Самое светлое чувство.

Автор: Zoltan
Бета:нет
Рейтинг:R
Пейринг:ГП-ГГ
Жанр:Romance
Отказ:Все права на ГП и остальных героев принадлежат Дж.К. Роулинг. Ни на что не претендую
Аннотация:
Комментарии:
Каталог:нет
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2005-04-01 00:00:00
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1. Случилось

Случилось так, что когда часы на стене уже давно пробили полночь, в гостиной гриффиндора ещё сидели две девушки и обсуждали свою не сложившуюся личную жизнь. Это были ученица 6 курса Джинни Уизли и Гермиона Грейнджер - 7 курс.

- Гермиона ты уже взрослая девушка, почему ты никак не заведёшь себе парня? Смотри, Парвати и Лаванда уже перевстречались со всеми юношами: с пятого по седьмой курс, ну кроме слизерина, конечно, и твоих верных телохранителей, – Джинни Уизли сидела в мягком кресле у камина, и, под треск поленьев в огне, пыталась вести допрос своей лучшей подруги.
- Джинни разве ты не знаешь, что в этом году мне предстоит сдавать важные экзамены, и я не хочу тратить своё время на глупые поцелуи и гулянья по Хогсмиту, – Гермиона сидела напротив Джинни и машинально гладила Косолапсуса, который уютно устроился у неё на коленях. За всю свою жизнь в Хогвартсе она так и не стала встречаться не с одним юношей, хотя на шестом году обучения Рон смущённо и краснея, предложил ей проводить больше времени без Гарри. Тогда она сказала, что любит его только как друга, и не хочет разбивать их дружное трио. Рон не стал говорить Гарри об этом разговоре, и вообще он решил, что чувство к лучшей подруге это больше иллюзорная любовь, не имеющая реальной основы. Сейчас он встречался с Луной, которая была не равнодушна к нему с первой поездки в Хогвартс-экспрессе на пятом курсе.
- Гермиона, я не верю, что за семь лет ты не встретила здесь стоящего парня, с которым пределом твоих мечтаний были бы… хм… «глупые поцелуи и гулянья по Хогсмиту», – Джинни явно решила сегодня докопаться до самой сути.
- Почему, например Виктор Крум был очень даже не плохим парнем, – Гермиона перестала переписываться с Крумом на шестом году обучения, когда он предложил переехать жить к нему в Болгарию.
Ответ Гермионы на письмо Крума:

«Виктор.
Честно сказать, я была всегда о тебе лучшего мнения! Я же ещё учусь!!! И ты знаешь, что для меня, сейчас это самое важное. Ты, правда хороший друг, но если ты хочешь чего-то большего, чем наша дружба, то думаю нам стоит прекратить переписываться. Я никогда не смогу ответить тебе взаимностью. Я ТЕБЕ НЕ ЛЮБЛЮ.
С наилучшими пожеланиями.
Твоя(зачёркнуто) Гермиона.»

- Гермиона это даже не смешно, сначала я думала, что ты встречаешься с Виктором, только чтобы Рон поревновал, но после вашей сцены в прошлом году мои сомнения развеялись. Он же даже не симпатичный! А квиддич тебе до лапочки, чтобы влюбиться в него из-за того, что он суперзвезда. Гермиона скажи, только честно, тебе хоть кто-нибудь за время обучения нравился?
- Да. Ну,… на втором курсе это был Гильдерой Локхард, – Гермиона и правда тогда влюбилась в очаровательно победителя нечисти.
- Это, я и сама знаю, ты же тогда валентинку ему писала с моей помощью.
- А ты Гарри с моей, – ой, не дай Бог Гарри узнает, что я помогала Джинни со стихом.
- Гермиона, не уходи от темы. Так кто тебе нравиться?
- Джинни я не могу сказать.
- Почему?!
- Это личное.
- Но я же тебе всегда говорю, кто мне нравиться!
- Это для того, чтобы я тебе помогла с твои парнем!
- НЕТ! Это потому что мне надо рассказать своей лучшей подруге, что меня гложет.
- НО МОЯ ЛЮБОВЬ МЕНЯ НЕ ГЛОЖЕТ! – Гермиона уже решила оправиться спать, но следующая фраза Джинни заставила её остаться на месте.
- Я ведь тоже ни разу не была с тобой откровенна, до конца, я тоже люблю Гарри, до сих пор, – Джинни опустила голову и приковала взгляд к ногам.
- Как любишь Гарри? То есть, что значит тоже? – Гермиона поняла, что не может найти себе место, и почувствовала себя крайне не удобно.
- Открой глаза! Если бы ты не следила всё время за Гарри, то давно уже заметила, что вся женская половина школы по нему сохнет. Только никто не знает, как правильно к нему подойти. А Гарри, как маленький ребенок не понимает, отчего ему достаётся столько женского внимания.
- Но… но ведь я не люблю Гарри, – Гермиона сказала так не уверенно, что любой человек даже не обратил на её слова внимания.
- Гермиона, хватит врать! Ты любишь Гарри, я это знаю, Рон это знает, а если не знает, то точно догадывается. Почему ты сама не скажешь Гарри, что любишь его? – Джинни, как и все Уизли обладала вспыльчивым характером и легко «выводилась из себя».
- Как? – Гермиона уже выглядела очень несчастной. – Ведь он меня не любит. Да, Джинни это так, и не надо обманываться, если я ему скажу, что влюблена в него, он начнет меня избегать, и любое слово будет воспринимать как провокацию. Уж лучше всё будет, как есть.
- Но ты же не сможешь всю жизнь провести рядом с ним, и не признаться, что любишь его.
- Ну, до сегодняшнего дня я как-то справлялась, а если Гарри и заметит что-то, то никогда неподаст виду.
- А как долго ты его любишь?
- Я не знаю. Я влюбилась в Мальчика-Который-Выжил ещё до того как встретила его в Хогвартсе. Когда перед первым годом обучения, я читала «Современную историю магии», мне стало так жалко Гарри Поттера, который потерял своих родителей. Потом я встретила его в Хогвартс-экспрессе, я не знаю, как, но я его сразу узнала. Нет, не по шраму. Наверное, это шло от сердца, наверно именно таким и должен быть Гарри Поттер в моих глазах. Когда я вернулась домой, после первого года, я нашла его колдографию и показала родителям. Тогда мама сказала: «И что ты нашла в этом парне?». А я и сама не знаю, что я нашла, просто… я люблю его. Люблю с первого взгляда, с нашей первой встречи; нет, не с той в поезде, а с той, что произошла в книге «Современная история магии». Как я хочу ему сказать, что самым моим счастливым днём до сих пор является Хеллоуин, когда он с Роном спасли меня от тролля, и мы стали друзьями. Он, наверное, даже и не представляет насколько он дорог мне. Джинни, ты не знаешь, как я хочу ему сказать, что люблю его, и меня даже не пугает, что за спиной будут говорить: «Вон она идёт. Сначала сдружилась, а теперь совсем хочет заарканить Гарри Поттера. Стерва». Я боюсь его отказа, боюсь, что он начнёт меня избегать. Наверно, поэтому, я захотела влюбиться в Локхарда и Крума, и у меня это почти получилось. Почти, – По щекам Гермионы покатились тихие слёзы отчаяния, голос стал по-детски надломленным. – Ты думаешь, я не замечала всех этих вертихвосток рядом с ним? Да, я готова их зубами порвать, как они посмели увязаться за моим Гарри, за его именем, за его внешностью. Никто из них, никто не знает какой он внутри. Они думают он герой, в шестнадцать лет победил Тёмного Лорда, признанный красавец магического мира, герой, смельчак. А Гарри совсем другой: мягкий, добрый, чуткий, и очень несчастный из-за своей популярности. Гарри как никто нуждается в любви и ласке. А они все хотят получить это от него, не давая НИЧЕГО взамен. Они все мне отвратительны!
- Значит, и я тебе отвратительна? – у Джинни против воли тоже потекли слёзы, наверное, из женской солидарности.
- Ты? Нет. Ты знаешь, Гарри, ты любишь его настоящего, не ту картинку из журнала.
- Я полюбила героя, спустившегося с поезда после его первого года в Хогвартсе, который через год спас меня от «Воспоминания» Тёмного Лорда. Да, я знаю Гарри, но честно, я люблю героя – Мальчика-который-выжил. Я знаю это не правильно, и, поэтому, я хочу забыть его. Я смогу полюбить другого.
- Я знаю Джинни, у тебя всё будет хорошо, и твою жизнь сложиться. А я… я буду любить Гарри… долго, очень долго , я не смогу без него, – Гермиона уже не жалела что открылась Джинни, наверное это когда-то надо было сделать.
- Мне жаль тебя Гермиона, ты заслужила быть любимой. Я пойду спать. Уже поздно. Спокойной ночи, Гермиона, – Джинни вяло поднялась с кресла и пошла к спальне девочек шестого курса.
- Спокойной ночи, Джинни, – Гермиона осталась сидеть на прежнем месте, даже не думая уходить. Ей надо было подумать.

Зачем, я всё рассказала Джинни? Наверное, это к лучшему, Джинни всё поймёт, она поможет. Конечно, Джинни никогда не узнает, что значит видеть Гарри по 15 часов в сутки, любить его 7 лет и скрывать свои чувства зная, что они не получат взаимности. Наверное, это моё проклятье. Я люблю и никогда не буду, любима в ответ.

Спокойной ночи тебе Гермиона, и пусть тебе присниться Гарри, как снился все последние годы.

Гермиона уснула в кресле, Косолапсус понял, что ласки больше не получит и отправился на ночную охоту. Камин стал медленно догорать, а эльфы домовики выслушав весь этот разговор и сообразив, что мешать им теперь никто не собирается, приготовились к уборке гостиной.

Но домовики оказались не единственными, случайными слушателями ночной беседы. У двери ведущей в спальню мальчиков седьмого курса стоял, собственной персоной, герой недавнешнего монолога Гермионы – Гарри Поттер.





Глава 2. Я хочу тебя полюбить

У двери ведущей в спальню мальчиков седьмого курса стоял, собственной персоной герой недавнешнего монолога Гермионы – Гарри Поттер.

***

У Гарри после последней битвы с Волдемортом появилась бессонница, и хотя он честно принимал все зелья, которые ему выписывала мадам Помфри, и улучшения уже появились, но всё равно он просыпался почти каждую ночь, и долго лежал без сна. На почве бессонницы у Гарри появились синяки под глазами, вечно измученный вид. Но даже такое состояние Гарри не могло отбить внимания поклонниц, которые следовали за ним попятам, надеясь быть замеченными красавцем и героем Гарри.

Сегодня ночь Гарри также проснулся и когда по прошествию часа сон так к нему и не пришёл, Гарри решил спуститься в гостиную и дописать эссе по зелья, которые он ненавидел, и под любым предлогом старался не делать. Выйдя за дверь Гарри, остановился как вкопанный, потому, что до него донеслись слова Джинни: «Гермиона, хватит врать! Ты любишь Гарри, я это знаю». Эти слова до сих пор звучали у него в ушах, и это никак не укладывалось в голове. Гарри так и стоял у двери и слушал исповедь Гермионы, и только после того как Джинни ушла, он начал осознавать всё услышанное этой ночью.

Гермиона любит меня?
Гермиона любит МЕНЯ?
Гермиона ЛЮБИТ меня!
ГЕРМИОНА любит меня!!!


Нет, этого не может быть! Она моя подруга, и всегда именно так ко мне относилась, я в этом уверен. Она не может меня любить, это не правильно. Она красивая девушка, и если бы не была так занята учёбой, то точно стала самой популярной на курсе. Она достойна лучшего – не меня! ОНА ДОСТОЙНА, БЫТЬ ЛЮБИМОЙ! Она моя подруга, и у меня ничего не может быть с ней.

Гарри ещё долго уверял себя, что Гермиона его подруга и, поэтому, он не сможет ответить ей взаимностью. Но правда была другой – Гарри не любил Гермиону, и искал себе оправдание. Да, она была ему симпатична, как любая симпатичная девушка. Да, он восхищался ей мозгами. Но, он просто не любил Гермиону.

Неужели она меня любит в течение всех семи лет. Я не хочу в это верить.

Мне жалко тебя Гермиона, ты не должна так мучиться. Я должен тебе помочь справиться с твоим чувством ко мне. Я сделаю все, чтобы ты стала счастливой.

Гарри медленно спустился по лестнице, и пошёл к креслу, в котором спала девушка. Сейчас он боялся её, не зная почему, он боялся подойти к ней. И в тоже время она влекла к себе, как маленький ребёнок – беспомощьный, рыдающий, которого надо защитить от внешнего-опасного мира. Гарри опустился на колени перед креслом Гермионы, и стал вглядываться в красивое лицо спящей девушки. За последнее время Гермиона сильно изменилась, она и сейчас не пользовалась косметикой, но на шестом курсе у неё проявилась своя красота, которая от природы. Гермиона была милой, очаровательной, и никакая «маска» Парвати или Лаванды не могла сравниться с той красотой, которую можно увидеть в Гермионе. Гарри считал, что эта девушка одна из самых красивых, которых ему приходилось видеть. Но всё равно он не мог её полюбить.

Мерлин, ну почему я? Почему ты не могла полюбить кого-то другого. Зачет тебе я?

***

Гермиона спала. Ей снилось, что она, Гарри, Рон и Луна сидят в Трёх Метлах и ведут дружескую беседу. Вот Рон с Луной начинаю целоваться. И Гермионе вместе с Гарри ничего не остаётся, как только покинуть влюблённых, и уйти из бара. На дворе ещё стоят, последние тёплые дни осени.

Под ногами шуршат опавшие листья, и, загребая листву носами ботинками, и пиная её, в неопределённую сторону, Гарри и Гермиона гуляют между домами Хогсмита.

- Гермиона?
- Что, Гарри?
- Помнишь, когда на чётвертом курсе я поссорился с Роном, мы с тобой стали проводить больше времени вместе, как сейчас?
- Да, помню. А почему ты спрашиваешь?
- Ты сейчас какая-то грустная, как на четвёртом курсе, тебя тревожит, что Рон встречается с Луной?
- Нет-нет, что ты, я счастлива за Рона, – для убедительности Гермиона попыталась радостно улыбнуться, но вышло как-то не важно. – Наверное, это осень на меня так действует.
- Но я же вижу, что тебя что-то тревожит. Почему ты не хочешь мне рассказать? – Гарри остановился и стал вглядываться в лицо Гермионы.
- Гарри, оставь это, – я не смогу ему сказать, что мне грустно оттого, что мы с Гарри уже столько раз гуляли здесь без Рона, как друзья, и никогда не сможем гулять как влюблённые. Гарри не любит меня.
- Гермиона, ты что влюбилась? – в зелёных глазах появился весёлый огонёк.
- ЧТО? Нет! Ты что, я… никогда… тебя, – Гермиона начала сбивчиво оправдываться, но Гарри перебил её.
- Меня?! Ну, ты даешь Гермиона! – Гарри откровенно веселился, не понимая, что попал в самое яблочко.
- Хватит ржать, Гарри!
- Гермиона, ты, правда, меня любишь? – Гарри вытирал выступившие от смеха слёзы.
- ДА! ДА! ДА! Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ ГАРРИ! Я ВСЮ ЖИЗНЬ ЛЮБЛЮ ТЕБЯ, ГАРРИ! ДАВАЙ, ПРОДОЛЖАЙ СМЕЯТЬСЯ! – Гермиона отвернулась, пытаясь скрыть слёзы, на Гарри её слова подействовали как удар молнии. Он остался стоять на месте с раскрытым ртом.
- Ты… ты, правда, меня любишь? Это не шутка? – лицо Гарри выражало абсолютное непонимание происходящего.
- Да, – коротко ответила Гермиона, не поворачиваясь, боясь посмотреть Гарри в глаза.
- Значит, ты любишь меня… я люблю тебя, и мы можем быть вместе?
- ЧТО?! – Гермиона, резко повернулась. Слёзы остановились, она стала внимательно всматривалась в лицо Гарри. Там уже не было веселья или волнения, во взгляде Гарри была нежность, смешанная с радостью.
- Гермиона, можно тебя поцеловать?
- Д…д…да, – теперь неопределённость появилось на лице Гермионы.

Как долго она ждала этого момента! Сейчас Гарри её поцелует, наконец-то. Но его губы остановились в миллиметре от её и…

- Гермиона.

***

- Гермиона. Гермиона вставай, – Гарри решил, что лучше всё-таки будет разбудить Гермиону, чтобы она отправилась спать к себе в кровать. – Гермиона, хватит спать.
- Что? Что случилось? – Гермиона не хотела выходить из сна. – Гарри? Что-то произошло? Почему, ты не спишь?
- Проснулась? – на лице Гарри появилась улыбка. – Ты же знаешь у меня бессонница, вот решил спуститься и дописать «зелья». А ты тут спишь, ну я и разбудил. Поздно уже, пора отправляться спать в свою постель. Кстати, она у тебя большая? Ты же главная староста, у тебя, и кровать, и комната отдельная.
- Нормальная, – Гермиона лениво протирала глаза. – А почему тебя интересует моя кровать?
- Никакого давления! – улыбка превратилась в оскал.
- ЧТО? Какое давление, ты на что намекаешь? – Гермиона подумала, что у неё случится шок, после его слов.
- Ну, вот, теперь ты точно проснулась, и можешь идти к себе в комнату, – хитрющая морда Гарри доводила Гермиону до безумия. Но после осознания для чего были сказанны его слова, она рассмеялась.
- Браво, Гарри! Кто бы мог подумать, что ты такой… раскованный в плане девушек! – от смеха Гермиона уже согнулась пополам.
- Гермиона, я же шутил, ты должна была это заметить.
- Я заметила! Только не сразу. Ты застал меня врасплох, – смех кончился, и Гермиона наслаждалась лицезрением Гарри.
- Ладно, сейчас уже действительно поздно, и тебе пора спать.
- А ты?
- А мне ещё писать эссе.
- Ты можешь дописать его у меня в комнате, – теперь игривая улыбка появилась у Гермионы.
- Что?! – лицо Гарри выражало шок, а Гермиона просто рассмеялась.
- Шучу, шучу. Ладно, я пошла спать, спокойной ночи, – Гермиона уже стала подниматься я кресла.
- Нет! Это хорошая идея, у тебя я действительно смогу дописать эссе, а домовики смогут нормально убраться в гостиной, – Гарри не шутил, теперь Гермиона это сразу поняла.
- Но… но я же буду спать?
- Не волнуйся, я не буду мешать, – Гарри взял со стола свои вещи и приготовился идти за Гермионой – Ну, что, пошли?
- Ладно… ладно пошли, – Гермиона была немного ошеломлена, таким поворотом событий. – Только тебе придётся подождать, пока я переоденусь.
- Конечно, я обещаю не подглядывать.
- Тогда пойдём.



Глава 3. Я всегда буду рядом

Комната старосты, представляла собой небольшое помещение с тяжёлым письменным столом, у большого без подоконников окно, массивным шкафом для одежды и двумя полками для книг стоящих друг на друге. Напротив шкафа, у стены стояла высокая, мягкая кровать, на которой при желании могли поместиться два человека (это замечание Гарри сразу задвинул в закрома своего сознания).

Сейчас в этой комнате, за письменным столом сидел Гарри, и готовил домашнюю работу по зельям. Гермиона, укутавшись одеялом, лежала в ночной рубашке (довольно плотной, чтобы не смущать Гарри) на кровати, и под свет исходивший от весящей на стене бра, читала книгу. Текст никак не хотел усваиваться в голове, от понимания того, что она сейчас находиться в одной комнате с Гарри, на дворе уже ночь, она лежит в одной ночной рубашке и в комнату без разрешение хозяина никто не может войти, становилось не по себе.
Волей неволей такие мысли начинали выводить в воображении возможное продолжение этой ночи.

Конечно, Гарри никогда не воспользуется такой возможностью, он слишком невинный, для того чтобы заняться сексом со своей лучшей подругой, да и для того чтобы заняться сексом с кем-то другим. «Гермиона откуда такая уверенность?» - случайная мысль.

А смогу ли я ему отказать, если вдруг Гарри предложит мне…хм… такое? Наверное, смогу. Это же страшно, терять девственность с тем, кто тебя не любит. Хотя лучше с Гарри, чем неизвестно с кем. Гарри никогда не сделает мне ничего плохого.

Ну, вот, я уже хочу его. Нет, я не могу хотеть Гарри! Гарри меня не любит. Гарри ещё девственник, если, конечно, какая-нибудь… м-м… нет не буду думать об этом слове… из Равенкло или Хаффелпафа его не совратила. Эти трави, пойдут на всё лишь бы получить в постель Мальчика-Который-Выжил.

О ЧЁМ Я ДУМАЮ? Это Гарри… Гарри мой друг, мой любимый друг, Гарри, которого… я хочу. Нет, всё, надо завязывать с идеей Гарри-лучший-любовник-в-мире.

Надо спать.

- Гарри ты ещё долго? Я хочу спать, – Гермиона очень натурально зевнула и отложила книгу.
- Гермиона, я даже не начинал это эссе, боюсь, я до утра не управлюсь, – Гарри разговаривал, не отрывая взгляда от книги, и постоянно делая записи на пергаменте.
- Но, я хочу спать, – Гермиона попыталась придать голосу жалобности, и детского «Хочу!»
- Гермиона, я же тебе не мешаю, спи, до утра я не буду тебя будить.
- Утром я сама могу встать, без помощников, – гнев у Гермионы всегда получался натуральным. – Может, ты допишешь своё эссе в гостиной?
- Гермиона у тебя удобней, и место лучше, но если тебя смущает безумно красивый парень, который ночью делает домашнюю работу в твоей комнате, я могу уйти. – Гарри повернулся и к свои словам добавил очаровательную улыбку, доказывая справедливость его слов. Он откровенно издевался над девушкой.
- Нет, ты меня нисколько не смущаешь. – Было видно, как под Гарриной улыбкой Гермиона слегка растерялась. – Просто я не могу уснуть, когда рядом кто-то скрепит пером. – Наверное, это было самый лучшим оправдание, которое она могла сейчас придумать.
- Обещаю, пока ты не уснёшь, я буду читать книгу. – Улыбка не сходила с лица юноши. Он знал, что Гермиона не устоит и разрешит ему остаться.
- И как ты собираешься узнать, когда я усну? – язвительно спросила хозяйка комнаты.
- Ты же храпишь как слон, мне Парвати вчера сказала, так я чуть с кровати не упал, - равнодушно-спокойно отозвался Гарри.
- ОТКУДА УПАЛ? Кто сказала?! КТО СЛОН?! – Вот теперь у Гермионы действительно случился шок. Конечно, она замечала те взгляды, которыми награждала Гарри Парвати, НО ЧТО ОНА ПОЛУЧИЛА НА НИХ ОТВЕТ!
- Шучу. Шучу, как всегда пошло и не смешно… почти как Рон. Не было у меня ничего с Парвати, и я не знаю, что ты храпишь как слон. ОПЯТЬ ШУЧУ! Положи подушку на место! – Гарри уже приготовился к обороне от ревнивости Гермионы, он решил, что здесь больше ревности. – Ты гораздо красивее, чем она и между вами мой выбор падёт на тебя, – А ведь Парвати недавно признали самой красивой девушкой с курса. – Солнышко, ты лучшая, ложись спать, обещаю, что не буду тебе мешать… и не обращу внимания на твой храп.

Гермиона отвернулась к стене и прекратила разговор. Гарри знал, что именно так и случиться. Он на шёстом курсе заметил слабость Гермионы к словестной нежности.

Достаточно её назвать: «Солнышко», «Лапочка», «Зайка» - и Гермиона сразу таит, и разрешит тебе хоть библиотеку заминировать. Хотя… библиотеку… нет, вот кабинет Дамблдора другое дело.

«Выглядело это примерно так:
- Гермиона, Лапочка, можно я заминируя кабинет Дамблдора, таким образом, чтобы когда он сел на стул, всё полетело к чёртовом матери? – блестящей улыбкой дорисивываем картинку.
- Гарри, если ты считаешь это правильным, - в этом месте Гермиона смущенно отворачивается, и можно уже идти готовить С4, - то, поступай как считаешь нужным.»


Через десять минут Гарри продолжил написание эссе, и написав три строчки, закончил. Лучше всё равно не будет, а Снейпу, что докторская диссертация, что сочинение на тему «Как я провёл свои летние каникулы, смотря порнофильмы», оценку он будет ставить одну и туже - «О», ну если хорошее настроение, то - «С».

Снейп, после победы Ордена над Волдемортом, стал ещё более невыносимым, потому, что газеты как с ума посходили, каждый день восхваляли «Золотого Мальчика», «Главного Борца Сил Света».

Гарри отложил перо и пергамент, и посмотреть на спящую Гермиону.

Сколько она прошла с ним? Сколько раз она спасала ему жизнь? А если бы она его не любила, она поступила бы так же? Конечно! Но она его любит, она хочет быть с ним, а Гарри не может ответить на её чувство взаимностью. Когда-то Дамблдор сказал, что любовь это самое сильное из всех чувств, что есть на свете. Тогда почему эта сила такая не правильна, почему, он не может полюбить эту, действительно красивую девушку? Потому, что она его лучшая подруга, но ради неё он пойдёт, и в огонь, и в воду.

Какая она красивая, когда спит.

Гарри подошёл к кровати Гермионы, и стал рассматривать лицо спящей девушки с растояния 5 дюймов.

Она олицетворение женской красоты. Во сне у неё такое безмятежное лицо, она не морщит носик, как всегда когда думает, не хмурит лоб, как когда она чем-то не довольна. Жалко только, что во сне я не вижу её улыбки. У Гермиона самая очаровательная улыбка!

Гермиона, перевернулась лицом к стене и выпустила воздух из лёгких. Гарри наклонился к «спящей красавице», мягко поцеловал в висок и прошептал, обращаясь к её сознанию:

- Я всегда буду рядом, можешь положиться на меня. Я смогу умереть за тебя, я смогу жить для тебя, и я смогу тебя полюбить.

Гарри не хотел оставлять Гермиону одну, даже когда она спит, он ощущал свой долг перед её чувством. Он вернулся к столу, за которым готовил эссе, сел на стул, и стал ждать восхода солнца.




Глава 4. Утро с тобой

На единственное окно в комнате старост, никогда не вешали шторы, а чтобы раннее солнце не будило старосту раньше времени, перед сном Гермиона всегда заклинала его от солнечного света, и заклинание ставила на «таймер». Заклинание снималось со звоном будильника. В этом случае проспать что-то важное было просто невозможно.

Но вчера, когда Гермиона вернулась в комнату вместе с Гарри, заклинание просто вылетело из головы. Раннее солнце нагло вырывало её из царства Морфея, и уже через 5 минут, после попадания солнечных лучей в комнату старост, Гермиона лежала на кровати с закрытыми глазами, но без сна.

Гарри всё ещё сидел в её комнате, и отрешённо смотрел в книгу по зелья, не переворачивая третью страницу уже очень долгое время.

- Доброе утро Гарри. – Гермиона открыла глаза и повернула голову в сторону письменного стола. За столом сидел Гарри. Видимо до сих пор готовит домашнюю работу по зельям.
- А… да, доброе утро. – Гарри рассеянно посмотрел на девушку.
- Ты ещё не дописал эссе? – Гермиона как всегда, в таких ситуациях, приняла серьёзный вид.
- Нет. Я всё сделал, просто, не знал чем заняться, вот и взял эту книгу.
- Гарри, эта учебник по зельям, ты же их ненавидишь.
- Да? Я не заметил, наверное, сильно задумался.
- О чём? – Гермиона встала с кровати и пошла в ванную комнату, которая примыкала к комнате старост.
- Не знаю. То есть знаю, но не знаю, как тебе сказать.
- Гарри, скажи оно есть, – из ванной комнаты, донёся шум воды.
- Я… Гермиона, ты знаешь, что меня сделали капитаном сборной гриффиндора по квиддичу, – Гарри решил врать.
- Гарри, ты волнуешься из-за игры? Ты обязательно победишь, у тебя сильная команда, в прошлом года вы раскатали все факультеты, как паровым катком.
- Да, наверное, ты права, но игра через три дня, а у нас было слишком мало тренировок. И, кстати, из-за тебя, – Гарри говорил каждое слово всё громче, чтобы Гермиона его услышала.
- Но ведь учеба важнее квиддича, ты должен в этом году заниматься особенно усердно, – это было лишь частью, правда. На самом деле, Гермионе было спокойнее, если Гарри был рядом, а не летал в небе, где тебе в любой момент могут снести голову.
- Гермиона, ты ничего не понимаешь в спорте.
- Я и не говорю, что я что-то понимаю в этой дурацкой игре. Да-да, именно дурацкой. Гарри, неужели тебе не надоело, оказываться в больнице после матчей, – шум воды затих.
- Нет! Гермиона, квиддич это здорово!

Гермиона, вышла в однотонно-голубом, махровом халате, взяла с при кроватной тумбочки свою палочку и заклинанием высушила волосы.

- Нет, Гарри, правда, было лучше, если бы ты, на шестом курсе, не вернулся в команду. Я бы не волновалась за тебя сидя на трибуне, – Гермиона наколдовала себе ширму. – Гарри, отвернись на минутку.
- Но, ты же будешь за ширмой, я всё равно ничего не увижу, даже если захочу, – после этих слов Гарри всё же исполнил просьбу Гермионы.
- А ты не хочешь? – со сторону Гермионы это была чистая провокация. Гарри всё-таки семнадцать лет, а она красивая девушка с хорошей фигурой.
- Гермиона, ты,правда хочешь чтобы я ответил. Ты же мой друг! Как я могу, думать о тебе такое? – Гарри лгал, он всё же парень, хоть скромный, но парень.
- Я всего лишь твой друг, – себе в нос, перефразируя слова Гарри, повторила Гермиона.
- Что? Я не слышал, – чуть запоздало спросил Гарри, потому, что услышал слова Гермионы из-за ширмы.
- Я спросила, сколько время, мы не опоздаем на завтрак? – Гермиона вышла из-за ширмы в стандартной, чёрной мантии.
- Нет, не опоздаем. Завтрак через 2 часа, – Гарри только сейчас, понял, что ещё утро - очень раннее утро.
- Как, тогда почему ты не сказал, что ещё так рано. Я было с удовольствие, полежала эти 2 часа в кровати, – Гермиона опять надела маску профессора Макгонагалл.
- Я не подумал. С того момента, как у меня началась бессонница, я часто забываю о времени. – Гарри действительно часто терялся во времени, утро от вечера отличалось только началом занятий, и началом тренировок по квиддичу.
- Но ты ведь принимаешь настойку, которую тебе выписала мадам Помфри? – Гермиона очень волновалась за Гарри, он правда последнее время выглядел слишком потерянным.
- Да, но она плохо помогает, – Гарри опустил голову, как бы говоря: «Гермиона, пожалей меня, обними покрепче», он знал, что именно так и выглядит, и делал это специально. Гарри понимал, что сейчас, Гермиона хочет пожалеть его, и от неё - это жалость не будет для него унизительной.

Гермиона так и сделала. Она подошла к Гарри, и, прижавшись грудью к его спине, обняла за плечи, сложив ладони на его груди.

За что тебя все так мучают? Все эти фотографы, день и ночь, стоящие у ворот Хогвартса. Этот чёртов Снейп с его язвительностью: «О-о-о звёзда мировой величины спустилась ко мне в скромную обитель, даже не опоздала на урок. Что, интерес фотографов к вашей персоне начал остывать, или ваших фотографий у них итак уже достаточно. Да, недавно вычитал интереснейшую статью, с Вашей фотографией, на которой Вы, не на уроке будет сказано, целовались с солистом одной известной рок-группы. Да, в интервью, солист не стал давать комментарий к этой фотографии. Может, вы нас просветите в тайны вашей ориентации. Это же так «важно»! 10 баллов с гриффиндора за пререкания с учителем! Начнём урок.» И так на каждом уроке зелий, а ещё, не дай Бог, Гарри опоздает, тогда Снейп весь урок будет ходить вокруг твоей парты и цитировать особо мерзкую статью, в которой ни слова правды - одна грязь. И в конце уже фирменное: «Мистер Поттер, неужели вы так волновались во время моего чтения статьи, что не смогли сварить нормальное зелье. Сожалею, «О»». И это громко, и при всём классе. Чёртов Снейп, чтобы ты себе язык откусил.

Но всех этих паразитов переплюнет крысёныш Малфой. Вот главная скотина среди всех остальных. После того как его отца посадили на пожизненный срок в Азкабан, и он остался жить с матерью, язык отсохнет перечислять все те гадости, которые он говорит у тебя за спиной. В лицо никогда, он боится тебя, как таракан тапок, но знает, тварь, что рядом с учителем ты ничего ему не сделаешь, и пользуется этим. А когда рядом никого, он вместе со своей свитой: папашей которых тоже посадили, огибает тебя за сто метров.

Бедный Гарри, почему тебя не оставят в покое, почему не дадут жить нормальной жизнью, которой тебе хочется.

- Бедный Гарри. За что тебе это всё?

Гарри продолжал сидеть, свесив голову, и не отвечая Гермионе. Ему мы было приятно чувствовать объятия девушки, переключая своё снимание со сложенных на груди ладошек девушки, к тому, что прижимается к его спине.

Нет, я не должен думать об этом. Да, она меня любит, но я не должен пользоваться её чувствами в своих интересах.




Глава 5. Наша проблема

Два часа Гермиона просидела рядом с Гарри за столом, и закрепляла нужный, на сегодня, материал. Она уже полюбила этот день. Ещё никогда утро не начиналось рядом с любимым человеком в свой комнате, а ведь впереди целый день. Каким он может быть замечательным.

Только Гарри сидел, как будто его стул заминировали, и безучастно смотрел в книги и свитки пергаментов.

- Гарри, что опять случилось?
- А? Нет, Гермиона всё нормально.
- Гарри не пытайся меня обмануть, я всегда вижу, когда с тобой что-то не так, – Гермиона смотрела Гарри прямо в глаза. Какие у него красивые глаза, вот только эта тревога во взгляде всё портит. – Гарри, тебя что-то тревожит?
- Да. Понимаешь, скоро нам надо идти на завтра, а Рон, небось, уже всей школе растрезвонил, что я не ночевал у себя в спальне. И если сейчас я выйду из твоей спальни, то многие могут это не правильно понять, и не правильно о нас подумать. Я беспокоюсь о тебе, – ещё Гарри понимал, что если их официально объявят парой, то ему придёт поддерживать статус кавалера Гермионы. А на такую ложь по отношению к Гермионе он пойти не мог. Он слишком дорожил её доверием.
- Ты думаешь, что они решат, что я завоевала сердце Мальчика-Который-Выжил, и начнут меня терроризировать? – кажется, терроризм по отношению к Гермионе, её нисколько не пугал. – Гарри против этого есть верный способ.
- Какой? – Сейчас Гермиона скажет свое, очередное, сверх умное или сверх глупое решение. Или сможет объединить оба.
- Ну, тебе надо просто подойти к первой, смотрящей на тебя дикими глазами, девчонке и предложить ей встречаться, ну, или выйти за тебя замуж, – Гермиона веселилась, думая про себя, что той, кому Гарри это предложит, она… что-нибудь точно оторвёт… может… голову. – Тогда начнут доставать не меня, а её. И все подумают, что ко мне ты зашёл из-за бессонницы, не зная, чем заняться.
- А если это будет Джинни?
- Ну… а зачем, Джинни смотреть на тебя дикими глазами, – хотя Гермиона ещё старалась поддержать весёлую обстановку, голос её начал терять уверенность. А ведь он прав, Джинни будет первая, кто так посмотрит.
- Может, она просто удивиться? – конечно, это будет не удивление, а ревность.
- Тогда к Джинни не подходи! – да, наверное, это лучший вариант. – Подойди к Парвати, она сразу согласить и всей школе расскажет: «Гарри ещё с самого утра заходит к Гермионе Грейнджер, чтобы спросить совета, как ко мне подкатить», только умоляю, не делай ей предложения.
- Почему? – хотя делать предложение Парвати, было последний делом, которым он думал занялся в этой жизни. И ни за что не довёл бы его до конца.
- Гарри, ты или дурак, или идиот, или кретин, или… или… или, этих «или» много, – Гермиона по-настоящему сердилась. – Ты сможешь выдержать с ней 24 часа?
- Нет, я повешусь, – веселая улыбка Гарри, смогла смягчила сердитую Гермиону.
- Тогда сразу, как выйдешь от меня, пригласи её на свидание. А вечером скажи, что это было ошибкой, что вы разные, и вообще я думаю, она не сильно расстроиться, – хотя кого это волнует? – А если её начнут доставать, скажи, что вы расстались. А можешь даже и не говорить. Парвати меня всегда бесила.
- Ты жестокая, – Гарри слегка пихнул Гермиону и бок.
- Не ко всем. Тебя я, например, очень люблю… исключительно, как друга, – поспешно добавить девушка, заметив, каким взглядом одарил её Гарри. – И никогда не пожалую войны с ревнивой девушкой.
- Ты очаровательна. – Гарри искусственно улыбнулся, пытаясь снять напряжение с Гермионы. – Я тебя обожаю.

Гарри вытянул руки, чтобы обнять Гермиону, и девушка повисла у него на шее.

Не давая возможность Гермионе проследить за его действиями, Гарри облегчённо выдохнул.

Как хорошо, что Гермиона успела добавить к признанию в любви, это: «исключительно, как друга». Я так не хочу её расстраивать, а соврать я не смогу. Она ведь мне доверяет не меньше чем…нет, она доверяет мне больше ВСЕХ.

***

Выходя из комнаты Гермиона, Гарри пришлось, столкнулся, с десятком диких… нет, озверевших-диких взглядов. Во всех читалось: «Как он мог?», «С кем?», «С зубрилой Грейнджер!», «Наверняка, она его трахнула!», «И чем эта сука лучше МЕНЯ?». Гарри не стал ждать когда, безумие ревнивой толпы выйдет на Гермиону, и пошёл к Парвати. Гермиона, которая до этого стояла за Гарриной спиной, теперь получала свою порцию смертоносно-презрительного внимания.

Подойдя к Парвати, Гарри заглянул в безумный глаза и улыбнулся, той улыбкой, от которой не только Гермиона, но и сама профессор Макгонагалл могла растаять. Дождавшись когда безумие смениться на недоумение, Гарри начал играть.

- Ммм…Парвати. Эээ… я тут говорил с Гермионой… она… она мне сказала, что ты… ну… может ты хочшь сходть со мной сёдня вечром. Ну… мы можем, погуляем у озера… сходим там… куда-нибудь. Куда ты хочешь? – роль была сыгранна, великолепна, если бы Гермиона не знала, что это спектакль, то уже краснела от ревности. Но лёгкая улыбка на её лице, была финальным штрихом завершающим «приглашение на свидание».
- К…конечно, Гарри, я с удовольствием с тобою встречусь, – Парвати сияла.
- Давай в семь у озера.
- Давай.
- Я рад, что ты согласилась. Пойду на завтра, а то проголодался, наверное, от волнения.
- Да, иди, я останусь поговорить с Лавандой.
- До семи. Гермиона пойдёшь со мной?
- Конечно, Гарри, нам ведь тоже надо поговорить, – радостная улыбка «теперь Гарри будет счастлив».

Гермиона улыбающаяся, и шепчущая Гарри на ухо какаю-то ахинею, которую сама потом не могла вспомнить, и этих двое выходят за портрет Полной Дамы.

Всё, цирк уехал, а клоуны остались.

***

Выйдя из гостиной, Гарри и Гермиона переглянулись. Пару раз прыснули, и рассмеялись в голос.




Глава 6. Я буду твоим защитником

Гарри и Гермиона молча сидели в Большом Зале и занимались набиванием животов. Гермиона думал о том, как может поступить на первом свидание Парвати.

Наверное, сразу полезет к Гарри со своими поцелуями, а перед этим всю школу созовет к окнам, чтобы посмотрели на представление. Вот ведь развратная шл… нет, не буду думать об этом слове! Надо как-то сказать Гарри, что Парвати может сразу потащить его в постель, пусть отшивает её, как можно раньше. Конечно, Гарри не согласится заниматься сексом на первом свидании, ещё и с Парвати, но мало ли. Парвати не плохая колдунья, и ещё не плохо натаскана в совращении парней.

Гарри не стал строить предположений о действиях Парвати на свидании. Он старался придумать, оправдание, чтобы их первое (И последнее) свидание не затянулось.

Парвати, которая появилась у них за спиной, «как снег на голову», разрушила это напряжённое молчание.

- Ой, Гарри! Ты ещё здесь, я как раз искала тебя, – Парвати по-свойски обняла юношу за шею, чмокнула в щёку, и села рядом, прижимаясь, как можно плотнее к «своему парню».
- Я буду в библиотеке Гарри, – Гермиона попыталась сказали это как можно серьёзнее, давая понять, что хочет оставить «влюблённых» наедине. Но Гарри чётко слышал злость и обиду в её голосе.
- Милый, понимаешь, я плохо подготовилась к Защите, и ты мог бы попросить профессора Фриллинга, чтобы он меня не спрашивал на уроке? Ты же с ним хорошо ладишь: он тебя послушает, – только Гермиона скрылась в дверях Большого Зала. Парвати, томным, сексуальных голосом прошептала свою просьбу Гарри на ухо.
- Да, конечно, я попрошу. Извини Парвати, я обещал Гермионе помочь в библиотеке, мне надо идти, – Гарри собирался оставить Парвати, потому, что такое внимание девушки, невольно пробуждало в нём сексуальное желание.
- Ты, правда, не забудешь? – Девушка продолжала сексуально шептать Гарри на ухо, и при этом тёрлась грудью об его руку.
- Да, то есть, нет. Я не забуду, обещаю. Парвати мне, правда, надо идти.
- Тогда иди, встретимся на уроке.

Парвати знала, что Гарри не забудет её просьбу. Хотя Защита была девушке не так сильно важна, как-то, что Гарри не забудет, каким образом эта просьба была сказана.

И, как любой нормальный парень захочет повторение.

Гарри вышел из Большого Зала и устремился на поиски Гермионы, сейчас он хотел быть рядом с ней.

***

Гермиона решила действительно пойти в библиотека. До начала занятий она и не надеялась увидеть Гарри. В библиотеку Гермиона выбрать самый длинный путь, потому, как спешить ей всё равно было некуда, и она даже не подозревала, что будет делать в библиотеке.

Что, она о себе возомнила? Если Гарри пригласил её на свидание, это не значит, что он уже её собственность. Как она смеет с ним так обращаться, будто он игрушка. Ненавижу её!

С такими мыслями Гермиона дошла до самого безлюдного коридора, которым редко кто пользовался. Она ещё не знала, что сразу за ней из Большого Зала вышел её главный враг со своей свитой. Малфой решил воспользоваться, что сейчас рядом с Гермионой никого не будет, и поиздеваться над девушкой.

Только Гермиона вошла в темноту коридора, как сразу почувствовала сильный удар в спину, которым она была отброшена к стене. Поднявшись с пола, она посмотрела в ту сторону, откуда мог быть занесён удар, и увидела ухмыляющегося Малфоя, который направил на неё палочку, а и ним Крэбба и Гойла, которые, засунув руки в карманы, просто стояли сзади своего главаря.

- Expelliarmus, – палочка вылетела из кармана мантии, и упала рядом с Малфоем. – Оба на! Ребята, вы только посмотрите, какая рыбка нам попалась. Всё Грейнджер, теперь ты точно попала.
- Только тронь меня Малфой, и я убью тебя, – по мере сокращения расстояния с Малфоем, Гермиона начинала спиной вжиматься в стену.
- Как? Ребята, попридержите грязнокровку, – Крэбб и Гойл встали с разных сторон от Гермионы, и прижали её руки и ноги к стене. – Ну, и что ты теперь мне сделаешь?
- Ты подонок Малфой, я тебя призираю! – Гермиона пыталась вырваться из хватки горилл Малфоя, хотя с её силой это было нереально.
- Ты, правда, так думаешь, нечтожество? – Малфой сильно ударил её кулаком в живот. От удара Гермиона подавилась воздухом. Из глаз, против воли, потекли слёзы. – Это от меня, я думаю, ребята захотят с тобой по другому развлечься. Правда, парни? – Крэбб и Гойл тупо заржали.

У Гермионы, от боли и унижения, слёзы пошли непрерывным потоком, она никогда не была в таком унизительном положении.

- Пусть только тронут! Я скажу Гарри, и он тебя с твоими подпевалами сотрёт в порошок! – из-за слёз голос звучал жалобно и надломлено.
- Гарри? Конечно, Гарри сотрет. Только если узнает, – гориллы снова заржали. – Знаешь, я очень не плохо научился пользоваться заклятьем стирания памяти, – гориллы продолжали хихикать. - Так, что Obliviate, и все дела, – теперь девушке стала по-настоящему страшно. – Зато, хоть женщиной себя почувствуешь. Поттер, небось, и не думал тебя так осчастливить. – смех свиты Малфоя закладывал девушке уши.
- Гарри… Гарри узнает, – Гермиона сама не поверила своим словам.
- Что ты всё заладила: «Гарри узнает», «Гарри сотрёт», ему плевать на тебя! Он сейчас сидит с Патил и даже не думает о тебе. Ты, что собралась всю жизнь бегать за ним, как собачонка? Он ведь тебя даже не замечает, ты для него не девушка! Так, друг, у которого всегда можно спросить совета, – Гермиона продолжала лить слёзы. Сейчас она слышала ту правду, которую боялась сказать себе. Малфой продолжал говорить, и при этом активно брызгал слюной в лицо девушки. – Ты ничего для Поттера не значишь, просто собачонка, готовая бегать за своим хозяином до самой смерти. И Поттер это знает, – От взгляда Малфоя, Гермионе хотелось убежать подальше, от слов умереть. – Ты нечтожество! Всю твою жизнь, Поттер, будет использовать тебя, как ему захочется, и ты преданным рабом будешь исполнять любую его просьбу.
- Гарри любит меня! – это было больше похоже на: «Заткнить тварь!»
- Ты, думаешь, он тебя любит, больше чем рыжего Уизли, или маглолюба Дамблдора? – Малфой получал удовольствие от мучений девушки. – Он никогда не посмотрит на тебя, как на девушку.
- Он знает, что я девушка!

Малфой упивался той растерянностью смешанной с болью и страхом, которая звачала в голосе девушки

- Да будь ты хоть оборотней, отношение Поттера от этого к тебе не измениться! Всё, ты надоела мне грязнокровка, ребята приступайте, я посмотрю.

Крэбб с Гойлом уже тянули свои руки к груди Гермиона, при этом крайне тупо улыбаясь, как:

- Reducto, – Малфой отлетел, и проехавшись по полу ударился головой о стену. – Stupefy, - Крэбб и Гойл столкнулись со стеной, и осели на пол.

В проходе с палочкой в руке, стоял Гарри Поттер.

Четверо молодых людей сейчас прибывали в растеряннои состоянии, трое из них выражали своё удивление, безумным страхом в глазах. Никто, из смотрящих сейчас на Гарри не видел, до этого, юношу в таком гневе.

Троица подонков, перед такой угрозой, испытывала животный страх.

Убей, лучше убей, но не надо на нас смотреть.

- Всё Малфой, это последняя капля. Crucio, – в последний момент Гарри отвёл палочку на миллиметр, и заклинание ударило в стену чуть левее от Малфоя. От удара заклинания, из стены вылетело несколько камешков. – Подонок! Ещё раз я увижу, что ты собрался сделать Гермионе больно, и лучше поверь, падаль, я не стану промахиваться. ТЫ СДОХНЕШЬ, ТВАРЬ! – Слова юноши волнами доходили до Малфоя. Казалось, одно слово и Гарри взорвётся, тогда Малфою точно не жить. – Ты сейчас возьмёшь своих прихвостней, и уберешься отсюда. ВОН!

При виде по-настоящему разгневанного Гарри, Малфою не надо было повторять дважды. Он уполз в противоположную сторону от Гарри. Крэбб и Гойл последовали за ним.

Когда эти трое исчезли из виду, Гарри немного остыл. Повернул голову в сторону Гермионы, он увидел зарёванную девушку, съехавшую по стене, когда руки Крэбба и Гойла отпустили её. Сейчас она свернулась у стены и продолжала всхлипывать. Злость ушла из Гарри, он хотел подойти к Гермионе, обнять её, упокоить, чтобы она почувствовала свою защищённость, чтобы прекратила плакать. И забыла об этом случае.

Юноша подошёл к несчастной подруге, и сел рядом с ней на грязный пол. Гарри не знал, как правильно успокаивать девушек. Он просто обнял её со всей нежностью, и зашептать на ухо: «теперь всё кончилось», «всё будет хорошо», «я рядом, и никто тебя не обидит». Реакция Гермионы на действия Гарри, была молниеносной. Она со всей силой обхватила Гарри поперёк груди, что, наверное, поломала не одно ребро. И зарыдала, заливая слезами мантию юноши.

- Гарри, я исп… испугалась. Они… хотели, – слова Гермионы прервались, и она заплакала ещё сильнее. «Солёная вода», которую Гарри почувствовал грудью, прошла сквозь плотную материю. – Он… сказал, что заколдует меня… чтобы… чтобы я тебе ничего не сказала.
- Гермиона, это Малфой. Он не достоин твоих слёз, - Гарри одной рукой продолжал обнимать Гермиону, а другой «снимал» слёзы девушки, с той части лица, которая была не впитана его мантией. – Больше он тебе ничего не сделает, а если даже попробует, я его зубами порву, – объятья Гермионы причиняли Гарри боль, но если ей так легче.
- Спасибо, – Гермиона, через слёзы улыбнулась в мантию Гарри. Она только сейчас поняла, что Гарри, только, что сделал для неё.

Пусть, как друга, зато, искренне Гарри любит меня. Чтобы Малфой там не говорил.




Глава 7. Перед свиданием

До вечера Гермиона не отходила от Гарри, она не переставала его благодарить и спрашивать, не надо ли чём-то ему помочь.

- Гермиона, сходи за меня на свидание с Парвати, – излишняя забота уже раздражала Гарри, и он, не подумав о чувствах девушки, ляпнул первой, что была на языке.
- Что? – Гермиона вспомнив, о Гаррином свидании, немного растеряла свою инициативу.
- Нет, ничего, просто глупость сказал. Ты, правда, мне хочешь помочь?
- Да, – попробовала с полной готовностью отозваться девушка.
- Пожалуйста, набросай мне эссе по заклинаниям.
- Но, Гарри, таким же образом ты ничего не выучишь! А в конце года у нас будет серьёзный экзамен, – Гермиона не отказывалась помочь Гарри, просто пыталась наставить его «на путь истинный».
- Гермиона, я же не прошу тебя выполнить за меня домашнюю работы. Просто выпиши самое главное, остальное я сам сделаю.
- Ладно, я обещаю помочь, но ты всё равно постарайся отвязаться от Парвати пораньше. Учиться всегда вашнее, чем ходить на свидания, - подрожая голосу профессора Макгонагалл, сказала Гермиона.
- Конечно, меня совсем не привлекает перспектива провести весь вечер, за разговорами о косметике. Куда лучше будет, если я проведу его с тобой, – Гарри улыбнулся Гермионе.
- Гарри, ты флиртуешь? – Гермиона ответила юноше своей, разоружаюшей улыбкой.
- Нет, – заметив секундное огорчение, в глазах Гермионы, юноша решил идти на попятную, – то есть, ты мне нравишься, как девушка, но ты мой друг. Я не могу с тобою флиртовать – это не правильно.
- Угу, я пошутила Гарри, ты тоже мой друг, – Гермиона, отвернулась от Гарри, чтобы скрыть проступившие слёзы. Всегда только друг. – Гарри мне надо в библиотеку. – Гермиону не поворачиваясь к Гарри, собралась уходит.
- Гермиона! Стой! Ты, правда, мне нравишься! – Гарри догнал Гермиону и развернул к себе. – Я серьёзно. Я хочу пригласить тебя на свидание, – Гарри улыбался, начиная игру и отдавая первый ход в руки Гермионы. Он готов был пойти, даже на свидание с лучшим другом, лишь бы Гермиона больше не расстраивалась сегодня. – Давай в пятницу вечером, сходим вместе в Хогсмит?
- Но, Гарри мы итак в пятницу пойдём вместе в Хогсмит. Рон пойдёт с Луной, и мы им будет только мешать, а перед матчем тебе надо развеяться, – Гермиона развеселилась, от словами юноши. Хотя в душе ей было очень приятно слышать это от Гарри. Игра принята.
- Нет, я предлагаю тебе пойти на свидание, может сходим к мадам Паддифут? – Гарри чувствовал себя очень скованно, приглашая лучшую подругу на свидание.
- Хорошо Гарри, – Гермиона сделала вид, будто принимает его игру. – Только учти в конце свидания, я всегда целуюсь со своим кавалером, – Гермиона изобразила мечтательную улыбку, хотя надеялась, что в конце… хм… свидания Гарри действительно будет с ней целоваться, пусть, как с подругой - только в губы. Просто чтобы не нарушить якобы сложившуюся традицию.
- Но, ты же не ходишь на свидание! – у Гарри сейчас был очень глупый вид.
- А откуда ты знаешь? – Гермионы лукаво улыбнулась. – Ты попал Гарри, придется держать данное слово, – хотя Гермиона действительно не ходила на свидания, и ни разу не целовалась, даже в губы.

Ход сделан, игра окончена.

Ещё раз, улыбнувшись той улыбкой, которую так любил Гарри. Гермиона ушла в библиотеку.

Ну, вот не стал расстраивать Гермиону, и как всё обернулось. Неужели мне действительно придется целоваться с ней.

О предстоящем вечером, свидании Гарри уже забыл. Целовать Парвати, и целовать Гермиону две ОЧЕНЬ разные вещи.

Парвати это одно, уже не раз приходилось быть пойманным какое-нибудь девушкой и быть зацелованным ею до полусмерти, а потом выслушивать: «Ой, извини! Я обозналась! А тебе понравилось?». Но лучшая подруга, которая ещё и любит тебя. О, Мерлин! Может просто поцеловать её в щечку? Нет, так она может обидеться, подумать, что она мне не нравиться. НО ВЕДЬ ЭТО НЕ ТАК! Тогда в губы.
Интересно, как Гермиона целуется, наверное даже не умеет и никогда не целовалась. Нет, я не против, провести с ней ликбез, мне думаю… даже приятно. Всё-таки, Гермиона красивая девушка, а какая у неё улыбка!
Гарри хватит! Ты же не любишь её, лучше подумай, как ты будешь сегодня отшивать Парвати.
Да, Гермиона правильнее всего охарактеризовала моё положение: «Ты попал Гарри».


***

На часах в гостиной гриффиндора было полседьмого. Гарри сидел в кресле напротив Гермионы, и смотрел в камин. Языки пламени завораживали, и юноша полностью отдал своё внимание огню.

- Гарри, я Гермиона, вызываю Гарри, – Гермиона оторвалась от книги и решила отдохнуть, поговорив с другом. Рона никогда вечером не было в гостиной. Ужас! Он совсем запустил учёбу, и Джинни, говорит, что Луна стала ещё более «затуманенной» на уроках. Надо обязательно, что-то с этим делать.
- Да, Гермиона, я слушаю, – Гарри перевёл взгляд на девушку.
- Гарри, если ты, так и будешь сидеть, то Парвати придется читать тебе лекцию «о пунктуальности».
- Не волнуйся, я успею. – Гарри расфокусировано смотрел в глаза Гермионы.
- Ты плохо выглядишь. Тебе надо побольше спать.
- Гермиона я не могу, настойка мадам Помфри помогает, но сразу никто не вылечиться, а зелья от сновидение вызывает привыкание, поэтому, я не хочу им злоупотреблять. Перед матчем, обязательно, с помощь него высплюсь.
- Гарри, человек должен спать по восемь часов в сутки! А не в неделю, как ты, – Гермиона не знала, как помочь Гарри с бессонницей, но не могла смотреть на любимого человека, в таком состоянии.
- Я, правда, себе хорошо чувствую, просто задумался.
- Такое ощущение, что ты всё время задумываешься, – Гермиона позволила себе грустную улыбку.
- Гермиона, ты, правда, целуешься после свиданий? – Гарри резко перевёл разговор к другой теме и немного перефразировал вопрос, который хотел задать: «Гермиона ты, правда, ходишь на свидания, и целуешься на них?»
- Если тебя это смущает, или тебе это неприятно, то ты можешь нарушить сложившуюся традицию. – Гермиона сделала обиженное лицо, как бы думая, что Гарри она не приятна, и уткнулась в книгу.
- Нет! Гермиона, я просто думал, что лучшие друзья не целуются. – Гарри смотрел в глаза Гермионе.
- Лучшие друзья ещё не ходят на свидания. – Гермиона обиженно отвела взгляд.
- Свидание! Мерлин, я опоздаю! Гермиона мне надо идти, – Гарри встал с кресла, и пошёл к выходу.
- Иди, – девушка продолжала не смотреть в сторону юноши.




Глава 8. Свидание

Наверное, надо было причесаться.
Ладно, и так сойдёт, лучше я уже не сделаю. Но вот переодеться – точно надо было. Всё-таки мантию, вне учебного времени - перед свиданием, можно сменить на наряд по-призентабильнее. Наверное привычка от Гермионы. Она если сменяет мантия, то на широкий свитер и длинную, плотную юбку, или свободные брюки и к ним тяжёлую кофту. Топики, шортики, мини-юбки и т.д. – всё это стандартные наряды модниц, вроде Парвати, Панси или Чу.
Интересно, как Гермиона в этом выглядит, фигура у неё хорошая.
Стоп, Гарри не загоняйся!


Такие мысли были у Гарри Поттера, который спешил к озеру, на свидание с красавицей Хогвартса - Парвати Патил. У озера Гарри оказался без трёх минут семь. Парвати поблизости не было.

Опаздавать на свидание с Гарри Поттер! – мысленно возмущался юноша. – А это повод для скандала!

Прошло 15 минут. Гарри сидел на земле и лениво рвал трававинки. Хорошо, что погода была ещё тёплая и заболеть опасости не было.

Может уйти. Знал же, что опоздает, куда спешил? Нет, пусть только придёт – сразу устрою скандал с разрывом всех «зарождавшихся отношёний»

Только юноша поднялся с земли, как со стороны Хогвартса его окликнула «его пассия». Парвати весело махая рукой шла в сторону Гарри. На ней была чёрная юбка до колен и светлая блузка, которая просвечивая, открывала прекрасный вид – розовый бюсгалтер на размер меньше чем следовало.

Гарри с гневным лицом всречал девушку. Парвати не замечая этого подошла и обняв за шею поцеловала в губы.

- Заждался милый? – после затянувщегося поцелую спросила Парвати.
- Почему ты опаздала? – с гневным лицом спросил Гарри. Надеясь, что такая реакция на поцелуй Парвати, смутит её.
- Гарри, опаздывать - прерогатива всех девушек этой планеты. – Заметив недоумения в глазах юноши, Парвати порадовалась. Она полчаса с профессором Трелони учила эту фразу.
- Кто тебе это сказал? – удивление юноши сбило его с мысли.
- Гермиона, - спокойно соврала Парвати.
- Неужели?

Не надо врать! Гермиона тебя ненавидит, даже разговаривать с тобой не станет.

- А что ты думал? Мы пять лет жили в одной спальне, все разговоры были только про парней, - соблазнительно надув губки сказала Парвати. – Кстати, она тебя считает хорошим другом, но никак не классным парнем.
- Правильно, она тоже для меня только хороший друг.

Мерлин, и кто же научил Парвати так врать? Наверно, Трелони.

- А почему ты не захотел встретиться в гостиной, а предложил у озера.

Скорее всего смутился, или просто не хочет, чтобы на него пялилась вся гостиная гриффиндора. Глупенький, незнает, что сейчас за нами, все кто только можно, наблюдают из окон Хогвартса.

- Ну… тебе ведь удобнее от профессора Трелони идти сразу к озеру, а не заходить в гостиную, чтобы потом, всё-равно пойти на улицу.

Неужели не понятно, что я НЕХОЧУ, чтобы все кто сейчас прильнули к окнам, шептались у меня за спиной.

- Ты такой заботливый. – И такой врунишка. Парвити снова потянулась к Гарри для поцелуя. После взяла по руку и повела в сторону Хогвартского Парка, который считался главным местом для свиданий всех влюблённых. И где можно было целоваться не боясь, что за тобой будут подсмотривать - на Парке лежали какие-то заклятья, которые не давали парочкам встречаться друг с другой.

Да, пожалуй от Парвати, так, просто не отвяжешься, надо быстрее что-то придумывать, а то она уже в Парк повела. Наверное там меня изнасилует. Хотя с изнасилование врят ли у неё что-то получится. Только что-то начнётся, и сразу Снейп сработает, вместо детектора целомудренной любви. Тогда скандала не миновать. Мерлин, а если именно этого она и хочет? Нет, срочно надо думать, как от неё отвязаться.

***

Шлюха, просто шлюха, - такие мысли были сейчас в голове у старосты школы Гермионы Грейнжер. – Нет, ну, как эта тварь с ним обращается, будто он собачонка которую она решила вывести на прогулку.
Он же человек!
Интерестно, все остальные видят то же что и я, или для них это романтическое свидание «нашего любимого Гарри и этой стервы, которая завладела его сердцем». Слепой же заметит, что в этом… хм свидании доминирующаю позицию занимает Парвати, а Гарри даже не понимает, что вокруг него происходит. Шлюха, опять эта слащавая улыбка. ШЛЮХА!
Нет Гарри не отвечай ей! Зачем? Зачем ты разбиваешь мне сердце? Почему все девчонки должны лезть к тебе со своими поцелуями. 15 штук, и это только те, кто восхищённо рассказывали, как они подловили тебя в тёмном коридоре и: «Девочки, вы не представляете, как он целуется! Когда я спросила, понравился ли ему мой поцелуй, он, знаете, так мило мне улыбнулся». Дуры! Мило он ей улыбнулся. Да будь его воля никто бы из вас, к нему, на пушечный выстрел не подошёл.
Ладно Гермиона зависть плохое чувство, если бы не твоя дружба с Гарри, ты уже давно прописалась 16-ой в рядах «охотниц за сладким мальчиком»,
- девушка отвернулась от окна и пошла в гостиную, куда через несколько минут явилась стая гриффиндорских «охотниц», обмениваться колкими репликами в сторону Парвати, после увиденного.

Под девичье шептание, с разной степенью зависти и отвращения, Гермиона возвращалась к своим мыслям, уже не глядя в раскрытую на коленях книгу. – Как же не приятно на себе осознавать, что самая близкая к Гарри девушка не может, как все глупые девчонки, целоваться с ним в тёмных коридорах. Наверное мой рок, быть к нему, и ближе, и дальше чем все остальные девушки. И ведь даже не факт, что на первом нашем свидании я получу свой поцелуй. Настоящий поцелуй Гарри Поттера, которого он дествительно хочет. Любимого Гарри, и такого надёжного.

Гермиона вспомнила, как Гарри спас её сегодня от Малфоя, - Нет, девушки, сколько вы Гарри не подлавливайте, а таким нежным, как сегодня со мной, он врят ли ещё с кем-то будет. – Из воспоминаний об объятиях Гарри, Гермиону вывела наглая сестрёнка Рона, которая, только, что плюхнулась в кресло рядом с Гермионой.

- Знаешь, что я только, что видела? – у Джинни был такой вид, будто она была готова рассказать Гермионе все тайны Вселенной.
- Угу, - невнятно ответила девушка, не желая возвращаться в реальость.
- И?
- Что «И?»? Придёт, дам, как другу ему совет, чтобы на следующем свидании он не стоял истуканом. Пусть подъигрывает Парвати, – своим ответом Гермиона дала понять, что этот разговор ей не приятен.
- Ты ревнуешь?
- А ты? – дерзко спросила девушка.
- Да, - Джинни опустила к коленям голову.
- Я тоже, - после этих слов Гермиона взяла книгу, которую даже не читала, и пошла к себе в комнату.




Глава 9. Свидание. Последствия

Гарри гулял по хогвартскому парку вместе с Парвати. Девушка постоянно что-то рассказывала, и от её болтавни Гарри готов был лезть на стену, если бы выше названная находилась поблизость. Замолкала Парвати только для того, чтобы вовлечь Гарри в новый поцелуй, которые с каждый разом становились всё откровеннее. Руки юноши, с молчаливого согласия Парвати, уже побывали во всех приличных, и не приличных местах тела девушки, которая сама по началу управляла его действиями.
Парвати была просто в восторге от такого обращения с ней «Золотого мальчика».

Вот так девчонки, пока вы будете размазывать сопли, я уже затащу Гарри Поттера к себе в постель, а может даже не в постель, а к алтарю, сейчас прямо в парке его совращу, и пусть потом только попробует сказать, что я не его девушка. А дальше свадьба, дети, и он от меня никуда не денеться.

Парвати остановилась, и держа за рука юношу заставила его развернуться к неё.

Нет, ну когда же ей надоест со мной целоваться. Опять это препетание ресниц. Да знаю, знаю. – Гарри за руку притянул Парвати для поцелуя, а другую, свободную руку, запустил девушке в волосы.

Парвати, как вторая одежда прижалась к Гарри, и положила руку юношу себе на бедро, и не отпуская её начала вести к ягодицам.

- Мисс Патил, Поттер, что здесь происходит! – молодый люди сразу отскочили друг от друга на метр. Такая реакция студентов, уже не превый год забавляла Снейпа. И плевать на слова Дамблдора о том, что мешать влюблённым не этично.
- Мы целовались, сэр, - ответил Гарри пытаясь отчистить губы от помады.
- Теперь это назавается поцелуем, - язвительность Снейпа вызвала румянец на щеках юноши и девушки.
- Профессор, разве молодым людям запрещено целоваться в парке?
- Поттер, где была ваша рука?
- Это не ваше дело, сэр, - поспешно добавила Парвати, защищая своего молодого человека.
- Правильно, это ваше дело мисс Патил, а за ваши действия, дом гриффиндора лишится 50 баллов. Если через пять минут вы не будете у себя в гостиной, то гриффиндор лишиться всех баллов заработанных мисс Грейнжер. Я думаю ей это не понравиться, правильно Поттер? – Гарри после этих слов был готов броситься на своего профессора.
- При чём здесь Гермиона? – ярость была не прикрой, в голосе юноши.
- Вы идиот, Поттер, - после этого оскорбления Снейп развернулся, чтобы уйти и оставить молодых людей, в относительном покое. – Через пять минут я вернусь, - бросил профессор не остонавливаясь и не поворачиваясь.

Минуты две, с момента уходы Снейпа, Гарри стоял и тихим голосом проклинал профессора. Если бы слова Гарри слышал сам Снейп, то не задумываесь пустил бы в юношу смертельное проклятье. Гарри ещё долго готов был так стоять, и придумавать Снейпу новые названия, но Парвати решила, что лучше будет если они действительно уйдут и привлекла внимание юноши осторожным касанием руки.

- Гарри, может нас действительно уйти, а то мне кажеться Снейп не шутил, - юноша только сейчас вспомнил, что он здесь не один.
- Да, пошли, - и первым пошёл в сторону замка. Парвати догнала юношу и взяв под руку, положила голову на плечё Гарри.

***

- Какой он всё-таки противный человек! – Парвати подала голос только когда они вошли в замок.
- Да, точно козёл, - Гарри даже не замечал идущую рядом девушку.
- Знаешь, если бы не Снейп, этот вечер стал бы лучшим в моей жизни.
- Да, точно козёл.
- А ведь я даже не представляла, что среди всех девушек, которые к тебе клеяться, ты выберешь именно меня.
- Да, точно козёл.
- Гарри! Я сейчас не о Снейпе!
- Да, точно… что ты говоришь? – юноша остановился и посмотрел на свою спутницу.
- Я говорю, что странно, что ты выбрал меня, из всех, кто готов был душу дьяволу продать за внимание Гарри Поттера.
- Угу.
- А мы с Лавандой даже думали, сделать для тебя браслет с любовным зельем, - девушка улыбнулась, вспоминая прошлое.
- Что сделать? – Гарри не понимал о чём говорит Парвати.
- Браслет – это такая штука, которая отличается от обычного любовного зелья, тем, что он может заставить любить не одного человека, а сразу нескольких, одиноково.
- И что?
- Надо, просто написать на внутренней стороне браслета имена, тех, кого выбранный человек должен полюбить. А внутрь браслета залить любовное зелье с частицами всех, кого должен полюбить объект.
- Но, ведь человек не будет всю жизнь носить, эту глупую штуку!
- Через полгода браслет, бесследно, вращивается в руку, при помощи простого заклинания. А все воспоминания о браслете подтираются Obliviate.
- Но ведь такой браслет должен долго делаться? – Гарри, как только услышал о браслете, вспомнил Гермиону.
- Пять минут и знание трансфинурации! – гордо сообщила девушка.
- Значит ты с Лавандой хотели влюбить меня в вас! И я даже ничего не знал! А через полгода вы стираете мне память и я всю жизнь люблю только вас, и даже не подозреваю, что это чувство мне искуственно привито?! – юноша решил разыграть уже вторую комедию за сегодня.
- Но мы же этого не сделали! – девушка испугалась, что сейчас Гарри захочет с ней порвать, после всего услышанного.
- А откуда я могу это знать?! – наверное в магловском мире я легко мог стать актёром. – Как же я в тебе ошибся, ты такая же как и все остальные – готова пойти на всё лишь бы получить, то, что тебе хочеться.
- Это не так!
- Всё мы расстаёмся. Я больше не хочу иметь ничего общего с человеком, который не считаеться с моими чувствами, - какой я нежный человек.
- Но Гарри!
- Что Гарри? Мы расстаёмся. Это моё последнее слово, и можешь больше не подходить ко мне.

Юноша отвернулся от Парвати и ушёл, довольно улыбаясь, тому, что свидание удалось.

Парвати осталась стаять, и удивляться такой, неожиданной реакцией юноши.

Ладно он ещё вернёться. А не вернётся, ему же хуже. Лучше меня, он врят ли кого-то найдёт.

***

Гермиона вышла в гостиную гриффиндора, когда на часах было уже десять часов, - просто, чтобы посмотреть, всё ли в порядке, - чтобы узнать, отшил Гарри Парвати, или нет. И вообще, где этого Гарри черти носят?

У окна в гостиной собралась стайка девушек, которые явно о чём-то шептались. Гермиона решила не вмешиваться в девичьи сплетни, поэтому, сразу пошла к камину, где сидела раньше. Рядом с камином, на любимом кресле Гермионы, мирно почёсывая Косолопсуса расположилась Джинни. Взгляд у сестры Рона давал понять, что сейчас, её будет довольно трудно вернуть в реальный мир, из мира грёз. Гермиона расположилась в кресле напротв Джинни, и Косолапсус заметив не занятые коленки хозяйки, решил, что «на гостях хорошо, а дома лучшее».
Джинни провела рукой по тому месту, где должен был находиться кот, и не найдя его, руки Джинни прешли в спокойное состояние. При этом девушка даже и не думала возвращаться к реальности.

- Джинни! – Гермиона решила, что Джинни может знать где сейчас Гарри. – Космос, космос, я Земля, вызываю на связь. Блин, Джинни подъём!
- А-а-а, - Джинни попыталась сфокусировать взгляд на Гермионе, получалось плохо.
- Джинни ты, что с Крэббом подружилась? Он тебя тупостью заразил?
- Нет, просто думаю.
- Я вижу. И как она?
- Кто?
- Жизнь думающей девушки! – Гермиона откровенно посмеивалась над подругой, уже забыв, что недавно сильно рассердилась на неё.
- Ой, Гермиона хватит остроумничать. Ты знаешь, что Гарри не продержался и дня с Парвати?
- Не удивительно, - девушка попыталась сказать это как можно тише.
- Что?
- А что случилось?
- Вон девчонки стоят, можешь сама спросить у Парвати.
- Я лучше тебя послушаю. Только самую суть.
- Ну тут суть такая – наш Гарри, оказываеться очень ранимый мальчик. Только Парвати сказала, что они с Лавандой хотели его приворожить, как Гарри сразу сказал, что разрывает с ней. Что-то про то, что Парвати совсем не думает о его чувствах, и т.д. Вообщем распсиховался не на шутку, – Гермиона всё время когда Джинни говорила, пыталась скрыть улыбку. Видимо это у нею не совсем хорошо получилось. – Что ты улыбаешься? Парвати сказала, что до этого у них всё было отлично! Они разговаривали, целовались, Гарри её трогал везде, да так, что даже Снейп прибежал! – улыбка Гермионы моментально потухла.
- Может она врёт, - неуверенно сказала девушка.
- Может, но 50 баллов с гриффиндора сняли, а когда Снейп пристукал Дина, который… трогал мою грудь, он снял только 20.
- Но ведь Гарри, он не любит больше, чем Дина. – Я убью этого Гарри!
- Твоя правда.

На этом разговор девушек закончился. Джинни снова ушла в себя, а Гермиона осталась сидеть и ждать Гарри, которому поклялась оторвать… ногти, как только придёт.

А Гарри в это время был у Снейпа. И вернулся в гостиную только к полуночи.

Тогда он и попал под горячую руку ревнивой Гермионы.




Глава 10. Решение у Снейпа

Значит браслет.

Гарри после свидания бродил по замку не разбирая дороги.

Интерестная идея. Вроде всё просто, сделать браслет, добавить в него любовное зелья с волосом Гермионы, его найти не проблема, и через пол года врастить браслет себе в руку. Да, ещё надо будет стереть себе всё, что я знаю о браслете – это и пугает. Заставить себя забыть даже эту часть жизни и не знать, что твоё чувство к человеку не настоящее. Проще сказать, всю жизнь обманывать Гермиону. Но ведь ни она, ни я об этом уже не узнаем.
Да-а-а, что-то сложновато, в итоге, получается. Но ведь я обещал себе сделать Гермиону счастливой! Значит нужен браслет, и желательно сделать его до пятницы, то есть, до свидания. Ещё проблема, вдруг Гермиона, заменит во мне измениния, а она может заметить. И где достать рецепт зелья? Браслет я сам могу сделать, но вот зелья, с этим смогла бы справиться в школе только Гермиона, и Снейп. Гермиону сразу вычёркиваем. Снейп. Снейп любовное зелье может спокойно приготовить, но вот, как заставить его это сделать? Imperio? НЕТ! Попросить? Даже смешно.


Дорога сама привела Гарри к кабинету мастера зелий.

Отлично, я сам пршёл. Зайти? НЕТ! Хотя решать с браслетом надо побыстрее. Зайду.

Юноша постучал в дверь ненавистного кабинета и зная, что Снейп всё равно не ответит, зашёл. Снейп сидел за столом и рассматривал какие-то пергаменты, - странный человек, когда он нужен, он на месте, когда не нужен, он всё равно где рядом. – Гарри ещё немного постоял у двери, надеясь, что учитель его заметит. И осозвав бесполезность своего ожидания подал голос.

- Профессор Снейп, сэр? – как же неприятно самому начинать такой щепетильный разговор с этим человеком.
- Что? Поттер, пришли лично сообщить, что свидание с мисс Патил закончилось? – Снейп сразу придал голосу язвительность. Это и вызвало у Гарри чувство закончить разговор и убраться подальше, но раз начал, то надо всё довести до конца.
- Нет. Сэр, мне нужна ваша помощь, - неужели я это сказал?
- Что вы сказали Поттер? – Не может быть такого, чтобы этот нахал, по своей воле пришёл ко мне за помощью.
- Сэр, я хочу, что вы помогли мне с одим делом.
- Каким? – от шока, что Поттер стоит в его кабинет, и просит у него помощи, Снейп забыл сразу отказаться.
- Мне надо, чтобы вы помогли мне приготовить любовное зелье, сэр. – Гарри собрал всю свою смелость, чтобы ответит, и не покраснеть.
- Вы с ума сошли, Поттер! – Он что проспорил кому-то?
- Нет, сэр, я абсолютно серьёзно.
- Поттер, готовить это зелье в школе запрещено! И даже если если бы его не запретили, я не стал бы вам помогать!
- Сэр, но кроме вас никто всё равно его не сможет приготовить, нужны способности, и ингредиенты, которые есть только у вас, - юноша решил крыть свои уважением к таланту профессора.
- Не надо лести, Поттер, выша подрура мисс Грейнжер может спокойно приготовить это зелье.
- Я не могу попросить её об этом, – Гарри опустил голову.
- Неужели, Вы хотите приготовить зелье для вашей подруги, - это даже смешно, неужели этот бездарь даже не видит, что его подруга уже не первый год по нему сохнет?
- Нет, сэр, любовное зелье мне надо не для Гермионы.
- Тогда для кого? Мисс Патил? Врят ли, она и так влюблена в Вас поуши.
- Это зелье не для девушки, - ой, что я сказал.
- Ого! – Кто бы мог подумать, что красавчик Хогвартса голубой. – Поттер, неужели это зелье для меня.
- Нет, сэр. Для меня, - юноша смотрел на учителя самыми честными глазами.
- Поттер, вы издеваетесь? – Снейп уже хотел крикнуть: «100 быллов с гриффиндора, и вон из моего кабинета».
- Сэр, это правда, мне нужно полюбить одну девушку, – Гарри смотрел профессору прямо в глаза, чтобы при желание Снейп мог прочитать его мысли, но профессор так расстерялся, что не догодался так поступить.
- Поттер, Вы, что, идиот?! – может он напился?
- Сэр, одна девушка меня любит, и я хочу ответить ей взаимностью, - ну, почему, Снейп никогда мне не верит?
- Если мисс Грейнжер вы не можете попросить, о помощи, то могу предположить, что эта девушка именно она, - Снейп даже не спращивал, он как всегда нашёл ответ логическим путём.
- Да, сэр, это Гермиона, - юноша старался разговаривать с профессором, как можно холодным, деловым тоном.
- Позвольте тогда спросить, зачем вам влюбляться в мисс Грейнжер? Разве она не заслуживает, кого более достойного, чем Вы, бегающий за ней собачёнкой, и разве Вы желаете ей войны, с вашими ревнивами поклойницами. – Снейп вдруг стал серьёзным.
- Просто я узнал, что она уже давно любит меня. И мучается из-за того, что я не могу ответить на её чувство, и отношусь к ней только, как к другу. Я бы с удовольствием дал ей зелье отворота, если оно было бы.
- Но можно стереть мисс Грейнжер все воспоминания о вас.
- Сэр, Вы серьёзно? – насмешливо спросил Гарри.
- 10 баллов с гриффиндора. Поттер, но вы же не сможеть всё время, пить зелья, чтобы всегда быть влюблённым в ваш подругу.
- Браслет, сэр. Я узнал, что с помощь браслета, можно всегда быть влюблённым в определённого человека, – после этих Снейп посмотрел на юношу, как на умалишённого.
- Вы, точно, с ума сошли, Поттер! – по своей воле надеть браслет, потом врастить его себе в руку, и стереть себе память... смело.
- Сэр, я хочу, чтобы Гермиона была счастливой, а если я смогу ей полюбить она будет счастлива. Я уверен.
- Вы слишком много о себе думаете, Поттер. Но, не стану отрицать, мисс Грейнжер действительно очень любит вас, - конечно Снейп уже успел покопаться в её в голове, за семь лет.
- Профессор, так вы мне поможете, или мне уходить? – Гарри уже надоел профессор, и решил, что дальше тянуть с вопросом не имеет смысла.
- Я уже говорил, что это зелье запрещено в школе, а тем более с браслетом, - такой ответ Гарри ещё не счёл отрицательный, - просто Снейп хочет что-бы я его поуговаривал.
- Запрещено его применение к другим, но не к себе.
- Поттер, вы хоть понимаете, на что вы собираетесь пойти? – Снейп встал из-за стола, и уже стоял в метре от юноши. – Этот браслет, тоже самое, что заклятье подвластия, вы будете любить против своей воли.
- Но, сэр, я же через пол года, даже не буду об этом знать. Для меня всё будет настоящим.
- Вы ничего не понимаете, Поттер, и я даже не буду вам объяснять.
- Сэр, вы поможете?
- Дайте подумать, - Снейп отвёл взгляд к потолку, и стал потирать подбородок указательным пальцем, - наверное, Поттер действительно очень любит мисс Грейнжер, если готов ради неё даже надеть браслет. Хотя, согласиться, значит помочь Поттеру. Ладно, мисс Грейнжер действильно умная девочка, и неплохо разбраеться в зельях, пусть будет счастлива со своим оболтусом. – Хорошо, Поттер, я вам помогу. Только если вы не справитесь, я сниму с гриффиндора столько баллов, что мисс Грейнжер наплевав на свою любовь к Вам, убьёт Вас на месте. Я не люблю, когда мои усилия оказываются тчетными.
- Спасибо, профессор, сколько на это уйдёт время? – Гарри облегчённо выдохныл, и даже слабо улыбнулся, - Наверное, не такой он и козёл, этот Снейп.
- Если начать прямо сейчас, то завтра вечером, можно будет заливать зелье в браслет, но не надейтесь, что я один буду заниматься вашими проблемами. Сегодня, я помогу, Вам сделать самое сложное, в приготовлении вашего зелья, а завтра, когда Вы будете на занятиях, я сам всё доделаю. Но придёться, Вам сегодня лечь попозже.
- У меня бессонница, сэр, - сказал Гарри, довольно улыбаясь.
- Сочувствую. Правда, сочувствую - это тяжело. – Интерестно, как он ещё держиться, без сна.
- Тогда давайте приступим, сэр.
- Идите готовьтесь, а я схожу за ингредиентами, - Гарри довольный согласием профессора пошёл к своей парте.

Работать пришлось очень долго. Снейп почти всё делал за Гарри, не доверяя приготовления такого сложного зелья. Юноши приходилось только подавать профессору нужные ингредиенты, и иногда нарезать различную, розовую листву. Единственное, чем работа со Снейпом отличалась от обычного урока, это отсутствиет колкостей со стороны профессора, и это больше всего радовало юношу. Ближе к полуночи взмыленный профессор оторвался от котла и вытирая со лба пот, носовым платком.

- На сегодня хватит, остальное я завтра доделаю.
- Может, лучше все сделать сегодня?
- Поттер, кто здесь лучше разбирается в зельях? Если я говорю завтра, значит надо завтра. К тому же, мисс Грейнжер, уже ждёт не дождётся, когда её любимый вернётся, и расскажет о проведённом вечере, - после такой остроты Гарри решил действительно уйти, чтобы не нарываться на конфликт.
- Досвидания профессор, - юноша и не надеясь на взаимное уважение покинул кабинет.




Глава 11. Разговор с тобой

Гарри, довольным, возвращался в гостиную своего факультета.

Интерестно, а Снейп подумал над тем, что меня могут заметить гуляющим, среди ночи, по замку? Наверное, подумал, и решил, что если застукают, то так будет даже лучше.

Чтобы придумать в своё оправдание, если нарвусь на Филча? «Отбывал наказание у Снейпа?» Нет, не пройдёт. «Ходил к Дамблдору?» Бред, за окном давно уже ночь. «Не ваше дело – это дела Ордена!» Убьёт на месте. «Воровал ингредиенты у Снейпа?» А это идея! Филч надеясь на самого сурового, и не справедливого (ко всем факультетам, кроме слизерина) профессора Хогвартса, сразу поведёт к нему, а Снейп меня отмажет. Ну, думаю, должен отмазать, ведь знает, что я не мог воровать его запасы, прямо под его кривым, орлиным носом.

Гарри, ясно представлял, как он будет смеяться над школьным завхозом, но его надеждам не суждено было осуществиться – дорога к гостиной кончилась.

Ну, вот, как всегда, когда Филч нужет – его нигде не найдёшь.

Юноша сказал пароль Полной даме, и вошёл в гостиную. На часах, в гостиной, было без пяти минут двенадцать. Зная, что заснуть у него всё равно не получиться, Гарри решил посидеть у камина – согреться после мрачных подземелий. У камина, в любимом кресле Гарри, уютно устроилась Гермиона, которой сейчас снилась очередная история любви, с участием Гарри. На коленях у подруги, с тяжёлым дыханием, больше похожим на храп, спал её пушистый, ручной любимец. Юноша решил не будить девушку, и накрыв её пледом, который снял с дивана, устроился в кресле напротив, неотрывно глядя на спяшую Гермиону. (Джинни, раньше заминавшая место Гарри, ушла ещё в одинадцать часов, - Не буду будить Гермиону, пусть спит, она каждый вечер засыпает в кресле, надеясь, что Гарри, у которого бессонница, разбудет её).

Косолапсус выскочил из под пледа, зло посмотрел на Гарри, и ушёл на ночную прогулку.

Неволнуйся, уже завтра (Гарри посмотрел на часы), уже сегодня, я смогу тебя полюить.
Семь лет молчать! За,что же ты меня полюбила?! Такая девушка, как ты заслуживает гораздо лучше. Такая красивая, умная, и с очаровательнейшей улыбкой!
А самое обидной – мой друг.


Гарри, ещё очень долго готов бы смотреть на спящую девушка, наверное, в этом году он впервый заметил насколько она очаровательна, когда спит. Но, видимо, от пристального взгляда, который, казалось, врывался в самое сознание и разрывал связь с царством Морфея, Гермиона проснулась.

- Гарри? – девушка, машинально, потянула кулачки к глазам, чтобы окончательно стереть пелену сна.
- Я не хотел тебя будит. Подумал, что ты сильно намаялась за этот сумашедший день, - юноша говорил, не переставая блаженно смотреть на девушку.
- Хватит на меня пялиться! – Гермиона вспомнила слова Джинни, и даже не пыталась скрыть своего раздражения.
- Я просто смотрю. Почему ты сердишься? Что-то случилось? – юноша показывал неподдельное удивление на слова Гермионы, но это даже не подействовало на девушку.
- Сержусь?! – Гермионы завелась, как скоросной локомотив. – Да, я сержусь! Кто-то мне обещал, что он как можно быстрее отвяжеться от Парвати… чтобы писать домашнюю работы по заклинаниям, - быстро нашлась Гермиона.
- Я правда отшил её, так быстро, как только смог! – воскликнул юноша.
- Через два часа, с начала свидания?
- Ну, это было не так просто.
- Это я знаю, но почему ты сразу не вернулся в гостиную.
- Я не вернулся, потому… потому, что не хотел с ней встречаться.
- Ты знал, что мы могли пойти ко мне в комнату, и тебе даже не пришлось с ней разговаривать!
- Гермиона, у меня было дело.
- Очередная глупенькая шестикустница? Ты, и её, мило потрогал за попку? – ревность брала верх над девушкой.
- Нет! – Гарри попытался сказать это как можно скорее.
- Неужели пятикустница? – ехидно осведамилась подруга.
- Хватит! Ты не права! – Да, что же с ней такое, Гермиона, никогда не показывала, так, в открытую, свои чувства.
- Интерестно, в чём я не права? Или ты не обжимался с Парвати.
- Гермиона! Я должен был играть!
- Очень хорошо у тебя получилось. Даже Снейп поверил.
- Ты знаешь, что Снейп меня ненавидит! – нашёл достойное оправдание Гарри.
- Настолько, что снял с тебя целых 50 баллов?
- Да!
- Почему-то я больше верю словам Парвати, - девушка отвела разгневанный взгляд от Гарри, всё-таки ей было неприяно это говорить.
- Что?!
- А зачем, скажи, её надо было врать?
- Сама знаешь!
- Гарри, я не идиотка, даже Снейп, просто так, не снял бы с тебя 50 баллов!
- Гермиона! Держи свою ревность при себе, - ой, зачем я это сказал?
- Что?! – лицо девушки вытянулось, а глаза округлились. – Я! РЕВНУЮ! ВЫ СЛИШКОМ МНОГО НА СЕБЯ БЕРЁТЕ, ГАРРИ ДЖЕЙМС ПОТТЕР! Мне за свой факультет обидно, с такими ловеласами, как ты, на не видать кубка по соревнованию факультетов, как не видать чистых волос у Снейпа. Да, я лучше Снейпа, в немытую макушку поцелую, в засос, чем пойду теперь с тобой куда-нибудь! Спокойной ночи, мистер Поттер, - Гермиона, которая уже возвышалась над сидящим юношей, развернулась и пошла к себе в комнату. – И минус 10 баллов, за неуважение к старосте.
- Гермиона! Стой! Прости, я не хотел, - но его извинения эхом отскочили от закрывшейся, в комнату старост, двери.

Похоже Снейп прав, ты полный идиот, Поттер. Зачем? Ну, зачем я это сказал? Назад, уже нельзя отступить.
«Если, Вы, мистер Поттер, завтра же, не помиретель со своей лучшей подругой, которая, кстати, скоро должна стать вашей любимой, то я вас съем» - просто сказала совесть.


В подобном самобичевании, Гарри просидел до утра.
Он даже не подумал о том, что Гермиона, может сейчас сидеть на половом коврике, прислонившесь к двери и плакать, сожелея о только что сказанном.

***

А именно это, сейчас и происходило в комнате старосты школы.

Ну, что на меня нашло? Неужели я такая ревнивая? Да, я знаю, что я именно такая, но ведь раньше я как-то сдершивалась, почему, именно за день до нашего первого свидания меня прорвало. Что теперь обо мне подумает Гарри? Зачем, я так, с ним? Ведь знала, что Гарри не врёт, что правда ушёл от Парвати, сразу, как только появилась возможность. Тогда, откуда, во мне столько злости, неужели семь лет молчания, дали о себе знать?
Ну, почему, тогда именно сегодня?! Ненавижу себя. Ненавижу Парвати.


Гермиона, как и Гарри до утра не сменила позиции, она так и сидела на грязном коврике, прислонившись к стене и обильно смачивала свой носовой платок, который уже через два часа, больше напоминал свежие водоросли.

Под утро, эти двое пришли в себя, и решили, как можно раньше помириться друг с другом. Гермиона применима на себе заклятье от красноты глаз и попыталась привести себя в порядок, после слёзной ночи. А Гарри просто готовил извинения для лучшей подруги.



Глава 12. Давай мириться

На завтраке, Гарри сидел отдельно от Гермионы, и его бывшая девушка – Парвати, заметив это, решила, что лучше времени для примирения ей не найти. Девушка подсела к Гарри и нарочно, покрепче прижалась к «свому парню».
Заметив действия Парвати, Гермиона, которая уже собралась подойти к юноше, и извиниться, сильнее вжалась в скамейку.

- Гарри, милый, ты всё ещё на меня сердишься? – эротический шёпоток Парвати, которым она говорила в ухо Гарри, немного сворачивал тело.
- Да, - дерзко ответить юноша.
- Ну, милый, - Парвати, нежно погладить юношу по плечу. – Давай забудем.
- Парвати, я сказал, больше не подходи ко мне. – Гарри дернул плечом и рука девушки прошла сквозь воздух.

Никто ещё так дерзко не отвергал Парвати.

- Ты слишком много на себя берёшь, Поттер! Если ты думаешь, что я снова подойду к тебе, то сильно ошибаешься. Я, тоже, больше не хочу иметь с тобой ничего общего! Ты не единственный парень в школе, и если будешь задерживать свои извинения, то я не буду долго по тебе сохнуть, как твоя Гермиона, - Парвати кинула взгляд на наблюдающую за этой сценой Гермиону. - Подумай над этим.
- Тут нечего думать. Я уже всё решил: я больше не хочу с тобой встречаться. (от автора: так и хотелось написать: «Встала и ушла!»)

Гарри даже не посмотрел, как Парвати встала из-за стола и с гордо поднятой головой удалилась.

После слов Парвати, Гермионе показалось, что в её сторону плюнули, - ну, почему всё должно происходить именно сейчас?! – Девушка уткнулась носом в тарелку, чтобы скрыть румянец проявившийся на щеках.

Гарри, предпологая именно такую реакцию Гермионы, не стал её смущать своим взглядом, - да похоже сейчас разговора не получиться, ладно потом попробую с ней помириться. – Юноша встал из-за стола, и пошёл на урок Защиты от тёмных искуств.

***

Даже не посмотрел в мою сторону. Наверное ещё сердится на меня, за вречашнюю сцену ревности. И, конечно, никакого свидания мне не видать, как свои ушей.
Проснись, Гермиона! Лучше думай не о свидании, а о том, как бы тебе не потерять Гарри, как это сделала Парвати.


Девушка потерянным взглядом смотрела в тарелку не замечая Рона, который только, что подсел к ней.

- Как жизнь? – Рон сразу принялся за еду.
- …
- Гермиона! Библиотека сгорела!
- …
- Гермиона, Гарри повесился.
- Что? Кто повесился? – девушка испуганным взглядом посмотрела на Рона.
- Неужели, настало время, когда мальчишки стали интересовать нашу Гермиону, больше чем книги? – Рон надеялся, что шутка рассмешит Гермиону, но она только нахмурилась.
- Рон, нельзя так шутить.
- Я просто хотел с тобой поговорить.
- Давай поговорим. Вы с Луной, совсем забросили учёбу, - после этих слов Рон снова переключил своё внимание к еде. – В этом году тебе сдавать экзамен, а ты даже не думаешь готовиться.
- Впереди ещё целый год, успею.
- Ты даже не знаешь, что мы сейчас проходим!
- Гермиона, тебе, что никогда не хотелось уделять больше внимания любимому человеку, а не какому-то Снейпу.
- При чём тут Снейп?!
- Я к примеру говорю. Разве тебе не хочеться гулять с любимым человеком, целоваться, и просто не думать о школе?
- Нет! - как же все Уизли похожи. – Я всегда ставлю учёбу на первое место!
- А, что там Парвати говорила про Гарри. Кажеться ты по нему не первый год сохнешь.
- Ложь!
- Да, я просто пошутил! – начал оправдываться Рон, заметив убийственный взгляд Гермионы. – Просто пошутил, я знаю, что ты любишь Гарри только как друга. Кстати, почему вы сидите раздельно?
- Мы поссорились, - злость во взгляде Гермионы сразу сменилась безразличием.
- Так помиритесь!
- Мы серьёзно поссорились.
- Гермиона, на семь лет, которые я тебя знаю, мы серьёзно ссорились минимум раз, каждый месяц. Но при этом всегда мирились спустя пару дней.
- Гарри на меня сильно обиделся, я вчера на него на кричала! – казалось Гермиона сейчас заплачет. – Он сегодня даже не посмотрел на меня.
- Случайно, не из-за Парвати, накричала? Шучу! Гермиона, просто подойди и извинись, Гарри простит тебе такую мелочь.
- Рон тебя там не было. Вчера Гарри спас меня от Малфоя, а я его так отблагодарила, - Гермиона стала говорить всё тише. – Что он теперь обо мне думает?
- Поверь, хуже он о тебе думать не стал. И если ты сама перед ним извинишься, то верь моему слову, он тебя тут же простит.

Одинокая слезинка скатилась по щеке Гермионы.

- Угу. Увидимся на уроке.

Гермиона встала из-за стола, и вышла из Большого Зала.

Может Рон прав, чего я волнуюсь? Гарри добрый, он меня всегда простит. Главное набраться смелости, и подойти к нему.

***

На уроках, ни Гарри, ни Гермиона, не смотрели в сторону друг друга. Ближе к вечеру голову Гарри стал больше занимать Снейп, а не Гермиона.

Гермиона, наоборот, после занятий, стала всё больше думать о Гарри.

Сейчас они оба сидели в гостиной над учебниками, которые уже довольно были раскрыты на одной и той же странице, и думали о своих проблемах.

Браслет, зачем я только на это согласился. Вдруг так получиться, что я начну бегать за Гермионой, а она даже не будет смотреть в мою сторону? Ладно тогда его можно просто снять. Но тогда спрашиваеть: зачем я трепал себе нервы со Снейпом?

Интересно я вообще смогу помириться с Гермионой? Без неё тоскливо. Она лучше всех меня понимала. Может это потому, что она любила меня? А сейчас она меня любит, или даже видеть меня не хочет? «Конечно любит, но Гермиона и без меня сломет спокойно прожить.» - ответил голос рассудка.

Зачем я вчера сказал ей про ревность? Конечно, это правда, но всё-таки надо было промолчать.

Ладно, пойду к Снейпу. Он меня убьёт, если узнает, что его труды были напрасны.

Гермиона косо посмотрела на Гарри.

Даже не смотрит в мою сторону. Как же мне подойти к Гарри, наверняка, он ещё сердиться на меня.

Сейчас. Гермиона соберись. Сейчас я подойду к нему и скажу, что очень сожалею, о том, что вчера на него накричала.

Господи,как же трудно это сделать! Я не смогу! Вдруг он меня пошлёт, как Парвати куда подальше! Что же тогда делать?!

Вот, уже собрался куда-то уходит. Гермиона, давай, всё будет хорошо.

Гарри решил, что тянуть дальше некуда, и посмотрев на часы, поднялся с кресла, чтобы идти к Снейпу. Сделав пару шагов юноша заметив Гармиону, которая тоже поднялась со своего места и глядя прямо на Гарри, пошла к нему на встречу.

Вот идеальный момент, чтобы уладить конфликт, -подумал Гарри.

Гарри остановился на месте, и ждал, когда Гермиона сама к нему подойдёт.

Ну, почему, он остановился? Почему хотя бы не отвернётся? «Всё Гермиона, что сделано, то сделано. Назад, идти, уже нельзя.»

Гермиона сосредоточенно продолжила идти к Гарри.

Вот она, сейчас подойдёт. Что ей сказать? Может просто извиниться.

Подумать у Гарри времени не осталась, так как Гермиона была уже очень близко. Когда девушка остановилась в метре от Гарри, они хором выпалили:

- Гарри/Гермиона прости меня, я была/был не права/прав.
- Ты простишь меня? – снова хором.
- Гарри?
- Да?
- Ты меня простишь? Я зря вчера вспылила, это всё нервы. Я не хотела, - сказала Гермиона глядя Гарри на ноги.
- Если ты простишь меня.
- Я на тебя, не сердилась, и не сержусь, просто выматалась за день.
- А, почему, я тогда должен на тебя сердиться? Ведь я был виноват в ссоре. Глупость сказал, не подумав.
- Значит, мир?
- Да, – Гарри принял в объятья довольную Гермиону.

***

- А куда ты идёшь? – спросила девушка, после того, как отпустила Гарри.
- К Снейпу. Отбывать наказание.
- Надеюсь, он не будет тебя мучить.
- Зря надеешься. И ты… всё ещё хочешь пойти со мной на свидание? – сам незная зачем спросил Гарри.
- Хочу, - лицо Гермионы приняло лукавый, но довольный вид.
- Тогда увидимся, - Гарри пошёл к портрету Полной Дамы.
- Гарри?
- Да? – Гарри остановился у портрета, и развернулся к девушке.
- 10 баллов гриффиндору. За… за просто так.
- Спасибо, – сказал Гарри и вышел из гостиной.

Когда молодых людей стал разделять портрет, их лица расплылись в улыбке.

Теперь, всё будет хорошо, - это была их первыя мысли, после примирения.



Глава 13. Браслет

Гарри стоял в кабинете профессора зелий и ждал пока тот, оторвётся от пергаментов, и обратит на Гарри своё внимание.

Ожидание затягивалось и Гарри решил напомнить о себе.

- Профессор?
- Подождите Поттер, я же сказал, что занят, - не отрываясь от своего занятия сказал Снейп.

Прошла ещё пара минут, пока Снейп нависал на пергаментами. Гарри, всё время пребывания в ненавистном кабинете, переминался с ноги на ногу.

- Плохо Поттер, я сейчас просмотрел Вашу работу, и снова ставлю Вам «О», - Снейп взял со стола один пергамент и помахал им в воздухе. – Но Вы же пришли сюда, не для того чтобы узнать свою оценку.
- Нет, сэр. Я пришёл за зельем. Вы сказали, что сегодня оно будет готово.
- Поттер, - Снейп рукой отодвинул всё, что лежало на его столе и вытянулся вперёд, - зелье действительно готово, но видимо вы плохо представляете на что идёте.
- Профессор, я уже всё решил, - голос юноши окреп.
- Я просто хочу немного рассказать вам о «Браслете впитавшем любовное зелье», - профессор для того, чтобы его слова лучше дошли до юноши начал говорить с непродолжительными паузами. – Браслет. Подумаете Поттер… Вы… готовы применить на себе… заклятье памяти? Подумаете.
- Да, сэр. Я готов, - стальным голосом отчеканил Гарри.
- Вы уверены… что так хорошо умеете пользоваться… заклятьем Obliviate?
- Сэр, я знаю, у меня получиться.
- Тогда… подумаете… сможете вы… врастить браслет… себе в руку? Поттер, поверьте - это адская боль.
- Сэр, я не боюсь боли. Я всё решил. Вы отдадите мне зелье?
- Как я уже говорил: «Поттер, Вы с ума сошли!», - Снейп встал из-за стола и подошёл к шкафу, где хранились все его запасы. Немного покопавшись в нём, он достал склянку с ярко красной жидкостью. – Вот выше зелье. Здесь ровно столько, сколько вам понадобиться для браслета. Если не хотите, бегать лунатиком за мисс Грейнжер, то залейте в браслет ровно половину. – Снейп вернулся к своему столу и поставил флакон с зельм в середину стола. – Я выйду, чтобы не мешать вам. Хотя если быть честным, не хочу смотерть на вас, когда вы наденете браслет. Говорят эффект бывает неожиданным, и если что-то пойдёт не так, то человек надевший браслет никогда не сможет его снять. Да, и ещё, он может влюбиться не в заданного человека, а в первого увиденного. Меня не очень привлекает перспектива быть объектом ваших ночных грёз, - мерзко улыбнувшись Снейп вышел.

Может это сможет переубедить Поттера. Однако он смелый человек, или очень глупый.

Когда Снейп вышел Гарри снова посмотрел на стекляшку стоящую на столе. Флакон с любовным зельем зачаровывал, и юноши прешлось потрудиться, чтобы оторвать взгляд от флакона и приступить к созданию самого браслета.

***

Прошло 10 минут, обручеобразный браслет лежал на столе.

Отличие от обычных безделушек Парвати заключалось в том, что внутри браслета была встроена игла, которая при надевании браслета на рука впивалась в кожу и любовное зелье попадало в кровь. Постоянное присудствие зелья в браслете объеснялось тем, что из крови, зелье снова впитавал браслет. Постоянный обмян, доказывающий теорию сохраниния энергии. Постоянная влюблённость. Постоянная ложь, самому себе.
С внутренней стороны браслета, мелкими буквами, было выведенно - Hermione Granger, - имя человека, с которым Гарри связывал свою жизнь этим браслетом.

Ну, вот и всё, осталось ввести зелье в браслет и можно надевать.

Простым заклинаем почти половина флакона с зельем переместилась в браслет. На несколько секунд браслет приобрёл кровавый цвет, но потом сразу стал изначального, медного окраса.

Вот, теперь, точно всё. Надо опробовать, оттягивание всё-равно ни к чему не приведёт.

Юноша одел, только, что созданную безделушка на рука.

Эффект не заставил себя долго ждать. Зрение ослабло, расплылось, как будто Гарри был без очков. Мозг, будто после тяжёлой нагрузки, вроде сложного экзамена, отказывался что-то воспринимать. Тело ослабло, энергия уже не поступала не в одно точку. Было ощущение прихода смерти, конечно, если знать, какое это ощущение. Немного времени, и держаться на ногах стало невероятно трудно. Атмосфера давала нещадно, пытаясь расплющить, «желеобразное» тело. Юноша свалился на грязный, каменный пол, покрытый остатками разлившихся зелий. Хотелось чтобы смерть наступила как можно скорее.

Но пришло забвенье.

***

- Поттер, - голос профессора звучал, будто они оба находились в огромном гроте. Эхо сводило с ума. – Поттер, вы живы?
- Да, - голос напоминал стоны умерающего.
- Значит всё правильно. Сколько зелья вы залили в браслет? – наверное, Снейп сразу кинулся к ненавистному ученику, не обратив внимания на стол, на котором стоял флакон с остатками любовного зелья.
- Почти половину. Чуть поменьше, - эхо ослабло, возвращалось нормальное, человеческое состояние.
- Значит, надо было вливать меньше!
- Вы сказали, что надо половину. Я подумал это много, налил поменьше.
- Надо было ещё меньше! Вы сами должны были почувствовать сколько вам надо для нормальной влюблённости! Ладно в Вашем дела перестараться неповредит.
- Да, - юноша поднял голову и посмотрел на профессора. Лицо учителя не выражало сочуствия. Оно было, как это обычно бывает, безразличным к Гарри.
- Можете встать? Мне не нужны полуживые ученики в кабинете.
- Могу, - попытка подняться оказалось удачной, но тело качало из стороны в сторону, будто под действием алкоголя.
- Отлично, вы получили, то, что хотели. Можете идти, - Снейп отвернулся от юноши, и пошёл к своему столу.
- Досвидания, профессор, - походкой «два шага влево-вправо, один вперёд» юноша пошёл к выходу.
- Поттер.
- Что… сэр?
- 10 баллов гриффиндору. За… смелость и самоотдачу.

На это Гарри ничего не ответил, он вышел из кабинета, и направился в сторону гриффиндорской гостиной.




Глава 14. Действие браслета

Гермиона сидела у камина и ждала Гарри.

Снейп, конечно, сволочь редкостная, но наказания у него обычно отбывают очень быстро, особенно Гарри, которого Снейп вообще видеть не может.
Второй час пошёл, а Гарри нет. Интересно, что Снейп заставил его делать? Слушать лекцию: «Какой же Вы Поттер, самовлюблённый кретин!».
– Девушка мысленно улыбнулась. – Хотя смешного мало. Если Снейп и дальше будет себя так вести, то долго Гарри не выдержит. Злость, имеет свойство накапливаться. Не завидую я Снейпу, если на него выплеснется весь гнев Победителя-Темного-Лорда.

Тишину в гостиной нарушил скрип открывающегося портрета. Девушка моментально повернула голову на звук. В гостиную, на живуших отдельной жизнью ногах, ввалился Гарри Поттер.

Снейп, что заставил его в течении часа бегать от озверевшего Пушка.

- Гарри! – девушка побежала к измученному гриффиндорцу. – Тебе помочь?
- Нет всё нормально, - какая она красивая! И в тоже время взволнованная – за меня! Почему я раньше не думал о том, что Гермиона может быть мне ближе чем друг. – Гермиона не волнуйся.
- Он, что испытывал на тебе новую модификацию Crucio?
- Нет, - юноша блаженно улыбнулся, потому, что девушка взяла его под руку и повела к дивану. – Гермиона, я сам могу дойти.
- Я вижу, - с сарказмом заметила Гермиона. Какой же он независимый!

Гермиона довела Гарри до дивана и юноша сразу на него завалился.

Наконец-то можно отдохнуть. Чёрт, всё тело ломит, как после пяти часовой тренировки по квиддичу.

- Так, что Снейп с тобой сделал? – Гермиона села рядом с Гарри.
- Лучше не спрашивай, - чтобы такое придумать, по-правдоподобнее?
- А за что наказал? Вроде на уроках ты ведёшь себя очень хорошо.
- Гермиона! Мы говорим о Снейпе, или о Макгонагалл?
- Но, ведь, он не наказал тебя просто так? – девушка удивлённо посмотрела на Гарри.
- Может и не просто так, но за собой я ничего компроментирующего не замечал.
- Ладно, оставим, - прибить бы Снейпа! – Как себя чувствуешь?
- Крайне погано. Но когда ты рядом мне легче? – Гарри лукаво улыбнуся Гермионе, и придвинулся поближе к девушке.
- Гарри! Мы это уже проходили! Ты хочешь, чтобы это заканчилось очередным свиданием? – девушка ответила своей улыбкой.
- Я не против, - Гарри крайне непристойно прижался к Гермионе.
- Гарри! Мы друзья, а не любовники! – не то что девушке были не приятны действия Гарри. Наоборот! Просто надо держать планку. – Поэтому, не надо так ко мне прижиматься!
- Что-то не так? – Гарри удивлённо поднял брови, но всё-таки отодвинулся. – Просто, у нас же завтра свидание. Я решил репетиция не помешает.
- Гарри! Какая репетиция?! Тебя, общение со Снейпом заразило полоумием?! – на щеках девушки проступил румянец.

Что интересно нашло на Гарри? Неужели он в меня влюбился? «Глупости Гермиона. Выкинь это из головы,» - сказала сама себе девушка.

- Не-а. Гермиона, я говорил, что ты мне нравишься? – Что это на меня нашло? Гермиона такая красивая. Дьявол, Гарри собирись! Не время нести всякую чушь.
- Да, - девушка покраснела ещё сильнее, но попыталась придать голосу сердитый тон. – Гарри, если ты сейчас же не прикратишь, то я за себя не ручаюсь.
- Давай! Накажи меня!
- Снейп прав: Гарри - ты с ума сошёл! Я имела виду, что иду к себе в комнату, - Гермиона была похожа на спелый помидор.
- А я, пойду с тобой?
- НЕТ! Гарри, хватит! Это уже не смешно, - Гермиона встала с дивана, и пошла к себе в комнату. – Спокойной ночи, Гарри.
- Без тебя, она будет мучительной, - Гарри, заткнись! Что ты несёшь?! – Надеюсь завтра – свидание состоиться?
- Только, если ты, будешь более вминяемым, - ответила Гермиона уже у входа в комнату старост, после чего вошла и закрыла за собой дверь.

Юноша остался сидеть на диване. Спустя пять минут после ухода Гермионы, он понял, что самобичеванием делу не поможешь, и решил подумать над только, что содеянным.

«Поттер, вы идиот!», «Поттер, вы кретин!», «Поттер, вы самый большой болван из всех кого мне доводилось учить!» - голосом Снейпа проклинало сознание. Всё хватит. Что на меня, только, что нашло? Неужили доза зелья была слишком большая? Чем дольше я видел Гермиону, тем больше её хотел. При чём в любом смысле этого слова! Ладно посмотрим, что будет завтра. Может придёться избавиться от этой штуки, - при этих словах Гарри посмотрел на браслет. – Слишком мощьная хреновина получилась.

Ладно, всё решиться завтра. Вдруг, мой напор даже к лучшему.

Прошло 5 минут.

Неужели, чтобы полюбить Гермиону, надо было просто надеть этот браслет. Я её люблю - это не может быть действием браслета, просто не может. Не верю, что если я его сниму, то моё отношение к Гермионе измениться. Это нереально!

Прошло ещё 5 минут.

Ну почему она ушла, когда так хочется её увидеть, прижаться к ней, поцеловать. Завтра. Всё завтра.

***

Зайдя к себе в комнату, Гермиона сразу подошла к кровати, и рухнула на неё.

Что интерестно нашло на Гарри? Как будто он влюбился в меня. «Но ведь это не так! Правда?»

Может он издевался? Ждал, как я отреагирую? Нет, Гарри никогда не стал бы так играть со мной.

Гермиона лежала лицом вниз, пружиня на кровати.

Но ведь он явно намекал на секс. Чёрт! Если бы не хвалёная гордость, он был бы сейчас здесь.

От разыгравшейся, эротической фантизии было одно спасение – книги. Гермиона встала, подошла к столу и открыла первый ближайший учебник. Сосредоточиться не получалось.

А вдруг это не Гарри? Помниться на втором курсе, мы провернули небольшую шутку с Малфоем.

Малфой? Нет! Он никогда бы не согласился на такую диверсию против врага номер один. Тогда кто? Стоп, Гарри сам вошёл в гостиную. Значит он знал пароль. То есть, если Гарри был не Гарри, то кто-то из гриффиндора. Кто? Невилл, Симус, Дин, Рон – не то. 6 курс – нет. 5 – тоже не могли. Никто из мальчиков не покидал гостиной. Только Рон, но он на такое не способен. Хотя бы потому, что приготовить такое сложное зелье ему не под силу. «Нет, даже не поэтому, Рон просто на такое не способен.»


Стоп, а почему это должен быть именно молодой человек?

Парвати? Вариант.

Хотя? Нет - никто из гриффиндора не смог бы приготовить подобное зелье, только Джинни. Джинни ещё и единственная кому мы рассказали о том случае.

Джинни? Зачем? Она и так знает, что я люблю Гарри.

Нет, выходит это был Гарри. Но не тот Гарри, которого я знала. Хотя таким, он мне даже больше нравиться.

Как, он ко мне сегодня прижимался! Сказка! Ой, если он таким будет и завтра, то… прощая девочка Гермиона. Здравствую женщина – Гермиона Грейнжер. А что, Гарри лучший вариант. Да, и взрослеть уже пора. Хватит лелеять дружбу с Гарри, который меня не любит.

Ещё час Гермиона сидела и фантазировала о том, как может закончиться завтрашнее свидание, временами краснея и глупо хихикая.

Когда все варианты были прокручены, девушка легла в кровать и заснула. Снился ей далеко не самый целомудренный сон, который в скором времени сменился вообще развратным. Главным героем сновидений был естественно Гарри.

Утром Гермиона проснулась выспавшаяся и довольная. Улыбаясь, и напевая себе под нос маггловскую-«популярную» песенку она пошла в ванную.

Сегодня будет очень хороший день.

***

Гарри уснул ближе к полуночи.

Проснулся он с восходом солнца. Первая мысль, которая пришла в голову – посвещалась Гермионе.

Ты победила мою бессонницу. Я должен тебя отблагодарить.

Юноша соскочил с кресла, и готов был уже вломиться в покои Гермионы, но здравомыслее остановило - влюблённый порыв.

«Гарри – ты болван. Впрочем, как и всегда. Лучше подумай, как вести себя, сегодня, так, чтобы Гермионы не увидела в тебе помешанного изврашенца.»
Снять браслет? Нет. Любить Гермиону… это здорово! Странное ощущение.






Глава 15. В день нашего свидания

В школе чародейства и волшебства сейчас был завтра.

Гарри сидел рядом с Гермоиной и влюблённым взором смотрел ей в рот.

- Гарри! Ты дашь мне поесть?
- Я тебе мешаю? – тихо и завораживающе спросил юноша. От этого голоса Гермиона растеряла всю свою решительность.
- Нет. Да! Ты мне мешаешь, - нашлась девушка.
- Ладно.

Гарри перевёл взгляд к тарелке, но мозг отказывался сосредатачиваться на еде. Через минуту Гермиона почувствовала на бедре чужую ладонь.

- Гарри! – откашлевшись вскликнула девушка. Ближе сидяшие с недоумением посмотрели на друзей.
- Что-то не так? – заботливо спросил Гарри.
- Да! Где твоя рука?! – спросила Гермиона глядя себе на ногу.
- Она тебе мешает?
- Гарри, ты конечно мой друг, НО НЕ ЗАСТАВЛЯЙ МЕНЯ ВЫХОДИТЬ ИЗ СЕБЯ! – слова девушки долетели и до стола преподователей. Профессор Снейп глядя в тарелку ухмыльнулся.
- Прости, я не думал, что это будет тебя смущать, - слегка обнажив зубы сказал Гарри.
- Что?! Смущать?! – и как он догадался? – Гарри, ты со своей репетицией переходишь все границы!
- Прости дважды.

Весь стол гриффиндора смотрел на ссору молодых людей. Среди десятков недоумённых взглядов особо выделялись ревниво-убийственный Парвати, и растерянный Джинни.

- Гарри, в конце концов, ты в школе, - осознав сколько внимания уделяют ей ученики Гермиона стала говорить тише.
- А вне школы, мне можно будет… хм… больше чем другу? – Гарри улыбался в предвкушении.
- Ты о чём? – глаза девушки расширились.
- О свидании, - глаза юноши загорелись неестевственным блеском. – Точнее о том, что может быть на свидании. И после, - совсем тихо, чтобы услышала только Гермиона, спросил Гарри.
- Это невозможно! – в сердцах воскликнула Гермиона, - Что мне делать с тобой на свидании, - без улыбки девушка встала из-за стола. – Пойду учиться.

Услышав слово «свидание» из уст Гермионы, Парвати испытала такой всплеск отрицательной энергии, что если бы вся сцена не проходила на глазах учителей, Гермиона уже лежала бы на полу с вцепившейся в волосы Парвати.

***

Гермиона отошла от стола гриффиндора и направилась к выходу, мысленно перебирая, то, что сейчас произошло.

Я не отказалась от свидания.

***

К Гарри остатки разума вернулись только с уходом Гермионы.

А ведь она всё ещё хочет пойти на свидание. Неужели, меня даже такого, она любит?

***

Гермиона вышла из зала, и на автопилоте пошла в сторону кабинета заклинаний, где должно было проходить первое занятие.

Я не сказала Гарри «нет». То есть я не сказала, что не позволю касаться (с разным пониманием этого слова) меня на свидании.

***

Гарри вяло ковырял в тарелке, не замечая, что все окружающие стали расходиться по урокам, кидая долгий взгляд на юношу.

А ведь ей было приятно! Гермиона, не сказала, что на свидании она не позволит себя… хм… лапать.

***

Дойдя до кабинета профессора Флитвика Гермиона остановилась, и додумав свою мысль, дернула ручку, и вошла в аудиторию переключаясь на учёбу.

Значит, я дала Гарри понять, что мне приятны его действия, но не внутри Хогвартса. Интерестно, когда Гарри остановиться на свидании, - щеки девушки невольно покраснели. – Нет, вечером я не буду его сдерживать.

***

Процарапав пустую тарелку вилкой Гарри пришёл в себя, и оглядев зал понял, что остался здесь один. Тогда юноша взял вещи и пошёл на занятия, сейчас у него были заклинания.

И ещё, Гермиона меня любит! Значит, свидание получиться просто отличным! Вечером, я покажу ей всё на что способен!

***

В спальне юношей гриффиндора, с табличкой 7 курс, сейчас находился один Гарри Поттер, который примерял, расправлял и приглаживал новую выходную мантию. Старая, при последней проверке, перед заключительным годом в Хогвартсе, оказалась непоправимо мала, и требовала замены. Сознательность взяла верх над презрением, и юноша САМ пошёл, и выбрал себе наряд, на свой вкус. Новая мантия не слишком отличалась от старой, немного темнее, но для юноши она казалось самым лучшим украшением к выпускному балу.
Один Гарри находился в спальне, по просьбе Гермионы, которая предложила пойти, когда в гостинной не будет никого старше третьего курсу.

А может, просто сказала для того, чтобы хотя как-то обозначить своё «Ах!», которое вырвалось, когда я «чисто случайно» задел её грудь на трансфигурации: слишком размашисто водил в воздухе палочкой.

По правде говоря это было не единственное проишествие за сегодняшний день, но почему-то они нисколько не заботили влюблённого. Гарри хотел касаться Гермионы всегда, несмотря на своё обещание (которое, кстати не прозвучало, – мысленно оправдался юноша) вести себя в школе спокойно.

Последние раз Гарри бросил критичный взгляд на своё отражение, и не найдя каких-либо изъянов повернулся к окну, посмотреть какая на улице погода. День действительно выдался замечательным, и, как нельзя лучше подходит для свидания и романтической прогулки.

Отличный день!

Первое время Гарри удивлялся, почему выход в Хогсмит назначили на пятницу, а не на выходные, как обычно, но всегда всё знающая Гермиона разъяеслила как нельзя лучше: «Гарри! Ты же понимаешь, что в субботу нельзя, будет матч по квиддичу. Кстати ты не забыл, что сегодня тренировка? Хорошо. А в воскресенье… я не знаю».

Хм, логично – квиддич, и «я не знаю». Не часто Гермиона радует такими ответами.

Юноша бросил взгляд на домик Хагрида, который был почти до самой крыши занесян листвой, неизвестно откуда взявшейся. Сам Хагрид занимался раскопкой своего жилища и при этом листья изчезали большими порциями, и даже в тех местах, где Хагрид никак не мог достать. Гарри улыбнулся.

Видать мадам Максим научила. Интерестно, какие у них отношения? Вроде, один раз Хагрид умолчал, то есть почти не сказал, что на летние каникулы у них намечена свадьба. Давно пора, уже не молодой он, да и с ТАКОЙ женщиной не пропадёт. Вот что будет с его работой лесничего? Ладно, Дамблдор, как всегда, что-нибудь придумает.

Юноша перевёл взгляд на лысеющие деревья и горки листьев окружавшие их.

Отличный день!

Снова прокомментировал Гарри.

Яркое солнце: заставляло жмуриться, бросало лучи на листья, отражавшие их в хаотичном направление, и просто вносило капельку тепла в душу.

Вот нарушая спокойствие созданное природой, разрушая лиственный покров (представлявший собой всю территорию замка), шли Рон с Луной.

Как всегда предпочитают спокойное, мирное время препровождения, шумным и безрассудным гуляньям в Хогсмите.
А Рон с приходом в его мир Луны сильно изменился.


Яркий, ослепляющий луч прошёл сквозь окно и попал в глаза, заставляя юношу отвернуться. Видимо солнце ещё не готово было уступить свои права меланхоличному спутнику Земли, гласило о светлом и радостном, а может просто решило напомнить о своём существовании. Но юноша отвернулся и сбросив невод задумчивости, который накинула красавица природа, вернулся к действительности.

А вернувшись услышал сигнал будильника, с часов на руке (заколдованных по инициативе Гермионы, и обладающих неисчисляемым количеством дополнительных свойств), который резал уши и одновременно возвещал о том, что последний человек, с минимум третьего курса, покинул гостинную.

Пора.





Глава 16. Наше свидание. Часть 1

Конечно это всё, как-то странно, - Гермиона была в своей комнате и готовилась к свиданию, - идти на свидание с Гарри. Но разве не этого я хотела все 7 лет?

«Гермиона, ты не о чём не забыла?» - сработал стоящий на столе «напоминатель».

Время! Значит гостиная уже пуста. А я ещё не готова! Ужас!

Гермиона в три раза ускорилась со сборами, но время решило не уступать, и двадцать минут пролетели в несколько мгновений.

Фу, готова.

Девушка стояла перед зеркалом и оценив свою внешность на… твёрдая четвёрка, посмотрела на часы.

Я опаздываю!

***

Ну, где Гермиона? От этого шума у меня сейчас начнёться мигрень.

Гарри уже 20 минут провёл у камина ожидая Гермиону, и младшекурсники, которые постоянно шумели, и что-то взрывали, начали действовать на нервы.

Всё, достали.

- Ученики первого и второго курса, если вы сейчас же не прекратите кричать и шуметь, то мне придёться сходить за старостой – Гермионой, которая снимет с нашего факультета не один десяток баллов! А можете мне поверить, она очень не хорошо относиться к тем, кто мешает гриффиндору получить кубок в соревновании факультов. И поэтому, не советую с ней ссориться.
- С кем? – прозвучал знакомый голос за спиной.
- С Гермионой! С нашей злобной, и ворчливой старостой... – юноша медленно повернул голову к источнику звука, и понял, что знакомым голосом, был голос Гермионы, - которая постоянно появляется там где нужно, но при этом опаздывает на свидания.
- Извини.
- Да, не страшно.

Видимо браслет вошёл в новую стадию. Очень странно, уже не хочеться быть постоянно рядом с Гермионой, наоборот, появилась какая-то робость при взгляде на неё. И ещё это ощущение, будто тебя запихнули в чужое тело, которое живёт своим миром, и своим пониманием происходящего. Будто сейчас другой время, другая вселенная, другие проблемы, другой смысл, другая жизнь, и прошлое принадлежало не тебе. Это любовь? Наверное, но раньше всё было не так.

- Первый и второй курс, - начала вещать Гермиона, - я, как староста школы, снимаю с факультета гриффиндор 3 балла, за нарушение звукового режима, внутри общей гостиной факультета.

Со всех сторон послышался сварливый шёпот о вредной старосте.

- Я не закончила! И зачисляю 3 балла Гарри Поттеру, за… сознательность в отношении режима и жизни факультета. Теперь всё.

Гарри заставил себя выйти из состояния нирваны, и усмехнулся словам старосты.

«Сознательность в отношении режима и жизни факультета,» - ну-ну.

Дети вернулись к своим дела, а Гермиона подошла к Гарри.

- Ещё раз извини, - виновато начала девушка.
- Я же сказал не страшно. Ты не первая девушка которая опаздывает на свидание. Кстати, - юноша оценивающе осмотрел спутницу, - прекрасно выглядишь!
- Спасибо, ты тоже прекрасно выглядишь.
- Тогда, раз уж мы обменялись любезностями, может пойдём, а то Филч ждать не будет, - сказал Гарри и протянул руку.
- Пойдём.

Гермиона мягко сжала ладонь Гарри. Держась за руки, молодые люди покинули гостиную.

***

- Мистер Филч! Подождите!

К злобному и наредкость вредному завхозу Хогвартса, закрывающему ворота замка, бежали двое молодых людей.

- Мистер Филч, стойте, - остоновившись в двух шагах от завхоха, молодые люди решили перевести дыхание.
- Если вы решили пойти в Хогсмит, то опоздали, ученики уже покинули замок.
- Мы знаем, - начала Гермиона, - просто, я староста школы, и мне пришлось задержаться по делам своего факультета.
- А я не хотел уходить без Гермионы, - закончил Гарри.
- Хорошо, - недовольно соглосился завхоз, - в последний раз. Ещё раз опоздаете, - уже рявклул Филч, - и я не сделаю исключения, даже для старосты школы.
- Спасибо, - хором выпалили ученики.

Филч сверился со списком, и удостоверившись, что с разрешение всё впорядке пропустил молодых людей за ворота.

- Кстати, - крикнул вдогонку Филч, - мистер Поттер вас искали, какие-то люди, - развернувшили Гарри увидел только беззубую ухмылку, изчезающую в закрывающихся воротах замка.

Интересно, кто меня искал?

Задался вопросом Гарри.

Гермиона уже знала на него ответ.

О нет! Журналисты.

***

Дорога до кафе мадам Паддифут оказалась на удивление спокойной, хотя Гарри и Гермиона мервничали, постоянно оглядывались по сторонам.

- Может, они отказались от идеи найти меня, и разошлись по домам? – неуверенно предложил Гарри.
- Может, - рассеянно согласилась девушка.

Зайдя в кафе, Гарри был немного удивлён. Сейчас оно больше напоминало простое, маггловской кафе, куда приходят люди выпить за пять минут чашечку кофе и уйти, забыв об этом месте. Но если провести здесь побольше времени, то находишь это место самым уютным уголком и мире, и всё жизнь сюда возврашаешься.

Заняв один из свободных столиков молодые люди стали ждать, когда хозяйка решит почтить их своим вниманием.

Через несколько минут к ним подбежала уже знакомая Гарри полная женщина с блестящими чёрными волосами.

- Что-нибудь будете заказывать, мои дорогие, или просто решили отдохнуть? – Гарри неуспел попросить две чашки кофе, потому, что женщина узнав посетителя продолжила, - Гарри Поттер! Я Вас узнала! Вы и раньше заходили ко мне. Мне так приятно, что вы не забыли это место.

Восклицание оказалось крайне не уместно, потому, что трое из посетителей так резко повернули головы, что наверное ещё чуть-чуть, и можно было вызывать колдемиков.

- Гарри Поттер? – эхом отозвались эти трое. И на автомате потянулись к нагрудному карману.

Почему я не надел мантию неведимку?

Разочарованно подумал Гарри.

Ой! Что сейчас будет.

Подумала Гермиона.

Какую глупость я сделала.

Подумала мадам Паддифут и заметив как сжались молодые люди решила исправить положение.

- Да, Гарри Поттер, и что здесь такого? Любой юноша может придти в кафе со своей девушкой… - но услышав робкой «О нет» от Гермионы, женщина решила исправиться, - или своим другом, и выпить чашечку кофе, и нет в этом ничего плохого!
- Но, это Гарри Поттер, - несколько вспышек осветили помещение, - Мистер Поттер, можно вопрос?
- Нельзя! – ряквнула за Гарри мадам Паддифут, - и никаких снимков внутри моего заведения! – фотоаппараты продолжали щелкать, но вспышек за этим не последовало.
- Мадам, - взмолились все трое, - это Гарри Поттер.
- Я знаю, - тем же, не терпящим возражений голосом, продолжила мадам Паддифут, - и он не хочет, чтобы вы сейчас к нему преставали.
- Но, у нас есть вопросы.
- ПОТОМ ЗАДАДИТЕ СВОИ ВОПРОСЫ! А сейчас вы выйдете из моего помещения, и пока мистер Поттер его не покинет, вы сюда не вернётесь.

Люди с фотоаппаратами встали из-за столиков и нехотя потянулись к двери. Когда журналисты скрыли за дверь Гарри с благодарностью посмотрел на мадам Паддифут.

- Спасибо Вам.
- Не за что, они наверное вас уже достали?
- Нет, Гарри старается не попадаться им на глаза, - ответила Гермиона.
- И правильно, ещё потом напишут всякой гадости. А ты деточка - Гермиона? - мадам Паддифут посмотрела на спутницу Гарри.
- Да.
- Я помню, как несколько лет назад «Ежедневный пророк» прошёлся по твоему имени, - Гермиона отвела взгляд к своим рукам. – Не волнуйся, а не поверила не едимому слову. Сюда часто ходит ваша профессор Макгонагалл и она много говорила, о тебе. Много хорошего, - мадам Паддифут повернулась к Гарри. – И о тебя Гарри, она тоже много хорошего рассказала.

Молодые люди засмущались узнав, что профессор Макгонагалл такого хорошего мнения о них.

- Принесука я вам кофе, вы не против? – узнав, что Гарри и Гермиона не против мадам Паддифут удалилась за кофе.

Наступило тягостное молчание. Гарри заметил, что руки Гермионы лежат на столе и снова ощутил желание коснуться девушки, желание не понятно откуда взявщееся, но против которого бессмысленно было бороться. Гарри просунул свои ладини между ладошками Гермионы и столом, оставив только свои большие пальцы, которыми стал поглаживать тыльную сторону ладошки девушки. Руки Гермионы дернулись, как будто по ним прошёл электрический ток, но не вырвались из рук юноши.

- Извини, эти журналисты испортили всю атмосферу свидания, - Гарри нежным взглядом смотрел в глаза возлюбленной.
- Ты не виноват, - девушка не знала куда ей смотреть, и остановила взгляд на больших пальцах юноши.
- Надёюсь такое проявление нежности не запрет для друзей? – сказал Гарри, слегка улыбнувшись.
- Незнаю, - отстранённо ответила девушка, - но мне приятно.
- И хорошо.

Юноша покрепче сжал ладони девушки, и молодые люди так и сидели в молчании, пока не пришла хозяйка кафе с кофе.

- Ваш кофе дорогуши, - мадам Паддифут поставила поднос с чашками на стол, и хотела уже удалиться, но Гарри остановил женщину.
- Извините мадам.
- Что мой дорогой?
- У вас есть чёрный ход? Очень не хочеться встречаться с теми людьми.
- Конечно, когда захотите уходить, просто подойтите ко мне и я вас выведу.
- Спасибо.
- Нет проблем. Отдыхайте.

И мадам Паддифут ушла, и больше не беспокоила молодых людей.




Глава 17. Наше свидание. Часть 2

Второй час Гарри и Гермиона сидели в кафе мадам Паддифут и не знали как начать разговор, казалось, что они уже не 7 лет знакомы, а просто встретились за одним столиком.
Нетронутый кофе в чашках уже давно остыл.

Гарри понимал, что разговор придётся начинать ему, ведь он же пригласил Гермиону на свидание, но юноша не мог найти нужных слов.

- Гарри? – сказала Гермиона посмотрев на сидящего напротив юношу.
- Да?
- Тебе не кажется, что здесь как-то неуютно? – Гермиона даже поёрзала на стуле.
- Я именно об этом сейчас и думал.
- Правда.
- Не совсем. Я думал о чём мне поговорить с девушкой, которую я пригласил на свидание, - признался Гарри.
- А, о чём, ты говоришь с другими девушками?
- Обычно я их слушаю: «Гарри, ты такой классный!», «Гарри, а ты меня любишь?», «Гарри, дорогой, мне холодно, может пойдём в замок, я знаю там такое классное местечко,» - подражая голосам девушек сказал Гарри.
- И что ты был в этом «классном местечке»? – с ноткой ревности поинтересовалась Гермиона.
- Нет, - спокойно признался юноша, - эта девушка была мне безразлична.
- Тогда зачем ты со всеми ними ходишь на свидания?
- Они меня приглашают, я не могут отказаться.
- А ты попробуй.
- Я попробую.

Снова наступило тягостное молчание.

- Гарри?/Гермиона? – хором сказали молодые люди.

Но в это время в кафе зашла ещё одна влюблённая пара – Рон и Луна.

А они, что тут делают?! (общая мысль)

- Гарри, Гермиона, мы не ожидали вас здесь встретить! – пара направилась к столику Гарри и Гермиона.
- Мы уже уходим, - сказала Гермиона.
- Да, - продолжил Гарри, - не будем вам мешать.
- Вы нам не будете мешаеть! – удивился Рон.
- Но мы всё равно уходим, - стояла на своём Гермиона. – Просто мы зашли выпить кофе. Пока.
- Пока, - попрощался Гарри и взяв за рука Гермиону, попянул её в сторону хозяйки заведения - мадам Паддифут.
- До встречи, - сказала Луна и попрогав чашки улыбнулась своим мыслям. Но с Роном решила им не делиться.

Глупенький, – заключила девушка.

***

Отойдя от заведения мадам Паддифут подальше Гарри повёл Гермиона в сторону Хогвартса. Молодые люди молча шли по дороге пиная в разные стороны листву.

Тишину решила нарушить Гермиона:

- Гарри, как думаешь у Рону, что-нибудь получиться с Луной?
- Надеюсь, они отличная пара. А почему ты спрашиваешь? – Гарри остановился и посмотрел на Гермиону.
- Нет, я не ревную. Рон, как парень меня совершенно не интересует, просто они такие разные, - сказала Гермиона глядя Гарри в глаза.
- Противоположности притягиваются, - заключил Гарри, и молодые люди пошли дальше.
- Следуя твоей теории, я должна была выбрать Малфоя? – улыбнувшись сказала Гермиона.
- А что здесь такого? – удивился Гарри.
- ЧТО?! – Теперь движение остановила Гермиона, и гневно посмотрела на своего спутника.

Совершенно спокойный взгляд Гарри и гневно-убийственный взгляд Гермионы встретились. Через несколько секунд Гарри отпустил руку Гермионы, и в истерическом смехе свалился и ближайщую кучу листьев. Около минуты Гарри катался по земле, пока Гермиона не поняла, что происходит, и не накиналась на Гарри покравая его несильными ударами.

***

- Гермиона прекрати, ты меня убъёшь, - через смех сказал Гарри.
- Именно этого ты и заслуживаешь, - Гермиона и не думала останавливаться, засапая одной рукой Гарри листвой, и продолжая другой колотить его.
- Прошу о помиловании, - закрывая лицо сказал Гарри.
- Ха! На колени! – Гермиона закончила инквизицую, и стала ждать выполнение своего приказа.

Встав на колени, опустив голову и продолжая смеять, Гарри ждал приговора. Вместо приговора он получил листьями в лицо.

Через несколько минут юноша догнал Гермиону и повалив её на ковёр из листьев, покрывающих землю, начал борьбу в которой он заранее знал, что не будет победителя.

- Мистер Поттер, Мисс Грейнжер.

Катание по земле тут же прекратилось.

- Профессор Снейп, - Гарри с удивительной проворностью поднялся на ноги и помог подняться Гермионе.
- Молодые люди, что вы здесь делаете?
- Мы были в Хогсмите, сэр – ответила Гермиона.
- Студенты уже вернулись в Хогвартс, и вам, тоже следует быть на территории замка.
- Хорошо, - Гарри взял за руку Гермиону и потянул в сторону Хогвартса, - до свидания, профессор.
- До свидания, сэр, - попрощалась Гермиона.

***

- Ну и гад же этот Снейп, - это было первое, что сказал Гарри когда они попали на территорию замка.
- Очень неприятный человек, - согласилась Гермиона.
- Во-во, и я говорю, что гад.
- Гарри, у меня есть идея… в виде продолжения свидания.
- Какая?
- Прогуляться вокруг озера.
- Давай.

Гарри за руку с Гермионой пошёл в сторону озера.

- Гарри, помнишь, когда на четвёртом курсе ты поссорился с Роном, мы так же гуляли?
- Помню, но тогда у нас было куча проблемм.
- А сейчас, свидание, - улыбнулась Гермиона.
- И это только радует.
- Ага, знаешь, мне недавно снился сон, и…
- Что?
- Нет. Ничего.
- Расскажи.
- Думаю, что нестоит. Лучше расскажи как завтра вы выиграете у слизерина.
- Я кое-что придумал, но мне бы не помешал твой совет. Ты ведь лучший стратег.
- Лучший?
- Да, но стратег, игрог я думаю из тебя получиться бездарный, - Гарри пришлось увернуться от удара Гермионы.
- Ладно, что ты придумал, - смирилась Гермиона.

***

Тем для разговора оказалось более чем достаточно, начиная с первого года в Хогвартсе и закончивая последним научным конгрессом по вопросам новейших открытий в нумерологии (Гермиона 20 минут не замолкала, но догадавшись, что Гарри из её монолога понял 2 слова, сменила тему). Ближе к 11 часам молодые люди поняли, что они загулялись.

- Гермиона, уже поздно, нам давно пора быть в гостиной, - сказал Гарри посмотрев на часы.

Гермиона отпустила его руку и тоже посмотрела на часы.

- Гарри! Бежим скорее, если придёт Макгонагалл, и нас не будет, то прощай очков 50 с факультета.

И Гермиона первой побежала к замку, оставляя далеко позати Гарри, который не сразу понял, что произошло.

***

Остановиться и передохнуть молодые люди смогли только у двери ведущей в комнату Гермионы.

- Давно я… так не бегала, - Гермиона часто дышала, и говорить могла только на выдохе.
- Ну да, - Гарри согнувшись пополам, как и Гермиона часто дышал.
- Фу-у-у, если често, то это было моё лучшее свидание, - молодые люди встали ровно и Гермиона могла посмотреть в глаза Гарри. – Правда, Гарри, мне понравилось, только мы кое-что забыли, - девушка улыбнулась.
- То, что это было твоим первым свидание? – Гарри так же ответил улыбкой.

Гермиона перестала улыбаться и смущённо опустила голову.

На этом Гарри мог попращаться и уйти к себе в спальню. Сегодня надо было принять сонное зелье и выспаться перед матчем. Но браслет, дал о себе знать.

Гермиона хотела отвернуться и уйти к себе, но Гарри за руку остановил её, и мягко, на секунду, коснулся своими губами её губ.

После этого короткого поцелуя, он сказал «Пока» и не дожидаясь ответа ушёл.

Гермиона ещё несколько минут приходила в себя, и улыбнувшись заключила:

Отличный день.




Глава 18. Дурацкие игры

В спальне мальчиков седьмого курса была сонная тишина, нарушаемая редкими похрапываниями и покрякиваниями Невилла. Небыло только Рона.

Ничего удивительного.

Гарри прошёл к своей кровати и не раздеваясь лёг на неё, и уставилсь в потолок.

Отличный день.

Интерестно какой раз за сегодня я это повторяю? Наверное сотый.

Гермиона действительно удивительная девушка. С ней так спокойно, и так легко, быть бы мне чуть-чуть посмелее и мы оба были бы счастливы. Интерестно почему браслет действует с перебоями? Ведь поцеловал Гермиону я не потому, что этого хотел браслет, он не мог так быстро адаптироваться, я всё ещё чувствую когда он начинает действовать. Просто хотял отблагодарить её за чудесный вечер.

Думаю нам не помешает его повторить. Хочется поцеловать Гермиону по-настоящему. Действительно хочеться, но надо держать себя в руках, хотя бы первые дни. Пусть всё будет казаться естественным, а не спонтанным. Гермиона не поверит, если я завтра же подойду к ней и признаюсь в любви, которая кстати есть, только благодаря браслету. И Гермиона докапаеться до истины. Что тогда будет?

Кстати, о браслете, немешает снять его перед игрой, мало ли, что на меня может найти при виде Гермионы. Но это завтра.

А теперь спать.


Гарри переоделся, взял с прикроватной тумбочки флакончик с зельем, и отпив треть, провалился в сон, успев только поставить его на место.

Через 20 минут пришёл уставший, но довольный Рон, и посмотрев на спяшего Гарри успокоился.

Хорошо, что он помирился с Гермионой, её поддержка не помешает ему на игре.

***

Гермиона, как и Гарри уснула не сразу. Ей тоже было о чём подумать.

Интерестно, что с Гарри, сегодня он был таким нежным и робким на свидании. А до него наоборот – дерзким и непристойным. Думаю здесь что-то не чисто, не может быть у Гарри таких резких перемен в настроении. На свидании он не сделал ничего, за что нужно было бы краснеть или смущаться. А ведь чего стоит один завтрак, где, кстати, я дала ему «зелёный свет». Очень странно. Но, чёрт возьми, как прияно его внимание, пусть даже такое, какое было на завтраке.

Если завтра гриффиндор выиграет, а Гарри точно выиграет, я сама приглашу его на свидание, и уже не стану скравать, что я к нему чувствую. Нет, конечно, я не скажу, что влюблена в него всю жизнь, но инициатором поцелуя ему не придёться становиться, как сегодня. И пусть этот поцелуй не длиться секунду, хочу по-настоящему, надеюсь Гарри будет не против.


Через минут Гермиона уже представляя завтрашний день и с надеждой, что всё получиться уснула.

Но видимо второму свиданию не суждено было случиться, так скоро. А почему, Гермиона узнает только завтра.

***

- Да, тихо вы, не будите, пусть поспит, до игры ещё целый час, - голос Рона.
- Я уже не сплю, - Гарри открыл глаза и увидел, что рядом с его кроватью столпилась вся команда по квиддичу. – Вы, что никогда не видели спящего человека.
- Гарри, я не хотел тебя будить, но они сказали, что ты должен осмотреть поле перед матчем, и плотно покушать.
- И они правы Рон, - Гарри сел на кровать и ещё раз посмотрел на команду. – Если сейчас вы все разойдётесь по своим делам, то через десять минут я спущусь в Большой зал, там и поговорим.

Команда в полном составе, включая Рона, покинула спальню. Гарри потянулся и начал собираться. Переодеться он решил сразу в спальне, к тому же форма находилась здесь, а не в раздевалке.

Через 10 минут он спустился в Большой зал, где его и ждала команда.

Но первой к Гарри подбежала Гермиона.

- Гарри, ты как? Хорошо выспался? Вы конечно сильная команда, но слизерин в этом году хорошо тренировались, - затараторила Гермиона, как печатная машинка.
- Гермиона, вчера ты меня уверяла, что мы выиграем, откуда тогда взялось это волнение? – Гарри улыбнулся, и только сейчас понял, что это уже второй человек с который он даже не поздоровался. – Кстати, доброе утро.
- Ой, точно, привет. Но ты правда не волнуешь?
- Гермиона, я спокоен, как удав. Я поймаю снитч, быстрее, чем Малфой успеет сесть на метлу.
- А я волнуюсь! Ты только посмотри на его рожу, будь уверен, он что-то задумал, - Гарри посмотрел на Малфоя.

Действительно рожа, очень неприятная рожа.

- И что ты предлагаешь? Отказаться от игры, из-за мерзопакостной физиономии Малфоя?
- Нет, просто будь осторожен, пожалуйста.
- Хорошо, обещаю.
- Удачи, Гарри.
- Спасибо.

Гермиона ушла на трибуны, занимать места для себя, и для Хагрида, который обящал придти на игру. А Гарри в окружении команды сел за стол.

- Ну, что капитан, готов к игре? – с весёлой улыбкой спросил Рон.
- А то, - Гарри сразу начил набивать себе рот всем, что лежало на столе.
- Уделаем слизеренцев, - больше утверждал, чем спрашивал Дин Томас. Он стал нападающим только в этом году, и в паре с Джинни они были просто превосходны.
- Ишо как, - откликнулся Гарри.

Так, в самом ударном настроении, команда провела завтрак, и ушла в раздевалку, откуда и вышла на поле.

***

Место рядом с Гермионой занял Хагрид, который появился на трибунах за 5 минут до начала игры.

- Привет, Гермиона.
- Здравствуй, Хагрид.
- Спасибо, что подержала место, - Хагрид сел на лавочку, и те кто сидел с другой стороны стали заветно вызвышаться над остальными.
- Не за что.
- Ты видела Гарри?
- Ага, спокоен, как удав – это его слова.
- А сама ты как думаешь?
- Аналогично. Он правда в хорошей форме, ему нестоит волноваться: он выиграет.
- Не скажи, слизерин в этом году много тренировался, и ещё этот их капитан – Малфой, с его вечными пакостями.
- Он ничто в игре против Гарри.
- Что правда, то правда. Но с этим слизеринцем, я был бы поосторожней.
- Гарри будет осторожный, он обещал.
- Ты потребовала? – ухмыльнулся в бороду великан.
- А кто же ещё?
- Во, кажеться игра начилась, - Хагрид ткнул пальцем в сторону поля, на котором наявились команды.

Гермиона уселась поудобнее и стала слушать комментарии Денниса Криви, который с этом году был назначен комментатором.

- И так, команды на поле, сегодня состоиться очередное противостояние вечно враждующих факультетов, на этот раз на игровом поле, а не в Большом зале, как было в прошлый раз, в самые первые дни этого учебного года. Да слизерин тогда получил конкретно… но вернёмся к игре. И так составы команд…

***

Криви безостановочно выдавал хвалебные комментарии в адрес сборной гриффиндора, уделяя больше всего внимания Гарри Поттеру, и своему брату, который был на поле в качестве отбивающего.

- Отлично, просто супер! 90-10 в пользу гриффиндора, а ведь это только двадцатая минута игра! Ещё немного, и Гарри Поттеру – лучшему ловцу в истории Хогвартса, можно будет спокойно отправляться пить чай. 100-10 !!! Да, гриффиндор сегодня творит просто удивительный вещи! Никогда не видел такой игры, чесное слово! Стойте, что это, кажеться Гарри Поттер увидел снитч, и на бешенной скорости несёться к нему.

Эти слова вывели Малфой из равновесия, и заставили выискать на поле своего соперника. Но даже заметив Гарри, дело было безнадёжным, до снитча Малфою было около ста футов, когда Гарри через секунду должен был его уже схватить.

Гарри, и на этот раз не подвёл свою команду.

- ДА! – громогласным голосом вещал Деннис Криви. - СНИТЧ В РУКЕ В ЛОВЦА ГРИФФИНДОРА! 250-10 БЕЗОГОВОРОЧНАЯ ПОБЕДА ГРИФФНДОРА! ДАЖЕ КАПИТАН КОМАНДЫ СЛИЗЕРИН ЛЕТИТ К ГАРРИ ПОТТЕРУ, ЧТОБЫ ПОЗДРАВИТЬ ЕГО С ПОБЕДОЙ! ЧЁРТ…!

Больше комментатор ничего не сказал, может, потому, что микрофон, который выпал из его рук больше был не пригоден для применения, а может потому, что слова уже были ненужны.

***

«СНИТЧ В РУКЕ В ЛОВЦА ГРИФФИНДОРА» - это слова подействовали на Драко Малфоя как взрыв атомной бомбы. Терпение иссякло и он решил, что больше Гарри Поттер не должен стоять у него на пути.

Сначала отец, потом уважение и честь рода, теперь он ещё и победу решил себе забрать.

Малфой полетел в сторону Гарри, доставая из кармана заранее приготовленную палочку.

- Reducto.

И стадион накрыла устрашающая, звенящая тишина, слышны были, только свист рассекоющего воздух тела Гарри, и восклицание Денниса. Всё, стадион замер.

***

Удар тела о землю эхом разнёся по стадиону, и люди сорвались с места.

Первым у Гарри оказался Рон, который дотронулся до шеи пытаясь прощупать пульс. Пульса нет, сердце остановилось. Рон уже подумал, что удар о землю свалившись с высоты в 40 футов стал для Мальчика-Который-Вышил смертельным. Но тут же решил прогнать эту мысль.

Этого не может быть. Если Тёмный Лорд не смог убить Гарри, то Малфой и подавно не сможет.

Спустя несколько секунд его окружили, почти все собравшиеся на стадионе, но никто не мог подойти к Гарри. Видимо, кто-то из профессоров накрыл их защитной сферой, которая не позволяла подойти к Рону и Гарри ближе, чем на 5 футов. Сквозь воздух, как в желе, в поле действия сферы вошла профессор Макгонагалл.

- Мистер Уизли, попрошу покинуть поле защитной сферы, - стальным голосом сказала профессор.
- Что с Гарри?
- Мы не знаем, его должна осмотреть мадам Помфри. К ней сейчас я и доставлю мистера Поттера.
- Он будет жить?
- А вы как думаете?

Ответа на вопрос не последовало, Рон ещё раз посмотрел на тело лучшего друга, и заметив на земле браслет, который видимо вывалился из кармана юноши, быстро взял его и положил в карман.

- Мистер Уизли выйдете из поля, пожалуйста, на его действие с внешней стороны итак едёт сильное давление.

Рон огляделся, действительно, многие пытались кулаками пробиль защиту поставленную профессором Макгонагалл, но у них естественно ничего не получилось. Попросив освободить ему место, Рон вышел из защитного поля. Макгонагалл леветируя Гарри понесла его в сторону больничного крыла. Перед ней, как нож масло, защитная сфера расталкивала столпившихся людей.

***

На другой стороне поля обстановка была ещё накалённее. Малфой, радая и хныча находился в зоне действия такой же сферы, которую сделал профессор Снейп, опасаясь за жизнь своего студента.

- Мистер Малфой, вы понимаете, что сейчас натворили?

Ответом Снейпу было молчание.

- Я как декан факультета слизерин уважаю любые действия моих подопечных. Но это выходит за рамки моего понимания! Какая муха, чёрт возьми, Вас укусила! Вы понимаете, что после данного инцедента не можете находиться на обучении в школе Хогвартс!

Малфой умаляюще посмотрел на своего декана.

- И Вы будете отчисленны из школы, впервую очередь ради вашей же безопасности. Со своей стороны, я Вам обещаю, что министерство не возьмёт инцеден случившийся внутри школы под свой контроль. Думаю директор одобрит моё решение.

Малфой снова ничего не ответил.

- Итак, приказом декана факультета слизерина я отчисляю, ученика 7 курса Драко Малфоя из школы Хогвартс, за действия, которые могли нанести непоправимый вред здоровью, включая смертельный исход, ученику факультека гриффиндор Гарри Поттеру. Приказ встапает в силу с 6 часов после полудня, сегодняшнего дня. Вам понятно мистер Малфой? После 6 часов, Вас не должно быть в школе, я лично прослежу за этим. Повторяю это ради вашей же безопасности. А теперь пойдёмте.

Взяв за шиворот Малфоя, Снейп как и Макгонагалл Гарри, повёл Малфоя в сторону замку. Сфера Снейпа, так же не давала никому попасть внутрь, и все заклятья посылаемые на защиту ответали вверх.

***

На трибунах осталась сидеть только Гермиона, с начала падения Гарри она закрыла лицо ладонями, и через всхлипывания слышала приказ Снейп, который не имел для неё никакого значения. Она не принимала никаких действий, пока профессор Макгонагалл не вернулась на стадион и не отвела её в свою комнату.




Глава 19. «Ежедневный пророк». Часть 1

До воскресенья Гермиона никого не пускала к себе в комнату, даже профессора Макгонагалл. Сама профессор понимая состояние девушки и не пыталась пробиться к ней, и попросила никого её не беспокоить, объяснив, что у девушки нервный срыв. Рон, Джинни и Луна с полчаса колотили в дверь, но не получив никакого ответа, оставили свои попытки.

***

Воскресенье было встречено красными глазами, и покалавыющим горлом. Гермиона поднялась с кровати и только сейчас заметила в своей комнате зеленоглазое существо.

- Добби! – вскриклуна девушка, - Что ты здесь делаешь, и как ты сюда попал?
- П… профессор Дамблдор, мисс… – испуганно начал эльф, - он велел Добби позаботиться о Вас. Сказал, что Вы плохо себя чувствуете, и Добби должен за Вами поухаживать. Добби принёс завтрак и вашу газету. Всё на столе.
- Спасибо Добби, - извеняющимся тоном поблагодарила Гермиона, - но как ты сюда попал?
- Добби может ходить где хочет в Хогвартсе, для Добби в Хогратсе нет секретов. Добби много знает, но не о многом может рассказывать. Дом не любит, когда хозяин всё о нём знает. Слуги дожны всё знать, но хозяин не должен.
- Добби, сегодня воскресенье?
- Да, мисс.
- Значит завтра надо иди на занятия, - пришла к выводу девушка.
- Нет-нет! Профессор Дамблдор велел передать, что мисс Грейнжер, может выйти на занятия, когда посчитает нужным. Мисс Грейнжер сейчас плохо, она может отдохнуть, мистер Уизли займёт её на посту старосты школы.

Если Рон будет старостой, то школа развалиться, может хотя бы Луна его придержит, - не к месту подумала Гермиона.

- Добби, ты не знаешь, что с Гарри? – жалобно спросила Гермоина.
- Нет, - эльф опустил голову, - мадам Помфри говорит, что сэр Гарри Поттер может не выжить. Гарри Поттер сильно пострадал.

Глаза девушки снова заслезились.

- Добби, надо идти. Добби принесёт Вам обед и ужин. Но если Вы хотите, Добби не будет Вас беспокоить.
- Нет, Добби, можешь заходить. А сейчас, иди.

Эльф исчез, а Гермиона уткнулась в подушку ещё на час.

***

«Заглаваной статьёй нашего намера, как можно было увидеть на развороте, станет случай, который произошёл вчера в школе колдовства Хогвартс.

«Опасные игры»

Вчера во время матча по квиддичу, в противоборство с командой слизерина вступила самая сильная сборная среди факультетов – команда гриффиндора. Ход матча был предрешён с первых минут игры: команда гриффиндора побетит не смотря ни на что. Матч продлился каких-то 20 минут. За это время гриффиндор успел забить в ворота команды соперника 10 мячей, когда слизерин смог ответить только одним. Счёт на табло был 100 очков в пользу гриффиндора, против 10 в пользу слизерина. С этого монента и начался случай о котором мы хотим рассказать в этом номере.

Ловец команду гриффиндор – всем известный Гарри Поттер, - заметил вспышку по левой стороне поля, и на огромной скорости бросился к этому месту. Зрение не подвело лучшего ловца школы, вспышкой оказался снитч. Через секунду снитч был зажат в руке Гарри Поттера. Победа гриффиндора со счетом 250-10. Но если бы это был обычный матч в соревновании школы, разве мы стали о нём рассказывать? Конечно, нет.

Сокрушительное порашение своей команды, произвело на капитана сборной слизерина слишком сильное впечатление. И он, Драко Малфой, который и был капитаном сборной своего факультета, решил отомстить прямо на поле.

Немного отойдя от темы, расскажем, что Драко Малфой – сын известного приспешники Тёмного Лорда. Его отношения с Гарри Поттером не заладились с первого года обучения в Хогвартсе. Все учителя за семь лет заметили стойкую неприязнь между этими учениками, но, как рассказали нашему корреспонденту студенты, учителя ещё много не могли видеть. А именно, постоянные стычки в коридорах школы, частые оскорбления на уроках, систематические нападения на друзей Гарри – Рона Уизли и Гермиону Грейнжер, - иннициатором всего этого был Драко Малфой. Зависть славе Гарри с каждым годом брала верх на юным Малфоем.
С каждым годом оскорбления становились жёстче, а исходом всех стычек становилось больничное крыло, правда попадал туда Драко Малфой. Но стороной Гарри была, в этих противостояния, только оборона. Нападением занимался Драко Малфой.

Но вернёмся к случаю произошедшему на поле, во время матча.

Увидев, что снитч поймал Гарри Поттер, Драко Малфой просто всбесился и потерял над собой контроль. Капитан команды слизерина полетел в сторону своего соперника.

Зрители на стадионе были так очарованы прекрасной победой гриффиндора, что не стали обращать на Малфоя особого внимания. А зря. Вытащив палочку, Драко Малфой прицелился в капитана гриффиндора и выпустил заклятье Reducto, которое попало в Гарри Поттера. На стадионе образовалась похоронная тишина, ловец гриффиндора упал с высоты 40 футов. Осознавший, что он только что сделал Драко Малфой спустился на землю, и был накрыт защитной сферой профессора Снейпа, которая и не дала возможности поклонницам Гарри Поттера, порвать ненавистоно слизеринца на клочки.

С другой стороны поле, тело Гарри Поттера также было защищено защитной сферой, которую сделала профессор Макгонагалл – декан факультета гриффиндор. Декан унесла своего воспитанника в больничное крыло, не сказав о состоянии Гарри ничего.

Драко Малфой был отчислен из школы, прямо на поле, свои же деканом – профессором Снейпом, - и отведён в свою спальню, где и пробыл, не выходя, до вечера. Вечером, Драко Малфой покинул школу, без возможности дальнейшего обучения.

О состоянии Гарри Поттера, ничего не известно. Мадам Помфри – школьная медсестра, - сообщила, что состояние юноши крайне тяжёлое, и если через пару дней он не придёт в себя, то вероятности на то Гарри выживет нет.

Ежедневный пророк, будет и далее освещать данное дело, и вся редакция нашей газеты надеется на скорейшее выздоровление Гарри Поттера – Мальчика-Который-Выжил.

Информация из Хогвартса предоставленна анонимным корреспондентом.»

Газета, заботливо принесённая Добби, лежала на письменном столе Гермионы. Сама Гермиона, прочитав статью в «Пророке» снова заплакала и даже не притронулась к еде.

***

В понедельник депрессия не отпустила Гермиону.

Вчера Добби, как и обещал, принёл ей, и обед и ужин, которые сегодня ему пришлось отнести на кухню, вместе со вчерашним завтраком. Еда оказалась не тронутой.

Сегодня, на столе девушки снова лежал свежий завтрак, и газета «Ежедневный пророк».

Чувство голода не было, и девушка начала день с новостей о Гарри. Но сегодня номер посвещался другому человеку.

«В продолжении вчерашней темы, этот номер мы решили посвятить виновнику вчерашнего инцедента на школьном поле для игры в квиддич, находящемся на территории школы Хогвартс.

«Драко Малфой»

Как вы помните виновником стал сын Люциуса Малфоя – «Упивающийся смертью», правая рука Тёмного Лорда, посажен в Азкабан на пожизненный срок, и «ЕП» удивляется, почему наказанием не стал «поцелуй».

Сын Люциуса, Драко Малфой совершил вчера нападение на Гарри Поттера, на глазах у сотен зрителей, и был отчислен из школы Хогвартс, без права на продолжение обучения.

Сегодня Гарри Поттер продолжает пребывать в тяжёлом (возможно смертельном) состоянии.

Драко Малфой рос в семье, где его учили быть слизеринцем. В семье, где любовь давалась только со стороны матери (Нарциса Малфой - в связи с Тёмным Лордом обвинений не поступало), в семье, где отец постоянно наказывал сына, говоря, что истинный наследник рода Малфоев должен рости в строгости. Подобное обращение, рано сделало Драко Малфоя жестоким, расчётливым и хитрым.

Хотя, в целом, Драко всегда получал, то что хотел. Деньгами юный Малфой никогда не был обременён, и это заставило его думать, что он выше всех остальных людей на несколько порядков. Многие гости, приходившие в имение Малфоев, говорили, что красивее мальчика, чем Драко они никогда не видели, и это было чистым подхолимством, но оно заставило считать Драко считать себя главным красавцем человечества.

Из-за такого отношения к себе, Драко было сложно найти себе друзей в школе, или девушку (красотой юный наследник не блестал). Многие сразу отворачивались от него или не обращали внимания. Преданными «товарищами», только по поручению отцов, оказались его сокурсники Винсент Крэбб и Грегори Гойл (сейчас продолжают обучение в школе Хогвартс, на 7 курсе). Эти ученики не отличались умственными способностями, и внешне в них тоже не было ничего привлекательного. Поэтому троица Малфоя стала отдалённой от жизни школы, и держалась только своего круга, в который потом ещё впупила их однокурстница мисс Паркинсон.

На первом же курсе Драко встретил Гарри Поттера, который сразу привлекал общее внимание из-за своей известности.

Драко во всём уступал Гарри Поттеру, квиддич, учёба, отношее девушек, отношение сокурснков, магические способности, во всём этом Гарри был намного выше уровнем.

Драко не учёл, что Гарри, был тем человеком, который этого заслуживает, а не самовлюблённым за(censor)цем. Вспомним о том, что детсво Гарри Поттера, было абсолютно беспросветным, и отношение его родствеников могло сломоть его ещё в самом раннем возрасте, и всё-таки Гарри вырос достойным, добрым и честным человеком.

Зависть с каждой минутой стала нарастать в Драко, и вчера выплеснулась на Гарри.

Сейчас, когда Драко исключён из школы, ему придёться покинуть страну, в противном случае его затерроризируют поклонники и поклинницы Гарри Поттера. Работу, без образования, Драко тоже врят ли сможет получить, поэтому семейству Малфоев, скорее всего придёться распродовать своё имение. Другими словами, образ жизни Малфоев не принёс им ничего хорошего, а сочувствовать Драко, или нет, решать уже вам, дорогие читатели.

Информация из Хогвартса предоставленна анонимным корреспондентом.»

- Тварь! – выругалась Гермиона и швырнула газету на пол.



Глава 20. «Ежедневный пророк». Часть 2

Вторник у Гермионы начался в половине первого ночи.

В это время Гермиона лежала на кровати, и вспоминала (уже в 10 раз за последние 3 дня) как здорово было рядом с Гарри. За то время которое староста провела у себя в комнате, она ни разу не притронулась к еде, и даже не думала сходить в ванную комнату. Те десять шагов, которые она делала за день, был путь от своей кровати к письменному столу, на котором лежал «Ежедневный пророк», и обратнно.

Сейчас она, не обращая внимания на время, в школьной мантии, лежала в кровати. Слезы кончились, но глаза до сих пор оставались красными.

- Мисс Грейнжер? Вы не спите? – был робкий вопрос Добби.
- Нет, Добби, - не поворачивая голову в сторону эльфа ответила Гермиона.
- Мисс, профессор Дамблдор велел передать вам сообщение.
- Говори, - так же не отрывая взгляда от потолка ответила Гермиона.
- Профессор Дамблдор был у мадам Помфри. Профессор Дамблдор узнал, что к Гарри Поттеру вернулось дыхание. Сэр Гарри Поттер будет жить! – уже радостно воскликнул Добби.
- Что?! – Гермиона так быстро оказалась на коленях перед эльфом, что домовик отступил на шаг назад.
- К Гарри Поттеру вернулось дыхание, но мадам Помфри запретила к нему пускать. В больничное крыло может зайти только профессор Дамблдор.
- Добби, мне надо увидеть Гарри, - взмолилась девушка, - Ты ведь знаешь, как к нему попасть.
- Добби нельзя! К Гарри Поттеру может попасть только профессор Дамблдор. Мадам Помфри никого не пускает к Гарри Поттеру. У Гарри Поттера тяжёлое состояние, его нельзя беспокоить.
- Добби, прошу, мне надо его увидеть!
- Добби не может, - эльф виновато опустил голову, - Но профессор Дамблдор велел передать, что завтра мадам Помфри пустит в больничное крыло мисс Гермиону, и мистера Рональда Уизли. Они друзья Гарри Поттера.
- Завтра?! Добби, прошу, отведи меня в больничное крыло, - Гермиона встряхнула эльфа.
- Нельзя, мисс Гермиона может зайти к Гарри Поттеру только завтра. Так сказал Дамблдор.

Дьявол, с этим эльфом бесполезно спорить. Дамблдор сказал и точка. Дьявол.

- Хорошо, - девушка отпустила эльфа и вернулась к кровати, - иди Добби.
- До свидания, мисс.
- Прощай, Добби, передай Дамблдору, что завтра я выйду на занятия.

Эльф исчез. Через несколько минут Гермиону уснула.

***

Проснулась Гермиона ранно утром. Но вместо того, чтобы приводить себя в порядок сразу бросилась бежать в больничное крыло. Где её встретила мадам Помфри.

- Мисс Грейнжер, куда вы так спешите, - голос школьной медсестры остановил девушку у самых дверей в больничное крыло.
- Простите, можно мне навистить Гарри.
- Я думаю, что в этом нет никакого смысла. Мистер Поттер ещё не пришёл в себя.
- Я хочу его увидеть, - довольно грубо сказала староста.
- Хорошо, я дала обещание директору, что пущу Вас и мистера Уизли. Но прошу Вас не задерживаться. Скоро начнёться завтрак, Вам не стоит на него опаздывать.
- Спасибо.

Девушка зашла в больничное крыло и удидев Гарри сразу подбежала к его кровати.

***

Гермиона провела у кровати Гарри почти полчаса, ни разу к нему не притронувшись. Когда рука тянулась к любимому, Гермиону сразу отдёргивала её, боясь притронуться к неподвижному Гарри.

- Мисс Грейнжер, - вывел из раздумий голос мадам Помфри, - В Большом зале начался завтра. Советую Вам туда спуститься.
- Да, я уже ухожу.
- Только… - медсестра о чем-то задумалась, но видимо совлодав с собой решилась сказать, - Приветите себя в порядок. У Вас ужасный вид. Простите, что я так говорю.
- Не беспокойтесь, как я выгляжу, я и сам знаю. Вы правы, ужасное зрелище.

Гермиона отошла от кровати пациента и направилась к дверям.

- До свидание, мадам Помфри. Я ещё зайду… после уроков.
- Вы молодец, мисс Грейнжер. Думаю Поттер сделал правильный выбор.

Гермиона в недоумении уставилась на школьную медсестру.

- Идите, мисс Грейнжер, - улыбнувшись сказала медсестра.

***

Перед завтраком, выходя из своей комнаты, где на преведения себя в порядок ушло не мало времени, Гермиона встретила в гостиной Рона.

- Ба-а, какие люди, - Рону показывая своё удивление развёл руки в сторону.
- Привет Рон, - спокойно поздаровалась Гермиона.
- Привет-привет, и что заставило нашу старосту, наконец-то, снизойти в нам?
- То, что, вместо меня, старостой назначили Рональда Уизли, - язвительно сказала Гермиона.
- Я не так уж плохо справлялся с твоими обязоностями, - обиженно сказал Рон.
- Я верю, - тем же голосом сказала девушка.
- И всё-таки, почему, ты наконец вышла из комнаты?
- Очень кушать хочеться, - сказав это Гермиона развернулась, и пошла в сторону портрета, но на полпути остановилась и развернулась к Рону, - Рон, мадам Помфри сказала, что Гарри стало лучше, ты не мог бы к нему зайти, передать от меня привет?
- А почему ты сама не зайдёшь? – удивился Рон.
- Рон! Ты идиот? Меня вчера не было на занятиях, надо навёрстывать упущенное, - не сказав больше ничего Гермиона вышла из гостиной.

Рон так и остался стоять, с разведёнными в сторону руками.

Говоришь: «Очень кушать хочеться». Ну-ну, Гермиона я ведь не идиот. «мадам Помфри сказала, что Гарри стало лучше», - думаю эти фразы надо поменять местами.

Усмехнувшись своей догадливости, Рон пошёл в Большой зал на завтрак.

Там его и ждало подтверждение своей теории.

***

Спустившись на завтрак, Рон уже не застал там Гермионы.

Наверное, уже убежала учиться.

Зато на столе лежала газета «Ежедневный пророк» с интерестной статьёй.

«Вчерашний номер нашей газеты был посвешён виновнику случая, который имел место быть в школе Хогвартс, в субботу во время матча по квиддичу, между командами факультета слизерин и факультета грифиндор. Напомним, что виновником стал Драко Малфой, а потерпевшей стороной оказался Гарри Поттер. Итак, этом номер будет посвещён именно Гарри Поттеру.

«Немного о личной жизни Гарри Поттера»

Гарри Поттер, Мальчик-Который-Выжил и ещё Золотой мальчик, известен миру как борец с тёмными силами, и маг победивший Тёмного Лорда. Многие девушки не только в Англии, но и повсему миру готовы, продать свою душу этому самому Тёмному Лорда, лишь бы видеть Гарри Поттера рядом с собой. И дело не только в известности Золотого мальчика, ещё Гарри Поттер является очень красивым юношей, и удивительно способным магом.

Но что мы знаем о его интимной жизни? Ничего. Статья вышедшая несколько лет назад, и рассказывающая о его связи с Гермионой Грейнжер, являлась «уткой». Но может и в ней было своя правда? Давайте разберёмся:

В школе, Гарри не обременён женским вниманием, на его курсе можно по пальцам перещетать девушек, которые не ходили на свидание с Гарри. Правда, зачастую, (а точнее всегда) приглашение было сделано девушкой. И вот, на прошлой неделе, был случай, который является исключением. Гарри, сам, на глазах у всего факультета, пригласил на свидание свою однокурсницу. Счастлвицей стала Парвати Патил.

По словам Парвати, свидание прошло идеально, Гарри был очень внимальным к её словам, постоянно остонавливал девушку для поцелуя, и просто, был очень нежен к Парвати. Но, под конец свидания, Гарри вдруг вспылил, и сказал, что между ними всё кончено. Девушка пыталась примириться с Гарри, но ничего не получилось.

Что это было? Гарри использовал девушку для удовлетворения не растраченой сексуальной энергии? Нет, этот юноша на такое не способен. Может, тогда свидание должно было стать прикрытием, для отношений с другой девушкой? Возможно, но с кем? Вот ответ - полная история этого свидания:

В день когда произошло свидание с Парвати, Гарри не ночевал в своей спальне. Это можно объеснить его бессонницей. Но как объеснить, то, что когда весь факультет собрался в гостиной, Гарри вышел из комнаты старосты, а именно Гермионы Грейнжер. Войдя вместе с Гермионой в гостиную, молодые люди наткнулись на множество недоумеваюших взглядов. Тогда Гарри отделился от Гермионы, и подойдя к Парвати, пригласил её на свидание.

Почему Гарри был у Гермионы, в школе объесняют тем, что он спрашивал совета, насчёт Парвати. Такую версию звают в Хогвартсе.

Вам не кажеться это слишком натянутым?

Зачем ходить за советом ночью?

Зачем бросать девушку в первый же день?

Хотите, чтобы ответ дала редакция «ЕП»?

Вот он:

Спустя один день с момента разрыва отношений с Парвати, Гарри пошёл на свидание с Гермионой Грейнжер.

На следующей странице вы можете увидить снимки, которые удалось сделать в кафе мадам Паддифут.

По словам нашего корреспондента, Гарри и Гермиона вернулись со свидания очень поздно, и на ужине они не пресудствовали.

Так же известно, что после случая на квиддичном поле, в субботу, Гермиона закрылась в своей комнате, и никого к себе не пускала.

Информация из Хогвартса предоставленна анонимным корреспондентом.»

«Очень кушать хочеться» - ну-ну.

Рон свернул газету, и приступил к завтраку.




Глава 21. Рон всё объясняет

Всё тело ломит, голова словно каменный валун, глаза открывать, - ой как не хочеться.

Гарри пришёл в себя когда учебный день уже начался.

Мерлин! Что же со мной случилось?
Был матч, я поймал снитч. Мы победили. Удар. Падение. Всё.
Итак, если я упал, то сейчас я в больничном крыле.


Юноша медленно, с трудом, разлепил веки.

Хм, действительно больничное крыло. А где все? Обычно здесь сидит половина гриффиндора. Стоп! А какой сегодня день?

Посмотрев на тумбочку рядом с кроватью, и обнаружив там солидную горку открыток с пожеланиями скорейшего выздоровление, пришло осознание того, что сейчас далеко не первый день с момента падения.

С кем бы поговорить? Интерестно, а как там Гермиона. Наверное волнуется.

За дверью послышались голоса:

- Мистер Уизли, я уже вам говорила, что к нему нельзя. Мальчик ещё не пришёл в себя, и ваше посешение бессмысленно, - понятно, женский голос - мадам Помфри. А вещает она Рону.
- Ну пожалуйста, может Гарри уже очнулся, - наверняка Рон уже не впервый раз это говорит.
- Мистер Уизли, если мистер Поттер очнётся, я лично вам обещаю, вы будете первым кто об этом знает.
- Проверьте сейчас, - взмолился Рон.
- Мистер Уизли! К мальчику только сегодня ночью вернулось дыхание. Нужно ещё много времени, чтобы он вернулся к жизни.
- Мадам Помфри, Гермиона очень за него волнуется, только сегодня вышла из комнаты. Гермиона сама хотела придти, но она вчера не ходила на занятия, поэтому послала меня проверить, я не хожу не на Прорицание, не на Нумерологию.

Значит сегодня вторник, а матч был в субботу. Неплохо меня приложили.

- Хорошо я посмотрю.

Мадам Помфри, чтобы спрятать улыбку, зашла в палату где лежал Гарри. Юноша повернул голову в её сторону.

- Мистер Уизли! Можете зайти, - сказала мадам Помфри, улыбнулась, и подошла к юноше. – Мистер Поттер как вы себя чувствуете?
- Не вашно, - слова давались с трудом.
- Я схожу за Востонавливаюшим зельем, если Вы будете чувствовать себя лучше, то к обеду я смогу приступить к вашему лечению. Да, к Вам гости, - мадам Помфри посмотрела пульс юноши, и ушла к себе в кабинет. Рон сменил её у кровати больного.
- Привет Рон.
- Привет. Как самочувствие?
- Крайне паршиво, - Гарри попытался улыбнуться.
- Не удивительно. Кстати у меня радостная новость - Малфоя выкинули из школы, за то что он сбил тебя с метлы. Даже в «Ежедневном пророке» об это писали.
- Малфой? – удивлённо вскрикнул Гарри.
- А кто ещё мог это сделать?! Ты даже не представляешь, что началось, когда ты упал! Снейп выбежала на поле заорал на него, сказал, чтобы вечером Малфоя уже не было в школе. И кстати, он правильно сделал, что даже спорить не стал, если бы не Снейп, который сделал для него зашитную сферу, твои поклоницы порвали бы его на кусочки.
- Малфоя, что выкинули из школы?

Да, Гарри, видимо после падения, до тебя всё, слишком туго доходит. – решил Рон.

- Конечно, а ты хотел, чтобы его за нападение на Мальчика-Который-Выжил по головке погладили. Все газеты как с ума посходили. Думаю, Малфой вообще уедит из Англии.
- Наконец-то он получил, то что заслуживает, - Гарри вспомнил нападение Малфоя на Гермиону.
- Это не всё, в газетах написали о всех «подвигах» благородного семейства Малфой. Теперь слово Малфлоя не стоит и одного цента. Врят ли у Дракоши есть будующее.
- А, что было потом?
- Тебя, под слезы женской половины Хогвартса, унесли в больничное крыло, и ты тут уже четверый день.
- А как Гермиона?
- У-у-у, это вообще отдельная история, - Рон достал из кармана мантии какую-то газету. Наверное «Пророк» . - На почитай.

В газете была статья под названием «Немного о личной жизни Гарри Поттера».

Через несколько минут после прочтения, юноша сложил газету пополам, и выжидательно посмотрел на Рона.

- Ну? – спросил Гарри, видимо Рон хотел первым послушать Гарри.
- Что ну?
- Что ты об этом думаешь?
- Мистер Поттер, вот важе зелье, примите его сейчас, - мадам Помфри, которая так безропотно вмещалась в диалог, поставила флакон с синей жидкостью на тумбочку рядом с кроватью. – Мистер Уизли, у вас ещё пять минут, когда я вернусь, вас не должно больше здесь находиться, - мадам Помфри вернулась к себе в кабинет.
- Так, что ты думаешь о статье? - снова задал вопрос Гарри.
- Вы с Гермионой прекрасно смотритесь! Я рад за вас! – Рон дейстительно радовался за друзей.
- Что?! Мы с Гермионой просто друзья. ПРОСТО ДРУЗЬЯ, - неужели он действительно поверил, что мы влюблённые. Хотя по статье, очень похоже.
- То, есть, ты её не любишь?
- Конечно нет! – Гарри заметил, что Рон удивлённо посмотрел на него. – Ну, я люблю её, но только как друга.
- И всё?
- Всё.
- Но, ведь Гермиона любит тебя, не только как друга.
- Ты что? Мы друзья, - Рон не может знать о чувстве Гермионы ко мне.
- Гарри, только слепой не заметил, что Гермиона к тебе неравнодушна! – воскликнул парень.
- Слушай, эта статья - полная чушь. Я не люблю Гермиону, как девушку!
- Хм… давай подумаем. Гермиона самый близкий тебе человек.

Гарри кивнул.

- Дальше. Гермиона лучше всех тебя знает.

Гарри снова кивнул.

- Без Гермионы ты всегда чувствуешь себя неуютно. Ты готов пожертвовать собой ради Гермионы, и у вас это взаимно.
- Мы же друзья! – воскликнул Гарри, - Это естественно.
- Ты целовался с Гермионой?
- НЕТ! – не стоит Рону знать подробности свидания.
- Хочешь? – спросил Рон, внимательно посмотрев на Гарри.
- Как ты можешь говорить мне такое, мы с Гермионой друзья!
- Ты не ответил.
- Ну, Гермиона красивая девушка…
- Понятно, можешь не продолжать. А секс?
- НЕТ! – хотя, терять девственность лучше с Гермионой, чем с Парвати. СТОП!
- «Гермиона красивая девушка», - процитировал Рон.
- Хватит! Ты от Луны заразился слабоумием?
- Тихо, не закипай.
- Как тут не закипать?! Ты несёшь полную чушь!
- Ладно. Мы так и не разобрались с твоими чувствами к Гермионе. Молчи. Ты дорожишь Гермионой. Ты хочешь с ней целоваться. Молчи. Ты не против секса с ней. Тихо! Не перебивай. Ты превык, что Гермиона всегда рядом. У тебя нет девушки, но ты знаешь, что любая девчонка из школы, с радостью заняла бы вокантное место. Не перебивай. У Гермионы нет парня. А теперь представь: Гермиона влюбляется в парня, он отвечает ей взаимностью, они заканчивают школу, женятся, и уезжают из Англии. Что ты тогда будешь чувствовать?
- Ну, я буду скачать без Гермионы.- не то.
- Ревновать? – Рон всё ещё внимательно смотрел на Гарри.
- Не знаю, - юноша забыл, что он не один. – Немного.
- Немного? Гарри очнись! Ты зациклился на дружбе с Гермионой! Можешь спокойно сказать, что любишь её, и сразу добавляешь: «только как друга». Просто представь, что ты никогда не знал Гермиону. Твоя реакция при первой втрече?
- Не знаю, – Гарри опустил голову. А в словах Рона что-то есть.
- Подумай Гарри, а Гермиона тебя точно любит. Она всё время пока ты здесь лежал не выходила из комнаты. Только сегодня вышла на занятия, и то, потому, что мадам Помфри сказала, что сегодня ночью тебе стало лучше, - Рон засунул руки в карманы. - Кстати, это твоё, - юноша протянул Гарри его браслет.
- Спасибо.
- Что это?
- Так, - а действительно значем мне это? Я и сам справлюсь. Играть любовь к Гермионе будет не сложно. Даже приятно. – Парвати подарила, - Гарри выкинул браслет в открытое окно. – Ерунда.
- Выздоравливай Гарри. Надеюсь, мадам Помфри тебя отпустит к ужину, и… подумай. – Рон вышел из палаты.

Гарри выпил Востонавливающее зелье, положил голову на подушку, и задумася над словами Рона.





Глава 22. Ты и Джинни

Никогда для Гермионы учебный день не тянулся так долго. И дело было даже не в Гарри, которого Гермиона, так хотела увидеть. Виновником того, что секунда тянулась дольше минуты стала сегодняшняя статья с «Пророке».

Прочитав утреннюю газеты, Гермиона бросила завтрак, и побежала на травологию, где до начала занятий, ей пришлось помогать профессору.

Пришедшие ученики, все как один, задерживали своё внимание на старосте школы, пытаясь пробить глухую стену безразличия. Но травологии оказалась ещё цветачками (в любом смысле этого слова), по сравнению с зельями, которые шли сразу после обеда.

Обед Гермиона решила провести в библиотеке, где спряталась от посторонних глаз за стелажами книг. Хорошо, что Добби нашёл её, и Гермиона не умерла голодной смертью.

На своём уроке Снейп, из-за отсутствия Гарри, решил уделить больше внимания Гермионе. А точнее оба урока. Отдав задание классу, Снейп стал рассхаживать по кабинету, приговаривая: «Очень интерестная статья была сегодня в «Пророке». Очень интерестная. Особенно вот это место… И фотографии получились очень качественными, что редкость для «Пророка». Мисс Грейнжер, Вы читали сегодняшний номер?»

И так, два академических часа. Хорошо, что вместо прорицания, у меня была нумерология, а то, Парвати меня точно бы убила, прямо на уроке.

***

Сейчас в Хогвартсе был ужин.

Гермиона, уткнувшись с тарелку, пыталась не обращать ни на кого внимания. Но голос Рона, зазвучавший девушке в ухо, заставил испуганно дёрнуться.

- Гермиона, Гарри пришёл в себя, - совсем сихо сказал юноша.
- Рон! Нельзя так пуга… ЧТО? – девушка подумала, что ослышалась.
- Говори тише, мадам Помфри просила, чтобы об этом знала только ты. Она не хочет наплыва поклониц, в больничное крыло.
- Почему ты раньше не сказал?
- Потому, что не мог тебя найти! – оправдываясь воскликнул Рон, - Тебя не было на обеде. Откуда я знал где ты можешь быть! Ты сказала, что тебе надо подтянуться по предметам, а искать Гермиону в школе, не благодарное дело.
- Мог посмотреть в библиотеке.
- Я и там был. Тебя нигде не было. Не вламываться же мне в кабинет Снейпа, во время урока. Я вроде как отчислен с зелий.
- Рон, где сейчас Гарри, - Гермиона схаватила друга за плечи.
- Где и должен быть. В больничном крыле, сейчас им должна заниматься мадам Помфри.

Отпустив Рона, Гермиона выбежала из Большого зала.

Любовнички.

Подумал Рон, и потянул к себе тарелку Гермионы.

М-м-м, ням.

***

Гарри пришёл в себя, а я даже не навистила его. И кто я после этого.

Корила себя девушка по дороге в больничное крыло.

«Гермиона, о чём ты думаешь?». Главное, что он жив! «Представь, что было бы если Рон сказал, что Гарри не пришёл в себя, а…» Фу, даже думать, об этом противно.

Гермиона, с удивительной скоростью, пробежала все лестничные пролёты.

Интерестно, что подумает Гарри, когда увидит сегодняшнюю статью в «Пророке». А-а какая разница, главное, что он жив.

До больничного крыла оставалось, жалких 20 футов, и голос Джинни остановил Гермиону. Девушка развернулась, и встретилась с яростью во взгляде подруги.

- Спешишь, на встречу с любимым? – голосом полным презрения поинтересовалась подруга, - Рон и мне сказал, что Гарри пришёл в себя.

Гермиона, была шокирована, такими изменениями в поведении Джинни.

***

- Мистер Поттер вы поели? – мадам Помфри вернулась из своего кабинета к пациенту, и застала его лежашим на кровати с пустым подносом.

Нет, Рон точно прав. Я три дня не одевал браслета, и сейчас его на мне нет, но я попрежнему люблю Гермиону. Люблю, как дру… нет, как девушку. Мне не с кем небыло так хорошо как с ней.

Она красива, умна, хороший друг.

Почему я раньше не думал о том, что люблю Гермиону? Боялся в любимой потерять отличного друга? Боялся, что она может мне не ответить? Просто не хотел, признавать друга любимой? Всего по немножку. Но Рон открыл глаза: «Гермиона влюбляется в парня, он отвечает ей взаимностью, они заканчивают школу, женятся, и уезжают из Англии. Что ты тогда будешь чувствовать?» А действительно, что? Ревность?
«Конечно!»
- голосом Рона, подсказало подсознание.
Я так привык, что Гермиона рядом. Разве я смогу без неё?
«Нет!»
- тот же голос Рона.

И зачем я только этот браслет сделал? Глупость какая-то? Иллюзия. Настоящее чувство, ощущается намного острее.

- Мистер Поттер, с вами всё хорошо? – мадам Помфри начала волновать, за своего пациента.
- А? – Гарри рассеянно огляделся. – Да, конечно, всё хорошо.
- Замечательно, - мадам Помфри облегчённо выдохнула. – Вы пообедали?
- Да, спасибо.
- Тогда приступим к вашему лечению. Не могла же я лечить «растение», но раз Вы уже очнулись, то можно приступать.
- А, как долго мне ещё здесь находиться?
- Удар от вашего падение ввёл организм, в состояние комы, или клинической смерти. Самым страшным было, что Вы могли не проснуться. Повреждения тела не значительны, для магиских лекарств, поэтому, введение нужных зелий сделало своё дело. Сейчас мне надо, только поставить Вас на ноги. Думаю, через несколько часов, я смогу Вас отпустить.
- Так быстро?
- Вам хочеть ещё здесь полежать?
- Нет, но просто странно.
- Ничего, странного, - обиженно сказала мадам Помфри и взяла со столика у кровати больного колбу с тёмной жидкость. – Пейте.

Выпив жидкость Гарри сразу потерял сознание.

Через несколько часов, когда Гарри проснулся, мадам Помфри сказала, что ему ещё надо выпить какую-то настойку, полежать минут двадцать в кровати, и он может иди на все четыре стороны.

Спустя 20 минут, Гарри попыталься подняться на ноги. Никаких затруднений, вроде боли, он не испытал, и поэтому, сразу вышел из больничного крыла.

За дверью его ждало целое представление.

***

- Думаешь, я не знаю чего стоит твоё свидание с Гарри, - Джинни с глазами полными ярости надвигалась на Гермиону.
- Джинни, о чём ты? – Гермиона не могла понять, что заставило подругу, так измениться.
- Как же я не подумала, что Гермиона самая умная колдунья с курса, могла приворожить Гарри Поттера, - казалось, что только дружба с Гермионой не позволяет Джинни наброситься на подругу.
- Гарри, по своей инициатеве пригласил меня на свидание!
- Конечно по своей инициатеве, ведь он даже не догадываеться, в чём свойство твоего «подарка».
- Какого «подарка»? Джинни, что с тобой?!
- Со мной всё в порядке, а вот от тебя Гермиона, я не ожидала такой подлости. «Гарри меня никогда не полюбит», - кажеться это твои слова.
- Джинни, да что случилось? – взмолилась Гермиона.
- Я бы поняла, если Парвати сделала для Гарри браслет, но ТЫ. Гермиона, это подло!
- КАКОЙ БРАСЛЕТ?! ДЖИННИ ПРЕКРАТИ НЕМЕДЛЕННО!
- Какай браслет? – Джинни, нисколько не обращая внимания на истерику Гермионы, усмехнулась. – Когда Рон, как всегда вытрехивал свою форму для квиддича у него из кармана вывалился интерестный браслет. Я успела поднять его раньше Рона, и на внутреней стороне браслета увидела ТВОЁ ИМЯ. Когда я вернула браслет Рону, он сказал, что заметил это рядом с Гарри, и когда Гарри придёт в себя, Рон собираеться вернуть ему браслет. Весь вечер я просидела в библиотеке, чтобы выискать, что-то о подобных браслетах, и единственное, что нашла, была статья о «Браслете впитавшим в себя любовное зелье». Знакомо?
- Нет, - для убедительности Гермиона покачала головай.
- Ну, да, конечно! А кто тогда по твоему его сделал? Рон? Парвати? Гермиона, там было троё имя! Ты сама сделала браслет, благодаря которому Гарри и полюбил тебя. Но, есть ещё кое-что об этом браслете. Но это ты и сама знаешь! Правда?
- Джинни, я абсолютно не понимаю, о чём ты говоришь!
- Не надо придуриваться Гермиона! – Джинни вытащила из кармана палочку и навела на подругу. – Гермиона, ты не должна так обманывать Гарри! Ты сейчас же пойдёшь к нему и расскажешь, о том, что приворожила его!
- Никуда я не пойду, пока ты не уберёшь палочку!
- Гермиона, я знаю, что ты сильнее меня в магии, поэтому, ты будешь идти впереди меня, и при мне признаешься Гарри в своём обмане.
- КАКОМ! ДЖИННИ ХВАТИТ! – Гермиона опустилась на колени.
- Ты расскажешь Гарри, что он тебя не любит, - зло сказала Джинни. – Ты сама придумала эту иллюзию, сделав браслет.

Из глаз Гермионы потекли слёзы. Не часто девушка не знало что делать.

- Obliviate

В голове образовалась непонятная «чёрная дыра». Гермиона отключилась.

***

Гарри вышел за дверь больничного крыла, и увидел Гермиону, которая стояла на коленях закрыв лицо ладонями. Перед девушкой стояла Джинни, которая навела на Гермиону палочка и вещала:

- Ты расскажешь Гарри, что он тебя не любит, - зло сказала Джинни. – Ты сама придумала эту иллюзию, сделав браслет.

Гарри показалось, что он попал в другую реальность, рефлексы сработали раньше, чем он успел о чём-то подумать.

Хорошо, что моя палочка была в мантии, которую дала мадам Помфри.

Гарри пустил два заклятья стирания памяти. Одно для Джинни, другое для Гермиона.

Гермиона перестала всхлипывать и замолчала. Джинни осталась стоять с палочка наведённой на Гермиону, но злость в глазах сменилась пустотой. Первым делом Гарри подошёл к Джинни.

- Джинни ты сейчас пойдёшь в гостиную гриффиндора, и когда сядешь в кресло, у камина, забудешь о моё браслете. Ты будешь помнить, как после ужина ты сразу пошла в гостиную, чтобы делать уроки. Браслет с именем Гермионы, ты никогда не видела.

Джинни дослушав Гарри развернулась и ушла. Без проблемм дойдя до гостиной, она вошла, села в кресло, и принялась делать домашнее задание. О каком-то там браслете, она ничего не знала.

Гарри подошёл, к Гермионе, медленно отвел руки от лица девушки в стороны, и заговорил:

- Гермиона, ты шла ко мне, но по дороге споткнулась и больно ударилась коленкой. На твой крик я прибежал из больничного крыла, и вылечил твою ногу.

Гермиона часто заморгала. Сознание возвращалось.

- Гарри! – Гермиона вскрикнула, и крепко обняла юношу. – Больше никакого квиддича! Я так за тебя испугалась… там на поле. Мне было плохо без тебя.
- Гермиона, а «спасибо» - сказал Гарри в ухо девушке.
- Спасибо. Гарри, из тебя получиться хороший врач: у меня уже ничего не болит!





Глава 23. Я люблю тебя

Гермиона ещё долго обминала Гарри, бессвязно что-то ему нашёптывая.

Гермиона. Гермиона, которая любит меня.

Всё-таки, как это приятно, быть в объятиях любимой. Быть любимым. Любить. Если бы не браслет, кто знает, чтобы сейчас было. Может, и он сыграл свою роль в наших отношения. Нет, любовь к Гермоине не иллюзия браслета, это стало ясно перед нашим свиданием. Тогда всё было как-то странно, будто браслет не создавал любовь, а показывал её мне, учил любить, объяснял что-то. Странная штука, очень противоречивая.


Гермиона отпустила Гарри, и посмотрела ему в глаза, в его взгляде была какая-то отрешённость, задумчивость. Гарри, кажеться смотрел на Гермиону, но видел не её. Кого-то кого раньше не замечал, или не хотел замечать, но то, что взгдял юноши вводил Гермиону в состояние растерянности, было очевидным.

Сколько я знаю Гарри, а до сих пор не понимаю его. Вечно с ним, что-то случается. Вечно, он, влипает в истории. Но всегда с блеском выходит из самого трудного положения. Его мозг, самый современный генератор идей, настроенный на неприятности.

«Никогда нет безвыходного положения! Ты всегда можешь сдаться и уйти. Страх наступает когда понимаешь, что для борьбы есть только один путь - очень опасный. Это и есть иллюзия безвыходного положения. А если получше подумаешь, то всё оказавается не таким страшный: больше естественным, ожидаемым. Вот где наступает борьба с собой, где ты принимаешь свой выбор: сдаться, или бороться,» - так сказал Гарри в начале 6 курса, как же я за него тогда перепугалась! Но разъяснений ждать не пришлось, Гарри не стал томить меня, и сразу рассказал о тексте пророчества из министерства. Если бы мне кто-то разрешил отдать свою душу дементорам, ради спокойствия Гарри, ради того, чтобы Гарри не пришлось идти на дуэль с Волдемортом, я бы целовала руки этому человеку. Но Гарри опять сам справился. Никогда он не сдасться. Никогда не отступит. Если Гарри решил чего-то добиться, он добьётся: лбом пробьёт стены, зубами перегрызёт алмаз, вырвет себе сердце. Но он добьётся.


Взгляд Гарри сфокусировался, стал более осмысленным.

Гермиона тоже вернулась к реальности:

- Гарри, умоляю, пожалуйста, больше не пугай меня так, - девушка погладила плечо юноши.
- Не волнуйся, больше Малфой не будет мешать жить, не тебе, не мне. Его, ведь, выкинули из школы, а значит на поле мне бояться некого.
- Да, к чёрту Малфоя, ты и без него можешь шею себе свернуть.
- Гермиона, твоя излишняя забота начинает мне действовать на нервы, - Гарри смягчил слова улыбкой. – Всё-таки ты не моя мать.
- Гарри, ты не понимаешь, как ты мне дорог.

Я должна сейчас признаться ему, что люблю его. Вдруг в следующий раз у меня не будет такой возможности.

- Гер…
- Гарри, помолчи, - Гермиона со страхом в глазах посмотрела на Гарри. – Понимаешь, я люблю тебя. Нет, люблю не как друга, ты самый дорогой мне на свете человек. Ты даже не представляешь как я за тебя волнуюсь когда что-то случается, как я мучаюсь когда ты гуляешь с другой девчонкой. Я и сама знаю, что это не правильно, что я должна быть счастлива за тебя. НО Я НЕМОГУ! - страх в глазах сменился мольбой. - Гарри, только обещай, что ты теперь не станешь бежать от меня.

Наступила тишина. Гермиона отвернулась и стала ждать своего приговора.

«И что ты можешь на это сказать? Гермиона я тоже тебя люблю. Хм… правда глупо получиться.»

Но надо, что-то сказать, ведь я правда люблю Гермиона. Я хочу быть рядом с ней.


- Гарри, прошу, не молчи! – Гермиона развернулась, по щека у неё бежали дорожки слезинок.

Гарри взял лицо девушки в ладони, и осторожно поцеловал её в губы.

Гермионе показалось, что мир перевернулся, и не один раз, а раз 150, как будто она находилась в центрефуге и на неё давили все 10 атмосфер.

***

Поцелуй продлился недолго, просто Гарри не знал, как лучше признаться Гермионе в любви.

- Но… но… но, ты же меня не любишь, - кажеться, Гермиона ещё никогда не ощущала себя в такой растерянности.
- Нет. Я люблю тебя. И мне очень жаль, что я понял это только сейчас.
- Но…
- Гермиона, это правда. Я. Люблю. Тебя.

Гермиона, что-то пискнув, или хрюкнув, прыгнула на Гарри, и завалив парня на пол, начала покрывать его лицо поцелуями. Гарри решил не оставаться в долгу.

***

Гарри держа за руку Гермиону вышёл из замка, и молодые люди пошли в сторону озера.

Гарри был ещё не в состоянии долго ходить, поэтому влюблённая пара устроилась у дерева, где часто проводила своё время, и они снова начали целоваться.

Если это очередной сон, то когда я проснусь, у меня будет истерика, - думала Гермиона.

Как хорошо, что у меня есть такой друг как Рон.
Он оказался прав: мы с Гермионой отлично подходим друг другу. И никакой она мне не друга. Она любимая.
А мы уже не дети, надо переходить к чему-то большему. Ведь 7 лет знаем друг друга.


Гарри не прерывая поцелуй выпустил язык и лизнул губы Гермины.

Ой, а Гарри был прав, я действительно не умею так целоваться.
Надеюсь интуиция поможет.
Учиться никогда не поздно.


Гермиона разомкнула губы, пропуская Гарри. Юноша не заставил себя ждать.

Вообщем интуиция действительно не подвела Гермиону, хотя когда поцелуй прекратился Гарри про себя заметил:

Очень даже ничего, но не мешало бы потренироваться.

Вслух он сказал совсем другой:

- Гермиона, я люблю тебя!
- Может ты и целоваться меня научишь?
- М-м-м, с радостью! Только тебя надо быть менее сдержанной и…
- Что?
- Вообщем, ничему не удивляйся, и не бей меня.
- Хорошо, но если ты выйдешь за рамки прили…

Гарри решил, что согласие уже дано (Гермиона сказала: «Хорошо» ), и остановил словестное излияние Гермионы поцелуем.

Через несколько минут руки Гарри оказались на бёдрах девушки, и немного задержавшись, продолжили свой путь выше.

Если он делал тоже самое с Парвити, то неудивительно, что Снейп снял 50 баллов.
Я, кажеться, сказала ему, что всё должно быть в рамках приличия.
Ладно, не сказала. Просто не успела.


***

В гостиную молодые люди вошли, когда на часах было 11 часов вечера.

Гермиона обнимала Гарри за руку положив голову на плечо любимому человеку, и не отошла бы от него, даже если бы в гостиной был Дамблдор.

Но в гостиной были Парвати, которая скрипела пером по пергаменту, и Джинни, до сих пор делавшая домашнюю работу. Заметив вошедшую пару, глаза Парвати округлились.

- Гарри?! Гермиона?! Ведьма! Да, как ты… - щеки девушки раздулись от негодования.
- Парвати, тише, люди спят. И, кажеться, ты порвала с Гарри, поэтому не твоё дело с кем он встречается, - спокойно ответила Гермиона.
- Я тебя…
- Гермиона права, - решила вставить своё слово Джинни. – Какое тебе дело, с кем Гарри встречается? Он не твоя собственность.

Парвати взвыла, и бросив на Гермиону взгляд полный презрения, выскочила с спальню девушек 7 курса.

Гарри проводил Гермиону до её комнаты, и готов был уйти к себе в спальню.

Я не должна сегодня его отпускать, - успела подумать Гермиона.



Глава 24. Ночь с тобой


- Может, зайдёшь… я хочу с тобой… поговорить, - Гермионе пришлось собрать всю свою смелость, чтобы сказать это.
- Да… давай поговорим, - неужели она мне сейчас предложила… секс. Нет! Это же Гермиона – семнадцатилетняя, красивая девушка. Любимая девушка, но Гермиона.

Гермиона отошла в сторону, пропуская Гарри вперёд. Юноша зашёл в комнату старост и снова бросил долгий взгляд на кровать.

Хм, а ведь на ней и правда можно поместиться вдвоём.

И всё-таки не желая давить на девушку, Гарри занял место за письменным столом. Гермиона, которая вошла следом за Гарри, присела на кровать (просто больше нет свободных мест, – подумала Гермиона)

- Ты хотела поговорить? – начал Гарри.
- Да, - смущенно откликнулась Гермиона. – Гарри, ты знаешь, что я тебя люблю всё время, которое мы провели вместе как друзья.
- Но, я же не знал! Гермиона, я правда не думал, что ты меня любишь! – попытался оправдаться юноша.
- Уже не важно. Понимаешь… я о много думала за эти года, - на щеках девушки проступил румянец, который попал под пристальный взгляд Гарри.

Она хочет секса! Со мной!

- О чём ты думала?
- Гарри, мы уже взрослые, и я думаю, что такие темы не должны быть для нас запретными, - в сумраке комнаты, красные щеки Гермиона светились, как спасательные огоньки в море. – Ты когда-нибудь думал о сексе?
- Да, - просто ответил Гарри.
- С кем?
- Ну… Гермиона, разве это важно? – не думаю, что она одобрит мой выбор. – Сейчас… А ты думала?
- Да, - Гермионе ответ дался намного труднее.
- С кем?
- С… ты же знаешь, что я тебя люблю.
- Со мной?!

Девушка просто кивнула. От красноты казалось, что щеки девушки оставляли за собой шлейф.

- То есть, ты хочешь меня? – конкретно задал вопрос Гарри.
- Угу, если ты не хочешь, то я не буду настаивать. Просто ты сказал, что любишь меня, просил быть более раскованной. Мы уже давно знаем друг друга. И… - девушка замолчала.
- Что?
- Гарри, ты девственник? – спросила Гермиона, и ещё больше засмущалась.
- Да, - снова простой ответ. – А ты?
- Конечно! – девушка даже встрепенулась. – Я же тебя люблю!
- Готова этой ночью войти во взрослую жизнь? - юноша улыбнулся.
- Да, - краснота спала, и девушка поднялась с кровати. – Я сейчас.

Гермиона вбежала в ванную оставляя Гарри со своими мыслями.

«А ты готов?» - задал сам себе вопрос Гарри.
С Гермионой? Да хоть под гильотину, а в кровать, только с радостью! Она лучшая!

Через несколько минут Гермиона вернулась. Из одежды на ней был тот же махровый халат, голубого цвета. Глубокий вырез давал понять, что верхнюю часть нижнего белья (от автора: как у вас, девушки, всё сложно), Гермиона оставила в ванной.

- Ты ещё одетый? – девушка лукаво улыбнулась и халат, выставляя на показ голое тело, съехал на пол.

Если бы не ограниченные возможности человеческой филиологии, то челюсть юноши уже пробила бы дырку в полу.

- Ты… ты как посмела прятать такую красоту по широкими мантиями?! – воскликнул Гарри.
- Гарри, - Гермиона продолжая улыбаться подняла взгляд к потолку, - ты предлагаешь мне голой ходить?
- Нет… нет конечно. Просто… ты совершенна! – воскликнул юноша, продолжая «пожирать» глазами обнажённое тело девушки.

Гермиона рассмеялась.

Почему она смеётся? Почему улыбается? (Какая улыбка!) Я ведь сказал чистую правду! Совершенна. Гермиона совершенна, а я просто… дурак если столько лет думал, что мы просто друзья. В воображении юноши всплыла картинка из одной маггловской легенды, в которой говорилось, что Афродита (кажется так её звали) – богиня любви вышла из пены морской, и обладала Афродита удивительной красотой. – Интересно почему в мире магов ничего нет об этой… как её там?
Мерлин, неужели это действительно, та Гермиона, которую я знал все эти годы? Нет, конечно я знал, что она очень красивая, но не до такой же степени!
- Когда девушка смеялась, мокрые волосы разлетелись в стороны, и одна прядка легла в ложбинку между грудей. – Однако второй. НО КАКОЙ ЭТО ВТОРОЙ! Дайте мне хоть насмотреться на этот второй.

Гермиона, поняв, что ожидать каких-то действий от Гарри бессмысленно и взяла инициативу в свои руки. Она прошла мимо ошеломлённо стоящего юноши, одарив его секундным поцелуем, к кровати и легла, смущенно прижимая одеяло к груди.

- Гарри, хватит меня рассматривать, - с ноткой гнева сказала Гермиона, но при этом не переставая улыбаться.

Идиотской выражение, которой приняло лицо Гарри, стало лучшей наградой. Но юноша быстро сообразив в какой ситуации он находиться, принял решение.

История не помнит ещё пободного случая - чтобы Гарри смог бы так быстро раздеться.

***

Гарри последние раз поцеловал губы Гермионы, и оторвавшись, завис над ней.

- Ты готова? – желание уже начало распирать юношу.
- Да.

Юноша, с горем пополам, «вошёл» и накнулся на преграду, которая не давала двигаться дальше.

Значит, вот что такое девечья невинность. Ну, любимая, обещаю быть очень осторожным, и постораюсь всё сделать правильно.

Тело Гермионы сильнее напряглось, под сощуренными глазами проявились морщинки.

- Больно? – спросил Гарри, который только, что полностью вошёл в Гермиону.

В ответ девушка коротко кивнула.

- Больше не будет, - юноша стал медленно двигаться, - я обещаю.

Лицо девушки расслабилось, она снова кивнула.

***

Гермиона открыла глаза и увидела сосредоточенное лицо Гарри, который явно получал наслаждение от проходившего процесса. Сама Гермиона не могла определиться со своим чувством. Нет, больно уже не было, но и наслаждения, которое получал её любимый человек не ощущалось.

Но вот чувство неясности сменилось ещё более странным, но довольно приятным чувством, и… процесс остановился.

Гарри, полностью удовлетворённым, слез с Гермионы, и устроился спиною к стене.

- Я и не думал, что это так… круто! – Гарри восхищенно, усталым взглядом смотрел на любимую девушку. Но вспомним ощущения Гермионы переменился в лице, - Ой, прости, тебе было больно, я не подумал.
- Всё нормально, это правильно. Просто это же был мой первый раз. Не волнуйся дальше будет намного лучше, - Гермиона нежно поцеловала Гарри, – Ведь мой первый раз не станет последним?
- Конечно нет! Но я чувствую себя последней свиньёй, - сказал виновато Гарри.
- Ты не свинья, ты мой любимый мужчина!
- Да. Только спать хочеться.
- Это хорошо, тебе с твоей бесснницей надо больше спать. Спокойной ночи, Гарри.
- Спокойной ночи, Гермиона.

Гарри закрыл глаза и сразу же уснул.

Ну, вот это и случилось.

Гермиона ещё пару минут смотрела на мирно спящего Гарри, потом взяла с тумбочки его палочку, и заклинанием высущила себе волосы.

Если этого не сделать, то утром никакая магия не поможет.

После этой процедуры она со спокойным сердцем уснула.

Хотя стоило бы поволноваться. Завтра ей предстоит тяжёлый день, да и Гарри тоже.





Глава 25. Скелеты в шкафу

Гермиона вечера забыла положить на окно заклинание (не до этого было), и сейчас солнечный свет нещадно бил в глаза.

«С добрым утром Гермионочка! Как тебе жизнь глазами женщины?» – задала себе вопрос Гермиона, не открывая глаз. – Сейчас посмотрю. – ответила себе же девушка открывая один глаз, и от яркого света начав щуриться. – Ярко.

Гермиона повернула голову и наткнулась взглядом на спящего Гарри. Юноша тихо спал, казалось он даже не дышит.

Устал – бедненький.

Девушка улыбнулась и нащупав ногами мягкие тапки пошла в ванную.

Хорошо, что мне удалось выкрасть у Джинни книгу о сексе. Интерестно, за каким… вообщем зачем она ей понадобилась?
А, неважно – это её дело.


В книге «Магия в сексе - для юношей и девушек» Гермиона нашла очень интерестную статью о противозачаточных заклинаниях. Оказавается их сушествует не один десяток: двухнедельные по сроку действия, одноразовые, «истребитель семени», «спи моя матка, усни», и т.д. Как было сказанно в самой «Магии» самый действинные одноразовые, и при этом самые простые и не несущие вреда здоровью. Именно такое заклинание применила на себе Гермиона, когда вчера зашла в ванную. Единственное, что было плохо – это было плохо утром. Тошнота, слабость и рассеяность внимания.

Да уж, надо было лучше презервативов у Рона выкрасть, а не дурацкую книжёнку. – Гермиона снова склонилась над раковиной – Ладно, в книге сказано, что это временно, через час всё должно пройти.

***

Адский час – последствия заклинания, истёк. Девушка вернулась в комнату и снова взглянула на спящего в её кровати Гарри.

«Ты хотела знать, как помочь Гарри с его бессонницей? Ну и как тебе лечение?» – ехидно осведомилось подсознание.
Ты знаешь, очень даже неплохо. Правда, по-началу было больно, но… в целом… неплохо.

От взгляда на юношу, вернулись все ощущения, которые испытала девушка во время первой ночи: волнение, страх, боль, странное ощущение, смущение, приятное ощущение, растерянность, любовь, осознание, усталость.

Ну, этого и следавало ожидать, Гарри всё-таки был девственником, и ожидать от него чего-то сверхестественного было бы глупостью.

Девушка села на краешек кровати, при этом не отрываясь глядя на любимого человека.

Спит, а кажеться будто умер – ни одного звука, даже лёгкие, кажеться не наполняются воздухом.

Гермиона просидела на кровати десять минут, очарованно глядя на Гарри. И могла просидеть ещё больше, но…

- Мисс Гермиона! Мисс Гермиона, - кто робко подёргал её за краешек халата - в котором она вышла из ванной, - пытаясь привлеч к себе внимание.
- Да? – одного взгляда вниз, было достаточно чтобы узнать появившееся существо, - тоненький голосок, большие зелёные глаза и вечно, виновато опущенные уши, конечно это был Добби.
- Мисс Гермиона, я вам не мещаю? – Добби опустил глаза, готовый при положительном ответе удалиться, и сурово побить себя.
- Нет, Добби, - Гермиона повернула корпус в сторону домовика. – Что случилось?
- Мисс Гермиона, Сэр Гарри Поттер потерял, - Добби протянул девушке браслет по цвету напоминающий медь, - Я не хотел его будить, сэр Гарри Поттер так редко спит, отдайте ему когда он проснётся.
- Хорошо Добби, - девушка приняла браслет и медленно повертела его в руках рассматривая. – Добби, а ты уверен, что это Гарри? Больше напоминает украшение Парвати.
- Нет-нет, это точно Гарри Поттера, он сам его сделал! – Добби явно был горд сообщить эту информацию. – Тинни сказала Добби, она видела!
- Тинни?
- Да, она убираеться в кабинете профессора Снейпа.
- СНЕЙПА?! Гарри сделал это в кабинете Снейпа?!
- Да! - в глазах у Добби засверкали огоньки.
- Ничего не понимаю. Добби а где ты нашёл этот браслет?
- Извините, мне нужно спешить, сэр Гарри Поттер может проснуться, а мне надо спешить. Я попозже к вам приду.
- Стой, Добби… – Гермиона перевела взгляд с браслета на то место, где находился домовик, но на прежнем месте его не оказалось.

Домовик со щелчком изчез.

Странная штука. Зачем Гарри бижютеррия, как у Парвати?

Девушка ещё немного покрутила браслет в руках пока не накнулась на своё имя, выведенное на внутренней стороне браслета.

Замечательно! Теперь всё ещё больше усложняется. Гарри сделал себе браслет, написал на нём моё имя, потерял его: и в создании браслета ему помогал Снейп! Кажеться, в этой комнате кому-то надо обратиться к психиатору.

Разгадать загадку, Гермиона решила, не прибегая к помощи Гарри (он так сладко спит – заметила девушка).

И первым делом обратилась… к учебникам и книгам.

Если Гарри обратился за помощью к Снейпу - до сих пор не вериться, - то при создании браслета должны учавствовать зелья. Так, браслеты с зельями.

В своих поисках Гермиона провела уже целый час, но ничего даже похожего не нашла.

Прошло ещё несколько минут, и надо было уже идти на завтрак, и на занятия.

Один день можно пропустить, сегодня у нас уход за магическими существами – Хагрид не обидеться, и трансфигурафия – МакГоннагал простит. Тем более Гарри только вчера пришёл в себя, и ему надо отлежаться. И ещё эта бессонница.

Завтрак в школе кончился, а на столе у Гермионы лежала последняя книга, которую Гермиона стащила из запретной секции, (ради безопастности Гарри – мысленно оправдалась девушка). Книга называлась «Артефакты для приворота», конечно дурацкая версия, но… может быть.

Ничего. Ничего. О, это интерестно: «Браслет впитавший в себя любовное зелье (ну и бред – Гермиона фыркнула)- этот браслет отличается от простого любовного зелья тем, что если носить его не снимая, то состояние влюблённости поддерживается всё время. Это происходит из-за того… (ла-ла-ла – эту часть девушка решила пропустить). На внутренней стороне браслета, должно быть выведенно имя человека, в которого данный браслет будет влюблять (шедевр литературного творения – усмехнулась Гермиона). Ещё одна особенность этого браслета – можно написать несколько имён, и влюбляемый человек, будет одиноково любить, каждого написанного на браслете. Через полгода браслет вращивается в руку, так как металл к этому времени уже адаптировался… (тоже можно пропустить). Чтобы человек не догадался, какой мощьный артефакт он носит на своей руке, обычно прибегают к заклинанию частичной потери памяти, но только после вращивания браслета в кисть. Таким образом, человек постоянно находиться под действием браслета, даже не догадываясь об этом. Осторожно: в Англии изготовление подобного, любовного артефакта ЗАПРЕЩЕНО! В связи в решинием высшей коммисии от 1874 года.» ОГО! Неужели это и есть браслет впитавший любовное зелье?
Всё сходиться.


Девушка ещё покрутила браслет в руках, чтобы окончательно убедиться в его подлинности.

Всё правильно – это он и есть. Зачем Гарри любовный артефакт?
«Гермиона, ты дура! Чтобы влюбиться!»
На браслете моё имя, значит Гарри должен влюбиться в меня. Добби сам сказал, что браслет сделал Гарри.
Выходит: Гарри сделал браслет, чтобы влюбиться в меня; потерял его, и Добби его подобрал. Но потерять браслет Гарри мог где угодно, даже в моей комнате, даже на этой кровати! Браслет соскочил с руки, закотился под кровать, и Добби подумал, что он потерян. Значит без браслета Гарри меня не любит! Он сам согласился со временем врастить его себе в руку, и подтереть себе воспоминания. ЗАЧЕМ?
– На этот вопрос девушка так и не нашла ответа.

Гермиона, вспомнила день когда Гарри «отбывал наказание у Снейпа», и каким он тогда вернулся.

Всё сходиться, именно с этого дня я и стала замечать, как изменилось отношение Гарри ко мне. Обман. Всё это время он обманывал, и себя, и меня. Сегодняшняя ночь – тоже иллюзия любви.

«Стены рушились», паника проникала в мозг.

Через минуту слёзы хлынули непрерывным потоком из глаз девушки. Она сорвалась с места и убежала.

Хочеться умереть.



Глава 26. Прости меня

Дверь за Гермионой захлопнулась с такой силой, что Гарри проснулся.

Оглядев комнату Гарри понял, что Гермиона уже ушла на занятия.

Или сейчас в ванной.

Кое-как одевшись Гарри подошёл к письменному столу на котором кучами были наваленны книги.

Гермиона, как всегда в своём репертуаре, - юноша улыбнулся. – Так, а это что такое?
«Браслет впитавший в себя любовное зелье»
Чёрт, нет, пожалуйста, только не это. Не сейчас.


- Сэр Гарри Поттер, - Гарри быстро развернулся на голос. – Мисс Гермиона, наверное, ушла учиться, - робко предложил эльф.
- Добби! Что ты здесь делаешь?
- Добби принёс мисс Гермионе Ваш браслет. Добби нашёл его на улице. Добби сразу узнал, что это Ваше. Он отдал его мисс Гермионе, сказал, что Вы сами его следали. Просил передать когда Вы проснётесь.
- Дурак! – Гарри взвыл так, что Добби испуганно отступил, - Что ты наделал?!
- Добби…
- Добби идиот! Если, что-то случиться с Гермионой, я клянусь: тебе не жить.

Больше не сказав ничего Гарри выбежал из комнаты старост.

Добби с дёргающимися коленками остался стоять на месте.

Ведь хотел как лучше. Помочь хотел.

Эльф удар себя кулачком по голове, и расстворился в воздухе.

***

Выскочив в гостиную Гарри увидел Невилла, который сидел в кресле, а над его ногой корпела Парвати Патил. Больше в гостиной никого не было.

Наверное остальные на занятиях.

- Невилл, - Гарри сразу подбежал к другу, - Ты не видел Гермиону?
- Видел, - грусно сказал мальчик. – Она только, что пробежа мимо. Кажеться, она плакала, я захотел остановить её, чтобы узнать, что случилось, но она просто откинула меня и я ударился ногой о стол. Вот Парвати согласилась помочь. Мы вместе отказались от ухода за магическими существами, поэтому сейчас здесь. А, почему вы не на занятиях?
- Поттер, твоя девка – дура бешенная, - сказала Парвати не глядя на Гарри. – Ты только посмотри, что она сделала с бедным мальчиком. Я обязательно доложу об этом Макгонагалл.
- Невилл, куда она побежала? – на пререкания с Парвати у Гарри не было времени.
- Не знаю.

Дольше Гарри задерживаться не стал и выскочил из гостиной гриффиндора.

***

Гермиона у озера сидела прислонившись к дереву.

Вчера она с Гарри на этом же месте провела почти весь вечер.

Нет. Гарри не мог так поступить со мной. Зачем ему меня обманывать? Гарри любит меня!
«Гермиона, Гарри будет любить тебя, только если будет носить браслет.»
- знобный голос разума.

Девушка достала браслет и снова покрутила его в руках.

Глупость. Этого не может быть.
«Гермиона, Гарри не любит тебя, и не любил. Если ты вернёшь ему браслет, пока он спит, то тогда всё будет хорошо»
- снова злобный голос.
Нет. Если Гарри решил обамывать, и себя, и меня, то это его дело. Но я не смогу жить зная, что Гарри на самом деле меня не любит.

***

Выбежав из замка Гарри наткнулся на спокойно гуляющих Рона и Луну.

Попытка пробежать незамеченным не удалась.

- Гарри! Почему тебя и Гермионы не было на уроке Хагрида? Сегодня у нас был урок посвященный феникса! Хагрид даже Фоукса принёс! Было так интересно. Вот Луне рассказываю, встретил её с травологии.
- Рон, мне некогда, ты не видел Гермиону?
- Нет, - Рон озобоченно посмотрел на друга. – А что случилось?
- Может она у озера? Вы ведь часто там бываете, - предложила Луна. – Да, поздравляю с выздоровлением Гарри.
- Спасибо. Пока.
- Эй, а когда вечеринка по поводы очередного выживания Гарри Поттера? – крикнул Рон, но Гарри уже убежал в сторону озера.
- Блин, странный он какой-то, да, и Гермиона последнее время не лучше. Ты как считаешь? – Рон повернулся обращаясь к Луне.
- А по-моему они милые, - Луна улыбнулась в след удаляющемуся Гарри.

Рон усмехнулся, и повёл Луну в замок, по пути рассказывая о фениксах.

***

Гермиона от бессвязных мыслей начала покачиваться вперёд-назад, надеясь, что это приведёт её разум в состояние покоя.

Гарри.
Не верю.
Я люблю тебя.
Говорил, что тоже любишь.
Я была с тобой.
Мы были вместе.
Это было замечательно.
Мы должны были быть счастливы.
Браслет.
Ложь.
Ты меня обманывал.
Ты обманывал себя.
Добби.
Зачем?


Гермиона резко вскочила на ноги, её лицо было сосредоточено. Если раньше она напоминала умалишённую, то сейчас больше походила на фанатичку.

Я не могу так.
Я просто не могу так.


Гриффиндорка ещё не успела определить, что она хотела сделать. Знакомый голос остановил её.

- Гермиона! Стой! – Гарри испуганно смотрел на любимую.

Гермиона снова привалилась к дереву. По щекам опять потекли слёзы.

Душевные муки перешли в новую стадию – агонию.

***

Пейзаж менялся с удивительно быстротой. Гарри бежал не разбирая дороги к месту их вчерашнего свидания.

Луна права, она должна быть там. Хоть бы она там была.

Ветки, листья, камни поподали по ноги и отлетали от ударов ног в разные стороны, Гарри не обращал на них никакого внимания. Цель была ясна, её надо было достигнуть. Всё остальное мелочи, которые никому не нужны.

Секунды, и Гарри переводя дыхание, остановился. Впереди стояло дерево, под которым покачиваясь сидела девушка.

Боже! ЭТО Гермиона?

Гермиона наклонялась вперёд и отталкиваясь назад билась спиной о дерево позади себя.

Теперь Гарри стало по-настоящему страшно. Панически страшно. Страшно не за себя, не за кого-то в мире, кто может умереть. Нет, страх за любимого человека – ужасный страх, пожирающий душу, терзающий сознание, грызущий внутренности.

Боже!

Вдруг, Гермиона вкочила на ноги. Гарри отскочил на несколько шагов назад.

Что она задумала?

- Гермиона! Стой!

Гарри видел, как девушка заметил его снова привалилась к дереву.

Она плачет!

Надо было что-то делать. Но что?

Надо подойти. Попробовать поговорить.

Каждый шаг в сторону дерева напоминал движение к пропости, неизвестности, будто ты пытаешься поймать огромного паука болея арахнофобией.

За три шага до девушки идти стало невозможно. Наверное сказывалось постпредсмертное состнояние. Гарри упал на колени и ползком дошёл до Гермионы.

Девушка неподавала никаких признаков, что она заметила Гарри. Но сейчас она казалась более вминяемой, чем пару минут назад.

Оказавшись рядом, Гарри положил руки на сведённый вместе колени девушки, продолжая находиться в полулежачем состоянии. На его действия не последовало никакой реакции.

- Гермиона? – умоляющим голосом позвал Гарри.

Снова никакой реакции.

Гарри убрал руки с колен девушки и придвинулся ближе к дереву. Облокотившись спиной на дерево, Гарри за плечи притянул девушку ближе к себе: тело без какого-либо сопротивление завалилось на бок, голова Гермионы оказалась на груди юноши.

Пустыми глазами Гермиона смотрела в пространство, при этом слезы не прекращали идти из глаз девушки - они стекали на мантию Гарри, и впитываясь остовляли мокрый след.

- Гермиона, прости. Я многое должен тебе рассказать, - казалось, если девушка не ответит, то Гарри всё-равно продолжит говорить - для себя.
- Гарри, зачем? Этот браслет, - Гермиона снова закрыла глаза рукой, когда она говорила голос не был хриплым, или севшим, просто усталым, безжизненным.
- Понимаешь? Когда я узнал, что ты меня любишь, во мне что-то сломалось, лопнула какая-то струна связывающая наше прошло. Прежняя жизнь изменилась в моих глазах.
- Ты говоришь, узнал? – Гермиона прекратила всхлипывать и прислушилась к словам Гарри.
- Помнишь вечер, когда я разбудил тебя, и мы провели ночь у тебя в комнате?

Гермиона кивнула, и сжалась.

Тогда я сказала Джинни, что люблю Гарри.
Он слышал.


- Я был в гостиной ещё раньше, чем ты заснула, я слышал как ты рассказала Джинни, что любишь меня. Когда я сидел рядом с тобой, спящей, я поклялся себе, что сделаю тебя счастливой, любым способом.
- Почему ты не выбрал Джинни? Она тоже тебя любит, - Гермиона уже говорила спокойным, своим обычным голосом.
- Я не знаю. Честно. Я просто… нет, я честно не знаю. Наверное, я никогда не воспринимал любовь Джинни ко мне, как что-то серьёзное. Но то что ты любишь меня, подействовало, как взрыв атомной бомбы в голове. Я восхищался твоей красотой, твоим умом, твоей улыбкой. Я никогда не говорил, что у тебя самая красивая улыбка. Я обратил на это своё внимание ещё когда на 4 курсе ты исправила себе прикус.

Гермиона вспомнила скандал с родителями, на каникулах, когда она вернулась после чётвертого года обучения в Хогратсе.

Но это того стоило, - мысленно улыбнулась девушка.

- Когда Малфой напал на тебя в коридоре, до сих пор не понимаю зачем я туда пошёл, я перепугался за тебя, больше чем когда-либо в своей жизни боялся за себя. Видя тебя лежашей на полу, измученной, сломанной падонками, я понял, что если я не сделаю тебя счастливой, то жизнь я проживу зря. Вечером, после свидания с Парвати, я принял решение: я должен сделать для себя браслет, чтобы влюбиться в тебя. Единственным к кому я мог обратиться за помощью был Снейп, и ты не поверишь, он согласился, хотя знал зачем мне этот браслет. Наверное Снейп решил поиздеваться над нами – не знаю. В четверг браслет был у меня на руке, тогда я и вернулся измученным после «отбытия наказания у Снейпа». Но это не всё, ты заметила, что на завтраке, уроках и свидании я был совершенно разным?

Гермиона кивнула.

- Когда я увидел тебя перед свиданием, я не чувствовал действия браслета! Позже Рон скажет: «Просто представь, что ты никогда не знал Гермиону. Твоя реакция при первой втрече?» Знаешь? Наверное, тогда браслет дал мне возможность почувствовать свою реакцию. Я никогда такого не чувствовал, я даже не могу назвать это любовью. Мне кажеться, потому, что до этого я не любил, а влюблялся.
- Но на тебя был браслет, - ровным голосом сказала Гермиона.
- Когда я поговорил с Роном, я выкинул его в окно, это случилось когда он заходил в больничное крыло. Гермиона, Рон многое мне объяснил. Я понял, что браслет мне вовсе не нужен, просто я боялся тебя любить. Да, даже зная, что ты меня любишь, я боялся тебя полюбить, не замечая, что уже люблю.
- Но вчера…
- Гермиона, вчера я сказал правду, мне действительно ни с кем не было так хорошо. Я действительно люблю тебя, правда. Правда, я кое-что от тебя вчера скрыл, но об этом я расскажу позже.
- Гарри, - Гермиона умоляла. – Скажи, сейчас, и только правду. Ты любишь меня?
- Гермиона, я правда люблю тебя. Очень люблю. Ты не знаешь как я испугался, когда сегодня увидел тебя. Рон сказал, что я не смогу без тебя – это правда. Гермиона, я не могу без тебя, я люблю тебя.

Гермиона улыбнулась.

- Никогда не думала, что Рон будет тебя чему-то учить, особенно если это касается чувств.
- Я тоже не думал.

Гермиона простила Гарри его ошибку. Любовь заставляет прощать - прощать многое.

Гарри обнял Гермиону, чтобы поцеловать, и она не сопротивлялась. Шли минуты, но влюблённые не могли оторваться друг от друга, сейчас никакие тайны лежащие между ними не имели значение. Главную они смогли раскрыть: они любят друг друга.

Высоко в небе, на головами Гарри и Гермионы, кружил феникс, он вырвался из клетки Хагрида и сейчас парил в небе, чтобы насладиться свободой и через несколько минут возвратиться к своему хозяину - Дамблдору. Феникс – бессмерная птица, которая своей песней несёт надежду, что всё пройдёт, будет лучше: главное верить.



Глава 27. Время идёт

Прошло три месяца.

Хогвартский Парк.

Территория замка была покрыта ровным слоем снега.

Оставляя за собой дорожку следов по парку гуляли двое студентов школы Хогвартс, они в этом году должны были закончить своё обучение в школе и начать новую жизнь: без профессоров, без домашней работы, без Снейп и, слава Богу, без Филча. Последний, за те три месяца которые Гарри и Гермиона были вместе, так достал молодых людей, что спицы под ногти и отрывание различных конечности было лишь малой дозой гнева который Гарри хотел выплеснуть на завхоза.

Гермиона покрепче обняла руку Гарри щекой прижимаясь к плечу любимого.

Хорошо. Только холодно, скорей бы в замок и ко мне в комнату, где можно будет немного обсохнуть и согреться.

Гарри совсем обнаглел! Уже все свои вещи ко мне перетаскал, а профессору Макгонагалл, которая хотела его отчитать, в лицо сказал, что у меня он может спокойно заснуть и в моей комнате его не мучает бессонница. Бедная старушка Макгонагалл. У неё чуть инфаркт не случился от слов Гарри, но к счастью всё обошлось и теперь мы живём у меня в комнате.

Нахал, его по часу приходиться будить, чтобы он проснулся и пошёл на занятия. Он видите устал, не выспался, и я ещё виновата,
- щеки девушки покраснели, не только от мороза. - А Колин, дурак, в «Ежедневный пророк» написал статью о новой семейной паре появившейся в стенах Хогвартса. Если бы не Рон, Гарри не оставил бы от Колина и мышиного скальпа, а ещё припомнил статьи вышедшие после квиддича и Колина хоронили бы в закрытом гробу с табличкой «Сражён дланью великого Гарри Поттера», - улыбка тронула губы девушки. - Бедный Колин, его мадам Помфри три недели лечила от заикания, и то, до сих пор не вылечила. Стоит Гарри пройти мимо, как Колин сразу хватается за сердце и теряет дар речи.

Зато после скандала с Колином Гарри стоило дать речь на три слова и атака охотниц за «ЛУГ» (лохматой уродиной Грейнжер) сразу прекратилась, даже в сок перестали подливать зелье продлевающие «особые дни» на целых две недели. Даже сейчас краснею когда вспоминаю, что Гарри сказал по этому поводу. Совсем стыд и совесть мальчик потерял! Хотя какой он к чёрту мальчик? Хулиган и развратник этот Гарри!

Но, таким я его люблю никак не меньше.


Холодный ветер ударил в лицо, и молодые люди остановились.

- Гермиона, - Гарри смотрел в глаза любимой девушки.
- Да?
- Как ты думаешь у Парвати с Невиллом серьёзно?
- Не знаю, а почему ты интересуешься? – Гермиона немного нахмурилась заставляя Гарри улыбнуться.
- Понимаешь по Хогвартсу пошли слухи, что увалень Невилл, оказывается настоящий постельный гигант, и мне кажется, что всё это дело рук Парвати.
- Может, и что из этого?
- Мне кажется, что Парвати действительно влюбилась и пустила слух специально, чтобы ей завидовали, - Гарри продолжал смотреть нежным взглядом в глаза Гермионы.
- Хорошо если так, потому, что я немного боюсь Парвати с того момента, как она увидела нас вместе. И с каждым днём начинаю бояться ещё больше, потому, что ничего плохого с её стороны не происходит.
- Не бойся, уже все смирились, что мой выбор пал на тебя, и ты являешься моей единственной любовью.
- И всё равно я сч… - Гарри не дал договорить Гермионе, зная, что её речь может развернуться не на один час, и остановил словесный поток поцелуем.

Конечно целоваться на морозе чревато последствиями, но разве можно устоять перед искушением?

Гермиона быстро расслабилась в объятии любимого и ответила на поцелуй.

Нечастые снежинки падали на землю, попадали на влюблённых, оседали в волосах, и были сбиты руками молодых людей.

Когда поцелуй закончился Гарри расправил растрепавшиеся волосы девушки и опустился на одно колено.

- Гарри! Что ты делаешь? Ты же промокнешь! – девушка схватила Гарри за плечи и потянула вверх.
- Гермиона, скоро рождественские каникулы, и ты сказала, что я приеду к тебе, чтобы познакомиться с твоими родителями. Вот я и придумал повод, чтобы познакомиться поближе, - юноша не обращал на действия Гермионы никакого внимания.
- Гарри хватит нести чепуху! Немедленно встань! – Гермиона отпустила Гарри и скрестила руки на груди.
- Гермиона, я очень люблю тебя. Ради тебя я готов перевернуть весь мир. Я хочу, чтобы ты всегда была рядом. Ты девушка которую я буду вечно любить и защищать, ты будешь моей женой? – не обращая внимания на рассерженное состояние Гермионы, Гарри запустил руку в карман мантии и вытащил оттуда маленькую коробочку покрытую красным бархатом.

В груди что-то, наверное стеклянное, лопнуло, руки Гермионы повисли в воздухе, в голове образовался туман.

На минуту повисла гнетущая тишина.

- Конечно, буду, - девушка взяла протянутую коробочку. На её лице была улыбка, в уголки которой, скатывались образовавшиеся слёзы, которых не было последние три месяца.

С другой стороны парка донёсся ликующий крик Рона: «Да! Она согласилась!».

***

Прошло 14 лет. 31 августа 2011 года.

Хогвартс, кабинет директора.

- Профессор Дамблдор.
- Северус, - Альбус Дамблдор оторвался от книги и посмотрел на человека стоящего в дверях его кабинета.
- Вы, кажется, просили меня зайти? – самый мрачный и злобный профессор школы Хогвартс не двигался с места. Его вечно не мытые, сальные волосы и сейчас были основой для многих шуток в школе.
- Да, Северус, проходи, присаживайся, - директор снова вернул своё внимание книге. Пять минут от собравшихся в кабинете не было ни звука.
- Извините, директор, у меня ещё есть свои дела. Зачем Вы меня вызвали? – терпение, которому учил предмет преподаваемый профессором Северусом Снейп, кончалось.
- Северус, ты помнишь выпуск 98-ого года? – вдруг спросил директор, и посмотрел на Снейпа, чтобы видеть его реакцию на поставленный вопрос. Реакция была именно такая, какую и ожидал увидеть Дамблдор – отвращение.
- Помню. Уизли, - Северус Снейп начал перечислять с долгими паузами. – Лонгботтом. Грейнжер. И, естественно, Поттер. Такой контрастный альянс не забуду не только я, но и Филч. У Вас, конечно, ещё сохранились 50 футов доносов на этих… интузиазтов?
- Представь себе сохранились. Только для меня они всегда служили чем-то средним между анекдотами и романом. Ты только послушай один из моих любимых, - Дамблдор выдвинул один из ящиков письменного стола и достал оттуда довольно заляпанный пергамент. – Читаю: «Профессор Дамблдор. Я требую принять срочные меры! Ученики совсем распоясались и перестали следить за чистотой замка! Несколько минут назад я своими глазами видел, как Поттер вертел в руках старосту школы мисс Грейнжер. А мисс Грейнжер только смеялась и даже не пыталась остановить это безобразие. Вы представляете сколько воды с них натекло! Потом они совсем потеряли совесть и начали целоваться! Прямо в школе! Рядом могли ходить малыши и наблюдать это безобразие! Но хуже стало когда прибежали мистер Уизли и мисс Лавгуд. Воды натекло вдвое больше! Я хотел остановить беспредел, но мистер Уизли обнял меня и поцеловал в щеку! Потом они дружно убежали и я не смог их догнать. Это возмутительно! Я ещё раз требую принять меры и наказать этих учеников! Агрус Филч.» Неплохо правда Северус?
- Поведение этих учеников было действительно неподобающим для школы. Я думаю Вы должны были их наказать, - Снейп без выражение смотрел на директора.
- Северус о чём ты говоришь? – Дамблдор отмахнулся и положил пергамент на место. – В 98-ом году мы выпустили четыре помолвленные пары! Четыре! Это рекорд на моём веку!
- Я рад за Вас, но надеюсь Вы вызвали меня не от того, что Вам не с кем поговорить. У Вас есть ко мне какое-либо дело?
- Есть, - глаза директора заблестели под очками. – Северус, я приказываю тебе: ты завтра обязательно должен быть на банкете по поводу начала нового учебного года. Никакие отговорки не принимаются. Ты последние два года вечно куда-то исчезаешь на первое сентября.
- Извините, но мне приходиться часто ездить по работе. Не все ингредиенты для зелий так легко достать как Вам кажется.
- Я прошу у тебя всего один день. Поверь, завтра будет на что посмотреть, - сказал Дамблдор и снова вернулся к книге, давая понять, что разговор закончен.

Северус Снейп встал из-за стола и не прощаясь вышел из кабинета директора.

Когда дверь кабинета закрылась директор продолжая смотреть в книгу улыбнулся.

Кошмар, а не преподаватель.

***

Шум в Большом Зале, наконец-то, прекратился. К табурету на котором находилась Сортировочная Шляпа продвигалась плотная группа будущих первокусников.

Директор Дамблдор, как всегда улыбался каждому будущему ученику школы. Отведя взгляд и осмотрев стол преподавателей Дамблдор понял, что не все находящиеся в зале прибывали в таком же радостном настроении.

Декан слизерина, сидел с самым мрачным лицом и всем своим видом давал понять, что будь его воля он бы здесь не сидел.

Новички остановились и толпа немного рассосалась. Когда это произошло профессор Снейп только благодаря своей выдержке не схватился за сердце.

Для Северуса Снейпа в толпе новичков особо выделялась пятёрка очень знакомых лиц.

Первые два были близнецы. Оба черноволосые и с яркими зелёными глазами. Сириус и Джеймс Поттер, идеальная внешняя копия отца.
Родители Поттеров были идеалом семейном пары. Отец на работе строгий, неприступный (только на первый взгляд) глава отдела спортивных игр и состязаний, дома превращался в милого и любящего папу, любимым занятием которого было развлечение своих детей. Жена мистера Поттера, миссис Поттер (Грейнжер) работала заведующей отделением в обычной детской поликлинике. По своей работе ей приходилось больше времени уделять чужим детям, а не своим. Несмотря на нечастые споры (виновниками естественно были близнецы) Гарри и Гермиона, были действительно счастливы в браке.

Северус переключил своё внимание на соседа Поттеров. Рыжие волосы и большие голубые глаза - Чарли Уизли.
Родители Чарли были самой странной и казалось бы несовместимой парой. Рон Уизли, тренер сборной Англии и вечно излучающий энергию, и Луна Лавгуд, зоолог, историк, путешественник. Но в близком кругу друзей этой пары говорили, что у них самое трогательные и нежное отношение друг к другу.

Чуть дальше стоял ещё один мальчик. Не высокого роста, и поэтому Северус смог охарактеризовать его двумя словами «ещё Уизли». У мальчика, как смог заметить Северус, были короткие ярко рыжие волосы, но звали его Гарри Томас.
Мать Гарри, Джинни работала редактором в газете «Ежедневный пророк» и зарабатывала неплохие деньги. Отец, Дин Томас издавал свой собственный журнал посвященный спорту. Имя «Гарри» Джинни дала мальчику ещё до его рождения и менять не собиралась. Дину пришлось согласиться на «Гарри» (он хотел назвать мальчика Рудольф). В целом Джинни и Дин были счастливы.

Сразу за Поттерами стояла девочка с длинными чёрными волосами и такого же цвета глазами. Девочку звали Алиса Лонгботтом. Родители Алисы Невилл и Парвати поженились сразу после окончания Хогвартса. Сейчас Невилл был уважаемым аврором, а Парвати обычной домохозяйкой. Любовь и забота друг о друге, которая была в этой семье, поражала не только коллег Невилла, но и близких друзей семьи. Никто из них не мог представить, что Парвати так измениться рядом с Невиллом.

Северус ещё раз немного испуганно пробежал взглядом по новичкам.

Ещё семь лет!

Декан слизерина печально взвыл.

Его завывание докатилось до Дамблдора, который на такую реакцию «злобного Снепа» весело улыбнулся.




Глава 28. Эпилог

31 октября 2011 года.

Хогвартс, Большой Зал.

За столом гриффиндора немного отдалённо (чтобы их не слышали) от остальных сидела четвёрка друзей (Гарри, Сириус, Чарли, Джеймс).

- Чарли, представляешь твой отец всё-таки сумел уговорить папу участвовать за сборную Англии по квиддичу! – радостно говорил Сириус.
- Круто! – согласился Чарли.
- Ага, мама написала, что дома был скандал глобальных масштабов, - продолжил Джеймс.
- Мама рассказывала, что в школе ваш отец был лучшим! – вставил Гарри.
- Он и сейчас лучший! – воскликнул Сириус.
- Лучший во всём! – подтвердил Джеймс.
- А в квиддиче ему вообще равных нет.
- И не было.
- И не будет.
- И вчера, он нам прислал… только это по секрету, - Джеймс наклонился вперед, и дал знак, чтобы остальные сделали также, - мантию невидимку. Только никому не говорите, папа сказал, что будет лучше если об этом никто не будет знать.
- Джеймс, - обратился к брату Сириус, - ты представляешь, что будет если о мантии узнает мама?
- «Здесь покоятся неразумные дети Сириус и Джеймс Поттеры,» - Джеймс сложил ладони напротив груди и печально опустил голову, - Примерно так.
- «А здесь, их несознательный папаша, который совсем не думает о жене и детях,» - Сириус повторил действия брата.

Ребята дружно рассмеялись.

- Ребята, а где Алиса? – вдруг спросил Гарри, и завертел головой.
- Наверное, ещё дуется на Чарли, - предложил Джеймс.
- Чарли, совсем не знает как обращаться с дамами, - согласился Сириус.
- Чарли не джентльмен, - продолжил Джеймс.
- Чарли грубиян, - покачал головой Сириус.
- Хам!
- Точно, - довольно согласился Сириус, чем ввёл в краску Уизли.
- Ну хватил, я правда не думал, что она обидеться, но ведь это правда, она дей…

Договорить Чарли не дали, двери Большого Зала быстро распахнулись. К столу преподавателей, где сидел Дамблдор, бежал новый учитель Защиты от Тёмных сил…

Конец.



"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"