Дамблдор нынче в конфронтации с министром Скримджером, однако, продолжает возглавлять Визенгамот и имеет в магическом мире колоссальное влияние. Но что, интересно, заставило величайшего мага современности прислать к нему такого странного парламентера?
- Слушаю вас, мистер Поттер.
- Во избежание недоразумений хотелось бы сразу пояснить. Профессор Дамблдор не имеет к нашему визиту никакого отношения.
Еще интереснее.
- Должен ли я, мистер Поттер, понимать это так, что вы действуете в тайне от директора вашей школы?
- Именно, сэр Дригхак. В тайне и от директора, и от любого другого представителя магической общественности. Поэтому одно из главных условий сделки, которую я уполномочен вам предложить, - это полная конфиденциальность.
Дригхак обиженно поджал тонкие губы.
- Мистер Поттер, вы должны бы знать, что гоблины не болтливы.
- Конечно, сэр, мне это известно, но дело в том, что о самом факте моего визита не должен знать никто, кроме лично вас.
- Эгх. Мистер Поттер, мне кажется, вы уже здесь.
- Верно. Мы идем на огромный риск, и лишь репутация вашего Клана позволила нам принять такое решение. На кону стоят многие жизни, сэр Дригхак. Вы отлично понимаете, чем грозит грядущий приказ министерства о конфискации.
Гоблин со все возрастающим удивлением смотрел на странного парня. Поттеру должно быть сейчас семнадцать. Для человека это детский возраст, однако, рассуждает юнец весьма здраво. Полно, да Поттер ли это?
- Прошу прощения за некоторое недоверие, молодой человек, но могу я увидеть ваш ключ?
- Конечно, - протянул через стол тонкую цепочку, - я предполагал, что вы спросите.
Магическая подпись ключа сомнений не оставляла – перед ним действительно был Гарри Поттер. Дригхак вернул вещь владельцу.
- Значит, вы хотите предотвратить резню, господа. Не стану скрывать, мне нет дела до возможных жертв среди людей. Что вы можете предложить мне и моему Клану?
- Полную реабилитацию и возвращение управления банком в ваши руки.
Зрачки гоблина расширились, длинные пальцы судорожно вцепились в край полированной столешницы.
- Слушаю вас, мистер Поттер.
- План прост. Я проникну в подземелья банка и наложу на интересующие министерство хранилища заклятья особого рода. Они не позволят попасть внутрь никому, кроме истинных владельцев. Кроме того, когда защита активируется, комиссия обнаружит, что не может покинуть подземелья без помощи извне.
Разочарование было почти болезненным. Дригхак пренебрежительно скривил губы.
- Это невозможно. Гринготс защищен от подобных попыток чарами настолько древними, что даже Клану неизвестна их суть.
- Я знаю, сэр. Поверьте, мне это по силам. Даже если я не справлюсь, вы ничего не потеряете. О нашей беседе не знает никто, кроме нас.
Угасшая было надежда снова зашевелилась. Странный все-таки мальчик. Ну а вдруг?
- Хорошо, мистер Поттер, допустим, я вам верю. Что дальше?
- Убедившись, что подземелья надежно запечатаны, министерство и остатки миланской делегации неизбежно обратятся к вам.
Дригхак невольно облизнулся в предвкушении этой сцены. Поставить на место высокомерных европейских недоносков… Заманчиво, ах, как заманчиво…
- И чем я смогу помочь?
- Вы расскажете им историю, как в давние времена один из ваших предков сумел разобраться с защитными заклятьями банка и модифицировал их, замкнув охранную систему на Клан Хагдрогука. – Паренек хитро улыбнулся. - Но раскрывать семейный секрет ради спасения обидчиков вы, разумеется, не собираетесь.
Гоблин представил, как вытянется ненавистная морда председателя миланской делегации, и мысленно застонал от удовольствия.
- Эгх. Звучит хорошо, мистер Поттер. А как будет на самом деле?
- Так и будет. Это не просто мистификация, сэр Дригхак. Едва вы появитесь в стенах банка, печать спадет сама собой. И впредь в подобных ситуациях постороннее вмешательство не понадобится. Едва кто-то посягнет на права Клана, доступ к сейфам автоматически будет закрыт.
Гоблин изумленно вытаращил глаза. Невероятно. Невозможно. Но до чего ослепительны открывающиеся перспективы! Гарантия безопасности Клана. И не на год-два-десять. На века. На тысячелетия! Организовать утечку… Публикация в «Пророке» о защите Гринготса и незыблемости клановых традиций… Даже если Милан решится на постройку второго британского отделения, люди все равно предпочтут доверить свои деньги Клану Хагдрогука. Мечта! С превеликим трудом старый гоблин заставил себя опуститься на землю.
- Вы действительно способны на это, мистер Поттер?
- Да. В наших руках находятся письменные источники от строителей банка. Им больше тысячи лет.
- Святые хранители! – На мгновение Дригхак спрятал лицо в дрожащих ладонях, но тут же решительно уставился в глаза странному посетителю. – Чего вы хотите от меня?
- Немного. Всего лишь планы подземелий с указанием местоположения интересующих министерство хранилищ. – И мягко улыбнулся в ответ на тяжелый взгляд. – Мы не грабители, сэр Дригхак. Я не прошу вскрывать для меня эти сейфы. Я прошу лишь помочь мне их найти.
- Это невозможно вне зависимости от ваших намерений, мистер Поттер. Названной вами схемы не существует в природе.
- Зато она существует в памяти каждого представителя Клана. А я неплохой легилимент, сэр Дригхак.
Последовало долгое молчание. Гоблин буквально физически ощущал, как противоречия рвут его сознание на части. Наконец он хрипло произнес:
- Я могу сопровождать вас, мистер Поттер.
- К сожалению, это невозможно. Во-первых, для установки защиты необходимо отсутствие в здании представителей Клана. А во-вторых, времени осталось настолько мало, что мне придется использовать хроноворот. Наш экземпляр несовершенен и пригоден для использования исключительно магами.
- Но у меня есть свой… ах, да. – Гоблин с сожалением вспомнил бронзовые часики, запертые ныне в опечатанном сейфе его бывшего банковского кабинета. – Прошу понять меня правильно, мистер Поттер, ваше предложение весьма заманчиво… но это только слова. Я не привык рисковать наобум. Нужны гарантии.
- Понимаю.
Парень кивнул с непонятной улыбкой и повернулся к своему забытому в пылу беседы спутнику. Дригхак последовал его примеру и изумленно замер. Вместо Глинора в кресле сидел старый сморщенный гоблин с жестким взглядом и весьма неприятной усмешкой. Святые Хранители, откуда он взялся? Дригхак ощутил, как от полузабытой смеси страха и благоговения начинают подрагивать уши.
- Сэр Утграх?
- Он самый, мой мальчик, он самый, - старикашка знакомым жестом потер ладони и изогнул бледный рот в подобии улыбки, - совсем ты забыл своего старого учителя. В последний раз вы с братцем побывали в Лудахоле четыре года назад и даже не соизволили заглянуть в мою скромную обитель. Нехорошо, господин мой Дригхак, нехорошо…
- Сэр, я…
- Оставим пока. Дай малышу то, что он просит, и пускай отправляется спасать твою недостойную задницу. А мы тем временем поговорим. Нам есть, что вспомнить, не так ли, мой мальчик?
- Слушаюсь, учитель.
Сопротивляться приказу Утграха он не был способен никогда. Да, Поттер умудрился предоставить наилучшую из гарантий… Гоблин вздохнул и обреченно посмотрел на мальчишку, готовясь к ментальному вторжению.
- Прошу вас, мистер Поттер…


- …а он говорит, что никто еще не видел. Ничего себе, думаю, к восемнадцати годам ни разу в жизни не напиться! Ладно, в школе вы своих слизеринцев в ежовых рукавицах держите, это все знают. Но дома-то с него пылинки сдувают! Да, думаю, бедолага Драко, видно, у тебя просто не было хорошей компании. Но ничего, мы это живо исправим. Праздники на дворе…
Снейп задумчиво возил ложкой в тарелке с кашей. Лучезарное настроение Грейнджер и ее бодрящая болтовня не могли унять нехорошего предчувствия. Все его шпионские инстинкты буквально в голос вопили о том, что «дела» Поттера на этот раз не столь безобидны. Да, девчонка – великолепная актриса, но глухое беспокойство, поселившееся внутри со вчерашнего вечера, росло с каждой минутой. Чертов мальчишка, куда же тебя занесло на этот раз…
- Сэр, я понимаю, вы наверняка терпеть не можете овсянку, но в моем исполнении ее ест даже Рон. А к чаю я напекла имбирных пряников, так что… - и замолчала, уставившись на руку учителя, сжавшую ее запястье.
- Гермиона, - как можно мягче произнес он, - что случилось?
Из нее словно воздух выпустили. Исчезла улыбка, веки опустились, скрывая плеснувшее в карих глазах отчаяние, безвольно упала на колени тонкая рука. Глядя на ее дрожащие губы и враз побелевшее лицо, Снейп ощутил, как настоящий ужас захлестывает душу.
- Гермиона…
- Утром появился Фред. – Голос сухой и безжизненный, словно Биннс лекцию диктует. – Дригхака отстранили. Задействован резервный план операции «Сцилла и Харибда». Гарри ушел два часа назад.
Зельевар усилием воли подавил закипающую панику, лишь сильнее стиснул хрупкое запястье. Девушка вскинула взгляд.
- Ох, профессор, успокоительное…
- …тебе самой бы не помешало. Иди сюда и рассказывай. В подробностях и по порядку.
Послушно пересела на край кровати. Поднос с овсянкой испарился словно сам собой, но Снейпу недосуг было обращать внимание на такие мелочи. Он взял вторую руку девушки и соединил обе в своих ладонях, осторожно поглаживая большими пальцами нежную кожу. Она глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться.
- Давай, Гермиона. Что за резервный план?
- Они пошли к Дригхаку, чтобы вытянуть из него схему подземелий. Гарри собирается проникнуть туда и наложить на сейфы упиванцев родовые заклятия, чтобы министерство не смогло сунуть в них свой нос. Тогда приказ о конфискации потеряет всякий смысл.
- Как он это сделает?
- Образ – это генетическое преобразование. А родовая защита строится на крови.
- Понял. В чем же проблема?
- В Тайной Комнате есть манускрипт об охранных заклятиях, использованных при строительстве Гринготса. Древняя магия высочайшего уровня, рассчитано как раз на подобные посягательства. Малейшая ошибка – и Гарри погибнет такой жуткой смертью, какая Волдеморту в самых радужных снах не снилась.
- Чертов мальчишка… Уизли с ним?
- Нет. По плану Фред должен оставаться с Дригхаком в качестве гарантии. Гарри один. Мы в этом деле ему не помощники, лишь мешать будем. Если кто и в силах справиться с такой задачей, то только он.
- Но его же страхуют?
- Чисто номинально. В случае чего он даже позвать не сможет. Он же в прошлом…
Снейп закусил губу. Контроль, черт возьми, контроль, Гермионе нужна поддержка, а не очередная истерика. Мальчишка вернется, обязательно вернется. Это же Поттер. Он всегда возвращается.
- Мы можем сделать хоть что-нибудь?
- Только ждать, - всхлипнула, дрогнули худенькие плечи, - только ждать…
Он осторожно притянул к себе плачущую ученицу, успокаивающе погладил по спине.
- Тихо, девочка, тихо… Все будет хорошо…
- Вообще-то, Гарри велел о вас позаботиться, а не наоборот, - глухо пробормотала она, уткнувшись в его плечо.
- Значит, позаботимся друг о друге.
- Мне страшно.
- Знаю, мне тоже. Но он справится. Я в него верю.
Судорожный смех сквозь всхлипы.
- Надо же… Гарри был бы счастлив это услышать.
- Еще услышит. Обязательно. Слово слизеринца.


Лишайник на каменных сводах пещеры слегка светился. Призрачный свет отражался в тоненькой струйке подземного источника. Едва заметная в полутьме тень неслышно скользнула к зеленовато-серебристой ленточке, воровато оглянулась и припала к воде. Глоток, другой… И резко вскинутая в сторону зияющего сбоку провала ладонь.
- Успокойся, - странно знакомый полушепот… Тень медленно опустила руку, - я тебя тут уже час поджидаю. Потерялся малость во времени, - смешок, - в прямом смысле слова.
- Понял. Вылезай. Не волнуйся, не прикончу.
- Знаю. Вернее, помню.
Из провала возникла вторая тень. Отодвинула первую от источника и принялась пить, чуть слышно отфыркиваясь. Наконец, оторвалась, вытерла рукавом рот.
- Идиоты мы, верно?
- Еще какие. Ты который день?
- Четвертый.
- Черт. Я второй, а желудок уже сводит.
- Ничего, завтра пройдет.
- Спасибо, утешил. Идем?
- Погоди, сейчас еще кое-кто появится.
- Ого. И сколько же меня тут соберется?
- Троих будет достаточно. – Из провала выскользнула еще одна тень, - двигайтесь, ребята. Я от воды уже разбух, но делать нечего.
Дождавшись, пока последний прибывший напьется, первый тронул его за плечо.
- А ты который день?
- Шестой. По всем раскладам, завтра должен быть последний. Пошли, ребята.
- К Лестранджам?
- Нет, этих оставим напоследок. Большая радость – бродить тут с хоркруксом под мышкой. Идем к Руквудам.
Три Гарри Поттера быстрым шагом двинулись к проходу и скрылись в темноте.


- Симус, прекрати мельтешить. Займись вон лучше упаковкой «тянучек-прыгучек», если нервы шалят.
- Можно подумать, у тебя не шалят. Уже половина шестого, а у нас никаких известий.
- Молчание – хороший знак. Значит, все идет по плану.
- Нашел знак. Если у Гарри проблемы, мы об этом даже не узнаем.
- Прекрати истерику, дуралей. Иначе накормлю прыгучками… Упс.
Возникшая посреди подсобки дородная дама в клетчатой мантии преобразовалась в Мариэтту и сдернула с носа очки.
- Мальчики, в Гринготсе только что закрылся проход к сейфам. В центральном холле паника, гоблины носятся, толпа волшебников скандалит, требуя своих денег. Авроры в растерянности, никто ничего не понимает… Уф-ф…
Парни синхронно прыгнули вперед и сжали ее с двух сторон в медвежьих объятиях.
- Ай да Гарри Поттер! – Джордж чмокнул смущенную девушку в щеку. – Ай да очкастый сукин сын!


- Досточтимый Глава, разрешите…
- В чем дело, Прихак?
- К вам Мушахрог из Милана и министр Скримджер.
Дригхак не сдержал торжествующей улыбки.
- Подержи их в приемной десять минут и пригласи сюда.
- Слушаюсь, дядя.
Утграх потер ладони.
- Значит, малыш справился. Что ж, иногда и от магов бывает прок. Согласись, мой мальчик, с Гарри Поттером не стоит ссориться.
- Да, учитель.
- Теперь я тебя оставлю. Устал, признаться, да и время позднее. Жду вас с братом в Лудахоле на следующей неделе. Наслаждайся.


- Отличная идея с наперстянкой, мисс Грейнджер.
- Что, простите?
- Распустить замороженный отвар наперстянки в жидком серебре… Гермиона, вы меня слышите?
- Полночь, профессор.
- Да.
Учитель и ученица молча сидели над грудой конспектов, не отрывая напряженных взглядов от настенного циферблата. Десять минут первого. Пятнадцать. Двадцать. Двадцать две…
Звук быстрых шагов. Дверь распахнулась, и Джинни Уизли повисла на шее у подруги. Через секунду та уже трясла ее за плечи.
- Что? Джин, не молчи бога ради! Что?
- Он у Дригхака.
- Ох…
Девушки облегченно разрыдались, и лишь колоссальным усилием воли зельевар сумел к ним не присоединиться.


- Иди сюда, урод ушастый, я тебя задушу!
- В очередь, Симус! Гарри, мантикора тебя сожри, почему так долго?
- Простите, ребята, пришлось дожидаться, пока Скримджер уломает Дригхака, чтобы проследить за дезактивацией печати.
- Так ты там три часа просидел? А мы тут с ума сходим… Почему не дал знать, что жив?
- Чтобы вы туда примчались и испортили шоу?
- Вот скотина! А где Фред?
- Отправился в Лудахоль. Надо закачать воспоминания о неожиданной встрече с учеником одному старому гоблину.
- Выпить! Срочно!
- Погоди. - Вытащил из складок хламиды золотую чашу с затейливой резьбой, небрежно бросил ее на стол. – Чаша Хафлпафф и четвертый хоркрукс по совместительству, прошу.
- Нифига! Где взял?
- Дополнительный бонус от Лестранджей. Джордж, тащи сюда яд василиска, искупаем игрушку. Я ее видеть уже не могу.
Десять минут спустя посудина почернела и с душераздирающим визгом треснула пополам. Симус демонстративно зажал нос.
- Ох, и вонючая же у него душонка… Еще сюрпризы есть?
- Хватит на сегодня. Давайте на базу, ребята. Профессору с Гермионой выпивка тоже не помешает.


- Гарри!
Поттер, бледный, осунувшийся, но, несомненно, живой, гладил вцепившихся в него девушек по растрепавшимся в пылу встречи волосам.
- Ну что вы, девчонки, все нормально. Герм, успокойся, я тебе говорил, что справлюсь. Джин, Мерлина ради, ты же знаешь, я терпеть не могу, когда ты плачешь.
И вдруг пошатнулся, побелев. Снейп сам не понял, как оказался на ногах. Пара шагов – и предсказуемое приземление на пол. Гарри тут же очутился рядом.
- Сэр, ну что за самодеятельность! Вам мало было переломов? Вчера вы утверждали, что со здравым смыслом у вас все в порядке, так что изменилось?
Но зельевар не слушал, вцепившись в парня не хуже девчонок, ощупывал руки, плечи, вихрастую голову, с тревогой всматривался в бледное до зеленоватости лицо.
- Поттер, несносный ты мальчишка, ну что с тобой опять стряслось?
- Профессор, со мной…
- Не спорь, краше в гроб кладут! Сколько проклятий в тебя угодило?
- Клянусь, ни одного! Все гораздо проще, сейчас объясню, только давайте вернемся на кровать. Симус, помоги…
Усадив учителя, Поттер плюхнулся рядом и перевел дух.
- Господа, перед вами – кретин в кубе. Только этим можно объяснить тот факт, что я не сообразил добавить в Красную Сумку сухой паек впридачу к хроновороту. Неделю маковой росинки… Герм, умоляю, дай сухарей!
Девушки мгновенно сорвались с места и унеслись в кухню. Джордж нервно расхохотался, а Симус достал из кармана шоколадку и сунул другу.
- Ну и какого ты молчал, спрашивается? Мы бы еще в магазине бутерброд тебе сообразили, не пришлось бы народ пугать.
- Съесть что-нибудь на территории Умников Уизли? Увольте, я лучше с голоду сдохну.
- Спасибо за комплимент, приятель. – Фред коротко обнял брата и устало опустился на диван. – Уф, десять часов общения с этим ушастым мерзавцем... Под конец я уже мечтал с тобой поменяться, Гарри. А его учитель еще хуже, чем в воспоминаниях. Так. Ходили слухи, что здесь наливают выпить.
- Да, я бы тоже не отказался… - зельевар осекся, внезапно сообразив, что и кому говорит. Но Джордж только кивнул, соглашаясь, и вышел вслед за девушками. Гарри вздохнул.
- Жаль, мне нельзя на голодный желудок.
- Мистер Поттер, я рад, что вы хотя бы иногда подтверждаете почетное звание идиота. Что такое Красная Сумка?
- Просто обозначение всех необходимых для готовящейся операции инструментов. Как вы тут с Герм? Не ругались?
- Не до того было.
- Переволновались, полагаю. Простите.
- Все-таки ты идиот, Поттер.
Через полчаса стихийная вечеринка была в разгаре. Фред поднял бокал с коньяком:
- Нам стоит отметить еще одно историческое событие. Гарри предложил Дригхаку дать Непреложный Обет, что никогда не использует схему подземелий Гринготса без высочайшего на то соизволения, но тот заявил, что верит Гарри на слово. Это первый в истории случай доверия гоблина к магу.
- Я бы не был в этом так уверен, – Поттер отхлебнул своего сока, -Дригхак умен, он должен подозревать, что Обет для волшебника, справившегося с охранной системой Гринготса, - все равно, что алохомора для Дамблдора.
- И все-таки ты зазнайка, дорогой, - Джинни ласково потрепала его по голове, прижалась к плечу, - но сегодня, так и быть, разрешаю. Заслужил.
Глядя на счастливую парочку, Снейп попытался спрятать глупую улыбку, но, как всегда, не преуспел.
- Надеюсь, встряски, подобные сегодняшней, не являются у вас нормой, господа?
- Как раз являются. – Джордж приветственно поднял свой бокал. – Добро пожаловать в командные будни, профессор.




Глава 8.

- Привет, Поттер. У меня проблема.
- Привет, Драко. Если это не связано с девушками, то проблема не у тебя, а у нас. Привыкай. Что случилось?
Слизеринец не ответил, отстраненно глядя на Гарри и покусывая губу.
- Эй, Малфой, драматические паузы нынче не в моде. Ты с Дамблдором разругался?
- Что? А, нет, там все в порядке. Он долго распинался о героизме Снейпа и утирал слезу.
- Ну, так я и думал. Небось, убеждал тебя не посрамить памяти профессора и достойно нести шпионское бремя?
- В точку.
- Тогда в чем дело? С зельем не вышло? Да не тяни ты кота за хвост, что за наказание!
- Зелье сработало на все сто, в этом-то и проблема…
- Черт, Малфой, я таки тебя прибью.
- Утром отца вызвал Лорд, а через полчаса велел мне его забрать и срочно привести в порядок. – Драко усмехнулся. – Забавный вышел эффект. Отец без конца хихикает и просит перестать его щекотать. Мать назвал пушистой заинькой, а меня всерьез попытался проверить на наличие хвоста. Так что ваш портальный пароль оказался весьма в тему.
- Мило. Тебя это сильно напрягает?
- Да нет, мне даже нравится. Мать, правда, в истерике, но я ей постарался объяснить, что так для него безопаснее. Теперь он сидит у себя в спальне и жонглирует подсвечниками. Неплохо получается. Можно сказать, талант пропадает…
- Своди его в цирк на выходных. Что было дальше?
- Цирк?
- Малфой, ты всерьез нарываешься.
- Ладно, ладно. Мы вызвали колдомедика, отвалили кучу денег за консультацию и молчание. Он осмотрел отца, разумеется, ничего не понял и с важным видом сообщил, что лечение затянется. С этим известием я аппарировал к Лорду. Ждал пары круциатусов за новости, а он вместо того…
- МАЛФОЙ!!!
- Не ори. Лорд поручил дело отца мне.
- Вот черт! Он велел тебе спереть кольцо?
- Нет, - взгляд Драко на мгновение стал несчастным и каким-то затравленным, - он приказал найти способ протащить в школу тетку Беллу с компанией. Поттер, что мне делать?
- Во-первых, перестань паниковать. Если помнишь, с позавчерашнего дня ты больше не одиночка. Во-вторых, пошли к Снейпу, он там Гермиону по проекту гоняет, надо отвлечь, пока совсем не замучил. Будем думать.
Выслушав историю Драко – на этот раз без пауз и отступлений – Снейп нахмурился, постукивая пальцем по подбородку. Гермиона коротко взглянула на него и принялась сгребать конспекты.
- Дела… Дамблдору уже доложился?
- Грейнджер, я похож на придурка?
- Бывает иногда… извини, молчу.
- Хреново у тебя получается.
Поттер негромко свистнул.
- Эй, заткнитесь оба. Нам нужны идеи, а не препирательства.
- С идеями пока туговато. Даже если отвлечься от целей Лорда, как провести в супер-мупер-защищенный замок десяток висельников? Это технически невозможно.
Гермиона усмехнулась.
- Технически… Мда. И когда ты успел пообщаться с Симусом?
Малфой слегка покраснел.
- После собрания. Он посоветовал, как можно подлить зелье в магически закупоренную бутылку. Вот уж не думал, что маглы – такие затейники.
- Да, Симус – великий специалист по магловским игрушкам. Ты бы видел, что сделала с Пивзом лазерная указка! Он со страху всю мебель в классе переломал, Филч потом неделю за ним гонялся…
- Стоп! – Глаза Поттера внезапно переплюнули размерами очки. Пару секунд он еще сидел с поднятым пальцем, затем резко опустил его, словно отбивая ритм. – Филч. Пивз. Мебель. Шкаф. – И медленно перевел взгляд на Снейпа. – Монтегю.
Губы зельевара плавно растянулись в усмешке.
- Умница, Поттер. Пятьдесят баллов Гриффиндору. Похоже, техническая сторона проблемы решена.
Малфой недоуменно поднял брови. Гермиона оглядела довольно ухмылявшихся друг другу Снейпа с Поттером и прищурилась.
- А можно теперь еще раз, для особо недогадливых, и желательно при этом без ментальных штучек?
- Что вы, мисс Грейнджер, до ментальных диалогов я еще не дорос. Поттер, будьте так добры озвучить вашу замечательную идею, тем более что за извилистыми путями гриффиндорской логики уследить не удалось и мне.
- Какая там логика, профессор, обычный ассоциативный ряд. Как-то на втором курсе меня заловил Филч, притащил к себе и собрался было подкинуть неприятностей, как вдруг сверху раздался грохот. Оказалось, что Пивз с легкой руки Безголового Ника уронил шкаф. Исчезательный шкаф.
- А-а-а…
Теперь ухмылялись уже все четверо.
- Судя по приключениям Монтегю три года спустя, шкаф так до конца и не восстановили. Его починка займет время. Понимаешь, Малфой?
Слизеринец вдруг ударил ладонью по столу.
- Будь я проклят, если точно такой же гроб не торчит с незапамятных времен в лавке Горбина!
- Правильно. Я его там тоже видел.
- Да ну? И что же Золотой Мальчик забыл на Дрян-аллее?
- Э-э-э… потом расскажу. Главное, тебе теперь есть что доложить Риддлу. Шкафом ты по-любому сможешь заняться только после каникул. Постарайся растянуть починку на пару недель, а мы тем временем подготовим для Беллатрикс теплую встречу.
- Понял. Что делать с Дамблдором?
- М-м-м. О твоем задании знает кто-нибудь еще?
- Не думаю. Кроме Лорда, там была только тетушка Белла, а она не из болтливых. Спрашивала, кстати, что я собираюсь делать с отцом.
- А ты?
- Сказал, что мне ни к чему скандал в прессе.
- Хорошо. Про Люциуса директору расскажи, все равно скоро узнает, а про задание пока помалкивай. По крайней мере, до тех пор, пока мы не спланируем операцию «Крысы в мышеловке».
- Ага, Поттер, так вот откуда берутся все эти помпезные названия для ваших темных делишек.
- Теперь уже наших делишек, профессор. Ну да. А что такого? Удобно. И ребятам нравится. Вы вон свои зелья тоже не просто нумеруете. Карнифициум Авидитас! Это ж надо придумать…
- Поттер!
- Мальчики! – Гермиона вскинула ладони, - ой, простите, профессор… Предлагаю замять ссору и пообедать. У вас неделя тет-а-тета впереди, успеете еще поругаться.
- Чего? – Малфой выпучил глаза, - вы остаетесь тут вдвоем? Ну все, Поттер, вечная тебе память…
- Да, мистер Поттер, рекомендую вам активизировать жалкое подобие того, что у других называется инстинктом самосохранения. Иначе до седьмого вы можете и не дотянуть.
- При всем моем желании не получится, сэр. Похоже, это весьма полезное качество в меня при изготовлении забыли положить.
- Очень даже возможно. В таком случае, я вам не завидую.
- Я сам себе не завидую, профессор. Жаль, правда, что ваш постельный режим продлится до судного дня.
Снейп расхохотался.
- Вам действительно место в Слизерине, Поттер. Каким недостойным способом вы, интересно, заставили Шляпу отправить вас в Гриффиндор? Драко, закрой рот, эта деталь биографии Золотого Мальчика не является общеизвестной. Мисс Грейнджер, так как насчет обеда?
- Сейчас.
Гермиона сунула под мышку тетради. Драко подскочил вслед за ней.
- Я тебе, пожалуй, помогу.
Оставшиеся некоторое время молча смотрели вслед сбежавшей парочке.
- У нас будет интересный Новый Год, Северус.
- Я начинаю привыкать с тобой соглашаться, Гарри.


Айки Скотт, ответственный редактор «Ежедневного Пророка», уныло водил палочкой по макету вечернего номера. Его зам, жгучая брюнетка по имени Глория, следила за манипуляциями шефа с откровенной скукой в глазах.
- Кентавр вышел за пределы резервации. В Мунго обновляют маглоотталкивающие чары. Селестина Уорлок собирается на гастроли в Италию. Полли Глэйн ждет тройню. - Айки бросил палочку и откинулся на спинку стула, уставившись в потолок. - Тоска смертная, Лори. Магловская пресса и то интереснее. Я уже всерьез подумываю удрать к ним.
- Меня прихватите, шеф. В конце концов, у них при отсутствии сенсаций можно организовать что-нибудь самим. Знаете, я терпеть не могу Риту, но нельзя не признать, что с ее появлением жизнь становится куда интереснее.
- Не поминай лихо… - дверь распахнулась, и Айки упавшим голосом закончил, - а вот и оно.
- Салют, птенчики! Все рефлексируете? Ничего, я вас сейчас расшевелю. Слыхали про вчерашний скандал в Гринготсе?
- Рита, не нагнетай. Всего лишь сбой в охранной системе…
- Айки, не грузи меня официальной версией министерства, я видела ваш утренний выпуск. Туфта. Там все гораздо интереснее…
- Милая, даже если так, кто нам позволит затевать склоку? Сама знаешь нашу нынешнюю цензуру – докси не проскочит.
Рита победно ухмыльнулась и шлепнула пергаментом поверх макета.
- Вот распоряжение от Главного. Через двадцать минут у меня интервью с Дригхаком. Поверь, это будет бомба. Так что готовь первую полосу.
Айки неверяще уставился на пергамент. Лори смотрела на сияющую журналистку почти что с восхищением.
- Кнарл тебе под юбку, Рита, как ты это провернула?
- По секрету скажу, ребята, гоблины сами весьма заинтересованы в огласке, а наш разлюбезный шеф любит вкусно кушать. Похоже, министерство сейчас в глубокой заднице, и надо ковать железо, пока они не очухались.
- Рита, колись, - Лори уже сгорала от любопытства, - что там было на самом деле?
- Узнаешь, когда вернусь. Да, Айки, у меня большие планы и на завтрашний выпуск. Ночью должно кое-что случиться.
- Рита!
- Все, птенчики, я полетела. Буду через два часа, готовьте сабантуй. Чао!
Глория перевела взгляд с захлопнувшейся за журналисткой двери на шефа.
- Так что вы там говорили насчет тоски и магловской прессы?
- Отбой. Похоже, праздник пришел наконец и на нашу улицу.


- Северус, я вас не понимаю. Такое ощущение, что вам нравится валяться в постели.
- Боги, Поттер, вы мозги погулять отпустили? Или недельная голодовка привела их в окончательную негодность? Повторяю еще раз: оставьте меня в покое и займитесь чем-нибудь другим. Неужели это слишком сложно для вашего восприятия? На уроках вы и то проявляли большую… - и вдруг осекся. Сквозь спокойную невозмутимость на лице мальчишки на мгновение проступила такая горькая обида, а выражение глаз стало столь по-детски беззащитным, что в груди что-то оборвалось, и захотелось со всей силы треснуть себя по губам. – Гарри…
- Все в порядке, профессор. Я понимаю, мое общество вам основательно надоело, - виноватая улыбка, - жаль, но целитель в Команде только один. Я на кухне буду. Зовите, если вам что-то…
- Поттер, прекрати немедленно нести всякую чушь и иди сюда. – Глядя на его осторожное приближение, мысленно отвесил себе еще одну оплеуху. Схватил парня за мантию, усадил на край кровати поближе к себе. – Послушай меня, Гарри. Я не особо приятный в общении человек. То, что я тут сейчас наговорил, демонстрирует не желание от тебя избавиться, а всего лишь многолетнюю привычку. Мне нравится твое общество. Мне нравишься ты. Зато мне очень не нравится твое маниакальное стремление заботиться обо мне в ущерб собственному здоровью.
- Сэр…
- Заткнись и слушай. Тебе семнадцать лет, ты обладаешь невероятной силой и способностями, но всему есть предел. Колоссальные резервы, потраченные на меня, а после неделя голодных блужданий по подземельям Гринготса… Пойми ты, глупый ребенок, я не отказываюсь от сеансов твоей цитосонации, я просто прошу тебя немного отдохнуть. Ну неужели это так сложно?
Поттер ошеломленно таращился на учителя, приоткрыв рот.
- Спасибо, - несмело улыбнулся, - все-таки я идиот, верно? Знаю же, что вы всегда обо мне заботились, но… Наверное, это тоже дурацкая привычка – воспринимать ваши оскорбления всерьез. Видите ли, они всегда глубоко меня задевали, как бы я ни старался с этим бороться.
- Гарри…
- Вы правы, Северус, отложим цитосонацию на завтра. Но все-таки безделье меня угнетает. Ума не приложу, чем заняться. Еды Гермиона перед отъездом наготовила на роту, Эрни со своим проектом заявится только часа через два, читать неохота. Телевизор что ли сюда притащить…
- Телевизор - отрава для интеллекта, Поттер. Шахматы в этом доме есть? Неси сюда, сыграем.


- Эрни, ты спятил? А если бы тебя засекли?
- С какой стати? Колдограф пришел наниматься на работу…
- Ага. И случайно шарахнул работодателя конфундусом. Ты представляешь, что будет, когда он опомнится?
- Да ничего не будет, Мари, котенок, уймись. Ему вчера дочь заявила, что беременна, спишет все на временное помутнение рассудка.
- А о нем самом ты подумал? Скримджер мужика с потрохами сожрет за такой прокол. И добро, если просто уволит.
- Вот по поводу этого я тебя и позвал. Надо подкинуть одно письмецо нашему Дракуле в дневную почту. Справишься?
- А что там?
- Почитай.
Шуршание бумаги. Пауза.
- Эрни, - звук поцелуя, - я тебя люблю.


- Шах.
- Черт. Рокировка.
- Ладью съем, чучело. Защищайся конем.
- Не подсказывайте!
- Да пожалуйста. Сделаешь по-своему – получишь мат в четыре хода. А пока у тебя есть шанс на ничью.
- Значит, мат.
- Вот упрямец! И нечего дуться, сам виноват.
- Я не дуюсь. Вы вообще кому-нибудь когда-нибудь проигрывали?
- За последние двадцать лет – только Волдеморту. И то из соображений собственной безопасности.
- Северус.
- Что?
- Вы назвали его Волдемортом.
- Да? Действительно. Значит, ты таки сегодня один раз выиграл.
- Нет, Северус. Это ваша победа.
- Ну если ты так считаешь… Еще партию?
- Да. Нет. Эрни пришел.
- Откуда ты знаешь?
- Защитные чары на шлюзах курирую я.
- Понятно. Непонятно другое – когда ты учиться успеваешь.
- Ну, у нас тут не всегда такая суматоха. Привет, Эрни.
- Привет. Добрый день, профессор. Гарри, ты, наверное, убьешь меня за самодеятельность, но не воспользоваться случаем я просто не мог.
- Та-ак. Рассказывай.
- Это из-за твоей вчерашней эскапады в Гринготсе. Гоблины предложили «Пророку» эксклюзивную информацию о происшествии. На тот момент в редакции случилась Рита Скитер, а я как раз отслеживал ее на предмет реакции на анонимку. Учуяв сенсацию, Рита вцепилась в главного редактора мертвой хваткой, и я ей помог, слегка его дезориентировав. В результате вечерний «Пророк» обогатится подробной статьей о скримджеровских интригах.
- Эрни, это риск. Последствия конфундуса?
- Он их не заметит. Семейные неурядицы.
- Допустим. Как насчет правила номер два?
- Все в порядке. Вчера наш Дракула сделал очередную глупость, отрядив на поиски племянника наемного убийцу. Ханна нейтрализовала парня. Сейчас он в Чикаго, пытается сообразить, кто он такой и как там очутился. Сегодня с дневной почтой Скримджер получит письмо от родственника с обвинением в попытке убийства и информацией, что доказательства их родства находятся у главреда «Пророка».
- Это не есть хорошо. Скримджер может счесть публикацию о Гринготсе попыткой шантажа. А этот Каталус Гродж ни сном ни духом. У него семья, Эрни.
- Ночью состоится интервью в Косом переулке. Зная Риту, можно гарантировать, что оно выйдет уже в утреннем «Пророке», и тогда Скримджеру станет не до того.
- Этого мало. После интервью доказательства вампирского происхождения Скримджера в качестве материалов для шантажа потеряют всякий смысл. Министр обрушится на несчастного Каталуса всей тушей, даже если это будет последнее, что он сможет сделать на своем посту.
- Ну так чего я и пришел. История с наемником – просто невероятная удача, грех упускать такой шанс. Гарри, предлагаю форсировать события и запустить вторую стадию операции прямо сейчас.
- Черт, это будет сложно. Новый Год, все по домам с родителями, Чжоу опять же в Корее.
- Колесо уже запущено, придется рискнуть. Устроим новогодний пикник или что-нибудь в этом духе. Чжоу заменит Мариэтта, она хорошо знает мистера Чанга. Ты, я, Симус, близнецы – думаю, будет достаточно.
- Рон с Джинни тебя похоронят, если не смогут в этом поучаствовать. Да и Ханна…
- Ее, скорее всего, тетка не отпустит. Дьявол, Гарри, да ты представляешь, что завтра будет твориться в министерстве, если мы это провернем? Интервью с Ханной забьет последний гвоздь в крышку скримджеровского гроба!
- Черт, все случится одновременно. Может вызвать подозрения.
- Какие подозрения, окстись! Там такая буча поднимется – подозревать уже будет просто некому!
- Ладно, уговорил. Труби общий сбор на пять часов, надо скорректировать план и раскидать роли.
- Понял, - от возбуждения парень аж приплясывал, - готовь Красную Сумку!
- Какая там Сумка – зелье да шмотки по размеру. Иди уж, бузотер.
- Дьявол, Гарри, дождаться не могу! Ух, повеселимся! До встречи, профессор!
И исчез, взмахнув на прощание желтым хафлпаффским шарфом. Гарри опустился обратно в кресло и потер лоб.
- Северус, я, кажется, боялся загнуться от безделья?
- В ближайшее время тебе это явно не грозит. Рассказывай, что вы там опять затеяли.
- Ничего опасного на этот раз. Но скандал будет знатный.


Бибо Рабидос, пошатываясь и ругая себя вслух на все корки, пробирался по ночному переулку в сторону «Дырявого Котла». Это ж надо было грохнуть последнюю бутылку! Словно сама, зараза, выскользнула из трясущихся пальцев. И что теперь прикажете делать несчастному одинокому старьевщику? До утра еще чертова уйма времени, а завтра и вовсе праздник. Налички осталось от силы на пару рюмок. Одна надежда – Том, добрая душа, снова даст в долг.
- Простите, сэр, не могли бы вы меня выручить?
Худой бледный паренек словно из-под земли вырос, преградив Бибо дорогу. Старьевщик попытался сдвинуть неожиданное препятствие в сторону.
- У-уйди, сопляк!
Мальчишка ловко подхватил пропойцу под руку и настойчиво поволок в сторону темного проулка, не переставая говорить.
- Понимаете, мне крайне нужна ваша помощь, можно сказать, вопрос жизни и смерти. Вы меня крайне обяжете, сэр, я заплачу…
После этих слов Бибо перестал упираться. Что бы там не понадобилось пацаненку, денежка сейчас край как нужна. Надо будет содрать с него побольше. Так, чтобы хватило на две… нет, лучше на три бутылки. Возможно, Том расщедрится на пару луковиц, из них выйдет отличная закуска. А нет – тоже неплохо. Кажется, в кладовке завалялся кусок бараньего жира, если его протопить с картофельными очистками…
На этом месте мысли Бибо прервались. Парень вдруг резко прижал его к стене, рванул с шеи старенький шарф и вплотную приблизил нечеловечески бледное лицо. Верхняя губа мальчишки вздернулась, выпуская наружу пару длинных клыков, огромные глаза полыхнули красным светом. Последним, что зацепило угасающее сознание Бибо, была вспышка люмоса в начале проулка и громкий топот.
Очнулся он от пронзительной женской трескотни.
- … ходят упорные слухи о вашем родстве с министром Скримджером. Как вы это прокомментируете?
И знакомый тенорок в ответ.
- Тоже мне родственник! Да он убить меня хотел! Подослал амбала с осиной, тот ну ступефаями швыряться, хорошо, у меня сопротивляемость высокая.
- Вы уверены, что за покушением на вашу жизнь стоит именно ваш дядя, мистер Стоунброк?
- Ну а кто еще? Он мне денег сначала дал, чтоб я не высовывался. Родной крови стесняется, чмо навороченное! Подумаешь, министр, ……………...!
- Эй, кровососущее, придержи язык, здесь женщина все-таки! – заговорил, наконец, тот, кто придерживал Бибо за плечи, - мисс Скитер, может, лучше подождем авроров у нас в магазине? Здесь рядом. Сэр! Вы очнулись? Не волнуйтесь, укусить вас он не успел. Встать сможете? Как вы, сэр?
- Капли больше в рот не возьму, - простонал старьевщик в лицо Джорджу Уизли и снова отключился.


- Добрая ночь, профессор. А где Гарри?
- Мисс Эббот?
Белокурая хафлпаффка в черном мужском пальто и ботинках сорок второго размера смотрелась весьма необычно.
- Извините, что так врываюсь. Забыла, что вы здесь. Гарри куда-то ушел?
- Он в Хогвартсе у мисс Лавгуд, должен скоро вернуться. Как все прошло?
- Отлично. Я подкинула Рите информации на десяток интервью и сбежала из-под носа у авроров. Фред с Джорджем застрянут в Аврорате часа на три. Передайте это Гарри, хорошо? Мне домой пора, племянница болеет.
- Передам. Насколько понимаю, в завтрашнем развлечении вы не участвуете?
- К сожалению, нет. Хотя хочется до жути. Скажите им, сэр, пускай хорошенько повеселятся.


Рано утром тридцать первого декабря Кентавр Келлон наблюдал за компанией подростков, появившейся на опушке пембриджской резервации три минуты назад. Странный какой-то пикник. Ни смеха, ни хлопушек, ни традиционной игры в снежки. Даже костра не запалили. Молча свалили в кучу корзины и пакеты, уселись вокруг. Келлон был молод и не успел еще утратить несвойственного взрослым представителям его племени любопытства. Пригибаясь за кустарником, он попытался подойти как можно ближе, но разве можно спрятаться в зимнем лесу! Один из парней помахал ему рукой, подзывая. Вот еще! Будто благородному кентавру есть дело до человеческих тайн! Горделиво встряхнув отрастающей бородкой, Келлон повернулся к магам хвостом и неспешно удалился вглубь леса. Он уже не увидел, как подростки окружили место стоянки защитным куполом с согревающими чарами, молча и быстро переоделись во что-то совершенно несуразное, одновременно осушили флаконы с зельем и бесшумно исчезли, оставив корзины одиноко валяться на опушке.


Эрик Даркот сидел на посту охраны в вестибюле Министерства Магии и тоскливо разглядывал толпу спешащих от каминов чиновников. Мантикора задери того умника, что поставил его в график дежурств на тридцать первое. И того, кто сделал предновогодний день рабочим. И уж заодно того, кто придумал этот скучный, опостылевший, совершенно бессмысленный пост. Ну кого он тут, спрашивается, может задержать? Беглого преступника? Упивающегося? Или, может, Того-Кого-Нельзя-Называть? Так они и заявились в Министерство, держи карман шире! А если вдруг и заявятся, толку-то от него, немолодого, основательно располневшего волшебника с весьма отдаленным представлением о боевой магии…
- Молодой человек…
Эрик изумленно встрепенулся на давно забытое обращение, произнесенное к тому же звучным контральто с явственным акцентом. Возле вахты стояли тесной группой несколько человек разного пола и возраста, одетых в черные мантии странного покроя. Схожесть одинаково бледных лиц позволяла сделать вывод, что они – родственники. Возглавляла семейство древняя старуха с царственной осанкой и арктическим холодом в темных глазах. Да, пожалуй, по сравнению с ней он действительно молод.
- Мы хотим увидеть министра Скримджера.
- Простите, мэм, но на прием к министру нужно записаться за две недели, предоставить письменное прошение с подробным изложением целей визита и… - Эрик осекся, сжавшись под ледяным взглядом. Он мог бы поклясться, что в глубине черных глаз на мгновение мелькнул красный огонек.
- Министр Скримджер – мой внучатый племянник. Мы приехали издалека и хотим увидеть его немедленно. Где он?
- Э-э-э… боюсь, мэм, ваших слов недостаточно, нужны доказательства вашего с господином министром… э-э-э…
Старуха королевским жестом швырнула на столик несколько туго скатанных свитков.
- Я – Лаура Ольсен, родная сестра Греты Стоунброк-Скримджер, бабушки вашего министра. Это, - небрежный кивок в сторону остальных, - его троюродные братья, сестры и племянники. У нас срочное дело к нашему драгоценному, - жуткая усмешка, - родственнику. Соблаговолите нас проводить.
Эрик механически развернул один из свитков и оцепенело уставился на родовую печать. Вокруг собралась уже внушительная толпа. Чиновники вполголоса обсуждали неожиданное развлечение, но стоило старухе обвести их взглядом, как разговоры смолкли, будто от силенцио. Странная эпидемия молчания покатилась дальше, и постепенно в вестибюле воцарилась мертвая тишина, прерываемая лишь каминными всполохами и шумом лифтов. Даже журчание воды в фонтане смолкло.
- Что тут происходит? Почему не работаем? Мистер Клапенток, ваш доклад готов? Мисс Лагрен, годовой отчет уже на моем столе? Немедленно все по местам!
Обладатель командного баритона и известной всей Англии львиной гривы прошел между молча расступающихся волшебников и остановился, наконец, возле поста охраны. Эрик перевел взгляд с его надменной физиономии на старуху и почувствовал, как зашевелились на затылке остатки волос. Сходство было поразительным. Усмешка Лауры Ольсен превратилась в кошмарный оскал. Она медленно обернулась к министру, и тот внезапно побелел, доведя тем самым набор фамильных черт до абсолюта.
- Ну здравствуй, Руфус. Вижу, ты неплохо устроился. Все эти люди – твои подчиненные, не так ли? Ну так расскажи им, что ты сделал со своим племянником, который пришел к тебе за защитой и покровительством две недели назад!
Скримджер разом утратил свою величавую надменность. Озираясь потерянно и жалко, он шатнулся было в сторону лифтов, но сопровождавший его Чанг – друг и соратник, чья головокружительная карьера от простого аврора до первого помощника министра служила предметом черной зависти сотрудников вот уже второй год – подхватил начальника под локоть и что-то прошептал ему на ухо. Скримджер попытался выпрямиться и придать лицу выражение уверенности, но без особого успеха.
- Кто вы, миссис? Я вас не знаю.
- Ах, вот как? Внук моей дорогой сестры настолько высоко вознесся, что перестал узнавать родную кровь?
- Какая чушь! Вы не в себе, мэм. Вам стоит обратиться в госпиталь Святого Мунго…
Внезапно из группы, молчаливой декорацией стоящей позади старухи, выскочила молодая девушка с длинной косой и яростно сверкающими глазами.
- Что ты сделал с моим братом, убийца? Где он? Где Эдгар, ты, позор рода? Предатель! Ненавижу! – и зарыдала, уткнувшись в плечо удержавшего ее высокого бледного мужчины.
- Тихо, Ло, тихо, потерпи еще немного. Он за все ответит.
Семь пар черных, как ночь, глаз уставились на министра с такой откровенной ненавистью, что воздух между ними, казалось, раскалился и задрожал.
- Авроры! – жалко взвизгнул Скримджер, пятясь назад вместе с пытавшимся удержать его Чангом, - арестуйте этих сумасшедших!..
Жуткий вопль потряс Министерство. Люди в ужасе шарахнулись прочь. Старуха вскинула руки, закружилась внезапно ожившая мантия, полыхнули огнем черные глаза.
- ПРОКЛИНАЮ!!!
Огромная летучая мышь взлетела под своды вестибюля. Спустя секунду ее догнали шесть других, окружили, замерли на мгновение, раскинув аспидные крылья – и рванули вниз. Колени министра подогнулись, он упал ничком, закрыл руками голову в жалкой попытке защититься от смерти, что неслась к нему в виде оскаленных дюймовых клыков.
- Патронум Веспертилио!
Мерцающая серебристая сеть вылетела из палочки Чанга и накрыла сжавшуюся фигуру Скримджера. Вампиры ударились в нее и с жутким, разрывающим слух воем снова взмыли вверх. Развернулись, готовясь к новому нападению, но уже опомнились оцепеневшие авроры. Вестибюль наполнили крики и вспышки заклятий. Легко уворачиваясь от разноцветных лучей, вампиры облетели вестибюль по широкой дуге и скрылись в одном из дальних каминов.
Эрик Даркот оцепенело взглянул на настольный хронометр. До конца самого невероятного за всю его долгую карьеру дежурства осталось два часа. Внезапно рядом возник Кингсли Бруствер, к забытым на столе свиткам потянулась черная рука.
- Дай-ка я на это взгляну…


- Эрни, ты был неподражаем! – Мариэтта влетела в комнату и впилась в губы сияющего хафлпаффца полноценным поцелуем. Собравшиеся зааплодировали. – Это твое лучшее шоу, любимый! Клянусь, отныне болтай сколько хочешь, слова не скажу!
- Ох, спасибо, котенок. Но лучше верни мне пятнадцать галлеонов.
Громкий хохот.
- А Джордж! Что за выход! Я думала, лопну, когда он рыдал у Джинни на плече! Гарри, что ж ты молчал?
- Попробуй-ка подержать под силенцио такую уйму народа! Но Эрни… Нет, это было что-то невероятное, Голливуд от зависти удавится. Профессор, думосбор?
- Разумеется, Поттер. Поскольку внятного описания событий я, похоже, не дождусь… Боги, хотел бы я это видеть собственными глазами.
- Да, жаль, сэр, - Фред передал ему бокал, - вы бы замечательно вписались в нашу дружную семейку, даже без всякой маскировки. Типаж позволяет.
- Мистер Уизли, не смотря на то, что вы покинули школу, я все еще остаюсь вашим профессором. Извольте вести себя соответственно!
- Слушаюсь, сэр! Есть двадцать баллов с Гриффиндора и чистка котлов по выходным!
- Неисправимы…
- Так точно, сэр! Абсолютно безнадежны, сэр!
- Все, хорош! – Гарри поднял ладонь. – Мариэтта, что с Чангом?
- Порядок! Кингсли похвалил его за реакцию и предложил место в своей команде.
- Скримджер?
- В Мунго. Прогноз пока не ясен.
- Та-ак. Не переборщили ли мы, братцы-кролики?
- К суду очухается. Кингсли уже нарыл тонну доказательств злоупотребления положением, а ведь еще и двух часов не прошло.
- Тогда в интересах Скримджера составить Локхарту компанию на веки вечные. Ну что, Команда? За успешное завершение операции «Дракула у руля»! Виват Эрни!
- Ура!
Глядя на сияющие лица, Снейп вдруг остро почувствовал, как много он упустил, прячась в своих подземельях. И тут же на его плечо легла ладонь Гарри. Зеленые глаза прищурились, напоминая. И учитель облегченно улыбнулся в ответ. Все поправимо, все теперь будет по-другому. Ведь он больше не один.



Глава 9.

- Луна, ты так и разгуливала всю неделю по школе с отсутствующим выражением лица? Моей физиономии оно как-то не очень подходит.
Луна бросила в мутное зеркало задумчивый взгляд.
- Да, смотрится нетипично… Ты не волнуйся, я вела себя вполне адекватно, просто сейчас расслабилась. Январский выпуск приходилось готовить ночами, а Алакритас тоже не всесилен. Слава Мерлину, все закончилось. Отсыпаться буду сутки. Отец вернется только послезавтра. Спасибо, что появился раньше.
- Там в моем присутствии больше не нуждаются. Снейп завис в лаборатории, и единственная на сегодня проблема – вытащить его перекусить. Драко с Гермионой пообещали контролировать этот момент.
- Гермиону и саму частенько заносит, не говоря уж о Невилле. Утром я получила письмо от Августы Лонгботтом, она интересуется, не в курсе ли Гарри Поттер, где пропадает ее внук.
- Да уж, встретились три одиночества. Хорошо, что у Драко с чувством реальности все в порядке. С голоду загнуться он им не даст, гарантия. Что ты ответила Августе?
- Что точно не знаю, но вроде у них с Гермионой какой-то совместный курсовой проект, связанный с магловской фармацевтикой.
- Сойдет. Надо Эмили написать, чтобы прикрыла, а то они совсем совесть потеряли. Уж Невилл мог бы поберечь бабушкины нервы. Еще какие-нибудь новости?
- Все тихо. Дамблдор пропадает в министерстве, школа на Макгонагалл. Филч свалился с лестницы, сломал ногу и два ребра.
- Зачем?
- Я тут ни причем, честное слово. Это Пивз. Костерост варить некому, в Мунго тоже нехватка из-за праздников и гололеда, так что до возвращения профессора о завхозе можно забыть.
- Тогда две недели покоя нам гарантированы. Снейп заявил, что заслуживает отпуска и в Хогвартс явится дня за два до конца каникул.
- Директор ищет ему замену.
- Профессор был бы только рад, но ведь черта с два Дамблдор его отпустит.
- Это точно. Ладно, Гарри, я пошла. Счастливых каникул.
- И тебе того же.
Две тени выскользнули из квиддичной раздевалки и разошлись в разные стороны.


Невилл влетел в свою комнату и с ходу запустил обе руки в недра одежного шкафа. Сидящую в кресле Августу Лонгботтом он обнаружил, лишь швырнув ей на колени набитую сумку. Замер на секунду, окинул бабушку полубезумным взглядом – и ринулся к книжной полке.
- Привет, ба, ты извини, но мне нужно…
- Рада, что ты наконец обратил на меня внимание. Впервые за последнюю неделю, должна заметить, - цепким движением ухватила внука за рубашку, - Невилл, объясни внятно, что с тобой происходит?
- Все нормально, ба, - гибким пируэтом выкрутился из захвата, сгреб в охапку несколько папок, вывалил их на кровать, - мне нужно уехать дней на пять, это из-за нашего с Гермионой проекта…
- Я слишком стара, чтобы не распознать вранье собственного внука, - прозвучало жестко и бесконечно устало, - где же ты научился искусству обмана, Невилл?
Медленно обернулся. Подошел, взял за плечи – и у старухи внезапно перехватило дыхание. Слишком хорошо был ей знаком этот взгляд – требовательный, уверенный, непреклонный. Так смотрел на нее когда-то сын, Фрэнк Лонгботтом, чьи черты она давно уже отчаялась увидеть в робком, ласковом внуке.
- Бабушка, так надо. Нам необходимы кое-какие растения... Мне ничего не угрожает. Все будет хорошо, поверь, пожалуйста.
- Ты вырос, Невилл, - голос дрожал, - мой мальчик стал мужчиной.
- Прости, ба, - мягко, но все так же уверенно, - я не могу тебе рассказать. Но и врать больше не стану, - отодвинулся, не отрывая взгляда, подхватил сумку, - я люблю тебя, ба. Вернусь утром одиннадцатого.
- Хорошо.
И окликнула, когда он уже переступал порог.
- Невилл.
- Да?
- Я очень горжусь тобой.
- Я знаю, ба.


- Герм, отлипни от котла на секунду. Гермиона!
- Шестнадцать… не мешай, не видишь - мешаю… семнадцать…
- Ясно. Профессор!
- Кристаллический осадок, Поттер! Минимальные колебания температуры запускают эндотермическую реакцию…
- Черт… Малфой, они хоть обедали?
- Не отходя от котлов. Бутерброды, по крайней мере, исчезли. Хотя они могли запихать их в свое варево в качестве ингредиентов. С утра невменяемые, хоть голышом тут пляши – не заметят.
- Феерия. А у него ведь День рождения сегодня.
- Хочешь поздравить? Не стоит, он терпеть не может всяческие даты. А сейчас и вовсе прибьет.
- Почему-то я так и думал. Ладно, мне пора возвращаться. Записку им что ли написать, чтоб знали, что тут кто-то был…
- Пробовал. Не помогает. Перевернут и формул понарисуют. Маньяки.
- Дела… А в следующую пятницу профессор собирался вернуться в Хогвартс. Как бы заставить их взглянуть на календарь? Может, патронуса запустить?
- Ага, попробуй, только подожди, пока я уйду. Самоубийцей мне быть не понравилось.
- Ладно. Придется сюда ночью тащиться.
- Не факт, что застанешь их в ином состоянии. Пошли, Поттер, провожу до Хогсмита, новости расскажу. Тут на днях Руквуд с Эйвери поцапались…


- День доб…
- Ага, Поттер! Отлично! Мне срочно нужен образец Карнифициума. Где находится этот лордов тайник?
- Э-э-э.. сэр. Не думаю, что это разумно… Почему бы вам его не сварить? Экспериментальную дозу?..
- Поттер, похоже, на моих уроках ты вживался в роль тупицы чересчур интенсивно. На изготовление Карнифициума уходит три с лишним месяца, а препарат необходим нам сейчас. Доступно? Или разжевать в кашку?
- Хорошо, я вам его добуду.
- Поттер, когда ты перестанешь героически выскакивать по любому поводу? При работе с Карнифициумом нужна особая техника. Зелье было создано мной по заказу Темного Лорда для хранения ценных артефактов. Тогда я еще был верен ему и подошел к выполнению задания со всем пылом молодого таланта. Карнифициум – страшная вещь, Гарри. Добираясь до хоркрукса, ты непременно попытаешься опустошить чашу. И как только твоя рука коснется поверхности зелья - ты обречен. Тебе придется его выпить, или…
- …или напоить кого-то еще. Иначе оно просто меня не отпустит. Я знаю.
- Откуда?
- Это известно Волдеморту, сэр, а значит, и мне.
- Тем более, Поттер. Обойти защиту будет крайне сложно. Это под силу лишь специалисту, коим ты, по твоему собственному признанию, не являешься, так что будь добр проводить меня к тайнику.
- Сэр, - вкрадчивый полушепот, - как вы думаете, откуда у Герм с Невиллом взялся стартовый образец для опытов?
Пауза. Снейп тяжело опустился на табурет, облокотился на стол, подперев висок ладонью.
- Поттер… - негромко и устало, - ты меня таки загонишь в гроб. Как тебе это удалось?
- Спасибо маглам. У них есть приспособления для взятия проб в экстремальных средах, на большой глубине, к примеру, или при высоких температурах. Симус модифицировал одну из таких штук специально для вашего шедевра. Получилась совершенно гениальная вещь: контейнер опускается в зелье, после наполнения герметически закупоривается и создает между образцом и стенкой вакуумную прослойку. Дальше работает случайно открытый Симусом эффект: вакуум совершенно непроницаем для магии.
- Неужели?
- Честное слово. Симус величает это Законом Абсолютной Пустоты. По-моему, он свистнул название у маглов.
- Закон, значит. Боги, еще один гений. Но, как я понимаю, Карнифициумом охрана хоркрукса не ограничивается?
- Остальное – пустяки. Мне пришлось сделать не одну ходку в пещеру, прежде чем симусов агрегат сработал как следует. Смотаюсь еще раз, какой вопрос.
- Гарри.
- Да?
- Я бы все-таки хотел пойти с тобой.
- Невозможно, сэр. Защита не пропустит двух полноценных волшебников.
- Тогда…
- Северус, я вас прошу. К чему ненужный риск? Я столько раз уже гулял по риддловской пещерке, что чувствую себя там как дома у Дурслей: осточертело, но надо. К тому же вам сегодня предстоит вернуться в Хогвартс. Я, собственно, как раз по этому поводу.
- Уже сегодня? Вот за… э-э-э… давненько я так не увлекался. И в чем проблема?
- С визитом в Тайную Комнату придется повременить. Вы знаете, что Дамблдор в состоянии отследить любое перемещение в Замке и на территории?
- Догадывался.
- Вы же понимаете, что первое время он глаз с вас спускать не будет.
- Это верно. Но по вопросу ухода от слежки я в консультациях не нуждаюсь. Не думай, будто за двадцать лет шпионской деятельности я не нашел способа избавиться от ненавязчивой опеки хозяина.
- Это вы про Риддла?
- Альбуса я хозяином не считал, - глухо, глаза в сторону, - и прятаться не видел повода. Пожалуй, придется привыкать. Ты прав, в ближайшие дни лучше сидеть тихо, Альбус потребует от меня отчета за каждый вздох. Кстати, а как выкручиваетесь вы?
- Трансфигурация и Образ, само собой. Капелька крови на носовой платок, преобразование в спящего себя. Сам принимаешь облик какой-нибудь безымянной животины…
- Стоп. Что за новости?
- Гермиона не говорила? Образ включает возможности анимагии. Хотя увлекаться не следует: чем ниже нервная организация существа, тем сложнее сохранить в его облике рассудок. Я работаю над этим, но пока без результата.
- Лавры Скитер не дают покоя?
- Да, возможность оборачиваться мухой существенно облегчила бы Команде жизнь, но пока и крыса сойдет. Или можно воспользоваться Хомо Антитабула, если вы с ним знакомы.
- Заклинание ненаносимости. Альбус пользуется картой?
- Да. Самое интересное, что идею он содрал у Мародеров. Во времена вашей учебы Дамблдор заинтересовался отобранной Филчем у Сириуса бумагой. Разобравшись, пришел в восторг и немедленно создал усовершенствованную копию.
- Ни разу не видел.
- Еще бы. Директор терпеть не может демонстрировать свои возможности без особой нужды.
- Откуда же ты… ах, да. Жучок.
- Жучок акустический, видеовозможностями пока не обладает. Что-то там у Симуса не ладится. На Карту я наткнулся случайно, когда пробовал шпионить в образе крысы. Спасибо Петтигрю за идею.
- Кстати, его истинную сущность твоя Карта определила.
- Директорская тоже. И Петтигрю, и Крауча, и затылка Квиррелла. Волдеморта, кстати, видели и близнецы, только они не знали, кто такой Том Риддл. Решили, что это имя какого-то мелкого фамилиара. Что касается Образа, то это преобразование, в отличие от оборотного зелья и анимагии, меняет не только внешний облик, но и саму суть объекта, включая его магическую подпись. Как это происходит – загадка даже для меня, учитывая, что изменений в уровне и направленности силы при этом не наблюдается. Но под Образом Карты нас настоящих не чуют – это факт. Повезло.
- Значит, Альбус был в курсе с самого начала… - Снейп с удивлением осознал, что эта мысль больше не вызывает ни смятения, ни боли, лишь легкое сожаление. Видать, лабораторные бдения поумерили эмоциональные бури и притупили углы реакций на недавние события. – А василиска он тоже видел?
- Врать не буду, не знаю. Карты не отражают замковых коммуникаций. И слава Мерлину, не то директор добрался бы до библиотеки Основателей куда раньше нас.
- И когда же теперь я получу обещанную экскурсию в Тайную Комнату?
- Не раньше, чем директор успокоится на ваш счет, - виноватая улыбка, - вы же понимаете, Северус…
- Да, – прикрыл глаза, чувствуя, как губы сами собой изгибаются капризной скобкой, - откровенно говоря, мне ужасно не хочется возвращаться.
- Северус, вы можете оставаться здесь сколько угодно, - усмехнулся в ответ на сердитый взгляд, - но сомневаюсь, что вас устраивает подобная перспектива.
- Правильно сомневаешься. Надеюсь, конспиративные меры не накладывают вето на ваши визиты? Ты обещал мне индивидуальные уроки цитосонации и ментальной магии. Освоить заклинание Образа без инструктора, как выяснилось, тоже довольно непросто. Гермиона и Невилл нужны мне в лаборатории, до завершения проекта еще вагон работы. И когда я получу Карнифициум?
- Смотаюсь за ним сегодня после отбоя, потом навещу вас в подземелье, если вы не против.
- Не против. Жду тебя после полуночи у себя в гостиной. Надеюсь, не надо объяснять, где она находится?
- Не надо.
Снейп поднялся и оглянулся в некоторой растерянности. Ворохи пергамента, колбы, банки, контейнера с образцами и ингредиентами, отличная перегонная система работы Финнигана, великолепный набор котлов – Грейнджер хвасталась, что собирала их по всему миру, а вон тот платиновый на двадцать пять галлонов едва не стоил ей жизни… За три недели этот дом стал практически родным, и зверски неохота возвращаться в темные, сырые подземелья. Угрюмые каменные стены, толстые ковры не спасают от промозглого холода ледяного пола, камины в гостиной и спальне придется топить не один час, чтобы избавиться от сырости. Снейп невольно вздрогнул, представив себе состояние постельного белья, и тут же теплая рука Гарри сжала его плечо.
- Мы с Драко позаботимся о вещах, Северус. Я принес вам зимнюю мантию. Она наверху.
- Благодарю, - выпрямился, сбрасывая заботливую руку. Пора возвращаться к образу слизеринского декана, - жду вас с Карнифициумом после полуночи, мистер Поттер.
- Слушаюсь, сэр, - отступил на полшага, с преувеличенным почтением склонил вихрастую голову, - до скорой встречи, сэр.
Зельевар с достоинством кивнул и решительно двинулся к двери, но замер на пороге, уловив тихое, на грани слышимости:
- Удачи, Северус.
Оглядываться не стал, лишь чуть повернул голову, посылая в ответ столь же тихое:
- Спасибо, Гарри.


- Грейнджер, твоя палочка у моего лица меня всерьез нервирует.
- Успокойся, Малфой, ничего с твоей красотой на сей раз не случится. Я просто собираюсь закачать базу генетических кодов для заклинания Образа в твою память. Откройся на минутку, будь добр.
- А-а, давай. И много там?
- Около семи тысяч.
- Нифига!
- Мы их три года собирали. Готов?
- Начинай.
Пауза.
- Ох, Мерлин… И как в этом разобраться?
- Как в библиотечном каталоге. Классификация элементарная: животные – люди, женщины – мужчины, Команда – школа – Пожиратели – неизвестные личности на всякий случай. Сортировка по возрасту и по алфавиту.
- Спасибо, уже понял. Вопрос только один, Грейнджер.
- Да?
- Почему список животных возглавляет хорек-альбинос?!


- Добрый вечер, профессор.
- С возвращением, сэр.
- В этом году каникулы несколько затянулись, не находите, профессор?
Все как всегда. Обитатели портретов вежливо кивают, приветствуя его на всем пути до директорского кабинета. Словно и не исчезал он никуда из Хогвартса. Словно не было бесконечных пыток, боли, выбрасывающей за грани рассудка, доводящей до бешенства беспомощности. Тревоги в зеленых глазах, бережных касаний, твердого плеча под дрожащей ладонью. Доброжелательности и уважения на лицах ребят, долгих ночей в лаборатории и этого пьянящего чувства окончания Эры Одиночества в его жизни. В Хогвартсе все по-прежнему. И Мерлин свидетель – он этому рад.
- Северус…
Пожалуй, впервые за десятилетия знакомства Снейп вдруг осознал, что Альбус Дамблдор – глубокий старик. Стоит, опершись на стену морщинистой рукой, борода обвисла, потухло голубое мерцание за стеклами знаменитых очков, губы едва заметно дрожат. Неужто действительно переживает? Прав Гарри, воистину непостижимая личность.
- Северус, мальчик мой, ты все-таки жив…
- Лишь благодаря счастливому стечению обстоятельств, Альбус. Добрый вечер. Если позволите, я хотел бы сократить свой доклад до минимума. Устал, признаться, да и подземелья мои наверняка в кошмарном состоянии. Не могли бы вы попросить эльфов зажечь там огонь в каминах?
- Конечно, Северус, - отлепился, наконец, от стены, щелкнул пальцами, отдал явившемуся ушастику тихий приказ. – Идем. Ты же не собираешься рассказывать свою историю прямо здесь?
Путь до знакомой горгульи проделали молча. Директор шагал легко и упруго, словно не он готов был минуту назад развалиться на части у каменной стены. Снейп же пытался найти в себе отголоски былой привязанности. Он столько готовился к этому разговору, боялся, что очередной всплеск ураганных эмоций выдаст его с потрохами, но сейчас, глядя на гордую осанку и сцепленные за спиной кисти рук бывшего друга, не чувствовал ничего, кроме равнодушия. Вот и все, Альбус. Ты обманул и предал ученика, отправив его на верную смерть. Но, вопреки всему, ученик выжил и обрел иную цель и смысл существования, отчего теперь твоя дружба кажется ему настолько фальшивой и жалкой, что обижаться, бросать упреки, размениваться на ненависть стало просто ниже его достоинства. Отныне не в твоей власти причинить мне боль, Альбус. Я больше не один.
В кабинете он привычно принял чашку чая и отказался от сладостей. На первый осторожный вопрос пожал плечами.
- Все просто до кретинизма, Альбус. Я элементарно забыл сменить портал, и когда Темный Лорд обвинил меня в предательстве, ничего уже не смог сделать. Ума не приложу, откуда он взял информацию. Боюсь, в Ордене толку от меня больше не будет. Простите…
- Северус, перестань, ты лучший зельевар Британии. Что было дальше?
- Лорд пытал меня двое суток, после чего в события неожиданно вмешался Уолден Макнейр, – усмехнулся, - проморгали мы с вами такой кадр, Альбус. Весьма непрост оказался наш палач. Он не просто умыкнул мой полутруп, но и умудрился ограничить доступ Хозяина к Метке. Лорд не смог нас разыскать.
- Где вы прятались?
- В каком-то домишке в Галифаксе, точнее не скажу. Уолден выхаживал меня почти три недели. Вчера я наконец встал на ноги, а сегодня он исчез. Зная теперь истинные возможности его интеллекта, могу дать гарантию: разыскивать его – бесполезное занятие.
- И что же он сделал с Меткой?
- Понятия не имею. Я был тогда без сознания, а когда позже очнулся, он лишь поставил меня перед фактом. Ничего не объяснял и не рассказывал, вообще молчал по большей части, так что ничего существенного я добавить не смогу. Альбус, простите, я еще не до конца оправился и очень устал. Поговорим завтра, если не возражаете?
Несколько секунд директор пристально вглядывался в его лицо, затем вдруг устало откинулся на спинку кресла и грустно улыбнулся.
- Конечно, мой мальчик, иди, отдыхай, – голос вдруг странно изменился. - И прости меня, если сможешь. За все.
Зельевар удивленно вздернул бровь, старательно изображая полное неведение.
- Альбус, вы не могли знать, что я окажусь кретином и забуду сменить портал. Уверяю вас, в произошедшем нет вашей вины.
Глаза директора странно замерцали, рука дернулась было в сторону зельевара и медленно опустилась обратно.
- Я виноват перед тобой куда больше, чем ты можешь себе представить, мой мальчик…
Выходя из кабинета, Снейп пытался понять, откуда взялась странная уверенность, будто целью этого незавершенного жеста было погладить его по щеке.


Войдя в двери собственных апартаментов, зельевар с трудом сдержал порыв немедленно развернуться и сбежать обратно в уютное тепло небольшой комнатки, где провел последние три недели. На мгновение ему показалось, что ничего этого не было – ни рыжих ухмылок Уизли, ни фанатичного блеска в глазах Грейнджер и Лонгботтома, ни надежного плеча Гарри – и острая тоска с такой силой стиснула грудь, что он согнулся почти пополам, хватая ртом воздух. Боги… С трудом добравшись до стола, потянулся было к ящику за зельем – и замер. На полированной столешнице гордо возвышалась стопка знакомых до боли тетрадей. Их записи по проекту «Зеленое Зелье». Венчал импровизированную башню конверт без подписи. Боль сразу же отпустила. Зельевар медленно выпрямился и взял в руки конверт.
Первая мысль была невероятно бредовой: за каким троллем Амбридж понадобилось ему ЭТО присылать? Но уже в следующее мгновение смысл послания открылся во всей своей красе и вызвал ставшую уже привычной улыбку.
По куску пергамента разгуливали котята. Четырнадцать разноцветных, не слишком умело нарисованных котят. Но, не смотря на явную неопытность художника, каждый из пушистых героев наброска обладал столь ярко выраженной индивидуальностью, что мерзкие, приторные до тошноты фетиши незабвенной Долорес в подметки им не годились. Вглядываясь в рисунок, Снейп узнавал каждого мгновенно и безошибочно. Вот темно-коричневая кошечка сосредоточенно вылизывает лапу, и вдруг бросает на наблюдателя ласковый, с озорными искорками взгляд – Гермиона. Два оранжевых бесенка носятся из угла в угол, прерывая бесшабашные выкрутасы наплывами уморительной серьезности – близнецы Уизли. Порывистые скачки полосатого синеглазого котенка вызывают невольный смех – Макмиллан. Грациозная кремовая киска с лукавым взглядом следует за ним по пятам, периодически цепляя приятеля лапкой за возбужденно подрагивающий хвостик – Мариэтта. Серое надменное создание неспешно шествует среди сотоварищей, задрав породистую мордашку, и вдруг в два прыжка настигает угольно-черного с белыми пятнышками котенка, прижимает в шутливой драке – Малфой. Его противник – несомненный автор этого хулиганского послания - парой дружеских тумаков одерживает верх и гордо оглядывается на солнечно-желтую красотку. Та беззвучно фыркает и отворачивается, демонстрируя зеленоглазому бандиту полное свое равнодушие – так его, Джинни! Две аккуратные кошечки, черная и белая, с немного грустными глазами и осторожными повадками, крадутся по краю листа – Эббот и, очевидно, отсутствующая нынче Чанг. Рыжее чудовище, самозабвенно гоняющееся за собственным хвостом, вдруг останавливается, широко зевает и укладывается посередь листа с явным намерением поспать – лентяй ты, Рональд Уизли...
Неожиданно котенок Поттер, оставив в покое Драко, замер, глядя Снейпу прямо в глаза. Нарисованный взгляд выражал тревогу и вопрос, отчего зельевар в который уже раз ощутил теплую волну в груди. Не удержавшись, слегка щелкнул котенка по носу и тут же погладил кончиком пальца, получив в ответ возмущенное фырканье. Эх, Гарри, Гарри… Неосторожный ты мальчишка, разве можно раскидываться таким компроматом? Впрочем, ты наверняка уверен в моем благоразумии. Кто в здравом уме заподозрит грозного слизеринского декана в сентиментальности? И все же жаль уничтожать такую прелесть…
Снейп со вздохом положил листок на стол, поднял палочку… и медленно ее опустил. А с чего, собственно говоря, он решил, будто невинная картинка может выдать Команду? Обычный детский рисунок, чья-то шутка… Что бы сделал профессор Снейп, получив это письмо до известных событий? Раздраженно пожал плечами и швырнул в камин! Разве можно узнать, к примеру, в сером котенке с неспешными, полными достоинства повадками неуклюжего увальня Невилла? Или в этой блистательной пятнистой бестии со взглядом, исполненным интеллектуального превосходства – посредственного, не слишком умного тихоню Финнигана? Более-менее похожи на себя лишь близнецы, да голубоглазая сиамка Луна. Но даже это сходство для постороннего взгляда – не более чем совпадение, вроде облака в виде слона. Нынешний Снейп определил скрытую сущность каждого лишь потому, что знает теперь их настоящих, знает то, что известно только посвященным в Большую Тайну Поттера и Компании. А это означает, что он может сейчас вставить пергамент в рамочку и повесить на самом видном месте – никому и в голову не придет что-либо заподозрить. Разве что удивятся его новоявленной эксцентричности, но это можно списать на шок и предложенную Лавгуд амнезию. Кстати, неплохая идея…
Через двадцать минут зельевар сидел в кресле у себя в спальне с бокалом вина. От недавнего ощущения одиночества не осталось и следа. Уютно потрескивают дрова в камине, тетради с расчетами по проекту «Зеленое Зелье» лежат на столике под рукой, а на каминной полке в изящной рамке светлого дерева резвятся четырнадцать разноцветных котят. Взрослые дети. Соратники. Воины. Команда. Снейп отсалютовал им бокалом.
- Спасибо тебе, Гарри.




Глава 10.

Посвящается Sonveric Касперской, она же Severatrix, автору «Декана Слизерина» и моему идейному вдохновителю, чьи замечательные исследования в области принципов магического воздействия помогли мне раскидать по полочкам собственные взгляды на теорию магии.


Часы пробили полночь. Снейп досадливо потер ухо, разглядывая бесконечные цепочки алхимических символов, покрывающие оборотную сторону учебного плана на второй семестр. Камена* покинула вконец зарвавшегося подопечного, мысль спотыкалась и плыла, висок начинал тихонько ныть от усталости, и в довершение нарастало ощущение чужого взгляда. Сообразив, что последнее – вовсе не плод больной фантазии, зельевар резко развернулся, нацелив палочку в нижний угол одного из стеллажей. Там, уютно устроившись в прорехе из-под изъятых фолиантов, таращили на него нахальные глазенки две крысы. Понаблюдав полминуты за гостями, Снейп осторожно подошел и присел напротив. Животные не двинулись с места, лишь дрогнули, принюхиваясь, острые длинные мордочки. Учитель усмехнулся.
- Позвольте заметить, мистер Поттер, зеленоглазых крыс не бывает. Равно как и сероглазых, мистер Малфой. Развлекаетесь?
- Экспериментируем, сэр.
Гарри преобразовался почти мгновенно. Драко следовать его примеру не спешил, спрыгнул с полки и отбежал за высокую спинку кресла. Зельевар проводил его взглядом.
- Лучше не смотрите, сэр. У него пока неважно получается с одеждой. Ее генетически не закодируешь, приходится трансфигурировать, а одновременное выполнение двух заклинаний требует наработки.
- Ясно. Так что у вас с цветом глаз?
- Ничего особенного, пробую потихоньку работать с мутациями. Драко тоже заинтересовался. Но в одиночку экспериментировать не советую – безобидное на первый взгляд изменение может оказаться несовместимо с жизнью. С генетикой все-таки шутки плохи.
- Будьте уверены, Поттер, я не собираюсь отращивать себе хобот.
- Надеюсь. Вряд ли он вас украсит. Сэр.
- Поттер, ты на территории Слизерина, - Малфой вылез из-за кресла, одергивая мантию, - так что не советую нарываться. Добрый вечер, профессор.
- Добрый. Устраивайтесь. Чаю?
Поттер со стоном упал на диван и потер поясницу.
- Спасибо, было бы неплохо. Нам только что пришлось тащить этот чертов шкаф через полшколы, словно распоследним маглам. Ни уменьшить, ни облегчить, ни левитировать, ни трансфигурировать. Драко трясется над ним, словно это урна с прахом любимой прабабушки, позволил только иллюзию накинуть, и то после долгих уговоров. Таскать по Хогвартсу этот катафалк – то еще развлечение. Хорошо, я после первой лестницы сообразил прицепить его к паре метел.
- Гм. Как же мистер Филч проморгал столь грандиозное действо?
- Филч сломал ногу. Вам еще не сообщили о сомнительной чести варить для него Костерост?
- Нет. Ваших рук дело?
- Честное гриффиндорское, ни сном, ни духом. Они очередной раз поцапались с Пивзом, и было это еще при Луне. Теперь оба торчат в больничном крыле и самозабвенно ругаются с утра до вечера. Того гляди, разошлют приглашения на свадьбу.
- Я бы им не советовал. У миссис Норрис весьма острые когти. Что насчет портретов? И зачем вам вообще понадобилось куда-то тащить несчастный антиквариат?
- Заниматься ремонтом в Выручай-комнате будет куда удобней, чем в захламленной кладовке. А портреты видели лишь, как Хагрид при посильной помощи Гарри Поттера прет на вынос очередную отслужившую пихту. Драко совершенствуется в Образе, будучи Хагридом, он даже почти не спотыкался. Если бы не проблема с одеждой… Хорошо, что умница Гермиона догадалась перепоручить этот момент мне. Зрелище явно не для девичьих глаз.
- Заткнись, Поттер. По крайней мере, я уже не путаю галстук с брючным ремнем. И не стоит ухмыляться, сэр, вам все это только еще предстоит.
- У меня, в отличие от некоторых, нет проблем ни с трансфигурацией, ни с задвоенными заклинаниями, так что не мечтай увидеть своего декана в мантии наизнанку. Мистер Поттер, не стоит пить горячий чай залпом, это же не огневиски… Или?.. Ну-ка дай сюда, негодный мальчишка!
Поттер, слегка порозовев, покорно протянул учителю чашку. Зельевар принюхался к содержимому, осторожно попробовал. Чистейший Будлз**, вне всяких сомнений. Высший пилотаж.
- Мистер Поттер, я смотрю, вы окончательно обнаглели. Здесь школа, и вы находитесь в гостях у преподавателя.
- Простите, сэр. День был тяжелый …
- Дурак ты, Поттер, - Драко удалось наконец сунуть нос в злополучную чашку, - профессор злится не на твою бесцеремонность, а на жадность. В одиночку лакать такую прелесть! Не стыдно?
- Драко!
- Семестр еще не начался, сэр. И позвольте напомнить, преподавательская этика не мешала вам отпаивать меня коньяком в день, когда отца выпустили из Азкабана.
- Ты уже не первый раз заставляешь меня об этом пожалеть.
- Ничего, Поттер сейчас компенсирует. Давай, Потти, не жмись. День действительно был тяжелый.
- Э-э-э… Сэр?
- Черт с вами Поттер, не выливать же. Связался с остолопами на свою голову…
Опасливо косясь на зельевара, Гарри провел ладонью над оставшимися двумя чашками. Драко невозмутимо трансфигурировал посуду в бокалы, а Снейп превратил конфетницу в ведерко со льдом. Некоторое время все трое молча потягивали джин.
- Поздравляю, мистер Поттер. Столь качественное преобразование не всегда удается даже Минерве.
- На самом деле ничего сложного. Она сама учила нас плясать от внутренней структуры вещества. Оставалось лишь разобраться с химическим составом, а для этого достаточно почитать магловский учебник химии. Удивительно, что никто из маглорожденных до сих пор до этого не додумался.
- И слава Мерлину, Поттер, - Драко блаженно прикрыл глаза, - страшно представить, что может натворить тетушка Белла, заполучив подобные возможности.
Снова помолчали.
- Вы слышали наш разговор с Альбусом, Поттер?
- Да, - парень вытащил из кармана какое-то магловское приспособление, - вам будет интересно узнать, что сразу после вашего ухода Дамблдор вызвал МакГоннагал, - и нажал на приборе кнопку.
Шорох. Какие-то поскрипывания. И неожиданно - голос Альбуса. Снейп даже вздрогнул – настолько реальным было ощущение, будто директор находится в этой комнате.
«Добрый вечер, Минерва. Извини, что отрываю от дел. Чаю?»
«Не откажусь. Что-то случилось?»
«Да. Вернулся Северус»
«Слава богу»
Пауза. Стук фарфора, журчание.
«Что не так, Альбус?»
«Как тебе сказать… Минерва, ты помнишь Уолдена Макнейра?»
«Не очень хорошо. Выпуск семьдесят пятого, кажется? Ничем не примечательный мальчик. Тихий, замкнутый, без особых талантов. Впрочем, о слизеринцах ничего нельзя сказать наверняка. Сестры Блэк тоже не особенно блистали, а вот поди ж ты…»
«И все же… Младший брат Уолдена был куда более яркой личностью, не так ли?»
«Дерек Макнейр, выпуск семьдесят девятого. Диплом по чарам. Блестящая карьера в отделе несанкционированного волшебства. Он там еще работает?»
«Дерек погиб от руки Тома в прошлом году. Кажется, Уолден очень переживал»
«Ох, Альбус, и откуда вам все всегда известно?»
«Дело о наследстве Макнейров проходило через Визенгамот. Я видел Уолдена на заседании. Он был совершенно убит»
«Какое отношение эта история имеет к возвращению Северуса?»
«Пока не знаю. Северуса спас именно Уолден, и проявил при этом недюжинные способности»
«Странно. Но, повторюсь, от слизеринцев всего можно ожидать. Чего вы хотите от меня?»
«Пригляди за Северусом, Минерва. Поговори с ним за завтраком. Он тебе доверяет»
«Вам он доверяет куда больше, Альбус. Неужели вы начали в нем сомневаться?»
«Упаси Мерлин, Минерва, что за странная мысль. Я просто беспокоюсь за него. Мальчику многое пришлось пережить, а ты знаешь, насколько он не любит посвящать окружающих в свои проблемы. Однажды ты уже помогла ему. Возможно, придется снова побывать в роли матери»
«Что с ним сделали?»
«Том пытал его двое суток. Подробностей не знаю, попробуй выяснить их сама»
«Бедный Северус… Хорошо, Альбус, я сделаю все, что в моих силах»
«Спасибо, Минерва. Держи меня в курсе»
Щелчок. Гарри спрятал прибор в карман, прищурился.
- Сэр?
Снейп отхлебнул джина, сохраняя невозмутимое выражение на лице.
- Какие выводы, Поттер?
- Сложно сказать. Директор – наитемнейшая из всех существующих лошадок. Думаю, он о чем-то догадывается.
- Да, у меня такое же ощущение. Придется быть предельно осторожными. Вы оба под Антитабулой?
- Конечно, - быстрый взгляд в сторону Малфоя, - как вы, сэр?..
- В порядке.
Излишне поспешно, пожалуй. Гарри нахмурился, не сводя с учителя обеспокоенного взгляда. Снейп постарался улыбнуться как можно беззаботнее.
- Кстати, спасибо за подарок. Я сохранил его, не возражаете?
- С чего бы? Вряд ли кому-то придет в голову…
- Да, я так и подумал.
- Эй, - не выдержал Драко, - ничего, что я здесь сижу? Что за тайны?
Снейп молча призвал из спальни рисунок и передал его Малфою. Тот некоторое время разглядывал поттеровский шедевр, затем фыркнул и вернул картинку зельевару.
- Ты, как всегда, себе льстишь, Поттер. На самом деле еще вопрос, кто кого.
Глаза Гарри азартно блеснули.
- Проверим?
Снейп протестующе поднял ладонь.
- Только не здесь, господа, моя гостиная не предназначена для кошачьих дуэлей. Извольте выяснять отношения в другом месте.
- Как скажете, сэр, - Поттер поднялся, - поздно уже, а мне еще за вашим Карнифициумом идти.
- Во втором часу ночи? Где вас раньше носило?
- Потаскунские работы, будь они неладны. Не волнуйтесь, я быстро.
- Поттер, может все-таки…
Гарри вздохнул.
- Сэр, почему вас так интересует риддловский тайник?
- Любопытно, - признался Снейп.
- Честное слово, ничего интересного. Купание в ледяной воде, кровная защита на входе, озеро, битком набитое инфери… Примитив. Карнифициум там – единственная вещь, достойная внимания.
Снейп саркастически задрал бровь.
- Да, звучит действительно скучновато. Подумаешь - инфери! Да в Хогвартсе от них проходу нет… Поттер, тебе жалко?
- Жалко. Вашего времени. До чаши с зельем вам все равно не добраться, лодка рассчитана только на одного волшебника.
- Гм. А отправить ее в повторный рейс не пробовал?
- Не сработает. Предусмотреть подобный вариант, равно как метлу и анимагию, у Волдеморта ума хватило. Пройдет только один, сэр. Кроме того, вам не стоит сейчас покидать Хогвартс.
- Хорошо, убедил.
- Не расстраивайтесь, сэр. Обещаю, на испытаниях вашего антидота вы будете присутствовать лично.
- Ага, ты таки нашел способ протащить через защиту Лорда второго волшебника!
- Ну… да, есть одна мысль. Озвучивать пока не буду, уж больно она смахивает на кошмарный сон.
- Поттер!
- Торжественно клянусь не делать глупостей, сэр! Без вашего присмотра, по крайней мере. Я пойду?
- Можно подумать, тебе требуется мое позволение. Сейчас двадцать минут второго. Не появишься до трех – начну принимать меры.
- Хм. Интересно, какие.
- Мисс Уизли вызову для начала.
- Серьезная угроза. Буду через час.
И исчез. Снейп даже рот приоткрыл от удивления. Драко же лишь зевнул, изящно прикрыв губы тыльной стороной кисти.
- По части выпендрежа Поттеру точно нет равных.
- Забавно. До этого момента я был уверен, что в Хогвартсе нельзя аппарировать.
- Так и есть, сэр. Почти. Меня Грейнджер просветила. Им с Эджкомб и Чанг удалось перенять кое-какие элементы эльфийской магии. Полностью прошибить дезаппарирующие заслоны девчонкам пока не удалось, но небольшие расстояния в пятнадцать-двадцать футов без защитных заклятий в перекрытиях… Поттер, скорее всего, аппарировал в вашу прихожую, а оттуда смылся в образе крысы.
- Эффектно. И полезно. Ты уже освоил?
- Нет пока, с Образом еще не разобрался. Грейнджер вместе с вами выпала из реальности на две недели, Поттер вынужден безвылазно торчать в школе на глазах у директора. Все, что он успел – это рассказать мне о хоркруксах и дать пару уроков безусловной магии. Потрясающая вещь, сэр, рекомендую.
- Вообще-то я уже знаком…
- Не то, абсолютно иные принципы. Я их не особо понял, но эти умники нашли способ высвобождать собственную энергию объекта воздействия, которая, оказывается, есть даже у подушки. Какие-то там атомарные связи, броуновское движение… пускай лучше Грейнджер вам объясняет. Насколько я усвоил, суть явления сродни изготовлению зелья, только энергия не магическая, а какая-то другая. Нет, магическая тоже нужна… Вот черт.
- Драко, давай по порядку. Есть Лавгуд, и есть подушка. Что дальше?
- Лавгуд приказывает подушке взлететь, и та подчиняется. Ой, только не бейте, сэр! Говорю же, я сам мало что понял. В подушке заключена огромная сила, только расходуется она почем зря. Лавгуд посылает магический… этот… импульс, чем высвобождает часть подушкиной энергии, организует ее в направленный поток и использует в качестве… э-э-э… источника питания для левиосы. Или любого другого заклинания.
- Гм. Что за импульс?
- Очередное творение Поттера и Джинни Уизли, позволяет воздействовать на внутреннюю структуру вещества. Основан на ментальной магии, так что у вас с этим не будет проблем. Прошу прощения, мне пора. Третьи сутки дома не появляюсь, безобразие.
- Как Люциус?
- Все так же. Пытается слепить из эльфов квиддичную команду. Бедолаги в ужасе.
- А мать?
- Уже привыкла. До встречи, сэр.


- Доброе утро, Северус. Рада тебя видеть.
- Доброе, Минерва, взаимно. Что ты делаешь в подземельях? Впрочем, угадать не сложно. Альбус велел тебе за мной присмотреть?
- Он беспокоится о тебе. Как и я.
- Охотно верю и благодарен от души. Но на сей раз я не нуждаюсь в жилетке, Минерва. Все позади.
- Ты был у Помфри?
- Колдомедик мне не требуется, поверь.
- Уверен?
- Ну вот, стоило разок проявить слабость… Минерва, со мной все в полном порядке, припрячь свои материнские инстинкты для кого-нибудь другого. Идем лучше завтракать. Надеюсь, остальные наши коллеги не в курсе моих приключений? Не хотелось бы слышать причитания Филиуса и дам.
- Вижу, ты не изменился.
- С чего бы? Или ты веришь в идиотское утверждение, будто страдания облагораживают?
- Куда уж благороднее…
- Минерва, ты меня смущаешь. Так как насчет Филиуса?
- Успокойся, никто ничего не знает. Ходили лишь слухи, что ты собираешься увольняться. Альбус вынужден был подыскивать нового зельевара, ты же понимаешь…
- Конечно, Минерва. Никаких проблем.


После завтрака, с трудом отбившись от вопросов коллег, Снейп заперся наконец в лаборатории, но не успел распаковать контейнер с вожделенным образцом, как из камина вывалилась взъерошенная сова.
- Боги, кому я еще понадобился! Давай сюда свой сверток, птица, и проваливай, я занят… ох, мисс Грейнджер! Предупреждать надо!
- Простите, профессор, не утерпела. Как наши дела?
- Поттер принес образец. Рабочие мантии в шкафу. Переодевайтесь, и приступим. Мерлин, как эта штука открывается?
- Зеленая кнопка на панели управления.
- А где панель?
- Откиньте крышку на ножке.
- Ага. Какая странная форма…
- Импровизированный кубок. Иной сосуд ваше зелье категорически отказывалось к себе подпускать. Симусу пришлось постараться…
- Ясно. А это что за конструкция?
- Манипулятор. Карнифициума ведь нельзя касаться.
- Двадцать баллов Гриффиндору. Финниган далеко пойдет.
- Если перестанет хвататься за все подряд и сосредоточится на чем-нибудь одном. Сэр, прежде чем мы начнем, - протянула свой сверток, - Гарри просил вам передать.
- А сам он где?
- У Хагрида. Директор старается не оставлять его одного.
- Весьма разумно со стороны Альбуса, - в свертке оказались несколько пергаментных свитков, перехваченных синей лентой, - что это?
- Теория ментальной магии, сэр, записи Ровены Райвенкло в нашем с Луной переводе. Мы не выносим книги из Тайной Комнаты, это для них гибельно, но на копирование запрета нет. Гарри обещал заглянуть к вам после отбоя.
- Ясно, - Снейп благоговейно погладил ленту и решительно отложил сверток в сторону, - переодевайтесь же, Гермиона, нам нужно успеть запустить реакцию до обеда.
Дверь шкафа распахнулась, черный комок ткани пролетел через лабораторию и завис перед девушкой. Глядя, как хламида уменьшается под ее взглядом, Снейп не выдержал:
- Гермиона, один вопрос…
Двадцать минут спустя контейнер так и не был вскрыт.
- …заклиная какую-либо вещь, вы можете использовать один из трех способов энергетической подпитки. Чаще всего это зарядка собственной энергией, но результат, как правило, недолговечен и постепенно сходит на нет. Именно это произошло с фордиком Уизли во время путешествия мальчишек в школу. Им повезло. Пытаясь дотянуть до Хогвартса, Рон принялся колотить палочкой по приборной доске и случайно проклял машину, наделив ее псевдоразумом. Новоприобретенный инстинкт самосохранения вынудил фордик искать другой источник энергии, и им оказались пассажиры. Вот почему Рон с Гарри были так вымотаны. Автомобиль же отправился в Запретный Лес, где магия буквально под ногами валяется. Теперь это милый и добрый, хотя и весьма необычный зверь. Ребята навещают его периодически. Он им дважды жизнь спас.
- Дважды?
- А, так вы не знаете про Арагога? В погоне за Тайной Комнатой эти ненормальные угодили в гнездо акромантул. Подробности пускай вам Гарри рассказывает, я эту историю даже слышать без содрогания не могу. Итак, второй способ зарядки – проклятие. Превращает вещь в элементарного энергетического вампира. Либо пассивного - часы Уизли, к примеру, либо активного – любой темномагический артефакт. Третий способ, при всей своей универсальности, используется нынче только в зельеварении. Активация внутреннего энергетического потенциала вещества. Именно это мы подразумеваем под «безусловной магией». Ничего особенного в этом нет, профессор, вы всего лишь используете вместо своей собственную энергию объекта. В результате вам не приходится тратиться, а эффект воздействия становится практически вечным. Замок Хогвартс. Подземелья Гринготса. Распределяющая Шляпа. Мантия-невидимка Гарри. Великие маги древности умели заставить законы природы работать на себя, но предпочли унести свой секрет в могилу. В дневниках Основателей остались только зашифрованные полунамеки, и лишь благодаря современной магловской науке нам удалось докопаться до сути.
- Потрясающе. А сам механизм воздействия?
- Особая техника медитации. Объяснить практически невозможно, надо почувствовать, а за этим обращайтесь к Гарри. Я, как уже говорила, отвратительный легилимент.


- Привет, Уизли.
- Привет, Малфой. Совершенствуешься в анимагии?
- Ну да. Были проблемы с одеждой. Я нормально выгляжу?
- Неплохо. Ботинки только переобуй. Что случилось?
- Нужна твоя помощь. В шесть утра ко мне заявилась Мариэтта. У Аврората на руках очередная анонимка, они готовят обыск в Малфой-мэноре. Все бы ничего, но состояние отца неизбежно выплывет на свет божий. Как насчет изобразить Люциуса Малфоя во всем блеске фамильной славы?
- А что скажет Волдеморт?
- Спою ему песенку про оборотное зелье.
- Офигеть. Сын Артура Уизли прикрывает Малфоев. Мать куда денешь?
- Веду ее в Лувр сразу после завтрака. Вместо нее будет Мариэтта. Так ты согласен?
- Еще бы! Всю жизнь мечтал нацепить на себя тонну бриллиантов. А кто будет тобой?
- Вообще-то мне там присутствовать необязательно…
- Еще как обязательно! Джи-и-инни-и-и!


Снейп предельно расслабился, пытаясь воссоздать ощущения той памятной ночи, когда была уничтожена Метка, но перед глазами клубился лишь густой серый туман. Ни струнного звона, ни разноцветных нитей, ни призрачных рук. Что он делает не так? Дьявол… Мелькнул какой-то отблеск, Снейп невольно рванулся за ним – и тут же все исчезло. Он стоял посреди собственной гостиной и недовольно таращился на зачарованное яблоко. Рядом вздохнул Гарри.
- Не переживайте, сэр, вы и так учитесь невероятно быстро. Нам вот понадобился почти год, чтобы освоить ментальную магию.
- Вам понадобился почти год, чтобы найти, расшифровать и суметь применить знания, утраченные тысячелетие назад! В работах Ровены нет ничего кроме теоретических выкладок! Боги, да у вас не было не то что наставника, но даже элементарного самоучителя! Мне же преподнесли все на блюдечке, все, от четких инструкций со схемами до терпеливого учителя. Не вздумай возражать, Поттер, твоему терпению позавидовал бы сам Дамблдор! И ты смеешь заявлять мне после этого, что я быстро учусь?
Снейп упал на диван, прикрыл глаза и совсем тихо добавил:
- Ты хоть понимаешь, что совершил невозможное, Гарри? Сообразить, о чем писала Райвенкло – уже выдающееся достижение, ты же умудрился воплотить ее идеи в действительность. В жизни бы не подумал, что когда-нибудь скажу это… но ты гений, дорогой мой Поттер.
Мальчишка ошеломленно заморгал и плюхнулся рядом.
- Северус, вы… мягко говоря, преувеличиваете. Это всего лишь интуиция. Врожденная интуиция окклюмента. Если бы вам довелось обнаружить те записи первым, вы бы вцепились в идею их конкретизации и применения на практике не хуже меня.
- Не знаю. Возможно. В любом случае, сомневаюсь, что мне бы это удалось. По крайней мере, так, как тебе.
- А я вот не сомневаюсь. Восемьдесят семь процентов, помните? В способности к ментальной магии мы равны. Вы с первой попытки вошли в созданное мной поле Метки. Практически сразу уловили суть процесса и подключились к нему наравне с нами. Чтобы достичь таких результатов, Джинни потребовалось пять месяцев.
- А тебе?
- Мне… ну… если честно, пара дней. А вам – пара минут.
- Гарри, мне было кому подражать. С таким примером перед глазами не справился бы только идиот. Тебе же приходилось двигаться наощупь. Пара дней… Я уже говорил, что восхищаюсь тобой?
- Северус, это уже слишком. Хотите, чтобы я заработал в придачу к комплексу героя еще и комплекс непризнанного гения?
- Я хочу, чтобы ты научился себя ценить. Единственный комплекс, наличие которого не вызывает сомнения – это комплекс неполноценности. Хотя вру, еще ответственности за судьбы мира. Ну и, конечно, вины.
- Кто бы говорил о вине. Это не я похоронил себя в подземельях, терзаясь ошибками юности и маниакальным стремлением их искупить.
Зельевар в ярости вскочил.
- Позвольте напомнить, мистер Поттер, я больше не ваш пациент! Прекратите препарировать мою душу!
Гарри только устало покачал головой.
- Я мог бы попросить вас о том же. Давайте заканчивать с психологическими этюдами, судя по всему, это опасно для жизни. Предлагаю прерваться на чай и успокоение нервов. Потом продолжим попытки создания поля. Попробуем по-другому, у меня есть идея…


- Он абсолютно не изменился, Альбус. Заперся в подземельях и никого к себе не пускает.
- Действительно. Меня беспокоит, что он там один.
- Раньше не беспокоило.
- Раньше он не запирал камины.
- Что мы можем сделать?
- Кажется, у Помоны юбилей в начале февраля? Предложи-ка ей организовать вечеринку…


Алая нить послушно закрутилась спиралью и рассыпалась мерцающим дождем. Клубок распался. Снейп легко оттолкнулся, плавно вышел из сумрака поля и удовлетворенно улыбнулся в ответ на торжествующее выражение на поттеровской физиономии.
- Отлично, Северус! С третьей попытки! Все-таки вы – эмоциональный окклюмент. Никогда бы не подумал.
- Расшифруй, будь добр.
- Для создания ментального поля вам недостаточно усилия разума. Необходим еще и душевный порыв, спровоцированный личным отношением к происходящему. Джинни вот – окклюмент рациональный, ей ничего такого не требуется, но и возможности ее в ментальной магии несколько ограничены. Наши же с вами горизонты практически беспредельны, поэтому Волдеморту не дано с нами справиться. Правда, и опасность при эмоциональном подходе возрастает в десятки раз.
- Почему?
- Помните, чему учили меня на уроках окклюменции? Контроль и самодисциплина. Стоит вам пойти на поводу у собственных чувств – и магический поток выйдет из подчинения, скрутит вас, запрет в ментальном поле, и не факт, что вы сумеете выбраться, даже с чьей-либо помощью. В лучшем случае вам светит Мунго, в худшем – кладбище.
- Милая перспектива.
- Надеюсь, вам это все-таки не грозит. Вы же собаку съели на самоконтроле.
- В последнее время мой хваленый самоконтроль частенько дает сбои. Особенно, когда дело касается тебя.
- Такое и раньше бывало. Помните банку с тараканами?
- Ну, это не показатель. Не сдержись я тогда – ты не вышел бы из моего кабинета живым.
- Да, ненависть – плохой советчик. Но теперь все по-другому, - взгляд полон надежды и сомнения, - правда?
- Правда, - ободряющая улыбка в ответ, - влез ты мне в душу, негодный мальчишка. Спасибо хоть, у тебя хватает такта не называть меня по имени в присутствии третьих лиц.
- Боюсь, такт тут ни при чем. Вы и представить себе не можете, как я мечтал завоевать ваше доверие. И теперь не хочу его потерять. Мне кажется, наши новые отношения – вещь настолько личная, что остальным совершенно необязательно знать подробности. Элементарный эгоизм, Северус.
- Нельзя спрятать очевидное. Ты проводишь со мной вдвое больше времени, чем с остальными, вместе взятыми. Не боишься растерять друзей?
- С какой стати? Нам с ними столько довелось пережить, что для мелких обид и ревности давно нет места. Ребята все понимают и очень рады за меня.
- Чему тут радоваться, позволь спросить?
Гарри снисходительно улыбнулся.
- Сэр, у меня, в отличие от них, никогда не было рядом взрослого человека, которому я мог бы полностью довериться. Директор позаботился, чтобы единственным кандидатом на эту роль оставался он сам. У меня хватило ума распознать подоплеку его ненавязчивой опеки, но проблему это не решило. Понимаю, вам сложно поверить, что Гарри Поттер, при всей его показной независимости и прочих выкрутасах, отчаянно нуждается в человеке, к которому он мог бы прийти за советом и поддержкой. Смею надеяться, что такой человек теперь у меня есть.
- Гарри… - зельевар невесело усмехнулся, - не представляю, чем заслужил такую честь, но… ты не можешь не замечать, что на данный момент заботливым наставником в нашей паре являешься именно ты.
- Это временно. Уверен, вскоре возраст возьмет свое. Я вовсе не такой идиот, как думает Гермиона, и прекрасно понимаю, что наши отношения с Сириусом были ненормальны. Но вы – не он. Наверное, это безумие – считать, что вы согласитесь взвалить на себя такую ношу, но, тем не менее, я надеюсь.
- Гарри, мне кажется, ты делаешь неправильный выбор. Не думай, пожалуйста, что я отказываюсь, мне очень приятно твое доверие, просто не понимаю… почему я? Почему не Артур с Молли? Не Люпин, в конце концов?
- Уизли хватает проблем с собственными детьми. Молли способна лишь кудахтать надо мной а-ля наседка, а Артур чересчур занят добыванием денег и своими магловскими игрушками. Кроме того, они оба преданы Дамблдору не меньше Хагрида. Рем же предпочел самоустраниться из моей жизни после смерти Сириуса, и я его не виню. Да и не жалею, по большому счету. Он – отличный учитель, но никудышный наставник. Боюсь, гибель друга его окончательно подкосила, сейчас он слишком зациклен на собственных переживаниях, чтобы обращать внимание на чьи-то еще. Кроме того, вы сами знаете, насколько тяжело ему даются решения, связанные с необходимостью вмешаться в происходящее. Вы же, при всей своей неприязни, никогда меня не бросали. Учили, воспитывали, оберегали. И при этом относились ко мне как к обычному мальчишке, а не потенциальному герою.
- Я вышвырнул тебя из своего кабинета после думосбора. А ведь прекрасно понимал, насколько важна окклюменция для твоей защиты.
- Разве, сэр? Мне кажется, бессмысленность тех уроков была для вас не менее очевидна, чем для меня. И вы просто воспользовались отличным поводом их прекратить.
- Верно. Но это не означает, что моя ярость была притворной. Боги, да я едва удержался от применения круцио!
- Однако удержались, сэр. И неделю спустя прикрыли меня от прихвостней Амбридж, когда я полез в ее камин разбираться с Сириусом. Джинни видела, как вы увели Крэбба с Гойлом из коридора. И чего они там забыли, пока вся школа любовалась на болото?
- Их прислала старая жа… гм… Долорес. Велела приглядеть за кабинетом, так как забыла его запечатать. Позволь заметить, было глупо так подставляться. Неужели при твоих возможностях не нашлось другого способа связаться с Блэком?
- Я не мог светить свои возможности даже перед Сириусом, а задать ему пару вопросов душа горела. Конечно, было еще зеркало…
- Зеркало Связи?
- Да. Сириус дал мне его после Рождества, просил вызывать его, когда вы уж слишком меня допечете. Но настораживали две вещи: во-первых, Сириус явно не хотел, чтобы о зеркале узнал кто-нибудь из фениксовцев, а во-вторых, сам он никогда не пытался им воспользоваться, даже не упоминал о такой возможности. Это при его-то изоляции на Гриммо! Изучив игрушку, я выяснил, что она – одна из четырех, причем где находятся еще две – неизвестно. Если третье зеркало принадлежит Рему, то последнее, по логике вещей, осталось во владении Петтигрю, и тогда понятны становились причины конспирации, три слоя бумаги на свертке и нежелание Сириуса пользоваться единственной возможностью общения с любимым крестником. Наверное, он сразу пожалел о своем порыве.
- Непростительное разгильдяйство. Чем, прости, он думал, когда отдавал тебе столь опасную вещь?
Горький вздох.
- Это же Сириус. Сначала действовать, а после размышлять о последствиях вполне в его стиле. И я должен был об этом помнить, отправляясь в министерство.
- Гарри…
- Не надо, Северус. Именно мои действия спровоцировали Сириуса на последнюю в жизни глупость. И не в ваших силах отменить этот факт.
- Гарри, да пойми же наконец, нельзя взваливать на себя вину за редкий идиотизм Блэка! В конце концов, ты отказываешь ему в праве на самостоятельные, пускай и дурные, решения. Он был взрослым человеком, не смотря на весь свой инфантилизм. Да и как, Мерлина ради, ты мог предотвратить его эскападу?
- Как угодно! Предупредить Рема, послать на Гриммо кого-нибудь под Образом…
- Гарри, Блэк игнорировал даже прямой приказ Дамблдора. Поверь, никакой петрификус не удержал бы его от возможности ввязаться в драку. Когда я вышел на связь и передал твое сообщение, у него глаза загорелись. Знаешь, тяжело было просить… да буквально умолять старинного недруга не высовывать носа из дому, и тем не менее, я сделал это. Я почти извинился. Блэк был в шоке. Но, как видишь, его это не остановило. – Снейп перевел дух и снизил голос до шепота. - Я ненавидел его, ты знаешь. Все эти детские подначки, рассуждения о пользе для Ордена, дурацкий выпендреж… Пойми, Гарри, в произошедшем куда больше моей вины, чем твоей.
Поттер медленно покачал головой, глаза его подозрительно блестели.
- Вы пытались его остановить… Северус… Вы переступили через себя, желая предотвратить гибель врага, в то время как я даже не подумал о такой возможности…
- Да ты меня слушаешь или нет, упрямый ребенок? Не в твоих силах было удержать Блэка от очередной глупости!
- Может быть. Но дело в том, что я даже не попытался. В отличие от вас.
- Гарри, что толку сожалеть о несделанном, если оно все равно не дало бы результата? Блэк мертв, этого ничем не изменишь. Пора отпустить его. И жить дальше.
Ожидая ответа, зельевар скрестил пальцы на удачу. Но Поттер молчал, задумчиво покусывая дужку очков. Через десять минут Снейп не выдержал, отобрал у парня несчастную оптику и встретил растерянный взгляд зеленых глаз.
- Гарри?
- Я… не знаю, как вы это сделали, но мне легче, намного легче. Словно долго висел над бездной, а когда наконец решился отпустить руки, оказалось, все эти годы под ногами была твердая опора, а пропасть – всего лишь игра воображения. Вот поэтому я и выбрал вас, Северус. Не знаю человека, более надежного и достойного доверия. Прошу, не отказывайте мне в помощи и совете.
- Гарри…
- Пожалуйста, Северус. Ведь вам это тоже нужно. Нужно заботиться о ком-то, пусть даже этот кто-то – Гарри Поттер.
- Мальчишка… - не сдержав порыва, Северус потрепал парня по волосам. – Снова себя недооцениваешь. Твоей мудрости и опыту позавидовал бы иной старик. Ну какой, к шерстепухам, совет я могу тебе дать?
Счастливая, совершенно детская улыбка озарила лицо гриффиндорца.
- Ну, для начала хотя бы совет не вляпываться в очередные неприятности. Не его ли вы неустанно повторяли на протяжении шести лет?
- Сдается мне, он уже неактуален.
- Он всегда актуален, сэр. Не будь я, черт возьми, Гарри Поттером.



* Камена – к римской мифологии – муза науки и искусств.

** Будлз – британский сухой джин.




Глава 11.

- Мой Лорд. Умоляю простить, я без вызова…
- Драко, подойди. Очень хорошо, что ты явился. Сегодня первый день семестра.
- Да, мой Лорд.
- Что там за невероятная история с возвращением Северуса?
- Это правда, мой Лорд. Человек, крайне похожий на нашего декана, провел сегодня три урока и факультетское собрание.
- Крайне похожий, Драко?
- Это не он, мой Лорд. Я почти уверен.
- Что ж, это все объясняет. Доказательства?
- Множество мелких деталей. Несвойственная Снейпу мягкость наказаний для гриффиндорцев и хафлпаффцев. Невесть откуда взявшиеся привычки щелкать пальцами и передергивать плечами. Снейп закладывал книгу пером, а этот загибает уголки. Котел передвинул левиосой – истинный зельевар никогда в жизни так не сделает. И главное: Снейп был правшой, а этот человек – явный левша, хотя и старается это скрыть.
- Достаточно, Драко. Следи за ним и за старикашкой Дамблдором, подмена – наверняка его рук дело. Как обстоят дела со шкафом?
- Мне пока удалось только его найти и осмотреть, мой Лорд. Он серьезно поврежден, восстановить будет непросто.
- Тебе это по силам?
- Безусловно, мой Лорд, хотя это займет некоторое время…
- Что ж, действуй, но не вздумай затягивать. Если к июню шкаф не будет работать, ты составишь компанию своему отцу. Свободен.


- Ну, Чжоу, что скажешь?
- Пока ничего определенного. Крайне запутанная схема, много лишних узлов и тупиковых ответвлений. Гарри смотрел?
- Конечно. Сказал то же, что и ты – черт ногу сломит.
- А Симус?
- Симус заявил, что это не к нему, он спец по магловским механизмам, понятия не имеет, с чего тут стартовать, но если потребуется, готов помочь в процессе. Короче, вся надежда на тебя и на Луну. Они с Гарри сейчас придут… Чжоу?
- Погоди, сейчас… Блин, Флитвику бы это показать…
- Ага, Луна тоже хотела. Чжоу, ты спятила?! Вылезай немедленно! Чжоу!!!
- Мариэтта, не ори, будь добра, он заблокирован. И судя по всему, нашим деканом.
- Из-за Монтегю, наверное. Привет, Гарри, Луна.
- Конечно, из-за Монтегю. Сильный блок. Гарри, займись, а?
- Сначала вылези оттуда. Не хотелось бы разыскивать тебя по всей Англии.
- Бери выше… Луна, ты тут подольше ковырялась. Есть что-нибудь?
- Пока не густо, слишком уж все запутано. Определенно можно сказать одно: это древний простанственно-временной портал с неопознанным принципом действия. К современным способам перемещения оный принцип отношения не имеет. Сам шкаф является точкой привязки, причем, одной из трех. Между ним и остальными двумя должно возникать подобие коридора, нечто вроде спицы, воткнутой в клубок. Точнее пока сказать нельзя, нужно время…
- Времени у нас вагон, Риддл выставил Драко королевские сроки – до лета. – Гарри почесал макушку, - интересно, где третий шкаф…
- В Индии.
- Где?!
- В Западной Индии, – Чжоу осторожно прикрыла дверцу и встряхнула ладонями, - по крайней мере, был там лет четыреста назад. Не смотрите на меня так, это Гермиона в библиотеке выкопала. Шкафы сделаны в Испании или в Португалии в конце шестнадцатого века. Это были времена европейской экспансии в бассейне Индийского океана, порталы предназначались для связи с форпостами. Вскоре голландцы и англичане вышвырнули португальцев с индийского побережья. С тех пор там много чего произошло, европейцы дрались за мировое господство, фактории строились, завоевывались и перезавоевывались, и наши шкафы между делом вывезли обратно в Европу. Два из них очутились в Англии, про третий ничего не известно, но он тоже уцелел, иначе где еще могло носить Монтегю? Не у Горбина же в лавке. Гарри! Ау!
- Что?
- У тебя такой вид, будто ты словил очередное озарение. Есть идеи?
- Э-э-э… нет. Не по поводу ремонта, по крайней мере. Когда ты сможешь заняться проблемой вплотную?
- Не знаю пока. Расписание в Оксфорде – штука непредсказуемая, а дисциплина куда жестче, чем в Хогвартсе. Мы с Мариэттой и так изворачиваемся, как можем.
- Если что, вас близнецы заменят.
- Заменить-то заменят, а вот коллоквиум вряд ли отработают. Ладно, появлюсь в субботу с утра. Луна?
- Без проблем. Драко позовем, он вроде как тоже соображает в древних артефактах. Справимся.
- Куда денемся. И скажи Малфою, пускай напишет Монтегю, расспросит о деталях того приключения.


- Что это, Поттер?
Хмурая физиономия, глаза в пол, неразборчивое бурчание.
- Содержательный ответ. Я всегда подозревал, что под видом Гарри Поттера в школе обучается орангутанг.
Яростный взгляд исподлобья.
- Если не хотите окончательно утвердить меня в моих подозрениях, потрудитесь выражаться членораздельно. Итак, что это?
- Закваска для Зелья Сновидений. В первой стадии. Сэр.
- Мистер Поттер, пожалуй, ради вас стоит ввести в Хогвартсе награду «За самые плачевные результаты». Шесть с половиной лет вы переводите ингредиенты у меня на уроках, и ни разу за это время не изготовили ничего приемлемого, если, конечно, не считать дырки на штанах от весьма талантливого ерзанья. Ваша так называемая закваска не годится даже для поливки бубонтюберов. Минус пять баллов, эссе о восьми способах приготовления Зелья Сновидений с подробным пошаговым анализом и исторической справкой. И задержитесь после урока.
- Отработка, Поттер, - пропел вполголоса Драко с соседнего ряда, и зельевар ухмыльнулся.
- Не угадали, мистер Малфой. Я не собираюсь тратить вечер пятницы на ленивых бездарных знаменитостей. Мистер Поттер всего лишь избавит свой котел от останков того, что он называет закваской. И котел мистера Уизли заодно. Похоже, гриффиндорцы способны влиять друг на друга лишь отрицательно.
Разворачиваясь, поймал со слизеринской половины класса несколько недоуменных, с нотками подозрения взглядов. Неплохо. В былые времена Гриффиндор потерял бы баллов двадцать, а Поттер как миленький отправился на недельную отработку к Филчу, раз уж самому профессору недосуг над ним поиздеваться. Нетипичное поведение декана – благодатная почва для слухов на факультете, а Драко придаст оным направление и форму. Поттеру же придется писать эссе об Аликвием Хербисе, пускай не думает, будто на его Наведенном Сне свет клином сошелся. Хоть зелья подучит, остолоп, даже если сядет на шею Грейнджер. Подвиги подвигами, но ТРИТОН для героев никто пока не отменял.
- Урок окончен. Можете покинуть класс. – Еще штришок, совершенно не снейповская фраза. Для того, чтобы «покинуть класс», ученикам, как правило, указание не требовалось – они и так делали это в рекордно короткие сроки, подгоняемые ледяным взглядом профессора, если тому казалось, что они исчезают за дверью недостаточно быстро.
- Сэр? – Поттер махнул ладонью в сторону двери, другой провел над котлами, - отличная идея с правой-левой рукой. Как вам это удалось?
- Каждый приличный зельевар должен быть амбидекстралом*, Поттер. Ты ведь специально испоганил зелье, я прав?
- Ну да. Надо бы нам с вами побыстрее освоить ментальный диалог, чтобы не приходилось прибегать к столь детским уловкам. Сегодня вечеринка у Спраут.
- Да.
- Вам стоит знать, что директор инициировал сборище ради вас. Что у него на уме – неизвестно, так что будьте осторожны, ладно?
- Я всегда осторожен, Поттер, но спасибо за предупреждение. У меня для тебя тоже новости. Антидот готов.
- Да-а-а? А почему Гермиона молчит?
- Она не знает. Я закончил тесты в седьмом часу утра.
- А выглядите отлично… хотя чего я удивляюсь. Баллы Герм сейчас за Алакритас начислили? Крэбба едва удар не хватил.
- Баллы мисс Грейнджер получила за отлично выполненное задание. Кстати, не вздумай увильнуть от написания эссе. И учти, стиль Гермионы мне прекрасно известен.
- Вот черт… Ладно, что с антидотом?
- Отправляться нужно сегодня.
- Почему бы нет. Полночь, стадион, раздевалка под гриффиндорской трибуной?
- Договорились.


- Альбус, вы сегодня на диво неразговорчивы. Берете пример с Северуса?
- Что ты, Помона, просто решил хотя бы в честь юбилея избавить вас от своей докучливой болтовни. Отличный ликер, Минерва, Сивилла, рекомендую. Северус, а ты что пьешь?
- Бренди, директор. Вы же знаете, я не люблю сладкого.
Дамблдор улыбнулся и снова прикрыл глаза, откинувшись на спинку кресла. Казалось, он дремлет, но Снейп нутром чуял напряжение директора. Гарри снова оказался прав, что-то тут не так.
- Северус, по моему факультету ходят странные слухи, будто ты сегодня начислил баллы Гермионе Грейнджер.
- Так и есть Минерва. Уверяю тебя, она их заслужила.
- Не сомневаюсь, но раньше ее успехи в учебе не были для тебя столь очевидны.
- Людям свойственно меняться, и даже я способен признавать свои ошибки. Не понимаю, что тебе не нравится, ведь в кои-то веки декан Слизерина оценил гриффиндорца по достоинству.
- Отчего же, это великолепно. Просто я уже не в том возрасте, когда внезапные перемены к лучшему являются поводом только для радости. Особенно когда дело касается тебя, уж прости мне мою недоверчивость. С каких пор ты держишь нож в левой руке?
- Могу и в правой, просто она… гм… побаливает. Четыре перелома, Минерва. Боюсь, я еще не окончательно избавился от последствий.
- Кстати, Северус, почему ты так и не обратился к Поппи?
- Повторюсь, среди моих проблем нет ни одной, с которой я не мог бы справиться сам. И умоляю тебя говорить потише. Если помнишь, остальные наши коллеги не в курсе произошедшего.
- Извини. И все же, Северус…
- Благодарю за заботу, но у меня действительно все в порядке.
- Как скажешь. К слову о признании ошибок, Северус. Могу ли я надеяться, что однажды ты воздашь по заслугам и Гарри Поттеру?
- Уверяю, Минерва, я делаю это практически ежедневно.
- Ты несправедлив…
- Напротив, справедливость в данном случае торжествует. Прошу, оставим тему, Минерва. Праздник все-таки.


Джинни Уизли сидела одна в полутемной гостиной Гриффиндора и задумчиво таращилась в догорающий камин. Часы прошелестели четверть первого, от девичьих спален послышался шорох, и полминуты спустя в гостиную скользнула тень.
- Джин, звала? Ты чего тут одна сидишь? Где Гарри?
- Герм… присядь. Гарри ушел. Он просил тебя не психовать и не обижаться… в общем, они с профессором отправились за медальоном.
- Что? Нет, быть не может, антидот еще не готов…
- Готов. Снейп закончил опыты рано утром.
- Сволочь! - Гермиона со всей силы врезала ладонью по резному подлокотнику кресла и тут же сунула отбитые пальцы в рот.
- Герм, успокойся…
- Дьявол, Джин! Я полгода потратила на это зелье, а когда наконец появился результат, меня даже не соизволили поставить в известность!
- Я ставлю. Герм, они просто не могли позволить себе тратить время на споры. Ты же непременно потребовала бы своего непосредственного участия в эксперименте…
- Разумеется! По-твоему, я этого не заслужила?
- Конечно, Герм. Но подумай: профессор создал и Каринифициум, и немало другой гадости, что стоила жизни невинным людям. Гарри уверен, что Снейп до сих пор дергается по этому поводу. Если для тебя добыча медальона – это триумф исследователя, то для него – искупление. Или хотя бы его часть…
- Дьявол… Думаешь, Гарри позволит Снейпу самому… хотя это к лучшему. Если что-то пойдет не так, у Гарри куда больше шансов вытащить профессора, чем наоборот.
Джинни слегка побледнела.
- А что может пойти не так?
- Видишь ли, единственный эффект, от которого нам так и не удалось избавиться – это галлюцинации. И если физически организму при условии предварительного употребления антидота ничего не грозит, то психологически… Действие Карнифициума сродни дементорам: самые ужасные воспоминания… короче, профессору придется несладко. Ей-богу, лучше бы он уступил место испытателя мне. У меня в жизни было куда меньше кошмаров.
- Интересно… - Джинни задумчиво поправила локон, - как думаешь, Гарри об этом знает?


В сумраке поля пульсировали три ослепительно белых с серебристыми искорками клубка. Притяжение их было столь велико, что нитяные потоки искривлялись, льнули к ним, оплетая магические коконы слоем дополнительной защиты.
«Что скажешь, Поттер?»
«Силен»
«Для чего это?»
«Насколько могу судить, перед нами ментальное воплощение необычайно мощных следящих чар. Призваны фиксировать любое магическое перемещение»
«Черт»
«Согласен. Ни камина, ни аппарации, ни порталов. Фактически директор запер вас в Хогвартсе. Уходим, Северус, тут работы на всю ночь. Займемся на выходных»
«А наш вояж?»
«Ничего не попишешь, придется отложить»
«Если откладывать, то надолго. Срок годности антидота – сутки, а на изготовление новой порции уйдет еще месяц»
«Дела… В любом случае, здесь нам сегодня делать нечего. Выбираемся»
Толчок, мгновенное парение – и снова полутемная раздевалка. Они присели на лавочку, помолчали.
- И какие будут предложения, Поттер?
- Надо идти сейчас.
- Пешком? До ближайшего побережья тут, если не ошибаюсь, миль триста.
- Можно взять метлы.
- В такую холодину?
- Согревающие чары.
- Гарри… - Снейп смущенно потер подбородок, - откровенно говоря… я не очень хорошо держусь на метле.
- Да-а? Что-то мне так не показалось. Когда вы судили наш матч с Хафлпаффом…
- Зелье Волатус. Метла мне тогда вообще была ни к чему. Но срок действия у него ограничен, а при многократном применении придется столкнуться с очень неприятным побочным эффектом… Короче, ты не представляешь, как я был рад, что матч не затянулся.
- Да вы же плевались от ярости!
- Плевался, но не от ярости. Кроме всего прочего, у Волатуса еще и премерзкий вкус.
- Дела. Интересно, на какие еще жертвы вам приходилось идти ради сына Джеймса Поттера…
- Гарри, мне показалось, этот вопрос мы уже выяснили.
- Хорошо, проехали. Обойдемся без метел. Все равно эти школьные развалины и до Хогсмита не дотянут, - решительно поднялся, - пошли.
- Куда?
- На опушку.
- Поттер, ты собираешься снова оседлать фестралов? – Снейп легко догнал парня и зашагал рядом, - так не выйдет, они в спячке до марта. Неужели Хагрид вам этого не объяснял? Или твоя удивительная способность пропускать лекции мимо ушей касается не только моих уроков?
- На фестрала я в жизни больше не сяду, - мрачно обронил Гарри, - то еще удовольствие.
Остаток пути прошел в молчании. На первых деревьях парень резко затормозил, так что Снейп, не ожидавший маневра, пролетел на несколько шагов вперед. Постоял, не оборачиваясь.
- И что дальше, Поттер?.. Поттер?!!
- Фррррхрррах!
Вороной красавец гиппогриф взметнул снег ударом когтистой лапы и покосился на зельевара зеленым глазом. Снейп перевел дух.
- Ну знаешь…
Осторожно подошел, коснулся гладких перьев. Гарри потерся мощным клювом об рукав его мантии, и тут же вскинул голову, недвусмысленно указывая себе на спину, присел, облегчая профессору задачу. Тот нерешительно поставил ногу на изгиб крыла.
- Интересно, с чего ты решил, будто верхом я летаю лучше, чем на метле?
- Ххрррфффрух!
- Не смей хихикать, дерзкий мальчишка, иначе о конфиденциальности можешь забыть. Спешите видеть! Северус Снейп оседлал Гарри Поттера! Драко будет в восторге… А-а-ах!
Не дожидаясь окончания профессорского монолога, гиппогриф развернул аспидные крылья и резко взмыл в воздух. Зельевар вцепился в перья на его загривке, стиснул коленями бока, чувствуя, как перекатываются под гладким оперением бугры мускулов.
- Поттер, беру свои слова обратно. Слышишь? Все слова беру! За все годы знакомства! Ох, мерлинова борода, и чем меня метла не устраивала…
Вообще-то, сам виноват. Соизволил бы оторваться от котлов на пару дней для изучения Образа – и парил бы сейчас рядом с Поттером в виде какой-нибудь птицы. Но нет, ограничился осторожным преобразованием в Люциуса и обратно – и рванул отслеживать очередную реакцию, фанатик ненормальный. Вот и цепляйся теперь за скользкие бока, глотай ледяной ветер, прижимайся грудью к жестким перьям, стараясь воедино слиться с мощным телом, мерзни, как распоследний магл… Боги, что за кретинизм, палочку-то у него никто не отбирал.
Через минуту, окутанный согревающими чарами, с удобными поводьями в руках, Снейп смог наконец выпрямиться в подобии седла и оглядеться по сторонам. Пронзительно-черное небо с яркими точками звезд, туманное облако вокруг почти полной луны – Люпину сейчас, должно быть, не сладко. Поттер заложил вираж, мелькнули внизу огоньки какой-то деревни, и странное чувство охватило зельевара – легкость, восторг, ощущение безграничной свободы. Так вот что испытывает Гарри, поднимаясь в небо. Следуя порыву, Снейп слегка пришпорил мерно вздымающиеся бока и усмехнулся в ответ на возмущенное фырканье.
- Да, Поттер, мне это начинает нравиться. Быстрее можешь? Такими темпами мы и к утру не доберемся.


- Как тебе юбилей, Минерва?
- Альбус, только не говорите, что вызвали меня во втором часу ночи ради моих впечатлений от очередной вечеринки. Скорей уж дело в Северусе.
- Ты права. Он довольно рано ушел.
- Как обычно. К тому же, сегодня его дежурство, я только что встретила его в коридоре.
- Я рад.
- Чему?
- Тому, что ты его встретила.
Пауза.
- Что происходит, Альбус?
- Боюсь, я не совсем понимаю, что ты имеешь…
- Бросьте, я вам не Помона. На вечеринке вы два часа накладывали на него какие-то чары.
Вздох.
- Хорошо, признаю. У меня стойкое ощущение, что Северус периодически покидает Хогвартс, и мне крайне необходимо знать, куда он отправляется.
- Альбус… неужели вы перестали ему доверять из-за того происшествия с Уолденом? После всего, что мальчику пришлось пережить…
- Минерва, поверь, я и не думал сомневаться в Северусе. Я просто беспокоюсь. Согласись, история его спасения выглядит очень странно. Северус и раньше был скрытен, а теперь и вовсе замкнулся в себе. Боюсь, наш дорогой профессор невольно оказался участником событий, истинного значения которых он не в состоянии оценить.
- Не понимаю.
- Я тоже, Минерва, я тоже…
Двумя этажами ниже Рон Уизли в Образе профессора Снейпа вынул из уха горошину наушника и, нахмурившись, уставился в черноту окна.


Небольшая лодка выскользнула из зеленоватого тумана и ткнулась носом в каменистый берег. Снейп задумчиво разглядывал низкие борта. Поттер в очередной раз оказался прав – ничего интересного в пещере пока не наблюдалось. Даже купания в ледяной воде удалось избежать: Гарри на бреющем полете ворвался в грот и опустился на камни, даже не замочив когтей. Ссадив седока, преобразовался, молча выслушал порцию язвительных замечаний, мазнул по стене порезанным пальцем и шагнул в темноту открывшегося прохода. Дальше они долго шли по берегу черного озера, оскальзываясь на камнях, пока не остановились, чтобы вызвать лодку. Скука смертная. Будь он на месте Лорда, изобрел бы что-нибудь поинтереснее.
- Лодка рассчитана на одного?
- На одного волшебника. В случае срочного изъятия хоркрукса Риддл планировал прихватить с собой домового эльфа, чтобы было кого напоить зельем.
- Действительно, примитив, но примитив мощный. Что дальше? Превратишься в крысу?
- Образ модифицирует организм полностью, исключая лишь две вещи: сознание и уровень магической силы. А защитное заклятие Риддла ориентировано как раз на силу. Оно распознает полноценного волшебника и в птице, и в крысе, и в эльфе.
- Гм, неплохо. Но у тебя, кажется, была идея?
- Да.
Помолчал, кусая губу. Снейп выжидательно приподнял бровь, пытаясь заглушить растущее беспокойство.
- Гарри?
- В озере плавает около двух сотен инфери.
- Боги…
- Да, все они – маглы, жертвы первой войны. Волдеморт запустил их сюда с единственной целью – охранять хоркрукс. Они вцепятся в любого, кто коснется воды вне лодки.
- И?..
- Чтобы добраться до острова, мне придется стать одним из них.
Снейп невольно передернулся.
- Ты с ума сошел?
- Есть другой вариант. Я плыву туда один, а вы дожидаетесь меня здесь.
- Нет!!!
- Почему? Антидот может дать сбой?
- С антидотом все в порядке. Ты обещал мне… - Снейп на секунду прикрыл глаза, стараясь успокоиться. Он не собирался посвящать Поттера в проблему галлюцинаций до того, как выпьет антидот, - хорошо. То есть… как это вообще возможно? Инфери по определению - труп! Или Образ способен трансфигурировать тебя в неживую материю?
- Не совсем. Инфери – магическое существо, наделенное псевдожизнью. Сродни вампирам, только у тех есть еще рассудок и собственная магия.
- Для превращения в вампира вам приходится пить зелье, я не прав?
- Правы. Но вампиризм – это прежде всего свойство магии, на которую Образ повлиять не в силах. То же касается оборотней или анимагов. Преобразовавшись в Макгонагалл, я не смогу обернуться кошкой. А превратившись в инфери, не буду мертв. Остается лишь надеяться, что мои будущие сотоварищи этого не учуют.
- Гарри…
- Выбора нет, Северус. Зрелище наверняка будет крайне неприятное, но вам придется на меня смотреть, чтобы вовремя выдернуть из воды, если здешние обитатели поведут себя недружелюбно. В таком случае сматываемся со всей возможной скоростью.
- Ох, не нравится мне это…
- Ничего не поделаешь, - Поттер в мгновение ока оказался раздет до трусов и протянул зельевару очки, - припрячьте пока.
Снейп в очередной раз мысленно выругал себя за то, что отложил освоение Образа на потом. Куда проще было бы залезть в воду самому, чем наблюдать сейчас, как Гарри медленно покрывается трупной зеленью. Как истончается плоть, оставляя лишь обтянутые склизкой кожей кости, как исчезает в провалах черепа яркая зелень глаз, как клоками вылезают волосы, превращаясь в свалявшуюся паклю. Когда серые губы шевельнулись и выплюнули несколько зубов, Снейп невольно втянул воздух сквозь стиснутые челюсти. Рука трупа – конструкция из костей – дернулась было к нему и замерла, остановленная полным ужаса взглядом. Черт, без паники, это же просто талантливая маскировка. Внутри жуткого монстра – Гарри, неизменный гриффиндорский остолоп. И ему нужна сейчас поддержка.
- Отвратительно выглядишь, Поттер. Не тяни уж, лезь в озеро. Любоваться на тебя сейчас – весьма сомнительное удовольствие.
Гарри медленно кивнул, развернулся. Шаг, другой, босая ступня опустилась в воду – тут же гладкая черная поверхность вскипела, выпуская наружу сразу два десятка белых тел. Не прервав движения, Гарри продолжал медленно шагать в глубину. Инфери замерли в трех метрах от берега, протягивая к парню скелетообразные конечности… Шаг, еще… Расстояние неумолимо сокращается… Снейп стиснул палочку вмиг повлажневшей ладонью, задержал дыхание… Мертвые ладони касаются груди, плеч, ощупывают лицо, дергают за остатки волос…. Зельевар закусил губу, сдерживая крик…
И вдруг все кончилось. Инфери, развернувшись, с тихим всплеском исчезли в озере. Гарри все так же медленно повернул голову к Снейпу, вяло шевельнул рукой в сторону лодки и нырнул. Переведя дыхание, профессор вытащил из кармана склянку с антидотом, стиснул ее обеими ладонями – руки тряслись мелкой, противной дрожью – зубами вытащил пробку, опрокинул в себя содержимое и осторожно забрался в лодку. Посудина тут же заскользила к центру озера, где испускала зеленое сияние чаша с Карнифициумом. Глядя на удаляющийся берег, Снейп привычно справился с очередным приступом паники – и едва не вывалился из лодки, наткнувшись взглядом на узкое белое тело, скользящее рядом в тридцати сантиметрах под поверхностью воды.
- Ну, Поттер, я тебе это припомню. Дополнительные занятия, по десять эссе в неделю… Ты у меня еще сдашь ТРИТОН на отлично, паршивец.


- А у него тут уютно. Даже не скажешь, что подземелья.
- Это ты нашу гостиную не видела, Уизли.
- Я видел. Ничего особенного.
- Это когда же ты успел, Уизли? Шпионил?
- Ага. Помнишь Рождество на втором курсе? Когда Крэбб с Гойлом в кладовке очутились?
- Во блин… Оборотное зелье? Я так и думал. Не знал только, кто это был.
- Мы с Гарри. И перестань Мерлина ради называть нас по фамилиям. Уизли в Команде четыре штуки, запутаешься.
- Ладно, э-э-э Рон. Интересно, как они добирались до пещеры?
- Не знаю, наверное, на метлах. Судя по всему, директорские чары они обнаружили. Может, сразу и сняли.
- Вряд ли, Рон. Помнишь, как Дамблдор на четвертом курсе наложил на тебя Заклятие Зависти? Мы тогда всю ночь его распутывали.
- Нифига. А зачем директору это понадобилось?
- Чтобы я не растрепал Гарри про драконов, их привез в Англию наш брат. Дамблдор рассчитывал срезать Гарри на первом туре и по возможности упаковать в больницу до финала. Пришлось строить хитрую комбинацию и накладывать на Хагрида конфундус, благо он тогда был без ума от мадам Максим. Слушай, Драко, ты уверен, что Снейп будет рад, обнаружив у себя в гостиной нашу компанию?
- Мы же к нему не на чай зашли. Волнуемся, должен понимать. Грейнджер, то есть, Гермиона, оторвись ты от книг, Снейп не жадный, даст почитать. Давайте лучше в карты пока сыграем, двое на двое. Раньше утра они явно не вернутся.


- Это нечестно, Северус! Почему вы не сказали мне сразу?
- По той же причине, по которой мы не сообщили о нашей прогулке мисс Грейнджер. Гарри, мы уже здесь, антидот я принял, другой порции нет, так что давай не будем терять время.
Поттер молча протянул ему кубок.
Карнифициум был ожидаемо кислым, словно уксус. Снейп старался пить быстро, но уже на пятом глотке перед глазами заклубилось черное облако. Сквозь него проступила неубранная комната. Выцветшие обои в пятнах, потрепанная мебель. Высокий черноволосый мужчина развалился с сигаретой в кресле, пьяным взглядом провожает колечки дыма. Северус, пристроившийся в уголке диванчика, хочет сделать этому мужчине приятное. Он заставляет дым закрутиться красивой спиралью и по дуге обогнуть комнату. Увлекшись, он не улавливает резкого движения отца, и оглушительная пощечина сбрасывает его на пол.
- Ма-а-ама! – Он ревет не столько от боли, сколько от обиды, и больше всего на свете хочет сейчас укрыться в материнских объятиях.
- Выродила урода, ведьма, так еще и своим фокусам его учишь, - орет Тобиас на прилетевшую с кухни жену, - вколоти в его тупую башку: еще одна ненормальная выходка, и я вас обоих вышвырну на улицу! Усвоила, шалава?
Отец выбегает вон из комнаты, а Эйлин, поджимая дрожащие губы, присаживается перед сыном на корточки, отбрасывает тянущиеся к ней детские ручонки и строго говорит:
- Не смей огорчать отца, Северус, слышишь? Никогда больше так не делай.
Северус заходится в крике, но внезапно ласковая ладонь ложится на его макушку, гладит, успокаивая, край стеклянного стакана касается губ.
«Все хорошо, Северус, больше они тебя не обидят. Пей»
Стены гостиной сменяются узким тоннелем, Чья-то уродливая тень в паре шагов, бешеные желтые глаза, оскаленные клыки. Кошмарный зверь приближается, сопровождая неспешный шаг утробным рычанием. Не в силах двинуться с места, Снейп кричит – и тут же чья-то рука обнимает его за плечи, к губам прижимается холодное стекло.
«Не бойся, он тебя не тронет. Пей, Северус»
Тоннель исчезает, сменившись солнечным днем. Шелестит сочная зелень, в ослепительной синеве неба нет ни облачка, теплый ветерок ласково касается мокрых щек. Но стоит чуть расслабиться, как мирная картинка переворачивается вверх тормашками. Встрепанный юноша в очках и с отвратительной ухмылкой на физиономии стоит, направив на него палочку, а за его спиной хохочут студенты.
- Нюниус! Нюниус!
- Оставь его в покое.
Снейп с ужасом переводит взгляд с Поттера на хрупкую зеленоглазую девушку. Он знает, что сейчас произойдет, знает, какое мерзкое слово сорвется с его губ, но ничего не может поделать. Рот открывается сам собой… Сейчас…
«Петрификус тоталус
Заклинание отшвыривает Поттера назад, смех прекращается. Снейпа бережно опускают на траву, знакомая рука обнимает за плечи.
«Он больше не причинит тебе вреда, Северус. И она поняла и простила, давно простила. Пей»
Новая смена декораций. Парадный зал в Малфой-мэноре, красивый мужчина лет пятидесяти сидит в кресле с высокой спинкой. Люциус ободряюще сжимает плечо Снейпа и тут же швыряет его на колени перед креслом. От ледяного взгляда черных с красными отблесками глаз бросает в дрожь.
- Готов ли ты служить мне, Северус?
- Да, мой Лорд.
- Готов ли принадлежать мне душой и разумом?
- Да, мой Лорд.
- Докажи. Убей их!
Две молоденькие девушки-маглы в рваных платьях жмутся к стене, с ужасом глядя на него. И он смотрит в ответ с таким же ужасом, не в силах сопротивляться тому, что должно сейчас случиться. Рука тянется за палочкой…
«Авада Кедавра
Две мертвые девчушки у стены. Слезы бегут по щекам, сердце сжимается от отчаяния, не смотря на то, что убийцей на этот раз стал не он. Теплая ладонь привычно сжимает плечо, стекло у губ уже почти горячее.
«Они были обречены, Северус. Ты избавил их от куда более страшной доли. Пей»
Полуразрушенный дом за аккуратно подстриженными кустами живой изгороди. Рев мотоцикла за спиной. Он бежит, перепрыгивая через кирпичи и куски штукатурки, врывается в распахнутую дверь, едва не споткнувшись о труп Поттера, взлетает на второй этаж. Здесь все разбито и раскурочено взрывом. Тело Лили Эванс висит на обломках детской кроватки, в больших зеленых глазах застыл ужас.
- Нет! Нет! Лили! Не-е-ет!!!
Он рыдает в голос, но спасительная рука уже стискивает его плечи.
«Ты искупил свою вину, оберегая ее сына. Ей горько было бы видеть, во что ты себя превратил, терзаясь угрызениями совести. Отпусти ее, Северус. Пей»
Страшная картина постепенно растворяется в зеленоватом свечении. Измученный и обессиленный, он полулежит в объятиях Гарри возле пустой каменной чаши. На дне ее поблескивает золотой медальон.


- Шесть пик.
- Пас.
- Дерзай, братец.
- Блин. Что там, Драко?
- Дама с девяткой, обе червей. Повезет в любви, Уизли.
- Руки тебе оборвать, Малфой. Ладно, шесть треф и без одной.
- Уболтал. Сдавай.
Внезапный шум в прихожей заставил игроков мгновенно бросить карты и вскочить. Навстречу им в гостиную ввалился Гарри с Снейпом на плечах. Зельевар буквально висел на нем, едва переставляя ноги.
- Сэр!
- Что с ним, Гарри?
- Все нормально, просто вымотан в ноль. Драко, где у него спальня? Помоги дотащить до кровати.
Уложив профессора, они вернулись в гостиную. Гарри устало плюхнулся на диван, окинул взглядом разбросанные на столе карты.
- Ого, преф? И кто выигрывает?
- Гермиона, разумеется. Ты, Поттер, зубы нам не заговаривай. Что там у вас стряслось?
- Говорю же, обошлось. Подробности давайте оставим на завтра, сил нет, честное слово.
- Гарри, не темни. Медальон-то хоть достали?
- Достать достали, только вот… сами смотрите.
Записка пошла по рукам. Ребята потерянно молчали. Первой не выдержала Джинни.
- Р.А.Б. Кто бы это мог быть?
- Понятия не имею. Самое поганое, Снейп еще не знает, и как ему сказать – ума не приложу. Он с этим Карнифициумом такого натерпелся…
Гермиона решительно поднялась.
- Все, господа, пошли по постелям. Седьмой час, все равно ничего путного не придумаем. Предлагаю собраться днем в Выручай-комнате, там и Мариэтта с Чжоу будут. На свежую голову соображать куда проще.
- Согласен, - Гарри тоже поднялся, - Драко, загляни к профессору утром, ладно? Кошмары ему не грозят, но мало ли что…



*Амбидекстрал – человек, одинаково владеющий обеими руками.




Глава 12.

- Добрый день, Северус. Драко сказал, вы хотели меня видеть, причем физиономия у него была похоронная. Что-то случилось? Антидот таки дал сбой? Надо было вызвать меня через портал, а не дожидаться… ох.
Снейп наконец повернулся к гриффиндорцу лицом, заставив его буквально проглотить окончание фразы. Глухое бешенство, кипевшее в крови с того момента, как он вспомнил события минувшей ночи, взвилось яростным вихрем, и открытое беспокойство в глазах Гарри лишь подбавило масла в огонь.
- Советую вам закрыть рот, мистер Поттер, иначе я за себя не ручаюсь.
- Бога ради, Северус, что слу…
- Профессор Снейп, мистер Поттер! Следуя глупому порыву, я даровал вам право на некую фамильярность, но вы заставили меня об этом горько пожалеть.
Помолчал, с мрачным удовлетворением наблюдая, как недоумение на ненавистной физиономии сменяется маской холодного безразличия. Так тебе, щенок, и не смей больше никогда демонстрировать мне свою уязвимость!
- Как вам известно, мистер Поттер, шесть с половиной лет я считал вас самовлюбленным имбецилом, точной копией вашего отца. События последних недель заставили было меня изменить мнение на ваш счет, но инцидент с Карнифициумом наглядно продемонстрировал, до какой степени я ошибался, пытаясь вам доверять. Однажды вы имели возможность убедиться, насколько я не терплю вмешательства в свою личную жизнь, но история с думосбором, очевидно, так ничему вас и не научила. Вы имели наглость игнорировать мои неоднократные просьбы оставить в покое мою душу. Вчерашний ваш поступок бьет все рекорды по уровню бесцеремонности, эгоизма, неумения уважать чужие чувства.
- Сэр…
- Я еще не закончил, мистер Поттер, извольте проявить хотя бы толику уважения к преподавателю. Итак, некоторое время назад я взял на себя определенные обязательства по отношению к созданной вами организации, и отказываться от них не собираюсь. Тем не менее, я настаиваю на том, чтобы наше с вами личное общение было сведено к минимуму. Если от меня что-либо потребуется, соблаговолите поставить в известность Драко, Грейнджер, Лонгботтома или любого другого члена Команды, но сами постарайтесь попадаться мне на глаза как можно реже. Надеюсь, чахлые останки того, что называется совестью, позволят вам согласиться с этими требованиями?
- Сэр, осмелюсь предположить, что вы не совсем правильно поняли мои мотивы…
- Напротив, ваши мотивы предельно ясны, мистер Поттер. Усвойте наконец: я не нуждаюсь в покровительстве сопливого выскочки со шрамом! Теперь убирайтесь, не желаю вас здесь видеть. Если вы посмеете растрепать своим друзьям о том, что ухитрились подсмотреть… - и осекся.
Гарри, до сей секунды воспринимавший его монолог с каменным выражением лица, внезапно побелел и отвел взгляд.
- Я понял, сэр. Простите, больше не побеспокою.
Снейп растерянно замер. Злость как рукой сняло, вместо нее внутри стремительно зрело ощущение идиотской, но от того не менее страшной ошибки. И ощущение это было знакомо, словно когда-то он уже совершал подобную глупость с необратимо ужасными последствиями.
Не поднимая глаз, Гарри шагнул к выходу. Рука зельевара несмело дернулась – задержать, предотвратить – но опоздала. Хлопнула дверь, и одиночество обрушилось на Снейпа всей своей многотонной сутью, словно и не уходило никуда, дежурило за углом, карауля неизбежное. Задыхаясь, он с трудом дотащился до спальни, нашарил в тумбочке склянку с релаксантом и повалился в кресло, стискивая в ладони холодное стекло. Краем глаза уловил какое-то движение, резко повернул голову и уставился на каминную полку. В рамке светлого дерева прыгали, как ни в чем не бывало, разноцветные котята. Не в силах наблюдать за их игрой, зельевар скрючился в кресле, флакон выпал из пальцев и глухо стукнулся о ковер. Вот и все, Северус. Злобный ублюдок, порождение Метки, навсегда, казалось, похороненный в глубинах подсознания, внезапно воскрес, добился-таки своего, и у тебя не хватило ни ума, ни смелости ему помешать. Теперь получай свой приз, жалкий тупица. Ты снова один.


- Всем привет.
- Господи, Гарри, на тебе лица нет. Что стряслось?
- Драко вон в курсе. Где Чжоу с Мариэттой?
- В шкафу, где же еще. Мы тестируем механизм образования коридоров. Так все-таки?..
- Герм, прошу, оставим пока тему.
- Извини, не могу. В последний раз такое лицо у тебя было, когда ты приволок на базу Снейпа.
- Герм…
- Правда, оставь его, Грейнджер. Я заходил к нашему профессору перед обедом, он был невменяемый от злости, ничего не объяснил, лишь потребовал Поттера на ковер, и немедленно. Небось, наговорил полный котел гадостей? Не бери в голову, Поттер…
- Ох, ладно. Все из-за Карнифициума. Снейп выглотал антидот до того, как я узнал о галлюцинациях. Он настаивал на немедленном завершении операции, и я не смог отказать. Потом ему стало так плохо… Короче, я не выдержал и вмешался.
- Как?
- Проник в его кошмары и скорректировал события.
- Нифига! А я считал, что изменить воспоминание невозможно.
- Когда работаешь с живой памятью, а не ее отпечатком, возможно все. Тебе не приходилось, прокручивая в голове какую-либо историю, придумывать ей альтернативные концовки? Здесь то же самое.
- Ага, понятно. Наш гордый декан не вынес подобного вмешательства и показал себя во всей красе. Как ты еще жив остался.
- Гарри, Драко прав, не бери в голову, это обыкновенный рецидив. Снейп всю жизнь решал свои проблемы самостоятельно и ощетинивался на любые попытки к нему приблизиться. Ты же не ждал, что он научится доверять людям за какие-то полтора месяца?
- Разумеется, нет, Герм. Все это правильно, просто… неприятно все-таки, понимаете? У него талант словесной эквилибристикой превращать меня в фарш.
- Не только тебя, Поттер. Не переживай, все устаканится.
- Я знаю. Так что с Чжоу и Мариэттой? Почему они в шкафу?
- Мы восстановили связь с Дрян-аллеей. Чжоу прощупывает коридор с нашей стороны, а Луна с Мариэттой – из лавки Горбина. Фред их страхует.
- Это не опасно?
- Сейчас нет. Нам удалось пока перекрыть выход к индийскому шкафу.
- Он действительно существует?
- Да, - Малфой торжествующе ухмыльнулся, - только найти его будет непросто. Вчера я получил письмо от Монтегю. Похоже, шкаф затерялся не только в пространстве, но и во времени, Орест рассказывает о зверских рожах в мантиях странного покроя. К чему нам вообще его искать? Пускай себе болтается где угодно, раз коридоры на него заблокированы.
- Шкафы действуют в связке, для нормального функционирования необходимы все три… - Гермиона вдруг замолчала и прислушалась, - Чжоу возвращается.
Через минуту красотка райвенкловка сидела на низкой удобной кушетке и прихлебывала сотворенный Гарри джин.
- Ух и страшно там, господа. Идешь наощупь, на каждом шагу провалы, стены плывут, температура скачет, завывания эти кошмарные… короче, понимаю Монтегю.
- Та-а-ак. Говорите, Луна с Мариэттой шли с другой стороны?
- С ними должно быть все в порядке, мы встретились посередине. Скорее всего, они уже в Хогсмиде, скоро появятся.
- Страхует Фред, говоришь? Не нравится мне это. Ладно, какие у нас перспективы?
- Надо искать третий шкаф, без него связь нестабильна.
- Народ, - Драко был предельно серьезен, - а вы не забыли, ради чего мы сейчас стараемся?
- Не забыли, Малфой, - Гарри подмигнул в ответ, - ты читаешь мои мысли. Но действовать наобум мы просто не имеем права.
Оба задумались, глядя на дверцу шкафа, и та, словно повинуясь их взглядам, начала медленно открываться. Девушки испуганно взвизгнули, Чжоу расплескала джин, Драко вскочил, выхватив палочку, а Гарри шумно вздохнул и скучающе уставился в потолок.
- Ну, я так и знал. Фред, хорош народ пугать, вылезайте оттуда.
- Вечно ты все обломишь, - Фред спрыгнул на пол и помог спуститься Луне и Мариэтте, - должны же мы получить хоть какую-то компенсацию за этот кошмарный путь.
- Сейчас я тебе устрою компенсацию по шее, Уизли, - шипение Драко вкупе с его палочкой заставили Фреда немного отступить, - чуть до инфаркта не довел, чучело рыжее!
- Спокойно, Малфой, спокойно, - Гарри шагнул вперед, перекрывая линию огня, - а ты, Фред, придержи коней, Драко в Команде недавно, в гриффиндорской башне он не жил и иммунитета на ваши шутки пока не выработал.
- Единственная их достойная шутка – это забастовочные завтраки, - Драко угрюмо сунул палочку в карман, - в следующий раз надумаешь шутить, Уизли, - убедись сначала, что меня нет поблизости. Не то зааважу невзначай.
- Экий ты нервный, - лучезарное настроение Фреда, очевидно, могли испортить только гоблины, - и давно Слизерин знаком с нашей продукцией?
- С пятого курса, как и все.
- Ты же был в Дружине Амбридж. Что ж не сдал ей причину массовой тошноты и кровопускания?
- Фред, перестань.
- Все нормально, Поттер. Сдать учителям такой отменный способ откосить от уроков? Я был, конечно, сволочью, но не дегенератом.
- Обалдеть. Самокритика плюс признание талантов Уизли из уст Малфоя. Жизнь удалась.
- Фред, хорош. Давайте лучше думать, как будем искать третий шкаф. Драко, расскажи-ка поподробней, что тебе написал Монтегю.


- Джинни, ты уверена? – Рон с тоской обозревал пыльные кипы газетных подшивок, - мы тут скорее задохнемся, чем что-нибудь найдем.
- Не ной. Уму непостижимо, откуда в нашем семействе взялся такой лентяй.
- Я всего лишь удивляюсь столь нерациональному распределению обязанностей. Библиотека – стихия Гермионы, разве не так? Или Луны, на худой конец. Так почему я, черт возьми? Даже Невилл был бы тут куда более уместен.
- Ты отлично знаешь, чем сейчас заняты Герм с Луной. Невилл завис во владениях Спраут, у него там как раз тема дипломной колосится*. Эрни Симус припряг поработать над хроноворотом, Ханна сегодня пасет малышню в Хогсмиде, так что мы с тобой единственные, кто не у дел. Начинай с февраля сорок шестого.
- Почему?
- Хебзиба Смит, последняя владелица медальона Слизерина, умерла седьмого февраля сорок шестого года. Мы не знаем, когда медальон превратился в хоркрукс, был помещен в пещеру, и когда произошла подмена, так что придется искать с момента его похищения Волдемортом…
- Джин, ты спятила! Снейп сварил свою мерзость двадцать лет назад!
- Черт… верно. Значит, январь семьдесят седьмого.
- А теперь почему?
- Не будь тупицей, Рон! Снейп не мог получить Метку раньше своего совершеннолетия!
- Так может, у него и спросим?
- Э-э-э… нет. Гарри сказал, профессор нынче сильно не в духе, лучше его пока не трогать.
- Скажите пожалуйста, они не в духе! – Рон с остервенением зарылся в ближайшую груду газет, - не извольте их трогать, будьте так добры! Со мной бы кто так носился…
- Дорасти сначала. Снейп в твоем возрасте уже был без пяти минут Мастер. Учебник его за шестой курс видел?
- А-а, Принц-Полукровка. Его Гермиона прикарманила.
- Потому и прикарманила. Нам до такого уровня еще прыгать и прыгать. Так что, братец, прекращай ворчать и займись делом, я пойду пока школьные архивы полистаю.
- Это еще зачем?
- Понимаешь… Есть у меня ощущение, что где-то я с этим Р.А.Б. уже сталкивалась...


- Северус, ты сегодня мрачнее обычного. Еще полчаса назад я была уверена, что это попросту невозможно. Бифштекс плохо прожарен?
- Ты бы лучше за своим львятником последила, Минерва. Половина факультета не соизволила явиться на ужин, а декан озабочена лишь качеством трапезы своего коллеги.
- Не преувеличивай, отсутствуют только некоторые старшекурсники, и я отлично знаю, где они сейчас находятся. Кто конкретно тебя интересует? Впрочем, что я спрашиваю. На данный момент Гарри вместе с друзьями уплетает бутерброды на опушке леса. Час назад в Хогвартс прибыли Фред и Джордж Уизли, они выпросили у меня разрешение устроить пикник. Не волнуйся, Хагрид за ними присмотрит.
- С чего ты решила, что я волнуюсь?
- С того, что ты уже десять минут глаз не сводишь с дверей и гриффиндорского стола, при этом в упор не замечаешь происходящего за слизеринским. С каких это пор мистер Малфой заглатывает мясо не жуя?
Обернувшись, Снейп был вынужден признать ее правоту: Драко торопливо приложился к кубку с соком, бросил на стол салфетку и, отмахнувшись от Крэбба с Гойлом, припустил к выходу. Снейп с трудом подавил желание остановить его и назначить отработку до полуночи. За чересчур интенсивное общение с представителями вражеского факультета. Особенно с одним из них.
- Интересно, куда он так торопится, - Минерва с любопытством смотрела вслед парню.
- Я знаю, куда, - мрачно обронил Снейп. Отчаянно хотелось отшвырнуть вилку и рвануть вслед за Драко на опушку, туда, где жарятся на прутиках в огне костра ломтики бекона, где взгляды полны уважения и дружеской приязни, где в тесном кругу склоненных голов зарождается сейчас целый ворох блистательных и опасных авантюр, где стоит лишь слегка повернуть голову, чтобы увидеть теплую улыбку на лице Гарри. Гарри… Теснит и ноет в груди, губы сводит от горечи… Пытаясь бороться с очередным приступом отчаяния, Снейп остервенело вонзил вилку в многострадальный бифштекс. МакГоннагал истолковала этот жест по-своему.
- Так у мальчика свидание? И поскольку твои слизеринки все на месте… Северус, только не говори мне, что ты веришь в этот бред о чистоте крови. Драко Малфой достаточно взрослый, чтобы не отчитываться ни перед тобой, ни перед своим отцом.
- Что? - Снейп так удивился, что на минуту даже забыл о пикнике. – Бога ради, Минерва! Не смотря на свои прогрессивные взгляды, Драко – наследник рода до мозга костей, ему проще в монастырь уйти, чем задуматься о возможности мезальянса.
- Тогда почему ты на него злишься?
- Я?
- Ты.
- Чушь.
- Можешь сколько угодно каменеть лицом, я слишком хорошо помню этот твой взгляд. Когда-то он предназначался Джеймсу Поттеру.


- И как он планирует это провернуть?
- По старому сценарию - установить купол и вырезать всех до единого. Отличаются только масштабы: в Малом Акингтоне живет почти восемьсот человек и всего трое волшебников. Место уединенное, помощи ждать неоткуда.
- Бойня.
- Не то слово.
- Черт.
- Сколько там будет… этих?
- Великанов – четверо, как минимум. И Грейнбек со своими – семь или восемь особей.
- Полнолуние только тринадцатого.
- Грейнбеку до лампочки, тот еще Джек-Потрошитель. Хотя иммунитет к заклятиям в человеческой ипостаси у оборотней значительно снижается.
- Нам от этого ни жарко ни холодно, время для открытой драки еще не пришло. На все про все у нас три недели. Давайте думать.
- С великанами бы чего замутить. Как в Суссексе, помните?
- Еще бы не помнить. Только великаны – не Круэнкотт, способностью вести разумный диалог не страдают.
- Да уж, диалог на кулаках им куда понятнее. Герм, а чего боятся великаны?
- Того, кто их сильнее… Ох, не нравится мне твоя физиономия, Гарри. И твоя, Джордж. Господи, Джин, и ты туда же?
- Спокойно, Гермиона, у тебя вон сэндвич в огонь свалился. Как у нас с кодами?
- Есть только моя турнирная хвосторога, этого явно мало. Придется вам, ребята, навестить Чарли.
- Не вопрос.
- Отлично. Теперь надо объяснить появление десятка драконов в небе над Глостерширом.
- Ничего себе задачка! У нас и один – ЧП всебританского масштаба. О, привет, Драко. Ты случайно не знаешь, с чего бы драконьему стаду вздумалось полетать над магловской деревенькой?
- Офигеть. Дайте соображу. Работники питомников выгуливают выставочные экземпляры?
- А у нас что, планируется ярмарка драконов?
- Пока нет. Но кто нам мешает ее организовать?
Пауза.
- Малфой, ты гений.
- Спасибо, я знаю. А теперь объясните, зачем нам это понадобилось.


- Альбус, я не знаю, что происходит, но мне это не нравится. Мистер Малфой сегодня буквально сбежал с ужина, Северус едва не швырнул ему в спину заклятие, и будь я проклята, если это не ревность. Во что вы втравили мальчишку?
- Значит, сбежал… Боюсь, это вызов, Минерва. А вот реакция Северуса… Жаль, что я пропустил ужин, очень жаль.
- Драко шпионит вместо Северуса? Да вы с ума сошли! Ему семнадцать лет!
- Метку он принял в шестнадцать.
- Господи…
- У мальчика не было выбора. Он вполне справляется, Минерва. Куда больше сейчас меня интересует Северус. Ревность. Хм.
- Мерлин, Альбус, уж не думаете ли вы, что он скучает по обществу Того-Кого-Нельзя-Называть?
- Скорее, по своей исключительной роли среди Упивающихся, роли, которую теперь играет Драко. Так, по крайней мере, это выглядит. Должно выглядеть.
- О чем вы?
- В том-то и дело, что не знаю, Минерва. Я печенкой чую, за всеми этими событиями кроется нечто очень важное, но мои подозрения - всего лишь интуиция немало повидавшего в жизни старика.
- Думаете, Северус в этом замешан?
- Уверен. И, судя по всему, Драко тоже. Только вряд ли они нам об этом расскажут.
- Два слизеринца, оба тесно связаны с Тем-Кого… Уж не думаете ли вы…
- Нет, это – нет. Ни один из них не предаст светлую, так сказать, сторону в этой войне. Только вот свет тоже бывает разный. Навещу-ка я Северуса, отвлеку его от котлов и пробирок. Пора придумать нашему профессору занятие.


- Итак, давайте еще раз. Эрни с Мариэттой берут на себя Министерство, Луна и Чжоу – прессу. Джордж, Фред, с вас общая организация и генкода. На следующие выходные надо будет потренироваться, неизвестно еще, как среагирует наша магия на драконью ипостась. Драко, ты уверен, что осилишь финансовую сторону?
- Это оскорбление?
- Ладно, проехали. Джин, на тебе – сбор информации по великанам, оборотням и драконам. Сильные стороны, зоны уязвимости, способы эффективного воздействия и тому подобное. Симус, то же самое, но с технической точки зрения. Невилл, Герм, сколько времени вам потребуется на изготовление и апробацию репеллента?
- Недели за две управимся, только…
- Подопытная свинка нужна? Придется навестить Люпина. Рон, возьмешь на себя?
- Что угодно, только не библиотека.
- Как скажешь. Легенду сами придумаете или помочь?
- Да что там придумывать. Отдел Контроля ищет добровольца для тестирования своей новой разработки, гонорар прилагается. Люпин по жизни на мели.
- Отлично. Ханна, мы с тобой, как всегда, на подхвате - общее прикрытие и подмога на всех фронтах. Все?
- Нет. Ты самое главное забыл.
- Э-э-э?
- Название для операции.
- Мерлин, Джин, ты меня с ума сведешь. Сейчас… «Пикник на обочине»?
- Не понял.
- Ты просто не читал, книга есть такая магловская, я тебе ее подкину на ночь.
- Магловская? Ну-ну.
- Не стоит нос воротить, Малфой, это мировая классика, не оторвешься.
- Ну раз ты так говоришь, Грейнджер…
- Меня Гермионой зовут. «Пикник на обочине» - мне нравится, с точки зрения маглов именно так все и будет. Надеюсь.
- Правило номер два, ребята. У нас все получится. Теперь другие направления. Поиски шкафа пока приостановим, не горит. Джин, Рон, как поживает Р.А.Б.?
- Пока глухо, но мы только начали. Что можно сделать за два часа?
- Говори за себя, сестренка. Лично я библиотечной пыли наглотался под самый галстук. Гарри, как друга прошу, найди мне другое занятие, а?
- Прости, дружище, но пока ребята не определились с репеллентом, ты у нас – единственная свободная личность, даже у Джин будет другая работа. Я помогу по возможности, изобразим усиленную подготовку к ТРИТОНам.
- Кстати о ТРИТОНах, Рон. Как поживает твой диплом? Кажется, Тайсон уже забыл, как ты выглядишь. Или ты передумал быть аврором?
- Э-э-э… это к делу не относится. Ладно, отправлюсь в этот пылесборник сразу после завтрака. Мадам Пинс удар хватит. Но лучше бы ты, Джин, все-таки вспомнила.
- Вспомнила что? Джинни?
- Понимаешь, у меня стойкое ощущение, что где-то этот Р.А.Б. мне уже попадался.
- Что? И у тебя тоже?
- Герм?
- Я весь день голову ломаю. Значит, мы имели с ним дело вместе. Осталось додумать, когда и где.
- Ага, проще не бывает, нас с тобой где только не носило. Ладно, Рон, молись, чтобы решение загадки нам приснилось.
- Я не Гарри, мне так повезти не может. Придется все-таки напугать мадам Пинс.
- Удачи. Все, народ, закругляемся, скоро отбой. Нельзя, чтобы с нами засекли Мариэтту или Драко.
Пока Команда сгребала остатки припасов и тушила костер, Драко отвел Поттера в сторонку.
- Э-э-э… Гарри. Как думаешь, может, нам заглянуть к Снейпу?
- Не стоит. Давай оставим его в покое на денек-другой, пускай перебесится.
- Ему без нас плохо. Когда я уходил из Большого Зала, он меня убить был готов.
- Драко… - тяжелый вздох, - ну кто ему виноват, сам подумай? Я лично считаю, что был прав, эта зеленая мерзость вполне могла свести его с ума.
- Никто и не спорит, включая Снейпа, просто он… гордый до невозможности, понимаешь? Да еще учитель. В жизни мириться не начнет, хотя ежу понятно, до чего ему этого хочется. Наговорил тебе гадостей с недосыпу, теперь на стенку лезет от отчаяния. Нельзя его бросать, Поттер, загнется же. Он к тебе привязался.
- Драко, - для пущей убедительности Поттер положил ладонь бывшему недругу на плечо, чуть подался вперед, твердо глядя в серые глаза, - я слово тебе даю, что никогда и ни при каких обстоятельствах не оставлю Северуса Снейпа на съедение одиночеству. И он это знает, просто еще не привык. Сейчас ему нужно время, чтобы успокоиться и проанализировать проблему. Пойми, пока он сам внутренне не признает тот факт, что есть люди, которым он дорог и необходим, наши старания не будут иметь смысла.
Драко медленно кивнул, признавая его правоту.
- Ребята, ахтунг, - подошел Джордж, - Хагрид идет.


- Бога ради, Альбус, это смешно! Однажды вы уже заставили меня участвовать в этой затее, напомнить, чем все закончилось? Уверяю, Тайсон испорченной прической не отделается.
- Вот именно, мой мальчик, вот именно. Пора уже студентам узнать, что ты Мастер не только зелий. Кто еще может их научить противостоять реальной опасности? Боюсь, после ухода Ремуса Люпина приличного кандидата на эту должность найти так и не удалось.
- Я ежегодно пишу вам заявления с просьбой о переводе.
- Перестань, мы оба прекрасно знаем причину возникновения этой традиции. Интересно, как бы ты стал выкручиваться, подпиши я одно из твоих заявлений.
- Тем более. Организация внеклассных занятий по ЗОТИ – никак не дело зельевара. Поручите это Поттеру, в конце концов, у него уже есть подобный опыт. Уверен, подавляющее большинство школьников будут в восторге.
- Несомненно. Но, во-первых, у Гарри ТРИТОН на носу, а во-вторых, даже с учетом его боевого опыта, до уровня настоящего мастера ему еще расти и расти.
- Ах, вот оно что… Снова Поттер. Вы решили наконец подтянуть парня в боевых искусствах. Повторяетесь, господин директор. Дуэльный клуб имени Мальчика-Который-Умеет-Болтать-Со-Змеями у нас уже был.
- Северус…
- Нет, нет и нет, больше никаких дополнительных уроков с Поттером, Альбус. Достаточно того, что я вынужден лицезреть его физиономию на зельеварении.
- Мне жаль, что вы с Гарри так и не нашли общего языка. Признаться, я рассчитывал на это, когда просил тебя позаниматься с ним два года назад.
- Он влез в мой думосбор!
- Гарри – ребенок, Северус, - директор неожиданно поднялся и шагнул к камину, - а вот тебе давно пора повзрослеть. Подумай об этом.
Взметнулось и опало зеленое пламя. Снейп устало потер висок. Пора заканчивать этот бесконечно длинный день, в конце концов, он уже бог знает сколько лет не мог позволить себе лечь спать пораньше.
Полтора часа спустя, сменив сбитые во влажный ком простыни, он признал свое поражение. Наведенный Сон? Нет уж, слишком велика вероятность, что приснится теплый взгляд зеленых глаз и твердое плечо под дрожащей ладонью. И каково тогда будет проснуться? Лучше уж Аликвием Хербис. Хорошо, что он не успел вылить результаты студенческих потуг после вчерашнего урока. Образец Грейнджер, как всегда, был идеален.


Небольшая гостиная, в которой давно не убирались. Выцветшие обои, старенькая мебель, пыли нет лишь на журнальном столике, с которого недавно смахнули на пол груду книг, заменив их большой бутылью огневиски и обколотой по краю чашкой. Молодой мужчина в мятой рубашке скрючился на диване, обхватив себя за плечи, слегка раскачивается взад-вперед, с отчаянием глядя на едва початую бутыль.
- Я смотрю, ты так и не напился, Северус?
Никакой реакции. Мужчина продолжает тихонько раскачиваться, лишь скользят по небритым щекам пряди длинных неухоженных волос. Высокая женщина в темно-зеленой мантии со строгим пучком на затылке садится рядом и осторожно кладет руку ему на плечо.
- Ты все два дня тут так и просидел?
Ответа нет.
- Северус, весь магический мир празднует победу. Вол… Волдеморта больше нет. Ты свободен. Подумай об этом.
Молчание.
- Знаешь, я была позавчера в Литтл-Уингинге. Это такой магловский городок неподалеку от Лондона. Там живет сестра… ее сестра с мужем. Альбус оставил им маленького Гарри. Бедный мальчик, я подумать боюсь, что его ждет. Это самые ужасные маглы…
Северус резко вскидывается, сбрасывая руку женщины, обращает на нее сумасшедший от ярости и отчаяния взгляд.
- Я уже обещал Дамблдору позаботиться о мальчишке, - голос хриплый, словно его обладатель не разговаривал по меньшей мере неделю, - чего еще вы от меня хотите?
- Да ничего. Мне просто больно на тебя смотреть.
- Не смотрите. Я вас не звал. Почему Дамблдор не может оставить меня в покое? Лорда больше нет, мальчишка пока в безопасности, в моих услугах нет нужды.
- При чем тут услуги? Альбус просит тебя приехать в Хогвартс.
- Зачем?
- Профессор Слагхорн уходит на пенсию.
- И что?
- Северус, перестань. Хогвартсу нужен зельевар, Слизерину – декан, а тебе – новый смысл жизни.
- Увольте меня от душеспасительных бесед. Со своей жизнью я в состоянии разобраться сам.
- Я вижу. Сидишь тут в грязи, больной и небритый, медитируешь на бутылку и с ума сходишь от жалости к самому себе.
- Убирайтесь!
- Нет. Пока не буду убеждена, что ты пришел в себя.
- Вы! Старая ведьма! – Длинные белые пальцы сжимаются в кулаки, Северуса начинает трясти, он задыхается, с хрипом втягивая воздух для каждого слова. - Да как вы… кошка драная!.. Убирайтесь вон!.. Я… прокляну!.. – Слезы уже безостановочно текут по темной щетине, и женщина, не колеблясь, обнимает вздрагивающие плечи, притягивает черноволосую голову к своему плечу. И Северус подчиняется, по инерции продолжая выталкивать между судорожными рыданиями бессмысленные и жестокие слова. - Меня Лорд… учил… такие… проклятия… ненавижу!..
- Оттолкнуть того, кому ты дорог, очень легко, Северус, тем более, искусством больно бить ты овладел в совершенстве. Я знаю, ты привык к одиночеству, но, судя по твоему нынешнему состоянию, это не тот путь, что сделает тебя счастливым.
- Я не смогу… без нее…
- Знаю, мой мальчик. Но ты сильный. Ты справишься.
- Зачем…
- Затем, что ты нужен нам. Альбусу, мне, Слизерину, маленькому Гарри Поттеру. Пожалуйста, Северус, поедем в Хогвартс. Пожалуйста.
Не в силах больше выговорить ни слова, он кивает, слегка стукнувшись переносицей об ее острую ключицу – и просыпается.


- Гарри, ты спать сегодня собираешься?
- Еще немного, Джин. Хочу дочитать.
Джинни подцепила пальцем край мягкой обложки, взглянула на название.
- «Пеппи Длинный Чулок»?! Мерлин, Гарри, что за странный выбор? Это же сказка!
- Очень странная сказка. Я перечитываю ее в сотый раз и все никак понять не могу: то ли Пеппи сама ищет приключений себе на… чулок, то ли приключения находят ее. Маленькая девочка, вокруг которой штопором закручиваются неприятности, всякий, кто оказался рядом, неизбежно теряет привычный образ жизни, целый город встает на уши. Вопрос в том, насколько во всем этом виновата она сама.
Джинни устроилась на подлокотнике кресла Гарри, привычно запустила пальцы в его волосы, притянув лохматую голову к своему плечу.
- Судьба у нее такая – переворачивать мир кверху дном и делать людей счастливыми.
- Счастливыми?
- Конечно.
- Но она же к этому не стремилась. Просто хулиганила и втягивала в свои авантюры всякого, кто имел неосторожность очутиться поблизости. То, что все обошлось – чистая случайность. Везение. Удача.
- Скорее, дар. Удивительная способность помочь человеку найти в себе себя настоящего. Это такое же преступление, как цвет глаз или стройные ноги.
- Наверное, ты права. Маленькая девочка, которая очень любит жизнь…
- …которая никому не желает зла…
- …которая никак не может понять, почему люди не хотят веселиться с утра до вечера…
- …которая ради друзей наизнанку готова вывернуться…
- …которая никогда не вырастет… - Гарри стянул подругу с подлокотника себе на колени, уткнулся носом в воротник старенького байкового халатика, зажмурился, вдыхая родной запах. Джинни поцеловала его в макушку и тихонько прошептала:
- А еще у нее пропал папа…


Пришлось перекопать весь хлам в шкафах и сундуках, прежде чем искомая вещь нашлась среди груды ненужных книг и старых календарей. Снейп бережно провел ладонью по поцарапанной крышке, стирая пыль с разноцветных букв. «Волшебная глина. Создай свой мир!» Когда-то матери пришлось несколько месяцев тайком откладывать деньги, чтобы купить ему на семилетие этот довольно дорогой набор. «С Днем рождения тебя, Вороненок! Только Мерлина ради, постарайся, чтобы папа не увидел…» Снейп горько усмехнулся, решительно откинул крышку и взял в руку бесформенный черный комок.


Гарри вернулся в спальню глубоко заполночь. Стараясь не шуметь, прокрался к своей кровати, быстро скинул одежду, залез под одеяло – и едва не заорал, стукнувшись носом обо что-то твердое. Тщательно задернув полог, засветил слабенький люмос. На подушке лежала небольшая продолговатая коробочка. Проверив неожиданный презент на заклятия, осторожно откинул крышку и облегченно улыбнулся. На мягкой бархатной тряпочке лежала мастерски вылепленная фигурка тощего черного кота. Надо же, он еще и скульптор… Намереваясь вынуть подарок из упаковки, коснулся его пальцами – и даже рот приоткрыл от удивления. Кот вдруг шевельнул острым ушком, потянулся и с дьявольски знакомой стремительной грацией выпрыгнул из коробки на подушку. Прошелся туда-сюда, пробуя лапы, без колебаний забрался на робко протянутую ладонь и уселся, глядя на юношу смущенно и виновато.
- Что, не спится, профессор?
Фыркнул, потер лапкой нос.
- Потрясающе. Да вы - настоящий талант, сэр. Вас только слепой не узнает.
Странно видеть, как кот пожимает плечами.
- Ну что, пошли вам ответ рисовать? Наверняка ведь ждете.


«Оттолкнуть того, кому ты дорог, очень легко»
«Мне не нужна помощь грязнокровки!»
«Я не нуждаюсь в покровительстве сопливого выскочки со шрамом!»
Сжав ладонями голову, Снейп съежился в кресле и глухо застонал. Какой непроходимый тупица. Единственной фразой сломать себе жизнь, долгие годы существовать лишь во имя искупления - и двадцать лет спустя наступить на те же грабли. Гарри, мальчик мой, хватит ли тебе доброты и мудрости, чтобы понять и простить? Твоей матери когда-то не хватило. Остается лишь ждать, щурясь на языки пламени в камине, ждать и надеяться, что ты окажешься не только не-Джеймсом, но и не-Лили. Гарри…
Огонь внезапно вспыхнул и, копируя незабвенный Кубок Огня, швырнул к ногам учителя чуть обугленный комок пергамента. Снейп развернул его дрожащей рукой – и облегченно обмяк в кресле. Приговор не состоялся. Разглядывая спящих героев рисунка, вдруг истерически рассмеялся, словно смертник, получивший помилование, уже стоя на эшафоте. Знакомый черно-белый котенок тихонько посапывает, свернувшись клубочком под боком большого тощего кота. Гарри… Желание немедленно увидеть автора послания стало практически невыносимым. А почему нет, собственно? Есть возможность аварийного вызова, мальчишка наверняка не спит. Не давая себе времени на сомнения, Снейп сосредоточился и позвал.
Поттер материализовался посреди гостиной пять минут спустя. Учитель порывисто поднялся ему навстречу – и замер в нерешительности, пытаясь уловить выражение глаз за стеклами очков, но Гарри сам шагнул вперед и крепко обнял профессора. Стискивая в ответ плечи ученика, Снейп наконец почувствовал, как отпускает, растворяется в теплой волне дикое напряжение последних часов.
- Пришел…
- Конечно. Все в порядке, сэр.
- Северус.
- Северус. Все хорошо.
- Простил?
- Я и не обижался, только… расстроился.
- Вот паршивец. Ты знал, что я одумаюсь.
- Надеялся.
- Гарри…
- Не надо, я понимаю. Не будем больше об этом, Северус. Давайте сядем, я быстренько расскажу вам новости, и займемся наконец директорским маячком. Боюсь, другого времени на это у нас не будет.
- Что-то случилось?
- Да. Волдеморт планирует создать седьмой хоркрукс.



* Я знаю, что зима на дворе. Все претензии – к Невиллу. И к Спраут.





Глава 13.

- Вы что, совсем спятили? Великаны, оборотни и полсотни Упивающихся с самим Лордом во главе!
- Ну и что?
- Нет, Поттер, ты не идиот. Ты ненормальный. Помесь мании величия с суицидальными наклонностями…
- Бога ради, Северус, все не так плохо. План операции фактически готов, первая часть стартует уже завтра утром. Поймите, мы не собираемся вмешиваться в резню – это действительно было бы глупо – мы хотим ее предотвратить.
- Как это можно предотвратить, черт возьми?
- Как всегда, планомерно и поступательно, - Поттер обмахнул чашку замысловатым жестом профессионального фокусника и протянул ее зельевару уже в виде бокала с прозрачной жидкостью, - не волнуйтесь, у нас весьма богатый опыт по срыву риддловских вечеринок.
Снейп глубоко вздохнул и сжал бокал обеими ладонями - кошмар прошедшей субботы все еще отзывался противной дрожью в пальцах. Парень прав, пора взять себя в руки, не хватало еще устроить ему очередную истерику. Абсурдность ситуации и так бьет все мыслимые рекорды: Гарри Поттер отпаивает Северуса Снейпа высокоградусным спиртным во втором часу ночи. Кому рассказать… Легкий хвойный аромат коснулся чувствительного носа. Зельевар поднес бокал ближе к лицу и усмехнулся. Гордонс. Вот паразит…
- Где Лорд взял великанов?
- В Грампианских Горах. Кажется, у них стойбище в районе Бен-Невиса…
- Поттер, я знаю их нынешний ареал обитания. Как он сумел с ними договориться? Хагриду с Олимпией это не удалось.
- Мадам Максим оказалась слишком умна для такой миссии, да и Хагрид далеко не дурак, хотя вовсю изображает олигофрена. Риддл же провернул гениальный трюк: он послал к великанам Крэбба с Гойлом, и одинаковый уровень недоразвитости помог им найти общий язык. Признаться, мы не верили в успех посольства, это первый и единственный случай, когда Волдеморт таки меня сделал. Слава Мерлину, он об этом не подозревает.
- Нет, Поттер, мания величия в твоем случае определенно имеет место быть. И давно они договорились?
- На Рождество. Сами понимаете, нам было тогда не до великанов: вы, Дригхак, Скримджер… Когда спохватились – было уже поздно, дружба состоялась: волдемортовы «голуби мира» увлеченно таскали в Хайленд бараньи туши и бочки с элем. Подозреваю, что половину они сжирали по пути. Мы думали вчера, не устроить ли что-нибудь наподобие «Вампиров в Суссексе», но решили, что здесь это не сработает: материал не тот.
- А что было в Суссексе? Насколько понимаю, имеется в виду грандиозный погром в библиотеке Малфой-мэнора?
- Ну да. Герм не рассказывала? Сразу после возрождения Волдеморт попытался наладить связи с магическими меньшинствами и поручил Люциусу выход на вампиров. Недолго думая, тот написал сэру Круэнкотту, единственному вампиру, который в прошлом не отказывался иметь дела с магами. Письмо случайно перехватила Чжоу, а мне посчастливилось перехватить ее. Надо сказать, написано оно было отменно, Круэнкотт вполне мог согласиться, что, разумеется, нас никак не устраивало. Поломав пару дней головы, мы таки отправили ему письмо Люциуса, но добавили еще послание от себя, где честно и откровенно изложили истинные виды Волдеморта на грядущее сотрудничество, в качестве доказательства приложили несколько картинок из риддловской головы и предложили решить проблему. Диверсия в Малфой-мэноре была призвана сымитировать отрицательный ответ вампиров, а так же их презрительное отношение к магам вообще и Люциусу Малфою в частности. Затея удалась с блеском: Люциус ужом извернулся, но убедил Риддла не связываться с вампирами, Круэнкотт зарекся иметь дело со всяким, кто не кровосос, а мы неплохо повеселились, прихватив вдобавок несколько редких изданий и отличный ключ-дешифратор в виде пресс-папье.
- Это фамильная реликвия, невежда! Оно стоит дороже Биг-Бэна, по этому поводу Люциус особенно переживал.
- Да? А он знал, что эта штука – вампир покруче Круэнкотта? Она веками откачивала мысли и эмоции владельцев поместья. В ней заключена память рода Малфоев, и память эта в основном отнюдь не добрая. Мы с Джинни сунулись было – и насилу ноги унесли, причем заблокировать так и не удалось.
- Гм. Где оно теперь?
- В Тайной Комнате, ему там самое место. Даже Драко с этим согласился.
- Ну-у, если уж сам Драко… И кстати о Тайной Комнате…


Ранним воскресным утром мистер Ксенофилиус Лавгуд, редактор и владелец общеизвестного издания «Придира», возвращался от реки с полным ведерком плимпов. Он не особенно любил зимнюю ловлю - руки стынут, да и экземпляры в основном попадаются невеликих размеров, но к ужину обещал заглянуть Артур Уизли, большой любитель плимпов, правда, упорно называющий их раками*. На все попытки Ксенофилиуса объяснить разницу сосед лишь пожимал плечами и выдавал что-нибудь вроде: «Тебе дай волю – ты из флобберчервя сенсацию слепишь». Потратив на вразумление невежды не один вечер с браун-эйлом** и плимпами во главе стола, Лавгуд махнул рукой. В конце концов, вкус у предмета спора от соседских заблуждений хуже не становился.
Предвкушая сладкий дообеденный сон, Ксенофилиус вошел в кухню, водрузил ведерко с уловом на стол и замер в недоумении: лестничный проем слабо светился. Поразмышляв с минуту на тему вредиклисов и мозгошмыгов, редактор решительно поднялся наверх. На полу посреди кабинета спиной кверху лежала стройная светловолосая девушка и, покачивая согнутой в колене ногой, что-то увлеченно рисовала на прикрепленном к планшетке пергаменте. Ксенофилиус перевел дух.
- Луна?
- Здравствуй, папа. Ты почему не спишь?
- А ты почему не в Хогвартсе?
На лице дочери появилась ее обычная мягкая, слегка отрешенная улыбка.
- Сегодня воскресенье, уроков нет. А у меня на руках интересный материал, вот и пришла. Дома мне лучше думается. Посмотри.
Пергамент Луны кишел огнедышащими пастями и чешуйчатыми крыльями.
- Помнишь, год назад мы публиковали статью о Херефордширском заповеднике? Он наверняка примет участие в Ярмарке. У нас многие собираются на открытие, и я хочу напечатать для ребят памятки, как отличить настоящего дракона от дракона-оборотня. Поможешь?
- Что за Ярмарка?
- Разве ты не слышал? Драконья Ярмарка в Глостершире. Обязательно съезди, там должно быть интересно. Так как насчет памятки?
- Конечно. Ты пока заканчивай иллюстрацию, а я найду ту статью.
Час спустя Ксенофилиус крепко спал на своем диванчике, отгороженном от кабинета ширмой и заглушающими чарами***. А в пяти шагах от него старенький типографский станок выплюнул в руки Луне первый экземпляр памятки. Правда, в обрамленном яркими летающими тварями тексте ни слова не говорилось о драконах-оборотнях. «Уважаемые господа! Отдел Международного Магического Сотрудничества и Отдел Контроля за Магическими Существами Британского Министерства Магии имеют честь пригласить Вас принять участие в Международной Ярмарке Драконов…»
Луна вздохнула и с грустной нежностью посмотрела на ширму.
- Я люблю тебя, папа.


- Регулус Арктурус Блэк.
- Вы уверены?
- Абсолютно. Я фактически не знал его: он был младше меня, да и фамилия к общению не располагала. Но имя «Регулус» ему не нравилось, друзья звали его «Рейби», он даже домашнюю работу так подписывал. Помнится, Минерву это жутко нервировало, она вовсю снимала баллы, но заставить парня соответствовать стандарту так и не смогла.
- Вот черт, а Джин с Гермионой головы сломали, обе уверены, что когда-то уже видели этот вензель. И я ведь видел, и Рон с близнецами - в комнате на Гриммо, где жили девчонки, висел портрет с инициалами вместо подписи. Гермиона спрашивала Сириуса об этом, но он не любил говорить о брате. Возможно, настоящий хоркрукс спрятан именно там, помнится, в куче хлама, что мы выгребли тогда из закоулков этого гадюшника, было и несколько медальонов. Пожалуй, стоит навестить Кричера.
- Непростая задача, учитывая, что там всегда ошивается кто-нибудь из фениксовцев.
Поттер внезапно помрачнел и отхлебнул своего джина. Снейп вопросительно поднял бровь.
- Гарри?
- Никто там уже не ошивается, - поболтал бокалом, наблюдая, как сталкиваются в прозрачной жидкости кубики льда, - неудивительно, что директор вам об этом не сказал. Не решился, видать, расписаться в очередном предательстве.
- И что на этот раз? – Снейп усмехнулся, - бога ради, не старайся щадить мои чувства, вряд ли это хуже того, что я уже знаю.
- Перед Рождеством Орден Феникса срочно покинул Гриммо. Угадайте, с чем это связано, сэр.
- Странно. Тайну Фиделиуса невозможно выдать ни под какими пытками. Или… он что, решил, что я могу… добровольно?
Угрюмый взгляд, жесткая усмешка в ответ.
- Обязанность политика – просчитывать ВСЕ варианты. Даже столь невероятные.
Снейп откинул голову на спинку дивана, прикрыл внезапно повлажневшие глаза. Альбус, улыбчивая голубоглазая гиена. Значит, все твои заверения в абсолютном доверии – тоже ложь, на самом деле ты не верил ни секунды, наблюдал, отслеживал и ждал удара. Больно, очень больно. А казалось, все уже отгорело и ушло… Альбус…
Поттер молча вложил в руку учителя полный бокал.


Выходные для Алисии Малкин выдались неудачные: в субботу лишь трое клиентов с пустяковыми заказами заглянули в ее салон, сегодня же дверной колокольчик и вовсе звякнул впервые, не смотря на час дня. А все затишье в колонке светской хроники: после новогоднего скандала в Министерстве общественная жизнь словно в подполье ушла – ни приемов, ни презентаций, ни квиддичных матчей: Лига ни с того ни с сего объявила сезонный перерыв, продолжающийся уже второй месяц. Даже День Святого Валентина отгуляли почти шепотом: несколько закрытых раутов в мэнорах – и снова тишина.
Виноват во всем, конечно, ИО Министра Кингсли Бруствер – человек неплохой, но чересчур уж серьезный и приземленный: объявил в стране военное положение, ввел повсеместно аврорские посты и патрули, возобновил рейды по домам неблагонадежных семей, спасибо, хоть до комендантского часа пока не дошло. И светская жизнь затихла, притаилась, хотя официально ее никто не отменял. Даже от грядущих выборов многого ожидать не приходилось – вряд ли новоиспеченный Министр выделит из государственной казны сумму, достаточную для организации приличного торжества. А кому интересно веселиться без фейерверков, Селестины Уорлок и фуршета на четыреста душ? То ли было при Скримджере… Хоть и оказался бывший Министр вампиром и пройдохой, на убытки в его правление «Салон мадам Малкин» не жаловался. Нынче же едва удалось уговорить недовольную помощницу взять отпуск.
Ладно, поглядим, что понадобилось старой курице Мокридж. Будем надеяться, не носовой платок.
- Добрый день, Пигрития, рада вас видеть. Как здоровье вашего супруга? Говорят, Отдел по связям с гоблинами завален работой.
- Ох, не говорите, Алисия, я практически не вижу его дома. С тех пор, как новый Министр объявил сверхурочные нормой, Катберт едва не ночует в Гринготсе, кажется, они вознамерились полностью перекроить Закон о Статусе Магических Существ…
- Сочувствую, Пигрития. Так чем могу помочь?
- Ах, вы знаете, Алисия, мой Катберт – гений в юриспруденции, но в повседневной жизни он несколько неуклюж. Позавчера опрокинул на себя целый флакон несмываемых чернил, а ведь мантия совсем новая. Я тут подумала, если немного перекроить перед и заменить рукав…
Нда, уж лучше платок.
- Конечно, Пигрития, я посмотрю, что можно…
Звякнул колокольчик, и в магазин ворвался рыжий вихрь по имени Гризельда Клапенток.
- Здравствуйте, Алисия, я буквально на минутку, договориться о заказе, вы не поверите, ни секунды, ни секунды свободного времени… о, тетушка Пигрития! Тоже готовитесь к Ярмарке?
Глаза миссис Мокридж хищно сверкнули.
- Ярмарка, Гризельда? Какая Ярмарка?
- Ох, только не говорите, что не знаете, это все знают. Международная Ярмарка Драконов в Глостершире, с двадцать восьмого по шестое, вся Европа там будет. Алисия, я планирую не меньше дюжины туалетов, запишите меня на полдень вторника, хорошо? Все, мои дорогие, я полетела, нужно еще успеть снять там приличный дом поблизости. До встречи!
Миссис Мокридж перевела взгляд с отзвеневшего колокольчика на хозяйку салона.
- Похоже, я несколько отстала от жизни. Вы слышали об этой Ярмарке, Алисия?
- Конечно, - не моргнув глазом, ответила мадам. В голове выстраивался список неотложных дел: послать заказ Арчибальду в Салон Тканей, связаться с ювелирами, отозвать Демизу из отпуска… - так что там насчет мантии, Пигрития?
- Подождет. Как думаете, мне пойдет малиновый шелк?


- Регулус Блэк. Офигеть. А раньше сказать не могли? Я с утра пыль глотаю!
- Успокойся, Рон, сами только что узнали. Гарри выяснил это у профессора ночью, после они до утра проторчали в ментальном поле, и проснулся он только к обеду.
- Мог бы записку оставить. Друг, называется!
- Хорош нудеть. Поскольку твое библиотечное задание отменяется, едешь с нами в Лондон наводить шороху с Ярмаркой. Мариэтта и Чжоу там уже с утра орудуют.
- Вот это по мне! Кто еще едет?
- Симус, Луна, Драко, Джинни, Невилл, мы с тобой – все, короче, кроме Эрни – он остается дежурить.
- Нифига. Нас не засекут?
- Директор с МакГоннагал в отъезде.
- А Гарри?
- Они со Снейпом пошли в Тайную Комнату.
- Это еще зачем?
- Официально - искать информацию по драконам, но скорее всего, нашего профессора просто любопытство замучило. Гарри ему эту экскурсию с Рождества обещает.
- В библиотеку по собственной воле… маньяки вы все, а ты, Герм – в особенности.
- Зато ты – король лентяев. И за что только люблю…


Осклизлые, сочащиеся влагой каменные стены, усыпанный грудами истлевших костей пол. Темно и крайне неуютно.
- Вы уже здесь бывали, сэр, не так ли?
- Поттер, ты зря отказался от прорицаний. Талант налицо.
- Ну не мог же директор отпустить нас с Роном сюда без присмотра. Да и с трупом василиска кто-то явно поработал.
- Гм. Хорошо, признаю. Надо сказать, мы с Фоуксом битый час проторчали в этом чертовом туалете, ожидая, пока вы соизволите явиться. И я едва не плюнул на конспирацию, когда увидел, кого вы приволокли с собой. О чем ты думал, позволь спросить?
- Нам было по тринадцать лет, и мы еще не утратили наивной веры во всемогущество взрослых.
- Это Локхарт взрослый? Побойся бога, Поттер, его даже первокурсники не воспринимали всерьез! По уровню идиотизма он был пациентом Мунго задолго до того, как реально туда попал. Почему вы не обратились к Минерве?
- Однажды обратились, но она от нас просто отмахнулась. Джинни находилась здесь уже несколько часов, у нас не было времени доказывать свою правоту. Так вы видели бой с василиском? Хватило же у вас выдержки…
- Нет, Поттер, толку от моей вылазки не было никакого. Единственное, что я сделал – это прикрыл тебя щитом, когда Локхарт применил обливиацию. А после скрипел зубами, глядя, как Уизли разбирает завал. Слава богам, Фоукс успел проскочить вслед за тобой прежде, чем тоннель оказался перекрыт.
- Ага, так это ваш щит сработал? Или все-таки палочка Рона?
- Откровенно говоря, я и сам не знаю, но хочется думать, что щит. Это делает мое восьмичасовое блуждание по этим катакомбам не столь бессмысленным.
- Так директор соизволил вытащить вас отсюда только под утро?! Вот сво… да. Значит, пока мы веселились на празднике…
- Успокойся, я тут не терял времени даром. Яд, чешуя, э-э-э… некоторые внутренние органы василиска – бесценный приз для любого зельевара, а уж такой экземпляр и вовсе попадается раз в тысячелетие. До сих пор поверить не могу, что ты с ним справился.
- Повезло, как всегда, спасибо Фоуксу. Пришли, сэр. Не желаете попробовать Образ змеи?
- Почему нет. Забавно будет ощутить себя символом собственного факультета.


- Привет, братец! Не ждал?
- Мерлин, Джордж! Или?..
- Джордж я, Джордж, успокойся. Фред в Лондоне, нельзя оставлять бизнес без присмотра.
- Странно видеть тебя одного. Какими судьбами? Отпуск?
- Куда там, покой нам только снится. Я по делу к твоему руководству, хочу выкупить место для «Ужастиков» на вашем рекламном стенде.
- Не понял.
- Чарли, не тупи. Вы – крупнейший в Европе драконий заповедник, значит, на Ярмарке у вас будет самый большой стенд.
- Слушай, я тебя, конечно, люблю, но вы достали со своими шутками. Какая, к мантикорам, Ярмарка?
- Дорогой мой брат, приколы, не спорю, – наш образ жизни, но когда дело касается прибыли, шутки заканчиваются. Через три недели в Глостершире стартует Международная Ярмарка Драконов, и я не виноват, что ты по уши закопался в навозе и пропустил эту информацию.
- Впервые слышу. И дирекция, скорее всего, тоже не в курсе, иначе бы весь драконарий на ушах стоял.
- Да? Странно. Может, приглашение запоздало? Их вроде на той неделе рассылали, наши уже готовятся вовсю. В любом случае, вопрос вашего участия даже не обсуждается. Так как, замолвишь за нас словечко по поводу рекламы?
- Если это не розыгрыш. Ты к нам надолго?
- Уеду завтра после переговоров, а сегодняшний денек мечтаю посвятить братскому общению. Устроим сабантуй на природе. Ты же не откажешься показать мне свои владения? Давно хотел почесать за ушком какую-нибудь хвосторогу.
- Оригинальный способ сократить численность Уизли. Хочешь обломить мне выходной? Впрочем, поехали, совместим приятное с полезным. Мне как раз пора чешую для анализов собирать.


Помещение было огромным – едва ли оно уступало размерами Большому Залу. В ширину, по крайней мере: гигантские стеллажи, начинающиеся в десяти шагах от входа, ровными рядами уходили вглубь и ввысь, теряясь в глубокой тьме, которую люмос Поттера не в состоянии был прошибить.
- Мерлинова борода… - зельевар даже не пытался скрыть ошеломления, - и все это находится прямо под школой?!
- Нет, аккурат под хагридовой хижиной. Можно сказать, он выращивает свои тыквы на мудрости тысячелетий. Пойдемте, тут дальше есть читальня, нам удалось привести ее в порядок и даже сделать немного уютной, - Поттер с довольной улыбкой оглянулся на не двинувшегося с места профессора, - что, впечатляет?
- Это грандиозно.
- Да уж, куда там скромным владениям мадам Пинс. Когда мы с Герм попали сюда впервые, у нее просто крышу снесло, пришлось накладывать петрификус и вытаскивать обратно силой. В отместку она рассказала МакГоннагал о метле, мы всерьез поссорились и не разговаривали до самого исчезновения Скрабблза.
- Гм. Мне казалось, вы не разговаривали несколько дольше.
- Надо же, какие вы вещи замечали.
- Я отвечал за твою безопасность, - Снейп наконец шагнул вслед за Поттером, - вокруг бродили убийца, оборотень и дементоры. Разумеется, мне приходилось отслеживать каждый твой вздох.
- А, все-таки это были ваши следящие чары? Так я и думал, как бы еще вы умудрились отловить меня на Одноглазой Ведьме. Мы не одну неделю потратили, пытаясь их снять.
- И судя по всему, таки добились успеха. Третий курс… потрясающе. Но чары действовали до самых экзаменов. На кого же ты перевел след?
- Поймал паучка, посадил его в банку и таскал в кармане мантии.
- Иногда забывая вынимать.
- Только один раз, и получил за это от вас с Ремусом по полной. Тогда в Хогсмиде я попытался всучить Саймона Рону, чтоб хоть Ведьму не засветить, но он на дыбы взвился.
- Значит, его фобия – не притворство?
- Еще как не притворство.
- Жаль. Во вторник ему придется растолочь в пыль четыре унции сушеных тарантулов для Стефария Эквертум. Интересно, как ты планировал выкрутиться, поймай я Уизли с твоим следом в кармане.
- Вообще-то от Рона требовалось только посидеть с Саймоном где-нибудь в укромном углу и подождать, пока я доберусь до школы и пришлю к нему Хедвиг. Тогда я не знал, что сову можно перехватить, а после прибытия Саймона в Хогвартс доказать факт моей несанкционированной отлучки было бы весьма проблематично. На тот момент я был уверен, что хозяин следа – Дамблдор, и перспектива оставить его с носом весьма грела мне душу. Но Рон наотрез отказался взять банку в руки.
- А почему нельзя было передать паука мисс Грейнджер?
- Формально мы все еще не разговаривали – было бы странно ходить в обнимку сразу после того, как Крукшанс предполагаемо слопал крысу Рона. В Хогсмиде она гуляла отдельно от нас. После этой истории мы решили срочно помириться, благо повод подобрался идеальный – в тот день пришел ответ на апелляцию Хагрида по делу Клювокрыла. Пришли, Северус.
Стеллажи вдруг расступились, образуя свободное пространство, уставленное столами, мягкими креслами и двумя полукруглыми диванами по периметру. В центре читальни высилась полупрозрачная колонна. Гарри махнул рукой – и она вдруг засветилась по всей длине, разом выхватывая из темноты бесконечные полки с книгами и далекий потолок.
- Что это?
- Подпорка и светильник в одном флаконе. Тут их много, но это пока единственный, который нам удалось восстановить. Потолок, по идее, тоже должен светиться.
- Боги… И Слизерин все это сделал один?!
- Нет, конечно, библиотеку создавали все четверо Основателей. Изначально она была частью замка, пока взбешенный известной ссорой Слизерин не переместил ее сюда. Он вообще был мастер подобных штучек: Выручай-Комната – тоже его рук дело.
- Постой, так он утащил книгохранилище из-под носа своих коллег? Да еще и спрятал так, что найти не удалось никому, включая хваленую Райвенкло? Теперь понятно, почему ненависть к моему факультету прошла через века.
- Еще бы, они эти книги почти сорок лет собирали. Многие существуют в одном экземпляре, так что неудивительно, что такой внушительный пласт магических знаний оказался утерян.
- Я начинаю понимать остальных Основателей.
- Вообще-то Слизерин был не так уж и виноват, просто они с Гриффиндором – две горячие головы. То знаменитое противостояние, на котором построена теория непримиримого отношения Салазара к нечистокровным, на самом деле было лишь пустяковой размолвкой, касающейся обучения маглорожденных Магии Крови. Дело было во время шумного средневекового дебоша. Пьяный Слизерин наговорил пьяному Годрику кучу гадостей, а тот не нашел ничего умнее, чем засветить оппоненту в глаз.
- Сила есть – ума не надо.
- Точно, сэр. Судя по всему, Гриффиндор мозги имел, но пользоваться ими не любил. Взбешенный Слизерин хлопнул дверью и упер библиотеку, пристроив пока к недавно созданному подвалу для хранения свежевылупившихся василисков. После он недели две беспробудно пьянствовал по окрестным кабакам, а когда наконец протрезвел, явился к Годрику мириться. Вот тут наш храбрый Основатель повел себя как полный имбецил. Он наорал на Салазара, потребовал немедленного возвращения книгохранилища и, что особенно погано, публичного признания своей неправоты. Этого гордый Слизерин, разумеется, стерпеть не мог. Он угостил бывшего друга новоизобретенным петрификусом, закрыл и мощно зачаровал на парселтанге вход в библиотеку и Тайную Комнату, погладил на прощание василиска и покинул замок навсегда.
- Откуда ты все это знаешь?
- Здесь его дневник, последнюю запись в котором он сделал после того, как уложил Гриффиндора. Грустная повесть, Северус, почитайте.
- Обязательно. Как вы нашли библиотеку?
- Вычислили логическим путем. Мы подумали, что глупо запирать глубоко в подземельях здоровенную змеюку, чтобы когда-нибудь явился неведомый наследник и натравил ее на всех маглорожденных в округе. Сами подумайте, сэр, бред какой-то, а Слизерин ведь был далеко не дурак. Тем более, василиск, по собственному опыту знаю, совершенно не отличает чистокровного волшебника от магла, так что оставлять его в школе ради туманной перспективы отомстить – верх идиотизма. Куда логичнее посадить его здесь для охраны чего-то крайне ценного. Так что едва я избавился от ваших следящих чар, мы с Герм взяли метлу, спустились сюда, ощупали каждый сантиметр Тайной Комнаты и обнаружили вход.
- Гм. Интересно, почему его не нашел Темный Лорд. Или Дамблдор, он ведь тоже говорит на парселтанге.
- А кто сказал, что Риддл его не нашел? Очень даже нашел, и вовсю пользовался хранилищем, пока из-за случайной смерти Миртл Дамблдор не перекрыл ему доступ в Тайную Комнату. Потому-то Волдеморт и рвался потом работать в Хогвартсе. Что до директора, то парселтанг он знает весьма приблизительно, одно дело – прошипеть обычное «Откройся», и совсем другое – выдать «Распахни врата свои, дабы вернуть миру утраченную истину».
- Боги, а пароль-то ты откуда взял?
- На стене был написан, - Гарри вздохнул, - Слизерин лишь хотел с помощью сыновей вернуть библиотеку школе, не уронив при этом достоинства, и вернуться самому. Хогвартс был делом его жизни, Северус. Не знаю, почему задуманное ему не удалось. Думаю, он погиб сразу после своего ухода.
- Вполне возможно.
С минуту они молчали, отдавая дань уважения памяти одного из величайших волшебников древности. Наконец Снейп кашлянул.
- Гарри, давай оставим исторические экскурсы, у нас без них море дел. Как разобраться в этом книжном царстве?
- Вон в том стеллаже – каталог. Архаичный и жутко неудобный, но поисковые чары там действуют, главное – правильно сформулировать запрос.
- Тогда давай формулировать. Итак, драконы…


Глава Отдела по Соблюдению Статуса Секретности Рой Клапенток терпеть не мог абрикосов. Но куда больше его пугала перспектива уловить хотя бы тень огорчения в небесно-голубых глазах жены. Потому Рой покорно молчал, слушая ее традиционное утреннее щебетание и наблюдая, как предназначенный ему тост покрывается щедрым слоем абрикосового джема.
- …и представляешь, нам с Милдред удалось снять прелестный домик на две семьи прямо в самом Пейнсвике! Адрес подсказала Мариэтта, они с подругами уже застолбили себе участок буквально в трех шагах от будущей экспозиции. Правда, пришлось заплатить за месяц, ты же не против? Пополам с Глумси получается не так уж и дорого, но зато не придется ютиться в палатке. И кстати о палатках, там полно маглов. Почему ты до сих пор не послал туда свою бригаду?
- Распоряжений пока не поступало, дорогая. Ты же понимаешь, я не могу действовать на свой страх и риск.
Возмущенное фырканье.
- Какой риск, Рой, в самом деле, не будь ребенком. Твой Отдел давно уже должен там работать, а начальство, как обычно, прохлопало ушами столь очевидную вещь. Спохватятся в последний момент, да тебе же еще и влетит за нерасторопность и безынициативность – помнишь юниорские метлогонки в девяносто шестом?
- Может, ты и права, но…
- Я права без всяких но! Рой, если ты немедленно не отправишь людей в Глостершир, то уже через пару дней тебе придется формировать Бригаду Экстренного Магического Манипулирования, а ты сам знаешь, какими сверхурочными это грозит. Милый, прошу, - поднялась легко и грациозно, подлетела, оплела мужа тонкими руками, прижалась мягкой щекой, - тебе нельзя переутомляться, не то опять разболится голова. Я узнавала, маглы тоже пока не придумали средства от мигрени. Прояви хоть раз благоразумие и не жди бумажек сверху. Флобберчервю ясно, что без тебя Ярмарка не состоится.
Рой Клапенток слыл в министерстве человеком жестким, требовательным и непреклонным. Но за двадцать шесть лет брака он так и не научился противоречить собственной жене. Хорошо хоть, этот секрет был известен лишь им двоим и любимой племяннице Мариэтте.
- Хорошо, милая. Но попроси Милдред Глумси воздержаться от вокальных упражнений, пока мы будем находиться в одном доме…


В полдень среды на ковер к Кингсли Брустверу были вызваны глава Отдела Международного Магического Сотрудничества Астус Давенхейм и глава Отдела Контроля за Магическими Существами Майкл Перкинс.
Министр буровил подчиненных тяжелым взглядом до тех пор, пока нервное ерзанье обоих не превратилось в подпрыгивание. Лишь тогда он соизволил заговорить.
- Вы ведь знаете, для чего я вас вызвал, господа, не так ли? – откинулся на высокую спинку и сцепил на груди пальцы, - вся Англия стоит на ушах в предвкушении грандиозного события – драконьей выставки в Глостершире. Как мне только что сообщили, вчера вечером туда выехала бригада Отдела по Соблюдению Статуса Секретности устанавливать маглоотталкивающие чары. С утренней почтой пришли шесть писем от европейских заповедников с официальным согласием на участие в Ярмарке и одинаковой жалобой на чересчур сжатые сроки. Ваш Отдел, мистер Давенхейм, уже вовсю прорабатывает вопросы размещения зарубежных гостей, планируемый при этом бюджет далеко превосходит наши нынешние возможности. В «Пророке» на первой полосе – интервью с директором Херефордширского заповедника и полный текст статьи о драконах из Скамандера. В Косом переулке столпотворение, дамы штурмуют салоны, выручка в «Дырявом Котле» бьет рождественский рекорд. В итоге непонятно лишь одно. – Бруствер вдруг резко наклонился, опершись ладонями о столешницу и рявкнул, - почему, феррумпентов рог вам в зад, я узнаю обо всем этом за завтраком от жены?! – медленно вернулся в исходное положение и кивнул Майклу, - сначала вы, мистер Перкинс.
- Э-э-э… сэр. Все это – страшная ошибка, какой-то грандиозный розыгрыш. Я с воскресенья не устаю повторять это друзьям и знакомым, но они лишь подмигивают и уверяют шепотом, что никому не расскажут… Сэр, я клянусь вам, все происходящее не является инициативой моего Отдела. Мы должны дать опровержение…
- Какое опровержение, Майкл, что ты несешь! – Давенхейм нервно постукивал пальцами по подлокотнику, - у нас на руках шесть официальных извещений от европейских драконариев, и будь я проклят, если завтра мы не получим остальные четыре. Отказ в данном случае чреват таким международным скандалом, что Кубок Мира девяносто четвертого покажется нам досадным недоразумением!
Министр прищурился.
- Я так полагаю, ты тоже не в курсе источника ажиотажа?
- Кингсли, - Давенхейм лег грудью на стол, проникновенно глядя в глаза старинному приятелю, - я тебе чем хочешь поклянусь, что узнал лишь вчера вечером, причем, как и ты, от супруги.
- Понятно, - Бруствер задумчиво покрутил пальцами, - значит, ты предлагаешь держать марку?
- У нас нет альтернативы. Затеять расследование – все равно что расписаться в собственной некомпетентности, а у тебя выборы на носу.
- Черт, - тяжелый черный кулак опустился на идентичного цвета стол, - с бюджетом будут проблемы. О чем ты, позволь поинтересоваться, думаешь, планируя сорок тысяч на реконструкцию местной гостиницы?
- О деньгах как раз можешь не волноваться. Полтора часа назад я получил извещение из Гринготса о том, что неизвестный спонсор перевел на счет моего Отдела восемьсот тысяч галлеонов для организации этой чертовой Ярмарки. Я сразу усадил финансистов за расчеты.
- Тэк-с. Значит, кто бы ни устроил этот бедлам, он настроен серьезно, - Бруствер потер висок, - хотел бы я знать, зачем ему это понадобилось…
- Возможно, мы имеем дело с каким-то фанатом. Ты же знаешь, игры с драконами в Англии не приветствуются, наш меценат в жизни бы не получил разрешения на подобное мероприятие, обратись он к нам с официальным запросом.
- Знаю я одного такого фаната… Только вряд ли он выращивает на своих грядках галлеоны. Осторожное расследование все же необходимо. Я поговорю с Чангом, он умеет держать язык за зубами. Майкл, немедленно сажай своих ребят за работу, если понадобится, подключайте другие Отделы, даю вам карт-бланш. Все должно быть на высоте.
Никто из троих не заметил шмыгнувшей в вентиляционное отверстие крысы. Через двадцать минут Джордж Уизли покинул здание Министерства.



* Да, раки зимой ловятся! Сама обалдела, когда узнала.

** Браун-эйл – один из сортов английского пива. Сама не пробовала, так что за впечатлениями – к Артуру с Ксенофилиусом.

*** Из описания жилища Лавгудов в «ГП и ДС» я так и не поняла, где спальня Ксенофилиуса, так как комната Луны на третьем этаже вряд ли может быть проходной. Рискнула поселить редактора прямо в кабинете.



Глава 14.

Внимание! У нас с Командой появилась бета, в связи с чем предыдущие главы перевыложены, хотя разница вряд ли будет заметна. Но имеется и пара серьезных изменений. Во-первых, канул в лету зрачок василиска в качестве сердцевины для палочки Снейпа. Благодаря дотошности и профессионализму читателя Lupa выяснилось, что это всего лишь отверстие в радужке, а нематериальные сущности не могут быть начинкой для палочки http://www.snapetales.com/index.php?fic_id=8891 . Я долго шевелила извилинами в поисках приемлемой замены, но ничего лучше «оболочки глаза» так и не придумала. У змей вообще развито «тепловое» зрение, к глазам отношения практически не имеющее, так что Васек должен был слопать Гарри даже после знакомства с Фоуксом. Поскольку этого не произошло, будем считать, что василиск – змей во всех отношениях необычный, строение зрительного органа у него тоже хитрозакрученное и малоизученное. Если у кого есть идеи – милости прошу.
Во-вторых, исправлен логический ляп в тринадцатой главе. Если кто не заметил, Снейп не мог отследить Гарри у Одноглазой Ведьмы, поскольку библиотеку Основателей тот уже нашел, а значит, и следящие чары должны были быть в тот момент на паучке.
В-третьих, в тринадцатой же главе появился дополнительный кусок. Сначала я его забраковала, но подруга, проглядев черновики, буквально пинками заставила вернуть его на место.
Большое спасибо всем, кто читает, размышляет и не ленится бороздить просторы инета в поисках информации!




В четверг после ужина направляющийся в свой ежевечерний обход Хагрид заметил на краю опушки Запретного Леса высокую темную фигуру. Пожалев на секунду, что приболевший Клык остался в хижине, лесник сдернул с плеча арбалет и, не думая даже скрываться, зашагал к незнакомцу.
- Эй, вы кто?
Человек обернулся. Тусклым серебром блеснула в свете фонаря знакомая борода.
- Директор?! Что вы тут… э-э-э… простите, сэр. Захотели прогуляться?
Дамблдор задумчиво вглядывался в клубящуюся меж древесных стволов тьму.
- Рубеус, скажи, тебе бывает здесь… не по себе?
Хагрид озадаченно нахмурился.
- Что-то не пойму. Как это – не по себе?
- Ты живешь на опушке старейшего из британских лесных массивов, бродишь здесь ночами… А ведь в этих деревьях живет магия столь древняя и мощная, что никому из ныне живущих не дано ее постичь. Это иное знание, Рубеус, истина в абсолюте, но единственное, о чем мы можем догадываться – это то, что она существует.
- Э-э-э… да?
- Всего лишь догадка, Рубеус. Странные события, туманные намеки… Что-то происходит, но что именно – мне не позволено узнать.
- Кем не позволено? Это вам-то не позволено?! Да кто бы осмелился!.. Вы же великий…величайший…
- Не такой уж и величайший, Рубеус, раз мои собственные ученики разыгрывают у меня под носом комбинации, в которые мне и глазком не дают заглянуть.
- Это кто же…
- Неважно. Возьми хотя бы эту Ярмарку.
- А что Ярмарка?
- Ничего особенного. Разве что возникла она буквально на пустом месте. И проходить будет в трех шагах от единственной в Англии точки, где возможно исполнение одного страшного темномагического обряда, обряда, который может состояться лишь раз в несколько лет. Угадай, на какое время выпадает в нашем случае час икс? Полдень двадцать восьмого февраля.
- Ага. Значит… Так думаете, там опасно будет? Жалость какая. Я как раз хотел с вами обсудить, директор… это…
- Да, Рубеус?
- Я о драконах, сэр. Ученикам полезно было бы поглядеть. Там же всякие будут, и редкие породы тоже. И яйца наверняка… - Хагрид вдруг смутился и принялся ковырять носком сапога неглубокий снег, - ну, в общем… Нет, если там опасно…
Дамблдор чуть склонил набок голову в меховом колпаке, пряча в бороде веселую улыбку. Очевидно, Хагрид обладал даром поднимать директору настроение.
- Вряд ли Ярмарке грозит беда, по крайней мере, Том к ней отношения точно не имеет. Не в его интересах собирать в Глостершире толпу волшебников… да. Думаю, мы можем организовать экскурсию для старшекурсников.
- Только старшекурсников? Но директор, это же и малышам интересно! Вы поймите, драконы!
Дамблдор рассмеялся.
- Хорошо, Рубеус, поедут все. Правда, тем, кто младше семнадцати, понадобятся разрешения от родителей. Я поговорю с деканами на завтрашнем педсовете. Удачного обхода!
Сияющий Хагрид долго смотрел вслед своему кумиру.
- Великий человек… - едва слышно шептал он, - великий…


Со стороны стеллажей послышался шорох и поскрипывание, словно скользили по полированному дереву маленькие когти. Снейп невозмутимо перевернул страницу.
- Поттер, хватит церемониться, вылезай. Хотел бы я знать, почему ты избрал точкой прибытия мои книжные полки. Чем тебя дверь не устраивает?
- Добрый вечер, Северус, - Гарри уселся в кресло, снял очки и потер висок, - поскрестись в дверь, безусловно, было бы намного вежливее, но крыса, сидящая у входа в покои слизеринского декана в ожидании, пока ей откроют, будет выглядеть несколько подозрительно.
- Можно подумать, тебе требуется разрешение.
- Вообще-то у вас там защита стоит, и весьма мощная, а порядочные гости пароли хозяевам не взламывают. Зато там, - кивок в сторону стеллажей, - имеется весьма удобная дыра под плинтусом…
- Стой, - Снейп наконец оторвался от книги, – хочешь сказать, ни Рональд, ни Драко, ни Гермиона до сих пор не сообщили тебе пароль?
- С какой стати? Это же ваш дом, а не их.
- Действительно. Глупо получилось. Артифицио Абсолютус, Поттер, и постарайся все-таки приходить через дверь. Что касается дыры, то ее я с твоего позволения заделаю. Не люблю сквозняки.
- Как скажете сэр. – Гарри снова потер висок, - у вас случайно не найдется чего-нибудь от головной боли? Профессор МакГоннагал сегодня превзошла себя.
- Поразительно, - учитель поспешно поднялся и принялся рыться в ящиках стола, - и этот человек пришел сюда, чтобы учить меня чудодейственным целительским чарам. Что, Поттер, сапожник без сапог?
- Ага. Сам себе я даже синяка не вылечу.
- Что возвращает нас к зельеварению, - Снейп отмерил пять капель из флакона темного стекла в стакан с водой и протянул его ученику, - как поживает заданное мной эссе? Завтра пятница.
- Я помню, - Гарри в несколько глотков осушил стакан, - уф, спасибо… неплохо поживает. И чесслово, Гермиона мне почти не помогала.
- Кстати о Грейнджер, чем они с Лонгботтомом занимаются? На ужине оба появились чисто для галочки, ухватили по куску пирога и исчезли.
- Наша королева котлов на пороге очередного гениального открытия. Репеллент против оборотней.
- Вот как? А почему я ничего не знаю?
- Насколько я понял, помощь им не требуется, проект фактически завершен. Да и не хватало еще, чтобы вы снова втроем в пробирках закопались. У вас уроки, между прочим. И Дамблдор.
- Причем тут Альбус?
- Он знает, Северус.
Снейп угрожающе прищурился.
- Поттер, прекращай. Что он знает?
- Что история с Макнейром – липа. Что у вас завелись тайны. Что вы ему больше не доверяете. Что вашей дружбе пришел конец.
- Та-ак, а поподробнее?
- Симус записал пару его разговоров с МакГоннагал. Одни подозрения, фактов никаких, но у директора фантастическая интуиция, и дразнить его не стоит. Не хватало еще, чтобы он потребовал снова открыть для него ваши камины.
- Черт. Вот теперь я хорошо понимаю Блэка.
- Слава Мерлину, вы не гриффиндорец, да и скучать мы вам не дадим. В субботу в одиннадцать планируются испытания Образа дракона, на которые я вас торжественно приглашаю. Вот портал, одевайтесь, пожалуйста, потеплее, и не забудьте отключить директорский маячок.
- Поттер!
- Простите, но лучше соломки подстелить. Пароль к порталу – «Зима выдалась слишком теплая».
- Надо же, в кои-то веки приличный пароль. Не к добру.
- Говорю же – одевайтесь потеплее. Что еще. Сразу после ужина Драко отправился на вызов… Споко-о-ойно, Северус, ему ничего не грозит, помните о портале! Северус!!! Ах ты ж твою…
Ощущение, будто везде и всюду внезапно погас свет. И темно отныне будет всегда, как бы не молил он богов о люмосе, размахивая бесполезной палочкой. Было холодно и страшно, хотелось свернуться клубком, спрятав на груди ледяные ладони, и заскулить в бессильной жалобе на очередной пинок судьбы. Драко… Но чьи-то руки уже тормошили, трясли, тянули, не давая окончательно нырнуть в промозглую тьму. Очнувшись, зельевар обнаружил вкус бренди на губах, расстегнутый ворот своей рубашки и встревоженную физиономию Гарри.
- Поттер…
- Ну слава Мерлину. Как вы, сэр?
Стакан снова оказался у губ, и Снейп послушно сделал глоток. Горячая жидкость стремительно пронеслась по пищеводу и расцвела в животе огненным цветком, в голове окончательно прояснилось.
- Спасибо, пока достаточно, - осторожно отлепил от подлокотников побелевшие пальцы и принялся разминать суставы, - признавайся, Поттер, что ты со мной сотворил своей цитосонацией?
- Простите?
- Насколько могу судить, только что я впервые в жизни свалился в обморок, словно хафлпаффка перед экзаменом по зельям. Надо ли говорить, что до близкого знакомства с тобой подобными реакциями я не страдал?
Озадаченное выражение на лице Гарри сменилось сначала пониманием, а после – той самой улыбкой, неизменно вызывающей теплую волну в груди.
- Северус, - мягко, вполголоса, - когда вам в последний раз приходилось переживать за кого-то?
- Что?
- Переживать. Беспокоиться. Волноваться.
- Да я за тебя семь лет беспокоился!
- Так же, как сейчас за Драко?
- Э-э-э… нет, пожалуй. Нет. Тебя я терпеть не мог, и мои переживания относились скорее к Лили… черт, Поттер! У нас что, вечер откровений? – Снейп отобрал у парня стакан, - я просто был не готов. Прекращай уже надо мной прыгать и сядь. Зачем Лорд вызвал Драко?
- Да все там в порядке, не волнуйтесь. Волдеморт не в духе, конечно, ну так он всегда не в духе, конкретно к Драко у него претензий нет. Поводом для сегодняшней вечеринки стала наша Ярмарка, Риддл хочет выяснить, может ли она помешать грядущему обряду.
- Гм. Насколько я знаю Лорда, он постарается подстраховаться.
- Конечно, но пока идей у него нет. Будем решать проблемы по мере поступления, Северус. Вы как, в порядке? Тогда давайте продолжим с цитосонацией. На чем мы вчера остановились?
- Не валяй дурака, ты прекрасно знаешь, на чем. Или это опрос?
- Хм. А что, идея. Забавно было бы задать вам эссе по анатомии или цитологии.
- Поттер, не наглей. С анатомией я, как мы вчера выяснили, знаком превосходно, твои зубодробительные магловские книженции просмотрел внимательно, так что давай переходить к практике. Ничто так не помогает усвоению теории, как наглядность.
- Это вы из личного педагогического опыта?.. Ой, все, молчу.
- Нет, ты не молчишь. Ты сейчас подробно мне излагаешь суть процесса, и максимально доступно, без экскурсов в магловскую науку, описываешь каждый этап. Именно этого я пытаюсь от тебя добиться вот уже третий день.
- Да, терпением вы никогда не отличались. Поверьте, Северус, в мои намерения не входит тянуть время или, Мерлин упаси, отыгрываться за былые издевательства. Цитосонация – наука сложная и очень опасная, это вам не чары, без базового представления об объекте воздействия не стоит и начинать. Анатомию вы, как зельевар, знаете действительно хорошо, хоть и в иной терминологии, а вот о строении клетки понятия не имеете, да и само слово «клетка» присутствует в вашей памяти лишь благодаря начальной магловской школе. Надеюсь, листая «зубодробительные книженции», вы обратили внимание, насколько смутны и в большинстве своем неверны ваши представления о предмете.
- Пожалуй, да, - нехотя признал зельевар, - но благодаря отсутствующему у меня терпению я таки продрался сквозь дебри этой магловской зауми и теперь уже представляю, о чем идет речь.
- Хм. Под «магловской заумью», я так понимаю, вы имеете в виду работы Шванна и Вирхова*? Что именно вас там не устраивает?
- Затянуто, размыто, чересчур усложнено, огромное количество повторов, неизвестных ссылок и невнятных цитат**.
- Такова особенность большинства научных трактатов, уж вам ли этого не знать. Кроме того, обе эти работы были изданы еще в середине прошлого века.
- Ну и что?
- Северус, это для волшебников в порядке вещей изучать теоретическую магию по книгам, которые со дня на день отпразднуют пятисотлетний юбилей. Скорость магловского научного прогресса вы, боюсь, даже вообразить себе не в силах: сегодняшнее сенсационное открытие уже назавтра может безнадежно устареть. Исследования Шванна и Вирхова в свое время произвели фурор и легли в основу клеточной теории, но с точки зрения современной науки они уже давно имеют чисто историческую ценность.
- Вот как? Тогда зачем ты мне их подсунул?
- Понимаете… Конечно, можно было выдать вам десяток учебников, начиная со школьной «Биологии», рассовать закладки по нужным разделам и на этом успокоиться. Но, во-первых, по стилю и образу мысли эти монографии наиболее близки к тем, с которыми вы привыкли иметь дело, во-вторых, разобраться в современном учебнике гистологии вы пока просто не в силах, и в-третьих… вы же ученый, Северус, а не прогулявший лекцию студент. Честно говоря, я рассчитывал, что вы заинтересуетесь, увлечетесь, как увлекся в свое время я, случайно откопав «Целлюлярную патологию» Вирхова среди магловских книг в сарайной коллекции мистера Уизли. С этой вещи начиналась цитосонация, Северус. Мне жаль, что на вас она не произвела впечатления.
- Вообще-то, произвела, - тихо признался Снейп, - просто я не люблю расхваливать чужие научные труды, благо подавляющее их большинство действительно не стоит потраченных чернил.
- Истинно так. Что ж, предлагаю скоренько обобщить ваши нынешние представления о структуре живого организма, добавить в картинку недостающие штрихи и приступить наконец к долгожданной практике. Итак, клетка…


Ровно в восемь вечера в дверь домика, принадлежащего чете Люпинов, постучали. Хозяин отложил почти готовую самодельную погремушку и отправился открывать.
- Мистер Люпин? Добрый вечер. Джереми Пайс и Мирус Макаллум, Отдел Тайн. Мы договаривались о встрече.
- Да, конечно, проходите, господа, располагайтесь, - Люпин проводил гостей в комнату, усадил на скрипучий, застеленный ярким покрывалом диван, поспешно убрал со столика забытую соску, - жена с сыном уехали к родителям, так что нам никто не помешает. Чаю?
- Благодарю, мы отужинали. Если не возражаете, перейдем сразу к делу. Мы уполномочены предложить вам участие в проекте, имеющем чрезвычайное значение для магической безопасности. В лабораториях нашего Отдела разрабатывается средство, которое должно обеспечить максимальную защиту от оборотней как в период полнолуния, так и в любой другой день.
- В любой другой?
- Мистер Люпин, вы наверняка знаете, сколько оборотней примкнули к Тому-Кого-Нельзя-Называть.
Серые глаза прищурились.
- Политика Министерства в отношении магических меньшинств сыграла здесь не последнюю роль. Вы пытаетесь бороться с симптомами заболевания, а не с его причиной.
Пайс на секунду утратил бесстрастность, нахмурившись и скорбно опустив уголки губ.
- Вынужден признать вашу правоту, мистер Люпин, но, к величайшему моему сожалению, решения принимаем не мы.
Оборотень кивнул.
- Тем не менее, я рад, что мы единомышленники, господа. Итак, чем могу помочь? Насколько понимаю, вам нужен доброволец для испытаний?
- Совершенно верно. Тестовая программа рассчитана на лунный цикл, начиная с последнего дня обращения, то есть, сегодня.
- Да, трансформация начнется через сорок минут. Должен сказать, я принимаю Антиликантропное Зелье, господа.
- Да, мы в курсе. Сейчас это даже хорошо, но на следующее полнолуние придется от него отказаться. Испытания будут проходить в одной из наших лабораторий и отнимать у вас ежевечерне по полтора-два часа. Первоначальное вознаграждение составляет пятьсот галлеонов.
Люпин присвистнул.
- Ничего себе! Что-то я раньше не слыхал о таких суммах для подопытных… добровольцев.
- Это очень важный проект, мистер Люпин. Аванс в сто галлеонов я выдам вам прямо сейчас, - Пайс покосился на недоделанную погремушку, и оборотень покраснел. - Должен предупредить, что в случае отказа вы подвергнетесь обливиации, если же согласитесь - мы вынуждены будем связать вас Нерушимым Обетом для гарантии того, что происходящее не станет известно кому-нибудь кроме участников проекта.
- Понимаю, господа, репутация вашего Отдела известна всем. Думаю, обливиация мне сегодня не грозит. Через полчаса я трансформируюсь, так что нам стоит поторопиться с Обетом, если вы не хотите аппарировать к месту испытаний в обнимку с волком.


- …Вы не представляете, Северус, какое развитие получила клеточная теория в современной магловской науке! Молекулярная цитология, гистохимия, электронная микроскопия, биомолекулярная инженерия…
- Поттер!
- Простите, увлекся. Просто до жутиков обидно, что маги с их уникальными возможностями так и застряли в средневековье, не говоря уж о том, что часть гениальных изобретений прошлого либо попрятана по семейным шкафам, либо схоронена в тайнике под школой. Меж тем неполноценный магловский мир, пользуясь лишь мозгами и руками, достиг таких вершин, какие нам и не снились.
- Остается только радоваться, что они не подозревают о нашем существовании.
- Не очень-то способствует повышению самооценки, верно? Поверьте, сэр, современная боевая ракета от Хогвартса камня на камне не оставит, и никакая защита не спасет.
Молчание. Снейп пытался воскресить в памяти таинственную ракету, но полузабытое слово вызвало лишь образы улыбающегося человека в круглом металлическом капюшоне и почему-то серебристого шарика с четырьмя ножками-спицами на черно-синем фоне. Кажется, одно время Лили пыталась заинтересовать его космосом, но тема им быстро наскучила.
- Поттер, а маглы до сих пор летают в космос?
Гарри пожал плечами, усмехнулся печально и слегка снисходительно.
- Они там живут, Северус. Не будем больше о грустном, вернемся лучше к цитосонации, - снова усмешка. – Знаете, в чем комизм ситуации? То, для чего маглам необходима целая лаборатория, битком набитая архисложным и безумно дорогим оборудованием, мы с вами можем осуществить простым наложением рук. Тем не менее, если бы не их достижения, мне бы и в голову не пришло попытаться.
- Поттер, прекращай посыпать главу пеплом, тебе не идет. Так для чего маглам нужна лаборатория?
- Чтобы определить состав и структуру клетки вплоть до атомов, разобраться, как именно она функционирует, взаимодействует с другими клетками, от конкретного органа до организма в целом. Сегодня маглы препарируют клеточное ядро так же, как вы – жаб и тритонов. Слабо распластать нечто невидимое глазу?
- Гм. Энгоргио?
- Не поможет, обычную лягушку придется увеличивать до размеров Хогвартса, что противоречит закону Литанелли, закону, которому, между прочим, уже семьсот лет.
- Гарри, перестань. Я уже понял, что в плане науки мы с точки зрения маглов до сих пор живем в эпоху короля Артура. И хотя я не во всем с тобой согласен, - Поттер вскинулся в кресле, и Снейпу пришлось применить свой фирменный взгляд, - тратить время на споры не собираюсь. Скажу лишь, что каждому свое. Да, магическая наука не может похвастать столь ярко выраженным прогрессом, но тем не менее, она существует. И в наше время есть место открытиям и изобретениям. Возьми хотя бы Антиликантропное Зелье или разработку новых моделей метел…
- Частные случаи, обусловленные насущной необходимостью или погоней за прибылью! Вот уж в чем маги могут посоревноваться с маглами – это в умении делать деньги. А где же любовь к знаниям, академический интерес, стремление приблизиться к истине? Маглы дорабатывают и переиздают школьные учебники практически ежегодно, самому же новому из наших – не меньше пятидесяти лет! По этим книгам учились наши отцы, деды и прадеды, о каком прогрессе может идти речь? Вы знаете, что мне на шестом курсе случайно достался ваш учебник по зельеварению? Учебник, который, между прочим, принадлежал еще вашей матери?
- Да, мисс Грейнджер меня просветила. Признаюсь, в начале того года твои успехи буквально вогнали меня в шок. Рад, что ты сообразил отдать книгу ей.
- Не хотел светиться. Успехи… А ведь я всего лишь следовал рекомендациям человека, осмелившегося экспериментировать с рецептами, состав которых не менялся на протяжении веков. И сомневаюсь, что вам было позволено озвучивать на уроках свои разработки.
- Что ты, Слагхорн бы меня анафеме предал, он был у нас консерватором из консерваторов. Вечно подозрительно косился, выставляя очередной высший балл.
- Вот видите. Гермиона говорит, среди публикаций в «Зельеварении сегодня» девяносто девять с половиной процентов посвящены дифирамбам в адрес известных составов, а не разработке новых. Не лучше обстоят дела и в трансфигурации с чарами. Почему Основатели и их современники находили время и силы дерзать, а мы трясемся при одной мысли неправильно произнести заклинание?
- Да пойми ты, чертов упрямец, нас слишком мало! Сравни численность популяций магов и маглов, а после высчитай процент рождаемости талантов! Тысячелетие назад сложилась уникальная ситуация, когда магический мир обогатился сразу четырьмя гениями, сумевшими объединиться. И похоже, сегодня история повторяется.
- Повторяется?
- Ты, Грейнджер, Лонгботтом, Финниган, близнецы Уизли. Возможно, Лавгуд, Чанг и Эджкомб, хотя с их работами я пока еще не знаком.
- Что? – растерялся Поттер.
- Вы – уникумы, Гарри. Я семнадцать лет имею дело с недорослями и могу об этом судить. Ты утверждаешь, что магловский мир опередил нас на столетия, а я думаю, просто настало время воспользоваться их достижениями. И сделает это команда молодых гениев, с которыми я имею честь быть знакомым.
Поттер открыл было рот, но снова его закрыл и надолго задумался. Снейп молча допивал бренди, отвлеченно уставившись на огонь.
- Вы с нами по праву, сэр, - наконец тихо сообщил Гарри.
- Надеюсь, - не стал спорить Снейп. – А теперь объясни мне наконец, как определить клеточную структуру наложением рук.
- Просто увидеть, Северус. Неужели вам не приходилось, касаясь ладонью чьей-либо открытой кожи, ловить странные образы?
- Вообще-то не приходилось, у меня нет привычки хватать знакомых за конечности. Ты мог бы заметить, насколько нетерпимо я отношусь к нарушению своего личного пространства. Хотя… тогда, в январе, мне пришлось подержать за руки мисс Грейнджер, вытягивая из нее подробности твоих гринготских приключений. Помнится, действительно мелькнуло какое-то странное ощущение… идеальной гладкости, что ли. Нечто подобное было когда-то с Лили, но я не придавал этому значения. И… мама. Там все было наоборот, никакой гладкости, сплошная рябь.
- Ваша мать была серьезно больна? – тихо, почти шепотом.
- Да. Она умерла, когда мне исполнилось тринадцать, - ровно, без тени эмоций.
Поттер не стал произносить дежурных фраз.
- Значит, вы видите «гладкость» или «рябь». Интересно. Похоже, обладающие способностью «смотреть руками» на начальной стадии воспринимают объект по-разному. Я, к примеру, ориентируюсь по цветовым пятнам.
- Так это и означает «видеть»?
- Да, я называю сей дар «тактильным зрением». Возможно, его носителей не так уж и мало, но выявить удалось пока только вас. Судя по рассказам Чжоу, был еще Седрик…
- Гарри…
- Не надо, я знаю, что вы скажете, Северус. Моей вины в произошедшем действительно мало, я это понимаю, и поверьте, уже почти пережил.
- Почти.
- Цитосонация, Северус. Тактильное зрение позволяет вам не только видеть, но и, при наличии сбоев, вмешиваться, воздействовать, менять. Главное при этом – уловить, в чем именно заключается проблема, для чего необходимо закрепить в памяти, как выглядит и функционирует здоровый организм.
- И на чьем организме мне предстоит практиковаться?
- А я вас чем не устраиваю?
- Хочешь зрение исправить?
- Не выйдет, - Гарри вздохнул, - цитосонация может вылечить рак, но не кривые ноги. Глаза - неприятность врожденная, а не приобретенная, от нее можно избавиться лишь с помощью Образа. Я потихоньку экспериментирую с мутациями, но на серьезную работу времени пока нет. – Гарри протянул учителю руку ладонью вверх, - пробуйте.
Справившись с волнением, Снейп осторожно взял его ладонь. В запястье что-то дернулось, в кончики пальцев немедленно впились миллионы мелких иголок.
- Можете закрыть глаза, поначалу так проще.
Зельевар послушно опустил веки, и перед внутренним зрением мгновенно возникло идеально ровное поле.
- Гладко…
- Хорошо. Это кожа, нижний слой эпидермиса.
- А верхний?
- Он мертв, но так и должно быть, потому вы его не заметили. Теперь попытайтесь мысленно увеличить, растянуть пространство. Я выйду пока в ментальное поле, если что – подскажу.
- Мне тоже?..
- Не стоит, только отвлекаться будете. Ментальная магия в цитосонации – не помощник, мне просто надо отследить тип используемого вами магического воздействия. Вы позволите мне подглядывать?
- Гм. Предупреждаю, Поттер, полезешь глубже – убью.
- Договорились. Поехали, Северус.
Оказалось достаточно легкого толчка – ровная поверхность вдруг вздыбилась, разбухла, потеряла гладкость, обернувшись миллиардами пульсирующих точек, каждая из которых излучала мощный поток живой силы. Задохнувшись от неожиданности, Снейп невольно отшатнулся, но пальцы Гарри сжали его руку, не давая разорвать контакт.
«Отлично, Северус! Это клетки. Попробуйте разглядеть какую-нибудь поближе»
Одна из точек выросла в капельку, наполненную беспрестанно двигающимися волосками, ниточками и колечками. В центре темнело слегка размытое уплотнение.
«Ядро. Главное хранилище генетической информации. Этим мы с вами позже займемся, а пока… упс»
Темное ядро медленно растекалось, распадалось, растворялось в протоплазме. Капелька затихла, изредка судорожно подергиваясь.
«Прометафаза. Не волнуйтесь, Северус, это постоянно происходит, одни клетки рождаются, другие отмирают… Закон жизни»
- Она умирает?
«Да нет же, делится. Через несколько часов их будет уже две»
- Понял. Что дальше?
«Возвращайтесь к первоначальному пространству и попробуйте нырнуть на следующий слой»
- Для этого обязательно возвращаться?
«Вообще-то нет, просто для начала так будет проще…»
Но Снейп уже погружался, скользя меж беспорядочно шевелящихся капель, и рука Гарри вдруг резко дернулась.
«Ох…»
- Что такое?
«Вы инстинктивно их раздвигаете, освобождая себе дорогу, а нужно идти сквозь. Вернитесь все-таки к началу. Пожалуйста»
Снейп поспешно вынырнул обратно, уплотнил поверхность до первоначально ровного вида и вздрогнул. Из точки выхода нарывом выпирал маленький бугорок.
- Тебе больно?
«Уже нет. Просто вы с разбегу прошли второй слой и случайно задели нерв, а это неприятно. Не торопитесь, Северус, все придет с опытом. Теперь попробуйте зарастить прокол»
- Как?
«Вы видели митоз в начальной стадии. В вашей власти ускорить этот процесс в десятки тысяч раз. Удалите поврежденные клетки и замените их свежеизготовленными, начинать лучше с глубины»
На этот раз Снейп был осторожен. Сосредоточился – и поле словно растворилось, уступив место почти такому же. Бугорок увеличился. Зельевар нерешительно замер.
«Что случилось?»
- Оно другое.
«Конечно. Слоев миллионы, и все разные. Скоро вы научитесь листать их, словно страницы в книге, добираясь до нужной главы. Попытайтесь теперь восстановить ткани»
Снейп все еще медлил.
- Гарри.
«Да?»
- Я не хотел бы снова причинить тебе боль.
«Северус, Мерлина ради, это же не круциатус! Переживу. Да и не случится такого, если вы будете осторожны. У вас отлично получается, я, признаться, не ожидал такого прогресса… Сэр?»
- Круциатус… Боги, Поттер, ты хоть представляешь, чем может обернуться твоя цитосонация в руках Лорда?
«Ох, ну и воображение у вас, я же все вижу…»
- Брысь!
«Да пожалуйста, не смотрю больше. Справляйтесь самостоятельно»
- Э-э-э… вернись, будь добр.
«Как скажете. Что до Риддла, то подобное ему не светит никогда, рожей не вышел»
- Поттер!
«Простите. Так мы сегодня будем очаг ликвидировать?»
- Что?
«Моя немудреная терминология. Район, где непорядок, я называю очагом, магический посыл – импульсом, удаление мертвых тканей и прочего мусора – чисткой, а выращивание новых клеток – надстройкой. Это в цитосонации самое сложное, поскольку при серьезных ранениях многие слои бывают уничтожены полностью, и информацию о них приходится разыскивать в хранилищах мозга»
- Ноги Уизли?
«И ваша печень. Так как насчет прокола?»
Снейп вздохнул.
- Хорошо, Поттер. Но если что – пеняй на себя.


Защита границ Херефордширского заповедника славилась на всю Европу. В свое время Министерство не поскупилось и устроило то, что в магловском деловом мире принято называть тендером. Выиграли тогда японские специалисты, продемонстрировавшие комиссии и потрясенным соискателям преимущества тысячелетних островных традиций, что позволяли скрывать в солнечных бухтах Хонсю и на склонах кишащей магловскими туристами горы Фудзи крупнейшую в мире колонию драконов четырнадцати различных пород*. С тех пор Министерство и администрация заповедника могли спать спокойно: ни один из приглашенных для участия в финальных испытаниях величайших магов современности, включая самого Дамблдора, не смог проникнуть на территорию без необходимых восьми степеней допуска, что уж говорить о рядовых злоумышленниках и искателях приключений. За прошедшие тридцать пять лет японская защита ни разу не дала сбоя.
Тем не менее появившимся поздним вечером на окраине заповедника трем подросткам для преодоления барьера потребовалось не более получаса.
- Хваленые японцы, фу-ты-ну-ты, ничего, что я мимо шла, - все еще продолжала ворчать пять минут спустя Джинни Уизли, продираясь сквозь густой кустарник, - я-то думала, застрянем на полночи, а там всего-то и надо было, что замкнуть вторичные контуры, пробить шлюз – и хоть маглов на экскурсии води. От этих кустов и то куда больше толку…
Ее спутники на приглашение подискутировать не среагировали, поскольку один из них сосредоточенно пытался уберечь от колючих веток новенькую мантию, а второй, судя по всему, думал лишь о содержимом бережно прижимаемого к груди кофра.
Добравшись наконец до небольшой полянки, Рон молча упал спиной в сугроб и, закинув за голову руки, уставился на полную луну. Джинни нашла широкий пень, смахнула с него снег, уселась, подтянув к груди колени, и, закутавшись в мантию, как в кокон, с интересом принялась наблюдать, как Симус сбрасывает болтающуюся за плечом треногу, растопыривает ее на прихваченном последними в этом году морозцами насте, откидывает крышку драгоценного кофра и начинает быстро собирать похожий на магловский теодолит прибор.
- Готово! – Щелчок ногтем по кожуху, - Рон, поднимайся.
Рон не двинулся с места, лишь лениво покосился на шаткую конструкцию.
- Слушай, ты уверен, что оно того стоит? Как ты собираешься таскаться с этой штукой по драконьим вольерам?
- Не будь занудой, это только для эксперимента. Окончательный вариант должен будет уместиться в пуговице.
Рон снова посмотрел на луну.
- В о-о-очень большой пуговице… уф-ф-ф!
Ловко запущенный с пня снежный смерчик приземлился точнехонько на веснушчатую физиономию Рона и заставил того резво скатиться с сугроба.
- Что за шутки, блин?!
- Подъем, лентяй, быстрее начнем – быстрее закончим. Я с понедельника на Алакритасе, и если уж японские лопухоиды дали мне шанс поспать сегодня подольше, я не позволю тебе все обломать. Вставай.
Рон с недовольным пыхтением поднялся, отряхнул мантию.
- Ладно. Чего делать-то?
Симус кинул ему и Джинни по медальону.
- Стой прямо и не дергайся.
- Ты думаешь, драконы не станут дергаться? Ты плохо их знаешь.
- Вот чтобы они не дергались, мы и попробуем сегодня в действии мою лазерную ловушку.
- А попроще?
- Слушайте внимательно, объясняю один раз, - Симус нагнулся к окуляру своего «теодолита» и принялся вращать многочисленные колесики, - судя по тому, что вы выкопали в книгах, единственное слабое место дракона – это глаза. Даже на прямой солнечный свет они реагируют весьма болезненно, а что с ними сделает направленный пучок фотонов, можно только гадать. Вернее, сегодня мы это выясним.
- Звучит неплохо. И как будем выяснять?
- Это, - тычок в треногу, - основной излучатель. У нас, - поболтал медальоном, - будут вспомогательные. Все вместе образует лучевую систему, которая теоретически способна удержать дракона внутри.
- Теоретически?
- Не выйдет – будем изобретать что-нибудь еще. Но думаю, должно получиться, - щелкнул тумблером, снова приник к окуляру, - предварительная настройка завершена… Значит, так. Сейчас находим объект, окружаем, активируемся и смотрим, что из этого выйдет.
- Мило. А если «объекту» окажется плевать на твои лучи?
- Ты забыл портальный пароль?
- Хорош ныть, Рон, - Джинни спрятала медальон под мантию, - пошли уже. «Объект» еще найти надо.
Через минуту полянка опустела.


По пересекающей поле расселине бодро катился магический вихрь, застилая неровную щель рядами новеньких капелек-клеток. Войдя во вкус, Снейп слегка подтолкнул цветной клубок, и через несколько секунд открыл глаза. Неглубокая царапина на ладони Гарри исчезла.
- Великолепно, Северус. Высший балл.
- А ты говорил, от ментальной магии не будет толку.
- Да ради Мерлина, если вам так удобно.
- Нагляднее. Ты-то все в цвете видишь, а меня монохром не слишком вдохновляет.
- Что ж вы тогда все время в черном?
- Имидж обязывает. Что дальше?
- Даже и не знаю, с вашими-то темпами. Я рассчитывал потратить на эпидермис недели две, но судя по всему, мы можем переходить к внутренним повреждениям прямо сейчас, - Гарри принялся расстегивать мантию, - я слегка потянул плечо на вчерашней тренировке…
- Боги, он еще и летать успевает! Поттер, тебе не много?
- С удовольствием бы отпинался от квиддича, но Дамблдор переполошится, вздумай я игнорировать общественную жизнь, - бросив мантию на спинку кресла, взялся за пуговицы рубашки, - Клетки соединительных тканей отличаются от эпителиальных…
Стукнула входная дверь, из прихожей послышались шаги, и в гостиную ввалился бледный, трясущийся Малфой. Переставив пару раз заплетающиеся ноги в сторону дивана, он вдруг замер, уставившись на полураздетого Поттера.
- Ох… я не вовремя?
- Что за бред?! – Гарри обхватил его поперек груди и потащил к дивану, в то время как Снейп уже доставал из ящика стола флакон с релаксантом, - круциатус?
- Ну да.
- За что?
- За предложение перенести обряд на другое время и место.
- Ну и какого ты высунулся? Знаешь же прекрасно, что никуда он его не перенесет, - Гарри поспешно сдирал с него мантию с рубашкой, - или на подвиги потянуло? Гриффиндорские лавры покою не дают?
- Заткнись, - Драко выпил релаксант и покорно улегся на диван, подставляя под ладони Гарри сведенную судорогой спину, - он меня спросил, Поттер. Надо же было что-то ответить.
- А то ты не знаешь, что отвечать в таких случаях. Вы же тут гений, ваше змеемордство, куда уж мне убогому…
- Джагсона он за такой ответ по стенке размазал, чудом не убил… ой, хорошо… Лорд вообще в ярости, считает Ярмарку проделками Дамблдора, подозревает утечку… вау… вас поминал, сэр… Поттер, можно здесь еще разок…
- Можно. Еще новости есть?
- Мне, Эйвери и Джагсону велено немедленно отправляться в этот чертов Акингтон чертить пентаграммы по периметру.
- Да, Риддл, видать, совсем с катушек съехал. Это занятие на сутки, если не больше. А как же школа? Завтра пятница!
- Когда Лорд в ярости, ему плевать на такие мелочи. Поттер, пошли со мной, а?
- Я иду вместо тебя, а ты прямо сейчас падаешь отсыпаться. Сэр, реально оставить его здесь? В общей спальне ему вряд ли дадут…
- Безусловно. Драко, марш в душ, я постелю тебе на диване. Поттер, идем вместе.
- И в качестве кого вы там хотите появиться, сэр? Риддл послал в Глостершир троих. - Гарри слегка коснулся плеча учителя, - не волнуйтесь, это всего лишь пентаграммы, скучнее занятия и придумать нельзя. Драко, надеюсь, ты понимаешь, что тебе нельзя покидать комнаты профессора до моего возвращения? Сэр, а вы попрактикуйтесь пока в цитосонации, у него левая рука плохо действует, скорее всего, поврежден локтевой сустав. И свяжитесь, пожалуйста, с близнецами, кто-то должен отсидеть за меня завтра на уроках. Встретимся в субботу на полигоне.



* Теодор Шванн (1810-1882) - немецкий зоолог. В 1839 г. опубликовал труд под названием «Микроскопические исследования о соответствии в структуре и росте животных и растений». В этой работе были заложены основы клеточной теории.
Рудольф Вирхов (1821-1902) - немецкий патолог, основоположник теории клеточной патологии в медицине.

** Честно признаюсь, сама я этих работ не читала, но за многолетнюю студенческую практику не встречала научного труда, который бы не соответствовал этой характеристике, за о-о-очень редким исключением. Кроме того, перед вами отзыв человека, впервые столкнувшегося с этой областью знаний. Если у кого есть возражения – милости прошу.

*** Насколько я знаю, драконы в восточной (и японской в том числе) культуре куда более значимы, нежели в культуре европейской. Потому я рискну не согласиться с тетушкой Ро, придумавшей лишь одного восточного дракона, и буквально наводню несчастную Японию этими действительно восхитительными (Р. Хагрид ©) созданиями.




Глава 15.

В восьмом часу утра в собственной прихожей Снейп едва не был сбит с ног Гермионой Грейнджер.
- Ох… простите, профессор. Доброе утро.
- Будем надеяться. Что вы здесь делаете, мисс Грейнджер? Рановато для завтрака, да и Большой Зал находится совсем в другой стороне.
- Я… э-э-э… Драко у вас? Гарри сказал…
- Ах, Гарри сказал? Это, конечно, все объясняет, - Снейп развернулся и толкнул дверь гостиной, - мистер Малфой, извольте продрать глаза. К вам гостья.
Из груды белья на диване вынырнула встрепанная белобрысая голова. Разглядев посетительницу, Драко натянул одеяло до подбородка и попытался пригладить торчком стоящие волосы. Гермиона смущенно поправила собственную прическу. Снейп ухмыльнулся.
- Господа, похоже, вы посещаете одного парикмахера. Подъем, мистер Малфой, сдается мне, спать до обеда вам сегодня не грозит.
- Понял уже, - проворчал Драко, шаря взглядом по окрестностям, - где же мои… а, ну да. Сэр, не одолжите мантию? Похоже, мою одежду Поттер уволок с собой в Акингтон. Лень ему было на базу заскочить…
- Гарри просто знает цену времени, - Гермиона демонстративно уселась в кресло, схватила со стола книгу и уперлась взглядом в первую попавшуюся страницу, - все, считай, я отвернулась. Давай бегом.
Драко сорвался с дивана и исчез в спальне. Выбрав для него рубашку, жилет, черные брюки и мантию, Снейп глянул на часы – время пока терпит – и встал перед студенткой, приняв самую устрашающую из своего арсенала позу.
- Мисс Грейнджер.
Ноль реакции.
- Мисс Грейнджер! Гермиона, черт возьми!
- А? – с трудом оторвала от книги затуманенный взгляд, - простите, сэр, я эту монографию второй месяц ищу, всю библиотеку перерыла, а она у вас… эй!
Снейп выхватил книгу из рук девушки, бросил на каминную полку и снова скрестил руки на груди, побарабанил пальцами по плечам, выдерживая грозную паузу. Девчонка наконец сообразила, что он чем-то недоволен, но и не подумала пугаться, лишь шире распахнула карие глазищи, вопросительно склонила голову к плечу.
- Сэр?
- Мисс Грейнджер, полтора месяца назад вы согласились стать моей аспиранткой. Не смотря на то, что заключить официальный договор пока не представляется возможным, на сегодняшний день я все же являюсь вашим научным руководителем, так?
- Конечно, но…
- И как научный руководитель, могу рассчитывать, что буду посвящен в суть ваших проектов по предмету?
- Да, но…
- Так почему, черт возьми, об очередной вашей с Лонгботтомом авантюрной разработке я узнаю от Поттера?
- Э-э-э… понимаете, сэр…
- Отлично понимаю. Поскольку проект на стадии завершения, вы не сочли нужным вводить меня в курс дела.
- Ну…
- На первый раз, памятуя о совместной работе над антидотом, я не стану воспринимать сей факт как неуважение к наставнику. Но в дальнейшем…
- Все, поняла, поняла! – вскинула ладони перед лицом, пряча возмутительно довольную улыбку, - простите, Мастер, больше не повторится.
- Надеюсь, что так. К вечеру все записи и лабораторные журналы должны быть у меня.
- Слушаюсь, Мастер.
- Простите, вы закончили? – свежий, причесанный, безупречно одетый Драко смахнул с манжеты невидимую пылинку, - я готов. Чем могу быть полезен, Гр… Гермиона?
- Небольшая проблема. Первое испытание репеллента прошло не совсем удачно, Люпин слегка… потерялся в пространстве. Нам с Невиллом удалось привести его в порядок, сейчас он спит на базе, и спать будет как минимум до вечера, а у нас уроки. Драко, надо его проконтролировать, и, как проснется, отправить домой. Справишься?
- Куда денусь. Кого мне изображать?
- Мирус Макаллум, Отдел Тайн. Люпин с ним не знаком, а Невилл вчера и двух слов не сказал, так что не проколешься.
- Понял. Адрес оборотня, будь добра. И что мне ему говорить, когда проснется?
- Ничего. Скажи только, что зайдешь за ним в субботу в восемь вечера.
- Тогда я пошел, - и исчез. Зельевар покачал головой.
- Общение с Поттером дает о себе знать. Что стряслось с Люпином?
- Полная дезориентация, шарахался вчера по базе, мордой стены сшибал.
- Причина?
- Похоже, переборщили с цинком.
- Подготовьте анализ… - под стеллажами знакомо зашуршало, - ну что за проходной двор с утра! Поттер, я же просил… а, это вы, мистер Уизли. М-м-м… Джордж?
- Он самый. Доброе утро, профессор. Звали?
- Да. Мистер Поттер отлучился из школы на весь день, требуется его заменить. Сможете?
- Конечно, не в первый раз. А где он?
- В Акингтоне, на задании Лорда вместо Драко.
- А Драко?
- На базе вместо Лонгботтома… черт, Уизли, это допрос?
Нахальная рыжая ухмылка.
- Что вы, профессор, просто интересуюсь.
- Интересоваться будете у Грейнджер, у вас весь день впереди, - одним щелчком пальцев убрал следы малфоевской ночевки, вторым вызвал из спальни комплект одежды на плечиках, бросил его на диван, - мантия Поттера, переодевайтесь, - отвернулся, взял с каминной полки книгу, протянул Гермионе, - на неделю, ни часом больше, мисс Грейнджер.
- Спасибо, сэр.
- Не за что, - снова повернулся к прыгающему на одной ноге с брюками в руках… Поттеру.
- Учтите, Уизли, вам предстоит заменить Гарри и на моем уроке. Так вот, не вздумайте демонстрировать ваши зельеварские таланты. Не хватало еще ставить Поттеру «превосходно» за безупречно сваренный антифриз.


- Альбус, это невозможно! Привезти триста человек детей на всеевропейское сборище драконолюбов и светских авантюристов! Да мы глазом не успеем моргнуть, как половина студентов растворится в толпе!
- Ну-ну, Минерва, все не так страшно. Конечно, не стоит отправлять всех сразу. Думаю, приемлемо будет организовать экскурсию для каждого факультета отдельно. На открытие, скажем, поедет Гриффиндор, за ним - Слизерин…
- Семьдесят человек немногим лучше трехсот. Северус, почему ты молчишь?
Снейп лихорадочно соображал, как нейтрализовать очередную альбусову идею, или хотя бы сделать возможные последствия наименее катастрофичными. Если двадцать восьмого февраля Гриффиндор окажется под неусыпным надзором своего декана, на операции «Пикник у обочины» можно будет смело ставить крест.
- Думаю, ты права. А кто, собственно, будет вести экскурсию? Сомневаюсь, что организаторы в суматохе открытия смогут выделить для нас специалистов.
- Так ить… я ж могу, - подал наконец голос скромно примостившийся в углу виновник переполоха, - я про драконов все-все…
- Ох, Хагрид, ты и так фактически сорвал учебный процесс. Эта твоя Ярмарка вышибет школу из колеи как минимум на месяц. Альбус, быть может, все-таки…
- Профессор МакГоннагал! Директор! Сэр… как же… - Хагрид умоляюще сложил ладони-лопаты на скалообразной груди, - такое же раз в жизни бывает, понимаете? Драконы…
- Рубеус… - лицо грозной гриффиндорки слегка смягчилось, - перестань, я не предлагаю вовсе отказаться от этой затеи. Я просто не понимаю, почему нельзя ограничиться старшими курсами…
- А малыши что же, снова в школе будут сидеть? Первачкам вон даже в Хогсмид нельзя. А ведь они куда больше понимают, и глазенки горят, и все им интересно. А с пятого курса вроде как уже тертые…
- Хагрид, я тебе обещал, что поедут все, вопрос лишь в организации. Хотелось бы услышать мнение остальных деканов. Филеус, Помона?
Маленький профессор повертел в руках чашку с остатками чая.
- В отличие от Минервы, меня не пугают вопросы дисциплины. Проблемы с этим могут возникнуть только у Гриффиндора, - ноздри МакГоннагал гневно раздулись, и Флитвик виновато улыбнулся, - извини, Минерва, но твои студенты всегда были самыми неугомонными. Идея собирать экскурсионные группы по факультетскому признаку не нравится мне по иной причине. Разный возраст предполагает разный уровень подготовки. Нельзя предлагать одну и ту же лекцию первому курсу и шестому, а Рубеус у нас только один.
- Да, да, - закивала Спраут, - лучше распределить детей в группы по возрасту и отправлять по очереди. Скажем, сначала поедут первый-второй курсы, в помощь мы возьмем с собой старост…
Снейп мысленно застонал. Джинни и Рон Уизли, Грейнджер, Лавгуд, Драко, Макмиллан и Эббот. Катастрофа.
- Не думаю, что это разумно, Помона, - снова ринулась в бой МакГоннагал, - открытие Ярмарки приходится на время обеда, экскурсия займет никак не меньше трех часов, а организовать питание на месте для старшекурсников куда проще, чем для малышей.
Еще лучше.
- Можно подумать, присутствие студентов на открытии входит в обязательную программу, Минерва. Ехать можно и после обеда.
Может, до часу дня они успеют обернуться…
- Северус. – Директор смотрел на него в упор, в жестком прищуре голубых глаз не было и следа привычного лукавого мерцания. - Как ты считаешь, стоит ли вообще везти туда детей в субботу?
Лишь годы практики позволили зельевару сохранить невозмутимость. «Он знает, Северус». Вечная правота Поттера начинала потихоньку надоедать.
- Возможно, мероприятие действительно лучше перенести на воскресенье, - осторожно начал он, - на открытии соберется впятеро больше народу, чем в другие дни. Там будет министр, два десятка знаменитостей и толпа журналистов. Боюсь, вся эта шумиха может всерьез помешать студентам спокойно пройти по экспозиции, а некоторые наши барышни и вовсе предпочтут драконам автограф от Селестины Уорлок. Кроме того, семьи учеников наверняка прибудут в Пейнсвик ради внеплановой встречи с детьми, и если мы не хотим превратить открытие Ярмарки в родительский день…
- Тогда лучше пожертвовать понедельником, - сообщил Флитвик и смешно взболтнул ножками, - не думаю, что к воскресенью толпа рассосется, а вот в понедельник большинству надо будет на работу.
- Это невозможно! Нельзя ставить капризы нашего дорогого Хагрида выше учебного плана! День занятий за две недели до окончания семестра…
Вслушиваться в суть дальнейшей перепалки Снейп не стал. Главное сделано: угроза срыва операции миновала, а после дня икс экскурсия, скорее всего, и вовсе не состоится. Правда, заслуги зельевара в этом нет, вето на субботний выход наложил сам Альбус. Нда, господин директор, хотел бы я знать, что у вас на уме…
- Дорогие мои профессора, наш сегодняшний педсовет грозит затянуться до ночи. Что-то раньше подобного рвения не замечалось, возможно, мне стоит выдать Рубеусу премию? Во избежание дальнейших споров предлагаю такой вариант: первый и второй курсы под присмотром старост отправляются в воскресенье после обеда. Третий, четвертый и шестой, поскольку им не грозят СОВы и ТРИТОНы, жертвуют дообеденными уроками в понедельник. Пятый и седьмой едут после занятий. Надеюсь, этот сценарий устроит всех?
- Но Альбус…
- Минерва, тебя вопрос не касается, не припомню случая, чтобы ты была всем довольна. Поскольку отбой будет через двадцать минут, собрать студентов сегодня вы уже не успеете, так что советую разместить на факультетских досках объявления и назначить собрания на утро, скажем, на половину одиннадцатого. Все как раз успеют выспаться, позавтракать и решить неотложные утренние дела, не так ли? Минерва, можешь изложить мне свои претензии в письменном виде, обещаю ознакомиться и принять к сведению. Больше возражений нет? В таком случае, свободны, господа. Северус, тебя я попрошу остаться.
Привставший было Снейп медленно опустился обратно в кресло. Кажется, он хотел узнать, что у директора на уме? Пора бы уже усвоить, что самые глупые желания имеют обыкновение исполняться. Дверь за остальными деканами закрылась. Дамблдор молча долил зельевару чаю, придвинул вазочку с конфетами. Снейп невозмутимо взял одну, и вдруг почувствовал на краю сознания осторожные ментальные щупальца. Ах ты ж… Не будь поттеровских уроков – и вовсе бы не заметил, теперь же поползновения опытнейшего легилимента кажутся какими-то неуклюжими. Тем не менее, намерения директора явно серьезны. Ну, держись, профессор…
- Северус, - взгляд из-под очков был на редкость мрачен, - где сейчас находится Драко Малфой?
Та-ак. Можно воспринимать это как вызов, господин директор? Ладно, ва-банк.
- Полагаю, у Лорда, Альбус. В общей спальне мистер Малфой не ночевал и на занятиях не присутствовал.
Надо будет придумать, чем он там, у Лорда, целые сутки занимался. Акингтон всплывать пока не должен – рано.
- Он говорил тебе о… своих визитах к Тому?
Шпионские инстинкты включили сирену на полную мощность: что-то неуловимое в директорских интонациях подсказало Снейпу, что он ступает по о-о-очень тонкому льду. Запоздало всплыла в мозгу простая до идиотизма мысль: а почему, собственно, Альбус не опасается, что Драко вздумает обсудить со своим деканом совместный побег от Лорда и последующий разговор в этом самом кабинете? Неужели?.. Вот черт. Ладно, после разберемся, пока же первоочередная задача – выйти отсюда с наименьшими потерями.
- Нет, мистер Малфой отказывается говорить со мной на эту тему. Однако, я декан его факультета, и к тому же, не слепой. Полагаю, он занял мое место во Внутреннем Круге. Видимо, услуга, оказанная им Лорду, была очень велика, - не отводить взгляда, чуть изогнуть губы в многозначительной усмешке, - а поскольку он не прибежал ко мне за советом, и учитывая ваш сегодняшний интерес, можно сделать вывод, что место штатного шпиона Ордена Феникса тоже занято.
Не будь Снейп сейчас напряжен, словно чувствительная к малейшему движению воздуха мембрана, он мог бы решить, что мелькнувшее на лице директора замешательство ему почудилось. Но обостренное до предела восприятие не пропустило ни дрогнувшей щеки, ни ошеломленно расширившихся на мгновение глаз. Вот так, Альбус. Я действительно тебе больше не доверяю, поскольку думаю, что именно тебе обязан двухдневным круциатусом у Лорда, но это лишь мои личные, ничем, кроме пары странных совпадений, не подкрепленные подозрения. И не стоит копать глубже, там ничего нет. Все остальное – плоды твоего воображения, подстегнутого столетней привычкой во всем видеть подвох и тройное дно.
- Почему ты решил, что Том приблизил Драко?
Ледяные нотки в голосе Дамблдора сомнений не оставляли: это уже не дружеская беседа, а настоящий допрос. Только не на того напали, господин директор, искусство выходить сухим из воды в подобных ситуациях многие годы оттачивалось в обществе Волдеморта.
- Внешний Круг созывается только в случае необходимости, чаще всего, это масштабная операция, о которых в последнее время ничего не слышно. Тем не менее, только с начала семестра мистера Малфоя вызывали не менее пяти раз. Для сравнения могу сказать, что с сентября по Рождество это случилось лишь однажды. Кроме того, раньше он не позволял себе пропускать занятия, - Снейп спокойно взял свою чашку, сделал глоток. Теперь, пожалуй, можно сделать ответный выпад, - а скажите, Альбус, давно ли вы его завербовали?
Кажется, не сработало – директор и бровью не повел.
- Ты несправедлив, Северус. Я всего лишь предложил мальчику необходимую ему поддержку. Все остальное – его личная инициатива.
- Вот как? – раньше эта усмешка предназначалась пойманным на контрольной со шпаргалкой, - значит, сдать меня Темному Лорду – его собственная идея?
На сей раз не заметить волну замешательства в голубых глазах невозможно, и поспешно сменивший ее гневный прищур лишь добавил Снейпу уверенности. Снова Поттер прав, черти б его взяли, совесть директора явно неспокойна. Что ж, на том и будем играть.
- Ты полагаешь, я был способен отдать Драко подобный приказ?
Снейп слегка развел руками, демонстрируя, насколько ему самому неприятна эта идея.
- Разубедите меня, Альбус. Пока иных причин внезапному возвышению мистера Малфоя я найти не могу.
- Позволь узнать, на основании чего ты делаешь подобный вывод?
- Ваша рука вдруг самоизлечилась, - еще один спокойный глоток, - и мне известно, когда и при каких обстоятельствах это произошло. Лорд вызвал меня буквально через неделю после вашей прогулки по министерству. Карьерный рост Драко Малфоя произошел примерно в то же время. С начала семестра парень изо всех сил меня избегает, хотя раньше ничего подобного не наблюдалось. На все мои попытки вызвать его на откровенный разговор замыкается наглухо и смотрит слегка затравленно. Хотите сказать, у его поведения может быть иная причина?
- Нерушимый Обет, к примеру.
Спасибо, Альбус, это я уже и без тебя понял.
- Кому и зачем понадобилось накладывать на него Обет?
- Это сделал я. По его собственной просьбе.
Ого! Вопросительно выгнутая бровь.
- Видишь ли… своим пленением ты, к сожалению, обязан Нарциссе Малфой. Ее муж оказался свидетелем казуса в министерстве, благодаря чему она узнала обо всем одной из первых и сразу поняла, чем это грозит Драко. В ужасе она постаралась убедить сестру, что предателем являешься именно ты.
Снейп мысленно зааплодировал.
- Нда, а Белле лишь дай повод на меня наброситься…
- Именно. Вдвоем им не составило труда сфабриковать пару доказательств, после чего Беллатрикс отправилась к Тому.
- Но при чем здесь Обет?
- Драко узнал о поступке матери слишком поздно, когда ты уже исчез. Он стер ей память и пришел ко мне с просьбой наложить на него Обет, чтобы никто и никогда не узнал о роли, которую она сыграла в твоей судьбе.
- А Люциус, Белла, сам Лорд?
- Ни Том, ни Люциус не знают истинного виновника, а тетушку Драко изловчился обработать конфундусом.
- Драко? Беллу?!
Бога ради, Альбус, это уж чересчур! И ты рассчитываешь, что я поверю?!
- Он защищал мать, Северус. Беллатрикс теперь уверена, что идея всецело принадлежала ей.
- Хорошо, но Обет-то зачем?
- Ты знаешь, Обет не пробить ни веритасерумом, ни легилименцией, а Драко рано или поздно предстоит давать показания в Аврорате.
Шито белыми нитками, Альбус! Как я мог верить тебе раньше? Хотя… не появись в моей жизни Гарри, поверил бы, куда б делся…
- Надеюсь, ты понимаешь, Северус, что я вынужден буду попросить Обета и от тебя.
Ясно, и концы в воду. Браво, Альбус!
- С какой стати?
- Понимаю, поступок Нарциссы едва не стоил тебе жизни, но она пыталась защитить сына, так же, как когда-то Лили.
Сволочь ты, Альбус.
- Лили спасла Поттера ценой собственной жизни, а не чужой.
- Уверен, будь у Нарциссы возможность пожертвовать собой, она бы сделала это не раздумывая. Но матери обычно не выбирают средств, когда на кону благополучие их детей.
Ладно, Поттеру уже приходилось снимать Обет.
- Хорошо, я согласен. Но чем тогда объясняется взлет Драко Малфоя?
- Тут проще. Ты знаешь, что Люциус серьезно болен?
Ах, так…
- Нет. Что с ним?
- Боюсь, серьезное психическое расстройство, семья это скрывает. Поскольку состояние Малфоев для Упивающихся – основной источник средств, Том вынужден был приблизить Драко.
- Он – не Глава Рода.
- Но располагает собственным немалым капиталом.
Та-ак, надо бы порасспросить Драко, что еще известно Альбусу о положении дел в семье Малфоев.
- Ну что, я сумел ответить на твои вопросы, Северус?
- Да. Простите, Альбус.
- Могу я надеяться, что в следующий раз ты не станешь запираться в подземельях наедине со своими подозрениями, а сразу придешь ко мне?
- Да.
- И открой, пожалуйста, хотя бы один камин. Твоя помощь может понадобиться в любой момент.
Ну уж нет!
- Альбус! Ни от кого из преподавателей вы не требуете открытого доступа в их апартаменты! Я больше не шпион, и имею право на уединение, черт возьми!
- Северус!
- Прошу прощения. Сигнальных чар будет вполне достаточно, как достаточно их другим деканам, Филчу и Помфри.
Вот так, директор. Теперь вам придется либо открыто признать, что вы следите за мной, либо оставить мои камины в покое.
- Северус, - тяжелый вздох, - не пойми меня неправильно, я всего лишь беспокоюсь о тебе. Ни Минерве, ни Помоне, ни Филеусу не грозит опасность, в то время как ты…
- Благодарю за заботу, Альбус, но уверяю, я сумею себя защитить.
Этот раунд он выиграл.
- Хорошо. В таком случае, займемся Обетом.
- Я готов. Но кто будет свидетельствовать?
- Фоукс.


Холод, тишина, пустота, бездонная синь неба, прозрачный до ледяного звона воздух. Яркое солнце заливает бесконечную белую пустыню океаном ослепительных искр, так что две возникшие на нетронутом снегу черные фигуры кажутся миражом.
- М-м-мерлин, Поттер, ты все-таки ненормальный. По-твоему, это – идеальный полигон?
- Почему нет? Тихо, пустынно, ни магов, ни маглов…
- Х-х-холодно, блин! Поюжнее ничего не нашлось?
- Куда уж южнее. Мы в Антарктиде, Малфой. По идее, тут сейчас лето.
- Ч-ч-черт…
- Вот уж кто сюда носа не сунет… Полигон действительно идеальный. Мы с Герм планировали сначала Гренландию или Арктику, но оказалось – там проходной двор. Эскимосы на своих нартах туда-сюда шныряют, будто в Лондоне в час пик. Ледоколы пачками, вертолеты гроздьями – Косой переулок отдыхает. А здесь на тысячу километров вокруг – никого и ничего, кроме магловских научных баз. Маги здесь не водятся, так что нас гарантированно не засекут, опасаться надо только спутников…
- Ч-ч-чего?
- Мерлин, Малфой, у тебя уже нос белый! Мария Тепесцунт, не мог раньше сообразить?
- Н-не выг-говорю, з-зуб на зуб…
- А невербальное слабо?
- Н-не м-могу сос-с-сред-д-д-д-……
- Все с тобой ясно. Давай разотру… Говорил же: одевайся как можно теплее.
- Я од-д-делся…
- Это называется оделся? Твои перчатки только на приемах носить, а через шарф крупу можно просеивать. И не говори мне, что используешь эту бархатную разлетайку в качестве зимней мантии. Ты же супербогатый аристократ, черт возьми, должна же у тебя быть верхняя одежда на меху?
- Э-э-э…
- Понятно. Погоди, я с Джин свяжусь, она захватит для тебя что-нибудь более актуальное. Мы тут надолго застрянем, согревающих чар не напасешься.
- Нет уж, спасибо, знаю я твою Уизли, приволочет мне этот… как его… тулуп, и попробуй не одень. Мы же все равно не на пикник тут собираемся.
- Твоя правда. Хотя почему бы и нет – в Англии такого солнца не бывает. Только подумай, Малфой: минус сорок, тишина, воздух чистейший, никого вокруг и мили льда под ногами. Романтика.
- Спасибо, лучше уж вы к нам. Посмотрим еще, что Снейп скажет, он холод терпеть ненавидит.
- Чего? Да у него в классе пар изо рта валит!
- Это чтоб не расслаблялись. Сам-то он в пять слоев одежек упакован, не считая терморегулирующей дряни на волосах.
- Вместо шапки что ли?
- Типа того. Где остальные-то?
- Понятия не имею, договорились на одиннадцать. А Снейп где?
- Не знаю, меня Грейнджер вчера с утра отправила на базу оборотня пасти. Я там и ночевал, потом домой мотался за мантией. А ты?
- Джагсон весь день отлеживался после круцио, пришлось нам с Эйвери вдвоем отдуваться. В семь утра только закончили, потом я на Гриммо двинул с Кричером пообщаться.
- Может, случилось что?
- Вряд ли, позвали бы. Вообще странно, кто-нибудь всегда опаздывает, но чтоб все сразу… Джин пятый раз сигналит «Скоро будем». Боевая организация, блин, никакой дисциплины, безобразие… Ага!
В трех шагах прямо из дрожащего воздуха материализовались еще пятеро.
- Салют! Ох ты ж твою… Лучше бы Гренландия.
- А с чего ты взял, что там теплее? Зато солнце здесь какое! Гарри, ты чего такой кислый?
- Вообще-то я злюсь. Половина двенадцатого! Где вас носит?
- Ну-у-у… Сначала Фред потерял зонтик…
- …а Джорджи – шлепанцы и крем для загара…
- … потом Джин обнаружила, что купальник ей мал…
- … особенно верхняя часть…
- … и Ронни вызвался подогнать его по фигуре…
- … по своей…
- … а Джин почему-то обиделась…
- … тогда Симус предложил подогнать фигуру под купальник…
- Тоже свою?
Финниган захохотал.
- Что ты, Симус у нас человек скромный. Разумеется, фигуру Рона…
К Финнигану присоединились Рон, Джинни и Малфой, а секунду спустя не выдержал и Гарри. Лишь близнецы невозмутимо переглядывались и пожимали плечами.
- Слушай, Фред, кажется, он действительно злится.
- Определенно, да. Что будем делать?
- Положение безвыходное. Падаем ниц…
- … и на четвереньках до самой Англии.
- Мало. Эссе о недопустимости опоздунства…
- … в стихотворной форме…
- Все, хорош, заткнитесь оба, - Гарри утирал варежкой слезы, - я вообще-то серьезно спрашивал.
- Мерлин! – переполошился Фред, - Джордж, неужели мы осмелились дать начальству несерьезный ответ?
- Ну-у, с одной стороны…
- Хва-ха-ха-атит! – Джинни, не в силах выразить свой протест вербально, с размаху врезалась в Джорджа и повалила его на снег. Фред попытался прийти брату на помощь, но был атакован Роном и Симусом. В результате всеобщий гогот превратился во всеобщую свалку. Появившийся некстати Снейп получил в лицо слетевшей в пылу битвы с руки Симуса перчаткой.
- Что здесь происходит, позвольте узнать?
Мелькавшие в туче снежной пыли руки, ноги и головы наводили на мысль о драке, но хохот и радостные взвизги сводили теорию на нет.
- Поттер! Где ты там? Прекратите немедленно, нашли время дурачиться…
Из клубка тел вдруг вынырнула раскрасневшаяся, до жути довольная физиономия Драко.
- Сэр! – в притворном ужасе завопил он, - спасайте! Гриффиндор меня валит! – и схватив Снейпа за мантию, потянул на себя.
- Мистер Малфой, я не собираюсь участвовать в ваших… - но руки в разноцветных варежках, игнорируя сопротивление, уже тащили профессора прямо в эпицентр этого антарктического хулиганства. Не удержавшись на ногах, он рухнул, угодив грудью на чье-то острое колено, и некоторое время был вынужден возмущаться про себя. К моменту, когда дар речи был вновь обретен, его уже по уши извозили в снегу.
- Прекратите! Да что вы себе… Поттер, черт бы тебя… Уизли!
В ответ ему зарядили локтем в бок и уронили на спину. Перед глазами замелькал калейдоскоп из мантий, курток, шарфов и молодых хохочущих лиц. Злиться расхотелось, вместо этого Снейп вдруг почувствовал себя таким же мальчишкой, как и барахтающиеся вокруг нахалы. Да что же он, в конце концов, не человек что ли? С этой мыслью он ухватил за ногу привставшего Джорджа и опрокинул его на Малфоя. Свалка разгорелась с новой силой.
В таком виде их и застали хафлпаффцы.
- Эрни, - Ханна задумчиво поправила пушистую оторочку капюшона, - по-моему, мы опоздали. Все самое интересное тут уже произошло.


Оператор Научного центра космических информационных систем и технологий наблюдения Борис Логуев, известный среди друзей как Трактор, был человеком спокойным, основательным и крайне добросовестным. К любому делу он подходил с толком, и даже глаза сейчас тер старательно, до красноты, однако, проку от его действий против обыкновения не было никакого. Бросив наконец свое бесполезное занятие, он взял трубку внутренней связи и позвонил начальнику смены.
- Ром, зайди. У меня тут… ЧП.
Роман Усольцев знал Трактора не первый год, потому на вызов среагировал оперативно. Через сорок секунд он уже ошеломленно пялился в подотчетные борисовы экраны.
- Мать твою…
- Не то слово. Глаза в покое оставь, я пробовал. Не помогает.
Над белой пустыней раскинула крылья огромная ящероподобная тварь, в которой любой ребенок опознал бы натурального сказочного дракона.
- Где это?
- Западная Антарктида, район впадины Бентли. Картографическая съемка по заказу станции «Восток».
- Может, их шуточки?
- Это как же надо заскучать, чтоб так шутить.
- Кто их знает. Дай-ка покрупнее… …………....!!!!!
- Истину глаголешь.
К первому дракону неожиданно присоединились еще два – ярко-красный с золотом и черный, длинный, с гребнем из устрашающе острых шипов. Извернувшись в воздухе, тварь победно вскинула оскаленную морду и плюнула прямо в экран стрелой зеленоватого пламени. Наблюдатели с воплем отпрянули.
- Ро-ом, - потрясенно прошептал Трактор, - они… живые…
- ………… через ……….., сам вижу. Ну-ка дай увеличение на землю, по-моему, там люди.
Борис послушно сместил фокус. Несколько черных фигурок быстро двигались в разные стороны, словно стремясь оказаться как можно дальше друг от друга. Борис торопливо вращал колесико мыши, и даже успел увидеть веснушчатую физиономию пацана в смешной шапочке с помпоном, как вдруг…
- …………………………………!!!!!!!!!!!!
На сей раз Роман превзошел и себя, и техника Быкова, и даже знаменитый Малый Оборот Петра Первого, который не раз восхищенно цитировал в курилке. Когда поток семиэтажного мата наконец иссяк, людей в кадре не наблюдалось в помине, зато в воздухе демонстрировали фигуры высшего пилотажа и плевались огнем одиннадцать разнокалиберных драконов.
Курение в стенах Центра было строжайше запрещено, хотя на подпольную курилку начальство смотрело пока сквозь пальцы. Но сейчас Трактору было плевать на запреты. Дрожащей рукой он достал из кармана пачку «Явы», щелкнул китайской зажигалкой и два раза подряд глубоко затянулся. Роман коротко глянул на подчиненного, но ничего не сказал, лишь стрельнул из брошенной на стол пачки сигарету. Когда блюдце украсил уже шестой бычок, Трактор наконец заговорил.
- Что делать будем, Ром?
- Да ничего, - Роман потянулся за четвертой сигаретой, - делай съемку, как будто ничего и не было.
- Что, и оборонщикам не сообщать?
- Оборонку интересует только НЛО, а это… В сентябре Ксюха Бурчак ведьму на помеле засняла в Монголии, так знаешь, что ей Корчаков сказал? «Вы здесь для того, чтобы работать, а не сенсации из пальца высасывать». Так что забудь.
Борис мрачно взглянул на часы
- «Янтарь» выйдет из сектора через шестнадцать минут. Вряд ли они уберутся к тому времени.
- Значит, стирай их на…, фон позволяет.
- Повозиться придется.
- Я помогу.
Через два часа все следы антарктического аэрошоу на цифровом носителе были уничтожены. Равно как и следы несанкционированного потребления никотина в помещении операторской. Единственным, что осталось от происшествия, были несколько распечатанных на цветном принтере фотографий, которые Трактор аккуратно свернул и сунул в бумажник. Роман меланхолично наморщил лоб.
- Заловят.
- Не, сегодня Вантяй на дежурстве.
- Зачем они тебе?
- Дочерям покажу. Старшая на днях Лизоньку до слез довела, утверждая, что волшебников не существует.


Поттер задумчиво вращал в руках коробочку диктофона.
- Да, сэр… Все-таки в смысле искусства вести разговоры нам до вас как Гойлу до университетской кафедры.
- Не преувеличивай. Альбус припер меня к стенке и буквально вынудил пойти в открытую. Он сто лет как не пытался прощупать меня ментально. Или я раньше этого не замечал… В общем-то единственное, что мне удалось – это отстоять камины. Выезд на двадцать восьмое он отменил сам, а прочие результаты нашей беседы покрыты мраком. Поверил ли он мне, и если да, то насколько?
- Я бы не рассчитывал. Но фактов у него по-прежнему нет, и если он думал поживиться ими у вас, то круто обломался.
- Поттер, следи за речью, будь добр.
- Ага… то есть, извините, сэр. Все-таки повышенное директорское внимание к вашей персоне мне активно не нравится.
- Можно подумать, мне оно нравится. Что ты предлагаешь?
- Думаю, мы умудрились утонуть в рутине. Пора форсировать события. Сразу после Ярмарки вплотную займемся оставшимися хоркруксами, и будем выводить дело к финалу.
- Звучит зловеще.
- Как всегда. Что с Обетом?
- Сам справился. А вот с Драко необходимо поработать.
- Вы уверены?
- Конечно, симптомы очевидны. Почему, думаешь, Альбус не стал этого отрицать? На людях Драко от меня шарахается прямо таки демонстративно, а я, как полный имбецил, даже не попытался выяснить, в чем дело. Вот и он, кстати. Мистер Малфой, где вы были? Я вызвал вас сорок минут назад!
- Простите, отец умудрился разбить люстру. Что-то случилось?
- Ничего особенного, просто у нас с Поттером возник один небольшой вопрос. Драко, кто сдал меня Волдеморту?
Секундная пауза. Затем слизеринец облегченно растекся в кресле.
- Фу-у-ух, я уж думал, никогда не догадаетесь.
Поттер с улыбкой обернулся к Снейпу и сделал в сторону Драко приглашающий жест.
- Прошу вас, сэр.



Глава 16.

Эмили Вайлс поднялась на высокое крыльцо и нажала кнопку звонка. В ожидании, пока ей откроют, еще раз мысленно прокрутила фронт работ: из ста семидесяти трех домов осталось шестьдесят. Обитателей девятнадцати не оказалось дома, еще в четырнадцати ей не открыли, предпочитая общаться через домофон. Вечером надо будет наведаться туда еще раз, и возможно, придется использовать нетрадиционные методы торгового маркетинга. Задание Гермионы было четким: неохваченных в городке остаться не должно.
Щелкнул замок.
- Чем могу помочь?
- Добрый день. Меня зовут Эмили, я представляю «Парфюм Эншанте Франсэз»…
- Нет, нет, - женщина замахала слегка перемазанной в муке ладонью, - благодарю, но нам ничего… - зашипел распылитель баллончика, и глаза упрямой клиентки слегка затуманились, - о-о-о, какой чудесный аромат!
- Восхитителен, не так ли? – Эмили профессиональным жестом вложила баллон в руку женщины и ловко извлекла из безразмерной гермиониной сумки еще два, - «Парфюм Эншанте Франсэз» предлагает вам новую линейку запахов «Новолуние» - духи, дезодоранты, мужской парфюм, средства для душа, а так же детская серия…
Десять минут спустя она сгрузила в фартук очарованной
хозяйки дома полный комплект коробочек, сунула в сумку купюры – Гермиона просила считать их премией – попрощалась, вышла за ограду и развернула свой список. Согласно указаниям Гермионы, следующий дом следовало пропустить – там обитала семья волшебников, которые отправились на Ярмарку еще на прошлой неделе.
- Мисс! Подождите, мисс!
К ней на всех парах неслась пухлая старушка. С трудом затормозила, размахивая сумочкой и, пытаясь удержать равновесие, вцепилась в протянутую руку.
- Ох… простите.
- Ничего страшного.
- Это ведь вы занимаетесь распространением духов? Дейзи Копевски так благоухала вчера на заседании клуба…
- Да, я являюсь представителем…
- Милочка, это восхитительно, просто восхитительно! Меня зовут миссис Клум, Ирма Клум, Экземпл-лейн, восемь. Вы заходили к нам в понедельник, но мой муж… он не любит агентов… боюсь, он был несколько груб…
- Не стоит беспокойства, миссис Клум, это моя работа. Вас заинтересовала наша продукция?
- О. да! Невероятный запах, совершенно потрясающий! И так дешево! Надеюсь, у вас еще остались?..
- Конечно, - рука уже нашаривала в сумке нужные флаконы, - насколько помню, миссис Копевски заинтересовала «Полночная симфония», но я могу предложить вам еще несколько ароматов. Возможно также, вашему мужу понравится вот этот набор для бритья…
Через пятнадцать минут, половину из которых заняли проявления восторга и благодарности, энергичная старушка наконец ускакала, радостно прижимая к груди изрядно потяжелевшую сумочку, а Эмили вычеркнула в своем списке еще одну строку. Развернувшись, заметила трех дам, спешащих к ней с другой стороны улицы. Пожалуй, такими темпами работа будет выполнена досрочно, и нетрадиционные методы не понадобятся. Впрочем, ничего удивительного – она в сотый раз поднесла к носу пробник и прикрыла глаза от удовольствия. Надо будет попробовать уговорить Гермиону действительно запустить это в продажу. В конце концов, деньги нужны даже волшебникам.


В полумраке, разогнать который двум десяткам свечей было явно не под силу, среди огненных отсветов и зелено-голубых бликов метались две встрепанные тени. На длинном лабораторном столе, заваленном банками, досками, ступками и прочим алхимическим инструментарием, кипело сразу семь котлов. Из-за плотного тумана испарений казалось, что маленькая лаборатория внезапно очутилась на дне морском.
- Ну нифига себе! Нев, Герм, вы тут филиал преисподней решили устроить? Даже у Снейпа все выглядит куда приличнее.
- Привет, Рон, ты просто не видел, как бывает у Снейпа. Он ушел час назад. Завтра уроки у трех курсов, а он домашку с выходных не проверял.
- Надеюсь, до моей у него руки не дойдут. Вы тут надолго еще?
- Слава Алакритасу, последняя партия. Звонила Эмили, ей осталось двенадцать домов. А что?
- Ну, во-первых, уже девятый час. Во-вторых, мы с Джин, Гарри и Симусом задолбались скакать по Хогвартсу под Образом, изображая полный комплект учащихся. В-третьих, только что в школу с неофициальным визитом прибыл И.О. Министра Магии господин Шеклболт. Гарри полагает, что это повод для внеочередной планерки. И в-четвертых… Герм, солнце, ты же накапаешь мне чуток этой штуки? Просто обалденный запах.


Уютная тишина в кабинете директора Хогвартса нарушалась лишь треском горящих поленьев. Двое в креслах у камина молчали уже минут десять, задумчиво наблюдая за пляской огненных языков. Дамблдор смаковал очередную конфету. Министр Шеклболт медленно скользил кончиками пальцев по краю коньячного бокала.
- Надо же, Кингсли, тебе удалось невозможное. Этих конфет я еще не пробовал.
- Специалист по невозможному здесь не я. Альбус, вы уверены? Все это настолько невероятно.
Директор вытянул к огню ноги в мягких домашних туфлях и прикрыл глаза.
- Магия сама по себе невероятна, не находишь?
Снова молчание.
- И все-таки. Каждое из этих событий куда больше похоже на стечение обстоятельств, чем на результат действий таинственной Третьей Силы.
- По отдельности – да, но все вместе… Слишком много совпадений. Впервые за последние шестнадцать лет у Тома появляется возможность изготовить новый хоркрукс взамен уничтоженному дневнику. Обряд должен состояться послезавтра в полдень недалеко от деревушки Акингтон в Глостершире. И вот невесть откуда на Англию сваливается драконья Ярмарка. Твое расследование что-нибудь дало?
Кингсли покачал головой. Пламя бросало оранжевые отсветы на его гладкую темную макушку.
- Глухо. Все слышали ото всех, концов не найдешь.
- Так я и знал.
- Думаете, что-то произойдет?
- Уверен.
- И насколько это опасно?
Директор сунул в рот очередную конфету.
- Опасно? Нет. До сих пор никто, кроме Тома и его последователей, не пострадал. Неплохая основа для оптимизма, как считаешь?
Министр сделал маленький глоток, покатал на языке драгоценные капли.
- Поймите меня правильно, Альбус. Послезавтра в Пейнсвике соберется половина Европы. Я не имею права так рисковать.
- И что ты предполагаешь сделать? Выставить на всеобщее обозрение весь Аврорат в полной боевой готовности? Помилуй, у тебя просто не хватит людей, не говоря уж о возможной панике. Там уже собралось около двадцати тысяч человек. Вспомни Чемпионат Мира девяносто четвертого.
- Вот именно. Мы сейчас не можем позволить себе международный скандал.
- Да, у тебя же выборы через три недели?
- Да мантикора с ними, с выборами! Мы имеем дело с Волдемортом и таинственными диверсантами, у которых неизвестно что на уме!
- Отчего же, цели их явно совпадают с нашими, а методы позволяют надеяться на благополучный исход.
- Я руковожу Министерством, Альбус, а не лавкой подержанных товаров. Вы предлагаете мне закрыть глаза и положиться на удачу? Притом, что я ума не приложу, для чего им понадобились две сотни драконов?
- Кажется, здесь я смогу тебе помочь. Ты знаешь, что в конце года Тому удалось наладить отношения с великанами?
- Сортиры Камелота… - Кингсли уперся лысым затылком в подголовник и ошеломленно уставился на собеседника, - Альбус, это же безумие… Что нам делать?
- Кингсли, успокойся, все уже делают за нас. Сейчас единственное, что в наших силах – это не мешать.
- Альбус, я вас не узнаю. Масштабы грядущей катастрофы даже представить себе сложно, а вы собираетесь целиком положиться на изобретательность и благоразумие тех, кого в глаза не видели.
- Там еще и немалые возможности, Кингсли. Боюсь, мы такими похвастать не можем.
- Даже вы?
- Да. Как ни грустно это признавать, ни я, ни Аврорат, ни Орден Феникса не способны противостоять Тому с такой степенью эффективности. Надеюсь, у тебя, как и у меня, хватит ума с этим согласиться.
Долгая пауза, в течение которой Министр успел трижды осушить свой бокал. Когда Дамблдор вознамерился наполнить его еще раз, Кингсли отрицательно покачал головой.
- Благодарю, мне достаточно. Вы правы, Альбус, каша уже заварилась, и наше вмешательство только все испортит. Но, по крайней мере, можно попытаться выяснить, кто за всем этим стоит. У вас есть предположения?
- Очень немного. Точнее, только одно. Наши тайные соратники должны иметь осведомителей в Ближнем Круге Волдеморта.
- Снейп?
- Не знаю. Поначалу, после его возвращения, я был в этом фактически уверен, но теперь сомневаюсь.
- Почему?
- Никаких зацепок. Конечно, поведение его изменилось, но это вполне объяснимо. Он не пытается скрываться, не получает таинственной почты и ни разу не покидал Хогвартс, не предупредив меня заранее, куда и зачем направляется. Могу заверить, именно там он и находился.
- Возможно, они ждут, пока вы перестанете за ним приглядывать. Снейп – слишком ценный союзник, чтобы подвергать его риску.
- Может, да, а может, и нет. Сам Северус назвал Уолдена Макнейра, и чем дольше я об этом думаю, тем более правдоподобным кажется мне этот вариант. Очень даже в стиле Третьей Силы.
- И они отпустили Снейпа, даже не попытавшись его завербовать? Человека, который сидит у вас под боком двадцать четыре часа в сутки и пользуется вашим доверием? Альбус, вы сами-то в это верите?
- Дорогой мой друг, я потратил немало времени и усилий, но так и не нашел ничего, что говорило бы в пользу моих подозрений. Ни малейшей зацепки. Скорее, наоборот.
- Снейп умен, а ваши методы слишком мягки. Вот если бы вы позволили допросить его в Аврорате…
- Кингсли! – Дамблдор резко выпрямился в кресле, - позволь напомнить, Северус много лет рисковал жизнью в том числе и ради нас с тобой, а недавно и вовсе прошел через ад. Что до ваших аврорских методов, то, как я уже не раз говорил, в плане бесчеловечности они вполне могут поспорить с методами Волдеморта.
- Все, Альбус, все! – Кингсли выставил вперед светлые ладони, - я и не думал применять к нему третью степень, всего лишь веритасерум и пару дементоров! Ну не люблю я его. Да и кто вообще его любит.
- А ты подумал, что значат дементоры для человека, вынужденного постоянно общаться с Томом? – директор снова откинулся на спинку кресла, - кроме того, даже если Северус действительно имеет отношение к Третьей Силе, позволь напомнить – они нам пока не враги. Провести их человека через подвалы Аврората – не лучший способ показать свои дружественные намерения. Тем более, лично у тебя есть повод быть благодарным – своим новым Креслом ты обязан именно им.
- Не понял?
- Мне удалось навести некоторые справки. Эдгар Стоунброк летом женился и пределов Латвии с тех пор не покидал. Лаура Ольсен отпраздновала в кругу семьи свой стодвадцатилетний юбилей и мирно упокоилась в конце ноября.
Некоторое время Министр лишь часто моргал, приоткрыв рот, потом молча потянулся за коньяком.
- И кто же тогда… да-а-а…- два основательных глотка, - м-м-м…то есть, Скримджер вовсе не был…
- Нет, нет, Руфус, безусловно, виновен. И не в том, что он – на четверть вампир, а в том, что отрекся от семьи из страха потерять свой общественный статус. Это не говоря уж о прочих его прегрешениях, кои ты столь блистательно выволок на свет божий, - Дамблдор мечтательно поднял взгляд к потолку, - я знавал Грету Скримджер. Удивительной красоты была женщина. А как талантлива! Да… талантлива… потрясающе талантлива…
Шеклболт кашлянул.
- Однако, они нахалы. На глазах у всего министерства… И главное, каким образом? Оборотное зелье?
- Нет такого зелья, что позволило бы вторичную трансформацию, Кингсли. Или, по крайней мере, мы о нем ничего не знаем.
- Значит, это настоящие вампиры? Вы уверены, что Стоунброки здесь ни при чем?
- Ни в чем нельзя быть уверенным, когда дело касается Кланов, ты знаешь, насколько они не любят магов. Но это многочисленный, законопослушный и весьма процветающий в Прибалтике род. У них нет причин устраивать такой спектакль ради лишения непутевого родственника поста английского Министра Магии.
- Тогда наши вампиры? По части угнетения магических меньшинств Скримджер переплюнул даже Фарджа.
- Когда это вампиров интересовала политика Министерства? Даже самый полоумный фанатик не рискнет их провоцировать, вследствие чего степень их «угнетенности» близится к нулю. Нет, друг мой, никому из них нет дела до нашей возни. Даже сэр Круэнкотт последние два года игнорирует попытки с ним связаться.
- Значит, не они. Мерлин… - Министр одним глотком ополовинил очередной бокал, - Альбус, если вы не предполагаете вмешаться, зачем вообще рассказали мне обо всем этом?
- Ты меня не совсем правильно понял, Кингсли. «Не вмешиваться» не означает «бездействовать». Думаю, отряд надежных, проверенных авроров в районе Акингтона не помешает. Какой бы могущественной ни была наша Третья Сила, от неприятных сюрпризов не застрахован никто.


- Это уж точно, - Рон с неприязнью уставился на замолчавший диктофон, - от сюрпризов не застрахован никто. И вот вам доказательство.
- Успокойся, Рон, - Гермиона сжала его руку, - рано или поздно это должно было случиться. Скажи спасибо, что Дамблдор не собирается устроить на нас охоту.
- Кто сказал, что не собирается? Министерство он нам на хвост уже посадил.
- Дорогой, ты внимательно слушал? Директор сказал…
- Рон прав, - негромко перебила ее Луна. В остром взгляде голубых, чуть навыкате глаз не было ни грамма привычной потусторонности, - Дамблдор многое вычислил. Где гарантия, что он не заподозрил прослушку собственного кабинета?
- Зачем тогда он пригласил Шеклболта туда? - возразила Чжоу, - выпить больше негде?
- Потому и пригласил. Ты заметила, к чему они пришли? Все в порядке, ребята, расслабьтесь, я на вашей стороне, и профессора уже почти не подозреваю. Вы – сила, нам до вас как докси до гиппогрифа. Так что действуйте, а мы подстрахуем.
- Логично, - кивнула Гермиона, - только зачем тогда предупреждать об аврорах?
- Чтобы мы, наткнувшись на них в Акингтоне, не дергались. Спокойно, ребята, это ваше прикрытие. Согласись, так нас куда проще скрутить.
Повисло тяжелое молчание. Прислонившись к каминной полке, Снейп с легким ужасом обозревал свои владения. Никогда еще маленькая гостиная не вмещала столько народу. Большой стол и оба кресла превратились в диваны, на которых сидели сейчас плечом к плечу его бывшие и нынешние студенты – Команда в полном составе. Лишь журнальный столик избежал участи остальной мебели, поскольку надо же было на что-то поставить традиционную тарелку с бутербродами и диктофон.
- Не думаю, что Дамблдор хочет устроить нам ловушку, - медленно заговорил Гарри, - он прекрасно понимает, что одним ритуальным убийством Волдеморт не ограничится. Рядом магловский городок, и раз в деле замешаны великаны, своими силами Министерству резню не предотвратить, даже если Шеклболт пошлет туда весь Аврорат. Каковы бы ни были методы директора, цель у него действительно одна – избавить мир от очередного Темного Лорда. Он не станет приносить ее в жертву своему уязвленному самолюбию.
- Пожа-а-алуй, - протянула Луна, слегка склонив голову к плечу, - но это не означает, что Дамблдор не собирается использовать ситуацию на полную катушку. Как минимум, постарается нас отследить. Учитывая его непредсказуемость и количество тузов в рукаве…
- Согласен. Поэтому наша задача сейчас – максимально обезопаситься. Пройдемся по пунктам. Первое – лазерное шоу придется отменить. Уже завтра с утра там появятся люди Шеклболта и фениксовцы, и они будут настороже. Сомневаюсь, что наша маскировка их обманет.
- Жаль, - меланхолично отозвался Джордж, - мы такие шикарные фейерверки приготовили…
- По этим фейерверкам вас вычислят в пять секунд. Теперь, когда Дамблдор и Шеклболт в курсе, сказочка о злых упиванцах, обворовавших ваш магазин, не сработает.
- Ладно, - Мариэтта щелкнула пальцами, привлекая внимание, - однако, думаю, не стоит отменять маскировку под Упивающихся. Министр – это еще не вся магическая общественность, перед которой ему придется как-то отчитываться. Не стоит отказывать ему в удовольствии свалить все на Волдеморта.
- К тому же, так мы продемонстрируем, что понятия не имеем о том, что нас раскрыли, - добавила Чжоу.
- И как будем воровать драконов? – Рон надкусил третий бутерброд, - втихую, под покровом ночи?
- Под покровом ночи не получится, - сообщил Симус, - моя лазерная сетка всю округу засветит.
- Значит, на рассвете, - подвел черту Гарри, - сбор на базе без двадцати четыре. Невилл, не вздыхай, вас с Герм это не касается. Вы отсыпаетесь после недели котлового марафона. Герм, перестань хмуриться, за драконами идут те, кто прилично держится на метле. Симус, сколько у нас излучателей?
- Пять, и один основной. Сделать еще я до послезавтра не успею, да и ни к чему - ловушки в форме октаэдра вполне достаточно. Остальные могут полететь в прикрытии, оно нам, судя по всему, пригодится.
- Это точно. Значит, ты, Джин, Рон, я, Драко и Ханна – на ловушке… хотя нет. Фред, Джордж, поскольку фейерверки отменяются, мы с вами будем в прикрытии. Думаю, втроем нам удастся создать приемлемую дезиллюминационную завесу. Чжоу, заменишь меня с излучателем?
- Без проблем. Эрни, а ты составишь компанию Мариэтте в палатке.
- Не возражаю.
- Еще бы ты возражал.
- Стоп! – Гарри хлопнул в ладоши, - Эрни, брат, ты сильно губу не раскатывай. Вам вместе с Луной придется отслеживать ситуацию в палаточном лагере и, в случае чего, постараться отвлечь внимание наблюдателей. Луна, понадобятся твои чары проекции – не вывешивать же над вольерами настоящую Метку.
- Почему? – подняла светлые брови Ханна.
- Потому что настоящая продержится до вечера, и фиг ее чем уберешь, - сообщил Драко, - в наши планы ведь не входит сорвать открытие?
- Именно так. Дальше. Вести драконов прямо в Акингтон теперь нельзя, придется найти временное укрытие. Фред, Джордж, поскольку мы все невыездные…
- Ясно, шеф. Может, вернем их в Херефордшир? Защиту строить не придется.
- Далековато, могут засечь. Не забывайте, об Образе Дамблдору неизвестно. Пускай лучше думает, что мы нашли способ управлять настоящими драконами.
- Ладно, постараемся сыскать лесок поглуше. А потом что? Погоним их обратно?
- Просто выпустим. После нашего показательного выступления в тех местах соберется полным-полно специалистов, пускай они своих питомцев и ловят. В остальном все, что касается Акингтона, оставляем без изменений. Вне Образа появляться там строжайше запрещено, в случае чего сматываемся без всяких разговоров. Рон, учти, это всех касается.
Рон скорчил рожу.
- Слушаюсь, любимый начальник.
- Не паясничай, это не шутки. Что до авроров, то их присутствие нам даже на руку: будет кому переловить оборотней и вызвать драконоведов. Теперь главная проблема, - повернулся к Снейпу, - сэр, боюсь, ваша кухонная диверсия теперь не прокатит.
- Не взирая на вашу ужасающую манеру выражаться, мистер Поттер, вы абсолютно правы.
Не удивились только Драко и Луна. Остальные затеяли недоуменные переглядки, пока Гермиона не выразила общий вопрос:
- Мы чего-то не знаем?
Гарри вздохнул.
- За все время нашей деятельности мы впервые собираемся покинуть школу все скопом, и это не может пройти незамеченным. Профессор смог решить эту задачу, но теперь… Сэр, может вы сами?
- Не вижу смысла объяснять, все равно придется искать иной выход… - любопытства в устремленных на него десятке пар глаз ничуть не убавилось. Пришлось сдаться. – Хорошо. Я собирался предупредить вас завтра. В ночь на субботу в партию тыквенного сока должен был быть добавлен один препарат. После активации он трансфигурирует реципиента в дуб.
- Во что?!
Снейп чуть повернул голову, коронным жестом вздернул бровь.
- У вас проблемы со слухом, мистер Макмиллан? В дуб. Это такое дерево семейства буковых.
- И надолго?
- В среднем на три часа.
- Класс! – хором сообщили близнецы, глядя на Снейпа с жадным восхищением.
- Ничего особенного, господа, это всего лишь модификация одного малоизвестного зелья, которое, если не ошибаюсь, вы уже давно с успехом используете. Канареечные помадки, так, кажется?
- Всего лишь модификация, сэр? Да мы над нашим вариантом полгода бились! Профессор, если бы вы позволили…
- …хоть одним глазком…
- …на секундочку…
- …заглянуть в вашу рецептуру…
- Стойте! – Гермиона замахала руками, - сэр, то есть в деревья превратились бы все, кроме нас? Но это…
- Мисс Грейнджер, вы невнимательны. Я сказал «после активации». Катализатором в нашем случае должен был послужить синий цвет в непосредственной близости от зелья перед самым приемом. Синий шарф – идеальный вариант.
- Райвенкло…
- Именно, мистер Финниган. После того, как мы вывели из-под удара мисс Лавгуд – надеюсь, все знают, что она получила разрешение поехать на открытие Ярмарки вместе с отцом? - это единственный стол, за которым нет никого из нас. Внезапное превращение целого факультета в дубовую рощу – гарантия, что до самого вечера педсоставу будет не до вас. Директору бы пришлось проводить расследование, а Минерве, учитывая специфику мммм… заболевания – приводить студентов в порядок.
- А профессор Спраут кинулась бы исследовать необычные трансформы на предмет их растительных свойств, - подхватил Невилл, - она в такие моменты конца света не заметит, не то что отсутствия своих старост. Гениально, сэр.
- Да, удачное решение, но в наших обстоятельствах неприемлемое. Расследование должно было привести к заключению, что это чья-то хорошо организованная шутка. Но теперь Альбус в первую очередь заподозрит отвлекающий маневр и сосредоточит свое внимание на школе, а этого допускать ни в коем случае нельзя. Так что, господа, придется нам…
Его прервал мелодичный звон, огонь в камине внезапно позеленел. Альбус, черт, как невовремя… Снейп застыл, напряженно уставившись на изумрудное пламя, мысли в голове неслись с бешеной скоростью. Кто-то забыл прикрыться Антитабулой? Или директор просто решил проверить, чем занимается неблагонадежный подчиненный? Легкий шорох и движение воздуха за спиной вывели его из ступора. В первую очередь следует выставить отсюда молодежь и привести гостиную в порядок. Время, черт… Он резко развернулся – и не сдержал изумленного возгласа. Комната была пуста. Мебель расставлена по местам, на журнальном столике стоит бутылка вина, наполовину пустой бокал, и лежит раскрытая книга. Паршивцы. Конспираторы. Команда. Ликвидировав с лица улыбку, он снова развернулся к камину и снял защиту.
- Добрый вечер, Альбус. Что случилось?
- Северус, извини, что так поздно. Ты разрешишь?..
- Заходите.
- Благодарю, - директор вышел из камина, отряхнул рукав, поправил бороду, - еще раз извини за поздний визит. Мне срочно нужен Драко Малфой.
Снейп позволил себе слегка удивиться.
- Без четверти двенадцать, Альбус. Он давно спит.
- Потому я тебя и побеспокоил. Боюсь, дело срочное, Северус. Разбуди его, будь добр.
- Секунду, я накину мантию, - мысленно возблагодарил богов, что за время ежевечерних набегов Поттера и компании успел отвыкнуть от церемоний, и сейчас щеголял в белой рубашке и черных брюках. И заодно за то, что так и не заделал дыру под стеллажом. Если бы еще мелькнувший там крысиный хвост принадлежал Малфою… Впрочем, кто бы это ни был, он наверняка уже на пути в слизеринские спальни.
Путь до факультетской гостиной проделали молча. Оставив директора в гостиной, Снейп направился к вотчине седьмого курса. Тихо скользнув за дверь, прислушался: богатырский храп Крэбба, похрюкивание Гойла, а вот от Нотта не слышно даже дыхания. Значит, с откровенными беседами придется подождать.
Откинув полог, он засветил слабый люмос и предсказуемо обнаружил спящего… будем пока считать, Малфоя. Даже пижаму успел натянуть, паразит! Или это иллюзия? Не суть важно.
- Сэр?
Ну натурально, спал. Артисты.
- Мистер Малфой, быстро одевайтесь и спускайтесь в гостиную. Я вас жду, - если будет долго возиться, или явится непричесанным и в наспех надетой мантии, значит, точно не Драко.
Спустя пятнадцать минут безупречно одетый и даже слегка надушенный Малфой приветствовал Дамблдора аристократически небрежным поклоном.
- Профессор Дамблдор. Чем могу быть полезен?
- Добрая ночь, мистер Малфой. Пойдемте.
Шагая рядом с… юношей, Снейп буквально извелся от любопытства: он или не он? Понятно, что ответ он узнает уже через несколько минут, но все-таки… Не в силах утерпеть, на повороте он слегка придержал парня за локоть и, поймав его взгляд, послал ментальный вопрос. Ответ пришел мгновенно – пушистый черно-белый котенок почесал лапкой за ухом и нахально подмигнул. Ну конечно, кто бы еще успел прижиться в дыре под стеллажом.
- Северус, ты позволишь еще раз воспользоваться твоим камином?
- Конечно, директор.
Горсть летучего пороха, зеленое пламя.
- Не закрывай камин, пожалуйста, мистер Малфой вернется через пятнадцать минут.
Едва погасли изумрудные искры, как по углам зашуршало. Наблюдая за превращением полчища крыс в толпу подростков, Снейп невольно передернулся – зрелище все-таки не для слабонервных.
- Вы с ума сошли, господа? Камин открыт!
- Не волнуйтесь, профессор, - Симус торопливо настраивал диктофон, - мы будем готовы.
«… я тебя позвал. Существует большая вероятность, что Том вызовет тебя в субботу утром, а возможно, и раньше. Ты слышал что-нибудь о магловском городке под названием Акингтон?»
«Нет, сэр»
«Послезавтра Том собирается устроить там одну из своих кровавых операций, но ему могут серьезно помешать. Будь начеку, Драко, используй портал при первой возможности. Мне бы очень не хотелось, чтобы ты пострадал»
«Я понимаю, сэр»
«Постарайся вообще отказаться от участия в операции»
«Сомневаюсь, что мне это удастся. Темный Лорд не любит, когда ему возражают. Если бы можно было посоветоваться с профессором Снейпом… У него куда больше опыта»
«Ты знаешь, что это невозможно, Драко, Обет не позволяет обсуждать твою миссию с кем-либо, кроме меня. К тому же, Северус все еще крайне болезненно реагирует на любые напоминания о том, что ему пришлось пережить. Возьми конфету»
«Благодарю вас, но я уже приготовился ко сну»
- И откуда что берется, - воспользовавшись паузой, проворчал Малфой.
- Тише, - одернула его Ханна.
«Еще вопрос, Драко. Что тебе известно об отношениях Тома с великанами?»
«Я уже докладывал вам, сэр. Крэбб, Гойл и Паркинсон проводят в Грампианских горах довольно много времени. Две недели назад мне пришлось закупить для них целую винную лавку. Хорошо, что великаны не разбираются в качестве»
«Две недели назад? Интересно. Что-нибудь еще?»
«Кажется, мистер Руквуд работает над созданием портала, обладающего достаточной мощностью для перемещения великана. Но это лишь слухи»
«Боюсь, тебе лично придется убедиться в их правдивости, мой мальчик»
«Директор…»
«Впрочем, я могу и ошибаться. Тем не менее, держи портал наготове»
«Ясно, сэр. Благодарю вас»
«Береги себя…»
Щелкнула кнопка диктофона, и дюжина крыс бросилась врассыпную. Снейп едва успел упасть в кресло и схватить книгу, как в камине взревело изумрудное пламя.
- Северус, ты проводишь мистера Малфоя до гостиной?
- Вообще-то он давно уже не маленький, Альбус, и к тому же, староста. Мистер Малфой, вы в состоянии добраться до кровати самостоятельно?
- Конечно, сэр. До свидания, директор. Доброй вам ночи, профессор.
И удалился с прямо-таки королевским достоинством. Прав Драко – и откуда что берется?
- Еще раз прости, что побеспокоил, Северус.
- Не стоит, в старые времена вам приходилось будить меня и под утро. Ваша беседа с мистером Малфоем была… продуктивной?
- Вполне. Прости, но мне не хотелось бы обсуждать это. По крайней мере, сейчас. Спокойной ночи, Северус.
На этот раз Снейп предусмотрительно закрыл глаза, дожидаясь, пока массовая трансформация завершится, после чего аккуратно восстановил защиту камина. Команда тем временем шумно двигала мебель, рассаживалась и обсуждала происшедшее.
- Гад он все-таки.
- Ладно тебе, Рон, в конце концов, он пытается заботиться о Драко.
- Конечно, куда он без шпиона. Драко, а что это был за Обет?
- Ты слышал. Запрет на любые упоминания о моем шпионаже и последнем вызове профессора. Сэр, вы в порядке?
- А почему я должен быть не в порядке, мистер Малфой?
- Ну… э-э-э… хорошее у вас вино. Дольчетто Акуй девяносто второго, так?
- Не умничай, Малфой, дай лучше попробовать. Профессор, не возражаете?
- Можно подумать, мои возражения вас остановят, Уизли.
- Слушай, Драко, а если Волдеморт и впрямь тебя вызовет?
- Не вызовет. Он невысокого мнения о моих качествах палача. Когда на церемонии принятия Метки он потребовал наложить круцио на маглу, я свалился в обморок. Тетка Белла чудом меня отмолила.
- На-а-адо же!
- А ты что думал? Семья, как никак.
- Сириус был ее кузеном.
- Я – слабак, а он – предатель крови, чуешь разницу?
- Хватит об этом, Гарри сейчас вернется.
- Я уже здесь.
Поттер плюхнулся на диван и бесцеремонно отобрал у Драко бокал.
- Фи, Поттер, что за манеры! А я-то уж было подумал, что ты небезнадежен…
- Устроишь мне урок этикета на той неделе. Все, народ, хорош галдеть, первый час ночи. Итак, нам нужно придумать надежное прикрытие на субботу.
- У меня есть идея, Поттер, - Снейп встал в центре между трех диванов, картинно скрестил руки на груди, - предлагаю пойти ва-банк.




Глава 17.

Фред и Джордж Уизли сидели друг напротив друга за кухонным столом и вели оживленную, глубокомысленную, насыщенную красочными примерами дискуссию о преимуществах методов средневековой инквизиции перед современным круцио. Их молчаливая слушательница краснела, бледнела, зеленела, но выразить свое отношение к ситуации в целом и предмету разговора в частности иным способом не могла. Бесшумно проявившаяся посреди кухни Мариэтта прищурилась и нехорошо улыбнулась.
- Доброе утро, мэм. Отлично выглядите. Эти веревки вам к лицу, не говоря уж о силенцио.
- Мариэтта! Какими судьбами! У тебя же сейчас занятия?
- Ради такого случая не грех и прогулять.
Девушка уселась за стол и налила себе чаю. Братья переглянулись.
- Знаешь, Фред, мне кажется, Шляпу пора отправлять на пенсию.
- Согласен, Джордж. Последние лет сто она явно распределяет методом Трелони.
- Иначе в школе давным-давно остался бы только один факультет.
Мариэтта фыркнула.
- Ошибаетесь, мальчики. Даже Гриффиндору не под силу было бы воспитать из этой дамы приличного человека.
- Ну что ты, дорогая…
- …будь Шляпа в форме…
- …она бы отправила нашу гостью туда, где ей самое место…
- …к Филчу на должность половой тряпки.
- Отличная мысль. – Мариэтта аккуратно откусила кусочек слойки с повидлом, - м-м-м… это от миссис Уизли? И когда вы успели?
- Мама встает в шесть, а наша пчелка, кажется, собиралась дрыхнуть до обеда, не взирая на рабочий день. По крайней мере, в половине девятого утра она была в постели. Миленькая у нее ночнушка, как считаешь?
- Тебя привлекает цвет или фасон, братец? Нашел пеньюар своей мечты?
- О да, меня колбасит от восторга. Ладно, Джордж, нам еще загон для птичек строить. Мариэтта, поможешь организовать гостевую камеру в подвале?
- Вообще-то у меня есть идея получше. Что вы там говорили о Филче?
- Э, дорогая, мы понимаем, что у тебя с этой стервой свои счеты, но все-таки, держи себя в руках. Невиллу еще надо будет над Образом поработать. Желательно, с неповрежденным материалом.
- Ну что вы, мальчики, я же хорошая, - Мариэтта прищурилась на будущую жертву и плотоядно облизнулась. Та непроизвольно сглотнула и застучала зубами, - ни о чем не беспокойтесь, отправляйтесь по своим делам и предоставьте вопросы гостеприимства мне.
- О, ты так добра… Не правда ли, мадам, она – прелесть? – Близнецы встали, - жаль лишаться вашего общества, но нам пора. Счастливо пообщаться, девушки.
Дамы остались вдвоем. Мариэтта не спеша допила чай, убрала со стола, долго и старательно мыла чашки. Потом принялась вытирать пыль, подметать полы и скрести столешницу прямо под носом гостьи. Наконец, плюхнулась на стул, демонстративно вытерла рукавом лоб.
- Уфф. Домовой эльф бы здесь не помешал. Как считаете, мэм?


Самой большой бедой Колина Криви было полное отсутствие чувства меры. В день своего распределения он умудрился совершенно измотать сокурсников разговорами о Гарри Поттере, в результате чего завоевал прочную репутацию Первого Фаната Мальчика-Который-Выжил. С тех пор никакие успехи и достижения, включая победы на тринадцати конкурсах колдографии и звание самого молодого фотохудожника в Британской Ассоциации Магических Искусств, не могли пробиться сквозь прочно приставший ярлычок, даже блестящие результаты СОВ (второй на курсе!) прошли незамеченными. И как бы он ни старался и ни бился, первое, с чем связывал его имя весь Хогвартс, от директора до миссис Норрис – это фотоохота за Поттером и восторженный писк. Переминаясь возле стола профессора МакГоннагал, он практически ни на что уже не надеялся, но все-таки… вдруг?
- Луна Лавгуд получила разрешение поехать на открытие, я могу отправиться с ней.
- Мисс Лавгуд - совершеннолетняя, мистер Криви, в отличие от вас. Вы не имеете права покидать школу без сопровождения ближайших родственников или преподавателей. Ваши родители – маглы, а у нас есть более важные дела. Извините.
- Мне семнадцать через три недели!
- Вот тогда и приходите.
Колин в отчаянии стиснул кулаки.
- Да поймите же, такого собрания знаменитостей не бывало со времен инаугурации Скримджера!
Легкое сочувствие на лице МакГоннагал сменилось гневом.
- Мистер Криви, мне показалось, или вы позволили себе повысить голос?
- Простите, мэм, но для меня это очень важно. Я являюсь внештатным колдографом «Пророка» и «Ведьмина досуга» и просто обязан присутствовать на открытии!
Профессор отвернулась, взмахом палочки уложила в свой видавший виды портфель стопку только что собранных пергаментов и защелкнула замки.
- Уверена, там будет достаточно профессиональных фотографов и без вас, мистер Криви. Разговор закончен. Удачного вам дня.
Колин беспомощно смотрел вслед своему декану. Всегда одно и то же. Ну почему, почему, черт возьми, никто в этой школе не желает воспринимать его всерьез?!
Проходящая мимо Джинни Уизли сочувственно пихнула его локтем в бок и потянула к выходу из аудитории.
- Что, не выгорело? Не расстраивайся, какие твои годы. Пошли лучше пообедаем. Потом у нас ЗОТИ, силы явно понадобятся - Райвенкло Тайсон вчера загонял до коленной трясучки.
- Ты не понимаешь, - он покорно потащился за однокурсницей, - какой прок будет от меня завтра, если уже сегодня я упускаю все шансы?
- Колин, ну что за бред. Подумаешь – остался без пары сенсационных снимков, это еще не повод ставить на себе крест. В конце концов, нам только семнадцать.
- Уже семнадцать, Джинни. Самое время начать что-нибудь из себя представлять.
- И ради этого стоило орать на МакГоннагал? Не лучший способ укрепить свои позиции.
Колин упрямо насупился.
- Да она просто старая перестраховщица. Могла бы отпустить меня с Хагридом, уж он бы точно не отказался. Может, к Дамблдору обратиться?
- Не советую, толку не будет никакого, а МакГоннагал обозлится окончательно.
Колин вздохнул и задумался. Мелькнувшая в голове мысль обретала формы. Влетит? Да и черт с ним, победителей не судят. Главное вырваться из школы, а для этого… Он завертел головой.
- Джинни, а ты не знаешь, где сейчас может быть Гарри?
Девушка застонала.
- Мерлин, нет. Колин, ты же вроде успокоился…
- Все, Джин, спасибо за поддержку, - он наконец завидел знакомую фигуру возле факультетских часов, - встретимся за столом, ага?
И рванул вниз по лестнице, расталкивая студентов. Джинни лишь снисходительно усмехнулась и покачала головой.
Протолкавшись сквозь толпу, Колин ухватил своего кумира за рукав.
- Гарри, привет, извини, можно тебя на секунду? – и поволок в один из пустых коридоров, игнорируя попытки сопротивления.
- Колин, что стряслось? Если ты опять насчет колдографий, то можешь идти к мантикорам, я не собираюсь…
- Да нет же! – развернулся, отпустил рукав Поттера и замер, закусив губу. Гриффиндорская Звезда хмуро взирала на него, демонстрируя явное намерение смыться. Неотвратимо надвигалась перспектива очередного провала.
- Слушай, Колин…
Он отчаянно замотал головой.
- Это не то. Гарри, ты не мог бы одолжить мне до завтра мантию-невидимку?


- Похитили КОГО?
Впервые в жизни Снейп уронил в котел черпак. Ничем фатальным Перечному зелью это не грозило, но зельевар все равно выругался и потушил огонь. Гарри вздохнул.
- Так и думал, что вы будете против.
- Поттер, я не просто против, я… Зачем, ради всех богов, вам это понадобилось?!
- Идея Мариэтты. Вы сами вчера сказали, что ваш план нуждается в доработке. Директора мы обезвредим, но остается МакГоннагал.
- Я же не имел в виду… У Минервы девять племянников… Мерлин, почему именно эта… ЭТА?!
- А вы подумайте, кто еще может столь качественно поставить на уши профессора МакГоннагал? И весь замок заодно?
- Это верно, - нехотя признал Снейп, - и с кем мне предстоит работать?
- С Невиллом. По скорости адаптации в новом Образе до него далеко даже близнецам. Он к вам зайдет вечером порепетировать.
- Я в паре с Лонгботтомом… нда… Что еще от меня требуется?
- Мы с вами вообще-то письмо хотели написать. И нужно придумать для Невилла качественную легенду.
- Хороша задачка… Поттер, а ты не боишься, что я скажу «Сами заварили – сами и расхлебывайте»?
Улыбка до ушей.
- Не скажете, сэр.
Сдержать ответную улыбку, как обычно, не удалось.
- Паршивец… не скажу. Где, кстати, вы собираетесь ее прятать?
- На базе, конечно.
- Тогда я разлюблю там бывать.
- Северус, не подумайте, пожалуйста, что кто-то из нас от нее в восторге. Кроме того, есть еще один момент. Пока вы занимались репеллентом, мне удалось найти Флетчера…


Минерва МакГоннагал пребывала в редком для нее состоянии полной растерянности. Письмо, что она сжимала в руках, было прочитано уже трижды, но делу это не помогло, скорее, наоборот. Дамблдор вертел в пальцах аккуратно снятую с пергамента печать. Могло показаться, что он пребывает в глубокой задумчивости, если бы не острые взгляды, бросаемые украдкой из-под знаменитых очков. Отчаявшись дождаться от директора каких-либо действий, профессор принялась перечитывать письмо в четвертый раз.
- Если ты ищешь магическую подпись или другие следы, Минерва, то могу заверить, их там нет, - заговорил наконец Дамблдор.
- Как тогда мы можем быть уверены в его подлинности?
Быстрое движение – и сургучный кругляшок шлепнулся поверх пергамента, заскользил по гладкой поверхности. Она подхватила его и поднесла к глазам.
- Фамильная печать, Минерва. Может быть приложена только Главой Рода.
- Хорошо, - письмо вместе с печатью было наконец отложено, - и что вы намерены делать? Согласиться?
Оставшиеся без дела руки директора побарабанили по подлокотникам и привычно сомкнули кончики пальцев над хозяйской бородой.
- Странно, ты так долго изучала это занимательное послание, что должна была уже выучить его наизусть. У нас не спрашивают позволения, Минерва. Нас ставят перед фактом.
- Это немыслимо! – Возмущение странным образом позволило ей восстановить контроль над эмоциями, - перед фактом! Вас! Надеюсь, вы намереваетесь предупредить Аврорат?
- С какой стати? Никаких официальных обвинений ему не предъявляли, а она и вовсе сотрудник министерства. Ты чего-то опасаешься, Минерва?
- Не знаю, - она нервно провела рукой по тугому узлу волос на затылке, - мне все это не нравится. Просто уму непостижимо… Альбус, прошу, разрешите мне присутствовать.
Он спокойно кивнул.
- Именно об этом я и хотел тебя попросить.


Заместителю директора по хозяйственной части Аргусу Филчу, грозе студентов и главному герою школьных анекдотов, снился Пивз. Не то чтобы чертов полтергейст был редким гостем в сновидениях завхоза, как раз наоборот, но сегодня извечный аргусов оппонент превзошел себя. Он сидел на одеяле в огромной черной треуголке вместо обычного колпака и, мерзко похихикивая, вколачивал в ногу неприятеля огромный ржавый гвоздь. Пытаясь его прогнать, Филч завопил и подхватил с пола свое новогоднее приобретение - тяжелую трость, но необъяснимо обретший плотность дух легко отбил нацеленный ему в треуголку набалдашник и, взмахнув молотком словно палочкой, превратил оружие врага в большого осьминога. Тот шлепнулся несчастному завхозу на грудь, раскинул по бокам кровати длинные щупальца. «А Таблок Похотливый опять в картину к Толстой Эльзе лазил!» - наябедничал вдруг Пивз, недвусмысленно сложил губы трубочкой и потянулся к филчевой щеке. Прижатый к подушке осьминогом завхоз бешено задергался, завыл, вцепился в почему-то горячее и мохнатое тело. Осьминог зашипел по-кошачьи и превратился в Миссис Норрис.
Поозиравшись с полминуты, Филч убедился, что вредного полтергейста в его спальне не наблюдается, и перевел дух. Миссис Норрис вылизывалась в углу кровати, бросая на хозяина обиженные взгляды.
- Извини, дорогая.
Сна не было ни в одном глазу. Травмированная два месяца назад по милости все того же Пивза нога немилосердно ныла. Мысль сходить к Северусу за какой-нибудь мазью была отвергнута с помощью настенного циферблата, который невозмутимо показывал начало четвертого утра. Филч со вздохом поднялся и принялся одеваться.
- Чертов Пивз, и во сне не даст покою. Ты не против прогуляться, моя дорогая?
Одним из огромных достоинств аргусовой любимицы было то, что она всегда с готовностью следовала за хозяином, чем бы он ни собирался заняться. Вот и сейчас кошка, не подумав даже демонстрировать свое кошачье недовольство, спрыгнула с теплой постели на каменный пол. Переведя взгляд с мягких лап на собственные тяжелые ботинки, завхоз почувствовал угрызения совести: вот уже и март на пороге, а он так и не удосужился застелить камень спрятанным в кладовке с прошлой весны паласом. Попросить что ли у директора другие комнаты, наверху? Там паркет. В конце концов, ледяной сквозняк подземелий для его ревматизма совсем не полезен.
- Идем, дорогая. Может, повезет поймать нарушителя. Студенты все еще не отошли после Дня Святого Валентина, так и норовят уединиться в укромном уголке. Молодежь… да. А директор потворствует. И как прикажете поддерживать в этом замке порядок? Розог бы им, да на цепь до утра, только разве ж позволят….
Стараясь не сильно стучать палкой, он вышел в коридор. Последние десять лет ночные прогулки по Хогвартсу были единственным его средством борьбы с бессонницей, поскольку денег на зелья прижимистый завхоз жалел, а регулярно переводить дорогие ингредиенты исключительно по дружбе Северус отказался. Эх, такой молодой, и такой сквалыга. Давно бы рассорились, но во-первых, с ревматической мазью, которая в школьном больничном крыле отродясь не водилась, зельевар все-таки выручает. А во-вторых, почти ежедневно присылает на отработку проштрафившихся студентов, что дает Филчу возможность переложить на чужие плечи хотя бы часть своих забот. Никто в замке не понимает, как Дамблдор мог принять на работу завхоза, которому не подчиняются домовые эльфы. Теперь-то, спустя двадцать лет, все привыкли, и сам он смирился, хотя обида на директора не прошла до сих пор. Казалось бы, раз уж взял, заставь ушастых уродцев слушаться! Но нет, только лукавый взгляд и снисходительная усмешка в бороду: «Простите, Аргус, это не в моих силах…» Лицемер. Разве может что-то быть не в твоих силах, о величайший маг современности? Один щелчок пальцами – и Пивз навсегда выдворен из школы. Порой Филчу казалось, что Дамблдор делает все, чтобы превратить жизнь несчастного сквиба в ад…
Размышления завхоза были прерваны шипением Миссис Норрис. Вздыбив шерсть на загривке, животное готовилось к броску. Приподняв повыше фонарь, Филч обнаружил стремительно улепетывающую вдоль стены крысу.
- Ату ее, дорогая!
Дважды повторять не требовалось – кошка на всех когтях рванула за добычей, в три секунды пролетела полкоридора, слегка затормозив на повороте, свернула за угол – и тут же высокие своды огласил ее испуганный вопль. Проклиная больную ногу, Филч с максимальной скоростью заковылял вперед. У злополучного поворота бросил трость, чтобы подхватить метнувшееся с пола дрожащее серое тельце, едва устоял на ногах и успел заметить в слабом свете фонаря большую черную тень. Грим!? Костры Торквемады…* Но спустя мгновение коридор уже был пуст. Прижимая к груди перепуганный комок шерсти, завхоз столбом застыл посреди перекрестка. Набатным гулом отдавался в ушах неровный стук сердца, в голове крутилась одна-единственная мысль: «Я сквиб, жалкий сквиб, я не могу видеть Грима. Я сквиб…» Миссис Норрис судорожно всхлипнула, и Филч ощутил наконец, как глубоко впились в тело кошачьи когти.
- Спокойно, дорогая, нам просто показалось. Ведь так? Показалось. Не мог это быть Грим, только не здесь. Мы ведь в Хогвартсе, моя хорошая. Тут нет никого, кроме привидений и Пивза… О, Пивз! Наверняка это его шутка. Понимаешь? Всего лишь дурная шутка…
С трудом нагнувшись, он поднял свою палку и захромал прочь.
Притаившийся за рыцарскими латами Колин Криви нескоро последовал его примеру. Он мучительно раздумывал над дилеммой – следовать ли первоначальному плану или рвануть к декану с рассказом о только что увиденном. Колин поклясться был готов, что перед тем, как появился Грим, в темноте коридора мелькнули знакомые до жути платиновые волосы. Решив наконец, что разбуженная посреди ночи МакГоннагал ни за что ему не поверит, а накостыляет баллов на пятьдесят и запрет в башне, поставив тем самым крест на столь тщательно спланированном побеге, Колин поплотнее завернулся в мантию-невидимку и бесшумно двинулся в сторону выхода из замка.


- Ты что, спятил? Какого Мерлина поперся по коридорам?
- Уизли, не ори, весь ваш львятник перебудишь. Ну кто ж знал, что Филча понесет на обход в такую рань? Я терпеть не могу бегать по канализации, там воняет омерзительно, не говоря уж об остальном…
- Ох уж этот твой великосветский снобизм! А если бы не обошлось? Наследник Малфоев сожран кошкой завхоза! Аплодисменты Миссис Норрис!
- Рон, заткнись, - Джинни легко сбежала по лестнице, - вы чего разорались? Хоть бы силенцио наложили.
- Орет только один из нас, если ты не заметила. Рон, успокойся наконец. Мне льстит, что ты так за меня переживаешь, но право, не стоит. Переживай лучше за Филча, старика едва удар не хватил.
Рон от гнева потерял дар речи, лишь тяжело дышал, свирепо уставившись на невозмутимого Драко. Тот с интересом оглядывался.
- А у вас тут ничего. У хаффлов просторнее, но у вас зато уютнее, только красного многовато, на мой вкус.
- Это гриффиндорская гостиная, Малфой, - Джинни сгорала от любопытства, - что ты сделал с Филчем?
- Эта его драная метелка погналась за мной в коридоре. Пришлось свернуть за угол и изобразить пса.
- А Филч?
- Кажется, принял меня за Грима.
- Обалдеть! Рон, да ты не орать, а плясать должен! Теперь Филч нескоро высунется ночью бродить по школе!
- Ну да, - нехотя признал Рон, - только вряд ли это стоило перспективы попасться Миссис Норрис на зубок.
- Да успокойся ты, ничего мне не грозило. В крайнем случае скинул бы Образ, а после стер Филчу память. Проблема в другом, - Драко помрачнел, - там был кто-то еще.
- Что?
- Кто?
- Не знаю, - перевел угрюмый взгляд с брата на сестру и обратно, - я их не видел, только запах… странно, но пахло Поттером. И кем-то еще.
- Невозможно. Гарри и остальные полчаса как на базе.
- Я знаю, - Драко вздохнул, - кто бы там ни прятался, они вряд ли успели меня заметить. В коридоре было темно, и трансформировался я почти мгновенно.
- Ой, как нехорошо, - Джинни задумчиво прикусила губу, - если они таки тебя видели…
- Да кто им поверит?
- Слухи все равно пойдут. Лишнее внимание нам абсолютно ни к чему.
- Ладно, - Рон решительно шлепнул ладонью по спинке кресла, - разберемся с этим завтра, сейчас у нас другие дела, и времени в обрез. Давай, Малфой, свои чары.
- Смотрите и учитесь.
Драко вытащил палочку и пару минут постукивал ею по креслу, что-то бормоча себе под нос. Наконец, отошел на шаг и приглашающе указал на сиденье.
- Прошу.
Рон осторожно присел на краешек. Некоторое время недоверчиво оглядывался по сторонам и вдруг расплылся в улыбке.
- Класс! Если бы я не знал совершенно точно, что Гарри с Симусом ушли полчаса назад, я бы поклялся, что они только что играли в шахматы вон за тем столом.


- Утро доброе, профессор. А ребята уже ушли.
- Доброе, мисс Эджкомб. Я не собирался их провожать. Фред и Джордж должны были оставить вещи для Лонгботтома.
- А. Вон они лежат. Там и для вас комплект, Гарри подобрал.
- Отлично. Терпеть не могу рыться в тряпках.
- Гарри так и сказал.
- Все-то он знает, паршивец, - Снейп развернул пакет, предназначенный для Невилла, и невольно скривился, - мерзость какая… А вы что здесь делаете? Кажется, ваше присутствие необходимо сейчас в Пейнсвике?
- Уже ухожу. Заглянула только список дел по дому оставить, чтобы кое-кто не скучал.
Снейп недоуменно приподнял бровь, разглядывая ее злорадную усмешку, но задать вопрос помешал тихий всхлип из угла. Обернувшись, он едва не рухнул от шока.
Под подоконником сидела на корточках эльфийка в нарядном детском платьице и, размазывая слезы по серым щекам, с ужасом и отчаянием таращилась на него.
- Мисс Эджкомб, - Снейп нащупал за спиной стул и осторожно опустился на сиденье, - это… то, что я думаю?
- Ну да, - Мариэтта не скрывала торжествующей улыбки, - знакомьтесь, профессор. Это Бель**.


Парвус Пингтон, практикант Херефордширского Драконьего Заповедника, лежал обездвиженной кучей на холодной земле и пытался не думать. Получалось плохо. Петрификус блокировал тело, но не мысли, и перед внутренним взором всплывало то ласковое лицо матери, то страницы недописанной дипломной работы, то бархатная коробочка с кольцом в тонких пальцах Ингрид. А еще – собственный росчерк в списке добровольцев для дежурства на Ярмарке. Дополнительные баллы к оценке за практику, баллы, которые ему, лучшему студенту грядущего выпуска, были абсолютно не нужны. Он даже не собирался оставаться в Англии, ибо в ректорате уже лежало приглашение на работу, подписанное директором Трансильванского Заповедника, и летний переезд в Сигишоару*** был уже делом решенным. Но разве ж гриффиндорец Пингтон упустит случай лишний раз показать себя! Как глупо, нелепо, непоправимо…
Скосив глаза, он разглядел наконец в рассветном сумраке профиль человека, лежащего рядом. Ну на-адо же, Брайан Диц собственной персоной. Высокомерная амбициозная сволочь, извечный соперник и конкурент с отделения дрессуры. Странно, его вроде посылали на инкубаторы… Как ты здесь очутился, Брай? Изыскивал способ подстроить мне очередную пакость? Или пробрался втихаря полюбоваться на своих обожаемых Опалоглазых? Ну и как, стоило того? Чувствуешь себя, небось, еще глупее, чем я…
Неяркий свет, далекие и гулкие, словно со дна глубокого колодца, звуки. Люди в черных мантиях и белых масках выводят из вольера в общий загон очередного дракона. Венгерская хвосторога Робуста, самка-наседка, сорок восемь лет, элитный производитель среди молодняка, гордость заповедника. Купол-сетка из частых тонких лучей, столь яркий полчаса назад, сейчас уже практически неразличим. Зверь глухо взревывает, вертит оскаленной мордой, дергает полуразвернутыми крыльями, но покорно шагает в кольце своих похитителей, трое из которых идут по бокам и сзади, а четвертый медленно планирует на метле в семи футах над загривком хвостороги. Ну что, Диц, непревзойденный наш укротитель, решился бы ты на такой трюк? Да ни в жизнь. И я бы не решился. И чего же стоим мы с тобой, без пяти минут специалисты-драконологи? Мерлин, какое унижение – сдохнуть на пару с заклятым врагом от руки тех, кто походя продемонстрировал нам обоим профессиональную нашу желторотость. Что, обидно, Диц? Помнишь, как ты пыжился на семестровом зачете по заклятьям? Впрочем, я пыжился не меньше. Не знаю, как тебе, а мне сейчас жутко стыдно. Сколько раз отец снисходительно трепал меня по затылку, приговаривая: «Скромнее надо быть, малыш. Чем сильнее ты выпендриваешься, тем больше народу мечтает окунуть тебя мордой в навоз. И однажды найдется тот, кому это удастся». А тебе кто-нибудь говорил такое, Диц? Впрочем, мне это не помогло.
Возвращаются. Взлетают на ходу полы тяжелых мантий, мертво белеют маски. Минута – и с тихим шорохом опадает защитный барьер очередного вольера. Мерлин, это уже девятый. Мощные у них заглушающие. И петрификус тоже мощный. Впрочем, уже удается шевельнуть челюстью и даже слегка повернуть голову. Диц, не моргая, смотрит на высокую арку выхода, в серых глазах тоскливая беспомощность, по неподвижной бледной щеке скользит крупная прозрачная капля. Держись, враг мой, не смей расклеиваться, ты, конечно, сволочь, но ведь не слабак. Слабаки в Слизерине не выживают. Слышишь, Диц? Раз уж нам суждено так по-дурацки сдохнуть, давай сделаем это достойно. Странно вообще, почему они нас сразу не заавадили. Может, нужны зачем-то? Брай, встряхнись, у нас еще есть шанс! Челюсть чугунная, язык, как кувалда…
- Диц!..
Шея у того пока не ворочается, но прищур уже почти прежний, губы шевелятся в попытке изобразить высокомерную усмешку.
- Пингтон.
- Они нас… пока… не убили.
- Я заметил.
Помолчали. Парвус остервенело ворочал языком, пытаясь привести речевой аппарат в более-менее рабочее состояние. Диц успел первым.
- Идиоты мы с тобой, да?
- Полные придурки. Ты зачем сюда приперся?
- Обещал Стелле показать Опалоглазых на кладке. Слава Мерлину, она, кажется, проспала.
Парвус подумал.
- Стелла Сомс с отделения ветмедиков?
- Она, - тонкие губы было задрожали и тут же сжались в линию, - я ей предложение собирался делать вечером после открытия. Кольцо в кармане. Вот черт…
- Тихо! Идут.
Молча проводили взглядами очередную процессию.
- Зачем они им, как думаешь?
- Уж не для развлечения.
- Смотря что считать развлечением.
- И то правда.
Снова пауза.
- А я с Ингрид Флинт обручился на Рождество.
Серые глаза изумленно вытаращились.
- Она же слизеринка!
- И что?
Заморгал.
- Да ничего. Извини, - вздохнул едва слышно, - не ожидал просто. Она замечательная девчонка.
- Самая лучшая, - кажется, теперь его очередь смаргивать слезы, - если вдруг выкарабкаешься, скажи ей… ну… ты знаешь, что.
На этот раз усмешка удается Дицу куда лучше, только вот высокомерия в ней уже близко нет, только сочувствие и грусть.
- А ты – Стелле.
- Договорились.
Десятый дракон.
- Да куда ж им столько.
- Не жалуйся. Чем дольше они здесь торчат, тем выше наши шансы.
- Кормежка только в шесть. Они до того времени три таких выставки упрут.
- Может, кто погулять вылезет…
- И что он сделает? Нет уж, хватит тут нас с тобой.
Диц вдруг зажмурился, прикусил губу, задышал хрипло и часто. Парвусу ужасно хотелось дотянуться до его плеча, но тело и не думало слушаться.
- Эй, Брай! Прекращай истерику, мы еще живы! Давай поговорим лучше. Вряд ли у нас еще будет возможность повыяснять отношения. Ну же, Брай! Назови меня тупым гриффиндорским везунчиком, слышишь? А я в ответ тебя – самодовольной слизеринской пронырой, а? Брай!..
- Я… не хочу… умирать…
- А то я хочу! Перестань, Брай, возьми себя в руки. У тебя вон правая уже шевелится. Встряхнись, где та гордая слизеринская сволочь, что пять лет мне покою не давала?
Ну слав тебе, очухался. Вон, ухмыляется уже. Скажи мне кто вчера, что я буду так чертовски рад видеть ухмылку на этой роже…
- Вообще-то взаимно, Пингтон, - дернул локтем, поскреб пальцами по земле, - значит, думаешь, еще побарахтаемся?
- Еще как побарахтаемся, Брай, еще как…
Одиннадцатый дракон, сопровождаемый молчаливым конвоем, протопал к выходу, и оба как-то сразу поняли, что это – последний. Диц, цепляясь ногтями за мерзлую землю, умудрился дотянуться до руки бывшего врага, слабо стиснул холодное запястье.
- Кажется, все.
- Да, - сказать больше мешал застрявший в горле тугой комок.
- Ты… мы могли бы… ох, ну что за бред сопливый. Короче, Парвус, мне жаль.
- Мне тоже, Брай, мне тоже…
Оба замерли, ожидая, что вот-вот в светлом арочном проеме появится жуткая белая маска, взмахнет палочкой, посылая смертоносные зеленые лучи, поставит точку в их пятилетней вражде и странной двадцатиминутной дружбе. Но время шло – а арка выхода оставалась пустой. Облицовка проема уже вовсю розовела в первых лучах солнца, когда Парвус осторожно согнул одеревеневшие локти, уперся ладонями в землю, с трудом подтянулся и сел, облокотившись о холодную стену.
- Поздравляю, Брай, вот и тебе перепало от знаменитого гриффиндорского везения. Кажется, про нас забыли.
Диц повторил его манипуляции и сел рядом, тяжело привалившись к напарнику плечом.
- Чтоб мне выпускные провалить, если ты не прав. Слушай, а ты помнишь, что своей Ингрид говорил на Рождество, когда кольцо дарил?
- Шутишь? Я там так бекал-мекал, что, наверное, до старости теперь краснеть буду.
- О, значит, работу над ошибками провел солидную. Поможешь мне составить нормальную речь для Стелл?


Старательно увернувшись в мантию вместе со школьной «Кометой», Колин осторожно пробирался к центральному павильону Ярмарки со стороны загонов. Понастроили-то за три недели! Пожалуй, рановато он прибыл, шести еще нет. Но с другой стороны, есть шанс заснять кормление. Двери у вольеров должны быть высокие, при наличии метлы и известной ловкости подобраться вплотную не будет проблемой, вот только вспышка… Хагрид говорил, драконы плохо реагируют на яркий свет. Придется настраивать режим ночной съемки.
А классная это штука – «Ночной Рыцарь». Довозят махом, и вопросов не задают, только деньги плати. И чего Гарри говорил про Стэна, будто того не заткнешь? Тот слова не сказал, только на метлу зыркнул, и сидел всю дорогу тихо в углу. Хотя, может, он после Азкабана такой…
Хорошо бы попробовать заснять дементора. А что, получился же у него Почти Безголовый Ник в прошлом году? Конкурсная комиссия почти неделю инспектировала снимки на предмет монтажа. В конце концов жюри – сплошь мэтры и многократные лауреаты – насело на него с требованием раскрыть секрет, только не на того напали, господа, профессиональная тайна есть профессиональная… ох, мама, что это?!
Вырулив к крайнему загону, Колин застыл как вкопанный, ибо столь грандиозного и невероятного зрелища за всю свою пока еще недолгую, но богатую визуальными впечатлениями жизнь наблюдать ему еще не приходилось. Посреди огороженного магическими барьерами пространства тесно сгрудились десять драконов различных пород. Три человека в плащах с капюшонами, из-под которых белели маски, неподвижно стояли, окружив зверей четким треугольником, четвертый завис в воздухе, едва не касаясь полами мантии драконьих загривков. Ящеры тяжело переступали когтистыми лапами, глухо шипели и взревывали, но даже не пытались покинуть отведенный им пятачок, словно чуяли исходящую от черных фигур угрозу. Сам конвой в представлении не нуждался – Упивающиеся Смертью, воплощенный кошмар любого добропорядочного волшебника.
Вцепившись дрожащими руками в отвороты мантии, Колин лихорадочно соображал. Что делать? Поднять тревогу? Но как? Где здесь искать авроров? Или драконологов? Впрочем, последние вряд ли станут серьезным препятствием для темных магов. Наложить на себя сонорус и заорать на всю округу? Ага, и сразу схлопотать аваду в лоб. Нет, обнаруживать себя нельзя ни в коем… вот черт.
Из темной арки, ведущей, очевидно, к вольерам, появился одиннадцатый дракон в сопровождении еще четырех Упивающихся. Сколько же их тут? Нет, тревогу поднимать точно не стоит, ибо на такую прорву черных плащей нужен целый отряд авроров, а то и два. Откуда же им здесь взяться?
Люди в загоне тем временем начали четко перестраиваться, расходясь по углам загона, в руках их появились метлы. Один из тех, что были уже в воздухе, вскинул руку, и тут же драконы, словно по команде, развернули крылья. Уходят! Черт, что же делать, уходят! Чудовищная кавалькада поднялась вверх, черные плащи окружили глухо ревущих зверей неправильным многоугольником, и вдруг вся картинка подернулась рябью и превратилась в туманную зыбь. Повисев над загоном еще пару секунд, облако начало быстро набирать высоту. Больше не раздумывая, Колин уселся на метлу и рванул вслед за ним.


Последняя суббота месяца в школе Хогвартс традиционно ознаменовывалась грандиозным утренним столпотворением в вестибюле. Выходящие из Большого Зала после завтрака студенты третьего-пятого курсов и часть старшекурсников не разбегались, как обычно, по факультетским гостиным, а собирались группками возле центральных дверей в ожидании Филча. Ровно в половине десятого грозный завхоз распахивал тяжелые створки и выпускал галдящую толпу в вожделенный Хогсмид.
Но сегодня традиция была неожиданно нарушена - двери открылись без участия Филча. Под скрип древних кованых петель на порог ступили двое. Гомон мгновенно стих, ибо более неожиданных визитеров вообразить себе было сложно.
Угрюмого здоровяка с огромными ручищами и рыхлой, кирпичного цвета физиономией знали немногие. В Хогвартсе со дня собственного выпускного он побывал лишь однажды, четыре года назад, когда потребовалось казнить гиппогрифа Клювокрыла. Зато его спутница была известна всей школе, за исключением разве что первых-вторых курсов.
По гладким каменным плитам центрального холла семенила, едва поспевая за широко шагающим Макнейром, бывший замминистра, бывший Генеральный Инспектор, бывший директор Хогвартса Долорес Джейн Амбридж.




* Томас де Торквемада (1420–1498 г.г.) – главный инквизитор Испании. За восемнадцать лет его правления были сожжены более десяти тысяч человек. Обвинение в ведьмовстве в тогдашнем судопроизводстве являлось одним из самых популярных.


** В современном варианте «Красавицы и чудовища» (знаменитый мюзикл и диснеевский мультфильм) колдунья превратила самовлюбленного и заносчивого принца в чудовище. Красавицу звали Бель. Как ни странно, belua в переводе с латыни – зверь, огромное и страшное животное, чудовище, страшилище и т.п. Учитывая имя одной из героинь Роулинг, я сочла всю эту мешанину замечательной возможностью слегка дезориентировать читателя.


*** Сигишоара (венг. Сигешвар, нем. Шоссбург) – румынский город, один из средневековых центров Европы.



Глава 18.

Дорогие наши читатели!
Во-первых, мы с Командой приносим извинения за долгую задержку. Неоднократные глобальные перекрои Ярмарки привели к тому, что она получилась просто огромной, поэтому я пришла к решению все-таки разбить ее на две или даже три главы. Первая часть перед вами, остальные клянусь выложить на этой неделе.
А во-вторых представляем вашему вниманию изумительный коллаж к 12 главе от Ella1_
Спасибо за терпение!
Ваши Tansan и Команда



В выходные дни Дин Томас, как и всякий нормальный человек, любил поваляться в постели подольше. Нынешняя суббота не стала бы исключением, если б Гарри Поттер не получил со вчерашней почтой посылку от братьев Уизли. Ничего эпохального в событии не было, но за ужином Гарри с интригующей улыбкой сообщил, что близнецы на сей раз прислали нечто совершенно невероятное, и с этого момента вся гриффиндорская спальня семикурсников буквально изнывала от желания приступить к тестированию очередных уизлевских шедевров. Однако вечером сеанс экспериментального хулиганства накрылся медным тазом: на лестнице в башню их перехватила непреклонная Гермиона и увела жутко недовольных Гарри с Роном в библиотеку писать заданное Снейпом эссе. В результате официальное вскрытие посылки пришлось перенести на утро, причем сокурсники по непонятной причине в один голос потребовали раннего подъема.
Ровно в восемь утра с Дина бесцеремонно сдернули одеяло, поставили на ноги и, несмотря на яростное сопротивление, затащили под душ. Три четверти часа спустя он, одетый, причесанный и злой, снова сидел на своей кровати и дожевывал утянутый из Большого Зала сэндвич – толком позавтракать взбесившиеся однокашники тоже не дали. Финальным штрихом к этому утреннему сумасшествию послужило появление деловитых и сосредоточенных Грейнджер и Джинни Уизли – девчонки по-хозяйски вломились в спальню и нахально наложили на дверь и окно пару мощных заглушек. Этого возмущенный Дин стерпеть уже не мог.
- Эй, вы офонарели?! Здесь не дамский будуар! Вам вообще сюда нельзя! Грейнджер! Я к тебе обращаюсь! Рон, скажи своей… Рон? Что ты творишь?!
Игнорируя вопли однокурсника, Рон вывернул содержимое посылки прямо на пол и вместе с Симусом принялся вскрывать яркие упаковки, которые большей частью оказались пусты. Невилл тем временем натягивал женское темно-розовое платье в жутких оборках. Гермиона, ни капли не смущаясь, застегивала на его груди многочисленные пуговки, одергивала короткий подол. Джинни бросила на кровать женскую же бордовую мантию и разорвала пакет с чулками. Дин почувствовал, как глаза лезут из орбит и шевелятся на затылке волосы.
- Да что здесь происходит??!
- Спокойно, приятель, - рядом уселся Гарри, - мне жаль, но пробовать всю эту прелесть тебе придется в одиночестве. Впрочем, можешь уничтожить – описание действия каждой конфеты указано на коробке, и на сей раз оно соответствует действительности. Твоя задача – выучить наизусть и сохранить для эльфов упаковки. Дин? Ты меня понимаешь?
Тот беспомощно огляделся. Рон с Симусом уже покончили с посылкой, Невилл натянул чулки, и теперь все пятеро занимались чем-то вовсе несуразным: кололи и царапали себе ладони и вытирали выступившую кровь чистыми носовыми платками.
- Черт-те-что…
- Ага, - Гарри достал свой платок, - это твое второе задание. Платки подписаны. Каждые двадцать-тридцать минут кладешь их в карман и спускаешься в гостиную. Наши с Роном и Герм можешь разок засунуть под диван и оставить на полчаса, но смотри, чтоб никто не заметил. С симусовым прогуляйся по школе, только недолго. И не вздумай тащиться с девчоночьими в мужской туалет, соображаешь? Дин?
Невилл превратился в Амбридж. Дин икнул и мигом забился в угол кровати. Гарри оглянулся.
- Твою ж за ногу, Нев! Нельзя было с этим подождать?
Амбридж невозмутимо подтягивала чулки и поправляла мантию.
- Нельзя. Снейп зовет, он уже за воротами.
- Во дает! Только что на завтраке был, - Рон сложил свой платок и взял гермионин.
- Ему нравится птичий Образ.
- Чего не скажешь о метле.
- Не язви, - Гарри осторожно потянул Дина обратно на край кровати, - Дин, прекращай психовать, это наш Невилл, у него просто… мммм… роль сегодня такая.
«Амбридж» усмехнулась, помахала пухлой короткопалой рукой:
- Ладно, народ, я пошел. Удачи всем. – И скрылась за дверью туалета. Дин заморгал.
- А…
- Не обращай внимания, - Гарри развернул его к себе, - мы все сейчас уйдем, и твоя задача – обеспечить наше прикрытие. Понимаешь?
- Оставь ты его, не видишь, человек в шоке, - Симус уселся с другой стороны, приобнял друга за плечи, - вы идите, я тут сам разберусь.
- О'кей, - Гарри поднялся, - только не затягивай. Через двадцать минут нам надо быть на месте, - с явным сожалением посмотрел на Дина, - извини, приятель. У нас действительно нет выбора.
И исчез. Вместе с остальными. Осталась лишь груда ярких коробочек посреди комнаты и Симус. Не глядя на друга, тот складывал платки ровной стопкой. Дин перевел дух.
- Как они…
- Порталы.
- Это же незаконно!
- Ох, законопослушный ты наш… - снисходительная усмешка, - и как только тебя в Отряд Дамблдора занесло.
- Так то же Дамблдора!
- Значит, то, что не Дамблдора, не имеет права быть? – Симус разложил платки аккуратной шестиконечной звездочкой, полюбовался результатом. - В этом-то и проблема, Дин.
- А, так проблема во мне? Это я черт-те-что тут устраиваю?
Симус пожал плечами и принялся перекладывать платки по третьему разу. У Дина возникло ощущение дежа-вю. Он встряхнул головой, потер костяшками пальцев виски. Не помогло.
- Куда их понесло?
- В Глостершир. Там сегодня намечается большая разборка с Упивающимися.
- Вы спятили?!
- Успокойся, мы не первый год этим занимаемся.
- Мы?
- Команда, Дин, - Симус наконец отложил платки и посмотрел приятелю в глаза, - мы – это тайная организация, созданная Гарри Поттером для борьбы с Волдемортом.
- Что за бред?
- Ты и в прошлый раз так сказал.
- А… - вслед за пониманием пришла обида, темная, густая, жгучая, - значит, вы меня обливиэйтом… Небось, лично память мне чистил, друг?
- Не кипятись. Ты сам отказался.
- Отказался?
- Дважды. Оба раза пытался сдать нас Дамблдору, - Симус вздохнул, - ты и сейчас думаешь только о том, как бы добраться до директора и сообщить, что твои одноклассники спятили. Сразу говорю: забудь.
- Угрожаешь?
- Ставлю перед фактом.
Дин зажмурился, с силой сжал кулаками виски. Бред, нелепый сон… срочно проснуться… вот сейчас загромыхает допотопный ронов будильник, Симус завопит свое: «Подъем, лентяи! Суббота!» - и дернет Дина за торчащую из-под одеяла пятку, а он запустит в лучшего друга подушкой…
- Дин, хорош рефлексировать. Бери платки.
Не сон. Пустая спальня, груда разноцветных упаковок на полу, незнакомец с лицом Симуса и стопка носовых платков в бордовых пятнах под самым носом. Дин отшатнулся.
- Я не буду…
- У меня нет времени на споры. Бери.
Он отчаянно замотал головой, схватил Симуса за запястье, придвинулся вплотную, пытаясь найти в оказывается-совсем-не-друге хоть что-то знакомое.
- Слушай, ты же разумный человек. Сам подумай, это ведь… Вспомни, как они в Министерство сунулись, их там чудом не поубивали, Симус! Я не хочу, чтобы ты… Упивающиеся, Тот-Кого-Нельзя… С ним сам Дамблдор не справился, а Поттера твоего, говорят, по стенке бы размазали, если б не директор…
Симус бровью не повел, лишь усмехнулся снисходительно, высвободил руку. Дин застонал от обиды и безысходности.
- Прости, друг, но Гарри тебе уже сказал – у нас нет выбора. Ты представить себе не можешь, что произойдет, если сорвется наш сегодняшний план. Восемьсот человек под нож – и все ради того, чтобы кровавый маньяк сотворил себе новую игрушку.
- Вам по семнадцать лет!
- Бери платки, Дин.
- Ненормальные… - оттолкнул протянутую руку, откинулся назад, облокотившись спиной на кроватный столбик, прикрыл глаза, - Снейп тут причем?
- Он с нами.
- Точно, чокнутые. Когда это началось?
- Для нас с тобой - в начале пятого курса. Мы торчали у окна с биноклем и случайно засекли Луну Лавгуд в компании подозрительных личностей. Решили выяснить, в чем дело, выбрались из школы. Оказалось, у них тренировка. Гарри заинтересовался моими экспериментами в области магловской техники, объяснил, чем они занимаются. Я был в восторге, а ты молчал. И пока обратно шли, молчал, пока не сбежал уже в замке. У Гарри была Карта, и мы увидели, куда ты направляешься. Я хотел догнать тебя первым, попался в лапы Филча, а он приволок меня к Амбридж. От расстройства я наговорил ей гадостей, потом весь год пришлось изображать лояльность Министерству, чтобы не подставить мать. А тебя ребята перехватили у самых дверей кабинета Дамблдора.
Пауза.
- И что?
- Обливиэйт, разумеется. Вторая попытка была на шестом курсе. К нам в спальню пробрался Криви с фотоаппаратом, и Гарри пришлось вести ментальный бой с Волдемортом, а ты оказался свидетелем. Тогда ты даже портал взял, так что обливиэйтить нам тебя не пришлось.
- Не понял.
- Это неважно, - Симус поднялся, - я понимаю твое желание вернуть все на круги своя, но времени убеждать тебя по третьему разу у меня сейчас нет. Бери платки, Дин.
- Нет, - он отчаянно замотал головой, - нет, я… нет.
И с ужасом уставился на нацеленную ему в лицо палочку.
- Извини, друг. Империо.


У заместителя директора школы Хогвартс, декана Гриффиндора, профессора трансфигурации Минервы МакГонагалл выдалась тяжелая неделя. Сначала бесконечная канитель с организацией грядущего мероприятия – ее всегда выводила из себя привычка подавляющего большинства магов откладывать все на последний момент, затем серия изматывающих консультаций с дипломниками-хафлпаффцами, на закуску же – это невероятное послание и пара бессонных ночей, проведенных в мучительных попытках найти происходящему более-менее логичное объяснение. В результате Минерва вынуждена была сгрузить свои обязанности по хогсмидовскому выгулу студентов на Северуса – никому иному доверить неугомонных гриффиндорцев она бы не решилась – а сама еще до завтрака засела в кабинете Альбуса, поскольку точного времени встречи визитеры не назначили. Утро – понятие растяжимое…
- Нервничаешь, Минерва?
Она вздрогнула. За последние сорок минут директор заговорил впервые, так что погруженная в собственные мысли МакГонагалл успела забыть о том, что находится здесь не одна.
- Мерлин, Альбус! - передернула плечами, привычно скользнула ладонью по тугому узлу волос и призналась, - нервничаю. Да и вы, осмелюсь заметить, не столь спокойны, каким хотите казаться.
- Почему ты так думаешь?
- Потому что вот уже полтора часа наблюдаю, как вы внимательно изучаете абсолютно пустой пергамент.
- Ну-у-у, Минерва, - движение бровью, укоризненный прищур, - по-моему, ты переутомилась. Бессонная ночь, не так ли? Пыталась решить наш ребус?
- А вы – нет?
- Представь себе. В нашем возрасте давно пора начать экономить силы. К чему гадать, строить предположения на столь мизерном количестве фактов, если можно просто подождать. Совсем скоро у нас появится новая информация, вот тогда и займемся анализом. Что касается пергамента, то ты ведь не думаешь, что он на самом деле пустой?
Минерва слегка покраснела. Ужасно хотелось фыркнуть и завести глаза под потолок, но она лишь плотнее сжала губы. Порой бесстрашная деканша сама себе боялась признаться, насколько раздражает ее альбусова безмятежность и лукавый взгляд из-под очков.
- То есть, вы считаете, что нет повода для беспокойства?
- Отнюдь. Повод у нас есть, и не один. А вот смысла, извини, не вижу.
- Святая Медана*, Альбус! – не выдержав, резко встала, прошлась по кабинету, нервно ломая пальцы, - Долорес Амбридж с минуты на минуту явится в Хогвартс в компании Уолдена Макнейра, их намерения нам неизвестны, равно как и мотивы с возможностями, и вы считаете, нам не о чем волноваться?
- Ну почему же, - директор снова уставился в пергамент, - я, к примеру, волновался, что придется отпустить сегодня Гарри в Хогсмид практически без присмотра.
- Я попросила Северуса заменить меня, - проворчала Минерва, усаживаясь обратно в кресло, - вы же знаете, приглядывать за мальчиком у него давно вошло в привычку, так что Гарри сейчас в надежных руках. Куда более надежных, чем мои.
- Ты забываешь, что Северус сейчас и сам в большой опасности. Вряд ли Том простил ему предательство.
- О боже…
- У него есть портал, но… ты же знаешь Северуса. В критической ситуации он, не задумываясь, полезет на рожон не хуже любого гриффиндорца, хотя и яростно отрицает этот факт. Слава Мерлину, сегодня у него не будет повода это сделать, - директор постучал по своему пергаменту указательным пальцем, - Гарри с друзьями решили остаться в школе. Кажется, вчера они получили посылку от близнецов Уизли, так что в эти выходные им будет чем себя занять и без посещения лавки Зонко. Да и Тому сегодня будет не до него.
Минерва перевела дух.
- Откровенно говоря, Альбус, не вижу смысла так рисковать. Чем приставлять к Поттеру скрытую охрану всякий раз, как он высунет нос из замка, не лучше ли было бы выдать ему аварийный портал? В конце концов, Гарри уже не ребенок.
Директор нахмурился, вздохнул, скорбно изогнув линию рта.
- Ты, конечно, права, Минерва, но… - покачал головой, - мне ужасно не хочется лишний раз напоминать мальчику о том, что ему предстоит. Пока есть возможность, пускай наслаждается хотя бы иллюзией свободы, раз уж настоящую свободу мы не в силах ему предоставить.
- Снова это ваше «меньше знает – крепче спит»? Позвольте заметить, в отношении Гарри такая политика уже не раз давала осечку. Вспомните, к примеру, гибель Сириуса Блэка. Или… Альбус?
Директор вдруг замер, напряженно уставившись в пергамент.
- Может быть, Минерва, но, боюсь, сейчас не время это обсуждать, - он медленно выпрямился в кресле и принялся аккуратно сворачивать по-прежнему пустой лист, - мисс Амбридж и мистер Макнейр только что прибыли и идут сюда.
- Мерлин, - быстрый взгляд на часы, - половина десятого! Вся школа сейчас в вестибюле!
- Истинно так.
- Хотела бы я знать, зачем им потребовалось устраивать шоу.
- Можешь спросить у них самих.
- Если позволите.
- Мы с тобой в одинаковом положении, Минерва. О наших гостях мне известно не больше, чем тебе. Ты можешь придерживаться той линии поведения, которую считаешь наиболее разумной.
- Наиболее разумным мне кажется вызвать сюда Кингсли с парой специалистов из Отдела дознания, - сквозь зубы проворчала МакГонагалл, - но сомневаюсь, что вы одобрите мою инициативу.
- Ну-ну, Минерва, - снова привычный Альбус - спокойный, слегка рассеянный, голубые глаза лучатся веселым недоумением, - вот уж не подозревал, что ты настолько кровожадна. Очевидно, Долорес сумела крепко тебе досадить.
- Вы дали мне зеленый свет, Альбус, - напомнила она.
- Безусловно. Но все-таки настоятельно прошу тебя воздержаться от применения магии без прямой угрозы со стороны наших гостей.
- Пусть только попробуют.
Послышался шум пришедшей в движение лестницы. Минерва медленно встала, развернулась к двери, высоко поднимая подбородок, чувствуя, как сами собой сжимаются кулаки и раздуваются ноздри.
- Браво, дорогая, - послышалось со стороны директорского стола. В дверь постучали, и в ту же секунду закричал Фоукс.


Колин в сотый раз взялся за метлу. И снова бросил ее на землю. Девять утра. Яркое солнце пылает в весенней голубизне, лес разрывается от птичьего гомона, в путанице прошлогодней и зеленых стрелках свежей травы шмыгают какие-то мелкие животные. Идиллия. Кому бы в голову пришло, что рядом, за невидимым и непроницаемым барьером скрывается десяток огромных огнедышащих тварей. А Колин Криви вот уже три часа слоняется вокруг в мантии-невидимке, будучи не в состоянии позвать на помощь, поскольку аппарировать он еще не умеет, и «Ночной Рыцарь» туда, где нет дорог, вызвать нельзя. Остается лишь метла, но путешествие до Хогвартса займет черт знает сколько времени, Упивающиеся же могут вернуться в любой момент, и тогда… Кто знает, что у них на уме? Вряд ли семнадцатилетний фотограф сможет им помешать. Нужно предупредить Дамблдора, МакГонагалл, Гарри Поттера, министра – кого угодно, а он лишь беспомощно нарезает круги по весеннему лесу, пытаясь решиться хоть на что-нибудь!
Колин тихонько застонал и взялся за метлу в сто первый раз.


Крик Фоукса все еще звучал в ушах Минервы. Слышать его в прошедшие сорок лет ей доводилось нечасто. И каждый раз он становился предвестником недоброго: неожиданное появление в Хогвартсе Тома Риддла в январе пятьдесят седьмого**, гибель Поттеров, возвращение Волдеморта два с половиной года назад… Какую же трагедию сулит им этот странный визит?
- Доброе утро, господа, прошу вас, располагайтесь. Чаю? Надеюсь, вы не станете возражать против присутствия профессора МакГонагалл?
- Нисколько, директор, - благожелательная улыбка совершенно не шла кирпичной физиономии Макнейра, - напротив, я весьма рад.
И бросил в сторону устроившейся в соседнем кресле Амбридж многозначительный взгляд. Та недовольно поморщилась. Минерва почувствовала, как от гнева сводит губы, подалась вперед, собираясь немедленно вступить в бой, но гостья вдруг обернулась к ней, сменив надутый вид на смущенное и слегка виноватое выражение.
- О, ради Мерлина, Минерва, не принимайте мою гримасу на свой счет. Просто я только что проиграла Уолдену двадцать галлеонов. Ужасно неприятный факт, - и лучезарно улыбнулась опешившей МакГонагалл.
- Подтверждаю, - Макнейр казался жутко довольным, - Долорес была уверена, что вы, директор, пригласите в качестве свидетеля нашей беседы Северуса Снейпа, я же настаивал на вашей кандидатуре, профессор, и оказался прав.
- Надеюсь, ты не надеешься, что я озолочу тебя прямо сейчас, Уолли? Не забудь, со вчерашнего дня я безработная, и вряд ли могу явиться в Министерство за расчетом.
- Не прибедняйся, дорогая, ты такая же нищая, как и я. Меня вполне устроит чек.
- Вымогатель.
- Жадина.
- Провокатор.
- Мошенница.
- Ты знал, что Снейпа здесь быть не может.
- Никто не заставлял тебя поднимать ставки.
- Нечестная игра.
- Ты собираешься платить?
- Пять галлеонов.
- Двадцать, милая.
- Десять.
- Перестань торговаться, Долорес. Забыла, что мы в гостях?
Альбус невозмутимо разливал чай, но Минерва нутром чуяла, что он выбит из колеи. Еще бы! Кабинет хогвартского директора видал всякое, однако впервые на ее памяти посетители позволили себе столь нахально игнорировать самого Дамблдора, затеяв непринужденную перебранку.
- Прошу прощения, директор, профессор, но Долорес у нас – натура увлекающаяся, иногда она совершенно не способна удержать себя в рамках. Чего стоит, к примеру, это шоу, устроенное в вестибюле! Готов поклясться, дорогая, ты специально тянула время, чтобы застать на пороге половину школы.
- Проницательный ты наш… Да, это так, - Амбридж мечтательно закатила глаза, - зато какие у них были лица!
- У меня впечатление, Долли, что от жизни тебе нужно лишь одно – достойная тебя витрина. И как ты умудрилась угодить в Серую Лигу с таким тщеславием?
- Рекордный индекс интуиции и идеальное чувство меры.
- Чувство меры? У тебя?!
- Не веришь – загляни в мою Запись. Или для тебя и Книга – не авторитет?
- Да нет, кто я такой, чтобы спорить с Командором.
- Господа, - не выдержал наконец Дамблдор, - мы с профессором МакГонагалл с удовольствием бы приняли участие в вашей беседе, но, к сожалению, совершенно не понимаем, о чем идет речь.
- О! Прошу прощения…
Оба вдруг разом посерьезнели. Амбридж выпрямилась и чинно сложила руки на груди, Макнейр взял предложенную чашку.
- Уверен, директор, мое письмо не вызвало у вас удивления. Настороженность, возможно, легкое недоумение по поводу э-э-э… личностей гостей, но не удивление.
Дамблдор придвинул к нему вазочку с печеньем.
- Почему ты так думаешь, Уолден?
Макнейр поднес чашку к губам… и удивленно наморщил лоб.
- Директор, ну что вы в самом деле, - ни возмущения, ни насмешки, лишь легкая укоризна, - неужели вы всерьез думали, что это сработает? Я понимаю ваши попытки прощупать нас с Долорес с помощью легилименции, но веритасерум… Как-то это… неоригинально.
Альбус развел руками
- Простите старику его игры. Ты сам признал, Уолден, что ваше появление должно меня насторожить.
- Конечно. Но этот тест на глупость и наивность может создать впечатление, будто вы не воспринимаете нас всерьез.
- Уверен, этого не случится, Уолден, коль скоро уж ты прошел мое немудреное испытание.
- Я должен быть польщен?
Амбридж кашлянула, и Макнейр мгновенно оглянулся на нее.
- Долли?.. Ах да, чувство меры… Простите, директор, я, кажется, позволил себе лишнее.
- Ну что вы, - Дамблдор, не скрывая интереса, разглядывал гостей, - в данном случае извинения должен приносить я.
Минерва чем дальше, тем больше ощущала себя зрителем в театре абсурда. Непринужденная поза Амбридж, высокоинтеллектуальные дипломатические игры в исполнении Макнейра, Альбус, позволяющий им вести, мучительное чувство потери контроля над ситуацией. Того гляди, министерская жаба потребует возвращения ей статуса директора Хогвартса, и Альбус покорно подаст в отставку.
- Господа, вам не кажется, что мы затянули с отвлеченными беседами? Прошло полчаса, а ни директор, ни я до сих пор не осведомлены о причинах и целях вашего прихода.
И едва не взвилась на дыбы, поймав снисходительный взгляд Амбридж.
- Боюсь, вы преувеличиваете степень неосведомленности директора, Минерва. Не так ли, Альбус?
- Почему вы так думаете, Долорес?
Макнейр усмехнулся, слегка похлопал пальцами правой руки о ладонь левой, изображая аплодисменты.
- Вы – чемпион по уклончивым ответам, господин директор. Поверьте, Серая Лига ни за что не пошла бы на открытый контакт, не будь мы совершенно уверены в том, что вы в курсе нашего существования.
- Почему ты так… э-э-э…
Посетители синхронно ухмыльнулись. Минерва невольно стиснула челюсти. От вида не владеющего ситуацией Альбуса было настолько не по себе, что хотелось немедленно встать и выйти вон, захватив старика с собой. Но приходилось сидеть и смотреть, молча сглатывая беспомощную ярость. Мерлин, какое унижение…
- Три часа назад в окрестности Акингтона прибыл отряд авроров. Большинство их является членами организации, известной как Орден Феникса, потому логично предположить, что происходящее – инициатива не только Министерства. К тому же книга «Секреты Темных Искусств» существует в единственном экземпляре, и этот экземпляр находится сейчас в ваших руках. Соответственно, только вы могли произвести необходимые расчеты и вычислить время и место Обряда.
- Отчего же. Вам ведь тоже о нем известно.
- У нас иные источники информации.
- Они могут быть не только у вас.
- Исключено.
Макнейр провел ладонью над остывшим чаем и невозмутимо сделал глоток. Амбридж последовала его примеру, ответив на ошеломленный взгляд Минервы лукавой усмешкой. Альбус сию вопиющую демонстрацию проигнорировал.
- Допустим. Но это доказывает лишь, что я предупредил Кингсли о возможном инциденте. Причем тут вы?
- Будь это так, одним отрядом дело бы не ограничилось, в Акингтон явился бы весь Аврорат. Кроме того, официально никто никуда не собирался, в Министерстве тишь да гладь, так что вывод однозначен: происходящее – результат вашей личной договоренности с Шеклболтом. Следовательно, вы уверены, что проблему решат без вашего участия.
Молчание. Дамблдор похрустывал печеньем, тщательно оберегая бороду от крошек, Макнейр внимательно разглядывал чайную ложку, Амбридж перемигивалась с Фоуксом, который сменил свою жердочку на подлокотник ее кресла и теперь кокетливо встряхивал своим великолепным хвостом. Странно, раньше птица ее на дух не переносила…
- Когда вы успели подружиться с фениксом, Долорес? Помнится, два года назад ваши отношения особой теплотой не отличались.
Редкая, практически отсутствующая бровь удивленно шевельнулась.
- С чего вы взяли?
- Но… э-э-э…
Минерва лихорадочно выискивала в памяти свидетельства неприязненного отношения Фоукса к сидящей рядом даме, но безуспешно. Амбридж улыбалась, поглаживая Фоукса по загривку, перебирала золотые перышки в хохолке. Птица тихонько курлыкнула и ткнулась клювом в ее запястье.
- Фениксы – идеальные интуитивисты, Минерва, хотя и не обладают разумом в полном смысле этого слова. Фоукс никогда не испытывал ко мне неприязни, скорее, наоборот. Просто вы все пылали такой ненавистью, таким праведным гневом в мой адрес, что спроецировали собственные чувства на птицу, это естественно. Мне же пришлось приложить усилия, чтобы убедить его не демонстрировать свою лояльность на людях. У вас замечательно умный и чуткий феникс, Альбус. Надеюсь, вы доверяете собственному фамилиару?
- Должен сказать, за шестьдесят лет знакомства он еще ни разу меня не подвел, - Дамблдор взял из вазочки очередное печенье, подумал и положил его обратно. - Хорошо, признаю, что некоторое время назад начал подозревать о существовании тайной организации, противостоящей Лорду Волдеморту и его последователям, - быстрый взгляд в сторону гостей, но оба и бровью не повели. - Я знал, что рано или поздно эта встреча должна состояться, но если участие в ней мистера Макнейра было довольно предсказуемо, то ваше появление, Долорес, стало для нас полной неожиданностью. Вы, конечно, сознаете, что у нас множество вопросов. Насколько вы готовы нас просветить?
- По мере возможности, Альбус, - Макнейр отставил чашку, - мы в вашем распоряжении.
- Первым делом хотелось бы побольше узнать об организации, называемой Серой Лигой.
- Конечно. Серая Лига была создана два с половиной года назад величайшим волшебником современности. Не трудитесь вычислить его имя, он не афишировал своих способностей, как, впрочем, и его нынешние соратники, в том числе и мы с Долорес.
- Вы скрывали свой потенциал? Зачем?
- Не совсем так. Мы не знали о своем потенциале, пока не встретились с Командором. Он обладает даром прозревать в людях скрытое, и, если на то будет их согласие, вытягивать дремлющие таланты на свет божий. Я, к примеру, оказался превосходным целителем, Долорес… вы уже знаете. Встреча с Командором изменила жизнь каждого члена Лиги, но вряд ли кто-нибудь из нас об этом сожалеет.
Дамблдор наполнил опустевшие чашки.
- Прости за бестактность, Уолден, но… лично для тебя поводом принять предложение Командора стала смерть брата?
- Да, это так. Но прошу вас, не думайте, будто Командор вербует себе сторонников исключительно в момент трагических событий в их жизни. Вполне достаточно разочарования и легкой депрессии.
- Как в моем случае, - кивнула Амбридж, - три года назад я считала себя ни на что не способной неудачницей и от злобы готова была глотки рвать. Учитывая мое служебное положение и знакомство с Люциусом Малфоем, получение Метки было лишь делом времени.
Минерва не выдержала.
- Значит, вы целый год тиранствовали в Хогвартсе по приказу этого вашего Командора? Тогда он действительно нашел достойное применение вашим талантам. Надеюсь, вы не в претензии, что я не рыдаю от восторга?
Амбридж рассмеялась, Альбус нахмурился, Макнейр принялся тереть переносицу, пряча усмешку, и даже Фоукс взглянул на нее с укоризной. МакГонагалл почувствовала себя проштрафившейся первокурсницей.
- Вы правы, Минерва, та школьная эскапада действительно была инициирована Лигой. Моей задачей было как можно более дискредитировать политику Министерства. Вы знаете, что Отдел по Связям весь год был завален возмущенными письмами от родителей? Только слепая самовлюбленность Фарджа позволила ему игнорировать этот факт.
- Лига готовила общественный взрыв?
- Совершенно верно. И когда Волдеморт вломился в Отдел Тайн, отставка Фарджа стала лишь делом времени.
Возмущение буквально распирало Минерву изнутри. Ее, профессора, почетного члена Международной Научной Конфедерации Магов, декана Гриффиндора, правую руку Альбуса Дамблдора выставили полной дурой, сделали пешкой в чужой игре!
- Изощренные издевательства над Гарри Поттером тоже входили в вашу задачу? Позвольте напомнить, у него нет родителей, которые могли бы пожаловаться в Министерство.
Амбридж помрачнела.
- Политика в отношении Гарри была важной частью плана. Без него не удалось бы выманить Волдеморта в Министерство. Пришлось также в нужный момент нейтрализовать вас, Минерва, чтобы мальчика некому было остановить. Мне жаль.
- А дементоры в Литтл-Уингинге?
- Необходимо было показать Поттеру будущее место действия, пришлось искать повод, чтобы устроить разбирательство в Судебных Залах Визенгамота, - Амбрмдж сурово посмотрела на Дамблдора, - должна сказать, охрана мальчика в Литтл-Уингинге была организована из рук вон плохо. На момент инцидента с нашей стороны там присутствовало шесть человек, включая самого Командора, а с вашей – всего лишь жалкий сквиб.
Альбус виновато развел руками, и Минерва впилась ногтями одной руки в запястье другой, сдерживая порыв повыдирать гостье кудряшки.
- Мы не могли предполагать… - сквозь зубы начала она, но ее бесцеремонно прервали.
- Вы знали, что мальчик находится в серьезной опасности - в списке врагов Волдеморта его имя стоит на первом месте. К чести Поттера, он справился без нашего вмешательства, и даже сумел защитить кузена. В дальнейшем он также вел себя весьма достойно, хотя и несколько импульсивно. Вам удалось воспитать отличного героя, Альбус, наши поздравления.
Улыбка у Дамблдора получилась несколько кривой.
- Благодарю.
Некоторое время все четверо молча пили чай, пока Фоукс не перебрался на спинку кресла хозяина. Дамблдор сунул ему кусочек печенья.
- Вернемся к Серой Лиге. Я понимаю, вы не станете называть имен, но меня крайне хотелось бы развеять свои сомнения по поводу одного человека…
Макнейр кивнул.
- Вы имеете в виду Северуса?
- Именно. Насколько понимаю, его спасение стоило тебе места во Внутреннем Круге. Стоило ли оно того?
- Человеческая жизнь стоит чего угодно, господин директор. Это как раз та область, в которой наши взгляды расходятся.
- Что ты хочешь этим сказать?
На сей раз даже Дамблдор не смог скрыть эмоций. Он побагровел. В комнате ощутимо похолодало, но на посетителей это не произвело никакого впечатления. Амбридж любовалась узором на чашке, Макнейр невозмутимо закинул ногу на ногу и откинулся в кресле, положив на подлокотники расслабленные ладони.
- Полно, директор, нам прекрасно известно, что Северуса подставили именно вы. Мы признаем серьезность ваших мотивов, и все же при вашем уме и опыте можно было найти иной выход.
- Уолден!
- Долли, не время рассуждать о чувстве меры.
- Я не об этом. Минерве плохо.
Плохо? Разве внезапное ощущение дикого холода и отсутствия воздуха в легких можно охарактеризовать словом «плохо»? Негнущиеся пальцы вцепились в высокий ворот мантии, левое плечо пронзило острой болью, из горла вырвался хрип. Альбус… нет… это ложь, скажи, что это ложь! Ты не мог, я знаю, я уверена… пожалуйста, Альбус… Боль в груди нарастала, черно-белая гамма сменилась полной темнотой – и вдруг все кончилось. Некоторое время она быстро, со всхлипами дышала, ошеломленно разглядывая склонившегося над ней Макнейра. Тот слегка усмехнулся и убрал руку с ее груди.
- Спокойнее, профессор, не то заработаете гипервентиляцию. Не думаю, что стоит разнообразить нашу беседу заклинанием головного пузыря***.
Она перевела на встревоженного Альбуса умоляющий взгляд, но тот лишь тяжело вздохнул.
- Позже, Минерва. Благодарю тебя, Уолден. Должен сказать, ты действительно превосходный целитель.
Тот невозмутимо пожал плечами и вернулся в свое кресло.
- У вас ишемия, профессор. Стоит пройти курс в Мунго.
Дамблдор кивнул.
- Я прослежу за этим.
- Альбус, я…
- Без вариантов, Минерва. Ты получишь месячный отпуск с началом каникул.
Макнейр тем временем всыпал в свою чашку половину сахарницы, тщательно размешал и выпил залпом, словно зелье. Минерва почувствовала себя слегка виноватой.
- Спасибо, Уолден.
- Рад помочь. К вопросу о Снейпе. Ему действительно было предложено место в Лиге, но он отказался. После этого Командор с согласия Северуса стер ему память.
- Почему он заодно не уничтожил воспоминания о тебе?
- Зачем? Вернуться к Волдеморту я не мог, а Северусу предстояло еще отчитываться перед вами. Мы не собирались еще больше осложнять ему жизнь, бедняге и так досталось. Еще вопросы?
- Да. Я понимаю, почему в парламентеры попал ты. Но Долорес?
- Не в обычаях Лиги работать в одиночку. Мне нужен был напарник, а Долли давно собиралась перейти на нелегальное положение.
- Почему? Долорес?
- После отстранения Скримджера мое пребывание в Министерстве потеряло смысл. Шеклболт – человек справедливый, придя к власти, он первым делом сместил меня с должности и отправил заниматься разбором корреспонденции в Отдел Связей. Вот уже два месяца я прошу Командора позволить мне убраться оттуда, и вчера утром он наконец дал добро.
- Понятно. Но почему вы назначили встречу именно на сегодняшнее утро?
- Чтобы предотвратить ваше вмешательство в акингтонскую операцию, разумеется. Авроры Лиге не страшны, а вот вы могли всерьез нарушить наши планы, - Амбридж приторно улыбнулась, - однако, в качестве компенсации мы можем подробно описать вам все, что там сейчас происходит.
Альбус медленно откинулся назад, оперся локтями о подлокотники, соединил кончики пальцев над животом, склонил к плечу голову.
- Прошу вас.
Макнейр в десятый раз отставил чашку.
- Итак, не знаю, в курсе ли вы, но сегодня рано утром из Пейнсвика были похищены одиннадцать драконов…




*Медана – шотландская святая. Дала обет безбрачия, после чего демонстрировала чудеса самоотречения, дабы отвадить настойчивого поклонника.


** Здесь мы вынуждены иметь дело с одной из временных нестыковок в каноне. Том Риддл должен был закончить Хогвартс в 1944г. Далее он работал в лавке «Горбин и Бэркс» до момента смерти Хебзибы Смит, после чего исчез. Вновь появился он десять лет спустя, уже в качестве Волдеморта, нанес визит Дамблдору в Хогвартсе и между делом поздравил его со вступлением в должность директора. Но Люпин в «Узнике Азкабана» говорит, что директором Дамблдор стал незадолго до поступления в школу Мародеров (1971г.). Даже если принять за «незадолго» пятилетний срок, то получается, что у Горбина Риддл проторчал двенадцать лет – весьма сомнительный факт. Поэтому я рискну игнорировать слова Люпина и предположить, что Дамблдор избран директором в 1956-м. В пользу этого предположения говорит то, что Минерва МакГонагалл была принята на должность преподавателя трансфигурации в декабре пятьдесят шестого – как раз когда место освободилось. Определив время смерти Хебзибы Смит февралем 1947-го, мы получаем практически точную дату визита Волдеморта в Хогвартс – это зима 1956-57гг.


*** Гипервентиляция – усиленное выделение легкими углекислоты. Причиной может быть частое поверхностное дыхание, вызванное нервным шоком. Приступ гипервентиляции можно купировать с помощью бумажного пакета, в который пациент дышит, что позволяет восстановить уровень двуокиси углерода в организме.




Глава 19.


У доктора наук, профессора иностранной литературы Илси Корриган было не так уж много слабостей. Крепкий черный кофе, фильмы с участием Жерара Депардье, потакание шалостям обожаемых отпрысков и любовь к долгим лесным прогулкам – вот, пожалуй, и весь список. Приехав накануне в родной Акингтон, она первым делом достала с антресолей старую куртку, твидовые брюки, свитер с высоким горлом и резиновые сапожки, вычистила, попутно удивляясь странному, удивительно приятному запаху, невесть откуда взявшемуся в почти год простоявшем без хозяев доме, и выложила в прихожей. После, приводя в порядок дом и разбирая вещи, нет-нет да выглядывала в коридор полюбоваться экипировкой для долгожданного променада. Детвора шумно комментировала ее планы, но в попутчики не напрашивалась - и Джулиусу, и Элизабет было прекрасно известно, что их визги и беготня по кустам лишь испортят матери удовольствие.
Утром она зашла к соседке. Накануне та предложила присмотреть за детьми, пока Илси гуляет по окрестностям.
- Спасибо, что выручили, миссис Копевски.
- Дейзи, моя дорогая. Не стоит благодарности, для меня это отличная возможность занять Майкла, пока я буду разгребать завал в кладовке. Завидую вам, близнецы, по крайней мере, часть энергии тратят друг на друга. Мой оболтус весь свой нескончаемый заряд обрушивает на меня.
- Боюсь, моя карьера не позволяла уделять им достаточно внимания, росли, как трава в поле, оттого оба ужасно самостоятельные и независимые. Если они найдут с Майклом общий язык, у вас останется только одна проблема – как затащить его домой.
- О, отлично! Надеюсь, вы к нам надолго?
- Университет заказал мне книгу о русской фантастической прозе. Я планирую пробыть в Акингтоне до конца лета.
- Замечательно, дорогая, замечательно, вы не представляете, как я рада! Вы позволите звать вас по имени?
- Конечно, Дейзи, - она протянула руку, и та с чувством ее пожала, - могу я пригласить вас вечером на чай?
- С удовольствием, - соседка вдруг принюхалась, - о, вижу, эти французские парфюмеры побывали и в Абердине? «Лунная дорожка», верно? Потрясающий аромат, но мое сердце отдано «Ночной симфонии». Жду не дождусь, когда эта серия появится в свободной продаже.
Илси удивленно нахмурилась, но вопросы оставила до вечера, опасаясь, что в противном случае беседа затянется еще на час. Торопливо попрощавшись, она направилась в сторону городской окраины.


Глава Аврората Чхоллам Чанг* стоял у ограды драконьего загона и слушал, как его зам, Тим Барнстепл, орет на подчиненных.
- …И это называется охранный периметр, йети вам под одеяло?! Вас тут двенадцать человек, и не салаг желторотых, а опытных, видавших виды авроров! Приказ был четкий – глядеть в оба, что сложного? В результате тревогу подняли пацаны-стажеры, когда похитителей уже и след простыл, а дюжина боевых авроров, доблестная охрана, докси вам в компот, все, как один, нанюхались сонного порошка и соизволили продрать глаза лишь к девяти утра! Форс, перестань рожи корчить, не то еще и петрификус схлопочешь!
Форс Фортунас неделю как перевелся в столицу из Дублина, с Тимом знаком был еще мало, и потому по прибытии того на место происшествия попытался спорить и оправдываться, за что и получил силенцио на третьей секунде разговора. Теперь он переминался у барьера, поглядывая на соратников, но те начальство знали хорошо, и вмешиваться не спешили.
Отвернувшись, Чанг с тоской уставился на визуальное свидетельство аврорского позора. Посреди загона невысоко над землей зеленовато светился известный всей Европе череп. Змея неторопливо стелила призрачное тело плавной волной, таращилась на людей равнодушным мертвым глазом. Десять минут назад Кингсли, едва взглянув на это безобразие, коротко велел все убрать до начала торжеств и аппарировал. Будто не знает, что уничтожить Метку невозможно, надо ждать, пока рассосется сама. Видать, вечером главе проштрафившегося ведомства светит грандиозный разбор полетов, и не факт, что после этого Аврорат не сменит начальника.
- Что мы имеем на нынешний момент, господа? А имеем мы приказ Министра Шеклболта любой ценой избежать огласки и предотвратить срыв этого, акромантула ему в тыл, мероприятия. Через два часа начнется открытие, во-о-он на тех галереях соберется прорва народу, и это, - кивок в сторону Метки, - внеплановое украшение будет у них как на ладони. Вывод? Правильно. За эти два часа нам придется решить задачу, над которой Отдел Тайн уже тридцать лет бьется. И вариантов у нас нет… Форс, ну чего ты корчишься? Фини…
Но парень, завидев нацеленную на него палочку, среагировал четко: резко присел и откатился в сторону. Голубой луч угодил прямо в Метку.
- Форс, дурак, чего ты дергаешься? Это же просто финита, или хочешь до пенсии на пальцах изъясняться? Так ты только скажи…
Договорить у Тима не получилось. Ровно светящийся череп вдруг вспыхнул, запульсировал – и исчез без следа. Не веря глазам, Чанг перелез через ограждение, спотыкаясь на подгибающихся ногах, дотащился до центра выгородки. Ничего, если не считать выпорхнувшей из-под сапога мелкой пичуги. Вернулся к барьеру, медленно прошелся тяжелым взглядом по обалдевшим лицам.
- Тридцать лет. Отдел Тайн. Спе-ци-а-лис-ты. - И в полный голос. – Кто-нибудь когда-нибудь пробовал убрать ее обычной финитой?!!


Илси неторопливо брела по поросшей низким кустарником прогалине. Глубоко вдыхая чистый прохладный воздух и щурясь на яркое солнце, она честно пыталась сосредоточиться на своей будущей книге, точнее, на разделе, который планировала посвятить творчеству братьев Стругацких, но мысли упорно возвращались к разговору с соседкой. «Полночная симфония», «Лунная дорожка», удивительно свежий воздух в наглухо запертом доме. Она понюхала рукав – так и есть. Невероятно стойкий запах. Но кому понадобилось лезть в явно нежилой коттедж, чтобы опрыскать духами содержимое шкафов и антресолей? Странно. Надо позвонить Дереку, пускай приезжает побыстрее. Может, отправить детей ночевать к Дейзи? Нет, признаваться в глупых страхах практически незнакомому человеку… ох.
Задумавшись, она машинально ускорила шаг, споткнулась о корень и, не удержавшись, упала на четвереньки прямо в ворох сырой травы. Чертыхнувшись, вытерла мокрые ладони о куртку, уцепилась за ближайший куст, намереваясь подняться на ноги – и замерла. В пяти шагах на тропинке стояла высокая женщина в длинном черном плаще. Тонкое бледное лицо, холодные темные глаза под тяжелыми веками, корона блестящих черных волос. Незнакомка постукивала по ладони короткой деревянной указкой и нехорошо улыбалась.
- Помочь?


- Мариэтта, не мельтеши, дорогая, никуда твоя подруга не денется, до открытия еще два часа. Помоги лучше мне привести в порядок мантию Роя. Просто уму непостижимо, с какой скоростью он умудряется приводить вещи в негодность – эту вот успел только примерить, и уже пятно на рукаве.
- Тетя, ты с ним двадцать шесть лет живешь, пора бы уж смириться.
- Давно смирилась, дорогая, но это не повод лишать себя удовольствия слегка поворчать, - Гризельда кинула на племянницу проницательный взгляд, - ты сегодня нервная. Что-то случилось?
- Нет, с чего ты взяла? Просто привычка Чжоу опаздывать иногда меня с ума сводит. Договорились на десять, а сейчас уже… ага! Чо, наконец-то, где тебя носит? Тетя, не скучай, удачи тебе с мантией, мы пошли, - поцелуй в щеку, - пока!
- Здравствуйте-миссис-Клапенток-как-поживаете-досвида… - успела протарабанить Чжоу, прежде чем была выпихнута истосковавшейся по действию Мариэттой за дверь, - дай хоть поздороваться толком!
- Вечером поздороваешься. Ну что там?
- Все в порядке. Я удачно подставилась под силенцио, а после – под финиту. Правда, едва не оглохла от воплей Тима…
- Луна где?
- Форса пошла будить.
- А почему не ты? Как она воспоминания ему закачает?
- Мы решили не заморачиваться, пусть так живет.
- Не проговорится?
- О чем? Что дрых до десяти, вместо того чтобы патрулировать территорию? Да ни в жизнь.
- Их же рапорты заставят писать.
- Вот проблема. Да что им Тим продиктует, то они и напишут, тем более, дело ляжет на стол Кингсли уже сегодня. Отцу несладко придется, хотя ему не привыкать после Скримджера. Пошли уже в палатку, нам в Акингтон пора.


Беседа в кабинете директора продолжалась, но мысли Минервы МакГонагалл были далеко. Всего полчаса назад она и представить не могла, что существует нечто, способное поколебать ее веру в непогрешимость Великого Мага Альбуса Дамблдора. Отчего же несколько слов, произнесенных человеком, доверять которому у нее не было никаких оснований - скорее, наоборот – перевернули мир вверх тормашками? Альбус подставил Северуса. Бред, абсолютная нелепица. Но почему он даже не попытался возразить? Не посчитал нужным опускаться до оправданий перед этими… гостями? А как же она, Минерва? Один лишь ободряющий взгляд – и пускай хоть в чем обвиняют, она и бровью не поведет. Никогда еще ей так не хотелось увидеть знакомый прищур из-под очков. Но возможно, Альбус настолько уверен в ее преданности, что и мысли не допускает, будто она способна сомневаться? Ну конечно! Святая Медана, какой стыд. Грозная гриффиндорская деканша заработала сердечный приступ, поверив в нелепую байку, рассказанную слизеринцем. Придется извиниться перед Альбусом.
Она выпрямилась и заставила себя вернуться к беседе. Говорил Макнейр.
- Около получаса назад в Акингтон прибыли оборотни. Восемь особей под предводительством Фернира Грейнбека. Их задача – активировать вокруг городка магический барьер, чтобы отрезать маглов от внешнего мира. Дальше они должны были ходить по улицам и... создавать панику.
Представив себе свойственные Грейнбеку методы наведения паники, Минерва невольно зажмурилась.
- Святая Медана… Там же дети…
- Не волнуйтесь, профессор, маглам ничего не грозит. В лабораториях Серой Лиги был разработан состав, способный полностью нейтрализовать животную агрессию оборотней. В тестировании принимал участие Ремус Люпин, можете поинтересоваться у него подробностями. Обработке подвергся каждый уголок в Акингтоне, так что Гренбека с приятелями ожидал сюрприз…


Майкл Копевски стоял на крыльце и с сомнением разглядывал пучок измятых фиолетовых перьев. Вряд ли мать одобрит потрошение этого своего… как его… боа, но Джулиус с Бет предложили поиграть в индейцев, а какие же индейцы без перьев? В конце концов, боа все равно было старое. Кивнув сам себе, Майкл спрыгнул со ступенек, в три секунды обогнул лужайку – пробежал бы прямо по ней, но этого мать точно не простит – долетел до низкой ограды, отделяющий их участок от соседских владений, перемахнул через нее – и резко затормозил, едва не споткнувшись о какого-то лохматого человека в черном плаще. Незнакомец стоял на четвереньках перед запущенной клумбой и нюхал едва распустившуюся примулу.
Следующие пару минут Майкл решал задачу: рвануть наутек или последовать наставлениям отца, по десять раз на дню напоминавшего сыну о том, что тот – мужчина. Решив наконец, что дать деру всегда успеет, мальчик сунул в карман глупые перья, задрал подбородок и слегка выпятил нижнюю губу.
- Сэр, это частное владение…
Незнакомец резко обернулся. Майкл сразу оборвал фразу, испуганно вытаращил глаза и попятился. В памяти вдруг всплыли те жуткие истории, что рассказывались в летнем лагере после отбоя. Привидения, вампиры, оборотни… Оборотни. В грубом, словно каменном лице мужчины было что-то настолько явно звериное, что отчаянно захотелось очутиться в своей комнате, запереть дверь и с головой нырнуть под одеяло.
- С-с-сэр?..
Ну зачем, зачем ему вздумалось поиграть в хозяина! Думал удрать? От ЭТОГО удерешь, как же. Можно заорать во всю глотку, но что-то подсказывало Майклу - толком повопить ему тоже не дадут. Незнакомец страшно ощерился, обнажив огромные кривые зубы. Все, сейчас кинется. Мамочка… Рычит еще. Или хрипит. Странные звуки…
Сто лет спустя до него дошло – незнакомец смеялся. Жутко, неумело, словно впервые в жизни.
- Испугался, малец? Правильно. Хоть и зря, не трону я тебя. Мог бы, да не хочу, соображаешь? Нет? Вот и я нет. Но здорово.
Мужчина сунул руку в карман своей разлетайки, нашарил что-то и протянул Майклу.
- Держи вот. Будешь внукам рассказывать, как встретил Фернира и жив остался. Бери, не боись, добрый я сегодня.
Он снова захрипел-зарычал, и Майкл поспешно шагнул вперед, схватил с широкой ладони здоровенный желтый клык и скоренько отпрыгнул на прежние позиции.
- Молодец. В штаны от страха готов наделать, но виду не подаешь. Люблю таких. - Фернир сморщился, шумно втянул волосатыми ноздрями воздух. - Весна… Ты зуб не потеряй. У кого такой на шее висит – наши ни в жисть не тронут, понял? Беги теперь, а я тут еще посижу…
Отвернулся и снова сунул лицо в бутоны первоцветов. Майкл бочком обошел его и припустил к соседскому коттеджу. Вернуться к матери и вызвать полицию ему почему-то в голову не пришло.
- Джи, Бет, у вас там на клумбе оборотень сидит! Чесслово, не вру! Гляди, что он мне дал…


Незнакомка изобразила своей указкой фехтовальный выпад. Что-то невидимое, тяжелое, упругое толкнуло Илси в грудь и опрокинуло на спину. Стало страшно. Вспомнилось, как покойный отец, отпуская ребенка на очередную прогулку, совал в карман ее куртки свой армейский пистолет. Пистолет был тяжелый и жутко неудобный, она не раз пыталась воспротивиться, но отец соглашался оставить оружие дома только вместе с дочерью. Позже эстафету принял теперь уже бывший муж, а за ним – Дерек, пистолет сменился газовым баллончиком и электрошокером, но сама процедура оставалась неизменной. Отчего же теперь, когда защита жизненно необходима, в кармане нет даже перочинного ножа?
Женщина тем временем неспешно приблизилась, присела, сгребла в горсть ткань на груди жертвы и рывком притянула вплотную к себе, так что все, что могла видеть перепуганная Илси – это горящий безумием взгляд черных глаз.
- Боишься, красавица? Хорошо. Я люблю поиграть с такими, как ты.
Немного отодвинулась, ткнула в горло своей указкой и тихо, почти нежно прошептала:
- Круцио.
Ничего не произошло. Сумасшедшая нахмурилась, сильнее надавила указкой.
- Круцио!
Тот же результат.
- Круцио! Круцио! Круцио!!!
С каждым повтором этой псевдолатинской абракадабры деревяшка все глубже впивалась в горло, а безумие в глазах женщины все больше походило на отчаяние. Страх куда-то улетучился, и Илси не выдержала:
- Да прекратите наконец! Больно же.
- Больно?
Лицо незнакомки озарилось надеждой, которая немедленно сменилась беспокойством. Она убрала указку, осмотрела пострадавшую шею. Когда кончик деревяшки снова нацелился в то же место, Илси дернулась и попыталась отползти, но рука женщины грубо удержала ее на месте.
- Не дергайся. Асклепио. Скоргифай.
Боль мгновенно исчезла. Илси недоверчиво провела по шее пальцами – гладкая кожа. А ведь только что чувствовала, как кровь стекает за воротник.
- Спасибо.
Реакция чокнутой снова ее напугала, правда, теперь хотелось вызвать не полицию, а врача. Женщина резко ее отпустила, отползла на пару шагов, съежилась на мокрой траве, закрыв лицо руками, и принялась раскачиваться, монотонно повторяя:
- Этого не может быть… не может быть… не может быть…
Илси до ужаса хотелось сбежать, но разве можно бросить явно больного человека одного в лесу? Подумав, она осторожно приблизилась и положила ладонь женщине на плечо.
- Мэм, я могу чем-то помочь?
Та перестала раскачиваться и бормотать ерунду.
- Нет…
- Уверена, что могу. Как вас зовут?
Глухо, сквозь прижатые к лицу ладони:
- Белла.
- А меня – Илси. Пойдемте со мной, Белла. Мой дом недалеко, там мы сможем…
- Ты не понимаешь! – Она с душераздирающим стоном опустила руки и повернула к Илси мокрое искаженное лицо, - я таких, как ты, десятками резала! Сотнями! А тебя – не могу. Даже вшивое круцио – не могу! – потянулась было дрожащей рукой – и уронила ее на колени. – Дотронуться вон – и то не могу, сломать боюсь…
Боже, да откуда она взялась? Вроде в округе не было психбольниц. А держать на амбулаторном лечении с такими-то фантазиями… Нет, точно, не опасна. Илси решительно потянула незнакомку вверх.
- Пойдемте, Белла. Чаю попьем, поговорим. Позвоним… кому-нибудь. Не стоит сидеть на земле…
Женщина покорно поднялась, и даже сделала несколько шагов по тропинке, но вдруг резко отскочила. В руке ее снова появилась указка.
- Не подходи ко мне! – истерический вопль, почти визг. – Это ты виновата! Что ты со мной сделала? Не смей подходить!
Ну и что с ней прикажете делать? Как вообще успокаивают буйных сумасшедших? Пожалуй, в следующий раз придется взять с собой вдобавок к электрошокеру смирительную рубашку.
- Послушайте, Белла…
- Ступефай!
Откуда-то сбоку вылетел красный, похожий на лазерный, луч, ударил в ненормальную, и та рухнула на траву. Спустя секунду из кустов появились двое – упитанный, весь в клетчатом паренек и высокая, до невозможности тощая девица. У обоих в руках были указки. Просто нашествие сумасшедших. Илси попятилась.
- Не бойтесь, - девица подошла к Белле, подняла ее указку и сунула в карман, - мы вам вреда не причиним. Как вас зовут?
- И-илси… Миссис Корриган.
- Очень приятно, Илси. Я – Эрмион, а это – Джордж, - склонившийся над Беллой парень приветливо помахал рукой, - как вы здесь очутились?
- Гуляла…
- Невовремя вас вынесло погулять, миссис Корриган, - Джордж поднялся, вытер ладони о клетчатые брюки, - чудом живы остались. Обычно тем, кто имеет несчастье столкнуться с этой дамой, так не везет.
- Но…
- Ваша новая знакомая, Илси, – профессиональная убийца. Число ее жертв сравнится разве что с послужным списком Калигулы, - Эрмион мило улыбнулась, но тут же наморщила лоб, - а вас она, значит, тронуть не смогла. Интересно…
Илси вдруг поверила. И с ужасом уставилась в лицо Беллы.
- Но я никогда…
- Не видели ее в новостях? Не все показывают по телевизору.
- А вы из Скотланд-Ярда?
- Нет. – Девица подошла к ней вплотную и принюхалась. – Ну конечно, «Лунная дорожка». Взяли всю линейку?
- Э-э-э… Вообще-то я приехала в Акингтон только вчера, и дом уже был пропитан этим запахом.
- Ясно.
- Понимаете, кто-то залез в пустой коттедж…
- Спите спокойно, Илси, вам ничего не угрожает. Напротив, добросовестность Эмили спасла вам сегодня жизнь, - и в ответ на потрясенное понимание в глазах собеседницы, - да, на Акингтон этим утром должны были напасть.
- Боже! Дети… одни в доме…
- Успокойтесь, мы контролируем ситуацию.
- Насколько?
- Полностью. Там все в порядке.
- Ох…
- Успокойтесь, - повторила Эрмион и обернулась к своему спутнику, - какие предложения?
Джордж пожал клетчатыми плечами.
- Беллатрикс положим здесь под кустиком, пусть отдыхает. Потом обработаем конфундусом и отправим восвояси.
- Вы ее отпустите?!
- Не все сразу, миссис Корриган. А вот с вами что делать? Обливиэйт и домой?
Эрмион покачала головой.
- Нет времени, все начнется с минуты на минуту. И одну не отправишь – вдруг кому-нибудь еще вздумалось явиться пораньше.
- И что ты предлагаешь?
- Оставить здесь.
Девушка обернулась.
- Илси, как вы относитесь к сказкам?


Дамблдор досыпал в вазочку печенья.
- Хорошо, оборотней вы обезвредили, но уверен, они – лишь первая волна. Что дальше?
Макнейр взглянул на часы.
- Пять минут одиннадцатого. Как раз в этот момент в точке Обряда собираются оба Круга Упивающихся. Волдеморт не любит заранее посвящать исполнителей в свои планы, потому целей общего сбора не знает никто, кроме Эйвери, Руквуда, Джагсона, Драко Малфоя и Беллатрикс Лестрейндж. Драко на вечеринку не пригласили, а остальным добраться до точки сбора не дадут. Так что появление там лично Волдеморта никого не удивит.
Минерва поняла, что запуталась.
- Постойте. Он туда собирается или нет?
- Собирается, но на полтора часа позже.
- Ах вот оно что. Оборотное зелье?
- Неважно. Важно, что следуя полученным от Риддла инструкциям, Упивающиеся разбредутся по всей Англии, и собрать их в ближайшие сутки будет проблематично.
- А Метка?
- Вы наверняка уже убедились, директор, что Командор нашел способ блокировать Метку.
- Да, у Северуса она… да. Продолжайте, Уолден.
- Стойте! - Минерва подняла руку, - их же сотни!
- Двести восемнадцать человек, но в Акингтоне собирается чуть больше ста. Каждому будет приказано надеть на левую руку браслет с заклятием Ментального Зеркала. Действие его ограничено по времени, но сутки у нас в запасе есть.
- Ментальное Зеркало?
- Одна из разработок Командора, директор. Боюсь, я не в состоянии объяснить механизм.
- Понимаю, - Альбус попытался было сунуть Фоуксу очередное печенье, но тот отвернулся с недовольным клекотом и улетел к себе на жердочку, - и что за задание даст Упивающимся ваш Волдеморт?
- О, это интересный вопрос, - Макнейр потер подбородок, - видите ли, вчера у Тома приключилась одна неприятность. Бесследно исчез Питер Петтигрю.
- Вот как? – к Альбусу постепенно возвращалась его обычная лукавая безмятежность.
- Не то чтобы от сего соратника Волдеморту был большой толк, но Питер единственный, кто жил в Поместье постоянно. И именно он нашел хозяина в Албании почти четыре года назад. Риддлу не свойственно чувство признательности, но все же такую услугу трудно забыть. Он расстроился. Однако он расстроился бы куда больше, если бы знал, что накануне сам отправил Питера во Вьетнам.
- Куда?!
- Во Вьетнам, профессор, на поиски одного весьма редкого растения…


Питер Петтигрю сидел на кочке и вяло отмахивался от москитов. Нет, кусать они его не кусали, на то существует заклинание, но вот зудели весьма мерзко – за двое суток сидения в этой тропической луже звук комариных крыльев уже буквально сводил Питера с ума. И уши ведь не заткнешь – появление Синего Лотоса можно было отследить лишь по глухому подводному гулу. Он и так уже дважды упустил появление цветка, а Лорд приказал к воскресенью собрать пятнадцать. Питер с тоской покосился на защитную сетку с уловом. Семь. Даже не половина. Поспать в ближайшие сутки явно не удастся.


- Мои верные слуги.
Теодор Нотт согнулся в поклоне, и по шороху сотни мантий за спиной определил, что стадный рефлекс работает по-прежнему идеально. Черт бы все побрал, как же надоело… Горелые развалины на месте особняка, жалкие остатки когда-то неплохого состояния, жена, подсчитывающая по субботам расходы за неделю. И фанатичный блеск в глазах сына - Теодор-младший хоть сейчас готов подставить руку под Метку. Но о том ли мечтал двадцать лет назад его отец, принимая знак служения? Мерлин, так глупо потратить жизнь…
- Я собрал вас по очень важному поводу.
Конечно, разве у нас бывают другие? Что, опять маглов резать пойдем? Не хочу! Не мешают они мне! И никогда не мешали! Все эти ваши высокие идеи – полная белиберда, мой Лорд. Надо бы в пасхальные каникулы явиться домой прямо с вечеринки, не отлежавшись предварительно в поместье. Прямо как есть – в крови по локоть и трясущимся от круциатуса. Может, тогда Тео умерит свой энтузиазм.
- С прискорбием должен сообщить, что в наших рядах появился еще один предатель.
Опять?! Снова терзать всей толпой того, кто еще вчера был если не другом, то хорошим приятелем? Спасибо большое, я еще после Северуса не отошел.
- Два дна назад всем вам известный Питер Петтигрю сбежал.
Питер?! Нет, что пропал, мы в курсе, но предателем-то он заделаться когда успел?
- Однако перед этим жалкий червяк осмелился украсть у меня очень ценную вещь.
А вот это что-то новенькое. Обокрасть Лорда еще никто не пробовал. Ну Питер, ну Гриффиндор! Интересно, что он там уволок?
- Я знаю, что грязная крыса скрывается в Лондоне, и ваша задача, мои верные слуги, его найти.
О, нет! Бродить по Лондону в поисках крысы! Незабываемый будет уикенд.
- Сначала все вы наденете на левую руку эти браслеты, - Лорд слегка пнул стоящий у его ног сундучок. Тот звякнул. – Не сметь снимать. Похищенный Питером артефакт позволяет обнаружить погоню, но с этими украшениями он вас не учует.
Надеюсь, браслеты не женские. С Лорда станется так пошутить.
- Треверс, ты со своим отрядом отправляешься в подземные туннели. Там темно, так что животных рекомендую уничтожать с помощью инсендио, Питеру оно не повредит. И будьте осторожны, в туннелях ходят магловские поезда.
Поезда? Под землей? А эти маглы не такие уж и тупицы.
- Нотт, возьми порталы. Вы едете в Макинг Маш**, это место, где маглы хранят старые вещи. Действовать аккуратно, внимания не привлекать.
- Слушаюсь, мой Лорд.
Магловская свалка. Великолепно.
- Малсибер, отправляетесь в Каннинг Таун***. Задача – установить ловушки на магловские водопроводные и канализационные трубы. Особое внимание обратите на дома старой постройки.
- Да, мой Лорд.
Пардон, беру свои слова обратно. Свалка однозначно лучше канализации.
- Слушайте теперь все. Питер нужен мне живым и по возможности невредимым. Маглов не трогать, Аврорат не дразнить. Задание ясно? Приступайте.
Слушаюсь, мой Лорд…


Улыбался Альбус постоянно, а вот смеялся редко. Минерва почувствовала невольное расположение к Макнейру – до сих пор рассмешить директора удавалось только Хагриду, да и то не чаще, чем раз в пять лет.
- Замечательно, Уолден, замечательно! Кем бы ни был ваш Командор, его чувство юмора впечатляет.
Чашки снова наполнились. Гости слегка скривились, и Минерва им посочувствовала – от запаха бергамота**** ее саму уже подташнивало.
- Осталось лишь выяснить, когда на сцене появятся драконы.
- Скоро, директор. Порталы Руквуда настроены на одиннадцать.


Сотня людей в черных плащах синхронно согнулись едва не пополам, затем выстроились в очередь к высокому мужчине, неподвижно замершему в центре этого странного сборища. Каждый низко кланялся, брал что-то из ящика у его ног (Илси в очередной раз пожалела об отсутствии бинокля) и отходил в сторону. Постепенно образовались три группы. Затем люди встали очень тесно, схватились друг за друга, потянулись руками к центру своих кружков и вдруг все разом исчезли. Высокий утратил свою царственную неподвижность, завертел головой по сторонам.
- Эгей! Мы здесь!
Рев в несколько глоток над ухом едва не оглушил Илси. Увлекшись зрелищем, она не заметила, как вокруг нее самой собралась целая толпа, И теперь все они, не взирая на возраст и комплекцию, подпрыгивали, махали руками и вопили во все горло. Илси ошеломленно уставилась на резво скачущую даму в дорогом костюме. В даме легко поместились бы три Илси и пять Эрмион. Рядом приседал старик с длинной седой бородой и в очках-половинках. Дурдом.
Высокий меж тем замахал в ответ и вдруг мгновенно очутился рядом. Вскрикнув, Илси свалилась с охапки сучьев, которую Джордж заботливо предложил ей в качестве сиденья («Считайте, что вы в вип-зале, миссис Корриган. Сеанс начнется с минуты на минуту»). Лицо мужчины никак нельзя было назвать человеческим: узкое, безносое, обтянутое зеленоватой кожей. И глаза-щелочки. Кроваво-красные глаза.
- Это еще кто?
- Миссис Илси Корриган, профессор литературы. Гуляла здесь неподалеку и наткнулась на Беллатрикс, - бодро отрапортовал Джордж и помог ей подняться. Эрмион поправила расстеленное на сучьях клетчатое полупальто.
- Не волнуйтесь, Илси, это наш друг… м-м-м… Грегори. На самом деле он нормально выглядит, у него просто маска такая.
- М-мило, - пробормотала Илси, во все глаза рассматривая безносого, - на Хеллоуин ваша маска имела бы грандиозный успех.
- Однажды имела, - глухо проговорил Грегори, и на секунду воцарилась тишина. Илси неуверенно оглянулась на Эрмион, но та не отрывала взгляда от безносого. Подошла толстая дама, обняла его могучей рукой за тощие плечи, уткнулась куда-то в ключицу массивным лбом.
- Г-грегори…
- Прошу прощения. Господа, до портала еще пятнадцать минут, так что разрешаю расслабится, - оседлал возникший из воздуха стул, устроил на спинке тощие локти, - значит, вы преподаете литературу, Илси?
- Зарубежную литературу. Специализируюсь в основном на русской прозе двадцатого века. Что такое?
Окружающие ошеломленно переглядывались. Грегори потер переносицу и усмехнулся.
- Это судьба.*****


Джером Крэбб ничего не понимал. Не то чтобы это было для него в новинку, но на сей раз ничего не понимал не только он – Гойл и умник Паркинсон тоже переминались с ноги на ногу и недоуменно оглядывались вокруг. Они прибыли в назначенное время вместе с четырьмя великанами – сам король Брабух изъявил желание поучаствовать в забаве – но их никто не встретил. Поросшая редкими кустиками котловина была пуста. Время шло, великаны начали проявлять недовольство.
- Где хозяин твой? – кулак Брабуха мог поспорить размерами и весом с небольшой скалой, - обмануть хочешь меня?
- Что вы, ваше величество, - бледный Паркинсон тихонько пятился к лесу, - уверен, это недоразумение. Наши товарищи где-то рядом. Сейчас я аппарирую к Темному Лорду и приведу всех сюда…
«Нельзя с ними так… по-умному», - мелькнуло в голове Крэбба, но было поздно – Брабух яростно зарычал и шагнул к Паркинсону, разом покрыв расстояние, которое тот успел отвоевать. И тут над лесом появились драконы. Множество драконов, красных, голубых, зеленых, черных. Звери стремительно неслись к растерянным великанам. Через несколько секунд в землю буквально перед носом Джерома ударила красноречивая струя огня.
- Засада! – опомнился наконец Брабух, но его громовый рык уже ничего не мог изменить. Крылатые твари набросились на великанов, били их крыльями и шипастыми хвостами, отвечая на беспорядочные взмахи многотонных кулаков залпами огня. Тот, которого звали Пруххом, упал через минуту, закрыв лысый затылок обожженным ладонями. Драконы, как ни странно, оставили его в покое, присоединились к товарищам и удвоили натиск, терзая оставшихся на ногах гигантов.
- Джерри, портал! – белый, как снег, Паркинсон тряс его за плечи и одновременно тащил к упавшему великану, - Хватай Прухха и активируй портал! Вернешь его в стойбище – и тикай оттуда, слышишь? Мы с Гойлом постараемся забрать остальных!
Четкие приказы всегда действовали на него успокаивающе. Выполнять не рассуждая – думают пусть другие, им на то мозги даны. А у Джерома их отродясь не было, и он совершенно не стеснялся этого факта. Еще вопрос, кому жить легче – ему или умнику Паркинсону.
Он бегом припустил к Прухху, доставая на ходу из кармана портал.


Последний великан исчез. Драконы опустились на землю, походили, складывая крылья, и словно начали сдуваться, превращаясь обратно в людей.
- Как вам спектакль, Илси? – Эрмион великосветски улыбалась, - неплохо, верно?
- Это… невероятно.
- Не жалеете, что выбрались из дому?
Рядом возникли Грегори, Джордж, дородная дама, старик с бородой и щуплый юноша в синей курточке и кепке набекрень. Грегори оглянулся и щелчком уничтожил забытый стул.
- Все, господа, закругляемся, сейчас здесь будет полно народу. Эрни, - старику, - займись Беллой. Нужно отправить ее к Риддлу, не то он заявится сюда, драконологов перепугает. Джордж и… э-э-э… как тебя?
- Эрмион.
- Эрмион, проводите Илси домой. Процедура – по желанию. Джин, С-с-сэм, пошли драконов выпускать.
- Справимся втроем?
- Чо и твой брат уже там. Приятно было познакомиться, Илси.
И снова испарился вместе с нелепой своей компанией. Остались только Эрмион и Джордж.
- Пора, Илси.
Уходить не хотелось.
- Что значит – процедура по желанию?
- Это значит, что у вас есть выбор – помнить или забыть. Вы умный человек, Илси, и не станете рассказывать об увиденном всем подряд. А если даже проговоритесь – вам все равно никто не поверит.
- Это точно, - Илси вздохнула, - я не хочу забывать.
- Как скажете, - Джордж сунул руку в карман и протянул ей что-то плоское, завернутое в тряпку, - возьмите на память.
Илси осторожно развернула сверток – и ахнула. На ее ладони переливалась всеми цветами радуги хрустальная чешуйка.
- Это Опалоглазого Антипода. Настоящая, из Румынии.
- Спасибо.
- Прощайте, Илси.
Эрмион протянула ей руку, и Илси крепко сжала худую ладонь. Вдруг резко накатило головокружение, перед глазами все замелькало – и мгновение спустя она стояла на окраине Акингтона. Одна.


Колин заканчивал тридцать девятый круг, когда наконец что-то произошло. Возле барьера появились двое – лохматый увалень с большой бородавкой на носу и белобрысая пигалица лет четырнадцати. На Упивающихся они смахивали мало, и Колин замер под мантией, снова не зная, на что решиться. Пара вела тихий разговор, но как он ни старался, расслышать ничего не удалось, а подходить ближе было опасно. Вдруг все-таки они?
Пять минут спустя на полянке возникли еще трое, и один из новоприбывших развеял все сомнения Колина. В десяти шагах от него стоял, сложив руки на груди и глядя сквозь невидимую преграду, Тот-Кого-Нельзя-Называть.


Лорд Волдеморт сидел в кресле у камина и поглаживал длинными белыми пальцами изящную серебряную вещицу. Гребень Морганы. Не ахти какой артефакт, но сойдет.
Идти не хотелось. Порой, в краткие минуты отдыха, он готов был признаться самому себе, насколько утомила его эта бесконечная гонка. И даже задаться вопросом, так ли уж плоха была бы жизнь Тома Риддла? Но маятник давно запущен, и выбора нет.
Половина двенадцатого. Пора. Он поднялся, готовясь к аппарации, но тут на лестнице раздались быстрые шаги, в комнату ворвалась Белла и рухнула на колени, прижимая к груди крестом сложенные руки.
- Мой Лорд! Ловушка…
- Что?!
- Драконы… Дамблдор…
Дамблдор. Он устало опустился в кресло и отшвырнул ненужный уже гребень. Дамблдор. Бессмысленно, все бессмысленно…
- Мой Лорд?
Ах да, наказание. Он поднял палочку.
- Круцио.


Драконы спали. Тот-Кого-Нельзя-Называть спокойно стоял на границе только что опавшей защиты и тихо беседовал с нелепыми своими Упивающимися. Уходить они явно не собирались, и Колин решился – обошел их по дуге и скользнул за огромную, мерно вздымающуюся тушу. С этим представителем семейства драконов он был знаком со второго курса – венгерская хвосторога, задание Гарри Поттера в первом туре. Огнем бьет на сорок футов, плюс шипастый хвост и мерзкий характер. Если ее разбудить, как скоро та пятерка сумеет взять ее под контроль? И сумеет ли вообще, ведь проснутся остальные драконы. А значит, есть шанс покончить с Тем-Кого-… прямо сейчас, не дожидаясь, пока Герой Магического Мира дорастет до поединка.
Решившись, Колин тихонько вытащил из-под мантии метлу – и со всей силы двинул древком по драконьей ноздре.


Положенная в центр стола чешуйка жемчужно поблескивала. В неубранной кухне витал аромат тайны. Сказка. К сорока годам ей, Илси Корриган, подарили сказку. Настоящую, с драконами, великанами и добрыми волшебниками. Вот и верь, что в жизни нет места чуду.
Илси мечтательно улыбнулась, поглаживая подарок… и с резким всхлипом сунула в рот палец. Пригляделась – бритвенно-острый край хрустальной чешуйки окрасился алым. Вот ведь… Потащилась в спальню за перекисью и пластырем. Вернувшись, взглянула на вещицу уже по-иному.
- Ма-ам? – Джулиус сунул нос в дверь, - можно мы с Бет… уй, ракушка! – и протянул загребущую лапку.
- Нельзя!!!
Отскочил сразу метра на полтора, смотрит недоуменно и обиженно. Да уж, голоса она до сего момента на родных своих обормотов не повышала, а тут такой вопль с истерической нотой. Ну прости, мой хороший. Видишь – улыбаюсь, и плечи расслабила, и вообще спокойна. Почти.
- Извини, но это правда не игрушка, Джи-Джи.
Обида на хитрющей мордашке десятилетнего сорванца сменилась прежним вселенским любопытством.
- А что?
- М-м-м… подвеска от одной из музейных люстр дяди Дерека. Он мне дал лоскуты для пэчворка****** резать: острая до невозможности.
И продемонстрировала в качестве доказательства заклеенный палец. Джулиус мгновенно утратил интерес: он не знал занятия скучнее материной возни с тряпочками.
- Ага. Ну так можно?
- Можно, - рассеянно кивнула Илси, и тут же вскинулась, - эй, что можно-то?
Но парень не стал дожидаться, пока мать опомнится. Стукнула входная дверь, и по чинной улочке разлился звонкий мальчишеский призыв:
- Эге-э-э-эй, Бет! Разреши-и-и-или!
Илси покачала головой, усмехнулась. Достала из ящика стола чистое полотенце и осторожно завернула в него опасный презент.
- Драконы, ведьмы, оборотни…
Забралась на табурет, сунула сверток в дальний угол самой верхней полки, захлопнула дверцу. Присела за стол, сглатывая невесть откуда взявшуюся горечь, потрогала наклейку на пальце.
- Тоже мне. Пикник на обочине.


В последний момент рука дрогнула, и удар получился вскользь, но дракониха взревела, вскинула морду и заскребла когтистыми лапами. Колин бросился было прочь, но путь перегородил бешено бьющий по земле драконий хвост. Он повернул в другую сторону, краем глаза успел заметить, что Упивающиеся окружают зверя, пытаясь отрезать его от остальных драконов. Взвилась голубоватая завеса мощного заглушающего, но тут хвосторога случайно подцепила когтем на конце крыла мантию-невидимку и отшвырнула ее в сторону.
Растерянный, испуганный, он стоял спиной к беснующемуся дракону и смотрел, как прямо на него несется самый страшный темный маг современности. Смешно он бегает. Колени задирает, руками размахивает, кричит что-то… Что?
- Криви, придурок, уходи! Уходи, говорю!
Нет, нет, так не бывает, это сон. Только во сне семнадцатилетний фотограф Колин Криви способен поднять палочку против Волдеморта. Лишь во сне этот Волдеморт может вдруг превратиться на бегу в Гарри Поттера. И уж конечно, это во сне сейчас черный драконий хвост бьет Гарри Поттера в грудь, насаживая тело Героя на кошмарные шипы, и отбрасывает далеко прочь.


Северус Снейп редко когда так уставал. Два часа этой изматывающей беседы, случившийся некстати у Минервы сердечный приступ и не прекращающее циркулировать в сознании «Что у них там?» Половина двенадцатого, ребятам пора уже вернуться, но сигнала все нет и нет. Бросить бы этот явно исчерпавший себя разговор, торопливо махнуть Альбусу на прощание, отправиться прямиком в гриффиндорскую башню и накостылять одному лохматому очкарику промеж ушей, чтобы не трепал учителю нервы. Лишь бы он был там… Чертов Альбус с его чертовыми чайными церемониями!
Он как раз отставил пустую чашку, когда в мозгу взвился отчаянным воплем зов Джинни Уизли.



* Чжоу Чанг принято считать китаянкой, уж не знаю, почему. А мне захотелось, чтобы ее отец приехал в начале семидесятых из Южной Кореи и женился на англичанке.
Вообще-то что в Китае, что в Корее принято ставить фамилию впереди имени, т.е., должно быть Чанг Чжоу. Видать, папа ассимилировался…


** Макинг Маш (Mucking Marsh) – одна из восемнадцати лондонских городских свалок. Спасибо моей бете за помощь в поиске информации.


*** Каннинг Таун (Canning Town) – считается одним из самых бедных лондонских районов. Старые постройки, бардак с инфраструктурой. И снова низкий поклон бете, что б я без нее делала.


**** Эрл Грей – классический английский чай с бергамотом.


***** «Пикник на обочине» - научно-фантастический роман А.Б.Стругацких. Начальное событие остается за кадром: на Землю заскочили погостить инопланетяне, устроили эдакий пикник. Вели себя при этом, как туристы в лесу – понакидали мусора и смылись, даже не заметив, что потревожили чей-то покой. А несчастные земляне всю книгу потом с последствиями разбираются. Кто не читал – рекомендую от души.


****** Пэчворк – лоскутное шитье.



Глава 20.

Внимание! Глава с элементами натурализма, имеется описание кровавых рек и прочих анатомических прелестей. Сомневаюсь, что это кого-нибудь напугает, но бета велела предупредить. Еще она велела дежурить на комментах с тазиком и носилками. Так что имейте в виду, дорогие наши читатели – скорая авторская помощь начеку!



На шлюзе их встретил бледный и мрачный Драко.
- Лонгботтом, - с ходу начал он, - ты со мной, на замену профессору, мы с ним сейчас будем нарасхват. Сэр…
Снейп сглотнул, чувствуя, как в груди ворочается что-то холодное, липкое, щекочет внутренности мерзкими щупальцами.
- Поттер?
- Да… - и скороговоркой добавил, - жив он, жив, по крайней мере, пять минут назад… сэр, там Грейнджер с Уизли! Они не допустят…
Ледяной комок внутри вырос втрое. Желание срочно сорваться с места боролось со страхом увидеть - и оказаться бессильным помочь. Вдруг ослабли колени, лицо Драко поплыло вбок, но рука Невилла помогла устоять на ногах. Он благодарно оперся на чужое плечо и позволил себе на несколько секунд отключиться от реальности, чтобы избавиться от черных мушек перед глазами и успокоить дыхание. Когда же прекратятся эти чертовы приступы…
- Что… произошло…
- Кретин Криви раздразнил хвосторогу. Подробностей не знаю, меня там не было.
Мгновенное видение черных от копоти очков на обугленном лице спровоцировало неконтролируемую волну дрожи. На ногах на сей раз удержаться не удалось. Веки внезапно обрели чудовищный вес, в ушах глухо зарокотало. Снейп чувствовал, как его осторожно усаживают, откуда-то издалека доносились голоса:
- …все очень плохо, кровезаменитель ведрами…
- …он там еще выложился, МакГонагалл…
- …Мерлин и Моргана… Поттеру тогда конец…
Конец? Кому конец? Это Гарри конец? Значит, где-то сейчас умирает дурной сумасбродный мальчишка, а Северус Снейп, вместо того, чтобы бежать, лететь, мчаться к родному своему гриффиндорскому чудовищу, расселся на лавочке и собирается благополучно свалиться в обморок? Он зарычал и, с силой оттолкнув Лонгботтома, поднялся.
- Ожоги?
- Нет, хвостом задела, - во взгляде Драко тревога мешалась с восхищением, - скорее, сэр. Вся надежда только на вас.


- Перестань, Минерва, не время рассуждать об этикете.
- Вот как? Значит, по-вашему, это нормально – прервать разговор на полуслове, бросить небрежное «Извините, нам пора» и исчезнуть с помощью незаконного портала?
- Судя по всему, нашим гостям в тот момент было не до приличий, - веселье директора испарилось вместе с визитерами, сейчас он был на редкость задумчив и мрачен, - очень похоже, что их внезапно позвали.
- Кто? Как?
Альбус слегка пожал плечами.
- Очевидно, Том уже не единственный маг, сумевший возродить искусство ментальной связи. Этот таинственный Командор – действительно великий волшебник.
- Но…
- Метка, Минерва.
- Вы хотите сказать…
- …что под личиной Командора скрывается Волдеморт? Нет. Организация, противостоящая Тому, действительно существует, и мы только что общались с ее представителями, этот факт сомнений не вызывает.
- А что вызывает?
Альбус скривился, словно килотонны съеденных им лимонных долек возымели наконец правильный эффект.
- Если бы я знал…
Минерве стало страшно. До сих пор она не воспринимала сетования директора на собственную неосведомленность всерьез: чтобы всеведущий, вездесущий Дамблдор чего-то не знал? Абсурд. Ужасная правда обрушилась на нее вместе с беспомощной альбусовой яростью, которую обожаемый начальник даже не думал скрывать.
- На первый, на второй, на десятый взгляд все четко, логично и правильно. Тайная организация, сильный руководитель, невероятный потенциал, гениально спланированные операции. Никто ничего не знает и не подозревает. Случайный прокол с Северусом выводит меня на их след. После безуспешных попыток нащупать хоть какую-то зацепку я привлекаю Кингсли, чем вынуждаю их пойти на контакт. Какое бы могущество не скрывалось за маской Командора, ему приходится признать, что со мной нельзя не считаться. Он присылает в Хогвартс уже засветившегося Уолдена и, в качестве демонстрации своих возможностей, Долорес. Их основная задача – не дать мне вмешаться в акингтонские события и обеспечить мою лояльность. Идеально. Ни малейшей лазейки, щелки, царапинки.
Дамблдор вдруг хватил кулаком по столешнице, так что вся необъятная поверхность дрогнула, подкинув находящиеся на ней предметы.
- Откуда же, докси мне в печенку, взялось ощущение, будто меня заставили быть зрителем блистательно организованного спектакля?!


Рана была страшной. Грудная клетка лежащего на кровати юноши напоминала иллюстрацию из учебника анатомии, который Поттер приволок в подземелья месяц тому назад. Бывшему Упивающемуся не привыкать к виду крови, но здесь ее было столько, что казалось, в знакомой уютной комнатке даже стены приобрели красноватый оттенок. И алая жидкость продолжала толчками выплескиваться из разорванных сосудов, заливая постель, капая на пол и на ноги суетящейся вокруг батареи капельниц Грейнджер. В изголовье кровати, положив ладони на восковой лоб этого похожего на манекен парня, застыла Джинни.
- Мунго… - одними губами прошептал Снейп, но Грейнджер лишь недовольно дернула плечом, ловко меняя в капельнице флакон. Махнула ладонью – и черная жидкость в нем серебристо заискрилась.
- Что это?
- Кислород. Вы же видите, он не дышит – нечем.
Да, нечем. Вместо груди у манекена плескалось маленькое, постоянно выходящее из берегов кровавое озеро, где среди торчащих обломков ребер и ошметков тканей судорожно сокращался чудом уцелевший комок мышц.
- Скорее, сэр. Кровезаменителя у нас много, но не настолько.
Снейп с ужасом покачал головой, не в силах оторвать взгляда от вытянувшейся на мокрых багровых простынях изломанной куклы. Это не может быть Гарри, это не может быть Гарри, это не может быть…
«Северус…»
- Что?!
Он неверяще уставился в изумрудную зелень. Неправдоподобно яркие глаза на желто-сером, абсолютно мертвом лице жили, страдали, умоляли.
«Северус, пожалуйста…»
- Я не смогу… не умею… - а руки уже терзали застежки макнейеровской мантии, - это же не царапины залечивать…
«Вы… справитесь… я… подскажу…»
- Какие подсказки, идиот, ты чудом в сознании! – Он сбросил мантию, не жалея пуговиц, рванул сюртук и отшвырнул его прочь, трясущимися руками принялся закатывать рукава рубашки, - с такими ранами вообще не живут, ты в курсе?
«Ничего… Джин… меня… держит…»
Снейп перевел взгляд на сосредоточенное, без всяких следов паники лицо Уизли. Она слегка кивнула в ответ.
- Давайте, сэр, не тяните время. Держать-то я его держу, но надолго нас не хватит.
«Пожалуйста… Северус…»
Зельевар глубоко вздохнул, мысленно досчитал до пяти и решительно положил ладони на рану.


Возле горгульи Минерва столкнулась со Снейпом.
- Северус! Хогсмид!
- Бога ради, Минерва, дорогу в замок студенты отыщут и сами. Поттер нынче гулять не пошел, так что и мне там делать нечего. Кроме того, время обедать. Я не собираюсь портить желудок кухней Розмерты без особой необходимости, уж извини.
- Северус, я тебя не узнаю. Раньше ты был куда более ответственен.
- Умнею. Недавно я понял, Минерва, что жизнь – слишком ценная вещь, чтобы тратить ее на бессмысленную слежку за безмозглой молодежью. Скажи лучше, Уолден еще у директора?
- Ушли полтора часа назад.
- Жаль. Я хотел его видеть.
- Твой приятель – редкий хам, не говоря уж о… ней. Даже попрощаться толком не соизволили.
- Уолден – не любитель хороших манер. И тем не менее, я обязан ему жизнью.
- Поднимись к Альбусу. Ему есть что с тобой обсудить.
- Не сейчас. Увидимся за столом, Минерва.
Она смотрела ему вслед и чувствовала, как сомнения с новой силой поднимаются в душе. Если подумать… С момента возвращения Северус явно избегает директора, хотя раньше просиживал в его кабинете часами. И последние шестнадцать лет для ведения душеспасительных бесед Альбусу вовсе не требовалась помощь Минервы. Ее вообще привлекли лишь однажды – после гибели Поттеров, когда Северус был очень зол на директора. Зол и обижен… Вел он себя в те времена так же, как сейчас – едва приехав в Хогвартс, спрятался в подземельях, выползая оттуда лишь по необходимости, и всеми силами старался держаться подальше от Альбуса. Неужели слова Макнейра – правда? Как он сказал? «Мы признаем серьезность ваших мотивов…» При всем желании Минерва не могла представить себе, что могло послужить достаточным поводом для столь чудовищного предательства. Она решительно развернулась к горгулье и назвала пароль.


Пульс невыносимо лупил в виски, мокрые от пота пряди прилипали к щекам, плечи сводило от колоссального напряжения. Время от времени лба касалось что-то сухое, мягкое и блаженно-прохладное – единственный внешний раздражитель, который он в состоянии был заметить. Очаг, импульс, чистка, импульс, надстройка, слияние…
«Хорошо, Северус… дугу аорты… вы зарастили… Джин…»
«Герм убрала уже свои трубки. Говорит, теперь надо срочно грудную аорту»
Снейп сдвинул ладони ниже – и сразу потерялся в хаосе изломанных, вздыбленных поверхностей.
«Боги, что это?»
«Кости… Джин, скажи… Герм… пусть вручную… уберет…»
«С ума сошел? Тебе мало шока?»
«Поттер, не дури. Мне не отключить нервных окончаний, идиот, я в сосудах-то с трудом ориентируюсь!»
«С костями долго… возиться… вся грудина… разбита…»
«Да они пока вытаскивать будут, окончательно все разворотят!»
«Ничего… хуже не станет… а вы время… сэкономите… и силы…»
«Гарри…»
Но его руку уже сдвинули в сторону, и целый пласт, выглядевший в поле серой бесформенной кляксой, медленно пополз вбок. Ткани под ладонями едва заметно дрогнули. Оказывается, задохнуться от боли можно даже ментально.
«Гарри!»
Снова всхлип. Тихое, жалобное, едва различимое:
«Больно…»
Ментально погладить по щеке при большом желании тоже можно.
«Держись, мой мальчик, я рядом, все будет хорошо, ты только держись…»
Резкий рывок – и рваная сетка грудных артерий открылась во всей красе. Северус торопливо направил импульс на самую большую, нащупал первый разрыв – и растерянно заметался, не зная, за что схватиться в первую очередь.
«Гарри, малыш…»
«Да, я… здесь… сначала… эндотелий… с левого… края…»
Импульс, чистка, импульс – и вот уже безобразная дыра затягивается слоем свежеизготовленных клеток. Лба снова касается прохладная ткань, во рту вдруг становится блаженно влажно.
«Алакритас, сэр, - спокойный голос Джинни, - продолжайте»
Будто он думал останавливаться. Импульс, надстройка, слияние, импульс, чистка, импульс…


Дамблдор все так же сидел над своим пергаментом, вертя в пальцах роскошное белое перо.
- Минерва.
- Альбус, я…
- И чего же, интересно, тебе наговорил Северус, что ты так скоро вернулась?
Легкая улыбка, обычный лукавый прищур. Почему она раньше не замечала, насколько он фальшив?
- Северус сказал лишь, что не хочет с вами разговаривать, - глубоко вздохнула, словно перед прыжком в омут, - и я очень бы хотела узнать, почему.
- Ну-у, Минерва… - недоуменно приподнял брови, развел руками – невинный младенец, право. - Северус – великолепный окклюмент. Даже я не в силах выяснить, что он там себе навоображал.
- Хотите сказать, проникать в мысли подчиненных – для вас обычная практика?
Слава Мерлину, больше не улыбается. И холод в голубых глазах – настоящий.
- Каковы бы ни были причины твоего поведения, Минерва, я все же прошу тебя сменить тон. Представь, у меня нет привычки использовать легилименцию на каждом шагу. Надеюсь, ты расскажешь, что послужило поводом для подобных обвинений?
Ледяные интонации в голосе величайшего волшебника современности погасили бы даже Адское Пламя, но Минерва не зря была деканом факультета бесстрашных. Когда она закусывала удила, остановить ее не смог бы и сам Мерлин.
- Не притворяйтесь, господин директор, повод вам отлично известен. Этим утром Уолден Макнейр…
Перо полетело в угол.
- Уолден со своим Командором могут думать все, что угодно, это их дело! Но у тебя, Минерва, нет права на сомнения!
Она не верила глазам. Этот орущий, багровый от ярости старик куда больше походил на схлестнувшегося с Пивзом Филча, чем на мудрого, вселенски спокойного Альбуса. Видать, нынешняя суббота преподнесла директорским нервам слишком серьезное испытание. Как ни странно, истерика великого Дамблдора остудила ее собственный пыл куда эффективней ледяного взгляда. Она медленно откинулась в кресле, устроила на подлокотниках острые локти, склонила голову к плечу, приподняла в скептической усмешке уголок тонкого рта.
- Вот как? Кто же отобрал у меня это право? Вы? Кажется, я подписывала преподавательский контракт, а не купчую на собственную душу. Или членство в Ордене Феникса предполагает рабство? Чем тогда, позвольте спросить, мы отличаемся от Упивающихся?
- НЕ СМЕТЬ!!!
Ледяной вихрь пронесся по кабинету, сметая со столиков серебряные приборы, покрывая изморосью стены и мебель. Минерву вдавило в спинку кресла, воздух вышибло из легких, в глазах потемнело, рот мгновенно наполнился густой жидкостью с отвратительным ржавым привкусом. С трудом повернув голову набок, она безуспешно пыталась сделать хотя бы один глоток воздуха. Так вот какова твоя великая сила, Альбус. Лед. Ярость. Смерть. Как могла она быть такой легковерной идиоткой? Сорок лет преданного служения! Святая Медана, за что…
Она уже попрощалась с жизнью, когда, перекрывая испуганные вопли портретов, зазвенел крик Фоукса - и в ту же секунду все закончилось. Некоторое время Минерва судорожно и жадно дышала, согнувшись пополам, пока ее не развернули вместе с креслом и не схватили за плечи не по-стариковски сильные руки.
- Минерва! Девочка! Ох, сортиры Камелота, что ж я наделал… Ради Мерлина, прости…
Очков на лице Альбуса не было, и в распахнутых голубых глазах тревога мешалась с неподдельным отчаянием. Не в силах противиться собственной слабости, она тихо всхлипнула и уткнулась лбом в костлявое альбусово плечо.


«Что дальше, Поттер?»
«Легкие надо… восстанавливать… начинайте… с левого… там бронхи… целее…»
«А трахея?»
«Потом… это проще…»
«Ясно. Сюда?»
«Глубже»
Серая бугристая поверхность.
«Что это?»
«Альвеолы… мертвые… убирайте…»
Но едва Северус вычистил первый слой, как ментальное поле вздрогнуло и словно начало сворачиваться, закольцовывая потускневшие нити магии в стремительный водоворот. Памятуя об опасности эмоциональных всплесков, Снейп задавил поднимающийся в душе страх и попытался трезво оценить происходящее. Поле создал и держит он сам. Но в его сознании сейчас находится Поттер с якорем в виде Уизли. Боги, неужели…
«Гарри!!!»
Новый толчок – и пространство восстановилось.
«Спокойно, профессор. Работайте»
«Кто?..»
«Это я, Чжоу. Джинни отключилась»
«Что… с ней…»
«Не волнуйся, она просто вымоталась. Поспит немного – и вернется. Держись, Гарри. Профессор, давайте, я возьму ваше поле на себя»
«Благодарю, мисс Чанг»
С ментальной поддержкой действовать стало легче. Импульс, надстройка, импульс, слияние, импульс… бугристое пространство постепенно выравнивалось, заполняясь дрожащими пузырьками альвеол.


Стараясь держать спину прямо, Минерва брела по пустому коридору. Чувство долга настоятельно требовало спуститься в Большой Зал и проверить наличие студентов за обеденным столом – все-таки полдня ее непредсказуемые гриффиндорцы гуляли без присмотра. Но при мысли о пустых повседневных беседах с коллегами желудок протестующе сжимался. Да и стоит ли пугать ребят? Вид у нее сейчас наверняка неважный.
Завернув за угол, она почувствовала наконец, как исчезло ощущение пристального взгляда в спину, и обессилено привалилась к стене. Альбус… Как же теперь жить, кому верить… Искренность в голосе директора, убеждавшего ее в своей невиновности, могла бы обмануть даже Моуди, но не преподавателя с сорокалетним стажем. Те же интонации звучали вчера в писке первокурсницы-слизеринки, уверявшей ее, что домашнее задание куда-то потерялось.
- Профессор? Вам нехорошо?
Вздрогнув, Минерва открыла глаза и обнаружила над собой обеспокоенную физиономию Хагрида. Как она, интересно, умудрилась не услышать легкой поступи лесничего?
- Добрый день, Рубеус. Все в порядке, я просто немного устала. А почему ты не на обеде?
- Да вот, иду к директору уточнить кое-чего насчет завтра. Представляете, профессор, он меня отпустил сегодня на весь вечер, посмотреть, так сказать, предварительно. Великий человек Дамблдор…
Великий человек… Глядя в сияющие глаза Хагрида, она вдруг на мгновение ощутила, будто стоит перед зеркалом. Неужели еще вчера такое же восторженное почитание было написано на ее собственном лице?


Колин со всей силы ударил в дубовую дверь, но та лишь мягко спружинила, едва не опрокинув его навзничь. Какое-то заклятие. Наверняка еще и заглушка стоит, чтобы пленники не беспокоили воплями чувствительные упиванские уши. Возможно, ему предстоит пытка голодом – с тех пор, как парень в кепке на пару с пигалицей зашвырнули его сюда, дверь ни разу не открылась. Есть меж тем хотелось невыносимо. В Хогвартсе сейчас обед… Надо же было так глупо попасться!
На сей раз Колин вмазал по стене, и тут же взвыл - пружинящие чары, видимо, ограничивались дверью. Прижав пострадавший кулак к животу, он опустился на узкую кровать, с ненавистью оглядывая свою камеру. Вообще-то камерой комнату можно было назвать лишь с очень большой натяжкой – светло, тепло, уютно. Казематы Упивающихся он представлял себе иначе. Или у них времени не было тащить его куда-нибудь в подвалы? Колин злорадно усмехнулся. Неудивительно, что он нем забыли: существо, покалеченное хвосторогой, должно быть, еще не сдохло. Колин даже на секунду не мог допустить, будто перевертыш вправду являлся Гарри Поттером. Судя по траурным физиономиям упиванцев, ему, Колину Криви, желторотику маглорожденному, действительно повезло достать самого Того-Кого-Нельзя-Называть. И шансы, что гроза волшебного мира с минуты на минуту отправится на тот свет, были весьма высоки – кровищи там натекло столько, что никакой Мунго не спасет.
О том, что ждет его самого, Колин старался не думать.


«Сэр, - в голосе Чанг скользнула паника, - кровезаменитель на исходе!»
«Спокойно, мисс Чанг. Что у нас еще не закрыто?»
«Сейчас… правая почечная артерия»
Он оставил практически восстановленное легкое и переместил ладони на диафрагму.
«Северус, нельзя… Без кровезаменителя… дышать… не смогу… Чо…»
«Да?»
«Пусть Герм… локальный стазис…»
«Поняла»
Снейп едва успел убрать руку, как серебряная игла заклинания прошила пространство и застыла ледяным жемчужным сгустком. Теперь надо ускориться – локальный стазис нельзя держать долго.
«Северус, трахея… быстрей…»
Через двадцать минут новорожденное легкое конвульсивно дернулось. Раз, другой, третий… и наконец развернулось, наполнившись воздухом. Дышит, мальчик… Сам…
«Ох…»
«Гарри?»
«Простите, сэр… отвык… теперь почка…»


- Мой Лорд, приветствую…
- Встань, Драко.
Воледеморт выглядел слегка потрепанным. Словно престарелая ящерица после участия в забеге гигантских рептилий.
- Ты сегодня быстро пришел на зов.
- Суббота, милорд. Я был в Хогсмиде.
- Ах, да. День безмозглых сладкоежек. Видел ли ты сегодня старика Дамблдора?
- На завтраке он не появлялся. И еще, мой Лорд… Умоляю простить, я хотел предупредить вас, но самозванец Снейп глаз с меня не спускал…
- Говори!
- Сразу после завтрака в школу явился Уолден Макнейр и министерская жаба Амбридж. Они прошли в кабинет директора.
- Предатель Макнейр мертв!
- Должно быть, еще один самозванец…
- Ты осмеливаешься строить предположения в моем присутствии?
- Мой Лорд…
- Круцио!


- Симус.
- Ффух, Эрни, напугал. Чего подкрадываешься, не видишь, я в процессе!
- Извини. Где еще можно отловить гриффиндорца, как не в мужском туалете. Здесь вы хотя бы полминуты стоите на месте. Новости есть?
- Молчат.
- Мерлин. Шестой час. За Гермиону Джордж?
- Фред.
- То-то смотрю, у Патил косички дыбом стоят.
- Нефиг было на Малфоя наезжать. Он от Риддла вернулся никакой, его сейчас Ханна с Невиллом в подземельях откачивают.
- Ага, понятно теперь, куда она делась, а то я уж думал… Дамблдор Снейпа не вызывал?
- Нет, у них с МакГонагалл скандалище случился. Вряд ли после этого директор еще на что-то способен. Да и деканше сегодня не до нас.
- А за Ханну кто?
- Теперь ты. Я пошел Джинни изображать.


Дверь бесшумно приоткрылась, и в комнату тихонько проскользнуло маленькое ушастое существо в кружевном платьице. В руках оно держало здоровенный поднос. Колин вскочил. Неужто его первым делом решили накормить?
- Привет.
Существо молча водрузило поднос на стол и попятилось обратно к двери. Изголодавшегося по информации Колина это устраивало меньше всего.
- Стой!
Оно замерло, настороженно разглядывая его большими, слегка припухшими, орехового цвета глазами. Плакало что ли?
- Ты – эльф?
Дернулось, смешная мордочка исказилась в явном отвращении.
- Ой, прости. Я эльфа видел только однажды. Добби его зовут, он с Гарри Поттером дружит. Ты с ним… э-э-э…- платье – значит, девочка, - не знакома?
Существо вдруг воровато оглянулось на дверь, быстро просеменило к кровати, положило на покрывало измятый, замызганный клочок пергамента и выжидательно уставилось на Колина. Он осторожно, стараясь не спугнуть, подошел и взял записку.
«Я – министерский работник. Меня заколдовали и держат здесь насильно. Постарайтесь выбраться отсюда и привести авроров»
- С ума сойти… - он ошеломленно разглядывал шмыгающего картошкообразным носом министерского работника, - а вы как же?
Эльфийка выдернула из-под покрывала простыню и с треском оторвала от нее кусок.
- Связать? Будто я вас стукнул чем-то и выбрался?
Быстрый кивок.
- Надо, наверное, правда стукнуть?
Она отшатнулась, на личике вдруг промелькнуло высокомерно-брезгливое выражение. Очень знакомое выражение. Где-то Колин его уже встречал, и не раз.
- Ладно, ладно. Значит, просто связать.
Некоторое время спустя он прикрыл ненавистную дверь и на цыпочках двинулся по коридору, который заканчивался нижней площадкой лестницы. Неплохо бы палочку добыть… Впрочем, не до хорошего. Хватит с него на сегодня героических глупостей. Лишь бы выбраться…
Лестница привела Колина в пустую, слабо освещенную кухню. Вспомнив, что так ничего и не съел, он открыл первую попавшуюся дверцу. Баночки, колбочки, кулечки – ничего съедобного. Зато следующий шкаф оказался холодильником. Ухватив с верхней полки гроздь сарделек, он направился было к темному проему в противоположном конце кухни, но тут послышались тяжелые шаркающие шаги. Колин едва успел метнуться под сомнительную защиту стола, как в кухню кто-то вошел.


- Все…
Он с трудом разогнулся, и тут же чьи-то сильные ладони принялись разминать закаменевшие мышцы плеч и спины. Пытаясь расслабиться, Снейп качнулся было им навстречу, но тут нахлынуло головокружение, перед глазами зарябили черные точки, мерзкий горький комок подкатил к горлу. С трудом сглотнув, он поднялся, сбросив с плеча чужую ладонь, шатаясь, вывалился в коридор, добрел до кухни. У стола едва не упал, тяжело навис над мойкой, опершись локтем о край, вывернул кран и принялся горстью плескать себе в лицо холодную воду. Ледяные струйки потекли по шее, груди и рукам, приводя его в чувство, через минуту зельевар уже оклемался до такой степени, что смог расслышать за спиной чей-то полузадушенный всхлип. Резко обернувшись, обнаружил сжавшегося в углу Колина Криви. Мальчишка с ужасом таращился на его окровавленные руки.
Следующие несколько минут профессор впоследствии так и не смог воспроизвести даже с помощью думосбора. На него словно империус наложили: память, сознание, ощущения – все исчезло в водовороте ослепительной ярости, средоточием которой стал перепуганный шестнадцатилетний пацан. Медленно выпрямившись, Снейп шагнул к жертве, и, видать, что-то жуткое увидел мальчишка в устремленном на него взгляде немигающих черных глаз, потому как жалко загородился обеими руками, выставив вперед острые локти, и отчаянно, на пределе легких, закричал.
- А-а-а-а-а!!!
- Стой! – прозвучал где-то на краю восприятия истерический взвизг Грейнджер, - не смей! Рон, держи его!!!
Дальше он целую вечность рвался, хрипя, из чьих-то железных объятий, тянулся скрюченными в судороге пальцами, пытаясь достать до горла не перестающей вопить жертвы, но рук-цепей стало больше, они тащили его прочь, стальной своей хваткой усмиряя бушующее внутри пламя безумия.
Очнулся зельевар на полу кухни, сидя в тесном окружении тяжело дышащих Финнигана, Макмиллана и трех братьев Уизли. Прямо перед ним на коленях стояла совершенно белая Гермиона с палочкой в руке. За исключением ее, все присутствующие были мокры с головы до пяток. Но несмотря на бодрящую прохладу, щеки Снейпа буквально горели. Приложив к правой скуле тыльную сторону кисти, профессор перевел взгляд с лица девушки на ее покрасневшую ладонь.
- Вы… надавали мне пощечин, мисс Грейнджер?
Девичий подбородок взлетел вверх.
- Совершенно верно.
- А после окатили водой?
- Да. И извиняться не собираюсь.
Снейп хотел было продемонстрировать нахалке свою фирменную усмешку, но задергавшаяся некстати щека свела весь эффект к нулю.
- Почему не петрификус, позвольте спросить?
Откровенная растерянность.
- Э-э-э…
- Сто баллов Гриффиндору, - и чуть в сторону, - господа, можете уже перестать меня держать. Благодарю вас. Но… - обернулся уже всем корпусом, скользя взглядом по осунувшимся лицам, - что вы здесь делаете? Обед! Или, думаете, в школе не заметят отсутствия половины старшекурсников во главе с Поттером?
Ему кажется, или это одинаковое выражение студенческих физиономий действительно означает жалость?
- Сэр… - Финниган чуть прищурился, с тревогой всматриваясь в лицо учителя, - отбой был двадцать минут назад.
- Что? – резко обернулся к окну. Темно. – А..?
- Двенадцать часов, - Гермиона робко коснулась его руки, - вы были там двенадцать часов.
- Ясно… - видать, его растерянность была ребятам в новинку, так же, как ему самому – их сочувствие, - а Гарри?
- С ним Джин.
- Ясно, - повторил он, резко встряхнул головой, пытаясь избавиться от головокружения, - я… прошу прощения за этот недостойный срыв.
- Все нормально, сэр, - Финниган вскочил и протянул профессору руку, помогая подняться, - я сам этого придурка придушить готов.
- И не ты один, - Эрни взмахнул палочкой, пуская теплый вихрь гулять по кухне, - Криви спасло лишь то, что нам было не до него.
- Самое обидное, ему даже морду бить бесполезно, - Рон тяжело вздохнул, - все равно обливиэйт…
- Поразительное единодушие, - голос Гермионы звенел от злости, - особенно учитывая, из чьих уст я все это слышу. Симус, тебе напомнить, как ты очутился в Команде? Или ты, Рон. Перечислить все твои безрассудные выходки с первого курса и по сегодняшний день?
- Вообще-то, мы вместе…
- Вот именно! – рявкнула Гермиона, и глаза ее загорелись нехорошим огоньком, - мы – вместе! А он – один!
Рон аж рот приоткрыл.
- Да ты спятила, Герм! Он же едва не угробил Гарри!
- Каждый из нас может угробиться на одной из этих чертовых операций!!! – заорала она, - ты понимаешь? Кто угодно! В любой момент! Дурацкая случайность – и все! А ты тут стоишь и гнешь пальцы бубликом, потому что тебе повезло ни разу никого не подставить!
- Герм!
- Что – Герм? Мы рискуем жизнью, чтобы остановить проклятого безумца, чтобы предотвратить гибель сотен людей! – Она резко провела кулаком по мокрой щеке. - Но мы – Команда! Мы – вместе! Нам все позволено! Даже набить морду парню, который в одиночку пытается делать то же самое…
И зарыдала зло и отчаянно, уткнувшись в плечо обнявшего ее Рона.
- Тс-с-с, тише, Герм, тише, - большая веснушчатая пятерня утонула в гриве каштановых волос, - я понял… мы все поняли… ты права, конечно, права, как всегда. Ну, не плачь, солнце, все хорошо, все живы…
- Живы… - эхом донеслось от двери.
Белая, как бумага, Джинни стояла, бессильно привалившись к косяку, и гипнотизировала остекленевшим взглядом перевернутый стул. Снейп, чувствуя, как подгибаются от ужаса колени, вцепился в подвернувшееся под руку плечо Фреда Уизли, и тут же ощутил, как его собственное плечо стискивают пальцы Финнигана.
- Джинни… - Гермиона на негнущихся ногах двинулась к подруге, - Джинни… что?
- Он уходит… - отчаяние в глазах девушки граничило с пустотой, - истощается… я не могу… удержать…
Мертвая тишина. Лишь капает в мойке вода, будто отсчитывая последние мгновения жизни Гарри Поттера, Надежды Магического Мира, Мальчика-Который-Выжил…
- Нет, - Гермиона вскинула ладони, словно отталкивая неотвратимо надвигающуюся беду, - нет. Истощение… Жизненные силы… Нужен источник, - и резко обернулась к Снейпу, облаком взлетели над худыми плечами пушистые пряди, - сэр! Совместимость!
- Да, - попав в перекрестье полных сумасшедшей надежды взглядов, он уверенно распрямил плечи, подошел к мойке и принялся смывать с ладоней запекшуюся кровь. - Да. Подготовьте инструменты, Гермиона. Я буду с Гарри.




Глава 21.

С удовольствием представляю замечательный коллаж от моей горячо любимой беты June 10 - http://s004.radikal.ru/i205/1004/33/bc0942d47099.jpg – долгожданные котята из девятой главы наконец воплотились в цвете! Плюс парадный портрет Гарри Поттера в кошачьей ипостаси - http://s53.radikal.ru/i140/1005/31/cc40aee49625.jpg. И на закуску - еще один коллаж, результат совместного поисково-компоновочного творчества June 10 и многим известной, всесторонне гениальной Severatrix, она же Soneric Касперская - http://i017.radikal.ru/1003/65/bad859afdf27.jpg Там, правда, кое-кого не хватает, но это можно пережить, особенно если SS пообещает исправиться.
Надеюсь, новая глава вас не разочарует.
Удачи!
Ваши Tansan и Команда.



Колин уже не бежал, а устало брел, с трудом волоча чугунные ноги. Сорок семь, сорок восемь… Видать, символом и знаком этого бесконечно длинного дня стал для него постоянный счет – кругов, часов и минут, черных мантий и шагов, шагов, шагов… Пятьдесят два… Но остановиться, перестать считать было невозможно: стоило лишь на мгновение притормозить – и в измученном сознании возникал отчаянный, с надрывом вопль: «Криви, придурок, уходи!» Пятьдесят четыре… Он не мог и не хотел этого знать, но безжалостная память раз за разом взламывала такие прочные еще днем запоры и терзала обессиленный рассудок серией четких, невыносимо ярких картин. Пятьдесят семь… Взлохмаченный зеленоглазый парень бежит, нелепо взмахивая руками и путаясь в полах чересчур длинной мантии. Нет, нет, неправильно, это не Гарри, не мог же Гарри Поттер взаправду натянуть уродливую маску своего извечного врага? Пятьдесят девять… Но откуда бы Волдеморту знать имя шестнадцатилетнего гриффиндорского придурка? «Уходи, говорю!» Нельзя, нельзя об этом думать. Шестьдесят два… Там, на полутемной кухне, был Снейп – шатающийся силуэт, хриплое дыхание, залитая кровью рубашка, черные изломы мокрых прядей, бездонные провалы глаз на пергаментно-бледном лице. Снейп и Гарри Поттер – так не бывает, ведь правда? Шестьдесят пять… Жуткий, нечеловеческий вой, искаженное безумием лицо, пальцы-крючья, резкий изгиб худого тела, бессильный рывок – дотянуться, вцепиться, разорвать! – и море, океан яростной боли в черных глазах… Шестьдесят восемь… Прикончил бы, не держи его пятеро. Словно он, Колин, посягнул на самое дорогое, единственное… Но разве Снейп, злобный слизеринский ублюдок, умеет любить? ТАК любить… Семьдесят один… Невероятно, невозможно, неправильно… Семьдесят два… «Рон, держи его!» Рон Уизли, и близнецы, и Симус Финниган, и семикурсник-хафлпаффец, и совершенно измотанная Гермиона Грейнджер. Они все были там, ведь так? Так? Семьдесят четыре… Всё… Следующий, семьдесят пятый шаг неизбежно вернет его к ступеням невысокого крыльца, к страшному проему распахнутой им самим миллион лет назад двери, к началу отсчета. Нет, все неправильно, это ошибка, чудовищная ошибка, так не может быть, нельзя, нельзя, нельзя об этом думать!!!
Он рухнул на землю, угодив коленкой на острый сучок, согнулся, задыхаясь, пережидая, но боль не думала стихать, напротив, разрасталась, проносясь огненной волной сквозь скрюченное судорогой тело, и наконец расцвела в мозгу, в груди печатью невыносимой истины: это – правда. Он, Колин Криви, самоуверенный бездарный кретин, убил Гарри Поттера. Убийца. Убийца по недомыслию и дурной тяге к геройству – худшее из стихийных бедствий. Более того. Убийца, неспособный признать свою вину. Трус. Трус! Гриффиндорец Криви – трус!!! Тысячу раз прав Снейп, такую падаль надо душить без разговоров. Остается лишь сделать последний шаг - и самому подставить горло под длинные сильные пальцы, ибо их право безоговорочно и непреложно.
Колин поднялся, с трудом разогнув пульсирующее болью колено, качнулся в темноту – семьдесят пять – и, споткнувшись о возникшую ступеньку, свалился к ногам одного из близнецов Уизли. Тот сидел на перилах крыльца, привалившись спиной к стене, в небрежно свисающей руке подрагивал огонек сигареты.
- Нагулялся? - в спокойном голосе не было злости, лишь усталость и легкая насмешка, - здоров ты круги наворачивать, небось, раз пятьдесят успел до барьера сбегать?
Пятьдесят семь. Лицо Уизли в темноте смазывалось, расплывалось, и Колин заворожено смотрел, как вспыхивает возле пятна его рта желто-оранжевый уголек.
- Будешь?
Сигарета вдруг оказалась совсем рядом, табачный дым ударил в нос. «Да нет же, я не за тем вернулся!» - хотелось крикнуть Колину, но он почему-то послушно взял теплую бумажную палочку, обхватил губами, вдохнул – и согнулся пополам, задыхаясь в приступе жестокого кашля. Сигарету тут же отобрали, большая тяжелая пятерня подхватила под грудь, не давая расшибить лоб о доски крыльца, другая огрела между лопаток – раз, другой, третий.
- Дуралей, ох, дуралей. С которого же раза до тебя дойдет, что нельзя хвататься за то, в чем нихрена не смыслишь? На верную смерть ведь полез, гер-р-рой…
Кашель перешел во всхлипывания, и Колин позорно разревелся, прижавшись щекой к твердому плечу. Джордж – или Фред? – молчал, лишь легонько похлопывал его по спине. Время шло, а слезы все не кончались, словно кошмар прошедшего дня вытекал из Колина неиссякаемым соленым потоком, и совершенно не хотелось считать этих горьких, тягучих, приносящих долгожданное облегчение минут.


Драко проснулся от мелодичного звона, словно кто-то задел перекладину с дюжиной маленьких колокольчиков. Открыв глаза, он понял, что лежит на диване в гостиной Снейпа, укрытый по горло пушистым пледом, рядом в кресле с ногами устроилась Ханна, а в камине полыхает зеленое пламя.
- Эббот?
- Привет, - она даже головы не повернула, продолжая смотреть в камин. Магический огонь бросал призрачные отсветы на неподвижное, словно мраморный барельеф, лицо, – директору не спится.
- Что, уже ночь?
- Начало первого, - обернулась, наконец, прищурилась тревожно. Звон прекратился, пламя утихло и вернуло себе привычный цвет, но изумрудные отблески под длинными ресницами девушки даже не думали гаснуть, и Драко с изумлением понял, что глаза у нее еще зеленее, чем у Поттера. – Как ты себя чувствуешь?
- Вроде ничего… - попытался повернуться на бок, и мышцы тут же отозвались острой болью, - ох…
- Вижу, - легко соскользнула с кресла, опустилась на колени рядом с диваном, с усилием вывернула из флакона с релаксантом притертую пробку, - здорово он тебя потрепал.
- Ничего, бывало хуже, - зачем-то соврал Драко, осторожно принимая узкую бутылочку. Рука тряслась, и Ханна не стала убирать своей, накрыла теплой ладонью запястье. Впору возмутиться – «Сам справлюсь!» - но прикосновение девичьих пальцев было столь волнующим и приятным, что довольно противное на вкус зелье он пил в три раза дольше, чем требовалось.
- Малфой, ты его смакуешь, будто вино. Глотать больно?
Ну почему белокожие так легко краснеют?
- Немного. Спасибо.
Ханна отставила флакон.
- Переворачивайся, я тебе спину разомну.
- Чего?!
- Не ломайся, Малфой, я сегодня часа три этим занималась, пока Нев релаксант варил. А не стала бы – ты б сейчас шевельнуться не мог. Если хочешь знать, мы с Герм летом курсы массажа закончили, и у меня диплом с отличием.
Он недоверчиво окинул взглядом ее маленькую округлую фигурку.
- Как вас туда пустили только.
- Под Образом, разумеется. И в этом деле не столько сила нужна, сколько умение. Переворачивайся, говорю.
Он подчинился – и невольно застонал от боли.
- Ох, Мерлин… Я даже не помню, как здесь очутился.
Теплые ладони убрали волосы, легли на плечи, мягко прошлись вдоль позвоночника.
- Я в виде Крэбба ждала тебя на опушке. Как ты еще аппарировать умудрился в таком состоянии.
- Очень не хотелось там оставаться, - в голове всплыло смутное воспоминание, - а откуда Патил с Грейнджер взялись?
Смешок.
- Не повезло бедняжке Парвати. Она сдуру начала тебе лекцию вычитывать о вреде пьянства, а за Гермиону был Фред. Она теперь на Медузу Горгону похожа.
- Так и спалиться недолго.
- Да откуда ей знать, чье это проклятие? Нечего было издеваться над невменяемым человеком. На базе сейчас не до нас, и я притащила тебя сюда…
- Мерлин! – от внезапной мысли Драко дернулся, приподнялся на локтях, превозмогая боль, потянулся к краю дивана, пытаясь встать. Как он мог забыть! – Поттер!
Узкие ладони с неожиданной силой толкнули его обратно, прижали к постели.
- Спокойно. Куда собрался? С Гарри должно быть все в порядке. Перед отбоем заглядывала Чжоу, сказала, что Снейп почти закончил.
Драко расслабился.
- Слава тебе… Вот уж не думал, что стану так переживать за гриффиндорского засранца.
- Мистер Малфой, будьте добры следить за своей речью.
Он снова изумленно вздрогнул. Откуда у скромной хафлпаффки интонации Нарциссы Малфой? Впрочем, Эбботы – одна из древнейших волшебных семей, хотя состояние они потеряли лет триста назад, и с тех пор на политической арене не появлялись. Но традиции потомственных аристократов в роду, очевидно, сохранились. Да и мать у нее, кажется, урожденная Прюэтт…
- Прошу прошения, леди Ханна.
Вздох.
- Хорош палку перегибать, какая я тебе леди. Бриллианты только на картинках видела.
- Причем тут бриллианты? Вон Панси ими словно елка новогодняя увешана, а толку ноль – чухонка чухонкой, даром что в роду герцоги да графы.
- Что ж ты ее на бал пригласил?
- А кого еще? У наследника Малфоев выбор, знаешь ли, ограниченный. Лучше уж Паркинсон, чем Буллстроуд.
- Не обязательно же сверстниц звать. Там у вас очень даже симпатичные девчонки есть помладше.
- Ну их, еще вообразят себе невесть что, мне и Панси за глаза… И знаешь, до тебя им всем, как Филчу до Министра Магии. Ты – леди, Эббот, уж поверь мне. Я кое-что в этом понимаю.
Ужасно хотелось увидеть ее реакцию. Или просто – увидеть, но так вывернуть шею в здоровом-то состоянии нереально. И вдруг энергично разминающая его бок рука на секунду остановилась, робко погладила по предплечью.
- Спасибо.
Хорошо, что она не может увидеть заливающего его щеки румянца.
- Остальные где?
- Все уже на базе. В замке только мы с тобой и Невилл – он за Снейпа дежурит. Закончит к часу – тоже туда отправимся.
- Разбор полетов?
- Вряд ли Гарри будет в состоянии.
- Это точно. Криви, надеюсь, политику партии объяснили?
- Не знаю. Здесь его изображали все кому не лень, а то братец едва тревогу не поднял.
- Эббот.
- Что?
- Это моя задница.
- Я в курсе. Сидеть на ней хочешь? Тогда молчи.
Он послушно молчал, млея от энергичных, и в то же время удивительно бережных прикосновений, пока Ханна не закончила с его икрами и не потребовала перевернуться обратно.
- Знаешь, Эббот, у тебя волшебные руки. Почему бы не попробовать эту поттеровскую цитосонацию?
- Мне не дано. Я, Малфой, только убивать и калечить умею.
- Ну что за… - подземельный сквозняк вдруг всколыхнул пламя свечей, и пухлое, миловидное лицо девушки на мгновение вспыхнуло каким-то нереальным, почти божественным светом – да так и осталось для ошеломленного Драко Малфоя единственно прекрасным во веки веков. Парень замер, боясь спугнуть это чудо.
- Ты красивая, - едва слышным шепотом сообщил он.
Ладони, растирающие грудную клетку Драко, резко остановились. Ханна уставилась на него своими зеленющими глазами, моргнула раз, другой.
- Что, прости?
- Очень красивая.
Непостижимая вещь – любовь. Полночь, чужая гостиная. Где-то мечется по поместью, швыряясь непростительными, Темный Лорд, в директорском кабинете сидит над картой, разыскивая в коридорах Хогвартса профессора Снейпа, Дамблдор, сам Снейп вытаскивает с того света Гарри Поттера. Идет война. А он, Драко Малфой, замер перед белокурой Афродитой и мечтает до бесконечности растянуть волшебство этого мгновения. Целая вечность – глаза в глаза…
Эббот зажмурилась, резко встряхнула головой. Пара локонов выбились из тяжелого узла на затылке, и она отработанным движением заправила их за ухо.
- Малфой, скажи своему Лорду, что круциатус тебе противопоказан. Не только крючит, но и крышу сносит. Нашел красавицу…


Невилл Лонгботтом в Образе профессора Снейпа завершал ночное дежурство по школе. Ему нравился этот Образ, нравилось, как легко и бесшумно тело слизеринского декана скользит по гулким каменным коридорам. Сколько он, интересно, отрабатывал походку? Или это врожденная пластика? Надо будет попробовать воспроизвести. Хотя Гарри как-то пробовал – смотрелось довольно-таки неуклюже.
Завернув за угол, он едва не споткнулся о полосатую кошку. Реакция у Снейпа тоже на высоте, будь Невилл сейчас в любом другом Образе, вспахал бы носом каменный пол. Какой идиот выпустил фамилиара погулять в час ночи? Черт. Знакомые полоски…
- Минерва?
Взгляд ее был чересчур отрешенным даже для кошки. Да, профессор, тяжело вам далось сегодняшнее общение с обожаемым директором.
- Почему ты не спишь? Неужели я умудрился перепутать график дежурств?
МакГонагалл медленно, будто через силу трансформировалась и застыла посреди коридора, похожая на жертву петрификуса. Во взгляде ее читалась все та же пустота.
- Минерва, что с тобой?
Ее словно включили – сцепила на груди тонкие пальцы, порывисто двинулась навстречу, широко раскрытые глаза лихорадочно заблестели, напряженно высматривая что-то в его лице.
- Северус …
И вдруг пошатнулась. Он едва успел подхватить ее под локти. Мерлин, неужели снова сердце? Будем надеяться, в худом, жилистом теле Снейпа достаточно сил, чтобы дотащить ее до больничного крыла. Не применять же мобиликорпус к собственному декану. Он примерился, как бы ловчее ее поднять, но тут женщина в его объятиях выпрямилась и слегка отстранилась.
- Извини, я…
- Минерва, тебе нехорошо. До больничного крыла всего одна лестница, и если ты на меня обопрешься…
- Нет-нет, я в порядке. Просто у меня сегодня был очень тяжелый день. Северус…
- Да?
- Как ты относишься к шотландскому виски?
- Боги, Минерва! Что стряслось?
- Я… расскажу. Тебе нужно это знать. Прошу, Северус, составь мне компанию. Ужасно не хочется напиваться в одиночку.
Вот влип. Отказываться нельзя ни в коем случае – хотя понятия «Минерва МакГонагалл» и «пьяная истерика» абсолютно не сочетаются, она сейчас в таком отчаянии, что может и глупостей натворить. Ладно, Снейп вроде бы достаточно устойчив в отношении алкоголя. Только ребят надо предупредить, чтоб не ждали.
- Хорошо. Я провожу тебя до твоих апартаментов, потом спущусь к себе на десять минут, у меня зелье…
- Сходим вместе. Северус, прошу, не оставляй меня сейчас одну.
Ага, здрассьте вам в окно. Добрая ночь, мистер Малфой, миссис Эббот, что это вы делаете в покоях слизеринского декана. Нет уж, придется улучить минутку, выйти в туалет и смотаться туда-обратно через канализацию. Долго, конечно, получится, но вряд ли выпивка нейтрализует свойственную МакГонагалл деликатность.
- Ладно, черт с ним, с зельем, ты едва на ногах стоишь. Пойдем, Минерва, пока нас Филч не засек. А то слухов потом не оберешься.


Два часа ночи. Небольшая, светлая, очень магловская кухня. На стульях, столах, подоконнике сидят юноши и девушки с одинаковым выражением сосредоточенного ожидания на осунувшихся лицах. Двенадцать человек. И мертвая тишина.
Колин давно бы уже уполз куда-нибудь в укромный угол предаваться самобичеванию, но твердая рука Джорджа Уизли словно приклеилась к его плечу. И Колин покорно сидел рядом с ним на краешке подоконника, ежился затравленно, ловил случайные взгляды и жадно выискивал в них ненависть, злобу или хотя бы неприязнь. Тщетно. Максимум, чем смогли порадовать жаждущую возмездия душу собравшиеся здесь знакомые незнакомцы – это снисходительные усмешки, да шепотом прилетевшее со стороны второго близнеца «Дуболом». В то время как ему хотелось биться головой о кафельный пол и подставлять ребра под кованые каблуки. Или хотя бы под кроссовки…
- Криви, - попавший в очередной раз под взгляд провинившейся собаки Рон Уизли грозно нахмурился, - прекращай корчиться, не то обездвижу и отправлю обратно в подвал. Спать.
Колин поспешно отвел глаза, но тут кое-что вспомнил.
- Подвал… Там же эта…
- Кто?
- Ну эта… - изобразил руками огромные уши и картошкообразный нос, - министерский работник.
Мариэтта Эджкомб схватилась за голову.
- Блин, совсем забыла… Это она тебя выпустила?
- Да. Записка… и связать велела.
- Связал?
- Связал.
- Ну и пускай отдыхает.
- Э-э-э… а кто это?
Мариэтта зло усмехнулась.
- Не узнал? Мадам Генеральный Инспектор собственной жабьей персоной. Только под силенцио и в слегка подправленном виде.
- Амбридж?!
- Можешь пойти поздороваться.
Он во все глаза таращился на Мариэтту. Вот что, скажите на милость, здесь делает эта предательница? А может, не предательница вовсе?.. Малфой вон сидит. И вся эта разномастная компания словно единой цепью связана, будто нет у них никого ближе друг друга. И даже Снейп… Кстати, где он?
- А Снейп?
- Что Снейп?
- Он… настоящий?
Даже улыбка – невеселая, но удивительно светлая – у них одна на всех.
- Еще какой настоящий. Ты такого настоящего и не видел никогда.
Колин зажмурился, потряс головой.
- Ничего не понимаю.
Рука Джорджа слегка прихлопнула его по плечу.
- Объяснять завтра будем. Сейчас, сам понимаешь, не до того.
Странно. Слезы вроде закончились еще там, на крыльце. Почему же щеки опять мокрые? И никак не удается сдержать жалобный всхлип.
- Они ведь спасут его, правда?
- Спасут. – Малфой почему-то смотрел на Ханну Эббот. Ага, у нее тоже щеки блестят. – Снейп скорее сам загнется, чем позволит Поттеру умереть.
Снова тишина. Молчат они тоже вместе. И Колину до боли вдруг захотелось отменить, стереть свою случайность и хоть на секунду почувствовать себя здесь своим. Нереальная мечта. Кто он? Школьный клоун, фотограф-одиночка, неудачник и почти состоявшийся убийца Гарри Поттера. А они – сила, семья, команда. Память сотрут, и правы будут. Господи, как же не хочется забывать…
Шорох, шаги в коридоре. Колин даже не понял, сам ли соскочил с подоконника, или его сдернула рука Джорджа. Единым движением Команда поднялась навстречу Гермионе Грейнджер. Девушка устало опустилась на подставленный стул, взяла подсунутую Малфоем чашку, несколько невыносимо долгих секунд пила, и наконец вымученно улыбнулась.
- Все в порядке, все живы, все спят. Ребята, отнесите кто-нибудь Джин в кровать, у меня даже на левиосу сил нет.


Каковы бы ни были способности Снейпа в искусстве пить не пьянея, до Минервы МакГонагалл ему явно было далеко. На столе рядом с тарелочкой нетронутых оливок и полным графином содовой появилась уже третья бутылка, в голове Невилла шумело, конечности двигались в неприятной дисгармонии с приказами мозга, а у гриффиндорской деканши по-прежнему не было ни в одном глазу.
- Сорок лет, Северус, понимаешь? Я же на него молилась, а он меня едва сегодня по стенке не размазал. И врал, врал… сорок лет врал!
Недрогнувшей рукой наполнила до краев почти пустой бокал и осушила, словно стакан с тыквенным соком.
- Я поняла… ты же с самого начала знал, да? Он и Поттеров так… во имя высшего блага… Мерлин, какая ж я дура. Верила, больше чем самой себе, верила… Как ты смог его простить, Северус? Лили… Гарри с этими маглами… а Сириус, боже… И тебя Волдеморту… на блюдечке, хладнокровно… страшная смерть… Северус!!! – взвизгнула она, опрокинув бокал, и Невилл внезапно понял, что его декан пьяна в стельку, - ну что ты молчишь!
А что мне ответить, профессор? Я ведь даже находиться здесь права не имею. Это не мне вы сейчас душу раскрываете. Все что могу – моргать осоловело, старательно изображая невменяемость. Мне жаль вас, до смерти жаль, я все понимаю, вот только утешить вас не в моих силах. Потерпите уж, пока Гарри придет в себя, и Команда примет решение, к которому вы все равно еще не готовы.
- Минерва, ну что ты, перестань, все не так плохо.
Вздрогнула, будто от удара. Жестом бесконечной усталости смахнула на пол бокал и уронила голову на подставленные руки.
- Все очень плохо, Северус. Даже ты не понимаешь, насколько все плохо…
Он открыл было рот, но тут вдруг рядом запела волынка, и в камине взревело зеленое пламя. МакГонагалл отняла руки от лица, медленно выпрямилась, трезвея на глазах.
- Панталоны Гвиневеры, Альбус. Интересно, эта сволочь голубоглазая когда-нибудь спит? Северус, могу я тебя попросить…
- Конечно.
Вспышка отрезвляющего. Надо же, у Снейпа движение отработано до автомата.
- Надеюсь на ответную любезность.
Еще одна вспышка. МакГонагалл тяжело поднялась, окинула взглядом стол, задержалась на пятне от пролитого виски – и махнула рукой.
- Не все ли равно. У тебя неприятностей не будет?
- Он знает, что я здесь, поверь.
- Он все всегда знает.
Нет, не все, профессор, далеко не все…


- Джордж.
- Да?
- А почему Снейп так… за Гарри?
- У него спроси.
- Ты что! Я не самоубийца.
- Представь себе, я тоже. Слушай, чудовище, ты спать собираешься?
- Ага, сейчас.
Через три минуты.
- Джордж.
- Что?
- Вы вправду меня обливиэйтить не станете?
- От тебя зависит. Спи.
- Ага, вот теперь усну. Что значит – от меня?
- Тест будем проводить.
- Какой еще тест?
- На степень идиотизма. Зуб даю, у тебя он зашкалит.
- Джордж, я серьезно…
- Я тоже. Заткнись и спи.
Через минуту.
- Джордж.
- Ну что еще?
- А зачем вам Амбридж?
- Р-р-р-р-р, Криви, убью! Снейпу на ингредиенты понадобились кишки гигантской жабы! И если ты немедленно не успокоишься, я тебя в патефон трансфигурирую!
- Во что?
- Будешь мне колыбельную напевать! Спи!!!
- Сплю.
Через пять минут.
- Джордж.
Молчание.
- Джо-о-ордж.
Тишина.
- Джордж!
- Криви, твою за ногу!!!
- Нет, ты спи, спи. Я только хотел сказать – спасибо…


Директор выглядел бодрячком, будто и не находился на ногах почти сутки. Довольно богатые событиями сутки. Наверняка у него есть свой Алакритас.
- Добрая ночь, Минерва, Северус. Не помешал?
- Ну что вы, разве вы можете помешать, Альбус?
От неприкрытого сарказма в голосе МакГонагалл Дамблдора ощутимо передернуло, хотя выговаривать он не стал. Но Невилл все равно попытался переключить его внимание на себя – от греха.
- Мы уже закончили, Альбус. Однако, не поздновато ли для визита? Все-таки Минерва – дама.
Директор вздохнул.
- Могу представить, как вы тут себя накрутили. Прошу прощения, Минерва, но мне нужен был Северус. И пока я ждал окончания вашей вечеринки, в голову неожиданно пришло, что разговор может касаться вас обоих. Разрешите?
МакГонагалл устало махнула рукой на диван.
- Куда от вас денешься…
Директор сел.
- Думаю, ваше вопиющее неуважение к вышестоящим можно списать на содержимое вон тех бутылок?
- Даже не надейтесь. Я и в былые времена не стала бы так рисковать, а уж сегодня и подавно.
Да, видать его протрезвляющему МакГонагалл оказалась не по зубам – вон как откровенно нарывается.
- Минерва, - терпение директора явно подходило к концу, - если ты желаешь покинуть Хогвартс и Орден, я не стану тебя удерживать.
Она щелкнула пальцами и глубоко затянулась возникшей из воздуха сигаретой. Вот еще новости…
- Может, и покину… Говорите, Альбус, мы вас внимательно слушаем.
Снова вздох.
- Боюсь, придя сюда, я совершил большую ошибку… Северус, возможно, нам стоит пройти в мой кабинет.
Невилл сжал под столом кулаки. Вот уж влип так влип. Наедине с директором перспектива проколоться возрастала в десятки раз, а значит, покидать апартаменты деканши нельзя ни в коем случае.
- Ну что вы, Альбус, уверен, эта беседа действительно важна для нас обоих. Минерва, прошу, возьми себя в руки.
Секунду она смотрела ему в глаза, затем опустила сигарету в пустую бутылку, накрыла ладонью узкое горлышко.
- Прошу меня простить, Альбус. Я… позволила себе лишнее. Обещаю, впредь такого не случится.
С минуту Дамблдор созерцал узоры на ковре, задумчиво накручивая на палец прядь бороды.
- Хорошо. Итак, Северус, думаю, тебе уже известны подробности сегодняшней встречи. Хотелось бы знать, что ты об этом думаешь.
Невилл пожал плечами.
- Откровенно говоря, не верится.
- Понимаю. И тем не менее, существование Серой Лиги сомнению не подлежит. Как думаешь, что могло заставить тебя отказаться от их предложения?
- Ума не приложу, Альбус. Учитывая Долг Жизни Уолдену… Очевидно, у меня были весьма серьезные мотивы.
- Может, так, а может, и нет. Подумай: ты был изранен, вымотан и больше всего на свете хотел покоя. Скорее всего, разговор с Командором просто пришелся не ко времени.
Невилл осторожно кивнул.
- Наверное, вы правы.
- Судя по всему, Командор – отличный психолог, он тоже это понимает. Возможно, в ближайшее время ты получишь повторное приглашение, и Северус… мне б не хотелось, чтобы ты снова от него отказался.
Вот так откровенно? Без долгих подъездов, прощупывания почвы, легилиментских игр? С ума сойти. Нет, все не так просто. Директор провоцирует их, проверяет на прочность. За себя Невилл не волновался, но вот МакГонагалл… бога ради, профессор, только не сорвитесь. Он перевел на нее взгляд, запустил осторожный ментальный зонд. Отлично. Блок она держала железобетонный, никакому Дамблдору не пробиться, и выглядела вполне хладнокровно, хотя Невилл нутром недавнего собутыльника чувствовал съедающее ее изнутри бешенство.
- Я понял, Альбус. Хотя не разделяю вашей уверенности в том, что подобное предложение поступит.
- С сегодняшнего дня мы в игре, Северус. Прислав парламентеров, Командор тем самым признал в нас реальную силу.
- Хорошо. Если они выйдут на меня, я соглашусь. Тем более, обливиация меня не прельщает.
- Уолден упомянул, что в тот раз ты пошел на это добровольно. Не знаю, правду ли он сказал…
Ах ты ж… Интересно будет посмотреть реакцию Снейпа на сей занимательный разговор.
- Минерва.
Дамблдор замолчал, буровя МакГонагалл взглядом из-под очков. На всякий случай Невилл незаметно поддержал ее блок. Деканша, конечно, первоклассный окклюмент, видать, училась у одного из здесь присутствующих, но чем черт не шутит. Наконец, директор заговорил – медленно, цедя слова по капле, не отрывая пронзительного взгляда от ее лица.
- Возможно, членство в Серой Лиге будет предложено и тебе. Я практически уверен, что нелепое обвинение Уолдена имело своей целью сбить тебя с толку. С прискорбием должен констатировать, что ему это удалось.
Невилл мысленно зааплодировал. Вот ведь гад.
- Альбус, мне казалось, мы разрешили это недоразумение. Я уже извинилась, и не раз.
Браво, профессор! Так держать!
- Уолден об этом не знает. Твоя реакция была довольно показательной, и Командор наверняка предпримет попытку тебя завербовать. Если это произойдет…
- …я так же должна буду согласиться. Хорошо, Альбус.
Добро пожаловать в шпионы, Минерва МакГонагалл.
- Прекрасно, - директор встал, - в таком случае, не смею больше надоедать. Уже почти четыре. Рекомендую лечь спать, господа преподаватели. Завтра нам предстоит вывоз первой партии студентов на Ярмарку, и свежие головы вам не помешают. Спокойной ночи.
Едва в камине погасли изумрудные всполохи, МакГонагалл схватила недопитую бутылку и жадно приложилась к горлышку. Невилл ахнул.
- Минерва! Боги, я просто боюсь оставлять тебя одну.
- Не волнуйся, это последняя, - вытерла рукавом рот, откинулась на спинку, прикрыла глаза, - пятьдесят лет не напивалась… И сегодня не дали. Надеюсь, твое согласие было столь же искренним, как и мое?
- Конечно, - предостерегающе нахмурился, но она на него не смотрела.
- Забавно на старости лет попасть в шпионы. Как это, Северус?
- Вполне терпимо. Тем более, Серая Лига – не Волдеморт.
- Да, разумеется. Они – не враги… И все же невыносимо хочется в душ.
- Что тебе мешает?
- Не юродствуй, ты прекрасно меня понял. Может, поэтому ты так не любишь всяческие водные процедуры? Одна грязь перебивает другую?
- Минерва!
- Прости, я злая сегодня.
- Иди спать.
- Северус…
Мерлин… Больной, почти сумасшедший взгляд. Она на грани.
- Минерва, прошу тебя, поверь. Потерпи немного – и все наладится. Все будет хорошо, - и с нажимом. – Я. Тебе. Обещаю.
Скривилась, всхлипнула едва слышно.
- Ох, как хочется верить… Знаешь, если б они действительно пришли, я бы согласилась и без альбусова приказа. И ни за что…
Он прыгнул вперед и едва успел прижать пальцы к ее губам. Конец фразы – «…не доложила бы ему об этом» - остался непроизнесенным.




Глава 22.

Маленький диванчик явно не был рассчитан на использование в качестве спального места. И как Поттер ухитрялся дрыхнуть на нем целую неделю? Он, конечно, меньше ростом… плюс опыт проживания в чулане... вряд ли тамошнее его ложе было лучше этого. Но привыкший к хогвартским перинам организм профессора яростно протестовал против подобного обращения. С трудом, подавив желание застонать и выругаться, Снейп сел.
На соседней кровати спал Гарри. Глядя на спокойное, без признаков румянца лицо, сложенные поверх одеяла руки и неподвижное, вытянутое по стойке смирно тело, зельевар почувствовал мгновенный укол страха. Сглотнув, он напомнил себе, что мальчишка пока не в состоянии двигаться самостоятельно - как положили, так и лежит. Тоже, наверное, все затекло, в такой позе только вампиры спать умеют. Подожди, Гарри, сейчас приведу себя в порядок – и посмотрим, как у нас дела.
Так, по одежде явно прошлись очищающим. Запустив пальцы в волосы, Снейп понял, что не только по одежде. Грейнджер, небось, постаралась, кому еще наглости хватит. Лучше б диван трансфигурировала, нахалка.
Вчера, разумеется, было не до переодеваний, и Снейп с большим неудовольствием обнаружил, что брюки с него не свалились лишь благодаря подтяжкам. До позавчерашнего дня он имел о них весьма смутное представление, и очень удивился, узнав, что Уолден Макнейр носил брюки магловского покроя, но при этом терпеть не мог брючных ремней. Избавившись от аксессуара, зельевар постарался уменьшить штаны до приемлемых размеров. Не мадам Малкин, конечно, но сойдет.
- Доброе утро, сэр.
Снейп невольно порадовался, что Поттер не уродился белокожим – на бледном, под цвет наволочки, лице изумрудная зелень глаз смотрелась несколько дико.
- Утро сейчас в Америке, Поттер. А у нас время обедать.
- Вам идет белый цвет.
Снейп смущенно поправил рукав.
- Это рубашка Макнейра. Она мне велика.
- Определенно, да.
- Дерзец, - зельевар присел на край кровати, сдвинул одеяло, распахнул пижамную куртку, осторожно прошелся пальцами по грудной клетке. Вместо ребер у Поттера сейчас были лишь хрупкие хрящи – завершить процесс профессор вчера оказался не в силах.
- Стетоскопа не хватает, - пробормотал Гарри.
- Что, прости?
- Нет, это я так… Как вы себя чувствуете?
- Это мой вопрос, Поттер.
- Конечно, извините. Просто вы выглядите усталым.
- Беспокоиться – тоже моя прерогатива. Дышать не трудно?
- Нет. Вы замечательно справились.
- Слышала бы тебя Минерва.
Грудина под ладонью вдруг дернулась и мелко затряслась. Снейп едва сдержал гневную реплику. Нашел время веселиться, паршивец!
- В чем дело?
- Простите… вдруг пришло в голову… ой, мама…
- Перестань хихикать, будь добр, я тебе еще ребра не доделал. Чем тебя так насмешила гипотетическая реакция Минервы, позволь узнать?
- Да не реакция. Вы в курсе, что означает у маглов обмен кровью?
Снейп грозно вздернул бровь, но чертова улыбка, как всегда, все испортила.
- Вот уж не думал, что перспектива побрататься с Северусом Снейпом вызовет у Гарри Поттера столь бурную радость.
- Не перспектива, а состоявшийся факт.
- Для этого существует древний и весьма сложный обряд. То, что произошло между нами, в магическом мире не имеет значения.
- Вы правда так думаете?
- Конечно, сам по себе факт уникальный, и просчитать его последствия было бы не лишним…
- Северус, - Поттер больше не смеялся, - я ведь не об этом.
Ох, мальчик… Это как же надо стосковаться по ласке и теплу, чтоб так тянуться к своему угрюмому, нелюдимому учителю? Впрочем, не такому уж нелюдимому с некоторых пор. Ты изменил мою жизнь, наполнил ее светом и смыслом, так могу ли я не откликнуться на твой призыв?
- Гарри, - он пригладил непослушные поттеровские вихры, - ты мне дорог без всяких обрядов. Мы обязательно поговорим об этом, когда появится возможность.
Улыбка до ушей – светлая, открытая, живая.
- Вечером?
- Возможно. Если, конечно, не передумаешь после той взбучки, которую я намерен тебе устроить за твою выходку.
- Жду с нетерпением, сэр.
Аж жмурится от удовольствия, паршивец.
- Поттер, это нездорово. Может, стоит одолжить у Филча розог?
- Гермиона будет против.
- Кто ее спросит, - Снейп положил ладонь на холодный лоб, - тебе нужно набраться сил. Феликс мемори ин сомнус Спи, Гарри.


На кухне обнаружились Эджкомб и Чанг, не считая Бель. Чжоу возилась у плиты, Мариэтта отчитывала свою подопечную. Судя по измятому виду, эльфийка тоже провела не лучшую ночь.
- …еще одна такая выходка – и поселишься в подвале навечно. О, добрый день, профессор. Кофе?
- Буду весьма признателен.
- Вообще-то, обед готов, - Чжоу помахала деревянной лопаткой, - до Гермионы мне, конечно, далеко, но рагу вышло вполне сносным.
Снейп удивленно принюхался.
- Вы используете какие-то чары против запаха, мисс Чанг?
- Мамино изобретение, она терпеть не может, когда в доме пахнет едой. Ну как, профессор, рискнете попробовать?
- Зельеварение вы сдали прилично, так что пищевое отравление, думаю, мне не грозит. Только снимите свои чары, я не привык оценивать блюдо лишь по его внешнему виду.
- Есть еще и вкус, профессор, - Мариэтта положила перед ним столовые приборы, - Чо поскромничала в оценке своих кулинарных талантов. Бель, принеси сок.
Эльфийка поспешно метнулась к холодильнику. Снейп поднял бровь.
- В чем она провинилась?
- Выпустила вчера Криви. Устроила целое представление с записками и рваными простынями.
- Весьма неосмотрительно, Долорес, - Бель съежилась под его взглядом, - я едва не убил мальчишку.
- Потому мы его и заперли, - Чжоу поставила перед Снейпом тарелку с аппетитно пахнущей смесью, - как Гарри?
- Спит.
- Я сварила для него бульон. Можно?
- Нужно. Часа через два он должен проснуться, - Снейп усмехнулся и взял вилку, - покормите Поттера с ложечки, мисс Чанг, его очередь быть больным.
- Вряд ли Джин уступит мне эту привилегию.
- Мисс Уизли придется сопровождать младшие курсы в Пейнсвик.
- Вот проблема. Увидите, скоро она явится и силой выставит меня отсюда себе на замену. Так кофе вам сварить?
- Если можно. М-м-м… великолепно, мисс Чанг.
- Мамочки, до чего ж непривычно слышать от вас похвалу.
- По сравнению с Гриффиндором вам грех жаловаться. Еще новости?
- Криви стихийно приняли в Команду. Джордж взял его под свое крыло.
Снейп замер, не донеся вилку до рта.
- Уверены, что это разумно?
Мариэтта слегка пожала плечами.
- Я бы не стала торопиться, но у близнецов всегда был несколько иной взгляд на вещи, и как правило, они не ошибаются. Джордж говорит, мы привыкли считать мальчишку легкомысленным кретином, а меж тем у него отличный потенциал.
- Возможно. Так что все-таки произошло?
- Вам Чо расскажет, она там была. А мне пора возвращаться в Пейнсвик, Луна, наверное, с ног уже сбилась.
- Желательно, с думосбором, мисс Чанг.
- Как скажете. Ваш кофе. Я… ой. Невилл идет.
- Уже пришел. Всем привет, приятного аппетита, профессор. Как Гарри?
- В порядке. Мне кажется, вы должны быть сейчас в школе, Лонгботтом.
- Я там и есть, - Невилл сбросил мантию, - и вы тоже, Фред с удовольствием отправился обедать за преподавательский стол.
- Надеюсь, там никто не позеленеет.
- Он обещал вести себя прилично.
- Ну-ну… Так что случилось?
- Да ничего, просто скоро начало экскурсии. Боюсь, мне с вашими слизеринцами не справиться.
- Ясно. Кофе я могу допить?
- Конечно. Выезд в три, - Невилл чуть нахмурился, щелкнул пальцами – и на стол приземлилась большая серебряная чаша, - а пока, если не возражаете, я хотел бы вам кое-что показать.


Лорд Волдеморт хмуро обозревал свое потерянное войско. Черные мантии тесными рядами заполонили маленький запущенный садик Поместья. Глядя на безликие маски, он в который раз пожалел, что изобрел когда-то этот ритуал – первоначальная идея сохранять инкогнито давным-давно себя изжила, все друг друга знают. Но ведь традиция… Какая ярость кипела в глазах Беллы, когда он предпочел ее эскизу вариант юного, едва принявшего Метку Снейпа! Мальчишка просто пылал энтузиазмом. Северус, мой злобный худосочный гений, когда ты меня предал? Сейчас или семнадцать лет назад, в ту секунду, когда в приемном зале Поместья впервые прозвучало имя Поттеров? Я дал тебе все – деньги, лабораторию, неограниченные возможности, почти-свободу. Рай для ученого. Но ты предпочел маленькую мертвую грязнокровку. Глупец. Отчего же я постоянно вспоминаю твои истерзанные мощи у своих ног и горящий неприкрытой ненавистью взгляд?
Одна из черных фигур в первом ряду слегка шевельнулась, и Лорд автоматически взмахнул палочкой. Круцио! С минуту наблюдал, как корчится под действием заклятия тело раба. Идиоты. Заавадить бы к Модреду всю сотню, но с кем тогда прикажете работать? Достаточно трупа того кретина из Внешнего Круга, который вместо охоты на крыс вздумал навестить любовницу и был пойман в Хогсмиде Руквудом. Августус умен. Едва сообразив, чем грозят пятерке особо приближенных, но безнадежно проштрафившихся слуг неожиданно отказавшие Метки, он поклялся обшарить всю Англию, но отыскать блудных дегенератов. От круциатуса это его не спасло, но все же Руквуду досталось куда меньше, чем остальным. Эйвери без сознания, Джагсон, похоже, уже не жилец. Белла… да. Опомниться и опустить палочку Лорда заставил лишь ее тихий, жалобный скулеж. Белла всегда переносила круцио без единого звука. Только двое так умели – она и Снейп… К Модреду Снейпа! Предатель мертв, мертв, мертв!
Белла жива. Умная, жестокая, фанатично преданная Белла. Августус поставит ее на ноги, это в его интересах. Лучше бы, конечно, Родольфус… Чья жена, в конце-то концов? Где их с братом носит? Уже месяц ни слуху ни духу. Рабастан все уши прожужжал – секрет Утнапишти, тайник Гильгамеша*… Знают, чем зацепить хозяина, негодяи. Легенда о Цветке Вечной Молодости действительно наводит на мысль о философском камне, и если Рабастану удастся его разыскать… Но четыре тысячелетия! Уж не отдыхать ли верные слуги отправились, выдумав себе столь нелепый предлог? Модред дернул отпустить с ними Долохова. Вряд ли они там втроем багдадские достопримечательности разглядывают. Пора вызывать, и пускай только попробуют явиться с пустыми руками.
Мальчишка Малфой улизнул… Молодец, выйдет из него толк. Неженка, конечно, но голова на плечах есть, и инстинкты на высоте. Задержись парень еще на часок – пускал бы сейчас пузыри на пару с отцом. Эх, Люциус, Люциус, скользкая, двуличная гадина. Неприятностей от тебя было куда больше, чем толку, а вот поди ж ты – почти скучаю. Кто еще умел с такой точностью определить, откуда дует ветер, и мгновенно вписаться в любой расклад? А редкие вечера в Малфой-мэноре с бокалами шерри у камина? Интеллектуальные беседы, дуэль эрудитов или легкий ненавязчивый треп – Люциус печенкой чуял настроение хозяина и умудрялся всегда ему соответствовать. Идеальный собеседник. Уж не устал ли он быть таким идеальным? Симулировать сумасшествие, чтобы избавиться от общества хозяина – выходка вполне в духе Люциуса. Надо будет наведаться в Малфой-мэнор.
Так, но с этими-то что делать? От момента, когда он обнаружил потерю связи, до появления Августуса с полумертвым от ужаса Селфином прошло три часа. Три часа бешеной ярости и мучительного страха. За них заплатила Белла, и это несправедливо. А Лорд Волдеморт справедлив. Поэтому он отпустил Паркинсона с Крэббом и основательно обожженным Гойлом, ограничившись почти формальным наказанием. И поэтому, едва Метки заработали, вызвал всех участников акингтонского провала, всех до единого. Каждый, кто посмел спутать его, величайшего из Темных Магов, с наглым самозванцем, должен быть наказан. Белла, Эйвери, Джагсон, юный Малфой будут отомщены. Только вот как? Держать под круциатусом сразу сотню человек не по силам даже ему. Как бы пригодился сейчас Северус с его зельями… Заставить проклинать друг друга? Сдохнут уже ко второму кругу, а часть и вовсе не справится, думая лишь о том, что ожидает их самих. Трусы. Нет, пожалуй, стоит начать с командиров отрядов, а те уже отыграются на подчиненных. Ему останется лишь проконтролировать.
- Итак.
Ряды черных мантий вздрогнули – долгое молчание хозяина сыграло свою роль.
- Треверс! – одна из фигур упала на колени, низко склонилась, уткнувшись маской в невысокую траву, - значит, ты со своим отрядом целые сутки гонял крыс по подземным туннелям?
Фигура сжалась, мелко задрожала, и Лорд с шипением втянул воздух, буквально ощущая на языке возбуждающий вкус страха.
- А ты, Нотт? Весь день копался в магловских отбросах?
Другая фигура шагнула вперед, с достоинством опустилась на одно колено и склонила голову. Этот не боится. Никогда не боялся. Лорд Волдеморт уважает смелость, но сегодня пощады не будет никому.
- И, наконец, Малсибер. Вы превзошли себя, мой друг. Вылизать до блеска канализацию в магловских трущобах. Браво!
Еще один трус. Невольно позавидуешь Дамблдору – в его Ордене все, как на подбор, смельчаки. За исключением жалкой крысы Петтигрю… Братья Прюэтты бились против десятерых Упивающихся, и отправили в мир иной половину, прежде чем удалось их достать. Карадок Дирборн с перебитыми ногами держал оборону магловского коттеджа, пришлось развеять его в пыль вместе с крыльцом, чтобы пройти, но в доме уже никого не оказалось. Доркас Медоуз смеялась ему, Темному Лорду, в лицо, принимая зеленый луч авады. Джеймс Поттер вышел навстречу даже без палочки, и до последнего пытался задержать. Даже сопляк Поттер-младший… Да, конечно, еще Снейп. Знал ведь, что жизнь его висит на волоске, знал, каков неизбежный конец предателя – и раз за разом шел на вызов. Почему же все смельчаки-герои оказались на той стороне, а ему, Лорду Волдеморту, служит сборище трусливых идиотов? Стоп. Смельчаки – на той стороне. Придется проверить Нотта. Правда, есть еще Белла, верная, отважная, несгибаемая Белла. Надо подарить ей что-нибудь. Гребень Морганы, все равно не понадобился. Впрочем, это подождет, сейчас же… начнем, пожалуй с Малсибера.
Но едва он поднял палочку, как в задних рядах Упивающихся раздался шум.
- Пропустите! Хозяин ждет меня! Я выполнил приказ! Пропустите!
Расталкивая черные фигуры, в круг пробился Питер Петтигрю – и рухнул на колени перед остолбеневшим Волдемортом, протягивая ему огромный букет синих цветов. На полураскрытых бутонах дрожали капельки воды, волна одуряющего запаха заставила приподнять голову даже Нагайну. Остренькая, желтоватая мордочка Петтигрю среди этого великолепия смотрелась до ужаса нелепо.
- Мой Лорд, я выполнил приказ…
Тишина. Казалось, даже деревья застыли от ужаса, и ветер не смел тронуть нестриженные газоны и листву. Секунда, другая, третья…
Волдеморт захохотал.


- Гарри, ты чего ржешь, как ненормальный? Немедленно перестань, Снейп велел тебе лежать тихо.
- Джин… ой, мамочки…
- Гарри, я Снейпу пожалуюсь!
- Ага…
- Да что случилось?
- Петтигрю вернулся. С лотосами!.. Ой, не могу… Ты бы видела, как сейчас Риддл ржал. От души, понимаешь, как нормальный человек!
- Совсем спятил. И ты с ним заодно.
- Джин, он их всех отпустил. Велел убираться с глаз. Я-то думал, половину заавадит.
- И решил проконтролировать? Гарри, тебе прописали покой и сон, а ты вместо этого подглядываешь за выходками маньяка.
- Солнышко, я тут со скуки дохну.
- Ну все, сам напросился. Вот тебе учебник, параграф тридцать восьмой, Морсус Консцентия – зелье совести. Развлекайся.
- Мерлин, Джин…
- В пятницу у вас контрольная, дорогой. Привет от Снейпа.


- Кингсли, ты плохо выглядишь. Чаю?
- Благодарю, Альбус, лучше кофе, если можно, с коньяком.
- Похоже, спать тебе вчера не пришлось. Все так плохо?
- Я просто уничтожен. В Британском Аврорате, оказывается, собрались сплошь олухи и недоучки. Не дай Мерлин, слухи поползут – позору не оберешься.
- Перестань, этот противник не по зубам даже нам с Томом. Рассказывай. Насколько понимаю, драконов вы все-таки прошляпили?
- Стыдобища. По унции сонного порошка на воротниках форменных мантий – и передовой отряд авроров дрыхнет сном младенцев. Альбус, их едва растолкали!
- Кто-нибудь пострадал?
- Два студента-драконолога натерпелись страху и заработали простуду. Все.
- Метка была?
- Имитация, скорее всего – Тим убрал ее обычной финитой. Похитили одиннадцать зверей, все они наши, из Херефордшира. Слава Мерлину, переполоха удалось избежать.
- Все правильно, Командору нужны были драконы, а не международный скандал.
- Кому?
- Потом. Что в Акингтоне?
- Еще хуже. Авроры нашли место Обряда, нейтрализовали часть пентаграмм и устроили засаду. Просидели там всем отрядом четыре часа, идиоты. А драконы появились пятью милями южнее. Местность холмистая, потому заметить их удалось не сразу, в результате наши бравые вояки обнаружили лишь следы великанов. Судя по всему, там вышла недурная драка – трава обуглена, земля оплавилась.
- Вот так и возникают легенды о летающих тарелках.
- Что?
- Ничего, продолжай.
- Собственно, это все, если не считать четырех сдавшихся без боя оборотней. Странная вещь, Альбус: они сидели на опушке на окраине городка и жевали свежие булочки, запивая соком. Идиллия.
- Что-нибудь сказали?
- Заявили только, что сегодня не расположены причинять кому-либо вред. Но к вечеру пришли в себя и едва глотки друг другу не перегрызли – пришлось рассадить по разным камерам.
- А Грейнбек?
- Нет. Он там был?
- Теперь уже неважно.
Пауза.
- Кингсли, вы опрашивали жителей Акингтона?
- Только несколько человек. Драконов маглы не видели, оборотни никого не тронули, тишь да гладь.
- Я советую тебе послать туда бригаду, пусть проверят местность на наличие магических артефактов. Там всего около двухсот домов, так что много времени это не займет.
- Хорошо, я немедленно свяжусь с Чангом. Думаете, могут быть сюрпризы?
- Кто знает, мой мальчик, кто знает…


- Черт.
- Э-э-э… Гарри?
Называть Гарри Поттера Гарри Поттером, зная, что это совсем не Гарри Поттер, было очень странно. Колин в очередной раз потрогал ухо. Портал совершенно не ощущался, но он там был, и от осознания своей причастности к Большой Тайне хотелось петь и танцевать.
- Черт, мы, кажется, влипли. И вызвать некого, все при деле. Чжоу вместо Джин, к Невиллу бабушка приехала, у Симуса консультация с Вектор, Фред на переговорах в Зонко, остальные на Ярмарке. И ужин через полчаса. Черт.
Джордж-Гарри стукнул кулаком по столу, и из-за стеллажа немедленно вынырнула недовольная физиономия мадам Пинс.
- Соблюдайте тишину, молодые люди.
- Простите.
Библиотека в воскресный вечер была битком набита – студенты, как всегда, до последнего тянули с домашним заданием, стремясь продлить себе уикенд, но Джорджу с Колином удалось занять угловой стол, где риск, что их подслушают, сводился к нулю. Они для вида положили перед собой несколько справочников по трансфигурации, после чего Джордж принялся шепотом рассказывать про Образ. Двадцать минут назад он вдруг замолчал и уткнулся в книгу. Сообразив, что что-то случилось, Колин сгорал от любопытства, но отвлекать старшего товарища не рисковал, пока тот не чертыхнулся в третий раз. Терпеть дальше не было уже никакой возможности.
- Гарри, я могу помочь?
Джордж резко повернулся и внимательно посмотрел на Колина.
- Придется. Риск, конечно… Слушай, внимательно. Мне надо уйти. Ты сможешь объяснить своим, почему тебя не было на ужине?
- Конечно. Скажу – пленки проявлял, не в первый раз.
- Отлично. Сейчас мы найдем укромный угол, и я превращу тебя в Гарри Поттера.
- Вау!
- Тихо. Ты пойдешь в Большой Зал на ужин, будешь сидеть там до возвращения экскурсии. Если они опоздают, иди обратно в библиотеку и изображай усиленную подготовку к урокам. Постарайся ни с кем не разговаривать.
- Понял, - Колин едва сдерживал дрожь предвкушения. Ему доверяют! – Надо расслабиться и поменьше думать, тело само поведет.
- Правильно, - Джордж наклонился ближе, сжал его локоть. - Все очень серьезно, Колин. Мне срочно надо подчистить хвосты, но с Гарри в школе глаз не спускают, так что вся надежда на тебя.
- Я не подведу.
- Молодец, собирайся, пойдем. Да куда Карагуса пихаешь, бестолочь, он же невыносной. Пинс тебя на выходе укокошит.


- Мерлин, ба, что стряслось? Ты даже на первом курсе не пыталась меня навещать!
- Ты не рад меня видеть?
- Ох, конечно, рад, ба. Но все-таки?
- Вылитый отец… Хорошо. В прошлое воскресенье ты забегал домой и оставил в прихожей свою мантию.
- Ну да, я свежую взял, та была грязная. Грэмми ее не постирал?
- Я запретила эльфам трогать твои вещи.
- Понятно. Запах?
- Меня он вполне устраивал, потому мантия и избежала стирки. Но сегодня утром ко мне зашла Юлия Вальпес, старинная подруга твоего отца.
- Я ее помню. Она – аврор, так?
- Правильно. Юлия долго принюхивалась и казалась озадаченной. Спросила, не знакома ли я с семьей Фреквенсов, и не навещала ли их на днях.
- А ты знакома?
- Я со всеми знакома. Фреквенсы живут в местечке Акингтон, в Глостершире.
- Ох, Мерлин…
- Тебе это о чем-то говорит?
- Еще как. Что было дальше?
- Она резко сменила тему разговора.
- Ой, как нехорошо…
- Очень нехорошо. В моем-то возрасте обрабатывать знакомых конфундусом!
- Что-о?!!
- Мантия выстирана, дом проветрен. И впредь я прошу тебя быть осторожнее.
- Ба, ты самая потрясающая бабушка на свете!
- Спасибо, я знаю. Теперь пойдем, прогуляемся по школе. Давненько я здесь не бывала…


Колин очень старался не нервничать, но получалось плохо – казалось, внимание находящихся в Большом Зале приковано к нему. Конечно, львиная доля этих взглядов ему просто мерещится, но ведь не все же! Вон те две хафлпаффки явно таращатся на него, перешептываясь и противно хихикая. Слизеринец Нотт, проходя мимо, ухмыльнулся и исподтишка продемонстрировал неприличный жест. Даже представители родного факультета считают своим долгом подойти, пожать ему руку и спросить, как дела. Хорошо, Колин знает, как Гарри себя ведет в таких случаях – сам по двадцать раз на дню… ох, Мерлин, и как он это выносил?
- Гарри, можно, пока твоих друзей нет, я с тобой посижу?
Ну вот, пожалуйста, родной брат – и туда же.
- Прости, Деннис, я занят.
Но вместо того, чтобы оставить его в покое, братец изогнулся, пытаясь рассмотреть обложку прислоненного к кувшину с соком учебника.
- Готовишься к трансфигурации? Мне плохо дается этот предмет. Колин говорит, я совершенно не умею сосредоточиться.
«Не умеешь, - мрачно подумал Колин, - а еще не умеешь понимать прозрачных намеков»
- Зато мне очень нравятся чары. И уход. Представляешь, завтра пятые и седьмые курсы едут вместе! Можно, я буду на Ярмарке с тобой? Колин от зависти позеленеет…
«Уже позеленел»
- …они-то едут до обеда! Правда, уроки пропустят, вот повезло, правда? У нас завтра зелья… И почему им можно прогулять, а нам нет?
«Потому что у тебя СОВ на носу, идиот»
- А у тебя – чары, история и ЗОТИ, правильно? Я твое расписание наизусть знаю.
«Нашел, чем хвастаться, придурок»
- ЗОТИ я тоже не люблю – мне не нравится, как Тайсон его ведет. Ты был намного лучше! Жаль, что мы больше не собираемся. Хотя, теперь уже не так интересно, ведь нам никто не запретит, верно? Но все равно жаль. Помнишь как мы отрабатывали щиты…
Больше всего на свете Колину хотелось отоварить брата подзатыльником, или хотя бы рявкнуть хорошенько. Но нельзя: Гарри никогда не выходил из себя, и максимальной демонстрацией раздражения для него была вежливая просьба отстать. Боже, да ему памятник надо ставить за терпение! Хорошо, что Рон Уизли далеко не так щепетилен: когда он случался радом, навязчивые поклонники предпочитали исчезнуть сами, дабы не нарваться на тяжелый уизлевский кулак или незатейливое предложение пройти по указанному адресу. Сам Колин опасался Рона больше всех, но сейчас камеру готов был отдать, лишь бы тот очутился рядом.
- Деннис, извини, ты меня отвлекаешь.
- Ой, прости.
Слава богу, замолчал. Уселся в двух шагах, накидал себе в тарелку чего ни попадя и принялся жевать, не отводя от брата восторженного взгляда. Колин вздохнул. Неужели еще два дня назад он сам выглядел таким же ослом? Да, Гарри, мне за многое предстоит просить у тебя прощения…
Неожиданно что-то щелкнуло, и на стол перед Колином опустился листок пергамента. Проигнорировав восхищенное восклицание со стороны Денниса, он развернул записку.
«Гарри, я вижу, ты уже закончил ужин. Прошу тебя прямо сейчас подняться ко мне в кабинет. Пароль – «мармеладный паучок»
Альбус Дамблдор»
Некоторое время он тупо пялился на витиевато выписанные заглавные буквы, чувствуя, как шевелятся на затылке волосы. Потом перевел взгляд на преподавательский стол – директор поднялся, кивнул ему и скрылся за одной из боковых дверей. Колин не спеша допил сок, сунул учебник в сумку, кивнул на прощание Деннису – злость на брата как рукой сняло – и медленно двинулся к выходу. Вот уж влип так влип. Нужно срочно позвать кого-нибудь… Но Джордж сказал, все заняты, и судя по тому, что он вынужден был рискнуть, обрядив в Образ Гарри Поттера неумеху Криви, это действительно так. Спрятаться, дождаться возвращения Грейнджер с Уизли? Но как потом оправдаться перед директором? Финниган был на консультации, должен уже освободиться. Сосредоточиться, позвать… И ждать. Минута... Три... Семь...
- Мистер Поттер, что вы здесь застряли? Вас ждет директор. – Синистра строго посмотрел на него, потом взял за плечо и слегка подтолкнул к лестнице, - он просил вас поторопиться.
- Спасибо, профессор, уже иду.
Где же ты, Команда? Положение безвыходное. Не идти нельзя. Идти тем более нельзя: Дамблдор раскусит его в момент, и это будет катастрофа. Мерлин, что же делать…
На площадке третьего этажа обнаружился Пивз. Вредный полтергейст, насвистывая, мазал верхние ступеньки лестницы какой-то блестящей дрянью. Вот неугомонный, мало ему сломанной ноги Филча. Филч… Завхоз ведь тоже с лестницы упал, и пролежал потом в больнице все каникулы. К Дамблдору нельзя ни в коем случае. Больничное крыло…
Колин мысленно себе кивнул, изобразил для Пивза глубокую задумчивость и поставил ногу на скользкую ступеньку.


- Такая вот история, - Джордж сунул в рот остатки бутерброда. – Мне пришлось наложить Образ на Криви и срочно мчаться в Акингтон. Пока нашел эту Илси, пока объяснил ситуацию…
- …пока память ей чистил, - Гарри хмуро кивнул, - избирательная обливиация – штука тонкая, особенно, если объект против.
- Она не возражала. Кажется, эйфория прошла, и теперь магия ей куда меньше нравится. Умная тетка. В общем, вернулся только в десятом часу, и первое, что узнал – Гарри Поттер свалился с лестницы, сломал руку и заработал сотрясение мозга.
- Уверен, что не случайность? Все-таки Колин впервые нацепил Образ.
- Нет. За ужином он получил от кого-то записку, и сразу после этого позвал Симуса.
- Почему тот не откликнулся?
Джордж печально покачал головой.
- Придурок Криви. Что у него может случиться серьезного? Симус подумал, что мальчишка экспериментирует с порталом.
- Всыпать по первое число.
- Уже. И еще добавлю.
Помолчали.
- Знаешь что, собирай-ка всех сегодня после отбоя, надо разобрать операцию. Слишком уж много проколов. Постарайся привести Криви – надеюсь, к полуночи он придет в себя.
- Давай к часу, школа на ушах из-за Ярмарки.
- Хорошо, к часу. И скажи Невиллу – пускай попробует пригласить МакГонагалл.
- Уверен?
Гарри пожал плечами.
- Ты поручился за Колина, а Невилл со Снейпом – за нее. Герм забегала недавно, говорит, наша деканша будто постарела лет на двадцать, бродила по Ярмарке, словно сомнамбула. Детвора разбегается, а ей и дела нет.
- Мда, симптомчик.
- Точно. Они обсудили вопрос, пока ты болтался в Акингтоне, - Гарри усмехнулся, - кстати, все были уверены, что в больничном крыле валяешься ты, а не Криви.
- Ну разумеется, а пропажи мальчишки никто и не заметил, пока я не объявился. Команда, блин…
- Ты поэтому Джин вызвал?
- Да. Кроме нее, его никто толком не знает.
- Понятно, - Гарри задумчиво теребил край одеяла, - а откуда известно о записке?
- Брат Криви видел ее, и рассказал Джин. Думаешь, она от Дамблдора?
- Больше вроде не от кого. Он уже дважды вызывал меня побеседовать о хоркруксах. Если записка правда была от него, то Колину самое место в Команде.


Заснуть толком не получалось: стоило закрыть глаза, как окружающее пространство приходило в движение и медленно вращалось, словно модель Солнечной системы на уроке астрономии. Рука ныла, заживающие царапины чесались, и постоянно пересыхало во рту. Давно бы попросил у мадам Помфри снотворного – спать хотелось ужасно, но пропустить появление Джорджа казалось еще ужаснее. Нужно рассказать, объяснить… Где ты, Команда?
Вынырнув из очередной пятиминутной, наполненной невнятными образами дремы, Колин сперва принял нависающую над ним рыжую физиономию за галлюцинацию, и лишь ущипнув себя за бок, убедился в ее реальности.
- Джордж!
- Тихо, тихо. Ты как?
- Извини, я не знал, что делать! Дамблдор прислал письмо, а Финниган не пришел…
- Успокойся, мы все знаем. С боевым крещением тебя. Как ты себя чувствуешь?
- Голова кружится…. немножко.
- Встать сможешь?
- Не знаю. Ты меня заменить хочешь?
- Не будь дураком. Я пришел забрать тебя на базу, у нас планерка, все уже собрались. У Гермионы зелья ничуть не хуже, чем у Помфри, да и профессор вроде оклемался. А если нет – поваляешься пару дней вместе с Гарри.
- Ой, Снейп…
- Не бойся, не съест он тебя. Вставай.
Но стоило Колину приподняться, как голова взорвалась тупой болью, в глазах потемнело, к горлу стремительно подкатил комок – и его вывернуло прямо на подушку. Какое-то время он тяжело дышал, не в силах шевельнуться. Рядом прозвучало тихое эванеско, еще какие-то заклинания, затем рука Джорджа вытерла мокрым полотенцем его лицо.
- Ясно все с тобой. Значит, так пойдем.
- На руках, что ли, понесешь?
- Не волнуйся, не уроню, - сильные руки подняли его вместе с одеялом, - готов? Слабо пешком по Темзе, красавчик?
От портального рывка желудок снова взбунтовался, но стошнило Колина уже на шлюзе.


Никогда еще ночное дежурство по школе не казалось Минерве столь бесконечно долгим. Каждый камешек, каждая трещинка в этих стенах давно уже стали родными, но сегодня из знакомых с детства коридоров веяло неясной угрозой. Взвинченные до предела нервы заставляли вздрагивать от любого шороха и обходить по дуге темные провалы ниш. Стискивая влажными пальцами в кармане мантии палочку, Минерва буквально силком заставляла себя сделать следующий шаг, и едва карманный хронометр отзвенел час ночи, почти бегом кинулась в свои апартаменты. Душ, зелье и спать…
Переступив порог собственной гостиной, она не сдержала испуганного вопля. В кресле у камина кто-то сидел.
- Прошу прощения за поздний визит, профессор, и за то, что напугал – тоже, - грузная фигура поднялась ей навстречу, - не могли бы вы опустить палочку? Еще покалечите невзначай.
- Мистер Макнейр.
Скрыть облегчение в голосе не удалось. Рука упала сама, чудом удержав палочку, и Минерва наконец призналась самой себе, что именно этой встречи ждала с таким напряжением весь день.
- Довольно глупо с вашей стороны прийти сюда. Директор всегда знает, что происходит в стенах школы.
- Уверяю вас, о моем визите ему неизвестно. Думаю, вы догадываетесь, зачем я пришел.
Замерла на мгновение – прощай, прошлая жизнь – и шагнула вперед. Встала напротив, скрестила руки на груди, высоко подняла упрямый подбородок.
- Да.
- И?..
- Я согласна.
Царивший в гостиной полумрак не спрятал восхищения на лице слизеринца.
- Браво, профессор, - протянул руку, - идемте.
Она растерялась.
- Сейчас?
- Почему нет? Серая Лига ждет вас.


- Мерлин, Джордж! Все так плохо?
- Еще как плохо. Не знаю, что с ним делала Помфри, но пока мы сюда добирались, его трижды стошнило.
- Сотрясение, чего вы хотите, - Гермиона вскочила, освобождая диван, и дернула за собой Рона. Я сейчас посмотрю, что у нас есть…
- Не стоит, - Снейп сдвинулся в угол дивана, приглашающе похлопал себя по колену, - давайте его сюда, Уизли.
- Сэр, - Гарри тревожно нахмурился, - может, не стоит…
- Успокойся, Поттер, мозги я умею вправлять без всякой цитосонации**, - и, уже глядя в перепуганные глаза Колина, ободряюще улыбнулся, - не тряситесь, мистер Криви, не обижу. Вы у нас сегодня молодец.
Нащупал пальцами основание черепа, надавил – щелк! Глаза мальчишки изумленно расширились.
- Ну что, полегче? Попробуйте-ка сесть.
Парень осторожно поднял голову с его коленей, медленно повертел ею туда-сюда.
- С ума сойти… Спасибо, профессор.
Снейп подтолкнул его под спину, помогая принять вертикальное положение. Колин сел и сразу наткнулся взглядом на лежащего напротив Поттера. Резко подался вперед.
- Гарри…
- Все нормально, Колин, извиняться потом будешь. Скажи лучше: это ты торчал в коридоре, когда Драко напугал Филча?
- Я…
Малфой хлопнул ладонью о ладонь.
- Ну что за идиотизм! Я же чуял запах! Стоило только сказать тебе об этом…
- А я-то какого дурака сваляла! – Джинни вцепилась пальцами в волосы, - он же при мне выпрашивал у МакГонагалл пропуск на Ярмарку! А после помчался тебя искать!
- Тихо все, - махнул рукой Гарри, - главный имбецил здесь – я. Выдал мантию-невидимку, и даже не спросил, зачем она понадобилась, - снова повернулся к Колину, - я решил, что у тебя свидание.
- Свидание? – возмутился тот, - да я…
- Хорош орать, народ, не только вы накосячили, - Джордж взял с тарелки бутерброд, - мы с Гермионой упустили Беллатрикс, а после наследили с Илси.
- Это я вам разрешил…
- Свою голову надо на плечах иметь. Я подарил ей чешую… Упс.
Дверь распахнулась, в комнату шагнула МакГонагалл – и замерла на пороге, словно наткнувшись на стеклянную преграду. Медленно обвела взглядом присутствующих. Наблюдая за калейдоскопом эмоций на обычно бесстрастном лице коллеги, Снейп попытался представить, как после крушения всех идеалов, долгих душевных метаний и мучительных раздумий приходит в поисках нового смысла жизни на собрание невероятно могущественной и жутко секретной организации - и вместо сборища таинственных личностей обнаруживает толпу собственных учеников. Действительно, упс.
- Та-ак, - от хищной усмешки гриффиндорской деканши передернуло всех без исключения. Даже бывших студентов. Даже бывших студентов другого факультета. Даже очень бывших студентов другого факультета. – И что же, позвольте узнать, здесь происходит?



* Гильгамеш – герой древнешумерского эпоса. Сумел отыскать Цветок Вечной Молодости, но по пути домой умудрился его потерять.


**Я была знакома с человеком, который действительно умел вправлять сотрясение мозга.




Глава 23.

Представляю еще один потрясающий коллаж от Ella1_ Просто поневоле уверуешь в телепатию, настолько эта работа совпадает с видением автора. Ella1_, спасибо огромное!



Немая сцена длилась до тех пор, пока Поттер не набрался мужества припомнить, кто здесь главный, и не выпрямился в подушках с обреченным видом, готовясь принять огонь на себя.
- Эм-м-м… Добрый вечер, профессор.
- Сейчас глубокая ночь, мистер Поттер, и ничего доброго я в ней не вижу. Как вы посмели покинуть больничное крыло?
- Я не покидал…
- Ах, это не вы сегодня пересчитали головой ступеньки на двух лестничных пролетах?
- Не я…
- Значит, мы с директором Дамблдором, мадам Помфри и половина преподавательского состава стали жертвами массовой галлюцинации?
- Ну-у… - пальцы Поттера терзали край одеяла. Глаз гриффиндорский герой поднять не смел, - не то чтобы галлюцинации…
- Несмотря на ваши смехотворные заявления, мистер Поттер, сотрясение мозга налицо. Раньше вы были куда изобретательнее.
Невилл за ее спиной едва слышно хмыкнул. Минерва, наконец, вспомнила, кто ее сюда привел, обернулась – и Лонгботтом едва не подавился смешком.
- Мистер Макнейр, что за глупые розыгрыши?
- Никаких розыгрышей, профессор. Серая Лига в полном составе перед вами, и вы только что отчитали Командора.
- Командора? – снова обернулась, - мистер Поттер?!?
Гарри, наконец, посмотрел ей в глаза, и, видать, было в этом взгляде что-то для Минервы настолько странное и непривычное, что она невольно отступила, растеряв по пути весь свой боевой настрой.
- Вас не разыгрывают, профессор. Все, что вы узнали вчера в кабинете Дамблдора – чистая правда, за исключением некоторых деталей.
- Серая Лига… - она потрясенно вглядывалась в знакомые лица, поджимая дрожащие губы, и в конце концов уставилась прямо на Снейпа.
- Северус… что все это значит? – в голосе ее явственно прозвучала обида, - ты мог сказать… предупредить…
Снейп открыл было рот, но ответить ему не дали.
- Видите ли, мэм, - Невилл смущенно тер подбородок, - вчера с вами… общался не настоящий профессор Снейп, а я.
- Святая Медана… - МакГонагалл буквально упала на мгновенно подставленный Роном стул, - я же вам… Мерлин…
- Спокойно, профессор, - Гермиона с тревогой заглядывала ей в глаза, - может, воды?
- Нет, спасибо…
- И все-таки выпейте, - Джордж настойчиво совал ей в руку стакан, - это далеко не все новости.
- Могу себе представить, - в несколько глотков осушила емкость и снова посмотрела на Невилла, - вы метаморф, мистер Макнейр?
- Я даже не Макнейр.
- Простите?
Снейп понял, что пора брать инициативу в свои руки.
- Мы все здесь метаморфы, Минерва. Лонгботтом, извольте снять маску.
Хотя Невилл на доходягу никак не смахивал, до Макнейра ему все же было далеко. Темно-синяя мантия обвисла на вдвое уменьшившейся груди, тяжелые складки подола легли на пол. Секунду Минерва, бледнея, вглядывалась в круглое невозмутимое лицо, и вдруг с хриплым вдохом запрокинула голову, вцепилась пальцами в высокий ворот своего платья. Все пришло в движение. Снейп буквально слетел с дивана, краем глаза поймав столь же стремительный рывок слева, и у самой груди Минервы столкнулся ладонью с чужой, очень знакомой рукой.
- Поттер, твою три раза!
- Тихо, сэр. Работайте, я подстрахую.
- Немедленно в постель, идиот! – Снейп лихорадочно нащупывал коронарные артерии, - у тебя ребра картонные!
«А вы после вчерашнего едва на ногах стоите, - Поттер привычно скользнул в его сознание, - левее, Северус. Передняя нисходящая ветвь, видите?»
«Не слепой. Что это?»
«Атеросклероз. Убираем»
«Поттер, не дури. Убирать буду я, а ты немедленно возвращаешься в постель»
«Тогда вы сляжете с истощением, и на Ярмарку завтра придется ехать Невиллу»
«Гарри…»
«Прошу вас, Северус, не будем тратить силы на бессмысленный спор. Тут работы на пятнадцать минут»
Открыв глаза, МакГонагалл некоторое время разглядывала прижатые к ее груди ладони, затем медленно подняла взгляд на спасателей.
- Метаморфы, значит… И кто из вас, господа, изображал вчера Уолдена Макнейра?
- Я. – Снейп убрал руку, - у Поттера были другие занятия.
- Ничего не понимаю, - она нервно огладила прическу, - ты и вправду целитель?
«Еще какой!»
«Немедленно в кровать, несносный мальчишка! И брысь из моей головы!»
- Пока только учусь. Вот у него. Вчера я лишь купировал твой приступ, зато после героического вмешательства мистера Поттера курс в Мунго тебе уже не понадобится.
- Не слушайте его, мэм, я только…
- Поттер, - тихо, с угрозой и тяжелым взглядом на закуску, - мне тебя на руках отнести?
- Все, иду.
И заковылял к кровати, опираясь на руку Рона. Сам Снейп вынужден был принять помощь Джорджа, поскольку попытка подняться с колен завершилась мощным приступом головокружения. Истощение. Снова чертов Поттер оказался прав. Как бы оклематься до завтра…
- Сэр, - Гермиона уже стояла возле дивана со стаканом Алакритаса наготове, - может, вам стоит остаться здесь? Хотя бы на день. Занятий у вас завтра нет, а с Ярмаркой отлично справится Невилл.
- Это не ваша забота, мисс Грейнджер. Я вполне в состоянии… - тяжело опустился на сидение, перехватил скептически-снисходительный обмен взглядами между Гермионой и Джорджем и нехотя признал, - хотя, возможно, вы правы. Посмотрим.
- Заодно устроите мне обещанную взбучку, - весело улыбнулся Гарри, - а то, чует мое сердце, я ее до выпускного не дождусь.
- Поразительный энтузиазм, мистер Поттер. Давно котлов не чистили?
- Помилуйте, сэр! Я и так сегодня полдня зубрил про Морсус Консцентия.
- Я рад, что вы хотя бы изредка, в перерывах между подвигами, вспоминаете о грядущих ТРИТОНах.
- С вами забудешь…
- Эй! – не выдержала Джинни, - ничего, что мы здесь сидим? Мэм, вы не обращайте внимания, они всегда так.
Снейп наконец заметил, что у МакГонагалл глаза размером с пару галлеонов.
- Всегда? – слабым голосом переспросила она, - Северус, это точно ты?
- Что такое, Минерва? Ты же душу мне вынула своими требованиями оценить Поттера по достоинству. Вот, оценил. У нас общие интересы, общее дело, я даже признаю за ним право приказывать… иногда. Чем ты опять недовольна?
- Я же не имела в виду… - в десятый раз оглядела юношеские лица, - это дети, Северус…
- Идет война, профессор, - в голосе Поттера звучала жесткость и очень взрослая усталость, - недосуг быть детьми.
- Вы не понимаете, о чем говорите, мистер Поттер! Это не игра в героев, это кровь, грязь, смерть. Смотрю, гибель Седрика Диггори так вас ничему и не научила?
Гарри побледнел, но тут вдруг поднялась Ханна Эббот, до сего момента тихой мышкой сидевшая в углу.
- На моем счету двадцать восемь трупов, профессор, - спокойно сообщила она, - это не считая прочих… жертв. И поверьте, я ни о чем не жалею.
Злая, циничная усмешка на юном симпатичном личике смотрелась настолько чужеродно, что Минерва не выдержала, отвела взгляд. Ханна пожала плечом и вышла, аккуратно прикрыв за собой дверь. Следом подскочил Драко Малфой.
- Я – Упивающийся Смертью. Со всеми вытекающими. Кровь, грязь и смерть видел не только в книгах. Убивать самому пока еще не приходилось, но если понадобится – колебаться не стану.
Дверь стукнула во второй раз. Гарри шумно вздохнул, поморщился, легонько потер ладонью грудь, туда-сюда. Минерва, как завороженная, следила за его рукой.
- Если вы не падали с лестницы, мистер Поттер, то что же с вами случилось? И кто находится в больничном крыле?
- Сейчас – никто. Джордж?
- В кровати – иллюзия, Помфри будет спать до утра.
- Отлично. Что до меня, то я неудачно столкнулся с хвосторогой, это к слову о крови. Тут ее вчера было море. – Рядом со Снейпом послышалось виноватое сопение, - Колин, перестань, ты действовал почти правильно. Сообразил бы обеспечить себе отход – и орден твой.
- Я…
- Все, проехали. Так вот, профессор, здесь нет наивных детей. Команда, или Серая Лига, действует не первый год, действует вполне успешно, и если вы действительно хотите присоединиться, вам придется сменить парадигму.
Откровенная растерянность Минервы живо напомнила Снейпу выражения лиц некоторых студентов в момент получения экзаменационного билета. Игнорируя головокружение, он решительно поднялся.
- Господа, никто не станет возражать, если мы с профессором МакГонагалл побеседуем наедине?
Дружный вздох облегчения был ему ответом.


- Эббот, ну что ты, ну перестань. Леди с зареванными глазами – это нонсенс…
- А я тебе что говорю…
- …потому предлагаю их срочно вытереть. Вот, держи, только предупреждаю, у меня это последний, так что следующий платок придется трансфигурировать из кухонной тряпки.
- Умеешь ты утешить. И вообще, Малфой, чем больше трешь, тем они краснее. Лучше чаю мне завари. Сможешь?
- Не вопрос. Думаешь, если аристократ, то сразу белоручка? Уж заварку от сушеных тараканов я как-нибудь отличу.
- Надеюсь… фу, и что вы в этих зельях все находите? Сушеные тараканы… бррр…


С кухни доносились тихие голоса Малфоя с Эббот, и Снейп повел Минерву на крыльцо. По пути в коридоре им попалась Бель, Снейп велел ей принести бутылку скотча и два бокала. Эльфийка испуганно шарахнулась от его спутницы и исчезла.
- Ты не против посидеть на ступеньках? Кажется, мы оба сейчас не в той форме, чтобы трансфигурировать подходящую мебель.
- Не против.
Снейп бросил на край верхней ступени свою мантию, и оба опустились на уютно скрипнувшие доски.
- Не холодно?
- Нет, - она глубоко вздохнула, сложила на коленях тонкие руки, - давно ты с ними, Северус?
- С Рождества.
- Это когда…
- …Альбус меня подставил, правильно. Поттер же говорил тебе, что все – правда. Он вырвал мой без трех секунд труп из лап Лорда, и на пару с Грейнджер несколько дней вытаскивал с того света. Согласись, мощный аргумент для… смены парадигмы.
МакГонагалл помолчала, вглядываясь в темноту.
- Где мы?
- Наша секретная база. Попасть сюда, равно как и покинуть без помощи членов Команды невозможно.
- Что за Команда?
- Истинное название созданной Поттером организации. Серая Лига со всем антуражем была придумана для Дамблдора.
- А Амбридж?
- Лонгботтом.
- Святая Медана… - она вдруг согнулась, спрятав в ладонях лицо, - я напилась в компании ученика… Какой ужас…
- Ну что ты, Минерва, - он положил руку ей на плечо, слегка сжал, - поверь, они давно уже вышли из детского возраста. Им хватает мудрости видеть в нас людей. Невилл сделал правильные выводы, именно он рекомендовал тебя в Команду.
- И что, все они… знают?
- Только я. Лонгботтом поделился со мной воспоминаниями на следующее же утро, и разумеется, я поддержал его рекомендацию. Остальным оказалось достаточно твоего потерянного вида на Ярмарке.
На крыльце бесшумно возникла Бель, поставила возле Снейпа бутылку с бокалами и поспешно ретировалась, бросив напоследок в сторону Минервы опасливый взгляд.
- Что это с ней?
Снейп усмехнулся.
- Жертва командного коварства. Пожалуй, тебя она боится еще больше, чем Эджкомб.
- Меня?
- В бытность ее Генеральным Инспектором вы попортили друг другу немало крови.
- Святая Медана…
- У Эджкомб на нее тоже немалый зуб, так что можешь подключиться к воспитательному процессу. Пока прогресс налицо. Никогда не думал, что наблюдение за процедурой мытья полов по всему дому может доставить такое удовольствие.
Снейп разлил скотч и протянул МакГонагалл бокал.
- Северус, при детях…
- Перестань, Минерва, тут нет детей. Алкоголь в умеренных дозах в качестве средства для снятия стресса в Команде весьма популярен, привыкай. Если, конечно, захочешь… привыкнуть.
Она сделала глоток.
- Кажется, у меня нет выбора.
- Отчего же, есть. Обливиация, возможно даже конфундус по желанию – и возвращайся в Хогвартс, где великий волшебник Альбус Дамблдор продолжит доброжелательно улыбаться и играть твоей жизнью.
- Нет!
- Здесь же ты станешь одной из равных, Минерва. За Поттером право последнего слова, но он никогда им не злоупотребляет, равно как и никогда не скроет от тебя важных фактов. Обсуждения, принятие решений, действия – все только вместе, только сообща, понимаешь? Ты больше никогда не останешься одна. Это стоит того, чтобы жить, Минерва.
Она изумленно подняла брови, всматриваясь в его лицо, бокал в тонких пальцах дрогнул, расплескивая темную жидкость.
- Ты… счастлив, Северус?
Он запрокинул голову, опершись на вытянутые руки, прикрыл глаза и широко улыбнулся, вдыхая полной грудью ночной воздух.
- Да, Минерва. Очень счастлив.


- … А я тебе говорю, Помфри не дура. Это она на ваши блевальные батончики специально глаза закрывала, чтобы Амбридж проучить. В случае с Гарри Поттером она подделку мигом обнаружит, и угадай, кому побежит докладывать.
- А если конфундус?
- Ты еще империо предложи. Под носом у директора.
- Грм. Может, похищение организуем?
- В смысле?
- Серая Лига решила, что у Дамблдора Поттер слишком часто влипает в неприятности, и умыкнула героя прямо из больничного крыла.
- Ага, а после я у него в кабинете до самого выпуска под замком просижу.
- Кто тебя возвращаться заставляет.
- Да ты представляешь, какая буча поднимется? Надежду Магического Мира похитил неизвестно кто. Паника, Аврорат на ушах, обыватели с минуты на минуту ждут Волдеморта с концом света… Кроме того, мне совершенно не улыбается переходить на нелегальное положение.
- И что теперь, прикажешь Джорджу с разбегу влепиться макушкой в стену, чтобы сотрясение было налицо?
- Ага, и руку сломать, и исцарапаться до кучи…
- Рука уже срослась, и царапины немагические, а вот сотрясение нынешняя медицина за пару часов вылечивать пока не научилась… О, Драко! Ты у нас гений по части нетривиальных идей. Как бы нам к утру исцелить Гарри Поттера так, чтобы никакая Помфри не прикопалась?
- Элементарно, целителя позвать.
- Какого целителя?
- Самого лучшего, которого директор уже видел в действии.
- Снейпа, что ли?
- Зачем Снейпа, бестолочи. Макнейра.


- Постой, я опять запуталась. Если ты был Макнейром, а после отправился спасать Поттера, то кого я встретила полтора часа спустя под дверью Альбуса?
- Лонгботтома, Минерва.
- Мерлин, опять Лонгботтом.
- Он замечательно адаптируется в Образе.
- Потрясающее изобретение. А ты не мог бы?..
- Помилуй, я выжат, как лимон. Если хочешь, попроси сейчас молодежь продемонстрировать тебе Образ крысы, всех скопом. Незабываемое зрелище.
- Крысы?! Так Образ еще и…
- Ну да. Они уже третий год по школе, и не только, в таком виде шныряют. Вообще заклинание довольно простое, ты его живо освоишь, с твоим-то опытом. Попробуешь для разнообразия какую-нибудь птичью форму. Мне, например, стриж очень нравится.
- С ума сойти. А мухой можно?
- Можно, но только если рядом будет тот, кто сумеет в тебя попасть и трансфигурировать обратно. У насекомых слишком примитивная нервная система, чтобы интеллект сохранился в рабочем состоянии.
- Жаль.
- А уж как Поттеру жаль… Давай-ка возвращаться, Минерва, пока они там без нас не наворотили очередных безумных проектов.
- Можно подумать, наше присутствие им помешает.
- А ты быстро уловила суть. Не помешает, конечно, но участвуя в процессе, мы хоть как-то сможем повлиять на результат.


Команду они застали в состоянии глубокой задумчивости.
- Мозговой штурм, господа?
- У нас очередная проблема. - Гарри посмотрел на МакГонагалл. - Итак, профессор, вы с нами?
- Да, мистер Поттер, - она приняла было независимый вид, но тут же растерянно дрогнула, натолкнувшись на волну радостных улыбок.
- Тогда добро пожаловать в Команду, мэм. Порталом мы вас позже обеспечим, а пока подключайтесь, надо придумать, как выкрутиться с больничным крылом.
- А что у нас в больничном крыле? – Снейп с облегчением откинулся на спинку дивана. Все-таки Грейнджер права, надо отлежаться хотя бы сутки.
- Там Гарри Поттер с сотрясением мозга. У нас такового в наличии нет, а в семь утра у мадам Помфри обход.
- Гм. Варианты?
- Драко предложил запустить туда Макнейра, но мысль спорная. Если Дамблдор решит, что Серая Лига со мной заигрывает, он глаз с меня не спустит.
Снова молчание. Финниган задумчиво вертит очередной магловской игрушкой, Рон крошит в тарелку бутерброд, Лавгуд отрешенно таращится куда-то в даль, перебирая тонкими пальцами бахрому на своей подушке, Поттер протирает пододеяльником очки, Драко рассеянно поглаживает руку Эббот… стоп, что еще за новости? Впрочем, с ее происхождением даже Люциус не будет против…
Минерва тихонько дотронулась до его рукава.
- Северус… - одними губами, на грани слышимости, - а если…
Он вопросительно поднял бровь.
- Вслух, Минерва. Тут не принято секретничать.
- Профессор? – Поттер оставил очки в покое, - у вас есть идея?
Взгляды всех находящихся в комнате скрестились на МакГонагалл, и она мгновенно собралась, оказавшись в центре внимания аудитории.
- Если мистер Макнейр почтит визитом не Гарри Поттера, а меня, у директора не будет повода для повышенной бдительности.
Пауза.
- Пожа-алуй, - протянула Грейнджер, - но если Серая Лига пришла к вам с конкретным предложением, зачем вы потащили парламентера в больничное крыло?
Щеки Минервы слегка порозовели.
- Я всегда очень… переживаю за Гарри, и Альбусу это известно.
- Правда? – Поттер тепло улыбнулся, - спасибо, мэм. Действительно, профессору Снейпу такая идея вряд ли пришла бы в голову. Но это будет означать, что предложение состоялось, и вы его приняли. Вам придется стать шпионом директора в Серой Лиге. Признаться, мы не предполагали заходить так далеко.
МакГонагалл презрительно пожала плечом.
- Значит, стану. Это может оказаться полезным, ведь так? Уверена, вам хватит воображения придумать целый ворох… как это называется… дезы. А Северус меня проконсультирует.
- Весьма нелегкое для вас решение, профессор.
Она гордо выпрямилась.
- Кажется, вы утверждали, что наивных здесь нет? Представьте себе, мистер Поттер, меня это тоже касается.
Хлопки, казалось, раздались одновременно со всех сторон, Команда поднялась, аплодируя, и Снейп сжал руку Минервы, ответив ободряющей улыбкой на ее испуганно-недоумевающий взгляд.
- Ты принята, Минерва. Окончательно принята.


Ровно в семь утра, войдя в палату Гарри Поттера, мадам Помфри обнаружила странную картину. Возле кровати, положив большую ладонь на лоб больного, сидел грузный широкоплечий мужчина, в котором Поппи с изумлением опознала Уолдена Макнейра. Рядом, скрестив руки на груди, возвышалась фигура профессора МакГонагалл.
- Что здесь происходит?! – хриплым со сна шепотом возмутилась медсестра, - вы не имеете права находиться…
Но Минерва уже подхватила ее под руку и с силой поволокла к двери.
- Все в порядке, Поппи, Уолден поможет Гарри, поверь.
- Да он даже мантию не соизволил снять! И ты… Я немедленно иду к директору!
- Конечно, Поппи, сейчас Уолден закончит – и вместе пойдем. Только не кричи, ради Мерлина, разбудишь Гарри, и он перепугается.
- Да он… да вы…
- Тише, Поппи, тише, я знаю, что делаю. Уолден – превосходный целитель с редчайшим даром, это сам Альбус признал.
- Альбус? – мадам Помфри немного успокоилась, - ну, если Альбус…
Дверь снова открылась, выпуская Макнейра.
- Мальчик здоров, - сообщил он, устало улыбаясь, и от этой улыбки Поппи слегка передернуло. Вот ведь дал Создатель рожу человеку… - Профессор, до скорой встречи. Приятно было повидаться, мадам Помфри.
И исчез. Медсестра аж рот открыла.
- Что это?..
- Портал, Поппи. Так мы идем к директору?
Она поразмыслила. Семь утра, завтрак через час…
- Пожалуй, поговорю с ним в Большом Зале.
- Очень мудро с твоей стороны. Я тоже подожду с новостями. А ты пока можешь убедиться, что с Гарри все в порядке, и отправить его на занятия. До встречи, Поппи.
Она быстро вышла, оставив медсестру столбом торчать в коридоре больницы и медленно переваривать случившееся. Мерлин, опять директорские игры. Когда ж ей дадут спокойно заняться пациентом? То этого пропускай, того придержи, то положи вместе с Поттером окаменевшего Криви, хотя свободных палат по крылу как грязи весной, то сиди у себя, пока не позовут, а детям, между прочим, срочный уход требуется… Это не говоря уж о драконах, соплохвостах и беглых преступниках. Не больница, а театр военных действий. Нет, с директором стоит поговорить серьезно. Пускай отныне выбирает для своих интриг другие плацдармы.
С этой мыслью Поппи вернулась в палату Гарри.


- Ну, как все прошло?
- Порядок. Дамблдор едва не подавился, когда увидел Джорджа на завтраке. МакГонагалл ему что-то долго втолковывала, потом они к нему в кабинет ушли, аж экскурсию на полчаса задержали. Запись у Симуса, надо?
- Да зачем, все и так ясно. Как Колин?
- Вроде нормально, голова не кружится. А Снейп где?
- Спит. Думаешь, он дал бы мне по дому разгуливать? Лежать еще вчера осточертело.
- Смотри, Джин пожалуюсь.
- Чжоу, ты мне друг или кто?
- Друг, друг, лопай кашу. Если б наша Бель готовить еще умела, цены б ей не было.
- Кажется, у МакГонагалл на нее планы, так что не все потеряно. Невилла в замке не потеряют?
- МакГонагалл ему еще вчера выдала разрешение на индивидуальную подготовку проекта в теплицах, Спраут с утра согласилась и уехала на Ярмарку, мне осталось только на обеде засветиться, и порядок. Тебе чаю?
- Чо, я сам справлюсь. Иди уж, на занятия опоздаешь.


Эмили Вайлс расположилась на заднем сидении такси, устроила на коленях сумочку и устало прикрыла глаза. Объект нынче попался крайне беспокойный: дамочка до утра порхала из бара в бар, меняя кавалеров, как перчатки, так что досье для ревнивца-мужа собралось более чем достаточное. Тоска, однако, зеленая, пора уходить из агентства, иначе унылая физиономия и вечное брюзжание шефа доведет ее однажды до ручки. Это ж надо придумать себе специализацию – неверные жены, гулящие мужья! Интересных заданий одно на сотню, и то от Гермионы. Эх, был бы капитал, открыла б свое дело… Странный какой-то таксист. В зеркало ее разглядывает, принюхивается без конца.
- В чем дело?
Смутился.
- Простите, мэм, не могли бы вы сказать, как называются ваши духи? У супруги на днях День рождения…
Надо же, любящий муж. А она с этой чертовой работой уж совсем было разуверилась в их существовании.
- К сожалению, этой серии нет в свободном доступе.
- Очень жаль. Еще раз простите.
Опять духи. Упрямица Гермиона. Жизненно необходимый капитал. И четыреста фунтов премиальных за неполную неделю работы. Черт побери, на сестре-бессребренице ведь свет клином не сошелся.
Дома Эмили, едва сбросив туфли, уселась к столу, достала из ящика чистый лист и аккуратно вывела: «Уважаемый профессор Снейп!»



Глава 24.

Господа, дико извиняюсь за долгое отсутствие. Только что с самолета – и сразу к вам!
Представляю два бесподобных коллажа от нашего с Командой официального уже иллюстратора Ella1_: Гари и Драко в гостях у Снейпа и первый рисунок Гарри из девятой главы
Надеюсь, глава вас не разочарует. Удачи!



Когда Снейп проснулся, Гарри смирно лежал в постели с учебником трансфигурации в руках, но валяющиеся возле кровати тапки выдали его с головой.
- Поттер, есть ли в мире сила, способная удержать тебя от безрассудных выходок?
- И вам доброе утро, сэр, - Гарри отложил книгу, - как вы себя чувствуете?
- Поттер!
- Ладно, переформулируем. У меня все хорошо, а у вас?
- Отвратительно. Какого черта ты вставал?
- Северус, вы же знаете: благоразумие – не мой конек. Ну отругайте меня хорошенько, отработку назначьте…
- Бесполезная трата времени. С котлами справятся и эльфы, а воспитательный эффект в твоем случае нулевой. Гарри, ну неужели так сложно полежать пару дней? Кажется, даже я был более покладистым пациентом.
- Ух, представляю, что бы на это сказала Гермиона… Северус, я только до кухни дошел и обратно. Перекусил, поговорил с Чжоу и Фредом. Завтракать, кстати, будете? Чо для вас яичницы с беконом нажарила, а Фред пирог притащил от миссис Уизли.
- Для меня?
- Для кого ж еще? Мне овсянка досталась, глотать что-нибудь поинтересней пока рановато. А жаль: выпил бы сейчас костеросту – и никаких проблем.
- Никаких проблем у нас не бывает. Новости есть?
- У МакГонагалл сегодня рандеву с Командором, ребята договорились встретиться около десяти и записать сцену для директорского думосбора.
- Кто участвует?
- Близнецы, Эрни в качестве режиссера-постановщика, может, еще кого прихватят. Хотите присоединиться?
- Нет, я вернусь в школу, пора дать Лонгботтому отдохнуть. Кто за него? Фред?
- Чжоу. Фред в магазине, из-за Ярмарки они всерьез запустили дела.
- Пускай управляющего наймут.
- Давно бы наняли, только где ж найти человека со столь нетривиальным мышлением? Стратегия бизнеса у них так же непредсказуема, как и продукция.
- Могу себе представить. Значит, мисс Чанг решила прогулять занятия в университете?
- Зачем? С разрешения Спраут она ушла в теплицы сразу после завтрака, до возвращения экскурсии Невилла никто не хватится.
- Тогда я должен быть в Хогвартсе к обеду.
- И этот человек выговаривает мне за несанкционированные прогулки по дому. Северус! Отдохните хотя бы до вечера, вы на привидение похожи!
- Благодарю за заботу, но я отлично выспался и чувствую себя вполне приемлемо, - Снейп осторожно сел, повертел головой туда-сюда. Вроде не кружится. – Разрешаю присоединиться ко мне на кухне через пятнадцать минут, Поттер. Если, конечно, не боишься подавиться слюной, глядя, как я смакую яичницу от мисс Чанг.


- Мой Лорд, приветствую вас…
- Нарцисса. Я хочу видеть Люциуса.
- Но господин, мой муж болен и не может…
- Не смей возражать! Прикажи подать мне шерри, Нагини – живого кролика, и приведи Люциуса. Я жду.


- Вот теперь поговорим, Поттер.
- Неужели долгожданная выволочка? Я уж и не чаял…
- Перестань валять дурака, как я сказал час назад, нотации в нашем случае бессмысленны. У меня вопрос, Поттер. Я смотрел воспоминания мисс Чанг. Хвосторога должна была спалить Криви сразу же, едва сдернула с него мантию, или крылом размазать. Однако, на нем ни царапины. Ты можешь это объяснить?
- Э-э-э… действительно, странно.
В придачу к инстинктам бывалого разведчика у Снейпа был еще и солидный педагогический опыт, так что он не пропустил ни мгновенного замешательства, ни растерянности на физиономии Поттера, а последовавшая за ними нарочитая задумчивость и вовсе не имела шансов ввести учителя в заблуждение. Именно так большинство студентов реагируют на неожиданную контрольную. Похоже, мальчишка настроен запираться до последнего. Что ж, посмотрим.
- Поттер, ты знаешь, в чем тут дело. Я слушаю.
- Но я честно не могу объяснить…
- Врешь.
- Северус…
- Правду, Поттер!
- Да не знаю я!!!
Гарри тяжело дышал, терзая простыню побелевшими пальцами. Снейп вспомнил о его ребрах и сбавил обороты.
- Поттер, еще пять минут назад ты жаждал взбучки, а теперь не можешь ответить на простой вопрос.
- Да мне легче программу по зельям за семь лет оттарабанить. Как можно объяснить то, чего сам не понимаешь?
- Ведет же у вас Тайсон ЗОТИ. Попробуй, я постараюсь разобраться.
- Ну не знаю…
- Начинай, Поттер.
- Хорошо. Проблема в том, что я… очень тяжело переношу, когда рядом со мной гибнут люди.
- Можно подумать, ты один такой!
- Нет, не так… я ж говорил, что не смогу объяснить.
- Все ты можешь. Продолжай.
- Ладно. Мне все время кажется, что это моя вина, и зачастую так оно и есть.
- Снова Блэк и Диггори? Гарри…
- Да нет же! Вернее, не только. Помните, как Ханна вчера сказала? Что ни о чем не жалеет. На самом деле жалеет, конечно, но о себе, понимаете? Все эти двадцать восемь мерзавцы были распоследние, но Ханне плохо оттого, что именно ей пришлось… Так вот, Ханна жалеет о себе, а я, урод ненормальный – о жертве, кем бы она не была. Полночи лежал, о Макнейре думал.
- Боги, он-то здесь при чем?
- Я его убил, Северус.
- У тебя не было выбора…
- В том-то и дело, что был, - Гарри вдруг жалобно всхлипнул, резко провел кулаком по щеке. - Он и не сопротивлялся. Сидит, спиной к забору привалился, глаза пустые-пустые… Я же видел, понимаете?.. И все равно авада… Думал только о том, что вы ТАМ уже полчаса… А он… будто уже мертвый… словно куклу заавадить…
- Глупыш…
- Я видел… Он жить не хотел, а это… Позвал бы Джин… или Ханну, у нее шикарные трансконтинентальные пинки получаются… Сидел бы он сейчас в Новой Зеландии и соображал, кто такой… - всхлип, - мы вот все на Дамблдора… А чем я лучше? Тоже ведь предпочел вашу жизнь другой…
- Гарри, - Снейп вздохнул, - кроме Новой Зеландии существует еще понятие воздаяния за грехи. Макнейр детей резал. У меня на глазах… - невольно скрипнул зубами, - пожалей ты его, отправь к черту на куличики – и я бы сам сейчас костьми лег, но разыскал и заавадил, несмотря ни на какую обливиацию, поскольку существуют вещи, простить которые нельзя.
- Вот и Ханна так говорит.
- У нее есть к тому основания, не так ли? Ее сестре было три года. Тебе ведь тоже приходилось терять близких. Говорят, ты угостил Беллу круциатусом.
- Дорого бы дал за возможность применить его по-настоящему, но этого Дамблдор бы так не оставил.
- Верно. Забавно, мы все были уверены, что к Непростительным ты просто не способен.
- Северус, я два года ошивался в Ближнем Круге, приходилось участвовать и в некоторых вечеринках. Помните, как у Малсибера маглы пропали?
- Боги, так это вы их свистнули? Впрочем, чему я удивляюсь… Порталом на базу, так?
- Обливиэйт и по домам, правильно.
- Малсиберу тогда здорово досталось.
- Я стоял в круге под Образом Аллекто Кэрроу и бросал в него круциатусы наравне со всеми. То же самое было, когда пытали вас…
- Поттер, большинство Упивающихся давно научились относиться к круцио философски: сегодня пытаешь ты, завтра – тебя… Ты спас мне жизнь и рассудок – это единственное, что имеет значение. Пожалуйста, помни об этом. Кстати об Аллекто, тот толстяк-ухажер, который таскал ей цветочки, а после умыкнул фамильный амулет от дементоров – тоже ваша работа?
- Джордж развлекался. Откуда вы знаете? Аллекто предпочитала об этом молчать.
Снейп многозначительно усмехнулся.
- Она ужасно расстроилась и обратилась ко мне за каким-нибудь мощным успокоительным, из тех, что изготавливают на заказ за хорошие деньги. Кэрроу всегда были прижимисты.
- А вы, разумеется, не преминули воспользоваться ситуацией. Что вы ей подсунули?
- Каннабис Волюптатибус. Аллекто наша теперь законченная наркоманка.
- Была наркоманкой. Вы не знаете? Я убил обоих Кэрроу, когда возвращался за паролем. Но они хотя бы в бою погибли, а вот Макнейр…
- Дался тебе этот Макнейр! Прекрати канючить, я не собираюсь утирать тебе сопли и баюкать в отеческих объятиях. Даже будь у меня такое желание, сейчас я тебя просто раздавлю.
- Да я и не думал даже…
- Думал, Поттер, думал. Любому мальчишке, сколь бы самостоятельным и независимым он ни был, хочется иногда поплакаться кому-нибудь в жилетку. – Снейп задумчиво постучал пальцем по губе, - только вот реализовывать подобные желания наяву на тебя совсем не похоже. Сдается мне, ты всеми силами пытаешься заговорить мне зубы, бессовестно используя при этом слизеринские методы. Весь этот твой плач по Макнейру очень мил, но совершенно не объясняет дьявольской везучести Криви.
Поттер отвел глаза.
- Я же говорил, что не сумею объяснить.
- Скорее, даже не пытаешься, - Снейп встал, - что ж, я немедленно возвращаюсь в Хогвартс.
- Северус! Еще двенадцати нет!
- Поскольку ты не желаешь экономить мое время, придется докапываться до истины самому. Не передумал?
Гарри отчаянно кусал губы.
- Северус, пожалуйста. Ну что и где вы собираетесь искать?
- Это уже мое дело. Желаю приятно провести время, мистер Поттер. Всего вам наилучшего.


- Заинька… заинька… ну что ты… - Люциус трясущейся рукой пытался погладить рыдающую над ним Нарциссу по волосам, - ну хочешь, я тебе песенку спою? Про яблочко, хочешь? Меня малыш Дибби научил, он у нас ловцом… Или риверданс станцую, тебе же нравится, как я его танцую? Сейчас полежу чуть-чуть и станцую…
Нарцисса задыхалась от плача, размазывая по щекам остатки безупречного макияжа.
- Ненавижу его, ненавижу…
- Ящерку эту? Перестань, она же больная совсем, ее пожалеть надо. Затравили, видать, злые люди, кусается больно… Заюшка, здесь холодно лежать. Будь умницей, позови Дибби, пускай он меня куда-нибудь в тепло положит.
Она вытащила палочку, невербально левитировала мужа на диван.
- Ой, надо же, а я и не знал, что ты так умеешь. Спасибо, родная.
Нарцисса упала рядом на колени, всхлипывая, принялась гладить дрожащими ладонями его худое породистое лицо.
- Люциус, умоляю, давай уедем отсюда. Он же не оставит нас в покое, - снова зашлась в рыданиях, целуя холодные руки мужа, - Люциус… пожалуйста…
- Хорошо, уедем, заинька, только не плачь. У тебя вон глазки опухли и шерстка растрепалась. Мне так нравится твоя шерстка - мягкая, блестящая, и пахнет вкусно. Можно, понюхаю?
Нарцисса уткнулась ему в грудь, сотрясаясь от рыданий. Люциус подцепил пальцем длинную платиновую прядь, поднес к лицу, зажмурился, вдыхая.
- Какая ж ты у меня замечательная, самая хорошая, самая ласковая… - открыл глаза и вдруг наткнулся взглядом на окровавленную, растерзанную тушку на полу, - ой, а кто зайчика убил? – Заворочался беспокойно, пытаясь подтолкнуть голову жены вверх, - Заинька, где наш Драко? Это ведь не он там лежит?
- Что?!
Нарцисса резко повернулась и застыла, стиснув холеными пальцами руку мужа. И еще долго сидела на холодном полу, не в силах отвести от останков кролика расширенных в ужасе глаз.


- Профессор, вы рано. Я уверен был, что до вечера вас не увижу, вызубрил имена всех пятикурсников, седьмой курс, слава Мерлину, и так знаю…
- Считайте, что вам повезло, Лонгботтом. Можете пообедать и собираться на Ярмарку уже в качестве самого себя.
- Чжоу будет рада, у нее завал с курсовой.
- Вот и отлично. Как прошла утренняя экскурсия?
- У Драко что-то случилось дома, эльф выдернул прямо его посередь экспозиции.
- Опять, видно, Люциус учудил. Надо будет передать Нарциссе успокоительного.
- Драко будет рад. Ваша мантия, профессор. Я пойду?
- Погодите, Лонгботтом… Невилл.
Юноша изумленно поднял брови.
- Сэр, что-то случилось?
- Нет. Да. – Шумно выдохнул, потер костяшками пальцев ноющие виски. Все-таки надо было отлежаться до вечера. Чертов Поттер… - Сядьте, Невилл. Мне нужна ваша помощь.
Лонгботтом медленно опустился на край кресла, не сводя с учителя встревоженного взгляда.
- Что-то с Гарри?
- В точку. – И тут же вскинул ладонь, предупреждая намерение собеседника вскочить, - все с ним сейчас в порядке, но меня крайне волнует один момент. Невилл, что вы знаете о способности Поттера защитить уже обреченного на смерть человека ценой самопожертвования?
- То есть?
- Криви должен был погибнуть, но не погиб.
- Понял, - Лонгботтом нахмурился, склонив голову к плечу, - был у нас прошлой весной подобный случай. Гермиона варила яд, Игнис Интракатем.
- Подкожный Огонь, знаю. Редкий состав, и очень сложный. Зачем он вам понадобился?
- Очередной эксперимент. Одно время Риддл о нем думал, и мы хотели на всякий случай сделать противоядие.
- Ясно. Дальше.
- Что-то пошло не так, на последней стадии зелье взорвалось, окатив Герм с головы до ног.
- Верная смерть…
- По идее, да, но в лаборатории случился Гарри и, разумеется, рванул на помощь. Хотя он даже до котла допрыгнуть не успел, Игнис вдруг оказался нейтрализован, а Гарри свалился на пол с глубокими ожогами по всему телу.
- Та-ак…
- После Гермионе удалось что-то по этому поводу раскопать, и они с Джин месяца полтора терроризировали Гарри, не давая ему и шагу ступить. Потом в дело вмешался Рон с близнецами – и все закончилось.
- Полагаете, мне стоит побеседовать с мисс Грейнджер?
- Не думаю, что она вам что-нибудь скажет, похоже, Гарри с них слово взял. Но я бы посоветовал вам порыться в библиотеке Тайной Комнаты. Кажется, Герм свою информацию выудила именно оттуда.


- Господи, Драко, что стряслось?! На тебе лица… садись сюда, я сейчас успокоительного…
Белый, как смерть, Малфой рухнул на диван и вцепился в руку Гарри мертвой хваткой.
- Поттер, не уходи, я сейчас…
- Да что случилось-то? Куда лететь, кого вызвать, чем помочь?
Драко посмотрел на него с каким-то странным выражением.
- Хороший ты друг, Поттер, и где раньше были мои мозги?
- Малфой, я тебя когда-нибудь грохну. Ты будешь говорить или нет?!
- Да… Утром в Малфой-мэнор заявился этот… Волдеморт и два часа пытал отца круциатусом. У матери шок.
Поттер побледнел и плюхнулся рядом.
- Мерлин мой… больного человека…
Малфой скривился, хлюпнул носом.
- Отец двинуться не может, но без конца просит пожалеть бедную ящерку, - и закрыл лицо руками, - Поттер, я так больше не могу. Мерлина ради, сделай что-нибудь…
Гарри сжал его плечо.
- Успокойся, мы что-нибудь придумаем, - и с силой ударил кулаком по коленке, - это я виноват! Опять просмотрел! Валяюсь тут, как куль с отрубями…
- Перестань, не можешь же ты присматривать за этой бешеной рептилией круглосуточно.
- Должен! Черт… Значит, так. Если к ночи Люциусу не полегчает, я глотну костероста и отправлюсь к нему сам. Противоядие от снейпова чокнутого зелья у тебя есть?
- Да…
- Приготовь. Приведем твоего отца в порядок и поговорим серьезно. Думаю, после сегодняшнего от защиты он не откажется.
Драко убрал от лица ладони, медленно поднял на Гарри полный надежды взгляд.
- Ты правда?.. Они же Упивающиеся, оба…
- И что? Вы со Снейпом тоже Упивающиеся. Пытать-убивать Люциус не любит, садистских оргий терпеть не может, даже пытался кое-кого спасти, не всегда удачно, правда. А средневековый снобизм и стремление к власти – не те преступления, за которые на человеке можно ставить крест. Про Нарциссу я вообще молчу.
- Спасибо.
- Не за что. Так, пока Костерост сработает… Часам к трем будь готов. И Драко…
- Да?
- Боже тебя упаси проговориться Снейпу. Или Джин. Или Герм. Короче, молчи, как партизан, понял?


После полутора часов борьбы с древним каталогом и блуждания в темных проходах между стеллажами Снейп наконец взял в руки тоненькую книжку в простом переплете из грубо выделанной кожи. Бережно отнес находку в читальню, засветил колонну и, собравшись с духом, открыл драгоценную инкунабулу на титульном листе. Рукописный текст, сдержанные завитки над заглавными «S» и «D»
«Шимона из Вифсаиды во Имя Божие творение»*
Дальше мелким текстом:
«Перевод с арамейского на латинский Ровеною Райвенкло совершен»
И ниже, крупно:
«Магия Жертвы»


- Я имею право знать, чертов ты эгоист! - Снейп сжал кулаки, усмиряя гнев и обиду, - мне казалось, я что-то значу для тебя.
- В том-то и дело, что значите!
- Тогда почему ты не сказал, черт возьми?!
- Да потому и не сказал!
Гарри зажмурился, вжавшись затылком в подушку, несколько раз глубоко вздохнул и наконец заговорил тихо и напряженно.
- Книгу год тому назад обнаружила Гермиона. Был один эпизод… Клянусь, я сам не знал! А Герм не нашла ничего лучше, чем поделиться с Джинни. Они обе устроили мне грандиозную истерику, - усмехнулся, - как будто от меня тут что-нибудь зависит! Целый месяц успокоиться не могли, ходили за мной, как две наседки, вздрагивали на каждый шорох. Способность здраво рассуждать утратила даже Гермиона, что уж о Джин говорить. До смешного доходило: обе со слезами и соплями вопили, что в командных операциях я буду участвовать только через их труп. Сиди, Гарри Поттер, в школе и не вздумай высовываться – хуже Дамблдора, чесслово. Продолжалось все это, пока Рон с ребятами не вправили им мозги, только тогда Герм наконец взялась за ум, и мы втроем с Луной засели в Тайной Комнате.
- Ты опасался, что я устрою тебе подобный скандал?
- Я опасался, что вы переволнуетесь и наделаете глупостей, а то и вовсе заработаете нервный шок! Северус, вы же сами прекрасно знаете, что до сих пор еще не пришли в норму после рождественских событий.
- И все же сравнение с двумя истеричными подростками женского пола мне совершенно не льстит, - Снейпу ужасно хотелось схватить этого невозможного остолопа за плечи и хорошенько потрясти, но вместо этого он выдернул из воздуха два зеленых китайских шарика и принялся вращать их в ладони, перебирая длинными пальцами, прикрыв глаза и стараясь сосредоточиться на мелодичном звоне. Поттер сидел тихо, как мышка, дожидаясь окончания сеанса.
- Релаксация?
Снейп убрал шарики.
- Сигареты мне, как зельевару, противопоказаны. Если ты кому-нибудь…
- Ну что вы, Северус! Эту технику нам посоветовала Чжоу, когда Команда обучалась окклюменции. Ребята до сих пор ею пользуются в моменты душевного раздрая, хотя я, например, предпочитаю четки.
- Перестань мне зубы заговаривать. К чему вы с Грейнджер и Лавгуд пришли?
- Собственно, ни к чему. Выяснилось, что таинственные девять процентов моего потенциала как раз и составляет эта Магия Жертвы, и поделать с этим ничего нельзя.
- Девять?
- Еще четыре – квиддич, а остальное – тот же набор, что у вас, исключая зельеварение.
- Мои тринадцать процентов.
- Ага.
- Ты уверен, что твои самоубийственные рефлексы нельзя как-нибудь заблокировать? С такой кармой ты и Волдеморта кинешься спасать.
- Северус, это данность, с ней можно только смириться….
- …и не лезть на рожон. Вполне понимаю стремление девушек запереть тебя в школе. А ведь Альбус догадывался.
- Да?
- Планируя твою вылазку в Тайную Комнату, он обмолвился, что способность жертвовать собой ты унаследовал от Лили.
Снейп не стал рассказывать, как долго спорил тогда с Альбусом, объясняя выходки Поттера-младшего бравадой, жаждой внимания и тягой к глупому геройству, но судя по мимолетной усмешке, Гарри отлично почувствовал недоговоренность и понял ее суть. Чертов мальчишка…
- Вечер добрый, - в двери появился Фред Уизли, окинул взглядом задумчивые лица и улыбнулся до ушей, - не помешал?
- Разумеется, нет. Что-то случилось?
- Ничего, просто через полчаса МакГонагалл придет, и мы с ребятами хотели перед этим немного порепетировать.
- У Эрни все готово?
- Даже слишком готово, нашу кухню просто не узнать, так что на перекусить в ближайшие пару часов не рассчитывайте. Да, чего я зашел. Профессор, вам письмо.


Помещение представляло собой нечто среднее между роскошной гостиной, средневековой оружейной и залом суда. Задрапированные темно-бордовым бархатом стены украшала великолепная коллекция мечей, сабель, алебард, кинжалов и прочих колюще-режущих предметов, рожденных двумя взаимоисключающими сторонами человеческой натуры – жаждой крови и тягой к прекрасному. С высокого, облицованного красным травертином потолка свисала на толстых цепях бронзовая люстра. Массивная мебель из темного дуба грозила продавить резными ножками каменный пол. Трое мужчин сидели в выставленных словно по линейке креслах, одинаково сложив руки на подлокотниках, их неподвижность и черные, классического покроя мантии смотрелись в этой мрачной обстановке весьма зловеще. Минерва в сотый раз переменила позу, пытаясь устроиться на жестком сидении поудобнее, но все было без толку. Где они умудрились раздобыть эти чудовищные раритеты? Пожалуй, не стоило задавать Макмиллану на выходные дополнительное эссе… Воображение у парня богатейшее, и почему, интересно, ему так тяжело дается трансфигурация? Впрочем, не факт. Тут все – не факт.
- Добро пожаловать в Серую Лигу, профессор. Я искренне рад видеть вас здесь, хотя и сомневаюсь, что вы окончательно определились с выбором.
- Прошу прощения?
Маленький, по сравнению с сидящим рядом Макнейром просто крошечный человечек чуть дернул уголком губ в намеке на снисходительную усмешку. Минерва прищурилась. Невыразительное, словно вуалью прикрытое лицо, скупые, схематичные движения, совершенно неопределимый возраст – ничего общего с Джорджем Уизли. Потрясающее изобретение этот Образ.
- Не трудитесь, профессор, вам не удастся меня узнать, хотя я учился в Хогвартсе. Ваше отношение к директору Дамблдору ни для кого не секрет, и мы отлично понимаем, что такая преданность не может испариться в одночасье.
- И тем не менее, рискнули пригласить меня сюда?
- Мы ничем не рискуем.
- Но и не выигрываете.
- Отчего же? Уолден уверен, что ваша реакция на историю с Северусом была абсолютно искренней. Следовательно, сюда вас привело не только и не столько поручение Альбуса, сколько желание узнать правду. Так?
Минерва хмыкнула.
- В интересное положение вы меня ставите, господин Командор. Если директор действительно потребует от меня отчета, мой ответ на этот вопрос прозвучит для него двусмысленно, какой бы из предложенных вами вариантов я ни выбрала. В первом случае я признаю, что собираюсь шпионить против Серой Лиги в его пользу, во втором – то же самое, но наоборот.
Командор кивнул, точнее, качнул головой в стиле китайского болванчика – подбородок вниз-вверх – и снова замер, будто любая попытка проявить живые эмоции грозила ему немедленным четвертованием.
- Истинно так. Вижу, Уолден не ошибся: если нам удастся реально заполучить вас в наши ряды, для Лиги это станет большой удачей.
- Вы мне льстите.
- Отнюдь. Что до директора Дамблдора, то мы ему не враги, пока он сам не решит обратного. По сути, от вас не требуется выбирать сторону, профессор.
- Хотите сказать, вы не против моих докладов Альбусу, если таковые действительно будут иметь место?
- Почему нет? Знакомых лиц, кроме Уолдена и Долорес, вы здесь не встретите, местонахождения Фаланстера** выдать не сможете, а из остального делать тайну мы не собираемся. Зная Дамблдора, опасаться утечки информации глупо.
- А если однажды ваши с Альбусом интересы не совпадут?
- Разве что он вдруг вздумает проникнуться идеями Тома Риддла. Альбус Дамблдор – великий волшебник и опытнейший политик, союз с ним поможет Серой Лиге избежать множества проблем.
- Кажется, меня пригласили в качестве посредника?
- Если хотите.
- Забавно. Но у меня создалось впечатление, что вы не одобряете методы Альбуса.
Снова тень усмешки на нечитаемом, словно размытая акварель, лице.
- Если я правильно понимаю, это завуалированная попытка узнать, насколько давешнее заявление Уолдена соответствует действительности? Здесь я не в силах вам помочь, профессор. Может быть ты, Уолли?..
Грузная фигура слегка шевельнулась в кресле.
- К сожалению, нет. Мы не можем предоставить доказательств нашей правоты, не раскрыв при этом инкогнито информатора, а это недопустимо.
- Согласен, - Командор вновь повернулся к Минерве, - боюсь, вам самой придется выбирать, кому верить, профессор.
Она вздернула подбородок.
- Я уже выбрала.
- Вот и отлично. Уверен, директор сам порой не в восторге от своих действий, но не видит иного выхода. Если в дальнейшем он не сочтет за труд обратиться к Серой Лиге, дабы избежать лишних жертв и прочих неприятностей, мы будем очень рады.
Минерва надеялась, что презрительная гримаса получилась у нее достаточно красноречивой.
- Выходит, вы отводите мне роль двойного шпиона и, по совместительству, почтовой совы. Не очень-то вдохновляет.
- Вы неверно представляете себе суть отношений в Лиге, - голос Командора звучал ровно и безэмоционально, словно скрип сторожевой горгульи. Артисты. – Здесь никто и никогда не станет к чему-либо вас принуждать. Добровольность – одна из главных наших заповедей.
- Вот как? Отчего же мисс Амбридж жаловалась, что вы два месяца не позволяли ей покинуть Отдел Связей?
- Долорес отлично понимала, насколько важен для нас был доступ к корреспонденции Министерства на момент организации Ярмарки, но она никогда не упустит возможности поворчать.
- Хотите сказать, она вольна была уйти оттуда в любой момент?
- Конечно.
- Вы позволяете подчиненным обсуждать и игнорировать ваши приказы?
Аж руками всплеснул, но как-то механически, словно по сценарию здесь положено взмахнуть ладонями и аккуратно вернуть их на подлокотники. Кукла. Молодцы ребята, Альбус голову сломает: зелье-не зелье, империо-не империо…
- Помилуйте, какие приказы, профессор, я порой не знаю, что они там без меня в полях творят. Хорошо, если постфактум в известность поставят.
Неожиданно зашевелилась третья фигура – грузный блондин с лицом кабинетного ученого.
- Командор…
- Молчи уж, Конфуций, не то вспомню, кто Беллатрикс упустил.
«Конфуций» задохнулся от возмущения.
- Ну знаешь… знаете…
- Стоп! – Макнейр шлепнул ладонью по подлокотнику, - тогда все были хороши. Сейчас у нас другое дело. Профессор, ни шпион, ни почтальон Лиге не нужны, напротив, мы всеми силами пытаемся избавить вас от этой незавидной роли. После моего утреннего визита в больничное крыло Дамблдор неизбежно потребует объяснений, если уже этого не сделал. Теперь вам есть что ему сказать, разве не так?
Минерва неохотно кивнула.
- Так. Но Альбус не просил меня докладывать...
Все трое, включая Командора, скептически ухмыльнулись, «Конфуций» даже глаза к потолку завел.
- Вам, конечно, виднее, профессор. Но все же, надеемся, вас не обидит наше желание сохранить пока в тайне истинное обличье и имена.
- Я понимаю.
- И тем не менее, решение вступить в Серую Лигу остается неизменным?
- Да.
- В таком случае, добро пожаловать, - улыбка Командора на сей раз казалась куда более живой, - осталось лишь исполнить наш гимн.
- Гимн?!
- Ну да, какая же тайная организация без гимна?
Он вдруг резко вскочил, запрыгнул на сиденье своего кресла, выпучил глаза, вытянул руки по швам и затянул пафосным басом:
- The itsy bitsy spider сlimbed up the waterspout
Down came the rain аnd washed the spider out.
Out came the sun аnd dried up all the rain
So the itsy-bitsy spider сlimbed up the spout again!***
«Конфуций» на первой же фразе душераздирающе застонал и отвернулся, зажав уши руками, а Макнейр надул щеки и пошел вдоль кресел вприсядку, выворачивая нелепые коленца и подметая мантией каменный пол.
Пятнадцать секунд спустя прямо из увешанной оружием стены вылетел злой, как черт, Макмиллан.
- Джордж, Фред, мантикора вас сожри, сколько можно! Третий раз сцену прогоняем, я задолбался уже иллюзию держать! Профессор, скажите вы им… Профессор? Мерлин всемогущий, и вы туда же?!
- The itsy bitsy spider…
Минерва захохотала в голос. Эрни в отчаянии пнул ножку ближайшего кресла и взвыл, поджав ногу и невысоко подпрыгивая. Джордж-Командор прекратил петь и назидательно ткнул в него пальцем.
- Вот! Вот что ожидает зарвавшихся гениев от режиссуры и безумных декораторов! Ты сам-то пробовал на своих шедеврах сидеть? Через пять минут задница – простите, мэм, - отнимается! Не мог подушки подстелить?
Минерва резко оборвала смех.
- Мистер Макмиллан, так это ваша работа?
- Эмс… да, профессор.
Она погладила кончиками пальцев затейливую резьбу подлокотника.
- А в минувшую пятницу, помнится, ваша попытка поросенка так и не смогла избавиться от дикообразьих игл и пятой ноги. Вы бессовестный лгун, молодой человек. С каких пор трансфигурация обычной мебели в произведение искусства не представляет для вас труда?
- Ну вообще-то… - щеки Макмиллана стремительно заливал румянец, выглядел он смущенным и одновременно очень довольным, - вообще-то никогда не представляла… если это правда искусство…
Фред-Макнейр саркастически хмыкнул.
- Эрни, я тебя не узнаю. Оказывается, чтобы заткнуть тебе рот, достаточно всего лишь похвалить? Мерлин, до чего элементарный рецепт… Наш закулисный гений хочет сказать, профессор, что если ему вожжа под хвост… то есть, будучи во власти своего неуемного воображения, он Букингемский Дворец способен сотворить. А вот всяческая бытовуха его совершенно не вдохновляет, отсюда плачевные результаты в учебе вплоть до шестого курса…
- До шестого?
- В Команду Эрни угодил прямо из Хогвартс-экспресса, и Мариэтте буквально за неделю удалось решить проблему. Только вот об ее педагогических методах оба молчат до сих пор. Эрни, может, все-таки поделишься? Профессору наверняка будет интересно…
Макмиллан по цвету сравнился со своим иллюзорным декором.
- Не скажу. Лучше вы признавайтесь, до каких пор собираетесь над нами издеваться? За каким Мерлином Беллатрикс приплели? И причем здесь Конфуций? Договорились же звать Рона Реймондом…
Четвертый участник представления стремительно порыжел и мрачно уставился на братьев.
- Конфуцием меня еще во младенчестве прозвала тетка Мюриэль. Говорят, тогда у меня был жутко умный вид.
- Судя по колдографиям, ужасно умный….
- …и куда только все подевалось…
- …не иначе как Перси…
- …из зависти…
- …коварно, под покровом ночи…
- …свистнул у Ронни мозги…
- …причем все…
- Заткнитесь, а? – Рон повернулся к Макмиллану, - Эрни, рожа у этого Образа действительно чересчур… интеллектуальная, боюсь, такого умника я не потяну. И потеет он просто кошмарно. Давай заменим? Все равно все заново делать.
- Все – не обязательно, - Фред-Макнейр отряхнул мантию и уселся обратно в кресло, - перепишем только концовку, начиная с Конфуция, а после состыкуем.
Минерва удивленно нахмурилась.
- Вы и на такое способны?
- Мента-альная ма-агия, мэм, - пропел Джордж, - на досуге прогуляйтесь с кем-нибудь из наших в Тайную Комнату. Только Мерлин вас упаси прихватить Гермиону, нам тогда всей Командой придется вас оттуда выковыривать.
- Я тоже буду плохим попутчиком, профессор, - Рон почесал спину, - книги в количестве, превышающем одну штуку, вгоняют меня в депрессию, а там их как воды в Черном Озере.
Близнецы сочувственно зацокали языками.
- Бедняжка Ронни…
- …придется срочно…
- …организовать операцию…
- …по возвращению тебе твоих законных мозгов…
- …благо Перси они все равно впрок не пошли…
- Хорош хохмить, не то Гарри сейчас придет и вломит нам по первое число. Пустяковую сценку третий час делаем, безобразие. – Эрни толкнул Джорджа в кресло, поправил на нем мантию, - значит, еще раз про демократию в Лиге – и закругляйтесь. Рон, никаких эмоций, твое дело – Книгу продемонстрировать и формулу Фиделиуса зачитать, понял? Давай, преобразовывайся – и поехали.
Рон с недовольной гримасой вернул себе облик блондина, ожесточенно потер бок, затем плечо и наконец застыл в кресле, лишь подрагивали на подлокотниках пухлые пальцы.
- Ладно, только в следующий раз пускай этого Реймонда кто-нибудь другой изображает…


Снейп вертел в руках конверт.
- Ну и что ты об этом думаешь, Поттер?
Гарри вернул ему письмо.
- Даже не знаю… С Гермионой надо посоветоваться, это ее сестра. Но обижать Эмили нельзя, она – магла уникальная, фактически член Команды. Порой не знаю, что бы мы без нее делали.
- Но запускать репеллент в массовое производство ради возможности предотвратить пару-тройку нападений? Тебе не кажется, что это сродни стрельбе из пушки по воробьям?
- Пару-тройку, говорите? Акингтон до сих пор трясет от восторга, говорят, даже побывавшие там авроры прониклись. Если разнообразить запахи и поставить дело на поток…
- Поттер, окстись, кто этим заниматься будет?
Гарри задумчиво протирал очки краем простыни.
- Есть одна идея…



* Шимон из Вифсаиды более известен как Апостол Петр.


** Фалансте́р — в учении утопического социализма Шарля Фурье дворец особого типа, являющийся центром жизни фаланги — самодостаточной коммуны из 1600—1800 человек, трудящихся вместе для взаимной выгоды. (Википедия)


*** Раз крошка паучок решил взобраться на карниз
Пополз он по трубе, но дождик смыл малютку вниз
Тут выглянуло солнышко, и высохла вода
Взглянул малютка на карниз и вновь полез туда

Огромное спасибо моей бете за подбор песенки, а также ей и моей маме – за помощь с переводом.




Глава 25.

Заслышав в прихожей шум, Снейп сдернул с колен и отлевитировал в шкаф пушистый клетчатый плед, закинул ногу на ногу. Дверь приоткрылась, в гостиную тихонько проскользнула Грейнджер. Поправила гриффиндорский галстук, стряхнула с рукава птичье перышко.
- А вы правы, профессор, стрижом быстрее, чем крысой. Но днем лучше не рисковать.
Снейп отложил книгу, над которой дремал последние полчаса в ожидании гостьи.
- Надеюсь, я вас не разбудил?
- Нет, конечно, еще даже часу нет. А вот вам, профессор, полагается сейчас отдыхать, иначе вы и к лету не восстановитесь.
- Я уже не пациент, мисс Грейнджер. Присаживайтесь. Чаю?
- Давайте, я сама заварю, а вы пока расскажете, зачем звали.
Снейп вздохнул. По-хорошему следовало бы отчитать девчонку за фамильярность и отсутствие понятия о приличиях, но выдирать гудящее от усталости тело из уютного кресла ради того, чтобы продемонстрировать манеры, действительно не хотелось.
- Похоже, бороться с вашим хамством – бесполезная затея, Грейнджер.
Заморгала удивленно. Сама невинность, хоть картину пиши.
- Я вас обидела, сэр?
- Нет. Но вам следовало сейчас поблагодарить, сесть в предложенное кресло и смирно дожидаться, пока я исполню долг гостеприимного хозяина. Или вежливо отказаться, если не желаете меня беспокоить.
Фыркнула, пожала плечом, призвала с полки чайник.
- Глупости. Я действительно хочу чаю, почему же должна отказываться? А вы до смерти устали, это и слепому видать. Я не безрукая, с заваркой обращаться умею, так к чему церемонии? – Налила кипятку в заварочный чайник, поболтала и выплеснула в камин, - не знаю книги бесполезнее учебника по этикету, столько идиотских условностей… - отмерила горсть чайных листьев, чуть остудила воду струей холодного пара из палочки, - Драко говорит, все детство на эту муть убил, лучше б японский язык выучил, - двумя взмахами сервировала столик, оглянулась, нахмурилась, - а пользы – ноль, наоборот, местами вредно, - шагнула к шкафу, потянула за предательски торчащий из-за дверцы клетчатый уголок, - вот зачем вы плед спрятали? Чтобы мне пыль в глаза пустить? – Встряхнула добычу, расправила и накинула на ноги потерявшему дар речи Снейпу, - здесь у вас прохладно, между прочим, и сквозняки, ослабленному организму недолго и простудиться.
- Грейнджер!!! – опомнился он наконец, стиснул в кулаке пушистую ткань, собираясь отшвырнуть плед в сторону, но почему-то передумал. В карих глазах Гермионы укоризна мешалась с легкой насмешкой, и зельевар вдруг почувствовал себя нашкодившим мальчишкой. Насупившись, он подтянул плед повыше, открыл было рот, намереваясь объяснить нахалке отличие этикета от субординации, но она вдруг улыбнулась так светло и искренне, что Снейп просто не мог не улыбнуться в ответ. И тут же зарычал, откинувшись затылком на высокую спинку.
- Нет, ну что мне с вами делать? Никакого уважения к возрасту, статусу и положению в обществе. В конце концов, я ваш Мастер, нахалка вы эдакая!
- И что с того? Я не могу позаботиться о своем Мастере? – Она налила чаю и подвинула чашку ему под руку, - тем более, мне крайне приятно это делать.
Он сдался.
- Черт с вами, мисс, заботьтесь.
Еще одна солнечная улыбка.
- Спасибо, сэр. Так что все-таки случилось?
Снейп протянул ей конверт.
- Прочтите.
Некоторое время он молча прихлебывал чай, наблюдая, как она сосредоточенно хмурится над ровными строчками. Наконец рука с листком медленно опустилась на колени, девушка задумчиво уставилась на огонь в камине.
- Что скажете, Гермиона?
- Эмили в своем репертуаре, - чуть усмехнулась, - не мытьем, так катаньем. Она меня неделю доставала этой идеей, теперь решила взяться за вас.
- Вы против?
- Сначала была категорически, но после Акингтона… - Гермиона прищурилась, - знаете, сэр, репеллент подействовал на Беллатрикс.
Снейп едва не опрокинул чашку.
- Быть не может!
- Я видела это собственными глазами, - лукавые чертики в карих глазах отплясывали чечетку, - похоже, профессор, мы с вами и сами не знаем, что умудрились сварить. Журналы у вас?
Забыв об усталости, Снейп слетел с кресла и помчался в лабораторию.


- Чего встал, Поттер?
- Любуюсь. Шикарное у вас все-таки поместье, дворец просто. Заблудиться – раз плюнуть.
- Бывало и такое. Я до восьми лет без эльфа из своих комнат не выходил. Мы в основном в центральном крыле обитаем, в остальных люди годами не появляются.
- Ну и нафига?
- А я знаю? Традиция. Пошли, их еще разбудить надо. Пока мать оденется-причешется, пока выяснит, какого Мерлина я не в школе, пока отца в порядок приведем…
- Малфой, ты уверен, что это хорошая идея? Может, все-таки Образ? Кто его знает, как он отреагирует.
- Он – мой отец, Поттер, и я перед ним в долгу за зелье. Давно пора поговорить начистоту. Если я поручусь за Лигу, они наверняка не станут колебаться.
- А ничего, что он фактически сдал тебя хозяину, доложив о директорской прогулке по Министерству? Знал же, что Риддл шкуру с тебя спустит. Не слишком похоже на проявления отеческой заботы.
- Зуб даю, отец подстраховался. Он мог подставить Снейпа, но не меня, не веришь – сам у него сейчас спроси. А может, обоих прикрыл, не зря же нам так легко удалось оттуда смыться. Поттер? Ты чего? Костерост протухший попался?
- Хуже, Джин на базе. Не спится ей… Ох, и влетит мне, когда вернусь.
- Сочувствую. Может, на завтра перенесем? Соврешь ей сейчас что-нибудь, авось, успокоится.
- Плохо ты ее знаешь. Она меня сначала под плинтус загонит, а после на неделю к кровати привяжет. Пошли.


- …флуоксетин – это ингибитор обратного захвата серотонина, его действие непредсказуемо, он может как подавлять агрессию, так и наоборот. Вы же сами предложили заменить его солями лития…
- Я всего лишь ломал голову, как избежать седативного эффекта! Если помните, к проекту я подключился на финальной стадии, и в большинстве ваших магловских закорючек разобраться не успел. Вот это что такое?
- Гамма-амино-бета-фенилмасляной кислоты гидлохлорид…
- Грейнджер!!!
- Фенибут его называют, входит в состав препаратов для коррекции психогенных нарушений поведения у животных*. Я отказалась от него еще на стадии разработки ингаляционного приема, так что забудьте.
- О чем еще прикажете забыть?
- Простите, Мастер. Как бы то ни было, действие всех магловских добавок я знаю наизусть, равно как и магической основы, мы с Невиллом три месяца на это убили. Хотите того или нет, сэр, своим незапланированным эффектом репеллент обязан вашим гениальным идеям, а последние два журнала остались на базе.
- Значит, идем туда.
- Вообще-то ночь… ма-ама родная, пятый час! Сэр, у вас уроки с утра!
- Можете отправляться в постель, Грейнджер, я сам…
- Меня зовут Гермиона, профессор, и вы отлично знаете, что ни в какую постель я не пойду. А вот вам она жизненно необходима, и если вы немедленно не ляжете спать, ваши уроки завтра буду вести я!
- А потянете?
- Проверим?
- В другой раз. Позвольте мне самому решать…
- Кажется, вы позволили мне о вас заботиться. Сэр, я разбужу Гарри.
- Черт… Гермиона, я все равно не усну, пока не разберусь, в чем дело.
- Ох, я тоже. Сэр, тогда обещайте мне, что весь завтрашний день проведете на базе.
- Грейнджер…
- Пожалуйста. В расписании у вас только младшекурсники и мы, я справлюсь.
- А вы сами?
- У Мариэтты день самоподготовки. Она предлагала Джорджу подменить его на Образе Гарри, но нам сейчас нужнее.
- У Уизли проблемы в магазине.
- Зато у вас не сегодня-завтра возникнут серьезные проблемы со здоровьем. Сэр, вы же сами знаете, что это не шутки. Обещайте мне.
- Черт с вами. Обещаю.


В Малой Голубой гостиной Малфой-мэнора стояла гробовая тишина. Четверо, расположившиеся в глубоких, обтянутых синим бархатом креслах, молчали уже минут десять, с того самого момента, как маленький, неприметный, похожий на неудачный манекен человечек, назвавшийся Командором, сообщил, что неадекватное поведение хозяина дома в последние три месяца вызвано действием зелья, и что непосредственное участие в этом возмутительном безобразии принял его собственный сын. Схватиться за палочку Люциусу помешал лишь тот факт, что самой возможностью сидеть сейчас с бокалом вина в руке и бросать яростные взгляды в сторону отпрыска он был обязан все тому же Командору: прежде чем напоить его микстурой, приведшей аристократа в чувство, незваный гость почти два часа колдовал над разбитым, трясущимся телом, любое прикосновение к которому вызывало болезненный стон. А тело меж тем изводило благодетеля бессмысленной болтовней… Люциус сжал зубы. Мерлин, какое унижение – Лорд Малфой, представитель древнейшего и знатнейшего из европейских аристократических родов, серый кардинал британского магического сообщества, гроза министров, богатейший в Англии человек – сумасшедший! Ну наследничек, устрою я тебе… Однако, дело – прежде всего. Интересно, как далеко ты зашел? И чем исхитрился соблазнить наследника Малфоев этот таинственный Командор, что ты посмел извалять в грязи семейное имя? Целью, конечно, были гринготские счета…
- Правильно ли я понимаю, Драко, что права Главы Рода в настоящее время принадлежат тебе?
- Нет, – сын невозмутимо смотрел отцу в глаза, лишь чуть подрагивающий в пальцах бокал выдавал его напряжение, - нам удалось сохранить тайну. Общество пребывает в уверенности, что ты уехал по делам в Европу. И да, к содержимому твоих сейфов никто не прикасался.
Люциус позволил себе удивиться, взглянул на Командора. Бесстрастностью и неподвижностью тот смахивал на восковую куклу. Или на труп. Невольно вздрогнув, аристократ поспешил отвернуться.
- Для чего тогда вам все это понадобилось, позволь узнать? Ты заскучал и решил развлечься, превратив в посмешище собственного отца?
- Не обижайте мальчика, единственной его целью было обеспечить вашу безопасность. У вас замечательный сын, мистер Малфой.
Тихий, безэмоциональный голос гостя вызвал волну холодных мурашек по спине. До сих пор Люциусу не приходилось встречать человека, в обществе которого ему было бы настолько не по себе. За исключением Темного Лорда, конечно, ну так тот и не вполне человек…
- Забота о безопасности – прерогатива Главы Рода, а не самонадеянного мальчишки, вообразившего…
- И к чему же привела ваша забота? – бесцеремонно перебил его Командор, - к полугодовому заключению в Азкабане? К рабской зависимости от существа, называющего себя Лордом Волдемортом? К ежедневной порции круциатуса? К Метке на руке вашего сына?
- Как вы смеете…
- Смею, мистер Малфой. Вполне возможно, вы обязаны мне и Драко жизнью. Мнимое сумасшествие избавило вас от участия в заведомо провальной операции, организацию которой Том Риддл намеревался вам поручить. Думаю, не надо объяснять, чем бы обернулась для вас и вашей семьи очередная неудача.
На секунду Люциус прикрыл глаза, перед внутренним взором мелькнула зеленая вспышка авады. И вдруг разом накатило ощущение безысходности, бывшее его неизменным спутником с момента возрождения Лорда. Надо же, три месяца счастливого безумия – и отвык. Наверное, поэтому так тяжело сейчас возвращаться, от вновь обретенного здравомыслия никакой радости, только страх и глухая тоска. Глотнуть бы сейчас злополучного зелья и погнаться с гиканьем по парадным залам мэнора за старательно улепетывающим Дибби. Шлепнуть по острому, прикрытому льняной тканью плечику, завопить во всю глотку: «Сало!» - и с хохотом спрятаться за снисходительно улыбающуюся Нарциссу. Обнять сзади, зарыться лицом в облако мягких, пахнущих фиалками волос… Нет, невозможно, Люциус Малфой не имеет права быть трусом и слабаком.
- А с чего вы, собственно, взяли, что порученная мне операция непременно будет провалена? Прошлые осечки – еще не повод считать меня неудачником.
- Безусловно. Но в данном случае провал был неизбежен, поскольку интересы Риддла в очередной раз пересеклись с интересами Серой Лиги, которую я имею честь возглавлять.
Люциус недоверчиво усмехнулся.
- Хотите сказать, поражения для вас столь редки?
- Предельно редки. Собственно, за три года нашей работы не было ни одного. Согласитесь, достаточный повод для оптимизма.
Невероятно. Невозможно. Все это – какой-то глупый розыгрыш или провокация. Люциус нервно осушил бокал.
- Я вам не верю.
- Ваше право.
- Никогда не слышал о Серой Лиге.
- Это – один из показателей нашего успеха.
- Весьма ненадежный показатель. Чем вы занимаетесь?
- Борьбой с кровавыми планами Тома Риддла, в основном.
- Орден Феникса?
- Дамблдору о Серой Лиге известно столько же, сколько и вам.
Люциус открыл было рот для очередного каверзного вопроса, но тут в голове мелькнула догадка.
- Постойте… Все эти взрывы, пожары, палки в колеса, неожиданные сюрпризы в последний момент…
Командор деревянно кивнул, даже отсалютовал нетронутым бокалом.
- Совершенно верно. Всегда знал, что вы человек редкого ума и большой проницательности, мистер Малфой.
Полагалось ответить на комплимент, но Люциусу было не до этикета.
- Я подозревал, но… Началось все с испорченного Зелья Подчинения, не так ли?
- Несколько раньше. Типографию «Голоса Крови» помните?
Люциус невольно застонал.
- Семьдесят тысяч галлеонов!
- Надеюсь, вы не собираетесь потребовать компенсацию?
- Следовало бы, - он бросил на собеседника угрюмый, исподлобья взгляд, - учитывая, сколько я потерял благодаря вашим диверсиям.
- Могу предложить вам нечто гораздо более важное, нежели деньги.
- А именно?
- Защиту, мистер Малфой. Гарантию свободы и безопасности для вас и вашей семьи.
Защита… Люциус взглянул на Нарциссу. Уставившись в камин, она нервно крутила в руках бокал, словно намереваясь протереть в тонком стекле с десяток дыр. Хрупкие пальчики, гордая осанка, красота богини, изящество и совершенство. И – срывающийся, полный бесконечного отчаяния шепот: «…умоляю, уедем…»
- Мы можем покинуть Англию.
В ответ – механический смешок.
- Вы отлично знаете, что как бы далеко вы не сбежали и как бы хорошо не спрятались, Риддл вас найдет. Вспомните судьбу Игоря Каркарова.
Люциус кивнул, признавая поражение.
- Или Северуса Снейпа…
Тяжело сглотнул, вспомнив истерзанное тело друга у ног повелителя. Наполненный ужасом и ненавистью воздух, потная, искаженная сладострастием физиономия Амикуса Кэрроу, торжествующее безумие в визгливом хохоте Беллы. Непростительное за Непростительным, худое, изломанное тело бьется в агонии, скребут по камню окровавленные пальцы. Нечеловеческая боль и нечеловеческое же упорство в черных глазах. Хочется бросить палочку и бежать прочь, но неведомая сила заставляет вытолкнуть из горла очередное «круцио», и с каждой новой вспышкой заклятия в голове невыносимо грохочет: «Прости, прости, прости…»
- Вы считаете, профессор Снейп погиб?
- Что?!
Едва не задохнувшись, Люциус резко подался вперед. Северус, мрачная ты изворотливая язва, неужели…
- Он жив.
От невыразимого облегчения аристократ едва не растекся в кресле, пустой бокал выскользнул из пальцев и покатился по ковру
- Но Темный Лорд… говорил…
- Том Риддл – сумасшедший, мистер Малфой, и как все сумасшедшие, позволяет себе выдавать желаемое за действительное.
- Понимаю… Уолден – ваш человек?
- Да.
- А Метка?
- Нейтрализована.
- Мерлин мой… Жив… И где он сейчас?
- Вернулся в Хогвартс, продолжает преподавать, хотя Риддл предпочитает считать его самозванцем. Подробности вам лучше выяснить у сына, он его каждый день видит.
Драко шевельнулся в кресле.
- С профессором все в порядке, отец. Варит зелья, снимает баллы, третирует гриффов – совершенно не изменился.
Слушая этот краткий отчет, Люциус чувствовал, как губы растягиваются в улыбке. Северус, вечно чумазый фанатик, как же я рад…
- Передай ему, что я прошу о встрече.
- Хорошо, отец. Но для него это может быть небезопасно, как и для тебя.
- Передай, он найдет способ… если, конечно, захочет найти.
Командор кашлянул.
- Полагаете, может не захотеть?
Люциус слегка пнул носком туфли упавший бокал, Тот описал на ковре полукруг и медленно подкатился к ноге Драко.
- В последние годы мы с Северусом мало общались. Я не доверял ему, он – мне, - Люциус усмехнулся, - в наших кругах это не столько дань традициям, сколько жизненная необходимость. Но когда-то мы были друзьями.
Он призвал другой бокал, наполнил его и некоторое время следил за пляской каминных бликов в багровой до черноты жидкости.
- Когда стажерам приспичило попрактиковаться в коридоре Министерства, и старик попал под луч, мне повезло оказаться рядом. Мерлин знает, как бы все сложилось, узнай об этом Лорд другим путем… Не доложить ему я не мог. Однако, речь шла о жизни моего сына и единственного, хоть и бывшего, друга. Один из них неизбежно должен был оказаться предателем. Я всегда подозревал, что с положением Северуса в Хогвартсе не все чисто, но иллюзия указывала на Драко, ведь свой убийственный приказ Лорд отменил именно из-за нее. – Люциус резко вскинул взгляд. – Так кто из вас, Драко?
Тот усмехнулся.
- Вообще-то оба, отец.
- И давно?
- Ты был в Азкабане.
- Почему мне об этом неизвестно?
Сын вздернул светлую бровь.
- А почему я должен был докладывать?
- Я – твой отец!
- И по совместительству преданный слуга безумной рептилии, - снова усмехнулся, - в нашем кругу доверию места нет. Когда мы с тобой в последний раз говорили откровенно, отец?
- Ты отлично знаешь, что интересы семьи для меня превыше всего!
- Значит, это интересы семьи сделали из меня Упивающегося Смертью?
- Мальчики… - прошелестела Нарцисса, глаза ее влажно блестели. Командор снова кашлянул.
- Полагаю, дела семейные вы можете обсудить без моего назойливого присутствия. Итак, мистер Малфой, вы раздумывали, как поступить.
- Да. Вернувшись из Министерства, я написал Северусу и отправил письмо с эльфом.
- Письмо? – На лице Командора впервые проявилось что-то живое, - вот так сюрприз. И что было в письме?
- Я честно изложил ситуацию и просил защитить Драко. Со своей стороны гарантировал максимальную поддержку. С утра мне удалось убрать из Поместья Беллу с Родольфусом и Руквуда, без них ослабить защиту было проще. Дамблдор не мог не обеспечить своего шпиона аварийным порталом, и если это Северус, бежать вместе с Драко для него не составило бы труда. Так оно в конце концов и оказалось.
- Почему ты не предупредил меня, отец?
Люциус печально усмехнулся.
- В нашем кругу доверять не принято, сын. Ты отлично играл свою роль. Мне есть чем прижать Северуса, но ответить на твои обвинения я бы просто не смог.
Драко зажмурился, стиснул тонкую ножку бокала. Часть вина выплеснулась и впиталась в бархат обивки некрасивым черным пятном.
- Вопрос доверия. Как глупо…
- Поговорим об этом позже, сын. Я ответил на ваши вопросы? Теперь мне хотелось бы получить ответы на свои. Вы три месяца держали меня под действием зелья. Что изменилось?
Лицо Командора продолжало соперничать в неподвижности с мебелью. Спинка кресла и то смотрелась выразительнее.
- Мне казалось, это очевидно. Вчерашний визит Риддла показал, что ваша безопасность снова под вопросом.
Нарцисса едва слышно вздохнула. Люциус с трудом подавил дрожь.
- Насколько понимаю, в ваших силах избавить нас от Меток. Тогда мы уедем.
- Это неминуемо насторожит Риддла, и под ударом окажется Драко.
- Он поедет с нами.
- Извини, отец, но у меня здесь дела.
- Речь идет о твоей жизни.
- Лига в состоянии нас защитить. Стоит тебе согласиться – и параноидальные приступы Лорда перестанут представлять для вас с матерью угрозу.
- Ты состоишь в их Лиге?
- Да.
- А Северус?
- Э-э-э…
- Хождение по краю профессору порядком поднадоело, он изъявил желание отдохнуть, - Командор позволил себе тень усмешки, - но мы не теряем надежды увидеть его в своих рядах.
- Правильно ли я понимаю, что мне собираются предложить членство в Лиге?
- Нет, мистер Малфой, это не нужно ни нам, ни вам. Но предложение защиты остается в силе, а взамен вы могли бы оказать нам кое-какую помощь.
- С этого и нужно было начинать. – Почувствовав себя в своей стихии, Люциус мигом обрел потерянную было уверенность и расслабленно откинулся в кресле, - чего вы хотите? Денег?
- Финансовое положение Серой Лиги достаточно устойчиво и в поддержке не нуждается. Нет, мистер Малфой, мы предлагаем сделать то, что у вас лучше всего получается – организовать весьма прибыльное дело. Насколько нам известно, у вас имеются значительные связи как в магическом, так и в магловском деловом мире, так?
- Верно. Большинство маглов не стоят воздуха, которым дышат, но деньги они делать умеют. Вы хотите провернуть какую-то аферу?
- Нет, бизнес абсолютно легальный, и сулит немалую прибыль. Речь об уникальной серии парфюмерной продукции. Недавно мы тестировали ее в Глостершире, апробация прошла на ура.
- Что от меня требуется?
- Зарегистрировать фирму, наладить производство, подобрать персонал, организовать рекламу и каналы сбыта – вы в этом ориентируетесь куда лучше меня.
- Ваша доля?
- Пятнадцать процентов создателям серии, еще десять – правообладателю идеи.
- А Лиге?
- Ничего.
- Странный подход. Зачем тогда вам все это нужно?
- Лига крайне заинтересована в распространении данной продукции в магловском мире. Репеллент против оборотней, мистер Малфой.
- Ясно. Цены придется делать весьма умеренными. Не знаю, каковы будут начальные вложения и производственные расходы…
- На ваше усмотрение. Линейка запахов уже отличается большим разнообразием, и наши специалисты грозят ее расширить. Вы можете создать эксклюзивные наборы для элиты по баснословной цене, и одновременно наводнить рынок ширпотребом по пять кнатов за флакон. Все в ваших руках, мистер Малфой, все в ваших руках.


Аппарировав на кухню, Снейп едва не столкнулся с бледной и решительной Уизли. Рядом удивленно охнула Гермиона.
- Джинни? Ты почему не…
- Где он?
- Кто?
- Гарри. Вы знаете, куда он ушел?
Чертов мальчишка… Пошатнувшись, Снейп оперся на столешницу. Лицо Уизли поплыло куда-то вбок, в ушах нарастал знакомый гул. Нет, нет, нет, надо срочно подумать о чем-то другом. Вот, например, Джинни Уизли - у Поттера отличный вкус. Яркая, взъерошенная, подбородок вздернут, глаза горят – чудо как хороша! О чем это она?
- …после вашего ухода вдруг стал какой-то чересчур уж покорный. Бульон выпил, гренками закусил, даже не поморщился. Спать лег во втором часу, когда такое было? У меня сердце не на месте, дай, думаю, проверю. Возвращаюсь – постель пустая, в доме никого, на тумбочке костерост. Вызываю – сигналит: «Все в порядке, пошел прогуляться», - и тишина. Закрылся наглухо, сволочь. Полтора часа уже жду, шарахаюсь из угла в угол, места себе не нахожу… Сэр, вам плохо?
- Не хуже, чем вам, - Снейп тяжело опустился на табурет, - Грейнджер, налейте-ка мне Алакритасу. Бель допросили?
Джинни на мгновение застыла с открытым ртом, затем хлопнула себя по лбу и унеслась вниз. Гермиона достала из буфета стакан и дежурную бутыль с голубоватым тоником.
- Сэр, Алакритас не всесилен. Может, приляжете, пока мы этого идиота будем дожидаться?
- Вы в своем уме? Сами-то сейчас уснете?
- Я не говорю – спать, просто прилечь…
- Нет. Лучше принесите сюда журналы, будет чем отвлечься, не то спятим тут все. Убью паршивца… Ага!
Внизу послышался топот, и через полминуты Джинни втолкнула в кухню заспанную и перепуганную Бель. Усадив совместными усилиями эльфийку на табурет, девушки сняли с нее силенцио и приступили к допросу.
- Где Гарри?
- Не знаю, они мне не докладывались, - хрипло пробасила жертва перевоспитания. Забавно, эльфы обычно пищат…
- Когда он ушел?
- Около трех. Напялил мантию, в которой Уизли вчера лицедействовал, и велел мне помалкивать. Будто я болтаю сутки напролет!
- Постой, Долорес, - Снейп наконец осознал смысл слова «они», - кто еще здесь был?
- А я не сказала? Мистер Малфой-младший. Явился посреди ночи, увидел, что я не сплю, велел ту самую мантию почистить. Потом они с Поттером пошушукались и исчезли.
Девчонки синхронно застонали.
- Малфой… Куда ж их понесло…
- Чует мое сердце, добром это не кончится…
- Прекратите истерику, мисс Уизли, заварите лучше чаю. Грейнджер, марш за журналами. Долорес, силенцио вернуть?
- Не надо.
- Тогда можешь идти. Хотя подожди. Которую из мантий взял Поттер?
- Самую короткую, она ему едва колени прикрыла.
- Ясно. Свободна.
Эльфийку мигом сдуло с кухни. Джинни в сердцах грохнула чайником об стол.
- Вот скотина неуемная. Пускай только вернется, я ему устрою тайны Мадридского двора.
Гермиона перевела взгляд с нее на Снейпа.
- Что это за мантия?
- От Образа Командора. Интересно, за каким чертом она им понадобилась…


- Как думаешь, Снейп рассказал о письме Дамблдору?
- Скорее всего, да, раз сам он о нем не помнит. Надеюсь, запись у Симуса сохранилась.
- Старый козел. Ох, Поттер, какой же я идиот.
- Да откуда ты мог знать?
- Он – мой отец.
- Перестань. Сядете завтра, поговорите нормально, заодно образцы ему отнесешь. Надо еще Эмили позвонить, обрадовать.
- Десять процентов! Озолотится ваша магла.
- Вот и хорошо, Эмили грех обижать. Она знаешь какие штуки умудряется проворачивать? Волшебники отдыхают. Ладно, Малфой, пожелай мне ни пуха. Пойду к Джин огребать.
- Может, она спит?
- Ага, держи карман шире. Стоит, небось, в дверях со сковородкой наизготовку.
- Поттер, ты ненормальный. Я бы лучше на мантикоре женился, чем на такой фурии.
- Любовь зла.
- Знаешь, я, пожалуй, с тобой пойду, поддержу морально. Не возражаешь?
- Фффух, боялся попросить. Спасибо, друг.


- Послушай, он странный человечек, но я ему верю.
После третьего бокала щеки Нарциссы разрумянились, и Люциус с удивлением понял, что эта живая прекрасная женщина нравится ему намного больше той ледяной античной статуи, которую она изображала все тридцать лет их знакомства. Слепец. Неужели нужно было сойти с ума, чтобы разглядеть наконец такое чудо у себя под носом?
- Я не собираюсь ставить под сомнение его слова. Доверять абы кому Драко не станет.
- Наш сын вырос, Люциус.
- Да. Кажется, я пропустил момент, когда это произошло. Я много чего пропустил… - он прищурился, - Нарцисса, сядь-ка боком… Не вздумай перестать улыбаться! Развернись еще немного… Вот так, теперь голову к плечу… Бокал чуть в сторону… Отлично, осталось хорошего колдографа найти, и фотографа заодно.
- Что случилось?
- Ничего, просто я собираюсь сделать из тебя звезду, - подмигнул, - заинька.


- Родословная Беллатрикс известна до восемнадцатого колена, оборотней у нее в роду не было, это сомнению не подлежит.
- Бывает, женщины изменяют мужьям…
- Мисс Грейнджер, вам известно, что такое Пояс Верности?
- Магловская идиома.
- Не знаю, что там у маглов, а в магическом мире Пояс Верности – это разновидность Нерушимого Обета. Во многих аристократических родах его применяют до сих пор, и Блэки – не исключение.
- Мамочки, какой анахронизм. Совсем чокнулись со своей чистотой крови. Хорошо, тогда у меня остался только один вариант – бензодиазепины, маглы применяют их при расстройствах личности. Я добавила бушпирон в один из контрольных образцов, после испытаний забраковала, но уничтожать не стала. Возможно, он по ошибке попал в работу.
- Грейнджер, вы сами понимаете, что несете?
- Откровенно говоря, нет.
- Я так и понял. Ложитесь на диван и отдыхайте.
- А вы?
- Мне вполне удобно сидеть. К тому же…
- Тихо! – Наблюдавшая за их перепалкой Джинни вдруг подскочила и развернулась к двери, скрестив руки на груди. – Идут.
Гермиона встала с ней рядом. Снейп приподнялся было, но перед глазами зарябили осточертевшие точки, и он благоразумно остался сидеть.
Шорох, скрип половиц, неразборчивый шепот. Дверь тихонько открылась.
- …может, правда спит… ой.
Мальчишки растерянно замерли на пороге. Малфой завел глаза к потолку, Поттер, наоборот, уставился в пол, изображая позой раскаяние. Джинни плавно скользнула вперед.
- Подлечил ребрышки?
- Джин…
Она коротко замахнулась и зарядила ему поддых. Поттер согнулся пополам. Гермиона ахнула, Драко со свистом втянул воздух сквозь зубы, Снейп изобразил редкие аплодисменты.
- Сто баллов Гриффиндору, мисс Уизли. Добавьте-ка ему еще.
- Сей секунд, сэр, вот только разогнется. Ну, как ты себя чувствуешь, дорогой? Рад теплой встрече? Может, обиделся, что цветов и фейерверков не припасли? – Схватила его за ворот и потянула вверх, - в глаза мне смотри, негодяй! Или смелости не хватает? Ничего, я сейчас… Гарри!!!
Вместо того, чтобы выпрямиться, Поттер вдруг начал заваливаться набок. Снейп подскочил с дивана, но Драко успел первым, подхватил под мышки и, бросив в сторону Уизли злобный взгляд, поволок гриффиндорца к кровати. Секунду спустя к процессу транспортировки подключились девушки. Последним, пошатываясь, подошел Снейп, сел на край постели и, превозмогая дурноту, принялся ощупывать сквозь одежду грудную клетку бесчувственного мальчишки.
- Сколько лет вашему костеросту, Грейнджер?
- Свежий…
- Малфой, что с ним?
- Думать надо, прежде чем лупить, Уизли. Забыла, как он в субботу выглядел?
- Ребра целы. Драко, в чем дело? Где вас носило?
- Дома мы были, - Малфой уселся на пол возле кровати и устало прислонился затылком к стене, - вчера в мэнор заглянул Риддл и устроил моим допрос с пристрастием. Поттер отца два часа в порядок приводил.
Пауза.
- Малфой, - ласково сообщила Джинни, - я тебя сейчас убью.
- Отвянь, Уизли, это не моя идея. Но если ты начнешь из-за нее Поттеру нервы трепать, я тебе сам шею сверну.
- Допрыгни сначала, хорек недоделанный!
- Придержи язык, метелка гриффиндорская, не то живо манерам научу!
- Да пошел ты в …… со своими манерами!
- Оно и видно, что в вашем рыжем клоповнике о них слыхом не слыхали!
- Молчать!!! – Снейп вскинул ладони и тут же тяжело оперся ими о подушку. Перед глазами стремительно темнело. – Быстро все по постелям. Драко, с тобой и с Поттером завтра разберемся. Грейнджер, с утра у вас – Хафлпафф-Райвенкло, второй курс, Искажающее зелье. Домашние работы в кабинете, в правом верхнем ящике стола. Следующие уроки у первых курсов…
- Сэр…
- Не перебивайте. Противоожоговая мазь, финальная стадия, в конце проведете небольшой опрос. После обеда - седьмой курс, Слизерин-Гриффиндор…
- Я знаю, сэр.
- Домашние эссе… проверить не успел… с этой чертовой субботой…
Локти подогнулись, и Снейп рухнул бы на Поттера, если б его не перехватила поперек груди чья-то рука.
- Доигрался наш профессор, - донеслось из темноты, - Драко, трансфигурируй диван, будь добр. Мобиликорпус.



*Все упомянутые препараты существуют в реале. Информация из гугла.




Глава 26.

Господа, первый эпизод этой главы написан специально для моей мамы и тех читателей, которые считают Джинни жестокой эгоистичной дурой. Герои «Команды» - не белоснежные ангелы, а живые люди, со своими достоинствами и недостатками, и раз уж мы беремся их судить, нам стоит помнить, что на судах бывают не только прокуроры, но и адвокаты. Планируя дальнейшее развитие событий, я собиралась оставить разговор Гарри и Джинни за кадром, так как считала его содержание очевидным. Однако душа авторская болит за героиню. Если не согласны - бейте меня, но девочку не обижайте. Пожа-алуйста.



Проснувшись, Снейп не спешил открывать глаза. Шевелиться не хотелось совершенно. Лежать было удобно, тепло и уютно, на подоконнике за окном чирикала неопознанная птица, где-то за спиной посапывал Поттер. Впервые за Мерлин знает сколько лет не требовалось вскакивать и бежать по каким-нибудь неотложным делам. Странное ощущение. Помнится, даже в те дни, когда был прикован к больничной койке, он места себе не находил от безделья, психовал, изводил капризами окружающих и ежеминутно порывался сбежать. Или вот вчера – кто ему, спрашивается, не давал отлежаться? Нет же, сорвался с места, полетел Поттера изобличать. А не стал бы дергаться, глядишь – и бегать бы не пришлось, мальчишка мог сам все рассказать. Если б только хватило ума придержать коней и не изображать из себя припадочного параноика… Пожалуй, на месте Поттера он бы тоже промолчал, от греха.
Но сегодня черта с два он встанет. Пускай даже не просят. Будет валяться в постели до вечера, и наплевать, что у них там в мире происходит. Попросить у Поттера детектив… или нет, лучше комикс. Про этого, как его, магла чокнутого… Примс, Праймс…* Вот ведь наказание, тонну этой макулатуры отобрал у младшекурсников, а имя запомнить не удосужился. Хотя на кой Мерлин оно мне … Пукс, Прукс… Черт, не успокоюсь же теперь. Разбудить, что ли, Поттера? Он наверняка знает. Заодно проверим, как у него с ребрами. И неплохо бы о завтраке позаботиться, после костероста с диетой возиться смешно. Эх, давно не кулинарничал. Что бы приготовить такого? Северусу Снейпу, лучшему зельевару Британии, не пристало варить овсянку или жарить бекон. Круассаны! Да, мальчишка, небось, про завтрак по-французски только в книжках читал, эльфы в Хогвартсе - завзятые патриоты, а Петуния парня явно не баловала. Будем надеяться, в доме найдутся нужные ингреди… тьфу, продукты.
Что-то Поттер сопеть перестал, никак, проснулся. Надо бы повернуться, спросить, как самочувствие, и отругать хорошенько за ночную выходку. Про Люциуса узнать, наверняка ведь паршивец цитосонацией не ограничился. Сейчас полежим еще чуть-чуть и повернемся. Сейчас…
Но его опередили. Тихонько стукнула дверная ручка, по комнате едва слышно прошелестели легкие шаги. Кто-то из девушек явился проведать Поттера, не иначе. Ладно, пусть кудахчут, а мы пока будем рецепт вспоминать. Значит, берем пинту свежего… гм… молока в стеклянной посуде, нагреваем до ста четырех с половиной градусов, медленно засыпаем четыре и две сотых унции дрожжей, помешивая кратно семи буквой «зет» и по часовой стрелке…**
- Джин? Ты почему не в школе? Двенадцатый час!
- Я смылась с истории магии.
- А если засекут?
- Ерунда, выкручусь. Гарри, я…
- Боже, Джин, ты что, плачешь? Что стряслось?
Всхлип.
- Гермиона мне аж до завтрака лекцию читала. Будто я сама не знаю…
- Господи, дурость какая. Иди ко мне.
Зашуршала ткань, скрипнули пружины матраца. Некто зашмыгал носом - глухо, явно в чужое плечо. Черт, я не подслушиваю. Пять и две сотые унции маргарина распустить на водяной бане… Три с четвертью свежих… нда… куриных яйца весом в две унции каждое…
- Ну что ты, солнышко, я понимаю, сам виноват…
- Виноват, конечно, но руки распускать… Прости меня, пожалуйста, я так испугалась. Ушел, записки нет, костерост этот… У тебя ж диета, нельзя… Мы извелись тут, Герм на нервах, Снейп зеленый весь… А ты еще и закрылся. Сказать не мог?
- Вот только вас в Малфой-мэноре и не хватало.
- Да что ж я, совсем дура?
- Нет, конечно, ты у меня умница, просто непредсказуемая. Прости, солнышко.
- А после вы с Драко заявились, бодренькие такие, рассуждали тут, сплю-не сплю… На меня как затмение нашло… - всхлипы участились, - ребра… костерост… а оказывается… цитосона-а-ация…
- Чш-ш-ш, тихо, тихо, профессора разбудишь.
- Он… тебе… еще… устроит…
- Я ему тоже скажу пару ласковых, это ж надо себя до такой степени загонять.
Снейп мысленно усмехнулся. Ну-ну, Поттер, поглядим, кто кого. Кровать снова заскрипела – похоже, парочка решила устроиться поудобнее. Стоп, я ничего не слышу, не слышу. Какое заклинание ускоряет процесс брожения? Черт знает что, шпион с двадцатилетним стажем стесняется подслушивать. Высший пилотаж.
- Хороший удар. Близнецы научили?
- Чарли. Рон до восьми лет не мог усвоить разницу между мальчиками и девочками, - смешок, - и я, честно говоря, тоже. Почему им можно гонять на метле, а мне нет? Мама пыталась объяснить, но ей вечно было не до того. Попробуй-ка вести такое хозяйство и держать в узде семерых мужчин, из которых проблем не доставляет один Перси! Я была дитем обидчивым, стеснительным, в себе неуверенным, в драку лезла, даже когда Рон подрос и перестал меня задирать. Мы с ним выясняли отношения на кулаках до самого его отъезда в Хогвартс, и лишь после этого мама занялась наконец мной всерьез.
Тихий смех.
- Представляю…
- Ага. Учить дочку-сорванца быть мягкой, покладистой и женственной, при этом слать вопиллеры близнецам и без конца строить мужа за его магловские игрушки. Тяжело быть главой семьи.
- Кажется, мистер Уизли не очень-то возражает.
- Папе всегда было проще уступить, он человек неконфликтный.
- Как и я?
- Ты – мудрый, - звук поцелуя, - раз до сих пор меня терпишь, - еще один, - Гарри, я понимаю, что веду себя порой как командир на плацу…
- Когда я это всерьез принимал? Знала бы ты, до чего в такие моменты на мать похожа. Того гляди пошлешь в сад гномов гонять.
- Смеешься… Гермиона мне каждый раз высказывает, говорит, доиграюсь. Сты-ы-ыдно. Поругаю себя недельку-другую - и снова начинаю. Как ты только меня, дуру такую…
- Я тебя любую люблю.
- Стукнул бы меня разок, что ли…
- Джин, перестань. Знаешь же прекрасно, чем это всегда заканчивается.
- Чем?
- Вот этим.
Долгая пауза.
- Гарри… Я очень стараюсь, честное слово.
- Знаю, солнышко. Я тоже далеко не подарок.
- Еще какой подарок…
- Джин…
Пружины заскрипели интенсивнее. Вот паршивцы, что они собираются тут устроить, в двух шагах от спящего преподавателя? Снейп демонстративно заворочался. Шум мгновенно стих. Выждав для верности с полминуты, он открыл глаза. Джинни чинно сидела на краю кровати, сложив руки на коленях, сам Поттер вытянулся в постели по стойке смирно. Лишь румянец, блестящие глаза и чуть припухшие губы свидетельствовали об их недавнем занятии.
- Добрый день, профессор. Как вы себя…
- Благодарю, отлично, - Снейп угрожающе прищурился, - прогуливаете?
Она невольно втянула голову в плечи.
- Я только Гарри проведать.
- Проведали?
- Ну…
- Теперь поднимайтесь и…
- Сэр! – Не выдержал Гарри, - это всего лишь история магии, Бинс все равно ничего путного…
- Вы меня перебили, мистер Поттер, извольте вести себя прилично. Итак, мисс Уизли, отправляйтесь в любую магловскую деревню и добудьте мне там утреннего молока и свежих яиц, живо.
- А?..
Ничего себе глазищи у нее. Впрочем, у Поттера не меньше.
- Вы внезапно оглохли? Мне повторить?
- Н-нет, сэр, - Джинни растерянно оглянулась на Гарри и встала, - я… постараюсь как можно быстрей.
- Уж будьте так любезны. А мы с мистером Поттером тем временем побеседуем о правилах поведения для выздоравливающих героев.


- Симус, подожди!
Ой-ей… Финниган невольно прибавил шаг. Урок в разгаре, какого же Мерлина этот пиксиобразный проныра гуляет по замку?
- Да стой же!
Гулкий топот за спиной сообщил Симусу, что преследователь перешел на бег. Ланселотовы портянки, до чего ж неудачно – отмененная нумерология, пустой коридор, и Дин умчался в библиотеку, чтобы надергать для грядущей у МакГонагалл консультации хоть какой-то материал. Модред надоумил друга писать курсовик у деканши…
- Симус!
Однако, глотка у него… Глупо и дальше делать вид, что не слышишь. Глупо вообще было прятаться все воскресенье, трусливо радуясь ярмарочной неразберихе. Знал же, что разговора не избежать, но заставить себя взглянуть пареньку в глаза оказалось зверски тяжело.
- Финниган!!!
В очередном окрике досада сменилась уже настоящей злостью, и Симус обреченно застыл посреди коридора. Подождал, собираясь с духом, пока шумное сопение за спиной приблизится вплотную, и решительно развернулся, очутившись лицом к лицу с весьма сердитым Колином.
- Ты что, оглох?
Симус автоматически огляделся – портретов, слава Мерлину, нет, одни натюрморты – упер взгляд собеседнику в район пупка и набрал в грудь воздуху.
- Слушай, я знаю, что виноват, от Гарри с близнецами огреб уже по первое число, честное слово, Джордж вообще едва башку мне не открутил, а открутил бы – я б только спасибо сказал, потому что правда скотина и дебил хуже Гойла…
- Чего?..
Подавившись тирадой, Симус недоуменно поднял глаза. Колин взирал на него с выражением полнейшего обалдения на треугольной, густо усыпанной веснушками физиономии.
- Ты о чем вообще?
Финниган растерянно пожал плечами.
- О твоем вызове…
- А-а… - обалдение сменилось пониманием, Колин закрыл рот и фыркнул, - так ты из-за этого весь день вчера от меня бегал?
- Вчера мы на Ярмарку ездили, - мрачно напомнил Симус.
- Угу, и поэтому ты ни на обед не пришел, ни на ужин. А я, как дурак, тебя в Большом Зале караулил.
- Зачем? Я бы все равно извинился…
- Да нафига мне твои извинения, чудик! Дело есть.
- Дело?
- Ну да. А ты думал, у придурка Криви все мысли только о Гарри Поттере? – Колин ухватил ошеломленного Симуса за рукав и потянул его обратно по коридору, - Джордж говорил, у тебя не ладится с видеосигналом?
- Э-э-э… ну да. Я вообще-то не особо заморачивался, нас и аудио устраивает. Директор стриптизом не увлекается.
- А артефакты его, а эксперименты? Гарри сказал, от Дамблдора редко что по делу услышишь, врет он много, и вообще… А если мимику в записи прогнать, многое можно выяснить, Снейп говорит…
- Ах, даже Снейп? Я гляжу, ты времени даром не терял.
- Я вообще-то серьезно.
- Раз серьезно, тормози.
- Зачем?
- Затем, что за поворотом портрет Кики Блатеруса висит, а он у Дамблдора первейший осведомитель.
- Блин, - Колин огляделся, шагнул к стене и осторожно отвел в сторону ветхий гобелен, - худо у меня с конспирацией, еще учиться и учиться.
- Это да, - Симус скользнул вслед за ним в потайной проход, - как дела с окклюменцией?
- Джордж говорит, я не безнадежен.
- В устах близнецов это серьезный комплимент.
Убедившись, что в комнате непонятного предназначения, коих в Хогвартсе было великое множество, нет картин, ребята убрали часть пыли и паутины и устроились на обломках мебели.
- Так что у нас с видеосигналом?
- Понимаешь, я этой темой с самого начала заинтересовался, когда только в Хог приехал. Смотрел на портреты, на потолок в Большом Зале и думал: почему, интересно, у магов телевидения нет? Решил, что выучусь и изобрету. Наив, конечно…
Симус скептически ухмыльнулся.
- Ну и как, изобрел?
Колин скривился, дернул плечом.
- Да там изобретать-то особо нечего, все до меня изобрели, только вот с практикой проблема. Сначала денег не было – я ж на стипендии от Фонда Попечителей, отец молочник. Когда к нам МакГонагалл с письмом пришла и сказала, что я буду учиться не в муниципальной школе, а в закрытом пансионе, папа даже не спросил, что за пансион. Выгреб на радостях все свои заначки и купил мне в подарок подержанный «Кодак». С него-то я и начал…
Симус насторожился. Фотокамера Криви не раз вызывала у него и других чистокровных волшебников недоумение своими небольшими размерами и абсолютной бездымностью. Дин говорил, что это точная копия магловского аппарата, но подобная стилизация должна была стоить довольно дорого, что не сочеталось с дешевой одеждой и потрепанными учебниками новоявленного гриффиндорца. Связываться с суетливым малявкой из простого любопытства, особенно когда тот принялся гоняться за Гарри, казалось себе дороже. Позже народ привык к тихим щелчкам и жужжанию затвора и перестал обращать внимание на странную штуковину. А теперь вот выясняется, что пацаненок за пару дней умудрился приспособить магловскую игрушку к полноценному функционированию в нашпигованном магией Хогвартсе, где любой неволшебный агрегат по определению должно намертво заклинить. Тут разве что часы соглашались работать, да и то не всегда. Сам Симус, увлекшись на третьем курсе магловской техникой, долго бился над проблемой, но полностью решить ее так и не смог. Вот тебе и клоун Криви - в голову ведь не пришло заподозрить в полудурке собрата-технаря, а еще говорит, с конспирацией худо.
- Как тебе удалось его адаптировать?
- Случайно. Я привез с собой реактивы для пленки и фотобумаги, но Джимми Белл – у него дядя колдограф в «Пророке» - еще в поезде сказал, что они работать не будут, нужны специальные зелья. Я спросил, где их взять. Тогда сестра Джимми Кэти усмехнулась и посоветовала мне обратиться к профессору Снейпу.
Симус присвистнул.
- Вот стервоза.
- Она злая была, что мать заставила за братом приглядывать до самого Хогвартса. Я, конечно, принял за чистую монету и сразу после пира подошел к Снейпу.
- Обалдеть…
- Он тоже был злой, потому что Гарри с Роном прилетели на машине и легко отделались. Снял с меня тридцать баллов, опустил ниже плинтуса, но книжку посоветовал. Потом в спальне обнаружилось, что «Кодак» не работает. Я хотел на следующий день показать его кому-нибудь из учителей, но сначала решил зайти вместо обеда в библиотеку и попробовать разобраться самому. Книжка оказалась отличная, «Советы начинающему колдографу» восемьсот лохматого года, там был раздел «Если камера вас не слушается». Я применил наобум штук шесть заклинаний. Заработало.
- Обалдеть…
- Я сам до сих пор в шоке, но тогда только жутко обрадовался. Выскочил, помню, во двор в поисках объекта для съемки, а там Гарри…
- Ясно. Дальше что?
- Дальше я принялся изучать эффект движущегося изображения на предмет использования в будущем колдовидении, но быстро понял, что при существующем уровне развития колдографии это безнадежная затея. Поведение фотопортрета целиком зависит от настроя объекта в момент съемки, а оно меняется, как погода весной, в результате смена кадров по методу братьев Люмьер дает не плавное движение картинки, а серию капризных морд. И с момента создания магической фотографии никто даже не пытался с этим бороться.
- Пока не появился Колин Криви и не решил одним махом исправить ситуацию.
Колин насупился.
- Опять издеваешься?
- Аплодирую, дурак. Рассказывай дальше.
- Дальше я всерьез увлекся подбором и комбинированием заклинаний, пока не выяснил год спустя, что мой «Кодак» вообще в волшебном мире работать не должен. Офигел. Снова схватился за те снейповы «Советы», долго разбирался, что к чему, и наконец допер до мысли попробовать скомпилировать магловские разработки со своими неуклюжими экспериментами. Сначала все опять уперлось в деньги, но тут я выиграл мой первый конкурс, перевел часть премии в фунты, купил себе профессиональный «Никон», принес его домой, разобрал до винтика, закрыл окна и двери, взялся за палочку и…
- …схлопотал сову из Отдела Несанкционированного Волшебства. Знакомая петрушка, я тоже нарвался, когда поехал порыбачить с Дином и его отцом. И что, ты затихарился до отъезда в школу?
- Фигушки. Я снял номер в «Дырявом Котле».
Симус аж рот открыл.
- Криви, да ты гений! Сколько тебе было лет?
- Четырнадцать.
- Уникум. Как ты догадался, что среди волшебников Министерству тебя не отследить?
Колин пожал плечами.
- Ну, это логично. Не могут же они контролировать всех магов до единого, иначе Тот-Кого… Риддл не дошел бы до жизни такой, отправили б его в Азкабан прямо в памперсе, с пустышкой в зубах – и привет, никаких вам Волдемортов.
- Обалдеть… Ладно, разобрал ты «Никон»…
- …хорошая была машинка. Я ее за полгода так убил, что последняя свалка взять побрезгует. По уму, надо было «Кодак» раздолбать, но… жалко. Первая моя камера, любимая, можно сказать, единственный друг. Мы с ним потом еще двенадцать конкурсов выиграли…
- Да, я свой первый мультиметр тоже берегу, хоть и спалил его три года тому назад до головешек. Чего-нибудь добился?
- Фактически по нулям. Нет, результаты есть, конечно, но ничего выдающегося. К примеру, эктоплазму научился снимать. Забавно: Почти Безголовый Ник на снимке таки оторвал себе голову. А Кровавый Барон посулил клад за фото Серой Леди. Милая дамочка оказалась, позировала вовсю, я потом Барону целую выставку устроил. Сокровища, правда, уплыли, потому что на месте тайника, как выяснилось, сейчас Манчестер, но Барон зато мне все потайные ходы в замке показал. Вы в курсе, что их тут почти восемь сотен?
- Э-э-э… а наружу сколько ведет?
- Сорок шесть. Половина, правда, не действует.
- Обалдеть… Ты, брат, Мародеров переплюнул.
- Кого?
- Гарри спроси. Сорок шесть… Даже на директорской Карте столько нет. Похоже, привидения не такие уж трепачи.
- Барон говорит, лучше него замок никто не знает, а он абы с кем делиться не собирается.
- Может и так. Значит, с киносъемкой у тебя не вышло?
- Не вышло. Безнадежная оказалась затея, я уже почти рукой махнул, пока не попал в прошлом августе на очередной конкурс в Японию, не забрел случайно на магловскую выставку высоких технологий и не купил там «Olympus C-1400», их тогда только начали производить. Ума не приложу, что на меня нашло. Нет, понятно, что за ними будущее, но пока это игрушки для любителей, до пленочных им еще расти и расти, как считаешь?
- Э-э-э… вообще-то я не особо понимаю, о чем речь.
- А, извини. «Олимпус» - цифровая камера. Один и четыре мегапикселя, ЖК-дисплей, встроенная оптика, автофокус, качество картинки отвратное, работает на батарейках, плюс пришлось брать к нему компьютер, осваивать Windows и Photoshop – геморрою, короче, не оберешься. Я всю осень убил на решение проблемы питания для этого металлолома – мало того, что электронику в поле концентрированной магии колбасит, словно пескаря на суше, так ей еще и двести сорок*** подавай, а в Хогвартсе электричества отродясь не водилось. Я уж было всерьез вознамерился ветряной двигатель собрать, даже аккумулятор от старого «Форда» припас, но тут Флитвик задвинул нам тему про Преобразующие Чары, приправил ее по обыкновению рассуждалочкой о том, что все в мире относительно, и до меня дошло наконец, что энергия – она и в Африке энергия, магическая она или атомная – дело десятое. Главное, заставить чертову железяку ее кушать.
- Заставил? – Симус в азарте грыз уже третий ноготь. Ему до жути хотелось взять в руку палочку, в другую индикатор и начать все сначала. - У меня до сих пор, бывает, артачатся.
- Не, без проблем пока. Я, правда, только полтора месяца как систему запустил, сразу после каникул.
- Колись, что за система!
- Да элементарно все, как левиоса. Выяснилось, что электроника дохнет не от наличия магии, а оттого, что ту магию без конца дергают. Один, скажем, задание по трансфигурации отрабатывает, другой ботинки чистит, третьему приспичило в шахматы сыграть, у эльфов уборка-готовка, портреты за жизнь треплются, Пивз люстру уронил – каждое магическое действие сопровождается отдачей, возникает волна, и все хором они сбивают несчастную магловскую технику с толку. Стоит лишь оградить ее от наводок элементарным щитом – и пожалуйста, все работает. «Олимпус» жрет магию прямо с объекта, точнее, с его отражения в видоискателе – камера, слава Мерлину, зеркальная. В смысле, работает по тому же принципу, что и пленочные, иначе фиг бы чего вышло – магию среды щит пропускает только в момент съемки****.
- Пропускает? И что, не фонит?
- Не, весь фон матрица сразу съедает, потому и отпечатки потом волшебные, и с зельями возни никакой. Главное - не передержать, я в помещении без вспышки снимать даже не пытаюсь, уж больно игрушка дорогая.
- Ага, жалко «Никон»?
- Еще как жалко.
- Погоди… если протего держит магию среды, то откуда все-таки берется источник энергии? Отражение же тоже должно быть обычным?
- Я просто зеркало на волшебное заменил. У них принцип работы такой – воспроизводить объект полностью, с его поганым характером, дыркой на трусах и магической аурой, и никакое протего не помеха. Только колдовать отражение, слава Мерлину, не может, а значит, и наводки нет.
- Супер! Я именно на этом моменте и застрял. Компьютер у тебя тоже с изображений работает?
- Не, этому прожоре мало, высосет все прямо с входного порта и сдохнет. Там блок питания подцеплен через преобразователь к самому протего, а протего висит на гномах…
- На ком?
- Картина у нас в спальне такая противная есть, фиг избавишься. Я ее и приспособил в качестве источника, хоть какая польза.
- Обалдеть… Кто ж тебя надоумил сделать из мазни артефакт?
- Это же логично. Предмет волшебный, магии в нем завались, так чего зря добру пропадать?
- Обал… нда. Ну и как, стоила овчинка выделки?
- Ты не поверишь… - глаза Колина засветились маниакальным блеском, и Симус невольно привстал, всеми фибрами исследовательской души ощущая дыхание Большого Открытия, - они там заперты. Они в этих пикселях как в клетке, понимаешь? Ни двинуться, ни чихнуть, ни рожу скорчить! Один в один магловское фото, только магией прет так, что аж волосы шевелятся. У меня комп при первой обработке едва не захлебнулся, пришлось стабилизатор изобретать.
- Какое-нибудь из заклинаний рассеивания?
- Нет, теткино кольцо с кораллом, Снейп говорил, он любую реакцию устаканит. Оказалось, не только реакцию.
- Обалдеть. Надо будет… блин, Колин, где ж ты раньше был! Раздобыть побольше коралла… Ладно. Значит, говоришь, качество изображения не очень?
- Профессионалу-фотографу не годится, но для видео вполне сойдет.
- Пробовал?
- А чего пробовать, у маглов уже все есть. Покупаем любую видеокамеру – «Сони» там или «Фуджи» - монтируем на нее систему волшебных зеркал с чарами Ночного Глаза, чтобы снимала через протего и без дополнительной подсветки, уменьшаем конструкцию до нужных размеров, цепляем в кабинете Дамблдора вместе с твоим микрофоном – и вуаля, шпионское оборудование готово. Остается лишь проблема передачи сигнала, поскольку носители у аналоговых камер по объему памяти нам не подходят: что такое три часа записи. Ставить на мой комп конвертер***** и тянуть к нему провода с протегоизоляцией через весь Хогвартс, думаю, тоже не вариант. В этом и состоит затык всей идеи будущего волшебного телевидения, потому я и помчался тебя искать, когда Джордж рассказал про жучок. Как, Мерлина ради, ты умудрился оформить радиосигнал?
- Ма-ама родная, Колин, ты откуда рухнул? Сам же вырулил на принцип распространения магических волн. Волшебное радио уже сто лет как существует, его один итальянский сквиб изобрел ******.
Колин недоуменно моргнул.
- Вместе с магловским, что ли? Странно. Я штук пять этих приемников разобрал – они даже не детекторные*******. Дурная схемка, куча слабеньких артефактов, колбочек с зельями и прочей ерунды. С принципом действия я так до конца и не разобрался, понял только, что мне он бестолку. Кстати, а почему в Хогвартсе радио нет?
- Сам подумай. Что будет с успеваемостью, если мы начнем в гостиных танцульки под Селестину Уорлок устраивать? Радиоприемники входят в филчев список запрещенных в школе предметов. Смотрю, ты, как и большинство нерадивых хулиганов, не удосужился его просмотреть? Зря, близнецы оттуда массу шикарных идей надергали.
- Плюй-камни и докси-тотализатор там тоже есть.
- Тотализатор – штука автономная, ему внешний сигнал не требуется. Магорадио по старинке работает, на средних волнах********, а чтобы оно с магловским не пересекалось, для наших частот придумали магическую кодировку – без заклинания-пароля прием недоступен. Лео Салида, ученик Маркони и последний гений волшебного мира, умудрился синхронизировать радиоволну с искусственно созданной магической, с тех пор все наши станции по этому принципу работают.
- Ну и что? Кто мешает протащить в школу приемник и сказать пароль?
- Хогвартская ограда мешает. Она глушит магическую волну, а нафига снитч, если метлу украли?
- Логично. Две волны, значит… В библиотеке про это нет ничего.
- В нашей консервативной музееобразной библиотеке? Как думаешь, когда там последнее поступление было? Пинс разве что «Пророк» подшивает, да ежегодные хогвартские альманахи на полку складывает. Собственно, и нечего больше складывать, нынче сплошную муть издают, только пергамент переводят. У Салиды всего две монографии вышло, в двадцать седьмом и двадцать девятом, мне их Чжоу в министерском книгохране раздобыла. Обе на итальянском, тиражи смешные, расхватали махом, Хогвартсу, видать, не досталось. А больше в этом направлении никто двигаться не пытался, так и застряло все, на средних волнах.
- Пока ты не появился?
Симус выпрямил спину и взглянул на собеседника свысока, копируя Люциуса Малфоя в его общественной ипостаси.
- Цыть, неверный, перед тобой великий специалист по вопросам интеграции магловских технологий в нашу беспросветно средневековую жизнь. Можешь падать ниц и начинать пресмыкаться.
Колин прыснул, и Симус задрал подбородок еще выше.
- Да будет тебе известно, что радиоизлучению начхать на магическое поле, они друг другу не мешают. Я это еще на третьем курсе выяснил, когда Дин по глупости привез в Хогвартс кассетный магнитофон со встроенным приемником. Работать он, конечно, не стал, и Дин его забросил. Собственно, с него-то я и начал. Раздолбал в хлам, выписал себе десяток магловских книжек… короче, ты понял. Надо сказать, до идеи протего я додумался только месяцев шесть спустя, зато потом как поперло!
- А скрывал зачем?
Симус поморщился.
- Потому что мне не попалась вовремя обозленная Кэти Белл. Снейп хоть и скотина злобная… был, но консерватизмом не страдает. Я же сдуру обратился за советом к Флитвику – ты бы видел, как он позеленел! Наш малютка-проф еще тот шовинист, прочел мне лекцию о примитивности магловской культуры и недостойных чистокровного волшебника занятиях, десять баллов снял, урод.
Колин выпучил глаза.
- Флитвик маглов ненавидит?! В жизни бы не подумал.
- Да не ненавидит, а презирает, потому что не знает о них ничего и знать не хочет. Происхождение твое ему до лампочки, пока ведешь себя как маг, а вот стоит отвертку в руки взять… Короче, он мне внушил, что мой интерес в Хогвартсе не приветствуется, и что если я не выкину эту дурь из головы, то у меня будут серьезные проблемы. С этим напутствием я и сидел в подполье, пока в Команду не попал, а после светиться и вовсе резону не стало.
- Ух ты. Я свой комп не прячу, наши только перемигиваются да плечами пожимают, - Колин опустил глаза, - мы с ними не очень общаемся. Все давно привыкли, что я придурок.
Симус пихнул его в бок.
- Хорош хандрить. С такими мозгами и с такой маскировкой тебе в Команде быть просто на роду написано. Хоть интернет-клуб в Большом Зале устрой - никто и ухом не поведет.
Колин слегка порозовел.
- Э-э-э… спасибо. А у тебя где мастерская?
- Сейчас на базе, конечно. А раньше по всяким нежилым комнатам шкерился, вроде этой. Только Дин и знал.
- А почему он не в Команде? У вас же вся комната, кроме… - поймав мрачный взгляд Симуса, Колин осекся, - извини. Не мое дело.
Тот вздохнул.
- Тайны тут нет. Просто не судьба.
Резкая трель школьного звонка заставила обоих вздрогнуть.
- Е-мое… Дин меня в библиотеке ждал, небось, злой сейчас, как грифон на кладке. У тебя тоже окно?
- Не, история магии.
- Понятно. Давай после ужина на базе встретимся, вытащим мои журналы и обмозгуем твою идею. Только камеру с собой не тащи – у Гарри на нее аллергия.


Заслышав шаги, Снейп резко повернулся, задел локтем пакет с мукой, и тот опрокинулся, осыпав брюки зельевара белой пудрой. Выругавшись, он ликвидировал безобразие и свирепо взглянул на хихикающего в дверях Поттера.
- Синдром Тонкс, профессор?
- Будешь скалиться – обеспечу тебе синдром Грюма.
- В смысле, лекцию прочтете о бдительности?
- В смысле, сделаю одноглазым. Садись, Поттер, завтрак будет через полчаса. Мисс Уизли соизволила наконец вернуться на занятия?
- У них травология сейчас, - Гарри заглянул ему через плечо, - а что это будет?
- То, чего ты, в свете твоей ночной выходки, совершенно не заслуживаешь, - Снейп развернулся обратно к столу, отмерил на глаз пятнадцать и семь сотых унции сахарного песка и высыпал его в высокую плошку, - где были твои мозги, позволь спросить?
За спиной раздался тяжелый вздох.
- Все-таки решили устроить мне взбучку?
- А ты думал, твой утренний побег в ванную комнату и сорок минут водных процедур тебя от нее избавят? – Он точным ударом ножа расколол скорлупу яйца и аккуратно отделил желток, - у меня не настолько короткая память.
Еще один вздох.
- Может, сначала перекусим? На сытый желудок нотации воспринимаются легче. И еще, говорят, от вкусной еды люди добреют. Вдруг это даже к вам относится?
- Не надейся, – второй желток плюхнулся в чашку, - добродушия во мне столько же, сколько в тебе благоразумия. Итак, повторяю вопрос. О чем ты думал?
- В первый раз вы про мозги спрашивали.
- Поттер!!!
- Ох, ладно. Только я ума не приложу, что вам ответить.
- Было бы что прикладывать, - Снейп поднял стакан с белком, оценивая его количество. Яйца мелковаты, весна. - Хорошо, проведем поэтапный опрос. Сосредоточься, Поттер, и попробуй мобилизовать чахлое подобие интеллекта.
Он еще раз взвесил в руке стакан, прикидывая, стоит ли разбивать еще одно яйцо ради недостающих трех десятых унции, и решительно взял нож. Экономия в ущерб качеству? Северус Снейп – Мастер зелий, а не жалкий пройдоха-аптекарь с Дрян-аллеи.
- Пункт первый. Почему ты никому ничего не сказал?
- Ну, это же очевидно. Не хотел волновать.
- Волновать не хотел? – неожиданно для себя самого Снейп разозлился, - а когда вызов Уизли проигнорировал, о чьих нервах заботился?
- Я же ей сказал, что все в порядке…
- Поттер, ты либо трус, либо идиот!
Нож разрубил яйцо надвое, вспоров желток, склизкая масса потекла по ладони. Зельевар чертыхнулся и швырнул испорченный продукт в мойку.
- В субботу ты едва не сдох у нее на руках! И не успела девчонка отойти от шока, как ее недолеченный герой исчез посреди ночи, оставив вместо записки костерост! Разумеется, лучший способ успокоить девушку в такой ситуации – это сказать ей, что все в порядке, и оборвать связь!
- Я не мог бросить Малфоя!
- А довести любимую женщину до нервного припадка смог?
Еще одно яйцо полетело в мойку. Плюнув, зельевар бросил нож и развернулся, скрестив руки на груди. Поттер, нахохлившись, сидел за столом и мрачно ковырял вилкой ажурную сетку салфетницы.
- Кто ж знал, что она вернется?
- Все-таки идиот, - ужасно хотелось размазать оставшиеся яйца Поттеру по физиономии, - ты вообще слышишь, о чем я говорю, эгоист чертов?
Мальчишка вдруг бросил вилку и подскочил с явным намерением вылететь за дверь.
- Сидеть!
Что значит школьный рефлекс! Плюхнулся на место, как миленький. Зыркнул, правда, так, словно разорвать готов, и уставился в стол. Пожалуй, пора сбавить тон.
- Вы сейчас похожи на смертельно обиженного ребенка, мистер Поттер. Куда подевалась ваша геройская выдержка? – Плавно скользнул вперед, оперся ладонями о столешницу, нависая над парнем, с усмешкой встретил яростный блеск зеленых глаз, - впрочем, я скажу, куда. Ваше хладнокровие, молодой человек, изменило вам не потому, что мерзкий профессор Снейп вас спровоцировал, а потому что вы неправы, и знаете это.
Оттолкнувшись от стола, Снейп отступил. Мальчишка продолжал упрямо таращиться в сторону, но лицо его разгладилось, скрывая под повседневной маской гнев и обиду. Ох, Гарри, Гарри, все-таки дите ты еще. Потрепанный жизнью сосунок, Командор в пеленках. То судьбу Британии решаем, то сопли по щекам размазываем, получив от строгого дяди подзатыльник. Салага. Ладно, сиди, переваривай.
Скорлупа раскололась идеально. Ровно три десятых унции белка были добавлены в стакан, остальное отправилось к собратьям в мойку.
- Можно было бы омлет сделать, - проворчал Гарри.
- Голодное детство? – Снейп вылил белок в сахар и запустил венчик. Затем достал из холодильника кусок маргарина и положил его перед Поттером вместе с крупной теркой, - займись-ка делом.
Пока парень сосредоточенно елозил по терке скользким куском, зельевар успел замесить тесто, довести его чарами брожения до кондиции и раскатать в тонкий блин. Затем подошел Гарри и молча принялся посыпать лепешку маргариновой стружкой. Снейп удивленно поднял бровь.
- Тебе приходилось готовить слоеное тесто?
- Да, тетка научила. Дадли обожает выпечку.
Выходит, круассаны для мальчишки не такой уж деликатес. Снейп сам удивился, насколько расстроил его этот факт. Гарри взглянул на него искоса и торопливо добавил:
- В готовом виде она мне редко доставалась, Большой Дэ терпеть не мог делиться.
Зельевар покачал головой.
- Вот объясни мне, как ты со своей невероятной чуткостью умудрился вогнать Джинни в неадекват?
Виноватое сопение. Слава богам, кажется, успокоился и начал соображать.
- Дурак потому что. Вы бы видели, в каком состоянии Драко вчера сюда явился, я просто ни о чем другом думать не мог. Знал, что стоит мне кому-нибудь из вас заикнуться – и скандалу не оберешься, решил все сделать тихо.
- Твои мотивы я отлично понимаю, но раз уж попался, нужно было сообщить Уизли хотя бы где ты находишься, или соврать на худой конец. Девчонка тут разве что по потолку не бегала.
- Говорю же, дурак. О близких людях в такой ситуации почему-то думаешь в последнюю очередь, мол, переживут и простят. Правы вы, скотина я эгоистичная.
- Ну-ну, осталось только на колени бухнуться и лоб об пол разбить.
В четыре руки доделали тесто, настрогали его на треугольники и принялись шпиговать их начинкой. Джема Поттер не жалел, бухал его в каждый рулетик на добрых полторы унции больше, чем требовалось, но Снейп промолчал. Голодное детство, братец-обжора… Мастер Зелий – это, конечно, хорошо, но куда важнее в первую очередь быть человеком.



* В росмэновском переводе – «Патрик Пигс, помешанный простец». («Гарри Поттер и Тайная Комната»)


** Обычный рецепт слоеного теста для круассанов, переведенный в английскую систему мер. Для сведения: градусы даны по Фаренгейту, пинта – это 0,568261 л, а унция – 28,349523125 г.


*** В Англии стандартное напряжение в электросети – 240V


**** Вкратце принцип работы однообъективной зеркальной камеры таков: изображение с объектива передается с помощью зеркала на видоискатель. В момент съемки зеркало убирается, и световой поток проецируется непосредственно на пленку или матрицу.


***** Конвертер – в данном случае устройство, преобразующее аналоговый сигнал в цифровой (Analog-to-digital converter).


****** В Европе считается, что радио изобрел итальянец Гильермо Маркони (1874-1937гг). Не признают они нашего Попова…


******* Детекторный радиоприемник – самый элементарный, самый дешевый и самый распространенный в прошлом веке вид радиоприемных устройств. Электричества не требовал, и даже самый распоследний чайник мог собрать его из кучки технических отходов.


******** Средние (гектометровые) волны – в XX веке наиболее часто используемый для радиовещания диапазон. Не знаю, как с этим делом в Европе сейчас. Мне кажется, нынче FM (ультракороткий) диапазон рулит повсеместно.




Глава 27.

Представляю вниманию читателей еще один в муках выпрошенный коллаж от Ella1_ Драконы в Антарктиде! Поскольку детального описания сцены в тексте нет, привожу с разрешения автора выдержку из ее письма с пояснениями, кто есть кто:

«К сожалению, найт и подходящие изображения драконов, дышащих огнем – днем с огнем!

Поэтому мои драконы уже надышались огнем и отдыхают, а некоторые продолжают антарктические разборки.

Антарктида настоящая (ну если верить сайту, с которого я ее взяла).

Хвосторога-Снейп – из фильма. Гарри ведь имеет генкод именно этой хвостороги. Я ее затемнила, в фильме она почему-то желтая.

Гарри – Гебридский черный. У этой породы глаза пурпурные. Но у этого дракоши глаза были зеленые, и я решила ничего не менять. Может Гарри тренировался с мутациями.

Рон – ленивый серебристый Шведский короткокрыл.

Джинни – Китайская Шаровая Молния, она у меня должна была снежками кидаться, но это не очень видно.

Драко – Новозеландский опаловый глаз. Думаю Драко бы понравилось превратиться в «самого красивого дракона».

Симус – Румынский длиннорог.

Остальные разношерстные гибриды. Серебристо-серые – близнецы. Черный (на заднем плане) – Чо Чанг. Желтая – Ханна, коричневый - Эрни.»

Согласитесь, господа, нам с Командой крупно повезло с иллюстратором!

И на закуску – начало фанарта к «Команде» от Сантьяги Замечательные получаются котятки, надеюсь, Сантьяга продолжит работу.

Приятного чтения!



- Слон Бэ-три. А открывать медальон вы не пробовали?
- Пробовали, но мне как-то в голову не пришло поболтать с ним на парселтанге… Сэр, скажите вы своему слону, что «съесть пешку» не означает, что ее можно жевать. Они у меня и так нервные. Обслюнявил всю…
- Бэ-три, фу!.. Поражаюсь вашей нелюбознательности, Поттер. Выкинуть старинный артефакт, даже толком не попытавшись узнать, что он из себя представляет.
- Там этих артефактов было, как у Помфри Перечного Зелья по весне... Пешка А-два на Бэ-три. И по морде ему, по морде!
- Еще б им не нервничать. Ладья А-один, шах.
- Это она за пожеванную подругу мстит. Король Цэ-два.
- Твоих пешек кто воспитывал? Джиневра? Ладья А-восемь на А-два, шах.
- Зато ваших, наверное, Пушок – вон как рычат. Конь Бэ-два.
- Не знаю, это подарок Минервы. Ладья Бэ-два, шах… действительно, нервные.
- Этот просто опытный, ему вечно от Рона достается. Видите, как улепетывает? Король Бэ-два.
- Ладья Дэ-один.
- Вау, битва крестоносцев!
- Не отвлекайся. Ладно, я понимаю, Блэку родовой особняк со всем содержимым поперек горла стоял, но вы-то, исследователи, прогрессивная молодежь! Неужели было неинтересно?
- Миссис Уизли с нас глаз не спускала, особенно с близнецов. Нет, мы, конечно, стянули пару-тройку безделушек, но медальон достался не нам. Конь Дэ-два.
- А кому? Мундунгус, насколько знаю, в уборке не участвовал. Конь Дэ-семь.
- Что вы, миссис Уизли Флетчера на дух не переносит. Дальше кухни этого помоечного афериста не пускали, и то он умудрился стибрить гору столового серебра. Пешка Аш-три.
- Та-ак, и куда мы нацелились?
- У вас слон на Дэ-шесть, вот я ее и убрал.
- Это ты Рональду рассказывать будешь. Конь Е-пять. Каким же образом медальон оказался у Долорес?
- Нам крупно повезло, что на Гриммо собралось столько ворья. Кричер обожает рыдать над блэковскими побрякушками, утилизацию этого хлама он воспринял как натуральное кощунство, и перетащил часть мусорной кучи к себе в конуру, а конура примыкает к кухне… Слон Эф-два.
- Раньше надо было думать, стратег. Конь Дэ-три, шах. Значит, пока мы возились с Карнифициумом, медальон преспокойно валялся в каморке эльфа?
- Подозреваю, его предательство по отношению к Сириусу было спровоцировано эманациями хоркрукса. Король Цэ-два.
- Прекращай оправдывать Блэка, когда он принимался шпынять несчастного старика, не по себе становилось даже мне. Ладья Цэ-один, шах. Выходит, Мундунгус утащил медальон у эльфа и продал Долорес?
- Ага. Король Дэ-три. Эй, твое величество, это ж конь, смысл на него мечом махать?
- Мозгов у твоих фигур не больше, чем у их хозяина. Ладья Цэ-три. Мат, Поттер. Ты делаешь успехи: почти сорок ходов продержался. Глядишь, годам к пятидесяти вытянешь на ничью. И где он сейчас?
- Хоркрукс? Должен быть где-то здесь, понятия не имею, куда его близнецы засунули.
- Поразительная небрежность в обращении с артефактами. «Куда–то засунули». Интересно, что бы на это сказал Волдеморт.
- Скоро мы это узнаем.
- В каком смысле?
- В прямом. На дворе март, пора заканчивать историю Тома Риддла, пока он еще чего-нибудь не учудил. Вторая такая Ярмарка даже для Команды будет чересчур.
- Гм. И какие у нас планы?
- Для начала, наверное, доведем до ума шкаф… Впрочем, не знаю, обсудим на планерке в субботу.
- А в школу когда думаешь возвращаться?
- Завтра, хорош бездельничать. Интересно, как там дела.
- Сумасшедший дом, вне всяких сомнений. Вместо тебя – Уизли, вместо меня – Грейнджер, вместо Грейнджер – Эджкомб… Осталось мне заменить Лонгботтома - и можно открывать филиал Святого Мунго.
Гарри захихикал.
- Да, хотел бы я на это посмотреть. «Мистер Лонгботтом, минус двадцать баллов за хроническую невнимательность и унылый вид…»


- Мистер Лонгботтом, еще полунции порошка белоголовика в вашем котле – и Гриффиндор лишится двадцати баллов, - Снейп стремительно пересек класс и отобрал у перепуганного простофили мерную ложку, - ваше упорное стремление взорвать замок заслуживает, как минимум, Ордена Мерлина. Полтора года назад я имел несчастье поддаться на уговоры директора и взять вас с Поттером в класс Высших Зелий, и с тех пор ни на минуту не переставал жалеть об этом. Если его «выше ожидаемого» на СОВах появилось благодаря славе Мальчика-Который-Выжил, то вашим, вне всяких сомнений, вы обязаны дружбе Августы Лонгботтом с Гризельдой Марчбенкс.
Снейп отошел к ближайшему стеллажу, достал с верхней полки высокий флакон, вернулся к парте и поставил склянку перед съежившимся гриффиндорцем.
- Настойка фекалий джарви нейтрализует избыток белоголовика. Ровно две драхмы, Лонгботтом, слышите? Ни минимом* больше! Вы меня поняли? – боязливый кивок в ответ. – Действуйте, - отвернулся и не спеша двинулся дальше по проходу, - мисс Грейнджер, поосторожней с усами антенницы жгучей, даже в сушеном виде они могут ужалить. Мистер Уизли, а вот ваше «выше ожидаемого» объяснению вообще не поддается. В рецепте ясно сказано: «против часовой стрелки», а не зигзагами с поскребыванием по дну котла. Мистер Поттер, вы безнадежны, два балла с Гриффиндора. Приведите рабочее место в порядок и выметайтесь. В семь вечера будьте добры явиться сюда и сварить зелье как следует, иначе недопуск к ТРИТОНам я вам гарантирую.
Поймав многозначительный взгляд Драко, Теодор Нотт мотнул головой в сторону декана и сделал большие глаза. Малфой скорчил подозрительную рожу и кивнул. Да уж, Дамблдору стоило тщательнее инструктировать этого… артиста. Снейп подсказывает гриффам! Помогает Лонгботтому! Два балла с Поттера! Такими темпами Гриффиндор завоюет Кубок естественным путем, без директорского подарка в виде двух сотен баллов за сомнительное геройство. Видел бы это настоящий Снейп… Нет, уже не увидит.
Тео невольно вздохнул. Хоть и оказался зельевар предателем, все же деканом он был отличным. Артист вроде старается соответствовать, но ведь и он скоро исчезнет: рано или поздно Темный Лорд отдаст приказ о его поимке, даже странно, почему не сделал этого до сих пор. Возможно, Лорд поручит операцию им с Драко… Тео мечтательно улыбнулся. Приволочь артиста в поместье, швырнуть его, скрученного и жалкого, к ногам своего кумира, с достоинством опуститься на колено: «Мой Лорд, я выполнил приказ»… «Благодарю, Нотт. Ты достоин моей Метки»… Это, в конце концов, несправедливо. Драко получил Знак еще до совершеннолетия, а ему, Теодору, уже два месяца как восемнадцать! Отец явно тянет время. Может, не хочет, чтобы сын его превзошел? Или дело в другом?
Мысли вернулись к полученному за завтраком письму, и в душе с новой силой всколыхнулись недоумение и злость. «Дорогой сын, к сожалению, приобрести тебе новую метлу мы не в силах. Постарайся починить свой «Нимбус», а если это невозможно, используй на уроках школьную. Прошу тебя беречь вещи, мы не можем сейчас позволить себе покупать новые. Так же будь готов к тому, что на выпускной бал тебе придется пойти в прошлогодней парадной мантии…»
В прошлогодней мантии! Что у них там происходит? Тео скомкал пакет из-под лаврового листа и швырнул его под стол. Дело даже не в том, что разбитый в щепки «Нимбус» восстановлению не подлежит, и даже не в том, что на школьной «Комете» придется распрощаться с местом запасного охотника в команде, а в том, что до сих пор мать еще ни разу ни в чем ему не отказала. Он же не избалованный Малфой, в конце концов, и никогда не требовал от родителей сверх необходимого. «…мы не можем сейчас позволить себе…» Ради Мерлина, что значит «не можем»? На День рождения ему подарили перстень с алмазом размером с галлеон! Это вместо долгожданной аудиенции у Темного Лорда…
- Мистер Нотт, вы просто вынуждаете меня снимать баллы с собственного факультета.
Подпрыгнув от неожиданности, Тео выпустил из пальцев открытую баночку с порошком белоголовика, и та, весело булькнув, исчезла в котле. Зелье вспенилось розовыми пузырями и противно зашипело. «Снейп» злорадно усмехнулся.
- Кажется, вам удалось превзойти Лонгботтома, мистер Нотт. Эванеско. Предпочитаете эссе или отработку вместе с Поттером?
Тео бросил в сторону гриффиндорской звезды мрачный взгляд.
- Эссе. Сэр.
- Шесть футов, мистер Нотт, и будьте добры задержаться после урока.
Пятнадцать минут спустя учитель заклинанием закрыл дверь, присел на край стола и кивком предложил Тео сделать то же самое. Похоже, артист понятия не имеет ни о субординации, ни о манерах. Видел бы это Снейп…
- В чем дело, Теодор?
- Сэр?
- Твои мысли были где угодно, только не на уроке. Что у тебя стряслось? И сядь, наконец.
Тео осторожно устроился на краешке парты.
- Извините, сэр.
- Я не ошибусь, если предположу, что дело в полученном тобой утром письме?
- Да, - он поерзал и решительно взглянул на декана, - сэр, я прошу разрешения покинуть школу до отбоя.
- Зачем?
- У меня… неприятности дома.
- Хорошо, - «Снейп» встал, - но если я не увижу тебя за завтраком, Слизерин все-таки лишится баллов.
Ну надо же. А настоящий Снейп сейчас душу бы вывернул расспросами. Тео с облегчением слез с парты и взял свою сумку.
- Спасибо, сэр.


- Сектусемпра.
Висящее в воздухе тело конвульсивно дернулось и захрипело. Черная мантия жертвы стремительно покрывалась темными пятнами, воздух наполнился запахом свежей крови. Дремавшая у камина Нагайна подняла треугольную морду и заинтересовано зашипела.
- Не сегодня, дорогая.
Волдеморт в последний раз вгляделся в затуманенные болью глаза Нотта и отошел к столу. Налил в бокал шерри, пригубил, посмаковал. Замечательно.
- Как тебе понравилось режущее проклятие, Теодор? Изобретение покойного Северуса, между прочим. Эффектная вещь, и весьма действенная, хотя до круцио ему, конечно, далеко. Но Непростительные иногда приедаются, - сделал еще глоток и небрежным взмахом ладони отменил мобиликорпус. Нотт окровавленной кучей рухнул на пол, - что ж, я удовлетворен. Ты не предатель, хотя очень близок к тому, чтобы им стать. Но вы все таковы, - новый глоток, - однако, тебя, именно тебя, Теодор, стоило бы уничтожить. Знаешь, почему? – Подошел, носком ботинка отбросил закрывающую лицо слуги руку, - ты единственный, у кого хватит смелости меня покинуть.
- Мой… Лорд…
- О да, ты боишься смерти, но недостаточно сильно. Для тебя есть вещи поважнее: твое имя, твоя гордость, твой сын. Глупец.
Он резко наклонился, схватил в горсть мокрую, липкую ткань мантии на груди Нотта, вздернул обессиленное тело на ноги, вплотную притянул к себе и снова впился взглядом в лицо раба. Измучен, но не покорен. В крови привычно вскипело бешенство. Заавадить бы негодяя… нельзя, нужен, Модред бы его побрал.
- Ты глупец, Нотт. НЕТ! НИЧЕГО! ХУЖЕ! СМЕРТИ!!! Но если твой жалкий мозг не в состоянии осознать эту простую истину, советую подумать о сыне.
И без того бледное лицо, казалось, побелело еще больше, дрогнули искусанные до синевы губы. Вот так. Лорд удовлетворенно усмехнулся и медленно разжал пальцы. Нотт на подгибающихся ногах попятился назад, пока не уперся спиной в стену. Надо ж, ухитрился не свалиться, падаль.
- Надеюсь, ты меня понял, Теодор, - Лорд снова пригубил шерри, - и кстати, можешь пока не волноваться, я не горю желанием видеть твоего сына в рядах Упивающихся. Драко ему не доверяет, говорит, в его восторгах чересчур много театральности. Тут и без него довольно трусливых болтунов. – Одним глотком допил вино и махнул рукой. – Убирайся. Скажи там Питеру, чтобы дал тебе кровеостанавливающего, не то сдохнешь, не добравшись до дома.
Нотт, держась за стену, добрался до выхода, даже нашел в себе силы поклониться – и был сшиблен распахнувшейся дверью. Влетевший в комнату Родольфус Лестрандж не успел притормозить, споткнулся о Нотта и растянулся у ног хозяина, из кармана его мантии выкатился какой-то шар. Лорд машинально остановил его носком ботинка, поднял…
Под гладким стеклом среди поблескивающих пылинок переливались в закатном свете купола и минореты багдадской Золотой Мечети. В высокой колоннаде клубился вечерний сумрак, от квадратных изломов крыши на плиты площади ложились острые тени. Пока Волдеморт заворожено наблюдал за хороводом оседающей мишуры, в шаре окончательно стемнело, и лениво кружащиеся пылинки вдруг обернулись тысячами микроскопических светлячков. Южная ночь, звон цикад, зной и прохлада, долгожданный покой – сказка для усталых властителей судеб. Лорд медленно огляделся. Неуютная, несмотря на всю свою роскошь, комната, тяжелая вычурная мебель, темные гобелены, выложенный мраморной плиткой пол. У ног замер на коленях Родольфус, чуть дальше скрючился вздрагивающим комком плоти Нотт, в дверях столбами застыли Рабастан и Долохов, между ними торчит перепуганная физиономия Питера. Питер… Сотня черных плащей, готовое сорваться с палочки «круцио», капли воды на синих лепестках и странный приступ веселья, побудивший отпустить провинившихся слуг восвояси… Они что же, решили, будто этот прием отныне станет срабатывать безотказно? Утихшее было бешенство вернулось, взвилось неудержимым вихрем, напрочь отключая способность мыслить.
- Авада Кедавра!
Тело Родольфуса Лестранджа с тихим стуком упало на мраморный пол.


- Люциус писал мне? – Снейп задумчиво водил пальцем по подбородку, - любопытно. Письмо я, конечно, сразу уничтожил, а Альбус знает меня достаточно, чтобы не беспокоиться об этом. Но странно, что он не сообщил о письме Драко. Не хотел влезать в семейные дела? Сомнительно. Рассчитывал использовать факт переписки как козырь в игре против Люциуса? Возможно. Дал себе время на разработку интриги? Наверняка. Внезапное сумасшествие Люциуса, должно быть, нарушило его планы, но заодно стало поводом сохранить до поры эту историю в тайне. Как думаешь, Поттер? Поттер?
- Простите, - взгляд Гарри стремительно терял фокусировку, - Риддл в ярости. Северус, я отвлекусь… минут… на двадцать…
Снейп растерялся. Одно дело знать о связи Поттера с величайшим темным волшебником современности, и совсем другое – видеть, как парнишка отрешенно таращится в стену. От осознания того, что происходит сейчас в лохматой черепушке гриффиндорского недоразумения, стало жутко. Окунуться в мысли Темного Лорда, впитывать его ненависть и сумасшедшую жажду крови… Стоп, спокойно, для мальчишки такие ментальные прогулки в порядке вещей. Трогать его нельзя, но может, хоть табуретку в кресло трансфигурировать? Еще свалится…
Гарри медленно склонил голову к плечу. Знакомая поза… ах, да, памятный предрождественский урок. Пожалуй, ну его, это кресло, лучше не рисковать. Снейп тихонько переместил грязные тарелки в мойку, устроил локти на столе, опустил подбородок на ладонь и принялся ждать.


Злость испарилась вместе с зеленой вспышкой авады, на смену ей пришло сожаление. Лорд устало опустил палочку. Руди, Руди… Модред дернул тебя явиться к хозяину с восточным сувениром в кармане. Конечно, он не для меня. Думал ли ты, что глупая страсть к побрякушкам окажется роковой? Она, да еще привычка врываться в комнату без стука. Вот и получил…
Да что ж за проклятие висит над ним, Лордом Волдемортом! Немногочисленные слуги покидают его один за другим, Ближний Круг редеет на глазах. Рождество ознаменовалось предательством Уолдена и гибелью обоих Кэрроу, не говоря уж о Снейпе. Несколько дней спустя сошел с ума Люциус. В глупой стычке с аврорами был убит Яксли. Вчера умер Джагсон. Эйвери, похоже, разделил судьбу Лонгботтомов, но даже если оправится, вряд ли от него еще будет толк. Белла проведет в постели не меньше месяца. Нотт выбыл из строя минимум недели на две. И вот теперь Руди. Одноклассник, верный последователь, фактически первый Упивающийся Смертью. Как жаль…
- Питер, - глухо позвал Лорд, - сообщи Белле. Или нет, лучше позови Августуса, а сам займись Теодором.
- Да, мой…
- Напои его зельями и доставь домой. После прибери здесь. Вы двое, ждите меня в парадной зале. Учти, Рабастан, от твоего доклада зависит, сможешь ли ты после заняться телом брата. Теперь все вон отсюда.
Оставшись один, Лорд подошел к Лестранджу и долго смотрел на мертвое лицо и распахнутые в никуда глаза. Странно, он давно потерял счет авадам, но к виду смерти так и не привык. Да и можно ли к этому привыкнуть? Поддавшись сентиментальному порыву, Лорд наклонился и закрыл слуге глаза. Затем полюбовался напоследок куполами Мечети и положил стеклянный шар на грудь трупа.
- Прощай, Руди.

Гарри глубоко вздохнул и поморщился.
- Вот маньяк чокнутый, совсем с катушек съехал.
- Поттер, ты в порядке? – Снейп с тревогой вглядывался в побледневшее лицо ученика, - успокоительного? Алакритаса?
- Чаю, если можно. У нас еще остались круассаны?
- Круассаны едят горячими, Поттер.
- Ну не выбрасывать же такое чудо. Да за них все музеи Британии передерутся! Круассаны от профессора Снейпа! Хогвартс паломничество устроит…
- Не заговаривай мне зубы. Что там Лорд натворил?
Поттер снова помрачнел.
- Натворил – не то слово. Родольфус Лестрандж мертв.


- Руди умер? – тупо переспросила Белла.
- Мне жаль.
Руквуд смотрел куда угодно, только не на нее. Белла сцепила дрожащие пальцы, растерянно погладила ободок обручального кольца. Как должна чувствовать себя свежеиспеченная вдова? Она никогда не была особенно близка с мужем, и свой брак воспринимала скорее как дань традиции, чем как полноценные семейные узы. Мнение Родольфуса на этот счет ее не интересовало. Чужие люди, объединенные клятвой и служением Темному Лорду… Откуда же взялась эта едкая горечь во рту?
- За что?
- Фактически ни за что.
- Чушь! Наш Лорд справедлив… Они посмели вернуться с пустыми руками?
- Не знаю, но даже если и так, доложить об этом Руди не успел. Авада прямо на пороге.
- Не верю. Ты сам это видел?
- Мне рассказал Питер.
- Лживая крыса!
- Перестань, Белла, зачем ему врать? Руди случайно выронил вот это, - на одеяло лег стеклянный шар, - Лорд его увидел и… я сам ничего не понимаю. Обычная безделушка для туристов.
Она взяла шар в ладони, поднесла к глазам.
- Это для меня. Руди всегда привозил мне нечто подобное из поездок, не знаю, зачем…
И замолчала, внезапно осознав, что неуклюжая забота и знаки внимания со стороны мужа могли быть не просто данью этикету. Возможно, те редкие, полные тоскливого сожаления взгляды ей вовсе не мерещились? Теперь уж не узнаешь…
- Что с Рабастаном и Тони?
- Отделались парой круциатусов. Похоже, Темный Лорд решил экономить сподвижников… - осознав, что сболтнул лишнее, Руквуд торопливо поднялся, - мне пора, Белла. Не забывай пить зелья, и пожалуйста, не убей Кайсу, когда она будет делать тебе массаж – у меня не так много эльфов.
Она криво усмехнулась.
- Хорошо, папочка. Что с тру… с телом?
- Этим занимается Рабастан.
- Скажи ему, пускай не жалеет галлеонов.
- Ты же понимаешь, организовать пышные похороны мы не можем.
Она яростно ударила по матрасу.
- Мерлин, какое унижение! Родольфус Лестрандж будет похоронен тайно, в чужом поместье, как какой-нибудь жалкий плебей!
- Белла…
- Я в порядке, Августус. Иди.
- Рабастан навестит тебя вечером. И вот еще… - Руквуд сунул ей под руку маленький пергаментный сверток. – Темный Лорд велел тебе передать. Выздоравливай.
После его ухода она долго лежала, разглядывая содержимое шара. Руки дрожали, заставляя золотые песчинки кружиться над башенками и куполами Мечети. Красиво. У Руди всегда был хороший вкус. У старого, тощего, уродливого, с противным лицевым тиком Руди. Когда-то, сопровождая его на приемах в мэнорах, она с трудом давила в себе злобу и люто завидовала Нарциссе, которой достался красавчик Люциус. А случайно увидев однажды мужа Андромеды, возненавидела предательницу-сестру втройне. Позже успокоилась, привыкла… или нет? Быть может, душившая ее ярость нашла выход в упоительном служении Темному Лорду? Что он там, кстати, прислал?
Она рванула небрежную упаковку – и на одеяло упал старинный, отделанный смарагдами серебряный гребень. Белла невольно ахнула. Мерлин… О, мой Лорд, неужели не понадобился? А ведь Августус едва не попался, добывая эту вещицу из спецхрана Министерства. И вы, мой Лорд, сочли свою верную рабыню достойной столь ценного подарка? Она вдруг расхохоталась – визгливо, со всхлипами, на грани истерики. Вот, Руди, сколько, оказывается, стоит твоя жизнь…
- Госпожа?
Белла резко оборвала смех. Не хватало еще развлекать чужую эльфийку.
- Что тебе надо?
- Госпоже плохо? Госпожа плачет?
Плачет?! Белла коснулась своей щеки и неверяще уставилась на мокрые пальцы. Докатилась. Рыдаю. При эльфе! Кайса в ужасе попятилась от ее бешеного взгляда.
- Стой. Иди сюда.
Тоненько хныкнула, но подошла, обреченно опустив уши.
- Да не скули, не трону. Забери это, - брезгливо подтолкнула гребень к краю кровати, - спрячь куда-нибудь подальше. И принеси зелья.
Час спустя Белла крепко спала, прижимая к груди подарок мужа, и даже во сне ее пальцы бережно гладили теплое стекло.


Мать Тео обнаружил в столовой. Не то чтобы ему пришлось долго искать – квартирка была крошечной, но Синтия Нотт обычно предпочитала гостиную или кабинет, потому в столовую, она же кухня, Тео заглянул в последнюю очередь.
- Здравствуй, мама. Едва тебя нашел.
- Достаточно было позвать – здесь всего один этаж.
- Никак не привыкну, - Тео сбросил мантию на сиденье стула, но тут же вынужден был перекинуть ее на спинку, чтобы сесть: на втором стуле расположилась Синтия, а все остальные горизонтальные поверхности в комнате были завалены официального вида пергаментами, - Мерлин, когда мы уберемся из этой дыры?
- Боюсь, уже в конце недели – кабинет, как видишь, я уже освободила. Эта дыра нам больше не по карману.
- Что? – Тео ошеломленно заморгал, - я не понимаю…
- Тут нечего понимать, - Синтия широким жестом обвела кипы пергамента. – Знаешь, что это? Счета. – Взяла двумя пальцами распечатанный конверт из ближайшей кучи. – Этот, к примеру, за аренду гринготских сейфов, и даже его я не в состоянии оплатить. Мы разорены, сын.
- Но… Это из-за поместья? Вы вложили все средства в его восстановление?
- Поместье… - Синтия нервно закурила, махнула ладонью, разгоняя дым, и Тео внезапно заметил, что ее когда-то ухоженные руки давно забыли, что такое маникюр. – Поместье Ноттов – это груда обожженных камней, и останется таковой еще надолго. Сейчас нам уж точно не до него.
- А кольцо?
- Кольцо?
- Вы подарили мне на День рождения алмаз.
Она горько усмехнулась.
- Извини, сын, но он искусственный, из магловского ювелирного салона. Тогда мы еще могли позволить себе потратить пару галлеонов.
Искусственный? Он хвастался перед Малфоем магловской фальшивкой ценой в два галлеона? Мир Тео дал трещину. Он растерянно огляделся. Отныне даже такое убожество для него – непозволительная роскошь.
- Когда это началось?
- После провала операции в Отделе Тайн. Мне пришлось выскрести все, включая недвижимость во Франции, чтобы вытащить твоего отца из Азкабана. Оправиться мы так и не смогли.
- Но почему отец не попросил помощи у Лорда?
- У кого?!
Несколько секунд Синтия изумленно смотрела на сына - и вдруг громко расхохоталась, запрокинув голову и вытирая брызнувшие фонтаном слезы. Тео беспомощно хлопал глазами, не зная, как остановить материнскую истерику. Ну что он такого сказал?
- Мама… - Хоть сигарету у нее отобрать… - мама, пожалуйста, я ничего не понимаю. Отец ведь – ближайший соратник, Лорд его ценит, разве нет?
Смех прекратился так же внезапно, как начался. Синтия закурила новую сигарету и уставилась на Тео с неожиданной злобой.
- Раскрой глаза, сын! Твой Лорд умеет только брать! Он вытянул у нас все, до последнего кната, осталось только потребовать нашу жизнь! Каждый раз, когда твой отец возвращается от него, мне приходится тратить недельный бюджет на релаксант! Но сегодня у меня нет денег даже на еду, так что придется ему справляться самостоятельно!
- Мама! – Тео едва не плакал, - Перестань, Мерлина ради, при чем тут релаксант!
- О, мой наивный, невинный ребенок, - глубокая затяжка, - релаксант, чтоб ты знал, незаменим при борьбе с последствиями круциатуса.
- Но разве отец заслужил…
- У Лорда свои представления о том, кто чего заслуживает. Вчера, например, умер Генри Джагсон. - Синтия затушила сигарету и с грустью посмотрела на груду окурков в пепельнице, - курить тоже придется бросать…
Трещин в картине мира прибавилось. Тео зажмурился и изо всех сил сжал зубами нежную кожу на внутренней стороне щеки. Больно. Значит, не сон.
- Почему вы мне ничего не говорили?
- А ты уверен, что дорос до такой правды? Эти твои восторженные оды в честь Темного Лорда…
- Ты не понимаешь! Его идеи…
- В первую очередь, ЕГО ДЕЙСТВИЯ, сын! – рявкнула Синтия. – Лорд не щадит ни маглов, ни чистокровных, ни собственных сторонников! Отец рискует жизнью, пытаясь избавить тебя от участи раба, а ты способен лишь витать в облаках, грезя о мировом господстве!
- Я не о господстве! Маглы угрожают нашему…
- О, ради Мерлина! Сколько раз в жизни ты видел магла?
- У нас их полон Хогвартс!
- И как? Они наводят свои порядки? Собираются в шайки? Круциатят чистокровных по темным углам? Быть может, у них есть свой магловский Лорд? Когда ты поумнеешь, Тео?
Он не сдержался – всхлипнул.
- А если я завтра женюсь на магле?
- Да хоть на пикси! Был бы жив… - Синтия смяла пустую пачку, швырнула в угол, но тут же призвала обратно и положила поверх счетов, - эльфов у нас тоже нет… Пойми, Тео, пока ты рвешься к Лорду, отец всеми силами пытается отвлечь от тебя его внимание. Метка – не орден, это клеймо. Пожизненное клеймо.
- Но отец ведь служит ему добровольно... – вскинулся было Тео - и сжался под тяжелым материнским взглядом. Мир рушился на глазах.
- У отца давно нет выбора. А вот у тебя он пока еще есть.
Внезапный шум из глубины квартиры заставил их подскочить. Добежав вслед за матерью до гостиной, Тео замер в дверях, оглушенный чудовищным неправдоподобием открывшейся ему картины. Посреди комнаты парило, повинуясь палочке маленького крысоподобного человечка, безжизненное тело отца. Прямо под ним на ковре темнело большое влажное пятно, на пальцах неподвижно свисающей руки медленно набухали тяжелые красные капли. Желудок Тео подпрыгнул и сжался, он с трудом сглотнул, не в силах отвести взгляд. Этого не может быть, нет, только не отец…
- Сюда!
Тело плавно двинулось в сторону и зависло над диваном. Синтия торопливо сорвала с него мантию и с помощью незнакомца устроила мужа на подушках.
- Чем он его?
- Не знаю.
- Мерлин, сколько крови… Зелья?
- Я дал ему кровоостанавливающее.
- Еще есть?
- Нет…
- Тогда убирайся.
Крысообразный с явным облегчением кивнул и аппарировал. Синтия рванула пуговицы на рубашке мужа, и тот едва слышно застонал.
- Тише, милый, тише, потерпи, я сейчас… Тео, не стой столбом! Воду, полотенца, простынь на бинты – живо!
Мир окончательно рухнул.


- Поздравляю, Герм, Снейп из тебя вышел шикарный. Только нафига ты мне отработку назначила?
- Извини, не удержалась. Ты слегка переборщил: даже Гарри не перепутает порошок белоголовика с черемуховой пыльцой.
- Может, у меня насморк.
- Так хоть носом пошмыгай для приличия. Надо было снять баллов десять…
- Чего ж не сняла?
- Грех обижать убогого. Ты куда котел поволок?
- Надо быть последовательными. Ты велела сварить зелье заново – я его сейчас сварю.
- Мерлин, Джордж!
- Благодарю, но моя фамилия – Уизли. Ладно, не боись, не собираюсь я опять над Консцентией изгаляться. У нас наполнитель для Рыдательных Мушек на исходе, а тут как раз ингредиенты подходящие.
- Чудненько. Ужастики Уизли в классе зельеварения. Снейп нас убьет.
- Отличная идея! Шлепнем на упаковку штамп «Изготовлено Гарри Поттером в лаборатории Хогвартса» - товар с руками оторвут.


- Мама, на бедре опять кровит.
- Зажимай.
- На груди тоже. Заклинание не работает, слишком глубокие.
- Нужны зелья. Мерлин! – Синтия бросила палочку и в отчаянии прижала ко лбу ладонь, - в доме ни кната, занять не у кого, кругом должны…
Зелья…
Тео поднял палочку и вложил обратно в руку матери. Медленно встал, с трудом разогнув затекшие колени.
- Я знаю, где их взять.


- Что ты поставила Малфою?
- Само собой, «превосходно». Этот твой наполнитель всегда так воняет?
- Только на начальной стадии.
- Если запах не исчезнет через пять минут, Гарри получит «тролля».
- И это наша справедливейшая Герм. Образ Снейпа отвратительно сказался на твоих моральных качествах.
- Четыре минуты.
- Не думаю, что Гарри оценит…
- Тихо!
В дверь постучали.


Запах в классе стоял отвратительный, должно быть, Поттер опять испортил зелье. Звезда Гриффиндора суетилась возле котла, опасливо поглядывая в сторону Снейпа. Тот невозмутимо отставил в сторону очередной образец, черкнул что-то в журнале и повернулся к Тео.
- Мистер Нотт? Вы решили все-таки предпочесть отработку?
- Нет, сэр, я… - быстро взглянул на Поттера, - можно с вами поговорить?
Снейп столь знакомо заломил бровь, что Тео засомневался: может, все-таки настоящий? Профессор поднялся.
- Поттер, устроите взрыв – «троллем» не отделаетесь. Идемте, мистер Нотт.
Войдя в кабинет, Снейп зажег свечи и огонь в камине. Затем отошел к шкафам, плеснул в стакан зелья из большой темно-зеленой бутыли. Вернувшись, протянул стакан Тео.
- Успокоительное.
- Я…
- Тебя всего трясет. Садись и рассказывай.
Неужели все-таки он? Тео послушно выпил настойку и опустился в кресло.
- Сэр, мне нужна ваша помощь. Отец был у… Темного Лорда и… - на секунду зажмурился и с трудом выдавил, - у нас нет денег на зелья.
Снейп скрестил руки на груди.
- Круциатус?
- Нет, вернее, не только. Мы не знаем, что это за заклятие, но у него глубокие резаные раны по всему телу, они все время кровоточат, и…
- Понятно.
Снейп снова ушел к шкафам и зазвенел там стеклом. Тео ждал, молясь про себя, чтобы отец был жив к его возвращению. Наконец на колени ему поставили небольшой медицинский кофр, и Снейп принялся заполнять его флаконами, предварительно поднося каждый к самому носу Тео.
- Сначала заживляющий настой – намочить тампон, прижать к ране и зафиксировать. Повязку не менять до утра. Кроветворное – по две унции каждые полчаса. Жаропонижающее – к полуночи у него поднимется температура. Названия этих двух вам ничего не скажут, просто влейте в него содержимое обоих флаконов. И, наконец, релаксант. Думаю, твоя мать знает, как с ним обращаться.
Снейп закрыл кофр и отступил, колыхнулась черная мантия, дрогнувшее пламя свечей бросило на бледное лицо резкую тень. Он или не он? Мерлин, да какая разница! Кто бы не стоял сейчас перед Тео, юноша готов был руки ему целовать. Неужели еще днем он мечтал бросить этого человека к ногам Лорда? Словно годы прошли…
- Спасибо вам, сэр, - прижимая одной рукой к груди драгоценный кофр, он сполз с кресла под ноги профессору и на мгновение прижался губами к холодной кисти, - спасибо…



* 1 драхма жидкая = 3,551633 мл, 1 аптекарский миним = 0,05919 мл.




Глава 28.

Господа, представляю вашему вниманию замечательный вбоквел к "Команде" от Мряф Если у кого появится желание последовать ее примеру - милости прошу!



- Это была обычная еженедельная проверка. Тогда Лорд еще не использовал круциатус, ограничивался легилименцией. Скрывать мне было нечего, - Снейп невольно поморщился, - я верил ему, Гарри.
Поттер кивнул.
- Понимаю. Не думайте, будто я виню вас за то, что о Пророчестве он узнал именно от вас.
Снейп прищурился.
- Что, совсем не винишь? Позволь не поверить.
Поттер смущенно опустил глаза, поболтал в чашке десертной вилкой.
- Ну… сначала, конечно, побесился, часа два, но Джин живо привела меня в чувство, а Герм прочитала целую лекцию о понятиях «случайность», «рок» и «судьба», - аккуратно положил вилку на салфетку и сдвинулся вглубь дивана, закинув ногу на ногу. – Северус, он все равно бы узнал.
- Как? Никто, кроме Альбуса…
- Вот именно.
- Поттер! – по старой привычке зельевар запустил пальцы в волосы и сразу отдернул. Голову явно пора помыть. – Ты всерьез считаешь Альбуса способным натравить Волдеморта на годовалого несмышленыша?
- И тем дать миру шанс на спасение? Да. Ситуация для Дамблдора тогда была практически безнадежная: война набирала обороты, Упивающиеся множились, как грибы после дождя, Министерство кишело предателями, обыватели паниковали, ежедневно гибли люди. Британии светил реальный Армагеддон - и тут вдруг такая удача. Уж будьте уверены, не случись вы тогда в «Кабаньей Голове», директор живо бы нашел способ оповестить Риддла о грядущем Избранном. – Поттер усмехнулся, - небось, счел историю с подслушиванием знаком судьбы…
- Не многовато ли знаков?
Принимать в очередной раз правоту Поттера оказалось больно. С одной стороны, весть о том, что давнее невольное предательство не сыграло в судьбе Лили особой роли, принесла невероятное облегчение. Но с другой… Альбус, светозарный ты наш, неужели для тебя не существует ничего святого? «Мальчик мой, нет такой вины, которую нельзя было бы искупить». Шестнадцать лет… За что?
- Дамблдор – политик, Северус, с этим ничего не поделаешь. Надо просто пережить.
- Просто… Попробуй-ка обнаружить вдруг, что тебя полжизни держали за идиота. Разобраться в ситуации сумели даже дети, а я, взрослый самоуверенный имбецил…
- У детей была возможность смотреть со стороны.
Снейп перевел дух.
- Поттер, тебе прямая дорога в психоаналитики. Ты прав, это было лишь стечение обстоятельств, но лучше б все-таки Лорд узнал о Пророчестве от кого-нибудь другого. Я услышал за дверью голос Альбуса и поначалу счел это большой удачей. Директор Хогвартса в «Кабаньей голове»… Боги, что стоило старику наложить заглушающее!
- Зачем? Обычное собеседование. Думаю, он не хотел обнадеживать Трелони приглашением в Хогвартс. Значит, Риддл выудил этот инцидент во время сеанса легилименции?
- Да. Сам я не придал ему значения, к тому же, докладывать, как лихо меня спустили с лестницы, совершенно не улыбалось. Но Лорду, насколько я понял, во времена учебы повезло с преподавателем прорицаний, и ко всякого рода предсказаниям он относится не в пример серьезнее меня. Разве ты… гм… не видел этого в его сознании?
- Я знаю лишь то, что он хотя бы изредка вспоминает.
- Кто же тебе рассказал? Альбус?
- Нет, что вы. Трелони проболталась.
- Давно?
- На пятом курсе, когда Амбридж ее уволила. Бедолага заливала горе хересом втрое против своей обычной нормы. Я как-то гулял после урока окклюменции и наткнулся на нее, основательно подогретую, возле Выручай-Комнаты – похоже, занятия Отряда Дамблдора периодически мешали ей добраться до одной из любимых заначек. Стрекоза прицепилась ко мне намертво и долго жаловалась на жизнь. Она и довела меня до белого каления, ваше имя стало лишь последней каплей. Помнится, я едва не вернулся в подземелья и не устроил дуэль.
- Еще не поздно.
- Ну, разве что вам охота размяться.
- Интересная мысль.
- Не сегодня. Мы отдыхаем, забыли?
- Боишься?
- Провоцируете?
Снейп усмехнулся.
- Настоящий гриффиндорец выхватил бы сейчас палочку и поволок меня во двор. Уж не наложил ли директор на Шляпу конфундус?
- Ее надо лишь хорошенько попросить. Гермионе стопроцентно светил Райвенкло.
- Мне тоже.
- Пра-авда?! Хотя чему я удивляюсь. Тогда зачем?..
- Мама училась на Слизерине. Лили, кстати, тоже просилась на Слизерин, поскольку знала, что туда попаду я. И совершенно не желала очутиться на Гриффиндоре, куда уже распределили Блэка.
- Она была с ним знакома?
Снейп отвел взгляд, непроизвольно сжал кулаки.
- Мы… схлестнулись в Хогвартс-экспрессе.
- Ясно, - поспешно закивал Поттер, - странно, почему у Лили не вышло то, с чем справился даже Петтигрю.
Снейп расслабился. Паршивец. Может, легилиментит втихаря? Да нет, это ж благородный Поттер.
- Петтигрю, скорее всего, не годился ни на один факультет: глуп, труслив, ленив и совершенно ни к чему не стремился. Шляпа просто засунула его в наиболее подходящую компанию, авось перевоспитают. Не сработало. Когда ты узнал о Пророчестве?
- Сразу после кладбища, едва установил связь. Мне жуть как интересно было выяснить, с чего вдруг Волдеморт так на меня взъелся, благо он тогда ни о чем другом не думал. Дамблдор со своими дежурствами перекрыл дорогу не только упиванцам, мы весь год ломали головы, как раздобыть концовку. Идея Риддла отправить в Отдел Тайн меня пришлась очень кстати.
- Это я уже знаю, - Снейпа передернуло, - сопляки ненормальные.
Поттер немедленно засверкал глазами и подался вперед.
- Мы ни капли не рисковали! Три года тренировок по аврорской программе, секреты боевой магии из Тайной Комнаты, уже существовала база и действовали порталы, на шлюзе сидели Чжоу с Мариэттой, близнецы под мантиями шли за Малфоем по пятам…
Снейп замахал руками.
- Поттер, остановись! Все это я уже слышал от Грейнджер. Но вспоминая тебя на пятом курсе, вижу лишь безмозглого, самоуверенного мальчишку с комплексом героя, и этот образ никак не вяжется с хитроумными планами и хладнокровием профессионала, - он залпом допил остывший чай. – Расскажи лучше о Пророчестве, я ведь так и не знаю его до конца. Альбус, насколько понимаю, поделился с тобой воспоминанием?
- Ага. Полностью, да еще в исполнении Трелони, оно звучит ужасно зловеще. Вам понравится.
Бровь Снейпа автоматически взлетела вверх.
- В думосборе, из третьих рук? Сомневаюсь. Жаль, что Пророчество разбилось.
- Кто сказал?
- Но…
- Северус, мы шли в Министерство за Пророчеством. Мы его получили. Невиллу, правда, пришлось пожертвовать своей напоминалкой, но он не претензии.
Физиономия Поттера светилась самодовольством, язви – не хочу, но Снейпу было не до сарказма. Сейчас его способности ограничивались лишь умением ошеломленно моргать.
- Но Альбус говорил… остаточная… осколки… экспертиза…
- Альбус много чего говорил. Остаточной магии в Отделе хватило бы на сотню экспертиз, мы там столько этих пророчеств переколотили – эхо на все Министерство. А упаковку для них и напоминалок в одной конторе штампуют.
- Но… зачем?
Самодовольство Поттера как ветром сдуло. На смену пришла печаль с тем самым легким оттенком неуверенности, который в исполнении этого авантюриста неизменно приводил Снейпа в боевую готовность. Паршивец опять что-то скрывает. Стоп! Не давить, ни в коем случае не давить! Тайная Комната отнюдь не является хранилищем всех тайн до единой, и лучший способ вытрясти из Поттера правду – это продемонстрировать свою готовность ее принять. Иными словами – спокойствие, только спокойствие.
- После столь грандиозного шоу Альбус в любом случае больше не мог скрывать от тебя содержание Пророчества, разве не так?
- Так-то оно так… - Гарри снял очки и потер переносицу, - но мы предполагали, что Дамблдор не позволит мне узнать его целиком.
- Почему?
- Есть там фраза, которая плохо вписывается в концепцию воспитания Адепта Силы Любви. Впрочем, тогда мы этого не знали, только предполагали. Это ж Дамблдор! Ни шагу без интриги, ни слова без редактуры. Жучка у него в кабинете в те времена еще не было, но Гермиона однажды заглянула туда в виде крысы и увидела, как директор колдует с думосбором. Короче, мы решили подстраховаться.
- Боги, сколько стараний ради нескольких маловразумительных фраз, услышанных величайшим интриганом этого столетия от полоумной мошенницы.
Снейп сложил руки на груди, оглядел комнату, ища, за что бы зацепиться взглядом. Плохо, что тут нет камина: огонь – наилучший объект для медитации. Ладно, обойдемся свечами.
- Непостижимая вещь – судьба. Не будь Пророчество произнесено – оно никогда б не исполнилось. Или окажись Лорд менее впечатлительным, все обернулось бы пшиком… Но стоило маньяку принять фокусы Сивиллы за чистую монету – и сценарий дешевой драмы превратился в реальную трагедию. Поттер, положа руку на сердце, если б Волдеморту хватило ума пропустить историю с Пророчеством мимо ушей, ты бы сейчас поверил в эту чушь?
Шумный вздох.
- Если бы да кабы… Кто знает? При живых родителях я вполне мог вырасти тем самым дуболомом, которого неустанно изображаю вот уже лет пятнадцать, – Поттер грустно улыбнулся, - и не скажу, что такой вариант мне не по душе. Но все случилось, как случилось. У нас с Волдемортом был один выбор на двоих. Я выбирать не дорос, а он решил верить, и Пророчество заработало. Вы знаете, что под условия подходил еще Невилл?
- Лонгботтомов тоже прятали?
- Далеко не так интенсивно, просто на всякий случай или… для отвода глаз. Видите ли, Дамблдор точно знал, что Риддл выберет Поттеров.
- Откуда?
- Уникальный экземпляр «Секретов Темных Искусств» был изъят из библиотеки Хогвартса много лет назад, после того, как Том Риддл заинтересовался его содержанием. Дамблдор выкрал книгу с целью предотвратить появление еще одного умника, мечтающего победить смерть. На самом деле Риддл нашел и законспектировал раннее издание в Библиотеке Тайной Комнаты, но это не суть важно. Главное – оба пятьдесят лет являлись единственными обладателями подробного знания о хоркруксах. Когда стало известно о Пророчестве, обоим даже в голову не пришло сомневаться в его истинности, равно как и по поводу личности кандидата в Герои, поскольку место и время очередного ритуала они вычислили давным-давно. – Гарри глубоко вздохнул. – Ночь Хеллоуина восемьдесят первого, Годрикова Лощина. Вот и не верь после этого в предсказания.
Снейп потрясенно зажмурился.
- Он шел не просто убивать…
- Дополнительный бонус, приятное с полезным. – Поттер вдруг суетливо подскочил, - ну что, я пошел за Пророчеством?
Снейп окинул его с ног до головы подозрительным, с прищуром взглядом и милостиво кивнул.
- Неси. Надеюсь, там будет ответ на интересующий меня вопрос.


Минерва постучала и толкнула дверь класса.
- Северус, разреши?
- Конечно, Минерва.
Снейп кивнул ей с непроницаемым выражением. Гарри на секунду оторвался от котла и учтиво поклонился.
- Добрый вечер, профессор.
Она удивленно подняла брови.
- Какие-то вы оба деревянные. Я помешала?
- Ни в коем разе. Проходи.
Дверь за спиной захлопнулась, невербальное заглушающее отозвалось покалыванием в затылке, и собеседники ощутимо расслабились.
- Простите, мэм. Рефлекс.
- Э-э-э… Северус?
- Я Гермиона. Профессор Снейп на базе.
Минерва ошеломленно покачала головой, присела на ближайший стол.
- Никогда к этому не привыкну. Что с Северусом?
- Нам удалось заставить его взять выходной.
- Заставить? Северуса? Точно не привыкну. – Она повернулась к… тому, кто у котла. – Подозреваю, вы тоже не Поттер?
- Джордж Уизли к вашим услугам, мэм.
- В таком случае, у нас проблема, молодые люди. Директор желает видеть Гарри сразу после отработки, придется вам раздобыть его в ближайшие полчаса. – Окинула взглядом Джорджа (волосы торчком, очки съехали с переносицы, в зеленых глазах легкая растерянность – вылитый Поттер!) и недоуменно нахмурилась, - если, конечно, в этом есть необходимость.
- Есть, и еще какая, - псевдо-Гарри отложил черпак, - Дамблдор во время подобных посиделок практикует думосбор – единственная вещь, перед которой Образ бессилен. Герм, я за Гарри, доведешь наполнитель до ума? Тут осталось только луковой шелухи покрошить, процедить и засунуть в ледник.
- Даже не подумаю. Еще и баллы сниму за нецелевое использование школьного имущества.
- Герм, немедленно убери Образ! Вдруг это заразно? Нам и одного Снейпа за глаза!
- Прекращай. Клади платок на стол и отправляйся за Гарри.
- Герм, я его сейчас просто вызову.
- И думать не смей! Это не экстренный случай, времени у нас, благослови господь отработки, достаточно. Снейп может разволноваться, а ему нельзя!
- Услышь он тебя сейчас – распотрошил бы на ингредиенты.
- Подтверждаю, - Минерва индифферентно разглядывала потолок. Она тихонько наслаждалась этой невероятной, на грани абсурда сценой: два гриффиндорца, замаскированные под знаменитую пару «Поттер – Снейп», ругаются из-за благополучия слизеринского декана. Муррр, что за картинка.
- Джордж, имей совесть, - похоже, мисс Грейнджер сдает позиции, - мне идти нельзя, Снейп ни за какие коврижки не отпустит обратно, заявит, что уже наотдыхался. А до отбоя два часа, плюс Флитвик просил поменяться дежурствами. Джордж…
- Наполни-и-ите-е-ель.
- Дьявол с тобой! Давай рецепт и выметайся!
- Герм, ты чудо, даже в таком виде!
«Поттер» набросал на листе пергамента несколько строк, бочком подрулил к «Северусу» и вдруг быстро чмокнул «его» в щеку. Минерва едва не застонала от удовольствия.
- Джордж!!!
Но тот уже исчез. Оставшийся без поддержки листок с рецептом покружил в воздухе и медленно опустился на стол.


Поттер щелкнул палочкой по шару, и фигура Трелони растворилась в серебристом мерцании. Снейп перевел дух. Мальчишка снова оказался прав: зрелище вышло донельзя зловещее. Оказывается, он умудрился подзабыть, как жутко звучал тогда голос Сивиллы.
- Что же из этого Альбус предпочел припрятать?
- «И один из них должен уничтожить себя в другом, и ни один не сможет жить спокойно, пока жив другой, ибо они – единое целое». Дамблдор заменил расплывчатую формулировку «уничтожить себя в другом» более прозрачным «погибнуть от руки другого», а «единое целое» вовсе убрал, чтобы не смущать Героя. Видите ли, я устроил ему несколько истерик на тему «не многовато ли у нас с Волдемортом общего»
- Нда. Отредактированный вариант тоже не слишком обнадеживает, но даже он звучит оптимистичнее оригинала. Вы уже разобрались, что все это значит?
- Да. – Поттер прикусил губу и решительно выпятил подбородок. – Северус, я должен рассказать вам одну вещь.
Снейп не спеша устроился в кресле поудобнее, а-ля Альбус скрестил пальцы над животом (Видишь, Гарри? Я спокоен!) и ухмыльнулся как можно беспечнее.
- Очередная тайна, Поттер? Сколько ж их еще у Мальчика-Который-Выжил?
Юноша поморщился, и Снейп понял, что попытка скрыть внутреннее напряжение сыграла с ним дурную шутку. Он явно переборщил.
- Извини. Я слушаю.
- Мне не нравится ваш настрой.
- Гарри, я не нуждаюсь в успокоительном. Говори.
- Хорошо. Собственно, вы все уже знаете… Стоп, Джордж идет. И провалиться мне, если не по мою душу.
Дверь распахнулась.
- Добрый вечер…
- Черт бы вас взял, Уизли! – Снейп с трудом подавил желание швырнуть в пришельца думосбор, - другого времени не нашли?
- Все претензии к Дамблдору, - Поттер дубль два сдернул очки и резко порыжел, - Гарри, у тебя рандеву с директором через пятнадцать минут.
- Понял. Раздевайся.
Снейп деликатно прикрыл глаза. Затем подумал и развернулся к окну вместе с креслом.
- Как дела у Грейнджер?
- Замечательно. Довела первокурсников до заикания, назначила мне отработку, поменялась дежурствами с Флитвиком и имела приватную беседу с Теодором Ноттом. К часу обещалась здесь объявиться и дать вам подробный отчет.
- Что с Ноттом?
- Не знаю, сразу после этого пришла МакГонагалл.
- Зато я знаю, - подал голос Поттер, - Риддл сегодня проверял его отца. Джордж, какого Мерлина ты в ботинках? Я по школе в кроссовках хожу.
- Не жужжи, твои кроссовки послужили объектом для парных заклинаний на Чарах. Сомневаюсь, что тебе понравилось бы разгуливать по замку в ластах, распевающих «Правь, Британия».
- Ласты-то зачем?
- Прости, увлекся. И не переживай, к утру должно выветриться.
- А финитой слабо?
- Обижаешь, брат, я же профессионал. Мантия.
- Спасибо.
Над ухом раздалось сопение, на плечо легла знакомая ладонь.
- Профессор, я вернусь, и мы договорим, - пальцы Поттера чуть сжались, - пожалуйста…
Что «пожалуйста», Гарри? «Не волнуйтесь»? «Не делайте глупостей»? «Не убейте Уизли»?» «Не выкручивайте руки всем подряд в поисках информации»? Снейп положил свою ладонь поверх поттеровской.
- Иди. Я дождусь.


- Две унции слизи брандимуна. Не зелье, а средство для мытья посуды. Перемешать по дзета-алгоритму. Мерлин, что я делаю! Собственными руками… нет, хуже, руками Снейпа варю очередной Ужастик. Лепесток пеплоцвета. Это называется «осталось только шелухи покрошить»
- Выбиваетесь из роли, мисс Грейнджер. Северус, при всех его недостатках, не имеет привычки ворчать.
- Разумеется, если ему не нравится почерк, он просто ставит «тролля» и берет другое эссе. А тут что прикажете делать, с эдакими каракулями?
- Мистер Поттер всегда так пишет, если торопится, уж вам ли этого не знать.
- На самом деле я никогда не проверяла его домашние работы, у Гарри достаточно мозгов, чтобы справиться самому.
- Ох, не смешите. Я не раз и не два снижала им с мистером Уизли оценки за слишком откровенное списывание.
- Это часть легенды, по крайней мере, в том, что касается Гарри.
- А Рональд?
- Безнадежно ленив. Так, осталось процедить – и продолжим с Образом, профессор. Как насчет мужских ипостасей?
- Придется снять туфли, они не рассчитаны на десятый размер ноги.*
- Но… мэм. Вы же профессор трансфигурации.
- И по совместительству женщина. Слона из табакерки? Крокодила из пера? Легко. Но нацелить палочку на любимые туфли? Никогда.


Уизли исчез сразу после Поттера, и Снейп пошел бродить по дому в поисках занятия на ближайшие часа два. Первым делом он, конечно, завернул в лабораторию, но несколько минут бессмысленного разглядывания густо исписанных страниц лабораторных журналов наглядно показали: решить загадку Беллатрикс ему сегодня не грозит. «И ни один не сможет жить спокойно, пока жив другой»… Чертова Трелони, чертов Поттер, чертов Альбус! Старик словно специально выгадывает, как бы сделать своему неблагонадежному зельевару очередную пакость.
Зайдя на кухню, Снейп обнаружил Бель. Эльфийка по-турецки сидела на кухонном столе и, высунув от усердия кончик языка, натирала кафель над мойкой. Преисполнившись неожиданного сочувствия, Снейп махнул палочкой. Плитка засияла, но вместо благодарности он заработал сердитый, с явной нотой разочарования взгляд.
- Я и сама справлюсь.
Нда. Педагогическая карьера Эджкомб просто на роду написана.
- Долорес, ты в шахматы играешь?
Она спрыгнула со стола, отряхнула розовые, с веселенькими желтыми цветочками штанишки.
- Очень плохо, сэр.
- Шашки? Нарды? Покер? Как-то же ты развлекаешься на досуге?
Уши Бель слегка порозовели.
- Японские кроссворды.
- Звучит неплохо. – Снейп уселся на табурет. - Неси их сюда, быстренько объяснишь мне правила, и…
- Мистер, вы издеваетесь? – еще один злобный взгляд снизу вверх. – Откуда им здесь взяться? У меня, знаете ли, не отпуск. – Узкие губы неожиданно задрожали, - там, небось, и не заметил никто …
О, нет. Не хватало еще утирать сопли рыдающей Амбридж.
- Долорес, перестань. Разумеется, заметили, и мы не собираемся держать тебя здесь вечно.
- А пускай бы и вечно. Вы хоть относитесь по-человечески, не то что эти… - скорчила рожу и прогнусавила, - «Малейшая ошибка при сортировке корреспонденции скажется на вашей зарплате, мисс Амбридж», с эдаким брезгливым «фи», – вытерла кулачком мокрую щеку. – А сколько раз я Корнелиусу зад прикрывала, желания его угадывала, сколько афер провернула… Или Руфус – знаете, какие суммы через мои руки прошли? Но кому нынче нужны преданные люди?
- Для своей преданности желательно выбирать достойный объект, - начал было Снейп - и осекся. Бель зло усмехнулась.
- Кто бы давал советы.
- Откуда ты…
- Не глухая. - Аккуратно свернула тряпку и засеменила к выходу. - Пойду я лучше ванную помою. А вы, раз заняться нечем, ужин состряпайте, Поттер наверняка вернется голодный. Он директорские сладости на дух не переносит, говорит, приторные до тошноты. – И уже на пороге тихонько добавила, - а я, наоборот, такие люблю…
Оставшись один, Снейп с силой потер виски, прижал к лицу ладони и шумно выдохнул. Выходит, его служение и жестокие выходки Амбридж – явления одного порядка? Что есть преданность? Детское восхищение силой, властностью и невероятной харизмой Темного Лорда? Взрослое преклонение перед великим, светлым, непогрешимым Альбусом Дамблдором? Или расчетливое стремление угодить посредственным глупцам-Министрам? Нет, Долорес. Я ошибался и был обманут, но сознательно никогда не шел против своей совести. А вот есть ли она у тебя?
Он резко поднялся и отправился в костюмерную.
Вернувшись поздно вечером к себе, Бель обнаружила на кровати стопку журналов с японскими кроссвордами и большую коробку засахаренных лимонных долек.


- Сэр, получается, он пришел в дом Гонтов знакомиться?
- Полагаю, что так. Но вид хижины и состояние дяди его жестоко разочаровали.
- Тогда, выходит, план с убийством Риддлов он разработал на ходу?
- Почему ты так думаешь?
- Но ведь где искать отца, он узнал от Морфина только что.
- Молодец, Гарри. Том был исключительно одаренным молодым человеком. Очевидно, он решил не откладывать дела в долгий ящик, и заодно избавиться от непрезентабельного родственника. Кроме того, Морфин умудрился за несколько минут превратить презрение племянника в ненависть. Ты заметил, как он твердил о схожести Тома с его магловским отцом? Впрочем, главным аргументом все-таки стало другое.
- Кольцо Гонтов?
- Верно, Гарри.
- Сэр… А где оно сейчас?
- Почему ты спрашиваешь?
- Вы его больше не носите, и ваша рука…
- Ты очень наблюдателен, мой мальчик. Волдеморт наложил на кольцо исключительно сильное проклятие, и потребовалось время, чтобы его снять.
- Но… зачем? Сэр?
- Об этом я расскажу в другой раз. Уже довольно поздно, а мне бы хотелось, прежде, чем мы разойдемся, показать тебе еще одно воспоминание…


«И один из них должен уничтожить себя в другом, и ни один не сможет жить спокойно, пока жив другой, ибо они – единое целое» Нет, это невыносимо!
Снейп глухо застонал и выключил воду. Потянулся было за палочкой, но передумал и взял полотенце – от высушивающего заклинания волосы опять повиснут сосульками. Торопиться в кои-то веки некуда, можно позволить себе сделать все как следует.
Десять минут спустя он заварил себе чаю и уселся за стол. Непривычно влажные волосы холодили голову и, кажется, вернули способность мыслить здраво. Хватит на сегодня истерик. Если не думать не получается, значит, надо устроить мозговой штурм. Поттер сказал, я уже все знаю. А что я знаю? Первое, этот поттеровский секрет настолько серьезен, что может вызвать у меня очередной приступ, иначе мальчишка не стал бы ничего скрывать. А единственная причина приступа – это угроза жизни и здоровью родного очкастого паршивца. Второе, секрет тесно связан с содержанием Пророчества, Поттер явно хотел меня подготовить. Третье, Альбус убрал из бреда Сивиллы два момента: «уничтожить себя в другом» и «единое целое». Здесь должен быть ключ. «Себя в другом»… Безусловно, это намек на связь Поттера с Лордом… Стоп! Шестнадцать лет назад Волдеморт готовил в доме Поттеров не обычное убийство, а Обряд создания очередного хоркрукса. Пентаграммами наверняка занимался Петтигрю, он был в фаворе за предательство, и он же уволок потом с места событий палочку Лорда. Запланированное убийство сорвалось, мальчик выжил, но погибли его родители, Джеймс и… Лили. Значит, условия были выполнены, и Обряд…
В груди зашевелился, наливаясь холодом, знакомый мерзкий комок, перед глазами зарябили осточертевшие точки…
Обряд… состоялся…
Дышать, дышать, черт возьми! Лишь бы не задохнуться от ужаса… Гарри…
- Сэр? Сэр, что с вами?
Ну слава богам. Кто это? Финниган? И Криви рядом маячит. Вид у обоих перепуганный, но решительный, сейчас на кровать поволокут. Ну нет!
- Уберите руки, молодые люди, я еще не помер и не собираюсь. Финниган.
- Сэр?
- Поттер – седьмой хоркрукс?
- Ну да. А вы не знали?
Он выпрямился, чувствуя, как растворяется потихоньку ледяная медуза внутри и выравнивается дыхание. Просто шок. У Поттера наверняка был другой сценарий.
- Теперь знаю.


- Великолепно, профессор.
- Хрррмррр.
Красотка львица медленно прошлась по классу и грациозно вспрыгнула на учительский стол. Аккуратно подвинула лапой чернильницу, придержав мордой перо, и уселась, свесив с края длинный хвост. Кончик его слегка подергивался.
- Теперь давайте обратно, продолжим завтра. Скоро отбой, мне на дежурство пора.
- Мрррряааа?
Одним прыжком очутилась рядом, подцепила когтем полу мантии, дернула.
- Мэм, это мантия профессора Снейпа, он не обрадуется, если вы ее испортите. Старайтесь не поддаваться инстинктам Образа, вы же анимаг.
Шкряб!
- Мэм! Ну и как теперь объяснить Снейпу следы львиных когтей на полу в его классе?
- Мряк!
- Вот именно. Профессор, хорош ребячиться. Давайте на выходные выберемся куда-нибудь в лес, там нарезвитесь вволю.
- Хряаааам?
- Честное слово.


Поттер ввалился на кухню и устало плюхнулся на табурет.
- Уфф, до чего же это директорское словоблудие выматывает. Сэр, как вы его терпите столько лет? – принюхался, - ой, а чем пахнет?
- Всего лишь отбивная с картошкой, Поттер. Бель предположила, что ты будешь голоден.
- В точку!
- В таком случае мой руки и садись. Как успехи?
- Впечатляют, сегодня мы наконец добрались до слова «хоркрукс». Директор, как всегда, нашел козла отпущения: оказывается, о хоркруксах Риддлу рассказал школьный учитель, некто Гораций Слагхорн.
- Не «некто», а один из лучших зельеваров столетия, Поттер, хотя убежденный консерватор. Он и меня учил.
- Да? Интересный мужичок. Пытался подделать свое воспоминание, очень неумело. Том зачем-то расспрашивал его про хоркруксы, возможно, хотел прощупать на предмет лояльности.
- Очень даже может быть, Гораций – мощный союзник. А почему ты думаешь, что Риддл притворялся?
- Разговор происходил на седьмом курсе, а первый свой хоркрукс из дневника Том сделал летом между пятым и шестым.
- Силы небесные…
- Да, ему было шестнадцать. Тогда погибла директор его приюта, миссис Коул. Он ее ненавидел, и любит вспоминать это убийство. Она имела неосторожность называть его ненормальным.
- Если не ошибаюсь, тебя до одиннадцати лет называли ненормальным, и продолжают делать это каждое лето, однако, твои родственники до сих пор живы.
Поттер повертел в руках вилку и отложил в сторону.
- Вы уже догадались, да?
Снейп опустился на табуретку напротив.
- Догадался. Ешь, Поттер.
- Как вы, Северус?
- В полном порядке, прекращай надо мной трястись. Съешь наконец эту чертову отбивную и расскажи мне, каким образом мы планируем вытащить из тебя хоркрукс, и при этом сохранить тебе жизнь.



* В Англии десятый размер примерно соответствует нашему сорок четвертому-сорок пятому.



Глава 29.

Представляю вашему вниманию новый шедевр от Ella1_ Минерва в Образе. Полагаю, поклонники соответствующего эпизода из предыдущей главы оценят неизменный талант нашего с Командой иллюстратора.
Кроме того, продолжает свой замечательный фанарт Сантьяга: очаровательный котенок Колин ждет ваших отзывов.
Удачи!



Выйдя из камина, Минерва удивленно огляделась: в кабинете царили непривычный полумрак и тишина. Горела лишь треть свечей, смолкло жужжание серебряных приборов, Фоукс исчез, рамы портретов зияли пустотой. Хозяин кабинета неподвижно сидел в своем кресле, уставившись на думосбор. От этой неподвижности Минерве стало не по себе: в той же позе она оставила директора утром, слив в чашу воспоминание о рандеву с Командором.
- Альбус?
- Добрый вечер, Минерва. Присаживайся.
- Благодарю. - Она устроилась в кресле. – У вас все хорошо?
- Почему ты спрашиваешь?
- Здесь тихо, пусто и темно. Это не говоря уж о том, что впервые за сорок лет вы не предложили мне чаю.
Дамблдор наконец оторвался от думосбора.
- Извини, я сейчас…
- Нет, нет! – она поспешно вскинула ладони, - я только что от Помоны. Просто для вас забыть о чайной традиции – случай из ряда вон. Неужели мой отчет о визите в логово Серой Лиги произвел на вас такое впечатление? Сколько раз с утра вы успели его просмотреть?
- Твое воспоминание у меня там, - махнул рукой куда-то в сторону, - не возражаешь, если я пока оставлю его у себя?
Минерва забеспокоилась.
- Есть неясности?
- Там все – сплошная неясность… Хотя этот твой Командор выражается конкретней некуда.
- Он не мой.
- Да, конечно. Прости. Может, все-таки чаю?
Она улыбнулась, отрицательно покачала головой.
- Что же занимает ваш думосбор и ваши мысли, Альбус, если не Лига? И чем я могу помочь?
Дамблдор как-то не по-дамблдоровски горько усмехнулся, безнадежно махнул рукой.
- Если б я сам знал… Ваш хваленый Великий Маг пребывает в полной растерянности, Минерва, – стянул с носа очки и принялся протирать их полой мантии, - Рубеусу только не говори. Не дай Мерлин, явится с ведром бренди лечить от депрессии.
- Альбус, вы меня пугаете.
Директор водрузил очки на место и развел руками.
- Извини в очередной раз, – провел пальцем по краю думосбора, туда-сюда. - Я думал о Гарри. Мальчик растет.
Минерва снова насторожилась.
- Разумеется, ему уже семнадцать.
- Всего семнадцать, дорогая. – Он вдруг с силой стиснул резной край чаши, словно намереваясь раздавить каменный сосуд в пыль. – Мерлин мой, если б ты знала, до чего мне не хочется бросать мальчика в эпицентр грядущего кошмара! Помыслить страшно, через что ему предстоит пройти, и сколь мала надежда…
- Надежда? – Минерва невольно снизила голос до шепота. – Надежда на… победу?
- Надежда на то… - Альбус внезапно охрип, - …на то, что Гарри выживет.
Она резко поднялась, едва не опрокинув кресло.
- Святая Медана, Альбус!!! Скажите, что это шутка! Иначе я самолично приведу сюда Рубеуса с ведром!
- Сядь, пожалуйста. Я не шучу. – Директор тяжело вздохнул и подтолкнул к ней думосбор. – Я собирался поручить это Северусу, но у него, в связи с рождественскими событиями, куда меньше шансов довести дело до конца. Гарри должен узнать правду лишь в последний момент, Минерва, перед решающей встречей с Томом, иначе у него просто может не хватить мужества до нее дожить. Боюсь, Северус к тому времени будет… недосягаем.
- Недосягаем? – страшным шепотом переспросила Минерва. – В каком смысле – недосягаем? Что вы собираетесь…
- Не я. Том. – Взгляд Альбуса на секунду обрел былую властность. – Сядь, Минерва, прошу тебя, и постарайся успокоиться. Для того, что я собираюсь тебе показать, необходима ясная голова.
Она медленно опустилась в кресло. Хорошо, Альбус, я спокойна, почти спокойна, ведь у меня куда больше поводов для оптимизма, нежели у тебя. Что бы ты там ни припас в своем думосборе, Команда найдет способ с этим справиться. Вы ничего, ни-че-го-шень-ки не знаете, господин Одиночка.
- Я готова.


Два зеленых китайских шарика растворились в воздухе, но отзвук мягкого звона остался, словно не желая уступать уютное пространство комнаты тишине. Гарри искоса взглянул на учителя и откупорил высокую квадратную бутыль с желтой этикеткой.
- Северус?
Снейп протянул руку за бокалом.
- На сей раз без трансфигурационных фокусов?
Тот пожал плечами.
- Странный факт, но при идентичных характеристиках натуральный продукт ценится куда выше. Мне показалось, Гордонс нравится вам больше других.
- Правильно показалось, только такими темпами мы с тобой элементарно сопьемся. – Он сделал небольшой глоток и прикрыл глаза, - Поттер, если в твоем арсенале завалялась еще пара-тройка подобных секретов – лучше сразу отправь меня в Мунго.
- Клянусь, это последний. – Гарри с тревогой смотрел на подрагивающий в руке профессора бокал. – Северус, у нашего плана отличные шансы…
- Я не хочу слушать про шансы, Поттер. Я хочу гарантий.
- Теоретически…
- К черту теорию!
- Ладно. Раньше уверенности не было, но в субботу у нас появилась возможность проверить. Джин и Чо двенадцать часов удерживали меня при фактически нежизнеспособном организме.
- Поттер, речь идет об аваде!
- А что авада? Заклинание, которое вырывает из тела душу и сознание, отключая заодно все жизненные процессы. Дементор плюс мгновенный яд. Внешние ментальные привязки сумеют уберечь личность объекта от путешествия в иные миры, а с телом справится банальный эннервейт. Главное здесь – не упустить время, у маглов продолжительность клинической смерти без особых последствий для организма – пять-шесть минут. Или придется накладывать общий стазис, что не есть хорошо.
Снейп некоторое время размышлял, прихлебывая джин.
- Если не ошибаюсь, хоркрукс, в отличие от тебя, никто не держал, тем не менее, он на месте и невредим, так? Где же гарантия…
- Северус, - мягко перебил Гарри, - его держал я.
Бокал со стуком приземлился на стол, расплескав содержимое по светлой полировке. Мальчишка невозмутимо убрал лужу и долил в опустевшую емкость джин.
- Поттер, ты меня в гроб вгонишь.
- Я не специально. У хоркрукса имеются собственные защитные механизмы. Едва запахло жареным, он вцепился в меня клещом, и тратить силы на сопротивление я посчитал нерентабельным.
- А с чего ты взял, что при аваде он станет действовать иначе?
- Северус, речь о моем сознании и моей драгоценной тушке, я – законный владелец этого хозяйства. А он – всего лишь огрызок чужой души. Один хороший пинок…
Снейп поднял бровь.
- Отчего же не пнешь? Прямо сейчас?
Поттер развел руками.
- Я б с удовольствием, но во-первых, на сегодняшний момент избавляться от довеска рано, слишком многое завязано на моих ментальных экскурсиях в разум Риддла. А во-вторых, у хоркрукса регистрация хотя и временная, но вполне законная. Пресловутый пинок возможен лишь в случае разрыва связи души с ее физическим вместилищем, другими словами, в момент смерти.
Снейп одним глотком опустошил бокал и сам налил себе добавки.
- Насколько понимаю, это и есть план финальной битвы двух гигантов? Не слишком обнадеживает.
- Отчего же? В Команде нынче шесть полноценных ментальных магов, мы просто обречены на успех.
- Есть ли способ избавить тебя от излишней самоуверенности, Поттер?
Гарри широко улыбнулся, отсалютовал бокалом.
- Не знаю, сэр, Джин уже пятый год пытается.
- Пора нам с ней устроить семинар по обмену опытом. – Снейп повертел в руках пустой бокал и решительно отставил его подальше. – Значит, Лорд должен послать в тебя аваду и тем уничтожить собственный хоркрукс. А чем он займется, пока мы будем приводить тебя в порядок?
- Не все сразу, Северус. У нас еще куча нерешенных задач: оставшиеся хоркруксы, Ближний Круг, да и директора со счетов скидывать рано.
- Извини, но меня сейчас интересуют только твои шансы выжить.
- Позже, сэр, - Поттер поспешно спрятал под диван бутылку с бокалами, - возвращается Герм, она эту тему не переносит.
- Вполне ее понимаю.
Наблюдать, как ты сам входишь в дверь, стремительно пересекаешь комнату и опускаешься в кресло, было странно и слегка жутковато.
- Добрая ночь, мисс Грейнджер.
- Добрая. – Двойник устало кивнул и вдруг принюхался. - Ну и куда ты его засунул, Гарри?
Поттер недоуменно заморгал.
- Не понимаю.
- Все ты понимаешь, алкоголик. У профессора, между прочим, отличное обоняние, а можжевеловый дух здесь и безносый учует. Или инициатором сабантуя, - «он» резко повернулся к Снейпу и многообещающе прищурился, - на сей раз являешься не ты?
Попав под прицел собственного взгляда, Снейп ощутил внезапное желание уменьшиться в размерах и заползти под стол. Нда, не зря студенты байки травят…
- Мисс Грейнджер, вы чересчур вжились в роль, я вам не первокурсник. Извольте выйти из Образа.
- Ох, простите.
Укоротившись на добрый фут, она буквально съехала по спинке кресла. Поттер облегченно выдохнул.
- Слава Мерлину. Общество двух профессоров Снейпов немного напрягает.
- Гарри, где джин?
- Должна быть в Хогвартсе…
- Не валяй дурака!
- Да нафига он тебе сдался?
- Выпить хочу, идиот!
- Герм… - Поттер нерешительно вернул бутылку на стол, - ты серьезно?
- Куда серьезней.
Гермиона выпутала ладони из длинных рукавов, трансфигурировала в рюмку забытое на столе перо. Подумав, превратила рюмку в коньячный бокал, щедро плеснула себе джина, отхлебнула сразу половину – и закашлялась, согнувшись в три погибели и прижав руку ко рту. Снейп отобрал у нее остатки выпивки, не церемонясь, огрел между лопаток.
- Употреблять высокоградусный алкоголь надо уметь, мисс Грейнджер. Что у вас случилось?
- Ничего… - она вытерла рукавом слезы, - просто работа у вас… нервная.
- Рад, что вы оценили. Зачем приходил Теодор?
- За зельями. – Гермиона жадно осушила подсунутый Поттером стакан с водой, - спасибо, так намного лучше. И как вы эту гадость пьете?
- Опыт. Рассказывайте.
- Мне пришлось распотрошить ваш запас, профессор. Волдеморт, похоже, баловался сектусемпрой, отец Тео при смерти, а у семьи нет денег даже на релаксант. Парень руки мне… вам целовал.
Снейп поднялся.
- Я немедленно отправляюсь…
- Через мой труп! – хором объявили гриффиндорцы, Поттер для верности ухватил зельевара за запястье. Снейп уставился на его пальцы, просчитывая, сколько котлов пришлось бы отдраить наглецу, случись нечто подобное до Рождества.
- Сэр. - Мальчишка потянул его вниз, заставив усесться обратно на диван. Количество котлов возросло втрое. – Это очень плохая идея.
- Речь идет о моем ученике, Поттер. И о жизни хорошего знакомого.
- Нотты – последователи Волдеморта, возможно, вас заманивают в ловушку.
- Ты сам сказал, что Лорд сегодня пытал Теодора.
- У него есть жена и сын.
- Чушь! Я знаю Синтию…
- Ничего не скажу о ней, но Тео спит и видит, как бы подарить вас Риддлу на Пасху. Не пущу.
- У меня есть твоя защита и портал.
- Защита не рассчитана на то, что вы самолично полезете в пекло, а портал не прикроет ни от круциатуса, ни от авады. Сэр, пожалуйста… Мы сейчас вызовем Драко, отправим туда от вашего имени. Уж ему-то точно ничего не грозит.


Когда Минерва вынырнула из мутной дымки погасшего воспоминания, кабинет был залит светом, на низких столиках по углам привычно потренькивали серебряные конструкции, в рамах дремали портреты, а Фоукс, щелкая клювом, прореживал перышки под крылом. На столе рядом с думосбором дымилась чашка чая. МакГонагалл схватила ее и, обжигаясь, отпила сразу половину.
- Как ты себя чувствуешь, Минерва?
- Рубеус с его ведром сейчас бы не помешал. – Она перевела дух. – Откуда эти помехи?
- Гораций никогда не был силен в окклюменции. Он подделал часть воспоминания, поскольку отнесся к любопытству Тома куда снисходительнее, чем хотел показать. Как видишь, мне удалось восстановить стертые куски разговора, хотя качество оставляет желать лучшего.
- Ясно.
Она залпом допила чай и резко поставила чашку обратно, едва не расколотив блюдце. Дамблдор невозмутимо трансфигурировал то и другое в бокалы, призвал откуда-то темную пузатую бутылку.
- Немного бренди нам с тобой действительно не повредит.
Она с готовностью протянула руку за своей порцией. Как там говорил Северус? Средство для снятия стресса? Панталоны Гвиневеры, так и спиться недолго.
- Хоркруксы… Значит, вот откуда взялось бессмертие Того-Кого… - поморщилась, - Волдеморта. И сколько же их у него, Альбус? Три? Пять?
- Полагаю, семь. Том всегда был неравнодушен к разного рода символам.
- Святая Медана… Чудовище.
- Их могло быть намного больше, не требуй создание каждого весьма сложного ритуала.
- И что теперь с ними делать?
- Часть уже уничтожена. Но не все.
Альбус бросил на нее тяжелый взгляд, и Минерва почувствовала, как по спине бегут мурашки. Знает ли об этом Команда? Конечно, знает, раз Поттер по три раза на дню заглядывает в волдемортовы мозги. А ее посвятить, очевидно, не сочли нужным. Вот тебе и «никогда не скроет важных фактов»… Стоп, Минерва. Прошло всего два дня. Они просто не успели.
- Вы хотите, чтобы я рассказала о хоркруксах Командору?
- Он и сам отлично о них осведомлен.
- Ах, да, таинственный Обряд в Акингтоне. Значит, я должна выяснить планы Лиги в отношении поиска и уничтожения хоркруксов?
- Да, раз уж Командор до такой степени лоялен… Прямо спроси его, насколько он уже продвинулся и готов ли поделиться информацией.
Не сомневайся, Альбус, спрошу. Еще как спрошу!
- Хорошо, - она чуть усмехнулась. – Признаться, я очень рада, что не придется играть в кошки-мышки.
- Вряд ли подобное тебе по плечу. Ты очень честный человек, Минерва.
- Камешек в северусов огород?
- Отнюдь. Каждому свое.
Минерва допила остатки бренди, аккуратно поставила бокал на стол.
- Я не понимаю, при чем тут Гарри.
Дамблдор помрачнел и снова откупорил бутылку.
- Альбус, мне доста…
- Поверь, он тебе понадобится, – наполнил бокалы почти до краев и выпрямился, сцепив над бородой пальцы. – Провалившийся в Акингтоне Обряд – восьмой по счету. Седьмой тоже прошел не по плану, но все же состоялся. В Годриковой Лощине шестнадцать лет назад.
- Поттеры… И?
- Минерва, - мягко, почти нежно, таким тоном с младенцами разговаривают, - вместилищем хоркрукса может стать что угодно. В том числе и живое существо.
- Вы имеете в виду… - кровь стремительно отлила от щек, перед глазами потемнело, - нет, я не… Гарри…
В следующую секунду на затылок легла теплая ладонь, к губам прижалось стекло, в нос ударил резкий коньячный запах.
- Ох, Минерва, прости, совсем забыл о твоем сердце. Не стоило тебя поить…
- Напротив, Альбус, - она отобрала у него бокал и сделала два приличных глотка, - хотя я сейчас предпочла бы виски, - еще один глоток. – Вы уверены?
- Это куда более логичное объяснение их ментальной связи, нежели таинственный побочный эффект отрикошетившей авады.
- Значит, мальчик должен умереть… - она зажмурилась, - а я – та, кому вы намерены поручить сомнительную честь сообщить ему об этом.
Директор левитировал от камина второе кресло и уселся рядом.
- Поверь, Минерва, будь у меня выбор, я бы не за что не свалил на тебя этот груз. Но Хогвартс всегда имел для Тома чрезвычайную значимость, и финальный акт драмы, скорее всего, будет проходить именно здесь. Вполне возможно, ни Северуса, ни меня к тому времени уже не будет в живых. Остаешься только ты.
Минерва растерялась.
- Но… почему?
- Потому что ты – единственная, у кого достаточно смелости и чувства долга…
- Да я не об этом! Вы и Северус - почему?
- Считай это интуицией.
Заметив за очками-половинками прежний лукавый огонек, Минерва разозлилась.
- Значит, вы планируете красиво положить себя на алтарь и уйти в сиянии славы, а Гарри останется расхлебывать? Браво, господин директор! Северуса со своей интуицией познакомить не забыли?
- У него, как и у тебя, есть выбор, но я почему-то не сомневаюсь в его решении.
Не сомневаетесь, господин директор? В таком случае, вас ожидает сюрприз… Она залпом допила остатки бренди и почти бросила бокал на стол.
- Мерлин мой, Альбус, вы и представить себе не можете, до чего я устала от ваших загадок…
- Прошу, не сердись. Ты и так теперь знаешь больше, чем все остальные, вместе взятые.
- Благодарю за доверие, - она сама удивилась, насколько легко ей дались северусовы интонации, - поразительно, как вы вообще решились показать мне парочку экспонатов из своей коллекции тайн.
- Теперь понятно, где наш зельевар научился язвить. Минерва, я не из прихоти держу тебя в неведении. В свое время ты узнаешь...
- Ох, Альбус, у вас все всё всегда узнают в свое время. Только люди почему-то потом гибнут.
- Я не оправдываюсь, но от ошибок не застрахован никто.
- Вот именно, - она устало потерла висок и с тоской вспомнила гибкое, полное молодой силы тело львицы. Годы, милочка, годы… - Альбус, почему вы никак не хотите понять, что одна голова хорошо, а десять – лучше?
- Общение с Командором не прошло для тебя даром. Мы с тобой далеко не молоды, Минерва, поздно менять привычки.
Та-а-ак. Совпадение или ...? Ее щиты проверяли Северус с Поттером, да и портал должен помочь, но мало ли на что способен победитель Гриндевальда.
- Ваши привычки порой обходятся окружающим слишком дорого.
Дамблдор опустил голову.
- Минерва, прошу...
- Ох, избавьте меня от вашего фальшивого покаяния, Альбус.
Он резко повернулся, в голубых глазах мелькнул гнев.
- Ты несправедлива. Пускай давешние слова Уолдена вызвали у тебя сомнения в моей искренности, но смехотворные обвинения Командора – еще не повод вешать на меня всех собак.
Она поднялась, демонстративно налила себе еще бренди и, опершись бедром на край стола, посмотрела на начальника сверху вниз.
- Вы сказали, у Гарри есть надежда?
Он отвел взгляд.
- В ритуале возрождения Волдеморт использовал его кровь. Защита Лили живет в том, против кого была направлена, и теперь совершеннолетие Гарри уже не имеет особого значения. Волдеморт не в состоянии убить мальчика, пока жив он сам.
- А Гарри?
- Есть мизерный шанс, что проклятие Тома воздействует лишь на хоркрукс, поскольку на него защита не распространяется, тогда Гарри сможет исполнить Пророчество. В противном случае они погибнут оба.
- Святая Медана… - оставив браваду, Минерва упала обратно в кресло, закрыв лицо руками, - и все это я должна буду рассказать мальчику?
- Да, дорогая. – Дамблдор хмыкнул. - Ну как, ты по-прежнему рвешься узнать все мои тайны? – он похлопал ее по плечу. – Только не стоит говорить ему о шансах. Когда у Гарри нет надежды, он действует намного решительнее.
- Почему же вы рассказали об этом мне? – глухо спросила она. – Почему вообще рассказали? Почему сейчас?
- Потому что не знаю, что случится завтра. С каждым днем Том становится все непредсказуемее. Несколько часов назад он убил Родольфуса Лестранджа – без всякого повода, просто так, – тяжелый вздох. – Конечно, вряд ли Том решится напасть на школу сейчас, средь бела дня, когда я жив-здоров, а Кингсли во главе Министерства и настороже, но чем черт не шутит. В прошлом году он уже поручил кое-кому мое убийство.
- Кому?
- Неважно, главное – в ближайшее время Волдеморт планирует повторить свой трюк. Моя смерть развяжет ему руки, так что Том не пожалеет усилий.
- А вы собираетесь ему подыграть?
- Я стар, Минерва.
Дамблдор не спеша вернулся в директорское кресло, убрал бутылку с бокалами. Минерва поняла, что аудиенция подходит к концу.
- Есть ли среди всего этого информация, не предназначенная для ушей Командора?
- Нет. Расскажи ему все, что сочтешь нужным. И передай: если у него появятся идеи, как помочь Гарри – я буду очень рад.


Явившись на кухню заварить чаю, Гарри обнаружил Финнигана. Тот перелистывал страницы толстой тетради, одновременно уплетая многоэтажный сэндвич.
- Симус? Ты откуда свалился?
- Здрассьте, мы с Колином уже часа два как пришли.
- И ни слуху, ни духу, будто у нас тут не мелкий коттеджик, а Малфой-мэнор. Может, еще кто по углам сидит, а мы и не в курсе?
- Нас вообще-то профессор видел. Он не сказал?
- Нет…
- Ах, простите, что не доложился, мистер Поттер, - Снейп отобрал у Гарри пакет с заваркой, - не иначе, как временное помутнение рассудка. Только им можно объяснить тот факт, что я доверил вам столь ответственное дело, как приготовление чая. Хорошо, опомнился.
- Я умею!
- Поверю тогда, когда увижу приличный балл в твоем экзаменационном листе. Как успехи, мистер Финниган?
- Отлично. Наш Колин – натуральный гений, и маньяк еще почище меня. Приклеился к паяльнику намертво. Пойду сэндвич ему отнесу.
Гарри заглянул в забытую на столе тетрадь.
- Похоже, они нашли друг друга, – присел на табурет, наблюдая за действиями Снейпа, - красиво вы работаете, сэр.
Тот усмехнулся.
- Комплимент от Поттера станет жемчужиной моей коллекции дифирамбов.
- Это не комплимент, я с первого курса любуюсь… Ну слава Мерлину, Малфой идет. Драко, сколько можно перышки чистить! Я ж тебя не на бал зову.
- Как всегда, любезен, Поттер, - Драко уселся за стол, схватил брошенный Симусом кусок колбасы и по-плебейски впился в него зубами, - м-м-м, вкушнотишша…
- Мистер Малфой, где ваши манеры?
- Я ешть хошу…
- Это не повод вести себя подобно варвару на привале.
- Фигня, - Драко прожевал и нацелился откусить еще, - Грейнджер права: все эти великосветские условности яйца выеденного не стоят. Поттер, дай хлеба, а?
Гарри поставил перед ним тарелку с оставшейся отбивной.
- Вау!
- Постой, я подогрею… Да куда руками, вилку хоть возьми! Во оголодал. Не ужинал, что ли?
- И не офедал.
- Почему?
- Домой мотался за книгой, Эджкомб попросила для курсовой. А вместо ужина меня Лорд вызвал, только от него. Сок есть?
- Мультифрукт.
- Это как? Впрочем, без разницы, давай. Зачем звали?
- Погоди, сначала – чего хотел Риддл?
- Кнарл его знает. Сначала битый час сидел и молчал, а мы с Руквудом, как два идиота, на него пялились. Потом спросил, что со шкафом, велел ускориться. – Драко глотнул из стакана. - Вкусно. Маглы делают? А в Англии этот мультифрукт растет?
- Не отвлекайся.
- Дальше они с Руквудом принялись изучать какие-то пергаменты, насколько я понял, их Рабастан из Багдада привез, мне же сунули томик Шекспира и приказали не скучать. – Малфой допил сок и жестом попросил Поттера налить еще. – Обалденная штука… С этой книжкой я и просидел до ночи, озверел вконец. Ненавижу Шекспира, откуда он там только взялся.
- Бред какой-то.
- Точно. Потом Руквуд ушел, а Лорд посадил себе на колени Нагини и принялся выспрашивать меня про успехи в учебе, прямо-таки заботливый дядюшка. Сказал, что намерен сделать Руквуда директором Хогвартса. Затем вдруг сообщил про болезнь тетки Беллы и спросил об отце. Тут меня, видать, перекосило, и он, наконец, пришел в себя – отругал за непочтение и прочел лекцию о том, что Темный Лорд всегда прав. И лишь под конец выдал нечто осмысленное: приказ следить за вами, сэр, выяснить уровень вашей магической силы и – по возможности – кто вы такой. Поттер, дай упаковку посмотреть.
- Стой. Это все?
- Все. Напомнил про шкаф и выставил вон, даже не круциатнул ни разу. Так зачем звали?
- Сэр, расскажите ему, я к Риддлу.
Поттер выскочил за дверь, но не успел Снейп объяснить суть проблемы, как тот уже вернулся.
- Черт, он спит, - снова сел за стол, задумчиво сунул в рот зубочистку, - и сон видит. Про Хогвартс. Не нравится мне все это.
- Завтра посмотришь.
- Завтра мне на уроки… Оп-па, - посреди кухни материализовалась долговязая фигура, - привет, Рон. А у тебя что стряслось?
- Это я его вызвал, Поттер. – Снейп убрал пакет с чаем в шкаф, - мистер Уизли, ваша дама сердца уснула на полуслове. Разумнее всего было бы оставить ее здесь, но, к сожалению, заменить ее завтра будет некому – ваши братья попросили тайм-аут до конца недели.
- Понял. – Рон почесал рыжую макушку, - сэр, она не спит с позапрошлого воскресенья. Нельзя ли устроить ей отвод по болезни?
- Хорошая идея, я поговорю с Минервой.
- И снотворного, не то подскочит с утра и помчится на лекции.
- Это лишнее. Передайте мисс Грейнджер, что если я увижу ее в коридорах до обеда – сниму баллы и отстраню от проекта на месяц. Будет упрямиться – скажите, что забота – вещь обоюдная.
Рон насупился.
- То есть?
Снейп закатил глаза.
- Прошу, избавьте меня от сцены ревности, лучше займитесь своей девушкой.
- Блин, тащить буду – проснется.
- Она под Наведенным Сном. Теперь ты, Драко. Наелся? Готов прогуляться?
- Все, что угодно, кроме Шекспира.
- Тогда отправляйся к Ноттам… стоп. Поттер, я могу пойти туда под Образом.
- Повторюсь, через мой труп. Драко предстоит общение с Тео, а вы уверены, что знаете все их студенческие фишки? Как объясните внезапно возникший целительский дар? Да и цитосонировать вам пока еще рано.
- Я не собираюсь…
- Ой, ладно, не удержитесь ведь. Сэр, ну ни к чему вам рисковать, Драко справится с этим намного лучше.
Снейп скорчил недовольную физиономию, сел рядом с Поттером, взял чашку с остывшим чаем. Он сдался. Малфой оторвался от изучения пакета с соком, окинул парочку насмешливым взглядом.
- Забота – вещь обоюдная… - и замахал руками в ответ на два одинаково яростных прищура, - молчу, молчу. Значит, мне всего лишь надо выяснить, как у них дела? Нет проблем, давайте координаты для аппарации.
Собеседники синхронно задрали брови, переглянулись.
- Черт, об этом я не подумал… После пожара они раз пять сменили адрес, последний должен быть у меня в факультетском журнале.
Драко вздохнул.
- Понятно, задача усложняется, придется сначала заглянуть в ваш кабинет, сэр. Это будет стоить вам, - щелкнул ногтем по пакету, - ящика такой вот вкуснятины. Заодно растолкуете мне, что такое Е211*. Адью!
И бесшумно аппарировал, хулигански подмигнув напоследок онемевшему от такой наглости Снейпу. Гарри захихикал. У зельевара руки зачесались влепить ему подзатыльник.
- Во что вы превратили наследника Малфоев, Поттер? Раньше он бы сесть за стол без подобающей сервировки побрезговал, а нынче хватает мясо руками, игнорирует отсутствие салфеток, разговаривает с набитым ртом и хамит совершенно по-узлевски. Полагаю, следующим шагом станет женитьба на красотке-магле.
- Не согласен. Пока в мире существует Ханна, прочим раскрасавицам ничего не светит.
Они обменялись понимающими улыбками.
- Гермиона сама уснула, или это вы ее вырубили?
Проницательный, паршивец. Снейп взял ложку и принялся гонять в холодном чае чаинки.
- Поттер, до каких пор ты намерен видеть во мне чудовище?
- Я ж не имел в виду – петрификусом. Какой-нибудь милый слизеринский фокус…
Зельевар рассмеялся.
- Я просто изобразил сеанс саморегуляции с шариками, и через полминуты услышал ее сопение. Когда мисс Грейнджер принялась хлестать Гордонс, до меня вдруг дошло, что она вымотана ничуть не меньше меня.
- Вы друг друга стоите.
- Поттер, если ты собираешься читать мне мораль…
- Позже, сэр, сюда идет профессор МакГонагалл. Может, стоило перенести планерку на сегодня, раз уж все равно всем дома не сидится? Добрый вечер, мэм.
- Ночь, мистер Поттер, ночь! Когда вы, наконец, выучитесь смотреть на часы?
Вид у гриффиндорской деканши был боевой, Снейп невольно вспомнил случайно найденную в школьном архиве колдографию, на которой юная Минерва МакГонагалл демонстрировала дуэльные навыки во время ТРИТОНа по ЗОТИ.
- Действительно ночь, Минерва, и если ты планируешь снять с Поттера баллы, я с удовольствием на это посмотрю. Присаживайся. Чаю?
- Мерлин, нет!
- Понятно, ты была у Альбуса, узнала нечто новое и явилась сюда с целью устроить нагоняй. Осталось выяснить, кому и по какому поводу.
- Вам обоим. – Она села, отодвинула в сторону пакет с соком и уставилась на Гарри. – Мистер Поттер, объясните-ка мне, каким образом вы собираетесь избавиться от волдемортова хоркрукса?
Глядя на ее суровое лицо и сжатые в тонкую нитку губы, Снейп чувствовал, как отпускает, растворяется тяжелый шлейф откровений этого дня. Он наконец поверил: все будет хорошо. Команда справится.



* Е211 – бензоат натрия, популярный консервант, в числе прочего препятствует брожению соков. Не знаю, использовали ли его британские производители, но один мой знакомый диетолог рассказывал, что в конце прошлого века Е211 пихали буквально во все подряд.





Глава 30.

Думосбор Снейп недолюбливал: после него всегда почему-то невыносимо хотелось пить. Схватив злополучный пакет, он торопливо вылил остатки сока в стакан и осушил в три глотка. Облизнул губы, поморщился.
- Гм. Гадость порядочная. Похоже, у мистера Малфоя, ко всему прочему, атрофировался вкус.
Поттер задрал брови.
- А вы уверены, что он у него был? Карьеру в Команде Драко начал с того, что слопал у Герм всю сгущенку. У нас еще остался Гордонс, профессор.
- Гордонс? – МакГонагалл оторвалась от забытой Симусом тетради и грозно нахмурилась - Северус, ты спаиваешь студента?
- Еще кто кого спаивает, - Снейп отошел к мойке и налил себе воды из-под крана, - попроси Поттера продемонстрировать умения в области трансфигурации жидкостей, уверяю, результат тебя, как профессионала, весьма заинтересует.
- Северус, ты педагог!
- Ради Мерлина, обойдемся без нотаций. Сейчас четвертый час утра, нам всем давно пора спать. Признаться, я чертовски устал, вот уж не думал, что отдых настолько выматывает. Поттер, ты меня слышишь?
Гарри отрешенно таращился на плавное вращение серебристого вещества в думосборе.
- Поттер!
- А?
- Что «а»? Немедленно в постель!
Мальчишка вяло махнул ладонью, не отрывая взгляда от думосбора, медленно покачал головой.
- Не сегодня.
- Что значит «не сегодня», мистер Поттер? – не выдержала МакГонагалл, - сейчас глубокая ночь, вы все еще являетесь студентом моего факультета, и я не вижу причин, почему бы не снять сотню баллов за нахождение вне спальни после отбоя и за вопиющие хамство по отношению к преподавателю!
- Постой, Минерва, - Снейп снова уселся рядом с Поттером и за плечо развернул парня к себе, - Гарри, каковы бы ни были злодейские планы Альбуса на мой счет, они вполне могут подождать до завтра.
- Сэр, неужели вы не заметили? Директор знает о смерти Лестранджа.
Черт. Действительно. Снейп водрузил локти на стол и, потирая по старой привычке пальцем губу, тоже уставился на думосбор. Минерва перевела взгляд с одного задумчивого лица на другое.
- Я что-то пропустила?
Снейп неопределенно повел плечом.
- Родольфус умер около пяти вечера.
- Ну и что? Альбус наверняка хотел продемонстрировать Лиге свою осведомленность.
- Ты не понимаешь. О Руди знают лишь несколько человек, все – из Внутреннего Круга. Даже Драко не в курсе, хотя провел сегодня в Поместье шесть с половиной часов. Альбус просто не мог об этом знать. Поттер, надо выяснить, чем он занимался сегодня с пяти до встречи с тобой.
- Да, я уже…
Посреди кухни материализовался Симус в лабораторном халате и с часовой лупой на лбу.
- Гарри, чтоб тебя! У нас только начало вытанцовываться! Ой, добрый вечер, мэм.
- Ночь, мистер Финниган, хотя непохоже, чтобы вызов Поттера выдернул вас из постели. Интересно, кто-нибудь в этом доме умеет смотреть на часы?
Поттер с укором взглянул на нее.
- Профессор, пожалуйста… Симус, нам срочно нужны сегодняшние записи из кабинета Дамблдора.
- Упс, - Финниган смущенно почесал затылок, сдвинув лупу на ухо, - есть только утренние, в половине второго я снял жучок.
- Твою… - Гарри со свистом выпустил воздух сквозь зубы, - зачем?
- Мы с Колином монтируем видео. В обед он мотался камеру покупать, а я…
- Ох, как невовремя. А что с хроноворотом?
- Разобрали и забросили из-за Ярмарки.
- Понятно. Придется разбудить Чжоу.
- Святая Медана, здесь есть хоть один разумный человек? Почему я должна озвучивать истины, известные каждому дошкольнику? По ночам. Надо. Спать! Северус!
- Успокойся, Минерва, я сам в недоумении, но Поттер, как ни сложно в это поверить, никогда ничего не делает просто так. Зачем нам здесь мисс Чанг, Поттер?
- У Чо уникальный дар: она умеет восстанавливать события по остаточному следу.
- Не понял.
- Никто не понимает, не говоря уж про повторить. Чо называет это «слушать эхо». Бывали случаи, когда она умудрялась вычислить факт месячной давности, но чем след свежее, тем больше шансов на успех. Пока Симус не смонтировал жучок, Чо проводила в кабинете Дамблдора времени больше, чем в своей райвенкловской спальне.
Снейп повернулся к МакГонагалл, развел руками.
- Как видишь, Минерва, все логично и оправдано.
Она возмущенно фыркнула и демонстративно уткнулась в симусову тетрадь.
- Делайте, что хотите…
Снисходительности в мимолетной улыбке гриффиндорского нахала хватило бы на десяток дошкольников. Снейп невольно порадовался, что Минерва ее не заметила: не дразни льва…
- Простите, мэм. Симус, когда вы собираетесь вернуть жучок на место?
- Планировали завтра ночью.
- Блин… раньше никак? Не хотелось бы организовывать там круглосуточное дежурство.
Снейп задрал бровь.
- Поттер, к чему все это? Не вижу причин для подобной…
И едва не подскочил от резкого звука: мальчишка вдруг в сердцах огрел ладонью ни в чем не повинный стол.
- Да как вы не понимаете! Риддл два месяца не вспоминал о вашем существовании. Сегодня он ни с того ни с сего вызывает Драко, держит в Поместье до ночи без всякой надобности, напоминает про шкаф и в финале приказывает за вами следить. Одновременно появляется Тео, просит зелий, плачется в жилетку, что весьма смахивает на попытку выманить вас из школы. В то же время Дамблдор вызывает профессора МакГонагалл, неожиданно раскрывает ей тайну хоркруксов, как бы невзначай демонстрирует фантастическую осведомленность в делах Внутреннего Круга, при этом недвусмысленно намекает на свою и – главное! - вашу скорую смерть. Может, я и параноик, сэр, но черта с два позволю себе сейчас упустить хоть малейшую деталь!
- Гарри! – Финниган тихонько свистнул, - не кипятись. К утру поставим.
- Утром и Лорд проснется, - Снейп положил ладонь поверх сжатого до белых костяшек поттеровского кулака, - прогуляешься к нему в мозги, все выяснишь…
- Волдеморт беспокоит меня куда меньше нашего милого дедушки. Однажды непредсказуемость Дамблдора уже привела вас на край гибели, и я скорее сдохну, чем позволю ему снова… - Поттер вдруг зажмурился и часто заморгал, - Мерлин, ну почему ни у кого нет ментальной связи с этим бородатым Ришелье!
- Поттер, не желай зла ближнему своему, - ладонь сама собой переместилась на твердое мальчишеское плечо, - прекращай истерить, никуда я от тебя не денусь.
- Угу, Сириус тоже так говорил. Извините, сэр, но лучше уж соломки подстелить. Привет, Чо. Ты тоже не спишь?
- Курсовой проект по философии магии, черновик нужно сдать до каникул, а у меня конь не валялся, - за неимением свободных табуреток Чанг уселась на кухонный стол, - всем добрый вечер.
МакГонагалл чуть слышно фыркнула и перевернула страницу. Поттер с Финниганном обменялись хулиганскими усмешками, а Снейп вдруг представил, какие рожи студиозусы корчат за его собственной спиной. Если уж они Минерву не щадят…
- Прости, что помешали, Чо, но дело срочное.
- Ничего, спасибо за отличный повод оторваться от этой мути. Ума не приложу, зачем прикладникам-артефактологам всякая доисторическая чушь.
Минерва подняла взгляд.
- Между прочим, большинство уникальных артефактов являются современниками этой, как вы изволили выразиться, «чуши», мисс Чанг.
Глаза Чжоу немедленно загорелись знакомым Снейпу по общению с прочими командными гениями маниакальным блеском. Ну, Минерва, держись.
- Вот именно! И мы веками поклоняемся этому историческому хламу, половине которого давно место в музее, пачкаем мили пергамента рассуждениями о средневековой морали, устраиваем диспуты на тему «Был ли влюблен Мерлин, зачаровывая Хрустальное Сердце, и если был, то что есть любовь?», хотя Амортенция тому Сердцу сто очков вперед даст…
- Чо, - Финниган слез с табурета, - хорош.
- …поём оды создателям, гадаем, которая из высших сфер вдохновила их направить палочку на очередную безделушку…
Финниган замахал руками у нее перед носом.
- Чо, ау! Не время…
- …а создатели меж тем, зуб даю, ничем трансцендентальным не заморачивались, просто следовали своим сугубо практическим нуждам. Понадобилось Ровене Райвенкло умение вернуться на часок-другой в прошлое…
Финниган попытался заткнуть ей рот прихваченным со стола яблоком. Чанг увернулась.
- …она отправилась в Корё*, освоила местную письменность, пять лет глотала пыль по храмовым архивам – отвянь, Симус! - докопалась до сути, привезла секрет домой и…
Убедившись в тщетности увещеваний, Финниган сдернул ее со стола и зажал ладонью рот. Чанг попыталась достать его локтем, но не преуспела.
- Пфффррффф…
- Чо, успокойся, у нас сейчас другие пробле… а-а-ах!
Неуловимым движением девушка извернулась в его руках, перехватила за локоть, заставив повернуться вокруг оси, опрокинула на пол и припечатала коленом в грудь.
- …в чисто британских традициях замутила артефакт, – торжествующе уперла руки в боки, сдула челку со лба. - Получите хроноворот, господа!
Минерва зааплодировала.
- Браво, мисс Чанг! Откуда у вас навыки рукопашного боя?
- Папа учил. Потеря палочки - не повод сдаться. Симус, ты в порядке?
- Подумаешь, - он поднялся, отряхнул халат, - не хватало еще драться с девчонкой… чуть лупу мне не разбила…
- Проигрывать надо достойно, мистер Финниган. Так что там насчет британских традиций, мисс Чанг?
Симус громко застонал.
- Ради всего святого, мэм! Чжоу на тему артефактов может говорить сутками, хотите подробностей – берите отпуск.
Чанг подкинула в руке яблоко.
- Не слушайте его, профессор, я могу и кратко. Основные принципы реализации…
- Чо! – Финниган вскинул руки крестом, явно остерегаясь подойти ближе, - давай лучше я кратко, а ты пока яблочко съешь, хорошо?
Девушка окинула его недоверчивым взглядом, пожала плечами и впилась зубами в румяный яблочный бок. Снейп весело наблюдал за тщетными попытками коллеги сдержать смех. Да, Минерва, это Команда. Любой лед растопят, паршивцы.
- Чо хочет сказать, европейская традиция предполагает однозначное толкование понятия «артефакт»: это зачарованный предмет направленного магического действия с функцией самовосполнения энергетических потерь. Общая черта – полная автономия, потому срабатывает как на магах, так и на маглах.
Минерва медленно кивнула.
- Интересное определение, очень… современное. И что во всем этом не устраивает мисс Чанг?
- Чо, ты кушай, кушай… Затык в слове «предмет», профессор. Чо второй год работает над созданием нематериальных артефактов.
- Простите?
- Некий сгусток энергии с аналогичными характеристиками, но вдобавок имеющий порт… э-э-э… гнездо… разъем… канал для ментальной связи с оператором. Понимаете, мэм? Управлять такой штукой смогут даже маглы.
- Панацея для сквибов… Потрясающая идея, мисс Чанг. Но почему обязательно нематериальный?
- Чо, ешь, говорю! Нематериальный он для того, чтобы тому же Филчу не пришлось таскать рюкзак с игрушками на все случаи жизни.
Чанг выкинула огрызок.
- Можно подумать, я для Филча стараюсь. Профессор, вы только представьте …
- Чо, гляди, апельсинка! Мэм, чтобы стать невидимой, вам не потребуется палочка или мантия, мысленный приказ – и вы невидимы настолько прочно, что никакие заклинания не страшны.
Снейп нахмурился.
- Рай для воришек и влюбленных парочек. Мало мне поттеровского наследия…
- Ладно, профессор, как насчет дистанционного приготовления зелья? Нематериальная структура доступна для программирования действий куда более сложных, нежели чары портала или, скажем, мытье котлов.
- Котлы у меня и без того есть кому мыть.
- А теперь будет кому варить Перечное для мадам Помфри.
- Скажите еще – учить лоботрясов и отсиживать педсоветы.
- Ну-у-у, - Финниган развел руками, - всему есть предел.
- И хорошо, что есть… - Снейп внезапно осознал грандиозность проекта, и судя по округлившимся глазам Минервы, ей в голову пришла та же мысль, - господа, а теперь вы представьте, какого рода артефакт захочет себе запрогла…прогма… зачаровать Волдеморт.
Чанг невозмутимо слизнула с пальцев апельсиновый сок.
- Если где-то возникает плюс, значит, рядом скоро нарисуется минус. Закон равновесия. Идее еще далеко до реального воплощения, однако я вам клянусь: пока мы не изобретем надежный блок-запрет на причинение вреда любому живому существу, нематериальные магоструктуры ни за что не встанут на конвейер. Симус, твое «кратко» вышло донельзя топорным, но хотя бы не соврал ни разу. Гарри, а ты чего молчишь всю дорогу? На тебя непохоже. Случилось чего? Зачем вообще звал?
- Извини, задумался. Чо, нам срочно требуется репортаж с места событий, а Симусу с Колином, как назло, взбрело снять жучок. Тряхнешь стариной?
- К директору? С удовольствием, заодно срисую еще парочку игрушек. Дамблдор – гениальный артефактолог.
Финниган закатил глаза.
- Неисправима… Чо, ты ж потом с ними на неделю зависнешь.
- Потерплю до каникул.
- А то я тебя не знаю. Сдается мне, твой курсовик мы всей Командой дописывать будем.
- Симус, из тебя выйдет замечательный дедушка. Станешь день-деньской ворчать и воспитывать внуков. Всем до завтра.
- Стой, - Поттер поднялся, - я с тобой, постою на стреме и помогу зачистить следы.
- И я, - Снейп тоже встал, - мало ли что Альбусу в голову взбредет… Ну, в чем дело? – он сердито оглядел четыре одинаковые улыбки, - да, мне любопытно! Довольны?
- Вполне, - Гарри тихонько потянул его за рукав, - Симус, если вдруг появится Драко со срочными новостями – пускай идет к нам. До свидания, профессор.
Все трое исчезли. Минерва с некоторой грустью оглядела опустевшую кухню.
- А вы почему не пошли, мэм? Неужели неинтересно?
- Интересно. Но мне не семнадцать, и даже не тридцать восемь, чтобы врываться посреди ночи в кабинет директора Хогвартса на поводу у собственного любопытства. К тому же, у меня сейчас другой объект для интереса, - она подтолкнула к нему тетрадь, - это ваше, мистер Финниган?
- Да. Журнал тезисов: формулы, общие выводы, ссылки…
- Любопытные выводы, - Минерва перелистнула несколько страниц и постучала пальцем по вычурному красному заголовку, - вот это что такое?
Симус склонился над тетрадью, поставив локти на стол.
- Закон Абсолютной Пустоты. Видите ли, мэм, физический вакуум совершенно непроницаем для любого типа магического воздействия.
- Это я поняла. Что такое вакуум?
- Пространство, лишенное вещества. Ну то есть, пустота без ничего.
Минерва нарисовала ладонью круг.
- Здесь ничего нет.
Симус улыбнулся.
- Здесь есть воздух, мэм.
- Значит, вакуум – место без воздуха… Но разве такое возможно?
- Вполне.
- А вы умеете?
- Закон Абсолютной пустоты выведен экспериментальным путем, мэм.
Симус явно рисовался, но Минерве недосуг было его одергивать. Чуть откинув голову, не скрывая полунедоверчивой-полувосхищенной улыбки, она во все глаза рассматривала своего студента.
- Финниган, дорогой мой, вы хоть понимаете, что умудрились изобрести?
Он понимающе кивнул и тут же покачал головой.
- Если вы о защите от третьего Непростительного, то ничего не выйдет, мэм. Для создания достаточного объема вакуума требуется довольно сложная и громоздкая установка. Вряд ли вы успеете соорудить вокруг себя, скажем, двойную титановую оболочку, приладить к ней вакуумный насос и откачать весь газ из пространства между стенок. Тут даже Чо с ее магоструктурами бессильна.
Она растерянно заморгала.
- Зачем двойную?
- А дышать вы как будете?
- Но… можно какой-нибудь… не знаю… щит, подушку…
- Вакуум в атмосфере создает колоссальное давление, никакой щит не выдержит. Кроме того, авада все равно доберется до вас через оболочку, она ищет живую цель на своем пути. – Симус выпрямился. – Пойду я, Колин сейчас допаяет плату и обнаружит, что меня нет.
- Постойте! – Минерве страшно не хотелось расставаться со столь блистательной перспективой, - должен же быть способ организовать защиту без этих ваших устройств.
- Мэм, мне жаль. Спонтанный вакуум может возникнуть разве что при мгновенном исчезновении большого объема… - и вдруг застыл на месте, выпучив глаза, - Мерлин мой, я полный идиот… Аппарация.


Снейп в Образе эльфа сидел рядом с Гарри на спинке кресла в кабинете Дамблдора и наблюдал, как по директорскому столу мечется, вертя мордой и смешно встряхивая ушами, золотисто-коричневая спаниелька.
- Почему именно домовики, Поттер?
Собака на секунду замерла, обернувшись к ним, недовольно тявкнула и продолжила свое суетливое занятие.
«Ментальный диалог, сэр, разговоры ее отвлекают, - Гарри привычно устроился на краю его сознания, - Чо долго искала для своего дара подходящую форму. Прообраз этой симпатяги, ко всем прочим своим достоинствам, обладает отличными охотничьими инстинктами, в частности, она замечательный крысолов. А к эльфам собаки равнодушны, да и с защитными чарами на директорских апартаментах меньше возни. В таком виде мы здесь практически свои».
«Значит, будь мы крысами, мисс Чанг принялась бы за нами гоняться?»
«Вряд ли, но желание это сделать мешало бы ей сосредоточиться».
«Понимаю, самому охота что-нибудь здесь почистить. Теперь ясно, почему Долорес не выпускает тряпку из рук».
«Да? А у меня вот странное ощущение, что ноги голые, - Гарри поболтал в воздухе длинными волосатыми ступнями, - и нужно срочно напялить на них носки».
«Поттер, не дури, домовики всегда ходят босиком».
«Да знаю, просто наш Добби – чудик из чудиков».
Снейп с новым интересом оглядел сидящее рядом ушастое создание.
«Так это и есть знаменитый Добби? Насколько понимаю, в прошлых ваших авантюрах он принимал деятельное участие, но познакомиться лично пока не довелось».
«Ничего удивительного, как и всякий эльф, Добби не любит лишний раз попадаться волшебникам на глаза. Он привязан ко мне, очень дружен с Гермионой и Мариэттой, всегда готов помочь и надежен, как скала, но появиться, скажем, на планерке вы его не уговорите. Мы вообще стараемся пореже его дергать, бедолага и так с головой не дружит».
«Да, признаться, я был весьма удивлен, когда Альбус рассказал мне эту историю. Малфои вовсе не склонны к жестокому обращению с домовиками. Пренебрежение – в порядке вещей, но истязания…»
«Да сам он себя накручивал и сам наказывал, мазохист ненормальный, ошибка природы, генетический феномен. С такой-то свободолюбивой натурой уродился домовым эльфом, всю жизнь мучался, пока носок не получил. Надо будет, кстати, спросить у Люциуса, какого Мерлина он тогда его с собой в Хогвартс поволок. Может, вам хотел подарить на ингредиенты?»
«Не советую спрашивать, Люциус терпеть не может вспоминать этот эпизод».
«Еще бы! Вы б видели, как Добби его тогда приложил!»
«А двенадцатилетний сопляк обвел вокруг пальца, грандиозный удар по самолюбию».
«Сам виноват, нечего было устраивать катавасию с дневником».
«Тут все проще, он даже не знал, кто такой Том Риддл. Из любопытства полез изучать оставленный ему Лордом артефакт, завяз в переписке, пожаловался как-то на Артура Уизли, и дневник предложил свою помощь. Джиневра должна была воровать, хулиганить, рисовать на стенах пугательные надписи, придушить парочку принадлежащих маглорожденным фамилиаров, быть пойманной и с позором изгнанной из школы, про василиска даже речи не шло».
«И он поверил?»
«Ты тоже поверил».
«Ему не двенадцать лет!»
«Не суди, Поттер, Темный Лорд умеет убеждать. Знал бы ты, как Люциус тогда перетрясся, завалил меня совами, чуть не прямым текстом объяснял, в чем дело, требовал надавить на директора и просил уберечь Драко…»
«А из школы его все-таки не забрал».
«Надеялся на девиз Салазара. Забрать – значит, признать свою вину, Альбус не скрывал своих подозрений. После похищения Джиневры Люциус явился как раз за Драко и напоролся на общешкольное торжество».
«Получается, на директора он взъелся из-за его бездействия?»
«Именно так».
«Славно. Вы ему верите?»
«Здесь – верю. При всех своих недостатках Люциус никогда бы сознательно не подставил под удар детей».
«Пожалуй. В Министерстве он всеми силами старался держать Беллатрикс на коротком поводке и дать нам как можно больше шансов улизнуть».
«С Пророчеством? Сомневаюсь, ради долгосрочной перспективы Люциус способен пойти на риск, но не на самоубийство. Полагаю, обнаружив, что ты явился на борьбу с Лордом не один, не с фениксовцами и даже не с преподавателями, а с толпой подростков, он всерьез растерялся. Предугадать подобную глупость тяжело, даже если речь идет о Поттере».
«Благодарю за комплимент».
Спаниелька спрыгнула со стола, несколько минут сосредоточенно обнюхивала дверь во внутренние покои, потом вдруг ловко вскарабкалась на подоконник.
«Гм. Альбус что, на солнышке грелся?»
«Скорее, впустил сову. Будем надеяться, Чо сумеет определить, от кого письмо».
«Поразительно».
«Магия Чжоу вообще отличается от нашей, она ведь наполовину кореянка, и все ее предки по женской линии были сесыпму** В ментальном поле разница особенно заметна, взгляните вон, к примеру, на ее скан».
«На ее что?»
«Сканирующие чары, разновидность финире эссентия».
«Гм. Высшая магия. Но ведь они служат для определения магического потенциала?».
«Изначально – да, однако в принципе годятся для чего угодно. Невилл, к примеру, с их помощью диагностирует свойства своих ненаглядных цветочков, я снимаю генкода для Образа, а Чо вот приспособила для виртуального копирования артефактов».
«Витру… Поттер, иногда мне кажется, что ваш с Грейнджер магловский лексикон на самом деле – изощренные ругательства, и вы пользуетесь нашим неведением, чтобы всласть посквернословить».
«Извините, Северус. Чары создают точную… эмс… нематериальную копию объекта, с помощью которой Чо потом определяет суть, назначение и принцип работы. Вы взгляните, это необычно и очень красиво».
Снейп повернулся к альбусовым приборам. В реальности вид этой жужжащей, шипящей, потренькивающей и позвякивающей выставки ничем не отличался от обычного, но нырнув в сумрак поля, зельевар невольно ахнул. Над одним из жемчужно мерцающих, с четкими границами сгустков бушевал фиолетовый ураган. Сразу десятки одноцветных нитей охватывали магический кокон, обтекали его по частой спирали, пульсирующими зигзагами устремлялись вверх и растворялись в плотном, непрерывно вращающемся облаке, внутри которого, судя по ритмичным всполохам, тоже что-то происходило. Мощью от всей конструкции веяло такой, что зельевара тянуло к ней, будто мотылька на огонь.
«Впечатляет?»
Мимики в ментальной поле не увидишь, но Снейпу и не нужно было смотреть на физиономию Поттера, чтобы почувствовать его самодовольную ухмылку.
«Поттер, ты напоминаешь мне смотрителя в Лувре, что день-деньской торчит возле Моны Лизы и глядит на посетителей с таким превосходством, словно сам ее нарисовал или, по крайней мере, был лично знаком».
«Ну да, я горжусь успехами ребят. Что в этом плохого?»
«Гм. Пожалуй, уровень силы мисс Чанг не уступит твоему».
«Чо – невероятно мощная природная волшебница. Она умеет слушать деревья, заговаривать ветер, вызывать дождь и всегда знает, какая погода будет на следующей неделе. Заметили, если играет Райвенкло, на улице тепло и светит солнце? Но к сожалению, эта сторона магии ее совершенно не привлекает».
«Почему?»
«Говорит, скучно. Чжоу – превосходный аналитик, а природным магам голова требуется редко. Жаль, конечно, потенциал там скрыт громадный. Например, она намного лучше нас понимает магию эльфов, без нее у Герм с Мариэттой вряд ли вообще чего вышло с внутрикупольной аппарацией».
«Это ты про выпендреж в моей гостиной?»
«Больше оно ни на что не годится, свидетельство командного провала. А ведь поначалу Герм конкретно загорелась этой идеей: освоить эльфийский метод пространственных перемещений, особенно после того, как мое имя угодило в Кубок. Они с Добби тогда несколько месяцев торчали в гриффиндорской гостиной ночи напролет».
«Постой-ка… Это ее… гм… ГАВНЭ…».
«Спектакль, конечно. Нужен был плацдарм для тренировок, но по ночам на факультетах идет уборка, не экспериментировать же на глазах у десятка-другого свидетелей. Добби подсказал Герм идею нашпиговать гостиную одеждой для эльфов, остальное она додумала сама».
«Узнаю мисс Грейнджер: последовательно, основательно, с помпой и не без юмора. Почему именно гостиная? В Хогвартсе полно заброшенных помещений, есть Выручай-комната…»
«Аппарация плохо сочетается с антитабулой, а единственное место, где Гермиона имела право засветиться ночью – это гриффиндорская башня».
«Да, помню, Альбус пенял Минерве, что девочка слишком много времени проводит над книгами, зачастую в ущерб нормальному сну».
«Ага, ей влетело от МакГонагалл, и эксперименты пришлось прекратить. Результат, впрочем, все равно был нулевой. Летом мы с помощью Эмили купили лесной коттедж под базу, и тогда же в Команду попали Чжоу и Мариэтта. Вчетвером у них дело сдвинулось с мертвой точки, но дальше внутрикупольных перемещений так и не пошло. Позже к проекту подключились Джинни с Луной, и проблему удалось решить намного проще. Портал – истинный продукт коллективного творчества, каждый из нас приложил к нему руку».
«Исключая новую гвардию».
«Так в чем проблема? Дерзайте, сэр. К примеру, нам пока не удалось расширить функцию вызова до ментальных переговоров».
«И Рональд Уизли во время ТРИТОНов окончательно сядет на шею Грейнджер? Нет уж».
«Для того, чтобы трепать Гермионе нервы на контрольных, Рону портал не нужен, они же в одном помещении. Зато возможность сразу объяснить человеку, зачем он тебе понадобился, существенно сэкономила бы нам время и успокоительное. Идемте обратно, Северус, мы все-таки на стреме».
Сторожа из них, как выяснилось на выходе из поля, оказались отвратительные. Окно было открыто, на полу возле стола валялась опрокинутая вазочка, рядом - горка конфет, а посреди кабинета спаниелька Чанг увлеченно трепала за загривок большую серую крысу. Та яростно отбивалась, норовя съездить охотнице когтистой лапой по глазам.
- Твою… Чо, отпусти немедленно! Это ж Малфой!
Драчуны расцепились, вернули истинное обличие и принялись приводить себя в порядок, бросая друг на друга недовольные взгляды.
- Малфой, ты в своем уме? Почему не преобразовался сразу? Я ж тебя чуть не задавила!
- Да откуда я знал, что это за псина? Может, у Дамблдора анимагическая форма такая. – Драко осторожно потрогал шею. - Нафига ты вообще кинулась, крыс не видела?
- Видела, – Чанг внимательно рассматривала в зеркальце царапину на скуле, - а еще ловила и душила десятками. Хобби у меня такое.
Поттер шлепнул рукой по острой голой коленке.
- Народ, хорош, это я виноват – прошляпил. Чо, иди сюда, залечу.
Девушка уселась на подлокотник, подставила лицо под длиннопалую ладонь. Снейп тем временем спрыгнул на пол и отправился щупать шею Драко. Тот настороженно оглядел ушастого лекаря, задержал взгляд на вышитом гербе Хогвартса.
- Сэр?
- Он самый, мистер Малфой, два балла со Слизерина за ваше хихиканье. Сядьте на пол и постарайтесь не дергаться.
- А полотенце настоящее? Вы из-за него из Образа не выходите?
- Еще три балла за неподобающие мысли, и благодари Мерлина, что учишься на Слизерине. Будь на твоем месте Поттер – я снял бы все пятьдесят. Поверни голову влево.
- Ай!
- Мисс Чанг прилично тебя помяла, через час твой драгоценный загривок разбарабанило бы на ширину плеч. Поттер, ты закончил? Давай сюда, кажется, позвоночник поврежден.
Чжоу подошла вслед за Гарри и, виновато моргая, села на пол рядом с Драко.
- Извини, Малфой.
- Ладно тебе, я же сам подставился. Симпатичная псинка.
- Не псинка, а леди Имоджин, у нее родословная еще круче твоей.
- Надо же. Может, купить такую матери, глядишь, забудет про своих павлинов, а то они орут противно.
- Учти, шерсти с нее море.
- А эльфы зачем? Ой, извините, сэр.
- Смотря что ты имеешь в виду. Я не планирую делать карьеру в качестве домовика в Малфой-мэноре. Может, Поттер заинтересуется.
- Джин будет против. Драко, что там у Ноттов?
- Все плохо. Мистер Нотт выкарабкается, но семья разорена, нет денег даже на жилье и еду.
- Блин. Надо что-то…
- Уже придумал, Поттер, в субботу они перебираются к нам в мэнор. Миссис Нотт в таком отчаянии, что даже согласилась взять у меня денег взаймы, а ведь она жутко гордая дама.
- Как на это посмотрит Люциус?
- Отец не против, он уважает Нотта, а с Риддлом я разберусь.
- Не кажи гоп.
- Да что тут такого? Скажу, матери тяжело сидеть целыми днями в компании сумасшедшего мужа, а миссис Синтия – ее подруга. Кстати, отец просил напомнить про обещанную защиту.
- Мы ж договорились на воскресенье, ту защиту еще продумать надо. Чо, ты закончила?
- Да.
- Слава Мерлину, уже почти пять. Закрой окно и рассказывай.
- Утром МакГонагалл отдала ему шоу про Лигу, и он почти весь день просидел над думосбором. Таскал туда-сюда флаконы с воспоминаниями, рисовал на листочках Командора, явно пытался определить, кто он такой. Гарри, а правда, кто?
- Понятия не имею, как-то зашли с Роном в один бар, а он там сидит в углу, незаметный такой, мышка-марионетка. Грех было не срисовать. Рон считает, он из магловских спецслужб.
- Отберите у Рональда комиксы. Драко, не больно? Черт, тяжело без поля…
- А почему без поля?
- Не хочу терять нить разговора.
Гарри мягко отстранил его ладонь.
- Достаточно, сэр, я сам закончу. Берегите силы.
- Поттер, я не стеклянный, прекращай сдувать с меня пылинки. В конце концов, это раздражает.
- Простите.
- И извинения твои тоже бесят.
Поттер молча отвернулся и принялся растирать Драко шею. Тот бросил на зельевара укоризненный взгляд и прикрыл глаза. Чанг сосредоточилась на своем маникюре. Пытаясь бороться с приступом раскаяния, Снейп вдруг обнаружил, что сидит возле стола и сгребает в вазочку рассыпанные конфеты. Руками. Он тихонько выругался, но занятия своего не бросил. Чего уж теперь…
- Чо, рассказывай дальше.
- Около семи сюда прилетела сова, большая неясыть, арендована на почте в Хогсмиде. Дамблдор как раз завис с очередным флаконом, и птице пришлось минут десять дожидаться на подоконнике снаружи. Записка анонимная, очень короткая, разобрать текст, извини, не получилось.
- Фиг с ним, и так все ясно. Просьба о встрече.
- Скорее всего. Дамблдор сразу напялил шляпу, взял вон ту нефритовую черепашку и исчез.
Гарри подскочил, осторожно вытащил из шкафа фигурку, взвесил в руке.
- Портал, похоже, официальный. Надо отследить, куда ведет.
- В «Кабанью Голову», Поттер.
Снейп поставил вазочку на стол. Здесь, в трех шагах от ребят, он чувствовал себя до такой степени одиноким, что плюнул на гордость, взял две конфеты, на ходу трансфигурировал их в пару шерстяных носков с узорами от фантиков и решительно вручил Поттеру. Тот улыбнулся во всю ширь эльфийской физиономии, поставил черепашку на место и натянул подарок на ноги.
- Спасибо, сэр.
Чанг удивленно моргнула, а Драко пробормотал себе под нос про обоюдную заботу и отвернулся, пряча улыбку. Снейп сделал вид, что не расслышал.
- Альбус получил разрешение на этот портал много лет назад. Хозяин «Кабаньей Головы» - его брат.
Все трое выпучили глаза, в исполнении и без того пучеглазого Поттера это смотрелось особенно забавно.
- Ничего себе! А мы и не в курсе.
- Они редко общаются и, насколько я понял, не особенно ладят, но Аберфорт является членом Ордена Феникса, хотя на собраниях никогда не бывает.
- Так может, сова от него? Чо, что было дальше?
- Он вернулся примерно через час, сел в кресло и долго думал. Потом вызвал МакГонагалл и велел привести тебя к нему после отработки.
- Все?
- Нет, самая странность впереди. Когда ты ушел, он вытащил из того шкафа альбом с колдографиями, посидел, полистал – и вдруг ка-ак подскочит! Погасил свечи, разогнал все портреты, даже Фоукса выставил, и давай метаться по кабинету туда-сюда. Потом опять сел и громко сказал: «Прости, Алиса». Теперь все, дальше МакГонагалл пришла.
- Алиса…
К шкафу они с Поттером рванули одновременно, толкаясь, вытащили пухлый альбом, развернули. На первой странице обнаружилась старая групповая колдография Ордена Феникса. Альбус как-то показывал ее Снейпу, но тот не пожелал любоваться на самодовольную физиономию Поттера-старшего, видеть же Лили он просто не мог. Тогда не мог. Сейчас мучительно хотелось вырезать, вырвать дорогое лицо из толпы прочих морд, унести к себе в подземелья, вставить в полукружье материнского медальона и рассказать ей, такой родной и бесконечно далекой, как горько он сожалеет, как страшно заплатил за свою ошибку и каким замечательным человеком растет ее сын…
Гарри торопливо перевернул страницу, и Снейп не сдержал судорожного вздоха. Больно, черт возьми, по-прежнему больно.
- Вот они.
- Что?
Он не сразу сообразил, кого напоминает ему улыбающаяся с потрепанной колдографии супружеская чета, и лишь вглядевшись в круглое миловидное лицо женщины, понял.
- Фрэнк и Алиса Лонгботтомы.
- Да. Знаете, нам с ребятами довелось увидеть Алису в Мунго… - Гарри на секунду зажмурился. – Теперь ясно, от кого была сова.
Заглядывающий через его голову в альбом Драко недоуменно нахмурился.
- Неужто тетушка Белла?
Снейп покачал головой.
- Нет, конечно. Рабастан Лестрандж. Видать, у Альбуса совсем все плохо, коль он пошел на контакт с мучителем Лонгботтомов.
Поттер задумчиво погладил колдографию.
- Ну, мы еще не знаем условий сделки, однако судя по директорской осведомленности в делах упиванских, они действительно договорились. Возможно… твою!!! – он вдруг резко захлопнул альбом и сунул его на место. - Доболтались! Дамблдор спускается, уходим!
Проделывать трансформации с такой скоростью Снейпу еще не приходилось. В себя, потом в крысу – и со всех лап под угловой шкаф, в дежурную щель под плинтусом. Обернувшись, он успел заметить, как Поттер резким движением сдергивает ажурную сеть защитного заклятия со стен – и в следующую секунду в кабинет вошел Альбус.
Несколько мучительно долгих мгновений Снейп находился на грани паники. Успели? Заметил? Где этот чертов гриффиндорец?
«Здесь я, сэр, - рядом сидела мелкая серая мышка, таращилась глазами-бусинками на светлое пятно дыры, - кажись, обошлось. Чо?»
«Слышу».
«И я тоже, Поттер»,
«Вау, Малфой! Освоил ментальный диалог?»
«Да чего там осваивать, Ханна в пять минут мне все растолковала».
«А, ну если Ханна, то конечно. Сейчас я напоследок… Мерлин, Чжоу!!!»
«Не ори».
«Выйди в поле – еще не так заорешь».
Через секунду Чанг выругалась по-корейски и тихонько застонала. Нырнувший в сумрак коллективного поля Снейп был с ней вполне солидарен.
Над одним из поблескивающих вдалеке жемчужных сгустков колыхалось большое фиолетовое облако.



* Корё – государство, существовавшее на территории Корейского полуострова в X-XIV в.в.


** Сесыпму – потомственные шаманы, в отличие от кангсинму, получающих свой дар от божества. В Корее вообще очень развит культ шаманизма, но он не имеет статуса религии и по сути является близким родственником нашего деревенского ведовства. Сесыпму могли быть только женщины, и занимались они, как и наши ведьмы, счастьем человеческим: ворожили погоду, призывали удачу, исцеляли болезни и т.д.
В Северной Корее шаманизм фактически искоренен, а в Южной, откуда родом Чхолам Чанг, вполне себе процветает, но истинных сесыпму на сегодняшний день фактически уже не осталось.




Глава 31.

Господа, представляю новый шедевр от Ella1_схватка в кабинете Дамблдора из предыдущей главы. Снейп там, на мой взгляд, просто вылитый!

Сюрприз номер два – иллюстрации к «Команде» от Iret Kitten. Лично я в диком восторге от псевдоВолда и Эмили.

А эта глава предназначается в подарок Мряф, автору замечательного вбоквела «Досуг с коготками». Ты хотела дуэли между Гарри и Драко со Снейпом в качестве наблюдателя? Прошу!



«Может, попробуем снять ментально?»
«Слишком далеко, сэр. Это как клубок из-под шкафа вытаскивать: за нитку дергать бесполезно, надо лезть самому».
«А финитой?»
«С тем же успехом можешь выйти и поздороваться, Малфой. Или думаешь, Дамблдор не учует чужую магию у себя под носом?»
«Эту же не учуял».
«Пока. Скан Чо закончил работу и сейчас статичен, а директор еще не настроился на привычный фон кабинета. У нас от силы минут пять. Надо его как-то отвлечь».
Отвлечь... План, мгновенно сложившийся в голове зельевара, не мог похвастать безупречностью, но на устранение недостатков времени не осталось.
«Сейчас отвлечем. Мисс Чанг, будьте готовы. Поттер, Драко, за мной».


Альбус Дамблдор был великим волшебником, и как всякого великого волшебника, его окружал целый ворох легенд, загадок и тайн. Конечно, к возникновению большинства из них он сам приложил руку - ну так и не помер пока, чтобы доверить работу по созданию своего образа неспешному течению времени. Это Мерлину все равно, а Альбус Дамблдор – защита и оплот сил света в глазах магического сообщества - не мог предстать перед современниками в виде обыкновенного политика. Что угодно, только не стандарт. Но и не идеал. Идеал далек, как звезда на небе, к нему люди не пойдут со своими бедами и проблемами. И Альбус предпочел домашний уют казенной строгости, а тщательно разработанный список недостатков, слабостей и странностей – серьезному политическому амплуа. Вот уже полвека великий волшебник Дамблдор беспрестанно улыбался, слушал напоказ симфонии и джазовые композиции, набивал гардероб яркими мантиями, рассказывал анекдоты не к месту, кормил окружающих кондитерскими изделиями и зазывал в «Сладкое королевство» на очередную дегустацию - короче, старательно поддерживал имидж гениального чудака. На самом деле сладости Альбус любил не больше, чем всякий нормальный человек. Потому сейчас, машинально взяв из вазочки конфету, он повертел ее в пальцах и положил на место. Кто ж ест шоколад до завтрака? Да еще когда никто не видит? Но рука словно сама потянулась обратно к вазочке. Что-то было не так.
Фотографической памятью Альбус не обладал, привычки пересчитывать на ночь дежурные сладости не имел, но сейчас в нем исподволь зрело ощущение некой неправильности. Конфет стало меньше? Или больше? Нет, не в том дело. Лежат они как-то… чересчур аккуратно, ровной горкой, фантик к фантику. Но у горки не хватает верхушки.
Если бы Альбус не привык доверять своей интуиции, он не стал бы великим волшебником. Свечи вспыхнули, повинуясь взмаху ладони, помещение залил яркий свет.
- Армандо? – негромко позвал маг, одновременно обшаривая цепким взглядом кабинет.
- Доброе утро, директор, - как и большинство обитателей рам, предшественник мастерски симулировал мирную дрему добропорядочного портрета, пока у нынешнего хозяина апартаментов не возникала в нем надобность, - вы рано сегодня. Здоровы?
- Благодарю, вполне, просто не спится. Армандо, у нас случайно не было… гостей?
- Гостей? Нет, ночь прошла спокойно. Крысы, как всегда, шебуршились по углам. Давно пора дать эльфам приказ заделать дыры, директор, мерзкие грызуны того гляди доберутся до книг.
- Шкафы под защитой, Армандо, и вам это прекрасно известно. Вы просто не любите животных.
- Я не люблю бесполезных животных, вот ваш феникс – совсем другое дело…
- Вы старый упрямец, Армандо, - подала голос Дайлис Дервент, - ваши рассуждения о пользе просто смешны. Крысы служат ингредиентами для множества зелий…
- Вот поэтому я всю жизнь предпочитал зельям заклинания, моя дорогая. И дожил, позвольте заметить, до ста семидесяти трех лет.
- Господа, я прошу тишины.
Болтовня портретов мешала сосредоточиться, а меж тем тревожное ощущение «что-то не так» стремительно нарастало, отдаваясь в ушах тонким звоном. Альбус встал и медленно двинулся по кабинету с палочкой наготове. Пропавшая верхушка конфетной горки наконец обнаружилась: возле углового шкафа на полу блестели две обертки. Директор шагнул к ним, но тут вдруг снизу, из коридора, раздался грохот и визг сторожевой горгульи. Сортиры Камелота, что там… Взять улики с собой? Но на них неопознанное заклятие, мало ли… Директор замер в нерешительности. Меж тем шум нарастал, секунду спустя стены ощутимо дрогнули. Выругавшись сквозь зубы, Альбус распахнул дверь и бросился вниз по лестнице.


- Мистер Финниган, постарайтесь объясняться нормальным языком, я ничего не понимаю в вашей терминологии. Еще раз и по-английски, пожалуйста: почему чары пульсации не подходят?
- Потому что у них максимальный период… ну то есть амплитуда по времени… ох, Мерлин. Короче, они годятся только воду в трубах перекачивать. Редко слишком стучат, понимаете? По удару в три секунды. Нам же нужны доли секунды, мгновения. Фактически непрерывная аппарация, чтобы окружающий воздух не успевал заполнить объем исчезнувшего.
- Хорошо, начнем сначала. Наша задача – организовать непрерывную аппарацию… э-э-э… некоторого количества воздуха на определенном участке… хм… пространства, верно?
- Верно. Всегда подозревал, что из вас выйдет отличный физик, мэм.
- Благодарю за комплимент. У нас есть, во-первых, сама аппарация с элементами эльфийской магии, что позволяет перемещения внутри антиаппарационного купола, так?
- Так, иначе вся затея не имела бы смысла. Зачем телепортировать воздух, если можно исчезнуть самому?
- Телепе… что?
- Когда вы перемещаетесь сами – это аппарация, а когда кого-то или что-то – телепортация. Предтеча чар портала, ныне забыта, мы с Луной ее в Тайной Комнате выкопали, обезопасили и осовременили. Название, конечно, было другое. У Ханны особенно хорошо получается: хоть в Америку, хоть в Австралию, хоть на Луну.
- Мисс Эббот бывала на Луне?
- Зачем? Фотографии есть. Ханна как-то на пробу закинула туда несколько кирпичей и старый котел. Представляю, что будет, когда маглы их найдут.
- На Луне живут маглы?
- Нет пока, но участки под дачи уже раскупают вовсю.
- Дачи… ладно, неважно. Вернемся к тому, что имеем. Итак, аппа… теле-пор-тация. Далее, мы выяснили, что для ограничения… ммм… оптимального объема перемещаемого воздуха достаточно адаптировать протего, правильно?
- Правильно.
- Значит, остается наладить нечто вроде постоянного коридора для сброса отходов, эдакую бочку Данаид, согласны?
- Еще бы.
- Хорошо, теперь допустим… В чем дело?
Снизу послышался шум шагов, и сосредоточенная физиономия Финнигана вдруг приобрела виноватое выражение.
- Колин идет. Мерлин, пятнадцать минут шестого! Я обещал Гарри жучок вернуть… Джин?!
- Салют! – Уизли, наспех причесанная и в домашнем халате, плюхнулась на табурет, - ой, здравствуйте, профессор.
- Ну хоть у кого-то не вечер. Доброе утро, мисс Уизли.
- Джин, что случилось? Где Колин?
- Спит твой Колин в обнимку с паяльником, хорошо хоть из розетки выдернул.
- Значит, доделал, - Симус подскочил, - сейчас я его разбужу, мы еще успеем…
- Сядь. Только что со мной связался Гарри, у них там проблемы. Дамблдор проснулся раньше времени, пришлось улепетывать, и второпях Чжоу забыла снять свой скан.
- Обалдеть…
- Они вроде что-то придумали, но Гарри просил тебя не соваться в директорский кабинет.
- Понятно.
- И… мэм, – Джинни повернулась к Минерве, - я не успела выяснить, что у них там изобрелось на скорую руку, но зная Гарри с Малфоем… да еще профессор Снейп… Короче, вам лучше вернуться в замок и быть начеку. Чует мое сердце, это будет очень шумное утро.


Стоя за углом в ответвлении коридора в десяти шагах от входа в альбусову вотчину, Снейп мрачно слушал вопли горгульи и наблюдал за непрерывными отсветами заклятий. Судя по звонким выкрикам и осыпающейся дождем каменной крошке, мальчишки разохотились не на шутку. Зельевар пожалел, что не выставил заблаговременно в проход зеркальце – зрелище явно того стоило. Хотел было высунуться, но тут красный луч снес факел с противоположного угла, и зельевар благоразумно остался стоять на месте. Вот ведь бестолочи, мало им развлечений? Так и потолок обрушить недолго. Где там Альбус ходит? Он покрепче сжал трансфигурированную из пуговицы трость, перенес на нее вес с больной ноги. Колено ныло немилосердно. Бедолага Аргус, надо ему мази дать…
Вой горгульи оборвался с очередной порцией оглушительного грохота – похоже, кто-то из дуэлянтов решил наконец заткнуть ей рот. Ничего, красавица, восстановят. Да где же Альбус? Неужели решил сначала с чарами разобраться? Нет, пока по этой его лесенке спустишься… Только такими темпами паршивцы ползамка разнесут. Не пора ли выходить?
- Прекратите! Прекратите немедленно!
Ох ты ж… Аргус, как вовремя…
Шум битвы на мгновение стих – и возобновился с новой силой. Снейп медленно съехал по стенке, вернул ненужной уже трости первоначальный вид.
- Что здесь происходит, позвольте узнать?
Нда, Альбус, здоров ты орать. Зато, наконец, блаженная тишина. С большим облегчением перекинувшись в продемонстрированную давеча Поттером мышку, Снейп осторожно высунул мордочку из-за угла. И едва не запищал от восторга – за возможность видеть сейчас выражение альбусова лица любой сотрудник школы отдал бы полжизни не раздумывая*. Ах, директор, что же вас так поразило? Подумаешь, студенты слегка повздорили! Это ж Поттер и Малфой, нечему тут удивляться, давно к тому шло. Ну устроили дуэль у вас под дверью в шестом часу утра, ну разгромили коридор, дело житейское. Погрозите им пальчиком и суньте по лимонной дольке в зубы.
Аргус торчал у стены раскорякой, прижимая к груди свою мяукающую метелку. Отлично, будет знак для ребят, что Филч настоящий. Аргус, кошмар ты мой ненаглядный, пинту мази от подагры тебе, галлон зелья от бессонницы и бутылку виски впридачу за то, что не появился на полминуты позже. Иначе Альбус ко всему прочему был бы осчастливлен зрелищем двух одинаковых завхозов с обеих сторон коридора, а ему и так есть на что посмотреть.
- Как это прикажете понимать, молодые люди?
- В подзззземелья… на ццццепи… - Филч трясся, брызгал слюной, стучал палкой по полу. Кошка вторила ему пронзительным мяуканьем, - и ррррозог…
- Подождите, Аргус, - Альбус справился наконец с лицом, - сначала я хотел бы выяснить причины этого… - окинул взглядом разукрашенные следами заклятий стены, подкопченные портреты, кучи каменного крошева на полу, обезглавленную горгулью, - безобразия. Объяснитесь, господа.
«Объясняться» мальчишки начали одновременно: встали в позы боевых петухов, заорали, затряслись не хуже Филча, замахали руками, с концов палочек посыпались разноцветные искры. Выудить из потока нечленораздельных воплей хоть какую-то информацию казалось нереальной задачей. Снейп мысленно наградил обоих двадцатью баллами. Затем поспешно прибавил Малфою еще десять.
- Довольно!
Палочка Драко вырвалась из его руки и легла в протянутую ладонь директора. Поттер свою удержал.
- Замечательная демонстрация невербальных щитовых чар, Гарри, но все же отдай ее мне.
Парень нехотя подчинился.
- Теперь начнем сначала. Мистер Малфой?
- Я шел к вам, господин директор, а этот ненормальный вдруг на меня кинулся. Я вынужден был защищаться...
- Врешь! Профессор, он первым схватился за палочку!
- Ты оскорбил мою семью!
- Ваш белобрысый гадюшник оскорбить невозможно!
Драко бросился на оппонента с явным намерением возместить отсутствие палочки кулаками. Дамблдор с нестариковским проворством перехватил его на полпути.
- Достаточно! Мистер Малфой, постарайтесь держать себя в руках. Мистер Поттер, ваша версия?
Гарри стоял к Снейпу спиной, но от всей его напружиненной фигуры исходили такие волны яростной ненависти, что зельевар поневоле засомневался: а не переросла ли инсценированная дуэль в настоящую? В конце концов, эти двое ненавидели друг друга шесть лет… Стоп, Северус, ты запутался. Вспомни себя и Блэка на собраниях Ордена в доме на Гриммо: разве кто-нибудь в здравом уме мог принять ваш вооруженный нейтралитет за дружбу? А нынешние отношения Поттера с Малфоем иначе и не назовешь. Притворство? Нет уж, в отличие от Мародеров, Гарри всегда предпочитал открытое противостояние удару исподтишка. Он актер, но не лицемер. Отличный актер, надо заметить, десять баллов Гриффиндору. И Слизерину… пятнадцать.
- Мне присни… нужно было срочно с вами поговорить, профессор, я хотел подождать вас здесь до побудки. Подхожу и слышу, как этот… Малфой называет горгулье пароль!
Однако. Похоже, детали сценария паршивцы умудрились обговорить во время дуэли.
- Завидно, Потти?
- Заткнись, хорек!
- Драко! Гарри, я действительно дал мистеру Малфою пароль. Ты, если не ошибаюсь, тоже его знаешь. Продолжай.
- Я спросил – вежливо! – что он здесь делает и откуда знает пароль.
Драко фыркнул.
- «Какого Мерлина ты тут забыл, хорек?» - вежливее некуда.
- Да уж, надо было сразу петрификусом шандарахнуть!
- Мистер Малфой, мистер Поттер! Поверьте, я очень не люблю снимать баллы, но боюсь, ваши факультеты потеряли сейчас по сто пятьдесят очков**.
Та-ак, а вот об этом я не подумал. Надо как-то отыграть штраф до конца года. Гриффиндор, правда, тоже слетел… Черт, Минерва меня убьет.
- Профессор…
- Запрет на дуэли в стенах школы – одно из старейших правил Хогвартса, Драко, и поверь, Основатели ввели его не ради прихоти. Вы могли серьезно пострадать.
- Миссис Норрис пострадала, господин директор, - вмешался Филч, с трудом удерживая дергающуюся кошку, - в нее угодило проклятие!
- Всего лишь щекотка, - буркнул Поттер, не поднимая глаз, - отойдет.
Мальчишки ощутимо сникли. Неизвестно, о чем подумал Драко, но Поттер явно представил себе реакцию своего декана. Ничего, Гарри, втроем отобьемся.
- Что ж, картина ясна, - Альбус успокоил кошку невербальной финитой, - Аргус, выясните, насколько пострадали картины.
- А наказание? Прошу, господин директор, позвольте мне их наказать!
- Поверьте, Аргус, без наказания они не останутся. Перед завтраком я поставлю в известность о произошедшем Северуса и Минерву.
Мальчишек очень натурально передернуло. Альбус окинул их оценивающим взглядом.
- Идите за мной, молодые люди.
Как, оба? Вообще-то рассчитывали, что одного оставят здесь, сгребать мусор под присмотром Филча, пока второй будет вываливать Альбусу наспех придуманную легенду. Неужели наш дорогой директор планирует очередное ритуальное рукопожатие? Хотел бы я на это посмотреть, но рисковать не стоит. И так уже наворотили предостаточно.


Войдя в кабинет, Альбус первым делом бросил взгляд в угол. Конфеты лежали на месте. Неужели все-таки случайность? Аккуратная горка – дело рук чересчур старательного эльфа, крыса нашла дыру в прохудившейся защите и стащила сладости, он спугнул ее своим появлением, а все прочее – результат параноидальной подозрительности бывалого игрока. Но как быть с интуицией, которая с неослабевающей силой продолжает сигналить: «Опасность! Ложь! Провокация!» Он снова посмотрел на бузотеров и левитировал к столу еще одно кресло.
- Присаживайтесь.
Юноши сели, постаравшись оказаться как можно дальше друг от друга, в результате чего буквально улеглись боками на жесткие подлокотники. Их позы выглядели нелепо и симметрично, словно между креслами кто-то поставил большое зеркало. Альбус улыбнулся.
- Мальчики, мне жалко ваши ребра. Выпрямитесь, будьте добры.
Ну вот, теперь будто палки проглотили. Дети… Впрочем, дети ли? Сколько директор ни прислушивался, он не мог уловить того звенящего ощущения инакости, что буквально распирало его несколько минут назад. Два шага до разгадки – и тут вдруг дикий шум снизу. Альбус не верил в такие совпадения. Но список подозреваемых обескураживал: Гарри, Драко, Аргус - более нелепого трио заговорщиков и представить нельзя. Завхоз, впрочем, оказался там, скорее всего, случайно, однако суть проблемы остается прежней. Поттер и Малфой. Скорее небо рухнет на землю, чем эти двое найдут общий язык.
- Не скажу, что произошедшее стало для меня сюрпризом, молодые люди, подобное развитие ваших отношений вполне закономерно. Однако я разочарован и огорчен. Какова бы ни была степень взаимной неприязни, до сих пор вам более-менее удавалось держать себя в руках, и я наивно полагал, что и впредь до драки дело не дойдет.
Мальчишки с одинаковым упорством продолжали разглядывать свои колени. Э, нет, ребятки, мне нужны ваши глаза.
Три чайные пары и подставка с заварочным чайником привычно опустились на стол. Альбус разлил ароматный напиток по чашкам, открыл коробку с печеньем, отодвинув злополучную вазочку подальше. Гости напряженно следили за его манипуляциями. Директор подмигнул.
- Даже я не стану предлагать вам шоколад в такую рань, - повел носом над своей чашкой, блаженно прищурился, - хотя аппетит мы с вами, боюсь, все равно сейчас перебьем. Угощайтесь.
- Спасибо, сэр, - хором поблагодарили мальчики, взяли чашки и одновременно потянулись за печеньем. Столкнувшись руками над коробкой, тут же их отдернули, отчего горячий напиток выплеснулся им на пальцы. Драчуны дружно зашипели и обменялись злобными взглядами. Альбус вздохнул.
- Обожглись? Собственно, об этом я и хочу с вами поговорить. Сколь бы серьезны ни были причины ваших разногласий, подумайте, стоят ли они того, чтобы испортить себе сейчас удовольствие от чаепития? Или под конец учебного года лишить свой факультет столь необходимых ему для победы баллов? А ведь это далеко не самые страшные последствия открытой вражды. Гарри, мне казалось, со временем ты сумеешь дать своему необдуманному походу в Министерство правильную оценку. Стоило тебе тогда вовремя обратился к профессору Снейпу - и одной известной трагедии можно было бы избежать.
Мальчик вздрогнул, поднял на директора потрясенный взгляд.
- Я не… но вы… о Снейпе? При хорь… Малфое?! Да он сейчас докладывать побежит! Он же Упива…
- Гарри!
- Почему никто мне не верит? Вы рукав ему задерите!
- Гарри, я знаю о Драко гораздо больше, чем ты думаешь. Пожалуйста, успокойся.
Парень насупился и отвернулся, но Альбус уже увидел все, что хотел. Нет ничего проще, чем легилиментить открытого, непосредственного, искреннего как в любви, так и в ненависти гриффиндорца. Ох, Гарри, Гарри, солнце ясное, чудо из чудес, ты и представить себе не можешь, какому чудовищу только что смотрел в глаза. Отправить ребенка прямиком на жертвенный алтарь… Прости, малыш, но выбора у меня нет.
- Драко, ты, слава Мерлину, не имел возможности приобрести печальный опыт Гарри, но зато у тебя есть выдержка, традиции рода Малфоев и умение просчитывать последствия своих действий. Куда же, скажи на милость, все это подевалось сегодня?
С Драко, конечно, не так просто, как с Гарри: собран, хладнокровен и готов к обороне, только и здесь все на поверхности. Мальчик – неплохой окклюмент, при необходимости сумеет закрыться так, что выпотрошить его сознание будет непросто даже Альбусу, но держать блок автоматически у него пока еще кишка тонка. Забавно: даже мысли у них сейчас похожи – оба в красках представляют себе грядущие разговоры с деканами и реакцию сокурсников. Кроме того, Малфой прикидывает, насколько велики его шансы свалить всю вину на Поттера, а Поттер полон решимости не спускать с Малфоя глаз, добыть доказательства и прижать его к стенке. Ни следа раскаяния. Плохо. Все плохо, просто полоса несчастий. Драко, мой расчетливый слизеринский умница, ты ведь даже не догадываешься, что этой глупой стычкой подписал себе приговор. В моем самоубийственном плане тебе отводилась лишь роль статиста, однако теперь ты попадаешь в список главных героев драмы. Исполнить задуманное так будет проще, но горько, до чего же горько думать о том, что отныне судьба твоя – в лучшем случае Азкабан.
- Сегодня вы умудрились подвести всех – меня, свои факультеты, и в первую очередь, самих себя, молодые люди. Подобная несдержанность простительна младшекурсникам, но не совершеннолетним волшебникам. Знаю, разговор этот безнадежно запоздал, и все же надеюсь, вам двоим хватит мудрости сделать из него выводы.
Альбус замолчал и занялся чаем. Мальчишки торчали в своих креслах истуканами, даже не пытаясь поддержать иллюзию безмятежного чаепития. Эх, молодость…
- А теперь вернемся к причинам, что привели вас ко мне с утра пораньше. Драко, могу я попросить тебя подождать за дверью? Наш с Гарри разговор не займет много времени. Можешь пока попробовать восстановить мою горгулью, хотя вряд ли стоит рассчитывать на ее благодарность.


Снейп полагал, что Чанг успела добраться до подземелий раньше и теперь дожидается его в гостиной, но проскользнув в прихожую (Дожили! К себе домой – украдкой, словно вор!) обнаружил, что ошибся: аккуратная светло-серая крыска сидела на половичке возле тумбы для обуви.
- Мисс Чанг, вы решили проинспектировать мои ботинки? На двери во внутренние покои пароля нет.
- Простите, сэр, неудобно же без приглашения…
- Рад, что не все командцы могут похвастать отсутствием воспитания, но сейчас не время деликатничать. Тут холодно, и вы устали. – Снейп толкнул дверь в гостиную. – Проходите, садитесь к огню, я сейчас принесу Алакритас. Чай будете?
- Если не трудно, - девушка села в кресло, поежилась, - там у вас и вправду ледник.
- Забирайтесь с ногами, - Снейп бросил ей плед, - быстрее согреетесь. Как наши дела?
- Вроде неплохо. Я сняла скан и убрала остаточную магию с конфет.
- Каких конфет?
- Носки, сэр, вы трансфигурировали их для Гарри.
- Черт…
- Я их слегка погрызла, будем надеяться, директор спишет беспорядок на крыс. А что это был за грохот?
- Дуэль. У Поттера с Малфоем явно отсутствует чувство меры: задержись Альбус еще на полминуты, они обрушили бы башню.
- Вот это да! Чур я первая в очереди на думосбор.
- Да уж, впечатляющее зрелище. Надеюсь, необходимости в подобных мерах больше не возникнет, иначе нам придется строить новый Хогвартс.
- Простите…
- Все мы сегодня хороши. Ваш чай.
- Спасибо, сэр. Как они объяснят дуэль директору?
- Драко шел туда с докладом о визите к Лорду, а Поттер увидел сон. Не знаю, что именно они собираются рассказывать, подробностей мы сочинить не успели…
Зазвенел камин. Чжоу мгновенно трансфигурировала чашку в чернильницу, вскочила и рванула вместе с пледом в угол, на ходу превращаясь в крысу.
- Спокойно, мисс Чанг! Это Минерва. – Снейп вздохнул. – Сейчас начнется… Могу я рассчитывать на вашу поддержку?
- А… понятно. Конечно, сэр.
Девушка вернулась в кресло. Зельевар еще раз вздохнул, собираясь с духом, и открыл камин.
- Доброе утро, Ми…
- Что у вас тут происходит? Я встретила Филча, он невменяемый от злости, требовал четвертовать Поттера и заавадить Малфоя. С чего вдруг им вздумалось наброситься на его облезлое сокровище?
- Всегда подозревал, что ты не в ладах с миссис Норрис.
- Не заговаривай мне зубы!
- И в мыслях нет. Присядь, Минерва, у меня для тебя не слишком хорошие новости. Боюсь, Гриффиндор лишился баллов.
МакГонагалл со стоном упала в кресло.
- Так я и знала… сколько?
- Давай я тебе сначала чаю…
- Северус! Сколько?
- Сто пятьдесят.
- Вы с ума сошли?!?
- Слизерин потерял столько же, если тебя это утешит.
- Да что вы там натворили???
- Аргус не рассказал? Поттер с Малфоем немного… повздорили.
- Повздорили? На триста баллов? Они решили преподнести кубок Райвенкло? Признавайся, твоих рук дело!
- Не совсем. Штраф наложил Альбус.
- Святая Медана! Это как же надо было повздорить, чтобы Альбус снял по сто пятьдесят баллов с носа!
- Не кричи, ты пугаешь мисс Чанг.
- Ах, мисс Чанг! Не сомневаюсь, вы тоже участвовали в этом безобразии. Очевидно, Филиусу повезло, что вы уже не его студентка, иначе Хафлпафф получил бы кубок впервые за двадцать шесть лет!
- Мэм…
- Где эти негодяи?
- У Альбуса на ковре, и похоже, им повезло, что они там, а не здесь. Минерва, прошу, успокойся, скандал делу не поможет.
- Зато вправит мозги некоторым безответственным личностям! Да, это в том числе и о тебе, Северус! Со своим Малфоем разбирайся как хочешь, но мистеру Поттеру до конца года придется забыть об игре в Командора и заняться своими непосредственными обязанностями – учебой!
- Минерва, это глупо…
- Глупо потакать шалостям великовозрастных оболтусов, которым вздумалось поиграть в героев!
- Да пойми ты, у нас не было выбора! Альбус едва не вычислил мисс Чанг и меня!
- И пускай бы вычислил, тогда каждый занялся бы наконец своим прямым делом: дети – учебой, мы с тобой – факультетами, Альбус – политикой…
- Профессор, - внезапно перебила ее Чанг, - у вас случайно голова не болит?
- Что?!
- Голова, - Чжоу коснулась своего правого уха, - вот здесь. Нет?
Девушка говорила тихо и очень серьезно. Пожалуй, это вовсе не попытка сбить разъяренную гриффиндорскую деканшу с толку. Снейпу стало не по себе. Минерва потерла висок, нахмурилась.
- Что за шутки, мисс Чанг?
- Значит, болит. Это портал, мэм. Вы сейчас на грани обливиэйта.
- Я?! Но…
- Вы заявили, что интересы факультета и возможность вернуться к привычному порядку вещей для вас важнее, чем командное правило номер один – не светиться. Портал счел это угрозой предательства. Еще одна мысль в таком направлении – и он сотрет вам память за последние три дня.
- Мерлин, нет!
- Поверьте, мэм, никакой Дамблдор не сможет восстановить утраченное, так что хорошенько подумайте, прежде чем сделать следующий шаг.
Судя по побелевшему лицу Минервы, она вспомнила субботнюю катастрофу. Снейп быстро подсчитал – да, это будет пьянка с Лонгботтомом и милое предложение Альбуса пошпионить во имя добра. Сто баллов Райвенкло, мисс Чанг. Он откопал в дальнем углу шкафа желтый пузырек, отмерил пятнадцать капель в стакан с водой и сунул в безвольную руку МакГонагалл.
- Как видишь, глупые дети сумели подстраховаться, Минерва. Выпей.
- Что это?
- Не чувствуешь? Валерьянка. Насколько помню, ты предпочитаешь ее популярным успокоительным составам.
- Да… спасибо.
Она быстро осушила стакан, отдала его Снейпу. Чжоу что-то пробормотала себе под нос – запах валерьянки исчез.
- Благодарю, мисс Чанг, не люблю, когда здесь пахнет зельями. Яблоко хотите? Я заметил, вы к ним неравнодушны.
Чжоу профессиональным жестом поймала брошенный ей фрукт.
- Спасибо, сэр. Еще как неравнодушна.
- Здесь наши вкусы сходятся. Минерва?
- Не надо. Прошу прощения, я… погорячилась.
- Я тоже прошу прощения, - Поттер стоял на пороге, мрачно ковыряя ботинком ковер, - торчал здесь под дверью, как последний трус, дожидался, пока все закончится.
Снейп рассмеялся.
- Браво, Поттер! Оказывается, инстинкт самосохранения у тебя таки присутствует, кто бы мог подумать.
- Для гриффиндорца это не комплимент.
Минерва покачала головой.
- Вы поступили правильно, мистер Поттер. Мерлин знает, до чего бы я дошла, не прояви вы… осторожность.
Снейп завел глаза к потолку.
- Боги, избавьте меня от сцены гриффиндорского покаяния в собственной гостиной. Минерва, то, что в гневе ты не знаешь удержу, ни для кого не секрет. Поттер, где Драко?
- У Дамблдора, – Гарри плюхнулся на диван, снял очки и принялся усиленно тереть переносицу, - нам прочитали мораль и разделили на два индивидуальных захода. Чо, там на полу валялись бывшие носки.
- Я с ними поработала.
- Слава Мерлину, хоть здесь не прокололись, в остальном же… боюсь, мэм, потеря баллов – далеко не самая серьезная наша проблема.
Ноздри Минервы гневно раздулись, но она промолчала. Гарри оставил в покое переносицу и начал массировать виски. Чанг выбралась из кресла, подошла, с тревогой вглядываясь в осунувшееся лицо друга.
- Гарри?
- Голова раскалывается, директор мне буквально мозги наизнанку вывернул. Сэр, можно вас попросить…
- Разумеется, - Снейп поспешно смешивал эликсир, - что ты ему показал?
- Кусок воспоминания Малфоя о вчерашнем визите к Риддлу со сменой ракурса и приправой из риддловских мыслей и эмоций. Мысли с эмоциями пришлось сочинять на ходу. Сэр, приготовьте для Драко заодно, наверняка ему тоже достанется.
- Черт… выдержит?
- Должен. Ему хотя б не надо скрывать навыки окклюмента и экспромтом ваять фальшивку. Мы договорились отдать директору все без купюр.
- И про шкаф?
- В первую очередь про шкаф. Руквуд теперь про него в курсе и обязательно поделится с другом Рабастаном. Будем надеяться, они не узнают, когда именно был отдан приказ и чья вообще идея использовать шкафы. Этот момент мы с Драко скорректировали: сделали вид, будто мысль отправить в школу Беллатрикс появилась у Риддла только вчера.
- Вот паршивцы, когда успели?
- Пока заклятьями швырялись, - Поттер выпил лекарство, поморгал и удивленно поднял брови, - ничего себе! Что это за штука, сэр?
- Эликсир для борьбы с последствиями ментальных атак. Поверь, Поттер, легилименция Альбуса – семечки по сравнению с тем, что устраивает своим слугам Волдеморт.
- Понимаю.
- Черт… - Снейпу захотелось врезать себе по уху. Разумеется, кому, как не Поттеру, знать о беспощадной силе риддловских ментальных ударов. – Извини.
- В отличие от вас, я мог защищаться, сэр. Но надо сказать, эта штука была бы весьма кстати после наших уроков окклюменции на пятом курсе, – помотал головой, со вкусом потянулся, хрустнул суставами. – Спасибо, профессор. Словно заново родился, ей-богу.
- Не за что. Давай теперь подведем итог: Альбуса нам отвлечь удалось, кабинет мисс Чанг вычистила, легенду вы с Драко состряпали превосходную, голова у тебя больше не болит. Так по какому случаю похоронный настрой?
- Проблема, как всегда, в директоре: он не дурак и наверняка заподозрил неладное. Всю беседу легилиментил нас с Малфоем на предмет сговора и усиленно сканировал кабинет, а значит, магию Чжоу учуял, конфеты на полу заметил, и еще… вы явно перестарались с сервировкой конфетницы, сэр. Во время чаепития Дамблдор первым делом убрал ее в сторонку.
- Черт…
- Я вызвал Добби, нашел с его помощью эльфов, которые отвечают за уборку директорского кабинета, и изменил одному из них память, но вряд ли директор купится, он знает, на что способен Командор. Так что боюсь, мы сегодня основательно подпортили отношения Дамблдора с Серой Лигой. Будьте готовы, мэм.
Минерва небрежно махнула рукой.
- Не вижу причин для расстройства, мистер Поттер, мы еще легко отделались. Пожалуй, по сравнению с возможными последствиями вашей небрежности сто пятьдесят очков и ссора Альбуса с Командором - действительно пустяки.
Снейп изумленно задрал бровь. Минерва МакГонагалл назвала штраф в полторы сотни баллов пустяком? Должно быть, у Хагрида нынче грандиозный траур.
- Да, Поттер, радуйся, нам удалось свалить вину на Серую Лигу - как раз для этого она и была придумана, согласись.
Парень нахмурился, упрямо сжал челюсти.
- Я отвечал за безопасность операции и умудрился прошляпить пробуждение директора. Такого количества косяков за всю историю Команды не наберется.
- Гарри, перестань, - Чжоу взяла его за руку, наклонилась, заглядывая в глаза, - признай, мы выкрутились. Мы молодцы.
Поттер взглянул на Минерву, на Снейпа, шумно выдохнул и откинулся на спинку дивана.
- Ладно, пускай молодцы, только прежде чем дудеть в фанфары и открывать шампанское, давайте дождемся Драко. А пока по Алакритасу, весь день впереди.
Ждать пришлось недолго. Слизеринец ввалился в гостиную с совершенно неописуемым выражением лица, упал на диван и залпом выглотал подсунутый Снейпом эликсир. Облизал губы, поморщился.
- Блин, зелье…
- А ты чего ждал?
- Виски хочу.
- С утра?! Размечтался, - Гарри отобрал у него стакан, - рассказывай.
- Вы не поверите… - Драко обвел взглядом напряженные лица и вдруг затряс головой а-ля Поттер полчаса тому назад, - так это было от головной боли? Круто, спасибо, сэр.
- Малфой, - очень серьезно сказал Гарри, - ты жить хочешь?
- Теперь уж и не знаю…
- Да так твою разэдак восемь раз и пополам!!! Говори, не то убью!
- Говорю, говорю, не нервничай. Хотя как это сказать-то…
- Малфой!!!!!
- По-моему, наш директор немного… нет, он, конечно, всегда был… короче, у старика совсем крыша съехала. Он велел мне его убить.


Едва за Драко закрылась дверь, Альбус направился в угол колдовать над конфетами, и через пять минут вынужден был констатировать: чисто. Всего лишь пара шоколадок в попорченных крысиными зубами обертках. Вернувшись к столу, он уже без всякого энтузиазма проверил вазочку – обычные магловские сладости без следа магии или отравы. Можно вызвать эльфов, только смысл? Наверняка виноватый найдется, будет долго молить о прощении и смотреть жалобными глазами. Ну их.
Альбус подошел к окну и распахнул тяжелые, со сложным рисунком из разноцветных стекол створки. Погода испортилась, темные тучи низко нависали над едва зазеленевшим лесом, воздух словно загустел и наполнился той особой, на грани взрыва тишиной, что бывает перед началом грозы. Весна, Альбус. Твоя последняя весна, а ты едва не умудрился ее проглядеть.
Следуя ребяческому порыву, он высыпал содержимое вазочки в окно и высунулся, наблюдая, как конфеты исчезают из виду. Вот так же милый чудаковатый любитель сладостей швыряет в жерло геенны огненной людей, да не просто людей – сопливых мальчишек. А мальчишки и на пороге гибели продолжают верить своему великому непогрешимому директору. Чудовище ты, Альбус Дамблдор, мерзкое, безжалостное чудовище… Он снял очки, ткнулся лбом в холодные щербатые камни наружного подоконника. Джеймс, Лили, Сириус, Северус, Драко, Гарри… Простите, мои дорогие, но пока существует надежда спасти мир от катастрофы, я буду чудовищем. Потому что больше некому им быть.
Он выпрямился и захлопнул окно.
В следующий миг окрестности озарились яркой вспышкой, грянул гром и небо обрушилось на землю сплошной пеленой дождя.


- Ка-ак?!?
Чанг уронила яблоко. Минерва несолидно отвесила челюсть. А Снейп получил возможность воочию убедиться, что человеческие глаза умеют вылезать из орбит. В наступившей тишине голос Поттера прозвучал, словно древние часы с боем в глухую полночь.
- С-с-сволочь!
Минерва закрыла рот.
- Мистер Поттер!
- Что, не так? – он вскочил и принялся мерить гостиную размашистым шагом. - Счастливо оставаться, ребятки, мне в рай пора, а вы уж тут как-нибудь сами разберитесь – кому в Мунго, кому в Азкабан, а кому под аваду. Ур-р-род! Если Риддлу не обломится, клянусь, я сам его грохну!
- Нет, я не верю… Северус! Он ведь не может заставить ребенка… по-настоящему…
- Ну что вы, мэм! Это шоколадки мы любим понарошку, а интригуем всегда на полном серьезе! Пам-пам-пабам, похоронный марш, Фоукс сгорает над гробницей, Риддл в восторге, мир в ужасе, Упивающийся Смертью Драко Малфой отныне правая рука Волдеморта без права реабилитации, Минерва МакГонагалл играет роль Грима, Северус Снейп – козла отпущения, а Мальчик-Который-Выжил наконец-то вытаскивает голову из задницы и бежит всех спасать. Бурная овация! Цветы на могилку!
- Прекрати! – Снейп попытался поймать Поттера возле камина, но тот увернулся и сбежал за диван. – Только твоей истерики нам здесь не хватало. Драко, что именно задумал Альбус? Где, когда, зачем?
- Да не знаю я! Сказал только – когда придет время.
- Время… Давай по порядку.
- Хорошо. Сначала он долго вытряхивал мне память по поводу вызова и дуэли, затем намекнул, что Лорд очень скоро обо всем узнает. Откуда только…
- От чертова мальчика Гарри, разумеется, который не то что мир – собственные жиденькие мозги защитить не способен!
- Поттер, еще слово в подобном тоне – схлопочешь силенцио. Продолжай, Драко.
- Директор сказал, единственный выход – двойное шпионство, мол, он меня раскрыл и решил завербовать, потому я и очутился с утра возле горгульи – записку от него получил. Даже сценку с вербовкой разыграл для фальшивого воспоминания…
- Сволочь!
- Силенцио! Черт… Мисс Чанг, отберите у него палочку, будьте любезны.
- Он и без палочки может. Гарри, сядь, не мельтеши, не ты один здесь нервничаешь.
- Ладно, сижу.
- Слава богам. Драко?
- Потом он вдруг заявил, что стар, и дни его сочтены, дело решенное. Я аж чаем подавился. Он меня по спине похлопал, спел песенку про естественный ход вещей, сказал, что смерть его послужит делу света, и я – умный, мужественный мальчик, бла-бла-бла – должен ей в этом поспособствовать. Просил не париться насчет совести, мол, избавить старика от мучений моей душе не повредит. Я даже не понял сначала. Тогда он пустил в ход тяжелую артиллерию: вспомнил про честь рода, про родителей, спросил, как Риддл относится к состоянию отца и станет ли терпеть его после прихода к власти. Сумасшедший аристократ не украсит нового порядка. Затем сказал, что если школа достанется Руквуду, студенты окажутся без защиты. Но убийца Дамблдора, будь ему даже восемнадцать лет, может просить в награду что угодно, в том числе и директорское кресло, Лорд не откажет. Вот тут я наконец понял и прямо спросил, все ли у него дома. Он посмеялся и завел речь про вас, сэр. Сказал, что если я против, у него нет иного выхода, как поручить это дело вам. Убийце Дамблдора Лорд простит все.
- Щ-щаз!
- Поттер!
- Молчу.
- Вот и молчи. Продолжай, Драко.
- Нечего продолжать, все уже. Я сказал, что подумаю, и ушел. Ну как, выпить никто не хочет?
Снейп невольно бросил взгляд в сторону бара.
- Мысль светлая, но по утрам у нас сухой закон. Нда… ничего не понимаю. С чего вдруг Альбусу вздумалось срочно помереть?
- Все относительно ясно, - Поттер быстро перебирал пальцами гладкие бусины четок, - просто настало время выходить из спячки. Не за горами ТРИТОНы, в июне Гарри Поттер закончит школу, и держать его дальше под защитой Хогвартса станет затруднительно. Волдеморт тоже активировался, поскольку его шансы выяснить судьбу кольца Гонтов зависят от наличия в замке Драко. Узнав от Рабастана о намерениях Риддла, Дамблдор составляет свой план.
- Это понятно, но помирать-то зачем?
- Известно, что лучше всего Гарри Поттер действует в режиме аврала. После гибели директора Риддл не станет тянуть с захватом Министерства, а я останусь без поддержки и вынужден буду отправиться в бега. Лучшего способа пнуть Надежду Магического Мира не придумаешь.
- Хорошо, но повторюсь в третий раз: зачем умирать? Разве не логичней устроить инсценировку?
Поттер сунул четки в карман, потер лоб.
- Не знаю… Риддл наверняка первым делом проверит спектакль на подлинность.
- Поттер, не смеши, Альбус – один из величайших волшебников современности, что ему стоит убедительно изобразить собственную смерть.
- Это да… Значит, есть нечто, чего мы пока не знаем.
- Согласен. Гадать бессмысленно, надо подождать развития событий, а на сегодня закругляться. - Снейп протянул Малфою стакан. - Твой Алакритас, Драко, и постарайся блеснуть сегодня на уроках – не хватало еще продуть по очкам Хафлпаффу.
Минерва фыркнула, и Драко несмело взглянул на нее.
- У нас трансфигурация первой парой… Мэм, из-за вызова я не дописал эссе…
- Не обсуждается, мистер Малфой, у вас была неделя.
- Неделя с Ярмаркой.
- Мммм… - она посмотрела на Гарри, - Поттер, вы тоже не успели подготовиться к урокам?
- Я-то успел, но только потому, что три дня бездельничал на базе. Получилось, правда, не очень – там нет библиотеки.
- Хорошо, мистер Малфой, я не снижу вам оценку. Северус, Гриффиндор может рассчитывать на ответную любезность?
- Зелья у них были вчера. Впрочем, давай договоримся не вставлять друг другу палки в колеса. Райвенкло на радостях расслабится, так что у нас есть шанс отыграться до экзаменов.
Поттер окинул учителей насмешливым взглядом.
- Вот она, преподавательская кухня во всей красе… Сэр, не переборщите с лояльностью, директор все еще за вами приглядывает.
- У меня избирательная амнезия, забыл? Все, господа, по местам, завтрак через полчаса.
- Секундочку, - Поттер поднялся, - о наших ближайших планах. Мэм, после отбоя встречаемся на базе, надо записать разговор с Командором, Эрни я предупрежу. И прошу прощения, историю магии мне сегодня придется прогулять – необходимо выяснить, что на уме у Риддла. Остальные до субботы сидят тихо, хватит экспромтов. Да и с учебой вправду завал.
- Неужели я слышу голос разума? – Минерва тоже встала, - что с этим вашим жучком? Мистер Криви рвется испытать его на деле.
- Придется потерпеть. Пока мы не прощупаем настроение Дамблдора, дорога в его кабинет для нас закрыта.
- Гарри, - Чанг аккуратно сложила плед, пристроила его на подлокотнике, - я хотела заглянуть в «Кабанью Голову», вдруг удастся вынюхать, что именно там произошло.
- Не надо, это не настолько важная информация, чтобы из-за нее рисковать, постояльцы там бывают разные. Еще вопросы?
- Самый главный, - Малфой разглядывал горелое пятно на рукаве, - что мне ответить директору?
- Соглашайся, все равно никто никого не убьет. Ты идешь? Девчонки там уже издергались, а мне жутко не хочется выслушивать нотации Герм в одиночку. До встречи, мэм, сэр. Счастливо, Чо, удачи с курсовой.
Оба трансформировались в крыс и шмыгнули под стеллаж. Чанг, попрощавшись, последовала за ними. Минерва кивнула и с достоинством вышла через дверь.
Прибирая пузырьки и стаканы, Снейп обнаружил на своем столе бумажный конверт без подписи, взял его в руки и усмехнулся – наверняка Поттер подкинул, пока бегал по комнате. Ну-с, поглядим, что тут у нас, очередное кошачье послание?
Секунду спустя он ахнул и едва не выронил подарок. С небольшой черно-белой магловской фотографии на него смотрела, улыбаясь, шестнадцатилетняя Лили.



* Вообще-то зрение у крыс и мышей отвратительное: они плохо различают цвета и детали. Но в угоду сюжету я позволила себе игнорировать этот факт. Скажем, мышка, в которую превратился Снейп, является результатом поттеровских генетических экспериментов, умудрились же магловские генетики привить крысе человеческое зрение. В любом случае, прошу прощения за вольность.


** На мой взгляд, с системой баллов в Хогвартсе полный кавардак. Судя по тому, как лихо и в каких количествах их снимают и начисляют все, кому не лень, выигрывать должен всегда Райвенкло, как самый мозговитый и самый неконфликтный факультет. Хафлпафф, конечно, тоже неконфликтный, но с мозгами у них дело обстоит явно хуже.





Глава 32.

Ни главы без подарка! Вновь радует своим фанартом Сантьяга: http://hpfanfiction.potterforum.ru/viewtopic.php?id=2067 К сожалению, чтобы увидеть этих очаровательных котят, надо пройти регистрацию на Форуме Четырех Основателей. Эх, как бы уговорить Сантьягу опубликовать свое творчество на Сказках…


Драко с шумовкой наизготовку уныло торчал над низкой жаровней, полной кипящего масла. Опущенный в начале урока на дно посудины камнеобразный кактус сейчас блаженствовал в родной среде и, как следствие, вовсю почковался. На поверхность периодически всплывали темные кляксы. Задачей студентов было их вылавливать и бросать в таз с холодной водой, где противный слизистый сгусток мгновенно твердел и ощетинивался длинными иглами. По словам Спраут, во времена Основателей такими кактусами облицовывали крепостные стены для затруднения доступа к замку во время осады. На что годится груда бесформенных колючек сейчас, профессор объяснить затруднилась, и Драко тихо зверел от заведомой бессмысленности этого нудного и чреватого ожогами занятия. К тому же Паркинсон, которая по идее должна была следить за температурой и оберегать напарника от масляных брызг, большей частью болтала и строила Драко глазки. В результате палочкой он вынужден был орудовать куда чаще, чем шумовкой. Ну вот, опять…
- Экскуро. Панси!
Она захлопала ресницами.
- Извини, милый, я сегодня такая рассеянная…
Драко медленно досчитал до пяти и разжал сведенные челюсти. Продемонстрировать бы песьемордой принцессе, насколько милым способен быть объект ее многолетней охоты. Но нельзя – политкорректность с этикетом, черти б их…
- Мне не жаль мантии, дорогая, однако если хоть капля попадет мне на руки или на лицо – обещаю, что со следующего урока позову в напарники Буллстроуд. А тебе придется довольствоваться Гойлом.
Панси бросила взгляд в сторону пары глыбоподобных фигур над соседней жаровней и обиженно надула губки, а Драко принялся вспоминать счет на суахили. Мойя, мбили, тату, нне, тано … как будет «шесть», сита или саба? Вечно путаю. Пустышка Паркинсон всегда раздражала, но после Рождественских каникул стала совершенно невыносима. Надо же, как развращает аристократа-слизеринца общение с умными, адекватными, не скованными тысячей дурацких условностей людьми. Ах, леди Ханна, божество мое белокурое, и почему травология у нас не с Хафлпаффом? И все прочие уроки тоже. И вся жизнь заодно…
«Привет, Малфой».
К счастью, нервный подпрыг и грохот упавшей шумовки совпали с целой россыпью горячих масляных капель, веером окропивших мантию.
- Экскуро! Паркинсон, достала уже! Прекращай корчить оскорбленную невинность и следи за щитом!
Надо же, оказывается, большие глаза идут не всем девчонкам. Панси, Панси, любительница косметики, как бы намекнуть, что твои поросячьи тебе куда более к лицу?
- Ты… ты… ты меня оскорбил!
- Неужели? – Пятно с рукава уже не очищалось. - Скажи спасибо, что не проклял.
Она вдруг зло вздернула губу, отчего сходство с мопсом усилилось раз в пять.
- Недостаточно развлекся утром, милый? Уверен, что Слизерину хватит баллов еще на одно проклятье?
Нифига, у крошки Панси, оказывается, есть зубки. Может, стоит ее почаще дразнить, чтоб разнообразить пресные школьные будни? Он призвал с земли шумовку, многозначительно взвесил ее в руке.
- Ну, раз терять нам уже нечего…
- Ты не посмеешь!
- Отчего же? Ты ведь знаешь, перед кем я отчитываюсь. Как думаешь, чью сторону в нашем споре примет ОН?
Панси побледнела.
- Блеф! Станет ОН заниматься такими пустяками!
- Конечно, не станет. Но твой отец провалил последнее задание и дешево отделался, а я нынче в фаворе. Будем ругаться дальше?
Она молча возобновила погасшее было пламя и прикрыла жаровню щитом. Драко перевел дух. Вот так номер, столько времени убить на общение с безмозглой одноклассницей и на седьмом году знакомства вдруг выяснить, что она вовсе не дура. Оказывается, не только Команда способна разыгрывать спектакли.
«Присмотрел бы ты за ней, та еще стерва».
«Поттер! Я уж думал, мне почудилось. Что ты здесь забыл?»
«Разговор есть».
«А урок?»
«Я тебе мешаю?»
«Твой урок, бестолочь. Прогуливаешь? МакГонагалл тебя с очками сожрет».
«История магии».
«А-а. Повезло».
«Как сказать. Я Риддла навещал, а наши дрыхнут себе спокойно. Рон выпросил у своей столетней тетки ее конспекты по истории, при ней Бинс был еще жив. Мы сравнивали с талмудами Герм – слово в слово, так что Гриффиндор вообще не парится что-то писать».
«Нифига! Скажи Уизли, я с ним дружу, у нас перед экзаменами вечно такой кипиш… - Драко выловил очередную кляксу, стряхнул ее в таз и осторожно огляделся. – Поттер, а ты где?»
«Посмотри на Паркинсон».
Напарница в кои-то веки сосредоточилась на задании, и Драко безбоязненно уставился на ее хмурую физиономию.
«Ниже».
Он послушно перевел взгляд на внушительных размеров грудь.
«Еще ниже».
«Поттер!»
«Ой, да ладно тебе, можно подумать, под этими хламидами можно что-то разглядеть».
«Разглядеть нельзя, а вот по морде схлопотать – вполне. Ну?»
«Смотри».
Из широкого кармана рабочей мантии Панси высунулась серая мышиная мордочка и тут же исчезла.
«Спятил?! Да она сейчас такой визг подымет!»
«Пока не заметила».
«Нафига вообще?..»
«С десяти футов ты еще не ловишь, пришлось подбираться ближе. Не спи, у тебя урожай».
Драко торопливо подцепил шумовкой новую кляксу.
«Так что случилось-то? Ты с утра велел всем сидеть тихо».
«Фигушки, Риддл опять учудил. Дело срочное, но после обеда у меня заклинания».
«А у меня нумерология. Жаль, Грейнджер не будет, мы с ней схлестнулись, пока домашку делали… Да, еще тренировка в четыре. У вас, если не ошибаюсь, в половине восьмого?»
«Черт, правда... Как бы откосить?»
«Поттер, мы с тобой вообще-то капитаны».
«Малфой, тут не до игр, все очень серьезно. После отбоя нам с МакГонагалл Командора писать… Короче, встречаемся без четверти пять в туалете Миртл, о’кей?»
«А квиддич?»
«С этим я разберусь. Тренировок не будет».
«Как скажешь».
Опуская в воду очередной улов, Драко задел шумовкой кактус покруглее, тот вылетел из таза и откатился к ногам Панси. Она злобно зыркнула, наклонилась поднять. Маленький серый комочек скользнул по подолу ее мантии и растворился среди цветочных горшков.


- Джин, ты Гермиону не встречала?
- Должна быть в спальне. У нее же медотвод?
- Ага, держи карман шире, нету ее там. Я и будильник убрал, и Силенцио на полог, и Конфундус на Браун с Патил… Выясню, кто ее разбудил с утра – голову откручу.
- Извини, братик, я же не знала. Гарри связался со мной перед дуэлью, и я на всякий случай привела в боевую готовность МакГонагалл и ближайшего старосту.
- М-мерлин…
- Но потом Гарри с Малфоем объяснили, что к чему, и мы втроем упихали ее спать, честное слово.
- Угу, а она Алакритасу – и в бега. Ну и где теперь ее искать?
- Давай рассуждать логически. На уроках ее не было, в библиотеке тоже, я только оттуда. Остаются база и Тайная комната.
- Ладно, я смотаюсь на базу, а ты проверь…
- Нет, братец, сейчас мы оба идем обедать. Гермиона – девочка взрослая, позволь ей самой выбирать, где именно высыпаться.


Универсальность Выручай-комнаты распространялась и на крыс. Прошмыгнув в открывшуюся норку, Луна быстро преодолела короткий, отделанный гладкой галькой тоннельчик и замерла на выходе, обнаружив в комнате Чжоу. Та сидела по-турецки с палочкой в руке на полу перед шкафом и вполголоса диктовала что-то самопишущему перу. Перо ежеминутно зависало, не в силах перевести монолог хозяйки в пригодные для написания символы. В ответ на его виноватое трепыхание Чжоу недовольно шипела и принималась собственноручно расчерчивать пергамент формулами и схемами. Понаблюдав минут пять за этой картиной, Луна тихо преобразовалась и подошла ближе.
- Привет, Чо.
Райвенкловка вздрогнула, выронила перо и развернулась, нацелив палочку подруге в лоб. Та безмятежно улыбнулась.
- Милые у тебя рефлексы.
Палочка опустилась.
- Папина школа. Что ты здесь делаешь? Гарри велел до субботы отдыхать.
- Мы как раз этим и занимаемся, разве нет? – она уселась рядом с Чжоу, подняла с пола перо. – Лучший отдых – это впрячь мозги в проблему поинтереснее, и слава Мерлину, у нас такая есть. Как успехи?
- Пока не знаю. С утра я срисовала у Дамблдора один артефакт, - кивок в сторону пергамента, - призван определять в человеческой ауре чужеродную сущность.
Луна подтянула свиток поближе.
- Он его не для Гарри случайно сделал?
- Вряд ли, скорее, Империо вычислять.
- У тебя тут везде руна «Mannaz»*, значит, прибор предназначен исключительно для работы с человеком. Даже если вдруг директор одолжит тебе эту штуку, какой нам от нее прок?
- Никакого. Зато если удастся абстрагировать саму схему сканирования объекта и реверсировать ее в сторону анализа симптомов, возможно, мы выясним наконец, чем индийский шкаф отличается от двух местных и почему сбоит именно временная составляющая. – Чжоу ткнула пальцем в одну из схем. - На этот тип идентификации наш катафалк реагирует, я уже проверила.
- Интересно. Займемся? У меня после обеда уроков нет. А тебя в Оксфорде не потеряют?
- Да ну его. Ты-то с чем сюда пришла?
- Банальщина, хотела Нить Ариадны попробовать.
- В одиночку?!
- Ну, я же не сама планировала туда лезть. – Луна достала из кармана маленького бумажного журавлика. – Запускаем, вытаскиваем и проверяем, что налипло.
- Гениально!
- Вообще это мысль Симуса, он приволок сюда магловский радиоуправляемый самолетик, но тот сразу же потерял сигнал. Еле достали.
- Тэк-тэк… - Чжоу перевела взгляд с журавлика на свой пергамент, - по-моему, нам сам Мерлин велел объединить идеи.


Драко, не таясь, влетел в дамский туалет, с грохотом захлопнул за собой дверь и свирепо огляделся.
- Поттер!!!
- Я здесь, - Гарри вылез откуда-то из-за раковин, - ты чего орешь?
- Ору? Да я тебя сейчас зааважу! Ты куда все мячи дел, скотина очкастая?
- Вообще-то не только мячи…
- Ну конечно, весь склад вычистил, ворюга!
- Ой, только не говори, что этот хлам тебе дорог как память. Школьным метлам давно пора на помойку, и теперь у Попечителей наконец появился повод обновить инвентарь.
- Ага, значит, спер груду старья, Робин Гуд хренов, и смылся в леса, а другие пускай отдуваются? Так вот в чем секрет хваленого гриффиндорского благородства!
- Погоди. – Поттер нахмурился. – Кто отдувается, почему?
- Угадай с трех попыток! Хуч – королева бладжеров, блин! - вообразила, будто это Слизерин свистнул все три комплекта мячей, чтобы сорвать ваш матч с Райвенкло! Полчаса разорялась, пятьдесят баллов сняла…
- Твою-у-у! – Поттер вцепился в шевелюру и со стуком въехал затылком в каменную стену. – Мы ж в субботу играем! Забыл совсем…
- Забыл про матч?!? – от удивления Драко раздумал ругаться. – Ну нифига… Я понимаю, надоело и некогда, но чтоб совсем из головы вон?
- Последние две… нет, три тренировки перед Ярмаркой проводил Джордж, сказал, ностальгия. А я и рад отвертеться. Потом уж вовсе не до того стало, и Рон с Джинни молчат … ладно. Извини за баллы.
- Фигня, Хьюго смотался за Снейпом, они там с Хуч сейчас разбираются. И МакГонагалл, кстати, тоже туда пошла, а все знают, что она в Хогвартсе первый борец за справедливость. Я не я буду, если к ужину баллы не вернутся на место.
- А чего орал?
- Перенервничал. Ты бы слышал, как она вопила… - Драко огляделся. – Слушай, а где Миртл?
- Скучаешь?
- Безумно. Она ж всегда здесь торчит?
- У Толстого Проповедника на днях Смертенины, недавно я уболтал его – без всякой задней мысли - позвать Миртл в декораторы: во всем, что касается кладбищенской тематики, у нее превосходный вкус. С тех пор она пропадает в подземельях. Проповедник в восторге, говорит, такого фонтана слез даже в Чиллингхэме** нет. Ну и нам хорошо – в кои-то веки в библиотеку пойдем не через канализацию, - покосился на раковины, - почти.
- А зачем в библиотеку?
- Не поверишь, - Поттер скорчил рожу, постучал себя пятерней по лбу, - наша ящерка совсем темечком тронулась.
- Куда дальше-то?
- Оказывается, есть куда. Знаешь, зачем он вчера тебя весь вечер держал? Хотел проверить, насколько его раздражает твое постоянное присутствие.
Поттер смотрел сочувственно, и Драко насторожился.
- Не понял.
- Затосковал Волдемортушко, холодно ему стало в Поместье и одиноко. Питер бесит и прячется, остальные лишний раз навестить владыку не спешат. И возжелал наш Том домашнего уюта, а у кого из верных сторонников нынче семья, достаток и хорошо защищенный дом? Люциус ему нравится, даже в сумасшедшем виде, Нарцисса – олицетворение высшего общества и сестра Беллатрикс, которую он сгоряча покалечил и теперь хочет погладить по шерстке. Ну и ты показал, что умеешь сидеть тихо, не ерзать, не отсвечивать, и по желанию господина готов изображать почтительного племянника. Короче, после твоего ухода он велел Питеру паковать чемоданы. В пятницу переезд.
Драко застонал.
- Вот дерьмо драконье… Надо было ему того Шекспира в пасть затолкать. И что теперь?
- Дело ясное, ночью отправляемся к вам мэнор строить защиту.
- Как?
- Есть одна идейка, но без тебя ничего не выйдет. Договориться с теми Малфоями сможет только другой Малфой.


- Кажется, опять застрял… - Луна стояла перед распахнутой дверцей шкафа и, закусив губу, выписывала палочкой трехмерные узоры, пытаясь высвободить нить заклинания, - сейчас порвется. Чо, верти следующего.
- Это уже четвертый. – Чжоу сотворила очередной лист бумаги. – Не люблю оригами, да пока всю эту схему на него навесишь… Может, попробуем в две нити?
- Погоди…
Луна резко дернула палочкой, потерянный журавлик пулей вылетел из глубин шкафа, сделал круг и приземлился у ноги Чжоу. Отбросив недоделанную фигурку, она склонилась над бумажной птичкой.
- Получилось… Поверить не могу, получилось!
Луна с довольным видом закрыла дверцу и призвала пергамент с пером.
- Симус сказал бы, что мы с тобой умудрились изобрести аналог магловского полуавтоматического зонда.


Мрачный грандиоз подземного книгохранилища неизменно вызывал у Драко трепет и желание залезть с головой под теплое одеяло. Он медленно окинул взглядом одинокую колонну, теряющиеся во мраке стеллажи и вернулся к центральному диванчику читальни. Моргнул недоуменно.
- Во дает.
- У каждого свои причуды. – Поттер накинул на диванчик полог невербального заглушающего. – Ты садись пока, я сейчас.
Через минуту он приволок откуда-то из темноты тяжеленную шкатулку, грохнул ее на стол перед Драко и откинул крышку.
- Узнаешь?
На бархатной подушке покоилась бронзовая скульптура на массивном полукруглом основании. Грифон на скале.
- Наше фамильное пресс-папье. Помнится, отец после его пропажи месяц ходил в трауре, гобелен заказал с его изображением. – Драко погладил грифона по крылу. - Ты говорил, на нем проклятье?
- Очень необычное проклятье, даже не знаю, Малфой его когда-то придумал или его заклятый враг. Действует по принципу думосбора, только мысли и воспоминания пишутся без ведома реципиента, по крайней мере, я так думаю – вряд ли кто в здравом рассудке согласится на такое. Судя по всему, вызывает привыкание, иначе с чего бы Люциус так тосковал.
- Еще как тосковал, да и мне было жалко до жути.
- Да? Значит, на наследников тоже действует, хотя главным объектом все-таки является глава рода. Эта штука пишет все подряд и постепенно создает копию личности. Очень материальную копию, не то что в думосборе – Джин там едва в наложницы не угодила, а меня проткнули шпагой насквозь, мы насилу выбрались. Понимаешь, Малфой? – Поттер постучал по шкатулке пальцем. – Там внутри собрались все твои предки.
- Все?!
- Чо датировала игрушку началом двенадцатого века.
- Ну нифига… Отец точно не знает, иначе костьми бы лег, но нашел способ добраться до родовых тайн. Прадед Грофиус, к примеру, половину семейного состояния куда-то заныкал, а портрет только языком чешет да щурится издевательски. И что дальше?
- Я сейчас создам ментальный коридор и помогу тебе пробраться внутрь, а ты попробуешь с ними договориться. Изложи ситуацию и проси помощи, думаю, наследнику рода они не откажут.
- Уверен? – Драко с опаской оглядел скульптуру. – Та еще компания, предки покладистым характером не отличались. Говоришь, шпагой проткнули?
- Не беспокойся, я на связи, вытащу, если что. Мы-то с Джин сдуру без страховки полезли.
- Может, за своей шпагой смотаться? Я фехтованием десять лет занимался.
- Малфой, хорош тупить. Там будет только твое сознание, тело останется здесь. Вообрази себе пару пистолетов, если с ними спокойнее, но главная опасность – это ментальная воронка, когда затягивает, а выход фиг знает где. Если опыта нет и вытащить некому, считай, пропало, но у тебя есть я, значит, все о’кей.
- Звучит неплохо. Ладно, что конкретно мне им говорить?
- Мы установим игрушку в мэноре, создадим статичный коридор и замкнем его на периметр поместья. Большое оно у вас?
- Пятьсот акров.
- Блин, придется всех собирать. Активатором послужит магическая подпись Волдеморта, слепок возьмем с Образа. Как только Риддл явится в Малфой-мэнор, он попадет прямиком к предкам. Магия на них не подействует, а вот хамство его звездунское – вполне, так что пускай хорошенько объяснят агрессору политику партии. Смысл ультиматума прост: отныне мэнор со всем содержимым под их защитой, кто с мечом придет, тот от меча и огребет, и все в таком роде. Ну как?
- Блеск! Может, там его и оставим?
Поттер покачал головой.
- Вряд ли, Риддл – маг мощный, выберется обязательно. Да и предкам он нафиг не нужен, у них там своя жизнь. – Поттер вынул грифона из шкатулки и осторожно опустил на дубовую столешницу. – Ну что, готов?
Драко глубоко вздохнул, положил на реликвию обе руки и закрыл глаза.
- Давай.


- Роланда, с твоим голосищем можно матчи комментировать безо всякого Соноруса, даже эльфы в замке будут в курсе событий. – Минерва постучала пальцем по уху. – Убавь громкость, будь добра.
Хуч замолчала и насупилась.
- Так гораздо лучше, спасибо. А теперь постарайся успокоиться и рассудить здраво: какой смысл Слизерину воровать мячи в среду, если матч назначен на субботу? Уже завтра ты отправишься в Косой переулок и привезешь новый комплект.
- Три!
- Это к Альбусу. С чего ты вообще взяла, что виноват Слизерин?
- А кто же еще?
Стоящий поодаль Снейп хмыкнул, безнадежно покачал головой и уставился на развевающиеся над гриффиндорской трибуной флаги. Примчавшись двадцать минут назад к пристройке, где хранился похищенный инвентарь, он едва не оглох от воплей Роланды и, как только прибыло подкрепление в лице Минервы, поспешил отойти в сторонку, предоставив дамам возможность разруливать конфликт без его участия. В конце концов, позиция главы подозреваемого факультета Хуч уже известна, а оставшееся невысказанным мнение об интеллектуальных способностях коллеги дела явно не поправит.
- Роланда, ради Мерлина, в замке двести студентов, и далеко не все они отличаются примерным поведением. Твой сарай открыт всем ветрам, любой первокурсник мог…
- …утащить двадцать шесть метел и три тяжеленных чемодана?
- Левиосу они проходят в первом семестре. Ну подумай…
- А дуэль? Поттер загнал Малфоя в угол и отобрал палочку, вся школа об этом говорит!
- Святая Медана, что за глупости! – Минерва оглянулась. – Северус!
Снейп устало махнул рукой.
- Не бери в голову, если верить Драко, Поттер должен проваляться в больничном крыле до самых ТРИТОНов. Поразительное дело, мальчишки лишили свои факультеты всяких шансов завоевать Кубок, и тем не менее, их чествуют как героев.
- Еще бы! Поттер и Малфой! Такого ажиотажа Хогвартс не видал со времен близнецов Уизли. Альбусу следовало не баллы снимать, а отдать их на растерзание Филчу, по крайней мере, тогда наказание не превратилось бы в фарс. - Минерва повернулась к Хуч. – Роланда, если хочешь узнавать новости из первых рук, а не посредством студенческих сплетен, тебе не стоит пропускать завтрак.
- Да не завтракаю я, только кофе пью, - Хуч внезапно успокоилась. - Так что там с дуэлью?
- Альбус прервал ее в самом начале, потому победителей, равно как и пострадавших, нет.
Снейп вспомнил безголовую горгулью и усмехнулся.
- Действительно, Роланда, Слизерину не за что мстить Гриффиндору, да еще таким идиотским способом. Верни баллы.
Хуч хмуро оглядела пристройку.
- Завтра занятия у вторых и третьих курсов. Что прикажете мне с ними делать, пробежки вокруг озера устраивать?
Минерва пожала плечами.
- Ничего, займетесь в кои-то веки теорией. Половина младшекурсников думает, будто для изготовления «Нимбуса» достаточно набрать охапку хвороста в Запретном Лесу, а маглорожденные и вовсе не видят особой разницы между спортивной метлой и шваброй. Мы, конечно, проведем расследование, но на твоем месте, Роланда, я бы приложила все усилия, чтоб пропажа никогда не нашлась.
- Не поняла?
- Чего тут понимать, - убедившись, что гроза миновала, Снейп подошел ближе, - три четверти Попечителей – ярые поклонники квиддича, а значит, не позже следующей недели ты получишь два десятка новеньких метел. Тебе на похитителей молиться надо.
Лицо Хуч медленно расплылось в улыбке, в желто-карих глазах загорелось радостное предвкушение.
- Ну конечно… и стойки новые… и… Северус, я сейчас напишу докладную записку о необходимости установки сильных защитных чар на помещение склада. Альбус поручит это Филиусу, но ты тоже примешь участие, договорились? Говорят, твои замки не всякому аврору по зубам.
- Обязательно, Роланда, и замки, и систему паролей, и стены укрепим, но для начала все-таки отмени штраф.


- Ни-че-гошеньки не понимаю, - Чжоу в сотый раз ухватила перо зубами за ободранный кончик, и оно затрепыхалось, пытаясь вырваться. – По всем расчетам получается, индийский шкаф сбивает настройку только потому, что не существует. Бред.
- Не знаю, не знаю. – Луна отложила палочку и пустила журавлика порхать по комнате. – Морщерогие кизляки тоже не существуют, и тем не менее, у них даже есть свой фан-клуб. Быть может, мы имеем дело с эхом?
- Ку на три зет плюс-минус погрешность це пополам… Что, прости?
Луна решительно отобрала у подруги перо и двумя жирными чертами выделила в пергаменте литеру «t».
- Tempus, дорогая. У нас тут пространственно-временной портал, которому больше четырехсот лет, а за это время что угодно могло случиться. Пошли-ка в библиотеку, по-моему, нам стоит перетряхнуть твой список текстов по хроноворотам.


Оставив счастливую Роланду составлять заявку в Совет Попечителей, Снейп и МакГонагалл неспеша двинулись к замку. Отойдя от стадиона на приличное расстояние, Минерва огляделась и негромко спросила:
- Ты не в курсе, зачем вдруг Поттеру и Малфою понадобился свободный вечер?
- Понятия не имею, однако у меня большое желание надрать паршивцам уши.
- Так давай вызовем и надерем.
- Соблазнительно, но неразумно. У Поттера должна быть веская причина, чтобы отменить объявленный перерыв, и они сейчас, скорее всего, заняты по горло. Попробуй поймать Джиневру или Финниганна и выяснить, что происходит, а я пока навещу базу, может, они там. Стоп.
Хруст гравия возвестил о приближении кого-то большого и тяжелого, через десять секунд из-за поворота тропинки вышел Хагрид.
- Вечер добрый, профессор МакГонагалл, профессор Снейп, ну как там Роланда?
- Планирует скупить половину Косого переулка. А ты хотел пойти ей посочувствовать?
- Нет, я вообще за вами, ну то есть, за профессором Снейпом. Директор, - в голосе Хагрида скользнуло привычное обожание, - просил вас зайти.


Возвращение походило на путешествие по каминной сети: Драко закрутило и стремительно понесло куда-то вверх, вокруг шуршало и подвывало, в черноте мелькали размытые серые пятна. Инстинктивно он сгруппировался, готовясь сделать шаг из камина, но тут тьма рассеялась, перед глазами возник стакан. Схватив его, Драко в секунду заглотил содержимое и разочарованно скривился.
- Блин, вода. Ну что за облом…
- Не время сейчас расслабляться, работы море. – Поттер отобрал стакан и снова его наполнил. – Как ты?
- Спасибо, ничего.
Драко поежился, и Поттер тут же нахмурил лоб.
- Голова кружится, знобит? – потянулся пальцами к вискам друга. – Дай-ка посмотрю, у тебя ж анемия, мало ли.
- Не надо, нормально все! – он попытался увернуться, но не успел. Пришлось подчиниться. – Поттер, я просто перепсиховал. Страшно там у них, понимаешь?
- Вправду норма. – Пальцы исчезли. - Надо будет нам с тобой попробовать ментальную магию, потенциал неплохой. Сможешь тогда сам предков навещать.
- Да я в жизни больше туда не полезу!
- Ну и зря, ты им явно понравился, этот Хортемар даже звал заглядывать почаще.
- А вместо здрассте кинжал к горлу приставил.
- Чего ты хочешь, он в четырнадцатом веке жил, тогда понятия о гостеприимстве были несколько иные. Славные ребята.
- Ага, сорок миляг-головорезов. Фиг с ними, главное – согласились.
- Куда б делись, ты так шикарно все расписал, я сам уши развесил. А на том месте, где про закат рода, едва не прослезился, до того жалостиво вышло…
- Заткнись. Что теперь?
- Собираем команду аналитиков и садимся за расчеты. Тем временем ментальные маги займутся подготовкой шлюза для коридора, я сейчас вызову Джинни и Луну… черт, Чжоу бы сюда, но у нее курсовая… и Джордж просил не дергать…
- А Снейп?
- Обязательно, но позже, ужин скоро.
- Мы что, опять голодные всю ночь?
- Вот ведь обжора.
- Питаться надо правильно и регулярно, Поттер, тогда в старости не придется по целителям бегать.
- Угу, помрешь со здоровым желудком. Ладно, попросим Рона на кухню сгонять.
- Ты безнадежен. Кто в группе аналитиков? Я и Грейнджер?
Поттер оглянулся на соседний диванчик.
- Неохота будить…
- И не надо, - Луна неслышно возникла из темного прохода, положила на стол два свитка, ободранное перо и бумажного журавлика, - Чо тоже сейчас подойдет.
- Мерлин, Лавгуд! – Драко выдохнул, резко опустил плечи. – Так и инфаркт схлопотать недолго.
Поттер хмыкнул.
- Она у нас любит гулять босиком. Луна, вас сам бог послал. А где Чо застряла?
- В предбаннике. Не каждый день увидишь у ног Салазара Слизерина кучу потрепанных метел и три чемодана.


Разделавшись наконец с домашкой по трансфигурации, Симус кое-как запихал книги в сумку и отправился на поиски Криви. Накопившиеся с утра в голове мысли на тему модернизации схемы передатчика требовали выхода, жаркого творческого спора и немедленного воплощения. Не попасться бы только МакГонагалл: узрев с утра сладко сопящего среди груды радиодеталей Колина, деканша пришла в ярость, за ухо сдернула голову юного техника с паяльной станции и пригрозила запечатать лабораторию в случае дальнейшего нарушения техники безопасности и режима дня.
Заглянув в спальню шестикурсников, Симус обнаружил посреди комнаты злую и до крайности смущенную Джинни. Сам Колин, красный, как помидор, сидел перед приделанной к столбикам в ногах кровати полкой с компьютером и торопливо щелкал мышкой.
- Сейчас, сейчас… Джин, ты не волнуйся, я уже стер… почти… еще немножко… ну… да рожай же ты, железяка чертова!
- Что тут у вас…
- Ага! – Джинни схватила Симуса за руку и поволокла к кровати. – Иди-ка сюда, полюбуйся на своего протеже! Наизобретали, умники, я чуть со стыда не сгорела!
- Погоди, я…
- Жучок ваш, модернизаторы фиговы! Мало было уши греть, захотелось еще и глаза свои бесстыжие потешить?
- Случайность это! – Колин бросил мышку и спустил ноги с кровати. – Рабочий кабинет ведь, не спальня, откуда я мог знать…
- Да что стряслось, объясните толком!
- Понимаешь… Ты только не ругайся… - Колин втянул голову в плечи и уставился в пол. – Мне не терпелось испытать камеру, а к Дамблдору нельзя… ну я и прицепил ее в кабинете Тайсона.
- Когда успел?
- После первой пары.
Джинни фыркнула.
- Опоздал на ЗОТИ на полчаса, Тайсон десять баллов снял, мало нам дуэли! – Она покосилась на компьютер и снова покраснела. – А знай профессор, где этот папарацци застрял, Гриффиндор еще лет пятьдесят из минусов бы выкарабкивался.
- Это да, - Колин прижал ладони к бордовым щекам, - господи, до чего ж неудобно-то…
- Да хорош уже канючить, - Симус плюхнулся на кровать рядом с Криви и вцепился зубами в ноготь большого пальца, - рассказывайте.
- Чего тут рассказывать. Пока Тайсон на уроках, записи проверять бессмысленно – кабинет и кабинет. Я решил, что результат появится только к ужину, и после третьей пары засел в гостиной делать домашку, но Джин…
- Я просто спросила, чего он сидит будто на иголках, потом предложила пойти и посмотреть сейчас, пока все заняты уроками, и в спальне никого нет. Вот кто меня за язык тянул? - Джинни на секунду зажмурилась. – Сидела бы сейчас, писала магловедение… Симус, да вынь ты пальцы изо рта, что за наказание!
Симус поспешно спрятал руки за спину.
- Извини, это я от любопытства. Ну, что дальше-то?
Колин упорно разглядывал прикроватный коврик.
- Короче, там к Тайсону… э-э-э… дама пришла. Я запись пустил с середины и попал прямо на… кульминацию. Да еще от растерянности не сразу соорентировался, куда нажать, чтоб отключить. Стыдобища…
Они с Джинни переглянулись, в сотый раз залились краской под цвет полога на кровати и отвернулись в разные стороны. Симус заржал.
- О-бал-деть!..
- Угу, очень смешно.
- Ха-ха, не могу… ой, мама… а ты… точно… все… стер?
- Извращенец!
- Я просто… уй, отпад!.. хотел… качество записи…
- Отличное качество, - мрачно буркнул Криви, - не подкопаешься.
- Уроды моральные, все вам хиханьки!
- Зря ты, Джин… - Симус утер слезы, - Колин у нас – скромняга из скромняг. Подумай, он ведь мог камеру в женском душе подвесить…
- Ах, спасибо большое, ща медаль вручу!
- Симус, - Колин выглядел едва ли не несчастней, чем в памятный субботний вечер на кухне базы, - ты Обливиэйт накладывать умеешь?
- А то как же, - он вытащил палочку, - Джин, тебе тоже?
- Разумеется, не то до старости красная прохожу. Только поаккуратнее, не хотелось бы заново зубрить травологию с зельями.
Через десять минут хохотали уже все трое.
- Нет, ну везет же нам с защитниками! Понятно, что должность проклята, но не до такой же степени! То идиот, то оборотень, то упиванец, а этот и вовсе посередь бела дня проститутку в школу привел.
- Ладно тебе, может, она его жена.
- Жены с мужьями живут, а не в гости ходят. Я, конечно, не помню, как она выглядит…
- Колин, да ты у нас, оказывается, пошляк! Симус, он и над записью так же бойко хихикал?
- Прям, вы оба были бордового цвета и не знали, куда глаза девать. Хогвартс свободно может гордиться моральным обликом своих шестикурсников. Колин, надо срочно снять камеру, частая обливиация вредна для мозгов. Джинни, поможешь Тайсона отвлечь? Джин?
- Погоди, Гарри зовет.
Ребята притихли, дожидаясь, пока отвлеченный взгляд подруги вновь сфокусируется на них.
- Мальчики, отбой с выходными, Гарри просит прикрыть их с Малфоем и Луной на ужине. И меня тоже, им там требуется как можно больше ментальных магов.
- Где – там?
- В Тайной комнате. Вы после отбоя тоже спускайтесь, Гарри говорит, сегодня работа будет для всех.


Снейп уселся за стол рядом с Минервой и принялся не глядя швырять себе на тарелку нечто крупнокалиберное из ближайшей посудины. Неужели Альбус и вправду верит, будто Северус Снейп, шпион со стажем и весьма неслабый боевой маг, не учует нацепленную на него при прощании нить прослушки? На фоне прочих директорских игр это, конечно, мелочь, но все же…
- Северус? У тебя все в порядке?
В ответ на ее вопросительный взгляд он коснулся указательным пальцем губы и едва заметно покачал головой.
- Вполне, почему ты спрашиваешь?
Она понимающе опустила веки.
- Впервые на моей памяти ты проявил интерес к салату из цветной капусты.
- Что? – он обратил наконец внимание на свою тарелку. – Черт, действительно. Кто поставил эту мерзость на преподавательский стол? Ее даже Рубеус не ест.
- Странно, мне казалось, ты куда внимательней относишься к привычкам своих коллег, особенно занимающих некую должность. Цветная капуста – дежурное вечернее блюдо Мела Тайсона, ты сел на его место. Твое – справа от меня, а не слева.
Снейп огляделся и вынужден был признать ее правоту. Да что ж такое…
- И где он сам?
- Решил ужинать у себя в комнатах, у него, кажется, праздник. Эльфы что-то говорили о шампанском.
- Надеюсь, он помнит, что сегодня его очередь дежурить. – Снейп щелчком уничтожил ненавистную капусту и потянулся за спаржей. - Передай мне ростбиф, будь добра.
Некоторое время они молча ели, дожидаясь, пока альбусово заклинание сойдет на нет.
- Какие новости? – наконец тихо спросил Снейп, наливая чай в две чашки.
- Ты будешь смеяться, но я так и не смогла отловить никого из наших друзей. Будто левифолд*** пролетел.
- Нехороший симптом, особенно учитывая, что сейчас они почти все здесь. – Снейп проводил взглядом торопящегося к выходу Макмиллана. – Сдается мне, Минерва, нас имеют наглость игнорировать.
- То есть?
- В разгаре очередная операция, а мы даже не в курсе.
- Почему? Вон Гарри, вон Малфой…
- Поттер и Малфой находятся где угодно, только не здесь. У меня также подозрения насчет Джинни Уизли и… ну вот, пожалуйста.
В зал танцующей походкой вошла Луна Лавгуд, села за стол Райвенкло и, отрешенно уставившись в потолок, принялась жевать мандарин вместе с кожурой. Минерва прищурилась.
- У нее серьги трансфигурированы из вишневых косточек. Макмиллан, кажется, пил компот?
- Именно.
- Хорошо. И кто тут, по-твоему, есть кто?
- Рональд и Лонгботомм, похоже, настоящие. Поттера изображает Финниган, Джиневру – Криви, паренек невероятно быстро освоился с Образом. Макмиллан, как ты видела, заменил мисс Лавгуд, а в роли Драко… - Снейп оглянулся на стол Хафлпаффа, - вне всяких сомнений, выступает блистательная Ханна Эббот. Остается выяснить, куда подевалась Грейнджер.
- Должно быть, до сих пор спит. Утром я самолично ломала комедию перед Поппи…
- Стоп. – Снейп повернулся к ней, чувствуя, как брови сами собой взлетают вверх. – Ты в Образе Грейнджер?
- Ох, не напоминай, пришлось выпить пинту противных настоек, спасибо, от Перечного удалось отвертеться. Это не говоря уж о том, что я умирала от страха, ожидая разоблачения. А ты разве не в курсе? Рон Уизли сказал, обратиться ко мне - это твоя идея. Или он имел в виду нечто другое, когда просил меня организовать ей выходной?
- Вообще-то… не знаю, Минерва. Порой наши гении меня поражают. Оболтусам по семнадцать лет, а они до сих пор верят, будто стоит нам с тобой щелкнуть пальцами – и в Хогвартсе наступит вечное Рождество. Так ты считаешь, Грейнджер по сию пору в постели?
- Я заходила в их комнату после обеда, она спала.
- Спала, значит… гм… А ты ее… ну… пощупала?
- То есть? О… - Минерва округлила глаза и шлепнула себя ладонью по щеке. - Святая Медана! Меня провели, как первоклашку!
- Не факт, но вполне возможно. Я знаю мисс Грейнджер, она скорее с Астрономической башни спрыгнет, чем проваляется в кровати целый день.
Минерва уткнулась в свою чашку, и Снейп тактично отвернулся, позволяя коллеге переживать свой педагогический прокол без свидетелей.
Тем временем командцы – истинные и ряженые – постепенно покидали зал. Зельевар попытался установить ментальный контакт с псевдо-Драко, но тот отвлекся на Гойла и прошел мимо. Черт, неужели их с Минервой так и оставят в неведении? В душе зрела глухая обида.
- Чего от тебя хотел Альбус?
Усилием воли Снейп заставил себя переключиться.
- Его намеки на мою скоропостижную смерть начинают обретать форму. Конкретно он так и не выразился, но судя по всему, мне намерены поручить уничтожение Нагини.
- Мерлин, при чем тут ты?
- Ума не приложу, по логике вещей, это задание для Драко - Альбус знает, что моя Метка бездействует, а без нее в Поместье не пробраться. Тем не менее, он спросил, цел ли еще яд убитого Поттером василиска, и велел постоянно держать его под рукой.
- Зачем?
- Тебе мотивы директора или мои выводы?
- Северус!
- Существует весьма ограниченное количество вещей, способных уничтожить хоркрукс, Минерва, и яд василиска – одна из них.
- Так змея…
- Да, номер шесть, если не ошибаюсь. Все это необходимо обсудить с Поттером, если, конечно, он соизволит удостоить нас аудиенции… В чем дело?
Последняя фраза, сказанная с немалой долей раздражения, была адресована внезапно возникшему прямо между стульев деканов домовику в свитере и шапочке с большим помпоном.
- Простите, профессор Снейп, сэр, профессор МакГонагалл, мэм! Вам срочное послание от анонима сэра! – бодро отрапортовал эльф, сунул зельевару в руку записку и исчез, не дожидаясь ответа. Минерва заморгала.
- Странный какой-то.
- Насколько понимаю, его зовут Добби.
Снейп развернул послание – и будто камень свалился с души. Едва сдержав счастливую улыбку, он передал пергамент Минерве. Та прочитала, нахмурилась, повторила текст вслух.
- «Мы в гостях у Основателей, приходите, как сможете. К.» Что это значит?
- Это значит, Минерва, что нас ждут в Тайной комнате. Допивай чай и пошли ко мне, оттуда будет быстрее.
Полчаса спустя, протащив посекундно застывающую столбом Минерву между стеллажей, Снейп вышел к читальне и обнаружил идиллическую картинку. За одним столом, взявшись за руки, будто на спиритическом сеансе, неподвижно сидели Поттер, Джиневра, Чжоу и Лавгуд. За другим, заваленным свитками и инкунабулами, вполголоса переругивались, тыча пальцами в ветхие страницы, Драко, Невилл и Мариэтта. Эббот строчила на пергаменте, периодически окидывая спорщиков насмешливым взглядом. За третьим Финниган что-то вполголоса втолковывал Колину, тот кивал и вертел ладонью, отрабатывая пассы. За четвертым одиноко торчал Рон. Рыжий лентяй уныло таращился в книгу, в которой Снейп опознал учебник зелий для седьмого курса. Над пятым деловито суетился Добби. Эльф с невероятной скоростью сооружал многоэтажные сэндвичи и раскладывал их по тарелкам, помпон на шапочке прыгал из стороны в сторону, цепляясь за уши и длинный нос.
Посреди этого бедлама на узком диванчике под голубоватой пленкой заглушающего заклинания, уютно свернувшись калачиком, спала Гермиона Грейнджер.



* Руна «Mannaz» обозначает «человек», «личность», «я». Информация из Гугла.


** Чиллингхэм – замок в Нортумберленде, один из самых знаменитых домов с привидениями в Великобритании.


*** Левифолд (Lethifold) – зверушка из «Фантастических животных», пожирает жертву целиком, не оставляя следов.




Глава 33.

Посвящается June10, Гвендилон, Severatrix ака Sonyeric Касперская и всем собратьям-фикрайтерам.



- Гарри, наконец-то! – Эрни подскочил навстречу другу. – Я уж собрался идти вас разыскивать.
Гарри озирался, ошарашенно моргая.
- Ну ты, брат, даешь…
- Как заказывали – эстетично и узнаваемо.
- Вообще-то я имел в виду какую-нибудь открыточную панораму из окна – Тауэрский мост там или Вестминстерское аббатство.
- А это чем хуже?
- Да не хуже, а… Голливуд по тебе плачет.
Эрни приосанился и небрежно пожал плечами.
- Подумаешь. За те три часа, что я здесь сижу, можно было хоть Париж, хоть Ниагару, хоть закат на Северном полюсе. Где вас носит?
Гарри еще раз огляделся.
- А ведь МакГонагалл права, нам стоит почаще смотреть на часы. У тебя вон Святой Мартин половину второго показывает, Канадский дом тоже*…
- Я специально сделал день, вечером детали видны хуже.
- Истинный художник. Сейчас без десяти одиннадцать, Эрни, все по спальням – чистят зубы, натягивают пижамы и желают соседям спокойной ночи.
- Ой…
- За тебя Мариэтта.
- Котенок… - Эрни нежно улыбнулся. – А профессор?
- Смотря который. МакГонагалл домашку проверяет, а Снейп ждет Драко – он пошел к Риддлу докладываться про дуэль. – Гарри ощупал сиденье роскошного дивана, уселся, попрыгал, проверяя на прочность. – Из табуретки? Класс… Представляешь, стервоза Паркинсон накатала папочке кляузу с жирным намеком на предательство своего ненаглядного: мол, что он делал у кабинета Дамблдора в пять утра. Папочка сразу рванул с письмом к хозяину в надежде утопить Драко и реабилитироваться самому.
- Вот дрянь. И что теперь?
- Да ничего, Малфой Риддлу еще на завтраке отписался, а я после проверил реакцию. Наша ящерка совсем не против, и даже весьма довольна таким поворотом событий: двойное шпионство – отличная возможность подобраться поближе к директору и пропавшему хоркруксу.
- А как, по-вашему, Дамблдор вычислил принадлежность Малфоя к Внутреннему Кругу?
Гарри удивленно моргнул.
- Эрни… Даже если Снейп до Рождества не подозревал о наличии у Драко Метки, с предпоследнего вызова они сбежали вместе, и у профессора было еще целых три дня, чтобы доложить об этом директору. После каникул Дамблдор, разумеется, начал следить за Малфоем и не мог не заметить его частых отлучек. Вчерашнее возвращение заполночь стало последней каплей.
Эрни смущенно почесал в затылке.
- Извини, туплю.
- Бывает. Скажи лучше, где тут теперь искать дверь в коридор? Скоро наши явятся за экипировкой для рейда в Малфой-мэнор, а костюмерная нынче то ли на Уайтхолл, то ли на Стрэнд, то ли на Пэлл Мэлл*…


Эссе Малфоя никуда не годилось. Вместо положенных трех футов сравнительного анализа процессов прямого и обратного преобразования комбинированной материи пергамент содержал лишь несколько цитат из предисловия Гая Карагуса к двести шестому изданию мерлиновского «Пройдохи из грядущего». К теме домашнего задания, равно как и к трансфигурации в целом, конспект отношения не имел - скорее всего, Малфой сдал на проверку первый попавшийся черновик. «…не успел дописать…» Каков наглец! И что теперь прикажете делать? Поставить «тролля» - значит, нарушить данное слово, чего Минерва МакГонагалл не делала ни разу в жизни. Снимать баллы тоже нельзя – Северус сочтет это нарушением договора и еще до конца недели загонит Гриффиндор в минуса. Отработки с Филчем в напряженный командный график не вписываются. Дилемма…
Минерва со вздохом вывела «удовлетворительно». К Сивилле не заглядывай, именно на такой результат и рассчитывал негодный мальчишка, когда выцарапывал у нее обещание не снижать оценку. Жаловаться Северусу в данном случае бесполезно, он лишь ухмыльнется и подсыплет в копилку своего факультета двадцать баллов за отличную манипуляцию. Слизеринцы…
Но если этот… хорек думает, будто игры с гриффиндорской деканшей сойдут ему с рук, он глубоко ошибается. Весьма глубоко.


Ничто не проходит бесследно.
Нехитрую эту аксиому Люциус Малфой прочувствовал на себе, обнаружив вдруг, что веками существующий порядок вещей перестал его устраивать. Проснувшись во вторник утром, аристократ вызвал в спальню Дибби, и когда тот подобострастно прогнулся, опуская на тумбочку поднос с кофе, Лорд Малфой едва не стукнул его по макушке с воплем «Ты чо, совсем?!»
Заменив в последний момент абсурдную фразу глубокомысленным «мгммм», Люциус отпустил эльфа и задумался. В прежней его картине мира домовики даже до статуса мебели не дотягивали, но после двух месяцев непрерывных салок, жмурок, квиддича, домашних концертов с танцами и хоровым пением мысль о неизбежном возвращении статуса-кво вызывала горькую оскомину и желание что-нибудь разбить.
К счастью, слизеринское правило номер один (если обстоятельства мешают жить в ладу с собой – смени обстоятельства) в отсутствие Темного Лорда действовало безупречно. Готовый жертвовать многим ради Большой Перспективы, Люциус терпеть не мог отказывать себе в мелочах.
Спустившись к завтраку, он поделился планами с Нарциссой. Жена возражать не стала, хотя и усомнилась в реальности затеи – тысячелетия рабской покорности хозяйскими капризами не выветришь. Но Люциус успел неплохо изучить психологию своих ушастых приятелей, и скептицизм Нарциссы ни капли не остудил реформаторского пыла.
Позавтракав, они отправились в бельевую, где Люциус самолично отобрал двадцать четыре новеньких наволочки, а быстро вошедшая во вкус Леди Малфой разнообразила фасон, расцветку и украсила каждую большим вышитым гербом. В полдень хозяева собрали домовиков в одном из парадных залов, и Люциус торжественно объявил реорганизацию местной эльфийской колонии в Подобающий Благородному Дому Малфоев Штат Слуг. Он вызывал ушастиков по одному, назначал на должность, зачитывал список обязанностей и отправлял к Нарциссе, которая с предельно серьезным выражением лица выдавала свежеиспеченным лакеям, горничным и егерям униформу.
Ошалевшие от такого выверта судьбы домовики до ужина ходили словно пришибленные, но к вечеру освоились и заважничали, наперебой хвастая друг перед другом новыми статусами, цветом наволочек и размерами хозяйского герба. Ужин прошел в настолько торжественной обстановке, что супруги впервые за всю историю семейной жизни пренебрегли традиционной застольной беседой ни о чем. Какие могут быть разговоры, когда вдоль стола, задрав нос, вышагивает по-павлиньи с салфеткой через локоть неописуемо гордый мажордом Дибби? Остается лишь сидеть, уставившись в тарелку, и молча давиться от смеха.
За прошедшие сутки Люциус раз пятьдесят успел поздравить себя с удачным компромиссом, но сейчас, рассматривая явившегося на ночь глядя в хозяйский кабинет Дибби, невольно засомневался: а не ударила ли чересчур радикальная реформа по хрупким эльфийским мозгам? Домовик почти окосел в попытке сохранить едва обретенное достоинство, но, несмотря на старания, чрезвычайно походил сейчас на своего чокнутого братца.
- Что ты несешь?
Дибби жалобно заморгал, стиснул на груди длиннопалые ладошки и мужественно повторил:
- Молодые хозяева прибыли с гостями, хозяин, сэр. Они в Угольной гостиной, хотят видеть хозяина, сэра.
Не ослышался.
- Дружок, - мягко, с ноткой тревоги проговорил Люциус, - ты не в себе. У меня только один сын.
Эльф затрясся.
- Дибби знает, хозяин, сэр. Молодой хозяин, наверное, решил пошутить.
Люциус напрягся. В прошлый раз шутка молодого хозяина закончилась для Главы Рода двухмесячным безумием. Чего ждать теперь?
- И сколько же моих отпрысков ожидают сейчас в Угольной гостиной?
- Много. Дибби посчитать?
- Дибби выпить успокоительного и отправляться в постель. – Люциус поднялся из-за стола, поправил в рукаве палочку. – Арифметику оставь мне. Если у Драко не найдется достаточных оснований для увеличения поголовья наследников, он об этом пожалеет.


Покончив с последней охапкой студенческих работ, Минерва отложила перо и потянулась, по-кошачьи выгибая спину. Мышцы отозвались привычной тянущей болью. Воистину, учителем надо родиться… Сорок лет изо дня в день одно и то же – лекции, контрольные, неуклюжие пассы с палочками, нарисованная на лицах внимательность, гаснущий энтузиазм в глазах первокурсников, мили переписанных с разной степенью старательности страниц из учебников – пресловутые домашние эссе, которые студиозусы упорно выдают за попытку мыслить. И все это ради редкого огонька интереса, что загорается порой в полусонной аудитории - не столько благодаря процессу образования, сколько вопреки ему. Система, призванная взращивать ростки талантов, на деле давит их, обтесывает и силком утрамбовывает в рамки вековых стандартов, а мудрые педагоги – всего лишь послушные орудия в когтях этой беспощадной махины. Талантливая молодежь вынуждена идти в подполье, выставляя напоказ маску посредственности, и Филиус на педсовете безнадежно машет ладошкой: «Болото…» Сама Минерва, составляя характеристики на выпускников, ежегодно ломает голову над каждой второй, чего бы еще написать кроме «старателен и исполнителен», и при этом обойти напрашивающуюся формулировку «интеллектом не обременен». Такая вот характеристика грозила и Симусу Финнигану…
Минерва вытянула из груды проверенных свитков один, развернула. Агнес Глумси, четвертый курс, Хафлпафф. Оценка – «слабо»: даже не попыталась раскрыть тему, просто списала из учебника три абзаца подряд, Макмиллан тоже так делает. Тихая девочка, очень аккуратная, вся в себе. Что скрывается за ровными безликими строчками? Чем живешь ты, Агнес Глумси, чем увлекаешься, какие мысли доверяешь дневнику? Быть может, в твоей симпатичной головке зреет свой Закон Абсолютной Пустоты? Или там лишь звезды квиддича и последний хит Селестины Уорлок? Кто знает… Но ведь это и есть задача учителя – знать. И чтобы открыть для себя столь элементарную истину, профессору, декану, педагогу с сорокалетним стажем Минерве МакГонагалл потребовалось на восьмом десятке лет угодить в Команду и прослушать пламенную речь мисс Чанг об артефактах. Какой позор…
Взгляд зацепился за отложенное в сторону «эссе» Малфоя. А ведь Северус потакает своим змейкам не только ради победы в школьном кубке. С его точки зрения наглая выходка слизеринского старосты – это прежде всего показатель способности нестандартно мыслить, умения шагнуть за рамки общепринятых правил, ну и, разумеется, искусства извлекать выгоду из любых обстоятельств. Золотое правило Салазара – «Рассмотри, обдумай и используй»… Пожалуй, то, что стало открытием для Минервы, для Северуса давно уже не секрет. Мальчик с детства привык полагаться не на учебники и мнение взрослых, а на собственные силы и мозги, и теперь тому же учит других. Он действительно знает о своих подопечных все, в то время как Минерва до воскресной ночи даже не подозревала, кто на самом деле обитает в гриффиндорской башне. Северус, Северус, тебе бы капельку терпения с терпимостью, да умение оставить прошлое прошлому – и готов портрет золотого педагога. Жаль, что обстоятельства твоей юности – от отца до Волдеморта - не позволили найти иную основу для построения авторитета, нежели страх, иначе в последние лет десять Магическую Британию наводнили бы зельевары. Вот вам и секрет успеха Альбуса Дамблдора… Впрочем, Великий Учитель давным-давно забыл, что это такое – учить. Презрев когда-то чужие стереотипы, старик в конце концов стал жертвой своих собственных, оттого и совершает теперь ошибку за ошибкой, не желая признать очевидного: пора все менять.
Минерва встала, прошлась по кабинету, разминая ноги, и неожиданно для самой себя перекинулась в львицу. Сладко потянулась, наслаждаясь бурлящей в крови молодостью, одним прыжком перелетела через полкомнаты, вспрыгнула на подоконник и уселась, обернув вокруг мощных лап длинный хвост. На улице давно уже стемнело, за плотным слоем облаков не видать ни луны, ни звезд, лишь светится огонек в окне хижины Хагрида. Ту же картину наблюдал из этого окна гриффиндорский декан сто лет назад. И двести. И пятьсот. Хогвартс спит в уютных объятиях патриархального уклада. Весь Магический мир мирно дремлет, не взирая ни на каких Темных Лордов, а маглы тем временем покупают дачи на Луне… Пожалуй, ребят ждет задача пограндиознее войны с кровавым маньяком.
И ведь справятся, вне всяких сомнений, справятся. Волдеморта с Дамблдором они уже переросли.


В Угольной гостиной Люциуса дожидался Командор и девять наследников. Девять абсолютно идентичных, исключая разве что цвет мантий, Драко Малфоев с любопытством таращились на хозяина дома, пока тот приходил в себя на пороге.
- Добрый вечер, милорд. – Командор вылез из кресла, деревянно распрямился. Ростом он едва дотягивал ближайшему наследнику до плеча. – Простите за вторжение, уверяю, у нас на то весьма серьезные причины.
- Надеюсь. – Люциус обвел взглядом ряд одинаковых лиц. – Кто из вас на самом деле мой сын, господа?
- Здравствуй, отец, - один из Драко шагнул вперед, слегка загородив собой Командора. - Мы пришли строить защиту. Извини, что не предупредили, но дело срочное. Час назад я был у Лорда. Он объявил о своем желании погостить у нас в мэноре до победы.
- Понимаю, - Люциуса слегка передернуло. – Но к чему этот маскарад?
- Мы намерены пройти по ограде поместья и вплести в общий контур защитных чар кое-какие дополнительные заклинания. Будучи Малфоем, сделать это намного проще.
Люциус нахмурился.
- В каком смысле – будучи Малфоем? Ты не хуже меня знаешь, что Оборотным зельем родовую защиту не обмануть.
- Э-э-э…
Драко нерешительно огля