Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Глоток свободы

Автор: Pixie
Бета:-
Рейтинг:PG
Пейринг:Бьякуя/Ренджи
Жанр:AU, General, Humor, Romance
Отказ:Блич принадлежит Кубо-сама, картинка - неизвестному автору. Мне остается только удовлетворение от написания.
Фандом:Блич
Аннотация:Фик написан по этой картинке:


(с)Kokliko
Комментарии:Комментарии: Предупреждение №1: Первый опыт написания фика по Бличу и первый же в написании чего-то слэшного. Потому ворнинг: гетник пишет слэш! Я честно предупредила :)
Предупреждение №2: AU, и, думаю, немного ООС.

Размещение на других ресурсах только с разрешения автора!
Каталог:нет
Предупреждения:слэш, OOC
Статус:Закончен
Выложен:2009-07-22 21:27:32 (последнее обновление: 2009.07.22 21:27:45)
  просмотреть/оставить комментарии
- Ренджи, это еще что такое? - Бьякуя указывал на юркую зеленую змейку, при более пристальном рассмотрении оказавшуюся хвостом. Хвостом хмурого бабуина с желтыми глазами без зрачков. Но если с передней частью Забимару Кучики еще мог смириться, то задняя часть лейтенантского занпакто стала для капитана шестого отряда неожиданностью. Причем неожиданностью неприятной. Никому в Сейрейтее не полагалось знать, что хладнокровный и бесстрашный Кучики-тайчо боится змей, потому с пальца Бьякуи, указывающего на высунувшего острый язык змея, готово было сорваться хадо как минимум тридцатого уровня. Останавливало капитана шестого отряда то, что порча чужих занпакто в Готее-13 не одобрялась. Даже если эти занпакто ведут себя подозрительно и вызывающе.

- Это я-то "что"? - нагло отозвался хвост резким скрипучим голосом. - Разуй гла...

- Простите, тайчо! - ладонь обернувшегося Ренджи ловко ухватила змея за шею, и хвост ощутимо встряхнуло. - Это тоже Забимару, только его эээ... вредная часть.

- Уже молчу, - хмуро проговорил зеленый хвост. - Зачем же сразу руки распускать, чувак?

- Абарай-фукутайчо, вы сказали, что ваш занпакто в материальном воплощении способен передвигаться со скоростью, превосходящей шунпо. И таким образом мы сможем успеть в точку сбора шестого, третьего и девятого отрядов вовремя, - холодно произнес капитан Кучики. Он успел уже сто раз пожалеть о том, что согласился на эту безумную авантюру, предложенную лейтенантом. Однако опаздывать Бьякуя очень не любил, а в этот раз из-за халатности одного из младших офицеров, не успевшего вовремя передать капитану сообщение, командование шестого отряда могло не успеть в срок к месту сбора для отправки в мир живых. Пришлось пойти на поводу у Ренджи, вдруг предложившего несколько неожиданный выход из затруднительной ситуации. Кроме того, от запыхавшихся и взмыленных после долгого шунпо шинигами в бою мало толку.

- Так точно, тайчо! - бодро ответил Абарай и сдвинул на глаза темные очки. - Сейчас прокатимся с ветерком!

Честь клана Кучики позорил уже сам факт того, что глава клана сидел верхом на огромном белом бабуине с черными замысловатыми полосками на спине. Бьякуя тяжело вздохнул, смиряясь с одним неизбежным позором ради возможности избежать другого надвигающегося позора, и для уверенности обхватил рукоять Сенбонзакуры.

- Держитесь, тайчо! Погнали, Забимару! - с каким-то детским восторгом в голосе выкрикнул Ренджи, и бабуин рванул с места так быстро, что даже у привычного к шунпо Кучики на миг заложило уши.

Легко сказать, держитесь! Первый же прыжок Забимару чуть не сбросил Бьякую на землю. Шерсть на полосатой спине оказалась чересчур короткой и гладкой, и пальцы все время предательски соскальзывали. Как Ренджи умудрялся сидеть ровно, капитан решительно не понимал.

Холодный ветер ударил в лицо, желтые сейрейтейские крыши стремительно уменьшались в размерах, и вот уже Башня Раскаяния начала казаться белой соломинкой, холм Соукиоку - пыльным камнем где-то внизу, а Забимару все летел вверх, к яркому до рези в глазах лазурному небу над Сообществом Душ. Резкий поворот на север, к первым районам Руконгая - и Бьякуя едва не упал. Он с трудом удержал равновесие, схватившись за кимоно сидящего впереди лейтенанта. Кучики уже решил было, что они оба сейчас завалятся назад, но Ренджи даже не покачнулся: все-таки связь шинигами с его занпакто очень сильна, и меч не позволил бы, чтобы с его хозяином что-то случилось.

Количество недопустимых и позорных вещей в этот день определенно превысило все пределы, потому что Бьякуя быстро понял, что держаться в этом сумасшедшем полете лучше всего как раз за Абарая, иначе останки капитана шестого отряда будут собирать по всему Сейрейтею. Увы, выхода не было - опоздание на глазах у шинигами из трех отрядов было более унизительным по сравнению с этим вопиющим нарушением субординации, а выбирать из двух зол меньшее Кучики умел. К счастью, лейтенант никак не реагировал на вцепившегося в него обеими руками капитана, хотя Бьякуя мог бы поклясться, что чертов змеиный хвост насмешливо хмыкнул. Впрочем, это мог быть всего лишь свист ветра.

Через некоторое время Кучики осторожно оглянулся по сторонам и тут же почувствовал, как дыхание невольно перехватило от ощущения неимоверной скорости. Забимару будто вообще не прилагал усилий для того, чтобы лететь вперед. Сейрейтей остался позади, и теперь внизу расстилалось серое море домишек средних районов Руконгая. Узкие улочки казались тоненькими ручейками, бегущими меж деревянными кубиками домов, а люди с такого расстояния были и вовсе невидимыми. На пейзаж под ногами то и дело набегали длинные белые облака. Они окутывали занпакто и шинигами пушистыми влажными лапами, но вскоре уносились прочь, подчиняясь силе властвующего на такой высоте ветра.

Здесь правила первобытная свобода, которой не было дела ни до шинигами, ни до пустых, ни до их вечной борьбы. Силам природы не важны наши чувства, желания, страхи, законы и правила. Они просто существуют несмотря ни на что, и именно здесь, вдали от Сейрейтея, отряда и клана Бьякуе так хотелось пить эту равнодушную и потому кружащую голову свободу до дна, захлебываться от детского восторга, которого никогда не испытаешь, сколько ни шунпуй по сейрейтейским крышам. Что значат законы в тот миг, когда весь мир лежит где-то далеко под ногами? И Кучики подставил лицо растрепавшему волосы ветру, закрыл глаза, и кончики тонких губ дрогнули, невольно складываясь в улыбку.

Сидящий впереди Абарай ничем не выдавал своего восторга от полета, хотя импульсивный и открытый фукутайчо уже должен был бы как-то проявить свои эмоции. Только рука лейтенанта сильнее сжала загривок Забимару, да сердце застучало быстрее - его биение Бьякуя волей-неволей чувствовал ладонью под плотной тканью лейтенантского кимоно. Кучики испытал благодарность за то, что Ренджи, сам того не ведая, сумел подарить капитану настоящий, пускай и короткий, отдых, какого Бьякуя не знал уже давно. За то, что лейтенант молчит и не нарушает эту пьянящую свободу напоминанием о реальности, которая вот-вот вернется и расставит все по местам.

Бьякуя сам через некоторое время нарушил это дыхание свободы, старательно спрятав эмоции поглубже. Эмоции - это недостойно главы клана Кучики. Даже здесь, на головокружительной высоте.

- Долго еще, Ренджи?

- Мы снижаемся, капитан, - сообщил Абарай, и Забимару тут же рухнул вниз столь неожиданно, что Бьякуя невольно зажмурился. Серые домики Руконгая быстро приближались, и капитан уже почти не волновался из-за возможного опоздания - скорость лейтенантского занпакто действительно была поразительной. Но тут на пути белого в полоску болида выросла башня патруля шинигами. Такие башни были разбросаны по всему Руконгаю для защиты от пустых. Серая стена закрыла собой все поле зрения, и Забимару несся прямо на нее.

- Ренджи, ты что творишь? – сердито зашипел Бьякуя прямо в ухо лейтенанту. - Мы же сейчас врежемся!

- Спокойствие, тайчо! - восторженно, но совершенно невежливо отозвался этот наглец. - Мы почти на месте.

"На гауптвахту посажу! На хлеб и воду! Нет, вообще без еды, пока вся дурь не выйдет из красноволосой башки! - со злостью подумал Кучики, не чувствуя, как пальцы сильнее вцепились в одежду Абарая. - Ками, нас же сейчас в лепешку размажет..."

Серая стена казалась огромной, с такого расстояния можно было рассмотреть даже глубокую трещину, пересекающую древний камень, но Бьякуя этого не видел. Поднявшаяся к горлу паника и осознание собственной беспомощности перед лицом стремительно надвигающейся глупой смерти привели к тому, что капитан Кучики сделал то, что в другое время никогда не пришло бы ему в голову - спрятал лицо в лейтенантском кимоно.

Промелькнуло мгновение, затем еще одно, но столкновения все не было, а затем Забимару вдруг на полной скорости свернул куда-то так резко, что Бьякуя поднял голову и увидел, как они проносятся в узкие ворота в нижней части башни. Лицо капитана Кучики щекотали алые пряди, выбившиеся из волос Абарая, собранных в неизменный хвост. Волосы Ренджи пахли ромашкой (Бьякуя вспомнил, что недавно подписывал накладную о получении отрядом ромашкового мыла и шампуня) и еще диким ветром, запутавшимся в жестких прядях. Ренджи сам был воплощением дерзкой свободы и независимости. Для Абарая имела значение только его собственная, честная и бесхитростная руконгайская мораль - "Родных и близких не бросать в беде, что бы ни случилось". Закон был для Ренджи хлипкими путами, которые он легко сбрасывал, даже если это угрожало его жизни, а не тяжелыми цепями, как для Кучики. Потому Бьякуя ощутил что-то похожее на зависть и восхищение по отношению к своему лейтенанту.

- Приехали, тайчо, - тихий голос Абарая вывел Кучики из странного оцепенения. - Я попросил Забимару остановиться тут, чтобы отсюда пешком дойти до места сбора. Вы же не хотите появиться там верхом на Забимару?

Капитан с удивлением осознал, что полосатый бабуин уже стоит на земле, в тени двух покосившихся домишек, а сам Бьякуя все еще держится за лейтенанта.

- Твой безрассудный поступок недопустим, Ренджи, - тут же пошел в наступление Кучики, чтобы не чувствовать неловкости. Он спрыгнул на землю, но перед этим все же задержал руки на одежде лейтенанта на мгновение дольше, чем собирался.

- Виноват, тайчо! - бодро поклонился Абарай. - Готов понести любое наказание! - Вот только голос у него был чересчур довольный, в нем не чувствовалось ни капли раскаяния, а карие глаза все еще горели азартом после стремительного полета. Да и ухмылялся лейтенант слишком радостно. Как мальчишка, честное слово! Даром, что лейтенант Готея. Даже стальной взгляд капитана на него сегодня не действует.

- Наведешь порядок в отрядном архиве, разберешь все бумаги за последние пять лет, - холодно приказал Бьякуя и пошел вперед по улице.

Почему-то не хотелось смотреть, как погаснет улыбка Ренджи.

* * *

- В следующий раз, когда придумаешь очередной гениальный план по завоеванию сердца своего капитана, постарайся обойтись без прогулок верхом, - сердито ворчал тем же вечером Забимару. - Вы с Кучики, знаешь ли, не пушинки. - Бабуин потянулся и потерся спиной о край стола. В спине что-то подозрительно хрустнуло.

- Ага, вы оба не подарочки, чувак! - с готовностью вступил в разговор змей. - Один душит, другой смотрит так, как будто сейчас хадо высокоуровневым заедет. В конце концов, свой меч надо беречь, знаешь ли!

- Бесполезно, он нас не слышит, - вздохнул бабуин, глядя, как Ренджи чуть подрагивающими руками приглаживает волосы, поправляет узел оби и придирчиво изучает кимоно и косодэ на наличие даже крошечных пятен.

Кучики-тайчо пригласил его в свое поместье на ужин.


Конец

"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"