Сага с открытым финалом

Автор: viola
Бета:Нари
Рейтинг:PG
Пейринг:Снейп и его бывшие ученики
Жанр:Drama
Отказ:Все герои принадлежат Джоан Роулинг
Вызов:Friend or Foe?
Аннотация:Если книга плохо заканчивается, всегда можно переписать финал
Комментарии:Фик был написан на конкурс Зеленого форума "Friend or foe" в 2007 году и стал моей последней работой в ГП-фандоме.
Каталог:Пост-Хогвартс, AU, Книги 1-7, Альтернативные концовки
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2009-06-28 00:43:29 (последнее обновление: 2009.07.28 21:18:47)
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1.

На улице негромко хлопнула дверца машины. Огромный рыжий кот, который до этой минуты мирно дремал, свернувшись клубком в кресле, поднял голову. Он несколько мгновений внимательно прислушивался, потом сладко потянулся, спрыгнул на пол и важно направился к двери. Он не ошибся (впрочем, он знал, что кошки никогда не ошибаются) – в тот момент, когда его передняя лапа ступила на коврик у входа, дверной замок тихо щелкнул и в квартиру вошла молодая женщина.

– Привет, Косолапсус, – она нежно улыбнулась, но голос прозвучал как-то невесело.

Кот мурлыкнул в ответ и важно ушел назад в комнату. Там он снова запрыгнул в кресло, свернулся клубком и задремал. Ритуал был выполнен.

Девушка усмехнулась, поставила сумки и поплелась в ванную, едва волоча ноги. Там она механическими движениями, как человек, мысли которого далеко, стерла косметику и вытащила шпильки из прически, освободив гриву длинных вьющихся волос.

– О, Господи, на кого я стала похожа… – она неприязненно разглядывала свое отражение в зеркале, – привидение, да и только.

Она опустила голову, несколько раз глубоко вздохнула и твердым шагом направилась в спальню, прихватив по пути брошенные в коридоре сумки. Точнее – дамскую сумочку и яркий бумажный пакет с изображением популярного литературного героя. Девушка подрагивающей рукой вынула из этого пакета книгу в суперобложке и несколько секунд смотрела на нее с тоской, ненавистью и какой-то странной жадной надеждой. Наконец она нерешительно открыла первую страницу и начала читать.

Через несколько часов Косолапсус проснулся от странного звука. Он настороженно повел ушами и, даже не потянувшись, помчался в соседнюю комнату.

Его хозяйка лежала на кровати, уткнувшись лицом в подушку, и рыдала взахлеб, словно дав волю давным-давно копившимся эмоциям. Рядом валялась дочитанная книга.

Кот запрыгнул на покрывало и, мурлыкая, потерся о плечо девушки. Та громко всхлипнула, обняла своего любимца и снова заплакала, но уже тихо и жалобно. Косолапсус тоже обнял ее лапками и продолжал умиротворяюще мурлыкать.

Минут через десять девушка наконец проплакалась, высморкалась и дрожащим голосом сказала:

– Ну что, Косолапсус, разопьем бутылочку валерьянки?

Она долго умывалась холодной водой, пытаясь привести лицо в божеский вид, потом вытащила из-за зеркала небольшой флакончик, налила в стакан воды, плеснула туда не глядя чуть ли не половину зеленоватой жидкости и залпом выпила. Потом накапала себе несколько капель на руку и протянула коту. Косолапсус с урчанием слизал валерьянку и, довольный, начал вылизываться.

Девушка легла рядом с ним и закрыла глаза. До чего же она себя довела… и винить некого. Зачем она вообще читает эти проклятые книги? Давно надо было забыть о них и зажить, как все нормальные люди. Так нет ведь, ждет каждую следующую, думает о ней днем и ночью, как будто на свете нет ничего важнее. И с каждым разом ожидание становится все мучительнее.

Перед нынешней, уже шестой книгой, она месяц не могла нормально ни есть, ни спать. Запихивала в себя еду силком, пила снотворное и каждый вечер тоскливо смотрела на календарь. И все только для того, чтобы разбередить старые раны, чтобы прочитать в детской сказке то, что и так давно знает…

И мало было книг, еще и фильмы эти проклятые, в которых все так похожи, что голова идет кругом.

Поначалу еще можно было сомневаться. Можно было заставить себя поверить, что просто кто-то проболтался спьяну или от тоски и рассказал этой магле их историю. Ведь в первых книгах все было так утрировано приглажено и оформлено, как обыкновенная детская сказка.

Настоящим потрясением стал выход первого фильма. Неумолимая точность в мелочах, невероятное сходство актеров с прототипами их персонажей, а главное – гораздо более точное соответствие реально произошедшему… Все это могло означать только одно – книги появились не в результате случайного разговора в баре, писательницу и режиссера консультирует кто-то из них.

Причем этот кто-то – один из тех, кто принимал непосредственное и очень активное участие во всех событиях.

Один из бывших волшебников.

ТВС…



Глава 2.

Громкий стук в дверь вырвал девушку из полудремы, в которую она только-только начала погружаться. Все-таки прочтение очередной книги давало недолгое облегчение страданий. Потом все начиналось заново и даже усиливалось, но недолго – неделю, месяц, но она чувствовала себя нормальным человеком. Может быть, сказывалось то, что весь мир в эти дни сходил с ума вместе с ней. Телевидение, пресса, интернет только знали, что говорили о Поттере, обсуждали новую книгу, печатали интервью Роулинг.

Роулинг… девушка себе всю голову изломала, пытаясь понять, откуда эта самая обыкновенная магла знает такие подробности. Все, кто был активным участником событий, приведших к краху магического мира, отрицали свою причастность к написанию романов. Многие из них пытались разными способами выведать, кто же дает Роулинг сведения, но писательница стойко хранила свой секрет.

Впрочем, на самом деле, ее чем дальше, тем меньше волновало, откуда эта женщина столько знает. Гораздо больше ей хотелось узнать, как та собирается закончить историю Мальчика-Который-Выжил. Реальный конец не очень-то годится для детской сказки.

В дверь снова постучали.

Она неловко поднялась, чувствуя себя равнодушно-опустошенной. Все-таки надо валерьянку хотя бы ложечкой наливать. Интересно, кто там ломится в дверь? Должно быть, кто-то из своих, раз консьерж не предупредил. Сколько раз она говорила всем знакомым, чтобы звонили перед тем, как приходить…

Она зевнула, мельком глянула в зеркало – под глазами были небольшие припухлости, но в общем-то терпимо, – пригладила растрепанные волосы и открыла дверь.

– Добрый день, мисс Грейнджер.

Гермиона остолбенело уставилась в знакомое ненавистное лицо.

– Вы!? – И инстинктивно попыталась закрыть дверь.

Неожиданный посетитель ловко вставил в щель свою элегантную трость.

– Ваши манеры не улучшились за эти годы. Может быть, все-таки позволите мне войти?

Гермиона неохотно посторонилась. Вот ведь, сколько времени прошло, а привычки живы – как слышишь этот командный голос, так сразу хочется подчиниться, чтобы не услышать: «Десять баллов с Гриффиндора»

– Откуда вы? И с какой стати вы живы? – Сколько она ни пыталась придать голосу побольше твердости, все равно получилось как-то жалобно.

– А вы рассчитывали на мою смерть? – Он усмехнулся и без приглашения сел в удобное кожаное кресло. – Тогда вынужден вас разочаровать – я жив, богат и вообще неплохо устроился в магловском мире. Впрочем, вы, как я вижу, – тоже, – он окинул взглядом хорошо обставленную гостиную.

Девушка посмотрела на бывшего преподавателя с ненавистью. Действительно, весь его вид свидетельствовал о богатстве и благополучии. Ухоженный («Явно провел немало времени в косметических салонах», – злобно подумала Гермиона), элегантно одетый, он мало напоминал себя хогвартских времен.

– За предательство по-прежнему хорошо платят? – Прозвучало так злобно и визгливо, что ее саму покоробило.

– Вы меня разочаровываете, мисс Грейнджер, вот уж не ожидал, что вы превратитесь в истеричку, – надменно ответил Снейп, но девушка злорадно отметила, как сжались его губы. – А я очень рассчитывал на ваш здравый смысл.

– Зачем вы пришли? – Гермиона решительно перевела разговор в деловое русло и постаралась придать своему голосу максимум уверенности.

Снейп кивнул.

– Вот так-то лучше. У меня к вам деловое предложение, мисс Грейнджер.

– Какие у нас с вами могут быть дела? – с холодным презрением спросила Гермиона. Она хотела бы вложить в тон побольше ненависти и злости, но, видно, сказались полфлакона валерьянки – сильных эмоций добиться не удавалось.

Бывший Мастер Зелий спокойно продемонстрировал ей свою трость. Очень знакомую трость – черную с рукояткой в виде серебряной змеи.

– И что? Малфоя тоже вы убили? – равнодушно сказала девушка.

– Это к делу не относится. В любом случае, Люциусу она больше не нужна. – Снейп на что-то нажал, и из трости выскочила волшебная палочка.

Гермиона наблюдала за его действиями в каком-то странном оцепенении. Нет, она, конечно, знала, что волшебства больше нет и что палочка теперь не более, чем бесполезный кусок дерева. Но… во всех движениях гостя сквозила такая уверенность.

Снейп сделал легкий взмах палочкой и произнес:

– Вингардиум Левиоса!

Тяжелое кресло с мирно дремлющим в нем Косолапсусом медленно оторвалось от пола…

ТВС...


Глава 3.

– Скажите, как вам удается так блистательно играть и серьезные драматические роли, и героинь комиксовых блокбастеров?

Рыжеволосая красавица улыбнулась.

– Я не разделяю фильмы на «высокие» и «низкие». Любую роль надо не играть, надо жить ею. И героиня это Тургенева, или подружка супергероя – не важно.

Агент подал знак худенькой белокурой журналистке.

– Долли Брант, «Женский взгляд». Скажите, какие у вас планы на ближайшее время. Это правда, что София Коппола пригласила вас на главную роль в своем фильме?

– Я не могу разглашать такие вещи, – актриса смущенно пожала плечами, – когда контракт будет подписан, вы все узнаете.

Тут у нее зазвонил телефон. Не тот, который лежал на столике, а другой, где-то в глубинах сумочки.

– Да. – Девушка поднесла трубку к уху, кинула извиняющийся взгляд на журналистов и быстро вышла в соседнюю комнату.

– Джинни, – негромко сказал знакомый голос, – рядом со мной сидит человек, у которого есть волшебная палочка. Действующая.

– Не может быть, – прошептала актриса.

– Приезжай, я соберу всех, кого смогу.

– Я буду через двенадцать часов.

– Ты скоро? – агент открыл дверь.

Фотографы защелкали камерами. Те, кому повезло, уже в тот же вечер смогли поместить в своих изданиях фотографию кинозвезды с испуганным и озабоченным лицом.

***

Высокий темноволосый мужчина в белом халате поднял флакончик, посмотрел его на свет и громко сказал:

– Осталось три унции, не больше.

Молодая рыжеволосая женщина сделала пометку в таблице.

– А что с ламинарией?

– Я заказывал три упаковки на прошлой неделе, сегодня-завтра должны прийти. – Он спустился со стремянки и заглянул женщине через плечо. – Ну что, на большую сумму придется делать дозаказ?

– Не очень, три-четыре тысячи фунтов всего-навсего. Ингредиентов много, но они все дешевые.

Они вышли из хранилища и стали подниматься по лестнице, ведущей в офисное отделение здания. Мужчина прошел прямо в свой кабинет, а женщина задержалась на ресепшене и начала перебирать сложенные на столе папки.

– Клиника омоложения и похудения «Хельга», – говорила секретарша в телефонную трубку, – да, конечно, вы можете прийти на консультацию в любое свободное время.

– Сьюзан, – каким-то странным сдавленным голосом позвал мужчина.

Женщина оставила папки и бросилась в кабинет.

– Невилл, что случилось?

– Отмени все завтрашние консультации, – он растерянно потер виски, – мы едем к Гермионе.

***

– Ну а теперь, – ведущий элегантно откинул со лба белокурую прядь, – мы пригласим в студию любовницу мистера Бертона. Встречайте – мисс Энн Вуд!

Пышная рыжая девушка вошла в студию со смиренным видом, что не мешало ей при этом отчаянно стрелять глазами. Зал взорвался визгом и аплодисментами, камеру поспешно переключили на побледневшего Бертона и его побагровевшую супругу. Ведущий встал, улыбаясь той презрительно-насмешливой улыбкой, по которой сходили с ума все блондинки Англии… И тут у него запиликал телефон. Причем ладно бы он играл привычную всем музыкальную тему передачи. Но, к удивлению окружающих, звучала мало согласующаяся с имиджем ведущего мелодия из популярного блокбастера.

Не обращая внимания на раздраженно жестикулирующего режиссера, молодой человек взял трубку. Несколько слов, и его бледное лицо покрылось розовыми пятнами.

– Когда? – тихо спросил он. – Да, буду. И Панси тоже.

***


В кабинете главного редактора царил невообразимый шум. Пара журналистов что-то громко друг другу доказывали, потрясая листами бумаги, дизайнер-верстальщик спорил с менеджером из-за цвета рекламного модуля, три фотографа раскладывали на огромном столе фотографии и одновременно пытались друг друга перекричать.

Сам главный редактор – молодая симпатичная блондинка – как будто и не замечала ни шума, ни суматохи. Она умудрялась разговаривать одновременно со всеми, отвечать на вопросы, выбирать фотографии, разнимать спорящих журналистов. И все это спокойно, даже, можно сказать, равнодушно. Она оживилась, только когда высокий рыжеволосый фотограф протянул ей изображение чего-то размытого, похожего на светящегося орангутанга.

– Фото снежного человека, Луна.

– Замечательно, Рон, – девушка смотрела на расплывчатое пятно так, словно никогда не видела ничего более прекрасного, – пусть подправят и поместят на первой странице следующего номера.

– Но там же должна быть Мария Шарапова, целующаяся с принцем Уильямом, – отвлекся от спора о модуле менеджер.

– Предложи это фото принцу, заодно и деньги на премию к Хэллоуину появятся, – распорядилась редактор, шаря в сумочке в поисках отчаянно трезвонящего телефона. – Алло? Привет, рада тебя слышать. Что? – Она прикрыла трубку рукой и неожиданно громко сказала: – Тихо! – все замолчали. – Да? Ты серьезно? Да, я буду.

Она убрала телефон и обвела взглядом притихших сотрудников.

– Сенсация? – осторожно предположил один из журналистов.

– Да, Симус, – медленно ответила молодая женщина, – сенсация…

***

– Закройте глаза и отдайтесь на волю стихий. Смотрите внутренним оком и слушайте, слушайте, слушайте… – мягкий голос звучал словно издалека.

Клиентка осела в кресле, как мешок картошки, являя собой разительный контраст с гадалкой – томной красавицей в воздушном розовато-лиловом одеянии.

– Я ничего не слышу.

– Вы недостаточно отдались на волю стихий, – почти пропела гадалка и незаметно нажала какую-то кнопку под столом.

Зазвучала даже не музыка, а отзвуки музыки, легкие, как дуновение ветерка.

– Я слышу, слышу! – возликовала клиентка. – Но что это значит?

– В третей декаде лунного года, – нараспев заговорила гадалка, – вы встретили темноволосого красавца, посланного вам демонами. Они научили его, как вести себя, как выглядеть и как говорить с вами. И вы поддались на их уловки, поверили, что он и есть мечта вашей жизни…

– Да, – всхлипнула клиентка, – я ему все доверила, а он подло ограбил и бросил меня. А теперь еще и грозится все рассказать моему любимому Эстебану.

Гадалка усмехнулась. Она-то знала, что красивому испанскому авантюристу было плевать на прошлое этой богатой дурынды. Но как же замечательно все складывается.

– Вы рискуете, сильно рискуете, – замогильным голосом продолжила она, – Эстебан не сможет вынести правды. Он верит в вашу чистоту.

– Но что мне делать?

Теперь самое главное.

– Если растворить в Воде Жизни колумбийский изумруд и выпить ее, демоны не смогут больше вредить вам. И темноволосый красавец станет просто обычным мужчиной, не имеющим над вами власти.

– Да, да, у меня есть колумбийский изумруд, – заторопилась клиентка, – вот на перстне, мне его муж подарил.

– И вы готовы пожертвовать им?

– Ради Эстебана я готова на все! – Она стащила с пальца кольцо и положила его на стол.

Гадалка плавно встала и сняла с возвышения кубок с дымящейся жидкостью. Потом взяла перстень, осторожно вынула из оправы камень и вернула золотой обруч клиентке.
Когда изумруд упал в кубок, жидкость задымила еще сильнее, потом заискрила и наконец успокоилась.

– Пейте, – сказала гадалка, – и быстрее, пока действие изумруда не кончилось.

Клиентка поспешно выпила безвкусный напиток, поставила пустой кубок на стол и вопросительно подняла глаза.

– Это все?

– Все, – мягко улыбнулась ее собеседница. – Вы свободны, больше демоны не смогут вам докучать.

– О… какое счастье! – клиентка чуть не разрыдалась. – А ваш гонорар?

– Вы же знаете, в таких сложных делах я беру плату через неделю, когда уже ясно, что рецидива не будет. Идите спокойно домой. Я пришлю вам счет.

После того, как дама, рассыпаясь в благодарностях, ушла, гадалка взяла пустой кубок и открыла дверь в соседнюю комнату. Там в кожаном кресле сидел красивый крупный брюнет и лениво листал мужской журнал.

– Как все прошло? – поинтересовался он.

Молодая женщина лукаво приподняла бровь, покружилась и ловко бросила ему кубок. Брюнет нажал на какую-то завитушку, и из днища кубка выпал колумбийский изумруд.

– Есть! Лаванда, ты просто гений, – он поцеловал красавицу.

– Да и ты не промах! А как ловко ты подсунул ей этого Эстебана, – засмеялась та.

– Надо это отметить, – молодой человек убрал камень в сейф, – поехали в ресторан.

Девушка кивнула, но сказать ничего не успела, мобильный телефон на столе завибрировал.

– Да? – весело сказала она в трубку. – Да, я занята. Крэбб тоже занят, – она подмигнула молодому человеку, – а что? Что?! – она стала серьезной. – Да, конечно, мы будем…

TBC...


Глава 4.


– Откуда у вас столько денег?

– Подумайте логически, мисс Грейнджер, логика всегда была вашей сильной стороной. – Снейп зевнул и посмотрел на часы. – Думайте, а я пока отпущу машину.

Пока ошарашенная девушка соображала, что бы ей сказать на такое заявление, он спокойно вытащил мобильный телефон, набрал номер и велел кому-то его не ждать. Гермиона сидела около окна, поэтому успела заметить, как от дома отъехал черный бентли. Весьма помпезный автомобиль. Как, впрочем, и весь вид бывшего слизеринского декана. Дорогой костюм, малфоевская трость, часы какой-то знаменитой фирмы, она не смогла вспомнить название – на «Л», кажется, впрочем, неважно.

– Я как-то не ожидала, что вы будете у меня ночевать… – Гермиона осторожно отхлебнула чаю. Может, хоть это немного взбодрит – тяжело чувствовать себя заторможенной, когда такое происходит. А потом вдруг невпопад добавила: – Снейп с мобильником, я такого даже в фанфиках не встречала.

– О, вы читаете фанфики? – неожиданно развеселился бывший Мастер Зелий. – Любите снейджеры? – Он поднес чашку к губам.

– Нет, – ехидно усмехнулась девушка, – предпочитаю люцеснейпы.
Бывший Мастер Зелий даже поперхнулся чаем, но, как обычно, за словом в карман не полез.

– Ну, тогда, я надеюсь, у вас есть вторая спальня.

Теперь настала очередь Гермионы поперхнуться.

– Будете ночевать в комнате для гостей, – сказала она, прокашлявшись. – Хотя я не понимаю, с какой стати я вообще должна предоставлять вам место в моей квартире.

– А вы готовы меня отпустить? – спокойно поинтересовался тот. – Вместе с этим? – Он помахал тростью.

Гермиона закусила губы. И что же она такая заторможенная… Действительно, разве можно его отпускать – уйдет вместе с волшебной палочкой и не вернется.

– Пойдемте, я покажу вашу спальню, – тихо сказала она.

– Вы правда читаете фанфикшен? – небрежно спросил Снейп, поднимаясь за девушкой на второй этаж квартиры.

– Да, а что?

– И вас не коробит?

– Сначала коробило, а потом привыкла. – Гермиона открыла дверь. – Прошу. Вот ваша спальня. Постельное белье в шкафу. – Она чуть помедлила. – Все соберутся завтра к полудню. Во сколько вас разбудить?

Снейп пожал плечами.

– Благодарю, но можете не трудиться – я привык вставать в шесть утра. Спокойной ночи, мисс Грейнджер.

– Спокойной ночи, – пробормотала девушка, соображая, пить на ночь снотворное или нет. Решила все-таки обойтись. Лучше сделать пару глотков коньяка – эффективно, надежно и без всякой химии. Вообще-то она старалась избегать спиртного, боялась привыкнуть, ведь все кругом твердят, что женский алкоголизм – национальное бедствие Британии. Но сегодня такой случай…

***

– Профессор Снейп! – Гермиона постучала в дверь, но никто не ответил. Она посмотрела на часы. Уже десять минут девятого. На кухне его нет, ванные обе свободны. Неужели ушел?! Она нажала на ручку и вошла в спальню. – Профессор!

– Мисс Грейнджер? – Бывший Мастер Зелий явно еще не совсем проснувшийся, сел на кровати, щурясь от света. – Что случилось?

– Ой… – растерялась девушка. – Вы здесь?

– Дверь закройте, вы, любительница фанфиков, – раздраженно рявкнул Снейп, – а не то я вам сейчас такой снейджер устрою, мало не покажется.

Гермиона пулей выскочила из комнаты. Ну надо же было так влипнуть…

Снейп спустился через полчаса – уже полностью одетый и побрившийся. Трость он по-прежнему носил с собой.

– И что же такое вы хотели мне сообщить, мисс Грейнджер? – поинтересовался он, пододвигая к себе тарелку с наспех приготовленными Гермионой сэндвичами.

– Вы сказали, что встаете в шесть утра, – мрачно сказала девушка, – я испугалась, что вы ушли.

Снейп и не подумал смутиться.

– Я живу в Буэнос-Айресе, там сейчас без двадцати шесть.

– В Буэнос-Айресе? – удивилась Гермиона.

– А почему бы и нет? Там власти гораздо лучше защищают частную жизнь людей. В родной Англии я не могу спокойно по улице пройтись…

– Сами виноваты, – девушка откусила кусок сэндвича, сама поражаясь своему спокойствию, – подобрали бы на свою роль актера другого типажа, никто бы вас со Снейпом и не ассоциировал. Ну а еще лучше – описали бы себя в книге по-другому.

Бывший Мастер Зелий молча допил чай, поставил чашечку на стол и только потом соизволил сказать:

– Отлично, проспавшись, вы все-таки восстановили способность логически мыслить.

Гермиона пропустила его колкость мимо ушей.

– Но зачем?

– Что именно?

– Зачем вы решили поведать миру нашу историю? Ведь волшебства больше нет.

Снейп усмехнулся.

– Странная вы особа, мисс Грейнджер. Зачем-то ищете во всем скрытые мотивы. Смотрите на жизнь реально.

Девушка еще раз окинула взглядом его дорогой костюм и с вызовом спросила:

– Значит, только из-за денег?

– Конечно, – Снейп откинулся на спинку стула и скрестил руки на груди – ни дать ни взять Наполеон.

– Роулинг делится с вами гонорарами? – приподняла брови Гермиона. – Значит, она уже не так богата, как говорят.

– Ну зачем же, – бывший Мастер Зелий кинул взгляд на часы, – она – автор, я на ее средства не претендую. Я просто вкладываю деньги в издательское дело и спонсирую фильмы.

Гермиона тоже посмотрела на часы. Уже десятый час, скоро начнут собираться гости. Но некоторые вещи ей хотелось выяснить, пока никого нет.

– Значит, пишет она сама?

– Конечно, – спокойно кивнул Снейп, – я лишен литературного дара и являюсь всего лишь автором сюжета. Впрочем, я не гонюсь за славой, предпочитаю деньги.

– И как вы собираетесь закончить седьмую книгу? Расскажете правду? – Она внимательно посмотрела на собеседника.

Тот мрачно скривил губы.

– Ни в коем случае. За правду ни гроша не заплатят, да еще и по судам затаскают, за такой удар по детской психике. Все неврозы и самоубийства малолетних идиотов спишут на нас. – Он вытащил из кармана USB, положил его на стол и подтолкнул к девушке. – Вот предварительный план седьмого романа.

– Снейп с флешкой, – пробормотала Гермиона, – такого я…

– Знаю, знаю, такого вы даже в фанфиках не видели, – прервал ее Снейп. – Надеюсь, сами вы ничего не пишете?

– Пишу, – огрызнулась девушка, прилаживая USB к ноутбуку, – дженовые мини про будни Хогвартса. Только меня вечно обвиняют, что у меня герои не в характере: Гарри слишком спокойный, Рон слишком умный, а Снейп слишком добрый. И читаю я все подряд – и снейджеры, и гермидраки, и всю прочую муть. Даже про то, как «Гермиона изменилась за лето». И вообще я пишу диссертацию по фанфикшену.

– Ясно, – спокойно сказал бывший слизеринский декан, – вопросов больше нет. Читайте.

Он ушел в гостиную, включил там телевизор, а Гермиона жадно начала читать план седьмой книги о Гарри Поттере.



Глава 5.

Громкий звонок в дверь оторвал Гермиону от размышлений, зачем Снейп показал ей план седьмого романа, а главное – для чего он велел собрать всех, кого можно, из учившихся с ней на одной параллели и тех, кто участвовал в том давнем сражении в министерстве магии, которое происходило еще в девяносто шестом году.

По идее, надо было бы думать о другом – например о том, зачем бывший слизеринский декан вообще явился в ее дом. И о том, откуда у него действующая волшебная палочка. Ведь когда Гарри с Волдемортом оказались в магическом коконе, вся магия стянулась туда и…

Нет, лучше не вспоминать.

Жуткое ощущение, когда из тебя выходит вся магия, вся до капельки, оставляя словно обескровленной…

Не многие пережили это. Упивающиеся Смертью почти все словно сгорели заживо. Почти – значит кроме Снейпа. Он вообще был чуть ли не единственным взрослым магом, оставшимся в живых. Нет, остальные не сгорели, они словно оказались заперты где-то там, между мирами, Гермиона сама видела застывшие лица в быстро стекленеющей поверхности кокона.

А потом все исчезло. На месте Хогвартса осталась большая воронка, а вокруг – несколько десятков юных магов, Снейп, Люпин (единственный, кому в некотором роде повезло – ликантропия исчезла вместе с магией) и Тонкс, лишившаяся дара метаморфа.

Минут пять потребовалось на то, чтобы понять – волшебные палочки стали обыкновенными кусками дерева, а все маги – обычными маглами.

Еще несколько дней ушли на то, чтобы удостовериться – это не только их проблема. Бобатон и Дурмстранг испарились так же, как и Хогвартс, только на их месте даже воронки не осталось. Все молодые волшебники лишились магических способностей, а кто старше двадцати – почти все вообще исчезли. Родовые замки магов, дома вроде Норы, Кривой переулок, Хогсмид целиком – все пропало.

Маглорожденным волшебникам было нелегко, но вполне терпимо в новых условиях. У них были родители, знакомые вне магического мира, да просто знания о магловской жизни. А вот чистокровным магам пришлось туго. Некоторые не выдержали и просто покончили с собой. К счастью, большинство из них удалось спасти – они без волшебной палочки даже уйти из жизни толком не могли.

Первое время казалось, что это не жизнь, а самый настоящий ад. А потом все наладилось. Правда наладилось.

Детей из чистокровных семей пришлось отдать в приюты, маглорожденные вернулись к родителям и пошли в обычные школы, а те, кто уже закончил Хогвартс, стали устраиваться в магловском мире. Гермиона сама удивлялась, насколько живучими и способными приспосабливаться к меняющимся условиям оказались бывшие маги. Прошло всего полгода, и вот никто из них уже не сидел на ее шее. В Англии, представьте себе, немало мест, где можно работать без специальной подготовки.

Правда, нужно отдать должное Снейпу – бывший слизеринский декан оказался с ними в одной лодке, поэтому никто уже не старался разобраться, на чьей он был стороне, главное – он готов был помочь. А помощь его была не лишней – он, как оказалось, имел дома хогвартские бланки, которые Дамблдор выдавал тем ученикам, кому нужно было магловское свидетельство об образовании. Таким образом, все выпускники Хогвартса получили аттестаты государственного образца и могли теперь хоть что-то предоставить потенциальным работодателям.

Кто бы мог подумать, но чуть ли не быстрее всех устроилась Луна. Оказалось, что это именно она уже несколько лет была фактическим редактором «Придиры». И более того, она уже три года выпускала и магловский вариант журнала – маленький, малотиражный, абсолютно «желтый» журнальчик. Но главное – он уже был. И добросердечная Луна многих бывших магов взяла к себе в штат – Симуса, отлично умеющего писать статьи о загадках природы, Рона, у которого оказался талант фотографа, да много кого…

В том числе и Драко Малфоя, который неожиданно для всех все-таки женился на Пэнси Паркинсон. Никто от него этого не ожидал, его отношения с Пэнси обычно рассматривали как союз двух чистокровных родов. Драко оказался неплохим журналистом, причем настолько неплохим, что после какого-то особенно громкого интервью его пригласили поучаствовать в телепередаче. Ну а после эфира карьера Драко резко пошла в гору – зрительницы нашли его неотразимым, харизматичным и т. д. Пяти лет не прошло, и вот он уже вел одно из самых рейтинговых ток-шоу на центральном канале.

Впрочем, даже Драко было далеко до Джинни Уизли, чье лицо теперь было известно всему миру. Гермиона знала, что Джинни умудрилась начать сниматься в кино, еще будучи школьницей. Кто-то заприметил интересную девочку, пригласил, ну а честолюбивая Джинни не смогла отказаться от такой удачи. Что она там проворачивала с хроноворотом и порталами, Гермиона толком не знала, но к моменту их пирровой победы Джинни была уже настоящей кинозвездой. И за последние семь лет ее слава только выросла.

А вот Невилл Лонгботтом и Сьюзан Боунс сумели применить на практике знания, полученные в Хогвартсе. Магия магией, а свойства трав и многих зелий никуда не делись. Луна сделала их клинике неплохую рекламу в «Придире», а Джинни ловко обронила в парочке интервью снисходительные отзывы, и народ валом повалил худеть и омолаживаться. Из Сьюзан вышел вполне приличный психолог-консультант, пришлось только закончить курсы, чтобы получить свидетельство. Ну а Невилл вел всю лабораторную работу, тем более что в отсутствие Снейпа котлы у него не взрывались.

Невероятно, но Лаванда Браун тоже смогла найти работу по своей специальности. Все-таки зря школьники жаловались на мадам Трелани, уж чему-чему, а умению выглядеть настоящей предсказательницей она своих учениц выучила. Лаванда прекрасно умела с умным видом смотреть в хрустальный шар, раскидывать карты, делать двусмысленные предсказания и даже рассчитывать гороскоп. Ее салон (тоже прорекламированный в «Придире») пользовался большой популярностью. А уж с тех пор, как Лаванда сошлась с Винсентом Крэббом, лишившимся в какой-то авантюре своего напарника Гойла, ее дела вообще пошли лучше некуда. Правда, о подробностях она обычно умалчивала, как, впрочем, и Крэбб…

В дверь снова позвонили, уже гораздо настойчивее.
Гермиона поморщилась – оказывается, она умудрилась подойти к двери, взяться за ручку и так и остановиться, снова погрузившись в воспоминания и размышления. Так все приглашенные разбегутся, а потом и Снейп уйдет, вместе с волшебной палочкой.

Она поспешно отворила дверь и впустила девушку, закутанную в шарф так, что видны были только большие темные очки.

TBC...


Глава 6.

– Джинни, как я рада тебя видеть!

– Я тоже очень рада. – Девушка сняла очки, спустила с головы шарф и выдохнула: – Уф… Похоже, мне удалось от них скрыться.

– От кого? – не поняла Гермиона.

– От журналистов, от кого же еще, – махнула рукой Джинни, проходя в гостиную. – И как они пронюхали, что я в Англии? Я даже в самолете сидела в шарфе, а на глаза одела эту штуку, ну чтобы свет не мешал… забыла, как она называется. Главное – узнать меня в этом всем было невозможно. Видно, все-таки крыса завелась… О, профессор, доброе утро! У вас случаем не завалялась сыворотка правды? Мне кое-кого проверить надо.

Снейп встал и вежливо пожал протянутую руку.

– Доброе утро, мисс Уизли, вы прекрасно выглядите.

– Ах, какой Версаль, – фыркнула Гермиона.

Бывший Мастер Зелий, не обращая на нее внимания, продолжил:

– Увы, мисс Уизли, больше я в кармане такое не ношу. Но это можно обсудить, если, конечно, дело, по которому мы собрались, окажется успешным.

– Как красиво вы говорите. – Джинни изящно села в кресло и кинула из-под ресниц лукавый взгляд. – Знаете, мне в Америке так тяжело разговаривать, там все используют эти вульгарные выражения, все сокращают…

В дверь опять позвонили, и Гермиона пошла открывать, оставив Джинни и Снейпа обмениваться комплиментами.

– Герми, привет! – Стройная блондинка в бледно-сиреневом платье кинулась ей на шею. – Как я давно тебя не видела!

– Здравствуй, Лаванда, – девушка чуть не задохнулась в ароматном облаке, окутывающем бывшую одноклассницу, – ты просто ослепительна. Здравствуй, Крэбб.

– Доброе утро, – вежливо кивнул молодой человек. – Лаванда, да отлипни ты от мисс Грейнджер!

– Фи, какой ты равнодушный, – поджала губки мисс Браун, но отпустила Гермиону и взяла Крэбба под руку. – Мы с Герми сто лет не виделись. А кто-нибудь уже пришел? Или мы первые?

– Джинни здесь.

– Джинни! – в восторге воскликнула Лаванда. – Я просто обожаю ее фильмы. Она такая гениальная актриса!

– Спасибо, Лаванда, – раздалось из гостиной.

Мисс Браун выпустила локоть Крэбба и помчалась туда, на ходу восклицая:

– Ах, Джинни, я когда впервые тебя увидела на экране, глазам не могла поверить. Думаю – ведь это же ты, но имя-то другое.

Молодой человек остался стоять на месте.

– Драко будет? – тихо спросил он Гермиону.

– Да, и Панси тоже.

Крэбб кивнул и со вздохом отправился вслед за своей дамой. Гермиона же не успела даже отойти от двери, когда раздался новый звонок. Консьерж наверняка в шоке – он-то думал, когда велено было пропускать всех сегодняшних посетителей, что придут два-три человека. У нее за месяц бывает меньше людей.

– Доброе утро, дорогая. – Сьюзан Боунс-Лонгботтом улыбнулась той улыбкой, благодаря которой ее пациенты обычно сразу чувствовали себя понятыми и защищенными.

Невилл тоже выдавил из себя улыбку, но было видно, что он сильно волнуется.

– Здравствуй, Гермиона. Надеюсь, мы не последние?

Девушка еще не успела ответить, когда из лифта вывалилась целая компания и радостно заорала в три голоса:

– Гермиона, привет!

Рон, Симус и Луна окружили ее, завалили вопросами, потом потащили Невилла и Сьюзан в гостиную. А едва вырвавшаяся хозяйка уже побежала открывать дверь снова, искренне надеясь, что Драко и Панси придут вместе, и значит, это будут последние визитеры.

К счастью, она не ошиблась.

Драко держался спокойно и уверенно, видно, сказалась школа шоу-бизнеса. А вот Панси нервничала просто ужасно, и этого не могли скрыть ни толстый слой косметики, ни дорогущий наряд от знаменитого кутюрье. Забавно они вообще смотрелись – перепуганная разряженная Панси и спокойный Драко, которого даже поклонницы не сразу узнали бы в этом невзрачном свитре и джинсах.

Теперь все были в сборе, поэтому Гермиона захватила на кухне чай и кексы и тоже пошла в гостиную. К ее изумлению, там царил такой гам, какого эта квартира не слышала со времен последнего ремонта.

Джинни отбивалась от Рона, который настойчиво уговаривал разрешить ее сфотографировать в костюме для нового фильма.

– Нет, Рон! Нет и еще раз нет! – возмущалась Джинни. – Я и так все утечки, которые нам нужны, сливаю вашему журналу. Если кто-нибудь прознает, что у меня там брат работает, пресса съест меня живьем. Хватит и того, что я уже рассказала.

– Ну, Джинни, не ломайся, в конце концов я же не денег у тебя прошу, – кричал в ответ Рон.

Лаванда тем временем вдохновенно расспрашивала у Невилла, какие травы помогают от морщинок вокруг глаз. Крэбб о чем-то тихо разговаривал с Драко, точнее Драко что-то спрашивал, а Крэбб отвечал. Гермиона помнила, что Малфой поссорился со своими «телохранителями» сразу после катастрофы, но подробностей не знала. Впрочем, ей это было и не интересно.

Снейпа не было.

Гермиона подумала, что можно было догадаться – в его присутствии вряд ли кто рискнул бы так шуметь.

Впрочем, он тут же появился – спустился со второго этажа, по-прежнему сжимая в руке малфоевскую трость.

– Пойдемте, мисс Грейнджер, шоу начинается.

С его приходом все моментально стихли и во все глаза уставились на трость. Гермиона заметила: Драко Малфой дрогнул, но промолчал. Впрочем, удивленным он не выглядел.

– Итак, леди и джентльмены, – Снейп жестом фокусника вынул палочку из трости, взмахнул и скомандовал: – Люмос!

Из кончика палочки вырвался луч ослепительного света. Раздался общий вздох, бывшие маги повскакивали с мест.

– Спокойно, – Снейп опустил палочку. – Всем сесть и замолчать, иначе я не буду ничего объяснять.

ТВС...


Глава 7. Эпилог

Гермиона слушала рассказ бывшего Мастера Зелий, словно во сне. Она даже не понимала, радует ее эта история или нет.

Четыре палочки. Дамблдор, как всегда, недоговаривал. Фоукс дал не две, а четыре палочки. Три были у Гарри, Волдеморта и самого директора Хогвартса. И последняя – теперь в руках Снейпа. И она работает. Магический кокон создан двумя ее «сестрами», поэтому она единственная не потеряла волшебную силу.

Невероятно.

И с ее помощью можно добраться до кокона и попробовать вытащить оттуда Гарри. Для того и нужны люди, которые хорошо его знали – любили, ненавидели, жили с ним в одной комнате. Люди, которые должны рискнуть своими жизнями, чтобы вытащить Гарри Поттера из кокона. И чем больше их будет, тем больше шансов на успех, но и тем больше жертв будет в случае неудачи. Но ведь и на удачу есть шанс.

Безумие.

И тогда может быть… Может быть! Магия вернется в мир. Но только может быть. Никто не знает точно. Палочки обе останутся там. И Волдеморт останется там. А вот те маги, которые не сгорели, могут и вернуться. Да, Гермиона сама видела их запертыми в оболочке кокона. А вдруг?

Может быть…

***

Панси робко коснулась рукава Драко.

– Не надо… Не пойдем.

– Ты остаешься, – спокойно ответил тот, – ты с Поттером была мало знакома. А я пойду.

– Не надо, Драко, мы и без магии проживем.

Он покачал головой.

– Там мой отец. Он не сгорел, я видел.

– Он тебя проклял.

– Я был плохим сыном, но не настолько, чтобы бросить его там.

Панси опустила голову.

– Я тоже пойду, Драко… Может быть, я и плохая жена, но не настолько…

***

– Джинни?

– Рон?

– Никто не осудит тебя, если ты не пойдешь. Ты уже давно принадлежишь этому миру, зачем тебе погибать ради старого?

Кинозвезда вздохнула и закрыла глаза. Она была бледнее своего воротника.

– Рон, ты и правда думаешь, что я брошу Гарри? И тебя. И маму с папой. Может, Голливуд меня и испортил, но не до такой степени.

***

– Невилл…

– Да, Сьюзан, – голос молодого человека звучал глухо и печально.

– Мы идем?

– Я – да. Тебе не обязательно. У тебя там никого не осталось.

– У тебя тоже.

– Я – гриффиндорец. Мы своих не бросаем.

– А я люблю тебя, – просто сказала Сьюзан, – и я не брошу тебя.

***

– Симус, останься, я передам тебе журнал. Будешь редактором…

– Луна, я не понимаю, ты-то зачем идешь? – Молодой человек пожал плечами. – Это я не могу не идти, я гриффиндорец, но тебе-то Гарри был просто приятелем.

– Он был моим другом, а друзей у меня не так много.

– Луна, не иди! – вмешался Рон. – Ну пожалуйста, хотя бы ради меня.

– Рон, я не могу, разве ты не понимаешь?

Тот вздохнул и обнял ее за плечи.

– Понимаю…

***

Лаванда и Крэбб молчали. У них никого не было там – в волшебном мире. Да и жизнь без магии оказалась не так уж тяжела. Но…

– Ты идешь?

– Да, – прошептала Лаванда, – я не могу иначе, я ведь на Гриффиндоре училась. Я умру, если не пойду. Умру от стыда.

– Тогда и я пойду, – Крэбб крепко сжал ее руку. – Мы, слизеринцы, не бросаем тех, кого любим.

***

Гермиона напоследок прошлась по квартире. Все приготовления окончены, все дела завершены.

«Завещания написаны», – насмешливо подумала она.
Даже почему-то уже не страшно. Только холодно как-то…

Снейп ждал ее внизу, у выхода.

– Вы готовы?

– К чему? – тихо спросила девушка.

– К тому, чтобы переписать финал.

– А это возможно?

Она заметила, как его пальцы сильнее сжали трость.

– Может быть, – он усмехнулся. – Но читатели в любом случае ничего не потеряют. Если мы не вернемся, то финал у саги о спасителе волшебного мира будет тот, который вы прочитали.

– Мне не понравилось… – тихо сказала Гермиона.

– А вам и не должно нравиться, – холодно отрезал Снейп. – Это ведь ложь.

– Но раз это все равно ложь, почему нельзя было сделать конец полностью счастливым? Чтобы все было прекрасно, все погибшие герои ожили и потом жили долго и счастливо.

Снейп помолчал, разглядывая свою трость, а потом тихо сказал:

– Пойдемте, мисс Грейнджер, нас ждут.

Гермиона вышла на улицу. Жаркое солнце июля согрело ее и прибавило ей бодрости.

– Мы перепишем финал. И будем жить долго и счастливо.

Fin


"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"