Алые и черные розы

Автор: LimonQ
Бета:нет
Рейтинг:G
Пейринг:ГГ/СС
Жанр:Romance
Отказ:Мне ничего не принадлежит
Аннотация:А началось ведь все с алых и черных роз…
Комментарии:Фик написан в подарок Ордену Алой Розы от Ордена Черной Розы. ВНИМАНИЕ! Мега-флафф
Каталог:Пост-Хогвартс, AU, Альтернативные концовки
Предупреждения:OOC
Статус:Закончен
Выложен:2009-06-29 19:36:24 (последнее обновление: 2009.06.27)
  просмотреть/оставить комментарии
— Северус! Северус, я вернулась!
— Да, я в библиотеке!
Гермиона закрыла за собой дверь, скинула с усталых ног туфли и прошла в дом. Поставив на кухонный стол пакет с продуктами, она вымыла руки и поставила на плиту чайник.
Вот же странно — живет в центре магического Лондона, а все равно так по-маггловски заваривает чай.
Но Гермиона так любила — он казался ей намного вкуснее. Словно лучше: ароматнее, душистее, как будто листки растений только что растерли и не успели засушить.
Заварочный чайник принял в свои круглые бока кипяток, тут же устремившийся вверх — прямо в лицо Гермионе — клубистым паром, но совершенно не обжигая.
Северус сидел в библиотеке, перелистывая одну из лежавших перед ним книг. Устало потирая веки, он откинулся назад — и как раз в этот момент вошла его жена.
— Дорогой, опять устал? И глаза болят… Ну сколько раз тебе говорила, не читай впотьмах книги. Ну как маленький, в самом деле.
Северус тяжело вздохнул, потянулся и расслабленно вытянул ноги.
— Привычка, — просто ответил он.
Гермиона улыбнулась и наклонилась, легко поцеловав в щеку Снейпа.
— У нас осталось не так уж много времени. Они придут через два часа.
— Да, я помню.
Она вышла из библиотеки, вернувшись обратно в кухню.
Ужин должен был быть ровно в восемь, поэтому она принялась за приготовление праздничного стола.
Фаршированная индейка, фруктовый салат, оливье, отпаренная рыба с овощами, отварной картофель — позже Гермиона сделает из него пюре. Нарезав тонкими аккуратными ломтиками бекон и сыр, она художественно насадила все это с огурцами и оливками на маленькие деревянные палочки — канапе было готово. Пирожки уже дымились на столе, приятно щекоча нос ароматом яблок и корицы.
Без десяти восемь она поднялась наверх, чтобы переодеться, крикнув при этом мужу, чтобы и он шел.
Ровно в восемь раздались хлопки аппарации, звонки в дверь и шум у камина.
— Ура, мы не опоздали, — из дымохода вывалился взъерошенный Гарри, его жена Джинни, их младший сын Альбус с дочкой.
У дверей стоял Рон с Лавандой, державшей на руках внучку Саманту.
А сразу аппарировали в гостиную младшие члены семьи Снейпов:
сыновья Гермионы и Северуса — Альфард с женой Беллой и Себастьян со своей девушкой. Маленький Северус Снейп бросился к Северусу-старшему на руки, как только его увидел. Тот сразу подхватил внука на руки, несмотря на ноющую спину. К сожалению, тонизирующая мазь не вылечивала от болей в пояснице.
Когда все, наконец, наобнимались, наобменивались сплетнями и шутками и собрались на просторной светлой кухне, часы пробили девять.
Гермиона усадила всех за стол, тут же наколдовав граммофон, который заиграл довольно веселую ретро музыку.
— Дорогие мама и папа! — Альфард встал со своего места, поднимая тост. — Я поздравляю вас с этим знаменательным событием. Все-таки, золотая свадьба — пятьдесят лет вместе, — он подмигнул своей жене: — Надеюсь, дорогая, мы тоже будем отмечать ее в кругу семьи.
Все засмеялись и тоже подняли бокалы. Снейп сидел во главе стола и окидывал всех взглядом. Сердце защемило. Он был так счастлив…
Сейчас, после стольких лет, он видел перед собой дорогих сердцу людей — да, даже Поттера. Все стали настолько близки, что позабыли какие-либо обиды, проступки, — сейчас все они были самой настоящей большой семьей.
— Так, а теперь я! — маленький Сев поднялся на своем стульчике, высоко подняв стаканчик с яблочным соком — своему пятилетнему внуку Гермиона специально выжала сок из купленных с утра яблок. — Деда! Я тебя люблю!
Снейп вздрогнул — да, несмотря на эти пятьдесят лет любви, он все еще вздрагивал от этих слов. Глаза его чуть увлажнились, и он тряхнул головой, стараясь отогнать от себя сентиментальность.
Он видел перед собой все будущее: его смеющиеся дети, которые уже давно перестали быть детьми — у них были свои семьи; его друзья, весело чокающиеся бокалами, — правда, жаль, что Люциус с сыном не смогли прийти…
Он оглядел всех — такие близкие, такие родные… Семья.
Видимо, Гермиона подумала о том же самом, потому что наклонилась к его уху и прошептала:
— Это же счастье, да?
Северус совершенно уверенно кивнул.
— А ты помнишь, как все начиналось?
Да, он помнил. Он помнил тот день после Битвы — тогда, кажется, прошла только неделя после последнего сражения, когда он шел из больничного крыла.
И с толкнулся с ней, со своей будущей женой.
Она шла к нему — проведать. В ее руках были коробка конфет и букетик маленьких алых роз, которые от столкновения упали на пол. Снейп помнил, как они оба резко присели вниз, чтобы собрать цветы, и ударились лбами. Он помнил взгляд Грейнджер, полный ужаса оттого, что он сейчас наверняка снимет с ее факультета баллы за «неуклюжесть всезнайки». Но нет — он просто улыбнулся. Неуловимо, самыми уголками губ, но лицо его от этого разгладилось, помолодело, и Гермиона восхищенно замерла.
На следующий день они снова столкнулись, правда, уже у входа в школьную библиотеку — теперь уже Северус нес огромную коробку, которая, упав, рассыпала по полу свое содержимое: черные розы, много черных роз — только потом Гермиона узнала, что их было ровно пятьдесят семь. Их возраст на двоих.
Она тоже улыбнулась ему и спросила, может ли он провести с ней дополнительные занятия — как-никак, а через три недели экзамен…
Они поженились через два года.
— Северус!
Снейп вынырнул из воспоминаний — прямо на него были направлены взгляды всех присутствующих. Видимо, он пропустил поздравления остальных, и теперь все ждали от него заключительной речи.
Он неловко встал, оперевшись о край стола, и заговорил:
— Вы знаете, что очень дороги мне. Именно вы — те люди, которые вошли в мою жизнь прочно. И я благодарен вам за это.
Всего несколько слов — но в них было сказано так много. Все закричали, захохотали, поздравляя супругов, и шум веселья показался таким ярким, таким добрым и теплым, что Гермиона сжала под столом руку своего мужа.
Она так его любила — даже сейчас, спустя десятилетия. У них была самая настоящая крепкая семья, любовь — и это ли не счастье?
Гермиона улыбнулась, украдкой смахнув слезу со щеки.
А началось ведь все с алых и черных роз…

"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"