Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Секреты

Оригинальное название:Secrets
Автор: Vorabiza, пер.: Elen
Бета:гл. 1-12 - Paula, с 13-й гл. - Xfiles
Рейтинг:NC-17
Пейринг:ГП/ДМ
Жанр:Drama, Romance
Отказ:Все права на героев принадлежат Дж. Роулинг. Идея фика – автору. Переводчик не имеет никакой материальной выгоды
Аннотация:Гарри проводит лето после шестого курса в бурной деятельности, ему приходится хранить множество секретов, один из которых – Драко Малфой, однажды появившийся на пороге дома Дурслей.
Комментарии:Огромная благодарность Mellu, которая по моей просьбе списывалась с автором
Каталог:Школьные истории, Книги 1-6
Предупреждения:слэш, OOC
Статус:Закончен
Выложен:2009-06-17 17:21:20 (последнее обновление: 2010.07.31 07:56:27)
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1.

Гарри сидел у окна, глядя на улицу. За последние две недели это стало его привычкой. Сон не шел к нему, а если и приходил, то, как правило, сопровождался кошмарами. Сознание просто не желало отключаться.

Была только середина июня, и ему полагалось бы все еще находиться в Хогвартсе. Однако Гарри вот уже две недели жил у Дурслей, проводя у них время, требуемое для действия защиты крови. Ему нечем было заниматься, только лишь думать. У него было слишком много вопросов и слишком мало ответов. Юноша бесконечно прокручивал в голове каждую порцию информации, которой располагал, надеясь выудить изо всего этого объема хоть что-то. Пока он не слишком преуспел в своем занятии, и это его жутко расстраивало.

Всматриваясь в ночную тьму, он внезапно замер. Гарри пристальней вгляделся в тени в конце улицы. Несколько секунд спустя он был уверен, что не ошибся. Кто-то аппарировал на Прайвет Драйв. Присматриваясь повнимательней, он попытался определить, друзья это или враги. Это было непросто сделать, потому что, кто бы ни были эти люди, они были настоящим экспертами в умении маскироваться.

Может, визитеры и умели хорошо скрываться, но Гарри быстро понял, что они были не слишком-то осторожны. И, похоже, жутко торопились. Через несколько минут их осветил слабый свет, льющийся из окон домов, потому что непрошеные гости подкрадывались к ним поближе, чтобы видеть номера.

Гарри оцепенел от шока, узнав мантию Пожирателя Смерти и, судя по тому немногому, что он увидел, тот был один, и можно было спорить, что этот Пожиратель искал его. Когда он отворачивался от света, Гарри увидел мелькнувшие платиново-белые волосы. Это мог быть только один человек.

Поколебавшись всего долю секунды, Гарри вышел из спальни и спустился вниз. Он тихо приоткрыл дверь, ровно настолько, чтобы суметь выскользнуть.

- Поттер?

- Малфой, - со злостью произнес Гарри. – Что ты здесь делаешь? – Он выплюнул эти слова, разыскивая глазами фигуру, которую увидел из окна, и быстро заметил блондина, стоявшего в тени у калитки.

- Поттер? Слава Мерлину, - прошептал Драко.

Гарри нахмурился, не понимая, с чего бы Малфою так радоваться, увидев его.

- Как ты меня нашел? – потребовал он ответ.

- Тебя может найти любой, но сейчас это неважно, - резко ответил слизеринец. – Мне нужна твоя помощь.

- Тебе нужна моя помощь? – скептически спросил Гарри. – Ты – мой враг, Малфой!

- Я знаю это, - прошипел тот. – Но мне нужно, чтобы ты взял ее.

Он вышел из тени, чтобы его было лучше видно, и Поттер широко распахнул глаза, неосознанно ожидая чего-то ужасного. То, что он увидел, было фигурой в мантии Пожирателя Смерти, держащей что-то маленькое, шевелящееся, завернутое в еще одну мантию. Оно было до жути похоже на то, что он видел на кладбище. Внезапно Малфой показался еще более опасным, и Гарри начал пятиться назад.

- Не подходи, Малфой! – крикнул он.

- Не ори, - прошипел Драко.

Поттер судорожно сглотнул. Плевать, что сейчас была глубокая ночь, и рядом было полно магглов, его это не волновало.

Малфой нахмурился, бросил взгляд на сверток, который держал в руках и потом сконфуженно посмотрел на Гарри.

- Чего ты испугался, Поттер?

- Что это? – спросил Гарри, проклиная сам себя за просочившийся в голос страх.

- Это – ребенок, Поттер, - ответил Малфой. – Ты встречался лицом к лицу с Темным Лордом. Я совершенно не ожидал, что ты испугаешься беспомощного ребенка.

- Покажи, - прошептал Гарри, не отрывая глаз от свертка, завернутого в мантию.

Слизеринец еще больше нахмурился, но был вынужден немного сдвинуть ткань, чтобы показать ребенка.

Гарри шумно выдохнул, ненадолго закрывая глаза и резко открыл их снова.

- В какие игры ты играешь, Малфой? Откуда у тебя ребенок? И зачем ты пришел сюда? – добавил он.

Похоже, Драко быстро вернулся в реальность и испуганно посмотрел по сторонам.

- У меня нет времени, чтобы все объяснить, - поспешно произнес он. – Я хочу, чтобы ты взял ее и позаботился о ее безопасности. Они, наверно, уже убили всю ее семью. Мне удалось забрать ее оттуда, но если я не вернусь как можно быстрее, они это заметят.

Брюнет, наконец, заметил, что Малфой нервничает больше, чем он сам. Спокойный, собранный слизеринец, которого знал Гарри, на глазах терял самообладание.

- Подойди, возьми ее, Поттер, - сказал Малфой, его голос звучал скорее просительно, чем требовательно. – Я не могу пройти сквозь защитные чары.

- С ней что-то не так? – осторожно спросил Гарри.

- Мне пришлось наложить на нее заглушающие чары, чтобы она не привлекла ничьего внимания. Во всех остальных смыслах, думаю, с ней все в порядке. Во всяком случае, я на это надеюсь, - тихо добавил он.

Гарри тряхнул головой, пытаясь выяснить, не спит ли он и не снится ли ему какой-то странный сон. Он с подозрением посмотрел, как Малфой шевельнулся, чтобы достать палочку, и, в свою очередь, наставил собственную палочку на парня, который так странно себя вел.

Драко всего лишь снял заглушающие чары, потом быстро сунул палочку в карман и попытался успокоить плачущего ребенка. В ночной тиши крики звучали особенно громко.

- Поттер, помоги мне, - умоляюще произнес он.

- Я не знаю, как ухаживать за младенцами, - нервно сказал гриффиндорец.

- Я понимаю, но ты должен ее взять, - умолял Малфой. – У меня нет никого, кто мог бы взять ее. Поттер, мне нужно идти.

С нарастающим ощущением отрыва от реальности, Гарри подошел к калитке и взял плачущего ребенка.

Блондин с облегчением посмотрел на него.

- Я постараюсь вернуться утром. Тогда это будет безопасно. Никому ничего не рассказывай, а то ее могут убить.

После этого он исчез с характерным хлопком. Гарри недоверчиво посмотрел на то место, где моментом раньше стоял Малфой. Что, черт побери, только что произошло?

Течение его мыслей нарушил громкий крик, и он поспешил занести ребенка в дом.

- Я ничего не знаю, - выкрикнул парень. У него не было настроения общаться со своими родственниками. Услышав скрип половиц, он поднял взгляд и увидел тетю Петунью и Дадли, изумленно уставившихся на него.

- Не знаешь? – угрожающе спросил дядя Вернон. Он, сощурив глаза, смотрел на ребенка, которого держал Гарри. – Не говори мне, что они подбросили мне под дверь еще одного из твоих ненормальных. Мы никого больше не возьмем.

- Не беспокойтесь, я бы не допустил этого, даже если бы вы захотели, - сердито крикнул Поттер, от чего ребенок снова заплакал.

- Заткни его! – в бешенстве заорал дядя Вернон.

Гарри прислонил девочку к плечу и осторожно покачал. Он видел, что так поступают в подобных случаях, значит, это должно помочь успокоить ребенка. По крайней мере, он на это надеялся.

Он продолжал стоять, слушая плач ребенка и ругань дяди в свой адрес и, увидев, как тетя Петунья скрывается в кухне, пожелал, чтобы и он мог куда-нибудь улизнуть.

Он был окончательно шокирован, когда тетя вернулась с бутылочкой молока для ребенка и прикрикнула на мужа и сына, отправляя их спать. Им не хотелось уходить, но она пояснила, что если они хотят тишины, то ей нужно что-то предпринять для этого. Она не взяла девочку у Гарри и вобщем-то смотрела на нее с отвращением, но показала ему, как нужно правильно держать и кормить ребенка.

Он слегка расслабился, усаживаясь в кресло и наслаждаясь тишиной, снова воцарившейся в доме. Слышно было только, как причмокивает ребенок, сосущий молоко из бутылочки.

- Откуда она взялась?

Гарри посмотрел на тетю, чопорно восседавшую на диване.

- Думаю, это еще одна жертва войны, - хмуро произнес он, уклоняясь от прямого ответа.

Она поджала губы.

- Это война между такими, как ты, не так ли? – спросила она. – Все эти катастрофы и убийства. Это делают ваши?

- Да, - ответил Гарри, не желая признавать тот факт, что Волдеморт и его приспешники были его. Он знал, что тетя имеет в виду. – Хотя Волдеморт поубивал бы и всех вас тоже, если бы у него была возможность.

- Ты можешь поспособствовать, чтобы это прекратилось? – спросила она, поколебавшись.

Гарри удивленно посмотрел на нее, но ответил честно:

- Я – единственный, кто может это остановить.

Она вздрогнула и изумленно посмотрела на него.

- Ты же всего лишь мальчик! – воскликнула Петунья.

Брюнет фыркнул.

- Когда это я был всего лишь мальчиком? – горько возразил он. И добавил: – Во всяком случае, это не особенно волнует Волдеморта.

- А где директор вашей школы? – с затаенной надеждой спросила тетя Петунья.

- Умер.

Она неверяще посмотрела на него.

- И что, нет никакой надежды?

До Гарри, наконец, дошло, что его тетя напугана. Женщина смертельно боится происходящего и, в отличие от большинства магглов, она имела небольшое представление о том, что действительно происходило в их мире. Тетя Петунья всегда пыталась заблокировать получение любой информации или упоминание о магическом мире, но она знала, что он существует. Знала, что сестра и ее муж были убиты Темным магом. Она была достаточно осведомлена об обстоятельствах, связанных с появлением племянника в ее доме почти шестнадцать лет тому назад, чтобы испугаться сейчас.

Его тетя действительно была настолько напугана недавними событиями, что рискнула заговорить о магическом мире. Гарри покачал головой, всерьез усомнившись в своем здравом рассудке. Малфой подбрасывает ему ребенка, а тетя Петунья признает существование магов. Он знал, что мир рушится, но эти два эпизода поразили его сильнее, чем известия о недавних убийствах.

Парень снова встретился взглядом с тетей и, наконец, прошептал:

- Я верю, что надежда есть.

Потом посмотрел на ребенка, почти уже уснувшего у него на руках, и добавил:

- Надежда должна быть.

- Откуда она взялась? – снова спросила тетя Петунья.

Гарри поднял взгляд и убедился, что она тоже смотрит на младенца. Он тяжело вздохнул.

- Думаю, что сегодня ночью вся ее семья была убита. Мне мало что известно. Вообще-то мне ничего не известно. Предполагается, что человек, который принес ее, вернется утром и все объяснит.

Тетя Петунья снова поджала губы, и гриффиндорец был уверен, что все ее инстинкты сопротивляются этому. Она не хотела больше никаких ненормальных в своем доме. Однако промолчала.

- Я не знаю, что случилось, и если этот человек вернется, то мне крайне важно поговорить с ним, - сказал Гарри.

Она прикрыла глаза и скривила лицо в гримасе.

- Думаю, мы с Дадли завтра с самого утра должны будем уехать кое-куда по делам. Вряд ли мы вернемся до ланча.

Он одобрительно кивнул в знак, поняв подтекст ее слов. Дядя Вернон будет на работе, и она сделает так, что их с Дадли не будет дома, когда придет его «гость». Ей это не нравилось, но, кажется, она относилась к этому достаточно благосклонно, чтобы ничего не рассказать мужу и сыну.

Они оба вздрогнули, когда послышался стук в окно. Не обращая внимания на ребенка, лежавшего у него коленях, Гарри немедленно вытащил палочку и почувствовал себя полным идиотом, когда понял, что это всего лишь сова. Он посмотрел на тетю, слегка содрогнувшись от выражения ужаса на ее лице и поинтересовался, чего она испугалась больше – шума или его реакции.

Он неловко встал и протянул ей малышку, тетя без разговоров взяла ее. Гарри впустил сову, любопытствуя, не от Малфоя ли она. Сова улетела сразу, как только он отвязал от ноги свиток, и юноша нахмурился от такой спешки.

Он широко раскрыл глаза, увидев печать Министерства.

- Ох, мать твою, - тихо выругался Поттер, поспешно ломая печать.

Малфой произнес заклинание, отменяющее заглушающие чары, а наказание за это все равно придется нести ему. У него совершенно округлились глаза, когда он увидел, что написано в письме.

- Гарри? – нерешительно окликнула его тетя.

Гарри моргнул, решая, надо ли рассказать о содержании письма. До событий последнего часа он бы сказал, что она ненавидит новости, но теперь… теперь она могла бы и впрямь подтвердить это.

- Эээ, человек, который был здесь, совершил небольшое колдовство, - признался он, пристально наблюдая за реакцией тети. Она просто втянула воздух и задержала его, ожидая, что племянник скажет дальше.

- Министерство обнаружило здесь выброс магии, чего мне, как вы понимаете, делать не разрешается, - продолжил он. – Это письмо дает мне такое разрешение, хотя формально я не имею на это права, поскольку до моего дня рождения еще полтора месяца. – Он с горечью добавил упоминание о том, когда у него будет день рождения, не уверенный, что тетя об этом помнит. Гарри испытал некоторое удовлетворение, когда она, наконец, выдохнула и уставилась на палочку, которую он в данный момент снова запихивал в карман.

- Они разрешили тебе это из-за того, что идет война? – спросила она, по-прежнему не отрывая глаз от палочки. Он вытащил палочку из кармана, и она проследила глазами это движение.

Поттер посмотрел на палочку, все еще держа в левой руке письмо.

- Да, - наконец последовал ответ. – Я получил специальное разрешение Министерства, чтобы оправдать случившееся. Держу пари – это только потому, что Министерству невыгодно сейчас преследовать меня, - добавил он, у него во рту появился кисловатый привкус. Гарри был рад, что ему разрешили использовать магию, но его не устраивало, что Скримджер пошел на это только потому, что он – Избранный.

Тетя Петунья ничего не сказала, он увидел на ее лице смесь противоречивых эмоций и понял, что угадал – она и боялась, и чувствовала облегчение от этой новости.

Юноша осторожно посмотрел на нее и изменил тему разговора.

- Тетя Петунья? Эээ, что мне сейчас с ней делать? – спросил он, показывая на ребенка.

Она неохотно прочитала ему интенсивный курс по основам ухода за детьми в два часа утра. Тетя Петунья также помогла ему устроить импровизированную кровать из ящика комода и показала, как приготовить кашку. Кроме того, он был проинструктирован, как менять подгузники. В ответ на вопрос, нет ли у нее каких-либо детских вещей, тетя сердито посмотрела и поджала губы в своей обычной манере, но потом все же призналась, что у одной из соседок есть маленький ребенок, и она держит в доме запасной комплект пеленок для тех случаев, когда эта женщина заходит на чашку чая.

Гарри подумал, что он не слишком-то удивлен. Его тетя претендовала на то, чтобы быть идеальной хозяйкой, обеспечивающей своих гостей всем необходимым. Она также имела привычку запасать все и вся.

Наконец, ребенок крепко уснул, и тетя ушла в свою комнату, оставив Гарри наедине с его мыслями.

Снова подойдя к окну, он посмотрел на пустую улицу. Это правда, что пару часов назад приходил Малфой и оставил ему ребенка? Быстрый взгляд через плечо на спящую малышку дал ответ на вопрос, но это все равно казалось невероятным.

Он не имел понятия, что должен делать дальше. Гарри приготовился к дуэли с Малфоем, не обращая внимания на то, о чем тот будет умолять его. Малфой – враг. Он впустил Пожирателей Смерти в Хогвартс. Он пытался убить Дамблдора. Мысли юноши снова ушли в сторону.

Он думал об этом бессчетное количество раз за эти две недели в доме Дурслей. Малфой пытался убить Дамблдора. Он не смог сделать этого. В самом конце он дрогнул. Гарри видел, как тот опустил палочку.

Уставившись в ночную тьму невидящим взглядом, Поттер снова воскресил в своем сознании эти критические минуты. Дамблдор пытался уговорить Малфоя перейти на свою сторону. Он предлагал убежище для Драко и его семьи и, кажется, тот поддался на уговоры.

Что это значило?

Он просто не мог себе представить, чтобы Дамблдор говорил все это, чтобы спасти свою жизнь. И тут мысли Гарри вернулись к Снейпу. Он напрягся, но не почувствовал всплеска исключительной злости.

Вдали от Хогвартса у него появился шанс успокоиться и подумать рационально. В результате чего он понял, что Дамблдор не относился к тому типу людей, которые будут вымаливать себе жизнь. Гарри пытался представить себя в такой ситуации. Это оказалось нетрудно сделать. Он вспомнил кладбище и то, что произошло в Министерстве. Он и сам тогда не вымаливал себе жизнь. Хотя и был уверен, что умрет, особенно на кладбище, но все равно отказывался сдаться.

Гарри просто не мог представить себе Дамблдора вымаливающим жизнь. Это невозможно. Дамблдор был сильным и могущественным магом. Он был верен своим убеждениям и никогда не отказался бы от них. Тем не менее, гриффиндорец видел, что тот отказался. Это так?

Он прижал кончики пальцев к вискам, пытаясь уменьшить головную боль.

Дамблдор просто не был тем, кто сдается и признает поражение. Казалось подлым даже помыслить такое. Итак, что же это все означает? Гарри вспомнил, как Дамблдор умолял Снейпа. Он вспомнил, как Дамблдор разговаривал с Малфоем.

Что это все означает?

Этот вопрос продолжал крутиться у Гарри в мозгу, снова и снова. Он пытался снова вернуть свои мысли к Малфою. И неизменно к ним примешивался Снейп.

Когда он в последний раз видел парня, тот бежал из Хогвартса. Судя по мантии Пожирателя Смерти, в которую Малфой был одет, бежал он прямо к Волдеморту. Хотел бы Гарри знать, насколько охотно тот бежал к нему. Разговор Дамблдора с Драко посеял сомнение в его сознании.

Гарри вздохнул. Слишком много сомнений, слишком много вопросов и, по-прежнему, ни одного ответа. Он повернулся, чтобы взглянуть на ребенка. Еще больше вопросов.
--------------------------------------------------------------

Гарри устроился у окна гостиной, откуда мог увидеть Малфоя подходящим к дому. В этом было что-то жутко странное и неправильное, но он не обращал на это внимания.

Всю ночь и все утро до сего момента он ощущал нереальность происходящего. Гарри сумел усидеть в своей комнате до тех пор, пока дядя не уехал на работу, поскольку не хотел еще одной конфронтации с ним, если этого можно было избежать. В кои-то веки он был рад, что сегодня понедельник.

Ему казалось, что он должен был ощущать большую злость, чем было на самом деле, но в основном ощущал какое-то оцепенение. Тетя наверняка стала бы бранить как его – за бесчувственность, так и Малфоя – за странное поведение.

Когда Гарри спустился вниз, тетя Петунья протянула ему детское одеяльце и несколько чистых вещей, чтобы переодеть ребенка. Еще она спокойно проинформировала его, что по возвращении привезет ему все необходимое для ребенка. Сразу после этого она окликнула Дадли, и они уехали.

От этого заявления Гарри впал в настоящий шок, хотя поведение тети и без того было довольно шокирующим. Тем не менее, он переодел ребенка и понял, что одеяло, скорее всего, когда-то принадлежало ему.

Мягкое пуховое одело было красным, с золотыми снитчами. У тети Петуньи не было ничего подобного. Она, наверное, даже и не знала, что это за маленькие мячики с крылышками. И уж конечно она не знала, что одеяло было гриффиндорской расцветки. Тем не менее, тетя, должно быть, постирала его, поскольку оно пахло как только что вынутое из сушилки.

Гарри долго бессмысленно смотрел на него. Он не знал, сколько времени просидел так, потерявшись в мыслях о маме и папе. Было понятно, откуда оно взялось. Конечно, его принесли к Дурслям завернутым в одеяло. Гарри потрогал маленькие вещи. В эту голубую пижаму он, должно быть, был одет в ту ночь, когда убили его родителей.

Он посмотрел в дверной проем, где недавно стояла тетя Петунья. Она все это время хранила их. Парень не имел понятия, почему и ему с трудом верилось в ее сентиментальность, но в любом случае он был благодарен. Хоть она и никогда не была добра по отношению к нему, но Гарри понял, что тетя питает к нему хоть какие-то добрые чувства.

Ребенок снова начал плакать, вырывая Гарри из его мыслей.

- Как это делается? – пробормотал он, зная, что не получит ответа на вопрос.

То жалуясь, то шикая, ему удалось найти способ переодеть ребенка в чистую одежду. Он не думал, что девочку заботит тот факт, что на нее снова надели пижаму, несмотря на раннее утро. У него все равно ничего больше не было.

Он дал ей бутылочку с кашкой и устроился с ней у окна в ожидании Малфоя. Поттер все еще не мог поверить, что ждет его и перевел взгляд на ребенка. Гарри не имел представления, ни откуда она взялась, ни как ее зовут. Впрочем, он понимал, что она потеряла свою семью.

И от осознания этого у него заныло в груди. Одной из составляющих этой боли стал ее вид в его пижаме.

Разглядывая девочку, пока та ела, Гарри решил, что она – хорошенькая. На его лице появилась полуулыбка, когда он посмотрел на черные волосики, хохолком растущие у нее на голове. Парень поинтересовался, выглядели ли его волосы так же в этом возрасте, какого бы возраста она ни была. Ей вряд ли было больше года, но и вряд ли намного меньше. Гарри действительно не имел представления о подобных вещах в силу ограниченного опыта общения с детьми.

Она посмотрела на него огромными серыми глазами. Черты ее лица были утонченными и… округлыми, решил он. Она казалась такой хрупкой, и Гарри не мог понять, как он ухитрялся держать ее. Ее действительно надо было отдать кому-то, кто смог бы позаботиться о ней должным образом.

Но он все еще не знал, откуда она взялась. Гриффиндорец вздохнул и отставил бутылочку в сторону, когда девочка закончила есть, и осторожно поднял ее, прислонив к плечу, чтобы она отрыгнула. Так его научила делать тетя.

Снова посмотрев в окно, он обнаружил, что Малфой пристально смотрит на него с боковой дорожки. Гарри удивленно моргнул, увидев, что тот одет в серые брюки и зеленую рубашку. Поттер закатил глаза. Даже одевшись по-маггловски, Малфой был одет, как слизеринец.

И еще он стоял здесь средь белого дня. Гарри почувствовал, как у него снова начинает болеть голова. Разве он не должен попытаться убить Малфоя, а не приглашать его на чашку чая?

Закрыв глаза, он снова представил трясущуюся руку слизеринца и опускающийся кончик палочки. Он мог слышать, как Дамблдор говорит Малфою, что сможет защитить его, если тот перейдет на их сторону.

Открыв глаза, он посмотрел на блондина. Он должен пригласить его войти. Гарри нахмурился. При условии, что он мог пригласить его войти. Тот говорил, что не может пройти сквозь защитные чары.

Почему-то чувствуя себя безопаснее, когда держал ребенка, Гарри посадил ее на одну руку, в другую взял палочку и вышел на улицу, чтобы встретиться со своим персональным проклятием.

- Как она? – сразу же спросил Малфой.

- Кажется, в полном порядке, - спокойно сказал Гарри.

Он нахмурился, увидев, как тот вздохнул с облегчением, прежде чем холодная маска вернулась на место.

- Ты пригласишь меня в дом, Поттер? – усмехнулся Драко.

Хмурый взгляд Гарри превратился в сердитый.

- А ты не боишься, что внутри тебя ждут, чтобы схватить? – парировал он.

Слизеринец подозрительно посмотрел на дом.

- Возможно, - спокойно согласился он.

Гарри все еще не знал, почему в доме не было засады, дожидающейся появления Малфоя, чтобы схватить его. Гриффиндорец думал об этом, но решил ничего не предпринимать. Он удивленно выгнул бровь, поняв, что Драко, похоже, отдавал себе отчет в том, что его в любой момент могут схватить.

- Ты хочешь, чтобы тебя поймали? – с недоверием спросил брюнет.

- Нет, - последовал категорический ответ. – Но я надеюсь, что твое проклятое гриффиндорское любопытство удержало тебя от того, чтобы сообщить кому-нибудь о моем появлении прошлым вечером. По крайней мере, пока.

Гарри с тревогой понял, что Малфой был абсолютно прав. Он хотел ответов на вопросы и, скорее всего, не получил бы их, если бы сразу же сдал Драко аврорам.

Драко усмехнулся, кажется, поняв по молчанию парня, что он был прав.

- Впусти меня в дом, Поттер, и я все объясню.

- Тебе лучше иметь чертовски исчерпывающие ответы, Малфой, - процедил Гарри.

- Я ничего не буду объяснять здесь, - огрызнулся тот.

Гарри оглянулся на дома соседей и уперся взглядом в дом миссис Фигг, расположенный чуть ниже по улице. Он не думал, что кто-то специально наблюдает за ним сутки напролет, но не мог поручиться в этом. Возможно, стоять на улице так долго было не самой лучшей идеей.

- Что мне сделать, чтобы ты смог пройти сквозь защитные чары? – спросил он.

- Ты хоть что-нибудь знаешь, Поттер? – ухмыльнулся Малфой.

- Я никогда раньше не приглашал сюда Пожирателя Смерти, - парировал Гарри.

Блондин опустил взгляд на свою руку. Рубашка с длинными рукавами в такую теплую погоду выдавала его. Он был исключительно спокоен и стал еще более спокойным, тихонько объясняя Гарри, как тот может провести его сквозь защитные чары.

Поттер поколебался, прежде чем сделать последний шаг.

- Откуда мне знать, что ты не причинишь мне или моим родственникам вреда, как только я впущу тебя?

- Я ничего тебе не сделаю, - ровно сказал Малфой и снова перевел взгляд на ребенка.

Гриффиндорец нахмурился. Неизвестно почему, но он произнес последние слова заклинания, позволяющего Драко пройти сквозь защитные чары.

Тот удивленно посмотрел на него, и Гарри понял, что слизеринец не ожидал, что ему действительно будет дозволено войти. Малфой быстро снова обрел свою невозмутимость.

- Ты чересчур доверчив, Поттер, - усмехнулся он, неспешно вышагивая по тропинке, ведущей к дому.

Гарри еще сильнее насупился, глядя ему в спину. Он не доверял слизеринцу, но было еще кое-что. Поттер очень доверял своим инстинктам, и они говорили ему, что он должен выслушать Драко.

Он покачал головой и пошел вслед за Малфоем к дому, надеясь, что не совершает огромную ошибку.



Глава 2.

- Дай мне подержать ее, - сказал Малфой как только они вошли в дом и закрыли за собой дверь.

Поттер подозрительно посмотрел на него, но передал ему девочку. Блондин не выглядел более уверенным, чем сам Гарри, когда взял ребенка на руки. Драко держал ее так, будто она была самой драгоценной и хрупкой вещью в мире и могла разбиться в любой момент. Он разглядывал ее лицо, всматриваясь в каждую черточку с чем-то сродни благоговению.

- Малфой, кто она? – спросил Гарри.

Тот сделал глубокий вдох и посмотрел на него.

- Моя дочь, - последовал ответ.

У брюнета брови поползли вверх.

- Твоя дочь?!

- Да, моя дочь, - усмехнулся Малфой. – У тебя плохо со слухом?

Гарри полагал, что со слухом у него все в порядке, но ему все больше и больше становилось ясно, что его мозги не в состоянии функционировать как следует.

- Она не сирота? – задал он идиотский вопрос.

- Пока нет, - пробормотал Малфой, отворачиваясь от него. Он прошел в гостиную и, несмотря на отвращение во взгляде, сел на диван, бережно держа на руках девочку.

Гарри вошел вслед за ним и рухнул в кресло.

- Как? Когда?

Драко тяжело вздохнул и передал ребенка назад ему. Тот автоматически взял ее и стал смотреть, как слизеринец расхаживает взад-вперед по комнате.

- Я ненавижу тебя, Поттер, - сказал тот.

- Это я уже знаю, - раздраженно откликнулся Гарри. – Ты нуждаешься в ответном заявлении? Если так, то рад сказать тебе, что тоже ненавижу тебя.

Малфой приподнял бровь, и брюнет мог с уверенность утверждать, что тот насмехается.

- Это хорошо известно, - протянул он, продолжая ходить туда-сюда.

Внезапно он остановился и посмотрел на гриффиндорца.

- Почему ты позволил мне войти сюда? Почему ты не напал на меня прошлым вечером? Почему ты не предупредил авроров, чтобы они ждали моего возвращения, после того как я сказал, что вернусь? Ради интереса, почему ты даже не кричал на меня и не вопил?

Гарри опустил взгляд на ребенка у себя на руках. Он почему-то считал девочку сиротой. Потом снова встретился взглядом с Малфоем и спокойно ответил:

- Потому что я хотел получить ответы на вопросы. Потому что я не думаю, что ты действительно убьешь меня.

Поттер произнес это и увидел, как Драко слегка вздрогнул. Гарри помедлил.

- Потому что, коли на то пошло, ребенок на руках удержал меня от криков и воплей.

Он поинтересовался, как ему и впрямь удалось держать себя в руках. Желание орать и проклясть Малфоя имелось, но оно было пересилено присутствием ребенка и желанием получить ответы. Он действительно не лгал Драко, но должен был признать, что это звучит несколько неправдоподобно, учитывая историю их взаимоотношений и события, произошедшие несколькими неделями ранее.

Поступки Малфоя казались еще более странными. Было и впрямь трудно выплескивать свою злость, когда тот не был похож на себя.
Блондин снова принялся расхаживать.

- Почему ты принес свою дочь мне? – спросил Гарри.

- Я не знал, кому еще отдать ее, - пробормотал Драко.

- Малфой, ты же понимаешь, что большинство людей не отдали бы своего ребенка врагу, - подумав, сказал Гарри.

- Понимаю, - отозвался тот. – Но о ней никто не знает.

Поттер недоуменно моргнул.

- Никто?

- Ни одна живая душа, кроме меня, а теперь и тебя, не знает, что она – моя дочь, - спокойно ответил Малфой.

- Ну, а почему ты принес ее ко мне? – снова спросил Поттер.

- А кому я должен был ее нести? – огрызнулся слизеринец. Его переменчивое настроение выводило Гарри из себя. – Я мог бы отнести ее маме. Мама любит детей. Хотя я не уверен, что она была бы рада узнать, что стала бабушкой, - задумчиво добавил он. – Но в любом случае это не имеет никакого значения.

- Почему? – спросил гриффиндорец, но Драко проигнорировал этот вопрос.

- Я всегда могу отнести ее мой дорогой тете Белле, - усмехнулся он.

- Нет, - зарычал Гарри, крепче прижимая к себе ребенка.

Малфой сделал паузу и окинул его взглядом, но ничего не сказал, прежде чем снова начать ходить туда-сюда.

- Давай рассмотрим варианты, - рассуждал он. – Отец в Азкабане. Я не думаю, что это хорошее место для ребенка. Полагаю, что Червехвост, скорее всего, причинил бы вред и ей и себе, если бы попытался позаботиться о ней.

- Ты знаешь, где находится Червехвост? – громко воскликнул Гарри, испугав ребенка, который начал плакать. – Твою мать!

- Поттер? Что ты ей сделал? – спросил Малфой. – Не порань ее!

- Я не поранил ее! – огрызнулся брюнет. – Думаю, я просто ее испугал.

- Ну, сделай же что-нибудь! – озабоченно сказал Драко. – Останови это!

Гарри прекратил пестовать ребенка, чтобы пристально посмотреть на слизеринца.

- Невозможно просто так остановить ребенка, Малфой. Даже если я знаю, как это сделать. И она – не это, - добавил он.

Он встал и продолжил пестовать и покачивать ребенка, надеясь успокоить ее, в то время как блондин обеспокоенно смотрел на них.

- Ты знаешь, где находится Червехвост? – снова спросил Гарри тихим настойчивым голосом.

Драко переводил взгляд с ребенка на Гарри.

- Да, я знаю, где он. Во всяком случае, знал, - поправил себя он.

- Ты не знаешь, где он сейчас? – спросил Поттер, в его голосе звучало разочарование.

Малфой пожал плечами, но вдруг посмотрел на него.

- Почему Червехвост так важен для тебя?

- Он – отвратительный, вероломный ублюдок, - со злостью сказал Гарри.

Блондин задумчиво изучал его, сощурив глаза.

- Ты не слишком высокого мнения о людях, которых считаешь предателями, да? Похоже, ты думаешь о них точно также, как Темный Лорд.

Гриффиндорец на мгновение замер, но потом снова стал качать ребенка.

- Это не единственное, что у нас с ним общее, - пробормотал он.

Малфой недоверчиво распахнул глаза.

- Ты полагаешь, что у тебя много общего с Темным Лордом?

- Я знаю, что у нас с ним много общего. Он сам мне так сказал, - возразил Поттер.

- Вы посидели и по-дружески поболтали, да? – саркастично произнес Драко.

Гарри задумчиво наклонил голову.

- Нет, помнится, тогда мы стояли, но хочу заметить, что вряд ли могу назвать его дружелюбным.

Гриффиндорец мрачно усмехнулся, заметив удивление, появившееся на лице Малфоя, прежде чем его сменила гримаса отвращения.

- Как ты мог вообще представить его себе дружелюбным? Он обладает множеством качеств, но не думаю, что в этом списке есть дружелюбие, - сказал блондин, его голос отражал отвращение, написанное на лице.

- Позволь заметить, что тогда он не вполне был собой, - сказал Гарри. – Кроме того, это было несколько лет тому назад, - небрежно добавил он.

- Несколько лет? – сконфуженно спросил Драко.

- Послушай, Малфой, - сказал брюнет, чье нетерпение нарастало вместе с язвительностью. – Очевидно, что ты многого не знаешь обо мне, но мы здесь не для того, чтобы говорить обо мне. Мы здесь для того, чтобы поговорить о том, что, черт побери, с тобой творится.

Малфой бросил на него сердитый взгляд.

- Я не обязан тебе ничего рассказывать, Поттер.

- Почему бы тебе по крайней мере не назвать имя бедной девочки? – раздраженно спросил Гарри. – Я даже не знаю, как к ней обращаться!

- Виктория Анелиза Малфой, - чопорно произнес Драко. – Ей девять с половиной месяцев. Она родилась первого сентября.

- Она правда Малфой? Твоя дочь? – спросил Поттер, поворачивая девочку так, чтобы он мог видеть ее лицо.

- Да, хотя на самом деле никто не знает, кто она. Ты не веришь в это? – оборонительно спросил слизеринец.

- Я по-прежнему ничего не знаю, чтобы верить, или не верить, - пробормотал Гарри, разглядывая ребенка и пытаясь увидеть в чертах ее лица Малфоя. – Хотя, я думаю, что у нее твои глаза.

- Серые глаза – отличительная особенность обеих сторон моей семьи, - последовал еще один чопорный ответ.

Поттер бросил быстрый взгляд на Драко, прежде чем его глаза расфокусировались, пристально вглядываясь во что-то, что было видно только ему. Внезапно он смог представить себе серые глаза Сириуса, смеющиеся и искрящиеся весельем, или наоборот, ставшие испуганными.

- Поттер?

Эта девочка, Виктория, была частью семьи Сириуса. Он вспомнил, что Нарцисса приходилась крестному кузиной. Он не знал, что делать с Малфоем и Викторией, но знал, что они тоже родственники его крестного.

Семья.

Гарри вспомнил слова Драко.

- У меня нет выбора! – кричал Малфой, и внезапно побелел, точно так же, как Дамблдор. – Я должен сделать это! Он убьет меня! Он убьет всю мою семью!

Блондин пытался защитить себя и свою семью, но никто не знал об этом маленьком члене его семьи. Ему легче всего было защитить ее и спасти ей жизнь, Волдеморт не мог убить девочку, если он не знал о ней… если никто не знал о ее происхождении.

- Поттер!

Гарри моргнул, ненадолго сфокусировавшись на Малфое, и снова посмотрел на девочку.

- Почему ты принес ее ко мне? – в очередной раз спросил он.

Драко смотрел на него с возмущенным недоверием, граничащим с раздражением.

- Я уже ответил тебе. К кому еще я должен был ее отнести? Вряд ли мне стоило отнести ее Снейпу или кому-то навроде того.

Поттер быстро поднял взгляд.

- Почему ты не мог отнести ее Снейпу? – резко спросил он. Конечно, Гарри не хотел, чтобы маленькая девочка оказалась в руках у Снейпа, но он хотел знать, почему Малфой вдруг перестал доверять своему декану.

- Поттер, ты что, совсем, черт побери, с ума сошел? Снейп – Пожиратель Смерти! – закричал слизеринец.

- Так же, как и ты! – парировал Гарри.

- Это другое дело! – продолжал вопить Драко.

От их криков ребенок снова заплакал, и гриффиндорец раздосадованно застонал, в то время как Малфой озабоченно посмотрел на нее.

- Почему бы тебе не подержать ее? – предложил Гарри, пытаясь передать ему плачущего ребенка.

Драко отчаянно покачал головой.

- Я не знаю, как угомонить ее.

- Знаешь что, ты совершенно бесполезен, - со злостью сказал брюнет.
Малфой ощетинился, пытаясь оправдаться, но тот развернулся и понес ребенка вверх по лестнице, вынуждая того идти вслед за собой.

- Поттер! Ты куда уходишь? – спросил Драко.

Гарри не потрудился ответить, унося девочку в комнату, где у него лежали запасные детские вещи. Он игнорировал Малфоя, который стоял в дверях и смотрел, как Поттер кладет Викторию на кровать и меняет ей подгузник. Похоже, это ей понравилось, и Гарри устроился с ней на кровати.

Слизеринец осторожно вошел внутрь и сел на стул.

- Это твоя комната? – спросил он.

Гриффиндорец был удивлен, не услышав насмешливых интонаций.

- Да, - просто ответил он, оглядываясь вокруг. Комната была маленькой, и мало что в ней говорило, что она – его, только клетка Хедвиг и сундук.

- Ты действительно здесь живешь? – потрясенно спросил Малфой.

Гарри фыркнул.

- Что? А с чего это ты взял, будто я живу как король?

Блондин в упор посмотрел на него.

- Это не то, чего я ожидал, - неохотно признался он.

Поттер покачал головой.

- Как бы то ни было, это не имеет значения, скоро я отсюда уеду и назад никогда не вернусь.

- Куда ты уезжаешь? – спросил Драко.

Гарри скептически посмотрел на него.

- Ты что, правда думаешь, что я тебе скажу?

Слизеринец посмотрел на него.

- Если у тебя моя дочь, то я хотел бы знать, где ты будешь.

- Малфой, ты что, совсем, черт побери, с ума сошел? – Гарри повторил парню его же слова. – Ты – Пожиратель Смерти!

Тот опустил взгляд на свою руку, а потом уставился в пол.

Они помолчали несколько долгих минут, и до Гарри дошло, что Виктория уснула.

- Она спит, - еле слышно прошептал он. Парень осторожно поднялся и пересел на любимое место у окна. Осторожно обернувшись, он увидел, как Малфой достает палочку и накладывает заглушающие чары вокруг кровати, чтобы она их не слышала. Драко снова убрал палочку и Гарри подумал, что теперь они свободно могут орать друг на друга.

- Где ты достал детское одеяло и остальные вещи? – спросил Малфой.

Разговор явно двинулся не в том направлении, в котором хотелось бы Гарри.

- Это мои вещи, - коротко ответил он. – Больше у меня ничего нет подходящего.

Малфой перевел взгляд на Викторию, которая лежала на кровати Поттера под одеялом с квиддичной тематикой.

- Я постараюсь принести для нее что-нибудь, - сказал он.

- Ты объяснил, почему не отдал ее кому-то еще, но не сказал, почему на самом деле принес ее ко мне, - сменил тему разговора Гарри, гордясь ровными интонациями голоса.

Малфой снова уставился в пол.

- Потому что твоя сторона не убьет ее, - просто сказал он.

- Это так, - поразмыслив, признал гриффиндорец. – Но может, ей было бы лучше с кем-нибудь другим, а не со мной? С кем-нибудь, кто знает, как ухаживать за детьми, - сочувственно произнес он.

- Вчера ночью здесь был ты, - шепотом сказал блондин. – Ты – единственный, кого я имею шанс убедить в том, что не хотел делать всего этого. Я просто хотел защитить себя и мою семью, и это было до того, как я узнал о дочери.

Гарри сложил вместе кусочки полученной информации. Виктории было чуть больше девяти месяцев, и Малфой не знал о ней? Гарри не удивился всему остальному, что тот сказал. Он удивился тому, что тот признался.

- Я знаю, что семья очень важна для тебя, - монотонно продолжал Драко. – Это то, в чем я всегда превосходил тебя. Я надеялся, что ты поможешь, по крайней мере, защитить ребенка.

- Дамблдор предлагал тебе защиту, - задумчиво сказал Гарри.

Малфой поднял взгляд и сказал:

- Он умер.

Поттер прикрыл глаза.

- Да, но он предлагал тебе защиту. Ты хотел бы получить ее? – спросил он, снова открывая глаза.

Драко пристально посмотрел на него.

- Ты предлагаешь мне защиту?

Гарри смущенно пожал плечами. Он не знал, откуда именно пришла эта идея. Так говорили его инстинкты. Он должен был признать, что следование инстинктам, возможно, не самый лучший метод, но в целом это неплохо срабатывало.

- Может быть, - наконец ответил он.

Малфой раздраженно фыркнул.

- Ты – идиот, Поттер. У меня нет никакого выбора. Я знаю это, и ты знаешь это. Я – гребаный Пожиратель Смерти. Мои приятели, - зло выкрикнул он, - убили мать моей дочери и всю ее семью прошлой ночью. По чистой случайности она сообщила мне о дочери несколько дней назад. По чистой случайности я узнал о предстоящем рейде в их округу. По чистой случайности я сумел улизнуть оттуда, и моя дочь осталась жива. Я не смог спасти ее мать. Они были слишком заняты, пытая ее, когда я вышел. Они не заметили моего ухода. Я не мог ничего сделать! Если бы я попытался, я бы тоже умер!

Гарри смотрел на него в шокированном молчании. Малфой тяжело дышал, его грудь ходила ходуном, как будто он бежал несколько часов, а не кричал на Поттера. Блондин закрыл голову руками.

- Я совсем ничем не мог помочь ей, - пробормотал он. – Я мог только стоять там, пытаясь представить, что ничего этого на самом деле не происходит.

- Ты спас Викторию, - тихо сказал Гарри. – Ты сделал важное дело. Похоже, ты сильно рисковал при этом, - добавил он.

Малфой поднял голову, чтобы посмотреть на малышку, спавшую на кровати гриффиндорца.

- С меня хватит, Поттер, - прошептал он. – Я не могу быть частью этого. Я никогда не хотел быть частью чего-то подобного. Не думал, что это будет так.

Гарри хотел было сделать несколько язвительных замечаний, но промолчал, увидев страдание на лице блондина.

- Ты знаешь, что я все еще не могу доверять тебе, - наконец сказал он.

Малфой повернулся к нему, его взгляд был мрачным, но решительным.

- Ты – единственный, кому я могу доверять, Поттер.
--------------------------------------------------------------

Вскоре после этого Драко ушел, сказав, что вернется на следующий день и что его хватятся, если он задержится дольше.

Гарри остался один, чтобы обдумать странные события. Он не понимал Малфоя. Не понимал, что тот имел в виду, говоря, что Гарри – единственный, кому он может доверять. Тем не менее, было трудно не поверить ему, когда имелось живое подтверждение его слов.

Несколько часов спустя, когда тетя вернулась одна, оставив Дадли у друзей, и привезла ему детские вещи, он почувствовал, как реальность снова поглощает его.

Гарри не мог понять, почему он заботится о Виктории. Он не мог понять, почему тетя вдруг решила помогать ему. Когда тетя Петунья сказала, что посидит с Викторией, чтобы он мог пойти вздремнуть, Гарри послушно ушел.

Его мозг, казалось, отключился в тот момент, когда он прошлой ночью опознал Малфоя. Парень лег и почти сразу же заснул.
--------------------------------------------------------------

Он понял, что правильно сделал, воспользовавшись шансом поспать, когда была возможность, потому что почти всю ночь провел на ногах, укачивая раскапризничавшегося ребенка. Гарри не мог винить ее. Он был уверен, что девочка скучала по матери. Только рано утром они заснули, совершенно обессиленные.

Он проснулся, услышав голоса, но ему понадобилось какое-то время, чтобы понять, кому они принадлежали.

- Вы не можете просто так войти в мой дом и разгуливать, где вам заблагорассудится, - раздраженно говорила тетя Петунья.

- Я могу идти, куда пожелаю, - презрительно возражал Малфой.

- Я не позволю вам причинить им вред, - кричала тетя Петунья.

Гарри повернулся и близоруко моргнул, когда эти двое ввалились в комнату.

- Тетя Петунья? Вы только что пытались защитить меня? – спросил он, прежде чем успел понять, что говорит.

Он нащупал очки и надел их как раз для того, чтобы увидеть, как она поджимает губы.

- Ты знаешь его? – спросила тетя, вместо ответа на его вопрос.

Гарри посмотрел на нахмуренного Малфоя.

- Да, можно и так сказать. Это он приходил сюда вчера.

Она осторожно посмотрела на блондина, но адресовала свой вопрос племяннику.

- Хочешь, я заберу Викторию вниз, пока ты будешь разговаривать со своим… гостем?

Он и впрямь хотел знать, что на нее нашло. У него не было времени, чтобы обдумать ситуацию, когда Малфой заговорил.

- Не позволяй какой-то маггле сидеть с ней, - выдавил тот.

Гарри закатил глаза. По крайней мере, сегодня Малфой не казался каким-то незнакомым.

- Ну, если ты хочешь менять Виктории подгузники, тогда – милости просим.

Драко широко раскрыл глаза и сморщился от отвращения.

- Я не буду!

- Отлично, тогда тетя Петунья заберет ее вниз ненадолго, - невозмутимо сказал Гарри.

Малфой все еще выглядел недовольным, но больше не возражал, когда Поттер передал Викторию его нервной тете. Та быстро вышла из комнаты, закрыв за собой дверь.

Он упал на кровать, застонав:

- Почему ты пришел так рано, Малфой?

- Уже почти десять часов, - раздраженно фыркнул слизеринец. – Почему твоя ленивая задница до сих пор не вылезла из постели?

- Потому что моя ленивая задница только недавно легла, - возразил Гарри. – Я почти всю ночь пытался успокоить твою плачущую дочь.

Поведение Малфоя изменилось моментально.

- С ней все в порядке?

Брюнет тяжело вздохнул.

- Я думаю, что она скучает по матери, - тихо сказал он. Гарри наблюдал, как Малфой тяжело опускается на стул, не отрывая взгляда от его лица. Поттер заметил, что тот выглядел больным. Он выглядел даже хуже, чем когда они были в Хогвартсе, и гриффиндорец был совершенно уверен, что сейчас тот выглядел хуже, чем накануне.

Гарри мог понять, почему Малфой не очень сопротивлялся ему. Похоже, у него не было сил, чтобы спорить, особенно если ему к тому же приходилось прилагать все силы, чтобы бодро держаться где-то в другом месте.

Гарри был до сих пор испуган, и имел собственные причины, чтобы не углубляться в споры. Рон с Гермионой поинтересовались бы его психическим здоровьем, если бы узнали о происходящем. По правде говоря, он и сам не знал, что происходит. Хотя и понимал, что его общение со слизеринцем проходило гораздо спокойнее, чем должно было быть.

- Мне нужны ответы, Малфой, - внезапно потребовал он.

Драко слегка вздрогнул, и устало спросил:

- Насчет чего, Поттер?

- Насчет твоей дочери, насчет твоей лояльности, насчет Снейпа, - перечислял Гарри. – Вот некоторые моменты, с которых хорошо бы начать.

Что бы ни происходило, Малфой, казалось, ожидал, что его будут спрашивать и, похоже, на этот раз был готов отвечать.

- На Рождество и в связи с окончанием семестра отец подарил мне девушку, - монотонно начал он.

- Он подарил тебе девушку? – недоверчиво воскликнул Гарри.

Драко сердито посмотрел на него.

- Ты будешь слушать или нет? Если да, то не перебивай меня.

Гриффиндорец недоверчиво посмотрел на него, но молча взмахнул рукой, чтобы тот продолжал. Малфой снова уставился в пол.

- Мне было пятнадцать и я – Малфой. Отец считал, что мне пора стать мужчиной, - сказал он, слегка скривившись от отвращения, прежде чем вернуться к монотонному стилю изложения. – Их семья была приглашена в Мэнор на Рождественский ужин. Они были чистокровными, но не знатными. Она училась в Бобатоне.

Он глубоко вздохнул, казалось, нуждаясь в том, чтобы собираться с силами для того, что хотел рассказать.

- Она знала, что он нее требуется так же, как и я знал, что требуется от меня. По крайней мере, я так думал. Малфой должен быть утонченным и опытным, даже в постели, и я приобрел этот опыт с ней. Предполагается, что приобрел, - горько заметил он.

- Похоже, ты не очень рад этому обстоятельству, - рискнул вставить Гарри.

- Мне никогда не нравились девушки! - выкрикнул блондин и сделал глубокий вдох, чтобы успокоиться.

Поттер распахнул глаза.

- Ты гомосексуалист?

- Да, хотя это и не твое дело, - злобно огрызнулся Драко. – Это делает еще более невероятным тот факт, что у меня – ребенок.

- Как? Почему?

Малфой усмехнулся.

- Она забеременела, Поттер. Уверен, даже тебе известно, как это происходит.

Гарри сверкнул глазами.

- Это-то мне известно, - сердито ответил он. – Но почему ты не предохранялся и почему ты ничего не знал до недавнего времени, почему никто ничего не знал?

- Она забеременела потому, что мы, черт побери, были неопытны. Я ничего не знал, потому что она не потрудилась сообщить мне. Ребенок родился на две недели раньше срока, и она соврала родителям, что забеременела от другого парня. Кажется, они поверили ей. Почему? Понятия не имею, - со злостью сказал Малфой. – Возможно, ее родителям просто было стыдно, что она родила в таком юном возрасте да еще не будучи замужем, но они предпочли не углубляться в это дело и старались помалкивать о случившемся.

Он встал и начал ходить по маленькой комнате, все больше возбуждаясь.

- Она знала, что я не хочу иметь с ней никаких дел, и скрыла это от меня. Хотел бы я сказать, что она была злобной сучкой, но думаю – она считала, что уважает мои желания. Хотя с другой стороны, она отправила мне сову пару дней назад, сообщив, что ей нужно поговорить со мной. Не знаю почему, но я никому не сказал об этом и встретился с ней с глазу на глаз.

Он замолчал и с отвращением усмехнулся. Впрочем, Гарри не знал точно, кто или что вызвало его отвращение.

- Черт побери, я услышал от нее всю историю. Она вызвала меня потому, что боялась, - продолжил Малфой. – Она понимала, что происходит, знала, что я связан с Пожирателями Смерти и надеялась, что, если я буду знать правду, то смогу защитить ее. В конце концов, у нее был ребенок от Малфоя.

Драко нервно провел руками по волосам.

- У меня даже не было времени, чтобы сообразить, что делать. Она правильно делала, что боялась. Темный Лорд как раз выбирал место для следующего нападения. Я слишком поздно узнал об этом. Обычно я не хожу в рейды. Большую часть года я провел в Хогвартсе и мог уклониться от участия в этом. Они и впрямь были довольны, когда я добровольно вызвался пойти с ними. Все, что я мог – это пойти, в надежде, что мне удастся что-нибудь сделать.

- Ты сделал кое-что важное, - тихо заметил брюнет.

- Я видел, как она умирала, Поттер! – выкрикнул Драко. – Я не мог, черт побери, ничего сделать, чтобы спасти ее.

- Ты спас Викторию, - сказал Гарри.

- Но я не смог спасти ее мать! Я не смог спасти ее дедушку и бабушку! – разочарованно кричал Малфой. – Все, что я мог делать – стоять там.

- Я знаю, каково чувствовать это, - сказал Гарри. Его голос был тихим, но скорбный тон моментально привлек внимание Драко.

Он замер, глядя на брюнета широко раскрытыми глазами.

- Я видел, как умирают люди и знаю, как это чертовски больно, когда совершенно ничего не можешь поделать, - сказал гриффиндорец напряженным голосом.

Малфой снова рухнул на стул и опустил голову на руки.

- Я правда не хотел убивать его. Я вообще не хотел никому причинять вреда, - пробормотал он.

Гарри смотрел, как слизеринца терзают собственные мысли и поинтересовался, не выглядит ли и он сам точно также, когда винит себя в смертях, которые не смог предотвратить. Он чувствовал некоторую отстраненность, но знал, что это был единственный способ справиться с проблемой.

- Думаю, что ты примкнул к неправильной стороне, Малфой, - тихо сказал он через несколько минут.

Малфой медленно поднял на него налитые кровью глаза.

- Знаю, - просто сказал он. – Но я не могу уйти. Во всяком случае живым.

- Если бы мы могли спрятать твою мать, ты ушел бы от Пожирателей? – спросил Гарри.

- Не знаю, - пробормотал Драко. – Там еще мой отец.

Гарри отчаянно хотел сказать несколько оскорбительных замечаний о Люциусе Малфое, но сумел сдержаться. Он не знал, почему ему так важно убедить Малфоя, но не хотел все испортить теперь, когда в этом наметился какой-то прогресс.

Вообще-то он знал одну, самую важную, причину. А именно: это было последнее, что пытался сделать Дамблдор перед смертью. Гарри пытался собственными методами выполнить желание старика.

Кроме того, надо было принимать во внимание Викторию. Гарри жил без родителей и не хотел видеть, что случится с маленькой девочкой, если он не сможет помочь ей.

Может быть, Малфой по-прежнему пытался играть с ним, но Гарри так не думал. Он слишком долго наблюдал за Драко. Он знал, что произошло по его вине за прошедший год, но теперь по-другому смотрел на это.

К тому же он учитывал, как выглядел сейчас слизеринец. Вид у него был нездоровый, и не похоже было, что тот играет в какие-то игры. Он был не в состоянии даже как следует спорить. Драко единственный раз вытащил палочку и то, чтобы позаботиться о Виктории. И ни разу не попытался напасть на него. Возможно, он пытаться заманить гриффиндорца в ловушку, и все это могло быть тщательно продуманной ложью, но вряд ли.

Гарри знал, что он не доверяет Малфою. Вопрос стоял так: мог ли он продолжать доверять своим инстинктам или нет.

- Поттер?

Гарри собрался и посмотрел на блондина.

- Что?

Тот нахмурился.

- Ты правда думаешь, что мог бы спрятать в каком-нибудь безопасном месте меня и мою семью?

- Я не знаю, - признался Поттер. – Дамблдор мог любого заставить выполнить свою просьбу. Я не знаю никого, кто поверил бы тому, что я скажу.

У Малфоя опустились плечи, но он смотрел на брюнета с любопытством.

- Ты что не знаешь, что теперь ты – лидер Светлой стороны?

Тот удивленно посмотрел на него.

- Никакой я не лидер.

- Боюсь, что это – хоть и очень печальная, но правда, - усмехнулся Драко.

- Заткнись, Малфой, - нахмурился Гарри. – Мне еще нет семнадцати. Я не уверен, что могу кого-нибудь заставить слушать себя.

Это было абсолютной правдой. Зачастую он не мог заставить даже Рона с Гермионой поверить себе, достаточно вспомнить хотя бы то, как он весь год пытался убедить их, что Малфой что-то замышляет. Гарри по-прежнему не хотел думать о том, что они скажут, когда все узнают.

- По закону ты даже не можешь пользоваться магией, - дошло до Драко.

- Тем не менее, я могу защитить себя, если понадобится, - предупредил гриффиндорец.

Малфой поднял руки вверх.

- Я знаю это, - ответил он. – В моем случае ты можешь сделать не больше, чем любой другой.

Брюнет нахмурился, обдумывая это. Возможно, положение дел сейчас изменилось, коль скоро ему дали разрешение на использование магии. Его первоначальным решением было оставаться у Дурслей до своего дня рождения. Он собирался уйти как только получил бы возможность свободно пользоваться магией. Так же в его первоначальных планах было сначала отправиться в Годрикову Лощину, но позже он решил, что в первую очередь ему нужно заглянуть на Гриммаулд Плейс.

Поттер внезапно поднялся.

- У меня есть место, где можно тебя спрятать, - выдохнул он.

Драко осторожно и с надеждой посмотрел на него.

- Ты уверен?

- Нет, сейчас я ни в чем не уверен, - выпалил Гарри. – Я говорю о том, что у меня есть возможность.

- Но ты пока не можешь это проверить, - смирившись, сказал Малфой.

Гриффиндорец заговорил тише, злясь на себя.

- Я смогу проверить это в скором будущем. Просто я не знаю, у кого еще есть доступ к этому месту.

- Я и не надеялся, что ты сможешь сделать что-нибудь, - вздохнул блондин.

- Малфой, я не могу даже заботиться о Виктории, - заметил Гарри.

- Ты должен! – исступленно крикнул Драко, снова приходя в себя.

- Я должен сражаться, Малфой! Как, по-твоему, я должен делать это, заботясь о ребенке? – спросил он.

- Больше некому! – кричал слизеринец.

- Я могу отдать ее Уизли, например, - предложил Гарри. – Я уверен, что смогу найти кого-то, кто сможет лучше меня позаботиться о ней.

- Нет! – категорично сказал Малфой. – Она не будет жить с Уизли или с какими-нибудь грязнокровками. Или с какими-нибудь проклятыми оборотнями, - добавил он.

- Заткнись! – закричал брюнет.

- Я не хочу, чтобы они заботились о моей дочери! – бешено орал Драко. – Они мне не нравятся!

- Ты им тоже не нравишься! – возразил Гарри.

- Да, не нравлюсь, но тебе я, по крайней мере, доверяю! – крикнул Малфой.

- Почему?! – сердито спросил Поттер, проводя руками по волосам, чтобы не ударить этого чертова мерзавца.

- Потому что ты не хочешь, чтобы моя дочь оказалась сиротой, как ты!

Вот мы и добрались до истины, - подумал Гарри. Это неожиданное… перемирие было заключено ради ребенка.

Подумав об этом, парень и правда засомневался, что другие могли придерживаться тех же самых мотиваций, что и он, касательно благополучия Малфоя. Они действительно не понимали, что это такое – расти без родителей. Они бы сочли за благо, если бы тот исчез из жизни ребенка, но Гарри не был уверен, что все так просто. Драко все-таки был ее отцом, нравилось это кому-либо или нет.

- Люди тебе доверяют, Поттер, - тихо сказал блондин. – Тебе доверяют больше, чем кому-либо из тех, кого я знаю.

Он поколебался, прежде чем добавить:

- Тебе доверяют почти так же, как доверяли Дамблдору.

Гарри почувствовал, как в груди заныло, и прикрыл глаза, чтобы справиться с этим. Он услышал, как Драко продолжил.

- Я ненавижу тебя, а ты ненавидишь меня. Однако ты, по-прежнему, наверно единственный, кто готов дать мне шанс, - прошептал он.

- Я не хочу давать тебе шанс, - недовольно сказал Поттер.

Малфой, похоже, понял, что Гарри на самом деле так не считает и ухмыльнулся.

- Да, я уверен, что не хочешь, но, как бы то ни было, ты сделаешь это.

- Я не думаю, что ты вообще заслуживаешь шанс, - сказал брюнет. – Всего несколько недель назад я был бы рад сделать хоть что-нибудь, чтобы помешать тебе. Ты едва не убил Кэти и Рона, не говоря уж о Дамблдоре.

Драко выглядел огорченным.

- Ты прав. Я тоже не уверен, что заслуживаю шанс. Но я хочу получить его, - прошептал он.

Они погрузились в долгое молчание, оба поглощенные своими печалями и сожалениями.

- Эй, Малфой?

- Что?

- Ты действительно сказал, что я был кое в чем прав?

- Не привыкай к этому, Поттер, - скривился Малфой.

Гарри неожиданно ухмыльнулся.

- Не ожидал этого от тебя, - признался он.



Глава 3.

- Почему ты не убежал со Снейпом? – осторожно спросил Гарри. Он не хотел поднимать эту тему накануне перед тем, как Драко надо было уходить.

- Он – гребаный Пожиратель Смерти, Поттер! – воскликнул тот. – Сколько раз я должен тебе это повторять?

- Но разве он не помогал тебе весь год?

Блондин фыркнул.

- Он весь год ходил за мной по пятам, черт его побери. Думаю, он хотел быть уверенным, что я как следует выполняю полученное задание, - с горечью произнес парень. – Я получил строгий приказ сделать все самостоятельно. Вряд ли кто стал бы нарушать приказы, если бы конечно не хотел быть убитым.

Гарри широко распахнул глаза, когда Драко неумышленно разоблачил себя и наклонил голову, чтобы скрыть свое удивление. Он почувствовал, что его сердце начало быстрее биться от полученной надежды. Может быть, окажется, что его подозрения были правильными.

- Этот человек убил Дамблдора вместо тебя и спас твою задницу, - Гарри заставил себя говорить со злостью, переживая болезненные воспоминания, но отказываясь останавливаться на них. Ему необходимо было получить эту информацию.

Драко тяжело выдохнул.

- Я знаю, что он спас мою задницу, - устало сказал он. – Честно? Он оказывал мне огромную поддержку. К сожалению, это была поддержка Темной стороне.

Его взгляд становился все более отсутствующим по мере того как он продолжал говорить.

- Его заставили дать Нерушимую Клятву прошлым летом. Моя мать ходила к нему, умоляя помочь мне. Тетя Белла никогда не доверяла ему до конца и заставила поклясться, что он действительно будет защищать меня. Я ничего не знал до тех пор, пока… пока все это не случилось. Когда мне удалось вернуться домой, мама все рассказала.

Гарри слушал внимательно и напрягся при упоминании Беллатрисы. У него голова шла кругом от попытки понять, какой стороне служит Снейп. Кажется, Драко был твердо уверен, что Снейп был на Темной стороне. Однако Беллатриса в этом сомневалась.

Когда он услышал от Малфоя о Нерушимой Клятве, то понял, что в сложившихся обстоятельствах магия вынудила Снейпа убить Дамблдора. Знал ли Дамблдор о клятве?

Альбус говорил, что знает о задании Драко убить его. Старик знал о задании, полученном Малфоем от Волдеморта. Откуда он мог бы это узнать, если бы Снейп не сказал ему? Казалось, что Дамблдор всегда все знал. Ну, не все. Он не знал об Исчезающих шкафах.

- Снейп знал, что ты делал с Исчезающими шкафами? – внезапно спросил Гарри.

Блондин удивленно моргнул в ответ на неожиданный вопрос и покачал головой.

- Я отказывался говорить ему, чем занимаюсь. Мне надо было доказать Темному Лорду, что я чего-то стою.

- Чтобы он не убил тебя, - рассеянно заметил гриффиндорец.

- Да, - признался Драко, но нахмурился на заявление Поттера. – А что это ты вдруг спросил об этом?

Гарри посмотрел на него и понял, что слизеринец насторожился.

- Я просто пытаюсь осмыслить то, что ты мне рассказал.

Малфой расслабился, и брюнет про себя вздохнул с облегчением. Он не думал, что это была хорошая идея – посвятить Драко в свои подозрения. Поскольку он пришел к пониманию, что Снейп действительно был на Светлой стороне, несмотря на внешние проявления.

Гарри был единственным, кто знал, что случилось с Альбусом той ночью. Знал, хотел он тогда это признавать или нет, что Дамблдор умирает. Хотя это и причиняло ему боль, он был совершенно уверен, что старый маг умер, даже если бы зельевар не убил его. Он был вынужден задуматься, почему Дамблдор сказал, что Снейп – единственный, кто мог тогда помочь ему.

- Я знаю, тебе не нравится Снейп и не без оснований, - тихо сказал Драко. – Но профессор – хороший союзник. Может быть, он выбрал не ту сторону, но обо мне он заботился изо всех сил.

- И это много значит для тебя, - сказал Гарри, но это прозвучало, как вопрос.

- Да, - признался блондин. – Особенно с тех пор, как отца посадили в Азкабан. Кроме Снейпа только мама могла оказать мне такую помощь.

Гриффиндорец поморщился, ожидая обвинений Малфоя в свой адрес за то, что Люциуса посадили. До сих пор они избегали этой темы.

Лицо Драко исказилось в гримасе.

- Хотя мне это и не нравится, я знаю, что он заслужил этого.

Гарри шокированно посмотрел на него.

Тот не выглядел довольным реакцией Поттера и отвернулся.

- Я люблю отца. Просто я больше не такой… слепой, - тихо сказал он.

Гарри знал, что ему нечего на это сказать, поэтому проявил уважение и промолчал. Он болезненно переживал, когда ему говорили, что его отец был хулиганом. Это не мешало ему любить человека, которого он даже не помнил. Парень не мог представить себе, что сейчас чувствует Драко. Люциус был его отцом, и он любил его, но был также хорошо информирован о том, что тот делал вещи намного худшие, чем запугивание одноклассников.

Он помолчали несколько минут, пока Гарри нерешительно не заговорил.

- Ты считаешь, что я виноват во всем этом?

- В чем? – осторожно спросил блондин.

Поттер зажмурился.

- В том, что твой отец оказался в Азкабане. В том, что из-за его ареста Волдеморт сосредоточил свое внимание на тебе.

Драко тяжело вздохнул.

- Винил, - сознался он. – До тех пор пока не начал понимать, что из себя представляет Темный Лорд и не увидел, что делают с людьми его приспешники. Я долго шел к пониманию, что не ты виноват в этом. В первую очередь, в этом был виноват Темный Лорд, ведь это он привел тебя туда.

- Я пытался защитить семью, которую имел, - сказал Гарри.

- Как и я, ты делал то, что должен был делать, - тихо сказал слизеринец.

- Да, - согласился Поттер. Он пришел к пониманию, что, может быть, они с Драко не такие уж разные, в конце концов. Они оба росли с грузом возложенных на их плечи надежд и оба на самом деле хотели лишь мирно жить со своими семьями.

Он вздохнул, понимая, что у него больше нет никакой семьи. Но может быть, может быть он был в состоянии помочь уцелеть Малфою.
------------------------------------------------------------

На следующий день Гарри снова сидел перед окном, глядя, как блондин возится с дочерью. Казалось, он не вполне представлял, что нужно делать, но, судя по всему, получал удовольствие от времени, которое проводил с ней. Гарри не сомневался, что тот любит малышку.

Он вздрогнул, когда Хедвиг внезапно влетела через раскрытое окно.

- Эй, девочка, - тихонько приговаривал он, отвязывая от ее ноги письмо. Он дал ей угощение и уселся читать письмо, проигнорировав осторожный любопытный взгляд Драко.

«Гарри,

Мы ничего не слышали о тебе вот уже несколько дней, и мы беспокоимся. Ответь, чтобы мы знали, что ты в безопасности. Я надеюсь, что ты не пытался ничего предпринять сам.

Ты знаешь, что можешь любое время приехать в «Нору». Я не думаю, что тебе и впрямь надо оставаться у Дурслей до дня рождения. Я помню, ты говорил, что хочешь побыть какое-то время один, но я все-таки не считаю, что это пойдет тебе на пользу.

Свадьба Билла и Флер назначена на третье августа. Ты приедешь к Уизли на свой день рождения, правда? Думаю, что нам нужно устроить тебе в этот день поход по магазинам. Мы не можем тебе позволить явиться на свадьбу одетым в свои обычные поношенные вещи.

Боюсь, что я пока не могу раздобыть никакой информации. Я надеялась попасть в дом Нюхалза и поискать там, в его библиотеке, но мы обнаружили, что туда никто не может попасть. Я помню, что ты говорил, но очень похоже, что кто-то захватил дом. Я знаю, что ты ничего не хочешь об этом слышать, и сожалею, что сообщаю такие новости в письме, но полагаю, что тебе лучше знать об этом. Я не хочу, чтобы ты рисковал, пытаясь проникнуть туда.

Я все еще занимаюсь поисками информации, но пока, похоже, не нашла ничего полезного. Не теряй надежду, Гарри. Скоро мы найдем что-нибудь, что нам поможет.

Все думают о тебе и спрашивают. Рон беспокоится, но он никогда в этом не признается. Джинни тоже беспокоится, но она говорит, что ты был прав. Ремус сегодня был здесь, и он тоже волнуется, что ты решил уединиться. Надеюсь, что ты передумаешь.

Жду ответа,

Гермиона»


Гарри вздохнул и закрыл глаза. Многое из этого уже не было для него новостью, но сообщение о доме на Гриммаулд Плейс совершенно точно было для него новостью. Эта новость расстроила его по многим причинам, которых Гермиона даже не предполагала. Он считал, что старый дом был бы надежным убежищем для Виктории и Драко.

Нахмурившись, он попытался вспомнить, что Дамблдор говорил ему пару месяцев назад. Что-то насчет того, что этот дом был доступен только тому, кто больше всего в нем нуждался. Тогда Гарри думал, что речь идет о нем, Роне и Гермионе. Но если они не смогли попасть в него… и это не удалось никому из Ордена…

- Малфой!

Драко вздрогнул. Он осторожно наблюдал за Поттером, но не ожидал внезапного взрыва.

- Что?

- Ты не слышал каких-либо упоминаний от Волдеморта и его прихлебателей о захвате собственности, принадлежавшей Светлой стороне? – спросил тот.

Малфой нахмурился.

- Поттер, Темный Лорд захватывает собственность налево и направо.

- Я знаю, - нетерпеливо сказал Гарри. – Я имею в виду важную собственность. Настолько важную, что за нее стоит сражаться.

Драко медленно покачал головой.

- Я не помню, чтобы упоминалось что-то подобное.

- Я могу аппарировать, не опасаясь, что Министерство меня накажет, так ведь? – быстро спросил гриффиндорец.

Ему пришлось показать Драко письмо из Министерства. Малфой разозлился, что снова нечаянно помог Гарри. Было несколько напряженных минут, когда они оба вспомнили инцидент с Напоминалкой, случившийся на первом курсе, но теперь слизеринец знал, что Поттеру было позволено использовать магию. Тот просто не был вполне уверен, что может использовать магию и для того, чтобы аппарировать, поскольку для этого полагалось иметь особую лицензию. Но он был уверен, что Драко лучше его разбирается в языке документов.

- Да, - ответил блондин. – Ты куда-то собираешься?

Гарри на какой-то момент замер. Гермиона только что предупредила его не ходить на Гриммаулд Плейс одному. Однако он действительно не верил, что дом был захвачен Темной стороной, и у него было немножко больше информации, чем у нее.

Хотя, возможно, он найдет там одного представителя Темной стороны.

- Ты можешь побыть с Викторией какое-то время? – поспешно спросил Гарри, как только принял решение.

- У меня есть еще пара часов, но куда ты отправляешься? – спросил Драко.

- Расскажу когда вернусь, - решительно сказал Поттер.

Он проигнорировал окрики Малфоя подождать и, быстро спустившись по лестнице, вышел из дома. Он забежал за дом, откуда мог безопасно аппарировать и собрался с духом. У него было не так уж много удобных случаев, чтобы хоть сколько-нибудь попрактиковаться в аппарации, но Гарри был уверен, что сможет сделать это. Он должен сделать это.

«Нацеленность, Настойчивость, Неспешность!»

Сосредоточившись, Гарри закрыл глаза. Когда он снова открыл их, то уже стоял на алее рядом с Гриммаулд Плейс. Ухмыльнувшись своей удаче, парень поспешил к дому.

Когда дверь открылась от его толчка, гриффиндорец глубоко вздохнул и скользнул внутрь. Он задрожал от мрачной зловещей тишины, когда осторожно закрыл за собой дверь. Зажав в руке палочку, брюнет постоял пару минут, сосредоточенно прислушиваясь и пытаясь определить – один он или нет.

Ничего не услышав, он двинулся в сторону кухни. Гарри скользнул в комнату, практически ожидая в любой момент наткнуться на засаду. Гермиона думала, что дом был захвачен. Только из-за того, что ему удалось войти, не стоило считать его безопасным.

Юноша зажмурился от яркого света на кухне, давая глазам возможность привыкнуть. Быстро осмотрев комнату, он осознал две вещи. Во-первых, он был один и, во-вторых, эта комната определенно выглядела так, будто тут никто не жил вот уже несколько месяцев. Толстый слой пыли покрывал все вокруг, хотя во многих местах этот слой был поврежден. Но даже в таких местах все равно пыли оставалось изрядное количество.

Внезапно Гарри вспомнил Мундунгуса и столовое серебро, которое тот явно воровал отсюда. Прошло всего лишь месяца два с тех пор, как Дамблдор упомянул, что защита была изменена.

Нахмурившись, он поинтересовался, появлялся ли здесь Кричер с тех пор. Он приказал ему работать в Хогвартсе, но проклятый домашний эльф только и знал, как ябедничать на всех. Парень не хотел думать ни о льстивом домашнем эльфе, ни о Мундунгусе и отбросил эти мысли.

Оглядевшись по сторонам, он не заметил ничего подозрительного. Пока не увидел на столе книгу. Книгу, на которой не было пыли. Гарри осторожно подошел и прочитал название «Окклюменция: защита сознания».

Схватив потрепанную книгу, Поттер быстро перевернул обложку. И на внутренней стороне увидел – Собственность Принца-полукровки.

Гриффиндорец широко ухмыльнулся. Он был прав! Этот сальноволосый садистский ублюдок был на Светлой стороне!

Гарри плюхнулся в одно из пыльных кресел, не понимая или не заботясь о том, что испачкается. Приступ эйфории медленно угасал, в то время как все его сомнения и вопросы снова заполнили голову.

Конечно, он мог ошибаться. Снейп мог придумать какую-нибудь хитрость или устроить ловушку. Даже Драко часто говорил, что зельевар был истинным Пожирателем Смерти и крайне преданным Волдеморту. Он открыто заявлял, что Снейп был самым преданным слугой Волдеморта и правой рукой этого изверга.

Гарри вздрогнул, снова вспомнив, как Снейп убил Дамблдора. Казалось, тогда он был полон ярости и ненависти.

Положив руки на стол и опустив на них голову, парень почувствовал, как в нем снова поднимаются горе и ярость. Он напомнил себе, что Альбус не хотел бы видеть его тратящим время на то, чтобы убиваться от горя. Он горевал столько, сколько мог себе позволить, пока был в Хогвартсе.

От злости не так-то легко было избавиться, но Гарри представил себе Дамблдора, неодобрительно, с мягким укором смотревшего на него. Сейчас ему могли помочь только воспоминания.

И старый маг доверял Снейпу.

Поттер вздохнул. Он помнил, сколько раз директор повторял это ему. Больше, чем Гарри мог сосчитать. Парню по-прежнему не нравились методы Дамблдора, но он не мог допустить мысли, что старик лгал ему. Утаивал информацию – да, но чтобы откровенно врать – нет. Из этого следовало, что Снейпу можно доверять.

Он разочарованно застонал. Логика никогда не была его сильной стороной. В этом преуспевала Гермиона и, какая ирония, Снейп. Он легко мог вспомнить задачу на логику по зельям, которую использовал тот для защиты философского камня.

Эти мысли увели его назад, к тем случаям, когда декан Слизерина так или иначе спасал Гарри. Хотя ему по-прежнему не нравились и методы Снейпа тоже.

Он не удержался и, кажется уже в тысячный раз, поинтересовался, почему Снейп не взял его в плен, когда бежал из Хогвартса? Гарри попытался бы сопротивляться, но он по опыту знал, что был совершенно не способен противостоять Снейпу в дуэли. Заставив себя вернуться к этой мысли, он понял, что тот мог бы легко захватить его.

Вместо этого Снейп бежал и, по сути, отправил Гарри в Хогвартс сообщить о смерти Дамблдора. Если он на самом деле был настолько предан Волдеморту, то почему не привел к нему столь желанного пленника?

Брюнет покачал головой, невольно пачкая волосы в пыли. Он не заметил этого, потерявшись в своих мыслях. Подняв голову, он посмотрел на книгу.

Парень знал, что она принадлежала Снейпу. Тот явно читал ее и совсем недавно, судя по отсутствию пыли. Снейп знал, что никто другой не учил Поттера Окклюменции. И он знал, что тот так и не научился этому.

Вздохнув, Гарри полистал книгу. Учитывая, что он никогда не видел ее раньше, она казалась знакомой. Точно так же, как и в учебнике по зельям, ее страницы были испещрены пометками.

Ему так и не удалось научиться Окклюменции, и он сдался. Снейп махнул на него рукой еще до начала занятий. Казалось, даже Дамблдор в прошлом году отказался от идеи научить его этому. Что заставляет его думать, что он сможет научиться этому сейчас?

Нахмурившись, Гарри осознал, что он никогда не мог научиться у Снейпа зельеварению, но прилично освоил предмет благодаря Принцу-полукровке. Ему и впрямь нравился Принц-полукровка, и он считал его почти что своим другом.

Юноша был шокирован и… задет, когда узнал, кем тот был на самом деле. Ему до сих пор было трудно признать, что это один и тот же человек.

Но если он сумел таким образом изучить зельеварение, разве это не означает, что точно также сможет и научиться Окклюменции от Принца-полукровки?

Поттер еще больше нахмурился. Он знал, что сказала бы Гермиона. Она определенно была бы против. Ей никогда не нравился Принц-полукровка. Она также не верила, что Гарри мог у него чему-то научиться. Может быть, это было немного не общепринято, и, может быть, он не достиг в зельеварении того уровня, какого следовало бы, но он научился. Намного большему, чем у Снейпа.

Хотя Снейп и был Принцем-полукровкой. Парень разочарованно застонал. Он зациклился.

Гарри захлопнул книгу. Если Снейп давал ему другой способ научиться этому, то он воспользуется случаем. Он сунул книгу за пояс джинсов и выпустил рубашку наверх.

Ему нужно возвращаться на Прайвет Драйв. Все еще погруженный в свои мысли, юноша вышел на аллею и, предельно сконцентрировавшись, вернулся назад домой. Совершенно потрясенный, он вошел в свою комнату.

- Мерлин! Где ты был, Поттер? – воскликнул Малфой, сморщив нос от отвращения.

Гарри удивленно заморгал, прежде чем опустил на себя взгляд и, наконец, увидел, каким он был грязным. Он не заметил выражения облегчения, которое на короткий миг появилось на лице слизеринца.

- Гм, я ходил в одно место, которое должен был проверить, - смущенно пробормотал брюнет. Если Снейп мог войти в дом на Гриммаулд Плейс, может быть, он был не таким уж безопасным местом для Драко и его семьи. Но если Снейп действительно был на Светлой стороне…

- Поттер!

- Чего тебе? – огрызнулся Гарри, поднимая голову.

- Ты, должно быть, совсем заблудился в своей голове, - проворчал Драко. – Ты в состоянии сконцентрироваться хоть на чем-нибудь?

Тот сердито посмотрел на него.

- Мне много над чем сейчас надо подумать.

- Ну и, конечно же, речь не идет о твоем внешнем виде, - поддел его Малфой. – Даже Грейнджер не верит, что ты в состоянии сам прилично одеться.

- Ты читал мое письмо? – сердито спросил гриффиндорец.

- Ты оставил его на виду, поэтому я решил, что ты не будешь возражать, - протянул блондин насмешливым тоном.

- Это была моя почта, Малфой. Но полагаю, мне не следовало ожидать от тебя уважения к чьей-либо частной жизни, - по-прежнему сердито сказал Гарри.

- Ты рискнул сунуться туда в одиночку, несмотря на то, что Грейнджер предупреждала тебя не делать этого, да? – растягивая слова, спросил Драко, разглядывая погруженного в раздумья Поттера.

Тот тяжело вздохнул.

- Эээ… да.

Малфой осмотрел покрытого пылью Гарри.

- И, судя по твоему виду, это место совершенно заброшено. Но тебе удалось туда попасть.

Гарри прищурился.

- Я не могу ничего тебе рассказать об этом.

Драко разочарованно вздохнул.

- Поттер, а я могу тебе рассказать много чего.

- Я не доверяю тебе, Малфой, - холодно произнес гриффиндорец. – Ты постоянно твердишь, что я чересчур доверчив, но даже мое доверие имеет границы. Сейчас я тебе ничего не могу рассказать, и ты должен с этим просто смириться.

Блондин невозмутимо смотрел на него несколько долгих минут.

- Хорошо, - сказал он, наконец. – Я понимаю.

Гарри недоверчиво поднял бровь.

- Правда?

- На твоем месте я никогда не позволил бы мне даже близко подойти. И уж конечно не поделился бы важной информацией, - неохотно признался Драко. – Мне это не нравится, но да, я это понимаю.

Поттер уставился на него.

- Я хочу спросить тебя кое о чем.

- О чем? – осторожно спросил слизеринец.

- Мне интересно, что ты, черт тебя подери, сделал с Драко гребаным Малфоем? – полюбопытствовал Гарри.

Тот вдруг засмеялся.

- Мне самому это интересно, - пробормотал он. Блондин покачал головой и посмотрел на собеседника. – Иди, приведи себя в порядок, Поттер. Я не позволю тебе прикоснуться к Виктории, пока ты выглядишь подобным образом.

Парень закатил глаза, но был вынужден согласиться. Он был грязнее грязи. Гарри взял чистые вещи и пошел в душ. Он спрятал книгу под стопку полотенец, чтобы достать после того как Драко уйдет.

Он помылся и с мокрыми волосами, с которых все еще капала вода, вернулся в свою комнату. Гарри по-прежнему не знал, почему позволял Малфою приходить в дом Дурслей. Открыв дверь в комнату и услышав смех малышки, он понял, что получил ответ на этот вопрос.

- Я должен идти, - сказал Драко, подняв взгляд на брюнета, как только тот вошел в комнату.

Поттер кивнул. Было ясно, что слизеринец очень рискует, приходя сюда, и не может рисковать еще больше, задерживаясь очень надолго. Однако Гарри все еще не выяснил, куда Драко отправлялся из дома Дурслей. Он не был уверен, что хочет знать ответ на этот вопрос. Сейчас это не казалось таким уж важным.

- Я постараюсь вернуться утром, - сказал Малфой, и Гарри услышал в его голосе вопросительные интонации.

Он снова кивнул.

- Хорошо. Можешь прийти завтра, но потом ты два дня не появишься здесь.

- Почему? – осторожно и раздосадованно спросил Драко.

- Потому что будут выходные, - ответил Гарри, пожимая плечами. – Я не знаю, где будет пропадать Дадли, но дядя Вернон точно будет здесь. Нет никаких шансов, что он, черт его дери, промолчит, узнав, что ты приходишь сюда. Благодаря Заглушающим чарам у него нет поводов жаловаться на Викторию, и я не уверен, что он вообще знает о ее присутствии, - сказал парень, посмотрев на малышку.

Было легко принести в комнату кувшин воды, чтобы подогреть кашку и ополоснуть ребенка. В рабочие дни Гарри всегда купал девочку днем. Он редко решался выйти из комнаты, когда дядя был дома, а если и выходил, то не брал с собой Викторию.

Драко, нахмурившись, посмотрел на него.

- Думаю, чем меньше людей знают, что я прихожу к ней, тем лучше, - сказал он. Гарри был уверен, что тот хотел задать ему много вопросов о дяде, но воздержался.

- Я должен идти, - повторил блондин. – Думаю, что ей снова надо поменять подгузники, - добавил он, прежде чем выйти.

- Чтоб тебя, Малфой!

Он услышал донесшийся из коридора смех, но знал, что бесполезно что-либо говорить. Драко не услышит его, хоть дверь и не была закрыта, потому что на комнату были наложены Заглушающие чары.

Гарри продолжал бормотать себе под нос проклятия в адрес Малфоя, пока переодевал Викторию. Он все еще был немного неуклюж, но, как ни странно, в целом чувствовал себя очень даже опытным. Она недолго находилась под его опекой, но юноша начал справляться с уходом за ребенком. Хотя и не считал себя очень подходящим для этого. Но он не знал, кто еще мог бы заняться этим.

Драко не хотел отдавать ее Уизли или кому-нибудь еще из его друзей, и хотя Гарри был не совсем с ним согласен, должен был признать, что это повлекло бы множество вопросов, на которые он не мог ответить.

Он не знал, что его связывает с Малфоем. Вряд ли он сумел бы объяснить своим друзьям, что происходит, хоть сколько-нибудь удовлетворительно. Они наверняка будут слишком обеспокоены его психическим здоровьем.



Глава 4.

К понедельнику Гарри уже сам был обеспокоен своим психическим здоровьем. Он был готов признать, что не имеет ни малейшего представления о младенцах, Окклюменции, Драко, Снейпе, Волдеморте, своих друзьях, вообще ни о чем. Он был до крайности измотан.

Тетя Петунья была единственной помощницей. Но как только она решила, что Драко не представляет опасности (весьма рискованное умозаключение с ее стороны), то отказалась помогать совсем, пока тот был в доме. В течение недели это еще было не так плохо, к тому же она иной раз немного помогала, вернувшись к своему обычному обращению с племянником. Но когда дядя Вернон был дома, то не стоило ждать ничего хотя бы удаленно похожего на помощь.

Гарри пытался читать учебник по Окклюменции, но безуспешно. У него было мало свободного времени. И когда не надо было заниматься Викторией, он открывал книгу, но слова просто расплывались перед глазами, потому что парень слишком уставал, чтобы читать. В пятницу Драко был угрюм и необщителен и не задержался надолго. Просто зашел, чтобы отметиться.

Поттер нахмурился, поняв, что «отметиться» подходит в данном случае как нельзя лучше. Было похоже, что Малфой отмечается у Гарри, чтобы тот знал, что он все еще рядом, и вроде как готов присоединиться к нему. Это означало, что Драко действительно переходил на его сторону?

Гарри покачал головой, не имея ни малейшего представления об этом. Он не знал, что заставило его начать общаться со слизеринцем. И уж конечно не знал, почему это все продолжается до сих пор.

Мысли о Снейпе вызывали в нем подобное чувство беспомощного смятения. В такие минуты он просто не мог мыслить ясно и рационально.

У него практически не было возможности продолжить решение задачи с Хоркруксами. Его сознание переключалось на что-то еще, когда это слово всплывало на поверхность. Мысли о Волдеморте вообще вызывали у него сильнейшую головную боль. Нуждаясь в отдыхе, он спускался вниз, чтобы позавтракать, и только лишь переглядывался с тетей, когда дядя Вернон рассуждал о недавних катастрофах, о которых сообщалось в газете.

Что-то должно было измениться. Ему было жаль малышку, но так больше не могло продолжаться. Он не мог ухаживать за ней и в то же время пытаться спасти мир.

Гарри ходил по комнате с плачущим ребенком на руках, когда пришел Малфой. Как только он перешагнул порог комнаты, Гарри вручил ему Викторию. Он испугал Драко, но это его ничуть не волновало. Отдав ребенка, парень рухнул на кровать, зарываясь головой под подушку.

- Поттер! Что с ней? – встревоженно воскликнул блондин.

Гарри что-то пробормотал, но понял, что Драко вряд ли разобрал его слова. Он убрал с головы подушку.

- Тетя Петунья сказала, что у нее, скорее всего режутся зубки. Вот почему она и сама вся в слюнях, и все вокруг, - добавил он. – Я дал ей лекарство, но оно недолго действует, и она снова начинает плакать, - беспомощно сказал брюнет.

- Ты можешь сделать что-нибудь еще? – озабоченно спросил Малфой.

- Я не знаю! – воскликнул Гарри. – Тетя сказала, чтобы я давал ей жевать кусочек влажной ткани, и это, кажется, немного помогает. Но у Виктории болит рот, ее мама умерла, и она оказалась тут, со мной. Я бы тоже ревел в голос от всего этого!

Поттер посмотрел на Драко налитыми кровью умоляющими глазами.

- Я устал, - пожаловался он. – Я не могу ей ничем помочь. Похоже, все, что я мог сделать в последние два дня, – это держать ее на руках. Это единственное, чем я мог ее успокоить.

- Она всегда такая громкая? – спросил слизеринец.

Поттер нахмурился, посмотрев на ребенка.

- Вообще-то, нет, - признался он. Вздохнув, Гарри поднялся с кровати и снова взял ее. Она не перестала плакать, но немного успокоилась.

- Она привыкла к тебе, - тихо сказал Драко.

- Я больше не могу! – умоляюще воскликнул гриффиндорец. – Я медленно схожу с ума!

Блондин съехидничал с полуулыбкой на устах:

- Ты уже сумасшедший, Поттер.

Гарри зарычал на него, и тот, широко улыбаясь, сделал шаг назад.

- Чем я могу помочь? – спросил Драко.

- Я не знаю! – раздраженно рявкнул Поттер. Он продолжал расхаживать туда-сюда еще минут двадцать, плач ребенка постепенно сменился редкими икающими всхлипами. Гарри осторожно лег с ней на кровать, и она, устроившись рядом с ним, заснула, совершенно обессилев.

Он тоже закрыл глаза, радуясь передышке, и вздрогнул от испуга, когда Драко тихо спросил:

- Ты что, тоже уснул?

Гарри приоткрыл затуманенные глаза.

- Почти, - раздраженно сказал он. – Пока ты не открыл свой поганый рот.

Малфой снова расплылся в полуулыбке, прежде чем ему в голову пришла здравая мысль.

- Хотел бы я дать тебе хоть одного домашнего эльфа, - сказал он. – Они помогали ухаживать за мной, когда я был маленьким.

- Это многое объясняет, - пробормотал Гарри.

Драко зыркнул на него, но ничего не сказал в отместку.

- Я не могу дать тебе эльфа, потому что дома сразу заметят пропажу.

Поттер осторожно вытащил из-под Виктории руку и медленно сел, что-то сосредоточенно обдумывая.

- А домашние эльфы правда помогают ухаживать за детьми?

- Конечно, - быстро ответил блондин.

Гарри сердито посмотрел на него.

- Как ты думаешь, откуда я мог это знать? Ты помнишь, что я вырос здесь?

Слизеринец нахмурился, но потом с любопытством осмотрел комнату.

- Почему она не выглядит так, будто ты всегда в ней жил? – спросил он.

Гарри прикрыл глаза. Он не хотел говорить блондину, что до тех пор, пока он не поехал в Хогвартс, у него вообще не было комнаты.

- Я не хочу говорить об этом, - сказал он. – Так что там насчет домашних эльфов?

Когда он снова открыл глаза, то увидел, что Драко смотрит на него, нахмурив брови, но тут же сменил выражение лица и вернулся вопросу о домашних эльфах.

- Домашние эльфы очень полезны, и если бы у тебя они были, они бы помогли тебе с Викторией, и ты мог бы поспать, или заняться какими-то еще делами, - объяснил он.

Гарри нахмурился, услышав в тоне Малфоя пренебрежительное отношение к домашним эльфам, но, как и Драко ранее, воздержался от комментария. Он так устал, что был готов рассмотреть вариант с эльфами, решительно вытесняя из сознания негодующее ворчание Гермионы.

Вообще-то у него был домашний эльф, но Гарри содрогался от мысли позволить Кричеру находиться рядом с Викторией. Хотя он должен был признать, что Кричер действительно почел бы за честь подобное поручение, поскольку высоко ценил Драко. Поттер рассердился на себя. Он ни в коем случае не позволит Кричеру приблизиться к ней.

Добби высоко ценил Гарри, и он знал, что Добби выполнит любую его просьбу. Но он подумал, что постоянное пребывание Добби рядом не сулит ничего хорошего, ни безопасности самого Гарри, ни безопасности Виктории. Он не был уверен, что в этом случае будет отдыхать больше, чем сейчас.

Внезапно он вспомнил Винки. Ведь она ухаживала за Краучем, когда тот был маленьким? Мерлин свидетель, она была очень преданной. Гарри задумался. Она изначально принадлежала этой семье и была привязана к ней, несмотря на то, что ее выгнали. Даже получив место в Хогвартсе, Винки не могла работать как следует. Она хотела иметь семью, которой бы принадлежала.

- Как связать с собой домашнего эльфа? – ни с того ни с сего спросил он. – Можно связать домашнего эльфа только с ребенком?

Драко посмотрел на него так, будто у него выросла вторая голова.

- Во-первых, ты не можешь взять эльфа из ниоткуда. Они являются собственностью старейших и богатейших семей. И, во-вторых, поскольку они принадлежат семьям, ты не можешь связать эльфа только с ребенком. Кто, по-твоему, будет ему приказывать?

Гарри был напуган всем этим. Ему по-прежнему не нравилось отношение Драко к домашним эльфам, но он понимал, что ему надо как-то освободить себя от ухода за ребенком.

- Но это только временно, - рассеянно сказал брюнет. – Я не могу связать с собой еще одного домашнего эльфа. И Гермиона убьет меня, если я это сделаю.

- Еще одного домашнего эльфа? – переспросил Малфой.

Поттер закатил глаза.

- Да, у меня есть один, который восхваляет тебя при каждом удобном случае, - с отвращением сказал он.

Драко удивленно поднял бровь.

- Я ему нравлюсь?

- Я на твоем месте не чувствовал бы себя слишком польщенным, - заметил Гарри. – Это отвратительное создание. И я ни в коем случае не доверю ему ухаживать за Викторией.

Блондин открыл рот, чтобы что-то сказать, но потом снова закрыл. Гриффиндорец этого даже не заметил.

- Тем не менее, мне нужна помощь. И другого пути решения проблемы я не вижу, - бормотал он, размышляя вслух. – Раньше я не мог спать из-за бессонницы, а теперь это практически невозможно. У меня очень много дел, и я не могу заниматься ими с ребенком на руках. Но и не могу оставить ее одну.

Он прищурился и посмотрел на Драко.

- Ты уверен, что мне не стоит отдать Викторию Уизли? Они, конечно же, хорошо позаботятся о ней.

Недовольного фырканья Малфоя было достаточно, чтобы ответить на вопрос, но он, тем не менее, произнес довольно резко:

- Как ты думаешь, что будет, если они узнают, что она – моя дочь?

- Они не причинят вреда беззащитному ребенку, - сказал Гарри, шокированный, что Драко мог подумать такое.

Блондин закатил глаза.

- Нет, но они, черт побери, позаботятся, чтобы я никогда ее больше не увидел, - сказал он.

- О! – сказал Поттер. Значит, тот не был настолько плохого мнения об Уизли.

Слизеринец раздраженно фыркнул.

- Я не думаю, что они – детоубийцы, но я ни секунды не сомневаюсь, что они сделают все от них зависящее, чтобы отнять ее у меня.

Гарри потер ладонями лицо, пытаясь стереть усталость и беспокойство.

- Я не могу заниматься этим один, Малфой, - устало сказал он. – Ты слишком многого от меня ждешь.

- Поттер, если я заберу ее, Темный Лорд узнает и, скорее всего, убьет ее, - сказал Драко умоляющим голосом. – Я не могу забрать ее, но и не могу потерять.

Плечи гриффиндорца опустились, и он обхватил голову руками. Вокруг шла эта гребаная война. Творились странные и безумные вещи.
Приняв решение, он выпрямился.

- Ты так и не ответил мне. Ты знаешь, как связать с собой домашнего эльфа? Не думаю, что могу рискнуть и пользоваться ее услугами без этого, даже если она согласится. Слишком много секретов, которые надо хранить.

Драко медленно кивнул.

- Не думаю, что ты хотел бы, чтобы она тебя узнала, поэтому я предлагаю тебе спрятаться на время туда, - сказал Гарри, показывая на шкаф, стоявший рядом с комодом.

Малфой скривился, но последовал совету и влез в шкаф, в котором все еще хранились вещи Дадли.

- Кричер!

Кричер появился с громким хлопком.

- Хозяин звал меня? – спросил он, как всегда низко кланяясь и бросая на Гарри злобный взгляд.

- Да, мне нужно, чтобы ты привел ко мне Добби, - спокойно сказал брюнет. Было трудно удержаться, чтобы не бросить в эту тварь проклятие, но он старался следовать совету Дамблдора и обращаться с ним хорошо.

- Это тот, который служил прекрасному юному Малфою, - пробормотал Кричер. – Я бы предпочел называть хозяином юного Малфоя.

- Да, да, - перебил его Поттер, отлично осознавая, что Кричер находится всего лишь в нескольких футах от шкафа. – Я не собираюсь снова слушать, как ты превозносишь достоинства Малфоев. – Он глубоко вздохнул. – Просто приведи ко мне Добби, пожалуйста, и потом можешь возвращаться к своим обязанностям в Хогвартсе.

- Кричер должен повиноваться хозяину, - пробормотал тот перед тем как исчезнуть. Несколько секунд спустя на его месте стоял Добби.

- Гарри Поттер звал Добби? – спросил эльф, его глаза были полны слез радости.

- Добби, держи себя в руках, ради меня, хорошо? – попросил Гарри. – Нет необходимости чересчур волноваться.

- Гарри Поттер просит меня, - Добби задохнулся от удовольствия.
Парень, заволновавшись, провел руками по волосам. Ему казалось, что эльфы действительно были источником массы неприятностей. Он, должно быть, сошел с ума, что вообще подумал об этом.

- Добби, как себя чувствует Винки? – осведомился он.

Добби сник.

- Винки чувствует себя плохо, Гарри Поттер. Винки по-прежнему хочет семью.

Это было именно то, на что надеялся Гарри, но он все еще чувствовал легкую тошноту от того, что собирался спросить и не был уверен в том, как к этому отнесется Добби.

- Как ты думаешь, согласится ли Винки быть связанной со мной? – осторожно спросил он.

Добби разразился истерическими рыданиями.

- О, Гарри Поттеру известно все, - плакал эльф. – Он даже хочет помочь Винки. Гарри Поттер великий волшебник.

- Добби! – оборвал его юноша. Тот немного притих, но продолжал хлюпать и обожающе смотреть на него.

Гриффиндорец глубоко вздохнул.

- Добби, я думал, что ты хотел быть свободным. И я немного смущен тем, что ты так радуешься моему желанию быть связанным с Винки.

- Все эльфы разные, - убежденно сказало создание. – Добби нравится быть свободным, а Винки это приводит в уныние. Она сочтет за честь снова обрести семью.

- Ты не мог бы попросить Винки прийти сюда, пожалуйста? – попросил Гарри.

- О, Гарри Поттер говорит «пожалуйста» Добби! – закричал эльф и его глаза снова наполнились слезами. – Гарри Поттер так любезен!

Добби исчез, и брюнет вздохнул с облегченным видом, когда услышал донесшийся из шкафа сдавленный смешок.

Он не успел ничего сказать, как Добби появился снова, на этот раз с Винки. Винки выглядела даже более чумазой и печальной, чем когда он в последний раз видел ее.

- Спасибо, Добби, - сказал Гарри.

- Все, что угодно для Гарри Поттера, сэр, - счастливо произнес Добби.
Парень был рад, когда эльф снова исчез с громким хлопком. И он был благодарен, что на комнату наложены Заглушающие чары, а то тетя Петунья, услышав весь этот шум, непременно заинтересовалась бы, чем он тут занимается.

- Гм, Винки? Я слышал, что ты вроде бы огорчена, лишившись хозяев, - нерешительно начал он.

Она просто печально посмотрела на него огромными глазами, из которых лились слезы.

Поттер вздохнул.

- Я знаю, что это в некотором роде моя вина. – Он замолчал, пытаясь решить, действительно хочет сделать это или нет. – Но, может, ты захочешь быть связанной со мной? – поспешно спросил он.

Ее глаза стали невообразимо огромными.

- Гарри Поттер хочет дать Винки семью? – спросила она.

- Эээ, ну, типа того, - запинаясь, выдавил Гарри. – Гм, вообще-то моя семья – это я один, - неловко признался он. – Но мне всегда нужна помощь, - поспешно добавил он и мог поклясться, что услышал еще один сдавленный смешок из шкафа.

Она осторожно разглядывала его, но в ее глазах засиял проблеск надежды, а уши заинтересованно приподнялись.

- Винки любит помогать, - тихо сказала она. – И Добби очень высокого мнения о Гарри Поттере, сэр.

- Ты, гм, знаешь, как ухаживать за детьми? – спросил он.

- Винки любит детей, - ответила она с самым большим воодушевлением, которое Гарри когда-либо замечал в ней. – Гарри Поттер знает, что Винки очень хорошо заботилась о ее последнем хозяине.

- Да, слишком хорошо, - пробормотал юноша.

Лицо Винки снова вытянулось.

- Хозяин был плохим, но Винки делала все, что могла, - сказала она грустно, но, тем не менее, с гордостью.

Гарри сочувственно улыбнулся ей.

- Я не сомневаюсь в твоей преданности, Винки.

Она неуверенно улыбнулась ему, и он обрадовался, что Винки не до такой степени эмоциональна, как Добби.

- Я не знаю, как надолго, но прямо сейчас на моем попечении находится ребенок, - объяснил брюнет. – Я бы воспользовался твоей помощью. Помощью кого-то, кому я могу полностью доверять.

- И Гарри Поттер предлагает Винки взамен этого быть связанной с ним? – спросила она, на ее щеках блестели слезы. Она сопела своим большим, похожим на помидор, носом. – Навсегда? Даже когда Гарри Поттеру больше не понадобится, чтобы Винки присматривала за ребенком?

Гарри глубоко вздохнул. Он не претендовал на то, чтобы понять это, но понимал, что для Винки это важно. И также понимал, что Гермиона, совершенно точно, убьет его, когда обо всем узнает.

- Да, - сказал он.

Винки просто завопила от радости, испугав его. Он был рад, что Драко наложил еще одни Заглушающие чары, на этот раз на кровать, перед тем как все это началось, иначе Виктория точно уже давно проснулась бы.

- Винки так счастлива! – взволнованно пищала она. Однако ее возбуждению все же было далеко до Добби.

- Эээ, пока мы будем жить здесь, но у меня есть дом, в котором, гм, много чего надо сделать, - сказал он.

- Винки позаботится обо всем, - уверила она.

- Ну, тогда по рукам, если ты уверена? – спросил Гарри, чувствуя себя очень неловко. У него не было никакого опыта в подобных делах.

- Да, Винки абсолютно уверена, - важно заявила она.

- Малфой, - позвал Гарри.

Тот вылез из шкафа, с любопытством разглядывая эльфа. Винки в ответ смотрела на него испуганно.

Поттер вздохнул.

- Все в порядке, Винки. Я не знаю, как проводить ритуал связывания, и он поможет нам.

Она перевела взгляд широко распахнутых, испуганных глаз на Гарри, но ничего не сказала.

Драко закатил глаза.

- Ты точно знаешь, как их выбирать, а, Поттер?

- Заткнись, Малфой, - сказал он, но без раздражения. – Давай просто сделаем это.

- На самом деле все довольно просто, - протянул блондин. – Ты инициируешь связывание, а потом домашний эльф использует свою магию, чтобы сделать остальное. Как ты помнишь, большинство из них хочет этого.

Гарри неохотно кивнул. Это единственное, что заставляло его сомневаться в том, что он делал. Слизеринец рассказал ему, как сотворить заклинание, а потом наступила очередь Винки выполнить остальную часть связывания. Через несколько секунд они увидели вспышку, и дело было сделано.

- Вот у тебя и еще один домашний эльф, Поттер, - довольно протянул Драко. – Ты набираешь вес в обществе.

- Заткнись, Малфой, - сердито сказал тот. Он действительно надеялся, что не пожалеет об этом.

- Винки, это – Виктория, - сказал Гарри, наконец, обращая внимание домашнего эльфа на ребенка, спавшего на кровати. – Она – твоя главная, эээ, обязанность на данный момент. Когда ты не будешь занята с ней, я думаю, ты можешь помогать в Хогвартсе. Здесь действительно тебе больше нечем заняться. Положение дел изменится позже, когда мы займемся домом.

Винки счастливо кивнула, ее уши приподнялись и опустились. Юноша не сомневался, что, когда она покажется снова, то будет чистой и опрятной.

- Гм, не говори никому ни том, что ты связана со мной, ни о том, что тут ребенок, - сказал он. – Пока это секрет. Если кто-нибудь спросит, ты можешь просто сказать, что по-прежнему работаешь в Хогвартсе.

Гарри посмотрел на Драко.

- И ни в коем случае не упоминай, что видела Малфоя со мной, а лучше всего о том, что ты вообще его видела, - добавил он.

- Да, хозяин, - пропищала она согласие.

Брюнет вздрогнул. Это так отличалось от того, как Кричер называл его хозяином, потому что он знал, что Кричер на самом деле не верит в это.

- Предполагается, что я не могу разрешить тебе называть меня Гарри вместо хозяин?

Винки широко распахнула глаза.

- О, нет! Это невозможно! Но Винки может называть вас хозяин Гарри, - предложила она.

- Сойдет, - вздохнул он. Юноша был абсолютно уверен, что лучше всего было бы называть его так, как он предложил, но знал насколько бесполезно пытаться спорить с домашними эльфами. И знал, что это, как ни странно, делает Винки счастливой, поэтому уступил ей.

- Думаю, что сейчас ты можешь вернуться в Хогвартс, - сказал Гарри. – Когда Виктория проснется, или понадобится что-то еще, я позову тебя.

- Винки подготовится и будет ждать, хозяин Гарри, - сказала она, прежде чем исчезнуть.

- Чьим домашним эльфом она была? – спросил Драко, садясь на стул.

- Я не могу тебе сказать, - устало вздохнул гриффиндорец.

Тот, похоже, не обиделся.

- У тебя привычка подбирать всех беспризорных, да?

- Да, вот и тебя я подобрал, - согласился Гарри.

Слизеринец выпрямился и сердито посмотрел на него.

- Я не имел в виду себя, - негодующе произнес он.

Брюнет небрежно пожал плечами.

- А что, подходит.

- Я не один из твоих беспризорников, Поттер, - презрительно сказал Малфой.

- Отлично, Малфой, все, что ты скажешь, - устало сказал парень. – Я ошибался, думая, что ты появился на моем пороге, нуждаясь в помощи.

Драко продолжал негодующе смотреть на гриффиндорца, но тот его игнорировал. Гарри не собирался спорить. Блондин тоже, кажется, понял, что он говорит правду, нравится это ему или нет.

- Что теперь? – наконец спросил Драко, нарушая затянувшееся молчание.

- Не знаю, - вяло сказал Гарри. – По крайней мере, я нашел кого-то, кто поможет нам с Викторией. Может быть, если мне удастся выспаться, я смогу снова начать думать.
------------------------------------------------------------

Следующие дня два прошли для Гарри гораздо спокойнее. Не идеально, но намного лучше. Он по-прежнему уставал, но больше не был на грани того, чтобы свалиться от изнеможения. Хотя все еще бывали моменты, когда он думал, что находится на грани сумасшествия.

У него регулярно появлялись сомнения в собственном здравом рассудке.

Сейчас он размышлял, будет ли действительно так глупо попросить Малфоя помочь ему научиться Окклюменции. Было безумием просить слизеринца о помощи. Он помнил все те случаи, когда Снейп влезал в его воспоминания, а у него было изрядное количество воспоминаний, которыми он не хотел делиться с Малфоем. Гарри тихонько фыркнул. Он и со Снейпом тогда не хотел делиться ими, а Драко казался единственным человеком, к которому он мог обратиться за помощью в таком специфическом вопросе.

Книга здорово помогала. Поттер обнаружил, что снова ругает Снейпа за то, что тот так непонятно объяснял это раньше. Его просто самым жестоким образом бросили в самую глубину потока и ждали, что он выплывет. Но вместо этого Гарри камнем пошел ко дну. Он не решался думать об этом, но был абсолютно уверен, что сейчас находился в большей готовности к занятиям Окклюменцией. Раньше он даже не верил в необходимость владения этим искусством и, по правде говоря, прилагал к этому не так уж много усилий.

Книга, вкупе с полезными пометками, действительно делала предмет более понятным. Не то, чтобы легче, но сейчас все обрело смысл. Гарри теперь понимал, что ему необходимо разделять сознание. Распихивать кусочки воспоминаний, мыслей, эмоций в разные сегменты памяти и потом блокировать их, возводя щиты, закрывающие мозг от любого проникновения. Легче сказать, чем сделать, но сейчас процесс приобрел осмысленность. И стало намного легче, когда Гарри установил связь между Окклюменцией и всеми защитными заклинаниями, которые знал. Щиты были щитами. Существовало множество различных типов, но все они все равно были щитами.

Судя по тому, что говорилось в книге, с практикой становилось легче закрывать сознание, пока это не превращалось в практически неосознанную защитную реакцию. Гарри почувствовал, что он стал лучше понимать, как Драко и Снейпу удается большую часть времени оставаться такими бесчувственными и отстраненными. Нахмурившись, он осознал, что Малфой не был таким в последнее время и понял, что парень ослабляет свою защиту, находясь рядом с ним. Виктория помогала Драко немного ослабить эти щиты. Он был абсолютно уверен, что все остальное время блондин не позволяет себе этого.

В книге приводилось множество упражнений на различные способы медитаций. Также множество полезных советов и указаний было написано на полях, и Гарри внимательно изучал их, пытаясь применить на практике. Теперь ухаживать за Викторией помогала Винки, и он вот уже три дня кряду проводил каждую свободную минуту, изучая материал. Парень фыркнул, засмеявшись над собой. Во всяком случае, Гермиона гордилась бы им.

Но проблема заключалась в том, что теперь ему была нужна практика. И Малфой был единственным из находившихся рядом людей, кто мог оказать ему необходимую помощь. Глубоко вздохнув и собрав всю свою храбрость, он обратился к Драко.

- Ты владеешь Окклюменцией? – пробормотал он, выдыхая. Вообще-то он знал ответ, но вряд ли было мудро показывать свою осведомленность. Ему не становилось спокойнее от знания, что того учила Беллатриса, но это можно было считать очком в пользу преданности Снейпа, поскольку тот вряд ли был рад тому, что Драко скрывает от него информацию.

- Конечно, владею, - пренебрежительно усмехнулся Малфой. – Как ты думаешь, благодаря чему я до сих пор жив?

Гарри фыркнул.

- Уверен, что Снейп точно так же формулировал вопрос, интересуясь, как мне удалось остаться в живых все эти годы, не владея этим искусством.

Слизеринец кивнул головой.

- Я согласен с этим, - протянул он.

Поттер не потрудился ответить на комментарий, а задал следующий важный для него вопрос.

- Ты можешь помочь мне научиться этому?

Драко расчетливо разглядывал его.

- Ты ожидаешь, что я помогу тебе? – спросил он, прищурившись.

- Не очень, - признался брюнет. – Но я предпочитаю тебя другим вариантам.

Малфой мрачно усмехнулся.

- Это не забавно, когда Темный Лорд начинает ковыряться в твоем сознании.

- По крайней мере, ты не позволяешь ковыряться в твоем сознании, когда не находишься рядом с ним, - возразил гриффиндорец.

Драко распахнул глаза и поднял брови.

- Это правда? – спросил он. – Темный Лорд действительно может проникать в твое сознание на расстоянии?

- Да, - просто ответил Поттер, не вдаваясь в подробности.

Слизеринец нахмурился и погрузился в размышления.

- На самом деле это не то, чему трудно научиться, - помедлив, сказал он. – Просто большинству людей этот навык не требуется. Однако Окклюменция поначалу требует большой концентрации, пока ты не привыкнешь ставить блок.

- Я раньше пытался научиться этому, - тихо признался Гарри. – Однако я был просто жалок в своих попытках.

Похоже, Снейп действительно не рассказал Драко об их предыдущих занятиях, что можно считать еще одним очком в пользу преданности профессора. Но Гарри полагал, что тот потерял много очков из-за того, что не учил его тогда как следует. Он все еще пытался рассортировать информацию, которой располагал, но так и не получил никакого логического объяснения тому, почему Снейп не научил его Окклюменции, если действительно был на Светлой стороне.

- Ты должен научиться концентрироваться и уметь очищать свое сознание, - сказал Драко.

Гарри застонал от ненависти к этой фразе.

- Приплыли, - саркастично произнес он.

- О, это не так уж плохо, Поттер, - насмешливо протянул Малфой. – Я уверен, что ты можешь научиться Окклюменции. Это гораздо легче, чем учиться Легилименции.

- А ты владеешь Легилименцией?

- Конечно, - ухмыльнулся блондин.

Гарри закатил глаза от того, что Драко откровенно наслаждался тем, что владеет навыками, которыми не обладает он.

- Ты должен в совершенстве научить меня очищать сознание до того, как ты применишь ко мне Легилименцию, - твердо сказал он.

Слизеринец посерьезнел и кивнул в знак согласия. Брюнет снова удивился, но был благодарен своему новоявленному учителю за признание факта, что у него имеются секреты, которые надо хранить. Это… что бы это ни было между ними, намного отличалось от его отношений с друзьями. Он привык, что от него требовали делиться с ними секретами, даже если ему нечем было делиться.

Итак, Драко начал учить его техническим приемам медитации, и Поттер объединил его предложения с тем, что он узнал из книги Принца-полукровки. Ему по-прежнему было легче считать их двумя разными людьми со Снейпом. Следующие два дня Гарри посвятил главным образом медитации, учась очищать сознание. С Малфоем он отрабатывал детали, а когда оставался один – занимался практикой, уделяя помимо этого время лишь Виктории.

В течение недели возникла лишь одна реальная проблема, когда в пятницу утром Драко едва не столкнулся с дядей Верноном. Тетя Петунья была этому ничуть не рада и, похоже, достигла проедела своего терпения.

- Вернон не обрадовался бы, увидев тебя, - прошипела она, глядя на блондина.

- Не позволяй ему больше приходить сюда, - сказала тетя, обращаясь к племяннику. – Я не хочу, чтобы вы внесли разлад в этот дом.

- Тетя Петунья, он мне нужен, - устало сказал парень. – Мне нужна его помощь, и это – единственное место, где мы можем сейчас видеться, не подвергаясь опасности.

- Думаешь, вы будете в безопасности, когда твой дядя узнает об этом? – спросила она. – Если он узнает, то немедленно выгонит тебя.
Гарри тяжело вздохнул.

- Мне всего лишь нужно немного времени. У меня есть одно место, но… ну, я пока не могу отвести туда Викторию и Драко.

- Почему? – требовательно спросила тетя.

- Защитные чары? – спросил Малфой.

Гарри кивнул Драко. Защитные чары в том числе. Но еще и небольшая проблема под названием «Снейп». Он даже не знал, где сейчас находится этот человек, и полученное сообщение было предельно ясным – он должен научиться Окклюменции, прежде чем тот захочет поговорить с ним.

- Все это очень сложно, - попытался он объяснить тете. – Перед смертью директор создал для меня безопасное место. – И Снейпа, добавил юноша про себя. – Просто я пока не могу больше никого туда привести. Что-то навроде того, что сначала я должен узнать правильные коды. Но я не могу в данный момент вот так открыто спросить о них, потому что не хочу, чтобы кто-то узнал о Виктории и Малфое. Таким образом, это займет у меня немного больше времени.

Тетя Петунья нервно посмотрела на Драко, прежде чем обратиться к племяннику.

- Он опасен, да?

Гарри посмотрел на слизеринца, благодарный, что тот сохранял спокойный безучастный вид.

- Гм, вроде того, - признался он. Подумав, парень решил, что может на этом сыграть.

- Малфой, - сказал он внезапно. – Покажи ей метку.

- Поттер, - прошипел Драко.

- Просто покажи ей свою метку, - потребовал брюнет.
Парень смотрел на него несколько секунд, а потом медленно расстегнул манжету рукава и поднял его, чтобы показать Темную метку на предплечье. Гарри бросил на нее взгляд и вздрогнул. Она была по-прежнему безобразной.

Блондин скептически поднял бровь, заметив реакцию гриффиндорца. Тот снова вздрогнул. Петунья, однако, сильно побледнела и отшатнулась. Гарри снова повернулся к ней.

- Это… это… - казалось, она не могла произнести ни слова, но парень понял, что она хочет сказать.

- Да, это знак, который появляется над теми местами, на которые совершается нападение, - спокойно сказал Поттер. – Это – Темная метка, которую Волдеморт использует, чтобы вызывать своих сторонников.

- Но это означает, что он… - начала она и замолкла, с ужасом глядя на Драко.

- Да, он – Пожиратель Смерти, - сказал Гарри. – Он чрезвычайно опасен, и никому, ни вам, ни дяде Вернону, ни Дадли не стоит злить его. Он здесь потому, что ему нужна моя помощь. В свою очередь, он помогает мне.

- Виктория, - прошептала она.

Брюнет кивнул и подождал минуту, пока тетя пыталась осмыслить то, что он сказал. Тетя Петунья бросала испуганные взгляды на них обоих, прежде чем остановиться на племяннике.

- Кто ты, Гарри, - спросила она.

Хороший вопрос, - уныло подумал он.

- Я всего лишь тот, кто пытается защитить оба мира, в которых живет, - подумав, ответил юноша. – Я пытаюсь защитить всех, кто имеет для меня какое-то значение. Чтобы сделать это, я использую все возможные средства, которыми располагаю.

Он сделал паузу, посмотрел на тетю и продолжил:

- Это относится и к вам. Многие считают вас презренными магглами. Для меня вы играете большую роль. Сейчас я нуждаюсь в вас. Я попросил Малфоя показать вам метку, потому что я хотел, чтобы вы знали, насколько это действительно реально.

Гарри бросил взгляд на Драко, который оторвал глаза от метки на своей руке, чтобы в ответ посмотреть на него.

- Малфою пришлось на своей шкуре испытать, насколько на самом деле жестока война, - тихо сказал он.

Он снова повернулся к тете.

- Я знаю, что не нравлюсь вам. А дядя Вернон и Дадли ненавидят меня еще больше. Не думаю, что меня сейчас беспокоит, что я никогда не был частью вашей семьи. Но если вы хотите, чтобы ваш маленький мирок уцелел, мне понадобится ваша помощь.

- Чего именно ты хочешь от меня? – прошептала тетя Петунья.

- Мне всего лишь нужно иметь возможность продолжить делать свое дело. Я ценю помощь, которую вы оказали мне с Викторией. Мне нужно, чтобы вы продолжали игнорировать визиты Малфоя, точно так же, как игнорировали мое присутствие в вашем доме большую часть времени, - сказал парень. – Мне нужно, чтобы вы продолжали держать дядю Вернона и Дадли подальше от меня и особенно от Виктории.

- Твой дядя не знает, что ребенок все еще здесь, - призналась она, подтверждая предположения Гарри.

- Я делаю все, что в моих силах, чтобы не попадаться ему на глаза, - сказал он, не сумев скрыть горечь в голосе. – Я наложил на комнату Заглушающие чары, чтобы он ничего не слышал, даже перестал спускаться вниз, чтобы поесть. От этого и дядя Вернон, и Дадли должны быть счастливы.

- А ты хоть что-нибудь ешь? – нерешительно, спросила тетя Петунья, по ее тону можно было понять, что она действительно беспокоится за него, по крайней мере, хоть немного.

- Да, я ем, - пробормотал юноша, подумав о тех временах в прошлом, когда ее не очень беспокоило, поел он или нет. Поскольку Винки приносила ему еду из Хогвартса, он сейчас питался действительно хорошо.

Тетя вздрогнула, как будто услышала мысли племянника, и тот отвернулся, но сразу же встретился взглядом с Драко. Тот вопросительно выгнул бровь, но Гарри в ответ лишь покачал головой. Он не хотел говорить об этом, тем более с Малфоем и уж конечно не в присутствии тети.

Брюнет тяжело вздохнул.

- Послушайте, я знаю, что вы завели этот разговор только потому, что дядя Вернон едва не столкнулся с Малфоем, но я не собираюсь оставаться здесь после моего дня рождения. – Он, прищурившись, посмотрел на тетю. – Смею предположить, что вы помните, когда он будет, - в его голос снова прокралась горечь.

Тетя передернулась, но ответила:

- Тридцать первого июля.

- Это не так уж далеко – всего один месяц. Может, в течение следующих нескольких недель вам было бы лучше запланировать для вашей семьи какие-нибудь поездки на выходные, - посоветовал Гарри.

Он глубоко вздохнул. Вопли – не то, что он хотел услышать от нее.

- Дядя Вернон не знает, что Малфой приходит сюда, и я хотел бы, чтобы все так и оставалось, точно так же, как и вы. Сделайте это ради меня, и я постараюсь держаться от всех вас как можно дальше.

Петунья несколько раз окинула взглядом Гарри и Драко, прежде чем, в конце концов, кивнуть.

- Сделаю, что смогу, - сухо произнесла она.

- Спасибо, - поблагодарил ее Гарри, потом развернулся и пошел вверх по лестнице, Малфой последовал за ним.

Виктория все еще была в своей кроватке, счастливо играя в игрушки, которые отец принес ей. Однако, увидев их, она прекратила играть, и Драко поспешил вынуть ее из кроватки и уселся с ней на пол. Гарри рухнул на кровать, расстроенный и злой.

- Может, ты потрудишься объяснить хоть что-нибудь? – поинтересовался блондин.

- Нет, - отрезал Поттер, недовольный тем, что Драко все слышал.

В последние две недели, за исключением выходных, слизеринец каждое утро приходил к Дурслям, чтобы встретиться с Гарри. Учитывая, что оба были заинтересованы в благополучии Виктории, они, как правило, вели себя друг с другом вполне цивилизованно. Это не означало, что они друг другу нравились или что они разговаривали о чем-то еще, кроме малышки, разве что слегка касались вопросов, имевших отношение к войне. Так или иначе они пришли к негласному соглашению, что совсем не будут совать нос в дела друг друга, понимая, что им нужно сохранять между собой некое подобие мира.

Тем не менее, Гарри понял, что в их соглашении только что произошли какие-то изменения. Похоже, Драко встревожило то, что услышал внизу.

- Я по-прежнему живу в Малфой-Мэнор, - внезапно сказал он.

- Рад за тебя, - саркастично произнес гриффиндорец, несмотря на то, что он действительно был заинтересован в получении этой информации.

- Из-за Темного Лорда и всего произошедшего мама так усилила защиту, что теперь даже представители Министерства не могут попасть в имение, - добавил блондин, игнорируя комментарий.

Гарри повернулся в его сторону и приподнялся на локтях, с любопытством глядя на парня и интересуясь, почему тот вдруг добровольно поделился этой информацией.

Драко больше смотрел на Викторию, чем на него. Винки тихо исчезла и вернулась через некоторое время, протягивая Малфою бутылочку. Тот держал дочь, пока она ела, поскольку привыкла получать свой завтрак после его прихода.

- Она усилила чары, чтобы защитить нас, - продолжил он. – Хотя это защитило нас только от Министерства. Я провожу большую часть времени в своей комнате, поэтому никогда не знаю, кто должен появиться в нашем доме.

До Гарри постепенно дошло, что Драко дает ему информацию в обмен на полученную. Он немного узнал о его жизни и теперь рассказывает ему немного о своей домашней жизни, такой, как она была.

- Темный Лорд считает Мэнор достаточно безопасным местом для проживания своих сторонников и для своих встреч с ними, - сказал блондин. – Как правило, ему не приходится даже никого вызывать, потому что он всегда может найти достаточное количество слуг в нашем доме для любого задания, которое хочет в данный момент дать.

Поттер сжал челюсти и плотно закрыл глаза. Это помогало осознанию, что Драко, кажется, искренне раскаивался, но это, определенно, была все еще болезненная тема для них обоих.

Малфой замолчал на несколько долгих минут, прежде чем снова заговорить.

- Наказав меня за все, что случилось в Хогвартсе, Темный Лорд оставил меня в полном покое на какое-то недолгое время, - едва слышно говорил он. – Я должен был постараться самоутвердиться, и он, кажется, был доволен, что я добровольно вызвался участвовать в нападении на семью Виктории, но он не сказал мне, что не предполагал вовлекать меня во все это до следующего большого нападения.

Парень глубоко вздохнул.

- Ему нужно было испытать своих слуг во время маленьких нападений, таких, в которых они могли участвовать без риска быть захваченными, - объяснил он. – Я почти никогда не знал об этих маленьких рейдах заранее, до тех пор, пока они не случались. Темный Лорд чрезвычайно осторожен в предоставлении своим сторонникам какой-либо информации заранее.

Гарри слушал зажмурившись, но снова открыл глаза, когда услышал какое-то движение. Виктория уснула, и Драко положил ее в кроватку, чтобы она могла вздремнуть. При обычном порядке проведения дня это означало бы, что они могли начать заниматься Окклюменцией, но сейчас в комнате сгустилось крайнее напряжение.

Малфой осмотрел комнату, выглядя немного потерянным после того, как уложил Викторию спать.

Брюнет прочистил горло.

- Ну, моя комната, конечно, меньше твоей, но, по крайней мере, тут ты - единственный Пожиратель Смерти. И моя тетя думает, что ты действительно опасен, - поддразнил он, надеясь немного улучшить настроение.

Слизеринец явно чуть-чуть расслабился.

- Твоей тете кажется, что это ты опасен, - язвительно протянул он.

Поттер пожал плечами, слегка приподняв уголки губ.

- Она всегда такая, - признался он.

Драко каким-то образом ухитрился элегантно вытянуться на стуле.

- Это и впрямь самый печальный день, если тебя сочли опасным, - насмешливо произнес он, ухмыляясь с явным развлечением.

- Я так не думаю, - задумчиво сказал Гарри. – В течение нескольких лет множество людей считали меня опасным. Одно время думали, что я – наследник Слизерина и поэтому боялись меня. Потом все эти статьи, для которых ты давал информацию. Все это, конечно, не способствовало улучшению моей репутации и заставило людей считать меня неуравновешенным и опасным.

- Это точно, - признал Малфой, по-прежнему ухмыляясь, не желая извиняться. – Но никто, у кого было хоть сколько-нибудь мозгов, не считал тебя наследником Слизерина. Я-то уж точно в это не верил.

Гарри озорно ухмыльнулся.

- Я знаю, - самодовольно сказал он. – Кстати, я воспользовался Оборотным зельем задолго до тебя.

Глаза Драко широко распахнулись.

- Когда? – требовательно спросил он.

Так или иначе им удалось почти дружески обсудить свои эксперименты с Оборотным зельем, никто из них не хотел вернуться к напряжению, которое было раньше – их отношения немного изменились.



Глава 5.

- Думаю, ты готов, - сказал Драко в воскресенье.

Поттер с трудом сглотнул.

- Надеюсь, что так, - пробормотал он. Он страшно нервничал, несмотря на понимание, что продвинулся далеко вперед в изучении Окклюменции. То, что он изучал со Снейпом, было пройденным этапом для Гарри, который занимался почти непрерывно в течение пяти дней.

- Ты готов? – спросил Драко, противореча собственному недавнему утверждению и вынимая палочку.

Гарри нерешительно посмотрел на палочку Малфоя.

- Нет, - сказал он, но все равно кивнул головой.

- Очисти свое сознание, - потребовал Драко.

Гарри закрыл глаза, благодарный за то, что ему действительно дали возможность сначала очистить сознание. Представив образ мерцающего защитного щита, он мысленно поместил его перед своим сознанием, представив, что все его воспоминания, мысли и эмоции надежно спрятаны за этим щитом. Та часть его сознания, которая находилась перед мерцающим щитом, оставалась чистой и спокойной, неважно, сколько всего было спрятано позади. Он медленно открыл глаза и кивнул, пытаясь удерживать защиту.

- Легилименс, - решительно произнес слизеринец.

Гарри напряженно смотрел перед собой и сконцентрировался на щите, но через несколько секунд почувствовал, как тот рухнул, и Драко проник в его сознание.

Малфой толкает его к стене перед кабинетом зельеварения… В кабинете Снейпа мужчина возвышается над ним и кричит… Чувство бешенства после короткой встречи глазами с Дамблдором перед тем как исчезнуть при помощи порт-ключа… дверь в конце коридора… вуаль внутри комнаты, похожей на лабиринт… падающий Сириус…

Он вытолкнул чужака из своего сознания и вернулся в реальность, хватая ртом воздух. В голове уже немилосердно бухало. Блондин смотрел на него с холодной отстраненностью, не помогая и не мешая.

Через пару минут Гарри снова сосредоточился на возведении щита, очищая сознание. Он посмотрел на Малфоя и слегка кивнул. Он сумел продержаться несколько секунд, прежде чем щит рухнул, снова впуская Драко в свои воспоминания.

Вот мелькнули две книги Принца-полукровки… Занятия в кабинете зельеварения… Пьянка со Слагхорном и Хагридом в хижине Хагрида…

Поттер изо всех сил дернулся и упал на четвереньки, как будто наступал всем телом, а не просто пытался вытолкнуть чужое вторжение из своего сознания. Снова он хватал ртом воздух и в голове тяжело стучало. Парень тяжело сглотнул, почувствовав привкус желчи, который угрожающе усиливался.

Он слышал, как блондин сел на край кровати и в этот момент осознал, что происходит.

- Это сымитированные образы? – спокойно спросил Драко.

- Да, - задохнулся Гарри, медленно приподнимаясь и садясь на корточки.

Малфой, не отрываясь, смотрел на него, и он не мог понять, что скрывается за этой маской спокойствия.

- Почему я всегда после этого чувствую себя так плохо? – простонал брюнет.

- Потому что это насильственное вторжение, - ответил слизеринец. – Сознание и тело отторгают чужое присутствие.

- О, - сказал Гарри. – Думаю, это логично.

- Это также говорит о том, что ты осознанно пытаешься избавиться от чужого вторжения, - перешел Малфой на менторский тон.

Поттер странно посмотрел на него. Он узнал поучающие интонации, которые часто слышал в голосе Гермионы, но никогда не слышал их от Драко. По крайней мере, не до последних нескольких дней.

- На самом деле, если бы ты не пытался сопротивляться этому, твое тело не протестовало бы так сильно, - добавил Драко.

- Отлично, - с сарказмом сказал Гарри. – Значит, чем хуже я себя чувствую, тем успешнее сопротивляюсь этому?

- Что-то в этом роде, - ухмыльнулся блондин. – На самом деле ты вовсе не плох в этом. Хотя есть над чем поработать.

Он поколебался.

- Ты готов повторить? С практикой это станет легче делать, и ты будешь чувствовать себя лучше.

Решив обязательно наконец-то научиться Окклюменции, Гарри отодвинул в сторону все свои болезненные ощущения и закрыл глаза, начав снова возводить щит.
------------------------------------------------------------

За следующую неделю он действительно пришел в лучшую форму, чем был в течение довольно долгого времени. По мере освоения приемов медитации, Гарри обнаружил, что стал легче засыпать и избавляться от своих непрерывно вертящихся в голове мыслей. Его все еще мучили кошмары, но бессонница исчезла, так что в целом он стал спать больше.

Он совершенствовался. Ему удавалось все дольше и дольше удерживать щит. Тогда Драко начал давить сильнее, прилагая больше усилий в попытке сломать защиту. Гарри начал работать над наращиванием крепости своего щита так же, как и над его протяженностью. Кроме того, он научился быстрее возводить его. Это еще не было отработано до автоматизма, но парень начал верить, что сможет достичь этого. Он постоянно практиковался. С подобной целеустремленностью гриффиндорец занимался только квиддичем.

Малфой почти не комментировал те мелькающие образы, которые видел в сознании Гарри, и тот был благодарен за то, что блондин не задавал вопросов. Он не знал, что именно заставляет Драко сдерживаться, учитывая, что в обычном состоянии тот не преминул бы проезжаться насчет всех маленьких кусочков информации, которые получил.

Тем не менее, Поттер должен был признать, что они общались гораздо лучше, чем когда-либо раньше. Он не вполне доверял слизеринцу, но знал, что по каким-то причинам может не беспокоиться, что тот расскажет хоть что-нибудь из того, что мог узнать.

Чаще всего их споры переходили в дружеское подшучивание. Их встречи проходили в занятиях Викторией и уроках Окклюменции, но они также находили время просто поговорить. Гарри пришлось усомниться в своем психическом здоровье, но он обнаружил, что начал ждать приходов Драко.
В середине недели он, наконец, решил начать обсуждение предмета, который его интересовал.

- Под каким предлогом ты каждый день уходишь из дома, чтобы прийти сюда? – спросил он.

Малфой напрягся.

- Мама думает, что я хожу к друзьям. Ей это не нравится, но она не возражает, потому что благодаря этому я, по крайней мере, выхожу из комнаты на какое-то время.

- Малфой, а кто твои друзья? – осторожно спросил Гарри.

Драко молчал довольно долго, и Гарри уже не ждал, что он ответит.

- Крэбб и Гойл были подхалимами, - резко сказал Малфой. – Панси была для имиджа. Миллисента – как приложение к Панси. Я использовал их. Они не были друзьями.

- А Забини? – нерешительно спросил брюнет, поняв, что Драко был зол, но не знал, из-за кого или чего тот разозлился.

Тот закрыл глаза на несколько минут.

- Когда-то Блейз был моим другом, - сказал он напряженным голосом.

- А сейчас нет?

- Поттер, я не хочу говорить об этом, - огрызнулся блондин.

- Почему он больше тебе не друг? – не отставал Поттер. – Потому что ты сейчас бываешь здесь? Или что-то случилось раньше?

- Блейз не увлекается политикой, - сердито сказал Драко. – А я получил задание, имеющее абсолютную, в высшей степени политическую, направленность. Я избавился от него.

Гарри зажмурился, пытаясь понять.

- Ты избавился от него? – переспросил он.

- Я оттолкнул его от себя, Поттер, - нетерпеливо сказал Малфой. – Он был моим другом, я не хотел втягивать его в это и не хотел, чтобы он мешал мне.

- А он бы стал мешать?

Драко, похоже, немного выпустил пар.

- Я не знаю, - признался он.

- Ты скучаешь по нему, - заявил брюнет.

Слизеринец молча отвернулся.

В следующие два Гарри провел гораздо больше времени, чем, наверно, должен был, обдумывая этот разговор. Он знал, что ему нужно вернуться к решению проблемы с хоркруксами, особенно сейчас, когда он стал более умелым в Окклюменции.

Тем не менее, он понял, что продолжает размышлять о Драко и Блейзе. Он понял, что испытывает некоторое беспокойство, когда интересуется, не хотел ли Драко видеть в Блейзе кого-то большего, чем друг, и он изо всех сил старался не думать об этом. Вместо этого он сконцентрировался на том, что у Малфоя, похоже, больше не было друзей.

Для него не осталось незамеченным, что блондин выглядел более довольным, появляясь у Дурслей, когда тех не было. Он не думал, что это только из-за Виктории. Просто Гарри был единственной компанией Драко, за исключением матери, с которой тот проводил большую часть времени, и это беспокоило чувствительную гриффиндорскую натуру юноши.

Конечно, он игнорировал тот факт, что кроме Виктории и Винки, ребенка и домашнего эльфа, Малфой точно также был его единственной компанией. Он знал, что у него есть друзья, ждущие его, готовые принять его с распростертыми объятиями. Драко же, казалось, был ужасающе одинок.

Итак, когда Гарри в пятницу писал друзьям очередной ответ на письмо Гермионы, он, в конце концов, потрудился написать и Блейзу.

Он поколебался, прежде чем отправить письмо, поинтересовавшись, не сошел ли он с ума. Вообще-то он даже не знал, какой стороне предан Драко. Абсолютно не имело смысла пытаться разобраться с политическими предпочтениями еще одного слизеринца. Ради чего? Потому что ему было жаль блондина? Потому что разговор с Блейзом мог дать ему больше информации о Драко?

Говоря себе, что было бы не вредно собрать побольше информации и попытаться разузнать о еще одном возможном союзнике, Гарри решился и отправил письмо.
-----------------------------------------------------------

- Где Снейп? – спросил Поттер.

Драко бросил на него быстрый взгляд.

- Зачем он тебе?

- Затем, что я хочу знать, - парировал Гарри.

- Поттер, я не могу тебе этого сказать, - огрызнулся Малфой. – Я думаю, ты знаешь это и именно поэтому не спрашивал о нем до сих пор.

- Ты живешь с ним в одном доме, - сказал брюнет. – Точнее, это он живет в одном доме с тобой, - поправился он.

Слизеринец сузил глаза.

- Он – единственный, кто помогает нам с мамой остаться в живых.

Гарри кивнул. Он пришел к правильному выводу, несмотря на то, что не понимал всего.

- Почему Снейп так заинтересован в том, чтобы защитить вас с матерью?

Драко опустил взгляд на ребенка, которого держал на руках и, казалось, обдумывал ответ.

- Он – мой крестный, - наконец признался он.

Гриффиндорец удивленно заморгал. Он не ожидал этого, но понял, что это многое объясняет. Снейп делал все, что мог, чтобы защитить свою семью, даже если семья была на враждебной стороне.

Застонав, он понял, что они со Снейпом оба были на Светлой стороне и оба пытались защитить семью, примкнувшую к Темной стороне – одну и ту же семью. Потом ему в голову пришло кое-что еще, и он уперся взглядом в Малфоя.

- Я знаю, что ты не поменял стороны из-за того, что пытался защитить свою семью, - сказал Гарри, пристально глядя на Драко. – Это означает, что ты не поменяешь стороны, из-за Снейпа – потому что он, как ни удивительно, часть твоей семьи?

Блондин тяжело вздохнул, судя по всему, ему не хотелось отвечать, но он, тем не менее, ответил.

- Нет никакой надежды, что он когда-нибудь перейдет на другую сторону, - уныло сказал Малфой. – Думаю, что мама, может быть, и готова скрыться, но так много всего нужно принять во внимание.

Гарри вспомнил, что Драко нужны варианты, и он пока еще не мог предложить ему приемлемую альтернативу. Они пребывали в состоянии неизвестности, пока Поттер осваивал Окклюменцию, но теперь пришло время делать выбор.

Малфой вовсе не выглядел довольным тем, по какому пути пошел разговор, и Гарри оставил это. Тем не менее, с вновь обретенной решимостью он поклялся, что так или иначе найдет для Драко вариант – он найдет безопасное место для него и его семьи, куда они смогут сбежать от Волдеморта.

Тогда у Драко появилась бы причина сделать выбор.
-----------------------------------------------------------

Когда Малфой пришел следующим утром, Гарри уже был готов уйти.

- Как надолго ты можешь остаться сегодня? – спросил он.

- До обеда, так же, как и всю неделю, - ответил Драко. – А что?

- Потому что я кое-что запланировал на сегодня, и мне понадобится Винки, - пояснил брюнет. – Ты останешься с Викторией почти на все утро. Сегодня воскресенье, так что мои родственники уехали из города. Вы останетесь вдвоем. Справишься?

Блондин выглядел немного нервничающим и, быть может, несколько разочарованным.

- Куда ты уходишь? – спросил он.

Гарри покачал головой.

- Я не могу тебе сказать, - ответил он. – Мне просто нужно начать кое-чем заниматься. Я просидел здесь уже больше месяца, но я не могу остаться здесь навсегда. У меня есть дела, которые я должен закончить.

Драко посмотрел на Викторию, выглядя немного потерянным и по-прежнему нервничающим. Это был первый раз, когда он остался бы так надолго один с дочерью. Гриффиндорец поспешил уверить его, что приказал Винки отзываться, если Малфой позовет ее на помощь этим утром.

Поттер, нервничая, отправился на Гриммаулд Плейс. Он не беспокоился за Драко, он беспокоился о том, что может обнаружить в старом доме.

Гарри осторожно вошел в мрачный дом, ненавидя то обстоятельство, что именно сюда ему предстояло переехать. Он собирался вызвать Винки и посмотреть, могла ли она сделать это место хотя бы частично пригодным для того, чтобы они с Викторией могли здесь жить, а может быть и с Драко. Но вначале он хотел проверить, не оставлены ли в кухне для него еще какие-нибудь странные сообщения. Это всегда было главным местом для встреч в доме.

- Экспеллиармус!

Как только он открыл дверь в кухню, его палочка вылетела из кармана. Быстро оглядевшись, Гарри увидел Снейпа, пристально смотревшего на него, нацелив палочку ему в грудь.

- Твою мать! – взревел гриффиндорец. – Ну, и что это было?

- Вы не стали более осторожны, чем раньше, Поттер, - холодно произнес Снейп.

- Да, ну, ведь это безопасное место, - пробормотал Гарри, направляясь к столу и плюхаясь на один из пыльных стульев. Он старался держаться свободно, но все же смотрел на зельевара настороженно. Он очень хорошо осознавал, что если ошибся в том, какой стороне предан Снейп, то влип в неприятности вселенского масштаба.

Тот опасно прищурил глаза.

- А что заставляет вас считать это место безопасным?

- Ну, судя по тому, что мне удалось выяснить, в настоящее время этот дом впускает только вас и меня, - ответил юноша.

Снейп уничижительно фыркнул.

- Вы верите, что находитесь в безопасности со мной? – спросил он, не отрицая, что только они двое могли проходить в помещение сквозь защиту.

Гарри глубоко вздохнул, но поднял голову, чтобы уверенно встретить взгляд черных глаз.

- Я так полагаю, - ответил он, гордясь, что сумел сохранить спокойный и ровный тон.

Он был крайне доволен своими успехами, когда на лице зельевара мелькнуло удивление. Конечно, Снейп немедленно снова стал насмешливо смотреть на него, но Гарри этого ожидал.

- Вы не верили, что находитесь со мной в безопасности во время нашей последней встречи, - сказал Снейп.

- Конечно нет! Тогда вы только что убили Дамблдора! – выкрикнул Поттер, его злость взяла над ним верх. – Чему я должен был поверить?

- И что же заставило Вас так радикально изменить свое мнение? – усмехнулся зельевар, с подозрением прищурившись.

Парень захлопнул рот, чтобы с губ не сорвался резкий ответ. Он отвернулся от мужчины. Это был, черт побери, хороший вопрос. Гарри все еще чувствовал внутренний конфликт относительно этой ситуации, но сейчас он был, по-видимому, готов доверять Снейпу.

Он верил тому, что Малфой говорил ему о профессоре. Тот не пытался убедить его, что Снейп был хорошим парнем. По сути, как раз наоборот. Из информации, полученной от Драко, в сочетании с тем, что знал сам Гарри, следовало, что Снейп все еще был шпионом Светлой стороны. Хотя вряд ли ему стоило сейчас говорить об этом вслух.

Он тяжело вздохнул, содрогнувшись.

- Дамблдор говорил, что вам можно доверять, - сказал гриффиндорец.

- Как Вы заявили ранее, я убил его, Поттер, - сухо произнес профессор. – Очевидно, Дамблдор плохо распорядился своим доверием.

Гарри тупо смотрел на мужчину, пытаясь осмыслить только что услышанное.

- Он бы все равно умер, - медленно сказал парень. – Дамблдор помогал спасти всех нас, когда умолял вас убить его. Ведь он, конечно, не умолял Вас сохранить ему жизнь.

Он рассеянно покачал головой, продолжая озвучивать свои мысли и рассуждения.

- Он доверил вам нашу защиту. Думаю, что он, возможно, и впрямь под конец стал бы умолять вас помочь мне. И я думаю, что он помог защитить вас и сохранить статус шпиона.

Поттер встретил пристальный взгляд Снейпа.

- Он все равно умирал, но вы бы, тем не менее, смогли продолжать оказывать помощь в этой войне, если бы ваше прикрытие осталось невредимым, – вот что в данных обстоятельствах означали мольбы убить его.

Зельевар в ответ посмотрел на него все с тем же неизменным выражением, но теперь в его глазах были видны какие-то эмоции, которые юноша не мог распознать.

Гарри снова отвернулся.

- Я внес в его смерть такой же вклад, как и вы, - заявил он, его голос лишь слегка запнулся. – Не думаю, что кто-то из нас хотел этого, но мы оба сделали именно то, что он хотел, - горечь, которая звучала в его голосе, теперь сменилась болью. – Ирония в том, что вы не оказались бы в таком положении, если бы мы с Дамблдором не сделали тем вечером то, что намеревались.

- Поттер, Вы не знаете историю всех событий, случившихся тем вечером, - резко сказал Снейп.

- Так же, как и вы, - возразил тот. – И я знаю вполне достаточно, - добавил молодой человек. Он знал, что они оба избегают упоминать Драко и его участие во всем этом.

- Ничего Вы не знаете, - усмехнулся Снейп.

- Я знаю, что вы – ублюдок, и неважно на чьей стороне вы находитесь, - раздраженно огрызнулся Гарри.

Он вздрогнул, когда зельевар зловеще засмеялся.

- Тогда я должен поправить себя. Одну вещь вы все-таки знаете.

Поттер уронил голову на руки и рассмеялся, немного истерично, но рассмеялся. Он удивился, когда Снейп заклинанием очистил для себя стул и сел перед ним.

- Вы верите, что мы с вами на одной стороне, - презрительно произнес зельевар.

- Да, - осторожно ответил Гарри, понимая, что по сути это был не вопрос.

Снейп коротко кивнул.

- Тогда все будет немного легче.

Судя по его гримасе, он вовсе не думал, что что-то будет легче.

- Вы нужны мне, как связной.

- Что?! – недоверчиво воскликнул Гарри.

- Связной, Поттер, - Снейп оскорбительно усмехнулся. – Вы мне нужны как средство для передачи информации Ордену.

Парень тупо смотрел на него.

Мужчина нетерпеливо фыркнул.

- У меня нет возможности самому выходить на связь с Орденом. Вы можете передавать требуемую информацию, которая поможет Ордену сражаться в этой войне.

Гарри понимал, что тот имеет в виду, но его беспокоило понимание того, что Снейп, по сути, собирается передавать планы Пожирателей Смерти ему.

- Вы же на самом деле не думаете, что Орден поверит мне, если я попытаюсь передать им информацию, правда?

- Поттер, - холодно сказал Снейп. – Вы можете выдавать информацию за видения. Все знают об этом и поверят вам безоговорочно.

Юноша медленно кивнул, прокручивая это в своем сознании.

- А кто именно знает, что у меня бывают видения? – Он был уверен, что Снейп должен знать ответ, тогда как сам он, по иронии, не имел об этом ни малейшего представления.

- В первую очередь, МакГонагалл и Люпин, - лаконично поведал профессор. – Другие члены Ордена знают, что это какой-то вид контакта, но не догадываются, до какой степени вы связаны с Темным Лордом. Дамблдор не думал, что им следует знать больше.

- Почему Вы не пошли ни к кому из них?

- Я убил их лидера, - хрипло сказал Снейп. – Они верят, что я – предатель. Мне больше не доверяют. Теперь мне не доверяет никто.

- Но вы полагаете, что я вам доверяю? – скептически спросил Гарри.

Мужчина задумчиво посмотрел на него.

- Мне так кажется, - просто сказал он.

Поттер прикрыл глаза. Он и впрямь не мог спорить с этим.

- Ну, конечно, должен быть кто-то еще, кто верит, что вы по-прежнему на Светлой стороне. Почему не МакГонагалл или Люпин? – привел он примеры.

- Вы заинтересованы в получении большего количества информации, - объяснял Снейп, становясь в эту минуту в большей степени профессором. – Я понимаю, что той информацией, которой Дамблдор располагал о вас, он не делился ни с кем. Вы можете не знать, как мне хотелось бы оказывать вам предпочтение, но я верю, что вы узнаете об этом, когда закончится эта война, - признался он.

Гарри изумленно смотрел на него, а тот продолжал:

- Орден не понимает внутренних механизмов этой войны. Суть проблемы заключается в том, что вы – единственный, кто может прекратить это.

Юноша содрогнулся от слов, выбранных Снейпом, и мужчина посмотрел на него в упор.

- Конечно, вы знаете, что являетесь центральной фигурой войны, - усмехнулся тот.

Поттер с трудом сглотнул.

- Да, знаю, - пробормотал он.

- Вы имеете представление о том, что должны сделать? – напрямик спросил Снейп.

- Я знаю, что должен сделать, мне всего лишь надо выяснить, как это, черт побери, сделать, - с горечью ответил Гарри.

- Советую вам узнать это как можно скорее, - последовал короткий совет.

- Конечно, - саркастично произнес молодой человек, но был благодарен, что Снейп не стал расспрашивать о том, что он знает. Вместо этого тот изменил тему разговора.

- Вы практикуетесь? – спросил профессор.

Гарри застонал, зная, что тот имеет в виду Окклюменцию. Он немедленно закрыл глаза и начал возводить ментальную защиту.

- Да, - ответил он и не удивился, когда секунду спустя почувствовал, что Снейп пробует проникнуть в его сознание.

Крепко зажмурившись, парень сосредоточил всю свою энергию на том, чтобы удержать щит. Снейп прекратил атаку через двадцать секунд, и Гарри осторожно открыл глаза.

- Пока неудовлетворительно, - сказал зельевар, но посмотрел на него с подозрением.

- Я работаю над этим!

Снейп только коротко кивнул, прежде чем внезапно подняться.

- Мы встретимся с вами здесь во вторник утром в одиннадцать часов. К сожалению, на завтра у меня другие планы.

Гарри тяжело вздохнул, не уверенный, что хочет знать, какие такие другие планы у Снейпа.

- Да, сэр, - уныло сказал он. Юноша не представлял себе, как будет заниматься всеми этими вещами с Викторией на руках. – Сэр? – внезапно воскликнул он.

Тот вопросительно поднял бровь.

- Я могу привести сюда с собой кого-то? – спросил Гарри. – Защитные чары позволят это?

- Дамблдор установил защиту так, чтобы она пропускала только вас и меня, явно предвидя необходимость безопасного места для встреч, - категорично заявил тот.

- Это я уже выяснил, - огрызнулся Поттер. – Но мне нужно знать, каким образом кто-нибудь еще может пройти сюда вместе со мной.

- Я не собираюсь иметь дело с вашими надоедливыми друзьями, - презрительно усмехнулся Снейп.

- Не беспокойтесь! Я не собираюсь заставлять их иметь дело с вами, - усмехнулся в ответ Гарри.

Зельевар раздул ноздри, при этом опасно сузив глаза.

- Тогда кого вы хотите привести сюда? – спросил он.

Юноша отвернулся, закусив губу. Он не знал, как объяснить существование Виктории и не думал, что пока стоило упоминать о Драко.

- Гермиона хотела кое-что поискать здесь в библиотеке, - сказал он, формально не отвечая на вопрос, но делая правдивое заявление.

- Я уже говорил вам, Поттер, - холодно сказал Снейп. – Вы не приведете сюда никого. Я думал, что вы наконец-то осознали опасность.

- Я все понял, - крикнул Гарри. – Отлично, я получил информацию.

- Вы не можете никого привести сюда, - сказал мужчина, его голос был низким и угрожающим.

Поттер сощурил глаза.

- Если я когда-нибудь решусь на этот шаг, то я, черт побери, позабочусь о том, чтобы это был кто-то, кому мы оба доверяем.

- Так кого вы хотите сюда привести? – спросил Снейп. – Это кто-то, кого я знаю?

Гарри вызывающе посмотрел на него.

- Ребенка! Невинного маленького ребенка, который является всего лишь жертвой этой войны. Она не имеет понятия кто я такой, не говоря уж о вас. Я думаю, ей можно доверять, - сказал он с сарказмом.

Снейп удивленно заморгал.

- Откуда у вас взялся ребенок и почему он не с кем-то, кто мог бы лучше позаботиться о нем?

- Это неважно! – сердито крикнул парень. – Она всего лишь жертва, и я не хочу, чтобы кто-нибудь знал о ней, а то ее у меня заберут!

- Вы не можете просто так заявить права на ребенка, и вы абсолютно не знаете, как правильно за ним ухаживать, - уничижительно сказал зельевар.

- Это не ваше дело, и я не спрашиваю вашего разрешения! Я всего лишь хочу знать, как принести ее сюда, чтобы я мог обеспечить ее безопасность!

- Чертов гриффиндорский идиот спасает девицу, попавшую в затруднительные обстоятельства, - презрительно усмехнулся Снейп.

- Если вам так больше нравится, то – да, - огрызнулся Гарри.

Профессор наклонился, пристально глядя на него.

- Отдайте ее в органы опеки, Поттер.

Затем он выпрямился, бросил палочку Гарри на стол и вышел из комнаты.
Несколько секунд спустя парень услышал, как открылась и закрылась входная дверь.

Поттер расстроенно застонал. Ему хотелось истерично хохотать от иронии, что Снейп приложил бы максимум усилий, чтобы защитить Викторию, если бы знал, чьим ребенком она была.

- Винки, - устало позвал он.

Та появилась в комнате почти сразу же. Он знал, что она ждала его вызова.

- Да, хозяин Гарри?

Потом она бегло осмотрела комнату и содрогнулась от ужаса.

- Хозяин Гарри, это место не годится ни для вас, ни для госпожи Виктории.

- Я знаю, - вздохнул Гарри. Он чувствовал себя неловко, потому что это место выглядело ужасно; казалось, никто не мог привести его в порядок, но, как ни крути, это надо было сделать.

- Винки, я хочу, чтобы ты попыталась привести кухню и одну из спален в пригодный для проживания вид. Тебе также надо приготовить какое-то помещение для себя.

Он оглядел грязную кухню.

- Полагаю, что лучше всего начать отсюда, с цокольного этажа.

Она начала энергично кивать головой.

- Да, хозяин Гарри. Винки начнет прямо сейчас.

- Мне жаль, что приходится просить тебя об этом, но это нужно для всех нас.

- Винки обо всем позаботится, - решительно сказала она. – Хозяин Гарри хочет, чтобы Винки покупала продукты?

Юноша нахмурился.

- А ты умеешь? – спросил он. Гарри никогда не думал об этом. Он знал, что домашние эльфы готовят, но имел понятия, кто при этом ходит по магазинам.

Винки с энтузиазмом кивнула. К его удивлению, она рассказала о магазинах, которые приспособлены специально под домашних эльфов. Оказалось, что многие домашние эльфы делают повседневные покупки для ведения домашнего хозяйства. Когда он задал ей вопрос о деньгах, она описала ему процесс оплаты, который напомнил Гарри чем-то оплату при помощи кредитных карт. Он не вполне понял механизм, но каким-то образом ее магическая подпись была связана с его, и когда она что-то покупала, платежные документы отправлялись в «Гринготтс», и деньги снимались с его счета.

Гарри казалось это немного запутанным, но она учтиво проинформировала его, что все семьи, имеющие домашних эльфов, пользуются этим способом ведения дел. Будучи связанной с ним, она не могла делать покупки для кого-то еще и никогда не купила бы ничего ненужного.

- Ну, а как мы убедим гоблинов брать деньги из принадлежащего мне хранилища Блэков, а не из хранилища Поттеров? – с любопытством спросил он.

- Хозяин Гарри должен будет отдать гоблинам распоряжение, - важно сказала Винки.

Гарри застонал.

- Точно, - пробормотал он. Похоже, Винки могла бы позаботиться о покупках всего необходимого для домашних нужд, но сначала он должен проинформировать гоблинов о том, что она принадлежит ему. Она уверила его, что это быстрая и легкая процедура, но Гарри почему-то сомневался. Казалось, ничего не бывает быстрым и легким.

Он взял Винки, и они отправились в «Гринготтс». Точнее, это Гарри отправился в «Гринготтс», а Винки снова аппарировала вслед за ним, прямо к главному входу. Он был благодарен, что здесь не было длинных очередей, как прошлым летом.

Юноша был приятно удивлен, когда все оказалось так просто, как говорила Винки. Несколько документов, пара проверок их магических подписей – и все устроилось в лучшем виде. Больше всего Гарри был рад, что не встретил никого из знакомых. Он отправил Винки назад на Гриммаулд Плейс, приводить дом в порядок, а сам аппарировал назад на Прайвет Драйв.



Глава 6.

Во вторник утром Гарри оставил Викторию на попечение Малфоя и Винки и аппарировал на Гриммаулд Плейс. Ему было немного забавно, как тот был благодарен, что на этот раз ему в помощь оставили эльфа. Драко делал все правильно по отношению к Виктории, но он, ухаживая за ребенком, и приблизительно не чувствовал себя так свободно, как Гарри.

С учетом былого опыта, Поттер ожидал, что Снейп уже там. И удивился, обнаружив, что это не так, но еще больше он был удивлен, зайдя на кухню. Он изумленно осматривал комнату, которая всего пару дней назад выглядела, как пыльный мешок. Теперь она была идеально чистой. Метаморфоза была поразительной.

Любопытствуя, Гарри прошел, чтобы заглянуть в чулан. Там тоже все было вычищено и заполнено всем необходимым. Чувствуя себя намного лучше от мысли о переезде сюда, он поставил чайник на плиту. Странно, но он был горд, учитывая, что сам ничего не сделал для того, чтобы привести эту комнату в пристойный вид.

Налив себе чаю, он услышал, как Снейп вошел в дом. Мужчина прошел в кухню и внезапно замер на пороге.

- Поттер, - сказал он строго. – Каким образом эта чертова комната достигла такой степени уровня чистоты?

Гарри бросил на него взгляд.

- Не хотите ли чаю? – спросил он.

Снейп тяжело вздохнул, снова оглядел комнату, а потом, к удивлению парня, благодарно кивнул и уселся за стол, пока он наливал еще одну чашку чая и ставил все, что полагается к чаю, на стол.

Юноша сел, взял свою чашку и посмотрел, как Снейп методично помешивает напиток, прежде чем сделать глоток.

- Поттер, - устало сказал зельевар. – Может, вы потрудитесь объяснить, как вам это удалось?

Гарри заметил, что он выглядит особенно измученным и не похоже, чтобы у него оставалась энергия спорить. Он напомнил ему Драко, когда тот только начал приходить к Дурслям, и гриффиндорец обнаружил, что почувствовал приступ беспокойства за них обоих.

- Я, гм, вроде как обзавелся домашним эльфом, - признался он.

- Помимо Кричера? – поинтересовался Снейп.

Нос Гарри автоматически сморщился от отвращения при упоминании имени Кричера.

- Да, Кричер, наверно, не убирал в доме с тех самых пор, как умерла мать Сириуса. У меня есть еще один домашний эльф, который, судя по всему, будет гораздо полезней.

- Поттер, мы не можем иметь здесь домашнего эльфа, если тот не связан ни с кем из нас, - сказал Снейп, его тон снова стал неприятным.

- Я тоже так считаю, - ответил парень, проигнорировав тон профессора. – Поэтому, гм, он связан со мной.

Зельевар оценивающе посмотрел на него.

- Вы же не хотите сказать мне, что связали с собой это создание – Добби?

- Мерлин, нет! – в ужасе воскликнул Гарри. – Я бы этого не вынес!

Он мог поклясться, что видел, как губы Снейпа изогнулись в полуулыбке.

- Тогда кто это?

Юноша осторожно посмотрел на него.

- Винки, - тихо сознался он.

- О, - произнес Снейп, сразу поняв, о ком идет речь. – Я впечатлен, Поттер. Это, наверное, самый разумный вариант, особенно учитывая то, что вы немного знакомы с ее историей.

- Я и впрямь не сомневаюсь в ее преданности, - покривившись, сказал Гарри. – Во всяком случае, не теперь, когда она связана со мной.

- Разумеется, - сказал Северус, отпивая чай.

Поттер считал данную ситуацию немного сюрреалистичной, особенно после враждебности их последней встречи. Он решил, что надо чаще предлагать профессору чай.

- Я прав, полагая, что ребенок, о котором вы упоминали, имеет какое-то отношение к вашему внезапному приобретению еще одного домашнего эльфа? – спокойно спросил Снейп.

Гарри оцепенел. Он не хотел снова спорить из-за Виктории и попытался ответить так, чтобы это не звучало слишком оборонительно.

- Мне понадобилась помощь, потому что я не могу ухаживать за ребенком и воевать одновременно, - объяснил он.

Зельевар внимательно посмотрел на него, заставляя парня захотеть съежиться, даже после того, как он опустил взгляд на стол.

- Поттер, это незаконнорожденный ребенок? – спросил Снейп.

- Да, - честно ответил Гарри. Просто она была не его незаконнорожденным ребенком. – Я узнал о Виктории только в начале лета, когда вернулся назад к Дурслям. Ее мать была испугана всем происходящим. Я забрал ее, когда, к несчастью, ее мать и семья ее матери были убиты во время одного из последних нападений, - спокойно сказал он. – Я – единственный, кто может о ней позаботиться в данный момент.

- Судя по всему, ваши друзья не знают об этих последних событиях, - сказал Северус, и молодой человек понял, что это – не вопрос.

Он только покачал головой. Его друзья не знали, а если бы узнали, то он не мог сказать точно, убил бы его сначала Рон за то, что Гарри вступил в контакт с Драко, или же Гермиона заклеймила бы его позором за то, что он связан с Винки. Учитывая как политические вопросы, так и вопросы безопасности, он решил, что будет разумнее некоторое время не информировать их обо всем этом.

- Уизли считают, что я собираюсь переехать в «Нору» после дня рождения в конце этого месяца, - сказал он, спокойно объясняя суть дела. – Но я надеюсь переехать сюда. Если Винки смогла сделать все это, - сказал Гарри, жестом показывая вокруг, - то она, конечно, сможет привести дом в состояние пригодное для жилья в течение следующих недель.

- Было бы гораздо удобнее, если бы вы жили здесь, - сказал Снейп, соглашаясь с ним. – А сегодня мы позанимаемся с вами Окклюменцией. Позже мы попросим Винки убрать в какой-нибудь комнате, где мы могли бы начать заниматься с вами Защитой.

Юноша удивленно посмотрел на него.

- Вы собираетесь заниматься со мной? – спросил он.

- Поттер, той последней ночью в Хогвартсе вы бы погибли, если бы столкнулись лицом к лицу не со мной, а с кем-то еще, - невозмутимо сказал Северус. Хоть раз он не упрекал, а просто констатировал факт.

Гарри неловко помялся.

- Я уже понял это, - признался он. – В том числе и по этой причине я понял, на какой стороне вы на самом деле находитесь, хотя мне понадобилось время, чтобы успокоиться и осмыслить это.

Он нервно посмотрел на профессора.

- Я хочу заниматься с вами. Я просто не ожидал, что вы по своей воле согласитесь на это. Я постоянно занимался Окклюменцией в течение последних двух недель, и уверен, что стал лучше в этом, но я готов двигаться дальше.

Все произошло быстро, но Поттер не был удивлен, когда Снейп внезапно вытянул вперед палочку и бросил Легилименс. Гарри не был готов, но все же сумел достаточно быстро поставить щит, чтобы тот не проник в его сознание. Драко в последние несколько дней бросал заклинание в самые неожиданные моменты, и он действительно начал довольно умело отражать атаки.

Снейп отменил заклинание и удивленно поднял брови.

- Да, - сказал он. – Судя по всему, вы готовы двинуться дальше.

- Я готов упорно работать, - тихо сказал Гарри. – Мне нужно тренироваться, чтобы я мог лучше сражаться, и мне нужно работать над заданием, которое дал Дамблдор. Мне нужна ваша помощь, и я понимаю, что вы ничем не сможете мне помочь, пока я не научусь закрывать свои мысли.

- Для нас наступают тяжелые времена, - предупредил зельевар.

- Я знаю, - ответил парень, решительно поднимая подбородок, - но я готов делать все, что от меня потребуется.

Снейп закатил глаза.

- Не надо снова этой самонадеянности, - холодно сказал он.

- Я не самонадеян, - возразил Гарри и с любопытством наклонил голову набок. – Почему вы сегодня такой… спокойный? – смущенно спросил он. «Милый» было не вполне подходящим словом, но оно едва не соскользнуло с его губ.

- Это совершенно вас не касается, мистер Поттер, - сухо сказал Северус.

Юноша посмотрел на него, о чем-то размышляя.

- Вы выглядите усталым, как будто не спали всю ночь, - рискнул он поделиться своими наблюдениями.

- Мне часто приходится не спать по ночам, но, конечно, это скорее проблема, нежели норма, - невозмутимо сказал тот.

- И я думаю, что вы не можете рассказать мне, чем на самом деле занимались, - сказал Гарри с легкой горечью в голосе. Вообще-то он уже знал о рейде, в котором был Снейп, и знал, что тому поручили сварить большое количество зелий. Тем не менее, его раздражало, что профессор ничего не говорил об этом.

- Когда я буду располагать информацией, которую вам необходимо знать, я скажу, - спокойно сказал Снейп. – Вчера не произошло ничего такого, о чем вам надо было бы знать.

Он прищурился.

- Поттер, Вы не сможете спасти всех, - сказал он. – Темный Лорд стал давать своим сторонникам необходимую информацию только перед нападением, и мне к тому же надо сохранить свое положение.

Гарри шумно выдохнул, рассеянно потирая виски. На самом деле он уже знал об этом от Драко. Тот стал приносить ему «Ежедневный Пророк» и сообщать ту информацию, которую он не мог почерпнуть из газет. Поттер, конечно, ничего не мог поделать, но все равно неплохо было знать о том, что происходит.

- Итак, каким образом вы будете передавать мне информацию, когда сможете узнать что-нибудь полезное? – спросил он.

- Какое-то время сообщения может передавать ваш домашний эльф, - сказал зельевар.

Парень вызвал Винки и дал ей указание слушаться профессора; потом они осмотрели одну из больших комнат, и Снейп объяснил, как, по его мнению, это помещение должно быть переоборудовано под тренировочный зал. Она приступила к работе, а Гарри перешел к более интенсивной проверке его навыков в Окклюменции.

Он был горд собой, потому что хорошо справлялся с атаками, но потом почувствовал себя ужасно больным. Было довольно трудно не впускать в свое сознание Драко. Не впускать в свое сознание Снейпа потребовало, казалось, в два раза больше усилий. Северус отправил его домой, наказав вернуться на Гриммаулд Плейс завтра во второй половине дня, и Гарри быстренько убрался, боясь, что профессор решит пытать его дальше.
------------------------------------------------------------

- Куда ты сейчас идешь? – раздраженно спросил Драко.

- У меня есть дела, - рассеянно ответил Поттер, натягивая кроссовки. Его сознание находилось за пределами комнаты, там, куда он направлялся.

- Ты собираешься исчезнуть, как обычно? – фыркнул Малфой.

- Возможно, - сказал Гарри, бросая на него взгляд и интересуясь, почему тот так раздражен.

- Значит, уходишь, чтобы повидаться с Уизелом и грязнокровкой? – со злобой сказал блондин.

Поттер подумал, что вообще-то нет. Он уходил, чтобы повидаться с другом Драко. В понедельник он получил сову от Блейза с согласием встретиться с ним и теперь, два дня спустя, Гарри снова сомневался в своем психическом здоровье.

- Не называй их так, - ровным тоном сказал он.

На лбу Драко появилась складка, от того, что он нахмурился.
Гриффиндорец почувствовал себя удовлетворенным, что отреагировал не так, как ожидал от него Малфой. Он лишь интересовался, чувствует ли себя Драко так же, как он, когда тот уходил. Даже если слизеринец чувствовал себя при этом как-то иначе, Гарри должен был признаться себе, что в его поведении было что-то, напоминающее его самого. Он действительно привык к этим утренним визитам.

- Я не видел своих друзей с тех пор, как уехал из Хогвартса. Я бы охотно встретился с ними, но пока был немного занят, пытаясь разобраться с проблемами, связанными с тобой и Викторией, - язвительно сказал он.

Драко все еще хмурился и немного поморщился от комментария Гарри.

- У тебя… ты занимаешься обустройством безопасного места, куда мы могли бы переехать? – нерешительно спросил он.

Поттер кивнул.

- В том числе, - признался юноша. Вообще-то, это было не то, чем он занимался в данный момент, но он наконец-то начал наводить порядок на Гриммаулд Плейс. – Я надеюсь, что к концу месяца проблема решится, - добавил Гарри. Он был уверен, что к тому времени дом будет готов, и надеялся, что как-нибудь сможет договориться со Снейпом.

Драко воздержался от дальнейших комментариев, но заметно расслабился. Гарри поцеловал Викторию в лобик, пообещал ей, что скоро вернется, в завершение бросил взгляд на блондина и вышел.

Гриффиндорец был напряжен, когда аппарировал на Диагон Аллею и вошел в «Дырявый котел». Он заметил Блейза почти сразу и был рад, что тот, по крайней мере, пришел один.

К несчастью, Том тоже сразу же заметил Гарри.

- Гарри! Рад тебя видеть! Что тебе подать? – спросил он.

- Спасибо, сегодня ничего, - ответил парень, покачав головой. – Я всего лишь выхожу в маггловский Лондон, у меня там сегодня дела.

- Будь начеку, - предупредил Том. – Нынче везде небезопасно.

- Хорошо, - ответил Гарри и вышел. Он шел быстро, спеша уйти от «Дырявого котла». Наконец, он дошел до небольшого парка, куда они договорились перенести встречу, если не удастся поговорить в баре, и оперся на одну из скамеек, ожидая Блейза.

Тот подошел через минуту и прислонился к ближайшему дереву. Для тех, кто мог их увидеть, они были просто парой друзей, встретившихся, чтобы поболтать. Хотя никто из них не был так спокоен, как это могло показаться со стороны.

- Привет, Забини, - спокойно сказал Гарри, внимательно глядя на него.

- Чего тебе надо, Поттер? – спросил Блейз.

Тот сразу же перешел к сути дела.

- Я хочу знать, правда ли, что ты и твоя семья придерживаетесь нейтралитета в войне? – спросил он.

Глаза Блейза чуть-чуть распахнулись.

- С чего ты взял, что мы соблюдаем нейтралитет? – спросил он.

Гарри пожал плечами.

- Я знаю, что у тебя нет метки, так же как и у твоей матери, но на моей стороне тебя тоже нет, - сказал он.

- Откуда ты можешь знать наверняка, есть у нас метки ли нет? – нахмурившись, спросил Блейз.

- Я спросил у Волдеморта, когда мы с ним в прошлый раз пили чай, - саркастично ответил Поттер.

Забини вздрогнул при упоминании этого имени и бросил на гриффиндорца сердитый взгляд.

- Ты не в более приятельских отношениях с Темным Лордом, чем я, - сказал он.

- Почему ты называешь его Лордом? – спросил Гарри, немедленно ухватившись за это. Тот факт, что Блейз сказал, что он не в дружеских отношения с Волдемортом, не говорил ни о чем, поскольку у ублюдка не было друзей.

- Потому что так случилось, что я дорожу своей жизнью, - усмехнулся Блейз. – Да, мы с матерью стараемся сохранить нейтралитет, но я знаю, он хочет, чтобы я принял метку по окончании Хогвартса. – Парень снова нахмурился. – И если Хогвартс в следующем году не откроется… - он не договорил.

- Тогда Волдеморт, возможно, захочет, чтобы ты принял метку раньше, - спокойно произнес Гарри, заканчивая предложение за него.

Слизеринец только кивнул. Поттер изучающе посмотрел на него.

- Именно поэтому ты согласился встретиться со мной, да? – Он скорее утверждал, нежели спрашивал. Он рискнул написать Блейзу, но до сих пор был шокирован тем, что и впрямь получил ответ.

- Если в ближайшее время не случится никаких перемен, то мне конец, - прямо сказал Забини. – Я могу сколько угодно заявлять, что хочу сохранить нейтралитет, но это не реально.

Гарри невесело усмехнулся.

- Ты застрял между мной и Волдемортом. Паршивый выбор для кого-то навроде тебя, но если ты должен выбрать одного из нас, то тебе в первую очередь надо выбрать того, кто тебя не убьет, - сказал он. – Ты видел, что случилось с Малфоем в прошлом учебном году и вряд ли хочешь, чтобы то же самое случилось с тобой.

Блейз сузил глаза.

- Поттер, зачем ты на самом деле решил встретиться со мной? – спросил он. – Ты явно наводил справки об ограниченности моего выбора, но я думал, что ты считаешь меня врагом.

Гриффиндорец подчеркнуто убрал палочку в карман, потом провел руками по волосам, думая, как ответить. Он не мог сказать Забини о том, что общается с Малфоем. Для этого он недостаточно доверял обоим слизеринцам. Одно дело рисковать только собой и совсем другое – раскрывать чьи-то еще секреты.

- У меня никогда не было никаких проблем с тобой, - медленно сказал он и покосился на Блейза. – И, похоже, у тебя тоже не было со мной абсолютно никаких проблем.

Забини промолчал в ответ, но Гарри явно полностью завладел его вниманием.

- Мне нужны все союзники, каких я могу приобрести, - сказал Поттер, и Блейз поднял брови.

- Ты действительно ждешь от меня помощи? От слизеринца? – спросил он.

- Ну, а кого я еще могу попросить, как ты полагаешь? – раздраженно спросил Гарри. – Ты же не думаешь, что мне надо было попробовать сходить к Малфою? – усмехнулся парень.

Блейз снова сузил глаза.
- Так вот зачем ты все это затеял. Ты пытаешься получить от меня информацию о Малфое?

Гарри потер виски.

- Про Малфоя я уже и так все знаю, - спокойно сказал он, что было даже больше правдой, чем Забини мог себе представить.

- Ты ни черта не знаешь о нем, - усмехнулся слизеринец.

- Ты действительно пытаешься его защитить после всего того, что он сделал? – хмуро спросил Поттер. Он не мог поверить, что находится в таком положении, но предпочитал действовать так, чтобы это полностью соответствовало тому, как он себя вел незадолго до этого.

- Он не хотел этого, - сердито сказал Блейз, защищая друга.

- Я ненавижу этого ублюдка. Он впустил в Хогвартс Пожирателей Смерти и пытался убить Дамблдора, - холодно сказал гриффиндорец. – И ты пытаешься уверить меня, что он был под Империусом.

- Нет, - огрызнулся Забини. – Твою мать, Поттер! Я знаю, что Драко – испорченный малый, но он попал в серьезную переделку. Он правда не хотел делать всего этого.

- Но он это сделал, - сказал Гарри. – И мы с тобой оба это знаем.

- Черт побери, да это все знают, - пробормотал Блейз.

- Он твой друг, так ведь?

Слизеринец отвернулся и стал осматривать парк.

- Я не видел его, Поттер, если это то, о чем ты хочешь спросить, - сказал он.

- А если бы видел, ты бы сказал мне?

Тот бросил на Гарри косой взгляд.

- Наверно, нет, - признался он. – Я согласился встретиться с тобой сегодня, потому что с моей стороны было бы глупо упустить удобный случай получить хоть какую-то защиту. Тем не менее, это не означает, что я готов продавать друзей.

- Что я, по твоему мнению, могу для тебя сделать? – нахмурившись, спросил Поттер. – Почему бы тебе не пойти… - он замолчал. Он не имел ни малейшего представления о том, с кем бы мог связаться Блейз, чтобы получить необходимую помощь.

- До тебя только что дошло, что мне не к кому идти, так ведь? – усмехнулся Блейз. – Министерство совершенно бесполезно, и если я пойду туда за защитой, меня, скорее всего, просто посадят под замок. Вряд ли кто из профессоров Хогвартса поверит мне после того, что сделал Драко. Как это ни прискорбно, сейчас ты – лидер Светлой стороны. И ты был совершенно прав, говоря, что я застрял между тобой и Темным Лордом, - с горечью добавил он.

- Волдеморт уже пытался вербовать тебя?

Забини снова вздрогнул, но отрицательно покачал головой.

- Пока нет, - ответил он, - но я уверен, что сделает это до конца лета.

Он серьезно посмотрел на гриффиндорца.

- Я не убийца и не собираюсь им становиться.

Гарри потер виски, пытаясь избавиться от появившейся головной боли. Эта встреча оказалась более сложной, чем ожидалось. Он получил информацию, за которой пришел. Он узнал все, что ему было нужно, о лояльности Блейза, и выяснил, что тот по-прежнему предан Драко, несмотря на то, что не одобрял поступки друга.

Однако он и впрямь не ожидал, что Забини будет искать у него помощи и не совсем представлял себе, что делать.

- Думаю, есть еще слизеринцы, которые оказались в том же положении, что и ты, - тихо сказал он.

- Да, есть кое-кто, - согласился Блейз, - но с нашего курса мало. Большинство из них, как и их семьи, верят в то дерьмо, которое говорит Темный Лорд. Многие из моих так называемых друзей не видели того, что на самом деле творилось с Драко в прошлом году, а я видел и не хочу быть частью этого.

- А Паркинсон? – прошипел Гарри. – Ты хочешь сказать, что она тоже ничего не видела, при том, что постоянно висла на Малфое?

- Панси – слепая, невежественная сучка, - сказал Забини, и его лицо исказила злобная ухмылка. – Ты, должно быть, рад узнать, что всегда был прав на ее счет.

- Я всегда был прав и насчет Малфоя, - сказал Поттер, сердито хмурясь и придерживаясь своей роли. Хотя он при этом думал скорее о суке Панси, чем о Драко. Приятно было знать, что среди слизеринцев есть кто-то, кого он по-прежнему может совершенно свободно ненавидеть.

- Мы не сойдемся во взглядах насчет Драко, - спокойно сказал Блейз.

Тем не менее, гриффиндорец понял, что на самом деле они сошлись во взглядах. Блейз скучал по другу и беспокоился о нем, точно так же, как и Драко скучал по нему. Гарри был вынужден задуматься, что бы он чувствовал, если бы они с Роном вдруг оказались на противоборствующих сторонах. Вряд ли это могло случиться, но если бы случилось, то он точно был бы расстроен из-за этого.

Он не настолько волновался, что Блейз и Драко хотели иметь возможность снова быть вместе, насколько, по его мнению, должен был бы. По крайней мере, хорошо, что никто из них не хотел быть Пожирателем Смерти, и именно об этом ему надо думать в первую очередь.

- Я не знаю, что могу сделать для тебя, - помедлив, сказал он, пытаясь обдумать сложившуюся ситуацию. – Полагаю, в настоящий момент ты в безопасности. А ты готов скрываться, если Волдеморт решит, что тебе пора примкнуть к нему?

Забини скривился, но кивнул.

- Будем надеяться, что до этого не дойдет, - сурово сказал Гарри. – Я решительно настроен уничтожить Волдеморта как можно скорее. И все же мне пригодилась бы информация.

Он оценивающе посмотрел на Блейза.

- Ты готов передавать мне информацию, которая может попасть тебе в руки?

- Я мало что знаю, Поттер, - раздраженно сказал тот. – На сегодняшний день я формально все еще сохраняю нейтралитет, поэтому мне мало чего рассказывают о том, что происходит.

- Я думаю, ты знаешь больше, чем хочешь показать, - усмехнулся Поттер. – Но Бог с тобой. Давай заключим сделку. Ты будешь предоставлять мне информацию, которая будет попадать к тебе и которая, по твоему мнению, будет полезной для меня. Кроме того, я хочу знать имена тех, кого могут заставить примкнуть к Волдеморту и кто не хочет этого. Если Волдеморт вызовет тебя, ты должен немедленно сообщить мне об этом. Приготовься бежать, если понадобится, в этом случае я приготовлю для тебя безопасное место.

Блейз неохотно согласился и сказал, что скоро пришлет Гарри сову. На этом их пути разошлись, и гриффиндорец отправился на Гриммаулд Плейс, заниматься со Снейпом, потерявшись в мыслях о слизеринцах и их политических предпочтениях.
----------------------------------------------------------

- Сконцентрируйтесь, Поттер!

- А я что делаю! – крикнул Гарри, поднимаясь с пола по меньшей мере в десятый раз за последние двадцать минут.

Он страстно желал, чтобы Винки положила на пол больше толстых матов. В большой прямоугольной комнате больше ничего не было. Снейп установил на ней защиту, чтобы они могли безопасно устраивать тренировочные дуэли, но парень уже возненавидел комнату всеми фибрами души.

Северус гонял его по защитным заклинаниям, которые он, предположительно, уже должен был бы освоить за шесть лет учебы в Хогвартсе. Проблема заключалась в том, что только Ремус и Снейп учили его чему-то полезному, ну, может, еще лже-Муди. Снейп заставлял их весь год упорно работать, но все-таки тогда он имел дело со всем классом сразу. А теперь в центре его внимания был только Гарри, и ни тот, ни другой не были рады этому обстоятельству.

- Поттер, как Вы собираетесь уничтожить Темного Лорда, если не владеете даже основными защитными заклинаниями? – издевательски спросил профессор.

- Основными заклинаниями?! – скептически воскликнул Гарри. – Я владею основными защитными заклинаниями. Я только не имею не малейшего понятия о том, какие заклинания вы в меня бросаете, не говоря уж о том, как от них защищаться.

- Ваши учителя по Защите были полными ничтожествами, - презрительно сказал Снейп.

- Моим последним учителем по Защите были вы, - парировал Поттер.

Северус угрожающе прищурился, и юноша проклял себя за то, что не сумел держать рот закрытым.

- Вы явно пропустили первые пять лет занятий, - холодно сказал профессор. – Следовательно, мы начнем сначала.

К вечеру пятницы Гарри был уверен, что Снейп вдолбил в него все до единого заклинания, которые хоть как-то упоминались в учебниках первых пяти курсов. Если он чего-то раньше и не знал, то быстро и эффективно выучил это и был очень рад, что быстро осваивал практическую защиту.

Даже при этом Гарри вечером с удовольствием погрузил в ванну свое покрытое синяками тело. Дурсли уехали на все выходные, как только дядя Вернон пришел домой с работы, поэтому он фактически был предоставлен сам себе. К несчастью, на этот раз они собирались вернуться в воскресенье пораньше, но сейчас его это не заботило.

Он совершенно не стремился первым делом встретиться утром со Снейпом, чтобы все началось сначала. Парень сказал себе, что его нежелание не имеет ничего общего с тем, что он пропустил время, которое обычно по утрам проводил с Драко. Возможно, он не увидит его до понедельника. Снейп заставил Гарри пропустить и эту утреннюю встречу с Драко тоже. Он оставил Малфою записку, но понимал, что тот, возможно, не очень-то рад сейчас ему.

Смирившись, Гарри отправился спать пораньше и провел всю субботу, повторяя все заклинания, которые он когда-либо изучал или должен был изучать на Защите.
----------------------------------------------------------

Но в воскресное утро все расстроилось. Снейп, как обычно, ждал его на кухне, но вместо того, чтобы направиться в тренировочную комнату, предложил ему присесть.

- Темный Лорд снова вызвал своих сторонников, - сказал Северус. – Многим из нас он дал задание.

Это заставило Гарри обратиться во внимание.

- Что вы с Малфоем должны сделать? – воскликнул он.

Снейп уперся в него взглядом.

- Мистер Малфой – не ваша забота, Поттер.

Проклиная себя, парень постарался исправить свою оплошность.

- Последним заданием Малфоя было убить Дамблдора. Простите меня за то, что я беспокоюсь о собственной жизни, - саркастично прошипел он.

Он про себя вздохнул с облегчением, когда Снейп купился на это. Гарри не хотел слишком глубоко разбираться в вихре эмоций, затопивших его.

- Темному Лорду неизвестно, где именно вы сейчас находитесь, - усмехнулся зельевар. – Полагаю, в данный момент вы можете не опасаться мистера Малфоя.

Гарри хотелось истерически рассмеяться, учитывая то, что мистер Малфой вот уже несколько недель вмешивался в его жизнь.

- Поттер, - нетерпеливо сказал Снейп. – Месть Малфою не должна быть вашей первоочередной задачей.

- Почему нет? – спросил юноша, зная, что затрагивает очень опасную тему. – Он – ублюдочный Пожиратель Смерти, именно тот, кем я всегда его считал. Из-за него в прошлом году пострадало много людей. Совершенно очевидно, что он опасен!

- Он представляет для вас гораздо меньшую опасность, чем Темный Лорд, - разозлился профессор. – Вам бы следовало перестать интересоваться Малфоем и сконцентрироваться на реальной проблеме!

- О, разве бедненький Малфой не был среди получивших прошлым вечером важное задание? – съязвил Гарри. – И теперь он весь в расстроенных чувствах? Я уверен, что Вы знаете, где Малфой, поскольку он, кажется, всегда ходил за Вами по пятам.

- Драко последние два дня закрывался у себя в комнате, - со злостью сказал Снейп. – Он не представляет угрозы! Я устал вам это повторять, Поттер!

Гарри удивленно заморгал.

- Да ну?

Вряд ли Снейпу надо было знать причину удивления парня, потому что он мог догадаться, что время, когда Драко запирается в своей комнате, совпадает с тем временем по утрам, когда Поттера не бывает в доме Дурслей.

- Он не доволен, потому что в этот раз не получил задание? – усмехнулся гриффиндорец, пытаясь придерживаться своего обычного поведения.

- Недовольный вид у него появился задолго до того, как он встретился с Темным Лордом, - процедил Снейп сквозь зубы. – Чем бы он сейчас ни был занят, это не имеет отношения ни к вам, ни к войне.

Не хватало еще, чтобы Снейп все узнал, - подумал Гарри. Он почувствовал себя виноватым.

Парень взволнованно провел руками по волосам.

- Так что там новенького слышно от старины Волдеморта?

Северус нахмурился из-за того, что Гарри внезапно успокоился, хотя явно было заметно его возбуждение. Он глубоко вздохнул, прежде чем обратиться к парню своим холодным профессорским тоном.

- Сегодня ночью Темный Лорд собирается напасть на маленький пригород. Это недалеко от Литтл Уингинга.

Он сделал паузу, заметив тяжелое дыхание и тревожный взгляд Поттера, а потом продолжил.

- Я знаю, что после того, как стемнеет, туда отправится около сорока его сторонников, но конкретное время я Вам назвать не могу. Мне вообще не так часто удается получить столько информации заранее.

- Что за пригород? – прошептал юноша.

Снейп покачал головой.

- Я уже сказал, что Темный Лорд не так часто дает столько информации заранее. Однако он был очень доволен, злорадствуя по поводу того, что так близко подберется к Вашему дому, - сказал он, скривившись.

- Он нападет на целый пригород, в котором полно людей, только из-за того, что они живут рядом со мной, - констатировал Гарри.

Профессор коротко кивнул.

- Вы знаете что-нибудь еще?

- Знаю, что буду там, - ровным тоном сказал Снейп.

- Стало быть, вы сможете стать особенно почитаемым среди Пожирателей, если прибьете меня буквально рядом с домом, - едко сказал Поттер.

Губы Снейпа изогнулись в ухмылке, мало удивляясь тому, как Гарри все истолковал.

- Да, я на это надеюсь и именно поэтому поделился с вами информацией.
Парень бросил на него пристальный взгляд.

- Мистер Малфой тоже будет там, чтобы постараться навредить мне? – с горечью спросил он.

Принимая во внимание их недавний спор, зельевар поколебался, прежде чем ответить.

- Думаю, да. Но я не хочу, чтобы Вы шли туда мстить Малфою, - резко сказал он. – Я хочу, чтобы вас там вообще не было.

- Что?! – недоверчиво воскликнул Гарри.

- Вы не можете погибнуть в незначительной стычке, когда вам предназначено выиграть войну, - сказал Снейп.

Гриффиндорец посмотрел на него.

- Предполагается, что я буду просто сидеть дома, когда могу пойти туда, где будет сражение, и помочь?

- Да, - ответил Снейп. – Ваше дело – передать Ордену информацию, чтобы они могли хоть как-то предотвратить нанесение слишком большого ущерба.

Гарри продолжал пристально смотреть на него, переваривая услышанное.

- Отлично, - сказал он наконец. – У меня сегодня еще есть дела, - произнес юноша решительным и холодным тоном. – У вас есть что добавить?

Северус бросил на него странный взгляд, обратив внимание на внезапное изменение в его поведении, но в течение следующих пятнадцати минут делился своими предложениями по организации контратаки, а Гарри внимательно его слушал.



Глава 7.

Первым делом Гарри аппарировал назад, на Прайвет Драйв. Ему могла понадобиться мантия-невидимка.

- Где ты был, твою мать?

Гарри шокированно поднял взгляд и увидел Драко, который сидел на лестнице и сердито смотрел на него. Через секунду он понял, что во взгляде Драко совсем нет злости, а только смесь облегчения и волнения.

- Поттер, где ты, черт побери, шляешься, когда нужен? – заорал Малфой, повторяя вопрос.

Гарри поморщился и решил, что Драко все же немного злится. Однако у него не было времени разбираться с ним, поэтому он прошел по лестнице мимо него.

- Что тебе нужно, Малфой? – нетерпеливо спросил он.

- Сегодня будет нападение, - выпалил тот.

Гарри замер, а потом схватил Малфоя за руку и втащил в комнату. Он знал о нападении, но почему-то думал, что Драко об этом не знает.

- Что тебе известно об этом? – требовательно спросил он.

Он не осознавал, что больно вцепился в руку Малфоя, пока тот не вырвал ее.

- Прости, - машинально пробормотал Гарри, получая странный взгляд.

Он проигнорировал взгляд и снова спросил:

- Какое нападение и на кого?

Гарри внимательно слушал, пока Драко сообщал ему то, что он узнал чуть ранее от Снейпа. В отличие от Северуса, Малфой назвал небольшое предместье.

- Как ты узнал, что нападут на это место? – быстро спросил Гарри. – Откуда у тебя эта информация?

- Я – Пожиратель Смерти, Поттер! – воскликнул Драко, и Гарри встревожился из-за того, как истерично это прозвучало. – Это предполагает, что я получаю некоторую секретную информацию!

Гарри нетерпеливо закатил глаза.

- Ты слышал это от самого Волдеморта?

Драко замялся.

- Ну, нет, - признался он, хотя и по-прежнему взволнованно. – Но я знаю, что нападение будет!

- Откуда ты узнал об этом? – спросил Гарри, пристально глядя на него. Непохоже было, что Драко хотел отвечать, но все же выпалил:

- От Снейпа! Он предупредил, чтобы я был осторожнее, потому что меня заставят участвовать в этом гребаном нападении!

- Ты уверен, что нападение будет именно на это предместье? – поспешно спросил Гарри. Ему была нужна эта информация, и он хотел знать, насколько она точна. Он чертовски хорошо знал, что она немного не совпадала с тем, что сообщил ему Снейп.

- Да, я абсолютно уверен! – крикнул Драко.

- Твою мать! – заорал в ответ Гарри. – Откуда такая уверенность?

Драко снова начал нервничать.

- Я узнал название предместья от Червехвоста, - признался он. – Ну, да, я получил информацию от двух Пожирателей Смерти, которых ты ненавидишь больше всех, но я знаю, что она точна.

Гарри прикусил губу, не зная, можно ли доверять информации, полученной от Червехвоста.

- Малфой, если ты ошибаешься… - он замолчал.

- Я не ошибаюсь, Поттер! – огрызнулся Драко. – Я не стал бы рисковать своей проклятой жизнью, чтобы дать тебе неточную информацию. Я получил информацию от Снейпа и перепроверил ее. Червехвост – подлое создание, но он всегда крутится рядом с Темным Лордом. Он подтвердил то, что сказал Снейп и… просто небольшой аргумент за… он оказался настолько глуп, что сболтнул мне лишнего.

Вот в это Поттер мог поверить. Он легко мог представить себе Червехвоста, вываливающего все подряд, лишь бы избежать наказания.

- Ты ударил его? – спросил Гарри с надеждой, обратив внимание на усмешку Драко.

- Не так сильно, чтобы это вызвало вопросы, но он будет чувствовать это до конца дня, - ответил Малфой.

- Отлично, - сказал Гарри с ответной усмешкой, а потом снова сосредоточился на складывающейся ситуации. Он заметил, что лицо блондина снова становится обеспокоенным.

- Ты в порядке? – спросил Гарри.

- Да, я в полном порядке, мать твою! – крикнул Драко. – Я должен буду сегодня ночью идти туда, и постараться убить всех, кто окажется у меня на пути с одной единственной целью – деморализовать тебя! Я не хочу этого делать!

Его голос поднялся до высоких нот.

- Малфой, успокойся! – решительно скомандовал Гарри.

К его удивлению Малфой немедленно перестал вопить и попытался успокоиться. Брюнет бесцеремонно толкнул его к стулу и заставил сесть, а сам наклонился над ним. Глаза Драко были плотно зажмурены, и он выглядел так, будто расползается по швам.

- Я не хочу делать этого, - выдохнул слизеринец. – Мне никогда не приходилось участвовать в рейдах. Это будет первый раз, когда мне действительно надо будет… убивать. Даже когда я участвовал в нападении на дом Виктории, от меня ничего не требовалось. Я был там только чтобы смотреть и учиться, - сказал он больным голосом.

Гарри глубоко вздохнул.

- Успокойся, - твердо сказал он как можно более спокойным и ровным голосом. – Ты сможешь пройти через это.

Драко резко распахнул глаза.

- Ты хочешь, чтобы я убивал людей? – недоверчиво спросил он.

- Нет! – нетерпеливо возразил Гарри. – Но ты пойдешь туда. Ты – гребаный слизеринец, Малфой. Ради Мерлина, ты можешь найти способ как быть там и не причинить реального вреда. Тебе просто надо будет создавать видимость.

Он игнорировал ошеломленное выражение лица Драко и продолжил:

- Веди себя так, как повел бы любой Пожиратель Смерти в подобной ситуации, суйся везде и делай вид, что стараешься причинить как можно больший вред. Маловероятно, что кто-то будет следить за тобой.

- Снейп будет, - заметил Драко. – Он всегда присматривает за мной.

- Отлично, - сказал Гарри. – Значит, надо, чтобы все выглядело так, будто ты делаешь то, что должен и в то же время так, чтобы за тобой трудно было проследить.

Драко сконфуженно нахмурился. Он все еще был очень взволнован и, похоже, до него долго доходило.

- Малфой, думай! – прикрикнул Гарри. – Тебя кто-нибудь учил оборонным стратегиям?

- Нет, меня учили наступательным, - парировал тот.

- Мерлин, - пробормотал гриффиндорец. – Я мог бы поклясться, что ты ходил на уроки Снейпа в прошлом году.

- Я никогда не был хорош в Защите так, как ты, - надулся Драко.
Гарри хотелось взвыть от разочарования, но у него не было на это времени. У него даже не было времени, чтобы обратить внимание на тот факт, что он пытается унять страхи Малфоя по поводу предстоящего участия в нападении Пожирателей Смерти. Он проклинал то, что Драко, судя по всему, действительно не умел справляться с кризисной ситуацией.

Сделав глубокий вдох, Гарри начал снова.

- Малфой, ты – быстрый и гибкий. Постоянно перемещайся! Не давай никому времени сфокусироваться на тебе. Бросай поджигающие заклинания! Но используй наименее опасные из них. Ступефай тоже подойдет, потому что убирает человека с твоего пути, но не причиняет ему серьезного вреда. Вряд ли другой Пожиратель Смерти будет останавливаться и проверять, насколько тяжелое повреждение ты нанес жертве. Все будут постоянно двигаться, значит, и ты тоже должен постоянно перемещаться.

Гарри закрыл глаза, ругаясь про себя и думая, что Снейп гораздо больше помог бы Драко, если бы отвлекал от него внимание, пока тот старался бы причинить как можно меньше вреда.

- Держись в тени и, черт побери, ни в коем случае не снимай капюшон, - добавил он и открыл глаза, чтобы снова посмотреть на Драко. – Если тебя узнают, ты сразу же станешь мишенью для большинства людей.

- О, боги, я не могу сделать этого, - простонал Малфой.

- Придется, - решительно сказал Гарри.

- Поттер, ты понимаешь, что говоришь? – жалобно спросил Драко.

Гарри провел рукой по волосам.

- Да, понимаю, - ответил он.

- Тогда почему? – понизив голос, спросил Малфой. – Почему ты помогаешь мне в… этом?

- Потому что я действительно не хочу увидеть тебя мертвым!

Драко изумленно заморгал.

- Нет?

Гарри немного занервничал.

- Нет. Кроме того, - он замолчал и сделал глубокий вдох, надеясь, что ему удастся держаться более уверенно. – Послушай, ты – отец Виктории. Ты ей нужен. Ты сам говорил, что не можешь уйти от Пожирателей. Я знаю, что Волдеморт выследит тебя и убьет, не говоря уж о твоей матери. Я знаю, что ты должен участвовать в этом, нравится это мне или нет.

Он изучающе посмотрел на Драко.

- И нравится или нет это тебе.

Блондин смотрел в пол, тяжело вздыхая.

- Я сам вляпался в это, значит, мне придется иметь с этим дело, - сказал он, смирившись.

- Не надо так просто сдаваться и признавать свое поражение, - наседал Гарри. – Ты уже попытался сделать что-то, чтобы изменить ситуацию. Это правильное решение, Малфой.

- Я не сдаюсь, Поттер! Я не могу этого сделать! – воскликнул Драко.

- Ты будешь делать это до тех пор, пока мы не найдем способ вытащить оттуда тебя и твою семью живыми! – кричал Гарри. – Ты снова наденешь свою отвратительную малфоевскую маску и потащишь сегодня ночью свою аристократическую задницу туда. И забудешь, что ты там не можешь сделать, а будешь делать все в самом лучшем виде, со всем слизеринским усердием, чтобы спасти свою шкуру!

Гарри остановился только, чтобы вдохнуть и продолжил орать на ошеломленного блондина.

- Вдобавок ко всему ты будешь изо всех сил надеяться, что мне удастся что-то придумать и помешать нападению, и тогда тебе в любом случае не придется ничего делать! Ты будешь изо всех сил надеяться, что Волдеморт не решит сегодня вечером, что ты относишься к числу тех, кто заслуживает Круциатуса за проваленное задание! И если тебе не повезет, и ты получишь сегодня его любимое проклятье, то ты будешь приходить в себя и благодарить Бога, что о тебе заботится Снейп, потому что он наверняка вылечит тебя при помощи всего своего арсенала гребаных зелий!

Гарри сделал еще один вдох.

- Ты правильно сказал, что сам влез в это дерьмо, и тебе, черт побери, придется иметь с этим дело пока мы не найдем способ безопасно вытащить тебя из этого. А теперь соберись, мать твою!

Драко изумленно смотрел на него несколько долгих секунд, прежде чем начал на глазах приходить в себя, слушаясь приказа. Гарри вздохнул с явным облегчением, увидев, как спина блондина выпрямляется и на лице появляется фирменная ухмылка. Налитые кровью глаза, темные круги под ними и ввалившиеся щеки никуда не делись и вряд ли могли скоро исчезнуть, но в целом по виду Драко можно было сказать, что его истерика прекратилась.

- Не знаю, что тебе удастся придумать, Поттер, - протянул Малфой.

Гарри закатил глаза и поднялся. С этим мини-сбоем, по-видимому, закончено, а у него еще оставалось много дел. Оглядев маленькую комнату, он, наконец, заметил Винки, смотревшую на них своими невероятно огромными глазами.

- Винки, мне нужно, чтобы ты посидела с Викторией, - приказал он. У него не было времени разводить политес. – Я не знаю, когда вернусь.

- Хозяину Гарри нужно, чтобы Винки сделала что-то еще? – спросила она.

Гарри нахмурил брови, напряженно думая о том, что ему надо было успеть сделать до наступления сумерек.

- Нет, - сказал он, решительно покачав головой. Он уже копался в сундуке и, вытащив из него мантию-невидимку, захлопнул крышку.

- Это мантия-невидимка? – недоверчиво спросил Драко.

- Да, - коротко ответил Гарри, засовывая ее в рюкзак, который повесил потом на плечо. Он не носил мантию, и если бы попытался сунуть сверток под рубашку, это сразу же стало бы заметно. Он снова осмотрел комнату, пытаясь определить, не понадобится ли ему что-то еще. Не найдя ничего подходящего, он шагнул к двери.

- Поттер, постой!

- Чего тебе, Малфой? – откликнулся Гарри, выходя на лестницу.

- Что ты собираешься делать? – спросил Драко.

- Я собираюсь организовать контратаку, - спокойно ответил брюнет.

- Я не это имел в виду, Поттер, - огрызнулся Малфой. – Я спрашиваю, где ты будешь сегодня ночью?

Гарри повернулся к нему.

- Я собираюсь сделать все, что возможно, чтобы спасти как можно больше народу, черт тебя дери, - прорычал он. – Ты сам сказал мне, где быть сегодня ночью.

- Поттер, ты не можешь быть там! – воскликнул Драко.

- Почему нет? – скептически спросил гриффиндорец.

- Ты не можешь погибнуть!

Гарри изумленно посмотрел на него.

- Ну, что я буду делать, если это случится? – сказал Драко, слегка покраснев.

Гарри покачал головой.

- Я не собираюсь погибать сегодня ночью, Малфой, - холодно сказал он.

- Поттер!

- Нет, это не обсуждается, - сказала Гарри, угрожающе сверкнув глазами. – Сегодня ночью ты будешь делать свою работу, а я – свою.

- Почему тебе надо быть таким гребаным гриффиндорцем? – пробормотал Драко, сдаваясь.

Поттер закатил глаза, потом развернулся и пошел вниз, к задней двери. Блондин все еще шел вслед за ним.

Выйдя в узкий проулок позади дома, Гарри повернулся к Драко. Он заметил, что тот снова выглядит нервничающим.

- Малфой, просто делай все, что в твоих силах, - мягко сказал он.

Драко покачал головой, показывая, что сейчас его не это тревожит.

- Я могу прийти завтра? – тихо спросил он. – Ты будешь здесь?

Поттер криво усмехнулся.

- Конечно, Малфой. Я буду здесь.

Драко слабо улыбнулся ему, и Гарри аппарировал в «Нору»
-----------------------------------------------------------

Он вошел в дверь и даже не успел никого разглядеть, как его уже крепко обнимали.

- Гарри мы так беспокоились о тебе! – воскликнула миссис Уизли. Она отодвинула его от себя, чтобы иметь возможность разглядеть. – Гммм, ты действительно выглядишь так, будто этим летом лучше питаешься.

Он улыбнулся.

- Я действительно очень хорошо питаюсь, миссис Уизли.

- Гарри!

Он повернулся как раз, чтобы на него налетела Гермиона. Он обнял ее в ответ, потом притянул в объятье Джинни. Затем последовали похлопывания по спине с Роном и близнецами, и Гарри разрешили отодвинуться и перевести дух.

- Гарри, мы не ждали тебя, - оживленно сказала Гермиона. – Ты вроде бы говорил, что не приедешь до своего дня рождения.

Парень немедленно пришел в себя.

- Я не останусь, - сказал он, повернувшись к миссис Уизли. – Мне нужно встретиться с Орденом, но я не знаю как, - признался он.

Услышав целый хор восклицаний, он потер виски. День был чертовски трудным, и ему не видно было конца.

- Хватит! – крикнул он, благодаря чему в комнате воцарилась благословенная тишина.

Он спокойно посмотрел на миссис Уизли.

- Вы знаете, как связаться с Орденом?

- Как срочно? – нервно спросила она.

Нахмурившись, Гарри задумался, насколько это было срочно.

- Мы должны встретиться до наступления сумерек, - ответил он, пожав плечами. Вряд ли Пожиратели Смерти ворвутся в поселок через десять минут.

Она широко распахнула глаза, но решительно кивнула.

- Времени хватит, чтобы связаться по каминной сети, - сказала миссис Уизли, тут же направляясь к камину. Гарри подошел ближе, когда она вызвала МакГонагалл.

- Минерва, здесь Гарри и он немедленно хочет встретиться с Орденом, - сказала она.

Гарри поинтересовался, была бы профессор так же встревожена, если бы сообщение пришло от кого-то еще. Ее голос звучал также строго, как обычно, когда она потребовала разговора непосредственно с ним. Миссис Уизли отодвинулась от очага и жестом позвала его. Парень опустился перед камином на колени и сунул голову в зеленое пламя.

- Мистер Поттер? – спросила МакГонагалл.

- Профессор, сегодня ночью будет нападение на небольшой поселок рядом с Литтл Уингингом, - прямо сказал он, не удивленный, что вокруг послышались охи. – Я хочу встретиться с Орденом и организовать контратаку.

- Откуда вы узнали об этом? Вы уверены?

- Да, я уверен, - твердо сказал Гарри, кивая ей. – У меня было видение, тогда я и услышал это, - легко солгал он. Он был готов к этому. Поттер фыркнул про себя. Точнее, Снейп подготовил его к этому.
Она смотрела на него в течение нескольких секунд, а потом обратилась к миссис Уизли.

- Молли, ты знаешь, кого вызвать, а я вызову остальных, - решительно сказала Минерва, прежде чем исчезнуть.

Гарри отошел от камина, чтобы миссис Уизли могла вызывать членов Ордена. Он быстро понял, что в Ордене была своя система связи, которая позволяла им оповещать друг друга в считанные минуты. Услышав сообщения, переданные Тонкс и миссис Фигг, он повернулся к друзьям, которые ждали с обеспокоенными лицами.

- О, Гарри! – тихо воскликнула Гермиона. – У тебя снова было видение?

- Да, - устало ответил он, плюхаясь на стул, стоявший около стола.

- Откуда ты знаешь, что это правда? – выпалил Рон.

Гарри вздрогнул, несмотря на то, что этот вопрос был вполне предсказуем.

- Мы можем себе позволить рискнуть и предположить, что это – неправда? – огрызнулся он.

- Но, Гарри, - осторожно начала Гермиона. – Ты же знаешь, что это возможно.

Гарри посмотрел на нее.

- Да, знаю, - резко сказал он. – Но сейчас это ощущалось совсем по-другому и вам придется просто поверить мне.

- Я верю тебе, - сказала Гермиона. – Но, Гарри, ты не можешь знать, что это другое ощущение.

- Когда Волдеморт начнет залезать в твою голову, тогда мы обсудим, как это ощущается. Тогда ты сможешь прочитать мне лекцию о том, как человек может научиться замечать слабые различия в видениях, чтобы помочь определить, спланировано это или Волдеморт не догадывается, что ты все видишь. А до той поры тебе придется верить, что я сам научился различать разницу, черт побери, - сердито сказал он, раздувая ноздри.

Гермиона побледнела и выглядела очень уязвленной отповедью Гарри, но он не чувствовал себя виноватым. Ей придется просто поверить, что это было видение о планах Волдеморта, поскольку он знал, что она ни за что не поверит, если он скажет ей правду.

- Все в порядке, Гарри, - тихо сказала она.

Он примирительно кивнул.

Они дружно вскочили на ноги, когда миссис Уизли повернулась к ним.

- Все в порядке, - строго сказала она. – Скоро соберутся члены Ордена. Давайте отнесем на лужайку за домом столы и стулья. Фред, Джордж, вы знаете что надо делать.

Они всей толпой отправились на задний двор и без лишних разговоров организовали место, где могли собраться люди, которые вот-вот должны были появиться. Вообще-то, пока они работали, члены Ордена уже начали прибывать. От Гарри было не очень много проку, потому что вскоре они стали подходить к нему, чтобы поприветствовать. Он был благодарен, что никто не задавал вопросов.

В какой-то момент до него дошло, что никто не знал, зачем их вызвали. Он посмотрел вокруг и увидел смущенные и острожные лица. Профессор МакГонагалл сразу же после прибытия отвела его в гостиную, чтобы поговорить, предварительно наложив на комнату чары секретности.

- Мистер Поттер, все очень обеспокоены и немного… нервничают, потому что это первое собрание Ордена с тех пор как… - она проглотила ком в горле. – С тех пор как не стало директора.

Гарри удивленно посмотрел на нее.

- Почему Орден не собирался? – требовательно спросил он. – Ведь война все еще идет!

Она неодобрительно поджала губы.

- Я знаю, но вы должны понять, что мы потеряли связь с Сами-Знаете-Кем, - сказала она. – В прошлом месяце у нас не было информации, с какой можно было бы работать.

- Но ведь Орден мог бы делать что-то еще! – воскликнул Гарри.

- Мистер Поттер, в эти трудные времена мы остались без лидера, - строго сказала МакГонагалл. – Люди опечалены. Они перестали ощущать, что ими руководят.

- Вообще-то, лучше не раскисать, - возразил Гарри. – У нас сейчас нет времени, чтобы оплакивать умерших.

Ее глаза немного распахнулись.

- Может быть, вы и правы, - медленно сказала она. – Но вы должны понимать, что люди сейчас утратили доверие.

- Им придется преодолеть это, - решительно сказал Гарри, глядя в окно. Он говорил скорее себе, нежели ей. – Я сыт этим по горло и к тому же не хочу иметь дело с кучкой бесконечно спорящих людей.

МакГонагалл поджала губы, изучая его.

- Полагаю, что пора начинать собрание.

Взмахом палочки она сняла чары секретности и быстро вышла из комнаты. Гарри потащился вслед за ней.

Он еще даже не вышел на улицу, как услышал крики.

- Вы недостаточно взрослые, чтобы присутствовать на собрании, - кричала миссис Уизли на своих младших детей и Гермиону. – И чтобы я больше об этом не слышала.

Не обращая на них внимания, он удивленно смотрел, как МакГонагалл садится слева от места во главе длинного стола и жестом показывает Гарри занять его. Ремус сидел напротив нее и приветственно улыбался ему, несмотря на то, что при данных обстоятельствах это было немного странно.

Совершенно изумленный Гарри подошел к указанному месту и посмотрел на большой стол для заседаний, который получился из нескольких маленьких столиков, сдвинутых вместе.

МакГонагалл бросила ему одобрительный взгляд, и Гарри сделал глубокий вдох, прежде чем повернуться к спорящим Уизли.

- Миссис Уизли, - решительно сказал он, завладевая ее вниманием. – Я знаю, что вы не хотите, чтобы они присутствовали на этом собрании, но вы сэкономите мне массу времени, если они услышат все вместе со всеми.

Гарри, не опуская глаз, встретил ее строгий взгляд.

- Вы знаете, что сразу после собрания мне придется рассказать им все сначала, со всеми пояснениями.

Его друзья решили благоразумно промолчать, но были полны готовности сражаться за право присоединиться к собранию.

В конце концов, миссис Уизли неодобрительно поджала губы и кивнула. Подростки без промедления уселись за стол.

Все затихли и посмотрели на Гарри. Он снова бросил взгляд на МакГонагалл, но она просто кивнула ему, чтобы он продолжал. Парень не был готов к этому. Он ожидал, что это она заменит Дамблдора.

- Давай, Гарри, - тихо сказал Ремус, ободряюще улыбаясь ему.

Гарри благодарно улыбнулся в ответ, обнаружив, что к нему вернулась уверенность.

- Итак, я собрал членов Ордена, потому что узнал о запланированном на сегодняшнюю ночь нападении Пожирателей.

Он снова почувствовал себя неуверенно, когда за столом сразу же воцарился хаос. Кто-то смотрел испуганно, кто-то недоверчиво, кто-то сердито, а кто-то просто грустно.

- Это ты назначил собрание Ордена? – изумленно спросил Шеклболт. Его глубокий голос перекрыл всю какофонию звуков вокруг него.

- Да, - просто ответил парень. – Нам нужно кое-что сделать сегодня ночью.

- Но ты не можешь быть руководителем, - крикнул кто-то, кого он не знал.

Гарри пожал плечами.

- Кому-то придется делать это.

- Тебе даже нет семнадцати, - крикнул кто-то еще. – Не может быть, чтобы ты осмелился занять место Дамблдора.

Лицо Гарри окаменело.

- Вы правы, - холодно сказал он. – Я не собираюсь занимать место Дамблдора. Он был удивительным человеком, пользовался огромным уважением, и все смотрели на него с почтением. Все мы опечалены, что его нет с нами, но вы, кажется, забыли, что он на самом деле никогда не покидал нас.

Гарри был совершенно шокирован, как и все, когда вдруг услышал звонкую трель.

- Фоукс, - выдохнул он.

Посмотрев в небо, он увидел птицу с красно-золотым оперением, кружащуюся над ними. Он покосился на прекрасную птицу, тяжело опустившуюся ему на плечо. Парень потянулся, чтобы погладить феникса, наполненный благоговейным трепетом от зрелища.

- Привет, Фоукс, - прошептал Гарри.

Фоукс вывел радостную приветственную трель, согревшую ему душу.

- Он всегда будет здесь, с теми, кто верит в его дело, - выдохнул Гарри. Набравшись смелости от присутствия феникса, он посмотрел на членов Ордена. Поттер заметил, что все они, как и он сам, пребывают в благоговейном состоянии.

- Профессор Дамблдор всегда будет жив в наших сердцах, - тихо сказа он. – Он будет с нами, пока мы следуем его словам и советам. Я не верю, что он когда-нибудь действительно уйдет, - сказал Гарри и снова посмотрел на феникса. – Я не осмелюсь занять его место.

Сделав глубокий вдох, он снова заговорил, на этот раз более уверенным голосом.

- Однако я оказал бы ему плохую услугу, не сделав то, что мы должны сделать. Он счел бы величайшим позором для нас, если бы мы сидели и горевали, когда он ушел в свое очередное долгое приключение.

МакГонагалл поймала его взгляд и понимающе улыбнулась. Гарри улыбнулся в ответ, готовый держать пари, что она много раз слышала эти слова от Дамблдора. Он увидел, что она вытащила палочку и сотворила для Фоукса жердочку. Выдав очередную трель, феникс слетел с плеча Гарри и с комфортом уселся рядом с ним, глядя на весь мир так же, как и наблюдал за собранием.

- Может, попробуем начать сначала? – спросил Гарри с наглой ухмылкой. В ответ он услышал несколько изумленных смешков.

Он серьезно посмотрел на членов Ордена.

- Я назначил это собрание, потому что мы кое-что должны сделать сегодня ночью.

Все внимательно слушали его, и Гарри почувствовал огромное бремя на плечах. Его связь с Волдемортом была не тем, о чем можно было свободно говорить, и он был уверен, что не должен сейчас говорить об этом. Тем не менее, ему было нужно, чтобы эти люди поверили. Он решил попытаться просто пропустить эту часть, совершенно уверенный, что Дамблдор поступил бы точно также.

- Волдеморт собирается сегодня ночью напасть на небольшой поселок близ Литтл Уингинга, где живут мои родственники, - сказал Гарри. – Не думаю, что он может напасть на Литтл Уингинг, возможно из-за чего-то, что Дамблдор сделал в прошлом. Точно не знаю, - признался он. – Но я уверен, что он запланировал это нападение, чтобы нанести удар почти по моему дому.

- Мой, гм, источник информации не идеален, и это все, что мне известно, - сказал он и продолжил излагать все, что знал, в том числе название поселка, количество Пожирателей Смерти и то, что нападение произойдет сегодня ночью, хотя и не знал, во сколько именно.

- Откуда ты узнал все это? – подозрительно спросил Муди.

Гарри набрал воздуха в легкие, прежде чем ответить.

- Из того же самого источника, на котором основывались ваши действия раньше, и который был известен Дамблдору, - честно ответил он. Речь шла о шпионе и о связи через шрам, и некоторые из членов Ордена знали об этом.

- И что это за источник? – спросил Шеклболт.

Гарри замялся, не желая прямо отвечать на вопрос. Он не думал, что люди хорошо отреагируют, узнав о его прямой связи с сознанием Волдеморта.

- Это комплексный навык, основанный на том, что произошло между Гарри и Волдемортом, - произнесла Гермиона своим лекторским тоном. – Он сильно зависит от магического феномена, благодаря которому Гарри ребенком выжил после убивающего проклятья, из чего следует, что это – не то искусство, которым может овладеть каждый. Профессор Дамблдор был мудрым человеком, владевшим Древней Магией, и помог Гарри развить свои способности так, чтобы он мог управлять ими. К сожалению, это неизученная область магии, но она может быть очень полезна, - быстро добавила она.

Гарри с удивлением смотрел на подругу, пока она несла весь этот бред. Благодаря ее деловому тону и репутации башковитого книжного червя, прозвучавшее объяснение было крайне сложным и весьма правдоподобным. Поскольку он был абсолютно уверен, что даже Дамблдор не понимал природу его связи с Волдемортом, то был вынужден признать, что комментарий Гермионы был исчерпывающим.

Он перевел взгляд на Рона, который сидел рядом с ней, и ему пришлось сдержать смех при виде ошеломленного выражения его лица, появлявшегося всегда, когда тот слушал ее лекции. Он рискнул взглянуть на МакГонагалл, которая отлично знала, что все это – чушь собачья. Декан сохраняла на лице свою обычную маску строгости, но в ее глазах поблескивало веселье.

Посмотрев на всех остальных, он увидел на многих лицах точно такое ошеломленное выражение, как у Рона. Тонкс, похоже, чуть не засыпала, а Ремус смотрел на Гермиону так, будто впитывал ценную информацию. Он поинтересовался – знал ли Ремус, что Гермиона все выдумала. Многие смотрели на нее зачарованно, пока она продолжала тараторить. Но, судя по всему, никто не усомнился в этом, чему Гарри был весьма благодарен. И этим он был обязан Гермионе. Он не думал, что впредь кто-нибудь рискнет спросить об источнике информации.

- Думаю, что теперь всем все понятно, - сказала Гермиона, заканчивая. – Эта потрясающая и уникальная способность позволяет Гарри иметь доступ к очень важной информации.

Она села на место и выжидательно посмотрела на него.

- Гм, да, - сказал Гарри. – Итак, полагаю, что мы можем обсудить план предстоящей атаки.

Тут многие из тех, кто впал в ступор во время объяснения Гермионы, ожили.

- У тебя есть какие-то предложения, Гарри? – спросил Ремус.

Парень бросил ему легкую благодарную улыбку. Люди уже и так забеспокоились, позволив подростку вести собрание. Поддержка кого-то из взрослых членов Ордена была и подстраховкой, и помощью. Довольно странно, но большинство, казалось, было радо руководству, даже если руководил кто-то настолько юный. Он был вынужден задуматься, насколько обязан этим тому обстоятельству, что является Гарри Поттером, Избранным.

Отложив эти мысли в сторону, Гарри начал излагать основную стратегию, придерживаясь предложений Снейпа. Основным отличием было то, что Гарри сузил направление контратаки до одного поселка. Он поколебался, прежде чем предложить отправить наблюдателей и в два соседних, учитывая, что Волдеморт упоминал о них и всегда мог изменить свое решение. Кто-то должен был вести наблюдение за возможным появлением Пожирателей, чтобы в случае необходимости аппарировать и предупредить остальных.

Гарри вздохнул с облегчением, когда все начали принимать участие в обсуждении и решать, кто где будет находиться. Этим занялись Муди и Шеклболт, и Гарри внимательно слушал, как распределялись позиции и обязанности. Эти двое и раньше занимались подобными вещами.

Усевшись на свое место, Гарри осознал, что всем нужен кто-то, чтобы начать. Как только появлялась информация и хоть какое-то руководство, о чем и говорила МакГонагалл, люди начали собираться в единое целое.

Все шло гладко до тех пор, пока речь не зашла о самых младших участниках собрания. Фред, Джордж, Рон, Джинни и Гермиона оспаривали решение не брать их с собой, заявляя, что они хотят помочь. На этот раз миссис Уизли получила поддержку других членов Ордена, которые не хотели, чтобы «дети» участвовали в этом. Гарри старался не вмешиваться в это, но все равно вскоре оказался втянутым в дискуссию.

- Гарри тоже хочет сражаться, - воскликнул Рон. – Правда, Гарри?

Поттер внезапно снова оказался на первом плане.

- Я буду там, - тихо признался он.

- Видите! – триумфально воскликнул Рон.

- Это прозвучало не как вопрос, Гарри, - резко сказал Ремус, уловив то, на что не обратил внимания Рон. Всеобщее внимание быстро переместилось к их краю стола. Ремус не часто говорил таким тоном.

- Нет, не вопрос, - спокойно согласился парень.

- Гарри, - предостерегающе сказал Ремус.

Тот не дрогнул под кинжальным взглядом оборотня.

- Я знаю свою роль в этой войне лучше, чем кто-либо другой из присутствующих здесь, - сказал он, не обращая внимания на острые взгляды, которыми посмотрели на него Рон и Гермиона, не говоря уж обо всех остальных. – Знаю и осознаю риск, на который я иду и уверяю вас, что не собираюсь лезть в самое пекло.

- Однако я буду там, - продолжил он настойчивым и решительным голосом. – Если обстоятельства сложатся так, что я смогу помочь, то я сделаю это. Но я не буду сидеть дома, сложа руки, когда идет война.

- Это не война, а всего лишь одно сражение, - возразил Ремус.

Он был немного удивлен, когда Гарри согласно кивнул головой.

- Ты прав. В этой битве не будет решаться судьба всей войны, но это не помешает мне делать все, что в моих силах, чтобы расстроить планы Волдеморта.

- Гарри, ты сделал свою часть дела, сообщив нам полученную информацию, - сказал Ремус. – Теперь позволь нам выполнить нашу часть.

- Вы и будете ее выполнять, - спокойно сказал Гарри. – Но сегодня ночью предстоит работа для всех. Это глупо – не воспользоваться всей возможной помощью. Чем больше народа, тем больше вероятность, что Пожиратели даже не рискнут начать бой. Поставьте нас, детей, в качестве наблюдателей туда, куда необходимо, и вы освободите тех, у кого больше опыта и умения в сражениях с Пожирателями.

Гарри жестом показал на своих друзей.

- Мы с Роном, Гермионой и Джинни имеем боевой опыт, и я не вижу смысла в попытке уберечь нас от этого.

Ремус вздохнул, признавая свое поражение.

- Когда ты превращаешься в разумного молодого человека, готового отстаивать свои права, то становишься слишком логичным, чтобы я мог переспорить тебя.

После этого миссис Уизли неохотно позволила им быть наблюдателями. Гарри знал, она согласилась на это только лишь благодаря его словам, что вероятность появления Пожирателей в тех городках очень мала. Его друзья были недовольны, что вряд ли окажутся там, где, скорее всего, что-то будет происходить, но они радовались, что им вообще разрешили пойти. Рон и Гермиона отправлялись наблюдать в один поселок, а Фред и Джордж – в другой. Джинни еще не умела аппарировать, и поэтому близнецы, которые владели совместной аппарацией, брали ее с собой.

Гарри отказался быть где-то еще кроме места вероятного сражения, но охотно согласился воспользоваться мантией-невидимкой.

Собрание закончилось, и большинство людей не успели попрощаться с Уизли и уйти, как мадам Помфри нерешительно сообщила:

- У нас есть еще одна небольшая проблема.

Сначала она, казалось, не знала, к кому обратиться. В конце концов, она уперлась взглядом в профессора МакГонагалл. – Больничное крыло довольно хорошо обеспечено лекарствами для лечения тех ран, которых, будем надеяться, не случится сегодня ночью, но если это произойдет, то мои запасы некоторых зелий быстро закончатся.

МакГонагалл поджала губы в тонкую линию.

- Это вызывает беспокойство, - согласилась она.

- А что случилось с Слагхорном? – полюбопытствовал Гарри.

- Мистер Поттер, по-моему, вы присутствовали, когда профессор Дамблдор уговаривал его преподавать, - резко сказала МакГонагалл.

- Он снова спрятался, да?- спросил Гарри.

Она коротко кивнула.

- К несчастью, его исчезновение не имеет никакого значения, - сказала Минерва.

Гарри подозрительно прищурил глаза, и она снова кивнула.

- Твою мать! – воскликнул он.

- Мистер Поттер! Следите за языком! – одернула его МакГонагалл.

Парень только закатил глаза, думая возникшей проблеме.

- Я так понимаю, что Снейп был единственным, кто умел готовить некоторые зелья, - с горечью сказал он.

Многие ахнули, когда Поттер посмел упомянуть Снейпа. Он поинтересовался, было ли это так же плохо, как произнести имя Волдеморта. Выбросив эту мысль из головы, он снова сконцентрировался на зельях.

- Я не совсем уверена, что это было правильно с нашей стороны, - говорила МакГонагалл. – Талант в изготовлении зелий дается не всем. Думаю, мы могли бы купить часть наиболее сложных в изготовлении зелий.

- Довольно трудно найти, где можно купить высококачественные зелья, но если вы и найдете, то стоят они очень дорого, - тихо сказал Ремус.

Гарри взглянул на Ремуса и тут до него дошло.

- У тебя больше нет аконитового зелья.

Тот только покачал головой.

Гарри хотелось кричать и сыпать проклятьями от такой чертовской несправедливости. Он знал, где находится зельевар, и знал, что он по-прежнему на Светлой стороне.

Поттер медленно распахнул глаза. Предполагается, что он не общается с зельеваром, но у него же есть его записи. Ему удавалось с помощью книги целый год мошенничать на Зельях и варить их даже лучше Гермионы. Он мог сейчас использовать эти записи как прикрытие и получить небольшую помощь зельевара, если ему повезет. Кроме того, у него есть еще и Драко.

Гарри посмотрел на сидящих за столом и встретился взглядом с Гермионой. Она посмотрела на него, и он понял, что подруга догадывается о некоторых его мыслях.

- Нет, Гарри, - сказала она. – Это опасно.

- Ничуть! – возразил он.

Взрослые продолжали спорить, когда Гарри был погружен в свои мысли, но теперь все замолкли, слушая их с Гермионой.

- Как ты можешь говорить это? – сердито крикнула она.

- Потому что это может помочь. А нам нужна любая помощь.

- Не от него, - сказала она еще более разгневанно.

- Гермиона, это книга, - спокойно сказал Гарри. – Всего-навсего.

- Ты знаешь, что это не так, - сказала Гермиона, поджав губы.

Этот разговор начал быстро выводить его из себя, особенно после тех споров, которые они вели в течение нескольких месяцев.

- На этот раз речь идет не об уроках, Гермиона, а о том, чтобы помочь спасти людям жизни.

- Вот именно, - огрызнулась она, поступая точно так же, как Гарри, когда он что-то доказывал ей. – И мы не будем рисковать ничьими жизнями.

- Я не могу поверить, что ты предложил это! – заорал Рон, выглядя сердитым и сконфуженным своим криком.

- Это всего лишь гребаная книга! – кричал Поттер.

- Это не так, и ты знаешь это, Гарри! – Гермиона тоже повысила голос.

- Довольно! – прервала перебранку МакГонагалл. Она посмотрела на Гарри своим пронизывающим взглядом. – О чем идет речь, мистер Поттер?

- У меня есть возможность приготовить некоторые зелья, которые могли бы понадобиться мадам Помфри, - сказал он твердым и очень спокойным голосом.

- Но это опасно! – крикнула Гермиона. – Это книга Снейпа.

Гарри бросил на нее угрожающий взгляд, ему в голову пришли неприятные мысли о пустой болтовне.

- Мистер Поттер, - произнесла МакГонагалл предупреждающим голосом.
Гарри тяжело вздохнул и кратко рассказал о книге, главным образом упирая на то, что в ней есть пометки Снейпа касательно приготовления различных зелий.

Он не был доволен, когда Гермиона быстро добавила, что там так же есть и опасные заклинания, которые Гарри выучил. Она хотя бы не упомянула, что он испробовал одно на Драко.

МакГонагалл выглядела мрачной, обдумывая все услышанное.

- Профессор Снейп разбирался в зельях, - в конце концов сказала она. – Гарри, ты уверен, что сможешь правильно сварить зелья для мадам Помфри?

- Да, - быстро ответил парень, радуясь, что ряд лечебных зелий изучали на шестом курсе. – А то, что не смогу сварить, я найду и куплю, - добавил он.

- В этом нет необходимости, - сухо сказала МакГонагалл. – На этот случай у Ордена есть средства, как и у Хогвартса.

- Я – член Ордена, - твердо сказал Гарри. – И у меня к тому же есть возможность сварить или купить необходимые зелья.

Он бросил взгляд на Рона и Гермиону, зная, что они были им недовольны.

- Это не входит в ваши обязанности, - сказала МакГонагалл и, судя по ее виду, она тоже была недовольна ситуацией.

- Кто-то должен заниматься этим, а я как раз могу что-то сделать для решения этого вопроса.

Она пристально смотрела на него в течение нескольких минут, а потом тяжело вздохнула. Это была знакомая Гарри реакция.

- Ну, тогда ладно, - сказала она.

- Гм, мне нужно будет ненадолго попасть в Хогвартс, - сказал он.

Она еще раз бросила на него острый взгляд.

- Думаю, мне не надо знать зачем.

Поттер усмехнулся.

- Нет, думаю, что не надо.

МакГонагалл слегка улыбнулась с ответ.

- Хогвартс всегда открыт, - сказала она вставая. – Надеюсь, мы увидимся завтра.

Гарри кивнул, но ее слова вызвали у него новые вопросы. Однако он не озвучил их, когда она повернулась и пошла прочь. Ему было любопытно, как охранялся Хогвартс, когда там никого не было. Он знал, что сегодня днем там были только Филч и миссис Норрис, ну, может быть еще кто-то. Наверно, охранные чары обеспечивали мощную защиту даже тогда, когда там никого не было, подумал он.

Самым большим вопросом было, откроется ли Хогвартс в следующем году, и Гарри не был уверен, что хочет знать ответ на этот вопрос. Если Хогвартс не откроется, то ему придется разбираться с другим комплексом проблем, а прямо сейчас он не был готов думать об этом.

Все взрослые разошлись, и Гарри остался со своими друзьями, которые подошли к нему поближе. Он знал, что его забросают вопросами и не рвался на них отвечать.



Глава 8.

- Гарри, почему ты ведешь себя так странно? – внезапно выпалил Рон.

Гарри испугался вопроса. Он ожидал чего угодно, но не этого.

- Что ты имеешь в виду? – осторожно спросил он. – Я такой, как и всегда.

- Нет, не такой! – воскликнул Рон.

- Ты что-то напридумывал себе, Рон, - отмахнулся Гарри.

Рон умоляюще обратился к Гермионе за помощью, и она подключилась к расспросам.

- Гарри, ты только что собрал Орден, заставил собрать, изложил стратегию контратаки и отстоял свою позицию перед Люпином и миссис Уизли. Не говоря уж о том, что ты сумел переубедить профессора МакГонагалл, и не один раз, а раза два, по крайней мере.

Гарри быстро вспомнил свой короткий приватный разговор с МакГонагалл перед собранием Ордена и понял, что Гермиона знает о нем, хотя и не слышала, о чем шла речь. Она видела, что МакГонагалл после этого разговора предоставила ему вести собрание Ордена.

Прежде чем он нашел, что сказать, Рон снова заговорил.

- И ты добровольно вызвался готовить зелья! – он выкрикнул это так, будто Гарри сделал самую ужасную вещь в жизни.

Поттер фыркнул от смеха.

- Мадам Помфри сказала, что ей понадобятся некоторые зелья, а я сказал, что могу помочь. Что касается собрания, то, может, это и выглядело так, будто я всем распоряжался, но это было только с разрешения МакГонагалл. И все меня слушали по той лишь причине, что внезапно появился Фоукс, и мне повезло, что Гермиона помогла отвлечь внимание.

Он широко улыбнулся ей.

- Кстати, ты была просто великолепна!

Гермиона не устояла и улыбнулась в ответ.

- Я тоже думаю, что это было здорово, - важно сказала она.

Рон и Джинни засмеялись, и все они немного расслабились. Однако если Гарри рассчитывал, что это поможет сменить тему, то он ошибался.

- Думаю, мой идиот братец пытался сказать, - встряла в разговор Джинни, показывая глазами на Рона, - что мы не ожидали увидеть тебя таким властным и способным руководить. С чьей-то помощью или нет, но ты сегодня пришел с уже готовым планом, и тебя ничто не могло остановить. И все взрослые… даже мама… кажется, признали это.

Последнюю фразу она произнесла с благоговейным страхом.

- Мы привыкли к тому, как ты ведешь себя в критических ситуациях, но это было весьма… впечатляюще, - сказала Гермиона, с трудом подобрав подходящее слово. – Когда мы в последний раз видели тебя, ты был очень зол и сильно горевал по Дамблдору. Мы не ожидали увидеть тебя таким… спокойным, особенно с учетом обстоятельств.

Гарри небрежно пожал плечами, пристально глядя на друзей. Гермиона выглядела так, будто ждала, что он взорвется от ее слов. Парень подумал, что раньше так оно и было бы.

- Есть дела, которые должны быть сделаны. У нас нет времени сидеть и предаваться горю. Я не говорю, что я не зол. Я в ярости, что нам приходится этим заниматься, но это должно быть сделано. Я жутко боюсь, что сегодня ночью там могут пострадать люди, - тихо произнес он.

Он не хотел признать, что также волнуется за Малфоя со Снейпом. Он все еще боялся признаться в этом себе и не мог этого понять.

- Мы тоже поняли, что ты испуган, - сказала Гермиона. – Но в тебе что-то изменилось за прошедший месяц.

- Я и раньше считала тебя решительным, но этот новый ты просто потрясающий, - вставила Джинни.

Гарри раздраженно покачал головой.

- И не так уж сильно я изменился, - возразил он. – Вы знаете, что я всегда был решительным, особенно после смерти Дамблдора, иначе в этой войне не победить.

- Раньше ты не говорил так по-взрослому, - сказала Гермиона понимающе, но все равно печально. – Думаю, я не вполне понимала, как на тебя подействовала смерть Дамблдора.

Гарри задумался над ее словами. Он точно не ощущал себя более взрослым, чем раньше. Он просто чувствовал, что более серьезно стал относиться к своим обязанностям. Может, из-за этого я и кажусь более взрослым, - подумал парень.

Раньше Дамблдор всегда был рядом. Он был лидером. Он был защитником и наставником и надежно страховал Гарри.

Поттер не собирался занимать место Дамблдора и старался в каждом слове, сказанном членам Ордена, подчеркнуть это. Он не собирался занимать его место, но, по общему признанию, должен был взять на себя завершение некоторых дел, начатых Дамблдором. Это включало в себя многие вещи: от созыва собраний Ордена в экстренных случаях до попытки помочь Малфою и убедить его перейти на их сторону.

Он нахмурился и попытался определить, не берет ли он себя больше, чем следовало. Может, были люди более подходящие, чем он, для того, чтобы закончить незаконченные дела Дамблдора? Вряд ли ему стоило пытаться сделать все самому.

Во время собрания ему понадобилась помощь многих – и феникса, и Снейпа, и МакГонагалл, и Гермионы, и Ремуса.

Возможно, его предложение помочь с зельями прозвучало несколько странно, но это только потому, что никто не знал о Снейпе. Он безумно надеялся на помощь зельевара, понимая, что этому нет никакой гарантии, но он также правильно заметил, что у него есть деньги для покупки всего необходимого.

Что касается Снейпа, то, конечно, Гарри вряд ли мог контролировать его. Северус действовал в одиночку. Для этого потребовалось проанализировать массу известных фактов и постараться преодолеть собственные эмоции, но они пришли к некоторому взаимопониманию. Чтобы достичь этого, Гарри пришлось вспомнить о своем доверии Дамблдору.

А если говорить о Малфое, то Гарри понимал, что он по-прежнему не имел информации о том, что случилось на самом деле. Дамблдор сделал первую попытку склонить Малфоя на свою сторону, но он знал, что потом много чего произошло. Многое, но не все, было связано с маленьким ребенком – Викторией.

Да, Гарри должен разобраться с некоторыми делами, которыми занимался бы Дамблдор, если бы был жив, но он делал это по-своему, не так, как бывший директор. Парень все еще чувствовал себя неуверенно и предоставил всему идти своим чередом.

- Гарри!

- Что? – отозвался он, отвлекаясь от своих мыслей.

- Ну, хоть что-то не изменилось, - проворчал Рон.

- Ты снова потерялся в собственных мыслях, - с усмешкой сказала Джинни.

Гарри слегка улыбнулся ей и посмотрел на Гермиону.

- Мне много о чем надо подумать и много чего сделать. И я планирую последовательность. Если считать, что взрослыми нас делает количество обязанностей, то, полагаю, ты права.

- Ты не должен все делать один, - строго сказала Гермиона.

Гарри пожал плечами.

- Я и не делаю все один. Довольно странно, но думаю, что сейчас я получаю гораздо большую поддержку, чем когда-либо раньше.

Он показал на сдвинутые столы.

- Полагаю, что за мной стоит весь Орден.

До Гермионы внезапно дошло, что он прав.

Гарри не мог сказать ей о Малфое, Снейпе и Винки, но они тоже помогали ему. Конечно, Малфой пришел со своим набором проблем, но Поттер даже не вспоминал об этом.

- И у меня есть вы, - тихо сказал юноша. Он посмотрел на Фоукса, который все еще сидел не жердочке позади него. – Похоже, что у меня теперь есть и Фоукс, - сказал он ошеломленно.

- Фениксы сами выбирают себе хозяев, - сообщила Гермиона. – И я думаю, что Дамблдор имел на него большое влияние. Как бы то ни было, похоже, что сейчас он выбрал тебя своим хозяином.

- Гм, это значит, что он будет жить у меня? – с любопытством спросил Гарри.

Фоукс вывел короткую трель, которая, по-видимому, должна была обозначать положительный ответ на вопрос.

Гермиона просто сияла, Джинни с Роном выглядели изумленными.

- Думаю, что так, - счастливо сказала Гермиона.

Гарри вздохнул. Да, это было великолепно, но это так же означало, что ему надо узнать, как ухаживать за фениксами. Он надеялся, что с Фоуксом будет таким же легко, как с Хедвиг, которая замечательно заботилась о себе сама. Его главной задачей в смысле ухода было дарить ей время от времени любовь и внимание.

- Гермиона? – позвал он. Ему даже не пришлось ничего спрашивать, как она уже начала отвечать.

- Я все разузнаю, - быстро ответила она. – Я найду все, что тебе нужно знать о фениксах, чтобы ты мог правильно ухаживать за ним.

- Плюс все, что тебе не нужно знать, - пробормотал Рон, получая от нее толчок локтем под ребра.

- Это большая честь для тебя, - сказала Гермиона.

- Да, - тихо согласился Гарри, протягивая руку, чтобы погладить Фоукса, и впервые со смерти Дамблдора почувствовал его присутствие рядом.

- Идем, Рон, - внезапно сказала Гермиона, поднимаясь и потянув его за руку. – Ты должен помочь мне поискать информацию о фениксах в тех книгах, которые есть здесь.

- А почему я должен делать это? – скептически поинтересовался тот.

- Потому что это надо Гарри, - нетерпеливо сказал Гермиона, таща его за руку и вынуждая идти вслед за ней.

Поттер смотрел, как они уходят, и с изумлением слушал их продолжающуюся перебранку. Позади него послышался тихий вздох, он повернулся и увидел Джинни.

- Думаю, что Гермиона дала нам возможность остаться наедине, - сказала она.

- О, - отозвался Гарри, осторожно посмотрев на нее.
Джинни закатила глаза.

- Я знаю, что мы больше не вместе, и они тоже это знают. Просто они надеются, что мы снова будем парой.

- Джинни, - начал Гарри и замолк. И что я должен сказать, - подумал юноша. Он действительно не хотел возобновлять их отношения, но и не хотел делать ей больно.

- Все в порядке, Гарри, - тихо сказала она. – В отличие от них, я понимаю, что тут ни при чем ни смерть Дамблдора, ни война, ни то, что тебе нужно сосредоточиться на всем этом.

- Правда? – глупо переспросил он.

Джинни засмеялась.

- Гарри, мы оба знаем, что не подходим друг другу, как думали раньше.

Он подумал, что это была абсолютная правда. Их отношения были не такими, как он ожидал. Все было довольно приятно, но ему никогда не было по-настоящему комфортно с ней. Точнее, он обнаружил, что ему гораздо комфортней с ней как с сестрой, чем как с подружкой. Гарри просто не предполагал, что Джинни может прийти к точно такому же выводу.

Он продолжал тупо смотреть на нее, и она засмеялась над ним.

- Гарри, я знаю, что ты не хочешь ранить мои чувства, и я уверена – ты искренне считаешь, что мы расстались лишь на время, пока идет война. Однако ведь Рон с Гермионой не расстались по этой причине, правда?

Он насупил брови.

- Да, конечно, но на них не лежит такая ответственность.

- Это точно, - согласилась она. – Но если бы ты любил меня так, как Рон любит Гермиону, ты бы сделал все, чтобы мы были вместе, несмотря на обстоятельства. Когда для тебя что-то важно, ты ото всего отказываешься ради этого.

- Ты важна для меня! – возразил он. – Я делаю все, чтобы защитить тебя!

Джинни улыбнулась.

- Рада это слышать, - сказала она, чем еще больше сконфузила парня. Она взяла его руку и тихонько пожала ее. – Гарри, когда-то я была жутко увлечена тобой. Даже после того, как я начала встречаться с другими, это не прошло, и наконец мне выпал шанс быть с тобой. И хотя мне с тобой было хорошо, я постепенно поняла, что ты стал мне больше братом, чем бойфрендом.

- Ты хочешь сказать, что я – плохой бойфренд? – спросил он, немного оборонительно.

- Нет, - ответила она с широкой ухмылкой. – Я вовсе не это хочу сказать. У тебя есть немало достоинств: ты хорошо целуешься… и не только это, - лукаво добавила она.

- Замолчи, - зашипел Гарри, нервно оглядываясь по сторонам. – Я не хочу, чтобы это услышал кто-нибудь их твоих братьев, не говоря уж о матери.

Он нахмурился, а Джинни снова начала смеяться.

- Это одно из качеств, которое делает тебя хорошим бойфрендом, - сказала она.

- Что? – переспросил Гарри, снова смущаясь.

- Ты очень уважительно относишься к девушке, - ответила Джинни. – Я очень хорошо знаю, как парни любят хвастаться своими победами. Хоть ты и мог бы все рассказать моим братьям, но уважаешь мое желание не посвящать их в это.

- Это не уважение, это страх, - уныло сказал Гарри.

Она широко ухмыльнулась.

- Ты – Гарри Поттер, и ты ничуть не боишься моих братьев.

- Боюсь, и очень, - недовольно признался он.

Джинни продолжила, будто и не слышала его.

- Очень плохо, что я для тебя ничего не значу, - размышляла она. – Трудно найти кого-то, кто устроил бы всех моих братьев.

- Я гожусь на что-нибудь еще? – саркастически спросил Гарри.

- Конечно, ты годишься для секса, - нахально сказала Джинни.

Юноша не знал, плакать ему или смеяться.

- Вообще-то, ты мне нравишься, - заметил он.

Она улыбнулась в ответ.

- Да, знаю, ты мне тоже нравишься. Но не более того. Нам лучше быть просто друзьями. Думаю, что мы оба пытались построить какие-то отношения только потому, что считали это самым лучшим вариантом для нас обоих.

- Да, - тихо согласился Гарри, понимая, что она имеет в виду.

- Хватит шутить, секс был хорош, но это не было слишком впечатляюще, - весело сказала Джинни.

Гарри смотрел на нее, открыв рот.

- Прости, но пару минут назад речь шла о том, что это было здорово, а теперь ты упрекаешь меня в… в… - он замолк, пытаясь подобрать определение тому, в чем она его упрекала. Он знал, что это звучит нелепо.

- О, перестань, Гарри, это было весело, приятно и расслабляющее, но между нами действительно не было ничего потрясающего, - сказала она.

Посмотрев на нее, Гарри понял, что она гораздо опытнее его. Он знал это задолго до того, как они стали встречаться. Черт, именно она научила его всему в плане секса. Поттер только не знал, что у нее была некая шкала сравнения, и что по этой шкале он не был лучшим.

- Прости, что не был достаточно хорош для тебя, - сухо сказал он.

До Джинни дошло, как парень трактовал ее слова.

- Я не хотела тебя обидеть, - сказала она скорее нежно, чем раздраженно. – У меня не было много парней, но я знаю, что между нами не было ничего потрясающего. Мы скорее экспериментировали и учились.

Гарри снова нахмурился. Он не думал, что когда-нибудь поймет все хитросплетения этих отношений.

- Я не говорю, что нам было плохо вместе, - сказала Джинни. – Просто я думаю, что нам не стоит быть вместе.

Подумав, Поттер решил, что это наиболее правильное решение, он и сам пришел к такому же выводу, но несколько иным путем. Он все еще чувствовал себя немного обиженным, но учитывая тот факт, что он видел в ней скорее сестру, то, наверно, секс с ней не должен был быть очень уж хорош. У него просто не было опыта, чтобы сравнить.

- В наших отношениях есть что-то немного странное, да? – спросил Гарри.

Джинни расслабилась и снова засмеялась.

- Да. Я не думаю, что было бы здорово целоваться с кем-то из моих братьев, - поняв, что она сказала, они оба содрогнулись. – Уже в самой этой фразе есть что-то жутко неправильное, - пробормотала девушка.

- Друзья, - решительно сказал Гарри.

- Друзья, - согласилась Джинни.

- Итак, мы можем считать, что разобрались с этим? – спросила она, озорно улыбаясь. – Я знаю огромное количество девчонок, которые хотят встречаться с тобой.

Гарри застонал, не желая думать об этом. У него сейчас хватало хлопот с Драко. Он не мог представить себе, чтобы начать строить романтические отношения с какой-нибудь девушкой, пока вокруг творилось такое.

Вскоре после их разговора Джинни позвали в дом – помочь миссис Уизли приготовить ужин. Оставшись, наконец, на несколько минут один, он опустил голову на стол. День был просто бесконечным. Уже много чего произошло, и у него не было времени, чтобы разобраться во всем этом.

Еще немного подумав, Гарри решил, что ему и не очень-то хочется сейчас с этим разбираться. Произошедшего было очень много, а он вряд ли понимал половину всего, и ему надо было пошевеливаться. Еще много чего надо было сделать.

За ужином все были напряжены. Миссис Уизли переживала, что вся семья так или иначе будет участвовать в предстоящем сражении. Она продолжала бросать на Гарри попеременно то разгневанные, то обеспокоенные взгляды. На всех остальных она смотрела испуганно, отчего они чувствовали себя крайне некомфортно.

Никто не ждал с нетерпением предстоящий вечер, и напряжение было очень высоким. К концу ужина Гарри уже сидел как на иголках. Приняв решение, он взял рюкзак.

- Мне нужно кое-что сделать, но я вернусь еще до наступления темноты, - объявил парень и аппарировал, пока кто-либо успел начать спорить с ним.

Сначала Гарри решил аппарировать на Гриммаулд Плейс. Если Снейп раздобыл еще какую-нибудь информацию, то он оставил для него записку. Малфой владел информацией, но Поттер сомневался, что он поделился ей со Снейпом, вернувшись в Мэнор. Он вошел в кухню и с удивлением обнаружил там зельевара.

- Поттер, - холодно сказал профессор. – У меня есть для вас дополнительная информация.

Гарри кивнул, ожидая продолжения. Он внимательно слушал, как Северус сообщал ему то, что он уже знал от Малфоя. На планы, которые они разработали с членами Ордена, это влияло лишь в том, что теперь не были нужны наблюдатели в других городках. Тем не менее, парень не собирался говорить об этом друзьям.

- Поттер, почему вы сейчас здесь? – подозрительно спросил Снейп.

- Ну, гм, - нервно начал Гарри. Он действительно не хотел снова схлестнуться с зельеваром.

- Выкладывайте, Поттер, - сказал Снейп.

- У мадам Помфри есть запас зелий к сегодняшней ночи, но некоторые из них, судя по всему, скоро закончатся, - выпалил он.

- А что я могу с этим поделать? – спросил Северус, подняв бровь.

- Вы можете помочь, - поспешно заявил Гарри.

- Поттер, они доверят Пожирателю варить зелья? - сердито усмехнулся Снейп.

- Нет, но МакГонагалл доверяет вашим знаниям.

- Поттер, что Вы предлагаете?

Гарри застонал про себя. Когда он взваливал на себя эту обязанность, то не думал, что так трудно будет сообщить об этом Снейпу, не говоря уж о том, чтобы попросить его о помощи.

- Я сказал МакГонагалл, что смогу сварить кое-что из того, что мы изучали на шестом курсе, - признался он. – И еще я сказал, что найду и куплю остальные зелья.

- И она согласилась? – недоверчиво спросил Северус.

- Да, - сказал Гарри. – Мне, гм, пришлось рассказать ей о книге. Гермиона снова спорила со мной из-за нее, - пробормотал он.

- Вы спорили с мисс Грейнджер из-за моей книги, а потом рассказали о ней МакГонагалл, - спокойно констатировал Снейп.

Гарри поморщился.

- Да.

- После того, как вы рассказали о том, что в книге есть мои пометки, МакГонагалл позволила Вам, человеку, известному своей полной неспособностью к зельям, заниматься зельеварением и обеспечением больничного крыла и Ордена необходимыми лекарствами.

Снейп продолжал говорить все тем же ровным тоном, что Гарри посчитал очень опасным.

- Да, - снова ответил он.

- И вы полагаете, что сможете успешно сварить зелья, - сказал Северус.

- У меня в прошлом году все получалось, - сказал Гарри. – С помощью книги, - тихо признался он.

Снейп закрыл глаза и сдавил пальцами переносицу, Гарри не знал, чего ждать. Тот явно сейчас должен был взорваться, и парень обдумывал, как можно его успокоить.

Когда зельевар не изъявил желания хоть что-нибудь сказать, Поттер нервно продолжил, зная, что будет проклинать себя, но не мог остановиться.

- Мне всегда было трудно научиться зельеварению у вас, и мы оба знаем это, но у меня неплохо получалось, когда я следовал указаниям Принца-полукровки. У него я и учился весь прошлый год, - произнес он, не осознавая, насколько убедительно это прозвучало. – Конечно, я смогу сварить эти зелья, даже несмотря на то, что по-прежнему не блистаю в зельеварении. Знаю, вам это не понравится, но мне и не надо ничего понимать, а только выполнять эти инструкции. В данный момент я не переживаю из-за ТРИТОНов, я даже не знаю, придется ли мне их сдавать. Но я забочусь о том, чтобы суметь приготовить зелья, которые необходимы мадам Помфри.

Прежде чем продолжить, Гарри перевел дух, а Снейп все еще сидел молча, закрыв глаза и пощипывая переносицу.

- Когда я говорил с профессором МакГонагалл, я надеялся, что вы поможете мне с этими зельями. Я мог бы сказать, что купил их. Я имею в виду, что мне пришлось бы, по крайней мере, купить необходимые ингредиенты. И вообще-то, я полагаю, что мог бы заплатить вам за их приготовление, - сказал он, нахмурившись, когда подумал, что Снейп мог решить, что не получит за эту работу и потраченное время никакого вознаграждения, которое, должно быть, получал в Хогвартсе. Вряд ли профессор делал что-то безвозмездно. Он не был похож на человека, делающего что-то по доброте душевной.

Гарри тряхнул головой и продолжил.

- Я знаю, что вы – лучше всех в этом и что Ордену была бы действительно полезна ваша помощь. Если хотите, я могу сварить их сам, но и в этом случае мне не обойтись без вашей помощи. Мне, гм, ну, мне придется воспользоваться вашими записями. И я думаю, что надо будет попросить Гермиону помочь мне, поскольку она действительно разбирается в зельях. Но если они окажутся не слишком сложными, то я, может, сумел бы управиться и сам, потому что не совсем уверен в ее помощи. Она ненавидит Принца-полукровку, потому что он помогал мне весь год. Я даже не могу сосчитать, сколько раз мы спорили из-за этого.

Гарри понял, что продолжает излагать свои мысли, а сам в это время думает о тех многочисленных трудностях, которые влечет за собой его плохо продуманный план, но не мог остановиться. Он никогда добровольно не рассказал бы всего этого Снейпу, но это было чрезвычайно важно.

- Послушайте, я, наверно, должен извиниться за то, что пользовался вашей книгой весь год. Я не знал, что она – ваша. И знаю, что должен извиниться, что не вернул ее, когда вы попросили об этом, - признался он. – Я запаниковал. Эта книга была, можно сказать, одним из моих лучших друзей, и я не хотел отдавать ее вам.

Снейп, наконец, открыл глаза и удивленно посмотрел на Гарри, но промолчал.

Парень обнаружил, что теперь, когда Снейп снова стал смотреть на него, ему стало гораздо труднее говорить. Он посмотрел на мужчину и ужаснулся, что выболтал так много.

- Как красноречиво, - усмехнулся зельевар. – Вы всегда сообщаете так много информации? – холодно спросил он.

Гарри поморщился.

- Нет, - тихо сказал он. – Но вообще-то я не рассказал вам ничего, что могло бы причинить кому-то вред, кроме меня самого.

- Да, действительно, - ухмыльнулся Снейп.

- Просто мне нужна Ваша помощь. Точнее, Ордену нужна ваша помощь. Думаю, я нашел единственно возможный выход.

- Как прошло собрание Ордена? – спросил Снейп. – Полагаю, что, коль вы ничего не сказали, то вам удалось убедить их и организовать сегодня ночью контратаку.

- Да, - устало сказал Гарри. – И, кажется, я на этом собрании израсходовал все красноречие, каким только обладал, поскольку сейчас у меня его опять нет.

Поттер рассказал обо всем, что произошло во время собрания, включая появление Фоукса. Он внимательно следил за тем, чтобы не сказать, что они уже решили сосредоточиться в том самом пригороде, о котором ему только что сказал профессор. Он умел хранить секреты и не представлял, что может его заставить проболтаться.

Когда Гарри закончил, Снейп бросил на него странный взгляд.

- Да уж, похоже, вы преуспели в ораторском искусстве.

Поттер вздохнул.

- Это был очень длинный день. Но я думаю, что мне не придется так туго, как вам.

Он потер виски, пытаясь предотвратить надвигающуюся головную боль.

- Сегодня все время что-то происходит, а до конца дня еще далеко. Мне пришлось ненадолго сбежать от миссис Уизли, чтобы остановить ее брюзжание, и я решил оставить вам записку, а потом я собираюсь в Хогвартс за учебником по зельям.

- Книга все еще в Хогвартсе? – спросил Снейп резким тоном.

- Гм, да, - ответил Гарри. – Она все еще там, я спрятал ее, когда вы велели отдать книгу вам.

- Понятно, - сказал зельевар.

Гарри было интересно, что ему понятно. Он знал, что с точки зрения Снейпа его поступки должны были показаться странными. Парень подумал, что, может быть, они слишком устали воевать друг с другом, когда кругом и без того было много проблем.

Снейп, похоже, потерялся в мыслях. Не зная, чем еще заняться, Поттер начал готовить чай. Северус ничего не сказал, когда парень поставил перед ним чашку чая, а просто взял ее и начал пить. Гарри сел, не готовый разорвать молчание, когда профессор был таким дружелюбным.

- Поттер, у вас есть возможность попасть в замок и свободно перемещаться в нем незамеченным, - наконец, сказал зельевар.

Гарри осторожно посмотрел на него. Это не был вопрос, поскольку они оба знали ответ.

- Да, - на всякий случай ответил он.

Лицо Снейпа ничего не выражало, что очень не нравилось парню, но это было лучше крайнего раздражения, которое часто появлялось на нем, когда профессор смотрел на него. Гарри понятия не имел, что творится у Северуса в голове. Впрочем, как и всегда, отметил он про себя.

- Встретимся у Визжащей Хижины в два часа пополуночи, - сказал Снейп.

Гарри недоверчиво посмотрел на него.

- Вы хотите сегодня ночью пробраться в Хогвартс вместе со мной?

- Мне нужно попасть в мои комнаты, - Снейп сузил глаза. – Я сомневаюсь, что у МакГонагалл было время или желание попытаться снять мои охранные заклинания. И ей будет не до того после сегодняшней битвы.

- Ну да, она будет в больничном крыле заниматься ранеными, которые попадут туда с Вашей помощью! – воскликнул Гарри.

- Совершенно верно, - резко сказал Снейп, заставляя парня заколебаться.

- Это прокатит? – сконфуженно спросил он.

- Сегодня в замке будет много посторонних, и внимание МакГонагалл будет отвлечено. Вряд ли она заметит еще одного визитера, - спокойно ответил зельевар. – Значит, до ночи.

Гарри проглотил ком в горле, не смея поверить в то, что услышал.

- Я… я… - попытался сказать он, но не смог выдавить ни слова.

- Да, вы поможете Северусу Снейпу, злому Пожирателю Смерти, попасть в Хогвартс впервые с тех пор, как он убил Альбуса Дамблдора, лидера Светлой стороны, - холодно сказал Снейп.

- О, боже, - простонал юноша. – Что будет, если об этом узнают?

Профессор слегка распахнул глаза.

- Вы отказываетесь?

- Нет, - помедлив, сказал Гарри, встречаясь с ним взглядом. – Просто все это может дерьмово закончиться.

Снейп скривил губы в усмешке, скорее забавляясь, нежели издеваясь.

- Следите за языком, Поттер, - спокойно сказал он.

Гарри недоверчиво распахнул глаза. Снейп заботится о его манере выражаться? Он понял, что это – единственный комментарий, который тот сделал.

- Но это дерьмово, - возразил он.

- Конечно, - подтвердил зельевар.

Поттер хохотнул, пытаясь игнорировать тот факт, что это прозвучало слегка истерично.

- В два часа? – переспросил он.

Снейп коротко кивнул.

- Нападение, скорее всего, состоится около полуночи.

Гарри зажмурился от напоминания, что на первом месте оставалось сражение. На минуту он оттолкнул эти мысли и снова вернулся к желанию зельевара пробраться в Хогвартс.

- Нам лучше встретиться у «Сладкого королевства», - сказал он.

- Почему?

- Потому что нам надо попасть не просто на территорию школы, а в Хогвартс, - ответил Гарри, внутренне съеживаясь и мысленно извиняясь перед Мародерами.

- Должно быть, это будет очень познавательная ночь, - сказал Снейп.
Парень уронил голову на руки и напомнил себе, что его секреты были небольшой платой за исцеляющие зелья, так необходимые им.
------------------------------------------------------------

Аппарировав назад, к Уизли, минут за сорок пять до заката, он обнаружил там массу народа. Судя по всему, большинство членов Ордена уже вернулись.

- Гарри! – крикнула Гермиона, подбегая к нему и придирчиво осматривая.

- Где ты был, приятель? – обеспокоенно спросил Рон.

- У меня были дела, - ответил он, направляясь к столу и оставляя всех обиженно смотреть ему вслед.

- Мистер Поттер, - строго произнесла МакГонагалл, поднимаясь со своего места и встречая его на полпути. – Может, вы потрудитесь объяснить, где вы были?

- Нет, - ответил он.

Она оторопело посмотрела на него. Гарри понял, что профессор совершенно не ожидала такого поворота.

- Мистер Поттер, - предостерегающе сказала Минерва.

- Профессор МакГонагалл, - вежливо отозвался он.

Она угрожающе поджала губы, и Гарри подумал, что совсем недавно такой ее взгляд заставил бы его страшно беспокоиться о своей судьбе. А сейчас он имел дело с гораздо большей опасностью, чтобы беспокоиться об этом.

Он приготовился к спору и твердо решил оставаться спокойным, решительным и постараться сделать все, что нужно, чтобы подготовиться самому и помочь подготовиться другим к предстоящей битве. В любом случае он решил быть стойким. Неожиданно он подумал, занимается ли Снейп, а особенно Драко, тем же самым перед сегодняшней вылазкой.

- Мистер Поттер, здесь многие беспокоятся о вас, особенно когда вы предпочитаете преследовать какие-то собственные непонятные цели, - сказала МакГонагалл.

- Я ценю вашу заботу, мадам, но у меня были дела, - спокойно сказал парень.

- Но не в одиночку же, - резко возразила она.

Лицо Гарри окаменело.

- Дамблдор поручил мне кое-что сделать. Он не счел нужным проинформировать вас при жизни; я не считаю нужным информировать вас после его смерти. Я уважаю его желание пока хранить это в секрете и жду того же самого от вас, - твердо сказал он.

МакГонагалл прищурила глаза и несколько минут молча смотрела на него.

- Что ж, ладно, - произнесла она, коротко кивая. Она оставила его в покое и вернулась на свое место за столом.

Наконец-то Гарри удалось разглядеть остальных собравшихся на заднем дворе Уизли. Кое-кто смотрел на него с осуждением, кое-кто – с благоговением. Когда он посмотрел на своих друзей, то от их ошеломленного вида ему захотелось рассмеяться и в то же время он осознал, насколько важным был этот разговор с МакГонагалл.
Прошествовав к столу в слегка напряженной атмосфере, он снова сел на стул во главе стола. За столом воцарилась тишина, все смотрели на него, а он не знал, чего они от него ждут. Парень вопросительно посмотрел на МакГонагалл.

- Думаю, мистер Поттер, что вы должны сказать несколько слов о предстоящем деле, - сказал она.

Почему я, - подумал он, но не произнес этого вслух. Наверняка тут есть кто-нибудь, кто лучше умеет произносить вдохновляющие речи. Это даже отдаленно не было похоже на обязанность капитана квиддичной команды перед игрой говорить что-нибудь воодушевляющее.

Ремус наклонился вперед и прошептал:

- Дело не в возрасте, знаниях или опыте. Ты должен дать им надежду, Гарри.

Безучастно посмотрев на Ремуса, который грустно улыбался ему, Гарри, наконец, начал понимать, чего хотел от него Скримджер. Но тогда как Скримджер искал обнадеживающую икону для толпы, члены Ордена шли рисковать своими жизнями, опираясь на ту информацию, которую предоставил им он, Гарри.

Гарри почувствовал на своих плечах еще большую тяжесть, но старался держаться прямо и встал, чтобы обратиться к людям. Сначала он посмотрел на Муди.

- Сколько у нас времени?

- Полчаса, - мрачно ответил тот.

Гарри кивнул и глубоко вздохнул.

- Хорошо. Скоро всем надо будет занять свои места. Не могу сказать наверняка, но полагаю, что нападение произойдет около полуночи, вскоре после наступления темноты.

Он вспомнил свои речи перед квиддичными матчами и начал говорить.

- Неважно сколько придется ждать, оставайтесь на своих местах и будьте внимательны. Роль каждого человека очень важна. Нас не ждут, и мы воспользуемся нашим преимуществом. Пожиратели Смерти не знают о наших планах, и именно это поможет нам победить.

Рон, нахмурившись, смотрел на него, и Гарри понял, что тот услышал что-то, показавшееся ему знакомым, но не знал откуда. Джинни пыталась прикрыть рукой губы, расползающиеся в ухмылке.

Гарри улыбнулся, чем испугал кое-кого, учитывая серьезность ситуации.

- Это сражение и это крайне серьезно, поскольку на кону стоят жизни, но я абсолютно уверен, что мы победим. И победим мы благодаря тому, что будем действовать согласованно во имя общего блага.

Он замолчал на минуту и снова продолжил.

- Сегодня днем высказывались предложения вечером еще раз обсудить нашу стратегию. Но думаю, что не стоит этого делать.

Муди немедленно возразил:

- Это необходимо.

- Нет, - покачал головой Гарри. – Мы все основательно проработали днем. Дело слишком серьезное, чтобы люди все забыли за несколько часов. Это только приведет к тому, что все будут еще больше нервничать.

Он обратился ко всем.

- Мы составили план, а сейчас время действовать.

- Так не принято, Поттер, - объявила МакГонагалл.

Гарри пожал плечами.

- Возможно, но я уверен, что мы максимально готовы. У нас нет времени, чтобы снова ломать голову над стратегией. Нам пора идти и сделать то, что нужно.

Он не смел посмотреть на Рона и Джинни. Конечно, даже Рон сейчас понял, где уже слышал половину сказанного.

Вообще-то МакГонагалл тоже подозрительно посмотрела на него.

- Хорошо, что члены Ордена привыкли действовать сообща, как команда, да, Поттер? – спросила она.

- Да, - только и сказал парень, широко ухмыляясь и понимая, что она тоже узнала в этой модифицированной версии речь, которую он произносит перед игрой.

Она усмехнулась, но одобрительно кивнула. Гарри повернулся к остальным.

- Мы готовы сделать это, да?

В ответ он увидел множество кивков и даже несколько улыбок.

- Тогда идем.

Гарри начал вытаскивать мантию-невидимку, но тут Ремус остановил его и крепко обнял.

- Будь там поосторожнее, - прошептал он.

- Ты тоже, - сказал Гарри, уткнувшись ему в грудь.

Ремус выпустил его с обеспокоенной улыбкой, но воздержался от дальнейших комментариев.

К нему подошли Рон, Джинни и Гермиона.

- Я вдруг очень обрадовалась, что МакЛаггена нет в Ордене, - сказала Джинни с широкой ухмылкой.

Ухмылка Рона была такой же широкой.

- Я люблю квиддич, - весело сказал он.

Гарри пожал плечами, улыбаясь в ответ.

- Я больше ничего не смог придумать.

Гермиона смотрела на них ничего не понимающим взглядом.

- Почему вы сейчас говорите о квиддиче?

- Уроки жизни, - беспечно сказал Поттер.

- Гарри, - предостерегающе сказал девушка.

- Я все объясню тебе по пути, - пообещал Рон, по его тону было ясно, что он рад в кои-то веки что-то объяснить ей.

Гермиона выглядела не очень довольной, но Гарри был рад этой небольшой несерьезности, когда они уходили на свои наблюдательные пункты.



Глава 9.

Гарри аппарировал в тот пригород, на который ожидалось нападение Пожирателей. Его усталость почти прошла, и он чувствовал себя готовым к битве. Ему пришлось напомнить себе, что на этот раз не нужно вступать в бой без особой на то необходимости. Вообще-то большинство членов Ордена вообще не хотели, чтобы он тут находился.

Он огляделся. Поселок был достаточно маленьким, чтобы Волдеморт мог решить, что с сорока Пожирателями он может разрушить его целиком. Гарри знал, что вскоре Пожиратели Смерти группами по двадцать человек с двух сторон войдут в поселок.

Однако сейчас все здания были недоступны для них. Несколько членов Ордена во главе с МакГонагалл несколько часов назад аппарировали сюда и потихоньку наложили охранные чары на дома, чтобы Пожиратели не могли проникнуть в них. Гарри плохо разбирался в охранных чарах, но был абсолютно уверен, что они точно такие же, как и на доме Дурслей, и они не пропускают никого с Темной меткой на руке.

Пока большинство членов Ордена были на собрании, небольшая группа прошла по поселку и «внушила» жителям, что им надо посидеть дома. Гарри знал, что они не использовали Империус, но могли в случае необходимости изменить воспоминания. Он помнил, как служащий Министерства изменил память мистеру Робертсу во время Чемпионата Мира по квиддичу. Это не причиняло непоправимого вреда магглам и могло помочь защитить их.

Сейчас тут было тихо. Слишком тихо. Учитывая, что Волдеморт намеревался стереть этот поселок с лица земли, это было совершенно пугающее зрелище – полное отсутствие каких-либо признаков жизни. Гарри знал, что в поселке были люди, но от этого безмолвия было как-то не по себе.

Теперь оставалось только ждать, и Гарри погрузился в размышления. Он очень беспокоился и знал, что дело не только в членах Ордена. Уизли, Тонкс, Ремус, МакГонагалл – он волновался за них. Все эти люди могли быть ранены.

Но еще Гарри беспокоился и о Драко со Снейпом. Было странно – беспокоиться о них, но он не мог избавиться от этого чувства. Ну, за Снейпа он не очень-то переживал, а вот за Драко – да, и сильно.

Одно неправильное движение – и Малфой навлечет на себя ярость обеих сторон.

Накинув мантию-невидимку, Гарри вышел из своего укрытия и посмотрел сначала в один конец главной улицы, а потом во второй. Он не знал, с какой стороны появится Драко. Он лишь знал, что Пожиратели собирались войти с двух противоположных сторон и встретиться посередине.

Сам Гарри сейчас находился как раз в центре, а большинство членов Ордена сидели в засаде на окраинах. Они должны были напасть на Пожирателей как только те появятся.

Все произошло именно так, как предполагал Гарри. Даже со своего места он услышал громкие хлопки и тут же увидел вспышки света от заклинаний – это члены Ордена бросились в наступление.

Немного поколебавшись, Гарри побежал, стараясь держаться в тени на тот случай, если мантия-невидимка соскользнет. Зная, кто из членов Ордена где находился, он бежал туда, где не было Муди, поскольку тот мог увидеть его под мантией. Добежав до места сражения, он притормозил и начал подкрадываться ближе.

Несколько человек лежали на земле, и Гарри надеялся, что это были оглушенные Пожиратели. Дуэли шли повсюду, и он вряд ли в темноте мог определить, кто есть кто.

Крадучись обходя поле сражения, Гарри заметил Ремуса, который дрался с кем-то. Он присмотрелся и увидел, как в Ремуса попали несколько заклинаний. У юноши перехватило дыхание, но тот быстро оправился и сам бросил заклинание.

Большинство заклинаний Гарри мог сотворить невербально, но только при произнесении одного не возникало вспышки света, которая могла выдать его местонахождение. Прицелившись палочкой в Пожирателя, он мысленно произнес Левикорпус! Пожиратель тут же повис над землей.

Ремус сначала вздрогнул, но потом быстро оглушил врага, и Поттер бросил того на землю. Он не знал, кто это был, но точно не Снейп и не Драко.

Ремус покрутил головой по сторонам, не в состоянии заметить Гарри, но точно зная, что это – его рук дело.

– Марш отсюда! – крикнул он в темноту. Юноша снова пожалел, что ему пришлось рассказать о книге Снейпа МакГонагалл. Ремус явно узнал заклинание.

Когда Ремус бросился кому-то на помощь, Гарри двинулся дальше. Кружа вокруг поля битвы, он постоянно сканировал его глазами. Вспышки света от проклятий, освещавшие мрак ночи, являли собой зловещее зрелище. Он до сих пор не нашел ни Снейпа, ни Драко среди фигур в черных мантиях. Он волновался, не желая, чтобы они оказались среди оглушенных Пожирателей.

- Малфой!

Гарри услышал этот крик и развернулся. Он все еще не видел Драко, но кому-то это явно удалось. Поттер побежал на крик и, наконец, увидел блондина, который вступил в дуэль с Чарли. Гарри выругался про себя. У Чарли были веские причины злиться на Малфоя, и Гарри не знал, что делать.

Где, черт побери, Снейп, когда он нужен Драко?

Вдруг в Чарли попало чье-то проклятие и, посмотрев в сторону, Гарри понял, что Снейп тоже услышал крик. К сожалению так же, как и все остальные.

Поттер увидел, как в Драко попало проклятие, и он упал. Гарри побежал к нему, уворачиваясь от проклятий и упал рядом. Схватив его за руку и надеясь на лучшее, он аппарировал с ним.

Гриффиндорец вернулся в свое укрытие в центре поселка, поскольку не доверял своему умению аппарировать и не рискнул переместиться куда-нибудь подальше. Они приземлились, оба матерясь, и Драко тут же начал вырываться.

- Хватит драться, - прошипел Гарри. – И замолчи.

Драко замер.

- Поттер?

Гарри сдвинул мантию, чтобы блондин мог увидеть его лицо.

- Ты не должен был встревать в бой, - прикрикнул он.

- Проклятый Уизли. Он узнал меня, - раздраженно сказал Драко. – У меня не было выбора.

- Сейчас у нас нет времени разбираться с этим, - сердито сказал Гарри. – Я должен вернуться назад. Полагаю, что у вас назначено какое-то место встречи?

Малфой кивнул.

- Тогда ступай, - скомандовал Гарри. – Надеюсь, это выглядело так, будто ты аппарировал сам. Сейчас остальные Пожиратели тоже аппарируют, - сказал он, глядя на окраину поселка, где шла битва.

Драко немедленно исчез. Гарри покачал головой и поспешил назад. На бегу он вспомнил, что даже не посмотрел, насколько тяжело ранен Малфой. Но сейчас он ничего не мог поделать. Надо было узнать, что с остальными.

Все выглядели довольно-таки потрепанными. Гарри быстро нашел Чарли, который на чем свет стоит клял Малфоя. Парень облегченно вздохнул, увидев, что тот, кажется, в порядке. Он не думал, что Драко или Снейп сильно ранили его, но тут и кроме них было немало Пожирателей.

- Где Гарри?

Он услышал обеспокоенный голос Ремуса и, сняв мантию, подошел к нему. Тот быстро притянул его в крепкое объятие, попутно разнося за то, что он участвовал в сражении.

- Я знаю, что это был ты, Гарри, - строго выговаривал он. – И я знаю, где ты нашел это проклятье, сейчас оно мало кому известно.

- Ясно было, что тебе нужна помощь, - пробормотал парень, уткнувшись оборотню в грудь.

Люпин на секунду крепче прижал его, а потом отпустил.

- Идем, мы возвращаемся в Хогвартс, - тихо сказал он. – Тонкс и ее команда закончат здесь.

- А что с Роном, Гермионой и остальными? – спросил Гарри.

- Молли с Артуром уже пошли за ними, - ответил Ремус.

Еще раз оглядевшись по сторонам, Гарри аппарировал к Хогвартсу. Люпин последовал за ним. Добравшись до больничного крыла, они обнаружили там полный хаос. Однако при ближайшем рассмотрении оказалось, что это организованный хаос. Мадам Помфри суетилась вокруг пациентов и выкрикивала команды помощникам.

Судя по тому, что видел Гарри, никто не был ранен тяжело, в основном это были порезы и синяки. Он глубоко вдохнул, чтобы подбодрить себя и направился в тот угол, где были видны рыжие головы. Мадам Помфри только что закончила осматривать Чарли и заторопилась дальше.

- Ты в порядке? – обеспокоенно спросила миссис Уизли.

- В полном, мам, - ответил Чарли, закатив глаза. – Всего лишь небольшая царапина, завтра от нее и следа не останется.

- Что случилось? – потребовал ответа Рон.

- Гребаный Малфой. Я узнал его по волосам, - сердито сказал Чарли, сейчас его тон резко отличался от того, каким он успокаивал мать несколькими секундами ранее.

- Малфой! – заорал Рон, немедленно приходя в бешенство.

Чарли кивнул и начал рассказывать про дуэль.

- Мы бросали друг в друга разные заклинания и, в конце концов, я бросил в него Режущее проклятье…

- Ты бросил Режущее проклятье? – воскликнула миссис Уизли.

- Они – Пожиратели, мам, - сердито возразил Чарли. – Что ты мне предлагаешь использовать против них? Особенно против таких, как Снейп и Малфой?

- Снейп! – сердито воскликнул Рон.

Гарри хотел было закатить глаза, но воздержался, увидев, как Чарли кивнул. Он постарался придать своему лицу сердитое выражение, понимая, что должен быть так же разъярен, как Рон. К счастью, внимание всех присутствующих было сосредоточено на Чарли.

- Мне удалось попасть в него, а потом там такое началось. Я сражался со Снейпом, когда он что-то крикнул остальным и аппарировал, вот и все, - сказал Чарли, щелкнув пальцами. – Малфой, наверно, тоже аппарировал, потому что его нигде не было видно.

Гарри прислонился к стене и слушал, как Чарли подробно описывал дуэль. Полагалось, что он должен был разозлиться… кое на кого, но он главным образом чувствовал облегчение. И усталость.

- Ты в порядке? – спросила Гермиона, тоже немного отойдя от Уизли.

- Да, просто я выжат, как лимон, - ответил Гарри со слабой улыбкой.

Гермиона понимающе кивнула.

- По крайней мере, кажется, все чувствуют себя более-менее нормально. И все жители поселка спасены.

Гарри замер на какое-то мгновение. Он совершенно забыл о жителях, которых они спасали. Он был слишком зациклен на членах Ордена и двух Пожирателях.

- Не знаешь, никого из Пожирателей не взяли в плен? – вдруг спросил он.

Гермиона скривилась.

- Я случайно слышала, что вроде бы кого-то захватили, но никто не знает, кого именно. Большинство аппарировали, захватив с собой раненых и тех, кто был оглушен.

- Проклятье, - тихо воскликнул Гарри. – Это означает, что у нас нет никого из главных фигур.

- Наверно, так, - согласилась Гермиона. – Только подумать, сколько важной информации мы могли бы получить от них.

Гарри опустил голову и рассеянно потер шрам. Его не очень заботило, сколько информации они могли получить, учитывая, что он общался с двумя Пожирателями, которые имели доступ ко многим секретам, но он был бы рад, если бы как можно больше приспешников Волдеморта были пойманы и лишены возможности действовать.

Внезапно с громким хлопком рядом с ним появился Добби.

- Гарри Поттер, сэр, у Добби для вас есть сообщение.

Осторожно оглянувшись на окружающих, Гарри схватил его за руку и оттащил в сторону.

- Что случилось, Добби? – прошептал он.

- Винки сказала, что дома у Гарри Поттера гость, - обеспокоенно сказал эльф. – Она попросила найти Гарри Поттера и сказать, что это срочно.

- Твою мать! – тихо воскликнул парень, догадавшись, что это Драко. Ему было интересно, какого черта могло случиться на этот раз.

- Никому ни слова, Добби, - приказал он.

Тот кивнул и исчез.

- Гарри, что все это значит? – требовательно спросила Гермиона.

- А что ты слышала? – спросил он, осторожно посмотрев на нее.

Она прищурила глаза.

- Мы ничего не слышали, потому что ты уволок Добби в угол. Так вот, что происходит?

- Мне нужно идти, - сказал Гарри. Игнорируя обеспокоенные просьбы друзей остаться, он вышел из лазарета и бросился бежать по коридору. Он без всякой подготовки, совершенно автоматически аппарировал, выбежав из главных ворот. Поттер ворвался в дом Дурслей, не заботясь о соблюдении тишины. Перепрыгивая через две ступеньки и тяжело дыша, он вбежал в свою комнату.

- Что-то случилось? – задыхаясь, спросил он, а потом увидел Малфоя. – Твою мать, Малфой! Что с тобой, черт побери?

Драко посмотрел на него, не поднимаясь с кровати.

- Гребаный Уизли бросил в меня Режущее проклятье.

- Я знаю, - рассеянно огрызнулся Гарри, подходя ближе и пытаясь получше рассмотреть Драко. На том не было мантии, только рубашка. – Почему Снейп не вылечил тебя? И почему ты здесь?

Гарри расстегнул на нем рубашку и стащил ее, чтобы увидеть рану. Он не заметил странного взгляда Драко, потому что был слишком занят, пытаясь определить степень повреждения.

- Не думаю, что она слишком глубокая, но ты явно потерял много крови, - прошептал брюнет. На боку Драко был глубокий порез, представлявший собой абсолютно прямую линию. Он подобрал с пола мантию блондина и прижал ее к ране, надеясь, что таким образом сможет остановить кровь.

Ему хотелось знать, какое заклинание использовал Снейп для лечения в прошлый раз, когда он ранил Драко. А лучше всего было, чтобы Северус вылечил его и сейчас. Он посмотрел блондину в лицо и понял, что тот не сможет ответить ему.

Драко отвернулся, его кожа было жутко бледной с сероватым оттенком.

- Малфой, ты в порядке? – обеспокоенно спросил Гарри.

Тот с трудом сглотнул и спросил:

- Что ты делаешь?

Поттер нахмурился.

- Я просто стараюсь остановить кровь. Похоже, ты уже и так ее много потерял.

- Я знал, что это чертовски болезненное ранение, но не знал, что оно настолько плохое, - слабо сказал Драко.

- Да, оно довольно опасное, - согласился Гарри. – Но не думаю, что оно очень уж плохое. Я имею в виду, что оно не повреждает никаких жизненно важных органов. Оно режет только плоть.

Малфой жалобно застонал.

- Поттер, сделай что-нибудь, - умолял он.

Гриффиндорец немедленно вспомнил случай с Клювокрылом и был вынужден усомниться, что это действительно было притворством. Похоже, Драко и впрямь не умел переносить физическую боль. До него дошло, что тот старается даже не смотреть на рану.

- Почему Снейп не вылечил тебя? – снова спросил он.

- Он сказал, что должен встретиться с Темным Лордом, а потом ему надо приготовить какие-то зелья, - объяснил Драко. – И к тому же он не знает, насколько тяжело я ранен.

Гарри бросил взгляд на часы и выругался про себя. Через полчаса он должен был встретиться со Снейпом.

Брюнет осторожно приподнял мантию и осмотрел рану. По крайней мере, кровотечение стало слабее. Снова зажав рану, он посмотрел на Драко.

- Почему ты пришел сюда? Почему твоя мать не помогла тебе?

- Она хотела, - сердито сказал Драко. – Но пришла эта сука и остановила ее. Клоске Двако надо научиться принимать это по-мужски, - передразнил он.

- Беллатриса, - прорычал Гарри.

- Да, моя милая тетушка, - саркастично сказал Драко. – Я поскандалил с ней, но ничего не добился.

- И пришел сюда, - закончил Гарри.

- Да, - тихо сказал Драко.

Гарри устало вздохнул.

- Малфой, у меня нет никаких зелий и я не знаю ни одного заклинания, чтобы вылечить твою рану. А ты?

Блондин покачал головой.

- Ты можешь сделать хоть что-нибудь? – спросил он.

Гарри повернулся и поискал глазами Винки, которая сидела рядом с кроваткой Виктории.

- Винки, принеси мне воды, несколько полотенец и что-нибудь для перевязки.

Она исчезла с хлопком.

- Малфой, продолжай зажимать рану. Нам нужно будет очистить ее. И я не думаю, что ты сможешь куда-нибудь идти сегодня ночью.

Драко слабо кивнул. Гарри взял его руку и положил на скомканную мантию. Блондин зажмурился, но продолжал зажимать рану.

Гриффиндорец расшнуровал ботинки Малфоя. Потом, немного поколебавшись, он решил снять с него брюки.

- Поттер!

- Твои брюки пропитаны кровью. Но мы их сейчас снимем, - спокойно сказал он, в этот момент в комнате снова появилась Винки. Она явно предусмотрела возможный вариант развития событий, потому что принесла еще и постельные принадлежности.

Гарри осторожно взял кувшин с водой с этой шаткой пирамиды и, убрав окровавленную мантию, начал очищать рану.

Драко застонал и прикусил губу. Обеспокоенно посмотрев на него, Поттер подумал, что тот может потерять сознание. Он и днем раньше не выглядел здоровым, не говоря уж о нынешнем состоянии.

- Мне придется на некоторое время наложить повязку, как это делают магглы, - сказал брюнет.

Драко, стиснув зубы, слабо кивнул в знак того, что он понял.

Стараясь действовать быстро, Гарри нашел в той куче всякой всячины, которую принесла Винки, несколько подходящих полотенец для бандажа и стянул рану как можно туже, намазав предварительно бактерицидными препаратами. Перебинтовав Драко, чтобы рана была полностью закрыта, он сделал все, что было в его силах на тот момент.

Посмотрев на часы, он понял, что у него нет времени, чтобы заняться остальными окровавленными вещами Драко. Глаза блондина были по-прежнему зажмурены, и Поттер изо всех сил стараясь не думать о том, что делает, губкой стер с него кровь.

Винки принесла чистую пижаму из шкафа. Она была самой длинной из имевшихся у него, поэтому не должна была быть слишком уж коротка Драко. Гарри помог ему встать и переодеться, а Винки тем временем поменяла постельное белье. Цвет лица Малфоя сейчас был восково-серым, но щеках выступили два красных пятна.

Гарри знал, что ситуация была очень унизительной для блондина, но он был слишком слаб и ему было очень больно, чтобы отказаться от помощи. Он молчал на протяжении всей процедуры.

Поттер помог ему снова лечь в постель и укрыл одеялом.

- Постарайся поспать хоть сколько-нибудь, если сможешь, - тихо сказал он. – Я знаю, что тебе больно и дал бы маггловское обезболивающее, но оно не очень эффективное и я не знаю, как оно взаимодействует с обезболивающим зельем. Я постараюсь принести тебе что-нибудь более подходящее.

Малфой тревожно посмотрел на него.

- Ты уходишь?

Гарри кивнул.

- Мне надо поискать тебе зелья и постараться узнать нужное исцеляющее заклинание.

- Ох, - сказал Драко и поморщился, когда попытался пошевелиться.

- Я вернусь как только смогу, здесь будет Винки на тот случай, если тебе что-то понадобится.

Гарри посмотрел на Винки.

- Ты правильно сделала, что послала за мной Добби. Если я буду нужен – снова пошлешь его.

Винки кивнула.

- Спи, Малфой, - тихо сказал Гарри.

Драко кивнул и закрыл глаза. Посмотрев на часы, Поттер понял, что он опаздывает и, в последний раз взглянув на блондина, поспешил на выход. Он вытащил из сундука карту Мародеров и прихватил по пути мантию-невидимку.

Юноша аппарировал из проулка и упал, когда приземлился.

- Вы опоздали, - прошипел Снейп.

Гарри устало посмотрел на него.

- Знаю. Простите. Я был очень занят.

Снейп пристально посмотрел на него, оглядывая с головы до ног. Гарри сам опустил взгляд и посмотрел на себя. До него дошло, что он вымазался в крови Драко.

- Вы ранены? – резко спросил профессор.

- О, нет, - ответил парень. – Но многие из наших имеют незначительные ранения. К счастью, ничего серьезного.

- Вы покрыты кровью с головы до ног, - заметил Снейп.

- Режущее проклятье, - сказал Гарри, предпочитая не вдаваться в подробности. – Давайте перейдем к делу, - сказал он, не желая говорить об этом. – Думаю, что вы могли бы провести нас в «Сладкое королевство».

- Это необходимо? – спросил Северус.

- Да, - ответил Гарри, пожимая плечами. – Мне просто никогда не приходилось делать этого раньше. Мы обычно проходили через него днем, когда магазин был открыт.

- Накиньте манию, - сказал Снейп, прежде чем наложить на себя чары невидимости.

Поттер надел мантию и направился к входной двери «Сладкого королевства». Улица казалась совершенно пустой, но они не могли быть в этом уверены. Он услышал тихо произнесенное заклинание, и, как только дверь открылась, быстро вошел внутрь.

Он шел к погребу, слыша позади себя шаги. Когда они ушли вглубь магазина, подальше от окон, парень снял мантию и, посветив себе палочкой, быстро нашел крышку погреба. Он был рад, что Снейп, ничего не говоря, полез вслед за ним в туннель, который вел к Хогвартсу.
Они молчали несколько минут, пока Гарри не решил, что пора спросить об исцеляющем заклинании для Драко.

- Вы научите меня одному исцеляющему заклинанию? – спросил он. – Ну, тому, которым вы когда-то вылечили Малфоя, после того, как я, гм, ранил его.

Снейп презрительно фыркнул.

- Как это похоже на вас, Поттер, наносить повреждение, не зная, как его исправить.

- Я не знал, как работает это заклинание, - возразил тот. – Я не собирался убивать его.

Гарри шел впереди, освещая палочкой путь, но он чувствовал, что Снейп глазами буравит его затылок.

- Вы тогда впервые применили это заклинание?

- Да, и это было всего один раз, - ответил юноша. – Я прочитал его в вашей книге, там было сказано, что оно – от врагов. Это все, что я о нем знал. Мне неожиданно пришлось отбиваться от человека, бросившего в меня Круцио, вот я и попробовал его.

Снейп молчал больше минуты, и Гарри было интересно, о чем он думает.

- Это проклятье относится к Темной магии, Поттер. Меня смущает, что вы смогли так успешно применить его с первого раза.

Гарри сбился с шага, но продолжил идти. Ну и какого черта означает то, что он сумел с первого раза успешно использовать это заклинание? Снейп сказал, что это была Темная магия, но он же абсолютно несведущ в Темных искусствах. Поттер не принимал во внимание тот факт, что сумел воспользоваться заклинанием, о котором не знал ничего, кроме названия.

Он не думал об этом раньше и не хотел думать сейчас.

- Сэр, я не знаю, что это значит, - устало сказал парень. – И если честно, то прямо сейчас меня это совсем не заботит. Прямо сейчас мне нужно узнать исцеляющее заклинание. Известные мне исцеляющие заклинания почти не понадобились сегодня ночью.

Снейп снова замолчал, и Гарри решил, что тот собирается читать лекцию про Темные искусства.

- Позже мы поговорим об этом подробнее, - наконец сказал профессор.

Гарри согласно кивнул, радуясь передышке.

Голос зельевара приобрел лекторские интонации, когда он начал рассказывать о заклинании, при помощи которого вылечил Драко в туалете Плаксы Миртл. Гарри слушал очень внимательно, поскольку ему надо было с одно попытки все сделать правильно. Снейп научил его еще паре исцеляющих заклинаний к тому времени, когда туннель начал уходить вверх.

Гарри остановился и, еще раз мысленно извинившись перед Мародерами, вытащил карту. Снейп светил своей палочкой, а Поттер своей коснулся пергамента и произнес:

- Торжественно клянусь, что не замышляю ничего хорошего.

Юноша открыл глаза и увидел, что Снейп пристально смотрит на него, но опустил взгляд на карту. Гарри чувствовал себя так, будто дал профессору огромное преимущество, и от этого у него в желудке появилась тяжесть.

Они оба смотрели, как пергаменте появляется план замка. Присмотревшись, Гарри увидел, что Филч и миссис Норрис были в своих комнатах. Все остальные до сих пор находились в больничном крыле.

- Коридор пуст, - тихо сказал гриффиндорец. – Сейчас все коридоры пусты, - добавил он.

- Очень меткое замечание, - усмехнулся Снейп.

Гарри зыркнул на него, но промолчал. Сейчас у них не было времени спорить. Кажется, зельевар это тоже понял.

- Сначала книга, - решительно сказал он.

Поттер глубоко вздохнул и укрылся мантией-невидимкой, а Снейп опять наложил на себя чары невидимости. Еще раз убедившись, что в коридорах никого нет, Гарри вылез из туннеля. Он почувствовал, как Снейп сжал его плечо, чтобы им не потерять друг друга и, когда они крались по тихим коридорам, парень чувствовал от этого скорее странный комфорт, чем раздражение.

Он пошел туда, где должна была находиться Выручай-комната, и еще раз сверился с картой, убеждаясь, что вокруг никого нет.

- Подождите здесь, - прошипел он. Гарри снял мантию и протянул ее вместе с картой Снейпу.

Тот настороженно смотрел, как Поттер начал ходить взад-вперед.

Мне нужно вернуть свой учебник… Мне нужно вернуть свой учебник… Мне нужно вернуть свой учебник…

Гарри почувствовал облегчение, когда дверь появилась; он осторожно открыл ее и почувствовал еще большее облегчение, когда увидел огромную комнату, в которой были собраны все спрятанные в ней за долгие годы предметы. Когда дверь захлопнулась, он понял, что Снейп вошел вслед за ним.

Юноша услышал, как профессор снял с себя чары невидимости и медленно пошел по узкому проходу между разнообразными предметами, грудами лежащими на полу.

- Что за чертовщина?! – воскликнул Гарри, увидев Исчезательный шкаф.

- Какие-то проблемы, Поттер? – ехидно спросил Снейп, появляясь позади него.

- Никто не выбросил этот гребаный Исчезательный шкаф! – негодуя воскликнул юноша. – Боже, я бы убил Малфоя за то, что он починил эту проклятую штуковину!

Северус подошел ближе и внимательно осмотрел шкаф.

- Это тот самый шкаф?

- Да! – взбешенно орал Гарри. – Я уверен, что он говорил вам об этом гребаном шкафе!

- Я узнал о нем только постфактум, - холодно сказал зельевар.

- Грр! Почему никто не уничтожил его? Пожиратели Смерти могут вернуться назад в любое время! – кипел гриффиндорец.

- Потише, Поттер, - прошипел Снейп.

- Ох, мы могли бы и не найти его, - дошло до Гарри. – Эта гребаная комната даже не появляется на карте.

Он посмотрел на Исчезательный шкаф.

- Но сюда можно попасть через этот проклятый шкаф, - сказал он и изо всех сил пнул его.

- Держите себя в руках, Поттер, - угрожающе произнес Снейп.

- Это невероятно, - продолжил Гарри, игнорируя профессора. – Я имею в виду – как мог быть кто-то настолько глуп, чтобы оставить его здесь? – он начал расхаживать взад-вперед по проходу.

- А почему вы ничего не сделали с ним? – спросил Снейп, сощурив глаза.

- Да, я должен был, - сердито сказал Поттер, злясь на себя тоже. – Ясно, что я допустил огромную ошибку.

Он пнул сундук, мимо которого проходил.

- Я виноват, что слушал этих взрослых.

- О, мы все держим под контролем, Гарри, - передразнил он. – Предоставь это взрослым, Гарри. Вы слишком молоды, чтобы беспокоиться об этом, Поттер.

Он продолжал ходить, передразнивая всех взрослых, которые пытались все эти годы угомонить его.

- Мы не можем тебе ничего сказать, потому что это может ранить тебя, Гарри. Ты должен беспокоиться лишь о своей учебе, Гарри.

Он сымитировал высокий голос Гермионы.

- Гарри, ты же знаешь, что взрослые пытаются защитить нас. Ты не понимаешь, что говоришь, Гарри. О, нет, это просто нелепо, Гарри. Малфой не затевает ничего плохого. Ты просто слишком подозрителен, Гарри.

- Грр! – снова воскликнул парень. – Я, мать твою, пытался сказать Дамблдору, что Малфой что-то затевает. Он послушал меня? Черт побери, нет! Конечно, когда он умирал, я понял, что он многое знал об этом. Но если бы старик слушал меня, вместо того, чтобы каждый раз затыкать мне рот, он бы разобрался с тем, что Малфой делает в этой комнате. Я знал, что он тут что-то делает! – кричал гриффиндорец. – Но разве меня кто-нибудь будет слушать? Нет, мать твою! Гарри слишком глуп, черт его дери, чтобы чувствовать опасность!

- Я умел чувствовать опасность, когда мне был всего один год! – не унимался он. – Это полезный навык для того, кто пытается выжить! Черт побери! Если бы все перестали защищать меня и сказали, какого черта происходит на самом деле, может, тогда я мог бы заняться чем-то еще, кроме как пытаться выжить. Во всяком случае, это все намного упростило бы.

Гарри перестал метаться по комнате и остановился, тяжело дыша и глядя на Исчезательный шкаф.

- Почему я, черт побери, послушал взрослых? – пробормотал он.

- Вы закончили? – поинтересовался Снейп.

Поттер перевел взгляд на профессора.

- Мы должны уничтожить этот шкаф.

- Конечно, - отозвался профессор. – Особенно когда другой таинственным образом исчез.

Гарри смотрел на него удивленно.

- Что? Другой исчез?

Северус коротко кивнул.

- Темный Лорд был крайне недоволен, что исчезла возможность легко проникнуть в Хогвартс. Оказалось, что Горбину и Бэрксу изменили память, и никто из них не смог сказать, где сейчас находится артефакт.

Гарри нахмурился, снова посмотрев на шкаф. Это была одна из тем, которых они с Малфоем избегали касаться в разговоре. Это Драко сделал что-то с другим шкафом? Он был единственным, кто с самого начала знал, где тот находится. Юноша вспомнил, как следил за блондином на Ноктюрн Аллее.

Если это Драко спрятал второй шкаф, то, может быть, они как-то могли воспользоваться ими? Может, это было бы лучше, чем уничтожить его?

- Если шкаф уменьшить, то в таком виде им нельзя будет воспользоваться, да? – спросил Гарри.

Снейп нахмурился.

- Да, но почему вы хотите сохранить его, вместо того, чтобы уничтожить?

- Ну, если бы я добрался до второго, то может быть, их как-то можно было использовать против Волдеморта, - он снова начал расхаживать, развивая эту идею. – Ведь если Пожиратели таким путем успешно проникли в Хогвартс, то почему бы членам Ордена тем же самым путем не добраться до Волдеморта?

Зельевар еще сильнее нахмурился.

- Для этого вам нужно найти второй шкаф, - помедлив, сказал он.

Гарри не думал, что это будет проблемой, но не сказал этого.

- Ну, поскольку один я буду держать в надежном месте, и он точно не будет использован, то можно поискать второй. Конечно, если вы позаботитесь, чтобы другие не добрались до него раньше.

- Что ж, ладно, - сказал Снейп и уменьшил шкаф. Гарри взял в руки коробочку, которая легко умещалась у него на ладони. Казалось невероятным, что такая маленькая вещь могла обладать такими возможностями.

- Спрячьте его, Поттер? – приказал профессор.

Гарри быстро опустил его в карман, удивленный, что зельевар согласился сделать это.

- Так, а теперь ищите книгу, - сказал Снейп.

Поттер потряс головой, вспомнив, зачем они сюда пришли, повернулся и начал искать глазами бюст мага, который должен был стоять наверху буфета. Заметив парик и тиару, Гарри бросился к буфету и распахнул дверцу. Сунув руку вглубь ящика, он с триумфальным видом вытащил учебник.

Снейп фыркнул с отвращением.

- Какое странное потайное место, Поттер, - усмехнулся он.

Гарри пристально посмотрел на него.

- У меня было мало времени, - раздраженно парировал гриффиндорец. Он протянул зельевару книгу и смотрел, как тот молча листает страницы.

Северус захлопнул учебник.

- Идемте, у нас еще много дел, - сказал он.

Застонав про себя, Гарри поплелся за ним к двери. И снова Снейп наложил на себя чары невидимости, а юноша накинул мантию-невидимку. Поскольку профессору надо было попасть в свой бывший кабинет в подземелье, они оба знали куда идти. Но все равно, Снейп положил руку Гарри на плечо, и они пошли по тихим коридорам.

Им удалось добраться до подземелий без происшествий, там Северус быстро снял охранные чары со своего кабинета, и они вошли в него. Зельевар удовлетворенно огляделся по сторонам, и Поттер понял, что профессор был прав и сюда никто не входил.

Гарри совершенно по-дурацки стоял посередине комнаты. Он не знал, что ему делать, и ему тут не нравилось. Все, чего он хотел – это поскорее лечь спать. Эта мысль напомнила ему, что в его постели лежит раненый Драко. Он был удивлен, когда Снейп взял с полки два пузырька с зельями и протянул один ему.

- Перцовое зелье. Это поможет вам взбодриться, - сказал профессор, его голос тоже звучал устало.

Они выпили зелье, и Гарри почувствовал, что снова может что-то делать. Он увидел, что Снейп сотворил несколько коробок и пододвинул одну ему.

- Сделайте что-нибудь полезное, Поттер, - усмехнулся зельевар. – Складывайте в нее все с этой полки, - приказал он, показывая на ближайшую книжную полку.

Вздохнув, Гарри начал быстро складывать книги. Он не знал, зачем они это делают, поскольку до этого полагал, что речь идет лишь о паре книг. В результате они упаковали с дюжину коробок.

Поттер почувствовал себя отчасти вознагражденным, когда Снейп показал ему на стойку с зельями и велел паковать их. Вдвоем они быстро собрали все необходимые зелья. А он-то думал, что ему придется клянчить зелья для лазарета.

Северус уменьшил все коробки с книгами так, чтобы их можно было рассовать по карманам. Потом они собрали в ящики зелья и ингредиенты, которые нельзя было уменьшать. Гарри застонал, когда понял, что ему придется тащить все эти ящики до Хогсмида, потому что уменьшение могло сильно изменить их свойства. Снейп посмеялся над ним, и сотворил пару тележек, наподобие тех, что используются на вокзалах. Гриффиндорец нахмурился и начал грузить ящики.

Они забрали из кабинета Снейпа все, прежде чем тот двинулся к двери, которую Гарри сначала даже не заметил. Войдя в нее, он понял, что это – личные комнаты профессора. Застонав, он увидел, что тот сотворил еще больше коробок и просто показал ему на ближайшую книжную полку. Гарри потащился к ней и начал паковать великое множество книг.

Как может у одного человека быть столько книг, - ворчал он про себя. Снейп исчез еще в одной двери, которую Гарри идентифицировал как дверь в спальню. Им понадобился еще час, прежде чем зельевар собрал все, что считал нужным. У них были полные карманы уменьшенных коробок и две тележки не уменьшенных.

Несмотря на то, что книги были уменьшены в размерах, их было так много, что Гарри сгибался от тяжести. Он увидел, что Снейп наложил что-то навроде заклинания левитации на тележки. Теперь они могли тащить их по коридору, чтобы те не дребезжали по каменному полу.

Гарри посмотрел на карту, пока Северус еще раз оглядывал кабинет. МакГонагалл была в кабинете директора, и до него начало доходить, что это теперь ее кабинет. В больничном крыле, похоже, стало меньше народа и меньше движения, чем раньше. Гарри решил, что большинство людей спят. Однако теперь по коридорам ходили Филч и миссис Норрис. Поттер не знал, какого черта этот человек хотел найти в коридорах в этот час. Ведь уже было пять часов. Может, ему приходится в такой ранний час выгуливать свою глупую кошку?

Гарри предупредил Снейпа насчет Филча, и они прокрались на третий этаж к статуе горбатой ведьмы. Остальная часть пути прошла в благословенном молчании и без происшествий. Парень еле волочил ноги, пока они добирались до Гриммаулд Плейс. Он был удивлен, но благодарен, когда профессор, не сказав ни слова, замедлил шаг.

Они выгрузили все на кухне, и Снейп велел ему идти домой и выспаться перед их завтрашней встречей. Наконец-то Гарри вернулся в дом Дурслей.



Глава 10.

Услышав, как открывается передняя дверь, тетя Петунья вышла в коридор и ахнула, увидев его.

- Что, я так плохо выгляжу? – пробурчал Гарри.

- С тобой все в порядке? – обеспокоенно спросила она.

Он покосился на нее, все еще удивленный, что она нет-нет, да и проявляет беспокойство о нем. Порой он собирался поговорить с ней, но всякий раз откладывал это на потом. Ему хватало хлопот со Снейпом и Драко, и его тетя сейчас по степени важности находилась очень далеко.

- Я чертовски устал, а так все в порядке, - пробормотал парень.

Петунья посмотрела наверх.

- Похоже, у тебя гость, - сказала она.

Гарри бросил на нее острый взгляд, который она заметила, когда снова повернулась к нему.

- На лестнице следы крови, - сухо произнесла тетя.

Парень ахнул и посмотрел на пол, который она, судя по всему, уже вытерла. Или Винки. Гарри за всеми своими делами совсем упустил это из виду.

- Ты справишься? – спросила она.

Юноша кивнул.

- Я принес зелья, которые помогут ему, - сказал он, поднимаясь по лестнице, и добавил: – и потом, наверно, просплю почти весь день.

- Гарри, - окликнула тетя. Он обернулся. – Эээ… все обошлось? – нервно спросила она.

Гарри понял, что она не имеет представления о том, что случилось сегодня ночью, но явно догадывается, что это было что-то важное. Он устало кивнул на ходу.

- Все живы.

Он полагал, что ей вряд ли нужен более подробный рассказ.

Открывая дверь, Гарри не ожидал, что увидит проснувшуюся Викторию. В его сознании прочно зафиксировалось, что сейчас – ночь, но оказалось, что уже раннее утро. Петунья внизу готовила завтрак, а Виктория была готова встретить новый день.

Бросив взгляд на кровать, он увидел, что Драко, сморщившись от боли, смотрит на него. Наклонившись, он посмотрел на Викторию, которая подползла к нему и теперь пыталась подняться, ухватившись за грязную штанину. Поттер осторожно поднял ее и усадил в кроватку.

- Не сейчас, Виктория, - попросил он. – Я устал, и твоему папочке нужны зелья, которые я принес.

Она гулила и тянула к нему ручонки, чтобы он снова взял ее. Гарри дал ей несколько игрушек, и она на какое-то время отвлеклась. Винки осторожно подтолкнула его к кровати.

Парень вытащил пузырьки с зельями из карманов брюк и поставил их на тумбочку. Отыскав обезболивающее зелье, он откупорил его и протянул Драко. Тот с благодарностью принял лекарство. Он не знал, нужно ли это Драко, но дал ему крововосстанавливающее зелье. Тот не спорил, а просто выпил его.

- Лучше? – спросил Поттер.

- Более-менее, - ответил Драко устало.

- Тогда давай тебя лечить, - тяжело вздохнул брюнет.

Драко пристально посмотрел на него.

- Ты выучил исцеляющие заклинания?

- Да, - отозвался Гарри. – Это была весьма познавательная ночь.

- Кстати, где ты был? – спросил Малфой. – Тебя не было несколько часов.

- В Хогвартсе, - коротко ответил Гарри. Он откинул одеяло и начал снимать повязку, отчего из раны снова выступила кровь. Он был рад, что дал Драко оба зелья.

Тот больше ничего у него спрашивал, а просто лежал и молча смотрел, как он работает. Сняв бинты, Гарри вытащил палочку. Зажмурившись, он повторил все то, чему его научил Снейп.

Он открыл глаза, нацелил палочку на рану и, водя ей вдоль пореза, начал произносить заклинание. Поттер снова подумал, что оно звучит, как песня. Рана начала медленно закрываться, и Гарри был зачарован этим неприятным зрелищем, потом он отвернулся и нашел среди пузырьков с зельями тот, на котором было написано «ясенец белый». Он считал, что ясенец используют только в натуральной форме, но, похоже, Снейпу удалось сделать из него зелье. Он не имел представления, что зельевар туда добавил, но тот сказал, что если принять его сразу, то не останется шрама.

Гарри надеялся, что «сразу» означает – сразу после того, как рана залечена, это было предпочтительней, чем сразу же после получения ранения. Он откупорил пузырек и протянул его Драко. Тот бросил на него странный взгляд, но выпил содержимое.

Гарри поставил пустой пузырек на тумбочку и снова осмотрел рану. Теперь она была почти залечена. Парень вздрогнул от испуга, когда позади него с хлопком появилась Винки с кувшином теплой воды, чтобы он мог смыть кровь. Осторожно, стараясь не задеть края раны, которая пока еще затягивалась, он губкой вытер живот и бок Драко.

Он посмотрел на грудь Малфоя и обрадовался, что там не было шрама. Он не хотел тогда ранить его и сейчас чувствовал бы себя гораздо хуже, если бы у блондина остался след от пореза. Еще раз проверив, как залечивается свежая рана, он был уверен, что там тоже не останется шрама. В конце концов, времени от получения раны до ее полного излечения прошло не так уж и много.

- А как ты себя чувствуешь сейчас? – спросил он, глядя Драко в лицо.

Драко метнул взгляд на свой бок, а потом на Гарри.

- Гораздо лучше, - тихо сказал он, а потом добавил: – но я все равно чувствую слабость и усталость.

- Да, усталость, - согласился Гарри, прикрывая глаза. Он снова открыл глаза и встал, почувствовав, что может в любой момент уснуть. – Я пойду по-быстрому приму душ. Надеюсь, что теперь твоя рана заживет совсем.

Драко кивнул, осторожно разглядывая его. Но Поттер ничего не заметил. Похоже, от осознания, что он, в конце концов, сможет отдохнуть, на него навалилась еще большая усталость. Гриффиндорец достал из шкафа пижаму и ушел в ванную.

Гарри вернулся из душа минут через десять, одетый лишь в пижамные штаны и вытирая на ходу волосы. Он все еще чувствовал себя обессиленным, но, по крайней мере, немного посвежевшим, хотя и знал, что это ненадолго.

- Па, - сказала Виктория, протягивая к нему ручки.

- Па тоже здесь, - сказал Гарри с легкой улыбкой, беря ее на руки и прижимая к себе. – Ты ведь скучала по мне, да?

Она загулила и хихикнула, когда с мокрых волос Гарри на нее упала капля воды. Парень потряс головой, забрызгивая ее. Смеясь, он передал ее Малфою.

Драко взял ее, продолжая пристально разглядывать его.

- Ты тоже был вчера ранен?

Нахмурившись, Гарри посмотрел на себя. У него было несколько синяков от занятий со Снейпом, на которые он не обращал внимания.

- Нет, это от моих занятий боевой магией. Я, в отличие от тебя, прошлой ночью не пострадал.

- Вау, - произнес он, глянув на живот Драко. Сейчас кожа была бледной, гладкой и на животе и на боку. От раны не осталось ни единого следа, ни одного пятнышка крови.

Драко ухмыльнулся в ответ на это, но выглядел он все равно очень уставшим.

- Как новенький, - сказал блондин.

Гарри нахмурился.

- Тебе нужен отдых. Ты же пока не собираешься аппарировать, правда?

- Мне нужно вернуться, - сказал Малфой. – Мама будет волноваться. И Снейп.

Поттер закрыл глаза. Профессор не поблагодарит его, если ему придется разыскивать после всего случившегося Драко, но он не был уверен, что блондину стоит аппарировать. Конечно, рана сейчас залечена, но он потерял много крови и нуждается в отдыхе. Кровь. Одежда Драко все еще была испачкана кровью.

Гарри открыл глаза и посмотрел на кучку окровавленных вещей.

- Винки, будь добра, возьми, пожалуйста, вещи Малфоя и… ну, постарайся хотя бы немного отчистить их и привести в пристойный вид, ладно? – попросил он.

- Хорошо, хозяин Гарри, - сказала Винки. – И я принесу завтрак.

Гарри кивнул, и она исчезла. Он сел в ногах кровати.

- Ты не сможешь уйти, пока твоя одежда не будет почищена, - сказал брюнет.

- Какой низкий способ держать меня здесь, - заворчал Драко.

Поттер фыркнул.

- Как будто это я виноват, что она испачкалась. И потом, может, Винки управится быстро, - добавил он.

Драко промолчал, и Гарри подумал, что тот нарочно избегает разговаривать с ним, начав играть с Викторией.

- Они могут подумать, что ты остался у кого-то из своих друзей? – спросил гриффиндорец, снова открывая глаза. Они все время закрывались сами собой.

- Может быть… может быть, - ответил Малфой, пожимая плечами. Он посмотрел на Поттера. – Сейчас нигде не безопасно и никогда не знаешь, что может случиться.

Гарри вздохнул, зная, что слизеринец был прав. Он не знал мать Драко, но знал Снейпа. Тот вряд ли рад исчезновению своего подопечного.

- Ну, я не держу тебя здесь силой, поэтому делай, что считаешь нужным, - в конце концов сказал Гарри, и его глаза снова закрылись.

Он уснул, прислонившись к спинке кровати. Он не услышал, как вернулась Винки с почищенными вещами и снова занялась Викторией. Он не почувствовал, как Драко левитировал его и уложил на кровать рядом с собой.

Когда Гарри открыл глаза в следующий раз, то увидел, что снова было темно. Посмотрев на часы, он понял, что проспал весь день и большую часть ночи. Он не помнил, когда в последний раз нормально спал, не говоря уж о том, чтобы проспать столько времени кряду. Ну, не считая тех случаев, когда был ранен.

Ранен. Гарри замер, когда понял, что мог придавить Драко Малфоя, прижавшегося… прижавшегося… к нему сзади. Вообще-то он надеялся, что это был Драко, потому что не был уверен, что Виктория спит на его кровати, и не хотел думать, что кто-то еще мог оказаться в его постели.

Гарри медленно вылез из-под руки, лежавшей на нем, и сполз с кровати. Он встал и посмотрел на постель, где и в самом деле спал Драко.

- Хозяину Гарри сейчас лучше?

Вздрогнув, Гарри повернулся и увидел Винки. В Хогвартсе он привык делить спальню с другими. Но в доме Дурслей это не было принято, и он с трудом мирился с тем, что ему приходится делить комнату с домашним эльфом, ребенком и… Драко. Он снова посмотрел на кровать, прежде чем кивнуть Винки.

- Да, я чувствую себя гораздо лучше, - прошептал он совершенно искренне.

Винки взяла со стола лист бумаги и протянула их ему.

Гарри взглянул на него и тихо застонал. Гермиона искала его, и тетя Петунья передала ему ее записку, судя по помятому конверту, тетя очень грубо обошлась с посланием его подруги. Но, по крайней мере, она потрудилась сообщить ему об этом. Черт, он же забыл сообщить Гермионе, что с ним все в порядке, перед тем как уснуть.

Не зная, сколько времени понадобится Хедвиг, чтобы доставить записку, парень решил, что проще всего будет аппарировать к Уизли перед завтраком. Тем более, что он хотел есть, и идея плотно позавтракать у Уизли была очень неплохой.

- Винки может что-то сделать для хозяина Гарри? – тихо спросила эльф.

Он посмотрел на нее и поинтересовался:

- Разве тебе не нужно спать?

- Винки отдохнула, когда уложила спать госпожу Викторию. Винки готова выполнить любое пожелание хозяина Гарри.

Сдвинув брови, Гарри пытался решить, что ему сейчас нужно. Недавний переполох закончился. В основном, подумал он, взглянув на кровать. До его встречи со Снейпом оставалось несколько часов, до визита к Уизли – часа два.

- Гм, если не возражаешь, то ты могла бы пару часов поработать в доме на Гриммаулд Плейс, - тихо предложил он. – Боюсь, что скоро ты опять понадобишься здесь, чтобы посидеть с Викторией. Мне нужно будет сходить на завтрак к Уизли, чтобы уладить это, - сказал он, показывая на записку тети. – Потом мне надо будет кое-что сделать дома. О, когда будешь там, не трогай ничего на кухне. Я сам все разберу, - сказал юноша, поморщившись.

Он извиняющеся посмотрел на Винки.

- Прости, что я устроил такой бардак, но мне пришлось просто свалить все в кучу, я слишком устал, чтобы сразу навести порядок. К тому же я спешил сюда, чтобы помочь Малфою.

- Все в порядке, хозяин Гарри, - с улыбкой сказала эльф. – Винки рада быть полезной.

Гарри улыбнулся ей в ответ.

- Не знаю, что бы я без тебя сейчас делал, - признался он.

Он нахмурился и задумался.

- Мне нужно помещение, где можно было бы варить зелья, но я не знаю, как должна выглядеть подходящая для этого комната. Думаю, что мне надо будет увидеться сегодня с мадам Помфри еще раз и посмотреть, где она готовит зелья. Не думаю, что это слишком сложно.

Поттер обеспокоенно вздохнул.

- Ну, а сейчас ты можешь делать то, что сочтешь нужным, не трогая кухню, и вернись сюда через пару часов. О, и если можно, захвати что-нибудь поесть Виктории и Малфою, когда будешь возвращаться, ладно? – попросил он, поморщившись от того, что столько всего взвалил на Винки.

Однако она широко улыбнулась ему, кивнула и аппарировала. Гарри сходил в туалет, а вернувшись, сел и попытался решить, что делать дальше.

- Зелья, Поттер?

Гарри посмотрел на Драко, который лежал на боку, оперевшись на локоть.

- Как ты себя чувствуешь? – спросил Поттер, не обращая внимания на заданный вопрос. Он критично осмотрел слизеринца. – Ты выглядишь значительно лучше, - сказал он.

- За исключением того, что мне позарез нужно в туалет, я чувствую себя хорошо, впервые за очень долгое время, - тихо ответил Драко.

Гарри усмехнулся и показал на дверь.

- Дорогу ты знаешь, - сказал он.

Поморщившись, Драко вылез из постели и скрылся в коридоре. Гарри улегся на кровать и потянулся, чувствуя себя немного расслабленным. Пока Малфоя не было, он пытался придумать ответ на вопрос о зельях. Любая его связь с зельями выглядела подозрительной, и он знал об этом.

Драко вернулся и подвинул ногу Гарри, чтобы сесть на кровать. Тот охотно подвинулся, чувствуя себя великодушным.

- Думаю, что нам нужно поговорить, - решительно сказал Малфой.

Гарри застонал, чувствуя, что его расслабленное великодушное настроение испарилось.

- Такие слова никогда не означают ничего хорошего, - заныл он.

Блондин ухмыльнулся и кивнул.

- Должен сказать, что тут я с тобой полностью согласен.

- Тогда зачем нам нужно говорить? – поинтересовался Гарри. – Я впервые почувствовал себя почти спокойным.

Драко замолчал, и Гарри неохотно сел и прислонился к изголовью кровати.

- Ты – загадка, Гарри Поттер, - тихо сказал слизеринец. – Я вообще тебя не понимаю.

- Никакая я не загадка, - усмехнулся Гарри. – Спроси любого, в том числе и себя, я весь на виду.

Малфой задумчиво посмотрел на него.

- И совершенно ясно, что все обманываются и постоянно недооценивают тебя.

Гарри удивленно посмотрел на него, не зная, как отвечать на такое заявление.

Блондин, кажется, и не ждал ответа, потому что продолжил.

- Все думают, что знают тебя, ты реагируешь на все именно так, как и ожидают, а потом выкидываешь какой-нибудь фортель, которого от тебя никто не ждет.

Драко экспрессивно взмахнул рукой.

- Взять нынешнюю ситуацию. Похоже, твои друзья не в курсе, чем ты занимаешься. Ты делаешь все, чтобы спасти поселок, но потом ты уходишь за кулисы и делаешь то, что считаешь нужным, не обращая внимания на то, что подумают люди.

Гарри пожал плечами.

- Пожалуй, - сказал он.

Малфой иронично хмыкнул.

- Я всегда твердил, что ты, как истинный гриффиндорец, пытаешься спасти мир. И так оно и есть, - заявил он. – Но вот только кажется, никто не понял, что за гриффиндорской наружностью скрывается слизеринская натура.

Поттер распахнул глаза. Кроме Дамблдора никто не знал, что Сортировочная шляпа хотела распределить его в Слизерин. Он никогда никому не говорил, что обладает слизеринскими чертами характера. И вот теперь сам Ледяной Принц Слизерина говорит ему о его слизеринской сущности.

Драко продолжал задумчиво разглядывать Гарри, отчего тот заерзал.

- Знаешь, я всегда считал тебя чокнутым гриффиндорцем, вечно во что-нибудь влипающим. Но сейчас я готов поспорить, что чаще всего тебе хватало хитрости, чтобы не влипнуть. Я готов поспорить, что большинство людей мало что знают о Гарри Поттере.

Он оглядел комнату, в которой они находились.

- Сколько людей знают, что на самом деле твои родственники всегда обращались с тобой, как с грязью, и что ты живешь в таких условиях? Это чисто по-слизерински – скрывать правду о своей жизни. И это совсем не похоже на типично гриффиндорскую манеру привлекать к себе внимание.

- Я никогда не пытался привлечь к себе внимание, - пылко произнес Гарри, Драко крутил пуговицу на пижаме.

- Это всего лишь мое мнение, - спокойно сказал блондин. – Я всегда считал, что ты именно это и делаешь, но… - он снова окинул взглядом скудно обставленную комнату. – Явно, что это не так.

Гарри нахмурился, пытаясь понять, что именно хотел этим сказать Малфой, потому что ему ничего не было ясно.

- Я пришел к тебе с Викторией, положившись на твои гриффиндорские качества, но, оглядываясь назад, думаю, что я уже тогда видел что-то большее, - сказал Драко. – Что было бы, если бы я принес Викторию Уизли или Грейнджер или какому-нибудь еще гриффиндорцу?

- Они бы помогли, - сказал Гарри, нахмурив брови.

- Они бы помогли Виктории, - согласился блондин. – Они бы гарантировали ей безопасность, а потом арестовали бы меня, чтобы гарантировать безопасность всем остальным.

Гарри не мог этого отрицать и ничего не сказал.

- Но ты – Гарри Поттер, - сказал Драко. – Ты промолчал и не выдал меня. Ты стал ждать, чтобы узнать, нельзя ли выжать что-нибудь еще из этой ситуации. Это совершенно по-слизерински.

- Тогда я об этом не думал, - проворчал Гарри.

Малфой пожал плечами.

- Может, это было у тебя в подсознании, и оно проявилось в твоих действиях.

- И я к тому же не пытаюсь извлечь из тебя выгоду, как сделал бы слизеринец, - сказал Поттер. – А ты крутишься тут почти месяц.

- Знаю, - отозвался блондин. – Именно поэтому и считаю тебя загадкой. Я не вполне понимаю, как тебе удается сочетать гриффиндорские и слизеринские качества. Гриффиндорец выдал бы меня немедленно. Слизеринец взял бы меня в плен и постарался извлечь из этого максимум выгоды. А тебе удалось соединить слизеринские методы с гриффиндорским поведением.

Гарри пожал плечами, подумав, что они ходят кругами, и от этого он снова почувствовал себя уставшим. Его сознание было постоянным круговоротом мыслей и эмоций, и он не привык к спокойной аналитической манере мышления. Обычно он в подобных случаях отстранялся и предоставлял Гермионе раскладывать все по полочкам.

- Ну и что все это значит? – раздраженно спросил брюнет. Он еще не решил, считать это оскорблением или комплиментом, что не улучшало его настроения.

Драко обнажил предплечье и показал свою Темную метку. Гарри взглянул на нее, но не задержал взгляд и снова встретился взглядом с Малфоем.

- Да, вижу, и что?

Блондин покачал головой, уголки его губ приподнялись в улыбке.

- Большинство людей, увидев метку, с воплями бегут, куда глаза глядят, а ты едва замечаешь ее.

- Не вижу смысла бояться татуировки.

Малфой раздраженно покачал головой.

- Это не просто татуировка, и мы оба знаем это, сказал он. – Но я совсем не это имел в виду.

- А что тогда ты имел в виду? – спросил гриффиндорец.

- Ты только что спал в одной постели с Пожирателем Смерти, - сказал Драко.
- У меня не было выбора, - промямлил Гарри, слегка покраснев.

- Может и так, но факт остается фактом, - сказал блондин и ухмыльнулся, увидев его реакцию. – И мы оба при этом впервые за долгое время спали лучше, чем когда-либо.

- Малфой, ты уверен, что именно об этом хотел поговорить?

Драко не обратил на него никакого внимания и продолжал.

- Ты знаешь, что я – Пожиратель Смерти. Ты подбадриваешь меня, чтобы я выполнил свое задание. Посреди сражения ты, рискуя собой, лезешь туда, когда меня ранили. Ты уносишь меня в безопасное место. Ты всеми силами стараешься вылечить меня. Ты уходишь и каким-то образом узнаешь исцеляющее заклинание и приносишь необходимые мне зелья. А потом ты спишь со мной, обеспечивая мне самый лучший отдых за много месяцев.

Гарри чувствовал себя крайне неуютно.

- Гм, у меня был плохой день? – высказал он предположение, стараясь, чтобы это прозвучало как вопрос.

Драко фыркнул от смеха.

- Я уверен, что большинство людей сочтет, что у Гарри Поттера был очень плохой день, коль ему приходилось выручать Драко Малфоя.

Он снова стал серьезным.

- Но я видел тебя с небольшими перерывами весь этот долгий день. Я не знаю и половины того, чем ты занимался, но знаю, что ты все время был занят. Я видел, что ты довел себя до полного изнеможения. Да, и ты все равно нашел время для меня, Пожирателя Смерти, твоего, как принято считать, врага, человека, который действительно был твоим врагом месяц назад. Ты помог мне, когда я нуждался в помощи. Ты помогал мне, даже когда у тебя явно было много более важных дел, - тихо добавил Малфой.

Гарри молча смотрел на него.

- За последний месяц я видел в тебе много признаков правильного гриффиндорца, каким тебя и считал, но я также видел много признаков коварного слизеринца, - сказал Драко. – Гриффиндорцам полагается быть храбрыми, а слизеринцам полагается быть амбициозными и способными манипулировать другими. Я видел в тебе и то, и другое.

Он замолчал, судя по всему, собираясь с мыслями.

- Из увиденного я сделал вывод, что очень заблуждался раньше – и насчет тебя, и насчет этой войны.

Эти слова он произнес с трудом. Гарри знал, что это очень важное признание для Драко.

Малфой с трудом сглотнул и снова продолжил.

- Я пришел к тебе, потому что мне была нужна помощь, и никакой другой причины не было. В обмен на помощь я предложил интересную информацию. Но моей главной целью всегда было спасти свою семью и свою задницу. Ты знал, что мне нельзя полностью доверять. Ты знал, что в тот момент был полезен мне, но тебе это было неважно. Ты воспользовался тем, что я - Пожиратель Смерти и извлек из этого максимальную выгоду.

- К чему ты клонишь, Малфой? – тихо спросил Гарри.

Драко шумно вдохнул и выдохнул, прежде чем ответить.

- Я хочу перейти на другую сторону. И не только потому, что хочу защитить себя и свою семью. Я хочу помочь.

- Почему? – осторожно спросил гриффиндорец.

- Ты, Гарри Поттер, победишь в этой войне с моей помощью или без нее. Я вижу это по твоим поступкам. В отличие от меня, ты не сходишь с ума от страха, а умеешь справляться с ним. Ты делаешь все, что в твоих силах, чтобы победить, и попутно помогаешь всем. Даже приблудным Пожирателям Смерти, - усмехнувшись, добавил Драко.

Он выдавил жалкую улыбку.

- Ты, может, победишь и без моей помощи, но я хотел бы помочь, чтобы эта победа далась тебе легче.

Драко посмотрел на кроватку Виктории.

- А не труднее, - добавил он со вздохом.

- Малфои хороши в умении сказать то, что от них хотят услышать, - задумчиво сказал Гарри.

Драко подтверждающее кивнул.

- Но даже у Малфоев нет иммунитета к Веритасеруму.

Поттер шокированно посмотрел на него.

- Ты готов подвергнуться допросу с Веритасерумом? – воскликнул он. Такая мысль ни разу не приходила ему в голову. Ни разу за весь месяц, пока слизеринец приходил сюда. Сыворотка правды – штука серьезная.

- Думаю, что это единственный способ убедить тебя в моей искренности, - невозмутимо сказал Малфой.

Гарри запрокинул голову и потер глаза. Это было чересчур.

Драко продолжал говорить.

- Сейчас ты не можешь мне ничего говорить, потому что не доверяешь. И, значит, я не могу быть полезен.

- Ты мог бы быть полезен, как шпион, - пробормотал гриффиндорец.

Блондин фыркнул.

- Ну, да, я же такой преуспевающий Пожиратель, - саркастично заметил он. – Мне понадобилось, чтобы Гарри мать его Поттер натаскивал меня перед первым настоящим рейдом, и потом ему пришлось спасать и лечить меня.

Гарри убрал руки с глаз и ухмыльнулся, увидев, насколько комичной была ситуация.

- Тут ты прав, - признал он.

- Заткнись, Поттер, - раздраженно сказал Драко, но его губы сложились в легкую улыбку.

- Ладно, ты не самый лучший Пожиратель в мире, - согласился Гарри. – Но я не думаю, что ты можешь просто исчезнуть. Ты же хочешь защитить свою мать.

Малфой поморщился и отвернулся.

- Я не знаю, что делать, - признался он. – Я вообще-то думал о том, чтобы просто подойти и спросить ее, не готова ли она перейти на другую сторону, но не уверен, что смогу наложить на нее Обливиэйт, если она откажется.

- Ты собирался наложить Обливиэйт на свою мать? – ужаснулся брюнет.

- Если защитит и ее и меня, то да, - пробормотал Драко, впрочем, нисколько не гордясь этим.

- Это очень опасно, - сказал Поттер.

Блондин зыркнул на него, но ничего не сказал. Они замолчали на несколько минут. У Гарри голова шла кругом. Драко Малфой хотел перейти на их сторону и даже был готов подвергнуться допросу с Веритасерумом. Гарри был абсолютно уверен в его искренности и не хотел давать Драко сыворотку правды. Самая большая проблема по-прежнему заключалась в том, что слизеринцу надо было защитить мать.

Поттер мало знал Нарциссу Малфой. Она казалась ему надменной снобистской сукой, но он видел ее всего пару раз. Он вспомнил, что Нарцисса настояла на том, чтобы Драко пошел учиться в Хогвартс, потому что это ближе к дому. Он знал, что она всегда присылала ему в школу посылки.

Вдруг он вспомнил, что она ходила к Снейпу просить, чтобы тот защитил Драко. В результате тому пришлось дать Непреложный обет. Гарри действительно не помешала бы помощь профессора в этом деле.

Но почему Снейпу не удалось переманить их на Светлую сторону раньше? Может, зельевар думал, что Гарри не сочтет возможным принять Малфоев? Драко настойчиво утверждал, что Северус был ярым Пожирателем Смерти. Может, именно умение хорошо играть свои роли и помогло им выжить?

Гарри был вынужден признать, что маленькая Виктория была для Драко решающим толчком. До этого момента он был готов оставаться Пожирателем Смерти. Хотя и без особой охоты, когда речь шла о подобных заданиях.

Снейп не знал о существовании Виктории. Ну, он знал, что Поттер заботится о ней, но не знал, что она – Малфой. Возможно, она могла бы повлиять на решение Нарциссы, как и на решение Драко. Судя по тому немногому, что Гарри знал об этой женщине, она была готова практически на все ради своего драгоценного сыночка. От этой мысли ему стало плохо. Он вспомнил о тете Петунье с ее драгоценным Дадли.

- Тебе нужна помощь с зельями, - вдруг сказал блондин.

- Да, - рассеянно отозвался Поттер. – В том числе и со сложными зельями, у мадам Помфри они скоро закончатся.

- Я могу помочь, - вызвался Драко.

- Я и собирался попросить тебя о помощи, - признался Гарри, снова посмотрев на него. – Просто я боялся сказать, что уже взялся за это.

- Ты ходил в Хогвартс и взял все необходимое, чтобы организовать лабораторию, - сказал Малфой. – Это следует из того, что ты раньше сказал Винки.

- Да, - признался гриффиндорец. Он только не сказал, что вообще-то был там со Снейпом и что на самом деле все это его оборудование. Гарри даже не был уверен, что профессор собирается организовать лабораторию на Гриммаулд Плейс. Он предполагал это, но когда речь шла о Снейпе, ничего нельзя было сказать наверняка.

Поттер посмотрел на часы и вздохнул. Ему скоро надо было собираться, если он хотел попасть к Уизли на завтрак.

- Я не знаю, что тебе сказать, Малфой, - его голос снова был усталым. – Ты подслушал мой разговор с Винки и знаешь, что мы занимаемся обустройством убежища. Сейчас оно не пригодно для проживания, и я действительно не знаю, когда смогу отвести тебя туда. Мне не нравится идея допрашивать тебя под Веритасерумом, и я не хотел бы прибегать к этому без крайней необходимости. Может, это покажется более целесообразным перед переездом на новое место.

Не имело значения, что думал по этому поводу сам Гарри, он был уверен, что Снейп потребует этого, прежде чем позволит Малфою появиться в доме на Гриммаулд Плейс. Так что не было смысла подвергать его этому дважды.

- Знаешь, я очень рад, что ты решил перейти на мою сторону и уйти от Волдеморта. Ты очень интеллигентный, ты великолепен в зельях, и ты знаешь много такого, чего не знаю я и что могло бы мне помочь. Не говоря уж о Виктории. Ради нее и меня лично, я хотел бы, чтобы ты был на моей стороне и держался от грязных дел подальше. Как можно дальше, - пояснил он. – Мы оба знали это на протяжении нескольких недель. Но вопрос о твоей семье остается открытым.

Парень взглянул на кроватку Виктории и увидел, что она начала возиться.

- Ты пришел ко мне из-за Виктории. Может, тебе стоит сказать о ней своей матери, - тихо сказал он.

Он поднялся и взял на руки Викторию, прижимая теплого сонного ребенка к груди. Брюнет встретился взглядом с Драко.

- Я не уверен, что могу много сделать для тебя, пока ты не определился, где вы с матерью остаетесь.

Тот неохотно кивнул, и Гарри обратил все свое внимание на девочку.

- Доброе утро, - нежно сказал он.

- Па, - отозвалась она, счастливо улыбаясь.

Гарри засмеялся.

- Тебе придется выучить несколько важных слов, - сказал он. – Ну, давай, я уверен, что тебя надо переодеть.

Он положил ее на одеяло, постеленное на полу, и переодел, а потом отпустил играть. Парень смотрел, как она подползла к креслу и попыталась встать.

- Вот молодец! – воскликнул он, когда ей это удалось. – Ты немного пошатываешься, но думаю, что скоро ты будешь тут бегать.

Произнеся это, он нахмурился и оглядел маленькую комнату, которая, казалось, стала еще меньше. Здесь было очень тесно, а бедняжка уже целый месяц находилась взаперти. Если все пойдет так, как планировал Гарри, то на Гриммаулд Плейс у нее будет больше места, но это все равно будет закрытое помещение.

- Я не очень хорош для нее, да? – спросил Малфой.

Гарри посмотрел на него и медленно покачал головой, потом он снова перевел взгляд на Викторию.

- Это неправильно – держать ребенка взаперти, - тихо сказал он.

- И ты только что это понял, - догадался Драко.

Поттер тяжело вздохнул и просто кивнул.

- А что если тебе взять ее с собой к Уизли, - как бы между прочим сказал блондин.

Гарри пристально посмотрел на него, но наткнулся на ненавистную ему проклятую ничего не выражающую маску.

- Меня засыплют миллионом вопросов, на которые я не смогу ответить, все начнут суетиться вокруг Виктории, но будем надеяться, что она будет рада выбраться отсюда хоть ненадолго.

- А потом? – спросил Драко.

Гриффиндорец недоуменно нахмурился, но все равно ответил.

- А потом мы вернемся назад, я буду чувствовать себя виноватым, снова оставляя ее с Винки, а потом пойду заниматься своими делами в доме.

- Ты принесешь ее назад? – спросил Малфой, по-прежнему безразличным тоном.

- Конечно, я принесу ее назад! – горячо воскликнул Гарри. – Я никому не позволю забрать ее у меня!

Он распахнул глаза так же широко, как и Драко.

- Твою мать! – тихо воскликнул брюнет и, подтянув колени к груди, уткнулся в них лицом.

В комнате воцарилась тишина, нарушаемая только воркованием Виктории. Через пару минут он поднял голову и посмотрел на слизеринца.

- Послушай, я знаю, что это не мой ребенок, и я не собираюсь отнимать ее у тебя. Просто… - заговорил было он и неловко замолчал.

- Ты хотел сказать, что Викторию у тебя могут забрать только через твой труп, - сказал Драко по-прежнему подозрительно ровным голосом.

- Да, - выдавил Гарри.

- Тогда ты можешь взять ее с собой, - сказал блондин.

- Что? – переспросил Поттер, не веря своим ушам.

- Ты можешь взять ее с собой к Уизли. Конечно, если там достаточно безопасно для нее, она действительно не должна сидеть здесь целыми днями, - сказал Драко, хотя и неприязненно скривился. Он уперся взглядом в Гарри и сказал: – Я верю тебе.

- Как я, черт побери, объясню, откуда у меня взялся ребенок? – скептически поинтересовался Поттер.

Малфой снова скривился.

- Ты можешь говорить всем, что это ребенок кого-то из знакомых твоей тети. Они погибли во время нападения, и ребенка подбросили ей, - сказал он, ему явно не нравился такой вариант истории.

- Но поскольку тетя никогда не жаловала подброшенных детей, - горько добавил Гарри, - за Викторией в основном ухаживаю я.

- Вот именно, - согласился Драко.

Брюнет снова уткнулся головой в колени, обдумывая легенду. Возможно, это могло сработать, особенно в отношении тех, кто был наслышан о Дурслях, и этого было достаточно, чтобы придать истории правдоподобность.

- Думаю, что тебе стоит согласовать этот рассказ со своей тетей, на тот случай, если кто-нибудь решит проверить.

- Например, Гермиона, - пробормотал Гарри. Он внимательно посмотрел на Драко. – ты ведь уже подумал об этом, да? – спросил он.

Тот немного подавленно улыбнулся, но кивнул.

- У меня было время, чтобы придумать правдоподобную ложь для подобной ситуации, - сознался он.

Поттер засмеялся.

- Ну, должен признать, что в таком случае мне будет легче объяснить, почему я так поспешно ушел прошлой ночью, - сказал он. – Может, это будет не очень легко, но я могу обоснованно рассчитывать на прощение. Поскольку скажи я им правду, они вряд ли поверили бы, что я спешил домой, потому что у меня в постели лежал раненый Малфой, - сказал он с ухмылкой.

- Вот именно, - с усмешкой подтвердил Драко.

Гарри встал и начал одеваться, обдумывая новую проблему.

- А я могу с ней аппарировать? – спросил он. – Я нормально переношу аппарацию, а насколько это безопасно для ребенка?

- Вообще-то, я аппарировал с ней сюда, когда пришел в первый раз, помнишь? - заметил Малфой.

- Я не хочу, чтобы ее расщепило, - нервно пояснил гриффиндорец.

- Все будет в порядке, - успокоил его блондин.

- Тебе легко говорить, - проворчал Гарри, вытаскивая из шкафа джинсы и футболку. Он быстро переоделся, но заметил, как Драко смотрел на него, когда он натягивал через голову футболку.

- Что? – осторожно спросил Поттер.

- Ничего, - быстро ответил Драко. – Просто думаю, кто покупает тебе вещи?

Гарри сердито глянул на него, быстро забыв про дискомфорт.

- По крайней мере, это вещи моего размера, - проворчал он.

Малфой безнадежно покачал головой и стал одеваться сам. Гарри поймал себя на том, что пялится на него; он заставил себя отвернуться и начал одевать Викторию.

- Ну, что ты скажешь, Вики, насчет того, чтобы сходить в гости к Уизли? – спросил он.

- Вики?! – возмущенно воскликнул Драко. – Ее зовут Виктория!

- Но это слишком длинное имя для такой маленькой девочки! – возразил Поттер.

- Плевать! – огрызнулся блондин. – Она не Вики!

- Ладно, тогда, может Тори? – предложил Гарри.

- Нет, - зарычал Драко, разъяренно глядя на него.

Брюнет растерялся от такой бурной реакции.

- Эни или Лизи? – с надеждой спросил он.

- Нет, Поттер, ты не будешь называть ее ни одним из этих имен, - сердито ответил Малфой.

Гарри начал смеяться, глядя на то, как Драко пытается одновременно орать на него и застегивать рубашку.

- Над чем ты смеешься? – презрительно спросил слизеринец.

- Ты критикуешь мои вещи, но они, по крайней мере, надеты как следует, - ответил Поттер, подхихикивая.

Драко опустил взгляд и увидел, что застегнул рубашку не на ту пуговицу. Он метнул на Гарри сердитый взгляд и сосредоточился на пуговицах. Закончив, он снова начал наезжать на брюнета.

- То, что ты идешь с ней к Уизли, и так достаточно хреново, - с отвращением сказал Малфой. – Я проявил любезность и ничего не сказал. Но тут ты решил усугубить причиняемый вред и изменить ее имя. Это вообще ни в какие ворота.

Гарри закатил глаза.

- Ладно, ладно, только успокойся, - сдаваясь, сказал он.

Драко нахмурился.

- Ее зовут Виктория Анелиза Малфой, - твердо сказал он. – Можешь называть ее либо Виктория, либо Анелиза, и никак иначе.

- Ладно, - проворчал брюнет. Он знал, что Драко выходил из себя при любом упоминании Уизли, и он действительно разрешил ему взять туда с собой Викторию. Гарри не желал развивать эту тему, особенно сейчас.

Пока Драко играл с дочерью, он собрал сумку с необходимыми для нее вещами. Поттер жутко нервничал из-за того, что идет с ней куда-то, и это не говоря обо всех обязательных вопросах и неизбежной лжи. Еще он спустился вниз, чтобы успеть переговорить с тетей Петуньей до того, как появятся дядя Вернон и Дадли. Он объяснил ей, что нужно говорить о Виктории, и тетя неохотно согласилась подтвердить эту историю, если его друзья будут наводить справки.

Винки вернулась с завтраком, и Гарри объяснил ей ситуацию, прежде чем уйти с Викторией, Драко дал ему дюжину наставлений напоследок, начиная от ее имени до обязательного возвращения. Гарри дал Драко только одно наставление – поговорить с матерью.



Глава 11.

Стараясь не причинить вреда Виктории, Гарри максимально сосредоточился на аппарации, крепко прижимая девочку к себе. Открыв глаза, он был рад увидеть задний двор Уизли, а также узнать, что они оба прибыли невредимыми и что все части тела остались при них.

Глубоко вздохнув, он стукнул один раз в дверь кухни, прежде чем войти.

- Гарри! Мы так беспокоились, - воскликнула миссис Уизли, увидев его. Она кинулась к нему, чтобы обнять, но тут увидела ребенка, которого он держал. Она остановилась и неверяще посмотрела на него. Это дало юноше дополнительное время, чтобы понять, что они пока были одни на кухне.

- Гарри, - с трудом вымолвила миссис Уизли. – Откуда взялся этот ребенок?

- Миссис Уизли, это – Виктория, - бодро произнес он.

В этот момент открылась дверь и в комнату вбежала Гермиона.

- Гарри! Я услышала, как миссис Уизли произносит твое имя.

Она вскрикнула и остановилась перед ним, точно так же, как и миссис Уизли чуть раньше.

- Ребенок, - сказала Гермиона, изумленно разглядывая Викторию.

- Какое верное замечание, - согласился Гарри, подсмеиваясь над подругой.

Она посмотрела на него и требовательно спросила:

- Откуда у тебя взялся ребенок?

- Я тоже хотела бы это знать, - строго произнесла миссис Уизли.

- Ее зовут Виктория, - сказал Гарри Гермионе. – И она находится на моем попечении. Ты же знаешь, как моя тетя относится к детям, которых ей подбросили, - сказал он с выразительной гримасой.

- Ее подбросили Дурслям? – шокированно спросила Гермиона. Миссис Уизли выглядела так, будто была готова в любой момент взорваться.
Гарри беспомощно пожал плечами.

- Ее семья стала жертвой войны, - тихо сказал он. Что было, по его мнению, истинной правдой. Ее мать и родители матери были убиты, а отец и родители отца были Пожирателями Смерти. Это позволяло Поттеру считать их всех жертвами Волдеморта.

- Викторию принесли к моей тете, поскольку это было для нее самым безопасным местом, - добавил он.

Молодой человек был вполне доволен сам собой. До этого момента он, можно сказать, ни разу не соврал. Он ввел их в заблуждение, но это же не считается ложью.

- О, бедняжка, - сказала миссис Уизли, протягивая руки к девочке, но Виктория не захотела пойти к ней и расплакалась.

Гарри успокоил ее.

- Чшш, все хорошо, Виктория. Это – миссис Уизли, и она знает о детях все, - сказал он. Юноша надеялся, что сработает то, каким тоном он это говорил, потому что вряд ли она понимала его слова. Девочка затихла, но крепко вцепилась в него.

Миссис Уизли отошла, но посмотрела на юношу странным взглядом.

- Сколько времени ты с ней сидишь, Гарри? – спросила она.

- Гм, почти месяц, - признался он.

- Месяц? – изумленно закричала Гермиона. – Почему ты ничего не сказал нам?

Виктория снова начала плакать, и Гарри сердито посмотрел на девушку, пестуя ребенка в попытке снова успокоить.

- Может, поэтому? – саркастично спросил он.

Гермиона расстроилась, что из-за нее девочка заплакала.

- Я не хотела пугать ее, - тихо сказала она и в свою очередь сердито посмотрела на Гарри. – Но ты должен был рассказать нам, - резко сказала она. – Теперь понятно, почему ты хочешь задержаться у Дурслей.

- Я не знаю, сколько это продолжалось, - сказал он, продолжая качать Викторию, - и не знаю, сколько будет продолжаться, но пока за ней нужен уход, я не собираюсь оставлять ее на Дурслей.

- Она уже привязалась к тебе, - заметила миссис Уизли. – Как правило, все дети в этом возрасте боятся чужих людей.

- Замечательно, - проворчал Гарри. – А я-то думал, что это будет для нее чудесная прогулка.

- У Дурслей она все время сидит взаперти? – поинтересовалась Молли.

- Да, - тихо сказал парень.

- Тогда это будет для нее полезно, - уверенно сказала женщина. – Ей нужно гулять, встречаться с разными людьми и узнавать множество разных вещей. Хотите есть? – спросила она, меняя тему.

- Да, я голоден. Я проснулся около четырех, но вчера не спал почти до самого утра.

Он посмотрел на Гермиону.

- Тетя передала мне твою записку. Прости. Я не хотел причинять тебе беспокойство, но слишком устал, чтобы догадаться отправить сообщение, что у меня все хорошо.

Парень замолк и для пущего эффекта посмотрел на ребенка.

- Просто я спешил вернуться назад, к Дурслям, и не понимал, что поступаю нехорошо.

- С Викторией все было в порядке? – обеспокоенно спросила Гермиона, на что он и рассчитывал.

- Да, но я все равно не спал до семи часов, - признался Гарри, пытаясь быть как можно более правдивым. Он и так чувствовал себя виноватым.

- У нее режутся зубки? – спросила стоящая у плиты Молли.

- Да, - подтвердил юноша. – Вряд ли вы думаете, что мне удалось справиться с этим, правда? Маггловские методы недостаточно эффективны, - на этих словах они с миссис Уизли оба поморщились.

- Когда режутся зубки – это не шутка, - сочувственно сказала она. – После завтрака я поищу для тебя свои старые книги по уходу за детьми.

- Спасибо, - сказал он. – Буду очень признателен.

Гарри с Викторией на руках сел, а Гермиона начала накрывать на стол. Он обнаружил, что довольно легко уклоняется от расспросов, большей частью ссылаясь на то, что ничего не знает. Их было легко убедить, поскольку они были наслышаны о его жизни у Дурслей. Конечно, Дурсли не могли много значить для Гарри.

Помогло и то, что парню было легко говорить о своем нежелании, чтобы Виктория росла без семьи или чтобы за ней плохо ухаживали. Миссис Уизли и Гермиона одобрительно смотрели на него.

Гарри был доволен, что сумел справиться со своей задачей, но чувство вины все равно глодало его. Что сказали бы Уизли и Гермиона, если бы узнали, что на самом деле Виктория – дочь Малфоя? Что они сказали бы, если бы узнали, что он оставил у себя в комнате Драко Малфоя? Что он спал с ним?

Гарри старался не думать об этом нюансе. Он обрадовался, когда остальные Уизли спустились в кухню на завтрак, и еще больше был рад, когда миссис Уизли и Гермиона помогли ему отбиться от расспросов.

Молли откуда-то вытащила детский стул для кормления, а Гермиона помогла усадить на него Викторию. Девочка была рада, поскольку оставалась рядом с Гарри и вместе с тем могла свободно видеть все, что происходило вокруг. Парень попытался одновременно есть сам и кормить ее. Он дал ей кусочек тоста, чтобы она могла грызть его и кормил с ложечки овсянкой.

- У тебя здорово получается, - удивленно заметила Гермиона.

- Ты о чем? – сконфуженно спросил Гарри, боясь, что допустил какую-то оплошность.

- Ну, о том, как ты обращаешься с ребенком, - пояснила девушка, слегка нахмурившись. – Я имею в виду, что ты так естественен, когда кормишь ее, что даже не задумываешься над этим.

Гарри рассмеялся.

- Видела бы ты меня раньше, - сказал он. – Ни о какой естественности и речи не шло. Просто учиться пришлось быстро, чтобы она не мучилась.

- А что будет, когда ты уйдешь от Дурслей? – спросил Рон. – Вряд ли ты сможешь взять ребенка с собой.

Поттер нахмурился, он не собирался рассказывать о своих планах, но знал, что возьмет Викторию на Гриммаулд Плейс. Гарри сказал им, что тетя Петунья сидела с Викторий, пока он был на собрании Ордена и занимался организацией контратаки. Парень не сказал ничего о помощи Винки. Вообще-то Уизли думали, что он собирается переехать к ним после своего дня рождения.

- Не знаю, - тихо ответил Гарри. – Может, мне придется остаться у Дурслей чуть дольше.

- Это невозможно! – воскликнул Рон, глубоко задетый его словами.

- Мы даже не можем видеться с тобой, пока ты там, - пробормотала Гермиона; она была явно расстроена и абсолютно согласна с Роном.

- Это лето было не таким уж плохим, - сказал Гарри.

- Не таким уж плохим! Да они ужасно обращаются с тобой! – закричал Рон.

- Рональд! Угомонись! – приказала миссис Уизли, но было слишком поздно, Виктория снова начала плакать.

Гарри сердито посмотрел на Рона и повернулся, чтобы взять Викторию на руки.

- Прости, дружище, - сконфуженно пробормотал тот.

- Она не привыкла к крику, - сказал Гарри. – И не думаю, что это ей понравилось, тем более что у Дурслей довольно тихо.

Там действительно было тихо, благодаря заглушающим чарам, наложенным на его комнату и дополнительно на их кровати. Это было очень удобно, учитывая, сколько народу обитало в одной маленькой комнате.

Гарри взял еще один тост, разломил его и скормил половину Виктории, предварительно разжевав.

- Ты думаешь, ей можно есть разжеванный тобой тост? – спросил Рон, скривившись от отвращения.

Поттер пожал плечами.

- Ну, она тоже обслюнявливает меня, - сказал он. – Так что мы квиты.

Он заметил, что мистер и миссис Уизли улыбаются.

- Дай-ка я пойду поищу тебе книги, Гарри, - сказала Молли, вставая из-за стола. – Думаю, что ты найдешь там весьма полезные чистящие заклинания.

Он благодарно кивнул. Ему все могло пригодиться.

Они перебрались из кухни на задний двор, прихватив большое одеяло, которое миссис Уизли выделила им. Девочки расстелили одеяло, и Гарри усадил на него Викторию. Когда Рон, Гермиона и Джинни уселись по разным краям, он подумал, что это просто здорово. Виктория не могла никуда уползти, кто-нибудь ее обязательно остановит.

Гарри смотрел, как она ползает, радуясь солнышку. Она старалась держаться поближе к нему, и он разрешил ей потрогать траву, но девочка, похоже, побаивалась острых листьев.

- Если судить по волосам, то ее можно было бы принять за твою дочь, - ухмыльнувшись, сказала Джинни.

- Знаю, - уныло сказал парень. – Я надеюсь, что, когда бедняжка вырастет, ее волосы будут лежать гладко.

- Но глаза у нее точно не твои, - заметила Гермиона.

Гарри вздохнул, зная, чьи глаза были у Виктории. Он не думал, что Гермиона каким-то образом свяжет это с Драко, но знал, как направить ее мысли в иное русло на всякий случай.

- Они у нее того же цвета, что и у Сириуса, - тихо сказал он.

- О! – произнесла Гермиона, широко распахнув глаза. – Прости, Гарри. Я забыла.

- Все нормально, - ответил юноша, покачав головой.

- Я не думала, что серые глаза настолько распространены, но особенно интересно сочетание такого цвета глаз с темными волосами, - сказала Гермиона, спеша оттарабанить абсолютно ненужную информацию. Гарри не удивился бы, если бы она вскоре разузнала все о различных цветах глаз, просто потому, что у нее, кажется, не было ответов на все вопросы, связанные с этим.

- Почему она такая бледная? – спросил Рон.

- Она столько времени просидела взаперти, Рон, - сказала Гермиона, закатывая глаза.

Гарри сомневался, что дело было в этом, учитывая цвет лица Драко. Конечно, Малфой выходил на солнце, но все равно оставался жутко бледным.

- Ладно, раз уж ты здесь, Гарри, я расскажу тебе о Фоуксе, - оживленно сказала Гермиона.
Поттер вздрогнул.
- Я даже не знаю, где он, - сказал парень. Он был очень занят, а потом долго спал. Ему было стыдно признаться, что Фоукс выпал из его поля зрения, он просто забыл о нем. Низкая трель, раздавшаяся над ними, заставила их поднять головы и посмотреть в небо. Через несколько секунд Фоукс опустился на плечо Гарри.

Юноша погладил сверкающее оперение.

- Прости, Фоукс, - сказал он. – Я был немного занят.

Фоукс вывел пару нот, и Гарри решил, что это означает прощение. Виктория залезла к нему на колени, пытаясь дотянуться до разноцветной птицы, привлекшей ее внимание, так же как и всех остальных.

- Нет, Виктория, - сказал Гарри. – Нельзя хватать Фоукса, но ты можешь погладить его.

Он осторожно приподнял ее и обнял так, чтобы мог сам вести ее рукой по оперению феникса.

- Мягкие, - сказал он, глядя на ее радостную улыбку.

Парень посадил ее на колено с той стороны, где сидел Фоукс. Он посмотрел на Гермиону, которая молча наблюдала за ними.

- Итак, что мне нужно знать? – спросил он.

Гермиона покачала головой, все еще с благоговейным трепетом глядя, как общаются Гарри, феникс и ребенок.

- Во-первых, судя по всему, Фоукс настроен на тебя, - сказала она. – Он прилетел, когда был нужен тебе, и сейчас, когда ты упомянул его.

- Думаю, что он прилетел во время собрания Ордена потому, что я заговорил о Дамблдоре, - предположил Гарри.

Однако Гермиона покачала головой.

- Может быть, это тоже имело значение, но могу поспорить, что ты тогда подумал о Фоуксе.

Гарри нахмурился, пытаясь вспомнить, думал ли тогда о нем, но должен был признать, что его мысли были сродни тем, которые появились у него в Тайной комнате, когда к нему туда прилетел феникс.

- Не совсем так, но мои мысли были связаны с ним, - поколебавшись, сказал он.

Гермиона раздраженно вздохнула, услышав его нерешительный ответ.

- Поверь мне, Гарри, - сказала она. – Фоукс не прилетел бы просто так на твой зов. Это независимое создание, но фактически сейчас он твой.

- Почему? Каким образом? – потрясенно спросил Гарри.

- Фениксы сами выбирают себе хозяев, и он выбрал своим новым хозяином тебя, - сказала Гермиона. – Вероятно, это решилось вчера утром, и теперь он твой. Выдели ему место в своем доме, и он будет держаться рядом с тобой.

Гарри слушал ее рассказ о фениксах. Ему мало что из этого на самом деле было нужно, и Поттер снова удивился, как много информации могла запомнить Гермиона.

Он боялся оказаться слишком несерьезным, потому что его больше всего в обладании Фоуксом восхищала возможность немедленно отправлять сообщения, предостережения и переносить сразу нескольких людей на хвосте птицы – он уже видел, как Фоукс делал все это. Его мало волновала история фениксов. Сведения об их сгорании, наверное, были самыми полезными, но это происходило редко.

Судя по всему, он должен был обеспечить его местом проживания и вниманием. Гарри в обмен получал много пользы. Он чувствовал некий благоговейный страх, что феникс выбрал его, но не особо заморачивался над этим. Поттер мысленно пожал плечами. Он привык, что с ним случаются всякие странные вещи. Парень был совершенно уверен, что Гермиона увлечена всем этим гораздо больше, чем он сам.

Он усвоил самое главное – дом и внимание. Это было ему по силам. Гарри продолжал рассеянно гладить перья Фоукса, пока Гермиона монотонно рассказывала все, что ей было известно про фениксов.
Виктория отказалась от попытки добраться до птицы и снова попробовала уползти с одеяла. Гарри ухмыльнулся, увидев, как Джинни перехватывает ее.

- Гарри! Ты меня слушаешь? – внезапно спросила Гермиона.

Гарри с Роном вздрогнули от ее тона, отчего Джинни засмеялась, а Гермиона сердито посмотрела на них.

- Это очень важно, Гарри, - сказала она.

- Это уникальная и очень интересная информация, - сказал он, кивая ей.

- Ты не понял смысла этих слов, да? – осторожно спросила девушка.

Гарри не мог сказать, о каких именно словах идет речь, обычно это обозначало, что Гермиона была в полном восторге от того, что говорила. Конечно, они с Роном обычно не были так очарованы новой информацией, как она.

- Дом и внимание, - произнес он с надеждой.

- Да, думаю, это самое главное из того, что тебе надо знать, - сдалась она.

- Прости, Гермиона, - сказал Гарри, чувствуя себя немного виноватым. – Просто за последнее время поступило так много информации, которую мне надо запомнить, что в моей голове почти не осталось места.

- Особенно для бесполезных сведений, - пробормотал Рон. Он явно не предполагал, что это будет услышано, потому что вздрогнул, когда Гермиона перевела своре внимание на него.

- Рон! Это не бесполезные сведения, - резко сказала она. – Никогда неизвестно, какая информация может понадобиться.

Гарри ухмыльнулся, радуясь, что она кричит на Рона, а не на него. Он мог представить, что они сейчас в Хогвартсе и спорят из-за домашних заданий. Конечно, феникс, который сидел у него на плече и ребенок, находившийся на его попечении, портили эффект.

Его ухмылка сменилась тяжелым вздохом. У него не было времени на мечты. Если они хотели вернуться в Хогвартс и доучиться, то сначала он должен был выиграть эту войну. Взглянув на часы, он понял, что пора уходить. Ему нужно отправить Викторию и Фоукса к Дурслям перед тем как отправиться в Хогвартс, чтобы поговорить с мадам Помфри насчет зелий. А потом надо было встретиться со Снейпом на Гриммаулд Плейс и решить проблему с зельями.

И это не учитывая проблему с Драко и то, что он даже приблизительно не знал, что делать с хоркруксами. Гарри взялся за дело сразу, как только ему его поручили. Он знал, конечно, что должен хоть что-то сделать за это лето, но для начала ему надо было хотя бы узнать, что именно они из себя представляют.

Он шутил лишь отчасти, когда говорил Гермионе, что в его голове нет места для чего-то еще.

- Ты в порядке, Гарри? – тихо спросила Гермиона.

Он поднял взгляд и увидел, что они все трое обеспокоенно смотрят на него. Парень слегка улыбнулся им.

- Все нормально. Просто слишком много всего навалилось.

- Ты продвинулся вперед хоть немного? – спросила Гермиона.

Гарри покачал головой.

- Нет, нисколько, - сказал он. Это была не совсем правда. У него было немного времени в самом начале лета, чтобы подумать о некоторых вариантах, но не было никакой возможности, чтобы проверить хоть один из них. И уж конечно им вряд ли стоило говорить об этом в присутствии Джинни.

- Мы тоже не слишком-то преуспели, - призналась Гермиона. – У нас нет такого доступа к информации, как у тебя.

Гарри был рад, что это прозвучало не обвиняюще. Он рассказал им все, что знал о хоркруксах, но она была права. Они сами не разговаривали с Дамблдором и не имели возможности увидеть его воспоминания. Хотя он и не был уверен, что их знания чем-то отличаются. Проблема заключалась в невозможности думать так, как Волдеморт. Точнее, думать, как Том Риддл.

- Мы поговорим об этом позже, - сказал Гарри. – Мне нужно отправить Викторию домой.

Гермиона подозрительно посмотрела на него.

- Ты собираешься в Хогвартс?

- Да, - спокойно ответил Гарри, и начал вставать, стараясь сделать это так, чтобы не потревожить феникса. Он не сказал, что уже нашел книгу, поскольку ему был нужен повод для появления в школе, и ему в любом случае надо было поговорить с мадам Помфри.

Гермиона неодобрительно поджала губы, но ничего не сказала. Она не могла отменить решение МакГонагалл. Парень мимоходом подумал, что ему надо как можно чаще привлекать на свою сторону Минерву.

Гарри уходил от Уизли с уменьшенной жердочкой для феникса, которую наколдовала МакГонагалл и стопкой книг по уходу за детьми. Он ненадолго задержался у Дурслей. Только устроил Фоукса, который появился сразу после того, как Гарри установил для него жердочку. Поттер пару минут в изумлении смотрел на большого феникса, влетевшего в его комнату. Наконец он оставил Викторию на Винки и снова ушел.

Он быстро смотался в Хогвартс к мадам Помфри за списком требуемых зелий и направился на Гриммаулд Плейс, не зная, что именно его там ждет. Парень потащился на кухню, надеясь, что Снейп уже там, и действительно застал его распаковывающим коробки.

Когда он вошел, Северус посмотрел на него и усмехнулся. Гарри про себя застонал. Он решил, что зельевар будет срывать на нем злость за исчезновение Драко.

- Нам нужно организовать здесь лабораторию, Поттер, - отрывисто сказал Снейп.

Гарри благодарно кивнул.

- Я просто не знал, какая комната подойдет лучше всего, иначе я уже велел бы Винки приготовить ее сегодня утром.

Снейп оторвался от своего занятия и бросил на Гарри странный взгляд.

- Ваш эльф выполнила все инструкции, которые вы, судя по всему, ей дали, и навела порядок на всем цокольном этаже, - сказал он.

Поттер недоуменно сдвинул брови.

- Кухня тут большая, но вы же не думали, что это единственная комната на всем этаже? – поинтересовался Снейп.

- Я мало что знаю об этом доме, - поморщившись, ответил Гарри.

Северус подвел его к двери рядом с кладовой, которой парень никогда раньше не замечал.

- Почему я не помню эту дверь? – спросил он.

- Раньше она была загорожена шкафом, - пояснил Снейп.

Они вошли в небольшой коридорчик, в котором были две двери: одна слева, а вторая – в конце. Профессор открыл первую дверь, и Гарри увидел комнату, заваленную кучей всякой рухляди: грудами разного барахла, сломанной мебели, и массой вещей, предназначение которых было ему неизвестно. Он посмотрел на Снейпа, ожидая объяснений.

- Возможно, эта комната должна была служить чуланом, но, кажется, ваш домашний эльф выбрала это место, чтобы складывать сюда все сомнительные предметы, - объяснил Снейп. – В этой комнате она не убирала, а просто сваливала в нее все ненужное.

Гарри быстро захлопнул дверь. Он абсолютно не хотел копаться в вещах, лежавших здесь. Юноша прошел за Снейпом к последней двери. Тот открыл ее и отошел в сторону, пропуская Поттера вперед.

Гарри изумленно оглядывался по сторонам.

- Что это за комната? – спросил он.

- В прошлом покупка зелий зачастую была делом сомнительным.
Министерство со временем, конечно, установило жесткие требования к зельям, которые продавались для всеобщего потребления, - сказал Снейп лекторским тоном. – А до того многие богатые чистокровные семьи нанимали зельевара, который бы варил им необходимые зелья, и которому можно было доверять, что он не отравит их. Та комната, которую заняли под кладовую, служила жилой комнатой для зельевара, а эта была лабораторией.

Снейп пристально посмотрел на Гарри.

- Похоже, вы сказали домашнему эльфу, что вам нужно помещение, где можно было бы варить зелья. Она намного лучше знакома со старыми традициями, чем вы, - пренебрежительно сказал зельевар.

Гарри нахмурился.

- Очень хорошо, что у меня есть она, - огрызнулся он.

- Конечно, - спокойно произнес Снейп. – Полагаю, что она выгребла отсюда весь хлам и отправила его в чулан.

Гарри проигнорировал брошенный на него пристальный взгляд и еще раз осмотрел комнату. Она выглядела почти готовой для обустройства лаборатории. Тут было несколько шкафов для хранения ингредиентов и полки со стеклянными дверцами для хранения готовых зелий. Также тут стояли два длинных рабочих стола.

Противоположная сторона комнаты напоминала гостиную. Может, так оно когда-то и было, подумал Гарри. Их новая кладовая больше была похожа на спальню. Тут был большой камин и несколько удобных сидений. В самом конце стоял большой стол. По всей комнате стояло множество книжных шкафов, и Гарри решил, что Винки сделала все это за утро, сразу после того как увидела то, что они со Снейпом оставили на кухне. Когда он решил взять Викторию с собой, то отправил Винки сюда, сделать все, что она сочтет нужным.

Гарри осторожно взглянул на Снейпа.

- Значит, вы не против, чтобы разместить ваши вещи здесь? – спросил он.

- А у меня есть выбор, Поттер? – холодно ответил тот.

- Да, у вас есть выбор, - крикнул юноша. – Я просил вас помочь с зельями, потому что вы – лучший в этом, но у меня есть другие способы решить эту задачу. Мы оба знаем, что теперь это мой дом, хотел я того или нет, и я уверен, что вы крайне ненавидите тот факт, что вынуждены обосновываться здесь, - сказал он, пытаясь сохранять спокойствие. – Но вы являетесь частью этого дома, также, как и я. Потому что так решил Дамблдор.

Он жестом обвел комнату.

- Здесь все устроено практически так, как вам нужно, но если вы действительно не хотите здесь находиться, тогда, пожалуйста, делайте выбор.

Гарри сделал глубокий вдох, пытаясь не обращать внимания на то, как Снейп смотрел на него.

- Здесь вы не слуга. Волдеморт может обращаться с вами, как ему угодно и, к сожалению, я знаю, что Дамблдор часто заставлял вас испытывать то же самое, - с горечью сказал Поттер. – Он всегда вынуждал вас делать то, что было нужно ему, не давая вам большого выбора.

- Но здесь вы не слуга, - твердо повторил он. – Я не приказываю вам помогать мне с зельями. Как будто я вообще могу вам что-то приказывать, - сказал он, фыркнув от смехотворности этой мысли. – Я просто ищу что-то вроде… партнерства? – сказал парень, не зная, как это назвать.

Снейп смотрел на него так долго, что Гарри пришлось заставить себя стоять спокойно, вместо того, чтобы нервно дергаться.

- Какие зелья нужны Помфри немедленно? – вдруг спросил Северус.

Гарри ожил после долгого молчания и поспешно нащупал в кармане пергамент со списком, который она дала ему. Вытащив список, он протянул его зельевару.

- Я говорил ей, что мне понадобится несколько дней, чтобы купить их, и она ответила, что может подождать, - тихо сказал Гарри.

- Ну, что ж, очень хорошо, - сказал Снейп. – Перенесем все сюда, - приказал он.

Молодой человек вздохнул с облегчением и пошел переносить коробки из кухни в эту комнату. Он покорно выполнял все приказы, которые отдавал ему Северус. В основном от него требовалось расставлять книги по полкам, на которые показывал профессор, в то время как сам зельевар раскладывал ингредиенты для зелий.

Гарри сделал только половину работы, когда перед ним появилась Винки.

- Хозяин Гарри, - окликнула она его, нервно глянув на Снейпа, который явно рассердился на то, что она прервала их.

- Что случилось, Винки? – спросил юноша.

- У меня для вас сообщение, хозяин Гарри, - с тревогой сказала она и протянула ему маленький клочок пергамента.

Поттер взял записку, радуясь тому, что Снейп не мог догадаться, от кого она. Он быстро прочитал ее и побледнел.

- Я его убью, - пробормотал Гарри. Он посмотрел на Винки. – Принеси мою мантию-невидимку и скажи ему, что я скоро буду.

Винки кивнула и исчезла.

- Какие-то проблемы, Поттер? – поинтересовался Снейп, когда Гарри вытащил палочку и поджег записку.

- Мне нужно уйти, - коротко сказал юноша, игнорируя вопрос. – Простите, что я не закончил, но если вы поставите коробки перед теми полками, на которые надо расставить книги, я вернусь и закончу позже.
Винки принесла ему мантию-невидимку и снова исчезла с хлопком.

- Поттер! – окликнул его Снейп, когда он шел к двери.

- Что? – сердито откликнулся Гарри, поворачиваясь к зельевару лицом. – Сейчас у меня нет времени, чтобы отвечать на ваши вопросы.

- Во что-то влипли, Поттер? – холодно спросил Северус.

Гарри хохотнул.

- Вы хотите сказать, влип во что-то еще, кроме сотрудничества с человеком, которого вся Светлая сторона хочет поймать, а то и убить? – спросил он. – Вы хотите сказать, влип во что-то еще, кроме одновременной попытки ухаживать за ребенком и воевать? Да, у меня много проблем и Мерлин знает сколько секретов, с одним из которых мне нужно разобраться немедленно.

Он развернулся и пошел, не обращая внимания на окрики Снейпа. Гарри аппарировал, отойдя от дома меньшее расстояние, чем обычно. Он набросил на себя мантию-невидимку и пошел туда, куда они с Драко обычно аппарировали. Это было гораздо удобнее, чем красться вокруг дома, стараясь остаться незамеченными соседями.

- Мам, он скоро придет, - прошептал Драко.

- Драко, а ты уверен, что он не приведет с собой авроров? – спросила Нарцисса.

- Не приведет, - раздраженно ответил сын. – Я уже говорил тебе, что доверяю ему.

- А я тебе говорила, что никому нельзя доверять, - холодно сказала Нарцисса.

- Я никому и не доверяю, - заметил Драко и добавил, – кроме него.

- Драко, я никогда не думала, что ты можешь быть таким безрассудным, - сказала Нарцисса беспокойным тоном.

- Я вовсе не безрассудный, - сердито возразил Драко. – Я считаю, что это – самое умное решение, какое я когда-либо принимал.

- Где же он? – спросила Нарцисса, точно таким же тоном, как и в первый раз.

Гарри стащил мантию, сердито глядя на Драко.

- Что ты творишь, черт тебя дери? – сердито прошипел он.

Драко явно стало легче.

- Я привел маму взглянуть на Викторию, - ответил он.

- Ты привел маму ради гребаного визита вежливости? – недоверчиво спросил Гарри.

- Ты сам сказал, чтобы я поговорил с ней, - напомнил Драко.

- Но не предполагалось, что ты приведешь ее сюда, - в бешенстве произнес брюнет.

- Она настаивала, - оправдывался Малфой. – Что мне оставалось делать?
Гарри знал, что Нарцисса смотрит на них с нарастающим интересом, но продолжал игнорировать ее.

- Есть масса веских причин не приводить ее сюда, - сказал Поттер, опасно сверкая глазами, - это крайне плохое время для подобных визитов.

Драко сузил глаза.

- Тебе снова надо уйти? – спросил он, и Гарри заметил в его голосе легкое беспокойство.

- Нет, - признался гриффиндорец. – Уже слишком поздно, и мне пришлось бы сочинять еще одну историю, если бы я вернулся, - сердито сказал он.

- Тогда проведи нас в дом, - сказал Драко. – Ты же знаешь, как опасно для нас находиться на улице.

Гарри, наконец, повернулся и посмотрел на Нарциссу. Благодаря этой женщине и ее сестре погиб Сириус. Это не способствовало тому, чтобы он испытывал к ней нежные чувства, но юноша знал, что ему все равно пришлось бы встретиться с ней, если бы Драко убедил ее поменять стороны.

- Я не причиню вреда человеку, который защищает моего сына и мою внучку, - тихо сказал Нарцисса. – Я всего лишь хочу увидеть ее.

- И что потом? – холодно спросил Гарри.

- А потом, я думаю, нам надо будет поговорить, - ответила Нарцисса.

Поттер застонал и шлепнул Драко по руке, когда тот начал давиться от смеха. Нарцисса смотрела на них в замешательстве.

- Как хорошо начинался этот день, - проворчал Гарри.

- Твой день начался с меня в твоей постели, - ухмыльнулся Драко.

Брюнет покраснел и сердито посмотрел на него.

- Я имел в виду совсем другое, и ты это знаешь, - сказал он.

Драко равнодушно пожал плечами.

- Хорошо, - раздраженно сказал Гарри, протягивая мантию-невидимку Нарциссе. Он вышел в узкий проулок, который вел к дому Дурслей.



Глава 12.

Гарри тихонько произнес заклинание, позволяющее миссис Малфой войти в калитку, и прокрался с Драко к дому в сопровождении невидимой Нарциссы. Он продолжал тихонько чертыхаться, пытаясь определиться, как себя вести в этой ситуации.

Нарцисса сняла мантию, как только они вошли в дом, но тут к несчастью из кухни вышла тетя Петунья, чтобы посмотреть, кто пришел.

- Гарри? – окликнула его тетя.

- Это – мать Малфоя, - лаконично пояснил племянник. Ситуация была слишком ненормальной, чтобы вступать в пространные комментарии. Он усмехнулся с горькой иронией, увидев, как женщины смотрят друг на друга.

- В вас есть что-то общее, - со злостью сказал он. – Вы обе вырастили избалованных сыновей, которым доставляло удовольствие изводить меня все детство. Вы можете поздравить друг друга с успешно выполненной работой.

- Поттер! – прошипел Драко, а обе женщины шокированно посмотрели на него.

Гарри зажмурился и сделал глубокий вдох, подумав о том, что он, должно быть, слишком долго общался со Снейпом сегодня.

- Простите, - пробормотал он.

- Твой дядя скоро придет домой, - сухо произнесла тетя Петунья.

- Замечательно, - тихо отозвался брюнет, поворачиваясь и направляясь к лестнице. Он вошел в комнату и плюхнулся на кровать, предоставляя Драко знакомить Викторию с ее бабушкой.

Это не вполне сработало, потому что Драко с Нарциссой замерли на месте, едва войдя в комнату, когда увидели Фоукса. Парень должен был признать, что Фоукс был весьма эффектной птицей, но в его комнате он смотрелся совершенно неуместно. Винки тихо закрыла дверь и подала Викторию Гарри, а потом снова уселась на свое место в углу, рядом с детской кроваткой.

Драко, наконец, оторвал взгляд от птицы и посмотрел на гриффиндорца.

- Где ты, черт побери, взял феникса? – спросил он.

- Он принадлежал Дамблдору, - ответил Гарри. – А теперь, кажется, мне.

- Это означает гораздо больше, чем ты думаешь, - сказала Нарцисса, изумленно глядя на юношу.

Тот небрежно пожал плечами, давая понять, что не нуждается в пояснениях, но она все равно продолжила.

- Мистер Поттер, фениксы связывают себя только с очень могущественными магами.

Гарри снова пожал плечами. Он был совершенно уверен, что Гермиона упоминала о чем-то подобном. Ему говорили раньше о его могуществе, но он не знал, что это значит. Ему еще не было семнадцати, и он окончит школу только через год. Вряд ли он был действительно настолько впечатляющим. Кроме того, парень не хотел говорить на эту тему с Нарциссой Малфой.

- Тебя это не волнует, Поттер? – недоверчиво спросил Драко, когда Гарри никак не отреагировал на ее слова.

- А что меня должно волновать? – поинтересовался тот. – Фоукс со мной только потому, что Дамблдор оставил его мне, не знаю точно, как происходит этот процесс. Он со мной потому, что я – символ Светлой стороны, - саркастично заметил Гарри. – Вряд ли это имеет отношение к моим магическим способностям.

Фоукс выдал трель, прозвучавшую как замечание, и Гарри удивился, что феникс именно сейчас подал голос; может, он действительно все понимал.

- Прости, Фоукс, - на всякий случай сказал он.

Драко выдавил смешок, который прозвучал несколько истерично. Он повернулся к матери.

- Поняла, что я имел в виду?

Нарцисса кивнула, чуть помедлив.

- Я не ожидала, что он такой, - сказала она.

- Не знаю, о чем вы говорите, но я здесь, - раздраженно сказал брюнет.

- Еще один плохой день, Поттер? – насмешливо спросил Драко.

- Можно и так сказать, - пробормотал Гарри.

- Знаешь, твои манеры оставляют желать лучшего, - сказал слизеринец, подвигая стул, единственный стул в комнате, матери.

Поттер фыркнул.

- Простите, но мне с трудом верится, что я действительно принимаю Пожирателей Смерти в своей комнате в доме Дурслей, - саркастично заметил он. – Боюсь, это находится за пределами моего понимания. Ни много ни мало – трое Малфоев в моей комнате, - сказал он и потряс головой, когда до него это дошло.

- Эй, - окликнул он Драко, чтобы передать ему Викторию. – Познакомь ее с бабушкой.

Нарцисса была не так холодна, какой помнил ее Гарри, но он увидел, что она явно смягчилась, когда Драко протянул ей Викторию. Та не очень-то была настроена идти к незнакомой женщине, поэтому блондину пришлось самому держать ее, подойдя поближе к матери. Гарри несколько минут тоскливо смотрел, как Нарцисса воркует над ребенком, а Драко оживленно рассказывает ей про девочку.

Почувствовав себя лишним, Гарри лег навзничь и закрыл глаза, пытаясь не обращать на них внимания. Ему пришлось напомнить себе, что Виктория – не его. Они были ее семьей. А он был просто кем-то, кто обеспечивал ей уход и защиту на какое-то время.

Брюнет резко поднялся и, старательно отворачиваясь, направился к двери. Он спустился вниз и по голосам, доносившимся из кухни, понял, что дядя и кузен уже дома. Они ужинали и рассказывали тете Петунье о том, как прошел их день.

Гарри давно, очень давно, не чувствовал себя таким одиноким. Как в трансе, он обогнул лестницу и открыл дверь в чулан. Он смотрел в тесный закуток, осознавая, что его старая кровать все еще стояла в углу. Зайдя внутрь, парень дернул дощечку на стене. Она оторвалась, и Гарри, сунув в образовавшуюся дыру руку, вытащил стопку бумаг.

- Поттер?

Тот резко развернулся и сильно ударился головой о перекладину. Поморщившись, он посмотрел на Драко.

- Что ты тут делаешь? – спросил Малфой, осматривая тесный чулан и задерживаясь взглядом на кровати и дырке в стене.

- Ничего, - сердито прошипел Гарри. – Пошли отсюда, пока нас не застукал дядя.

Он вытолкал из чулана Драко, вышел сам и тихонько прикрыл дверь перед тем как подняться наверх, от всей души радуясь, что они не попали дяде на глаза.

Малфой вошел в комнату вслед за ним.

- Что это за бумаги? – поинтересовался он.

- Просто бумаги, - огрызнулся гриффиндорец, открывая сундук и пряча их в него.

- Но там явно что-то есть, - возразил блондин.

- Нет, там ничего нет. Это просто бумаги, - с горечью сказал Гарри.

- Поттер, что в них? – не отставал слизеринец.

- Просто отстань, Малфой! – сердито закричал брюнет. – Может, эти проклятые бумаги и есть причина, по которой я, черт меня дери, делаю все, что могу, чтобы помочь тебе! А теперь, если ты хочешь, чтобы я помогал тебе, просто отстань от меня!

- Ты когда-то там жил, да? – спросил Драко, игнорируя предупреждение.

Гарри разъяренно посмотрел на него.

- Не твое собачье дело, - холодно сказал он.

Драко в ответ так же посмотрел на него, и это было страшно похоже на их прежнее противостояние. Только в обычных условиях на заднем плане не было слышно плача ребенка. Гарри резко развернулся, и до него дошло, что Нарцисса держит донельзя испуганную Викторию. Драко подошел, взял ее у матери и сунул девочку в руки Поттеру.

Тот автоматически взял ее и начал покачивать, при этом вопросительно посмотрев на Малфоя.

- Ты всегда умеешь унять ее, - пояснил Драко, пожимая плечами.

Гарри вздохнул, чувствуя, как уходит злость, и начал говорить ей что-то успокаивающее, пока она не затихла. Он сел на кровать, оперевшись на изголовье, Виктория прижалась к его груди.

От полученного удара и стресса у него начала болеть голова, и он был уверен, что дальше будет хуже. Он понимал, что произвел на Нарциссу самое неприятное впечатление. Вряд ли можно было убедить эту женщину поменять стороны, оскорбив ее сравнением с магглой, ссорясь с ее сыном и доведя до крика внучку.

- Поттер, у тебя течет кровь, - сказал Драко.

- Да? – равнодушно спросил Гарри. – Так вот от чего у меня болит голова.

- Ты здорово приложился, - озабоченно заметил блондин.

Гриффиндорец фыркнул.

- Не в первый раз и не в последний.

- Дайте я посмотрю, - тихо сказала Нарцисса.

Гарри недоверчиво посмотрел на нее, но сел прямо и слегка повернулся к ней. Он почувствовал, что она осторожно ощупывает края раны.

- Думаю, что ничего серьезного. Можно я вылечу вас? – спросила миссис Малфой.

Поттер закрыл глаза. Можно ли доверять этой женщине и подставить голову под ее палочку?

- Если хотите, - сказал он.

Он почувствовал странное покалывание вокруг раны, когда она произнесла то же самое заклинание, которому его научил Снейп.

- Я могу наложить очищающее заклинание через несколько минут, когда рана полностью затянется, - предложила женщина.

- Спасибо, - пробормотал Гарри. Он взглянул на Драко и понял, что тот как-то странно на него смотрит. – В чем дело? – поинтересовался брюнет.

- Как ты можешь спокойно сидеть и позволить маме лечить тебя таким образом? – спросил слизеринец.

- Я не спокоен, - возразил Гарри. – Просто мне довольно трудно разобраться во всем и без жуткой головной боли. Поскольку твоя мама вылечила меня вместо того чтобы попытаться убить, я достиг двух целей. Во-первых, теперь можно надеяться, что моя голова не взорвется, когда я попытаюсь подумать. Во-вторых, я выяснил, что могу хоть немного доверять ей, поскольку она сумела сдержаться и не бросить в меня проклятье.

- Какой рискованный способ разобраться в вопросе, - сказал Драко.

- Согласен, - поддакнул Поттер. – Хотя я не пользуюсь им постоянно. Откровенно говоря, вряд ли я позволил бы твоей тете приблизиться ко мне с палочкой в руке.

- Очень мудрое решение, - согласился блондин.

- Мистер Поттер, вы можете меня не бояться, - тихо сказала Нарцисса. – И, кажется, вы это уже поняли.

Она снова подошла к нему и осмотрела его голову, прежде чем произнести еще пару заклинаний, чтобы убрать кровь с волос. Она еще раз провела по ним пальцами, чтобы проверить, полностью ли залечена рана и не осталась ли следов крови.

- Все зажило, но надо бы принять болеутоляющее зелье, чтобы избавиться от головной боли, - сказала Нарцисса.

- У меня его нет, - пробормотал Гарри. – Но вообще-то, я чувствую себя лучше.

Драко вытащил из кармана два пузырька и протянул один ему.

- Вот. Я прихватил с собой несколько зелий, - признался он, осторожно посмотрев на мать. – Вряд ли у тебя хоть что-то осталось, после того, как ты вылечил меня.

Догадавшись, что Малфой позаимствовал их у Снейпа, как и он сам, Гарри откупорил пузырек и с благодарностью выпил содержимое. Он почувствовал, что зелье немедленно начало производить магический эффект, в буквальном смысле слова.

- Драко рассказал мне, как вы лечили его, - сказала Нарцисса.

Гарри пожал плечами.

- Ну, подумаешь, большое дело, - он чувствовал себя неловко. – К тому же были поранены только мягкие ткани.

Нарцисса понимающе посмотрела на сына, а потом снова повернулась к брюнету.

- После того, чему я только что была свидетелем, думаю, что у вас с моим сыном разные понятия о том что считать «большим делом», - сказала она.

Поттер ехидно усмехнулся Драко.

- Может быть, - согласился он, довольно глядя, как блондин сердито посмотрел на мать

- Я нахожу довольно любопытным то, что вы назвали это простой раной, но все же бросились в середине ночи искать исцеляющие заклинания и зелья, - добавила Нарцисса, успешно стерев с лица Гарри ухмылку.

- Послушайте, мне все равно надо было кое-куда сходить, - пояснил гриффиндорец. – Я просто захватил в Хогвартсе все необходимое, чтобы помочь ему, когда возвращался назад.

- Я так поняла, что вы постоянно помогали Драко в течение последнего месяца, - заметила Нарцисса.

- Миссис Малфой, я действительно не в состоянии выдержать еще одну беседу с кем-то из Малфоев, - устало произнес Гарри. – Я был бы очень признателен, если бы вы сразу перешли к сути дела. Сегодня и так был очень длинный день, и у меня еще масса дел.

Нарцисса удивленно приподняла брови и слегка улыбнулась.

- Вы не относитесь к категории людей, которые изо всех сил обхаживают кого-то, чтобы склонить перейти на вашу сторону, не так ли?

- Вы абсолютно правы, - серьезно сказал Гарри. – Вы вольны делать то, что хотите. Я не собираюсь лишать вас права выбора, как бы мне того ни хотелось, - признался он. – Все, что я могу сделать – предложить вам максимальную защиту, какую смогу обеспечить, если вы решите перейти на мою сторону.

Нарцисса посмотрела на внучку, потом на сына.

- Вы помогли Драко, даже не потребовав, чтобы присоединился к вам, - тихо сказала она.

Гарри крепче прижал к себе заснувшую девочку.

- Виктории нужен отец, - тихо сказал он. – Я не позволю, чтобы из-за войны дети лишались родителей, если могу сделать хоть что-то, чтобы предотвратить это.

Говоря это, Поттер посмотрел на свой сундук. Он поспешно отвернулся, но Драко все равно это заметил. У Гарри ныло в груди, и вовсе не оттого, что он прижимал к себе Викторию. Малфой медленно подошел к сундуку брюнета, и тот был не в силах остановить его. Парень знал, что технически такая возможность у него была, но он просто потерял желание сопротивляться.

Нарцисса забрала у него Викторию и положила ее в кроватку, Гарри позволил ей сделать это. Драко взял стопку бумаг и протянул их ему.

Поттер взял их дрожащими руками и начал листать. Он не лгал Малфою. В них ничего не было. Это были всего лишь детские рисунки, нарисованные цветными карандашами. Главным образом – изображения людей, не имеющие никакой художественной ценности.

Но на них была нарисована его семья. Он провел с этими рисунками много времени, потому что у него не было настоящей семьи, чтобы проводить время с ней. Он вырос и давно забыл о них, поскольку они были всего лишь детской фантазией.

Большинство рисунков были яркими и многоцветными. Гарри с родителями. На некоторых Гарри даже нарисовал себя с Дурслями. Рисунки со счастливыми улыбками и яркими желтыми солнышками. Последний рисунок был точно таким же, как и остальные, но мальчик взял черный карандаш и закрасил им всех вокруг себя, а на своем лице он изобразил нахмуренные брови. Он стоял один, окруженный тьмой.

Явно это был не самый лучший его день.

Лицо Гарри окаменело, и он вырвал у Драко рисунки.

- Ты хотел увидеть, насколько они плохи, - резко сказал он. – Смотри. Это мои детские фантазии о семье, которые я скрывал ото всех. Я забыл об этих рисунках. Я отказался от мысли, что у меня когда-нибудь будет настоящая семья задолго до того, как переехал из чулана сюда.

Гарри посмотрел на Нарциссу.

- Я действительно имел в виду то, что сказал. Вы вольны в своем выборе. Я только надеюсь, что вы, черт побери, сделаете правильный выбор ради вашей семьи.

- Поверьте, что за те шесть лет, прошедшие с тех пор как я узнал о существовании магического мира, были моменты, когда я сомневался, что мои родители сделали правильный выбор. Может, если бы они присоединились к Волдеморту, то были бы живы и по сей день? Может быть, если бы я вырос в настоящей семье, то был бы испорченным, как ваш сын? – произнес Гарри грубым голосом, едва сдерживая злость.

Нарцисса и Драко в шоке смотрели на него.

- О, можете поверить, - сказал брюнет, - это не то, о чем я когда-нибудь скажу кому-то еще. Это не те мысли, которыми я горжусь, и признаюсь, что это не то, о чем я долго думал. Я горжусь выбором, который сделали мои родители. Но это не избавляет меня от желания видеть их живыми.

Он судорожно вздохнул.

- Это мое мнение. Подумайте получше, чего вы хотите. Я не могу вам ничего обещать. Я очень хорошо знаю, что мне всего семнадцать. Волдеморт намного старше и гораздо опытнее. Ему сейчас сам черт не брат. Ваша семья дожила до сегодняшнего дня только потому, что поддерживала Волдеморта. Если вы считаете, что у вас больше шансов выжить, оставаясь с ним, то так тому и быть.

Гарри, наконец, встал и пошел к двери, у двери он задержался, обернулся и холодно посмотрел на них.

- Но вот что я вам скажу. Я не собираюсь проигрывать эту войну.

Он выскочил из дома, не зная и не задумываясь, куда пойдет. Он был сердит и находился в смятении. Гарри знал, что очень плохо повел себя в этой ситуации. Он нашел подходящее место для аппарации и отправился на Гриммаулд Плейс, отчаянно надеясь, что Снейп уже ушел.

Гарри с силой захлопнул за собой дверь, забыв о портрете матери Сириуса, пока она не начала орать. Вместо того чтобы попытаться заставить ее замолчать, юноша в ответ стал кричать на портрет, отвечая оскорблениями на оскорбления. Когда это перестало его удовлетворять, он вытащил палочку и начал бросать в нее все проклятья, которые только знал. Она завопила еще громче.

Злость Гарри на несправедливость мироустройства, похоже, тоже выросла. Тот факт, что он не никак не мог причинить портрету вреда, еще больше разозлил его. Он хотел разрушать.

- Ты – грязное, злое создание! Ничтожная мразь! – визжала миссис Блэк.

- Злое?! – воскликнул гриффиндорец. – Это не я пытаюсь уничтожить мир!

В портрет полетело еще одно проклятье.

- Прекрати, грязный полукровка!

- Да иди ты! – крикнул Гарри. – Вместе со своими идиотскими кровными предубеждениями!

- Как ты смеешь осквернять дом моих предков!

- Твоих предков?! – со злостью кричал Поттер. – Предков исключительно добродетельных чистокровных семей? Левикорпус!

- Думаю, моему отцу нравилось это заклинание! Он был настоящим ублюдком! Он был ублюдком, но он все равно, черт побери, любил меня! Я знаю это! – кричал брюнет.

- Побочный продукт грязи и ничтожества!

- Заткнись! – в ярости заорал Гарри. – Сектумсемпра!

- Темная магия! Темная магия снова в доме Блэков! – завопила миссис Блэк, но на этот раз возбужденно.

- Кого это, черт возьми, волнует? – поинтересовался парень. – Это всего лишь гребаное заклинание! Оно даже не может причинить тебе вреда! – с горечью добавил он. – Круцио!

- Никакого вреда, но ты можешь быть отличной мишенью для практики, - презрительно усмехнулся Гарри. – Беллатриса сказала, что я не очень хорош в проклятьях. Я хочу, чтобы Волдеморт умирал чертовски мучительно, и мне плевать, что это подразумевает. Конечно, я не собираюсь делать Темные искусства своим следующим хобби, но знаешь, я лучше выучу их на всякий случай! – кричал он. – Я убью этого гребаного Волдеморта. Слышишь меня, сука?

- Нет, нет! Убирайся, грязный полукровка!

- Авада Кедавра! – выкрикнул Гарри. Он был потрясен, увидев, что портрет упал на пол. Юноша пятился, пока не уперся в противоположную стену и сполз по ней, не веря своим глазам. Миссис Блэк все еще кричала, но звук был приглушенным, потому что портрет упал лицом вниз.

Услышав еще какой-то звук, он испуганно поднял взгляд и широко распахнул глаза, увидев входящего Снейпа.

- Похоже, вам удалось найти контрзаклятье на заклинание вечного приклеивания, - произнес Снейп. – Вряд ли кто мог представить себе, что можно бросить убивающее проклятье в предмет, особенно в портрет.

Гарри поднялся, пошатываясь, и, зажав рот рукой, бросился в туалет. Он опустошал свой желудок до тех пор, пока ему не показалось, что вместе со рвотой из него выскочил и сам желудок. Парень прополоскал рот и поплелся на кухню, где тяжело рухнул на ближайший стул.

- Выпейте это, - приказал Снейп, поставив перед ним чашку чая. Гарри не осмелился спросить, что зельевар добавил в него. Осторожно сделав маленький глоток, он решил, что вкус, по крайней мере, не противный.

- Это было довольно впечатляющее зрелище, - заметил профессор.

- Я не знал, что вы все еще здесь, - устало сказал Поттер.

- А это что-нибудь изменило бы? – поинтересовался Северус.

Гарри подумал над этим, пока делал еще один глоток чая.

- Наверно, нет, - наконец признался он. – Но я был зол и пришел сюда в надежде, что буду один.

- Когда вы получили сегодня записку, то произнесли что-то вроде «убью его», - спокойно сказал Снейп.

У гриффиндорца глаза стали размером с чайные блюдца.

- Ничего такого. Я просто… о, боги, - слабо сказал он. – Я только что бросил убивающее проклятье.

- И вполне успешно, - признал Северус.

- Я бы не смог никого убить, - сказал Гарри, чувствуя, как снова скручивается желудок. Юноша заглянул в свою чашку, уверенный, что именно зелье было причиной, что он не побежал опять в туалет.

- Если бы вы нацелились на человека, а не на портрет, то он бы погиб, - заметил Снейп.

Гарри с трудом сглотнул.

- Я снова недооценил вас, Поттер, - сказал зельевар, оценивающе глядя на него. – Совсем недавно я бы ни за что не поверил, что вы можете выиграть эту войну.

- А теперь верите? – прохрипел юноша.

Снейп утвердительно кивнул.

- Я знаю только одного человека, доведенного до такого же состояния, как вы, - тихо сказал он.

Поттер посмотрел на него с внезапной проницательностью.

- Вы говорите о себе, - выдавил он.

- Да, - подтвердил профессор.
----------------------------------------------------------

Гарри в каком-то оцепенении вернулся к Дурслям и поднялся в свою комнату. Снейп велел ему допить чай и отправил домой отдыхать.

Он не возражал.

Парень вошел в комнату и на минуту замер в замешательстве. Он как-то забыл, что она набита битком. Драко, Нарцисса, Виктория, Винки, Хедвиг и Фоукс смотрели на него.

- Поттер? Ты в порядке? – спросил Драко, обеспокоенно глядя на него.

Гарри медленно встретился с ним взглядом.

- Не совсем, - признался он.

Совершенно потрясенный, он позволил Нарциссе отвести себя к кровати. Он с некоторой тревогой смотрел, как она садится рядом с ним и обнимает его за плечи.

- Что случилось? – спросила миссис Малфой.

Ее вопрос сразу же вернул его в водоворот эмоций, связанных с тем, что он бросил убивающее проклятье. Он не осознавал, что воспоминание об этом несколько поблекло.

- Ты когда-нибудь бросал убивающее проклятье, причем успешно? – резко спросил он Драко и увидел, как тот побледнел.

- Нет, - еле слышно отозвался Малфой. – Тебе ли этого не знать.

Гарри рассеянно кивнул.

- Вы кого-то убили, мистер Поттер? – невозмутимо спросила Нарцисса.

Юноша поморщился и покосился на нее. Его немного обеспокоило, что и она, и Снейп спокойно задавали ему такой серьезный вопрос. Но он все равно ответил ей.

- Всего лишь портрет. Но заклинание сработало вполне успешно. Достаточно, чтобы она упала со стены.

- Она наконец-то упала? – удивленно спросила Нарцисса, явно догадавшись, какой портрет имел в виду Гарри. – Я думала, что это невозможно.

Драко уставился на нее, а Поттер выдавил легкую усмешку.

- Все пытались, но она все равно оставалась на месте.

Он успокоился и тихо произнес:

- Я даже не думал о том, чтобы ее снять.

Парень посмотрел на Нарциссу.

- Я захлопнул дверь и разбудил ее. Потом мы начали ругаться, потому что она не хотела заткнуться. Мы кричали друг на друга, и я начал бросать в нее проклятья. Нет, мне вовсе не нравится делать другим больно. Мы ссорились из-за Темных искусств и я… я, в конце концов, бросил в нее убивающее проклятье, и она упала.

Он бессознательно прислонился к Нарциссе, принимая утешение, которое она предлагала ему.

- Я знаю, что мне придется убить, чтобы окончить войну. Просто немного шокирует, произносить слова и знать, что это значит.

Раздался стук в дверь, и Гарри тяжело вздохнул.

- Что еще? – пробормотал он и пошел открыть дверь.

Тетя Петунья пришла что-то сказать ему и увидела, что в комнате полно народа. Ей понадобилось какое-то время, чтобы выйти из ступора, прежде чем она снова посмотрела на племянника.

- К тебе пришли. Я отказывалась впустить его в дом, но он настаивал на встрече с тобой. Он назвался Министром чего-то там, - проинформировала тетя.

- Скримджер?! – воскликнул Гарри.

Петунья кивнула.

- Он самый.

- О, твою мать! – со злостью выругался брюнет. – Какого черта ему от меня понадобилось?

Он повернулся к Нарциссе и Драко, которые выглядели потрясенными и разгневанными, считая себя преданными.

- Я не доносил на вас, - прошипел Гарри. – Я не знаю, почему он здесь.

Он повернулся к тете и приказал:

- Отвлеките как-нибудь дядю Вернона и Дадли. Я не знаю, что вам для этого придется сделать и как, но сделайте это.

Петунья кивнула и ушла. Поттер закрыл дверь и подошел к Драко.

- Я не доносил на вас, - твердо сказал он. – Ты сказал, что доверяешь мне, вот и докажи это. Не делай глупостей. Просто сядь и дай мне разобраться с этим.

Драко, наконец, медленно кивнул, и Гарри увидел, что он слегка расслабился.

- Мистер Поттер, у вас на рубашке осталась кровь, - спокойно заметила Нарцисса, несмотря на то, что ее лицо побелело и вытянулось. – Думаю, что лучше будет постараться не вызывать никаких подозрений.

Гарри покрутил головой, пытаясь увидеть, что там у него на спине. Он снял рубашку, Винки уже держала наготове чистую футболку.

- Спасибо, - сказал он, натягивая ее. Драко шагнул к нему и попытался пригладить волосы.

- Ни фига это не поможет! – воскликнул брюнет, отталкивая его руку.

- Ну, по крайней мере, не так заметно, что ты только что переодевался, - пробормотал Драко.

Гарри раздраженно посмотрел на него.

- Я не хочу появляться перед ним испачканным кровью, но меня ничуть не заботит мой внешний вид.

Он открыл дверь и тяжело вздохнул перед тем как спуститься вниз. Парень вышел на улицу, где его ждал Скримджер.

- Что Вам нужно? – холодно поинтересовался Гарри.

Скримджер мрачно улыбнулся ему.

- У вас не самое дружелюбное семейство, да? – скривившись, спросил он.

- Давайте перейдем ближе к делу, мистер Скримджер, - сказал Гарри. – Зачем вы пришли сюда? Или лучше спросить иначе, чего вы от меня хотите?

- Я надеялся, что ты изменил свое мнение за последний месяц, ведь у тебя было немного времени, чтобы прийти в себя и подумать, - сказал Скримджер. Он критично окинул взглядом суровое выражение лица Гарри. – Думаю, что я ошибался.

Юноша фыркнул.

- Я говорил вам это месяц назад и говорил то же самое на Рождество. Я не заинтересован в том, чтобы становиться вашим символом для «укрепления морального духа», - категорически заявил он.

- Ты нужен людям, Гарри, - сказал Скримджер, его голос стал холоднее и жестче.

- Знаете, я считаю, что вы правы, - задумчиво сказал Поттер. – Я нужен людям, потому что я действительно занимаюсь спасением их мира. В отличие от Министерства, я действительно мало забочусь о своем имидже. Я просто иду и делаю свое дело.

Скримджер явно разозлился.

- Министерство напряженно работает, чтобы спасти людей.

Гарри пренебрежительно фыркнул.

- Да, и именно поэтому люди навроде Стэна Шанпайка сидят в тюрьме. Так вы заботитесь о людях, - саркастично заметил он. – Только об имидже, мистер Скримджер. Не о людях. Вы хотите, чтобы я публично поддерживал не людей, а имидж Министерства.

- Людям нужно доверие Министерству, или положение дел серьезно ухудшится, - возразил Скримджер.

- Так дайте им причину действительно доверять Министерству, - скептически заметил Гарри. – Вы когда-нибудь думали, чтобы что-то сделать для этого?

Скримджер покачал головой, все еще стараясь осмыслить свое положение.

- У людей были причины идти за Дамблдором, и вовсе не потому, что он поддерживал Министерство. А потому, что он твердо стоял на своих убеждениях и никому не позволял поколебать их. Теперь, когда дела пошли из рук вон плохо, он что-нибудь придумал бы. Он, конечно, не стал бы прятаться за какой-нибудь проверенный символ и совершать такие идиотские поступки, как заключение под стражу людей безо всяких веских оснований. – Гарри замолчал, чтобы собраться с мыслями. – Мистер Скримджер, вы потеряли доверие людей, потому что не способны придерживаться твердых убеждений. Вы хотите поставить перед собой семнадцатилетнего мальчишку и думаете, что благодаря этому люди будут Вам больше доверять.

Он помолчал и добавил:

- Вообще-то, вы наверно правы.

Скримджер осторожно взглянул на Гарри, когда тот сказал, что он в чем-то прав, и парень ухмыльнулся ему.

- У меня есть люди, которые пойдут за мной, потому что они видели, как я стараюсь выиграть и отдельные сражения, и войну в целом. Я не хочу, чтобы люди считали, будто я поддерживаю действия Министерства, потому что тогда они перестанут доверять мне.

Скримджер сделал глубокий вдох.

- Я боялся, что ты опять откажешься сотрудничать, - сказал он. – Поэтому хочу предложить тебе сделку.

- Какую? – подозрительно спросил Гарри.

- Сегодня днем до меня дошла информация, что у тебя на попечении находится ребенок, - сказал Министр, пристально глядя на парня.

Гарри оцепенел. Должно быть, Уизли сказали что-то, что привлекло внимание Министерства, но теперь уже было поздно предупреждать их ничего не говорить о Виктории.

Парень пристально посмотрел на Министра.

- Вы оставите ребенка в покое, - угрожающе сказал он.

- Кажется, этот ребенок не зарегистрирован, - продолжил Скримджер, не обращая внимания на предупреждение. – Это довольно подозрительно и должно быть расследовано.

- Вы надеетесь таким образом заставить меня хотеть сотрудничать с Министерством? – свирепея, спросил Гарри.

- Я готов обсудить условия, - холодно сказал Скримджер.

- Вы готовы ставить условием человеческую жизнь? – вспылил Гарри. – Жизнь ребенка?

- Если это необходимо для блага народа, - парировал Скримджер.

Поттер резко развернулся и ударил кулаком по стене дома, поскольку не мог ударить Министра Магии.

- Гарри, разве есть необходимость вести себя подобным образом? – покровительственно спросил Министр.

- Да, если вы хотите, чтобы ваше лицо осталось нетронутым, - прорычал парень.

Скримджер от неожиданности сделал шаг назад. Гарри презрительно усмехнулся, увидев это, у него голова шла кругом от попытки сообразить, что делать.

- Я готов подписать все необходимые документы, немедленно, и зарегистрировать тебя отцом этого ребенка. Без каких-либо дальнейших расспросов, - сказал Скримджер. – Но ты за это придешь в Министерство и произнесешь публичную речь в его поддержку.

- Нет, я не буду поддерживать Министерство таким образом, - огрызнулся Гарри. – Особенно Министерство, которое использует ребенка в качестве орудия шантажа.

- В таком случае я буду вынужден забрать ее, - сказал Скримджер.

- Твою мать! – воскликнул юноша, в смятении ероша волосы, не осознавая, что снова размазывает по ним кровь, на этот раз с разбитых костяшек пальцев.

- Вы не представляете, на что нарываетесь, - взбешенно сказал он. – Почему бы вам просто не оставить меня в покое, почему не позволить мне заниматься своим делом и выиграть эту гребаную войну?

- Народу нужны какие-то гарантии, особенно сейчас, когда умер Дамблдор, - чуть более сочувственно сказал Министр. – Я тоже не получаю от всего этого удовольствия.

Гарри принялся ходить туда-сюда, пытаясь решить, что ему делать. Драко убьет его, если потеряет Викторию. Он также не обрадуется, если Министр даст Гарри опекунство над ней. И все же будь он проклят, если лишится ее благодаря Скримджеру. Он на пятом курсе сумел организовать публикацию статьи, которой люди поверили. Сможет ли он сделать что-то подобное еще раз?

- Чей это ребенок? – тихо спросил Скримджер, потрясенно глядя на Гарри. – Откуда она взялась?

Поттер понял, что играет ему на руку. Министр, может быть, и питал какую-то надежду, но вряд ли ожидал, что Гарри так сильно отреагирует на его угрозы. Пора было в корне менять ситуацию.

- Так же, как и моя семья, ее близкие были убиты, а девочку подбросили сюда. Она – еще одна жертва войны, - холодно сказал Гарри. – И судя по тому, что я вижу, вы ничуть не лучше Волдеморта. Тоже нападаете на детей.

Скримджер отшатнулся, будто Поттер ударил его.

- Что касается сделки, - со злостью сказал Гарри. – Вы передаете мне все документы, в которых я буду зарегистрирован как крестный Виктории и оформляете мое опекунство над ней. Я должен знать, что вы впредь не попытаетесь использовать ребенка, чтобы шантажировать меня, и я не позволю вам отнять ее. До тех пор, пока не закончится война, она будет Викторией Поттер.

- Если она будет носить мою фамилию, это поможет защитить ее в глазах общественности, - холодно сказал он. – И без того очень плохо, что вы вынудили меня на этот шаг, потому что она становится мишенью для Волдеморта. Итак, если в вас есть хоть капля сочувствия, я надеюсь, что, когда вы подпишите все необходимые бумаги, то будете молчать об этом как можно дольше. Потому что если что-нибудь случится с ребенком, я тут же публично обвиню в этом вас.

Скримджер широко распахнул глаза, не веря в происходящее.

- Ты не имеешь права, - крикнул он.

- У меня все права, - заявил Гарри. – Вы, а не я затеяли все это. Мне удалось убедить в своей правоте народ, - неприятным голосом сказал он, - на пятом курсе. Я сделаю это снова. Я наотрез отказываюсь публично одобрить действия Министерства. Однако я готов воздержаться от публичной критики. Я напишу статью, в которой изо всех сил попытаюсь уверить людей в победе над Волдемортом. Но сделаю это по-своему, а не по-вашему. Народ не доверяет вам. Вы хотите, чтобы я был символом? Тогда дайте мне быть символом, а не одним из министерских лизоблюдов.

- Кстати, о последних: полагаю, вам не хватило ума избавиться от Амбридж, так ведь? – сердито спросил Гарри. – Вы проведете чистку среди работников Министерства и освободите всех невинно заключенных, вроде Стэна Шанпайка. Вот тогда я сделаю публичное сообщение о том, что Министерство прилагает должные усилия.

- Если вы не сделаете этого, то не ждите от меня похвальных слов, - добавил он.

- Ты не можешь диктовать такие условия, - холодно произнес Скримджер.

- Я не могу? – угрожающе спросил Гарри. – Если вы попытаетесь отнять у меня Викторию, то я гарантирую, что всем станет известно о вашей попытке использовать ребенка в качестве орудия шантажа.

- Народ не поверит, что я мог так поступить, - с издевкой сказал Министр.

- Тогда зачем вы пришли ко мне? – презрительно усмехнулся Гарри. – Как вы думаете, кому они поверят: вам или мне?

Скримджер замер, очевидно, поняв, что Поттер был прав.

- Так что, сделка состоится? – поинтересовался юноша.

- Ты безжалостен в ведении переговоров, Гарри Поттер, - признал Скримджер.

Тот только кивнул.

Скримджер тяжело выдохнул.

- Я скоро пришлю бумаги о регистрации тебя крестным Виктории и передаче опекунских прав. Я назначу судебные разбирательства в отношении заключенных. Для проверки министерских служащих понадобится чуть больше времени.

- Если вам нужен настоящий честный помощник в этом, то я рекомендовал бы Артура Уизли, - сказал Гарри. – Не Перси Уизли.

- Очень хорошо, - неохотно согласился Скримджер.

- Я сегодня же займусь подготовкой статьи, но не буду ничего публиковать до тех пор, пока Вы полностью не выполните свою часть сделки, - холодно сказал Поттер.

Скримджер критично изучал парня.

- Я вынужден засомневаться, что принял правильное решение, пытаясь вступить с тобой в конфронтацию, - признался он.

Гарри пожал плечами.

- Если ваша истинная цель заключается в том, чтобы помочь людям и морально поддержать их, то Вы выбрали неверный путь, но вы в любом случае добились результатов, - сказал он.

- Мало кто смеет пытаться заключить сделку с Министром Магии подобным образом, - сказал Скримджер.

Юноша мрачно улыбнулся.

- Мало у кого на плечах лежит ответственность за спасение магического мира.

Скримджер, похоже, слегка вздрогнул, а потом кивнул.

- Я скоро пришлю тебе с совой необходимые документы.

- Спасибо, - поблагодарил Гарри, кивая в ответ.

- Желаю тебе удачи, Гарри Поттер, - сказал перед уходом Министр.

Гарри смотрел ему вслед, пока тот не исчез из поля зрения. Потом он резко развернулся и решительно пошагал к дому.



Глава 13.

Гарри был слегка удивлен, обнаружив, что дверь загадочным образом сама открывается перед ним. Дверь закрылась, когда он вошел в дом, и в коридоре материализовался Драко, снявший мантию-невидимку.

- Я никак не могу понять, тебя поддерживают все… или не поддерживает никто, - потрясенно сказал он.

- И это ты мне говоришь, - проворчал Гарри. После ссоры со Скримджером он убедился в необходимости борьбы за малейшую поддержку, какую только смогут оказать его союзники.

- Я думал, что, по крайней мере, Уизли на твоей стороне.

- Да, на моей, - огрызнулся Поттер. К его удивлению Малфой не ехидничал в адрес Уизли, но Гарри все равно занял оборонительную позицию. - Просто я лопухнулся и не предупредил их, чтобы они помалкивали о Виктории. Я не посмел просить об этом, потому что последовало бы еще больше вопросов, на которые я не хотел отвечать. Но готов поспорить, что мистер Уизли просто похвастался, как он гордится мной за заботу о Виктории.

- Наверно, ты не мог привести им вескую причину молчать, не вызвав подозрений, - Драко кивнул, принимая объяснение. Он посмотрел на гриффиндорца с восхищением и протянул: - Я действительно весьма впечатлен, Поттер.

- Я тоже, - сказала Нарцисса, подходя к ним.

Гарри осторожно посмотрел на них:

- Вы все слышали, да?


- Да, моя дочь теперь будет Поттер, - сухо заметил Драко.

- Ну, а что я должен был делать? - огрызнулся Гарри, поднимаясь по лестнице. - Я же не мог назвать ее настоящее имя. Так она будет защищена, по крайней мере, от одной стороны. Она стала бы мишенью для обеих сторон, если бы я зарегистрировал ее под настоящим именем.

Войдя в комнату, он подошел к столу и принялся искать чистый лист пергамента, чернила и перо.

- Что ты делаешь? - спросил Малфой.

- Выполняю свою часть сделки, - рассеянно ответил гриффиндорец.

- Каким же образом? - поинтересовался Драко.

Гарри нашел пергамент и начал рыться в столе в поисках чернил.

- Сначала я отошлю сову Луне, попрошу ее подключить к этому делу своего отца. Потом я напишу Гермионе, чтобы она связалась с Ритой и, таким образом, мы организуем статью в газете. Кроме того, Гермиона может помочь подобрать материал.

Он ненадолго замолчал, о чем-то задумавшись:

- Однако мне придется найти объяснения, которые удовлетворят Гермиону. У нее будет масса вопросов - почему я согласился не критиковать действия Министерства. Хотя, вряд ли будет сложно найти приемлемое объяснение. Она знает, что для меня значит семья. Не думаю, что она сильно усомнится в моих мотивах, - решил он. - Гермиона поймет, что я должен был так поступить.

Малфои молчали, пока Гарри быстро написал два письма и отправил их с Хедвиг. Выпустив сову, Поттер сел у окна и повернулся к ним. Нарцисса сидела на краю его кровати, выпрямив спину, в то время как Драко вольготно развалился на постели. Гарри усмехнулся.

- Миссис Малфой, вы действительно смотритесь здесь неуместно, - сочувственно сказал он.

Она быстро посмотрела по сторонам и уверенно встретилась с ним взглядом:

- Согласна, я не привыкла к таким условиям, но, все же, спасибо вам за гостеприимство. У меня нет причин жаловаться.

Гарри нахмурил брови, задумавшись о чем-то:

- Вы не такая, как я думал, - признался он.

- Полагаю, что это взаимно, - Нарцисса дружелюбно улыбнулась ему. - Вы тоже не такой, каким я вас считала.

Гарри пожал плечами, принимая ее слова.

- Хочу сказать, что сегодня вечером вы оправдали мое доверие, так же как и доверие моего сына. Думаю, Драко прав, говоря, что мы должны принять любую защиту, какую вы можете предложить нашей семье, в свою очередь, мы сделаем все, что будет в наших силах, чтобы помочь вам.

Гарри удивленно посмотрел на нее. Он хотел, чтобы они перешли на Светлую сторону, но все равно не ожидал, что это случится. Нарцисса грустно улыбнулась ему:

- Мне нелегко далось это решение, но, по многим причинам, я давно к нему шла. Мне не нравится то, как Темный Лорд обращается с моим сыном.

Она немного помолчала, с любовью глядя на Драко, потом перевела взгляд на Гарри:

- Я все еще считаю вас маленькими мальчиками, но совершенно ясно, что вы - сильные молодые люди, готовые сделать все ради своих семей. А вы - Гарри Поттер - готовы сделать все для всех семей. Я очень уважаю это и восхищаюсь вашей силой.

Поттер не знал, что сказать. Несмотря на то, что она говорила, женщина выглядела невероятно грустной.

- Трудно решиться уйти из дома, - продолжила она. - Но остаться там - означает ежедневно жить в страхе.

Гарри в упор посмотрел на нее, внезапно кое-что поняв:

- Принимая это решение, вы также уходите от мужа.

- Да, - тихо произнесла она, выглядя совершенно больной от этого признания. - У вас нет причин верить в это, но Люциус - хороший человек. Если кто и порочен, так это Темный Лорд. Люциус ценит семью превыше всего, и я верю, что в основе его выбора лежали доводы, которые и вы приводили сегодня. Он старался защитить семью. Просто он, в отличие от ваших родителей, сделал совершенно иной выбор.

- Люциус - бессердечная сволочь, - последовал спокойный ответ.

Драко встал, напряженный и злой, но Нарцисса остановился его, мягко коснувшись руки.

- Он не сволочь, - сказала она с легкой улыбкой. - И не бессердечный.

Гарри беспокойно провел руками по волосам, пока его пальцы не задели запекшуюся на прядях кровь. Он посмотрел на руку с отвращением, но и только.

- Вряд ли мы сейчас придем к согласию относительно Люциуса. Когда я в последний раз видел его, он пытался меня убить.

- Он выполнял приказ, - сердито сказал Драко. - А потом ты лишил меня отца.

Выражение лица Поттера застыло, он смотрел скорее на Нарциссу, чем на ее сына.

- А я лишился крестного.

Женщина вздрогнула. Это заставило Драко промолчать и подозрительно посмотреть на них обоих.

- Вряд ли мои слова что-то значат для вас, но я сожалею об этом больше, чем вы можете себе представить, - сказала она, в ее глазах блеснули слезы.

Блондин выглядел встревоженным, но на него никто не обращал внимания.

- Вы и ваша семья действительно сделали плохой выбор, - резко сказал Гарри.

Миссис Малфой продолжала неотрывно смотреть на него, не обращая внимания на заливающие лицо слезы.

- И мы, наконец, пытаемся сделать хороший выбор. Я лучше, чем мой сын, знаю, что у вас нет причин давать нам хоть какой-то шанс, но если вы сделаете это, мы воспользуемся им, понимая, что вы предлагаете нам шанс выжить, - речь Нарциссы приобрела царственные интонации, несмотря на все еще льющиеся слезы. - Я отказываюсь жить в страхе и навсегда порываю с тем, с чем до сих пор мирились Малфои. С вашего позволения, я бы хотела бы взять кое-что из своих вещей, уладить финансовые вопросы, а потом сразу же уйти от Волдеморта.

Гарри недоверчиво посмотрел на нее:

- У меня пока нет места, где я мог бы поселить вас. Эта маленькая комната - все, что я могу предложить вам на данный момент.

- Вы от чистого сердца делаете это предложение?

- Ну, да, конечно, - смущенно ответил он. - Но и тут тоже небезопасно. Вы же сами видели - сегодня приходил Скримджер.

- Нам придется быть осторожнее, - согласилась Нарцисса. - Но, когда он был здесь, я увидела юношу, готового противостоять Министру Магии. Юношу, готового подчиниться нежеланной для себя ситуации, чтобы защитить мою семью. Я готова следовать за этим юношей. Не за Темным Лордом, который ничего не сделал для моей семьи.

Гарри устало вздохнул, чувствуя себя совершенно разбитым. На его голову слишком много всего обрушилось, он это понимал, но не представлял себе - как подойти со всем этим к человеку, который мог бы помочь.

- Мне не нужно никаких последователей, - пробормотал он.

Нарцисса улыбнулась сквозь слезы и сказала:

- Да, я думаю, что так оно и есть. Отсюда еще больше причин следовать за вами.

Гарри смущенно посмотрел на нее. Ее слова были за гранью его понимания.

- Послушайте, я сейчас занимаюсь обустройством безопасного места для всех нас. Просто для этого потребуется какое-то время, - признался он. - Я не шутил, когда говорил, что сейчас мы все вместе будем ютиться в этой маленькой комнатушке. После вашего исчезновения Волдеморт тут же объявит на вас охоту, а вы и так уже являетесь мишенью для Светлой стороны. Вы будет все время сидеть здесь взаперти. В этом доме я даже не могу обеспечить вам нормальные условия для жизни, - горько добавил парень.

- Я понимаю это, - ответила Нарцисса. - Однако я также понимаю, что для нас безопаснее находиться здесь, в этой маленькой комнате, чем в огромном Малфой-Мэноре. Речь идет не о комфорте и роскоши, и вы, наверное, понимаете это лучше меня.

- Да, понимаю, - согласился Гарри. - Я просто не вполне уверен, что два Малфоя могут реально представлять себе это.

- Мы готовы попытаться, - Нарцисса слабо улыбнулась и тут же вновь посерьезнела. - Я понимаю, что от нас было бы больше пользы, если бы мы оставались в имении. Так вы могли бы получить больше полезной информации, - в ее голосе звучал вопрос, как будто она пыталась определить, не этого ли Гарри хочет от них.

- Может быть, - согласился тот, - но Малфой - никудышный Пожиратель Смерти. Его просто убьют, если он задержится там, - слова звучали совершенно серьезно.

- Этого я больше всего боюсь, - призналась Нарцисса. - Такая жизнь не для моего сына и, конечно, не для моей внучки. Это грубо и ужасно. Я не хочу подвергать их этому долее.

- Что ж, тогда договорились, - помедлив, сказал Гарри. Он смущенно оглядел комнату. - Я не представляю, как мы тут разместимся, но добро пожаловать ко мне.

- Спасибо, мистер Поттер, - любезно поблагодарила она.

- Гм, если уж мы будем жить в одной комнате, не могли бы вы звать меня Гарри?

Нарцисса дружески улыбнулась ему, потом поднялась, подошла к парню и обняла его.

- Спасибо, Гарри, - тихо сказала она. - Ты можешь звать меня Нарциссой.

Поттер обнял ее в ответ, чувствуя неловкость, радость и смущение от происходящего.

Она отодвинулась и Гарри увидел, что на них смотрит Драко. Эмоции, мелькавшие у него на лице, были теми же, что и у гриффиндорца, за исключением того, что у блондина к ним была примешана надежда в сочетании со страхом.

- Мы готовы оставить Мэнор и переехать к Поттеру? - спросил он мать.

- Да, - ответила Нарцисса.

- О, - Драко, похоже, лишился дара речи.

- Думаю, что ты тоже можешь звать меня Гарри, - сухо сказал Поттер. - Тем более что нам, как я думаю, опять придется спать вместе.

Малфой разразился смехом.

- Жду этого с нетерпением, - протянул он.
------------------------------------------------------

Наконец Гарри лег в постель. Он понимал, что со следующей ночи придется делить ее с Драко. Малфои ушли, объявив, что вернутся завтра днем. Им, наверное, придется мало спать, поскольку они собирались взять с собой все, что только возможно. Утром они первым делом собирались в «Гринготтс» - отдать распоряжения, чтобы обезопасить свои счета, и снять какую-то сумму наличными, а потом должны были прийти сюда, к нему. Гарри лежал, пытаясь понять, какого черта он, по его мнению, делает. Во всем этом отсутствовала хоть какая-то логика. Он разрывался на дюжину разных направлений. Ну, по крайней мере, на полдюжины: Малфои, Дурсли, Снейп, Уизли и друзья, Скримджер и, наконец, Орден. Еще не надо было забывать о Волдеморте.

Он получил от Скримджера сову. Теперь он официально был крестным Виктории. Поттер долго смотрел на документ, прежде чем осторожно свернуть его и спрятать в свой сундук. Гарри мог мысленно представить себе голос Рона, вопящий, что он - гребаный псих, и не мог найти аргументов, чтобы возразить этому голосу. Похоже, его жизнь с каждой минутой становилась все сложнее.

Он оглядел скрытую сумерками комнату. Ну, конечно, это был сон, или ночной кошмар. Чтобы Малфои переехали в дом Дурслей, в его комнату - да ни за что.

Здесь уже стояли три кровати: его собственная, а также две маленькие кроватки для Виктории и для Винки. Он надеялся, что все остальные тоже смогут как-нибудь разместиться, если сделать небольшую перестановку. Но им с Драко действительно придется спать на одной кровати. Это было единственное разумное решение, к тому же они уже спали вместе однажды. Хотя Гарри и не знал, как он сам к этому относится.

К тому же он больше не был уверен в своем отношении и ко многим другим вещам. Казалось, что события вырвались из-под его контроля. Он обнаружил, что беспокоится о том, как Нарциссу и Драко встретили в Мэноре. Потом Гарри задумался о том, как отреагирует Снейп на их исчезновение. Он все еще не представлял себе, как расскажет ему обо всем, что произошло.

Как он собирается объяснять, что Малфои живут с ним? Действительно, у него до сих пор нет доказательств, что это не тщательно продуманная ложь. Он не думал, что Снейп благожелательно отнесется к тому, что Гарри следовал своим инстинктам. Застонав, юноша накрыл голову подушкой и, в конце концов, совершенно обессиленный, провалился в сон.
------------------------------------------------------------

Нарцисса и Драко не появились к тому времени, когда Гарри должен был уйти на Гриммаулд Плейс, чтобы встретиться со Снейпом. На всякий случай он предупредил тетю, что они могут прийти. Она была явно недовольна, но воздержалась от комментариев.

Гарри быстро понял, что Снейп еще не появлялся. Он не мог решить: хороший это знак или плохой. Парень нашел инструкции, оставленные для него на рабочем столе в новой лаборатории. Он не знал, когда зельевар оставил их, но понял, что, судя по всему, их встреча не состоится.

Чувствуя себя так, будто он был на отработке, Гарри закончил расставлять книги по полкам, а потом приступил к варке зелий, следуя инструкциям, которые оставил Снейп. Через несколько часов все было закончено и убрано. Беспричинная тревога заставила его аппарировать назад к Дурслям, вместо того, чтобы отправиться к Уизли, где он собирался встретиться с Гермионой.

Он осторожно вошел в комнату, совершенно не ожидая увидеть то, что его там ждало. Поттер закрыл за собой дверь и привалился к ней спиной.

В комнате была сделана перестановка. Его кровать вместе с тумбочкой теперь стояла в дальнем углу, а противоположном углу появилась еще одна, для Нарциссы, тоже с тумбочкой. Между тумбочками поместилась кроватка Виктории. Кровать Винки разместили в ногах у Нарциссы, а стол Гарри поставили в изножье его кровати. По обе стороны от дверного проема возвышались шкафы, около кроватей, друг напротив друга, разместились два удобных кресла. Посреди комнаты остался узкий проход, и перед кроваткой Виктории было небольшое пространство, где она могла бы играть. Каким-то чудом в комнате нашлось место и для Фоукса с Хедвиг, их жердочки стояли рядом со столом Гарри.

Поттер неверяще смотрел на все это. Они не могли на самом деле собираться жить в таких условиях. Хоть и временно, но все же. Нарцисса сидела в кресле, держа на коленях Викторию. Драко читал книгу, лежа на животе на кровати Гарри.

- Добрый день, Гарри, - приветливо сказал Нарцисса.

- Добрый, - изумленно ответил тот.

- Ты пахнешь зельями, - сморщив нос, заметил блондин.

- Да, я кое-что варил, - рассеянно отозвался Гарри.

- Может, я чем могу помочь, а? - поинтересовался Драко.

- Гм, не прямо сейчас, но скоро твоя помощь понадобится, - согласился Поттер. Он осторожно посмотрел на них. - Итак, как я понимаю, все прошло хорошо, да?

- Если ты имеешь в виду наш уход из дома, где нам пришлось оставить все, к чему мы привыкли, чтобы прийти жить с тобой в этой маленькой комнатушке, то да, это прошло хорошо, - с обидой и горечью сказал Драко.

Поттер вздохнул и опустил взгляд. Он не мог осуждать слизеринца за то, что тот был расстроен. Он знал, что Малфой готов перейти на его сторону, но это не значит, что ему будет легко приспособиться к новым условиям.

- Мне нужно идти, - сказал Гарри, поворачиваясь к двери.

- Гарри, постой, - позвала его Нарцисса.

Он остановился и посмотрел на нее.

- Тебе нет надобности уходить, - тихо сказала она.

- Мне нужно идти к Уизли, чтобы поработать над статьей, - пояснил юноша. - Я просто хотел удостовериться, что у вас все в порядке.

- У нас все хорошо, - спокойно сказала Нарцисса. - Просто это немного выбивает из колеи.

Гарри не стал поворачиваться, чтобы посмотреть на Драко, но кивнул Нарциссе в знак понимания.

- Да, конечно, - сухо сказал он. - Я вернусь, когда управлюсь.

С этими словами юноша вышел.
-----------------------------------------------------------

- Что происходит, Гарри? - спросила Гермиона. - Должна быть очень веская причина, чтобы ты опять решился написать статью.

- Вчера вечером ко мне приходил Скримджер…

- Что? Зачем? – тут же спросил Рон. - Я думал, что ты в прошлом месяце уже дал этому гаду от ворот поворот.

Поттер пожал плечами.

- Он решил, что у меня «было достаточно времени, чтобы прийти в себя и подумать», - в его голосе явственно слышался сарказм.

- Вот козел, - пробормотал Рон, и Гарри кивнул, соглашаясь с ним.

- Но почему ты уступил ему? – недоумевала Гермиона. - Ты не делал этого раньше, и вряд ли имеет смысл делать это сейчас.

Поттер снова пожал плечами.

- На этот раз я был готов заключить с ним сделку, - он усмехнулся, увидев, как распахнулись глаза его друзей.

- Ты заключил сделку с Министром Магии? - спросила Джинни.

Он кивнул.

- Вау, - выдохнула Джинни.

- Ну, расскажи нам, что ты с этого будешь иметь, - нетерпеливо и взволнованно поинтересовалась Гермиона.

- Освобождение из-под стражи невинно заключенных, - как бы между прочим сказал Гарри, - и несколько перестановок в Министерстве.

- Ты шутишь! - воскликнула Джинни.

Поттер покачал головой, довольный тем, что этого, по их мнению, было достаточно. Он надеялся как можно дольше сохранить в секрете тот факт, что главным предметом сделки была Виктория.

- А что за перестановки в Министерстве? - поинтересовалась Гермиона.

- Точно не знаю, - честно ответил Гарри. - Я попросил провести в там основательную чистку и сказал, что начать надо с увольнения Амбридж.

- Просто замечательно! - с восхищением сказал Рон.

Гарри ухмыльнулся, приберегая самую интересную часть для мистера Уизли, чтобы тот сам мог сказать им. Он надеялся, что Скримджер последует его совету.

- Хорошо, - удовлетворенно сказала Гермиона.

- Итак, ты уже что-нибудь подобрала для моей статьи? - с надеждой спросил юноша.

- Мы с Джинни работали над этим весь день, - призналась она. - Поскольку это не интервью, мы решили на этот раз обойтись без Риты и дать тебе возможность самому написать статью.

- Я не умею писать чертовы статьи! - воскликнул Гарри.

- Тебе и не надо, - ответила Гермиона, закатив глаза. - Я проверяла твои задания шесть лет. Думаю, что смогу написать статью в твоем стиле.

- О, ну тогда ладно, - робко согласился брюнет.

- Эй, почему ты собираешься писать за Гарри? - возмутился Рон. - Ты никогда ничего за нас не писала.

- Это - другое дело, - огрызнулась девушка. - Это не ради оценки, а для поддержания морального духа. Ты думаешь, мы действительно можем быть уверены, что Гарри справится с этим сам?

- Эй! - машинально запротестовал тот и тут же одумался. - Постой, гм, неважно. Просто делай то, что считаешь нужным.

- Я так и собиралась, - парировала она.

- Значит, вы с Джинни будете писать статью, но будет считаться, что Гарри написал ее сам. Потом Луна отдаст статью своему отцу, чтобы тот ее напечатал, - сказал Рон, пытаясь прояснить ситуацию.

- Да, - ответила Гермиона. - Но сначала статью прочитает Гарри, чтобы внести необходимые изменения и дополнения.

Поттер кивнул.

- Я собирался посоветоваться с тобой, надо ли мне что-то добавить о деятельности Министерства.

- Я думала, что мы ничего не будем говорить о Министерстве, - Гермиона нахмурилась.

Гарри улыбнулся ей:

- Просто покажите мне, что у вас уже есть.

- Ну, в основном мы изложили все то, что слышали от тебя раньше, - начала Джинни.

- Например? - поинтересовался он, думая, что это может подразумевать под собой слишком многое.

- Например, что ты не собираешься дать Волдеморту победить, - ответила Гермиона. - И то, что по твоему мнению все остальные не должны сидеть, сложа руки, и признавать поражение. Что все должны учиться защищаться. Тут мы вставили целый параграф о дополнительных занятиях по ЗОТС, который ты вел, - добавила она.

- Это было год назад, - скептически заметил Гарри.

- Да, но об этом мало кто знает. К тому же, мы не лжем. Мы просто сообщаем, что ты вел эти занятия и что студенты многому научились.

- Кроме того, мы привели несколько высказываний Дамблдора, - вставила Джинни. - Например, о том, что нельзя позволять страху разрушить твою жизнь. И что люди не должны бояться имени.

- И что не время забывать об образовании детей, - продолжила Гермиона. - От того откроется или не откроется Хогвартс в этом году, зависит, научатся или нет дети защищать себя. Мы немного сказали о том, как защитить детей, которые не могут сделать это сами, - тихо сказал она.

- Хорошо, - одобрительно кивнул Гарри. - Вместо того чтобы бояться происходящего, нам нужно научиться давать отпор. Если мы этого не сделаем, Волдеморт победит.

- Ооо, это хорошо сказано, - пробормотала Гермиона и застрочила пером по пергаменту, который держала в руках.

Поттер был немножечко взволнован. Он был очень доволен тем, что на этот раз за дело взялись его друзья, а не Рита Скиттер. Джинни выглядела радостной, Рон же ошеломленно смотрел на все это.

- Послушай, - задумчиво сказала Гермиона, скользя глазами по пергаменту. - Тут еще немного о том, что по твоему мнению Дамблдор был бы расстроен, если бы ты тратил время на то, чтобы горевать, и том, что ты собираешься отомстить за его смерть.

- Нет, - спокойно сказал Гарри.

Все трое удивленно посмотрели на него.

- Нет? - переспросила она.

- Нет, - повторил он. - Цель этой статьи - внушить людям надежду. Вряд ли в ней стоит говорить о мести.

- Но, Гарри, - запротестовал Рон, - люди хотят услышать, что ты собираешься отомстить за смерть Дамблдора. Они хотят услышать, что ты отомстишь Снейпу за то, что он убил директора, и Малфою за то, что он впустил в Хогвартс Пожирателей Смерти.

- Нет, - снова сказал Гарри. - Людям достаточно сообщений об убийствах и смертях, которые каждый день печатают в «Пророке». Нужно сказать им о надежде, а не о желании увеличить количество убитых. Они должны знать, что я, черт побери, делаю все, что в моих силах, чтобы предотвратить как можно больше смертей.

- Но что насчет Снейпа и Малфоя? - сердито запротестовал Рон. - Они заслуживают смерти за то, что сделали. За то, что сделали с Дамблдором, с Хогвартсом, с моим братом!

Гарри провел руками по волосам. Рон имел полное право злиться. Он сам злился. Какая-то часть его все еще не могла успокоиться.

- Что ты хочешь, чтобы я сказал, Рон? Я разберусь со Снейпом и Малфоем, когда встречу их. Но это не имеет ничего общего с внушением надежды и поддержанием морального духа! Люди и так разгневаны и испуганы, так же, как и ты. Ты хочешь, что бы я, мать твою, подстрекал народ пустословить и злиться? Я не буду этого делать!

Поттер сделал глубокий вдох, пытаясь снова успокоиться. Он находил жуткую иронию в том, что должен был написать статью, способную вселить в людей надежду и дать им почувствовать себя немного спокойнее, в то время как сам терял контроль над своей жизнью, так ему, по крайней мере, казалось. Не он управлял текущими событиями, а они им.

- Гарри прав, - тихо сказала Джинни брату. - Речь не идет о Билле. Речь идет о том, чтобы помочь людям избавиться от страхов, а не потворствовать им. Замена страха злобой причинит еще большую боль.

- Ладно, хорошо, - неохотно сдался Рон.

Когда они снова попытались вернуться к обсуждению статьи, разговор все еще шел на повышенных тонах. Если вначале Гарри испытывал неудобство из-за сложившейся ситуации, то сейчас он чувствовал себя просто отвратительно. Почему-то он чувствовал себя так, будто своими поступками предает Рона… и Билла…

- А как себя чувствует Билл? - вдруг спросил Гарри.

Все трое его друзей замолкли и посмотрели на него. Это была одна из тем, которую все избегали. Гарри не знал, насколько плохо обстоят дела, но, судя по тому, как Рон и Джинни говорили об этом и по тому, как они сейчас смотрели на него, все было гораздо хуже, чем он предполагал. Лицо Рона снова исказилось от гнева, он внезапно встал и пошел прочь. Гарри смотрел ему вслед с беспокойством и замешательством.

- Билл чувствует себя неважно, - тихо призналась Джинни. - Его раны не зажили полностью. Он проводит большую часть времени заперевшись у себя в комнате.

- Я не знал, - сказал юноша, укоряя себя за то, что даже не обратил внимания на отсутствие Билла, когда приходил сюда последние несколько раз.

- Мы думали, что у тебя и так достаточно хлопот, - тихо сказала Гермиона.

- Значит, вы решили утаить это от меня, - спокойно сказал Гарри. Он знал, что не имеет права обижаться, учитывая, сколько всего сам скрывал от них, но ему все равно было досадно, что от него утаили нечто подобное. Он не видел причины, по которой надо было бы держать в секрете раны Билла.

Джинни и Гермиона отвернулись, боясь встретиться с ним взглядом.

- Что значит: не зажили полностью? - спросил Гарри.

- Ну, это не совсем так, - сказала Гермиона. - Просто они медленно заживают, ведь Грейбэк очень сильно поранил его. Для полного заживления требуется много времени. А что касается лечения, то мадам Помфри уже сделала все, что могла.

- Но все равно, он уже должен был вылечиться, - нахмурившись, заметил парень.

- У Грейбэка на… когтях был какой-то яд, - поморщившись, пояснила Гермиона. - Понадобилось много времени, чтобы понять, что Билл не вылечится до конца, а потом - чтобы выяснить почему. Он восстанавливается, но это очень медленный процесс.

Гарри не мог выбросить это из головы, даже после того, как девчонки сменили тему разговора на более приятную. Он вспомнил слова мадам Помфри о том, что не существует заклинания, способного вылечить раны Билла. Но заклинание было. Хотя он, конечно, не собирался никого обнадеживать - вдруг оно не сработает.

Остаток вечера он провел в размышлениях, но ужин оставил приятные впечатления. Унылое настроение Рона прошло, когда мистер Уизли пришел домой и возбужденно рассказал, что теперь он помогает проводить чистку среди министерских служащих. Рон, Джинни и Гермиона подозрительно посмотрели на Гарри, но тот лишь сиял, радуясь за мистера Уизли. Кроме того, он был счастлив, что наконец-то в Министерстве произошло что-то позитивное. Еще мистер Уизли сказал, что Стэна Шанпайка и других, арестованных безо всякой причины, выпустили из тюрьмы.

Четверо друзей вернулись к обсуждению статьи, и Гарри признался, что это он предложил привлечь мистера Уизли к чистке в Министерстве. Все были в восторге от этой новости, но Поттер все еще расстраивался из-за Билла. Он хотел попробовать помочь. Во всяком случае, он считал, что попытаться стоило.

Наконец он расстался с друзьями и отправился на Гриммаулд Плейс, хорошенько поискал и нашел еще один пузырек с зельем из ясенца белого. Он поспешил вернуться к Дурслям. Войдя в комнату, Гарри сразу же споткнулся обо что-то, совершенно забыв о недавней перестановке.

- Простите, - пробормотал он. Потом обежал глазами комнату и спросил: - Где, черт возьми, мой сундук? Мне нужна мантия-невидимка.

- Мерлин, Поттер! Что еще случилось? - спросил Драко, однако тут же скатился с кровати и, встав на колени, вытащил из-под нее сундук. Гарри открыл его и взял мантию.

- Все в порядке, - уверил он, поспешно выходя из комнаты.

Поттер аппарировал к дому Уизли, но на этот раз постарался не оказаться слишком близко. Он не хотел, чтобы кто-нибудь узнал о его присутствии. Укрывшись мантией, он прокрался в дом. По вечерам почти вся семья собиралась в гостиной. Тихонько пройдя мимо них, Гарри поднялся по лестнице и вошел в комнату Билла.

- Кто здесь? - спросил Билл, напряженно глядя на дверь, которая закрылась сама по себе.

- Тише! - прошипел юноша, сбрасывая мантию.

- Гарри? Что ты здесь делаешь? И почему ты прячешься? - полюбопытствовал Билл.

- Где Флер? - вопросом на вопрос ответил Гарри. - Я думал, что она здесь, с тобой.

- Она сейчас во Франции, - Уизли нахмурился. - Я полагал, что ты это знаешь.

Юноша застенчиво улыбнулся:

- Я бы знал, если бы мне кто-нибудь сказал. По правде говоря, я, гм, не очень-то успевал следить за последними событиями, - признался он.

Билл тихо засмеялся:

- Гарри Поттер на днях был немного занят?

Гарри уныло усмехнулся.

- Можно сказать и так, - он тут же посерьезнел. - Я себя неважно чувствовал и даже не знал до сегодняшнего вечера, насколько плохо до сих пор обстоят дела с твоими ранами.

Лицо Билла, иссеченное глубокими красными рубцами, имело совершенно ужасный вид. Он тяжело вздохнул и пояснил:

- Со мной все будет хорошо. Я прячусь здесь, чтобы никого не расстраивать своим видом.

- Значит, у тебя все в порядке? - уточнил Поттер.

Уизли улыбнулся.

- У меня прекрасная девушка, на которой я собираюсь в скором времени жениться. Так что я в полном порядке.

- Рад это слышать, - Гарри ухмыльнулся, очень довольный тем, что Билл пребывает в бодром состоянии духа.

- А зачем ты пришел? - поинтересовался тот. - Учитывая, что ты явился в мантии-невидимке, это вряд ли визит вежливости.

Поттер посмотрел на Билла и вдруг занервничал.

- Ну, может, я смогу тебя вылечить. Просто я не хотел никого обнадеживать на тот случай, если ничего не выйдет.

- Но ты готов обнадежить меня, - заметил Билл.

- У меня нет другого выбора, - закатив глаза, сказал Гарри.

Уизли слегка ухмыльнулся.

- Стало быть, нынешнее увлечение Гарри Поттера - врачевание?

- Типа того, - юноша пожал плечами. - Если это сработает, я хотел бы, чтобы ты никому не говорил, что это моих рук дело. Я не хочу привлекать к себе еще больше внимания. И, по правде говоря, я не хочу отвечать на вопросы, которые за этим последуют.

- У тебя теперь много секретов, да, Гарри? - тихо спросил Билл.

- Да, - отозвался тот.

- Ну, будь по-твоему, - согласился Уизли. - Сработает это или нет, я никому не скажу.

Гарри нервно оглянулся на дверь и Билл, невозмутимо подняв палочку, произнес запирающее и заглушающее заклинания.

Поттер сделал глубокий вдох:

- Тебе лучше лечь. Наверно, так будет легче все это перенести.

Уизли пожал плечами и с готовностью подчинился. Он лег на кровать и расслабился, демонстрируя Гарри свое доверие. Парень сконцентрировался на самых больших ранах. Лицо Билла рассекали несколько едва залеченных рубцов, один из них шел через скулу, с него Гарри и начал. Он медленно вел вдоль него палочкой, нараспев бормоча заклинание, потом присмотрелся повнимательнее и с удовлетворением заметил, что рана начала закрываться.

- Получилось, да? - благоговейно спросил Билл. - Я чувствую покалывание.

- Да, кажется. Заклинание работает, - рассеянно согласился юноша. Он уже сосредоточился на следующем рубце. Через несколько минут Гарри залечил их все. Закончив, он вытащил из кармана зелье из ясенца белого.

- Вот, ты должен это выпить, но, эээ, поосторожнее. Тебе, наверно, лучше поменьше двигаться, пока они не залечатся полностью. Я точно не знаю, - признался Гарри.

Билл послушно приподнялся и запрокинул голову ровно настолько, чтобы проглотить зелье, потом опять лег. Поттер сел на край кровати и смотрел на то, как закрываются раны. Зрелище было в равной степени отвратительным и притягательным. Он думал, что смотреть на это было абсолютно нездорово, но понял, что вряд ли все думают так же. Тем более что Билл, похоже, не обращал внимания на то, что он смотрит, поэтому Гарри продолжил наблюдать. Юноша не представлял себе, сколько времени это длилось, но, в конце концов, заставил себя вернуться к реальности.

- Гм, кажется, все получилось, - сказал он с широкой улыбкой.

Билл осторожно поднял руки к лицу, ощупывая те места, где были раны.

- Ничего нет! - изумленно воскликнул он и, схватив палочку, быстро призвал зеркало. Он разглядывал свое отражение, поворачивая голову то так, то этак, пристально рассматривая лицо. Наконец Уизли отложил зеркало и посмотрел на собеседника:

- Это просто великолепно, Гарри! - воскликнул он. - Огромное спасибо!

- Не за что, - радостно ответил тот. - Помни, ты обежал никому ничего не рассказывать.

- Я сдержу слово, - уверил его Билл и нахмурился. - Хотя я не представляю себе, как объясню это.

Гарри ухмыльнулся:

- Я уверен, что ты что-нибудь придумаешь. Можно сказать, что зелье, которое ты принял сегодня вечером, наконец, подействовало и послужило причиной чудесного исцеления.

- Это действительно чудесное исцеление.

- Не совсем. Просто я знал нужное заклинание. - Гарри смущенно пожал плечами.

Уизли принял это, понимая, что тот не хочет распространяться на эту тему. Они немного поболтали, главным образом, о приближающейся свадьбе. Билл сказал, что Гарри может не беспокоиться о свадебном подарке, поскольку он его уже сделал. Флер тоже будет приятно удивлена.

Наконец Гарри все также тайком вышел из дома Уизли, чувствуя себя счастливым. Он постарался как можно тише войти в дом Дурслей, потому что уже действительно было поздно. Однако когда он поднялся в свою комнату, оказалось, что Драко и Нарцисса ждали его.

- Все в порядке? - озабоченно спросила Нарцисса.

- Гм, да, - ответил он и добавил, не сумев сдержать улыбку, - все хорошо.

- Ты так спешил, когда уходил, - проворчал Драко, лежа на кровати.

- Простите, - сказал Гарри. - Я не хотел никого волновать. Мне нужно было поторопиться, чтобы попасть в дом, пока хозяева не заперли дверь.

- Ты говоришь загадками, Поттер, - усмехнулся Малфой.

- А в чем, черт возьми, твоя проблема? - огрызнулся гриффиндорец, чувствуя, что его хорошее настроение быстро испаряется.

- Просто мне не нравится, когда ты говоришь загадками, - прошипел Драко.

Гарри прошел в комнату, сердито глядя на блондина.

- Тебе не нравятся загадки? Ты хочешь знать, где я был сегодня вечером? - Он не стал дожидаться ответа. - Сегодня вечером я узнал, что, когда Грейбэк располосовал Биллу лицо, на его когтях был какой-то яд. Я не понял, какой именно, но мне сказали, что его раны так и не залечились. Я не знал, смогу ли вылечить их и не хотел никого обнадеживать. А в случае успешного исхода я не хотел объясняться на этот счет. Поэтому был так озабочен, встревожен, и спешил, - сердито пояснил он.

Драко побледнел и спросил еле слышно:

- Ты вылечил его?

- Да, - спокойно ответил Гарри.

- Я не знал, - прошептал Малфой. - Я не знал, что там будет Грейбэк.

- Это я уже понял, - резко отозвался Поттер, взъерошив волосы. - Что сделано, то сделано, - он полез в комод, отыскивая пижаму. Все еще сердитый и расстроенный, Гарри сконфуженно уставился на содержимое ящика. Он бросил взгляд на слизеринца, который сидел на кровати и выглядел так, будто готов был расплакаться. Потом он взглянул на Нарциссу. Она выглядела немного лучше, чем Драко. Гарри удивился тому, что они, похоже, искренне боялись его реакции на суровое испытание, которому Грейбэк подверг Билла. Поттер снова посмотрел на содержимое ящика. Здесь лежали пижамы, но они были не его. Вряд ли сейчас было подходящее время, чтобы спросить, чьи они. Наконец он раскопал пижамные штаны и пошел переодеваться в ванную.

Из всех прочих странных событий, произошедших с ним, труднее всего было поверить в то, что он будет жить в одной комнате с чьей-то матерью. Это волновало его гораздо больше, чем проживание в одной комнате с Малфоями. К тому же ему предстояло спать с ее сыном в одной постели, в то время как она тоже будет находиться в комнате. Гарри вообще не хотел думать об этом.

В ванной комнате он разглядел штаны, которые схватил. Это были шелковые пижамные штаны зеленого слизеринского цвета. Гарри покачал головой. С таким же успехом на них могло быть написано имя Драко. Вздохнув, он надел их. Парень решил, что они действительно были замечательными, но не собирался никому в этом признаваться. Малфой был гораздо выше - штанины собирались внизу ног гармошкой и спадали на пол, но Гарри это не волновало. Как и следовало ожидать, они были широки ему в талии. Но Поттер привык носить вещи, которые были ему велики. К тому же он не собирался в них плавать.

Помывшись, Гарри не спешил выходить из ванной. Он не знал, с чем столкнется, вернувшись в комнату. Сейчас он успокоился и не имел желания снова вступать в пререкания. Собравшись с духом, гриффиндорец осторожно вошел в комнату.

Все было тихо и все уже улеглись. В комнате было темно, но через окно поступало достаточно света, чтобы Гарри мог спокойно дойти до кровати. Тихо вздохнув, он лег рядом с Драко.

Тот лежал на боку, отвернувшись лицом к стене и отодвинувшись как можно дальше. Гарри лег на спину, пытаясь ни о чем не думать. И тут он заметил, что Драко вздрагивает. Не сильно, но заметно. Он понял, что блондин плачет и не знал, что делать.

Гарри неуверенно протянул руку и сжал его плечо. Тот замер, но не повернулся.

- Прости, - прошептал Поттер. Он действительно не хотел довести Драко до слез.

Его слова остались без ответа. Гарри не знал, что еще сделать. Когда он в последний раз застал Драко плачущим, дело закончилось дуэлью, и он чуть не убил Малфоя. Вспомнив реакцию слизеринца в туалете Плаксы Миртл, Поттер решил, что будет лучше оставить его в покое.

Он откинул одеяло и хотел встать с кровати, но Драко ухватил его за руку. Вздрогнув от неожиданности, Гарри посмотрел на него.

- Куда ты уходишь? - прошептал Малфой, не глядя на гриффиндорца.

- Я подумал, что, может, лучше оставить тебя одного на какое-то время, - прошептал в ответ Поттер, эти слова позвучали натянуто и грубо даже для его собственных ушей.

Драко потянул его за руку и Гарри, поняв значение жеста, лег назад. Он был шокирован, когда блондин вдруг прижался к нему и, плача, уткнулся головой в его шею. Поттер в смятении замер на минуту, ничего не предпринимая. Наконец он обнял Драко и начал легонько поглаживать его по спине. Он шептал, что все будет хорошо в мягкие белые волосы, щекочущие ему нос.

Он не знал, почему Малфой плачет и не спрашивал об этом. Хотя у него было множество догадок. По реакции Малфоя Гарри понял, что тот расстроен из-за того, что натворил Грейбэк. Он был абсолютно уверен, что Драко действительно чувствует себя виноватым. Может, тот даже расстроился из-за того, что разозлил его, Гарри. Это было логично, учитывая, что слизеринец не хотел лишиться его поддержки.

Конечно, блондину было нелегко внезапно перебраться жить в маггловскую спальню вместо Малфой-Мэнора. В его жизни все изменилось. Он, ко всему прочему, мог быть расстроен из-за того, что ему приходится делить кровать с Гарри.

Брюнет вздохнул, погладив Драко по затылку, и провел пальцами по мягким прядям. Он не знал, из-за чего именно плакал Малфой. Он не даже знал, как долго тот плакал. Впрочем, Драко, наконец, проплакался и уснул. Гарри улыбнулся, подумав, что вряд ли блондин оценит, если узнает, что сейчас напоминает ему Викторию. Той тоже, похоже, нравилось, наплакавшись, засыпать у него на груди.

В конце концов, Гарри тоже заснул, пытаясь не думать о тепле и комфорте, которые он ощущал, и также пытаясь не думать о том, что на самом деле прижимать к груди Драко и прижимать груди Викторию было не одно и то же.



Глава 14.

На следующее утро Гарри проснулся от шума быстро хлопающих крыльев рядом с головой.

- Отстань, Сыч, - проворчал он, пряча голову под подушку. Однако энергичное хлопанье не прекратилось, тогда он, не глядя, вытянул руку и поймал маленькую сову.

Приоткрыв глаза, Поттер понял, что за ним наблюдают. Лежавший рядом Драко мрачно смотрел на сычика, который, судя по всему, разбудил и его. Нарцисса сидела с Викторией и с улыбкой глядела на них обоих.

Гарри решил не обращать внимания на странность ситуации и быстро забрал у Сыча письмо. Распечатав его, он по мере прочтения ухмылялся все шире.

- Хорошие новости, Гарри? - спросила Нарцисса тихим, дружелюбным тоном.

Он посмотрел на нее, радостно улыбаясь, и ответил:

- Да. Вообще-то, тут нет ничего нового. Это Рон написал мне о чудесном исцелении Билла.

- Интересно, откуда ты узнал это заклинание? - спросил Драко. - Сначала я думал, что тебя научила ему Помфри, но теперь ясно - это не так, раз она не смогла вылечить Уизли.

Хорошее настроение гриффиндорца начало стремительно убывать, и он сердито посмотрел на Малфоя:

- Ты просто не в состоянии позволить мне хоть немного порадоваться?
Впрочем, Гарри знал причину подозрительности блондина и понимал, что нужно отвлечь его внимание.

- Тогда, в туалете Плаксы Миртл, я использовал заклинание, которое узнал из книги, принадлежавшей Снейпу. Тогда я и услышал, как Снейп лечил тебя при помощи этого исцеляющего заклинания. Он пытался заставить меня вернуть ему книгу, но я ее спрятал. Когда я был в Хогвартсе прошлой ночью, то забрал книгу и нашел это самое заклинание, - объяснил Поттер, немного приврав, и возмущенно продолжил. - Мы с Гермионой весь год ссорились из-за этого учебника. Правда, она до последнего времени не знала, кому именно принадлежит книга. А мне не хочется, чтобы кому-то стало известно, что, по сути, меня научил этому заклинанию Снейп. Теперь ты удовлетворен? - саркастично закончил он.

- Не совсем, - ответил Драко, хмуро глядя на гриффиндорца. - Теперь у меня еще больше вопросов.

- Отстань, - огрызнулся Гарри. - Я не отвечу на них.

- Я хочу знать, почему ты тогда бросил в меня это заклинание, - настойчиво продолжил блондин. – Ты мог убить меня!

- Я не пытался убить тебя! Ты собирался наложить на меня Круцио, и я хотел тебя остановить! Я нашел это заклинание в книге, но не знал, как оно работает. Я знал только то, что оно против врагов. А того, кто бросает в меня Круцио, я вполне могу считать своим врагом!

- Мальчики! - вмешалась Нарцисса. - Довольно.

Малфой замер, а Гарри повернулся и посмотрел на нее. Не сказав ни слова, он поднялся и пошел в туалет. Когда он вернулся, в туалет отправился Драко, а Гарри плюхнулся на кровать.

- Простите, - сказал он Нарциссе.

Она сдержанно улыбнулась и спокойно ответила:

- Ситуация сложная, но, учитывая обстоятельства, ты держишься довольно хорошо.

Поттер лег на спину.

- Хотел бы я думать, что хорошо справляюсь со всем этим, - пробормотал он и добавил, широко взмахнув рукой, - я все еще не вполне понимаю, как вся эта ситуация сложилась.

Драко вернулся, и Гарри настороженно смотрел, как тот садится рядом и вытаскивает свой сундук. Слизеринец взглянул на Поттера, прежде чем поднять крышку.

- У меня есть кое-что для тебя, - тихо сказал он. - Но я не хочу, чтобы ты снова разозлился. Это… ну, это что-то вроде извинения, и я надеюсь показать, что ты теперь можешь доверять мне. Даже если я продолжаю ссориться с тобой.

Гарри по-прежнему подозрительно смотрел на него, не вполне уверенный, что может доверять словам Драко. Тот тяжело вздохнул и открыл сундук. Он вытащил оттуда маленькую коробочку и протянул ему.

Поттер осторожно взял ее. Он посмотрел на Нарциссу. Та ободряюще кивнула, но Гарри заметил, что она тоже выглядит немного обеспокоенной. Его это не обнадежило. Осторожно приподняв крышку коробки, он заглянул внутрь и издал ликующий вопль, испугав всех вокруг.

- Я так и знал! - сказал Гарри, отбрасывая коробку после того как вытащил из нее уменьшенный второй Исчезательный шкаф.

- Это один их двух, да? - возбужденно спросил он. - Тот, который Борджин хранил для тебя в магазине?

Драко кивнул, несколько пораженный вопросом гриффиндорца.

- Откуда ты это знаешь?

- О, я видел тебя в тот день, - беспечно ответил Гарри. - Мы пошли за тобой после того, как ты улизнул от матери. К сожалению, нам не удалось узнать, зачем именно ты туда приходил.

Драко снова вздрогнул:

- Ты следил за мной?

- Да. Было ясно, что ты затеваешь что-то недоброе. Жаль, что я не выяснил этого тогда… - Гарри мало обращал внимания на то, что говорил, поскольку вспомнил кое-что иное. - Интересно, это тот же самый шкаф, в котором я прятался, чтобы вы с отцом не увидели меня? - рассеянно поинтересовался он.

- Когда это было? - спросил Драко, недоверчиво глядя на гриффиндорца.

Поттер сдвинул брови.

- Ну, по-моему, перед вторым курсом. Тогда твой отец пытался избавиться от каких-то вещей, потому что под него копало Министерство. Не знаю, когда ты получил Руку Славы, но в тот день он ее тебе не купил. Ты тогда еще разглядывал опаловое ожерелье… - рассеянно добавил Поттер, потерявшись в воспоминаниях.

Он снова посмотрел на уменьшенный шкаф, лежавший у него на ладони.

- Все-таки, должно быть, это тот самый шкаф, в котором я прятался. Ты уже почти открыл его, когда отец позвал тебя, - Поттер тряхнул головой, прогоняя воспоминания. - Как бы то ни было, я очень рад, что он сейчас здесь!

Гарри посмотрел на Малфоя и, заметив, наконец, его шокированный вид, усмехнулся:

- Ты обнаружил, что я не так глуп, как кажусь?

- Ты вовсе не кажешься глупым, - возразил Драко, выглядя немного ошеломленным.

Поттер удивленно поднял брови, и блондин слегка покраснел, поняв, что сказал. Он нахмурился и резко добавил:

- Забудь.

Гриффиндорец еще раз усмехнулся. Он не стал заморачиваться и вместо этого снова посмотрел на шкаф:

- Спасибо. Я надеялся, что он у тебя. Теперь у меня оба шкафа и, может быть, в какой-то момент они окажутся полезными.

- Ты хочешь воспользоваться ими? - изумленно спросил Драко. - Я думал, что ты всего лишь хочешь знать, что они не будут… - он замолчал, не желая снова возвращаться к теме Пожиратели-Смерти-в-Хогвартсе.

- Что они не будут снова использованы против меня? - сухо поинтересовался Гарри.

Драко неловко пожал плечами.

- Да, и это тоже, - признался Поттер. - Но если при их помощи Пожиратели смогли пробраться в Хогвартс, то, может, эти шкафы точно так же помогут аврорам подобраться к Волдеморту?

- Как ты собираешься организовать это? - недоверчиво поинтересовался блондин.

- Придумаю что-нибудь, - отмахнулся гриффиндорец. - Во всяком случае, мне пока не стоит делать попытки добраться до Волдеморта.

- Почему? - спросил Малфой, его голос с каждой минутой звучал все более и более сконфуженно.

Гарри пожал плечами.

- Я не могу тебе этого сказать. Хотя мне действительно надо вернуться к решению этой задачи, - добавил он, скривившись. - Если бы я узнал, как избавиться от Волдеморта навсегда, это решило бы множество других проблем.

- Мы чем-нибудь можем в этом помочь? - тихо спросила Нарцисса.

Юноша задумался, прокручивая в голове все, что ему надо было узнать.

- Да. Вы знаете второе имя Регулуса? - внезапно спросил он.

Нарцисса распахнула глаза, но ответила не раздумывая:

- Адриан. Что означает «темный».

Гарри удовлетворенно кивнул:

- Расскажите мне, что происходило с Регулусом в то время, когда он был Пожирателем Смерти. Особенно о том, что случилось непосредственно перед его гибелью и после нее.

Нарцисса и Драко недоуменно посмотрели на него.

- Зачем тебе нужно знать о Регулусе? - спросила Нарцисса.

- Это важно, - ответил он, задумчиво сдвинув брови. - Во всяком случае, я так считаю. Мне нужно это знать, но я пока даже не предполагаю, для чего может понадобиться эта информация.

Нарцисса и Драко по-прежнему смотрели на него с сомнением.

- Я, правда, мало что могу рассказать вам, - попытался объяснить юноша. - Просто поверьте мне. Мне нужно знать историю Регулуса.

- Сначала завтрак, - твердо сказала Нарцисса. - А потом я расскажу тебе все, что знаю.

Гарри пожал плечами. По его мнению сейчас было слишком рано, но еда, которую принесла Винки, пахла очень аппетитно. Драко затолкал свой сундук под кровать, а Гарри тем временем взял Викторию. Парни уселись на кровати, поджав ноги, Виктория сидела между ними. Они дали ей мусолить тост и время от времени подсовывали кусочки еды со своих тарелок.

Нарцисса ела за столом Гарри и, смирившись с тем, что им приходится есть таким образом, смотрела на парней.

Драко усмехнулся матери и перегнулся, чтобы сказать Поттеру громким шепотом:

- Мама сходит с ума, когда видит, что я так ем. А особенно - что и Виктория так ест.

Тот сконфуженно посмотрел на девочку:

- Почему? Мы же просто едим.

Драко закатил глаза и протянул:

- У тебя есть хоть какое-то представление о манерах, Поттер?

Гарри пожал плечами:

- Я видел, как мои родственники становятся чопорными и напряженными, когда к дяде Вернону приходили гости. Все при этом испытывали неудобство. Я же предпочитаю чувствовать себя свободно. А Виктории еще нет и года, она почти не умеет есть сама. Так что глупо переживать из-за небольшого отступления от правил.

Кроме того, с тех пор, как миссис Уизли научила его очищающему заклинанию, Гарри обнаружил, что ему стало гораздо легче приводить в порядок и саму Викторию, и все вокруг нее. Он больше не зависел до такой степени от помощи Винки.

Драко посмотрел по очереди на всех троих, включая себя, и заметил:

- Я не привык есть, сидя на постели в пижаме.

Гарри фыркнул, но прозвучало это не слишком весело.

- А я ел в этой комнате почти все лето, каждый год, - сказал он, а про себя добавил, что только в этом году у него была хорошая еда, и хмуро уткнулся в свою тарелку.

Драко, кажется, понял его мысли, поскольку был свидетелем многих разговоров Поттера с родственниками, чтобы кое о чем догадаться.

- Знаешь, зачастую, возвращаясь после летних каникул, ты выглядел довольно тощим, - заметил он, прищурившись.

- Прошлым летом мне надо было провести здесь лишь пару недель, - Гарри пожал плечами.

Малфой вздохнул:

- И ты сейчас здесь только из-за нас, - это был не вопрос.

Гриффиндорец снова пожал плечами:

- Ну, по крайней мере, в этом году тут было гораздо лучше.

Драко в ужасе посмотрел на него и воскликнул:

- Это - лучше?!

- Намного, - спокойно отозвался Гарри, забыв о намерении помалкивать о своем прошлом. - Ты чувствуешь себя в этой комнате как в заключении? Попробуй провести все лето буквально запертым тут. На окнах решетки, в туалет выпускают два раза в день, и, если тебе повезет, ты получишь немного еды, которую просунут сквозь заслонку в двери.

Потеряв аппетит, он отставил тарелку в сторону и начал приводить в порядок Викторию.

- Я уже понял, что твоя жизнь здесь вовсе не была чудесной, но не догадывался, насколько все было плохо, - тихо сказал Драко. Он явно был потрясен.

- Не беспокойся. Такое плохое лето было всего лишь один раз.

- Но сейчас я… - Драко замолчал, выглядя расстроенным.

Поттер насмешливо фыркнул, к нему вернулось чувство юмора.

- Ты ведешь себя как избалованный придурок и ноешь, что тебе временно приходится пожить в крошечной комнате в маггловском доме?

Драко метнул в него нерешительный взгляд, но кивнул.

- Я и ожидал, что ты в этой ситуации будешь вести себя, как избалованный придурок, - с ухмылкой сказал Гарри. Он уселся на полу там, где оставалось свободное место, и помог Виктории встать на ноги, но его внимание все еще было приковано к Малфою.

- Я тоже был расстроен, что обстоятельства вынудили меня задержаться здесь, - сухо добавил он.

- Обстоятельства вынудили тебя задержаться здесь, - медленно повторил Драко.

- Да, но у меня были годы, чтобы привыкнуть к жизни в этом доме, - Поттер окинул взглядом комнату. - Хотя, это довольно странно, даже для меня.

- Как ты можешь быть таким… покладистым?

- Мне приходится, чтобы выжить, - ответил Гарри, пожимая плечами. Он явно не придавал большого значения своим словам.

- Гарри! - не выдержала Нарцисса.

- Что? - отозвался тот, встревоженный подобной реакцией, причем он не мог понять, что ее вызвало. Он быстро глянул на Викторию, но она по-прежнему стояла, слегка покачиваясь, и держалась за его руку.

- Так нельзя жить! - воскликнула Нарцисса.

- Почему? - смутился Гарри.

- Мама шокирована, что ты живешь лишь для того, чтобы выжить, - тихо пояснил Драко.

Поттер закатил глаза:

- А чего вы ожидали? По всем правилам я должен был умереть пятнадцати месяцев от роду. С тех пор я, так или иначе, пытался выжить.

Он начал немного уставать от того, что все их разговоры или переходили в серьезное русло, или превращались в споры, но постарался успокоиться и снова сфокусировался на Драко, которого знал лучше, чем Нарциссу.

- Драко, я сомневаюсь, что ты в это поверишь, но… я понимаю, через что тебе пришлось пройти. И гораздо лучше, чем ты можешь себе представить.

- Вряд ли, - отозвался тот, но когда он встретился взглядом с Гарри, его голос зазвучал не так уверенно.

- Я не понимаю и не могу понять всего, - согласился Поттер. - Но я понимаю самое главное. В том числе и некоторые вещи, которые, по-моему, мало кто понимает. На обеих сторонах, - добавил он.

Он помолчал, чтобы собраться с мыслями и продолжил:

- Ты вырос, точно зная, на чьей стороне будешь в этой войне. Я не думаю, что тебя когда-нибудь мучили сомнения на этот счет. Ты верил в то, во что верили твои родители. Мне не обязательно принимать твою сторону, чтобы это понять.

Драко неохотно кивнул.

- То, что случилось в ту ночь, действительно было ужасным, - Гарри вспомнил ночь в Отделе Тайн. - Но, как бы то ни было, ты тогда потерял отца, а я - крестного.

Лицо Малфоя напряглось, и Гарри покачал головой, быстро поясняя:

- Я не собираюсь говорить о том, что такое хорошо и что такое плохо. Случилось то, что случилось. Поверь мне, я там был, - он не смог удержаться от горького замечания.

- Той ночью я узнал, что никто, кроме меня не сможет уничтожить Волдеморта. Я не знаю, что именно тогда происходило с тобой, но вскоре после этого ты получил задание убить Дамблдора.

Он отвернулся, потому что не мог смотреть Драко в глаза.

- Я не уверен, что Рон с Гермионой поняли бы это. Они бы сказали, что наши с тобой задания совершенно отличаются друг от друга. Я и сам так считал. В каком-то смысле я и сейчас так считаю. Хотя, по личному восприятию, вряд ли они так уж и отличаются, - Гарри почувствовал, что у него перехватило дыхание. - Ты ощущаешь беспомощность и бессилие. Порученное дело оказывается сложнее, чем кто-либо может себе представить и понять. Но ты знаешь, как много зависит от твоего успеха или поражения. Ты говоришь себе, что делаешь это во имя правого дела. Но, в конце концов, все, что ты пытаешься сделать - это защитить свою семью и своих друзей.

Он замолчал на минуту, и в комнате стало неестественно тихо, учитывая, как много народу находилось в этом маленьком помещении. Сделав глубокий вдох, юноша продолжил.

- Если ты хочешь выжить, то приложишь все силы, чтобы научиться принимать это и как-то приспособиться к обстоятельствам, - тихо сказал он. - А если не научишься, то погибнешь.

Гарри снова встретился взглядом с Драко.

- Мне было не легче принять все это, чем тебе. Меня это в равной степени и расстраивает, и злит. Но, как и ты, я делаю все, чтобы выжить. Мы расходимся во взглядах на многие вещи, но я не думаю, что мы очень уж отличаемся друг от друга. Просто я боролся за выживание гораздо дольше, чем ты.

- Может, мы не такие разные, как я думал, - помедлив, признался блондин. Он поднял голову, задумчиво посмотрел на гриффиндорца и неожиданно спросил:

- Чем бы ты сейчас занимался, если бы мог делать то, что тебе хочется?

- Если бы я мог выбирать? - переспросил Гарри.

- Да. Если бы ничего этого не было, и особенно войны.

Поттер на минуту задумался и, прежде чем ответить, посмотрел на Нарциссу, Викторию и опять на Драко.

- Ну, обстоятельства немного изменились, - признался он. - Но, вообще-то, я хотел бы, чтобы был теплый летний день, чтобы мы играли в квиддич на поле за домом Уизли. Много смеялись, веселились, и чтобы день закончился большим семейным ужином на заднем дворе, с огромным количеством вкусной еды. А потом просто лежать и ни о чем не думать.

- Немного пообжиматься с малышкой Уизли, - усмехнулся Малфой.

Гарри ухмыльнулся:

- Я думал, что мы говорим о вариантах, которые не закончились бы моей смертью.

- Не похоже, чтобы ты очень-то боялся ее семьи, когда был в Хогвартсе, - заметил Драко.

Поттер беспечно пожал плечами:

- Точно так же обычно говорила Джинни. Нет, на самом деле я не боюсь ее семьи. Все приняли бы нас как пару, если бы мы этого хотели. Но, как бы то ни было, мы больше не вместе, так что это не имеет значения.

- Вы расстались? - удивленно спросил блондин.

- Да, - сказал Гарри, снова пожимая плечами. - Мы с ней, гм, расстались после похорон Дамблдора под тем предлогом, что ей небезопасно встречаться со мной. А на днях мы окончательно выяснили отношения. Мы с ней скорее как брат и сестра и нас обоих это вполне устраивает. Теперь мы просто друзья.

- Уизли тебе как семья, - сказала Нарцисса глухим голосом.

- Да. Я знаю, что Вы их не очень-то жалуете, но они всегда прекрасно ко мне относились.

Она грустно улыбнулась:

- Уизли никогда не придерживались тех же убеждений, что и Малфои.

- И они нищие, - презрительно добавил Драко.

- Драко! - одернула его Нарцисса, но Драко и Гарри проигнорировали ее.

Поттер закатил глаза, задаваясь вопросом, почему Малфой опять так себя ведет и, не выдержав, съязвил:

- Да, они нищие, предатели крови. Они недостаточно чистокровные, чтобы последовать за сумасшедшим, который хочет уничтожить мир.

- Довольно! - вмешалась Нарцисса.

Гарри отвернулся.

- Драко, мы вроде бы уже выяснили, что нам надо пересмотреть наши взгляды, - резко сказала она сыну.

- Но, мам! - воскликнул тот.

- Нет, - решительно сказала она. - В конце концов, мы здесь гости. А раз так, мы не вправе оскорблять семью хозяина.

- Это же не светский прием, - сухо заметил Драко.

- Да, это так. Но это не повод, чтобы забыть о правилах приличия.

- Ты шутишь, - пробормотал блондин.

- Нарцисса, - нерешительно произнес Гарри. - Я бы предпочел, чтобы Драко не соблюдал официоз. Он вправе говорить то, что думает. К тому же он, гм, не был бы Драко, если бы вел себя по отношению ко мне вежливо. Это было бы слишком странно, а странностей мне и так уже хватает.

- Ты предпочитаешь без конца пререкаться с моим сыном, - ровно сказала Нарцисса.

- Ну, нет. Но я предпочел бы, чтобы он был искренним. Мы с Драко никогда не ладили, и до этого лета я не думал, что когда-нибудь сможем поладить, но я признаю за ним право иметь собственное мнение. Я всегда знал его позицию. Мне не нравились взгляды, которых он придерживался раньше, но они мне были известны. В его поведении не было ни притворства, ни фальши. И я действительно не хотел бы сейчас начинать все заново.

- Оскорблять хозяина дома и его семью - недостойно Малфоя, - сухо сказала Нарцисса.

- Вообще-то, я не настоящий хозяин, - холодно произнес Гарри. - Я также понимаю всю иронию моего замечания, что предпочитаю искренность, тогда как сам во многом не могу быть искренним.

Драко пристально посмотрел на него:

- И все же ты стараешься быть искренним настолько, насколько возможно, да?

- Да, насколько возможно.

Они ненадолго замолкли, и Гарри перевел внимание на Викторию. Он не забыл, что хотел поговорить о Регулусе, но ему был нужен небольшой перерыв. Кроме того, Виктории надоело, что на нее не обращают внимания. Гарри был рад на какое-то время сконцентрироваться на таком не сложном занятии, как сортировка деталей конструктора, хотя ему и было некомфортно от осознания, что Драко растянулся на кровати и наблюдает за ними. Нарцисса расположилась с книгой в одном из кресел, но и она, похоже, тоже, главным образом смотрела, как он играет с девочкой.

Юноша не мог упрекать их. Заняться было нечем, а наблюдать за детьми всегда интересно. Он снова свалил в кучу разноцветные детали и начал раскладывать их по цветам, когда в комнату влетела сова. Она подлетела к Поттеру, и он отвязал от ее ноги пакет, пока Драко искал для нее угощение.

Гарри пробежал глазами письмо и начал читать его снова, на это раз медленнее.

- От кого оно? - спросил Драко.

Поттер поднял на него взгляд.

- Кто такая Дафна Гринграсс? - спросил он.

Блондин вздрогнул от странного вопроса, но ответил.

- Она из Слизерина, с нашего курса, Гарри, - сухо сказал он и саркастично поинтересовался, - это от нее письмо?

- Гм, нет, - ответил гриффиндорец. Он прикусил губу, раздумывая: сказать Драко или нет. Юноша бросил взгляд на Нарциссу, но вряд ли она могла хоть как-то помочь ему принять решение. Он протянул письмо Малфою:

- Посмотри и скажи, что ты об этом думаешь?

Вообще-то, это был список имен, внизу стояли дата, время, а также пометка «на том же месте».

Блондин выхватил у него письмо, и Гарри наблюдал за его реакций, пока тот читал. Драко нахмурился:

- Здесь одни слизеринцы.

- А что у них у всех общего?

Глаза Малфоя раскрывались все шире по мере того, как он читал список во второй раз.

- Они все соблюдают нейтралитет, - догадался он.

Драко поднял глаза и встретился взглядом с Гарри:

- Кто-то отправил тебе этот список, чтобы ты помог этим студентам, если Темный Лорд решит поставить им метку. Вот почему здесь имена только старшекурсников.

Гарри кивнул, не удивленный его проницательностью. Малфой знал слизеринцев гораздо лучше, чем он. Поттер снова показал на список:

- Значит, он соответствует действительности?

- Думаю, да, - ответил Драко, еще раз пробегая список глазами. - Но тут нет Блейза.

- А как ты думаешь, кто мне это прислал? - поинтересовался Гарри, ухмыляясь.

Блондин широко распахнул глаза:

- Это прислал Блейз? - недоверчиво переспросил он.

- Да, я разговаривал с ним на прошлой неделе, - сознался Поттер. Драко пристально посмотрел на него, сохраняя недоверчивое выражение лица.

- О чем?

Гарри замялся и попытался объяснить:

- Ты сказал, что он твой друг, и что он вовсе не плохой. Вот и я пошел, чтобы убедиться в этом. Я, конечно, не ожидал, что он попросит меня о помощи, но и не собирался отказывать ему.

Драко глянул на письмо и ровно сказал:

- Блейз мне больше не друг.

- Нет, друг, - возразил Гарри. Он изогнул губы в полуулыбке, вспомнив разговор с Блейзом. - Мы спорили из-за тебя, и мне пришлось сказать, что я ненавижу тебя, а он бросился на твою защиту.

- Он защищал меня? - недоверчиво спросил блондин.

- Да.

Малфой снова посмотрел на письмо:

- Он хочет встретиться с тобой сегодня. Зачем?

- Возможно, чтобы сообщить мне о твоем исчезновении. Вряд ли он хотел об этом писать. Он беспокоится о том, что с тобой случилось, но в то же время полагает, что мне нужно остерегаться тебя. Поскольку ты такой чрезвычайно опасный, - на этих словах Поттер ухмыльнулся.

- Я пойду с тобой, - решительно заявил Драко, не обращая внимания на то, что Гарри слегка колеблется.

- Драко, - предостерегающе сказала Нарцисса, впервые заговорив с тех пор, как прибыло письмо. - Опасно сообщать кому-либо, где мы находимся.

Малфоя мучили сомнения. Он посмотрел на письмо, на мать, на Поттера, потом снова на письмо. Гарри старался не вмешиваться в спор между матерью и сыном, лишь зачарованно слушал их. Не говоря уж о том, насколько сложной была обсуждаемая тема, они к тому же были матерью и сыном, спорящими о том, как лучше поступить. Было немного странно осознавать то, что Нарцисса имеет на Драко столько же влияния, сколько Молли на своих сыновей.

Именно поэтому Гарри был еще больше удивлен, когда она повернулась к нему и спросила, что он думает на этот счет.

- Гм, я понимаю ваше беспокойство, но, гм, не думаю, что Забини и впрямь представляет собой такую уж угрозу, - нерешительно заметил юноша. Он не был уверен, что стоит встревать в их спор.

- Блейз просил у меня защиту, и поэтому я не могу себе представить, чтобы он побежал докладывать о вас Волдеморту. Более того, даже когда мы говорили о его защите, он по-прежнему заступался за Драко. Он не скажет никому ничего такого, что подвергло бы Вашего сына еще большей опасности.

- А какая польза от того, что Драко разоблачит себя перед Блейзом? - спросила Нарцисса.

Гарри был абсолютно уверен, что женщина уже знает ответ на этот вопрос, судя по тому, как она смотрела на него. Он рискнул посмотреть на Малфоя, который глазами умолял гриффиндорца встать на его сторону. Гарри снова перевел взгляд на Нарциссу.

- Ситуация сейчас довольно сложная, и Драко нелишне было бы иметь поддержку своих друзей, - тихо сказал он и, чувствуя себя неловко от такого признания, поспешно продолжил:

- Моя выгода заключается в том, что, если я приду с Драко, это придаст мне в глазах Забини больший вес, а значит и в глазах других слизеринцев, - честно добавил он. - В первый раз я написал Блейзу из-за Драко, но объяснил это тем, что хочу привлечь на свою сторону как можно больше народа. Вообще-то, я не думаю, что сейчас для этого самое подходящее время, но чем больше союзников - тем лучше, тем более, если эти союзники из числа тех людей, которые могли бы оказаться на стороне Волдеморта.

Нарцисса одобрительно кивнула и разрешила Драко пойти при условии, что они будут осторожны.

- Я себя чувствую так, будто мне снова пять лет, - угрюмо пробормотал блондин.

Гарри начал давиться от смеха, пока Нарцисса не посмотрела на него - тут наступила очередь Драко смеяться.

- По крайней мере, я тут не один такой, - протянул Малфой.

Гриффиндорец показал ему язык, чувствуя, что в данных обстоятельствах это вполне уместно. Они расхохотались, и Нарцисса покачала головой, глядя на них.

- Вы должны понимать, насколько это серьезно, - предупредила она, но не сдержалась и тоже улыбнулась.

- Вряд ли мы сможем об этом забыть, - ответил Гарри, но разделил с Драко ухмылку.

- До вашей встречи с Блейзом еще много времени, может, я расскажу о Регулусе? - предложила Нарцисса.

Это моментально привело Поттера в чувство, и он кивнул, соглашаясь. Он посадил Викторию в ее кроватку и дал ей несколько игрушек, чтобы девочке было чем развлечься, а потом опустился в соседнее кресло, целиком переключая свое внимание на рассказ Нарциссы.

- Честно говоря, я не уверена, что мне много чего известно, - задумчиво сказала она. - Я могла бы рассказать множество забавных историй о нашем детстве, но обстоятельства его смерти так и остались загадкой.

- Это меня не удивляет, - пожал плечами Гарри. - Мне хотелось бы выяснить, кто его убил. Я с уверенностью могу сказать, почему он больше не хотел быть Пожирателем. Вообще-то, я совершенно точно знаю, почему он умер. Но мне нужно, чтобы кто-нибудь подтвердил мои предположения.

Нарцисса удивленно посмотрела на него, приподняв тонкие брови:

- Кажется, ты знаешь больше, чем я.

Гарри отрицательно покачал головой.

- У меня только одни предположения. Я много думал об этом в течение двух недель, до того, как тут появились Драко с Викторией, и был бы очень признателен, если бы Вы рассказали мне все, что знаете, - попросил он.

Взгляд Нарциссы стал отстраненным, когда она погрузилась в воспоминания.

- Регулус был… полон энтузиазма, присоединяясь к Темному Лорду, - начала она, - так же, как и многих из нас, его притягивал красивый харизматический человек, столько говоривший об идеалах, на вере в которые он вырос.

В юности мы были очень близки с кузеном, но, когда я обручилась с Люциусом, мы стали проводить вместе не так много времени. Хотя я и редко видела Регулуса, мне стало ясно, что он утратил веру в величие Темного Лорда. Он был моложе меня, но надо отметить что понял его истинную сущность гораздо раньше, чем я, - с сожалением сказала Нарцисса.

Она грустно посмотрела на Гарри:

- Он пытался предупредить меня, но я его не слушала. Я потеряла голову от любви к Люциусу и скорее поддерживала его, нежели Темного Лорда. Я тогда уже получила метку, но, как правило, женщин не воспринимали, как серьезных сторонников, а скорее - как украшение рядов Пожирателей.

Гарри нахмурился, стараясь усвоить все, что она говорила.

- Почему же Вы приняли метку? - спросил он, озадаченный этим замечанием.

- Потому что, когда он вернулся в страну в первый раз, об этом знали только несколько избранных. И он поставил им метки, чтобы ему было легче связываться со своими последователями.

- И Люциус знал, что Волдеморт возродился, и именно поэтому был там той ночью, - с горечью сказал Гарри.

- Да, - тихо подтвердила она.

Поттер прогнал горькие воспоминания и вернулся к рассказу о ее кузене:

- Что говорил Регулус, когда пытался предупредить Вас?

- Он приходил ко мне пару раз, просто говоря о своих сомнениях в методах Темного Лорда. Это было совсем не то, чего он ожидал. Кузен был у меня незадолго до смерти. На этот раз Регулус был испуган. Он вряд ли даже был в себе.

- Что он сказал? - нетерпеливо спросил Гарри.

Нарцисса была немного встревожена реакцией юноши и заколебалась, прежде чем ответить.

- Ничего особенного, Гарри, - тихо сказала она. - Он долго и сбивчиво говорил, что все мы в опасности, советовал мне бежать, скрыться. Говорил, что все объяснит мне позже, но потом он умер.

- Он предупреждал кого-нибудь еще? - спросил Гарри.

Она покачала головой:

- Не могу сказать с уверенностью, но думаю, что вряд ли. Его просто лихорадило, когда он приказывал мне никому не говорить об этом, - она заколебалась. - Он пытался найти Сириуса, чтобы предупредить его, но думаю, что им вряд ли удалось встретиться, поскольку к этому времени Блэки уже изгнали из семьи старшего сына. А Беллатриса была безмерно увлечена Темным Лордом, чтобы он стал говорить с ней об этом.

Поттер прикрыл глаза, не желая задерживаться на воспоминаниях о Сириусе и его убийце, или на том, что женщина, с которой он сейчас разговаривал, предала его. Это не привело бы ни к чему хорошему.

- Как он умер? - внезапно спросил Гарри.

- К сожалению, я вряд ли смогу дать достоверный ответ на этот вопрос. Многие знали, что Регулус становился все более недовольным службой у Темного Лорда. Через несколько ночей после той тревожной встречи он появился у моего дома. Его нашли лежащим во дворе без сознания, вскоре после этого он умер. Многие считали, что его убили за проявление нелояльности, но никто из Пожирателей Смерти не взял на себя его убийство. Темный Лорд был доволен, что кто-то взял на себя труд разобраться с мятежником в его рядах.

- Его убил Волдеморт, - пробормотал Гарри, невидяще глядя в пол. - Этот ублюдок убил его, и никто, черт возьми, даже не узнал об этом.

Он убил не только Регулуса. Гриффиндорец чувствовал с полной уверенностью, что именно Волдеморт убил и Дамблдора. Он не мог доказать это, но знал, что они оба умерли от одного и того же яда, который был налит в чашу, где лежал медальон. И, по мнению Гарри, в случае с Дамблдором убивающее проклятье, брошенное Снейпом, просто приблизило смерть директора.

- Откуда тебе это известно? - спросила Нарцисса.

Гарри снова посмотрел на нее, но не знал, как ответить, поскольку не собирался говорить ей правду. Он покачал головой.

- Я просто знаю, - мрачно сказал он. - Спасибо, Вы очень помогли мне.

- Не за что, - ответила она несколько смущенно, - не думаю, что сказала что-то действительно полезное.

Несмотря на то, что информация все же была полезной, Гарри должен был признать, что он нисколько не приблизился к разгадке тайны исчезнувшего хоркрукса, хотя и еще больше утвердился в своих догадках о личности нашедшего его. Он спрашивал, но Нарцисса сказала, что не знает, где был Регулус перед смертью. Похоже, она была последней, кто видел его живым, во всяком случае, больше никто не сознавался в этом.

Гарри развернулся в кресле так, чтобы положить голову на спинку, а ноги перебросить через подлокотник - так ему было удобнее размышлять о загадочном хоркруксе.

Все это очень сбивало с толку. По мнению Дамблдора, Волдеморт пребывал в уверенности, что никто не знает о его хоркруксах. Однако Регулус каким-то образом раскрыл этот секрет. Но, учитывая, что фальшивый медальон все еще был на месте, Волдеморт до сих пор не знал, что Регулус или кто-то иной раскрыл его тайну. Гарри думал, что Дамблдор тоже не знал, что кто-то еще догадался о хоркруксах.

У него голова шла кругом, когда он пытался вычислить, кто мог это знать. Рассеянно потирая виски, он прокручивал в голове имевшуюся у него информацию. Гарри о них знал, Волдеморт полагал, что о них никому не известно. Регулус, вероятно, был тем, кто нашел хоркрукс, но абсолютно ничего не указывало на то, где этот хоркрукс находится сейчас.

Он разочарованно застонал. Может, Регулус нашел и другие? Из слов Нарциссы можно было сделать вывод, что Регулус отсутствовал по крайней мере два дня. Значит ли это, что у него столько времени заняли поиски пещеры? Был ли с ним кто-то еще, кто помогал ему взять хоркрукс? Дамблдор не сумел сделать этого в одиночку. И как, скажите на милость, теперь Гарри искать медальон? Он мог быть где угодно…

Голова Драко внезапно появилась позади спинки кресла, прерывая размышления Гарри.

- Ты в порядке? - спросил блондин.

Поттер, прищурившись, посмотрел на него:

- Да, в полном. А что со мной могло случиться?

В глазах Драко было беспокойство, но губы сложились в ухмылку.

- Потому что наблюдая целый час, как ты размышляешь, мне показалось, что это для тебя болезненный процесс.

- Целый час? - тупо повторил Гарри.

Малфой закатил глаза:

- Ты потерялся в мыслях сразу же после разговора с мамой о Регулусе.

- Этот разговор дал мне много пищи для размышлений, - начал оправдываться гриффиндорец.

По виду блондина было ясно, что ему хотелось расспросить об этом, но он сдержался, а лишь заметил, что им пора идти на встречу с Блейзом. Он бесцеремонно бросил Гарри на колени кроссовки и велел поторапливаться.

Поттер посмотрел на шкаф, а потом на Драко.

- Где мои вещи? - спросил он, все еще одетый в пижаму, найденную накануне вечером.

- В верхних ящиках, - осторожно ответил Малфой. - Вещи мамы и Виктории в одном шкафу, а наши - в другом.

Гарри зажмурился, но кивнул. Он быстро собрал свою одежду и пошел в ванную переодеться.



Глава 15.

Накрывшись мантией-невидимкой, Гарри аппарировал Драко в то относительно безопасное место, которое нашел в парке и где в прошлый раз встречался с Блейзом. Было бы нежелательно снова проходить через «Дырявый котел» - и тем более нежелательно было проходить через него с Драко.

Гарри выскользнул из-под плаща и, подойдя скучающей походкой к той самой скамейке, оперся на нее. Он изображал случайного прохожего, но настороженно смотрел по сторонам. Вскоре он увидел идущего к нему Блейза.

- Поттер, - поприветствовал его Блейз. - Вижу, ты получил мое письмо.

Гарри усмехнулся:

- Давай обойдемся без вступительной части, Забини.

Блейз испуганно посмотрел на него, а потом улыбнулся:

- Мне как-то не по себе из-за того, что я сам напросился на разговор с тобой.

- Надо полагать, - согласился Поттер, коротко хохотнув. - Итак, зачем ты хотел встретиться?

Лицо Блейза сразу же напряглось и стало серьезным.

- У меня есть для тебя кое-какая информация, и я не хочу, чтобы она попала в чужие руки, - сказал он и настороженно огляделся по сторонам. - Не думаю, что за мной кто-то следил, но, может, нам лучше на всякий случай перебраться в другое место?

- Ты достаточно мне доверяешь, чтобы позволить себя аппарировать? - спросил Гарри. Он прищурился и внимательно осмотрел пространство вокруг них.

- Нет, но это, наверно, было бы лучше всего, - скривившись, сказал Забини.

Гарри был рад предусмотрительности Малфоя, который настоял на поиске еще одного места встречи - где он мог бы сам поговорить с Блейзом. Таким образом, Драко знал, куда они сейчас отправляются. Поттер увел Блейза в укромное место, откуда они могли бы аппарировать.

Они оказались у Визжащей хижины, и Забини поморщился - он узнал это место. Гриффиндорец ухмыльнулся. Они с Драко долго спорили насчет запасного варианта, но Гарри победил.

- Почему сюда? - раздраженно спросил Блейз.

- Потому что сюда точно никто не придет, - ответил Поттер, равнодушно пожимая плечами. - Особенно когда в замке нет студентов.

Он все же оградил их заглушающим заклинанием для дополнительной защиты. Гарри чувствовал бы себя гораздо более защищенным, затерявшись в маггловском Лондоне, но не здесь. Блейз неохотно кивнул, соглашаясь остаться, хотя и настороженно поглядывал на старую хижину.

- Итак, почему кто-то мог следить за тобой? - спросил Гарри, снова завладевая вниманием слизеринца.

- Я не думаю, что за мной следили, просто сейчас очень трудно кому-либо доверять. У меня есть для тебя кое-что, но я не хочу, чтобы ты сообщил эту информацию Министерству или еще кому-то. Я расскажу это тебе только потому, что ты, по-моему, должен быть осторожней.

- Я не могу обещать, что никому не скажу, но Министерству эту информацию я точно не передам.

Блейз пристально посмотрел на него, но, похоже, его устроил этот ответ.

- Сегодня утром ко мне приходил Снейп, - отрывисто сказал он.

- Зачем? - спросил Поттер, хотя он уже знал ответ. Странно было вести такого рода разговоры, но, когда Блейз сообщил, что Снейп как бы невзначай интересовался Драко, он нисколько не был удивлен.

- Драко и его мать исчезли, среди Пожирателей Смерти ведется какая-то грязная игра, - продолжил Блейз.

Гарри ухмыльнулся:

- А ты беспокоишься о бедном Малфое…

- Не твоя забота, но он мог умереть, Поттер! - сердито выкрикнул Забини.

- А почему, черт возьми, меня это должно волновать?

- Потому! По-моему, ты должен знать, что сейчас Пожиратели Смерти встревожены, - процедил Блейз. - Темный Лорд очень разозлится, когда обнаружит исчезновение Малфоев. Неизвестно, что он предпримет, но это будет что-то серьезное, и я решил тебя предупредить.

- Ты полагаешь, что Темный Лорд решит поставить тебе метку уже сейчас? - прямо спросил Гарри.

Блейз беспомощно пожал плечами.

- Не имею понятия, - пробормотал он.

- Он пока не будет ставить тебе метку, - тихо сказал Драко, внезапно появляясь рядом с ним.

Гарри не мог удержаться, чтобы не расхохотаться, когда Забини отскочил назад и чуть не шлепнулся на задницу. Драко в ответ бросил на Поттера сердитый взгляд и тот по-честному попытался успокоиться, но эта ситуация казалась ему очень смешной. Однако он быстро пришел в чувство, когда Блейз вытащил палочку.

Забини шокированно смотрел на них обоих и, похоже, не знал, на кого ее нацелить.

- Что, мать вашу, происходит? - прорычал он.

- Убери палочку, - спокойно сказал Гарри. - Драко всего лишь хочет поговорить с тобой.

Глаза Блейза испуганно перебегали с Поттера на Малфоя и обратно, а те спокойно стояли рядом. Драко поспешно что-то говорил, объясняя ситуацию, чтобы Забини, наконец, расслабился и опустил палочку. Однако чем дольше Малфой говорил, тем более шокированным становился взгляд его друга.

Гарри оставил их выяснять отношения, а сам отошел немного в сторону и сел на пень старого дерева. Он слушал их вполуха, поскольку уже знал все, что Драко мог сообщить Блейзу. Малфой ни словом не обмолвился о Виктории, но совершенно определенно заявил, что они с матерью перешли на другую сторону.

Поттер вздохнул, ему отчего-то стало не по себе, несмотря на то, что все вроде бы шло хорошо. Он рассеянно пнул камень, мысленно возвращаясь к словам Блейза насчет Волдеморта.

Он нисколько не задумывался над тем, как поведет себя Волдеморт в этой ситуации. Он не думал, что это имеет большое значение. Конечно, тот как-то должен был отреагировать на исчезновение Малфоев, но если Темный Лорд пока не предпринял никаких мер к их розыску, то, стало быть, он придумал что-то еще. Хотя Гарри не был уверен, что Волдеморт нуждается в каких-то оправданиях для уничтожения мира.

Гарри гораздо больше заинтересовало предположение Блейза, касающееся исчезновения Малфоев. Забини видел связь с какой-то грязной игрой среди Пожирателей Смерти. Это могло означать, что Нарцисса и Драко были рядом с ним в гораздо большей безопасности, чем он себе представлял. Большей части магического мира ничего не было известно о том, что они исчезли, и Пожиратели Смерти смотрели друг на друга с подозрением.

Однако Блейз был прав - очень скоро что-то должно произойти. Гриффиндорец пнул камень сильнее. По сути, вопрос стоял так: получит ли Гарри предупреждение вовремя, чтобы успеть принять контрмеры относительно планов Волдеморта.

- У него какие-то проблемы? - спросил Забини.

- Наверно, он снова задумался, - недовольно сказал Драко.

Поттер услышал их и сердито посмотрел на слизеринцев.

- Что? Строишь каверзные планы против Темного Лорда? - ехидно спросил Блейз.

- Что-то типа того, - угрюмо пробормотал Гарри.

- Оставь его в покое, Блейз, - предупреждающим тоном произнес Драко, из-за чего и Забини и Поттер удивленно посмотрели на него.

Малфой не обратил ни малейшего внимания на их реакцию и обратился к Блейзу.

- Он нам нужен, - заявил он высокомерно. - Оскорблениями мы вряд ли убедим его продолжать помогать нам.

Гарри открыл рот. И эта сентенция исходила от Драко, который постоянно нападал на него. Правда, надо сказать, его придирки стали теперь более дружелюбными, но все же…

- Закрой рот, Поттер, - раздраженно прикрикнул блондин.

Гриффиндорец закрыл рот, но тут же снова открыл его, решив высказаться насчет слов Малфоя про оскорбления:

- Но ты по-прежнему все время оскорбляешь меня.

- Ни в коем случае, - заявил Драко. - Я всего лишь делаю точные замечания.

- Замечания, твою мать, - холодно произнес Гарри. - А кто клял меня и в хвост и в гриву за то, что я предложил это место как запасной вариант для встречи? - язвительно спросил он, показывая на старую заколоченную хижину.

- Ну, я не виноват, что ты выбрал это проклятое идиотское место, в котором полно привидений, - возразил Малфой.

- Просто ты до сих пор злишься, потому что узнал, наконец, как я тебя тогда разыграл, - ухмыляясь, возразил Поттер.

- Откуда я мог знать, что у тебя все эти годы была эта гребаная мантия-невидимка? - недовольно заметил Драко.

- Если бы ты в тот день не был такой задницей по отношению к моим друзьям, я никогда бы не швырнул в тебя грязью, - парировал Гарри и задумчиво постучал пальцем по подбородку.

- Хотя, может, и швырнул бы, - признался он. - Это было очень смешно.

- Я думал, мы решили забыть это, - сказал блондин, сердито глядя на него.

- Это ты сказал, что неразумно продолжать меня оскорблять, - сладкозвучно произнес Гарри. - Иначе я бы никогда не заговорил об этом.

Драко нахмурился.

- Я не имел в виду больше никогда не оскорблять тебя, - огрызнулся он. - Мерлин, я тебя ненавижу, Поттер.

- Оу, ты говоришь такие приятные слова, Малфой, - сказал Гарри, заливаясь смехом.

Блондин в ответ ухмыльнулся, и тут они заметили, что Блейз снова недоуменно смотрит на них.

- Знаешь, - помедлив, сказал Забини. - Я не собирался никому говорить о нашей встрече, но если бы и рассказал, мне никто бы не поверил.

Гарри и Драко переглянулись.

- Гм, ты, наверно, прав, - согласился гриффиндорец. - Иногда я и сам не верю, что прячу Малфоя.

Поскольку Драко и Блейз стремились наверстать упущенное в общении, разговор перешел на более легкие темы. Судя по всему, Малфой пока был не готов возвращаться, и Гарри просто сидел и ждал его. Он-то уж точно не спешил снова оказаться в своей тесной комнатушке. Гораздо интереснее было слушать сплетничающих слизеринцев.

Он заинтересованно навострил уши, когда проскользнуло упоминание о загадочной Дафне Гринграсс. Гарри почти не помнил эту спокойную девушку, он был очень удивлен, услышав, что Блейз встречался с ней, но сейчас расстался, потому что она была слишком скучной.

- Панси могла бы стать для тебя возбуждающей переменой, - поддел Драко друга.

Блейз скривился от отвращения:

- Не надо подсовывать мне эту сучку.

- Я наконец-то окончательно отвязался от нее, - радостно сказал блондин. - Один из многих бонусов перехода на другую сторону.

- Я уверен, что ты поимел с этого немало бонусов, - многозначительно заметил Блейз, Малфой предупреждающе посмотрел на него. Они оба повернулись к Гарри, и тот сконфуженно глянул на них, уверенный, что что-то пропустил, раз они совершенно не принимали во внимание его присутствие.

- Что? - полюбопытствовал он.

- Ничего, - ответил Драко, снова сердито посмотрев на Забини. - Блейз - настоящая задница.

- Да что ты говоришь! - Гарри злился, ведь они игнорировали его. Он принялся снова угрюмо пинать камень, избегая слушать слизеринские сплетни. Юноша полагал, что мог бы вернуться домой один, но ему не хотелось увидеть реакцию Нарциссы на его появление без Драко.

Женщина оказалась гораздо приятнее, чем Гарри себе представлял, но она была Пожирателем Смерти. Он был уверен: если того потребуют обстоятельства, она могла быть совершенно отвратительной сукой. Это повернуло течение его мыслей к Беллатрисе. Вот кто точно был отвратительной сукой, причем сумасшедшей отвратительной сукой. По мнению Гарри, это было очень плохое сочетание.

Он мог бы помириться со многими слизеринцами, но только не с Беллатрисой. Поттер понял, что его ненависть к этой женщине превосходит все, что он когда-либо испытывал по отношению к Малфоям, или к Снейпу - в то время, когда он ненавидел его больше всех на свете. Одного воспоминания о ее имени было достаточно, чтобы немедленно вывести его из себя.

Поттер не мог дать определение, в чем именно заключалось ее отличие от других ненавидимых им людей. Снейп убил Дамблдора, а Беллатриса убила Сириуса. Он общался со Снейпом, однако был абсолютно уверен, что смог бы убить Беллатрису. Однажды сумев успешно бросить проклятье, он уже точно знал, что убьет ее. Как только представится возможность.

Гарри погрузился в собственные мысли. Он понял, что Снейп мог бы убить - если бы ему пришлось, - но не получил бы от этого удовольствия. А вот Беллатриса гордилась совершенными убийствами.

- Гарри.

Погрузившийся было в размышления Поттер посмотрел на Драко.

- Что? - сердито спросил он.

Малфой обеспокоенно поднял бровь:

- О чем ты задумался?

Гарри уткнулся лбом в ладони, его плечи опустились. Он только покачал головой в ответ, не желая говорить об этом.

- Поттер, я издевался раньше - когда говорил, что ты собираешься противостоять Темному Лорду, - медленно сказал Блейз. - Но ты действительно намерен сражаться против него?

- Кто-то должен, - пробормотал Гарри.

- Твою мать, Поттер! - воскликнул Забини. - Ты правда веришь, что сможешь его уничтожить?

Гриффиндорец слегка приподнял голову и посмотрел на него.

- Да, я его уничтожу, - сказал он с твердой уверенностью в голосе. - Однако я не сделаю этого в одиночку. Даже ты, Блейз, вносишь в это дело свою лепту.

Блейз долго смотрел на него, не мигая, а потом повернулся к Драко.

- Он не лжет, - тихо сказал Малфой.

Гарри было странно слушать, как они говорят о нем. Забини, кажется, понял, что Драко имел в виду, и медленно кивнул. Поттеру не понравилось, когда Драко оттащил своего приятеля подальше и начал что-то настойчиво шептать ему.

Гарри был уверен, что ему не придется смотреть, по крайней мере, как они целуются - ведь Блейз искал для встреч более сексуальную девушку. Он подумал, что найти подходящую девушку - дело довольно трудное, и полюбопытствовал: как Малфой собирался искать парня, готового с ним встречаться, особенно если он скрывался у Гарри. Гриффиндорец удовлетворенно заключил, что Драко придется с этим обождать.

У него не было времени задерживаться на этих мыслях, поскольку блондин внезапно объявил, что им пора уходить. Сам Поттер давно уже был готов вернуться домой.

Он почувствовал себя неловко, когда они вошли в его комнату, и Нарцисса начала обеспокоенно суетиться вокруг них. Обойти ее было никак нельзя, разве что карабкаться по мебели. В конце концов, он последовал примеру Драко и поцеловал ее в щеку. Это сработало, и Нарцисса позволила ему пройти.

Гарри провел остаток вечера, чувствуя себя довольно смущенным всем происходящим. Намного проще было стараться не думать ни о чем, но когда пришло время ложиться спать, он обнаружил, что еще больше нервничает, причем по непонятной причине. Было поздно, и Дурсли уже улеглись. Благоразумно наложив заглушающие чары, они по очереди сходили в ванную и приготовились ко сну. Он ничего не сказал, когда Драко вытащил пижамы для них обоих, и они быстро переоделись, пока Нарциссы не было в комнате.

Ему совершенно не помогало то, что блондин был непривычно тих. Малфой просто улегся в постель на свою сторону и повернулся на бок лицом к стене, как и прошлой ночью. Гарри лег навзничь. Если бы он повернулся на правый бок, то оказался бы лицом к спине Драко, а если на левый - то к Нарциссе, лежавшей на своей кровати. Кажется, лучше всего было спать на спине.

Юноша не понимал, почему он чувствовал себя более напряженным, чем прошлой ночью. Наконец, он решил, что причина была в кризисной ситуации, сложившейся вчера вечером. Тогда он знал, как повести себя, а сегодня ему было непонятно, чего ждать.

По крайней мере, Драко, кажется, не плакал. Поттер почувствовал себя ужасно от таких мыслей, но ему почти хотелось, чтобы тот заплакал снова. Он знал, как повести себя, если бы снова пришлось утешать Малфоя.

Наконец, Гарри уснул.

Проснувшись следующим утром, Гарри обнаружил, что он в постели один. По крайней мере, он был один до тех пор, пока Драко бесцеремонно не плюхнулся рядом и не опустил ему на грудь Викторию.

- Пора завтракать, - ухмыльнулся Малфой.

Поттер посмотрел на него расфокусированным взглядом, интересуясь - с чего это ему так чертовски весело. Драко не полагалось быть веселым, особенно с утра пораньше. Гарри пересадил Викторию на кровать, предоставив ей развлекать себя самой, и неохотно поднялся, чтобы начать новый день.

Утро и впрямь прошло довольно мирно. Гарри играл на полу с Викторией, когда в комнате появилась встревоженная Винки.

- Что случилось? - обеспокоенно нахмурился он.

- Сообщение для хозяина Гарри, - сказала она, протягивая ему пергамент.

Юноша осторожно взял его. Он уже устал от всех этих сообщений, а поскольку Драко сейчас был рядом, то оно могло быть только от одного человека.

Нахмурив брови, Поттер прочитал послание, потом схватил с тумбочки палочку и сжег его Инсендио. Он кивнул Винки и пробормотал:

- Спасибо.

Она нервно кивнула в ответ и исчезла с хлопком.

- Что на этот раз? - спросил Драко.

- Мне нужно пойти кое-что сделать, - ответил Гарри. По его тону было ясно, что больше он ничего не скажет.

- Когда ты вернешься? - обеспокоенно спросила Нарцисса.

- Не имею понятия, - проворчал он в ответ. - Мне нужно уладить… кое-что. Кроме того, мне все еще нужно сварить много зелий, особенно если учесть, что вчера я ничего не сделал. Я обещал мадам Помфри, что приготовлю их скоро.

- Твоих родственников не будет дома следующие два дня? - неожиданно спросил Малфой.

- Да, думаю, что так, - рассеянно ответил Гарри, отыскивая кроссовки. Драко залез под кроватку Виктории и вытащил их оттуда.

- Спасибо, - сказал гриффиндорец, удивляясь, откуда Малфой знает, где что находится.

- Ну, если ты принесешь ингредиенты сюда, то я мог бы помочь тебе с зельями. Мы можем устроиться на кухне, - предложил Драко.

Гарри, который в этот момент завязывал шнурки, замер и поднял взгляд на Малфоя.

Поттер быстро обдумал это предложение. Идея варить зелья на кухне Дурслей была нелепой, учитывая то, что на Гриммаулд Плейс у него была оборудована лаборатория. Но ему была нужна помощь. А Драко очень хотел чем-нибудь заняться.

Но как утаить это от Снейпа? Он мог бы сказать зельевару, что ему помогает Грейнджер. Гарри нахмурился, пытаясь вспомнить, - говорил ли он Северусу, что собирается просить помощи у Гермионы? А что касается самой Гермионы, то он по-прежнему не знал, что ей сказать. Может, просто соврать, что он купил их.

Гарри медленно выпрямился и посмотрел на блондина, лицо которого было полно надежды.

- Я был бы признателен тебе за помощь, - сказал он. - Я посмотрю, удастся ли сегодня принести все, что нам понадобится.

- Хорошо, - удовлетворенно кивнул Драко.

Поттер встал и сунул палочку в задний карман джинсов. Нарцисса задержала его, положив ладонь ему на руку, и он вопросительно посмотрел на нее.

- Это что-то опасное? - встревоженно спросила она.

Гарри чуть вздрогнул, поняв, что она искренне беспокоится о нем, даже если Драко остается дома. Он медленно покачал головой.

- Думаю, что нет, - юноша не мог с уверенностью сказать, что это не опасно, поскольку речь шла о Снейпе. - Просто мне кое-что надо уладить.

Нарцисса кивнула и порывисто обняла его.

- Будь осторожен, - тихо пробормотала она.

- Хорошо, - пообещал ошеломленный Поттер перед тем, как выйти за дверь.

Нарцисса Малфой конечно вела себя намного спокойней, чем Молли Уизли. И все же Гарри вдруг понял, что они обе были матерями, и они обе присматривали за ним. Неужели существовал какой-то всемирный закон, который предписывал матерям заботиться о своенравных осиротевших детях? Если это так, то как вписать сюда тетю Петунью? Может, у нее была замедленная реакция, и именно поэтому она стала более любезной только недавно? А может, магический закон был сильнее, чем маггловский? Выбросив из головы докучливые мысли и о Нарциссе и о тете Петунье, Гарри поспешил к месту аппарации. Снейп будет недоволен, если ему придется ждать.

Как только юноша вошел в лабораторию, он увидел профессора, который сердито уставился на него. Впрочем, Гарри не был удивлен.

- Почему вы еще не здесь, Поттер? - поинтересовался зельевар. - Вам есть чем заняться.

- Я знаю, - огрызнулся Гарри.

- Сейчас не время для вашей лени, - холодно заметил Снейп.

- Я не ленюсь, - пылко возразил юноша. - Я просто не могу делать все одновременно. Целый день то одно, то другое.

Северус в упор посмотрел на него.

- Ах, да, вы не могли бы потрудиться объяснить причину своего внезапного взрыва? - спросил он, прищурившись.

- Скримджер приходил по мою задницу, - фыркнул Гарри, умалчивая о Драко и Нарциссе и сообщая Снейпу только вторую проблему того вечера.

- Зачем? - требовательно спросил зельевар.

- Эта сволочь хотела использовать меня, потому что я - гребаный Избранный, - с горечью сказал юноша. - Он еще на прошлое Рождество пытался уговорить меня стать символом Светлой стороны. А еще он хотел, чтобы я помог ему создать у людей впечатление, будто одобряю действия Министерства.

- И вы не воспользовались таким шансом, чтобы стать еще более популярным? - злобно усмехнулся Снейп.

- Конечно нет, - все так же горько ответил гриффиндорец. - Но на этот раз эта сволочь пыталась шантажировать меня.

Северус чуть распахнул глаза от удивления:

- Он пытался шантажировать вас?

Гарри неожиданно ухмыльнулся.

- Да, но все прошло не так, как ему хотелось, - удовлетворенно сказал он. - Он хотел использовать Викторию, чтобы воздействовать на меня. Но вместо этого у меня теперь на руках бумаги об опекунстве над ней, а Стэн Шанпайк и другие люди, арестованные по сфабрикованным обвинениям, выпущены на свободу, и в Министерстве, наконец-то, проводится чистка среди сотрудников.

- И Скримджер согласился на все это? - недоверчиво спросил Снейп.

- Да, - самодовольно ответил Гарри. - И все, что мне нужно за это сделать, это опубликовать еще одну дурацкую статью - наподобие того интервью, которое я дал для "Придиры" на пятом курсе. Гермиона и Джинни пишут ее от моего имени, а Луна договорилась с отцом насчет публикации.

- И о чем эта статья? - подозрительно поинтересовался зельевар.

- Так, ничего особенного, - небрежно произнес Гарри. - Я просмотрю ее перед тем, как оправить редактору.

Он нахмурился, вспомнив свой спор с Роном:

- Вообще-то мне уже пришлось поспорить из-за нее. Рон считает меня дураком, потому что я отказался писать, что отомщу Вам и Малфою за случившееся.

- Думаю, публике было бы приятно узнать, что их Избранный собирается уничтожить Пожирателей Смерти, ответственных за нападение на Хогвартс и убийство Альбуса Дамблдора, - сухо заметил Снейп. - И уж конечно, это именно те слова, которых ждет от Вас Скримджер.

- Наплевать мне с высокой башни на ожидания Скримджера, - возразил Гарри. - Он хочет, чтобы я «поддержал моральный дух» и «возродил надежду», - это и будет сделано. Но сделаю я это по-своему, а не по его.

Снейп задумчиво смотрел на него, и Поттер воспользовался удобным случаем, чтобы по-настоящему разглядеть зельевара. Мужчина выглядел плохо.

- Все в порядке, сэр? - спросил Гарри, не отдавая себе отчета в том, что в его тоне отразилось сильное беспокойство.

Северус снова прищурил глаза, в которых было видно раздражение.

- Нет, не все в порядке, - выплюнул он.

- Что-то случилось? - быстро спросил Гарри.

- Ничего, что касалось бы вас, - ответил зельевар.

Поттер удивленно моргнул. Он рассчитывал, что профессор сообщит ему об исчезновении Малфоев.

- А в чем тогда дело? - спросил он.

- Меня не будет несколько дней, - отрывисто сказал Снейп.

Гарри был уверен, что профессор собирается искать Малфоев. Он прикусил губу, размышляя, надо ли рассказать, что ему известно. Поттер знал, что Драко был бы в шоке, если бы он все рассказал Снейпу, но ведь блондин не знал, что зельевар - шпион. Кроме того, неизвестно, как отреагирует на все это Снейп, учитывая, что у Гарри по-прежнему не было доказательств лояльности Малфоев. В общем, сомнений хватало, чтобы пока держать язык за зубами.

Северус презрительно посмотрел на него.

- Вам придется самому справляться с приготовлением зелий, но я оставлю вам инструкции, - усмехнулся он.

Поттер пристально посмотрел на него, но ничего не сказал. Он был рад, что зельевар принял его молчание за беспокойство по другому поводу.

- Может быть, мисс Грейнджер поможет вам приготовить их, - сказал Снейп. - Одному Мерлину известно, насколько вы нуждаетесь в помощи.

Гарри раздувал ноздри, но помалкивал. Все складывалось в его пользу, и он был решительно настроен не ввязываться в перепалку.

- Конечно, вы понимаете, что если вам понадобится чья-то помощь, то зелья придется варить в другом месте, - холодно сказал профессор, пристально глядя на юношу. - Этот дом все еще находится под Заклятием Доверия, а Хранителем Тайны Дамблдор сделал меня.

Поттер шокированно смотрел на него. Снейп был явно доволен его реакцией.

- Я предупредил вас, чтобы вы не вздумали привести сюда кого-нибудь из ваших друзей, - усмехнулся он.

- А как насчет Виктории? - спросил Гарри, так и не оправившись от шока.

- Защитные чары отрегулированы так, что пропустят ее, - неохотно признался зельевар.

- Спасибо, - сказал гриффиндорец, чувствуя облегчение от того, что мог привести на Гриммаулд Плейс хотя бы ее.

- Комнаты пока не совсем пригодны для ребенка, - строго сказал Снейп. - Вы должны приказать вашему домашнему эльфу сначала привести дом в надлежащий вид.

- Да, сэр, - сказала Гарри, все еще чувствуя себя немного ошеломленным. Что ему делать с Драко и Нарциссой?

Он стиснул зубы и терпел язвительные замечания - профессор перемежал ими свой рассказ об оставшихся зельях, которые юноша должен был приготовить для мадам Помфри. Поттер был рад, что зельевар оставил пометки с соответствующими дополнениями и замечания по каждому зелью на каждой странице своего учебника.

Гарри получил два списка ингредиентов: в одном были перечислены те, которые имелись в наличии, а во втором - те, которые надо было купить. Этот список также содержал особые пометки касательно того, какими должны были быть запах, текстура и внешний вид каждого ингредиента. Увидев эти пометки, Поттер окончательно расстался с мыслью о том, что когда-либо сможет разобраться в зельеварении. Но сейчас он, по крайней мере, мог следовать инструкциям.

И надо сказать, что инструкции Снейпа были исчерпывающими. Он явно не собирался полагаться на предположения Гарри, когда речь шла о зельях.

В целом, у юноши осталось ощущение подавленности и удивления. С чего это он вообразил, что сможет с этим справиться? Однако, еще раз взглянув на скрупулезные пометки и замечания, он вспомнил, почему так решил. Снейп знал, что делать, даже если Гарри не имел об этом ни малейшего представления.

Он тяжело вздохнул, еще раз просматривая записи после ухода зельевара. Ему надо будет аккуратно переписать все это, поскольку Драко наверняка узнает почерк профессора. К тому же, это даст Гарри возможность ознакомиться с ними, и, может быть, у него появится хоть какое-то представление о том, что делать.

- Винки, - позвал Поттер. Он до сих пор испытывал неловкость, вызывая ее, особенно когда делал это без экстренной надобности.

Она тотчас появилась перед ним:

- Да, хозяин Гарри?

- Не могла бы ты принести мне лист пергамента, перья и чернила? - попросил он. - Гм, я не знаю, сколько у меня чего из этого осталось, но, может быть, Драко сможет поделиться?

Винки вскоре появилась со всем, что он ей велел принести, и с запиской от Драко, в которой сообщалось, что Поттер - неорганизованный болван.

Гарри ухмыльнулся, поблагодарил Винки и отправил ее принести ему и Малфоям чего-нибудь на обед. Потом он рассеянно жевал сэндвичи и картошку, внимательно переписывая инструкции профессора.

Следующим пунктом списка дел на сегодняшний день был поход в аптеку на Диагон Аллею. Это был не самый его любимый магазин, но на этот раз Поттер беспокоился немного больше обычного, потому что ему предстояло пойти туда одному.

Он сдвинул брови, пытаясь сообразить - нет ли какого другого варианта. Диагон Аллея больше не была безопасным местом, но Гарри некого было с собой позвать. Гермиона задала бы слишком много вопросов и обязательно поинтересовалась, почему он не попросил у нее помощи в приготовлении зелий. Наилучшим вариантом был бы Драко, но тот не мог появиться на Диагон Аллее. И уж конечно он нигде не мог бы появиться вместе с Гарри Поттером. Гриффиндорец поежился от этой мысли, как от кошмара. Ну, а если его не увидят с Гарри Поттером…

Он быстро собрал в коробку все необходимое для приготовления зелий, прихватил записи и аппарировал к Дурслям.

Драко выглядел крайне возбужденным, когда Поттер вошел и опустил коробку на свою, то есть, на их кровать. Гарри с легким отвращением смотрел, как Малфой роется в коробке.

- В твоем отношении к зельям есть что-то нездоровое, - заметил он.

- Просто это слишком утонченно для тебя, Гарри, - рассеянно сказал блондин, отыскав списки и пробегая их взглядом.

Поттер закатил глаза, но на его губах появилась теплая усмешка. Да, ему повезло, что рядом были люди, способные помочь с зельями. Он взглянул на Нарциссу, которая с улыбкой наблюдала за ними.

- Как идут дела? - спросила она.

Он пожал плечами:

- Довольно хорошо, но мне нужно сходить на Диагон Аллею за остальными ингредиентами.

Взгляд Нарциссы тут же снова стал обеспокоенным, а вот Драко немедленно ухватился за его слова.

- Ты собираешься идти за ними сам? - отрывисто спросил блондин.

Гарри снова пожал плечами.

- Не думаю, что у меня много вариантов, - ответил он, но просчитывающе посмотрел на Малфоя.

- Конечно, с тобой должен пойти кто-то из друзей, - сказала Нарцисса. - На Диагон Аллее теперь небезопасно.

Поттер кивнул в ответ на это утверждение, не отрывая при этом глаз от Драко, который, судя по всему, поймал нить его размышлений. Гарри бросил быстрый взгляд на Нарциссу:

- Мои друзья думают, что я сварю самые простые зелья, а остальные - куплю. Будет слишком много вопросов, если я пойду покупать ингредиенты с кем-то из них.

- Качественное зелье трудно достать, - нахмурившись, заметила она.

- Я знаю, - ответил юноша. - Но мои друзья уверены, что у меня фантастические связи.

Нарцисса прерывисто вдохнула.

- Несколько дней назад сюда приходил Скримджер, - напомнил Гарри. - Мои друзья это знают, и я полагаю, что могу в связи с этим ввести их в заблуждение. Они же с ним не общаются, поэтому и не смогут узнать, откуда я взял зелья.

Нарцисса кивнула, и Гарри заметил, она почувствовала облегчение. Это всего лишь подтверждало, что между ними все еще оставалось некоторое недоверие, несмотря на все старания. Поттер снова посмотрел на Драко.

- Было бы неплохо, если бы кто-нибудь прикрывал тебе спину, - небрежно заметил блондин.

Гриффиндорец усмехнулся:

- Да, это было бы неплохо. Особенно если бы этот кто-то знал, на что надо обратить внимание при покупке ингредиентов для зелий.

- Где мантия-невидимка? - спросил Малфой, усмехаясь в ответ.

Нарцисса подозрительно посмотрела на них.

- Ты ведь не собираешься идти с ним? - спросила она Драко.

- Конечно, собираюсь, - ответил тот.

- Драко, это опасно для… - она замолкла и вздохнула, посмотрев на них. - Это опасно для вас обоих.

- Думаю, что вы могли бы спокойно поместить нас в самое начало списков лиц, которых разыскивает либо та, либо другая сторона, - весело согласился Поттер. - И боюсь, что Драко не окажется там под номером первым, - добавил он с притворным сожалением.

Малфой возмущенно ахнул, глядя на него. Нарцисса посмотрела на Гарри неодобрительно.

- О, ну ладно, - сказал гриффиндорец. - Есть что-то забавное в том, что Пожиратель Смерти Драко Малфой и Гарри Поттер вместе ходят по магазинам, - он задумчиво наклонил голову набок. - Могу поспорить, что кое у кого это вызвало бы массу шуток. Интересно, Фред и Джордж могли бы придумать что-то подобное?

- Гарри, у тебя очень извращенное чувство юмора, - протянул Драко, но его губы задрожали от еле сдерживаемого смеха.

Поттер легкомысленно пожал плечами.

- Либо находить во всем юмор, либо сходить с ума. Я предпочитаю смеяться. - Он задумчиво прикусил губу и сказал, подумав о Фреде и Джордже. - Я, наверно, и впрямь могу обеспечить себе вполне надежное сопровождение.

- Кого ты имеешь в виду? - требовательно спросил Драко.

- Я не подумал о них раньше, но со мной могли бы пойти Фред и Джордж, - признался Гарри. - Они умеют хранить секреты, - добавил он, когда блондин недоверчиво посмотрел на него.

- Они сразу же всем все расскажут, - усмехнулся Малфой. - Они же Уизли, - добавил он с отвращением.

Поттер сердито посмотрел на него, но не сделал замечания насчет тона, каким блондин говорил об Уизли.

- Не хочу разочаровывать тебя, но если бы мне было нужно, то я мог бы рассказать Фреду и Джорджу даже о тебе, и они держали бы рты на замке, - холодно сказал он.

Драко сощурил глаза:

- Не держали бы. Я виновен в том, что трое их братьев были ранены.

- Они молчали бы не ради тебя, - сказал Гарри. - Они молчали бы ради меня.

Малфой замолк.

- А почему они ничего никому не сказали бы? - спросил он, слегка меняя тему разговора.

Это был хороший вопрос, и Гарри задумался на минуту, прежде чем ответить. Рон и Гермиона никогда не стали бы молчать о том, где прячется Драко Малфой, а близнецы стали бы. Вопрос - почему?

- Фред и Джордж не испытывают такого почтения к авторитету старших, как остальные, - немного помедлив, ответил Поттер. - Они не считают войну игрой, но ведут себя именно так. Думаю, что они доверяют мне и уважают меня. Я что-то вроде… - он замолчал, пытаясь подобрать определение.

- Главного игрока? - подсказал Драко, делая логический вывод из слов Гарри.

Тот пожал плечами.

- Думаю, что это определение подходит, - согласился он. - Близнецы не будут вести игру так, как хотелось бы другим, но они видят во мне «главного игрока». Полагаю, что они нашли бы эту ситуацию забавной.

Он криво улыбнулся:

- И еще мне кажется, что они мной гордились бы.

- Они гордились бы тобой за то, что ты прячешь меня здесь, - ровно произнес Драко.

- Да, - ответил Гарри, его улыбка стала еще шире. - Близнецы будут хранить мои секреты, но, вероятнее всего, с одним условием. Они наверняка захотят присутствовать при том, как все выпадут в осадок, когда, наконец, узнают о тебе, и будь уверен, что Фред и Джордж заблаговременно запасутся попкорном ради такого случая.

- Я - Пожиратель Смерти, - медленно и отчетливо проговорил Малфой, как будто пытался убедиться, что гриффиндорец это понимает.

Поттер закатил глаза:

- Я это знаю, и они тоже. А еще я знаю, что они дорожат своими жизнями больше, чем твоей.

Блондин прищурился.

- И что это значит? - отрывисто спросил он.

Гарри сердито посмотрел на него:

- Это значит, идиот, что они не станут выводить меня из себя. Если я скажу, чтобы они оставили тебя в покое, то так близнецы и сделают. Они знают, что я пытаюсь обеспечить безопасность всем и пользуюсь каждым удобным случаем сделать это. Близнецы удивятся, но не станут задавать вопросы. Они примут, что по каким бы причинам я ни решил защищать тебя, в конечном счете, я стараюсь ради безопасности всего магического мира.

- Избранный, - пробормотал Драко.

- Да, разве это не замечательно, что я - гребаный Избранный? - насмешливо спросил гриффиндорец.

Малфой с любопытством посмотрел на него:

- Ты, наконец-то, выяснил, что являешься лидером Светлой стороны, да?

- В последнее время об этом было довольно трудно не догадаться. Малфои переехали жить в мою маленькую комнатушку, члены Ордена прислушиваются ко мне, Скримджер необъяснимым образом принимает мои требования, Забини ищет моей помощи, и даже моя тетя стала хоть немного, но любезней.

- Все напуганы и верят, что только ты можешь помочь, - тихо сказал Драко.

- Я очень хорошо знаю, почему получаю поддержку от самых разных людей, - с горечью сказал Гарри. - Взамен я должен сделать одну-единственную вещь - спасти этот гребаный магический мир!

Блондин приподнял бровь в ответ на это восклицание.

- Значит, ты хочешь сказать, что близнецы Уизли стали бы поддерживать тебя, - протянул он.

Поттер разочарованно вздохнул и пробормотал:

- Нет, я пытаюсь сказать, что мне нужно пойти на Диагон Аллею, но почему-то это превратилось в целый допрос.

- И ты хочешь взять его с собой, - недовольно сказала Нарцисса.

Гарри выдавил некое подобие улыбки и уныло признался:

- Ну, да. Драко лучше меня разбирается в зельях и может оказать мне огромную помощь с покупками. К тому же он знает других Пожирателей Смерти, поэтому имело бы смысл взять его с собой и в качестве прикрытия. И еще… было бы замечательно, если рядом находился кто-то, кто умеет пользоваться палочкой. На тот случай, если действительно что-нибудь произойдет.

- Со стороны все равно будет казаться, что ты один, - заметила Нарцисса.

- Тут я мало что могу поделать. Но я предпочел бы, чтобы кто-нибудь меня подстраховывал, пусть даже невидимый.

- А что насчет безопасности Драко? - спросила она.

Поттер посмотрел ей прямо в глаза.

- Я не собираюсь ни во что его впутывать, - уверил он Нарциссу. - Если случится что-то, с чем нам тяжело будет справиться, я сразу же отправлю Драко назад, сюда, чтобы он сообщил об этом Уизли. Он сможет сохранить анонимность: напишет письмо почерком тети Петуньи или чьим-либо еще, например. Но в Ордене, по крайней мере, будут знать, что со мной случилось.

- Мы оба знаем, что я - главная мишень, - продолжил Гарри. - Я не жду и даже не хочу, чтобы Драко в случае опасности оставался со мной. Хотя, между нами, я думаю, что мы имеем очень хороший шанс сбежать, поэтому вряд ли что-то случится.

- Мантия-невидимка не защищает от всего, - сказала Нарцисса.

- Да, не защищает, - задумчиво согласился гриффиндорец. - И если поблизости окажется Муди, могут возникнуть проблемы. Но чары невидимости в сочетании с мантией могут эту проблему решить.

Женщина вздохнула:

- Я не хочу, чтобы вы туда шли.

- Я знаю, - тихо сказал юноша. Он чувствовал себя немного странно из-за того, что пытался успокоить Нарциссу Малфой, но все же делал это. - Мы всего лишь идем на Диагон Аллею.

Она кивнула, сдаваясь.

- Я знаю, что ты должен делать то, что должен.

- Спасибо, - благодарно кивнул Гарри. Он повернулся к Драко, на лице которого снова появилось просчитывающее выражение.

- Что теперь? - спросил Поттер, подозрительно глядя на него.

- Ты был бы лучше защищен, если бы имел видимую и невидимую защиту, - сказал Малфой.

Гарри сдвинул брови.

- Мы повторяемся, - помедлив, сказал он.

Драко немного поколебался:

- Да, повторяемся. Но ты сказал, что мог бы воспользоваться поддержкой близнецов Уизли.

- Ты предлагаешь, чтобы я действительно рассказал им о тебе? - гриффиндорец недоверчиво распахнул глаза.

Блондин на секунду прикрыл глаза и поморщился.

- Я доверяю тебе, - решительно сказал он и открыл глаза, чтобы встретиться взглядом с Поттером.



Глава 16.

Близнецы проводили Гарри в свою квартиру, которая находилась над магазином, и с любопытством заметили, что тот держит дверь открытой дольше необходимого.

- Ооо, как интригующе, - сказал Фред. - Похоже, ты сегодня кого-то с собой привел, Гарри?

Тот кивнул:

- У вас тут наложены заглушающие чары?

- Конечно, - самодовольно произнес Фред. - Мы не хотим, чтобы наши покупатели спрашивали, что за странные звуки доносятся отсюда.

- Что случилось, Гарри? - поинтересовался Джордж. - Мы могли бы предположить, что ты тайком провел сюда Джинни, но я не думаю, что тебе нужно украдкой вести ее на нашу квартиру.

- Ну, никогда не знаешь, до чего они могут додуматься, чтобы уединиться, - заметил Фред, поиграв бровями.

- И то правда, - согласился Джордж и выжидательно посмотрел на Поттера.

Тот закатил глаза.

- Я больше не встречаюсь с вашей сестрой, - пробормотал юноша, поворачиваясь и кивая своему невидимому спутнику.

Неожиданно кто-то произнес заклинание, и к Гарри поплыла по воздуху его мантия-невидимка. Близнецы увидели Драко Малфоя, стоявшего рядом с их другом и настороженно глядевшего на них.

У братьев брови полезли на лоб, они обменялись быстрыми взглядами, прежде чем посмотреть на Гарри.

- Ты знаешь, что это - Малфой? - спросил Фред.

Поттер кивнул, пристально глядя на близнецов.

Фред и Джордж тоже кивнули, усваивая полученную информацию.

- Ну, Гарри, - медленно начал Джордж. - Должен сказать, я и не надеялся, что вы с Джинни долго продержитесь, но мне и в голову не могло прийти, что твоим следующим завоеванием будет Малфой.

Гарри негодующе зашипел:

- Он не… я не…

Фред и Джордж ухмыльнулись, довольные, что отыгрались и заставили его перейти на бессвязный лепет.

Драко немного расслабился и усмехнулся.

- Мы же спим вместе, Гарри, - протянул он.

Поттер сердито посмотрел на блондина, а близнецы разразились хохотом.

- Нет, мы не спим вместе, - огрызнулся он.

- И ты выглядишь так сексуально в моей пижаме, - обольстительно промурлыкал Малфой.

Гарри поднял брови.

- Но я… мы не…

- Наш маленький Гарри совсем вырос, - проворковал Фред.

- Ладно, хватит, - раздраженно сказал юноша, обводя взглядом спевшуюся троицу. Решив, что он и пальцем не пошевелит, если они начнут бросать друг в друга проклятьями, он развернулся и, подойдя к ближайшему дивану, плюхнулся на него.

- Гм, Гарри, - в голосе Джорджа сквозило любопытство, - а ничего не случится, если мы повернемся спиной к этому парню?

- Может, ничего, - проворчал он. - Попробуйте проверить.

- Поттер! Это отвратительно! - воскликнул Драко. Фред и Джордж начали давиться от смеха.

Близнецы уселись на диван напротив, но Гарри заметил, что они держат палочки наготове. Он посмотрел через плечо на слизеринца, который скривился от недовольства.

- Просто сядь, идиот, - посоветовал Поттер.

Малфой усмехнулся ему, но подошел и чопорно сел рядом, не обращая на него никакого внимания. Он тоже крепко сжимал в руке палочку.

- Итак, Гарри, - начал Фред любезным словоохотливым тоном. - Ты отлично знаешь, что мы должны выдать его аврорам после того, как подвергнем немилосердным пыткам.

Гарри пожал плечами и произнес:

- Да, но мы этого не сделаем.

Близнецы кивнули, принимая его ответ.

- Хорошо, а что мы тогда с ним сделаем? - спросил Джордж.

Поттер сердито посмотрел на насупившегося Драко.

- Заставим сегодня ночью спать на полу за то, что он был такой задницей? - высказал он свое предложение.

- На полу слишком мало места, - раздраженно ответил слизеринец.

- Ты это заслужил, - возразил Гарри. - Не могу поверить, что ты ляпнул им такое. И это твоя вина, что мне пришлось надеть твою пижаму, - добавил он.

Драко не успел ответить.

- Вы и правда спите вместе? - спросил Фред, недоверчиво подняв брови.

- Да, но в другом смысле. Вы же видели мою комнату у Дурслей. Там и так было мало места, а теперь у меня еще и… гости, - тут Гарри насмешливо посмотрел на блондина.

- Еще и Виктория? - напомнил Джордж.

- Да, - ответил Поттер, умолчав о Нарциссе.

Близнецы снова кивнули. За добродушным подшучиванием и перебранкой они пытались разобраться в ситуации.

- Билл, Чарли, Рон? - спросил Фред.

Гарри понял, что он имеет в виду, и был благодарен, что Фред не озвучил никаких обвинений. Но близнецы хотели знать, почему они не должны отомстить Малфою за то, что случилось с их братьями.

- Ну, что касается Рона, это был несчастный случай, а насчет Чарли… предполагалось, что Драко не будет драться с ним на дуэли, - пояснил он, стараясь, чтобы это прозвучало убедительно.

- Я не виноват в этом! - воскликнул блондин. - Я же говорил тебе!

- Это произошло потому, что он узнал тебя по волосам, - возразил Гарри. - Я хотел сказать тебе, что, по-моему, надо покрасить твои волосы в черный цвет или какой-нибудь еще.

- Я не буду красить волосы! - испуганно сказал блондин.

- Тогда тебя не так быстро узнавали бы, - резонно заметил Поттер.

- Я буду ужасно выглядеть с черными волосами, - сказал Малфой, вид у него стал совершенно больной.

- Но они очень хорошо сочетались бы с черными кругами у тебя под глазами, - невинно сказал Гарри. Это было бестактно, потому что Драко накладывал косметические чары, чтобы спрятать их. Но Поттер все равно знал, что они были.

Блондин дал ему подзатыльник, бросив при этом просто убийственный взгляд. Гриффиндорец хотел дать сдачи, но вместо этого расхохотался.

- Должен признать, что твои волосы и мне помогли узнать, откуда надо вытаскивать твою задницу, - с ухмылкой сказал Гарри. Он не мог признаться, что ему очень нравились белые волосы Драко.

- Если бы ты не заставил меня туда идти с самого начала, тебе не пришлось бы меня оттуда вытаскивать, - мрачно заметил Малфой.

- Если бы я не заставил тебя туда идти? - скептически переспросил Гарри. - Если бы я не заставил тебя туда идти, то ты сейчас, скорее всего, уже был бы мертв.

Слизеринец скрестил руки на груди.

- Я больше не буду говорить об этом в их присутствии, - сказал он, показав кивком на близнецов, потом добавил, - и волосы я не буду красить.

Бросив на Драко последний сердитый взгляд, Поттер вновь переключил свое внимание на близнецов. Те, широко распахнув глаза, смотрели на ссорящуюся парочку.

Гарри осторожно улыбнулся:

- Гм, ну, да, Чарли ведь не очень тяжело ранен, правда?

Малфой фыркнул, что-то бормоча себе под нос.

- Заткнись, - прикрикнул Поттер. - Я же вылечил тебя, или нет?

Драко бросил на него сердитый взгляд, но не потрудился ответить.

- О, Гарри, а ты знаешь, что совершенно неожиданно вылечился Билл? - внезапно спросил Джордж, пристально глядя на друга.

- Гм, да. Рон сегодня утром написал мне об этом.

- Это звучит для нас немного загадочно, - сказал Фред. - Билл заявляет, что не знает, почему у него все так хорошо и так внезапно зажило. Говорит, должно быть наконец-то зелья сделали свое дело.

- Рад это слышать, - сказал Гарри, невинно улыбаясь.

Близнецы насмешливо фыркнули.

- Да, думаю, ты рад услышать, что он объявил, будто ничего не знает, - сказал Фред.

Поттер посерьезнел:

- Билл действительно ничего не знает. Да, я в тот вечер вернулся и вылечил его. Он знает только это, но больше ничего.

Близнецы понимающе кивнули.

- И только вы двое знаете о Драко, - продолжил Гарри. - Я прошу вас никому не говорить об этом.

Джордж пожал плечами.

- Да, наверно, разумнее всего помалкивать, - согласился он, посмотрев на Малфоя.

- Итак, что тебе от нас нужно? - спросил Фред.

Поттер благодарно улыбнулся:

- Пара вещей. Во-первых, мне было нужно, чтобы кто-нибудь знал о Драко. Тогда, в случае чего, он сможет связаться с вами, а вы передадите сообщение остальным.

- Планируешь влипнуть в какие-то неприятности, Гарри? - с ухмылкой спросил Джордж.

- Я никогда этого не планирую, - пробормотал юноша. - Они просто случаются.

- Ты не планируешь влипнуть в неприятности, но решил расширить возможности попасть в очередную историю и связался с Пожирателем Смерти? - спросил Фред, усмехаясь так же широко, как и брат.

- Заткнись, - проворчал Гарри. Он заметил, что Драко снова начал ухмыляться.

- Мне не хочется это говорить, но они правы, Поттер, - весело протянул блондин.

Юноша обреченно застонал. Черт возьми, он не оберется проблем, если Малфой и близнецы найдут общий язык и объединятся против него.

- Я вас ненавижу, всех троих, и надеюсь, что вы это знаете, - пробормотал он.

Он закрыл глаза и откинул голову на спинку дивана, пытаясь не обращать внимания на хихикающую троицу. Он почувствовал, как рука Драко похлопала его по плечу.

- Будет тебе, Поттер. Я тоже ненавижу тебя, но это же не причина так расстраиваться, - сказал блондин с притворным сочувствием.

Гарри приоткрыл глаза и повернул голову ровно настолько, чтобы бросить на него сердитый взгляд:

- Почему мне кажется, что я чувствовал бы себя гораздо лучше, если бы пошел один?

Драко сразу же перешел на серьезный тон и напомнил:

- Это небезопасно.

Тяжело выдохнув, Поттер сел прямо. Близнецы смотрели на него с любопытством и некоторым беспокойством.

- Если Малфой тревожится, то у тебя и впрямь проблемы, Гарри, - сказал Джордж.

- Все не так плохо, как кажется, - возразил тот. - Просто, чтобы закончить с зельями для мадам Помфри, мне нужны кое-какие ингредиенты.

Он объяснил, что Драко вызвался помочь ему варить зелья, а также почему он никого не мог позвать с собой. Близнецы все поняли и согласились, что одному ходить по Диагон Аллее было бы небезопасно. Особенно если ты - Гарри Поттер.

- Многие ингредиенты из этого списка можно найти только на Ноктюрн Аллее, - добавил Малфой.

Гарри уставился на него:

- Ты мне этого не сказал.

Драко пожал плечами.

- Именно по этой причине я согласился, чтобы ты все рассказал им, - спокойно ответил он. - Плохо, что ты будешь бродить по Диагон Аллее один. А уж для похода на Ноктюрн Аллею тебе точно нужен видимый спутник.

- Может, мы просто сходим и купим тебе эти ингредиенты? - предложил Фред.

- Мы сходим туда, где чаще всего отовариваемся сами, - поддержал брата Джордж.

Гарри смотрел на Фреда и Джорджа и поэтому, в отличие от них, не заметил облегчения, появившегося на лице Драко. Близнецы обменялись взглядами и посмотрели на Малфоя, вопросительно подняв брови.

Поттер тоже с любопытством посмотрел на блондина и заметил, что тот снова нахмурился.

- Какие на этот раз проблемы? - недоуменно поинтересовался Гарри. - Мы должны быть рады, что они готовы сходить за этими ингредиентами. Мне действительно не хотелось бы идти на Ноктюрн Аллею, если можно этого избежать.

Драко не отводил взгляда от Гарри, но тот не понял, что Малфой нарочно избегает смотреть на близнецов.

- Меня не удивляет, что эти двое привыкли шляться там, где не следует, - усмехнулся он.

- Ради Мерлина! - воскликнул Поттер. - Во всяком случае, я не хотел бы, чтобы ты ходил на Ноктюрн Аллею. Если тебя там увидят, все покатится к чертям собачьим. Я предпочел бы пойти с Фредом и Джорджем.

- Ну и иди, - презрительно сказал Драко.

Гарри раздраженно закатил глаза:

- Послушай, мы можем нормально договориться на этот счет?

Слизеринец махнул рукой, показывая, что Поттер может поступать так, как считает нужным. Гарри взъерошил волосы, пытаясь выяснить, что происходит. Что-то только что случилось, и он не понял, что именно. Но надо было заниматься делами.

- Сначала мне нужно зайти в «Гринготтс», - сказал он, поднимаясь. - Когда я в последний раз там был, то не предполагал, что мне придется покупать такое количество ингредиентов.

- А когда ты там был в последний раз? - полюбопытствовал Фред. - Вряд ли недавно.

- Гм, вообще-то недавно, - признался Гарри, но он не был готов рассказать им о Винки.

- Ладно, я пойду с тобой, - сказал Фред, не задавая больше никаких вопросов. - А Джордж пока останется тут с Малфоем.

- Он поработает со мной, - сказал Джордж, пожимая плечами.

Но Драко выглядел шокированным.

- Я не останусь здесь! - воскликнул он.

- Конечно останешься, - беспечно сказал Джордж. - Пока мы будем ждать, ты поможешь мне отобрать кое-какие вещи для Гарри.

Блондин еще больше побледнел и, слегка запаниковав, умоляюще произнес:

- Поттер?

Тот схватил его за руку и оттащил в сторону. Подозрительно взглянув на близнецов, он оградил их с Драко заглушающими чарами.

- Драко, ты не можешь пойти со мной в «Гринготтс», - быстро сказал он. - И ты это знаешь.

- Я просто могу подождать снаружи, как изначально и предполагалось. Я не хочу оставаться здесь.

- И все же Джордж прав. Ты можешь дать дельный совет относительно их товаров. Я же знаю, что ты с ними знаком, - скривившись, сказал Гарри.
Малфой выглядел обиженным.

- Драко, они вовсе не хотят обидеть тебя, ничего такого, - вкрадчиво сказал Поттер. - Они просто пытаются обеспечить нам максимальную безопасность. Поскольку мы можем рассчитывать на их помощь, тебе нет нужды рисковать собой, дожидаясь, пока я закончу с делами в «Гринготтсе».

- Гарри, у них нет никаких причин заботиться о моей безопасности.

- Они что-то тебе сделали? - прямо спросил гриффиндорец. - Они задавали слишком много вопросов?

- Нет, - выдавил Драко. - Но обязательно сделают это, как только ты уйдешь.

- Джордж ничего тебе не сделает, - настаивал Поттер. - Он не настолько доверяет тебе, чтобы оставить тут одного, но он доверяет мне и знает, что я хочу, чтобы ты был в безопасности. Это - самый лучший вариант.

- Я не хочу оставаться с кем-либо из Уизелов, - презрительно усмехнулся Малфой.

Гарри глубоко вздохнул. Значит, Драко хочет действовать таким образом… что ж, ладно.

- Если не останешься здесь, я скажу твоей матери, что ты нарочно лез на рожон, когда этого вовсе не требовалось, - пообещал он.

- Не приплетай к этому мою мать, - огрызнулся блондин.

Гриффиндорец ухмыльнулся.

- Ну уж нет, - самодовольно сказал он. - Я думаю, что ей будет очень интересно это услышать.

Слизеринец нахмурился, понимая, очевидно, что Поттер запросто сдаст его. Гарри про себя смеялся. Малфой был готов спорить с матерью по важным вопросам, но все имело свои границы.

- Я думал, что гриффиндорцам полагается играть по правилам, - пробормотал Драко.

Гарри усмехнулся, но сумел не расхохотаться:

- Как ты уже заметил, во мне много слизеринских качеств, которые иногда прорываются наружу. Значит, ты остаешься?

Он снял заглушающие чары, и Малфой отошел от него и угрюмо уселся на диван.

- Идем, Фред, - бодро произнес Поттер. - О, и еще, Драко, не ешь и не пей ничего из того, что тебе предложит Джордж.

Джордж весело помахал им рукой. Гарри и Фреду удалось сначала выйти на улицу и лишь потом расхохотаться.

- Мерлин! Ты великолепен, Гарри, - восхищенно сказал Фред. - Не знаю, что ты ему сказал, но я впечатлен тем, насколько это было эффективно.

Гарри ухмыльнулся:

- Я знаю на что надо давить.

Фред удивленно покачал головой, и они с минуту шли молча.

- Ты знаешь, что выбрал довольно хитрого защитника, а? - внезапно спросил он.

Поттер нахмурился, обдумывая ответ.

- Ну, не то, чтобы я его выбирал, - помедлив, сказал он.

- Может и нет, - согласился Фред. - Но он пришел к нам, точно зная, где мы покупаем ингредиенты. И он рассчитывал, что мы поможем тебе.

- Он не собирался просить вас об этом, - возразил Гарри.

- Да, он не просил, - снова согласился Фред. - Но он, тем не менее, выглядел так, будто у него гора с плеч свалилась, когда мы вызвались это сделать. Никогда не мог бы подумать, но он, кажется, очень заинтересован… - Уизли немного поколебался и добавил, - в том, чтобы защитить тебя.

Поттер пожал плечами.

- Я ему нужен, - сказал он. - В его интересах, чтобы я остался жив.

Фред покосился на него:

- Как скажешь.

Гарри нахмурился, не поняв тона приятеля, но ничего не спросил, потому что они уже подошли к банку. Все прошло как обычно, и вскоре парни уже шли назад.

- Как ты думаешь, у них там все в порядке, пока нас нет? - спросил Поттер, немного нервничая.

Фред пожал плечами:

- Это зависит от твоего парня.

- Он - не мой парень, - сердито сказал Гарри.

Уизли ухмыльнулся:

- Тебе видней, ведь это ты приютил его, а не мы.

- Я не… - Поттер оборвал себя на полуслове, зная, что возражать бесполезно. И разве не его дразнил Драко тем, что он подбирает всех беспризорных? Наверно, было проще не реагировать на подколки.

Ухмылка Фреда стала еще шире.

- Ты, конечно, знаешь, кого кадрить, Гарри, - сказал он.

- Ну, ты же меня знаешь. Мне нравятся вздорные особы с огромным самомнением, - саркастично сказал брюнет.

Фред разразился смехом:

- Сначала Джинни, а теперь… да, должен сказать, что ты прав.

Гарри закатил глаза, но потом с любопытством посмотрел на друга.

- Ты не расстроен, что мы с Джинни больше не встречаемся? - спросил он.

- Нет, вы с ней относитесь друг к другу слишком по-родственному, чтобы быть хорошей парой, - пояснил Фред. - Кроме того, что касается Джинни, по-моему, тебе нужен кто-то посильнее.

Поттер вопросительно поднял брови:

- Что ты имеешь в виду?

Фред замялся, посерьезнев в одно мгновение.

- На тебя возложены серьезные обязательства, Гарри. Тебе нужен кто-то достаточно сильный, чтобы ты мог на него опереться. Джинни - упрямая маленькая ведьма, - сказал он с нежностью. - Но я не думаю, что она достаточно сильна, чтобы помочь нести то бремя, которое лежит на тебе.

- Я бы ей и не позволил, - пылко сказал Гарри. - Ей и так уже досталось, она не должна разбираться еще и с моими обязательствами.

- Слова хорошего брата, а не хорошего любовника, - тихо сказал Фред.

Гарри вздохнул. Фред попал в точку.

Они замолкли, Поттер задумался над словами друга. Интересно, есть ли такой человек, который сумел бы понять, через что ему пришлось пройти, и на чью поддержку он мог бы рассчитывать… хотя бы иногда.

Он пришел в легкое замешательство, вспомнив свой разговор с Драко. Тот знал, что это такое - пытаться убить могущественного мага. Он также много знал о том, чем занимается Гарри, конечно, кроме хоркруксов и его контактов со Снейпом. Хотя Поттер надеялся, что с последним блондину скоро придется иметь дело.

Он уже полагался на поддержку Малфоя. Ему было уютно и спокойно спать с ним. Он попросил его пойти вместе с ним сегодня. Он делал все, что было в его силах, чтобы защитить Драко. И почему-то рядом с ним гриффиндорец чувствовал себя в безопасности… и он постоянно думал о нем весь прошлый учебный год.

Гарри остановился посреди улицы.

- Все в порядке, приятель? - спросил Фред.

Поттер уставился на него, широко распахнув глаза, прослеживая ход своих мыслей.

Улыбка Уизли была беспощадной, когда он остановился и повернулся к другу.

- До тебя дошло, что он достаточно силен, да?

- Между нами ничего нет, - пытался сопротивляться Поттер, ему было не по себе.

- Что-то есть.

- Нет. Это всего лишь… деловые отношения.

- Деловые отношения не объясняют того, как вы беспокоитесь друг о друге. Я, правда, не знаю, кто из вас кого больше поддерживает, но судя по тому, что я видел, это у вас взаимно.

- Ничего подобного.

Фред скептически поднял брови.

- Говорю же тебе - я нужен ему живой, - сердито напомнил Гарри.

Фред засмеялся.

- Да, конечно, гораздо лучше, если человек жив, - с намеком сказал он.

- Беее! - Поттер скривился от отвращения. Мысль о том, чтобы заняться сексом с мертвецом была не самой приятной. Но это означало… что он думал о… сексе… с Драко… который был очень даже живым.

- Он же парень, - выпалил Гарри.

Фред снова расхохотался:

- Ну и что с того, что он парень. Я признаю, что у него много недостатков, но тот факт, что он парень, к ним не относится.

Поттер нахмурился и заявил:

- Я не гей.

- Конечно нет, поскольку я уверен, что ты спал с моей сестрой.

- Я никогда не использовал Джинни.

- А я и не говорю, что ты ее использовал. Просто я не настолько слеп, как большинство в моей семье.

Гарри взъерошил волосы и попытался объясниться.

- Мне нравилось быть с твоей сестрой… в этом смысле, - признался он.

Фред пожал плечами.

- И что с того? Это не значит, что тебе не может также понравиться быть с парнем, в этом смысле. Играть за две команды не так уж плохо. Это значит, что у тебя больше выбор, - сказал он, все так же ухмыляясь.

Поттер несчастно застонал. Он никогда снова не сможет спать с Драко. Раньше он еще мог отгонять ненужные мысли, но теперь…

- Ты хоть понимаешь, о ком мы, черт побери, говорим, а? - раздраженно спросил он.

Фред улыбнулся той же безжалостной улыбкой и спокойно сказал:

- Просто посмотри на себя. Мне неизвестно, чем ты занимался с ним, черт возьми, но я знаю, что ты не собираешься больше никому говорить о нем. Не мне указывать тебе, как жить, просто знай, что мы с Джорджем будем поддерживать тебя, какие бы решения ты ни принял.

- Похоже, ты пытаешься подтолкнуть меня к… - Гарри замолк, пытаясь найти определение тому, к чему именно пытался подтолкнуть его друг.

Уизли поморщился:

- Вообще-то, не подтолкнуть. Я просто говорю тебе то, что вижу. Я понимаю, что происходит между вами, и хочу, чтобы ты знал, что всегда можешь рассчитывать на мою поддержку.

- Спасибо, - сказал Гарри.

Фред криво ухмыльнулся и заметил:

- Должен признать, что он прибрал тебя к рукам как никто другой.

- Истинная правда, - пробормотал Поттер и двинулся дальше.
------------------------------------------------

- Почему вы, черт побери, так долго ходили? - крикнул Драко в ту же секунду, как они переступили порог.

- Я тоже по тебе соскучился, - саркастично сказал Гарри. Он рискнул оглянуться и увидел, что Фред понимающе кивает ему. Поттер нахмурился и толкнул его.

- Малфой, кажется Гарри не в настроении, - с сожалением сказал Джордж. - Я даже не знаю, заслуживает ли он все те прекрасные вещи, которые мы подобрали для него.

- Гарри всегда не в настроении, - протянул Драко.

Поттер обвел их хмурым взглядом и уселся на диван. Близнецы засмеялись над ним, и Фред пошел к столу, на который Джордж сложил кучу вещей для Гарри.

Гарри вопросительно посмотрел на Драко, затем перевел взгляд на Джорджа. Блондин в ответ лишь слегка пожал плечами. Гарри, радуясь, кивнул - похоже, все прошло хорошо.

В свою очередь Драко взглядом задал вопрос, показав глазами на Фреда. Он поднял бровь, когда Гарри в ответ покраснел. Фред обернулся, намереваясь что-то сказать, и широко ухмыльнулся, увидев пунцовые щеки друга.

- О, Гарри, - сладко пропел он. - Будь хорошим мальчиком и подойди, посмотри, что мы приготовили для тебя.

Поттер нахмурился, но поднялся с дивана и подошел к столу.

Квартира близнецов большей частью представляла собой большое открытое пространство. Кухня и гостиная были объединены. Середина, судя по всему, предназначалась для работы над созданием новой продукции; стеллажи, стоявшие вдоль стен, были нагружены всякой всячиной.

Драко подошел и оперся на наименее опасно выглядевший стеллаж. Он с интересом наблюдал, как близнецы с воодушевлением описывают Гарри каждую вещь, хотя многое из этого тот уже видел. Отвлекающие обманки, Порошок мгновенной тьмы и многое другое - все это, по их мнению, в какой-то момент могло пригодиться ему.

- Но это еще не все, - театрально произнес Джордж. Глянув на близнецов, Поттер заметил, что их практически трясет от возбуждения.

- У нас есть кое-что, сделанное специально для тебя, Гарри, - добавил Фред.

Джордж вытащил из-под стола коробку. Поттер настороженно посмотрел на нее. Она не была большой, не выглядела тяжелой, и скорее была похожа на коробку из-под мантий из магазина мадам Малкин.

- Ты помнишь наш разговор о Мантиях-щитах? - спросил Джордж.

- Да, - все так же настороженно ответил Гарри.

- Помнишь, мы говорили, что они защищают только от мелких и средних проклятий? - спросил Фред.

- Да, - снова ответил Гарри, переводя взгляд с одного близнеца на другого.

- Ты уверен, что доверяешь ему? - спросил Джордж, показывая взглядом на Драко.

Вздрогнув от неожиданного вопроса, Гарри посмотрел на Драко. Тот встретился с ним взглядом, и Поттер буквально почувствовал, как прозвучавший вопрос буравит его мозг. Он доверял Драко? Было так много причин не доверять ему. Но, глядя в серые, цвета пасмурного неба, глаза, Гарри не мог вспомнить эти причины. Он медленно кивнул, увидев, как на лице Драко промелькнуло удивление, сменяясь облегчением и благодарностью и чем-то еще, чему невозможно было дать определение.

Поттер отвел взгляд и, прищурившись, посмотрел на Джорджа, прежде чем спокойно ответить:

- Да.

Близнецы обменялись быстрыми многозначительными взглядами, которые не остались незамеченными их другом. Он с трудом сглотнул, понимая, что Фред явно увидел что-то, на что Гарри не обратил внимания. Он не смел поднять глаза на Драко.

- Ну, тогда, - воскликнул Джордж, что прозвучало особенно громко после этих довольно напряженных мгновений, - у нас для тебя кое-что есть, Гарри. Это что-то навроде такой мантии.

- Ее довольно трудно было сделать, - добавил Фред. - Нам на это понадобился почти год.

- Вы не обязаны дарить мне что-либо подобное, - запротестовал Поттер.

- Мы обязаны тебе своим благосостоянием, - твердо сказал Джордж.

- Покажи ему, Джордж, - посоветовал Фред, от его возбуждения воздух почти звенел.

Джордж театральным жестом снял с коробки крышку.

- Вау, - выдохнул Гарри. - Что это?

Джордж вытащил из коробки прекрасную голубую мантию и набросил другу на плечи. Его тело тотчас стало невидимым.

- Мантия-невидимка?

- Да, это мантия-невидимка, но не совсем, - гордо сказал Джордж.

Гарри с любопытством посмотрел на него.

Фред принялся объяснять.

- Нам понадобилось немало времени, чтобы найти еще одну мантию-невидимку, поскольку их очень мало. Мы не могли позаимствовать твою, поскольку ты ей часто пользуешься, - сказал он, кивком головы показывая на мантию Гарри, лежавшую на спинке дивана. - Просто скажем, что знакомство с людьми типа Муди или Мундунгуса всегда может пригодиться. В любом случае, на стадии разработки мы проводили испытания на обыкновенных мантиях. Мы перепробовали множество вариантов, пытаясь сделать так, чтобы они защищали от более сложных проклятий.

- Это был довольно болезненный процесс, - вставил Джордж.

- Да, - поморщился Фред, соглашаясь с ним. - Но мы можем сказать, что нам удалось создать мантию, защищающую от проклятий более высокого уровня.

- Мы не ручаемся, что она отразит непростительные проклятья, - сказал Джордж, - но думаем, что сможет.

- Весьма обнадеживающе, - саркастично сказал Гарри.

- Это неизвестно, потому что нельзя проверить, - тихо сказал Драко.

Все трое повернулись к нему, и близнецы закивали головами.

Блондин посмотрел на Поттера.

- Думаю, что я смог бы проверить два из них, - спокойно сказал он.

Гарри прикрыл глаза.

- Я не смогу, Драко, - тихо сказал он.

- А я тебя и не прошу.

- Да, это было бы полезно знать, - с горечью сказал Поттер, потирая шрам.

- Накрой мантией портрет, - посоветовал Драко.

Гарри посмотрел на него:

- Ты думаешь, это сработает?

- Раньше срабатывало, - Малфой пожал плечами.

Поттер задумчиво потрогал мантию.

Фред прочистил горло:

- Ну, в дополнение к продвинутым щитовым чарам, она также поглощает все звуки, которые ты издаешь. Накройся с головой, и никто тебя не услышит, даже звук твоих шагов.

- Мы кое-что усовершенствовали, и тебя не увидит даже Муди, - сказал Джордж. - А еще тут масса карманов, и они зачарованы так, что ты не почувствуешь тяжести, неважно сколько всего в них положишь.

- Вау, - восхитился Гарри. Он подумал о том, как удобно было бы иметь такую вещь все прошедшие годы.

- В ней не очень удобно сражаться, - признался Фред. - Но при слежке она защитит тебя самым наилучшим образом.

- Я не могу… - Гарри оборвал себя и попытался подавить эмоции. Он не мог поверить, что Фред и Джордж сделали это для него. Это было слишком. - Она должен быть вашей. Вы ее создали. Вы потратили на это время. Вы потратили деньги.

- Нет, - возразил Джордж. - Сначала во все это вложил деньги ты.

- Она твоя, - настойчиво сказал Фред. - Эта мантия никому не нужна больше, чем тебе, и никто не найдет ей лучшее применение, чем ты. - Он бросил взгляд на Драко. - Хотя должен признать, за все те месяцы, что мы над ней работали, и среди всех мыслимых вариантов применения я ни разу не представлял себе, что ты используешь ее, чтобы спрятать Пожирателя Смерти.

- Ага, но мы были уверены, что наш Гарри найдет самый сногсшибательный вариант. Мы не сомневались, что она будет использована на благое дело, - со счастливым видом провозгласил Джордж.

Драко насмешливо фыркнул. Гарри расхохотался.

- Ну, я непременно что-нибудь сделаю, чтобы отблагодарить вас за это, - сказал он, скользнув глазами по старой мантии-невидимке.
Фред проследил за его взглядом.

- Нет, - решительно сказал он. - Она досталась тебе от отца. Мы не думали об этом, и я не хочу даже слушать твое оскорбительное предложение.

- Твои деньги нам тоже не нужны, - твердо сказал Джордж.

- Но я не могу просто так принять такую вещь, - запротестовал Гарри.

- Конечно, можешь, - беспечно заявил Джордж. - Мы хотели это сделать, и мы действительно научились многим полезным вещам в процессе работы над ней. Мы уже изготовили множество товаров, основанных на этой идее.

- Это слишком дорогой подарок, - возразил Поттер.

Фред пожал плечами.

- Это то, что мы можем сделать. Мы бы сделали это для любого члена семьи, если бы кто-то так же часто попадал в неприятности, как ты, - сказал он с широкой ухмылкой.

Фред и Джордж никогда лишний раз не напоминали Гарри о его предназначении. Они просто пытались поддержать и защитить его своим собственным экстравагантным способом, потому что считали членом своей семьи. Он был очень благодарен им и с трудом сдерживал свои эмоции.

- У вас есть что-нибудь, куда он мог бы положить весь этот хлам? - спросил Драко, отвлекая внимание близнецов от Гарри.

Фред и Джордж немедленно заколготились, явно радуясь возможности отвлечься.

Гарри надел на голову капюшон, как будто хотел лучше разглядеть мантию. Даже зная, что он невидим для остальных, юноша отошел в сторонку и отвернулся, прежде чем быстро вытереть глаза.

Немного придя в себя, он действительно стал ее разглядывать. За исключением цвета, на первый взгляд она была похожа на его старую мантию. Однако заглянув на изнаночную сторону, он увидел множество карманов разного размера.

Пройдя по комнате, он быстро понял, что ему не надо придерживать ее, в отличие от старой. Она не мешала, а скорее подчинялась его движениям. Казалось, что мантия не касается тела во время ходьбы.
Гарри подумал, что новая мантия попросторнее, но не был в этом уверен.

- Поттер! Где ты, черт тебя дери? - раздраженно спросил Драко.

Гарри встал у него за спиной и снял капюшон.

- Я здесь, - спокойно ответил он и радостно ухмыльнулся, когда Малфой вскрикнул и отпрыгнул в сторону.

Близнецы зашлись в истерическом хохоте.

- Это великолепно! - восхищенно воскликнул Гарри.

- Я ненавижу тебя, Поттер, - угрюмо произнес Драко.

- Ой, я тоже ненавижу тебя, Малфой, - радостно сказал Гарри.

- Гарри, - выдохнул Фред, пытаясь восстановить дыхание после приступа смеха. - Это окупило все.

- Может, мы наконец-то пойдем за ингредиентами? - процедил Драко.

- Да. Я думаю, нам надо идти, - сказал Гарри. Он снял мантию и попытался накинуть ее на слизеринца.

Тот сделал шаг назад.

- Я это не надену, - сказал он.

- Почему? - нахмурившись, спросил Поттер.

- Они сделали ее для тебя, а не для меня, - ответил блондин.

- Но она очень красивая, и защитит тебя лучше, чем старая мантия, - сказал Гарри.

Драко покачал головой:

- Нет, Поттер. - Он пошел за той мантией, в которой пришел сюда.

Джордж опередил его и взял ее со спинки дивана.

- Надень новую, Малфой, - сказал он тихо.

- Вы не хотите, чтобы я надевал ее, - сердито сказал Драко. - Вы сделали ее специально для Гарри. Вы, мать вашу, не предполагали, что ее будет надевать Пожиратель Смерти.

- Нет, не предполагали, - сказал Фред, пожимая плечами. - Но мы сделали ее для Гарри. И он волен пользоваться ей по своему усмотрению, а в данный момент он хочет, чтобы ее надел ты.

- А Поттер всегда делает все, что захочет? - насмешливо спросил Драко.

Джордж ухмыльнулся.

- Не всегда, но достаточно часто, чтобы разозлить тебя, - весело сказал он.

- Я не надену ее, - снова сказал слизеринец, скрещивая руки на груди.

- Давай, Драко, - уговаривал Гарри. - Просто надень ее, и пойдем.

- Нет, - упрямился Малфой.

Поттер бросил взгляд на близнецов.

- Помнишь, что я говорил тебе чуть раньше насчет неоправданного риска? - спросил он.

- Поттер, ты не сделаешь этого, - сказал Драко, сердито глядя на него.

Гарри пожал плечами:

- Ты же знаешь, что сделаю.

- Я пытаюсь быть чертовски милым, отказываясь надевать твою новую мантию, а ты мне угрожаешь, - проворчал Малфой.

- Я не очень-то хочу схлопотать наказание, - заметил Гарри. - Особенно когда я даже не знаю, каким может быть это наказание.

- Тебе не пришлось бы так плохо, как мне, - пробормотал Драко.

- Стало быть, надевай ее, - сказал Поттер, снова протягивая мантию блондину, - и спаси нас обоих от неминуемой расправы.

- Ты отдаешь себе отчет, насколько сексуально это звучит? - спросил Фред.

- Все эти разговоры о наказаниях звучат совершенно очаровательно, - согласился Джордж.

Драко усмехнулся и наконец взял у Гарри мантию, сдаваясь.

- Да, я не могу дождаться, чтобы притащить этого сексуального придурка домой и затащить его в постель, - саркастично сказал Поттер. - Может, мы поторопимся?

Звук смеха блондина оборвался, когда он надел капюшон.

- Великолепно, - выдохнул Гарри, глядя на то место, где только что стоял Драко. Он посмотрел на близнецов. - Мне всегда приходилось прилагать массу усилий, чтобы не шуметь.

Они радостно заулыбались.

- Мы так и знали, что ты это оценишь, - сказал Джордж.

Внезапно голова Драко снова стала видимой.

- Я не наложил чары невидимости, - сказал он.

Фред кивнул:

- Эта мантия сильно отличается от старой, но если тебе по каким-то причинам понадобится ее снять, то лучше, чтобы на тебе были чары невидимости.

- Это если мне придется использовать какие-нибудь заклинания? - спросил Драко.

- Вот именно, - подтвердил Джордж. - Ты не можешь бросить заклинание сквозь мантию, даже если захочешь, потому что она отрикошетит их внутрь. Тебе придется хоть ненадолго показаться из-под нее, и кто-нибудь сможет тебя заметить. Или взмах твоей палочки, который требуется для большинства заклинаний.

- А зачем нам идти в аптеку вчетвером, если в «Гринготтс» мы успешно сходили вдвоем? - рассеянно спросил Гарри. - Кроме того, сюда я тоже входил один.

Драко закатил глаза:

- Мы аппарировали прямо к магазину, и ты сразу вошел внутрь. Гоблины охраняют банк, так что там тоже было не о чем особо волноваться, и это близко отсюда. Но в аптеке, как правило, бывает больше… сомнительных людей. Кроме того, мы пришли к этим двоим в том числе и потому, что, как я уже говорил, кто-то должен быть рядом с тобой, если что-нибудь случится. Я думал, что мы с этим разобрались.

- Просто мне это показалось странным, - Поттер пожал плечами.

Драко раздраженно покачал головой, потом наложил на себя чары невидимости и скрылся под мантией.

- Хорошо придумано с двойной защитой, - восхищенно сказал Фред. - Малфой научил тебя этому заклинанию? - спросил он Гарри, когда они шли к двери.

- Пока нет, - ответил тот. - Вообще-то, я не думал об этом раньше. Я был занят тем, что учился другим вещам.

Он почувствовал руку Драко на своей руке и кивнул, когда Фред вопросительно посмотрел на него, прежде чем закрыть дверь. Они пошли по улице, болтая обо всем и ни о чем. Гарри нравились близнецы. Они не нагнетали и без того мрачную атмосферу, которая сейчас царила вокруг них на Диагон Аллее.

Близнецы пояснили, что вести себя шумно и обращать на себя внимание всех и каждого означает, что если ты внезапно исчезнешь, то это заметят в мгновение ока. Гарри было трудно спорить с логикой этого утверждения.



Глава 17.

В целях безопасности, было решено, что один из близнецов войдет в аптеку первым, а второй - будет замыкающим. Драко проскользнул в дверь вслед за Поттером, который шел между близнецами. Вытащив из кармана список, Гарри взял корзину и начал набирать ингредиенты. Владелец аптеки и другие покупатели остерегались приближаться к их шумной компании. Близнецы громко обсуждали все, что попадало им на глаза, отвлекая этим внимание от друга, занимавшегося своими делами.

Поттер чувствовал, что Драко шел рядом с ним. Он не мог его ни видеть, ни слышать, но несколько пакетиков, казалось, сами приплыли по воздуху с полок в его корзину. А пара других, наоборот, выплыла оттуда - Гарри даже заглянул в список, пытаясь понять, что он напутал.

Наконец гриффиндорец нашел все, что нужно, и тихонько спросил, так ли это. Он почувствовал, как Драко сжал его локоть и повел к полке, стоявшей в дальнем углу, отдельно от других. Поттер тупо посмотрел на нее. Он не имел понятия, что там понадобилось Малфою. Близнецы подошли к Гарри и загородили его собой от владельца аптеки, который, по мнению Гарри, был слишком близко.

Несколько пакетиков быстро переместились с полки в его корзину. Слишком быстро, чтобы он успел разобрать, что это такое. Он снова тихо пробормотал вопрос, все ли на этот раз собрано, и почувствовал, что его плечо сжали. Приняв это за подтверждение, он направился к прилавку, чтобы оплатить отобранные ингредиенты.

- Ненавижу это место, - сказал Гарри, как только они очутились на улице.

- Ты сам вызвался сделать эту работу, - весело сказал Фред.

- Не напоминай, - проворчал Поттер.

Они пошли дальше по улице, но его резко дернули за руку.

- Эй, я хочу зайти вон туда, - быстро сказал Гарри, перебивая Фреда на середине фразы, но он и понятия не имел, где находилось это «вон туда».

Юноша зашел в ближайший магазин, близнецы поспешно свернули вслед за ним. Оказавшись внутри, Поттер увидел, что здесь продавали магических животных.

- Ну, и что нас тут интересует? - бодренько спросил Джордж, заметив, что друг пристально смотрит на улицу через окно. Они увидели двух неспешно прогуливающихся мужчин. Гарри шагнул было к двери, чтобы выйти из магазина, но его тут же дернули назад.

Нахмурившись, он посмотрел на Джорджа и ответил:

- Думаю, что меня тут что-нибудь заинтересует.

- Кто бы сомневался, - с ухмылкой заметил Фред.

Близнецы заняли даму, стоявшую за прилавком, каким-то бессмысленным разговором, а Гарри лениво оглядывался по сторонам. Он бы предпочел проследить за теми, от кого Драко их спрятал, хотя и понимал, что это не самая разумная идея.

Юноша хотел было спросить, как ухаживать за фениксами, но потом решил воздержаться, решив, что не стоит афишировать тот факт, что фамилиар Дамблдора теперь принадлежит ему. Тогда он стал разглядывать неизвестных ему животных.

Гарри снова резко дернули за руку, увлекая куда-то в сторону. Он позволил отвести себя к террариуму. Все это начинало очень злить. Конечно, разве мог Драко не заинтересоваться гребаными змеями.

Его ущипнули за руку.

- Твою мать, - пробормотал гриффиндорец.

- Какие-то проблемы, Гарри? - спросил Фред, состроив невинные глазки.

- Да, - сердито ответил тот. - Кажется, мне понравились змеи.

Фред начал давиться от хохота, и Поттер сердито посмотрел на него.

- А что такого примечательного в этих змеях? - с любопытством спросил подошедший Джордж.

Гарри наконец посмотрел на рептилий и сразу же понял, почему его сюда притащили. Он подошел к террариуму ближе.

- Чтоб мне провалиться, Гарри! Они же разноцветные, - воскликнул Джордж, изумленно уставившись на змей.

- У них расцветка факультетов Хогвартса, - удивленно заметил Поттер.

Он осторожно огляделся по сторонам. Кроме них в магазине покупателей не было, дама за прилавком занималась какими-то своими делами, в помещении было шумно от животных. Он посмотрел на близнецов. Те пожали плечами.

- Давай, вперед, - сказал Джордж.

Гарри подошел к террариуму еще ближе.

- Привет, - прошипел он на парселтанге, чувствуя себя немного странно.

Все четыре змеи подняли головы и повернули их в сторону юноши.

- Ты говоришь на нашем языке? - прошипела одна.

- Да, - ответил он, пожимая плечами. И снова почувствовал себя глупо, потому что не был уверен в способности змей к пониманию языка жестов, используемого людьми. - Меня удивила ваша необычная окраска.

- Думаем, что таких как мы больше нет. Эта женщина вывела нас в задней комнате, - прошипела змея, показывая головой в направлении дамы за прилавком.

Гарри обернулся и тоже глянул на нее. Та уткнулась в книгу и, похоже, не замечала ничего вокруг.

- Зачем? - спросил он, снова повернувшись к змеям.

- Мы не знаем, это тебе надо у нее спросить, - прошипела красная змея. - Мы знаем только, что она нам не рада.

Гарри, нахмурившись, снова посмотрел на женщину и спросил змей:

- Вы, наверно, очень опасные?

- Мы смертельно ядовиты, - признались они.

- И все? Многие змеи смертельно ядовиты.

- Мы можем влиять на то, что вокруг нас, - прошипела змея после недолгого молчания.

- Влиять на то, что вокруг вас? Но как? - непонимающе переспросил Гарри.

Внезапно он почувствовал жуткий холод и задрожал. Фред и Джордж странно посмотрели на него. Поттер снова заговорил со змеей:

- Это ты сделала?

- Да, - ответила голубая змея. - Я могу менять температуру места.

- А что могут делать другие? - поинтересовался Гарри.

- Протяни руку, - прошипела красная змея. Юноша протянул руку и тут же почувствовал острую боль в ладони. Вздрогнув, он отдернул руку и прижал ее к груди. - Я могу вызвать ощущение змеиного укуса.

Гарри потер правую ладонь большим пальцем левой руки. На ней не было видно ни единой отметки, но он все еще чувствовал легкую покалывающую боль, которая быстро утихала.

- Спасибо за предупреждение, - саркастически прошипел Поттер.

- Ощущение укуса - это и есть предупреждение, - прошипела змея. - Оно быстро проходит и к тому же не ядовито.

Он медленно кивнул, соглашаясь с логикой утверждения, и перевел взгляд на ярко-зеленую змею.

- Я могу менять местоположение.

- Как это?

- Протяни руку вперед, и я переберусь на нее.

Поттер с любопытством снова вытянул руку. Близнецы вскрикнули от удивления, когда змея внезапно материализовалась на ней, обернувшись вокруг запястья и предплечья Гарри. Однако он был спокоен.
К сожалению, близнецы привлекли внимание хозяйки.

- Что вы там делаете? - спросила она.

Зеленая змея быстро исчезла с руки юноши и вновь очутилась в террариуме, будто и не исчезала оттуда.

- Я хотел бы купить этих змей, - спокойно ответил он.

- Они не продаются, - категорически заявила хозяйка. - Они опасны.

- Насколько? - поинтересовался Поттер.

- Я думаю, что они одержимы, - сказала женщина, с испугом глядя на змей.

Гарри насмешливо фыркнул. Близнецы недоверчиво посмотрели на него, но предпочли промолчать.

Хозяйка метнула взгляд на юношу, но тут же снова уставилась на змей. Он увидел, как она содрогнулась, и подавил ухмылку.

- Откуда они?

- Они появились в результате эксперимента, - призналась женщина.

Гарри удивился. Нет, из рассказа змей он уже кое-что знал об этом эксперименте, но не ожидал услышать ее признание.

- На змеиные яйца были наложены разные заклинания. Предполагалось, что змеи, которые из них вылупятся, всего-навсего будут окрашены в цвета факультетов Хогвартса. Так их стали бы лучше покупать. Но вокруг них творятся странные вещи.

Женщина внезапно вскрикнула и прижала руку к груди. Гарри услышал шипение:

- Полюбуйся на это.

Он быстро глянул на террариум и понял, что это говорит желтая змея. Неожиданно бледно-лиловая мантия хозяйки магазина стала ярко-желтой.
Поттер не смог удержаться от смеха. Однако он быстро остановился, когда увидел, что женщина чуть не плачет.

- Простите, - сказал он. - Если вы скажете, сколько хотите за них, я их заберу. И вам больше не придется иметь с ними дела.

- Я действительно не могу продать их подростку, - сухо сказала она.

Гарри закатил глаза и убрал волосы со лба, пытаясь найти способ убедить женщину все же продать ему змей. Он увидел, как распахнулись ее наполненные слезами глаза.

- Вы - Гарри Поттер, - прошептала она.

Юноша саркастично подумал, что уж это должно было подействовать, а вслух сказал:

- Да, это я. А теперь вы их мне продадите?

Хозяйка медленно кивнула, не сводя с него глаз.

- Не могли бы Вы собрать все необходимое для содержания змей? - вежливо спросил Фред, привлекая к себе ее внимание.

- Конечно-конечно, - засуетилась она.

Гарри благодарно улыбнулся близнецам - под их руководством дама резво собирала все, что ему могло понадобиться для ухода за четырьмя новыми питомцами. Он снова повернулся к змеям и спросил:

- Если я возьму вас к себе домой, вы обещаете, что никого не укусите, если, конечно, я вас об этом не попрошу?

- А ты будешь хорошо заботиться о нас?

- Конечно.

- Тогда, змееуст, мы признаем тебя нашим новым хозяином и будем повиноваться тебе.


Гарри был очень удивлен этим напыщенным заявлением:

- Я не хочу командовать вами, а только прошу защищать близких мне людей.

- Мы не хотим жить здесь, с этой женщиной. Ты нам нравишься, и мы рады, что теперь не она, а ты будешь нашим хозяином.

- Думаю, вам с кем угодно будет лучше, чем с ней,
- сказал Поттер, оглянувшись через плечо на хозяйку магазина.

- С нами еще никто не разговаривал на змеином языке.

- Есть еще один человек, который мог бы
, - признался юноша. - Но он - злой.

- Мы можем ехать на тебе?

- Это как?
- прошипел он, изумленно подняв брови.

- Мы можем обвиться вокруг твоих рук и шеи, так нам будет удобнее.

Гарри посмотрел на себя. Поношенные джинсы и футболка не подходили для такого дела, а вот близнецы были одеты в ярко-пурпурные мантии.
Он обратился к желтой змее:

- Если я одолжу мантию у одного из своих друзей, ты изменишь ее цвет на более подходящий мне?

- Почту за честь
.

Поттер улыбнулся:

- Я сейчас.

Он быстро договорился с Фредом и натянул его мантию, радуясь, что близнецы были не такие высокие, как Рон. Он просто засиял, когда она из ярко-пурпурной превратилась в изумрудно-зеленую.

- Точь-в-точь как твои глаза.

- Спасибо
, - довольно прошипел Гарри. Он опустил руки в террариум, и змеи скользнули в рукава его мантии. Было очень странно чувствовать, как они обвивались вокруг рук.

- Удобно? - спросил он.

Получив положительный ответ, Гарри подошел к прилавку. Женщина явно была рада избавиться от змей и взяла с него деньги только за террариум и за корм для них.

Чувствуя себя удивительно счастливым, - учитывая, что на нем висели четыре змеи, и он был одет в мантию, которая тащилась по земле, потому что была слишком длинна, - Поттер направился к входной двери.

Он остановился на полпути, вспомнив, почему они, собственно, сюда зашли. Две змеи обвились вокруг его правой руки, и он не смог бы в случае необходимости воспользоваться палочкой. Гарри тихо приказал им переместиться. Змеи послушались: одна устроилась на шее юноши, вторая - на левой руке. Ему было немного страшновато ощущать их непосредственно на своем теле. Убедившись, что он может свободно пользоваться палочкой, Поттер наконец вышел из магазина.

- Черт возьми, Гарри! Что все это значит? - воскликнул Фред.

Тот улыбался с довольным видом, но ответил не сразу, при этом осторожно оглядываясь по сторонам.

- Вы хорошо осмотрелись? - спросил Гарри у близнецов. Те синхронно кивнули, выжидательно глядя на него. Он почувствовал легкое прикосновение к своему плечу и кивнул друзьям, уверяя их, что все в порядке.

Они пошли по улице, и юноша начал рассказывать то, что узнал о защитных реакциях змей.

- Только у тебя могли оказаться магические змеи, Гарри, - сказал Джордж, качая головой.

Поттер нахмурился. Он так не считал. Змеи ему понравились, и он не хотел оставлять их с этой женщиной, в том месте, где им явно было плохо.

- Ну, им нужен дом, - начал оправдываться юноша.

- А кто может быть для них лучше, чем наш Гарри, - рассмеялся Фред. Он посмотрел, как подол мантии, которую он одолжил другу, тащится по мостовой. - Хотя мне пришлось пожертвовать ради этого своей мантией.

- Я куплю тебе новую, - извиняющимся тоном сказал Поттер.

Фред ухмыльнулся:

- Да ладно, это того стоит. Кроме того, ты выглядишь просто очаровательно в мантии, волочащейся по земле.

Гарри надулся и попытался дать ему подзатыльник, но Фред молниеносно увернулся. Близнецы безудержно расхохотались, а вслед за ними не сдержался и Гарри. Они все еще смеялись, когда вернулись в квартиру Фреда и Джорджа.

- Твой парень здесь? - спросил Фред, прежде чем закрыть дверь.

- Он не мой парень, - запротестовал Поттер.

Сначала материализовалась мантия, а потом и Малфой, бормочущий заклинание.

- Я - не его парень, - сердито заметил он.

Фред закатил глаза.

- Ты не мой парень, и не Джорджа, стало быть, ты - парень Гарри, - спокойно, как что-то само собой разумеющееся, вывел он. Не успел Драко сказать и слово, как он уже продолжил. - Итак, что из списка нам надо купить на Ноктюрн Аллее?

Блондин, открывший было рот, намереваясь оспорить предыдущее утверждение, покорно закрыл его. Гарри вытащил список и протянул его Малфою, а Джордж положил на стол чистый лист пергамента, перо и чернила. Драко внимательно просмотрел список и начал выписывать из него то, что было нужно купить.

- А кто были те парни? - спросил Фред.

- Пожиратели, - ответил слизеринец.

- И мы не пошли за ними, потому что… - начал Поттер.

- Потому что не знали: одни они или нет, - спокойно пояснил Драко. - А еще мы не знали, не аппарируют ли они куда-нибудь, чтобы потом тут же вернуться с компанией других Пожирателей, если узнают тебя. Я не видел необходимости рисковать.

- О. Ну, тогда это все объясняет, - сказал Гарри.

Малфой закатил глаза и вернулся к составлению списка.
Выбросив из головы разгуливающих среди бела дня Пожирателей Смерти, Поттер снял мантию, чтобы получше разглядеть змей.

- Твою мать! - воскликнул Фред, увидев друга, обмотанного разноцветными гадами.

Драко быстро поднял взгляд на Гарри и широко распахнул глаза от удивления, увидев змей, обвивших его руки и шею.

- Ты выглядишь весьма живописно, дружище, - сказал Джордж, с любопытством глядя на друга.

Поттер улыбнулся и что-то прошипел змеям. Трое парней, широко раскрыв глаза, смотрели, как змеи явно послушались его и начали переползать на диван.

- О, Мерлин! - выдавил Фред. - А я-то думал, что интереснее всего было смотреть, как у тебя на плече сидел феникс.

- У тебя самый уникальный зверинец, Гарри, - поддержал брата Джордж.

Ухмыляясь их комментариям, Поттер перехватил пристальный взгляд Драко. Тот покачал головой и снова уткнулся в пергамент.

Гарри слегка нахмурился, но быстро переключился на близнецов, требующих дать им подержать его новых питомцев. С позволения змей Уизли начали разглядывать их.

Как только Малфой составил новый список ингредиентов, Фред надел другую мантию - наподобие той, что была на нем раньше, - и они с Джорджем сразу же ушли.

- В чем дело? - спросил Поттер. - Я думал, что тебе понравились змеи.

Драко тяжело вздохнул и признался:

- Понравились. Просто ты… ты произносишь те же звуки, но немного иначе.

До Гарри начало доходить, что Драко имеет в виду - этот разговор со змеями напомнил ему Волдеморта.

- В магазине было шумно, - пояснил Малфой. - Я слышал тебя, но там твой голос звучал немного по-другому. А здесь, в тишине, эти звуки застали меня врасплох.

- Ты привыкнешь к этому? - обеспокоенно спросил гриффиндорец. Он не хотел, чтобы Драко становилось не по себе каждый раз, когда он будет говорить со змеями. И он совсем не хотел ассоциироваться у него с Волдемортом.

- Я в порядке, - уверил его блондин, закатив глаза для пущей выразительности, и тут же нетерпеливо потребовал, - дай мне их посмотреть.

Гарри в ответ тоже закатил глаза и представил змеям Драко. Он с удивлением увидел, что слизеринец пришел от них в полный восторг.
Малфоя совершенно очаровала зеленая змея, обвившаяся вокруг его руки.

Юноша решил, что стоит попытаться воспользоваться хорошим настроением Драко, и спросил:

- Что тут было, пока я ходил в «Гринготтс»?

- Ничего особенного, - рассеянно ответил блондин. - Большую часть времени он говорил, чтобы я присматривал за тобой, а потом начал собирать все эти штуковины.

Гарри недоверчиво посмотрел на него:

- Джордж говорил, чтобы ты присматривал за мной?

Драко поднял на него глаза. Похоже, он только сейчас осознал смысл сказанного, но решил не придавать этому особого значения. Он пожал плечами и ответил, слегка нахмурившись:

- Да. Ты был прав, он действительно ни о чем меня не спрашивал. И даже не угрожал мне.

Поттер насмешливо фыркнул, и Малфой признался:

- Вообще-то, он меня расспрашивал. Хотел знать мое мнение об их продукции, как человека, пользовавшегося ей, и интересовался предложениями по ее улучшению.

- Это так похоже на Джорджа, - произнес Гарри с улыбкой.

- Твои друзья очень странные, - сказал Драко, но это прозвучало не как оскорбление.

- Это точно, - согласился гриффиндорец. Не имело смысла отрицать очевидное.

- А о чем разговаривали вы с другим Уизли?

Гарри покраснел и уклончиво ответил:

- Так, почти ни о чем.

Драко поднял бровь, и Поттер с раздражением понял, что этот жест одновременно выражал и вопрос и недоверие.

- Он ничего не спрашивал и не советовал тебе гнать меня к чертовой матери? - спросил Малфой.

- Гм, нет, - ответил Гарри, запинаясь на каждом слове. - Он, гм… мы говорили о Джинни.

- А, он угрожал тебе за то, что ты совратил их сестру, а потом разбил ее бедное сердечко, - усмехнулся Драко.

Поттер рассердился на блондина за этот тон и огрызнулся:

- Нет, не угрожал. Вообще-то, он говорил, что не удивлен нашим с Джинни разрывом, что она не походит мне, и что мне нужен кто-нибудь более сильный.

Гарри распахнул глаза, когда понял, что проболтался, и увидел довольное лицо Драко.

- А он высказал какие-нибудь предположения насчет того, кто тебе подошел бы? - как бы между прочим протянул блондин.

- Может быть, - сердито произнес гриффиндорец. Он клял себя за то, что не сумел вовремя закрыть рот. Поттер мог хранить множество важных секретов, но когда речь шла о том, что могло навредить лично ему, он обязательно проговаривался.

- Значит, тебе кто-то нравится?

- Может быть, - снова сказал Гарри. Поскольку это было чистой правдой, он отвернулся и закрыл глаза. Да, он раньше не думал о Драко в этом смысле, но все же он думал о нем. Он думал о нем постоянно весь прошлый год. Юноша с тревогой понял, что без умолку говорил о Малфое даже тогда, когда встречался с Джинни.

Его мысли о слизеринце не носили романтического или сексуального характера. Однако Гарри не мог отрицать, что в последнее время он часто засматривался на Малфоя. Его щеки покраснели, едва он вспомнил, как раздевал и мыл блондина, когда тот был ранен. Тогда он был уставшим и встревоженным, и обстоятельства не вызывали никаких мыслей о сексе, но это не помешало ему сейчас представить себе тело Драко.

Он вспомнил, как обнимал его позапрошлой ночью. Это тоже было совершенно не сексуально, но… ощущение было очень приятное. Ему было уютно и тепло. А вид Драко, разгуливающего в одних пижамных штанах с низкой посадкой на бедрах?

Да, время было неподходящее, чтобы думать о подобных вещах. И он не знал, наступит ли для них когда-нибудь подходящее время. Драко был плохим вариантом. Он был Пожирателем Смерти. Они ненавидели друг друга и постоянно ссорились.

Но в голову Гарри постоянно лезли мысли о том, что блондин изменился. Малфой мог быть невыносимой задницей, он все еще был низкого мнения об Уизли, магглах и домашних эльфах, но он изменился. Или, может быть, подумал гриффиндорец, все дело в том, что, как оказалось, Драко представляет собой что-то еще, не только его точку зрения по перечисленным темам. Кроме того, хоть блондин и знал о Темных искусствах слишком много, чтобы это можно было считать безопасным, он больше не хотел быть Пожирателем Смерти. Да, они все еще постоянно ссорились, но и это тоже теперь было по-другому. Необъяснимо, но между ними действительно возникло доверие, и даже какое-то уважение.

Он понял, что незаметно для него самого его отношение к Малфою изменилось. Гарри занимался решением массы вопросов, но среди его приоритетов поиска романтических отношений не было. Эти чувства возникли сами собой, и, похоже, было неважно, что речь шла о парне. Даже при всем том, что между ними было раньше, Гарри влекло к Драко. Его влекло к нему физически, и он должен был признать, наконец, что его влекло к Драко и как к личности.

- Гарри, - тихо окликнул его блондин. - О ком ты думаешь?

- О тебе, - не задумываясь и не открывая глаз, ответил Поттер.

- Это значит, что тебе нравлюсь я?

Гарри все же открыл глаза и обернулся, чтобы посмотреть на него:

- Нет.

Драко сел рядом с ним на диван, предварительно отодвинув змей в сторону.

- А я думаю - да.

Гриффиндорец испуганно глянул на него и запротестовал:

- Нет. Я как раз подумал о том, что было бы неправильно, если бы мы стали встречаться.

- Но ты подумал о том, что мы могли бы встречаться, - настаивал Малфой.

- О, ну… - Поттер замолчал, пытаясь облечь свою мысль в связное предложение, но ему это не удалось. Драко придвинулся к нему так близко, что думать стало просто невозможно. Он нервно прикусил губу и широко распахнул глаза, когда увидел, что слизеринец скользнул взглядом по его губам.

- Ты мне нравишься, - признался Драко.

Гарри еще шире раскрыл глаза и возразил:

- Этого не может быть.

Но как только он это произнес, то сразу понял, что пропустил немало доказательств того, что Драко увлечен им, - он просто не придавал им значения.

- Почему не может? - спросил блондин.

- Потому что… потому что ты меня ненавидишь, - сказал Гарри, уцепившись за эту мысль. - Это что-то вроде закона природы: Малфои ненавидят Гарри Поттера.

Драко насмешливо фыркнул:

- А Гарри Поттеру полагается ненавидеть Малфоев? Таковы правила?

- Думаю, что так должно быть, - сказал Поттер.

Малфой улыбнулся:

- Гарри Поттер живет, чтобы нарушать правила.

Гриффиндорец замер. В этом утверждении была своеобразная логика. Нет, для большинства людей это, может быть, и было нелогично, но для него эта фраза звучала вполне понятно. По каким-то неведомым причинам ему нравился Драко, а сам Драко только что сказал, что он, Гарри, нравится ему. Конечно, в том, чтобы встречаться с Малфоем был определенный риск. Больший, чем в отношениях с каким-либо другим человеком. Но Поттеру нравилось рисковать. Он делал это почти всю свою жизнь. Он действительно привык попадать в рискованные ситуации.

Приняв решение, Гарри внезапно передвинулся и уселся верхом на колени Драко. Он ухмыльнулся, увидев испуганное выражение лица Малфоя. Гарри совершенно не отдавал себе отчет в том, что он делает, поскольку никогда не встречался с парнями, но воспользовался молчанием впавшего в ступор юноши. Он снял очки, отложил их в сторону, сжал в ладонях лицо Малфоя и наклонился, чтобы поцеловать его.

Губы блондина уже были приоткрыты от шока, и ничто не помешало языку Гарри проскользнуть между ними. Вначале Драко не отвечал на поцелуй, и Поттер воспользовался удобным случаем, чтобы обстоятельно исследовать его рот. Гарри знал Малфоя шесть лет, но даже не предполагал, что он окажется таким сладким.

Потом Драко начал отвечать ему, и Поттер застонал от удовольствия. Это было не самое лучшее время для воспоминаний о Джинни, но Гарри вдруг понял, что она имела в виду, когда говорила о невероятных ощущениях. Он почувствовал, как у него по спине побежали мурашки, но смутно осознавал, что это, возможно, из-за того, что руки Малфоя путешествовали по ней вверх-вниз.

Сам он поглаживал пальцами лицо Драко, проводил ими по шее и возвращался назад, запутываясь в шелковистых прядях волос. Язык Драко толкался в его рот, и Гарри наслаждался взаимностью поцелуя.

Когда же их поцелуй стал менее интенсивным, в последний раз коснувшись губами губ Драко, Гарри слегка отодвинулся. Тяжело дыша, он смотрел в глаза Малфоя, подернутые дымкой желания

- Вау, - выдохнул Поттер.

Драко моргнул, потом слегка тряхнул головой и изумленно сказал:

- Это было неожиданно.

- Какая-то проблема?

- Нет, черт возьми, - ответил Малфой. Внезапно он ухмыльнулся и крепче обнял Гарри за талию, удерживая его на месте. - Когда ты решаешься на что-то, то не колеблешься, да?

- Нет, - согласился Поттер, хохотнув. - Быстрые действия зачастую дают преимущество.

Решив, что действовать оказывается лучше, чем говорить, он наклонился и снова поцеловал блондина.

Они все еще неистово целовались, когда десять минут спустя в комнату вошли Уизли. Юноши прервали поцелуй, но Гарри не слез с колен Малфоя. Тот замер и настороженно посмотрел на близнецов.

Фред и Джордж застыли на мгновение на пороге, но потом закрыли за собой дверь и с ухмылкой посмотрели на Гарри.

- Ты быстро решил эту проблему, - засмеялся Фред и гордо добавил, - Я всегда знал, что от тебя можно многого ждать, Гарри.

- О, может, это пригодится тебе даже раньше, чем мы предполагали, - поддакнул Джордж, бросая ему сумку, которую держал в руках.

Гарри поймал ее и заглянул внутрь. Щеки его пламенели, он был смущен от того, что его застали целующимся.

- Джордж! - воскликнул он, быстро закрывая сумку.

Драко было потянулся за ней, но Поттер поднял ее вверх и укоризненно спросил друга:

- Как ты мог?

- Я решил, что это может тебе пригодиться, - невинно сказал Джордж.

Малфою удалось добраться до сумки, выкрутив при этом руку Гарри. Тот смирился и отдал ему ее. Он наблюдал, как Драко сунулся внутрь, и был вполне удовлетворен, увидев, что щеки блондина порозовели. Поттер почувствовал возбуждение, когда Драко полез дальше, несмотря на смущение.

Фред довольно ухмыльнулся:

- Теперь твой день рождения пройдет еще радостнее. Скажи спасибо, что мы подарили тебе подарок сейчас, а не вручили его в «Норе».

Гарри с ужасом посмотрел на них.

- Да, это было бы плохо, - признался он, тяжело сглотнув. Только вообразив себе это, юноша без труда избавился от эрекции. Он не мог себе представить реакцию Гермионы и остальных Уизли, если бы достал при них книгу о сексе между мужчинами и разные баночки, заботливо уложенные в сумку. Помимо смущения, это вызвало бы множество вопросов, на которые вряд ли Гарри был хоть сколько-нибудь готов ответить. Он пока еще не мог ответить на них даже себе.

- На этот раз мы вынуждены согласиться с тобой, - с сожалением сказал Фред. - Ты ведь знаешь, что нам очень нравится создавать переполох, но пока это было бы лишним.

- Но можешь быть уверен, что мы обязательно будем присутствовать, когда ты, наконец, будешь рассказывать всем о Малфое, - предупредил он друга.

- Конечно, нас надо предупредить заранее, - добавил Джордж.

- Да, понадобится время, чтобы запастись попкорном, - согласился Фред.

Гарри самодовольно ухмыльнулся Драко, а тот расхохотался.

- Ладно, ты выиграл, - отсмеявшись, с сожалением произнес Малфой.



Глава 18.

Нагруженные пакетами и змеями, раскрасневшиеся и счастливые Гарри и Драко вернулись домой. Они свалили все на свою кровать – за неимением другого места.

- Привет, мам, - сказал Малфой, целуя мать в щеку. Гарри сделал то же самое.

Нарцисса укоризненно посмотрела на них и тихо заметила:

- Я волновалась за вас.

- Я знаю, - извиняющимся тоном произнес блондин. – Просто день оказался слишком маленький.

- Простите, Нарцисса, - извинился Поттер.

Она милостиво кивнула им и с любопытством спросила:

- Почему вы такие довольные?

Глаза Драко сияли.

- Подожди, пока не увидишь, чем сегодня обзавелся Гарри.

Теперь, когда рядом были только Поттер и его мать, Малфой говорил более возбужденно, чем в присутствии Уизли.

- Что покажем сначала? – спросил гриффиндорец, широко улыбаясь.

- Сними мантию, - скомандовал блондин.

Гарри выразительно поднял брови, но расстегнул мантию. Юноши усмехнулись, когда Нарцисса ахнула, увидев змей.

Гриффиндорец начал снимать их с себя, а Драко с воодушевлением рассказывал матери об их незапланированном походе в зоомагазин. Она вздрогнула, когда услышала, что Поттер говорит на парселтанге, но не показала своего беспокойства.

Пока Малфой отвлекал внимание Нарциссы на разноцветных змей, Гарри быстро затолкал подаренный близнецами пакет в сундук. Ему очень не хотелось, чтобы она увидела, что лежит в пакете. В эту минуту он пожалел, что у него нет отдельной комнаты. Раньше он очень много времени проводил в одиночестве и сейчас мечтал хоть ненадолго уединиться, чтобы как следует изучить содержимое подаренной сумки.

Повздыхав о том, чего он не мог сделать прямо сейчас, юноша поднял взгляд. Как раз в этот момент Драко посмотрел на него. Он подмигнул Гарри и снова повернулся к матери.

Поттер усмехнулся и покачал головой. Он не знал, что именно происходило между ними, но ему это нравилось.

Вытащив Викторию из кроватки, Гарри со счастливым видом уселся на полу, чтобы немного поиграть с ней. Он предоставил блондину решать, куда поставить террариум и положить ингредиенты, поскольку сам, оглядев битком набитую комнату, не имел на этот счет ни малейшего понятия.

- Драко, дай мне желтую змею, - попросил гриффиндорец.

- Нет, сейчас рядом с тобой Виктория, - возразил блондин.

- Ну да. Я хотел показать ей змейку. Ей понравится.

- Поттер, ты не будешь давать моей дочери этих гребаных гадин, - холодно произнес Драко. – Они могут укусить ее.

Гарри прошипел что-то на парселтанге, выслушал ответное шипение и посмотрел на Малфоя.

- Ну вот, они ни в коем случае не причинят Виктории никакого вреда, и я предупредил их, что она пока маленькая и не умеет обращаться со змеями, поэтому может слишком крепко сжать кулачок. Они скажут мне, если она сделает им больно, чтобы я мог вмешаться, - добавил он.

- Эти змеи смертельно ядовиты, - огрызнулся Драко.

- Я знаю, - упорствовал Гарри. – Давай, Малфой, тебе же, как слизеринцу, полагается ладить со змеями.

- Да, но не моей дочери, которой нет еще и года от роду, - сердито заметил блондин.

Поттер зашипел и тот взвизгнул, отдергивая руку. Гриффиндорец злорадно ухмыльнулся, когда по Драко скользнула желтая змея.

- Я не думал, что желтая сделает это, - раздраженно сказал Малфой.

- Как видишь, сделала, - довольно сказал Гарри. – Он обладает способностями к маскировке и может менять цвет вещей. Думаю, что Виктории это понравится.

- Я ненавижу тебя, Поттер, - сдаваясь, проворчал блондин.

- Я тоже ненавижу тебя, - с готовностью отозвался тот.

Желтая змея заскользила по ноге Поттера, и Виктория, увидев это, попыталась ее схватить. Гарри осторожно перехватил руку девочки, следя за тем, чтобы она не сжала ладошку в кулачок, и показал, как надо держать змею.

- Осторожно. Чувствуешь, какая она гладкая?

- Дя, - сказала девочка.

Он засмеялся и сказал:

- Змея.

Виктория пыталась покрепче ухватить цветную змею.

- Нет, - спокойно втолковывал ей Гарри. – Осторожно. Ты же не хочешь сделать ей больно, поэтому тебе придется обращаться с ней нежно.

- Дя, - лепетала малышка.

- Змея, - повторил юноша. – Ссссс.

- Ссссс, - повторила Виктория явно понравившийся ей звук.

Поттер засмеялся.

- Хорошо. Почти похоже. А хочешь посмотреть, что она умеет делать?

- Дя.

Гарри улыбнулся и что-то прошипел змее. Та стала лилового цвета, точь-в-точь как платье Виктории. Девочка засмеялась.

- Пурпурный, - сказал гриффиндорец и опять что-то прошипел змее. Она стала голубой, как его футболка.

- Голубой, - сказал он.

Виктория снова засмеялась, и он продолжил эту игру в перемену цветов.

Драко и Нарцисса внимательно наблюдали за происходящим, но убедившись, что не происходит ничего опасного – всего лишь урок распознавания цветов, немного успокоились. Блондин занялся обустройством террариума, Нарцисса же продолжала наблюдать, но, когда Гарри посмотрел на нее, улыбнулась в ответ.

Малфой переставил вещи с тумбочки Поттера на стол, чтобы освободить место для террариума – он был слишком большим. Успешно справившись с этим, Драко запихнул все ингредиенты и принадлежности для приготовления зелий на верхнюю полку шкафа.

Гарри был впечатлен. Он сам никогда не сумел бы разместиться на в этом маленьком пространстве, но этим людям, привыкшим к несоизмеримо большим комнатам, каким-то удавалось все организовать и держать под контролем.

- Ну, как мы назовем твою змейку? – спросил он у Виктории.

- Она – не ее, - решительно заявил блондин.

- Почему нет? – поинтересовался Поттер. – Она ей понравились.

- Ты не можешь отдать смертельно опасную змею ребенку, - втолковывал ему Драко.

- Это змея по-прежнему будет находиться вместе с остальными, - пояснил гриффиндорец, закатывая глаза. Он отвернулся от блондина и посмотрел на Викторию. – Ну, а ты что думаешь?

Девочка радостно захихикала.

- Ссссс.

- Да, змея, - с усмешкой сказал Гарри. – Итак, мы имеем «ссссс» и «дя». Не уверен, что смогу предложить много вариантов, - добавил он, задумавшись.

Он внезапно повернулся к Драко и с надеждой спросил:

- Послушай, я могу назвать змею Лисса? Если уж ты не разрешаешь звать Лиссой ее.

- Гарри, их цвета соответствуют цветам факультетов Хогвартса. Тебе не кажется, что и назвать их следует соответствующе?

- И какие имена ты предлагаешь? – спросил Поттер.

Драко задумался, нахмурившись, с минуту разглядывал трех змей в террариуме и решительно объявил:

- Салз, Грифф и Рейв.

Он с усмешкой посмотрел на змею, которую гриффиндорец держал в руках и тут до него дошло.

- Ты хочешь отдать кому-то из Малфоев гребаную хаффлпаффскую змею?

Поттер ухмыльнулся.

- Но это, тем не менее, змея, и Хаффлпафф вполне подходит для такой маленькой девочки. И, кроме того, я действительно не хочу называть ее Хафф. Или Пафф. Мне нравится Лисса. И Виктории будет легко произносить это имя.

Драко закрыл глаза и болезненно поморщился.

- Ты назовешь ее так, даже если я скажу нет?

- Наверно, - признался Гарри. – Если, конечно, ты окончательно не сойдешь с ума из-за этого.

Малфой вздохнул, сдаваясь.

- Как хочешь.

И тут же оживился:

- Можно я покажу маме твою мантию?

- Конечно, - с легкостью разрешил Поттер. Он знал, что рано или поздно Нарцисса все равно ее увидит, но сейчас Драко был расстроен, услышав, что змею будут звать Лисса, и его надо было успокоить.

Гарри продолжал играть с Викторией, вполуха слушая разговор блондина с матерью. Юноша вызвал Винки и попросил принести им ужин. Поттер не знал, что думают остальные, но сам он устал и очень проголодался.

После ужина он все так же сидел на полу, апатично прислонившись к кровати.

- Гарри?

Он посмотрел на Нарциссу.

- Что? Простите, я не слушал.

- Ты выглядишь усталым, - озабоченно сказала она.

Он небрежно пожал плечами.

- Да, это был длинный день.

Драко бросил ему пижамные штаны.

- Поднимайся. Иди в ванную и укладывайся спать, - велела Нарцисса.

Гарри был рад послушаться без лишних возражений. Он быстро принял душ и, вернувшись в комнату, упал на кровать. Он подумал было, что нужно подождать Драко, но сразу же уснул.
----------------------------------------------------------

Поттер медленно просыпался, ему было тепло и спокойно. Каким-то образом оказалось, что он наполовину лежит на Малфое, сунув одну ногу между его ног. Он широко распахнул глаза, почувствовав, что ему в бедро упирается эрекция блондина.

- Проснулся, наконец, - тихо сказал Драко.

Гарри медленно поднял голову, посмотрел на него и прошептал:

- Ты-то уж точно проснулся.

- Не надо было ко мне так прижиматься, - ничуть не смутившись, ответил слизеринец, - и сейчас комната в нашем распоряжении.

Услышав это, Гарри повернул голову и быстро огляделся по сторонам.

- А где все остальные? – удивленно спросил он.

- Ты помнишь, что твоих родственников сегодня нет дома? Мама с Викторией спустились вниз, чтобы хоть на какое-то время выйти отсюда.
Поттер ухмыльнулся.

- А они скоро вернутся?

- Нет, - довольно ответил Малфой.

Гарри опустил голову и провел языком по шее Драко, с удовольствием услышав низкий стон, сорвавшийся с его губ. Он целовал и посасывал, наслаждаясь вкусом гладкой теплой кожи. Юноша почти ничего не знал о сексе между парнями, но эта часть была одинаковой для всех.

Драко перекатился на спину, увлекая за собой Поттера. Они оба были одеты лишь в тонкие шелковые пижамы, поэтому любое прикосновение ощущалось сейчас особенно ярко.

- О, боже, - простонал Гарри. – Как хорошо.

Их эрекции коснулись друг друга. Он действительно никогда не представлял себе, насколько необычно и удивительно ощущать другой член, пульсирующий рядом с собственным.

- Будет еще лучше, - пообещал Малфой, притягивая его для поцелуя.

По крайней мере, с этим Поттер проблем не испытывал. Он с энтузиазмом принялся за дело, скользнув языком в рот Драко почти в то же мгновение, как их губы соприкоснулись.

Руки слизеринца тоже были горячими, они скользили по бокам Поттера, одновременно Драко крепко вжимался бедрами в его пах и Гарри никак не мог решить, на чем сфокусировать свое внимание. Все было так ново и замечательно, и кожа Малфоя казалась невероятно теплой.

Драко раздвинул бедра и обхватил ногами талию Гарри, прижимаясь к нему еще сильнее. Поттер застонал попытался чуть-чуть приподняться, чтобы поцеловать блондина. Наконец он смог взглянуть на Драко. Юноша с облегчением увидел, что его любовник выглядит таким же потерявшимся в ощущениях, как и он сам.

- Драко, я… - он задохнулся и умолчал, когда тот приподнял бедра и толкнулся в него.

- Гарри, - простонал он. – Просто не останавливайся.

Гарри все же был уверен, что они должны делать что-то другое, поскольку оба все еще были одеты. Но это было так чертовски хорошо, что спорить не хотелось вовсе. Пока это работало. И настолько хорошо, что им не требовалось никакой дополнительной стимуляции.

Он приоткрыл губы и поцеловал блондина в шею.

- Да, - ободряюще прошептал Драко.

Гарри всхлипнул, вжимаясь бедрами в бедра Малфоя. Тот стиснул руками его ягодицы, и Поттер не мог поверить, что ощущения от прикосновений к его заднице окажутся такими невероятными. Он почувствовал, что скоро кончит, и вдавился в блондина еще сильнее. Несколько секунд спустя горячая жидкость начала толчками выплескиваться из его члена.

Он громко застонал в рот Драко и почувствовал, что тот тоже кончает. Гарри никогда в жизни не чувствовал себя таким уютно-липким, как сейчас, лежа на слизеринце и пытаясь восстановить дыхание.

Малфой пошевелился и Гарри, скатившись с него и лежа на боку, наблюдал, как тот вытащил из-под подушки палочку и быстро пробормотал пару заклинаний, чтобы очистить их. Поттер был рад, что остывающая влажность исчезла.

Он не знал, что сказать. Даже с девушкой в подобной ситуации было бы трудно подобрать правильные слова, а у них с Драко не было еще и возможности поговорить об изменениях, произошедших в их отношениях. Все это было для него совершенно неожиданно.

- Все в порядке? – спросил блондин, пристально глядя на Гарри и заставляя его задаться мыслью о том, как он выглядит.

- Да, - ответил Поттер. – Это невероятное ощущение, правда.

Он и впрямь чувствовал себя великолепно.

- Просто я, гм, ничего не знаю о сексе между парнями, - признался он.

Драко усмехнулся и протянул весьма удовлетворенным голосом:

- Если мне было так хорошо с тобой сейчас, когда ты не знаешь, что делать, то я с нетерпением буду ждать того момента, когда ты это узнаешь.

- Ты тоже не знаешь, что надо делать? – с любопытством спросил Гарри.

Малфой немного помолчал перед тем, как ответить:

- У меня появилась Виктория, потому что я не знал, как сказать отцу о своих предпочтениях.

- Но разве твой отец стал бы из-за этого волноваться? Я думал… ну, я думал, что он позволяет тебе почти все.

- Мне нужен наследник, - коротко пояснил блондин. – А если заниматься сексом с парнями, то наследник не появится.

Поттер поразмыслил на этим и спросил:

- Но теперь ты можешь заниматься со мной сексом, потому что у тебя есть Виктория?

Драко явно не хотел отвечать.

- Ты все равно не должен быть со мной, - понимающе сказал Гарри. – Я – не чистокровная девушка, на которой ты мог бы жениться.

- Дело не в этом, - поспешно возразил Малфой.

- А в чем тогда?

Тот тяжело выдохнул и пояснил:

- Ну, это не совсем так. Не важно, буду я женат или нет, если у меня будет наследник, но Виктория – девочка.

Гарри прикрыл глаза, пытаясь осмыслить, что делать с этим очевидным фактом.

- Она – не мальчик, Поттер, - зарычал блондин.

- Ну и? – тупо спросил гриффиндорец.

- Это означает, что она – не наследник. Она не может продолжить род Малфоев,- сказал Драко, растолковывая ему суть дела.

- И это означает, что она бесполезное создание? – скептически спросил Гарри.

- Нет! Чистокровные девушки очень высоко котируются. Просто она не может продолжить родовое имя. Она станет членом другой семьи после замужества.

Гриффиндорец смотрел на Драко и удивлялся, как тот может так спокойно говорить об этом. Как будто Виктория была частью собственности, которую можно использовать для достижения каких-то своих целей. Похоже, Драко воспринимал это совершенно нормально, и Поттеру противно было осознавать, что так оно, в сущности, и есть. Он говорил так, будто Гарри был совсем глупым и не понимал, о чем идет речь.

- Ты дурак, Малфой.

Драко нахмурился и огрызнулся:

- Я и не ожидал, что ты поймешь.

- Я понимаю – ты считаешь, что Виктория не имеет никаких прав, - пылко сказал Гарри. – Я понимаю, что, по-твоему, неправильно быть с тем, с кем ты хочешь. Я понимаю, что ты все это глупое дерьмо насчет наследника считаешь важнее себя и собственных чувств.

- Я же здесь, с тобой, не так ли? – сердито бросил Малфой.

- А ты был с другими парнями? – требовательно спросил Поттер.

- Нет, - выдавил Драко.

- Но если ты все это время знал о своих предпочтениях, то наверняка тайком встречался с кем-нибудь в Хогвартсе или где-нибудь еще.

- С кем, Поттер? – со злостью спросил Малфой. – Любой, с кем я начал бы встречаться, разболтал бы об этом. И к тому же среди тех, с кем я общался, не было никого с той же ориентацией.

- Откуда ты знаешь, если вы все там были настоящими чистокровными? – саркастично спросил Гарри. – Я поражен, видя, что ты предпочел скитаться со мной по углам.

Он заметил, что глаза Драко, обычно светло-серые, сейчас потемнели. Похоже, ему совершенно не понравились комментарии гриффиндорца.

- Малфои не скитаются по углам, - взбешенно возразил он.

Гарри насмешливо фыркнул.

- Нет? Тогда что ты скажешь об этом, - рявкнул он, показывая рукой на все, что их окружало. – И знаешь, мне нравятся мои яйца, и я не собираюсь менять их на что-то более подходящее для обеспечения тебя наследником.

Слизеринец пристально посмотрел на него.

- Боже, Поттер, откуда ты набрался таких идиотских мыслей? – скептически поинтересовался он.

- Я? – воскликнул Гарри. – Это ты… - он оборвал себя. Ему не хотелось ссориться с Драко. Он даже не понял, почему они снова ругаются. Сейчас им полагалось лежать в кровати и наслаждаться друг другом и ничегонеделанием, а вместо этого они опять сцепились?

Однако он кое-что выяснил в процессе этой ссоры. Во-первых, почти все чистокровные – дерьмо и, во-вторых, у Малфоя было не больше опыта по части отношений с парнями, чем у него.

- Итак, мистер Всезнающий Онанист, ты о других парнях знаешь не больше, чем я, - самодовольно вывел он.

- Ну, а чего ты ожидал? – начал защищаться Малфой. – Я был помолвлен с Панси.

- А ты никогда не хотел быть с ней? – Гарри расхохотался и никак не мог остановиться.

Драко сердито посмотрел на него и огрызнулся:

- А ты хотел бы быть с ней?

Поттер расхохотался еще сильнее, вспомнив, как Панси висла на Малфое.

- Хватит ржать, придурок, - проворчал Драко.

Гарри попытался, и ему это почти удалось, но он все равно посмеивался, глядя на раздосадованное лицо слизеринца.

- Ты просто нечто, Драко, - сказал он удивился нежности, позвучавшей в его словах.

Малфой презрительно усмехнулся, но Поттер мог с уверенностью сказать, что ему это понравилось. Гарри улыбнулся. Он по-прежнему не имел ни малейшего представления о том, что они буду делать друг с другом, но собирался получать от этого максимальное удовольствие.

Он сел на кровати рядом с лежавшим бойфрендом.

- Я разговаривал с мамой прошлым вечером, - неожиданно сказал Драко, испугав Гарри. – Когда ты уснул.

Гриффиндорец застонал.

- Драко, ты не мог позволить мне хоть недолго насладиться этим моментом?

- Я разговаривал с ней о нас, обо всем этом, - продолжил Драко игнорируя замечание Поттера.

- Ты сказал ей? – спросил Гарри, чувствую поднимающуюся панику. – Ты завел со мной разговор о том, что тебе нужен кто-то чистокровный, чтобы произвести наследника, потом сообщил, что никогда не был с парнем, потому что эта информация могла дойти до твоих родителей. И ты все рассказал ей?!

Драко приподнялся на локте, другой рукой он лениво выводил узоры на груди Поттера.

Гарри все еще паниковал, но эти поглаживания были приятными. Он сконфуженно посмотрел на Малфоя.

- Мне нужно запомнить, что так тебя можно заткнуть, - протянул блондин.

Гриффиндорец сердито посмотрел на него, но на самом деле он не сердился, и они оба знали это.

- Я пока могу говорить, - неохотно признался он. – Почему ты рассказал ей, Драко? – его голос сейчас звучал спокойнее, но в нем слышалась настойчивость.

- Потому что я хочу тебя, - спокойно ответил Малфой.

Гарри раскрыл рот. Он не мог сказать, какого именно ответа ждал, но уж точно не такого.

Драко усмехнулся, увидев его реакцию.

- Если я достаточно взрослый, и в состоянии принимать такие важные решения, как переход на другую сторону в этой войне (что было встречено моей матерью с одобрением, заметь), то, значит, я вполне способен решить, с кем хочу быть.

- Логично, - помедлив, отозвался Поттер. – Итак, ты подумал, что она это одобрит. А что она сказала? – с надеждой спросил он.

Драко улыбнулся и Гарри почувствовал, что панический страх уходит.

- Она сказала, гордится мной за то, что я отстаиваю свое мнение. И еще сказала, что, может быть, пришла пора измениться и всему остальному.

- А как насчет наследника? – нерешительно спросил гриффиндорец. Он не хотел снова спорить с блондином.

Тот пожал плечом и честно признался:

- Не знаю.

Гарри промолчал. Ему нечего было сказать.

- А еще мама сказала, что не удивлена тому, что я хочу быть с тобой, - тихо продолжил Драко. – Что ты – удивительный человек и что ты… - он замолчал, а потом закончил с усмешкой, - достаточно сильный, чтобы справиться со мной.

Поттер засмеялся.

- Ты рассказал ей о том, что Фред сказал мне?

Малфой покачал головой.

- Нет, - ответил он, ему явно было весело.

- Думаю, приятно осознавать, что мы достаточно сильны друг для друга, - сухо заметил Гарри. – Но я вынужден задаться вопросом, не значит ли это, что мы вероятнее всего, поубиваем друг друга?

Драко хохотнул.

- Ну, у нас есть склонность вцепляться друг другу в глотки, - согласился он.

Поттер задумчиво посмотрел на блондина:

- У нас для этого есть все предпосылки.

- Это точно, - поддакнул Малфой.

- Почему мы пытаемся… строить такие отношения? Ты всегда ненавидел меня.

- И я тебя все еще ненавижу, - заявил блондин.

Гриффиндорец ухмыльнулся и сказал самодовольно:

- Но все равно хочешь меня.

Драко протянул руку и дотронулся до ямочки у основания его шеи, затем медленно опустил руку, пока не коснулся пояса пижамных штанов. От этих прикосновений у Гарри перехватило дыхание.

- Драко?

- Я давно знаю тебя. Но я тебя никогда по-настоящему не видел до последнего месяца. Ты не такой, каким я тебя всегда считал, - медленно произнес Малфой.

Он провел ладонью по животу гриффиндорца и положил ее ему на грудь. Гарри с трудом сглотнул.

- Ты всегда чертовски раздражал меня, - с сожалением сказал Драко.

Поттер расхохотался.

- Могу сказать то же самое.

Драко кивнул в ответ и слабо улыбнулся.

- Не могу сказать, что ты как-то привлекал меня до последнего месяца, но, кажется, меня всегда тянуло к тебе. Обстоятельства изменились. Я сумел увидеть тебя в другом свете, и мне нравится то, что я вижу, - тихо сказал он.

Гарри распахнул глаза. Это абсолютно совпадало с его ощущениями.

- Ты тоже это чувствуешь, да? – спросил Малфой.

- Да. Я был просто одержим тобой весь прошлый год. Хотя и не понимал этого до вчерашнего дня.

Драко усмехнулся, с притворным недовольством покачав головой.

- Ты всегда действуешь так решительно, да?

- Да, - ответил Поттер, приподняв один уголок рта в ухмылке. – Я признаю, что не имею ни малейшего понятия, что делаю, начиная встречаться с тобой, но интуиция подсказывает мне, что все правильно. Значит, так тому и быть. А проблемы я буду решать по мере их поступления.

- Да, проблем у нас более чем достаточно, - саркастично протянул Малфой.

- И если мы будем ждать, пока не решатся все эти проблемы, то у нас никогда ничего не будет. Не похоже, чтобы мы пришли к согласию по всем вопросам, - рассудительно заметил Поттер.

Драко с минуту изумленно смотрел на него, а потом ухмыльнулся.

- Ты просто используешь меня ради секса, Гарри?

Поттер ухмыльнулся в ответ, отчего глаза слизеринца слегка распахнулись.

- Нет, но мне семнадцать, и я готов заниматься сексом при любой возможности.

- Именно поэтому мне больше нравятся парни, а не девчонки, - протянул блондин.

Гарри вопросительно поднял брови.

- Девушка всегда ждет, что все будет просто идеально, прежде чем решит позволить тебе что-то, - с некоторой горечью произнес Драко.

- Панси была не такой нежной, как всегда делала вид? – невозмутимым тоном спросил Поттер.

Малфой внезапно бросился на него и прижал к постели. Не в состоянии больше сдерживаться, Гарри ухмыльнулся.

- Что, у вас с малышкой Уизли дела обстояли лучше?

- У нас с ней не было ничего такого, - тут же ответил Поттер, пытаясь уверить в этом блондина. – У меня нет проблем с девушками, так же, как и нет проблем с парнями, - его улыбка стала робкой. – Просто я никогда раньше не думал о парнях в таком смысле. Впрочем, я не думаю, что это так здорово из-за того, что ты – парень.

Он провел пальцами по щеке Драко.

- Я думаю, что это так здорово только потому, что это – ты.

Странно было говорить такие слова, особенно Драко Малфою, но Гарри верил, что это истинная правда.

Драко пристально посмотрел на него и тихо спросил, немного поколебавшись:

- Правда?

- Да, - так же тихо, но совершенно убежденно ответил Поттер. – Все что было с тобой, между нами, было очень здорово, - сказал он. И в тот момент, когда эти слова были произнесены, он понял, что это действительно так.

Драко кивнул, соглашаясь, а потом наклонился и поцеловал его. Все, что было между ними раньше, повторилось, только теперь сверху был Малфой.
----------------------------------------------------------

- Поттер, ты хоть что-нибудь знаешь о зельях? – ехидно спросил Малфой.

- Не очень много, - выдавил Гарри. – Мои профессора либо ненавидели меня, либо подлизывались ко мне. Но никто из них меня не учил.

Драко немного помолчал, осмысливая информацию, но потом, кажется, решил забить на это и поинтересовался:

- А зачем же ты, мать твою, вызвался их готовить?

Гриффиндорец помахал перед лицом блондина стопкой пергаментов, которые он пытался читать, и раздраженно пояснил:

- Мне и не надо разбираться в зельеварении, чтобы тупо выполнять инструкции.

Малфой выхватил у него листы и бросил на стол, даже не взглянув, что там написано.

- Я не знаю, как готовить эти зелья. Я знаю только как приготовить мазь от ожогов… кроме того, эти инструкции совершенно неправильные! - сказал он, тыча пальцем в верхний лист.

- А ты их хотя бы читал? – полюбопытствовал Гарри, не обратив внимания на тот факт, что Драко не только прочитал эти записи, но и, судя по всему, действительно видел отличия.

- Хочешь знать, что мы будем делать, а? – спросил Драко.

- Ну и что мы будем делать? – послушно поинтересовался Поттер, поднимая руки вверх.

- Сначала мы я отнесем все на кухню, чтобы ты нам не врезал, - ехидно начал Драко. – А потом ты объяснишь мне, почему в твоих инструкциях все напутано.

- Там ничего не напутано, - сказал Гарри, делая глубокие вдохи и пытаясь успокоиться. Он не должен проболтаться, что это были инструкции Снейпа. – Именно поэтому у меня хорошо шли дела с зельями в прошлом году. И в этом нет никакой заслуги Слагхорна.

- А чья же тогда это заслуга?

- Ко мне в руки случайно попал учебник, где я и нашел более правильные рекомендации

- И всего-то? – недоверчиво произнес Малфой. – Я весь год хотел узнать, в чем дело, и вот тебе на.

- Прости, что разочаровал тебя, - обиженно сказал Поттер.

Драко показал рукой на стопку листов:

- А это – копия того самого учебника?

Гарри только пожал в ответ плечами. Он не хотел отвечать на этот вопрос. Похоже, слизеринец не заподозрил ничего странного, листая пергаменты.

- А откуда ты знаешь, что все получится как следует? – спросил блондин.

Поттер снова пожал плечами.

- Как правило, я варил зелья лучше тебя и Гермионы.

- Я ненавидел тебя за это, - нахмурился Малфой.

- Я знаю, - сказал Гарри, не обижаясь на него. – Как и Гермиона. Вообще-то, я уверен, что вы оба до сих пор ненавидите меня за это.

Драко сузил глаза.

- А почему Грейнджер не помогает тебе с зельями? Я думал, что она не упустит шанса вызваться сделать что-нибудь подобное.

Гриффиндорец заерзал.

- Я весь прошлый год ссорился с ней из-за зелий. Мы опять не пришли к согласию, когда был поднят этот вопрос. Конечно, она помогла бы мне, если бы я попросил, но я этого не сделал.

- Ну ты и сволочь, Поттер, - беззлобно сказал Драко. – Некоторые действительно пахали за оценки весь год.

- Ну, не сказать, чтобы я вообще ничего не делал, - заметил Гарри. – Кроме того, сомневаюсь, что приличные оценки за прошлый год могут компенсировать предыдущие годы, когда я без конца получал нули за то, что делал что-то не так.

Он прищурился и посмотрел на Малфоя.

- Или когда ты портил мою работу.

Драко вовсе не выглядел раскаивающимся, но больше ничего не сказал. Потом они приступили к делу и начали готовить зелья для больничного крыла. Поттер позволил слизеринцу руководить процессом.

Они следовали инструкциям, которые принес Гарри, и Малфой был вынужден признать, хоть и неохотно, что все получилось как следует. Юноши работали весь день с небольшими перерывами. Нарцисса приходила помочь им, когда Виктория спала или когда с ней сидела Винки.

- Мам, а что ты знаешь о зельях? – спросил Драко, когда она пришла к ним на кухню в первый раз.

Нарцисса приподняла тонкую бровь в ответ на вызывающий тон сына:

- Может, я и не так хорошо разбираюсь в зельях, как ты или твой отец, но, как и Гарри, я вполне могу выполнять инструкции.

Драко снова повернулся к котлу, и Поттер ухмыльнулся ему в спину. Ему все больше нравилась эта женщина. Нарцисса улыбнулась, когда он взглядом указал ей на один из котлов. Драко сердито посмотрел на них обоих, но без дальнейших комментариев протянул матери соответствующий пергамент.

Гарри вышел на минутку, а когда вернулся, то какое-то время просто стоял в дверях, потерявшись в нереальности происходящего. Драко и Нарцисса старательно занимались зельями. В одном котле что-то мерцало, в другом – булькало. На весах взвешивались самые разнообразные ингредиенты.

Тетю Петунью точно хватил бы удар, если бы она увидела, что ее кухня превратилась в лабораторию зельеварения. Задернутые шторы делали картину еще более нереальной, потому что тетя, напротив, всегда раздвигала их. Но они не могли позволить какому-нибудь магглу увидеть, что делается внутри, а также не могли допустить, чтобы какой-нибудь маг случайно обнаружил, кто тут находится.

Тяжело вздохнув, Гарри поплелся к весам и принялся за работу, нарезая и растирая ингредиенты.



Глава 19.

На следующий день они снова занимались зельями. Вдруг и Драко и Нарцисса внезапно вскрикнули - Гарри встревоженно посмотрел на них и увидел, что они оба держатся за левые предплечья.

- Твою мать! - воскликнул Поттер, сразу же поняв, что это значит. Драко закатал рукав, и Гарри увидел Темную метку. Сначала она была темно-красной, а потом опять почернела. Гриффиндорец совершенно неуместно задался вопросом: сколько времени после вызова метка остается красной?

- Теперь он узнает, - заскулил Малфой.

Нарцисса выглядела ничуть не лучше сына, однако, несмотря на это она быстро подошла к Драко и крепко его обняла.

- Он может добраться до вас через метки? - отрывисто спросил Гарри, поняв, что давно уже должен был выяснить это.

Драко наконец высвободился из объятий матери, мечтая вздохнуть свободнее. Он хмуро посмотрел на гриффиндорца:

- Конечно он может добраться до нас! При помощи метки он вызывает своих сторонников. Я думал, что ты знаешь это, Поттер.

- Да, я это знаю, - нетерпеливо возразил Гарри. - Я уже видел, как он это делает. Но я не знаю, может ли он сделать что-нибудь еще с ее помощью.

Вообще-то, он полагал, что нет. Если бы Волдеморт мог добраться до своих последователей через метку, то Каркарову не удалось бы так долго скрываться. Но он и не предполагал, что метка связывает Пожирателей Смерти с Волдемортом так же, как шрам связывает с ним его самого.

Драко насупился, вместо него ответила Нарцисса.

- Нет, - тихо сказала она. - Она предназначена только для того, чтобы отличить его сторонников от всех остальных. Да, и для вызова тоже.

- Он может таким образом вызывать только вас? - спросил Гарри.

Ему было известно, что Волдеморт касается метки, когда хочет вызвать всех Пожирателей. Но мог ли он вызывать только одного или двух человек непрерывно до тех пор, пока они не явятся к нему?

Нарцисса отрицательно покачала головой, и юноша вздохнул с облегчением.

- Если он вызывает кого-то одного, то вызов получают все, просто таким образом можно аппарировать прямо туда, где он сейчас находится. Он не может через нее как-то воздействовать на нас, например так, как это было с тобой.

- Значит, Волдеморт не может пытать вас через эту чертову метку? - спросил Гарри, чтобы окончательно все выяснить.

- Нет. Мы только будем чувствовать жжение каждый раз, когда он будет вызывать Пожирателей, - ответила Нарцисса.

Гриффиндорец шумно выдохнул и произнес:

- Ну, тогда это не так плохо.

- Не так плохо? - выдавил Драко. - Это чертовски больно, Поттер.

Тот машинально потер свой шрам:

- Я знаю.

Глаза блондина распахнулись, и до Гарри дошло значение собственного жеста.

- Ну да, у меня своя метка, - бросил он. - Но это очень здорово, что Темный Лорд не может добраться до тебя через твою.

Разговор о шраме будто пробудил его, и Поттер почувствовал, как тот начал гореть и покалывать. Он поморщился и сосредоточился на возведении ментальных щитов, желая быть уверенным, что его сознание закрыто от Волдеморта.

К сожалению, Волдеморт, в свою очередь, не собирался блокировать свое собственное сознание. Он был настолько взбешен, что юноша тут же почувствовал его эмоции.

Поттер на несколько мгновений крепко зажмурился и надавил рукой на шрам, надеясь облегчить боль.

- Гарри? Гарри!!

Драко и Нарцисса обнимали его за плечи, тревожно глядя на него.

- Он знает, - просто сказал гриффиндорец.

- Уже? - спросила Нарцисса. Ее лицо вытянулось и побелело.

Гарри пожал плечами.

- Он в ярости, - сказал он, понимая, что побледнел точно так же, как и Малфои. - Мне непонятно, злился он из-за этого или из-за чего-то еще. Это первый вызов Пожирателей с тех пор, как вы ушли, и, учитывая то, насколько Волдеморт был разъярен, думаю, что он не был в вашем доме после того, как вы исчезли, и обнаружил это только сейчас.

Драко звучно сглотнул, и Поттер почувствовал, как блондин напуган.

- Все будет в порядке, - решительно сказал гриффиндорец им обоим. - Мы знали, что ему все станет известно.

- Но сейчас это случилось, - слабым голосом сказал Малфой и поднял руку, чтобы посмотреть на метку.

Пытаясь не думать о том, что Нарцисса стоит рядом, Гарри наклонился, чтобы поцеловать его. Тот, кажется, не обращал внимания на то, что мать смотрит на них, и почти отчаянно вцепился в Поттера, вталкивая язык ему в рот. Он будто бы хотел прогнать боль, заменив ее удовольствием. Гарри с изумлением понял, что приступ нежных чувств и впрямь подействовал положительно.

Драко разорвал поцелуй и прислонился лбом к его лбу.

- Лучше? - с нежностью спросил Гарри.

Малфой хрипло засмеялся:

- Да, но не смей целовать маму точно так же, чтобы ей тоже стало лучше…

Поттер дернулся назад, придя в ужас от этой мысли. Он осмелился глянуть на Нарциссу и увидел, что она все еще выглядит очень напряженной, но, тем не менее, слабо улыбается.

- Драко, - прошипел он. - Не могу поверить, что ты ляпнул такое.

- Я тоже, - признался блондин, бросая взгляд на мать. - Извини.

Нарцисса грустно улыбнулась и спокойно сказала:

- Все в порядке. Я понимаю, что ты чувствуешь. Внезапно это стало реальностью, и пути назад нет.

Блондин выпрямился, его лицо окаменело.

- Я не хочу возвращаться назад, - решительно заявил он.

- Я знаю, - понимающим тоном сказала она.

Гарри почувствовал, что его шрам снова начал гореть огнем, и до него дошло, что если эти двое для Волдеморта недосягаемы, то он заставит расплачиваться кого-то другого. А поскольку Снейп был близок с Малфоями, и Поттер был абсолютно уверен, что зельевар ничего не сказал Темному Лорду об их исчезновении, то, может, объектом его гнева станет именно он?

- Мне нужно идти, - неожиданно сказал он, уже отодвигаясь от Драко и поворачиваясь к двери.

Слизеринец схватил его за руку и дернул к себе.

- Куда идти? - резко спросил он

- Волдеморт в ярости, - огрызнулся Поттер, пытаясь быстро придумать что-нибудь правдоподобное.

- И поэтому ты должен куда-то идти? - сузив глаза, спросил Драко.

Гарри дернул руку, и Малфой отпустил его.

- Я должен предупредить остальных, - сказал он, прижимая ладонь к шраму. - Конечно Волдеморт что-то планирует на сегодняшнюю ночь, если вызывает Пожирателей.

- Но ты же не знаешь, что именно он планирует, - почти умоляюще произнес блондин.

- Нет, но если я всех предупрежу, мы сможем как следует подготовиться, - решительно сказал Поттер. - Если Волдеморт решит на кого-то напасть сегодня… будем надеяться, что нам сообщат, и мы попытаемся что-нибудь сделать, чтобы он не причинил большого вреда.

- Я принесу тебе мантию, - сказала Нарцисса, быстро выходя из комнаты.

- Я должен идти, Драко, - сказал Гарри, потирая шрам. - И идти немедленно.

Малфой глубоко вздохнул и отрывисто кивнул.

- Со мной все будет в порядке, - успокоил его гриффиндорец и быстро поцеловал на прощание. В передней его встретила Нарцисса и протянула ему мантию. В последний раз бросив на них взгляд, он вышел из дома.

Он аппарировал на аллею близ Гриммаулд Плейс и прошел совсем немного, когда услышал позади себя характерный хлопок аппарации. Юноша резко развернулся, крепко зажав в руке палочку.

Позади стоял Снейп, который испуганно смотрел на него. Однако профессор быстро взял себя в руки:

- Почему вы здесь, Поттер?

- Шрам, - просто ответил Гарри.

Снейп отрывисто кивнул, быстро оградил их заглушающими чарами и сказал:

- У меня нет времени. Темный Лорд собирается напасть на Хогсмид. Приблизительно через час.

Поттер втянул воздух, широко распахнув глаза от этой новости. Снейп не дал ему задать вопрос.

- Драко и Нарцисса исчезли, и он взбешен, - профессор бросил взгляд на его лоб. - Я сумел вырваться, только чтобы предупредить вас - он считает, что я должен был присматривать за Малфоями. Темный Лорд собирается выместить свою злость на Хогсмиде, и этот план - попытка приблизиться к Хогвартсу.

- Он узнает, что вы предупредили нас, - сказал Гарри, у него кружилась голова от шока. Юноша ожидал чего угодно, но не этого. Кажется, Снейпу удалось избежать наказания, но, выходит, наказанию будет подвергнут весь Хогсмид.

Зельевар покачал головой и сказал с холодным сарказмом:

- Нет, он многих отправил проверить те места, где могли спрятаться Малфои. Через пятнадцать минут они начнут возвращаться. Он не узнает, кто слил информацию. Вы справитесь с этим? - он пристально посмотрел на Гарри.

- Должен, - ответил юноша, выпрямляясь.

Снейп отрывисто кивнул, будто и не ожидал иного ответа. Поттер подождал, пока профессор аппарирует, а потом сделал то же самое, лихорадочно обдумывая план действий.

Он вбежал в дом Дурслей, надеясь, что сможет и спасти Хогвартс, и сохранить при этом все свои секреты.

- Что случилось? - крикнул Драко, встревоженный тем, что Гарри так быстро вернулся.

Гриффиндорец потер шрам:

- Я узнал, зачем Волдеморт собирает Пожирателей, и у меня нет времени на твои вопросы! Винки!

Та немедленно появилась.

- Ты можешь пойти к Фреду и Джорджу? - она кивнула. - Тогда иди к ним и скажи, что они нужны мне немедленно! И пусть захватят с собой побольше своих прибамбасов, способных производить разрушения.

Винки исчезла, и Гарри посмотрел на Нарциссу:

- Мне нужна вторая мантия, пергамент и чернила, а потом вам лучше будет уйти в комнату. Они знают о Драко, но не о вас.

Нарцисса быстро кивнула и пошла наверх.

Он бросил новую мантию Малфою:

- Ты идешь со мной, но прикрой свою задницу. Собери все полезное из того, что дали мне близнецы, и разложи по карманам.

Драко широко раскрыл глаза и побежал по лестнице наверх, перепрыгивая через ступеньки.

Гарри крикнул:

- Добби!

Тот появился почти тотчас же.

- Помолчи, Добби, - приказал Поттер. - Ступай к Уизли и скажи, чтобы они немедленно отправлялись в Хогсмид и были готовы к сражению. Фреду и Джорджу я уже сообщил. Я встречу их в «Трех метлах», если, конечно, Пожиратели не прибудут туда раньше.

Глаза Добби всегда были большими, а теперь стали просто огромными.

- Все, что угодно для Гарри Поттера, сэр, - сказал он, прежде чем исчезнуть.

Юноша сделал глубокий вдох. Как только Добби удалился, в комнату вошла Нарцисса. Она выглядела испуганной и обеспокоенной, но в то же время казалась решительной. Как только она положила все то, что ее просили принести, на маленький столик в прихожей, Гарри вызвал Фоукса.

Он не знал, как работает магия феникса, но тот появился уже через мгновение и тяжело опустился на его плечо. В голове гриффиндорца проплывали бессвязные мысли о том, что, на его счастье, существовало так много способов мгновенных перемещений. Иначе не было бы никаких шансов спасти Хогсмид.

Собравшись, он взглянул на Фоукса и погладил его перья.

- Ты сможешь доставить мое сообщение?

Фоукс вывел трель, и Гарри быстро написал записку МакГонагалл. Он сначала хотел отправить к ней Добби, но потом решил, что таким способом ему удастся найти всех быстрее.

Немедленно собирайте всех и приходите в Хогсмид. Волдеморт планирует напасть на город в течение ближайшего часа. Я скоро буду в «Метлах». Уизли уже знают.

Нарцисса заклинанием высушила чернила, как только юноша отложил перо. Он быстро свернул записку, и феникс взял ее в клюв.

- Отнеси это МакГонагалл, а потом выполи ее указания, - велел Поттер. Он отчаянно надеялся, что Минерва знает, как отправить с фениксом сообщения всем остальным.

Фоукс исчез со вспышкой.

- Хогсмид? - спросил Драко, он уже вернулся и прочитал записку, заглядывая Гарри через плечо.

- Да, он хочет подобраться поближе к Хогвартсу, - отрывисто сказал Поттер и повернулся к Нарциссе, - вам нужно спрятаться, иначе Фред и Джордж Вас увидят.

Она покачала головой и спросила:

- Ты возьмешь с собой Драко?

Гарри кивнул, но не успел ничего сказать, как дверь внезапно распахнулась. Он посмотрел на близнецов, потом на Нарциссу, потом снова перевел взгляд на близнецов.

Фред и Джордж с секунду изумленно пялились на нее.

- У тебя полно гостей, Гарри, - восхищенно сказал Джордж. - Домашние эльфы и несколько Малфоев.

- Итак, куда идем? - спросил Фред, он уже переключил свое внимание на Гарри.

- Волдеморт собирается напасть на Хогсмид, прямо сейчас, - быстро ответил тот. - Я дам Драко новую мантию, и вы с ним будете защищать «Сладкое королевство». Делайте что угодно, но Пожиратели Смерти не должны туда попасть. Вы втроем сумеете с этим справиться. Устройте там что-нибудь совершенно сногсшибательное, чтобы отбить у них всякую охоту соваться к вам.

Уизли кивнули, поняв задачу. Драко посмотрел на него вопросительно, но промолчал и тоже кивнул.

Гарри поспешил на кухню, где положил в карман несколько пузырьков с зельями, в то время как Малфой с помощью близнецов рассовал по карманам своей мантии остальные.

- Нарцисса, разлейте по пузырькам готовые зелья, - сказал Поттер, потом обратился к Винки:

- Когда миссис Малфой закончит, вы с Добби отнесете их в Хогвартс, в больничное крыло.

Нарцисса и Винки кивнули. Он тряхнул головой, пытаясь не думать о том, как странно было давать им указания насчет совместных действий. К счастью, все делали, что им велели, не задавая никаких вопросов. Само собой, он еще должен был встретиться с остальными Уизли и Бог весть с кем еще. И, уж конечно, там вопросов будет немало.

Гарри сделал глубокий вдох, его мозг лихорадочно работал, соображая, не забыл ли он чего.

- Змея! - внезапно воскликнул юноша.

Драко развернулся и побежал наверх. Гарри улыбнулся: Малфой понял, каким хорошим оружием могла быть змея, после того, как это было продемонстрировано на нем самом.

Нарцисса протянула ему мантию и быстро обняла, пока они ждали Драко. Она посмотрела на близнецов, которые уставились на них, широко раскрыв глаза от удивления, и тихо сказала:

- Будьте осторожны.

Фред и Джордж медленно кивнули.

Малфой сбежал вниз по лестнице, одним прыжком преодолев последние ступеньки. Он протянул красную змею Гарри, а потом быстро обнял мать.

- Готовы? - спросил Поттер, когда змея обвилась вокруг его шеи. Молодые люди кивнули и направились вслед за ним.

Прежде чем аппарировать, Гарри поцеловал Драко и велел:

- Держись подальше от неприятностей, - он ухмыльнулся близнецам, давая понять, что к ним это тоже относится.

Все трое ухмыльнулись ему в ответ.

- Как скажешь, - жизнерадостно ответил Фред.

Гарри и Драко надели свои мантии-невидимки, и все они аппарировали. Поттер надеялся, что Пожиратели пока еще не объявились в Хогсмиде.
------------------------------------------------------------

Когда Гарри приземлился неподалеку от «Трех метел», уровень адреналина в его крови зашкаливал. Он не хотел аппарировать открыто на тот случай, если Пожиратели уже были в Хогсмиде. Если ему повезло, то пока не все они успели вернуться к Волдеморту с поисков Малфоев. Однако он не знал, сколько уже прошло времени - ему казалось, что все происходит очень быстро.

Убедившись, что мантия укрывает его полностью, Поттер осторожно двинулся вперед и выглянул на главную улицу. Он был рад, увидев лишь членов Ордена. Гарри снял мантию и быстро направился к ним.

- Гарри!

Все повернулись к нему, и у юноши промелькнула мысль о том, что он не знает, как ему вести себя в данной ситуации. Да, он сказал Драко, что осознает себя лидером Светлой стороны, но, Мерлин, разве эти люди не знали, сколько ему лет? Поттер тихо фыркнул. Вообще-то, они возвели его на пьедестал, когда ему исполнился лишь год. Конечно, с их стороны логичнее верить в него сейчас, когда ему почти семнадцать и он вполне понимает, что происходит вокруг.

Когда он подошел к ним, все замолчали. Оглядев собравшихся, Гарри с удивлением увидел Гермиону, Рона и Джинни. Он бросил взгляд на миссис Уизли, которая была очень напряжена. Его друзья подошли к нему поближе.

- Что случилось, Гарри? - спросил Ремус.

Поттер попытался унять бешеное сердцебиение. Пока ему везло.

- Волдеморт в ярости, - ответил он, потирая шрам. Однако этот жест вовсе не был рассчитан на внешний эффект. - Он планирует захватить Хогсмид, чтобы подобраться поближе к Хогвартсу. Совсем скоро тут появятся Пожиратели. Я думаю, это будет крупномасштабное нападение.

Юноша посмотрел на Муди:

- Будем действовать как и в прошлый раз?

-Да, - отозвался тот. - Мы уже послали группу орденцев установить максимально сильную защиту на дома. Еще по одной группе отправили в каждый конец деревни. А сами ждем, что ты скажешь.

- Нам нужно больше людей, - сердито заметил Шеклболт. - Если все так, как говорит Гарри, то нас слишком мало.

- А мы не можем позвать авроров? Ведь они сейчас сотрудничают с Орденом, или нет?

- Орден и Министерство по-прежнему существуют порознь, мистер Поттер, - проинформировала его МакГонагалл.

- Скримджер не пришлет никакой помощи? - возмущенно спросил он.

- Ему нужно, чтобы источники информации были абсолютно надежными, - ответила Минерва.

Гарри раздувал ноздри. Абсолютно надежные источники информации? После того, как этот ублюдок пытался шантажировать его?

- Вы можете соединить меня с ним? - резко спросил он.

МакГонагалл удивленно посмотрела на него, но кивнула и решительно сказала:

- Идите за мной.

- Минуточку, - попросил он и тихонько сказал Гермионе, Рону и Джинни. - На всякий случай, идите в Визжащую хижину.

Они хотели было возразить, но он продолжил:

- Я уже отправил Фреда и Джорджа в «Сладкое Королевство».

Рон и Гермиона широко раскрыли глаза, когда до них дошло, зачем это нужно.

- Мы хотим быть здесь, чтобы сражаться, - запротестовала Джинни.

- Нет, мы должны быть там, - сказал Рон, соглашаясь с другом, от чего Джинни пришла в полное замешательство.

- Я ее заберу. Желаю удачи, Гарри, - сказала Гермиона, хватая Джинни за руку.

Его друзья аппарировали, и Поттер повернулся к МакГонагалл, но оказался лицом к лицу с миссис Уизли.

- Куда ты их отправил? - закричала она.

- Я отправил их, так же как и Фреда с Джорджем, туда, где они нужнее, - твердо сказал Гарри, у него не было времени спорить с ней.

Ремус успокаивающе сжал ее руку и мягко сказал:

- Я уверен, что Гарри позаботился о том, чтобы они не пострадали.

Мистер Уизли подошел к ней с другой стороны.

- Позволь Гарри заняться своим делом, - сказал он жене.

Миссис Уизли прикрыла глаза, сдаваясь, и слабо кивнула.

- Спасибо, - поблагодарил их Поттер, а потом быстро пошел вслед за МакГонагалл в «Три метлы», Муди и Шеклболт тем временем распределяли людей по местам.

- Мы можем найти какое-нибудь уединенное место, чтобы связаться с Министром? - спросил он, увидев, как много народа спряталось в пабе.

МакГонагалл как-то странно посмотрела на него, но кивнула и прошла в комнату, находившуюся позади бара. Розмерта без вопросов позволила им пройти, она выглядела испуганной и обеспокоенной.

Минерва бросила на Гарри еще один странный взгляд, а потом подошла к камину и вызвала кабинет Министра Магии.

- Руфус? - окликнула она.

Юноша услышал резкий голос Скримджера.

- Я же сказал, Минерва, что источники информации должны быть абсолютно надежными.

- Да, сказали, - отрывисто произнесла она. - Но тут кое-кто хочет поговорить с вами.

Она не стала дожидаться ответа, а отодвинулась и жестом показала Поттеру, чтобы он подошел.

Гарри сунул голову в очаг и почувствовал, как у него все внутри переворачивается от тошнотворного ощущения, что его голову утягивает куда-то в другое место.

- Поттер? - изумился Скримджер.

- Почему вы, черт возьми, не прислали сюда авроров? - гневно спросил юноша, сразу переходя к делу.

- Поттер, в тех краях не замечено никакой деятельности Пожирателей, - сказал Министр, пытаясь говорить корректно. - В расчет нужно принимать лишь информацию, полученную из надежных источников, и, как я уже сказал профессору МакГонагалл, завтра на обследование того района будет направлен отряд авроров.

- Какие, к черту, надежные источники, - с издевкой сказал Гарри. - Пожиратели явятся с минуты на минуту, чтобы разрушить Хогсмид. Так что, если вы будете ждать, то завтра тут нечего будет обследовать.

- Тебе это неизвестно, - заметил Руфус, он явно сомневался.

- По какой-то причине меня называют Избранным, Скримджер, - выдавил Поттер, готовый использовать любые способы, чтобы убедить Министра. - И уж точно не потому, что я - идиот.

Скримджер сощурил глаза.

- Так что пошевеливайтесь и отправляйте сюда всех авроров, которые в состоянии сражаться, - холодно сказал юноша. - Тогда завтра вы сможете с удовольствием сообщить публике о той фантастической работе, которую проделали, чтобы предотвратить уничтожение деревни. А если вы немедленно не пришлете подкрепление, то я сделаю собственное сообщение.

- Ты мне угрожаешь, Поттер? - спросил Министр.

- Нет, просто констатирую факты, - ответил Гарри, яростно сверкнув глазами. - Думаю, вы понимаете, что я не играю ни в какие треклятые игры. И вам также хорошо известно, что я не использую обстоятельства ради своей выгоды, в отличие от вас.

Министр несколько секунд пристально смотрел на него, а потом отрывисто кивнул:

- Я немедленно пришлю всех, кого смогу.

- Спасибо, - довольно ответил юноша и вылез из очага.

- Очень впечатляюще, - сказала МакГонагалл, одаривая его легкой улыбкой. - Даже Альбусу порой бывало трудно добиться от Министерства сотрудничества.

- Это потому, что он не был Избранным, - саркастически ответил Гарри. - Мне приходится использовать совершенно нелепые средства для достижения цели, но, поскольку на Скримджера это действует, я буду поступать так и впредь.

Внезапно на улице послышались крики. Поттер быстро накинул мантию, и они с МакГонагалл осторожно вышли из комнаты.

- Они там, - испуганно сказала Розмерта, показывая пальцем на окно.
Через него мало что было видно, но вспышки заклинаний можно было разглядеть совершенно отчетливо, кроме того, были слышны крики и звуки сражения.

- Заприте за мной дверь, - бросила МакГонагалл.

Гарри дал ей понять, что идет впереди нее, потом посторонился и встал рядом с дверью, пытаясь выяснить, где кто находится.

На улице царил настоящий хаос.

Куда бы он ни глянул - везде были фигуры в черных капюшонах, дравшиеся с членами Ордена. Юноша был совершенно потрясен. Должно быть, Волдеморт отправил в Хогсмид всех до единого Пожирателей - так их было много.

Поттер увидел, как кто-то упал. Он не знал, кто это, но немедленно приступил к действию.

Он прошипел змее, обвивавшей его шею:

- Ты сможешь покусать всех, на ком надеты белые маски, в ту руку, в которой они держат палочку?

- Да, - прошипел в ответ Грифф. Гарри с удовлетворением увидел, как ближайший к нему Пожиратель закричал и прижал к груди ужаленную руку. Тот, кто дрался с ним, обезоружил и оглушил врага, воспользовавшись неожиданным преимуществом.

- Замечательно. Продолжай, - прошипел юноша.

- Мне надо подобраться к ним поближе, - ответил змей.

- Ну что ж, будем двигаться, - пообещал Поттер.

Адреналин бурлил в его крови. Он отошел от стены и, пригнувшись, начал обходить сражающихся. Гарри знал, что ему нужно избегать непосредственного участия в битве: если его заметят Пожиратели, то все они тотчас же погонятся за ним.

Поттер знал, что не может позволить схватить себя, но это не означало, что он не имел возможности делать все, что в его силах, чтобы помочь. Ему всего лишь не стоило лезть в самую гущу сражения. Он старался не оказаться в непосредственной близости от дерущихся, но в то же время держаться достаточно близко, чтобы змее было легче выполнить ее задачу. Пытаясь оставаться незаметным, он пробирался к «Сказочному Королевству», надеясь, что у Драко и близнецов все в порядке.

Гарри ахнул, когда увидел лежавшего на земле человека, истекавшего кровью. Это был кто-то из своих.

- Жаль их как можно сильнее и постарайся вывести из строя как можно больше врагов, мне нужно пробраться туда, - прошипел он змее.

Поттер бросился вперед, уворачиваясь от заклинаний, пытаясь добраться до Тонкс - это была именно она.

Пожалуйста, не умирай. Пожалуйста, не умирай.

- Тонкс, - хрипло прошептал он.

- Гарри?

- Чшш, - он подхватил ее и аппарировал, отчаянно надеясь, что там, куда они отправлялись, было спокойно.

- Гарри!

- Поблизости есть Пожиратели? - быстро спросил юноша.

- Ни одного, - ответила Джинни.

- Тонкс! - взволнованно воскликнула Гермиона. - Гарри, она тяжело ранена, нам нужно отправить ее в Хогвартс.

- Подожди ты, - раздраженно огрызнулся он. Кровь лилась из огромной раны на руке Тонкс и еще из одной - у виска. Похоже, в нее попало чье-то рубящее. Во время аппарации она потеряла сознание, из ее ран, не переставая, текла кровь - все вместе это жутко пугало Гарри.

Он нацелил палочку на край раны на ее голове и скомандовал:

- Джинни, достань у меня из кармана зелья.

Уж лучше пусть она, чем Рон или Гермиона, залезет в карман его брюк, а сам он не хотел тратить на это время. Поттер уже перевел палочку на руку Тонкс и снова начал произносить заклинание.

Он расслабился после того, как Джинни достала зелья, но продолжил вести палочкой вдоль длинного разреза на руке Нимфадоры, пока не дошел до конца раны.

- Затянулась, - выдохнул Рон. - Откуда ты это узнал?

- Из книжки, - резко ответил Гарри и повернулся к девушкам:

- Попытайтесь привести ее в сознание и дайте ей ясенец белый вместе с крововосстанавливающим и обезболивающим зельями.

Гермиона кивнула, но все еще изумленно смотрела то на Тонкс, то на него.

- Продолжайте наблюдать. Никуда не уходите, а я возвращаюсь назад, - приказал он и, не дожидаясь их ответа, аппарировал, предварительно укрывшись мантией-невидимкой.

В Хогсмиде все еще шло сражение. Гарри аппарировал к «Сладкому Королевству» и сразу же заметил Фреда, бросавшего какие-то фейерверки, благодаря чему возле магазина было пусто. Поттер сморщил нос от отвращения: похоже, близнецы пытались отпугнуть Пожирателей еще и запахом. Он заметил, что с другой стороны здания тоже взрываются фейерверки, но не видел, кто там был.

- Где Джордж? - спросил он у Фреда, подойдя ближе.

- Ранен. Пока не прибыли авроры, этих сволочей тут было слишком много, - сердито ответил тот.

- А где он?

- Не знаю, - быстро ответил Уизли, поджигая что-то еще.

- А почему ты не знаешь?! - заорал Гарри.

- Потому что его куда-то унес твой приятель. Думаю, он где-то у противоположной стороны здания.

- Я должен пойти туда и проверить, - решил Поттер.

- Я прикрою тебя.

Это было какое-то безумие. По всей деревне авроры сражались с Пожирателями. Однако перед «Сладким Королевством» было довольно большое полукруглое пространство, на котором никого не было.

Гарри бежал к другому концу здания, когда перед магазином взорвался огромный, очень яркий и очень громкий фейерверк.

- Джордж! - закричал он, снимая капюшон и отчаянно надеясь, что Драко действительно где-то близко и сможет услышать его сквозь этот грохот.

Внезапно его крепко схватили за руку и натянули на голову капюшон. Он вздрогнул, когда его внезапно аппарировали, и пошатнулся, приземлившись. Гарри дико озирался вокруг. После ослепительно ярких взрывов фейерверков он оказался в кромешной тьме. Часто моргая, юноша пытался приспособиться к слабому освещению.

Внезапно рядом с ним появилась беловолосая голова Драко, и тот, опускаясь на колени, встревоженно сказал:

- Он тяжело ранен, Гарри. Ему пришлось драться с МакНейром. Я вытащил его оттуда, но не знал, куда отнести и как помочь. Я дал ему крововосстанавливающее и обезболивающее, но не знаю, как его вылечить. И еще я перетянул ему ногу, чтобы хоть немного остановить кровотечение.

Джордж был без сознания, но все еще дышал.

- Где мы? - спросил Поттер.

- Мы на холме позади «Сладкого Королевства». Я не хотел нести его слишком далеко.

Гарри кивнул.

- Значит так, бери Гриффа, - скомандовал он, снимая змею с шеи и передавая ее Драко. - Он знает, что надо кусать тех, кто в масках. Держись поближе к Фреду, а я отнесу Джорджа в Визжащую хижину.

Они обменялись быстрыми взглядами. Потом Малфой восстановил свои чары невидимости, и они аппарировали.

- Джордж! - закричала Джинни, ужаснувшись при виде брата.

- Помоги мне! - приказал Поттер, уже разрывая брюки Джорджа, чтобы видеть рану. Джинни подскочила к нему и прижала рукой повязку. Закончив с брюками, он кивнул, и она убрала ткань.

Рана выглядела ужасно: широкий разрез рассекал бедро Джорджа до самой кости. Джинни застонала и покачнулась. Гарри бросил взгляд на Рона, неотрывно смотревшего на ногу брата. Тот выглядел не лучше Джинни.

Надеясь, что все получится, Поттер приставил кончик палочки к бедру Джорджа и начал произносить заклинание. Он не знал, сработает ли оно на такой глубокой ране, и вздрогнул от облегчения, когда увидел, что она начала медленно закрываться.

Он перевел взгляд на Рона и Джинни. Тем тоже явно стало легче, хотя они все еще были обеспокоены. Вдруг он нахмурился и оглядел комнату:

- А где Гермиона и Тонкс?

- Гермиона повела Тонкс в Хогвартс через туннель, - ответил Рон. - Ее раны затянулись, но она все еще слаба, и у нее есть другие небольшие травмы.

Гарри кивнул и скомандовал:

- Джинни, ты отведешь Джорджа. Он скоро придет в себя.

Джинни кивнула едва заметно:

- Спасибо, Гарри.

Рон тоже поблагодарил друга.

- Я пойду к Фреду, - сказал Поттер, поднимаясь. Он нахмурился, взглянув на Рона, и спросил:

- А ты сам-то в порядке?

- Да, - уверенно ответил тот. - Я останусь здесь, если это нужно, и продолжу наблюдение.

Гарри благодарно кивнул, сделал глубокий вдох и снова аппарировал. Когда он очутился возле «Сладкого Королевства», то увидел, что Фред едва стоит, прислонившись к стене в поисках опоры.

- Фред? - Поттер огляделся вокруг.

Уизли выпрямился:

- С ним все в порядке?

- Все будет хорошо. Я залечил его рану и отправил к Рону и Джинни. Джинни отведет его в Хогвартс, как только рана полностью затянется, - Гарри поспешил успокоить друга.

Фред расслабился и снова прислонился к стене.

- Что происходит? - спросил Поттер и вдруг почувствовал на спине руку. Они оба были в мантиях-невидимках, но Драко, по крайней мере, мог его слышать.

- Они, наконец-то, оставили попытки захватить деревню и только что ушли, - слабым голосом ответил Уизли.

- Ты в порядке? - обеспокоенно спросил Гарри.

Тот хмуро улыбнулся:

- В полном. Твой парень тебя уже нашел?

- Да. Он здесь, - ответил Гарри, даже не пытаясь возразить, что Драко - не его парень.

- Ну, если он меня слышит, то я хочу поблагодарить его, - тихо сказал Фред. Рука со спины Поттера исчезла, и он понял, что Драко дал Фреду знать, что услышал его.

Уизли вдруг ухмыльнулся и покачал головой:

- Да уж, мне будет о чем рассказать… Оу! - вдруг завопил он, отскакивая в сторону.

Гарри не знал, что именно сделал Драко, но рыжий это заслужил. Тот, похоже, был согласен, потому что только ухмыльнулся еще шире.

- Ступай к Рону, - сказал Поттер. - Увидимся в Хогвартсе.

- А ты куда?

Гарри огляделся по сторонам и тихо сказал:

- Пойду, посмотрю. Может, кому еще нужна помощь.

- Думаю, что всех раненых уже отправили в замок. Тут тебе больше некому помогать, - заметил Фред.

Поттер прикрыл глаза и был рад, что Драко обнял его.

- Гарри? - тихо окликнул Уизли.

Он вспомнил, что друг не видит его и отозвался:

- Я здесь. Ступай к Рону. Я приду в Хогвартс.

Фред кивнул и исчез.

- Мы увидимся позже, дома, - сказал он Малфою. - Я пойду, посмотрю, может, кому-то все-таки надо помочь.

Его крепко схватили за руки, и второй раз за ночь Драко аппарировал его.

Гарри осторожно огляделся и увидел, что они стоят рядом с тропинкой, ведущей к Хогвартским воротам. Слизеринец оттащил его к деревьям, растущим неподалеку, и снял капюшон. Поттер тоже снял свой.

- Я хочу пойти с тобой в замок, - быстро сказал Драко. Он заметно нервничал.

- Ты не сможешь там ничем помочь.

- Я знаю. Просто… просто я хочу войти туда с тобой.

Гриффиндорец прикрыл глаза и заметил:

- Это действительно не самое подходящее время.

- Позволь мне пойти с тобой, - умоляюще произнес блондин.

- У меня нет времени спорить, - устало сказал Гарри.

- Значит, я иду с тобой, - обрадовался Драко и быстро поцеловал его, прежде чем снова надеть капюшон.

Поттер постоял немного и направился к замку.

- Винки, - тихо позвал он.

- Да, хозяин Гарри, - отозвалась она, почти тотчас же появляясь перед ним.

- Не могла бы ты передать Нарциссе, что мы с Драко - а также и Хогсмид - в порядке? А еще скажи, что мы немного задержимся.

Винки кивнула и слегка поклонилась, прежде чем аппарировать.

Гарри пошел по тропинке, снимая на ходу мантию, поскольку сейчас в ней не было никакой необходимости. Он думал о том, кто мог или не мог оказаться в больничном крыле и, ускорив шаг, через какое-то время уже бежал к замку.



Глава 20.

Гарри, запыхавшись, вошел в больничное крыло. Там царил хаос, было довольно трудно отыскать кого-либо. Быстро посмотрев по сторонам, Поттер увидел бежавшую к нему Гермиону.

Он ожидал, что она кинется к нему с объятиями, но девушка схватила его за руку и потащила к противоположной стороне комнаты.

- Гарри, нужна твоя помощь, - с отчаянием сказала она.

Встревожившись, Поттер поспешил за ней и увидел, что она ведет его к Ремусу.

- О, нет, и Ремус тоже, - несчастно сказал он.

- С ним все будет хорошо, - отрывисто бросила мадам Помфри. - Но, как я поняла, Вы знаете заклинание, способное быстро залечивать подобные раны?

Гарри кивнул. Интересно, Снейп убьет его, если узнает, что он рассказал об этом кому-то еще?

- Тогда лечите его. Быстро, - приказала медсестра. - Кажется, Пожиратели стали все чаще использовать режущие проклятия. Здесь еще много нуждающихся в лечении.

Помфри быстро встала и уступила ему свое место рядом с Ремусом. Грудь оборотня была рассечена двумя длинными рубцами, что напомнило Гарри тот случай, когда он сам бросил режущее в Драко. Юноша провел палочкой вдоль ран, залечивая их.

- Теперь нужен ясенец, - тихо сказал он, закончив.

Мадам Помфри энергично кивнула, и Гарри увидел, что она уже держит в руке пузырек.

- Мы поговорим позже, мистер Поттер. А теперь, пожалуйста, пусть мисс Грейнджер проводит вас к другим раненым, которые нуждаются в лечении этим заклинанием.

Гарри принялся за работу, стараясь изо всех сил. Гермиона шла за ним, держа наготове вытяжку ясенца. Очень скоро он понял, что мадам Помфри уже осмотрела этих пациентов и залечила остальные их раны.

Очень много раненых. Некоторых людей Гарри не знал. Ему сообщили, что Чарли снова задело и у мистера Уизли в голове шумело после того, как его оглушили.

Наконец он прислонился к стене рядом с кроватью Джорджа. Уизли тихо переговаривались между собой, и Поттер удивился, что никто не спит. Помфри всегда давала ему сонное зелье, когда он оказывался в больничном крыле. Хотя надо было признать, что сейчас обстоятельства были совсем иными.

Он вздрогнул, когда чья-то рука легла ему на плечо, и тут же вспомнил, что Малфой пошел вслед за ним в замок. Драко находился посреди больничного крыла в Хогвартсе! Все эти люди хотели либо убить его, либо отправить в Азкабан. И он называл глупым его, Гарри. Поттер на всякий случай подвинулся поближе к Малфою.

Теперь, когда вокруг стало поспокойнее, он увидел МакГонагалл, которая направлялась к ним, по дороге она позвала с собой Ремуса, Тонкс и мадам Помфри.

Когда Люпин подошел ближе, Гарри шагнул вперед, отодвигаясь от Драко, и немедленно попал в крепкое объятье.

- Гарри, я беспокоился за тебя.

- Из нас двоих не меня ранили, - тихо возразил юноша. Он уткнулся лицом в грудь оборотня, поэтому его голос звучал приглушенно.

- Ты весь испачкан кровью, и я подумал, что тебя тоже ранили, - мягко улыбнулся Ремус, отодвигаясь.

Гарри оглядел себя:

- Да, было бы неплохо помыться и переодеться.

- Пока нет, мистер Поттер, - вставила МакГонагалл.

Он застонал и снова отошел к стене, а мадам Помфри тем временем заставила Ремуса и Тонкс сесть. Поттер почувствовал, что Драко прижался к нему. Это показалось ему очень заметным, несмотря на то, что все повернулись к МакГонагалл.

Помфри загородила их ширмами, а Минерва наложила на огороженную часть комнаты заглушающие чары, тем самым заставляя Гарри еще сильнее нервничать из-за присутствия Драко. Он даже напомнил самому себе, что Малфой не знает только про Снейпа и про хоркруксы. Поскольку МакГонагалл о них тоже не знала, то, стало быть, речь пойдет не об этом.

Его догадки подтвердились, когда профессор сообщила им имена погибших. Убитыми оказались несколько человек, и некоторые имена были Гарри знакомы. Он закрыл глаза и прислонился к стене, слушая новости. К сожалению, он уже начал привыкать к разговорам о чужих смертях.

Гораздо больше его глодало чувство вины из-за того, что он был там и не сумел помочь. Ведь именно он позвал этих людей сражаться. Юноша был рад, что среди погибших нет никого из знакомых, и одновременно стыдился этой радости.

- Гарри!

Он устало открыл глаза и увидел, что все смотрят на него.

- Это не твоя вина, - порывисто сказала Гермиона. Ее глаза застилали слезы, она крепко вцепилась в руку Рона.

- Я этого и не говорил, - тихо произнес Поттер.

- Но ты так подумал, - сказал Рон. - Даже я заметил это.

Гарри сказал с полуулыбкой:

- Гермиона дает тебе уроки наблюдательности?

Все заулыбались, хоть и сквозь слезы.

- Нет, просто я тебя знаю, - возразил Рон, слабо ухмыляясь.

- Мистер Поттер, ваши друзья правы, - сказала МакГонагалл. - Я собрала вас всех здесь, чтобы лично сообщить плохие новости, но еще я хотела сказать, что благодаря Вашим усилиям удалось спасти и Хогсмид, и людей, живущих там.

- Это не моя заслуга, - начал возражать Гарри, - я даже не участвовал в битве. Я пока не могу позволить себе сражаться, - с горечью добавил он.

МакГонагалл подняла руку, чтобы заставить замолчать тех, кто начал с ним спорить.

- Поттер, я понимаю, что это результат совместных усилий. И я также знаю, что Вы, даже не сражаясь, сделали очень много. Однако у меня накопилось немало вопросов относительно Ваших действий сегодня ночью.

Гарри настороженно посмотрел на нее и, помедлив, сказал:

- Вряд ли я смогу на них ответить.

- Да, я тоже так полагаю, - сухо заметила Минерва. - Но, может, вы могли бы для начала рассказать про заклинание, которое использовали, чтобы спасти жизни двух людей и вылечить многих других.

Поттер посмотрел на Тонкс, Ремуса, Джорджа, потом - на улыбающегося Билла, который сказал:

- Да, Гарри, расскажи нам.

- Тебе просто надоело выдумывать объяснения, - юноша ухмыльнулся в ответ.

Миссис Уизли посмотрела на него, на Билла, потом снова на него и спросила:

- Это ты вылечил Билла?

Он неохотно кивнул. По ее виду было ясно, что она сию минуту готова вскочить и задушить его в объятьях, но мистер Уизли остановил жену, положив руку ей на плечо.

- Почему ты нам не рассказал, Гарри? - нахмурившись, спросила Гермиона.

Поттер вздохнул и начал объяснять:

- Потому что сначала я не знал, сработает ли оно. И к тому же я не хотел всеобщего внимания. А еще из-за того, что я нашел это заклинание в учебнике и мне не хотелось снова слушать, как ты долбишь одно и то же.

Гермиона сердито посмотрела на него:

- Ты использовал еще одно заклинание из этого учебника?

- Да, и оно сработало, - огрызнулся Гарри, взмахом руки показывая на людей, которых ему удалось вылечить.

- Оно могло быть темномагическим, - неумолимо продолжила Гермиона, делая вид, что не замечает очевидную полезность этого заклинания.

Юноша пожал плечами и признался:

- Я думаю, что оно находится где-то на грани.

- А как ты научился его применять? - спросил Ремус, подозрительно прищурившись. - Ты выучил такое сильнодействующее заклинание, всего лишь прочитав его?

Гарри уверенно посмотрел ему в глаза и спокойно ответил:

- Я выучил гораздо худшее заклинание, просто прочитав его.

- Это точно, - встрял Рон. - Тем заклинанием он несколько месяцев назад чуть не убил Малфоя.

Поттер вздрогнул, когда вокруг поднялся шум.

Он почувствовал, как Драко взял его за руку и успокаивающе пожал ее. Во всяком случае, ему так хотелось думать… и Гарри был благодарен, что тот не отодвинулся от него - он мог надеяться, что Малфой уже не обижался.

- Тихо! - крикнула МакГонагалл. Все почти сразу же замолчали.

- Мистер Поттер, думаю, вам есть что еще объяснить.

Гарри посмотрел на нее с жестким выражением лица:

- Я прочитал то, первое заклинание в книге Снейпа, это была пометка на полях. Мне было известно лишь название и то, что оно от врагов. Я застал Малфоя врасплох, между нами завязалась дуэль. Я бросил это заклинание и порезал его. Снейп тогда его вылечил, а я лишь недавно нашел формулу, которую он при этом использовал, и выучил. Она оказалась очень полезной.

МакГонагалл поджала губы, и юноша был уверен, что ей хотелось бы продолжить расспросы, прежде чем примерно наказать его. Он был удивлен, услышав ее слова.

- Думаю, будет лучше, если происхождение этого заклинания останется между нами, но, Поттер, вы должны научить ему Поппи, - решительно сказал она.

Гарри кивнул.

Минерва продолжила:

- Заклинание действительно полезное, а мы сейчас переживаем трудные времена. У меня еще много вопросов, но я хочу сказать, что меня переполняет чувство гордости за все, что Вы сделали сегодня ночью.

Юноша смущенно заерзал, она улыбнулась:

- Я знаю, вы не хотите похвалы, но я совершенно поражена тем, как вам удалось так быстро все организовать. То, как вы разговаривали со Скримджером, было впечатляюще. Вам удалось получить необходимую всем нам помощь.

Она замолчала и внезапно спросила, прищурившись:

- Мистер Поттер, я разговаривала сегодня ночью со многими людьми - по их словам, очень часто у Пожирателей были какие-то проблемы с палочковой рукой. Вы не знаете, в чем дело?

Гарри наклонил голову и невинно улыбнулся (надо сказать, что эта улыбка не обманула никого из присутствующих). Ответил он честно:

- Я им ничего не сделал.

- Вы нам не расскажете, - сухо констатировала МакГонагалл.

- Не сейчас, - подтвердил Поттер. Он, может, и рассказал бы… но змея в данный момент была у Драко, значит, ее нельзя было показать.

- И больше вы нам ничего не сообщите?

- Вряд ли, - ответил Гарри, немного подумав.

- Вы такой же скрытный, как Альбус, - недовольно заметила Минерва.

Юноша ухмыльнулся:

- Спасибо. Я польщен.

Все расхохотались, но многие при этом по-прежнему смотрели на него вопросительно, а Гермиона и Ремус - явно подозрительно.

- Итак, если вы закончили допрашивать меня с пристрастием, может, расскажете нам о Пожирателях? - поинтересовался Гарри.

- Нескольких удалось захватить в плен, - проинформировала их МакГонагалл. - Но все же мне не верится, что нам удалось схватить кого-то из особо значимых фигур.

- А что насчет Снейпа и Малфоя? - сердито выкрикнул Рон.

Она уныло покачала головой:

- Я слышала от нескольких человек, что они видели Снейпа во время сражения, но среди пленных его нет.

Поттер не мог определить, что ее больше печалит: то, что зельевар сражался на стороне противника, или то, что его не удалось схватить.
Он попытался сохранить безучастный вид, просто слушая разговор.

- А Малфой? - сейчас спрашивал Чарли. - Этому маленькому гаденышу снова удалось сбежать?

- Я не слышала, чтобы его кто-то видел сегодня ночью, - сказала Минерва.

- Может, Малфой после того раза решил, что ему лучше спрятаться? - высказал предположение Фред, ухмыляясь Чарли.

- Хотя ты все равно оказался в больничном крыле, - добавил Джордж, ухмыляясь так же широко, как Фред.

Гарри опустил голову, пытаясь сохранить невозмутимость. Ему не верилось, что близнецы способны шутить даже в такой ситуации. Его руку снова пожали, и он подвинулся поближе к Драко.

- Заткнитесь, - проворчал Чарли, но он тоже улыбался. - Не только я тут оказался.

- Мне бы очень хотелось, чтобы вы перестали мучить меня и больше не попадали в больничное крыло, - строго сказала миссис Уизли.

Поттер, как и все остальные, улыбнулся при этих словах, но заметил, что Ремус пристально смотрит на него. Он вопросительно поднял брови, но оборотень лишь слегка покачал головой.

Тут мадам Помфри объявила:

- Я думаю, что моим пациентам пора отдохнуть. Остальные расходятся по домам и тоже отдыхают, - потом она обратилась к Гарри, - а вас я жду у себя завтра.

Он немного поколебался, но не увидел способа отказаться и покорно сказал:

- Я приду. Но только сначала высплюсь.

Она улыбнулась и кивнула, соглашаясь.

- А потом, я думаю, вы зайдете ко мне. Нам нужно кое о чем переговорить, - сказала МакГонагалл. - Скажем, часа в четыре?

Поттер застонал. Как же он ненавидел эти «переговоры». Они требовали больше напряжения, чем что-либо иное. Он был уверен, что Драко сейчас над ним смеялся, и проворчал:

- Я приду.

- Нам нужно поговорить, Гарри, - спокойно сказал Ремус, но в его голосе слышались командные нотки.

- Ремус, уже поздно, - запротестовал юноша.

- Да, поздно, - согласился оборотень. - Но ты все же удели мне несколько минут.

Гермиона разочарованно смотрела, как Ремус уводит Гарри.

- До завтра, Гарри, - сказала она.

- Я уже получил завтрашнюю порцию вопросов и выговоров, - саркастически ответил он. - Так что увидимся во вторник.

- Но, Гарри… - запротестовала девушка.

- Нет, - твердо сказал Поттер. - Я планирую выспаться, а потом у меня много дел.

- Тогда я приду сюда, чтобы ты и меня научил этому заклинанию, - непреклонно заявила Гермиона.

- Меня тоже, - встряла Джинни.

- Думаю, это означает, что я тоже приду, - пробормотал Рон.

- И мы, - радостно добавил Фред.

- Я всегда узнавал на уроках Гарри много нового, - согласился Джордж.

Поттер закатил глаза.

- Отлично, тогда увидимся с вами со всеми здесь, в три часа пополудни, - сказал он, сдаваясь.

- Великолепно, - подытожила МакГонагалл, потом добавила, мило улыбаясь, - хорошего отдыха, Гарри.

Он, нахмурившись, посмотрел на нее и Гермиону, подозревая, что завтра его, скорее всего, снова будут немилосердно допрашивать.

- Идем, Гарри, - напомнил о себе Люпин.

Тяжело вздохнув, юноша вышел вслед за Ремусом из больничного крыла. Он задержался на пороге и оглянулся на остальных. Он собирался помедлить ровно столько времени, сколько потребуется Драко, чтобы проскользнуть за дверь. Однако, окинув взглядом лазарет, он простоял гораздо дольше. В помещении оставалось еще много народа. Как раненых, так и посетителей. Почти все они участвовали в сражении за Хогсмид.

- Немало раненых отправили в клинику Святого Мунго, - тихо сказал Ремус.

Гарри машинально кивнул.

- Многие готовы сражаться, - Люпин посмотрел на Гарри в упор. - И все они пришли потому, что ты позвал их.

Поттер вздохнул. Он наконец отпустил дверь и подошел к оборотню.

- Ты чувствуешь ответственность за них, - констатировал Люпин.

- Немного, - признался Гарри. - Трудно ее не чувствовать.

Ремус что-то пробурчал в ответ себе под нос. Он на несколько минут погрузился в молчание, пока они уходили подальше от больничного крыла.
Усталость брала свое, и Гарри почти не обращал внимания, куда они идут - он просто послушно переставлял ноги. Так продолжалось до тех пор, пока он не почувствовал, что его крепко схватили за руку и повели куда-то. Как оказалось, к Астрономической башне.

Юноша остановился посреди коридора и встревоженно спросил:

- Ремус, куда мы идем?

Тот вдруг улыбнулся:

- А что, что-то мешает нам идти в ту сторону?

- Конечно мешает! Ты знаешь, что там случилось.

- Допустим, - кивнул Люпин.

Гарри нахмурился, услышав его тон. Он не мог понять, куда тот клонит.

- Идем. Мы уже почти дошли до Выручай-комнаты. Ночь была длинная, и я хотел бы отдохнуть.


Поттер обеспокоенно посмотрел на него и произнес:
- Я удивлен, что тебе вообще позволили уйти из больничного крыла.

- Мне повезло, и у Поппи сегодня слишком много забот, чтобы заметить мое отсутствие, - улыбнулся Ремус.

Гарри не смог сдержать улыбку. Они слегка изменили направление и пошли к Выручай-комнате.

Мне нужна комфортная обстановка, чтобы поговорить с Ремусом… мне нужна комфортная обстановка, чтобы поговорить с Ремусом… мне нужна комфортная обстановка, чтобы поговорить с Ремусом…


В стене появилась дверь, и оборотень вошел в нее.

- Очень хорошо, - послышался его благодарный голос.

Поттер, убедившись, что Драко держится за его спиной, тоже вошел внутрь и огляделся по сторонам. Комната выглядела как самая обычная гостиная: приглушенные цвета обстановки, неяркое освещение. Тут было уютно, перед большим камином стояли удобные кресла и диван.

Ремус осторожно опустился в кресло и жестом показал Гарри, чтобы и он тоже сел. Юноша упал на диван и тотчас же решил, что он отсюда не встанет. Он откинул голову на спину и тихо застонал от облегчения.

- Хорошо? - усмехнулся Люпин.

- Ремус, я устал, - проворчал Гарри, он даже не пытался открыть глаза. - Это был невероятно длинный день. А сейчас уже за полночь. Тут так уютно, что я мог бы уснуть и сидя.

- Может, твой гость тоже воспользуется возможностью посидеть и отдохнуть? - спокойно поинтересовался оборотень.

Поттер тотчас же открыл глаза и, подняв голову, уставился на Ремуса.

- Ты - мой гость, - помедлив, произнес он.

Тот согласно кивнул и сказал:

- Однако не единственный.

- Ремус, о чем ты хотел поговорить со мной? - в голосе Гарри явно послышались жесткие интонации. Конечно, Люпин не мог знать о присутствии Драко… или мог?

- Я уже говорил, что волнуюсь за тебя, - ответил оборотень, обеспокоенно глядя на юношу. - К тому же я хочу, чтобы ты знал, что ты в любом случае можешь рассчитывать на мою поддержку.

Гарри настороженно посмотрел на него. Они не так много времени проводили вместе, но Ремус был настолько близким ему человеком, что он считал его своей семьей. Официально его семьей были Дурсли, но даже тетя Петунья, несмотря на изменения, произошедшие в ее поведении в последнее время, не пробуждала в юноше и толику похожих эмоций.

Люпин снова улыбнулся:

- По-моему, ты должен был писать эссе об оборотнях. Вам его когда-то задавали.

Гарри сконфуженно нахмурился.

Ремус спокойно пояснил:

- Через неделю полнолуние. Если ты писал то эссе, то должен знать, что у оборотней перед полнолунием обостряется обоняние.

Поттер распахнул глаза, когда до него дошло, на что намекает Люпин. Тот почувствовал запах Драко.

- Думаю, что тут находится кое-кто еще, кто тоже должен был писать эссе на эту тему.

- Что ты хочешь этим сказать, Ремус? - напрямик спросил Гарри. Если тот и впрямь учуял Малфоя, то они здорово влипли.

- Я совершенно не понимаю, как такое могло случиться, - нахмурившись, добавил оборотень. - Но я здесь, чтобы помочь тебе, чем смогу. Если ты, конечно, позволишь.

Поттер опустил голову и попытался обдумать сложившуюся ситуацию. Можно ли довериться Люпину? В отличие от Рона, тот не был вспыльчив. В то же время, будучи истинным Мародером, Люпин не был задвинут на соблюдении правил, как Гермиона. Но ведь он обещал Драко, что не выдаст его.

Гарри уверенно посмотрел на оборотня:

- Прости, Ремус, но мне нечего тебе сказать.

Люпин может подозревать сколько угодно, но у него нет доказательств.
Тот кивнул, принимая его ответ, но выглядел при этом разочарованным.

- Я не хотел расстраивать тебя, - несчастно сказал Поттер.

Ремус грустно улыбнулся:

- Нет, Гарри. Ты не расстраиваешь меня. Я очень горжусь тобой и тем, что ты делаешь. Просто я разочарован в себе, потому что мне нечем больше тебе помочь.

- Нет, это не так, - возразил юноша.

- Думаю, ты делаешь то, чего никто другой не смог бы сделать. Я не имею ни малейшего понятия, откуда ты берешь для этого силы.

Услышав это, Гарри улыбнулся. Ремус вопросительно посмотрел на него. Юноша покачал головой, улыбаясь по-прежнему.

Послышался шорох ткани, и рядом с ним материализовался Драко, напряженно и настороженно глядя на Ремуса. Хоть оборотень и знал о его присутствии, он все равно выглядел удивленным.

- Драко, что ты делаешь? - зашипел Гарри.

- Все равно он уже знает, что я здесь, - огрызнулся блондин.

- Он только подозревал, болван, - раздраженно возразил Поттер. - Он не называл твоего имени.

Драко закатил глаза:

- Да, но все мы знаем, о ком он говорил.

- Ну, да, - вынужден был признать Гарри. - Но ты не должен был показываться.

- Я думаю, что он ничего никому не скажет, - возразил Малфой.

Поттер часто заморгал и изумленно спросил:

- Ты пытаешься убедить в этом меня?

- Если он в курсе дела и готов помочь, то, может, с его помощью тебе удастся завтра увильнуть от расспросов, - проворчал Драко.

Резонность его доводов заставила Гарри замолчать и снова посмотреть на Ремуса. Тот ошеломленно смотрел на них обоих.

- Ну, да. Сядьте, мистер Малфой, - сказал оборотень.

Блондин уселся на диван рядом с Поттером, Люпин, увидев это, поднял бровь.

- Ты не веришь своим глазам, да? - спросил его Гарри.

Ремус внимательно посмотрел на сидевших перед ним парней и признался:

- Я был абсолютно уверен, что он тут, но теперь я действительно не верю своим глазам.

- Ремус, не рассказывай никому, - умоляюще произнес Поттер.

- Ты знаешь, что делаешь, Гарри?

Юноша внезапно засмеялся:

- Вообще-то, нет. Но я доверяю Драко.

- Драко? - недоверчиво переспросил Люпин, отметив, что Гарри назвал слизеринца по имени. - Расскажите, во имя Мерлина, как случилось, что вы называете друг друга по именам?

Поттер взглянул на ухмылявшегося блондина и шлепнул его по колену.

- Не начинай, - предупредил он.

- Я ни слова не сказал, - все с той же ухмылкой заметил Малфой.

Гарри подозрительно прищурился, но начал отвечать Ремусу:

- Ну, я, гм, разрешил ему называть меня по имени, когда он переехал ко мне.

Люпин поднял брови и воскликнул:

- Он живет с тобой? У Дурслей?

- Ну, да, - признался Поттер, жутко нервничая.

Ремус открыл рот, чтобы что-то сказать, но потом, видимо, был не в состоянии ни закрыть его, ни произнести хоть что-нибудь.

- Ремус? - обеспокоенно окликнул его юноша.

Тот закрыл рот, а потом и глаза тоже.

Гарри посмотрел на Малфоя, не зная, что нужно делать в такой ситуации. Он вытащил палочку и, бросив взгляд на оборотня, оградил их с Драко заглушающими чарами.

Блондин тяжело вздохнул и спросил:

- Мы не уйдем отсюда, пока не ответим на все вопросы?

Гриффиндорец покачал головой и ответил извиняющимся тоном:

- Вряд ли. Может, ты поговоришь с ним? Я не знаю, что, по-твоему, мне стоит рассказывать, а что нет.

- Это так важно для тебя? - нахмурившись, спросил Малфой.

Гарри пожал плечами.

- Я доверяю Ремусу. Решай сам, что ты считаешь нужным рассказать ему. Я знаю, что если бы ты мог выбирать, то вообще ничего не стал бы говорить, но… - он замолчал, снова беспомощно пожав плечами.

Драко потер глаза и пробормотал:

- Не могу поверить, что я собираюсь все рассказать волку.

- Тебе вообще ничего не пришлось бы ему рассказывать, если бы ты оставался под мантией, - раздраженно заметил Поттер.

- Но тебе нужно, чтобы он был за тебя, - огрызнулся Малфой, сердито глядя на Гарри.

- Я бы справился с этим, - возразил тот.

- Но ты не должен справляться со всем сам. Я разговариваю с ним не ради своей безопасности, тупица.

- Я не просил тебя рисковать своей безопасностью, - сказал Поттер, угрожающе сверкая глазами.

- Нет, ты просто приказал мне идти за тобой в самую гущу сражения, - саркастически заметил Драко.

Гриффиндорец дернулся, как будто его ударили, и Малфой тут же пожалел о сказанном.

- Гарри, - умоляюще начал он.

- Ты прав, - сухо отозвался Поттер. - Я говорил, что обеспечу тебе безопасность, а потом нарушил слово и велел идти в бой, хотя ты не хотел сражаться ни за одну из сторон.

- Я не какой-нибудь гребаный самоотверженный гриффиндорец, но я пытаюсь помочь, - огрызнулся Драко. - Я знаю, что идет война. И еще я знаю, что ты находишься в самом ее эпицентре в буквальном смысле слова. Я не лезу в гущу событий вслепую, как ты, но мне все равно тяжело.

Он глубоко вздохнул.

- Мы оба знаем, что Люпин не относится к числу любимых мной людей, но мы также знаем, что он относится к числу людей любимых тобой. Он уже в курсе, что я был здесь. Я совершил ошибку, - неожиданно признался Драко. - Сейчас имеет смысл этим воспользоваться. Он мог бы оказать необходимую тебе поддержку.

- Совершенно по-слизерински, - помедлив, сказал Гарри. - Что бы ни случилось, уметь воспользоваться ситуацией.

Малфой кивнул, соглашаясь с ним.

- Я знаю, что это рискованно, но он вроде бы относится ко всему вполне терпимо, - сказал блондин, немного поморщившись. - Рассказать правду Люпину, когда он уже и так что-то заподозрил, не так опасно. Вот если бы на его месте был Уизел!

Поттер сердито посмотрел на Драко. Тот закатил глаза и надменно заявил:

- Однако я готов зайти настолько далеко, Гарри.

Гриффиндорец неохотно кивнул и признался:

- Ты зашел гораздо дальше, чем я ожидал.

- Во время войны часто приходится жертвовать чем-то, - сухо произнес Малфой.

- Да, ты пожертвовал многим, - согласился Поттер.

- Не мне одному пришлось идти на уступки. Ты многим жертвуешь ради меня и моей семьи. Я пытаюсь отплатить тебе тем же, но это нелегко.

Гарри улыбнулся и сказал:

- Я ценю это.

- Значит, ты хочешь рассказать ему о нас? - Драко бросил взгляд на Ремуса, который с интересом смотрел на них.

- По-моему, я должен сделать это, если ты не против. Хотя и не могу представить себе, насколько он будет шокирован.

- Ну, тогда давай выясним, - сказал блондин, в его глазах появился озорной блеск.

Гарри не успел спросить, как именно Малфой собирается это выяснять, когда тот наклонился и поцеловал его. Он на несколько мгновений позабыл о Ремусе. Ему было уютно рядом с Драко, а поцелуй помог расслабиться и успокоить истрепанные нервы.

Слизеринец отодвинулся, и его губы изогнулись в полуулыбке. Поттер понял, что на него поцелуй подействовал точно так же, потому что блондин сейчас тоже выглядел менее напряженным.

Гарри наконец снял заглушающие чары, и они повернулись к Ремусу. Ему стало неудобно перед оборотнем, который сейчас выглядел еще более ошеломленным, чем за весь прошедший вечер.

- Теперь я понимаю, что в такие минуты действительно нужен попкорн, - насмешливо сказал Драко.

Поттер взглянул на него и засмеялся. Потом он снова сфокусировал все свое внимание на Ремусе и произнес извиняющимся тоном:

- Наверно, это не самый лучший способ сообщить тебе. Но мы с Драко встречаемся.

- Что? - шокированно спросил оборотень.

Малфой быстро схватил мантию, лежавшую позади него, и начал рыться в карманах. Вытащив несколько пузырьков, он протянул по одному из них Гарри и Ремусу и пояснил:

- Перцовое зелье. Мы все устали и, судя по всему, пробудем здесь еще какое-то время.

Поттер выпил содержимое склянки, Драко сделал то же самое, и Люпин последовал их примеру. Все они почувствовали себя бодрее, и Малфой начал объяснять, что случилось - с того самого момента, как он появился с Викторией у дома Дурслей. Гарри рассказал о Винки, о своем разговоре со Скримджером и об их визите к близнецам. Блондин, в свою очередь, - о матери и о том, что они ушли от Темного Лорда.

Ремус внимательно слушал их, изредка перебивая, чтобы уточнить тот или иной момент. Когда они закончили, оборотень какое-то время изумленно разглядывал их:

- Я просто поражен, что вы смогли договориться.

Юноши пожали плечами.

- Драко, ты не возражаешь, если мы с Гарри поговорим с глазу на глаз?

Драко был удивлен, что его вообще спросили, но махнул рукой, давая свое разрешение. Поттер придвинулся к Ремусу и оградил их заглушающими чарами.

- У тебя хорошо получается это заклинание, - заметил оборотень.

- Много практиковался, - уныло ответил Гарри.

Ремус перешел к делу:

- Гарри, я хотел бы знать, контактируешь ли ты с Северусом?

Поттер подозрительно прищурился и резко спросил:

- Зачем бы мне понадобилось контактировать со Снейпом?

- А зачем тебе понадобилось контактировать с Драко?

- Ты же слышал, что мы говорили тебе о Виктории.

Люпин взмахнул рукой:

- Ты сумел побороть свой гнев. Ты уже не тот, что был раньше. Я наблюдал за тобой сегодня в больничном крыле. В то время как Рон и остальные все еще кипят от злости, ты почти не реагируешь на упоминания о Снейпе и Малфое. Если ты сумел достичь… дружеских отношений с Драко, то, возможно, ты сумел заключить что-то вроде перемирия и с Северусом.

- Если ты вдруг забыл, то хочу напомнить, что Снейп ненавидит меня, Ремус, - с сарказмом заметил Гарри.

- Он всех ненавидит, - сухо возразил Люпин. - Это ничего не говорит мне о том, сумел ты с ним договориться или нет.

Юноша усмехнулся:

- Драко до сих пор регулярно заявляет, что ненавидит меня.

- И посмотри, какие между вами на самом деле теплые отношения.

Гарри содрогнулся и решительно заявил:

- Я не сплю со Снейпом.

- Думаю, что тебе вполне хватает Драко, - засмеялся оборотень.

- Да уж, - выразительно произнес Гарри. Он нахмурил брови, обдумывая, рассказать Ремусу о зельеваре или нет.

Люпин наклонился вперед, он, видимо, хотел дотронуться до юноши, но воздержался.

- Гарри, - сказал он очень грустным голосом. - Однажды я сделал огромную ошибку, поверив человеку, который меньше всех заслуживал доверия. Я виноват в этом так же, как и все остальные, и я не хочу повторять свою ошибку, если есть возможность избежать этого.

Юноша понял, что тот имеет в виду:

- Ты же не знал. Во всем виноват Петтигрю. У тебя были веские причины, чтобы не верить.

Ремус печально покачал головой.

- Может быть, - сказал он, но, судя по тону, он сам не очень-то верил в это. - Питер всегда был безвольным. Я знал это. Я не мог поверить, что он мог предать твоих родителей, но я знал, что он слабак. Сириус, в свою очередь, был сильным. Он всегда был сильным. Это я тоже знал, так что очень быстро поверил в худшее, - сказал он подавленно.

- Да, ситуация была аховая. Все было против Сириуса, - признал Гарри.

- А теперь все против Северуса, - тихо заметил оборотень.

Да, именно так, - согласился про себя Поттер. После слов Ремуса у него в голове была сплошная каша, его захлестывали эмоции.

- Северус такой же сильный, как и Сириус, - продолжил Люпин. - Вообще-то, я думаю, что Северус гораздо сильнее во многих отношениях, и я отказываюсь признать его вину очевидной. И неважно, в чем его обвиняют. Если он изменил свои убеждения - я буду горевать об утрате, но ни за что не поверю в это без доказательств.

- Он убил Дамблдора, - напомнил Гарри, осознавая, что в данный момент он играет роль адвоката самого дьявола. - Большинство людей считают это вполне достаточным доказательством. Сириус хоть никого и не убивал, а все равно все думали, что он это сделал.

- Но почему он убил Дамблдора? - тихо спросил Ремус. - Чего еще я не знаю? Мы живем в сложное время.

Поттер медленно кивнул. Да, конечно, они жили в сложное время и вокруг часто происходило то, чего не должно было случиться.

Ремус тяжело вздохнул:

- Я знаю, что ты хранишь много секретов, Гарри. Могу только надеяться, что один из них - перемирие с Северусом.

Юноша встретил пристальный взгляд Люпина и спросил:

- Ты будешь хранить мои секреты и не будешь расспрашивать о том, что я делаю?

Ремус улыбкой выразил свое согласие и посмотрел на Драко, который внимательно наблюдал за ними.

- Да, Гарри, я буду хранить твои секреты. Я понимаю, насколько они важны. Я также отдаю себе отчет в том, что никто не может понять твоих поступков. Но я вижу их результат, - он снова встретился взглядом с Гарри. - Я не могу обещать не задавать вопросов, но обещаю не вмешиваться в твои решения.

Поттер сделал глубокий вдох:

- Ты ведь знаешь, что он убьет меня за то, что я все рассказал тебе?

Ремус хохотнул, явно довольный его вопросом:

- Нет, он не убьет тебя. Хотя потом он может третировать тебя за это всю жизнь.

- Очень обнадеживает, - саркастически заметил Гарри.

Оборотень вздохнул с облегчением:

- Это ведь Северус предупредил тебя о нападении?

- Да. Но не говори больше никому. Об этом никто не знает кроме нас с тобой. Даже Драко.

- Северус не знает о Малфоях? - с любопытством спросил Люпин.

- Не знает, но он очень беспокоится о них, - покачал головой Гарри. - Не то чтобы он мне в этом признался. Я не сказал ему, потому что не знал, как он отреагирует. У меня до сих пор нет никаких доказательств того, что Малфои действительно перешли на нашу сторону.

Ремус выглядел огорченным.

- Гарри, должен признать, что у меня в этом деле собственный интерес. Но если кто и может тебе помочь, так это Северус.

Юноша пожал плечами:

- Я знаю, что должен рассказать ему. И чем раньше я это сделаю, тем быстрее мы сможем переехать на Гриммаулд Плейс.

- Ты имеешь доступ туда? - удивленно спросил оборотень.

- Да. Дамблдор настроил охранные чары так, чтобы они пропускали только меня и Снейпа. Я сейчас занимаюсь тем, что привожу дом в пригодное для проживания состояние, чтобы мы с Малфоями могли там поселиться.

Ремус потер ладонями лицо, пытаясь усвоить то, что рассказал ему Гарри. Тот сочувственно посмотрел на него и сказал:

- Думаю, что я тебя достаточно шокировал для одного вечера. Тебе нужно вернуться в больничное крыло и отдохнуть.

- Кто тут взрослый? - усмехнулся Люпин.

Юноша нахально ухмыльнулся ему:

- Помфри сказала бы, что уж точно не ты, раз так и не научился оставаться в постели столько, сколько положено.

- Думаю, нам всем нужно отдохнуть, - засмеялся Ремус, согласно кивая.

Гарри снял заглушающие чары и тихо спросил Драко:

- Ты в порядке?

Тот пожал плечами и осторожно сказал:

- В порядке. Но мне просто необходимо в душ и потом было бы неплохо поспать часа этак двадцать четыре.

Поттер кивнул, соглашаясь с ним. Он тоже хотел помыться и лечь спать, но ему очень не хотелось двигаться. И еще он думал, что ему нужно заглянуть на Гриммаулд Плейс.

- Винки? - позвал он и настороженно посмотрел на Ремуса. Тот ничего не сказал, только ответил любопытным взглядом.

Винки тут же появилась. Она заламывала руки и выглядела очень встревоженной:

- Да, хозяин Гарри?

- Все в порядке? - он нахмурился, заметив, как выглядит эльф.

Она посмотрела на Ремуса, на Драко, потом вопросительно глянула на Гарри. Тот нахмурился еще сильнее и, бросив на них быстрый взгляд, снова наложил заглушающие чары, на этот раз на них с Винки.

- Что случилось, Винки? С Нарциссой и Викторией все в порядке?

Эльф кивнула:

- Они беспокоятся, но с ними все хорошо. Винки вызывал хозяин Снейп.

- С ним что-то случилось? - встревоженно спросил Гарри.

Глаза эльфа наполнились слезами, и она покачала головой:

- Винки не разрешили говорить вам.

- Не он твой хозяин, а я, - оборвал ее юноша, обстоятельства вынуждали его быть резким. - Что с ним?

- Хозяин Снейп отправил меня за лекарствами. Ему совсем плохо, - сказала Винки, расплакавшись.

- Твою мать! Возвращайся и присмотри за ним, - приказал он. - Я скоро буду.

Он снял заглушающие чары и встал с дивана.

- Гарри, что случилось? - встревоженно спросил Драко. - Что-то с мамой? С Викторией?

- С ними все в порядке, - поспешил успокоить его Поттер. - Возвращайся домой, пусть Нарцисса сама убедится, что ты жив-здоров.

- А ты куда?

- Мне нужно идти,- ответил он, направляясь к двери.

- Гарри, - окликнул его Люпин.

Он поймал вопросительный и обеспокоенный взгляд оборотня и кивнул. Ремус резко выдохнул.

- Ступай, - разрешил он.

Драко тем временем подошел, чтобы поцеловать его.

- Будь осторожен, - пробормотал он.

Гарри улыбнулся, надеясь, что это убедит Малфоя.

- Я вернусь как только смогу, - сказал он, потом открыл дверь и бросился бежать.



Глава 21.

Когда Гарри вбежал в прихожую дома на Гриммаулд Плейс, громко хлопнув при этом дверью, его тут же встретила Винки.

- Сюда, - сказала она и направилась к лестнице.

Он прошел за ней в одну из спален и сразу же выхватил глазами фигуру, сгорбившуюся на краю кровати. Юноша даже не глянул по сторонам, чтобы определить, кому эта комната принадлежала раньше. Он лишь рассеянно отметил, как это чертовски здорово, что его не тошнит при виде крови, потому что тут ей было заляпано все. Хотя тот факт, что ее было много, до жути его испугал.

- Поттер, - сердито прорычал Снейп.

- Что случилось? - спросил Гарри, подбегая к нему и не обращая внимания на предупреждение.

- Вон отсюда, Поттер, - скомандовал Северус, не отвечая на его вопрос.

От внимания гриффиндорца не укрылись пепельно-бледный цвет лица зельевара и его явная слабость. Его мало заботило, что тот выглядит совершенно шокирующе - без мантии, в одних лишь брюках; гораздо большим потрясением для него стало то, в каком состоянии были грудь и спина мужчины.

- Вы ранены, - огрызнулся Гарри. - Здесь больше нет никого, кроме меня, кто помог бы вам, так что придется примириться с моим присутствием.

- Со мной все будет в порядке, - возразил профессор. - Так что вы мне тут не нужны.

Поттер пропустил его слова мимо ушей.

- Что случилось? - снова спросил он, изучая раны на груди Снейпа. Тот явно пытался очистить их, но добился лишь того, что они снова стали кровоточить. Судя по пятнам крови, можно было догадаться, что он уже немного залечил их.

Гарри вытащил палочку и склонился над Северусом.

- Что вы делаете? - спросил тот, подозрительно прищурившись.

- Собираюсь вас лечить, - рассеянно произнес юноша.

- Вам уже приходилось заниматься этим сегодня?

Гриффиндорец поднял на него глаза и увидел, что зельевар критически разглядывает засохшие пятна крови на его одежде.

- Да, - настороженно ответил он. Поттер не собирался сейчас ссориться из-за заклинания. Снейп нуждался в срочном лечении, хотел он при этом помощи Гарри или нет.

- Я понимаю, что вы сами можете позаботиться о себе - тем более что нужное заклинание вам очень хорошо известно, но вы ослабли из-за большой кровопотери. Будет быстрее, если это сделаю я, и в любом случае вы не сможете залечить себе спину.

Он поднял палочку, но его запястье внезапно было перехвачено. Гарри вопросительно посмотрел на зельевара. Тот пристально разглядывал его, будто что-то искал. Гриффиндорец решил, что, по-видимому, нашел, потому что Снейп слегка и кивнул и без слов выпустил его руку.

Гарри снова сосредоточился на ранах и начал водить палочкой вдоль них. Винки принесла чистую воду и полотенца, и он сделал паузу, чтобы стереть кровь. Снейп продолжал внимательно наблюдать за ним, но не вмешивался и никак не комментировал его действия. Он лишь один раз остановил юношу, чтобы залезть в свою сумку с зельями и, выбрав из них пару нужных, быстро выпил содержимое.

Когда края ран на груди и животе Северуса начали медленно закрываться, Гарри пересел так, чтобы иметь возможность заняться спиной. Он поморщился, когда увидел, что длинные рубцы здесь были еще глубже. Полностью сконцентрировавшись на своем занятии, гриффиндорец приступил к лечению.

- Поттер, - слабо окликнул его Снейп.

Он сделал паузу, прежде чем перейти к следующей ране и, заметив, что профессор слегка покачивается, тихо произнес:

- Да?

- Мне нужно лечь, - пробормотал тот.

Гарри очень обеспокоился: он понимал, что Снейп терпел столько, сколько мог. Юноша быстро слез с кровати и, увидев, что раны на груди профессора закрылись полностью, помог ему лечь на живот. Должно быть, Северусу было совсем худо, если он принял его помощь без малейших возражений.

Зельевар закрыл глаза, и Поттер решил, что тот потерял сознание. Он осторожно снова сел на кровать и, наконец, залечил все раны. Сделав это, гриффиндорец проверил состояние профессора, и обнаружил, что тот ровно дышит. Удивительно (хотя, не так уж и удивительно, учитывая обстоятельства), но Снейп действительно заснул. Взглянув на пузырьки из-под зелий, Гарри понял, что тот принял зелье для сна без сновидений, прежде чем лечь.

Он изумленно посмотрел на него. Этот человек не хотел его звать, а потом сам же усыпил себя? Надо сказать, что Северус крайне нуждался в отдыхе и ему нужно было время, чтобы раны зажили, но… Гарри никак не мог предположить, что Снейп ему настолько доверяет.

Изумленно покачав головой и подумав о том, что ему тоже неплохо было бы пойти поспать, Гарри начал губкой стирать с тела зельевара кровь и грязь. Он тихо усмехнулся. Может, если бы Снейп не спал, то не допустил бы такого унижения. Продолжая бесстрастно делать свое дело, Поттер раздел профессора и стер с него всю кровь. Он не знал откуда, но Винки принесла для Северуса пижаму. Гарри заставил себя переодеть его, зная, что тот будет недоволен этим. Скривившись, юноша понадеялся, что Снейп поймет, что и ему это тоже не доставило ни малейшего удовольствия.

И как ему, черт возьми, удается попадать в такие ситуации, ворчал он про себя. Ни один студент никогда не должен видеть своего профессора голым. Гарри отказывался задумываться об этом, но знал, что, по здравому размышлению, он найдет это еще более неприятным, чем вид открытых ран.

Им с Винки удалось, в конце концов, уложить Снейпа в чистую постель. Юноша посмотрел на зельевара, спавшего теперь в более комфортных условиях. Этот человек был абсолютной загадкой для Поттера, но он сочувствовал ему.

Он не знал, почему сопереживает Снейпу. Они, вообще-то, уже не были друг для друга профессором и студентом. Они уже не были врагами, как Гарри считал какое-то время. Но и друзьями не стали. А уж тем более любовниками, как намекал в своих расспросах Ремус. Гриффиндорец скривился от этой мысли. Нет, вид голого профессора не вызвал у него ни одной задней мысли.

Он вздохнул и продолжил разглядывать мужчину. Кем бы они друг другу ни приходились, Гарри беспокоился о нем. Он никогда раньше не думал, что такое возможно, но он действительно беспокоился о Снейпе. Он знал, что тот был наказан из-за исчезновения Малфоев и из-за неудачи в Хогсмиде. Наверно, кому-то еще тоже не повезло, но Северусу посчастливилось остаться в живых.

До него только сейчас дошло, что Снейпа, очевидно, выпороли. Вот откуда эти рубцы, покрывавшие его грудь и спину! Поттер не имел ни малейшего понятия, выпали ли на долю зельевара еще какие-то физические наказания или проклятия, но знал, что тому пришлось выдержать немало.

Ему надо было сказать, где находятся Малфои - он только что принял наказание за них, и принял достойно. Понравится ему или нет, что их прячет Гарри, но этот человек больше не должен сходить с ума, рисуя себе страшные картины того, что с ними могло случиться. Ему и так много досталось.

Гарри улыбнулся. Он сомневался насчет того, что ему не нужно тревожиться о здравом рассудке Снейпа. Этот человек спал под действием зелья, пока мальчик-которого-он-любил-ненавидеть целился палочкой ему в спину.

- Хозяин Гарри? - нерешительно обратилась к нему Винки.

Он повернулся к ней.

- В ванной - полотенце и чистые вещи для вас, - сказала она.

Юноша благодарно улыбнулся.

- Спасибо, - сказал он и, покосившись на спящего Снейпа, спросил, - как дома?

- Они не спят, ждут, - тихо ответила эльф.

Поттер вздохнул:

- Тогда мне нужно поторопиться. Пожалуйста, останься и присмотри за ним, ладно? С ним все должно быть в порядке, но если возникнут какие-то проблемы, то найди меня.

Винки кивнула.

Гарри очень быстро принял душ, хоть ему и хотелось подольше постоять под восхитительно горячей водой. Он надел джинсы и футболку, которые приготовила ему Винки, и натянул на ноги кроссовки. Еще раз проверив Снейпа, он оставил записку, в которой сообщил, что вернется следующим вечером, но если он понадобится раньше, то можно послать за ним Винки. Ради блага Северуса, юноша надеялся, что тот проспит большую часть дня.

Он устало вышел из дома, рассеянно размышляя, который сейчас был час.
-----------------------------------------------------------

- Ты в порядке? - спросил Драко, обеспокоенно оглядывая Гарри, когда тот вошел в дом Дурслей.

- В полном. Просто устал.

Нарцисса подошла к нему и вздохнула с облегчением.

- Ты заставил нас сильно волноваться, - тихо сказала она.

Он пожал плечами:

- У меня были дела.

Лицо Драко еще несколько мгновений оставалось напряженным, а потом расслабилось.

- Гарри, у тебя слишком много дел, - протянул он.

Тот устало улыбнулся:

- Я знаю, но ничего не могу с этим поделать.

- Спать, - непреклонно сказала Нарцисса. - У тебя завтра опять будет много дел, а до рассвета осталось не так уж много времени.

Застонав, Поттер потащился наверх.

- Гм, Гарри? - окликнул его Драко.

Тот вопросительно поднял бровь, удивляясь, почему Малфой так странно на него смотрит.

Слизеринец пояснил:

- Люпин придет сюда в час дня.

Гарри бросил взгляд на Нарциссу. Та кивнула и спокойно сказала:

- Да, Драко сообщил мне.

- Люпин надеется еще раз поговорить с тобой, перед тем как ты уйдешь в Хогвартс, - сказал блондин. - Я думаю, что он к тому же хочет лично удостовериться, что мы с матерью действительно живем здесь.

- Как вы к этому относитесь? - спросил Поттер у Нарциссы.

- Я уважаю его желание убедиться в твоей безопасности.

Гарри устало кивнул. Другими словами, она не была этому рада, но принимала. И то хорошо.

Он быстро переоделся и улегся в постель. Драко - вслед за ним. Они моментально уснули, прижавшись друг к другу, и даже не слышали, как Нарцисса вошла в комнату.
---------------------------------------------------------

Гарри все еще лежал в постели и предпринимал безуспешные попытки проснуться, когда послышался стук в дверь. Нарцисса сочувственно смотрела, как он скатывается с кровати, ворча из-за того, что ему пришлось подняться.

Он на цыпочках спустился вниз и впустил Ремуса, рассеянно поинтересовавшись, куда могла подеваться тетя Петунья. Хотя, конечно, она вряд ли с удовольствием отнеслась бы к визиту Ремуса, если бы оказалась тут. Люпин посмотрел на Гарри так же сочувственно, как и Нарцисса, и его это разозлило. Он ничего не сказал, просто распахнул дверь шире и жестом показал оборотню, чтобы тот входил.

- Что случилось прошлым вечером, Гарри? - обеспокоенно спросил тот.

- Я не захватил с собой палочку, - пробормотал юноша.

Ремус понял, что он имеет в виду, и огородил их заглушающими чарами.

- Этого мерзавца сильно избили, - проворчал Поттер. - Я подлатал его и надеюсь, что сейчас он спит.

- Он позволил тебе лечить его? - недоверчиво переспросил Люпин.

Гарри пожал плечами:

- А больше никого рядом не было. Так что ему не оставалось ничего другого.

Юноше совсем не хотелось говорить об этом, поэтому он развернулся и пошел наверх, бросив на ходу оборотню:

- Ты можешь подняться.

Ремус, нахмурившись, снял заглушающие чары и пошел вслед за ним. Войдя в комнату, он замер и изумленно огляделся по сторонам.

- Ремус Люпин, Нарцисса Малфой, - произнес Гарри, показывая при этом на того, чье имя называл. - Я уверен, что вы уже знакомы друг с другом. - Он плюхнулся на кровать рядом с взъерошенным Драко. Тот перевернулся на спину, и они оба закрыли глаза.

- Смотрите, не засните, - предупредила их Нарцисса.

Они что-то бессвязно пробормотали. Нарцисса раздраженно посмотрела на них и встала, чтобы поприветствовать Ремуса. Она протянула ему руку и любезно произнесла:

- Мистер Люпин. Рада видеть вас.

Смущенный, но довольный своей способностью не теряться в подобных ситуациях, он пожал ее руку и сказал, склоняя голову:

- Миссис Малфой. Зовите меня Ремусом.

- Тогда и вы зовите меня Нарциссой. Пожалуйста, садитесь. Хотите чаю? Или чего-нибудь покрепче? - спросила она с улыбкой.

Он немного расслабился и улыбнулся в ответ:

- Хотелось бы чего-нибудь покрепче, но лучше ограничиться чаем.

Нарцисса понимающе посмотрела на него. Она велела Винки принести чаю и обед для Гарри и Драко. Они с Ремусом сели к столу.

- Извините меня, пожалуйста, - обратилась к нему Нарцисса. Потом она посмотрела на юношей и одернула их. - Мальчики! Гарри, Драко, у нас гость. Вы не можете принимать его лежа, а тем более спать.

- Это же Ремус, - запротестовал Поттер.

Нарцисса вздохнула и попыталась объяснить:

- Гарри, он все равно твой гость.

- Ох уж этот этикет, - пробормотал Драко.

- Тебе надо бы проявить больше учтивости, Драко, - сделала ему замечание Нарцисса. - Тебя же учили хорошим манерам.

- Слава Мерлину, что меня никто не учил всем этим манерам, - проворчал Гарри. Он ухмылялся, но глаза пока что не открыл.

- А я-то всегда дразнил тебя тем, что ты был лишен родительской заботы, - сказал Драко, тоже улыбаясь. - Теперь вижу, что был неправ.

- Мальчики! - сердито воскликнула Нарцисса.

Ремус расхохотался вместе с ними, когда они все же встали.

- А ведь большинство людей может подумать, что Драко портит Гарри, тогда как на самом деле, кажется, все как раз наоборот, - подтрунил он.

- Когда они действуют сообща, то всем нам надо ждать проблем, - сухо сказала Нарцисса. - Они дурно влияют друг на друга, а также на всех окружающих.

Юноши ухмыльнулись, премного довольные собой. Нарцисса покачала головой, сдаваясь.

- Марш одеваться, - велела она им.

- В переводе это означает, что она хочет поговорить с оборотнем наедине, - сказал Драко, толкая Поттера, чтобы тот дал ему встать с постели.

- Ну, по крайней мере, у них с манерами все в порядке, - сказал гриффиндорец, поднимаясь. - А значит, мы можем рассчитывать, что они не поубивают друг друга.

- Гарри, ты нисколько не считаешься с серьезностью ситуации? - спросил Люпин, любопытства и укоризны в его голосе было поровну.
Юноша беспечно пожал плечами, но, когда он посмотрел на Ремуса и Нарциссу, в его взгляд не было ни тени легкомыслия.

- Мне хватает серьезных дел, которые целиком лежат на моих плечах, поэтому я не слишком беспокоюсь за вас. Я знаю, что вы оба переживаете за нас с Драко. Если для обеспечения нашей безопасности вам придется нормально общаться друг с другом, то, по-моему, вы будете это делать. Поправьте меня, если я ошибаюсь.

Ремус с Нарциссой обменялись взглядами, и оборотень, покрутив головой, спокойно сказал:

- Да, ты прав, Гарри.

Драко взял в охапку их одежду и за руку потащил Поттера из комнаты.

- Надеюсь, что я прав, - пробормотал тот себе под нос, выходя в коридор.

- Я думаю, что с ними ничего не случится, - сказал Малфой, хотя и его голос звучал несколько обеспокоенно. - Просто нам нужно дать им возможность поговорить.

- Да, - согласился Гарри и закрыл за ними дверь в ванную. Он взглянул на блондина, который складывал их вещи на туалетный столик, и, прислонившись спиной к двери, озорно улыбнулся. - Итак, чем мы можем пока заняться?

Услышав его тон, слизеринец вскинул голову.

- Я считаю, что мы что-нибудь сможем придумать, - протянул он и шагнул к нему навстречу.

Не теряя времени даром, они начали целоваться. Драко положил руки на плечи Поттеру, потом поднял их выше и вскоре запутался в его волосах, а руки Гарри скользили по спине блондина, лаская его.

Сунув большие пальцы под резинку пижамных штанов бойфренда, Поттер остановился в нерешительности. Он не знал, насколько далеко готов зайти Малфой, и к тому же не имел представления, что нужно делать потом. Не разрывая поцелуя, Драко качнул бедрами, поощряя его к дальнейшим действиям.

Гарри застонал: движение блондина послало чувственные волны от паха по всему телу. Смутно припоминая, что он все-таки является храбрым гриффиндорцем, юноша зацепил пальцами резинку и спустил с любовника штаны. Штаны упали на пол, и тут же его собственная пижама составила им компанию.

- О, боже, - простонал Малфой, разрывая поцелуй.

Они оба тяжело дышали и, опустив глаза вниз, смотрели, как их эрекции касаются друг друга. Не отводя взгляда от этого зрелища, Гарри медленно протянул руку и обхватил пальцами член Драко, осторожно сжав его.

Слизеринец всхлипнул, и Поттер перевел взгляд на его лицо. Щеки Драко заливал румянец, его лицо выражало явное удовольствие. Решив, что он все делает правильно, Гарри снова посмотрел на член Малфоя, зажатый в его руке.

Ориентируясь на то, что нравилось ему самому, он начал двигать рукой вверх-вниз, предварительно размазав большим пальцем по головке капельку выступившей смегмы.

- Гарри, - простонал Драко.

Поттер снова поднял взгляд и посмотрел в светло-серые глаза. Он поднес ко рту руку и облизал ладонь. Малфой задохнулся, поняв намек.

Снова посмотрев вниз, Гарри крепче сжал член Драко и с удовольствием услышал, как блондин зашипел. Он был целиком сосредоточен на том, чтобы доставить любовнику удовольствие, и вздрогнул, когда почувствовал его руку на своем члене. В этот момент он сбился с ритма и простонал:

- Ах, хорошо, Драко.

- Не останавливайся, - выдохнул блондин.

Гарри возобновил свои движения, глядя, как Малфой делает то же самое с ним. Он почувствовал, как Драко напрягся, и понял, что тот скоро кончит. Он начал быстрее работать рукой и с наслаждением смотрел, как из члена любовника брызнули белые капли спермы. Несколько горячих капелек попали на его член, Драко быстро размазал их, продолжая ласкать Гарри. Тот больше был не в силах сдерживаться и тоже кончил со стоном.

Блондин привалился к Поттеру, а тот к двери. Они сползли на пол, обнявшись и прерывисто дыша.

- Хорошо, - сказал Гарри несколько минут спустя.

Усмехнувшись, Драко потянулся, чтобы поцеловать его.

- Да, хорошо, - согласился он.

Это было ново и чудесно, и Поттеру это понравилось.

- Не могу дождаться, чтобы перейти к следующему этапу.

- Подожди немного, перейдем обязательно, любовничек, - хохотнул Драко. - Все должно быть постепенно. Ты не из разряда терпеливых, да?

- А сам-то?

Малфой ухмыльнулся и признался:

- Да, я тоже. Но мне нравится то, что происходит сейчас.

- И мне.

- Вставай, - сказал Драко, поднимаясь на ноги протягивая руку Гарри, чтобы помочь ему встать. - Пошли в душ.

- Ты хочешь, чтобы мы пошли в душ вместе? - удивленно переспросил Поттер.

- А почему бы и нет? Мы что, не видели друг друга голыми?

Гарри сдвинул брови. Ему, конечно, хотелось продолжения, но все-таки он думал, что они слишком торопятся. Поколебавшись, гриффиндорец выпутал ноги из штанов. Он пойдет с Драко, чтобы посмотреть, как струйки воды стекают по его обнаженному телу. Было бы глупо не воспользоваться приглашением.

Блондин понимающе усмехнулся и включил воду.
----------------------------------------------------------

- Ну, что, вам удалось преодолеть ваши разногласия? - спросил Гарри. Он уже успел подойти к Нарциссе и забрать у нее Викторию.

- Да, - сухо ответила та, глядя на юношей. У них обоих были мокрые волосы. - Хотя и не настолько, насколько вам с Драко. Может, вы покормите Викторию и поедите сами?

Гарри ухмыльнулся, он явно не сожалел о том, что было в душе.

- Да, надо бы, - согласился он и сел с малышкой на кровать, пока Драко переставлял тарелки поближе к ним. Блондин бросил Поттеру банан. Тот очистил шкурку и дал маленький кусочек Виктории. Она потянулась, чтобы откусить больше, но Гарри снова дал ей только маленький кусочек. Он уже принял душ, и скоро надо было уходить, поэтому юноше вовсе не улыбалась перспектива выйти из дома перепачканным детской едой.

- Ня, - требовательно произнесла Виктория.

- Да, банан, - сказал Гарри. - Но ты не получишь его сразу целиком.

- Вот, возьми, - Драко подвинул ему бублик.

- Хочешь вот это? - спросил Поттер у девочки, отламывая половинку бублика и пытаясь всучить его ей.

- Ня, - снова потребовала она.

- Ну почему тебе понадобилось начать обед с банана? - сердито спросил Гарри у Малфоя.

Тот пожал плечами:

- Она их любит.

- Я не хочу прийти в Хогвартс весь измазанный бананом.

Драко закатил глаза и протянул:

- У тебя вроде бы нет проблем с очищающими чарами.

- Это не то же самое, что быть чистым изначально, - проворчал Поттер, протягивая Виктории еще один маленький кусочек, который она нетерпеливо схватила. Он отломил большой кусок и сунул его себе в рот.

Малфой поставил рядом с ним тарелку, а потом взял свою и уселся по другую сторону от Виктории. Он кормил дочь вареной морковкой, и она давила ее деснами точно так же радостно, как и банан.

Воспользовавшись тем, что она отвлеклась, Гарри взял свою тарелку и начал есть, но вскоре заметил, что Ремус как-то странно смотрит на них.

Юноша вопросительно поднял брови. Люпин слегка покачал головой:

- Просто я немного удивлен той легкостью, с которой вы общаетесь друг с другом и занимаетесь ребенком.

Поттер небрежно пожал плечами.

- Мы пришли к этому постепенно, - сказал он, снова откусывая банан.

- Вы трое… ну, вы… - Ремус замолчал, не зная, как правильнее сформулировать свою мысль.

Гарри обменялся любопытным взглядом с Малфоем, прежде чем снова посмотреть на оборотня.

- Я тоже вижу это, - тихо сказала Нарцисса Люпину.

- Что видишь? - требовательно спросил Драко, его начал раздражать их непонятный разговор.

Ремус бросил взгляд на Нарциссу, а потом тихо произнес:

- Вы смотритесь как семья.

Гарри замер, чуть не уронив тарелку, а Люпин продолжил:

- Благодаря тому, что у Виктории черные волосы и серые глаза, она похожа на вашу общую дочь. И вы оба ведете себя как ее родители.

- Официально она как Поттер, так и Малфой, - сухо заметил блондин.

У Гарри заныло в груди. Он знал: несмотря на то, что происходило между ними с Драко, они не были семьей. И вдруг понял, что хочет, чтобы они ею были. Вплоть до этого момента забота о Виктории и развивающиеся отношения с Малфоем были двумя разными понятиями. Но на самом деле это было не так. Драко и Виктория были единым. И Гарри хотел их обоих.

Он не был членом их семьи, а лишь небольшим эпизодом, появившимся в их жизни благодаря обстоятельствам. Никогда еще осознание этого факта не ударяло по нему так больно, как сейчас.

Юноша резко отодвинул от себя тарелку.

- Мне нужно в ванную, - сказал он, извиняясь, и поспешил выйти. Он практически бежал вниз по лестнице. Оказавшись в ванной, Поттер закрыл за собой дверь и рухнул на пол -прямо на то место, где незадолго до того они сидели с Драко.

Что он делает? Он увязает в этом все глубже и глубже; можно подумать, что ему мало было недавних страданий. Он в отчаянии стукнулся головой о дверь. Получилось очень больно.

- Гарри? - окликнул его Ремус, постучавшись в дверь.

Тяжело вздохнув, он встал и открыл дверь, стараясь унять свои эмоции.

- Я пришел поговорить с тобой, - сказал Люпин, протягивая к нему руки для объятия.

Поттер благодарно шагнул ему навстречу, подумав, что он, видимо, очень плохо выглядит, раз тот так отреагировал.

- Гарри, - пробормотал Ремус, - нелегко тебе приходится, да?

Гарри не мог в ответ произнести ни слова. Что он должен был сказать? Ремус, похоже, уже и так понял, какой он идиот. Он позволил отвести себя в гостиную и сел на диван. Юноша заметил, что Люпин произнес заглушающее заклинание, прежде чем сесть рядом.

- Я - дурак, - пробормотал он, уткнувшись в грудь оборотню.

- Нет, Гарри. Если ты влюбился, то это не означает, что ты дурак.

Поттер отодвинулся. Вид у него был потрясенный.

- А я влюбился?

- Все признаки налицо. Что, по-твоему, сейчас было? - усмехнулся Ремус.

Гарри нахмурился и признался:

- Не знаю. Просто я… просто я понял, что бросаюсь из огня да в полымя.

- Что ты хочешь этим сказать?

Юноша попытался четче сформулировать свою мысль.

- Ты сказал, что мы выглядим как семья, и я понял, что очень хочу этого. Да, я всегда хотел семью, но сейчас я хочу именно эту семью. Я хочу Драко и Викторию. Я почему-то не связывал то, что происходит между мной и Драко, с Викторией. Они - единое целое, и я не смогу удержать их навсегда, - с горечью сказал он.

- Ты полагаешь, что все это только временно, - констатировал Ремус.

- Да, - вздохнул Гарри.

- А что можешь сказать о Драко?

Глаза Поттера заблестели.

- Ну, он все еще может вести себя как настоящая сволочь, но он потрясающий.

Люпин улыбнулся, но ничего не сказал.

- Знаю, ты решишь, что я сошел с ума, но он мне нравится, - воодушевился Гарри. - Ну, да, это безумие, потому что я ненавидел его несколько лет. Но он заботливый, сильный и замечательный. Семья для него значит столь же много, как и для меня.

Он сдвинул брови так, что между ними залегла глубокая складка, и продолжил, помедлив:

- Драко понимает меня, и мне кажется, что я понимаю его. Не всегда, конечно, но в самом главном точно. Я не согласен с ним по многим вопросам, но уважаю его решения.

Ремус просто кивал, ни о чем не спрашивая и не вступая с ним в спор.

- Я доверяю ему, - Гарри не останавливался. - Может, и не стоит ему доверять, но я доверяю. Я хочу сделать все, что в моих силах, чтобы защитить его, но в то же время я знаю, что в большинстве случаев он и сам в состоянии позаботиться о себе, - он вдруг ухмыльнулся. - Хотя Пожиратель Смерти из него и впрямь никакой. Как он ухитрился там просуществовать так долго - понятия не имею.

Люпин усмехнулся:

- Почему-то мне кажется, что это можно считать скорее достоинством, нежели недостатком.

Поттер кивнул, соглашаясь.

- Именно так я и думаю. Он сильный, Ремус. Для того чтобы перейти на другую сторону, нужно гораздо больше силы, чем для того, чтобы слепо следовать одним курсом.

- Я согласен с тобой, Гарри, - тихо сказал оборотень.

- Это стало своего рода анекдотом для посвященных, но он - моя сила, - также тихо сказал Гарри. - Неважно, что происходит, но он здесь, со мной, - он наклонил голову набок. - Драко может спорить со мной, но он здесь.

- У вас довольно уникальные отношения, как я посмотрю, - изумленно сказал Ремус.

Юноша пожал плечами и ухмыльнулся:

- Мне кажется, что мы не знали бы, что нам делать, если бы не спорили. Звучит довольно странно, но мне это нравится. Он честен со мной. Если ему что-то не по душе, я это знаю. Мы не ходим друг вокруг друга на цыпочках.

Люпин понимающе кивнул головой и заметил:

- Кроме того, не стоит отрицать вашу физическую совместимость.

- Он горяч, - ухмыльнулся Гарри. - Очень жаль, что я не замечал этого раньше.

Оборотень возмущенно покачал головой:

- Мальчишка костлявый, и выглядит так, будто он не ел как следует несколько месяцев. И у него темные круги под глазами, как будто он к тому же несколько месяцев не спал.

Поттер нахмурился.

- Ну, да, - сказал он, недоумевая, почему Ремус вдруг начал поносить внешний вид Драко. Сам он считал, что блондин стал выглядеть лучше, после того как немного отдохнул и снова начал хорошо питаться. И, уж конечно, он выглядел гораздо здоровее, чем в начале лета, когда только появился у дома Дурслей.

- Гарри, мне совершенно очевидно, что это не те отношения, которые строятся исключительно на физическом влечении, как большинство подростковых связей, - с улыбкой сказал Люпин.

- Не знаю. Но меня тянет к нему.

- Да, и если тебя тянет к нему даже тогда, когда он выглядит не лучшим образом, значит, это отнюдь не мимолетное увлечение, - попытался объяснить Ремус.

- Значит, то, что я чувствую к нему - любовь?

Оборотень улыбнулся.

- Гарри, я видел вас вместе совсем недолго - лишь прошлым вечером и сегодня днем. И все это время я видел перед собой пару, которой очень легко друг с другом. Во всем: спорите ли вы, принимаете ли важное решение, кормите ребенка, укладываетесь ли в постель в присутствии посторонних, - последнее он добавил, слегка скривившись.

Юноша внимательно слушал его, но не смог удержаться и ухмыльнулся.

Ремус покачал головой, но спокойно продолжил, после того как сделал глубокий вдох.

- Вы с Драко напоминаете мне твоих родителей, Гарри.

У Поттера перехватило дыхание, улыбка сошла с его губ. Он недоверчиво посмотрел на Люпина.

- Джеймс и Лили очень любили друг друга, и каждый из них был готов сделать все для другого. Они спорили друг с другом и расходились во мнениях по многим вопросам, но в целом это не имело никакого значения. Они все делали вместе, и у них все получалось. Они не так сильно враждовали в подростковые годы, как вы с Драко, но все же не очень ладили поначалу. Но как только поняли, что нравятся друг другу, их уже ничто не могло разлучить.

Это замечание вернуло Гарри к его первоначальным сомнениям.

- Ремус, но ведь все это временно, - сказал он. - Обстоятельства совсем иные, чем у моих родителей.

- Обстоятельства иные, но времена по-прежнему трудные. Я думаю, что ты недооцениваешь себя, когда говоришь, что Драко испытывает к тебе лишь сиюминутное влечение.

Юноша тяжело вздохнул и провел руками по волосам.

- А ты не думаешь, что это лишь потому, что кроме меня рядом больше никого нет? - с горечью спросил он. - Как только его дела станут лучше, он сможет оформить опеку над Викторией на себя и уйдет. Я не знаю - любовь это или нет, то, что я чувствую к нему, но знаю, что мне будет чертовски больно, когда он решит уйти. Что я буду делать без него? Без Виктории? Они для меня все, Ремус.

Он помолчал, наклонив голову, и, наконец, до него дошло.

- Я люблю их. Это невозможно, но это так. Я люблю Драко Малфоя.

- Что ты, Гарри, - сказал оборотень, обнимая парня. - Ничего невозможного. Я думаю, что он тоже глубоко привязан к тебе.

Поттер фыркнул:

- Ремус, скорее всего, он там, наверху, жалуется, что я опять был задницей. Вряд ли это можно считать привязанностью.

- Гарри, Драко почти все это время простоял в дверях, и выглядел он при этом весьма обеспокоенным, - тихо сказал Люпин.

Юноша вздрогнул и резко обернулся. Действительно, Драко стоял в дверях, прислонившись к косяку, и смотрел на него, сощурив глаза.

- Почему ты мне ничего не сказал? - спросил Гарри у Люпина.

- Тебе надо было поговорить об этом, - просто ответил тот. - Любовь может быть чудесной и прекрасной, но она также может приводить в смятение. Я готов выслушать тебя в любое время.

- Я все еще в растрепанных чувствах, - неохотно признался Гарри.

Ремус хохотнул:

- Надо полагать, но будем надеяться, что в менее растрепанных, чем несколько минут назад.

- Может быть, - согласился Поттер, улыбаясь. - Спасибо, Ремус.

Люпин кивнул и снял заглушающие чары. Он кивнул Драко и пошел наверх.

- Ну, и что это было? - требовательно спросил Малфой, входя в комнату.

Гарри нервно улыбнулся.

- Гм, просто я был задницей, - сказал он.

- Ты всегда задница, - нетерпеливо возразил блондин. - Я хочу знать, что случилось?

Гриффиндорец закусил губу, пытаясь сообразить, что сказать Драко. Конечно, он не собирался признаваться ему в любви. Он еще сам не привык к этой мысли. И не был уверен, что они сейчас готовы к разговору об их неопределенном будущем.

- Гарри, - предупреждающе произнес Малфой, садясь рядом с ним на диван.

- Я не хотел, чтобы ты обижался на Ремуса, из-за того что он сравнил нас с семьей, - сказал Поттер.

- А почему я должен на это обижаться? - спросил Драко.

- Потому что Виктория не моя дочь, а твоя, - тихо сказал Гарри. - Я не хочу, чтобы ты думал, будто я пытаюсь отнять ее у тебя или что-то еще в этом роде.

Блондин фыркнул:

- Можно подумать, ты способен на такое. Мы оба знаем, что ты так не сделаешь. Значит, проблема в этом?

Поттер с любопытством посмотрел на него:

- Ты действительно веришь, что я так не сделаю?

- Да, - уверенно ответил Драко. - Семья для тебя очень много значит.
Гарри грустно улыбнулся.

- Да. Но я буду скучать по ней, - добавил он еле слышно.

- Это ты о чем? - резко спросил Малфой.

- Я знаю, что все это временно, - ответил Поттер.

- А ты хочешь, чтобы это было временно?

Гарри опустил голову и прошептал:

- Нет.

Он почувствовал себя очень уязвимым из-за одного коротенького слова.

Драко замолк, и Гарри поднялся, чтобы уйти.

- Постой! - остановил его Малфой.

Поттер, наконец, рискнул посмотреть на него.

- Драко, не переживай из-за этого. Я знаю, что не бывает ничего постоянного. Я же сказал тебе, что просто был задницей.

- Гарри, нет ничего определенного в настоящий момент.

- Я это знаю, - возбужденно произнес Поттер. - В моей жизни никогда не было ничего постоянного, за исключением намерения Волдеморта убить меня. Я могу рассчитывать только на это, - саркастически сказал он.
- Ты не позволишь ему убить себя, - сердито сказал блондин.

- Я не сказал, что позволю. Я только сказал, что он собирается это сделать. И я знаю, что у меня не будет ничего постоянного до тех пор, пока он не сдохнет.

- Я не хочу быть всего лишь мимолетным увлечением, о котором ты забудешь ради чего-то постоянного, как только уничтожишь этого ублюдка, - огрызнулся Драко.

Гарри молчал, удивленно глядя на него.

- Ты правда так считаешь? - спросил он.

Малфой в ответ лишь нахмурился и отвернулся. Поттер вдруг понял, что тот боится, что все это исчезнет после войны, даже больше, чем он сам.

- Драко, я никуда не уйду, - тихо сказал он. - Все происходит очень быстро, и мне приходится иметь дело с множеством разных вещей, но… я никуда не уйду.

Он замолчал, пытаясь собраться с мыслями и определиться, как много следует сказать. Потом решил рискнуть:

- Меня очень поразило то, что я хочу быть с тобой одной семьей. Я не хочу потерять вас с Викторией, но, когда война закончится, у тебя не будет причин больше оставаться со мной. У тебя появится возможность переехать и найти кого-нибудь получше.

Блондин пристально разглядывал его несколько минут, прежде чем ответить.

- Когда ты уничтожишь этого урода, то сразу окажешься в центре всеобщего внимания. Я был бы дураком, если бы ушел от тебя, - протяжно, как и всегда, когда хотел порисоваться, произнес он.

Гарри уткнулся лицом в ладони, хохоча над абсурдностью происходящего. Это было так похоже на Драко, но гриффиндорец понял, что он хотел сказать. Малфой тоже не хочет, чтобы это кончилось. На данный момент - более чем достаточно.

Опустив руки, он усмехнулся, поглядев на Драко, который сейчас тоже ухмылялся.

- В общем, ты с нетерпением ждешь, когда наступят все те моменты, в которых зрителям требуется попкорн.

- Конечно, - надменно заявил блондин. - Смотреть, как ты будешь выкручиваться, объясняя всем мое присутствие… Это стоит затраченных усилий.

- А я-то думал, что это будет секс, который стоит затраченных усилий, - сказал Гарри с притворным разочарованием.

Он сразу же перестал смеяться, когда Драко набросился на него и попытался зацеловать до смерти.

- Думаю, что они разобрались со всеми проблемами, - прозвучало саркастическое замечание Нарциссы.

Малфой прервал поцелуй, поднял голову и самодовольно улыбнулся матери.

- Драко, у тебя нет ни чувства стыда, ни понятия о пристойности, - она попыталась сделать ему замечание.

- Гарри не нравится пристойность, - быстро возразил ей сын.

Поттер задохнулся от возмущения и оттолкнул от себя блондина.

- Не сваливай все на меня! - проворчал он, хотя на лице его цвела довольная улыбка.

Ремус покачал головой, он был возмущен и удивлен.

- Гарри, мы уже опаздываем, - сказал он.

Кляня все на свете, юноша схватил кроссовки, которые подвинула к нему Нарцисса, и быстро обулся.

- Как ты раньше ухитрялся сам о себе заботиться? - спросила она.

- Я слишком занят, чтобы заботиться о ком-то, - рассеянно ответил он, мысленно уже находясь в пункте назначения. Он быстро сбегал наверх и вернулся с красной змеей и рюкзаком.

Потом Гарри быстро поцеловал Драко и вышел из дома.



Глава 22.

У хогвартских ворот Гарри и Ремуса встречали.

- Гарри, ты опоздал, - упрекнула его Гермиона. - Ты должен был быть здесь полчаса назад.

Не успел он сказать в ответ что-нибудь сердитое, как в разговор вклинился Ремус:

- Он опоздал, потому что мне надо было с ним поговорить. Приношу свои извинения.

- А-ааа… - Гермиона не была готова расспрашивать его в присутствии Люпина.

Поттер благодарно улыбнулся оборотню, когда она отвернулась, и пошел к замку. Вскоре он оказался в комнате рядом с лазаретом; здесь уже были все Уизли, а также Гермиона, Тонкс, МакГонагалл и Помфри. Гарри был очень рад присутствию Ремуса.

Мадам Помфри настаивала, чтобы Гарри сначала научил их исцеляющему заклинанию. Он рассказал все, что знал о нем, помог всем выучить его и объяснил, как нужно водить палочкой.

- Мне кажется, что я запомнил, - неуверенно произнес Рон.

Гарри поколебался немного, а потом подошел к Чарли и тихо спросил:

- У тебя есть нож?

Тот в упор посмотрел на него и, прищурившись, ответил:

- Да.

- Дай мне. Это ненадолго, только проверю, выучил Рон заклинание или нет.

- Ты и вправду собираешься порезаться, а потом позволишь Рону тыкать в тебя палочкой? - с сомнением спросил Чарли.

Гарри ухмыльнулся:

- Если бы ты был на его месте, это было бы более рискованно.

Чарли покрутил головой, но нож все-таки дал. Поттер спрятался за его спиной и, отвернувшись от всех остальных, быстро полоснул ножом по руке. Неглубоко, только чтобы Рон мог попрактиковаться.

- Хорошо… Рон! - позвал он, поворачиваясь. - Иди сюда и вылечи это, а то мне чертовски больно.

Гарри не обращал внимания на ахи и охи и смотрел только на друга.

- Гарри, что ты сделал? - воскликнул тот.

- Просто поторопись и вылечи рану, - сказал Поттер, закатывая глаза.

Рон шагнул вперед, судорожно сглотнул, коснулся палочкой раны и пробормотал заклинание. Все увидели, что порез затянулся почти сразу.

- Здорово, - выдохнул новоявленный целитель. - Я сделал это.

Мадам Помфри нахмурилась - ей не понравилась такая преподавательская методика - и парой заклинаний быстро убрала пятна крови. Гарри хотел узнать, как это делается, но у него не было возможности спросить. Ну, по крайней мере, это заклинание знали Гермиона и Нарцисса, так что ему было кого порасспрашивать на этот счет.

- Думаю, на этом можно закончить, - непреклонно сказала МакГонагалл.

- Ладно, - ответил Гарри. - Но зато теперь он знает, что может вылечить такие раны. И, если уж мы закончили с исцеляющими заклинаниями, я хочу вам кое-что показать.

Он взял рюкзак и вытащил из него змею, которая тут же обвилась вокруг его руки.

- Гарри, это змея? - спросил Рон. Он широко раскрыл глаза, когда увидел, как она скользит по руке друга.

- Да, это - Грифф, - спокойно сказал Поттер, поднимая руку так, чтобы всем было видно. Они хотели ответов, и это было лучшее, что он мог сделать в данный момент. Он надеялся шокировать всех в достаточной степени, чтобы они забыли о своих вопросах, и ухмыльнулся, увидев, что его надежды оправдываются.

- Откуда у тебя змея? - с отвращением спросил Рон.

- Это мы подарили ему. На день рождения, - сказал Джордж.

- Кстати, старина, а почему ты не принес остальных? - поинтересовался Фред.

Гарри готов был расцеловать их за поддержку. Близнецы дали ему возможность не только объяснить происхождение этих змей, но и избежать упоминаний о том, что они на самом деле ему подарили.

Не успел он хоть что-то сказать, как Рон заорал:

- Вы подарили Гарри на день рождения змей?

- Мы увидели их в зоомагазине, где продают магических животных, - ответил Фред, пожимая плечами. - Они такие яркие, цветные, и мы решили, что Гарри подарок понравится.

- Вам лишь бы яркое и необычное, - холодно сказал Билл.

Близнецы радостно улыбнулись старшему брату и произнесли в унисон:

- Конечно!

Почти все присутствующие покачали головами, и всеобщее внимание вновь обратилось к Гарри.

- А зачем ты принес змею сюда? - с любопытством спросила Джинни.

- Потому что меня спрашивали о причине, по которой у многих Пожирателей вчера были проблемы с руками, - объяснил юноша. Он посмотрел на близнецов, без слов задавая вопрос и заранее извиняясь.

Они согласно кивнули, поняв, что он собирается сделать.

- Продолжай, - сказал Джордж.

- Ну, мы уже привыкли быть подопытными кроликами, - добавил Фред.

Настороженно оглядев собравшихся, Гарри что-то тихо прошипел змее. Секунду спустя близнецы пронзительно вскрикнули и начали тереть ужаленные руки.

- Я так и знал, - добродушно проворчал Фред.

- Простите, - сказал Поттер.

- Что это было? - строго спросила миссис Уизли, неодобрительно глядя то на Гарри, то на близнецов.

Он начал рассказывать о змеях и об их магических способностях.

- Да, нас не учили обращаться с этим оружием в аврорской академии, - весело резюмировала Тонкс.

Гарри засмеялся, как и большинство присутствующих. Однако очень скоро МакГонагалл решила, что ей пора приватно поговорить с ним. Поттер неохотно пошел за ней, но ему все уже удалось настоять на присутствии Ремуса. Рон и Гермиона тоже хотели пойти, но их друг, к огромной их же досаде, сказал, что увидится с ними позже.

Посещение кабинета МакГонагалл было очень неприятным. Она выспрашивала его обо всем, настаивала на обязательных ответах. В результате профессор получила изрядное количество лжи и полуправды, чем Гарри был очень недоволен. Особенно потому, что ему пришлось приплести ко всему этому Ремуса и близнецов.

Гарри сказал, что близнецы купили ему ингредиенты (почти правда), а Ремус помогал с приготовлением зелий.

Ему также пришлось объясниться насчет Винки, поскольку МакГонагалл знала, что та исчезла из Хогвартса. Ей не понравилось, что юноша связал эльфа с собой, но она пообещала никому ничего не рассказывать, особенно Гермионе.

Но, выдав этот секрет, он сумел, по крайней мере, объяснить многие вещи. В том числе и то, как ему удавалось быстро связываться со всеми после своих «видений». Как бы то ни было, МакГонагалл, кажется, была удовлетворена полученными объяснениями. Гарри вздохнул с облегчением, когда она наконец-то позволила ему уйти.

К несчастью, его уже ждали Рон с Гермионой.

- Может, тебе не надо наседать на него, Гермиона? - тихо посоветовал Ремус, прежде чем уйти и оставить его наедине с друзьями.

Гарри бесцеремонно затащили в ближайший класс и установили вокруг него заглушающие чары.

- Я хочу знать, что происходит, - требовательным тоном произнесла Гермиона. - Я знаю, ты что-то задумал!

Поттер насмешливо фыркнул и заявил:

- Конечно.

Она замолчала, поскольку не ожидала, что тот с ней согласится. Рон благоразумно сел в сторонке, прямо на парту, стараясь не встревать в их разговор.

- Что происходит? - повторила Гермиона. - Ты очень странно себя ведешь, и даже мы с Роном зачастую не знаем, чем ты занимаешься.

- Какого ответа ты от меня ждешь, Гермиона? - Поттер начинал злиться, потому что не знал, что ей сказать. - Ты же понимаешь, что есть вещи, которые я должен держать в секрете.

- Но не от нас же! - обиженно сказал она. - Мы пытаемся тебе помочь.

Гарри опустил голову, чувствуя себя виноватым из-за того, что обидел друзей. Но он знал, что не может рассказать им всего. И снова ему пришлось прибегнуть к полуправде.

- Дамблдор поручил мне заниматься не только поисками хоркруксов, - сказал он, помедлив. - Он разрешил мне посвятить в эту тайну вас, и только вас двоих. Но он не сказал, могу ли я ввести вас в курс остальных дел.

- Что за остальные дела? - быстро спросила Гермиона.

- Я же только что объяснил, что не могу рассказать вам, - огрызнулся он.

Действительно, Дамблдор даже не удосужился сообщить Гарри о Гриммаулд Плейс и о Снейпе. Дамблдор не поручал Гарри заниматься Малфоями, но юноша был уверен, что Альбус был бы доволен тем, как он справился.

- По-моему, ты начинаешь говорить так же непонятно и загадочно, как и Дамблдор, - сказал Рон.

Поттер пожал плечами:

- Теперь я лучше понимаю, почему он так делал. Если ты находишься в эпицентре военных событий, некоторые секреты лучше держать при себе.

- Гарри, ты считаешь, что ты… ну не то, чтобы занял место Дамблдора, но… - Гермиона говорила неуверенно, она не знала, как лучше сформулировать свои мысли по поводу прошедшего перед битвой собрания Ордена.

Юноша понял, что она имеет в виду.

- Я больше не символ, - саркастически сказал он. - Я активно работаю над тем, чтобы представлять собой Светлую сторону.

Гермиона поморщилась, услышав его тон. Она понимала, что и ему не нравится эта ситуация. Девушка тяжело вздохнула, и Гарри замер, напряженно ожидая, будет она продолжать расспросы или нет.

- Мы с Джинни закончили твою статью, - сказала она, меняя тему.

Ему сразу стало легче, и он благодарно улыбнулся, забирая у нее пергамент.

- Но не думай, что ты отвертелся, Гарри, - предупредила она. - Просто я подумала, что уж коли мы все здесь, то не стоит тратить время без толку. Нам нужно поговорить о хоркруксах.

- Ты что-то разузнала? - с надеждой спросил он.

- Вообще-то, нет, - призналась Гермиона.

- Второе имя Регулуса - Адриан, - сообщил Поттер. - Записку написал он.

- Но Регулус был Пожирателем. Как он мог оказаться этим человеком? - вступил в разговор Рон.

- Он слишком глубоко увяз и хотел выбраться, - пояснил Гарри. - Но я не знаю, откуда он узнал о хоркруксах.

- Может, он и не знал, что это - хоркрукс? - предположил Рон.

- Рон, в записке сказано, что он это знал, - нетерпеливо возразил Поттер.

- Ой, правда, - смутился тот.

Гермиона закатила глаза.

- Думаю, для нас не важно, откуда он узнал про хоркруксы, - сказала она, подумав немного. - Гораздо полезнее то, что мы узнали, кто взял медальон.

- А почему это имеет такое значение? - спросил Рон.

- Потому что теперь мы сможем выяснить, что он сделал с настоящим хоркруксом.

- Оставил себе, - спокойно сказал Гарри.

Гермиона уставилась на него и спросила:

- Ты точно это знаешь?

- Да.

- Но откуда? - воскликнула она.

- Просто знаю, - ответил Гарри, по его тону было ясно, что больше он не расскажет ничего.

- Значит, теперь мы должны выяснить, куда Регулус мог деть медальон. Он может быть где угодно. Я думал об этом, но до сих пор ничего не смог придумать.

Гермиона открыла рот, чтобы поспорить с Гарри, но потом закрыла, так ничего и не сказав. Они погрузились в долгое молчание, обдумывая стоявшую перед ними проблему.

- Гриммаулд Плейс… - вдруг выдохнула она.

- Что? - не понял Рон. - Я думал, мы пытаемся догадаться, куда Регулус мог подевать хоркрукс.

- Да. Пытаемся, - раздраженно сказала девушка. - Он ведь жил вместе с родителями, не так ли?

- Ну, да, - ответил Поттер. Хотя он не был уверен, что Регулус умер именно там, потому что Нарцисса сказала, что тело нашли у ее дома. Он думал о том, чтобы поискать на Гриммаулд Плейс, но вряд ли медальон все еще был в доме.

- Понимаете, на Гриммаулд Плейс легко что-то спрятать, - возбужденно продолжила Гермиона. - Там так много всякого старья, что его трудно было бы заметить.

- Гермиона, мы сами выбросили оттуда все старье, - напомнил Рон.

- Не все, - нетерпеливо перебила его она. - Когда мы занимались уборкой, то, помнится, я видела в гостиной какой-то медальон. Я раньше сталкивалась лишь с описанием медальона Слизерина и никогда не могла подумать, что он мог каким-то образом оказаться на Гриммаулд Плейс, но сейчас я его вспомнила.

Гарри скептически посмотрел на нее:

- Гермиона, Регулус давным-давно умер, а это означает, что вряд ли медальон мог лежать там… через столько-то лет. Дамблдор много времени проводил на Гриммаулд Плейс. Конечно, он заметил бы такой артефакт, если бы тот там был.

- Но Дамблдор не знал, что Регулус (или кто-то другой) нашел медальон, - настойчиво сказала Гермиона. - Разве это не причина, чтобы поискать там? Кроме того, сколько времени он проводил в этом доме где-то еще, кроме кухни?

Гарри неуверенно дернул плечом.

- Возможно, не много, - признал он.

- Вот именно! А мы делали уборку во всем доме, и Дамблдора никогда не было с нами рядом, - радостно подытожила она.

Юноши обменялись скептическими взглядами, и Гермиона раздраженно посмотрела на них.

- Просто попытайтесь вспомнить, - огрызнулась она. - Мы разбирали большой шкаф со стеклянными дверцами, и на одной из полок лежал медальон. Его пытались открыть, но не смогли, и дело кончилось тем, что Сириус, недолго думая, бросил его в мешок с мусором.

Гарри и Рон нахмурили брови, пытаясь вспомнить этот эпизод. Тогда они нашли много странных и жутковатых вещей. Перед мысленным взором Поттера предстала картинка, как Джордж, тщательно обмотав руку, вытаскивает из мешка Бородавочный порошок.

Внезапно он вспомнил медальон. Юноша плотно закрыл глаза, пытаясь сделать картинку четче. Это был именно тот медальон, он был в этом уверен.

- Он был там, - возбужденно сказал Поттер. - Он был на Гриммаулд Плейс!

Его лицо вытянулось, и гриффиндорец уныло повторил:

- Он был на Гриммаулд Плейс.

- Сириус куда-то выбросил его вместе с остальным хламом, - удрученно сказал Рон.

- Не совсем так, - упорствовала Гермиона. - Вы что, не помните? Кричер таскал из мешка кое-какие вещи. Что если медальон был среди них?

Гарри оживился и крикнул:

- Кричер!

Тот появился перед ним с мрачным видом и обиженно спросил:

- Звали, хозяин?

Поттер игнорировал поведение эльфа и быстро объяснил, зачем тот ему понадобился. Они были потрясены, услышав полный ликования рассказ Кричера о том, что он спас медальон, но отдал его Люциусу в ту ночь, когда состоялось сражение в Отделе Тайн.

- Твою мать! - выругался Гарри, после того как отпустил эльфа.

- Ну, мы, по крайней мере, знаем, что его не выбросили, - печально сказала Гермиона. - И мы хотя бы имеем представление о том, где он находится.

- Малфои! - негодующе воскликнул Рон. - Ясное дело, что они тут замешаны. К тому же они дали Джинни тот дневник!

Поттер тоже был зол, но по другим причинам. Он не думал, что Нарцисса и Драко знали о хоркруксах - иначе они сказали бы ему. Во всяком случае, юноша на это надеялся. Ему придется расспросить их, но он сильно подозревал, что кроме Люциуса никто не знает ответа на этот вопрос. А Люциус был в Азкабане…

- Твою мать! - снова выругался он и сердито пнул стол.

- Гарри, прекрати! - прикрикнула Гермиона, с тревогой глядя на него. Он всегда начинал нервничать, когда злился.

- И что нам теперь делать? - спросил Рон. - Вряд ли мы можем пойти в Малфой-Мэнор и поискать там.

Гермиона сделала «страшные» глаза и озабоченно взглянула на Гарри.

- Не беспокойтесь, я не собираюсь туда лезть, - усмехнулся он.

Рон и Гермиона еще не знали, что в имение сейчас сползлись все Пожиратели (возможно, и Волдеморт был там), но уже паниковали.

Девушка вздохнула с облегчением, но ее явно задел тон, каким говорил Поттер.

- Я не знаю, что нам делать, - призналась она.

Гарри знал, что он будет делать. Ему нужно расспросить Малфоев. Хотя он подумал и кое о чем еще, когда Рон упомянул о дневнике. Самое время изменить тему разговора.

- Гермиона, а ты думала о том, как нам уничтожить хоркруксы, когда мы их найдем?

- На этот счет нет никакой конкретной информации, - сказала она со вздохом. - Было бы хорошо, если бы Дамблдор рассказал тебе о том, как он уничтожил кольцо. Кажется, он хотел, чтобы ты нашел хоркруксы, но не уничтожал их после этого. Почему он не объяснил тебе, что делать дальше? - спросила девушка, явно сожалея об отсутствии информации.

- Я тоже уничтожил один - дневник, - задумчиво произнес Поттер и посмотрел на подругу. - Интересно, удастся ли тебе найти что-нибудь про василисков и их яд?

Гермиона нахмурилась:

- Я поищу, но скажи на милость, где ты найдешь еще одного василиска?

- А зачем мне искать еще одного, если я знаю, где находится первый?

- Прошло несколько лет, Гарри! Твоя затея не приведет ни к чему хорошему.

- Просто поищи, пожалуйста, - попросил он, делая щенячьи глаза.

- Хорошо, поищу, но не уверена, что это что-нибудь даст.

- Считай это интуицией, - пожал плечами Поттер.

Почему Волдеморт так рвался в Хогвартс? Он не произнес этого вслух, но вопрос застрял у него в голове. Юноша был уверен, что тут что-то крылось.

- Ты же не собираешься пойти туда, дружище? - спросил Рон, перебивая размышления друга.

- Не сейчас, - рассеянно ответил тот. - Сначала мне нужно поговорить с Джинни.

- Не бери ее с собой туда, - твердо сказал Уизли. - Она тогда была до смерти испугана. Я пойду с тобой.

- Но она больше знает о Тайной комнате, - тихо заметил Поттер.

- Гарри, вряд ли стоит пробуждать в ней эти воспоминания, - обеспокоенно сказала Гермиона.

Гарри не ответил. Он больше не хотел с ними спорить.

- Значит, мы пойдем в Тайную комнату, чтобы попытаться выяснить, как уничтожить хоркруксы, которых у нас пока нет? - уточнил Рон.

Поттер фыркнул:

- В твоих устах это звучит безнадежно.

Гермиона сузила глаза и спросила подозрительно:

- Ты знаешь об этом что-то, чего не знаем мы?

Он неопределенно пожал плечами.

- Гарри? - предостерегающе начала она.

- У меня только смутные предположения на этот счет, - сказал он, пытаясь оставаться спокойным. - И нет ничего конкретного, чтобы рассказать вам.

- Если бы ты нам сказал, то, может, мы могли бы тебе помочь, - настаивала Гермиона.

Гарри сердито посмотрел на нее, быстро теряя терпение.

- Я уже сказал, что мне нужно поговорить с Джинни, но вы оба стали возражать и заявили, что я не должен этого делать! - выпалил он и захлопнул рот, пока не ляпнул что-нибудь еще, о чем потом пожалеет.

Гермиона и Рон, кажется, поняли, о чем он подумал, поскольку оба выглядели огорченными. Он почти целый год пытался предупредить их насчет Малфоя, но они отмахивались от него. Да, у Гарри были причины не посвящать их во все свои секреты. Придется немало потрудиться, прежде чем он снова начнет доверять им.

Поттер взъерошил рукой волосы и рассеянно произнес:

- Мне нужно идти.

- Гарри, останься, - умоляюще сказала Гермиона. - Мы найдем какой-нибудь выход.

Он был уже на полпути к двери, когда обернулся и сказал:

- Я знаю, что вы хотите помочь и вы уже помогаете. Вам просто придется доверить мне все остальное.

С этими словами он вышел.

Юноша был немного удивлен, увидев, что его ждет Ремус.

- Все прошло хорошо? - сочувственно спросил тот, увидев потемневшее лицо своего подопечного.

- Они мной недовольны, но у нас появилась кое-какая информация, - ответил Гарри. Он пошел быстрее, снова погрузившись в мысли о хоркруксах. Ему и впрямь надо было поговорить с Драко и Нарциссой.

- Гарри, куда ты так спешишь? - насмешливо спросил Ремус. - Вот уж не думал, что ты будешь так рваться на Гриммаулд Плейс.

Поттер остановился и посмотрел на Люпина. Потом до него дошло: на его попечении все еще находился Снейп!

- Я думал, что ты идешь туда, - нахмурился оборотень.

- До семи мне там нечего делать.

- Тогда у нас есть время, чтобы поесть, - непреклонно заявил Люпин. - Мы идем на кухню.

Гарри запротестовал:

- Но, Ремус… мне нужно… - и оборвал себя на полуслове. Он не мог рассказать о том, что ему нужно было сделать.

- Что бы это ни было, оно не может немного подождать? Тебе нужно поесть.

- Думаю, что может, - неохотно согласился Поттер.

Он пошел вслед за Ремусом на кухню, где Добби вместе с другими эльфами кинулись накрывать им на стол. Юноша понял, что проголодался, и с удовольствием пообедал.

- Значит, ты собираешься повсюду ходить за мной? - спросил он Люпина во время еды.

Тот усмехнулся:

- Я бы ходил, если бы был уверен, что от этого будет толк. Но у меня на сегодня другие планы.

Гарри привычно возвел вокруг них заглушающие чары:

- Ты понимаешь, что я не могу провести тебя на Гриммаулд Плейс?

- Да, - спокойно сказал Ремус. Он поколебался немного и добавил, - но я хотел бы, чтобы ты отнес письмо Северусу.

- Ремус, ну почему я должен это делать? - заныл Поттер. - Мне и так уже придется рассказывать ему о Малфоях.

- Вот и замечательно - он все равно будет на тебя злиться, - ответил Люпин со спокойной улыбкой.

Юноша зыркнул на него:

- Злиться? Да он на меня всегда злится. А вот из-за этого он придет в ярость.

- Ваши отношения не улучшились?

- Улучшились, - саркастически произнес Гарри. - Но улучшились настолько, что все равно осталась уйма места для дальнейшего развития.

Он покачал головой в ответ на сочувственный взгляд Ремуса:

- Это неважно. Наши отношения действительно стали лучше. Но я не сгораю от нетерпения рассказать ему о тебе или о Малфоях.
-------------------------------------------------------------

Некоторое время спустя Гарри осторожно вошел в дом на Гриммаулд Плейс, понимая, что он опоздал на несколько минут, и теперь не знал, чего ожидать. Он нашел Снейпа на кухне, спокойно попивающим чай и читающим книгу, которую тот отложил, как только юноша появился на пороге.

- Вы когда-нибудь усвоите, что значит быть вовремя, Поттер? - с любопытством спросил он.

Гарри насмешливо фыркнул и расслабился:

- Меня рвут на части и засыпают вопросами на каждом шагу. Мне везет, если удается без проблем пойти куда-нибудь, не говоря уж о том, что все без конца норовят меня задержать. Так что я никак не мог попасть сюда вовремя.

Чтобы чем-то занять себя, юноша взял чашку, налил себе чаю и уселся напротив Снейпа.

- Вы выглядите лучше, - осторожно произнес он.

Зельевар отрывисто кивнул и сухо произнес:

- Думаю, что за это я должен благодарить вас.

Гарри стало неловко.

- Вы для меня сделали бы то же самое.

Снейп не стал углубляться в дальнейшие комментарии и сменил тему разговора, перейдя к обсуждению событий прошлой ночи. Он стал расспрашивать Поттера о битве, а тот отвечал, легко избегая какого-либо упоминания о Драко.

Гарри был немного удивлен, но благодарен, что профессор никак не отреагировал на известие, что он воспользовался исцеляющим заклинанием сам и научил ему других. Похоже, это было из разряда того, чего Снейп ожидал.

Разговор шел довольно мирно до тех пор, пока зельевар не стукнул раздраженно чашкой по столу.

- Темный Лорд даже не подумал бы сунуться в Хогсмид прошлой ночью, если бы не Малфои! - сорвался он.

Пора. Хотел этого Гарри или нет, пора было все рассказать Снейпу.

- Волдеморт все равно когда-нибудь напал бы на Хогсмид, - спокойно сказал он. - Просто вы злитесь и беспокоитесь из-за того, что не смогли найти их.

Северус пристально посмотрел на него и криво усмехнулся:

- Вы ничего не знаете ни обо мне, ни о Малфоях.

Поттер пожал плечами. Сейчас, когда развязка была так близко, на него накатило странное спокойствие. И, честно говоря, он испытывал облегчение.

- Я знаю, что вы искали их в течение пяти дней, с тех самых пор как они исчезли, и я знаю, где они сейчас, - сказал юноша.

Снейп ошеломленно заморгал, услышав это заявление, но сумел, наконец, справиться с собой и вернуть свою обычную невозмутимость.

- Вы знаете, где находятся Малфои? - спросил он низким угрожающим голосом.

- Да, - решительно ответил Гарри, не испугавшись ни сердитого тона, ни направленного на него убийственного взгляда.

- Поттер, а я-то только-только начал думать, что в вашей голове имеются мозги.

- Они теперь на нашей стороне. Им было нужно безопасное место, куда они могли бы уйти, и я предложил его. А что я, по-вашему, должен был сделать?

- Малфои не меняют убеждений, - зло усмехнулся зельевар. - Из-за них вы оказались прямо в эпицентре новой опасности.

Гарри закатил глаза:

- Они не представляют для меня никакой опасности. Нарцисса суетится вокруг меня каждый раз, когда я куда-нибудь ухожу, и беспокоится, чтобы со мной ничего не случилось. А Драко, ну… Драко, он тоже заботится обо мне, по-своему.

Снейп крайне удивленно уставился на него. Гарри почувствовал себя весьма удовлетворенным: ему удалось хоть раз ошеломить профессора.

- Малфои. Суетятся. Над вами.

- Да, - спокойно ответил юноша, безмерно наслаждаясь происходящим.

Северус покрутил головой и потребовал:

- Отведите меня к ним. Немедленно.

- Вы не хотите, чтобы я вам что-нибудь объяснил сначала?

- О, вы все мне объясните. Но сначала нужно устранить опасность.

- Они не опасны, - раздраженно произнес Гарри.

- Идем! - скомандовал Снейп, вставая с места.

Юноша тяжело вздохнул:

- Ладно. Встретимся в проулке позади дома Дурслей.

- Они у Дурслей? - воскликнул зельевар, не в состоянии сдержаться. - В маггловском доме?

- Ну, да. У меня не было возможности привести их сюда, а там их никто не будет искать, - Поттер пожал плечами.

Профессор открыл рот и тут же захлопнул. Он молча развернулся и вышел из кухни.

Вздохнув, Гарри поплелся вслед за развевающейся мантией, надеясь, что принял верное решение.
----------------------------------------------------------

Глаза Снейпа превратились в две узкие щелочки, пока он слушал, как гриффиндорец бормочет заклинания, которые позволили бы чужому человеку войти в дом Дурслей.

- Меня научил Драко, - спокойно ответил Поттер на незаданный вопрос и повел Северуса к дому.

- Не сейчас, - резко бросил юноша тете, когда она высунула голову из входной двери. Увидев Снейпа, она распахнула глаза и быстро исчезла с поля зрения. По мнению Гарри, было очень хорошо, что дядя Вернон сейчас смотрел телевизор - судя по громким звукам, доносившимся из гостиной.

Он поднялся наверх, профессор - за ним, но на пороге Поттер остановился и прошептал ему, прежде чем открыть дверь:

- Дайте мне минуту, чтобы обезоружить Драко. Я не хочу, чтобы он прибил кого-нибудь.

Профессор подозрительно прищурился, но отрывисто кивнул.

- Тебе давно пора было вернуться, - сказал Малфой, когда Гарри открыл дверь.

- А ты скучал по мне? - язвительно спросил гриффиндорец, входя в комнату. Он нарочно оставил дверь приоткрытой. Даже если Драко с Нарциссой и заметили это, сейчас уже было все равно.

- Никогда не известно, в какую передрягу ты еще попал, пока ходишь где-то, - протянул блондин.

- Сегодня ничего не случилось, Гарри? - спросила Нарцисса.

- Гм, так, кое-что. Но думаю, что все будет в порядке, - сказал он и, подойдя к кровати, наклонился, чтобы чмокнуть бойфренда в щеку. Когда он выпрямился, у него в руках была палочка блондина.

- Эй, - запротестовал Малфой. - Зачем тебе понадобилась моя палочка?

- Я просто пытаюсь удержать тебя от глупых поступков, - ответил Поттер. Он быстро шагнул к тумбочке, стоявшей рядом кроватью Нарциссы, и взял ее палочку тоже.

- Гарри? - воскликнула она, встревоженная его действиями.

- Все в порядке, - поспешно сказал гриффиндорец. - Я же обещал вам безопасность. Ваши палочки нужны мне для того, чтобы обеспечить безопасность кое-кому еще.

- Мать твою, что ты задумал на этот раз, Поттер? - прорычал Драко.

Тот сделал глубокий вдох и позвал:

- Теперь можете входить.

Сын и мать резко обернулись к двери и увидели Снейпа, входящего в комнату.

Гарри глянул на любовника и, увидев, что тот побелел, поспешно сказал:

- Все в порядке.

- Поттер, он - гребаный Пожиратель! - воскликнул блондин, не отрывая от зельевара глаз. - Я столько раз твердил об этом, что до тебя могло бы и дойти.

- Точно так же, как и вы с матерью, - заметил гриффиндорец. - Я подумал, что в моем доме маловато Пожирателей, поэтому решил пригласить еще одного, - саркастически добавил он.

Нарцисса испуганно смотрела на Северуса, в то время как тот с любопытством наблюдал за юношами. Гарри тоже заметил это, но был слишком занят спором с Драко, чтобы еще и уделять внимание взрослым.

- Отдай мне мою палочку, Поттер, - прошипел Малфой.

- Нет. Не отдам, пока не буду уверен, что ты не проклянешь его.

Блондин перевел взгляд на любовника и недоверчиво спросил:

- Ты защищаешь Снейпа?

Лицо Гарри искривилось.

- Гм, не думаю, что он нуждается в защите. Я, скорее, защищаю всех нас. Вряд ли было бы хорошо, если бы ты затеял тут дуэль со своим крестным.

Кажется, Нарцисса слегка отошла от шока.

- Северус, если хочешь, можешь сесть, - любезно сказала она, показывая на другое кресло. - Они будут спорить еще пару минут, а потом мы сможем выяснить, что происходит.

Снейп поднял бровь, но сел в предложенное кресло.

Драко, вскочив с кровати, завопил:

- Мама! Как ты можешь предлагать ему сесть?

- Он пришел сюда как гость Гарри, - Нарцисса говорила спокойно, хотя лицо ее оставалось напряженным. - Я полагаю, что у Гарри были веские причины пригласить этого человека, и доверяю его мнению.

У Малфоя отвисла челюсть, и он снова повернулся к Поттеру.

- Что ты, черт тебя возьми, сделал с моей матерью? - спросил он, совершенно разъяренный.

Гарри закатил глаза:

- Я с ней ничего не сделал, и ты это прекрасно знаешь. Просто она, кажется, помнит об этих непонятных манерах даже в стрессовых ситуациях. Помнишь, манеры - это то, в отсутствии чего ты меня всегда упрекал.

Драко все больше и больше расходился, и Поттер действительно начал беспокоиться.

- Драко, успокойся, и я все объясню, - умоляюще сказал он.

- Я не хочу успокаиваться! - орал Малфой. - Ты привел сюда Снейпа. Он же хочет убить тебя, тупой придурок!

- Ничего подобного. И если ты дашь мне объяснить, то все узнаешь.

- Он наложил на тебя какое-то заклинание. Он что-то сделал. Ты же знаешь, на что он способен!

Гарри тихо зашипел, после чего блондин вскрикнул и начал трясти рукой.

- Ненавижу, когда ты делаешь это, - сказал он, сузив глаза.

- Тогда замолкни. У тебя истерика, - огрызнулся Поттер.

- Нет у меня никакой истерики, - надменно произнес Малфой.

Гарри взглянул на Нарциссу, и она кивнула ему. Он бросил ей палочки, которые все еще держал, вплотную подошел к Драко и тихо спросил:

- Ты все еще доверяешь мне?

Тот сердито смотрел на него еще несколько секунд, а потом смилостивился и поцеловал.

- Да, - прошипел он, делая шаг назад. - Но я все равно ненавижу тебя.

Гриффиндорец ухмыльнулся:

- Отлично. Тогда давай сядем и выслушаем твоего крестного.

- Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, Поттер, - пробормотал Малфой. Он сел на кровать, а Гарри удобно развалился на ней, оперевшись на изголовье.

- Это многое прояснило… немного пощекотало нервы, но прояснило, - усмехнулся Снейп.

- Я не мог предупредить вас, - заметил Поттер. - Вы были не в большем настроении выслушать мои объяснения, чем Драко.

- Тогда Вам лучше приступить к ним немедленно, - холодно приказал зельевар.

Юноша пожал плечами:

- У меня есть причины, по которым я ничего не сказал раньше. Как много я должен объяснить?

Снейп бросил взгляд на Драко и Нарциссу.

- Что вы рассказали им? - ответил он вопросом на вопрос.

- Они ничего не знают.

- Ничего? - переспросил зельевар, подняв бровь.

- Ничего о вас, - пояснил Гарри. - Хотя, они догадывались, что вы очень беспокоились о них, - добавил он.

Профессор нахмурился, а юноша ухмыльнулся и пожал плечами. Кажется, никто не был готов говорить, поэтому Поттер продолжил:

- Послушайте, все вы на одной стороне - на стороне тех, кто не хочет, чтобы Волдеморт победил. Так вот, учитывая, что вы действительно друг другу симпатизируете и, по сути дела, являетесь семьей, то теперь, когда вы все знаете, всем будет гораздо легче. Я немного выпадаю из этого семейного круга, но уверен, что и моя жизнь в целом тоже станет легче. Я по горло сыт секретами и жутко устал быть посредником между вами.

Он замолчал и оглядел всех присутствующих:

- Кроме того, если вы выясните, что можете доверять друг другу, то мы могли бы переехать отсюда. Как это ни странно, но мне надоело спать в одной кровати с бойфрендом, когда его мать находится в этой же комнате.

Драко хохотнул, а Нарцисса слегка улыбнулась. Снейп, похоже, был ошеломлен и испытывал некоторое отвращение к этой части информации.

- Не думаю, что хотел бы знать, как это случилось, - сказал он.

Гарри пожал плечами:

- Вообще-то, я и сам не знаю, а потому не смогу объяснить, - он посмотрел на Малфоя, - хотя, можно объяснить, как мы пришли к соглашению в самый первый раз.

Поттер толкнул блондина локтем:

- Давай, прояви свои манеры и представь ее как полагается.

Драко сердито зыркнул на него и огрызнулся:

- Она спит.

- Кто спит? - насторожился Снейп.

- Расслабьтесь, - сказал ему Гарри, закатывая глаза. - Просто загляните в кроватку.

Профессор пристально посмотрел на него, но потом все же последовал совету. Нарцисса тоже встала и, подойдя к кроватке, тихо сказала:

- Северус, позволь представить тебе Викторию Анелизу Малфой. Она - дочь Драко.



Глава 23.

Снейп несколько минут молча смотрел на спящего младенца, а потом повернулся к Драко и отрывисто спросил:

- Драко, она - твоя дочь?

- Да, - гордо ответил тот.

Снейп сощурил глаза и впился взглядом в Поттера.

- Вы сказали мне, что это ваш ребенок и что ее зовут Виктория Поттер, - холодно произнес он.

Гарри небрежно пожал плечами:

- У меня имеются документы, в которых сказано, что ее зовут именно так. И, кроме того, я не говорил, что она моя.

- Но Вы мне сами это сказали, Поттер, - голос Снейпа звучал угрожающе.

- Вовсе нет, - возразил Гарри. - Вы спросили, не является ли она незаконнорожденным ребенком, я и подтвердил. Я просто не опроверг ваше предположение, что это - мой незаконнорожденный ребенок.

Профессор нахмурился, снова заглянул в кроватку и пробормотал:

- Она - Малфой.

- Да, Северус, - тихо сказала Нарцисса. - И именно она является главной причиной того, почему мы здесь.

Она села в свое кресло, показав зельевару жестом, чтобы он тоже сел, и продолжила:

- Драко и не подозревал о ребенке до тех пор, пока не вернулся домой. Тогда, после Хогвартса… Когда он узнал, что Виктория в опасности, ему удалось спасти ее.

- Это было той ночью, - понимающе сказал Снейп. - Рейд, в который ты добровольно вызвался.

Драко кивнул:

- Я не смог спасти всю семью, но мне удалось унести оттуда Викторию.

- И ты пришел с ней к Поттеру? - недоверчиво спросил Северус.

- Это было самое безопасное место, какое я смог придумать, - начал оправдываться блондин. - Что мне оставалось делать?

Драко и Нарцисса начали рассказывать обо всем, что с ними произошло. Пару раз они вопросительно смотрели на Гарри, и он делал им взмах рукой, означавший, что они могли открыть Северусу все свои секреты. Ему тоже досталось несколько острых взглядов от профессора.

Когда дело дошло до событий первого сражения, Поттера засыпали вопросами. У него разболелась голова, когда они начали пытаться разобраться, кто что знал и кто где был. Для него же тут не было ничего нового. Юноша до крайности устал пересказывать, что случилось той ночью, когда он помог Драко уцелеть в битве.

- Почему все всегда заводят разговор про ту ночь? - недовольно спросил он. - Сначала Драко, потом Нарцисса, а теперь Снейп. Я просто сделал то, что считал нужным.

Профессор наклонил голову и сдавил кончиками пальцев переносицу.

- Он - удивительный человек, правда, Северус? - тихо сказала Нарцисса.

Снейп посмотрел на нее, потом на Гарри. Юноша чувствовал себя жутко некомфортно.

- Поттер, я отлично помню, что приказывал Вам даже не приближаться к месту сражения, - спокойно произнес зельевар.

Гарри пожал плечами:

- Я должен был быть там. А если что-нибудь пошло бы не так?

- И еще вы должны были там быть, чтобы вытащить задницу Драко, - констатировал профессор.

Малфой нахмурился, а Поттер кивнул:

- Из него Пожиратель, как из дерьма пуля.

- Это точно, - подтвердил Снейп. Он посмотрел на Драко. - Продолжай.

Блондин выглядел сердитым, но, тем не менее, начал рассказывать обо всем, что тогда случилось. Нарцисса подхватила эту своеобразную эстафету, а Гарри старался не встревать в разговор как можно дольше. Он лег на живот и положил голову на скрещенные руки. В отличие от этой троицы, которая все еще пыталась разобраться в ситуации, ему было ясно все.

Поттер устал. Он понял, что эта ночь обещает быть очень длинной. Оставалось только надеяться, что они решат вопрос о взаимном доверии и наконец-то можно будет переехать на Гриммаулд Плейс. Он устал обхаживать Дурслей и жить такой большой компанией в такой маленькой комнате. Ему надоело скрывать от Снейпа и Малфоев то, что можно было бы не скрывать. Он жутко устал от секретов. В конце концов, это было смешно, ведь все они сейчас были на одной стороне.

Гарри снова подумал: а надо ли ему хранить секрет хоркруксов от Северуса? Однако он нисколько не сомневался в том, что Драко и Нарциссе лучше об этом ничего не знать. Но Снейп… Почему Дамблдор не рассказал ему об этом?

Если эти трое разберутся между собой, то он сможет поговорить с Малфоями о медальоне. Он очень надеялся, что хотя бы один из них что-нибудь знает об этом артефакте. Юноша не представлял себе дальнейший план действий, если окажется, что им ничего не известно.

- Поттер!

- Что? - раздраженно отозвался тот.

Драко закатил глаза.

- Я не представляю себе, как ты ухитряешься сосредотачиваться в критических ситуациях, - пробормотал он.

- Эта ситуация - не критическая - возразил Гарри.

- Мальчики, - сделала им замечание Нарцисса.

Поттер закатил глаза, а Драко насупился. Снейп вопросительно посмотрел на них, от удивления у него брови поползли на лоб.

- У них довольно любопытные взаимоотношения, не так ли? - с улыбкой спросила Нарцисса.

- Просто невероятно, - тихо пробормотал профессор.

- Они взрослеют, - Нарцисса говорила ровным тоном, но в ее голосе явно слышалась гордость. - Я считаю, что они становятся сильными молодыми людьми, способными принимать трудные решения и делать мудрый выбор, - она перевела взгляд с юношей на Снейпа. - Как я уже говорила, мы с Драко оказались здесь из-за Виктории. Но это не совсем так. Мы здесь еще и из-за Гарри.

Северус бросил взгляд на Поттера, но тут же снова обратил все свое внимание на Нарциссу.

- Из-за того, кто он есть, и из-за принятых им решений, - спокойно продолжала она. - Он принял решение взять Викторию и подождать объяснений Драко, а не вызывать авроров. Он решил помочь Драко, хотя изначально знал его не с лучшей стороны. Гарри очень много сделал для нас.

- Он заставил вас перейти на другую сторону из-за Виктории, - сказал Снейп, но, судя по его голосу, он не был уверен в собственных словах. Совсем не уверен.

- Нет, - возразила Нарцисса, покачав головой для пущей убедительности. - Пока Гарри делал свой выбор, мы сделали свой. Вообще-то, он был убедительнее всего, когда говорил, что мы должны остаться с Темным Лордом, если это совпадает с нашими желаниями. Он знал, чем мы рискуем, отказываясь быть Пожирателями Смерти, и не пытался повлиять на наше решение.

- Кажется, Поттеру за пару недель удалось сделать что-то, над чем я работал долгие годы, - произнес профессор. Удивленно, но без горечи.

Гарри возразил, не желая, чтобы зельевар так думал:

- Нет, я ничего не сделал. Не имеет значения - кто я такой. Это произошло благодаря Виктории.

- Она ускорила процесс, - сказал Снейп.

- Думаю, так, - согласился Гарри.

Зельевар задумчиво кивнул. Поттер сел, притянул к себе свой рюкзак и вытащил из него листы пергамента. Он решил, что пока профессор был относительно спокоен, самое время отдать ему письмо Ремуса.

- Что у тебя там? - полюбопытствовал Драко.

Гриффиндорец протянул ему тот лист, который получил от Гермионы.

- Это моя статья, которая, как ожидается, будет иметь большой успех.

Малфой очень заинтересовался и, взяв пергамент, сразу же начал его изучать.

- А это письмо меня просили передать вам, - сказал Гарри и протянул запечатанный свиток профессору.

- Мне письмо, - ровным тоном произнес тот.

- Прошлым вечером Ремус догадался о том, что я знаю, где вы находитесь, - поспешно пояснил юноша. - Сегодня он попросил меня передать это вам.

Глаза Снейпа угрожающе блеснули.

- Вы проболтались Люпину? - рыкнул он.

- Он хороший человек, Северус, - спокойно заметила Нарцисса.

Снейп метнул в ее сторону сердитый взгляд и снова уставился на Гарри.

- Вы рассказали Люпину и о Малфоях? - спросил он.

- Да, но с разрешения Драко.

Блондин фыркнул себе под нос и привлек к себе внимание крестного.

- Ты не давал на это разрешения? - спросил Северус, сощурив глаза.

Юноши обменялись взглядами. Драко схватил палочку Гарри и возвел вокруг них заглушающие чары. Но ни один из них не заметил, что профессор исподтишка ослабил заклинание.

- А ты уверен, что Северусу можно доверять? - спросил Драко. - Одно дело рассказать ему о нас с мамой, поскольку он всегда приглядывал за нами. Я не думаю, что он выдаст нас Темному Лорду. Но выдавать ему правду о Люпине очень рискованно, ты так не считаешь? И уж конечно, ты не должен докладывать ему обо всем, что делаешь. Я понимаю, ты веришь, что он - на Светлой стороне, но я не понимаю, как ты поверил в это.

Гарри наклонил голову набок и с любопытством посмотрел на блондина. Он удивлялся, что Малфой так беспокоился за него. Они сейчас поменялись ролями: Поттер не сомневался в Снейпе, а блондин пытался предупредить, чтобы он держался от зельевара подальше.

- Драко, вряд ли тебе это понравится, но, по-моему, я могу доверять Снейпу больше, чем тебе, когда речь идет о победе в этой войне, - сказал он, помедлив, и напрягся в ожидании вспышки гнева, которая неминуемо должна была последовать.

Лицо Драко окаменело.

- Твоя вера в него основана на том, что он всегда был на вашей стороне, а я перешел только что, - сухо произнес он.

Гарри кивнул, но поспешил добавить.

- Я верю тебе. Просто… - он беспомощно посмотрел на Малфоя.

Блондин мрачно улыбнулся ему, он явно был недоволен.

- Я знаю, что ты делаешь, Гарри. Иначе я не пошел бы за тобой.

- Драко, - умоляюще произнес гриффиндорец. Он хотел, чтобы Малфой понял его.

- Просто я думаю, что ты не должен доверять ему. Как ты можешь? Ведь Северус всегда отвратительно обращался с тобой! - воскликнул блондин. - Он - Пожиратель Смерти, и я слышал, как он говорил, что знает дюжину способов, чтобы расправиться с тобой.

Поттер просто смотрел на бойфренда в упор до тех пор, пока тот не вышел из себя.

- Я знаю, что то же самое можно сказать и обо мне. Но сейчас мы говорим о Северусе. Ты не знаешь его так, как я. Он действительно опасен, Гарри, - раздраженно убеждал слизеринец.

- Я нисколько не сомневаюсь в нем, Драко, - сказал Гарри.

- А я сомневаюсь во всех, кроме тебя, - огрызнулся Малфой. - Я даже матери доверяю меньше, чем тебе. Доверять всем - небезопасно.

Поттер зажал лицо любовника в ладонях и придвинулся к нему так близко, что их носы соприкоснулись.

- Ты доверяешь мне, а мне нужно, чтобы ты поддержал меня, даже если не веришь ему. Для меня это тоже нелегко, но если бы я хоть сколько-нибудь сомневался в Снейпе, я никогда не сказал бы ему, где тебя искать.

- Гарри, - голос Драко звучал так же умоляюще, как и голос Поттера минуту назад.

- Драко, он мне нужен, - твердо сказал гриффиндорец. Лицо Малфоя стало сердитым, и он попытался отодвинуться от любовника, но тот не позволил.

- Ты - мой помощник, и ты мне тоже нужен, - произнес Гарри, пристально глядя в потемневшие от гнева глаза Драко. - Но Снейп - мой самый сильный союзник.

- Он убил Дамблдора, - сердито сказал блондин, отважившись на этот последний довод, чтобы убедить Поттера. - Почему ты думаешь, что он не убьет тебя, если ему подвернется удобный случай?

Гарри переменился в лице и выпустил Драко, но, когда он заговорил, его голос не дрогнул:

- Это был не удобный для него случай, чтобы убить Дамблдора. Этот случай из разряда того, что ему, к сожалению, пришлось сделать. Он всего лишь оказался заложником событий той ночи, человеком, покорно сыгравшим навязанную ему роль. Навязанную Волдемортом, твоей матерью и самим Дамблдором! Он даже не был посвящен во все обстоятельства, связанные со смертью Альбуса. Вообще-то, его нельзя считать настоящим убийцей Дамблдора, хотя все выглядело именно так.

- Но мы оба видели это, - слабо возразил Драко, глядя на Поттера со смесью страха и благоговения.

- Не всегда нужно верить тому, что видишь. Северус совершил акт милосердия, чтобы защитить нас, - резко сказал Гарри. - Я знаю, что произошло той ночью, Драко. Пока ты был занят тем, как провести Пожирателей в Хогвартс, мы с Дамблдором были далеко от замка. Я наблюдал, как он сам убивал себя, хоть и не понимал этого тогда. Боже, я не просто наблюдал, мне было приказано помогать ему, - с горечью произнес юноша, погрузившись в воспоминания.

- Так ты хочешь знать правду, Драко? В ту чертову ночь мне довелось дважды видеть смерть Дамблдора. Он уже простился с жизнью. Еще до того, как мы вернулись в Хогвартс, - гриффиндорец замолчал, яростно глядя на бойфренда. - Ты хочешь знать, почему я думаю, что Снейп не убьет меня, когда ему представится удобный случай?

- Нет, Гарри, - умоляюще произнес Драко. - Только замолчи.

Но Поттер все равно продолжил.

- Смерть Дамблдора была огромной потерей для Светлой стороны, но если убьют меня, то это будет означать ее полное поражение, а стало быть, начало господства Волдеморта как в магическом, так и в маггловском мирах. Снейп может ненавидеть меня сколько угодно, но он меня не убьет ни при каких обстоятельствах. Он будет помогать мне победить Темного Лорда, - убежденно закончил он.

Драко шумно сглотнул и отвернулся от Гарри, чтобы взглянуть на Снейпа. Поттер тоже повернулся к зельевару и увидел, что тот потрясенно смотрит в их сторону. Он перевел взгляд на Нарциссу - та тоже наблюдала за ними с ошеломленным выражением лица. Значит, они слышали все… Юноша снова посмотрел на профессора.

Снейп вернул себе бесстрастный вид. Он взмахнул палочкой и полностью отменил наложенные Драко чары.

- Мне нужно научить вас более надежным заглушающим чарам, а также моему собственному заклинанию, блокирующему большинство используемых ныне заклинаний подобного сорта, - невозмутимо произнес зельевар. Его слова не соответствовали оценивающему взгляду, который он адресовал Гарри.

Тот поднял подбородок и повернулся к Драко.

- Ты хочешь поговорить о Дамблдоре? - спросил он. Юноша был в бешенстве из-за ситуации в целом, но его голова оставалась на удивление ясной. - С каждым разом я все лучше и лучше понимаю, что его так выводило из себя. Мне нужны союзники, и насколько, черт побери, было бы проще, если бы все вы уживались между собой и доверяли друг другу. Если мне не придется разбираться с разногласиями между моими сторонниками, я смогу больше времени уделить более важным делам, - холодно подытожил он.

- Я доверяю каждому из вас, и я доверяю Ремусу, - сказал он, обводя их взглядом, потом встал и пошел к двери. - Разбирайтесь с остальным сами.

- Не обязательно сбегать, Поттер, - насмешливо произнес Снейп.

- Я не сбегаю, - со злостью отозвался юноша. - Мне нужно уйти, пока я не сделал что-то такое, о чем потом пожалею.

- Успокойтесь, - тон профессора изменился на приказной. Он запер дверь взмахом палочки.

- У меня появились новые вопросы, на которые требуется найти ответы, - проворчал Гарри. - Я не смогу сегодня побеседовать с Драко и Нарциссой на интересующую меня тему, поэтому мне стоит пойти поговорить с Джинни.

- Джинни! - воскликнул Драко.

Поттер начал выходить из себя и прикрыл глаза, пытаясь успокоиться. Юноша даже не заметил, что разошелся до такой степени.

- Выпустите. Меня.

Он услышал, как Нарцисса пробормотала заклинание, ухватился за дверную ручку, дернул ее на себя и громко хлопнул дверью, выходя на лестницу.

- Мальчишка! Что означает этот грохот?! - проревел из гостиной дядя Вернон, когда Гарри спустился вниз.

Юноша стиснул зубы и ничего не ответил. Он выскочил из дома еще до того, как дядя дошел до передней.

Гарри был зол на всех и вся и, оказавшись на улице, понял, что палочку-то он взял, но вот обе мантии-невидимки остались в комнате. У него не было другого выхода, кроме как аппарировать на Диагон Аллею, к дому близнецов. Поднявшись по лестнице, он постучал в дверь.
Ему открыл Фред.

- Что случилось? - сразу же спросил он, настороженно озираясь по сторонам.

Поттер нахмурился и втолкнул его внутрь:

- Ничего не случилось. За исключением того, что я живу с людьми, которые достали меня до печенок.

- Ааа, - понимающе протянул Фред и спокойно закрыл дверь. - Ну, и что мы можем сделать для тебя посреди этой чудной ночи? - любезно поинтересовался он.

Гарри ошарашенно смотрел на Фреда и Джорджа, удивляясь, как это он ухитрился не заметить «второго» Фреда.

- Вы… эээ… такие яркие, - только и сказал он.

Близнецы лучезарно улыбнулись ему. Они были в ярких, просто слепящих, пижамах - один в зеленой, а второй в желтой.

- Спасибо, - хором сказали они.

- Вы взаправду можете уснуть, надев такое? - с любопытством спросил Поттер. Они кивнули, но не успели озвучить свой ответ, как Гарри тряхнул головой, вспомнив вопрос, который Фред задал ему чуть ранее.

- Неважно. А что вы имеете в виду, когда говорите «посреди ночи»?

- Уже почти полночь, - бодро пояснил Джордж.

- Твою мать! - выругался Гарри. - Я-то хотел попросить вас организовать мне встречу c Джинни сегодня вечером.

Близнецы подняли брови и обменялись быстрыми взглядами. Поттер заметил это и закатил глаза:

- Это не то, о чем вы подумали! Мне нужно с ней поговорить кое о чем, а Рон с Гермионой не дают даже близко подойти.

- Рон с Гермионой? Или Малфой? - попытался уточнить Фред.

- О, я уверен, что он напридумывал бы себе черт знает что, - сердито сказал Гарри. - Но настоящая проблема - Рон с Гермионой. Просто они не хотят, чтобы Джинни хоть каким-то боком оказалась впутанной в наши дела.

- Но это важно, - сказал Джордж, это прозвучало как вопрос.

- Да, - ответил Гарри. - Может быть, - уточнил он чуть погодя.

Он доверял близнецам, но не хотел ставить их в известность, что собирался поговорить с Джинни о Тайной комнате. Никто из Уизли не пришел бы в восторг от этой темы.

Поттер потер виски, пытаясь избавиться от головной боли. Он не представлял себе, как Дамблдор справлялся со стрессом, но понимал, что тому это тоже не всегда удавалось.

- Все в порядке, старина? - участливо спросил Фред.

- Нет, - признался Гарри, устало вздыхая. - Простите, что я вас побеспокоил, - с этими словами он направился к двери.

Джордж его остановил:

- С нашей стороны было бы нехорошо отправить тебя восвояси в таком состоянии.

Вообще-то, Гарри не собирался пока возвращаться к Дурслям.

- Может, я прилягу у вас на диване? - спросил он. - Хотя бы до тех пор, пока не уляжется головная боль.

- Конечно, дружище, - сказал Джордж, а Фред тем временем пошел на кухню.

Поттер рухнул на диван, его злость почти прошла.

- Вот, выпей, - Фред протягивал ему болеутоляющее зелье. Гарри с благодарностью выпил его и улегся поудобнее, дожидаясь пока зелье подействует. С мыслью о том, что ему не хочется возвращаться домой и разбираться с троицей, которая там сейчас находилась, юноша уснул.
-----------------------------------------------------------

Он проснулся, чувствуя слабость, и удивился, что зелье не избавило его от головной боли.

- Как странно - не видеть, кто перед тобой стоит, - устало проворчал Фред, открыв дверь.

Поттер нисколько не насторожился, но, услышав голос Драко, понял, что стоило бы.

- Уизли, ты не знаешь, где Гарри? - напряженным тоном проговорил Малфой. - Он сказал, что идет поговорить с твоей сестрой, но так и не вернулся домой.

- Ты думаешь, что он изменяет тебе с Джинни?

- Нет, - ответил Драко, и Гарри услышал в его голосе презрительную насмешку, которой блондин пытался прикрыть свою ревность. - Мне нужно знать - он в порядке, или с этим идиотом что-то случилось?

- «Идиот» в порядке, - саркастически пробормотал Поттер.

Внезапно голова Драко показалась над спинкой дивана. Он с облегчением смотрел на Гарри, однако облегчение быстро сменилось недовольством.

- Что ты тут делаешь? - спросил блондин.

- Прости, я заснул, - пробормотал гриффиндорец.

- Поттер, ты меня в гроб вгонишь, - проворчал Малфой. Он обошел диван и освободил себе место, столкнув ноги бойфренда на пол.

Гарри положил ступни ему на колени. Драко смотрел на них с минуту, а потом решил, что уже можно. Он смотрел на Поттера и потирал его лодыжку. Близнецы уселись напротив них. Они выглядели не более проснувшимися, чем их друг.

Гарри проигнорировал испытующий взгляд блондина и позвал:

- Винки.

- Да, хозяин Гарри, - сказал она, с хлопком появляясь рядом с ним.

- Не будешь ли ты так любезна сообщить Нарциссе, что Драко меня нашел и что со мной все в порядке? А потом принеси нам всем чего-нибудь позавтракать, пожалуйста.

После того, как она исчезла, Поттер прикрыл глаза, не желая ничего иного, кроме как снова уснуть.

- Сколько сейчас времени? - сонно спросил Джордж.

- Уже утро, - ответил Фред.

- Простите, - пробормотал Гарри, - я не думал, что засну.

- Никаких проблем, старина, - успокоил его Джордж.

- Для нас, - поддакнул Фред.

Драко фыркнул, и Гарри застонал.

- Проблемы только у меня, - буркнул себе под нос Поттер. Близнецы благоразумно решили не комментировать его слова.

- Драко, ты хоть немного поспал? - поинтересовался Гарри, немного поколебавшись.

- Нет, - коротко ответил тот. - Я паковал вещи.

Гарри распахнул глаза и вопросительно уставился на него. Малфой кивнул.

- Ну, хоть что-то хорошее было сделано прошлой ночью, - Поттер вздохнул с облегчением.

- Хорошее? - Фред не удержался, чтобы не спросить.

- Да, хорошее, - подтвердил Гарри, хотя он не был уверен, что надо вдаваться в подробности. Драко молчал, он не отрывал глаз от бойфренда. Вздохнув, тот посмотрел на близнецов и пояснил:

- Мы переехали от Дурслей в более безопасное место.

- Думаю, что это действительно хорошая новость, - после небольшой паузы сказал Джордж. - Гарри, гм, а как теперь можно будет тебя найти?

На этот счет у Поттера не было никаких идей. Сам он легко мог связаться с кем угодно, но вряд ли кто другой смог бы найти его.

- Монеты… - отрывисто бросил Малфой.

- Как те, которые мы использовали в АД? - спросил Фред.

- Да. Драко зачарует их, - приказным тоном бросил Поттер.

Блондин стиснул челюсти, и Гарри практически мог почувствовать излучаемое им напряжение. Он опустил ноги на пол и улегся головой ему на колени.

- Прости, - тихо сказал он, заглядывая бойфренду в глаза снизу вверх.

Но это, кажется, не сработало. Гарри тяжело вздохнул. В этот момент в комнате появилась Винки. Фред и Джордж одновременно бросились помогать ей. Кофейный столик поставили между двумя диванами, поскольку обеденный стол близнецов был завален Бог знает чем.

Поттер хотел сесть, но Драко остановил его.

- Гарри, я… - он оборвал сам себя, вместо этого положил одну руку Поттеру на грудь, а второй поглаживал его по волосам.

- Хозяин Гарри? - обратилась к нему Винки, осторожно при этом поглядев на них обоих.

Юноша повернулся к ней, поняв, что она уже накрыла на стол.

- Что, Винки?

- Винки должна сказать хозяину Гарри, что «половина восьмого означает, что надо постараться, по крайней мере, быть в течение часа», - произнесла она, стараясь воспроизвести все дословно.
Гарри ухмыльнулся, сам того не желая.

- Вот тебе ответное сообщение: тут трое, и ни один из них не выпускает меня из поля зрения, но я постараюсь.

Он имел в виду, что рядом с ним находились три человека, которые могли помешать ему прийти на встречу со Снейпом в назначенное время.

Она кивнула и оставила их завтракать. Драко поднял бровь.

- Ну и что, черт побери, это означает? - спросил он, прекрасно понимая - от кого было сообщение, и совершенно не понимая смысла ответного послания.

- Это означает, что я не влип в слишком серьезные неприятности, - с улыбкой ответил Гарри и сел. Снейп издевался над ним и намекал, что он снова непременно опоздает.

- Ты не влип в неприятности, - согласился Драко, но сдвинул брови, пытаясь все же расшифровать сообщение. - Так во сколько тебе надо явиться? В восемь или в девять?

Гарри засмеялся:

- Я должен был быть там в восемь. А сколько сейчас времени? Я понял, что уже утро.

Фред ухмыльнулся и ответил:

- Семь часов.

Гарри осторожно взглянул на Драко, наклонился к нему и тихо спросил:

- Ты в порядке?

Вместо ответа Малфой поцеловал его. Вначале это был жесткий и грубый поцелуй, но постепенно Драко смягчился и успокаивающе провел языком по губам гриффиндорца.

Наконец он разорвал поцелуй и, прижавшись лбом ко лбу бойфренда, тяжело выдохнул:

- Я ненавижу тебя, Поттер.

- Тебе нужно ответное заявление? - Гарри выдавил хриплый смешок.

Драко кивнул, не отодвигаясь от него, и тоже усмехнулся.

- Тогда я тоже ненавижу тебя, Малфой.

Фред и Джордж испустили громкие, полные трагизма вздохи.

- Как трогательно, - надрывно произнес Джордж.

Фред тоже смахнул фальшивую слезу.

- Напоминает о старых добрых временах, - согласился он.

Гарри разразился хохотом, а Драко насмешливо фыркнул:

- Да уж, старые времена, мать твою. Я всю ночь клял Поттера последними словами.

Тот вздрогнул, несмотря на то, что Малфой сказал это незлобивым тоном.

- В этом я не сомневаюсь, и уже извинился за то, что заснул. Я всего лишь прилег, чтобы унять головную боль. Я собирался вернуться.

- Еще один приступ головной боли? - спросил Драко, нахмурившись.

- Это всего лишь стресс, - отмахнулся Поттер и, наконец, приступил к завтраку.

- Всего лишь стресс, - саркастически пробормотал блондин, повторяя слова Гарри, и тоже подвинул к себе тарелку.

- Знаешь, Малфой, это ты должен снимать стрессы Гарри, - подчеркнуто любезно заметил Фред.

Поттер ухмыльнулся и покосился на бойфренда.

- У меня не получается долго удерживать его на месте, - сухо ответил тот.

Близнецы и Гарри расхохотались. За едой они принялись обсуждать дела, и Драко снова завел разговор о монетах. Все пришли к выводу, что это нормальное решение проблемы, а Малфой знал, как зачаровать их, чтобы обе стороны могли передавать сообщения. Когда они управились с этим и опробовали новое средство связи, уже было почти восемь.

- Гарри, пора идти, - напомнил Драко.

Поттер испуганно посмотрел на часы и застонал:

- Ладно, идем, - он повернулся к близнецам. - Вы сможете организовать мне где-нибудь встречу с Джинни?

- Сколько тебе нужно времени на разговор? - спросил Фред.

- От мамы сейчас не так-то легко улизнуть, - пояснил Джордж.

- Знаю, - уныло произнес Гарри и в задумчивости уставился в пол. - К тому же мне не хочется возбуждать подозрения у Рона и Гермионы. Все будет зависеть от Джинни. Если она согласится, это займет несколько часов.

Услышав, что близнецы захихикали, он поднял взгляд и понял, что они смотрят то на него, то на Драко. Повернувшись к Малфою, Поттер увидел, что тот рассержен.

- Гарри, ты можешь сказать, зачем тебе это нужно? - спросил блондин.

Поттер нахмурил брови, задумавшись. До него дошло, как прозвучали его слова, и он смущенно пояснил:

- Ты меня неправильно понял. Я просто подумал, что она знает кое-что важное для меня.

- Тебе охренительно везет, что я тебе доверяю, - сказал Драко.

- Я знаю, - с благодарностью ответил Гарри. - Иначе моя жизнь была бы гораздо сложнее.

Он снова обратился к Уизли:

- Так что, вы сможете это устроить?

Фред подбросил свою монетку в воздух.

- Мы попытаемся, и если получится, дадим тебе знать.

- Спасибо, - поблагодарил их Поттер и направился к двери.

- Гарри, - окликнул его Драко.

- Что?

- Мы переехали, - пояснил Малфой.

Гарри удивленно захлопал ресницами и сказал, помедлив:

- Ты же говорил, что паковал вещи.

- Да. А потом мы их перевезли.

Поттер открыл рот, чтобы что-то сказать, но потом взглянул на близнецов и решил воздержаться.

- Понятно. Думаю, осталось забрать только одну вещь.

- Комната пуста, - Драко нахмурился.

Гарри грустно улыбнулся и тихо ответил:

- Я кое-что спрятал. Мне потребуется всего минута, чтобы это забрать, и ты можешь пойти со мной, если хочешь.

Слизеринец кивнул и накинул мантию. Гарри на ходу крикнул близнецам «спасибо», и они ушли.

Войдя через пару минут в дом Дурслей, он почувствовал себя довольно странно. Он знал, что, скорее всего, больше никогда не вернется сюда. Ему было почти жаль, что тети Петуньи не оказалось дома - она, наверно, ходила по магазинам, как всегда. За последний месяц она редко бывала дома, но в целом, этим летом тетя действительно вела себя довольно любезно. По крайней мере, более любезно, чем когда-либо раньше, а это что-то да значило. Он понял, что будет скучать по ней. Немножко. Хотя вряд ли он будет скучать по дяде Вернону и Дадли.

Отодвинув в сторону противоречивые эмоции, чтобы разобраться в них позже, Гарри поднялся наверх, в последний раз. Комната казалась пустой. К сожалению, она снова выглядела как обычно. Когда-то он ненавидел ее, но оказалось, что за последний месяц он успел полюбить эту тесную клетушку.

Он был благодарен Драко за то, что тот не пытался ничего сказать - просто был рядом. Поттер опустился на колени и приподнял половицу. Но нашел там больше, чем ожидал. Он удивленно заглядывал в образовавшуюся щель пару минут, а потом осторожно вытащил содержимое тайника и уселся на пол, чтобы разглядеть свою находку.

- Гарри? - обеспокоенно окликнул его Малфой, присаживаясь на корточки рядом с ним.

Тот покачал головой, он был не в состоянии отвечать. Юноша отложил в сторону свой фотоальбом и взял другой, который только что нашел и которого там изначально не было. Гарри поколебался немного, но все же открыл его. Это были фотографии его мамы. Маггловские, но она выглядела на них точно такой же, какой он видел ее в думосбросе Снейпа. Должно быть, эти снимки были сделаны в тот же год, на летних каникулах.

Гарри почувствовал, что у него защипало глаза. Нет, он не мог сейчас расплакаться. Юноша осторожно закрыл альбом, не решившись перевернуть страницу. Он знал, что если сделает это, то совсем расклеится.

Он снова заглянул в маленькую нишу под половицей. Все это время Гарри считал, что о его тайнике никто не знает.

- Она знала, - хрипло прошептал Поттер. - Тетя Петунья знала про мой тайник. Я спрятал сюда фотоальбом только в этом году. Мне не было нужды что-либо прятать, но я все равно положил его туда. Я хотел, чтобы он был в сохранности, - Гарри прочистил горло, - тетя Петунья знала, что я вернусь.

Он снова посмотрел на альбом, который сжимал так крепко, что суставы побелели. Тетя оставила это для него, зная, что он еще здесь появится. Юноша попытался перестать думать об этом, но ему пришлось изрядно побороться с собой.

- Мне нужно идти, - отрывисто сказал он и опустил доску на место, предварительно убедившись, что внизу ничего не осталось. Прижав оба альбома к груди, Гарри наконец повернулся к Драко.

- Идем, - ровным тоном сказал Малфой.

Гарри кивнул, донельзя благодарный бойфренду за то, что тот все принял без слов. Он просто не смог бы объясняться на этот счет прямо сейчас. И здесь. Вспомнив заклинание, при помощи которого Снейп уменьшал свои книги, Поттер осторожно уменьшил альбомы и спрятал их в карман мантии-невидимки. Драко ничего не сказал, когда Гарри протянул ее ему.

Лишь после того, как они аппарировали, Гарри смог вздохнуть полной грудью. И только тогда, когда они подошли к дому на Гриммаулд Плейс, до Поттера дошло, что он не имел ни малейшего представления о том, что его ждало.

Юноша задержался у входной двери, сделал глубокий вдох и распрямил плечи. Он переступил порог и, как обычно, двинулся в сторону кухни. Он был очень удивлен, застав там Ремуса вместе со Снейпом и Нарциссой.

- Доброе утро, Гарри, Драко, - весело поприветствовал их Люпин. И Нарцисса улыбалась им с явным облегчением.

- Восемь тридцать, минута в минуту, - саркастически произнес Снейп.

Гарри часто заморгал и посмотрел на часы. Снейп был прав. Он тряхнул головой и почувствовал, что Драко подошел к нему поближе, а зельевар подозрительно смотрит на них обоих.

- Доброе утро, - поприветствовал он всех сразу. Потом пошел налить им с Драко чаю и на ходу пояснил, - мне нужно было сделать пару дел с утра пораньше, и второе дело заняло больше времени, чем предполагалось.

Поттер остановился возле Нарциссы, чтобы поцеловать ее в щеку, как всегда делал Драко, и он перенял у него эту привычку. Гарри всегда был причиной ее беспокойства, и Нарцисса, похоже, считала это чем-то вроде извинения.

Снейп без слов протянул ему свою чашку. Поттер так же без слов наполнил ее чаем, повернув ее «правильной» стороной к профессору, прежде чем вернуть. Ремус и Нарцисса с легким удивлением наблюдали за ними и отрицательно покачали головами, когда юноша спросил их, не хотят ли они еще чая.

Гарри машинально сел на свое обычное место напротив Снейпа, и Драко с любопытством взглянул на него. Сам блондин сел рядом с матерью. Гриффиндорец пожал плечами и посмотрел на Северуса.

- Итак, какая программа на сегодня? - спросил он, ломая всеобщее молчание.

Снейп иронически фыркнул и сухо произнес:

- Я впечатлен, что вы сочли необходимым задать мне этот вопрос.



Глава 24.

Гарри рассеянно потирал виски. В комнате сгустилось напряжение. Он не имел понятия, как Ремус оказался здесь, но боялся спросить. Все были чрезмерно тихи и предупредительны, и Поттер не знал, кто послужил тому причиной - он сам или все-таки Снейп. Он не смел заводить разговор о том, что произошло накануне вечером. И так ясно, что без разрешения Снейпа никто из них не смог бы попасть в дом, но юноша не мог понять, доволен ли сам профессор этим обстоятельством. Все, кроме Ремуса, были уставшими и явно не в духе.

- Я хотел бы получить некоторые разъяснения, Поттер, - вкрадчивым голосом произнес зельевар, прерывая размышления юноши. - Кажется, никто из присутствующих не понимает до конца, что вы задумали.

Гарри спокойно встретил его взгляд:

- Неужели? А никто и не поймет! До тех пор, пока все не закончится, я не могу позволить себе все и всем рассказывать. Слишком многое поставлено на карту.

Снейп согласно кивнул.

- С этим никто не спорит. Однако я больше осведомлен о планах Темного Лорда, чем о ваших. После того, что случилось прошлым вечером, я понял, насколько мало осведомлен о ваших делах, - он изучающе посмотрел на гриффиндорца. - Мистер Поттер, я не считал вас способным вести настолько активную деятельность. Вы располагаете секретной информацией и решаете какие-то свои задачи, причем они намного сложнее, чем следовало бы.

- Другими словами, вы считали, что я слепо выполнял ваши указания, а раньше - указания Дамблдора, - саркастически произнес юноша.

- Именно так, - резко ответил Снейп. - Кое-какие события побудили меня расспросить вас поподробнее о вашей деятельности, но то, что я узнал этой ночью, находится за гранью моего понимания.

Поттер догадался, что Снейп не спрашивает его ни о чем особенном, по крайней мере, не о том задании, которое ему дал Дамблдор. Он хотел знать общие планы… и в какое еще дерьмо он, Гарри, вляпался, не поставив его, Снейпа, в известность. Юноша подумал, что легко ответил бы на этот вопрос, если бы сам знал этот ответ.

- Мне пришлось многое расставить по приоритетам, - начал он после недолгой паузы. - Когда я уехал из Хогвартса, у меня было лишь одно задание - то, которое дал мне Дамблдор. Я не собирался ни во что впутываться, но потом на моем пороге появились Драко с Викторией, а здесь - вы.

Он начал рассказывать, как менялись обстоятельства, и что ему пришлось в связи с этим делать. Наконец Гарри рассказал обо всем, что сделал к настоящему времени. Каждый из присутствующих знал разрозненные кусочки и обрывки, но всю историю они слышали впервые. Он утаил только одно - задание найти и уничтожить хоркруксы, - но упомянул об этом экивоками.

- Что теперь? - спросил Драко.

- Я буду продолжать заниматься своими делами, - тихо ответил Гарри. - Всю информацию, которую профессор сможет раздобыть, я буду передавать Ордену. Попытаюсь держать под контролем Скримджера и общественность, надеюсь, что мне это удастся, - саркастически добавил он. - Буду заниматься с Ремусом и со Снейпом защитой и нападением, Темной и Светлой магией - всем, что может помочь мне в битве. Нужно по мере сил помогать Ордену, в том числе обеспечивать больничное крыло Хогвартса зельями. Постараюсь не допустить, чтобы Волдеморт захватил слишком много власти над магическим миром, пока я буду заниматься поиском средств, которые помогут окончательно его уничтожить.

Он замолчал и задумался.

- Сейчас у меня появилось постоянное жилье, благодаря чему все будет гораздо легче. У меня есть союзники, огромные ресурсы, и я собираюсь всем этим воспользоваться в полном объеме.

- Способы, чтобы уничтожить его? - переспросил Снейп, не понимая, о чем говорит Гарри.

- Из-за всего, чем пришлось заниматься, у меня было мало времени, чтобы сконцентрироваться на этой проблеме. Но сейчас у меня появилось сразу несколько направлений поисков, которых раньше не было. Надеюсь, что мне удастся сегодня поговорить с Джинни.

- Вы собирались о чем-то поговорить с Драко и Нарциссой, - напомнил профессор.

Юноша неуверенно кивнул, понимая, что это будет нелегкий разговор. А Северус, похоже, решил, что он должен поговорить с ними немедленно.

- Чем мы можем тебе помочь, Гарри? - поинтересовалась Нарцисса.

Поттер взглянул на Малфоя, пытаясь угадать, как тот отреагирует. Все, что касалось его отца, было довольно скользкой темой для разговора. Гарри в этот момент даже порадовался, что бойфренд сидит на другом конце стола.

- Это насчет Люциуса, - отрывисто произнес он и увидел, как Драко напрягся, а его лицо окаменело.

- Что с ним? - спокойно спросила миссис Малфой.

Зная, что разговор легче не станет, Поттер бросился в атаку, обращаясь главным образом к Нарциссе.

- Перед тем как Люциус ушел той ночью в Отдел Тайн, Кричер передал ему медальон. Вы не знаете, где он?

Нарциссе явно не нравилась эта тема, но она не обиделась, а лишь грустно посмотрела на него.

- Гарри, тогда все мои мысли были сосредоточены на… - она замолкла.

Ремус хмыкнул, и Гарри бросил на него предупреждающий взгляд, а потом снова повернулся к Нарциссе.

- Знаю. Вы думали лишь о том, как найти мое слабое место и ударить по нему, и о том, как выманить из дома Сириуса, - нетерпеливо сказал он. - Но мне нужно узнать об этом чертовом медальоне.

Она удивленно смотрела на него какое-то мгновение, а потом сдвинула брови и задумалась, пытаясь вспомнить.

- Сначала Кричер пришел ко мне. Когда мы… закончили говорить, он начал что-то болтать о подарке для моего мужа. Кое-что меня насторожило, и я сказала об этом Люциусу. Когда имеешь дело с Кричером, лишняя осторожность не помешает.

Поттер кивнул, зная, что это истинная правда.

- И что ответил Люциус?

- Гарри, - нерешительно произнесла она его имя. - Он даже не сказал мне, что это было. Только то, что Темный Лорд будет очень доволен, если Люциус подарит это ему.

- Но он не отдал его Волдеморту? - встревоженно спросил юноша.
Непонятно почему, но мысль о том, что медальон мог оказаться у Темного Лорда, не приходила ему в голову.

- Нет, - ответила Нарцисса, покачав головой. - Он сказал, что мы обсудим это на следующий день, и для большей сохранности положил медальон в личное хранилище.

- Хранилище? - переспросил Гарри. - В его хранилище в «Гринготтсе»?

Она сначала обменялась взглядом с Драко, а потом ответила.

- Нет. Малфои - старинный род, и в имении есть хранилища, в которые может войти только глава семьи. Охранные заклинания настраивают на наследников, чтобы в случае смерти нынешнего главы рода, следующий получил к ним доступ.

Гарри был озадачен, но главное он понял:

- Никто, кроме Люциуса, не может войти в хранилище, где лежит медальон. Драко получит туда доступ только после смерти отца.

Нарцисса содрогнулась, а блондин испуганно посмотрел на него, но оба они кивнули.

- Твою мать! - выругался Поттер. - Значит, теперь мне нужно выяснить, как добраться до Люциуса.

- Ты не убьешь моего отца! - гневно выкрикнул Драко.

- А кто-то говорил о его убийстве? Мне эта гребаная сволочь нужна только для того, чтобы забрать медальон.

Малфой замолчал, а Гарри недобро усмехнулся.

- О! И как же Вы планируете вытащить Люциуса из Азкабана, не говоря уж о том, чтобы заставить его сотрудничать с вами? - спокойно поинтересовался Снейп.

- Не имею ни малейшего понятия, - ответил Поттер. - Я надеялся, что до этого не дойдет.

- Ты действительно попытаешься освободить отца? - недоверчиво спросил Драко.

- А у меня есть выбор? Я должен заполучить медальон. И если для этого понадобится вытащить из тюрьмы Люциуса, значит, я сделаю это.

- А Малфой понимает особую значимость этой вещи? - спросил Снейп.

- Вряд ли. Речь идет о медальоне Слизерина, поэтому Люциус уверен, что он представляет ценность для всех чистокровных и, как семейное наследие, для потомков Слизерина.

Юноша замолчал, когда понял, что все смотрят на него с разной степенью удивления.

- А разве дело не в этом? - спросил Ремус.

- Гм, нет, - вынужден был признаться Гарри. - Лишь отчасти. Волдеморт - последний наследник Слизерина, поэтому Малфой-старший считает, что в этом аспекте медальон приобретает дополнительную ценность. Но мне он нужен вовсе не поэтому.

- Вы собираетесь уничтожить его, - догадался Снейп.

- Да, - подтвердил Гарри, задаваясь вопросом, знает ли профессор, что представляет собой медальон. Но уже следующий комментарий Северуса развеял его сомнения.

- Я сейчас понимаю о происходящем не больше, чем при жизни Альбуса, - пробормотал тот.

Поттер мрачно улыбнулся:

- Мне было бы гораздо легче справиться с моей задачей, если бы Дамблдор говорил обо всем этом попроще, без обиняков.

Снейп согласно кивнул. Какие бы причины ни заставляли Дамблдора хранить подробности в секрете, Гарри и Северус уважали его волю. Зельевар ни разу не спросил юношу, что за задание тот получил. Он лишь пытался поддерживать его, когда это было необходимо.

А сейчас Поттеру нужно было помочь найти способ вытащить Люциуса из Азкабана.

За столом воцарилось молчание, и Гарри не решился нарушить его. Он ведь не мог прямо спросить, не сошел ли старший Малфой с ума к этому времени, не так ли?

- Он анимаг? - наконец-то юноша нашел деликатный способ выяснить это. Но Драко неожиданно разозлился.

- Да, - выдавил блондин, бросая на бойфренда убийственный взгляд.

- Люциус, несомненно, до сих пор находится в здравом рассудке, - произнес Снейп, который правильно понял смысл вопроса Поттера.

- Но у него нет шанса сбежать, в отличие от Сириуса, - тихо вставил Ремус. - После побега Блэка в Азкабане были введены новые меры предосторожности.

- Может быть, тебе стоит попытаться договориться со Скримджером, - посоветовала Нарцисса. - У тебя это неплохо получается.

Гарри опустил голову и потер виски, обдумывая эту возможность.

- Мне понадобилось несколько месяцев, чтобы убедить Министра выпустить из-под стражи заключенных по ложному обвинению. Вряд ли он нормально отнесется к тому, что я попытаюсь освободить Люциуса.

- Поттер, даже Темный Лорд не знает способа выпустить на свободу заключенных, - сказал Снейп. - Лично я не верю, что это возможно.

- И с заключенным невозможен никакой контакт, - с горечью произнесла Нарцисса.

- Туда имеют доступ работники Министерства, - сказал Поттер, вспомнив о том, что Фадж когда-то принес газету Сириусу. И Крауч ходил туда. Он распахнул глаза. Крауч и вышел оттуда…

- Крауч, - произнес он вслух.

Все, кроме Снейпа непонимающе уставились на него, а профессор презрительно фыркнул и сказал:

- Это невозможно.

- Еще как возможно! - поправил его Гарри, ухватившись за эту идею.

- Вам понадобится кем-то пожертвовать, Поттер, - снисходительно заметил Снейп. - Вы видите рядом кого-то подходящего?

Юноша нахмурился:

- А мы не можем заменить его каким-нибудь Пожирателем Смерти?

- Поттер, для этого вам понадобится Пожиратель, который согласится помочь, - презрительно заметил зельевар. - Империус и другие методы магического воздействия будут легко замечены. Вы, случайно, не знаете какого-нибудь Пожирателя, который по доброй воле пожертвовал бы ради вас жизнью? - саркастически поинтересовался он.

Пожертвовал своей жизнью.

- А тот, у кого передо мной Долг жизни, подойдет? - спросил Гарри.

Снейп изумленно заморгал:

- Есть Пожиратель, у которого перед вами Долг жизни?

- Петтигрю, - коротко ответил Поттер.

- Как же я мог забыть, - простонал Северус, сдавив пальцами переносицу.

- Значит, это может сработать? - с надеждой спросил юноша.

- Возможно, - согласился профессор. - Но, Поттер, вы понимаете, что предлагаете?

- Я отлично понимаю, что предлагаю, - холодно произнес Гарри. - Я предлагаю пойти в Азкабан и оставить там Петтигрю, который должен был оказаться за решеткой еще шестнадцать лет назад, и выйти оттуда с Люциусом Малфоем. И я вполне отдаю себе отчет, что тем самым приговорю человека к смерти и совершу преступление, которое легко может меня самого привести на скамью подсудимых.

Он нахмурился еще больше, когда взглянул на Снейпа.

- Когда я вытащу Малфоя оттуда, то пущу в ход шантаж. Я постараюсь, чтобы эта сволочь узнала, где находятся Драко и Нарцисса, и не разрешу ему увидеться с ними до тех пор, пока он не отдаст мне медальон.

- Вы вовсе не тот Золотой Мальчик, каковым я всегда вас считал, - заявил Снейп.

- Золотому Мальчику вряд ли удастся победить Волдеморта, - холодно заметил Поттер.

- Тут вы правы, - удовлетворенно произнес профессор. - Мне нужно заняться поисками информации о том, как можно использовать в наших целях Долг жизни, а потом приступим к разработке плана.

Гарри одобрительно кивнул.

- Северус, я могу тебе помочь в поисках, - сказал Ремус. - Мне многое известно о Долге жизни, это может быть полезно.

Снейп коротко кивнул.

- Но это после обеда, - тут же вставил Люпин, взглянув на Гарри, и предложил, - почему бы вам с Драко не посмотреть вашу комнату?

Юноша осторожно взглянул на него, не веря, что оборотень не собирается читать ему нотацию.

- Я здесь, чтобы помогать, а не расспрашивать, - пояснил Ремус, слегка улыбаясь. Улыбка не скрыла беспокойства, написанного на его лице, но все же подбодрила Гарри.

- Ты же не собираешься изменить тактику и не начнешь расспрашивать Снейпа? - подозрительно спросил Поттер.

- Нет, Гарри, - ответил Ремус, улыбаясь еще шире. - Не собираюсь.

Драко насмешливо фыркнул:

- Гарри, ты хоть представляешь себе, насколько ненормально слушать, что ты защищаешь Северуса?

Блондин расхохотался и вывел смущенного бойфренда из комнаты.

Гарри шел по дому и понимал, что раньше даже не обращал внимания, как много сделала Винки, поскольку проводил большую часть времени на цокольном этаже, где находились кухня и лаборатория. Он остановился на пороге гостиной, не веря своим глазам. Комната изменилась до неузнаваемости; из того, что в ней было раньше, остался только гобелен с генеалогическим древом Блэков, по-прежнему висевший на стене. Удивительно, но сейчас гостиная выглядела очень даже уютной.

Драко поднимался вслед за ним по лестнице, перешагивая через ступеньку, и смущенно остановился, когда Гарри открыл дверь в свою бывшую спальню. Поттер удивленно хлопал глазами: он помнил, что раньше это была его комната, а теперь в ней обосновался Снейп? Юноша быстро захлопнул дверь и повернулся к Малфою.

- А где теперь моя комната? - спросил он, совершенно сбитый с толку.

Драко как-то странно посмотрел на него и ответил, чуть помедлив:

- Ты теперь хозяин дома.

- Ну и? - никак не мог понять Гарри.

Блондин вздохнул, взял его за руку и потащил за собой вверх по лестнице. На последнем этаже он остановился перед нужной дверью. Малфой занервничал и оглянулся на бойфренда, потом отошел в сторону, чтобы Поттер мог войти первым.

Гарри осторожно зашел внутрь. Он остановился и внимательно оглядел роскошно убранную комнату. Юноша был уверен, что именно здесь когда-то жил Клювокрыл, а сейчас загаженное помещение превратилось в нечто, превосходившее все его ожидания.

Стены были обиты какой-то жутко дорогой, мягкой тканью голубых и серебристых тонов. Поттер даже не представлял себе, что существуют такие вещи, но огромная спальня тоже выглядела очень дорого. На одной стороне, перед камином, стояли удобный диван и пара кресел. Большая кровать под балдахином занимала добрую половину комнаты. Еще тут были платяные шкафы и полки с книгами и всякой всячиной. Гарри пригляделся повнимательнее, и понял, что практически на всех предметах были изображены драконы. Большие и маленькие. Даже на диванных подушках красовались дракончики.

- Это твоя комната, - ошеломленно сказал он, наконец, поворачиваясь к Драко, который все еще маячил в дверях.

- Теперь - наша, - неуверенно отозвался тот.

Поттера, похоже, совершенно не заботила эта подробность.

- Ну, да, конечно, мы живем в одной комнате. Но это, - он широким взмахом руки обвел помещение, - твоя комната.

Юноша еще раз огляделся по сторонам:

- А как все это оказалось тут?

- Тебе нравится? - тихо спросил Драко.

- Очень, - ответил Поттер. Потом он снова спросил, зациклившись на этой стороне дела:

- Так как это все тут оказалось?

Драко объяснил, что они с матерью при помощи домашних эльфов уменьшили и забрали с собой почти все из Малфой Мэнора, когда уходили оттуда. На вопрос Гарри о том, где все это хранилось в доме Дурслей, блондин признался, что они засунули свои чемоданы под кровати и в чулан, из которого предварительно выбросили старые вещи Дадли.

По описанию, пара из их ларей напомнила Гарри печально знаменитый сундук Муди с семью отделениями. Он вспомнил, что Дамблдору понадобилась лестница, для того чтобы залезть в него - внутри было достаточно места, чтобы человек мог прожить там несколько месяцев. Да, в такой сундук легко было сложить столько вещей, особенно если они были предварительно уменьшены.

Поттер обследовал комнату и выяснил, что у них есть своя ванная и встроенный шкаф с огромным количеством вещей. Он не был удивлен, обнаружив, что у Драко действительно много одежды, но это зрелище легко повергло в уныние человека, который просто натягивал на себя утром то, что лежало под рукой.

Драко, Нарцисса и Винки всю ночь занимались обустройством этой комнаты. Малфой не сказал этого прямо, но Гарри понял, что как только они закончили, блондин не мог больше сдерживать свою тревогу и кинулся прямиком к близнецам, искать его.

Поттер снова почувствовал себя виноватым, когда вспомнил, что Драко не спал всю ночь, беспокоясь о нем.

- Значит, это действительно твоя кровать? - спросил Гарри, озорно улыбаясь и падая на нее навзничь.

- Да, - ответил Малфой. Он скинул обувь, прополз по постели и уселся на бойфренда верхом. - Она намного удобнее, чем та узенькая кровать, на которой мы с тобой спали.

- Да, ощущения очень приятные, - лукаво поддакнул Поттер, слегка качнув бедрами.

Драко шумно выдохнул, а потом наклонился и припал к губам любовника. Они были увлечены этим приятным занятием и не сразу услышали Ремуса, который громко звал их обедать. Два разгоряченных молодых человека застонали в унисон, пару минут полежали, успокаиваясь, и только потом спустились вниз.

Когда они вошли, Снейп бросил на них всего один взгляд и закатил глаза.

- Надо полагать, что новая комната вам понравилась, Поттер? - ехидно поинтересовался он.

Гарри невинно захлопал глазами.

- Да, комната действительно великолепна. Спасибо, что спросили, - любезно ответил он. - К сожалению, у меня было мало времени, чтобы оценить все ее достоинства, поскольку я был занят.

Драко задохнулся от смеха, Снейп фыркнул, насмешливо или возмущенно - Гарри не разобрал, а Ремус и Нарцисса покачали головами.

Сохраняя невинный вид, гриффиндорец повернулся к Малфою и спросил:

- Мои манеры стали лучше, любимый?

Блондин кивнул, он не мог прекратить смеяться, чтобы озвучить свой ответ, и рухнул на стул. Гарри тоже засмеялся, очень довольный, что ему удалось до такой степени развеселить бойфренда. После того стресса, который они испытали накануне вечером, разрядка казалась очень своевременной.

Обед прошел в удивительно приятной обстановке. Тут с избытком хватило места для стульчика Виктории, и Гарри ел сам и попутно кормил ее. Он с удовольствием возился с девочкой.

Поттер выяснил, что малышка все утро провела с Винки, пока эльф обустраивала для нее детскую, которую разместили на третьем этаже, напротив комнаты Нарциссы. Он до сих пор не знал, как сюда попал Люпин, но обнаружил, что у того тоже есть комната - на втором этаже, напротив комнаты Снейпа.

Гарри не знал, что происходит между этими двумя, но он, по крайней мере, выяснил, что Северус сам привел Ремуса в дом рано утром. Гарри решил, что на Снейпа очень подействовало содержание того письма.

Драко мало что смог рассказать ему о событиях, произошедших на Прайвет Драйв после того, как он ушел от Дурслей накануне вечером. Его самого выставили за дверь, пока Северус разговаривал с Нарциссой, а потом велели собирать вещи и готовиться к переезду. Неизвестно, о чем они говорили, но, похоже, зельевара услышанное удовлетворило настолько, что он не стал допрашивать их с Веритасерумом. Гарри был и удивлен и рад. Он сделал из этого вывод, что Снейп начал хоть немного ему доверять. Хотя юноша и отказывался признаваться даже себе, что это может означать и то, что, по мнению профессора, он может контролировать обоих Малфоев.

Поттер оглядел всех собравшихся и почувствовал себя очень довольным, несмотря на странность ситуации. Определенно, что-то изменилось в сознании этих людей, если они могли все вместе спокойно сидеть за столом - и это было замечательно. Фоукс вывел приветственную трель, будто услышал мысли Гарри и был с ним согласен. Юноша улыбнулся птице, сидевшей на своей жердочке в специально отведенной для этого просторной нише рядом с дверью. Эта комната явно была наилучшим местом для феникса, поскольку тут почти всегда были люди.

После обеда Гарри немного повозился с Фоуксом, прежде чем подняться наверх. С некоторым удивлением он понял, что клетка Хедвиг и террариум со змеями были едва ли не единственными его личными вещами в их с Драко комнате.

Оглядевшись по сторонам, он, наконец, заметил «Молнию», которая стояла в углу рядом с метлой Драко. Он обнаружил, что в одном из шкафов лежат его вещи, кроме того, в комнате стояли два письменных стола, и один из них, конечно, был его.

Но присутствие Драко было заметно повсюду, и Гарри невольно задумался, кто тут на самом деле был хозяином.

- Ты беспокоишься, что кругом только мои вещи? - тихо спросил Малфой, который все это время наблюдал за ним.

Поттер покачал головой.

- Просто непривычная обстановка, и я думаю, как приспособиться к этому, - признался он. - Я провел здесь гораздо меньше времени, чем в доме Дурслей.

- Я не распаковывал твои личные вещи, - сказал Малфой.

- Драко, у меня нет личных вещей, о которых стоило бы говорить, - сухо заметил Поттер.

- Тогда придется это изменить, - спокойно произнес блондин. - Иди сюда, ляг рядом. Я совершенно выдохся и знаю, что ты тоже устал.

Им действительно было велено идти к себе и немного вздремнуть. При этом Гарри почувствовал себя так, будто ему снова пять лет. Но даже он был вынужден признать, что поспать прямо сейчас было бы совсем неплохо. Он наконец-то смог позволить себе небольшой послеобеденный отдых.

Как только они улеглись, Драко прижался к нему и Поттер выбросил из головы все мысли. Они казались чересчур гнетущими, а лежать рядом с бойфрендом в удивительно уютной постели было слишком замечательно, чтобы тратить время на неприятные размышления.
------------------------------------------------------------

- Статья хорошо написана, - резюмировал Ремус.

Гарри пожал плечами.

- Ее написали Гермиона и Джинни. Я вряд ли справился бы с этим настолько успешно, - признался юноша. - Я должен ее просмотреть и, если понадобится, внести правки перед тем, как отправить в редакцию.

Снейп протянул руку, требуя, чтобы ему передали текст. Гарри играл с Викторией и дожидался, пока тот закончит читать. После обеда все собрались в гостиной, и Поттер в очередной раз подумал, что у них самая странная компания, какая только может быть. Но, тем не менее, атмосфера в комнате была очень уютной.

Драко и Нарцисса разглядывали генеалогическое дерево Блэков на гобелене, а Гарри вполуха слушал их беседу. Малфою рассказывали историю рода Блэков, в частности о тех, кто был из него исключен, и за что.

- Поттер, здесь нет ни одного упоминания о Пожирателях, это слишком бросается в глаза, - сказал Снейп, нахмурившись.

- Я ведь говорил вам, что статья будет написана по-моему.

- И Вы правда верите, что Скримджер сочтет это приемлемым?

- Это не домашнее задание, черт его дери, чтобы он ставил мне отметки. Эту треклятую статью прочтут Мерлин знает сколько людей. Как только она выйдет, ему будет трудно опровергнуть ее.

Снейп недовольно хмыкнул:

- Ему и не понадобится опровергать ее, поскольку в этой чертовой статье Вы наконец-то соизволили одобрить действия Министерства.

- Таковы были условия сделки, - ощетинился Гарри. - Он все сделал так, как я сказал, теперь моя очередь выполнить свои обязательства.

- В этом он их выполнения не увидит, - заметил Снейп.

В разговор вступил Ремус:

- Вообще-то, в статье нет открытого одобрения действий Министерства. Гарри не говорит о том, что поддерживает это учреждение, но признает, что оно постепенно начинает работать более эффективно. Думаю, что Скримджеру это понравится.

- Может, Скримджеру и понравится, но он жаждет мщения, как и большинство электората, - усмехнулся Северус. - Если Поттер не выскажется в своей статье на этот счет совершенно определенным образом, то Министр обязательно снова заинтересуется его деятельностью. Невыполнение условий сделки может повлечь за собой неожиданное извлечение на свет божий метрики Виктории и опубликование этой информации.

- Все это смахивает на паранойю, - пробормотал Гарри.

Снейп сердито посмотрел на него:

- Поттер! Вы подвергаете опасности ребенка.

- Вовсе нет! - пылко воскликнул юноша. - Я все продумал! Это не то, чего от меня ожидали? Ну, как видите, я это сделал. А вы не думаете, что когда Волдеморт погибнет и вы сможете легализоваться, это будет выглядеть так, будто я вдруг кинулся защищать людей, которым еще недавно грозился отомстить? Кроме того, потом будет легче осуществить многие вещи, если сейчас я не буду публично объявлять о вендетте.

В комнате внезапно стало очень тихо. Даже Виктория жевала одну из своих игрушек молча. Гарри не мог понять, почему Снейп, Драко и Нарцисса выглядели совершенно потрясенными.

- Что? - он сразу же кинулся оправдываться. - Неужели так трудно поверить, что в настоящий момент я могу думать о том, что будет дальше?

Ремус улыбался, а услышав последнее заявление Гарри, усмехнулся. Молчание нарушил Снейп. Он бросил на Люпина сердитый взгляд и одернул:

- Тебя это не касается.

Оборотень вызывающе посмотрел на него:

- Разве? Думаю, что меня это очень даже касается, поскольку, когда придет время, я буду поддерживать Гарри. Мы с тобой уже говорили на эту тему, Северус.

- И это означает, что ты забил голову Поттера своими глупостями, - неприязненно произнес Снейп.

- Я не говорил с ним об этом, - возразил Ремус.

- Ааа, значит, это проявление вашего с ним гриффиндорского идиотизма, - презрительно бросил зельевар.

- Северус, не имеет значения, считаешь ты это глупым или нет, но мы с Гарри сделаем все, что в наших силах, чтобы оправдать тебя, когда все это закончится, - тихо сказал оборотень. Они со Снейпом синхронно посмотрели на Поттера. - И у него вполне достаточно силы, чтобы преуспеть в этом.

- Это невозможно, - категорически заявил Снейп.

Гарри внимательно следил за их разговором и уловил, в чем суть проблемы Северуса. Он сощурил глаза и решительно заявил:

- Очевидно, у нас с вами разные представления о невозможном. Невозможно, чтобы Гарри Поттер сотрудничал с Северусом Снейпом и Драко Малфоем и чтобы Малфои перестали поддерживать Волдеморта. И уж совершенно невозможно, чтобы типичный гриффиндорец смог успешно бросить Убивающее заклинание.

Юноша уверенно встретил взгляд профессора и сделал выразительную паузу.

- Невозможно, чтобы судьба всего магического мира зависела от шестнадцатилетнего подростка. Я живу в мире невозможного, - холодно произнес он. И добавил, - как и Вы.

Но Снейпа было не так-то легко переубедить.

- Я больше никогда не буду преподавать в Хогвартсе, Поттер, - он едва сдерживал злость, отчетливо звучавшую в его голосе. - Все, чего я добился, было навсегда уничтожено, когда я убил Альбуса Дамблдора. Будет большой удачей, если мне удастся выжить в этой войне.

- Черт вас дери, Снейп! - язвительно возразил Гарри. - Вы так легко не отделаетесь.

- Вы полагаете, что умереть легко? - холодно поинтересовался Северус.

- Вы не умрете, - сердито сказал юноша. - Вы поможете мне стереть эту мерзкую сволочь с лица земли, а когда все закончится, мы все вместе вернемся в Хогвартс.

- Ваша самонадеянность просто не знает границ, - уничижительно прошипел Снейп.

- Меня не волнует, как вы это назовете, - ответил Поттер, нахмурившись. - Я прекрасно знаю, что нам не так-то просто будет с этим справиться. В отношении всех, кто так или иначе связан с Волдемортом, бытует огромное предубеждение. Я не собираюсь уничтожать его только для того, чтобы потом болтать такую же чушь, что и остальные.

- Вы и вправду верите, что гриффиндорский идеализм в состоянии повлиять на пристрастное общественное мнение? Этого не будет, Поттер, - внушал ему Снейп.

- Не будет, говорите? Я добьюсь своего, соединив гриффиндорский идеализм со слизеринским умением воспользоваться ситуацией.

Снейп ничего не сказал, а лишь оценивающе посмотрел на юношу.

- Северус, Гарри - очень решительный молодой человек, - тихо заметил Ремус. - К тому же общество наделило его определенными полномочиями, хотел он того или нет. И я верю, что сейчас он готов в полной мере использовать их.

- Я сделаю все, что потребуется, чтобы удержать народ от выдвижения незаслуженных обвинений, - угрюмо сказал Гарри. Он протянул руку за пергаментом, который все еще был у Снейпа. - Это предполагает не позволять говорить никому ничего, что шло бы вразрез с моим намерением уничтожить Волдеморта. Да, народ жаждет мести, но если я буду потакать этому желанию, то вряд ли это пойдет на пользу всем нам.

Профессор не показал ни малейшего признака, что он сдался. Спустя несколько долгих минут напряженного молчания он просто изменил тему разговора.

- Эта статья написана слишком уж в духе мисс Грейнджер, - объявил он. - Слишком многословно, чтобы поверить, что это написали вы.

- Я так и знал, что вы захотите, чтобы я переписал ее, - пробормотал Поттер.

Снейп скривил губы:

- Статья, написанная вами, должна содержать больше присущей вам страстной выразительности. Не думаю, что мисс Грейнджер или мисс Уизли могут передать вашу манеру говорить.

Ремус доброжелательно улыбнулся и предложил:

- Может, ты добавишь в нее какой-нибудь тонкий намек, который мог бы послужить фундаментом для формирования соответствующего общественного мнения в будущем?

- Гарри и тонкий намек? - засмеялся Драко. - Ему понадобится помощь.
Поттер обратился к Ремусу.

- Тебе придется взять вину на себя, когда Гермиона захочет узнать, почему я переписал статью, - предупредил он оборотня.

Тот засмеялся и кивнул, выражая свое согласие.

- Полагаю, мне придется обратить ее внимание на то, что домашние задания отличаются от других видов письменных работ, - сказал он. - Думаю, что этот аргумент на нее подействует, хотя она все-таки старалась придерживаться твоей манеры.

Гарри был в этом абсолютно уверен. Вдруг, совершенно не к месту он подумал о том, что Гермиона будет очень скучать по занятиям, если им не удастся осенью вернуться в Хогвартс.

Драко взял на себя труд записывать высказанные рекомендации, пока все остальные переделывали статью, написанную Гермионой и Джинни. Это была довольно оживленная дискуссия, от которой Гарри получал истинное удовольствие. Юноша должен был признать, что к тому времени, когда он сел переписывать статью собственной рукой, она приобрела большую индивидуальность, чем раньше.
----------------------------------------------------------

На следующий день Гарри пришлось пережить довольно неприятный момент, когда он возвращал статью Гермионе. Она подозрительно смотрела на него и была жутко недовольна, что ее тяжкий труд был отредактирован так кардинально. Ему на помощь пришел Ремус и объяснил ей, почему понадобилось это сделать, но Поттеру все равно пришлось долго ее успокаивать.

Он вполуха слушал критику в адрес нового варианта статьи и бросал убийственные взгляды на Рона, который предпочел удалиться в противоположную сторону двора и сейчас беседовал с Ремусом. А чуть раньше он прошептал Гарри на ухо «удачи, старина!» и оставил его одного с Гермионой.

Поттер подумал, что эта гребаная статья принесла больше беспокойства, чем того стоила, а ведь она даже не была опубликована. К счастью, к тому времени, когда это случится, он уже будет заниматься действительно важными делами. Вместо того чтобы спорить из-за нее, он лучше бы повел это время с Драко.

Вообще-то, тот сейчас тоже был занят, но, уж конечно, проводил время намного лучше, чем Гарри. Пока он был у Уизли, Драко встречался с Блейзом у Визжащей хижины. Поттер про себя ухмыльнулся, вспомнив, как негодовал бойфренд за завтраком, когда Ремус рассказывал правду о домике «с призраками», однако согласился продолжать использовать ее как место для встреч. По крайней мере, Гарри не надо было слишком переживать, что кто-нибудь найдет их там.

Драко и Блейз разрабатывали возможный план действий для слизеринцев, которые не хотят присоединяться к Волдеморту и пополнять армию Пожирателей Смерти. Поттер не представлял себе, что они могли придумать, поскольку им было строго-настрого приказано никому ничего рассказывать. Он знал, что Драко собирается дать Блейзу одну из монеток, чтобы у них тоже было средство связи.

Гермиона недовольно вздохнула и отложила статью в сторону, прекрасно понимая, что Гарри не обращает на нее внимания.

- Гарри, чем ты на самом деле занимаешься? - спросила она, бросая взгляд сначала на Ремуса, который стоял в другом конце двора, а потом на Поттера. - Я думала, что ты останешься у Дурслей до своего дня рождения, то есть еще на неделю, но ты вдруг появляешься с Люпином.

Юноша вздрогнул, поняв, что его день рождения совсем скоро. Он не хотел признаваться, что уже переехал от Дурслей. Последовало бы множество вопросов - от Виктории до его нежелания поселиться у Уизли - и ему вовсе не хотелось говорить об этом. Он знал, как отвлечь ее, но ему в принципе не нравилось говорить на эту тему.

- Думаю, что после смерти Сириуса Ремус почувствовал себя обязанным присматривать за мной, - сказал он.

- О, - отозвалась Гермиона, и выражение ее лица тотчас стало сочувственным. - У тебя все в порядке? - поколебавшись, спросила она.

Он нахмурил брови, задумавшись над этим вопросом. И с удивлением понял, что у него действительно все в порядке. Юноша чувствовал себя немного виноватым, но Ремус заботился о нем больше, чем кто-либо другой.

Гарри нахмурился еще сильнее. Но тогда как вписать в этот ряд Снейпа и Нарциссу? Они тоже о нем заботились. Нарцисса явно относилась к нему по-матерински, почти так же, как к Драко. Конечно, со Снейпом дело обстояло сложнее. Он не мог обсуждать с Северусом личные проблемы, как с Ремусом. Но Снейп, как никто другой, помогал ему в ведении военных действий.

- Гарри, - перебила его размышления обеспокоенная Гермиона, возвращая внимание друга.

- Я в порядке, Гермиона, - тихо сказал он. - Я уже потерял родителей и Сириуса, но со мной остался Ремус. Он заботится обо мне. И я знаю, что вне зависимости от моих поступков, он всегда примет меня.

Если Гарри раньше не знал этого наверняка, то теперь, когда Ремус принял его отношения с Драко, не говоря уж обо всем остальном, он был в этом уверен.

- Ты относишься к нему как к отцу, да?

- Да, - признался он. - Я не знаю, имею на это право или нет, но отношусь к нему именно так.

- Ну, он был близким другом твоих родителей и Сириуса. Думаю, они одобрили бы тебя.

Гарри оставил свои размышления о семье, когда Гермиона перевела их разговор на хоркруксы и вопросы, связанные с войной. Он внимательно слушал ее рассказ о том, что она узнала о змеях и василисках. Эта информация могла пригодиться, особенно когда настанет черед убивать Нагайну.

Разговор стал складываться гораздо труднее, когда речь пошла о других хоркруксах.

- Гарри, ты думал о том, как можно найти медальон?

Он пожал плечами. Юноша невольно подумал о том, какова была бы ее реакция, если бы он сообщил, что решением этой проблемы занимается Снейп.

- Я подумала, - продолжила Гермиона, снова взяв в руки статью, - что ты мог бы поговорить со Скримджером.

- О чем? - спросил Гарри, удивленно поднимая брови.

- Ну, нам нужно обыскать Малфой-Мэнор, так? Может, Скримджер поможет нам попасть туда? Тебе, кажется, удается как-то воздействовать на него.

- Удовольствие быть гребаным Избранным, - саркастически пробормотал он.

Гермиона неодобрительно нахмурилась, но предпочла пропустить его комментарий мимо ушей.

- С поддержкой Министерства и Аврората мы обязательно найдем медальон. И, может быть, им даже удастся схватить Малфоя, - добавила она.

Гарри бросил на нее сердитый взгляд. Ничего более выразительного он не мог себе позволить, понимая, что может вспылить и броситься на защиту Драко. Однако он задумался над предложением Гермионы. Если бы рядом с ним не было Северуса и самих Малфоев, то он, наверно, сказал бы, что это хороший план.

- Скажи, тебе удастся договориться со Скримджером, не сообщая ему, что ты ищешь?

- Может быть, - ответил Гарри. Скримджер, конечно, был занозой в заднице, но он, как и большинство населения магического мира, возлагал большие надежды на Поттера и считал его действительно способным окончательно уничтожить Волдеморта.

- Думаю, это хорошая идея, - неохотно выдавил Гарри. Он надеялся таким образом придержать активность Гермионы на то время, пока будет реализовывать собственный план.

- Я поговорю с ним, как только увижу, и узнаю, не сможет ли он помочь.
Она удовлетворенно кивнула:

- Отлично, с этим разобрались. Итак, теперь нам нужно решить, когда мы пойдем в Тайную комнату.

- Я все еще хотел бы сначала поговорить с Джинни, - сказал Гарри, внутренне напрягаясь.

- Гарри, это плохо для нее! - возмутилась Гермиона, ее взгляд снова стал неодобрительным. - К тому же не стоит брать ее туда. Ты же знаешь, что нам нельзя никому рассказывать о хоркруксах.

- Я и не собираюсь ей о них рассказывать, - возразил он и возмущенно посмотрел на нее. - Я просто хочу узнать, что она запомнила. Может, у нее есть какая-нибудь информация, которая сможет нам помочь.

- Дамблдор уже расспрашивал ее, - воскликнула девушка. - Ты думаешь, что сумеешь вытянуть из нее то, чего не удалось самому директору?

Гарри стиснул челюсти, не рискнув что-либо сказать. Даже если он не разозлит Гермиону, все равно вряд ли сможет объяснить, зачем ему это нужно. Он не знал, почему так упорствует на этот счет, но считал, что между Волдемортом, Хогвартсом и Тайной комнатой есть какая-то связь.

А Джинни была там. Она разговаривала с Томом Риддлом. Она знает и может помочь больше, чем кто-либо другой. Особенно с учетом того, что он даже не знает конкретно, что ищет.

Гермиона, кажется, приняла его молчание за согласие и начала энергично строить планы посещения Тайной комнаты в конце недели, когда она найдет больше информации про василисков. Юноша с горечью понял, что она ничего там найти не рассчитывает, а лишь потакает ему. Единственная причина, по которой она согласилась пойти туда - василиск. И как он мог с ней спорить, если сам располагал лишь смутными подозрениями?

Когда они собрались уходить, Гарри рассеянно потер шрам. Он слишком долго пытался думать, как Волдеморт.

Потом, за обедом, они встретились в городе с Луной и ее отцом. Встреча прошла довольно хорошо, и Поттера позабавил тот факт, что Луна определенно пошла в отца. Мягкие манеры Ремуса помогли немного убавить энтузиазм Лавгудов, и Гарри был уверен, что Гермиона очень благодарна ему за это.

Но он вовсе не считал забавным, что Рон и Гермиона были категорически настроены против его разговора с Джинни. Фред и Джордж сказали, что смогут вытащить ее из «Норы» только через два дня. Нет, он не тратил попусту время, потому что тренировался со Снейпом и Ремусом, но ему все равно не терпелось поговорить с ней и выяснить, может ли он рассчитывать найти там еще один хоркрукс.



Глава 25.

Гарри был сильно не в духе, когда появился на пороге квартиры близнецов. Нарцисса незадолго до этого осторожно разбудила его, и юноше пришлось покинуть уютное, теплое объятие Драко, чтобы отправиться сюда. Естественно, он опаздывал, и даже спиной чувствовал усмешку Снейпа, когда выходил из дома.

Его настроение не улучшили обеспокоенные взгляды Ремуса и Нарциссы, которые они бросали на него, поскольку он прихватил с собой метлу и отцовскую мантию-невидимку. Гарри пояснил, что Джинни ничего не знает о новой мантии и что он пока не знает, хочет ли показывать ее ей, но наотрез отказался говорить, зачем ему нужны эти вещи.

- Что у тебя стряслось, Гарри? - спросила Джинни.

- Держу пари, что его только что вытащили из постели, - вставил Фред.

- Да, видок у него недовольный, - поддакнул Джордж. - Несмотря на то, что уже половина десятого.

- Думаю, ты узнаешь этот вид, Джинни, - невинно заметил Фред.

- О, но может, он не был тогда по утрам таким невыспавшимся, - добавил Джордж.

Оба, и Гарри и Джинни, теперь имели недовольный вид. Пока Джинни отчитывала братьев, Гарри стенал про себя, что Драко очень не понравился бы этот разговор, если бы тот его услышал. Он и сам был раздражен и с удовольствием вернулся бы в постель, где оставил сладко спящего любовника.

Вчера, передав статью мистеру Лавгуду, он вернулся на Гриммаулд Плейс и оставшиеся полдня тренировался. Юноша думал, что самая изматывающая тренировка была со Снейпом. Но все стало гораздо хуже, когда против него объединились оба профессора! Драко тоже занимался вместе с ним, и им порядочно досталось, пока они научились устанавливать достаточно крепкие щиты. От присутствия Ремуса на тренировке Гарри видел единственный плюс: Люпин обязательно потом убедится, что зельевар их вылечит. Юноши имели сомнительное удовольствие получить по банке собственноручно приготовленной Снейпом мази от синяков, которая оказывала практически молниеносное действие. Но чудо-мазь не избавляла их от смертельной усталости. Гарри очень не хотел утром покидать постель.

Он вздохнул, отлично понимая, что сегодня ему, как никогда, понадобится ясная голова, и остановил ссорящихся Уизли. Поттер спросил у близнецов, как им удалось убедить миссис Уизли выпустить Джинни из дома? У него поднялось настроение, пока он слушал их забавный рассказ. Из услышанного Гарри понял, что Фред и Джордж сплели какую-то грандиозную, исключительно обоснованную басню про то, что только Джинни может помочь им довести до ума какое-то очередное изобретение. Им удалось задурить матери голову - впрочем, как и всем, кто их слышал - и миссис Уизли, наконец, согласилась.

Джинни сухо заметила, что если бы они не предупредили ее заранее, то она ни за что не позволила бы втянуть себя в эту авантюру. Несомненно сработало и то, что она сама объявила о своем желании пойти помочь и пообещала, что все будет в порядке. Конечно, ей было строго-настрого приказано не покидать квартиру братьев.

- Но мы ведь не останемся здесь, я правильно поняла?

- Все будет зависеть от тебя, - Гарри сердито глянул на ухмыляющихся близнецов и возвел вокруг них с Джинни заглушающие чары. - Я хочу поговорить с тобой о Риддле и Тайной комнате.

- Но ты ведь не собираешься еще раз побывать в ней? - она побледнела, и ее голос звучал встревоженно.

- Ну, однажды мне придется туда вернуться, с тобой или без тебя, - признался он. - Я, конечно, надеюсь, что ты пойдешь со мной, потому что мне нужно получить как можно больше информации.

- Но ты и так много о ней знаешь, может, даже больше, чем я.

- Едва ли, - с сомнением покачал головой Гарри. - Да, Риддл говорил со мной, когда я был там, но ты находилась в ней дольше и к тому же переписывалась с ним весь год.

- Да, - уныло произнесла она. - Но темой переписки был ты, ни о Тайной комнате, ни о нем самом речи не было. Во всяком случае, я ничего об этом не помню.

- Я так и думал. Ты уже что-то говорила на этот счет. Но ты ведь помнишь, что было тогда в Тайной комнате. Вряд ли Риддл молчал, он должен был что-то говорить.

Джинни нахмурила брови, вспоминая события той ночи, и тихо сказала:

- Гарри, я мало что помню. Почти все время я была без сознания, а когда очнулась, он только злорадствовал, что ему удалось заманить тебя в ловушку.

- Да, есть у него такая привычка, - с горечью произнес Поттер.

- А что именно тебе надо узнать?

- Не знаю. Но чем больше я думаю о Тайной комнате, тем больше убеждаюсь, что что-то пропустил. Я рассчитываю, что, когда мы туда вернемся, обстановка поможет вспомнить что-нибудь еще.

- Я даже не знаю, что искать. Может, тебе лучше посмотреть мои воспоминания в думосбросе?

- Об этом я как-то не подумал, - смущенно признался Гарри. - У меня нет думосброса, но, надеюсь, что смогу одолжить его у кого-нибудь.

Они помолчали пару минут, обдумывая ситуацию. Наконец, она сказала:

- Но это все равно будет не то же самое, что оказаться на месте, да?

Юноша пожал плечами.

- Я много раз видел воспоминания в думосбросе, и это было все равно, что побывать на месте событий. Конечно, я не узнаю, о чем ты при этом думала, но если ты погрузишься в воспоминания вместе со мной… - он замолчал и снова пожал плечами.

- Тебе все равно придется пойти туда? - спросила она.

- Да. У меня есть собственные воспоминания о том, что там было, но я надеюсь вспомнить что-нибудь еще, оказавшись на месте.

- И это означает, что я тоже должна пойти, - удрученно вздохнула Джинни.

- Тебе вовсе не обязательно это делать, - быстро произнес Гарри. - Думосброс - хорошая идея.

- Я пойду, - решительно сказала она.

- Ты уверена? Ты понимаешь, что мы увидим тушу мертвого василиска, да еще к тому же окажемся непосредственно в этом жутком месте?

Девушка скривилась от отвращения:

- Фуууу, не могу дождаться.

Гарри еще не ел, поэтому они решили отправиться туда после обеда. Фред и Джордж казались недовольными - им придется отпустить их куда-то одних, а сестра была бледна и очень напряжена - но не сказали ни слова против.

По пути в Хогвартс Поттер все время мучился вопросом: не делает ли он ошибку, вынуждая Джинни вернуться в Тайную комнату? Рон с Гермионой были категорически против этого, Фред и Джордж тоже были встревожены. И если он уже привык к тому, что первые двое с ним никогда не соглашались, то озабоченные лица всегда веселых близнецов вызывали беспокойство.

Но дело было очень важным. Его инстинкты просто кричали, что в Тайной комнате что-то есть. Волдеморт придавал слишком большое значение Хогвартсу и этой комнате, чтобы в ней ничего не было. Конечно, он найдет там хотя бы ключ к разгадке.

Они благополучно добрались до туалета Плаксы Миртл, и Гарри, войдя туда, совершенно не был готов к нахлынувшему на него потоку эмоций. Он был целиком поглощен другими делами и совсем забыл о том, что сделал с Драко в этой самой комнате… Драко плачет. Потом между ними завязывается дуэль. Он бросает в Драко проклятие, и тот хватается за грудь, из которой хлещет кровь…

Пока Гарри погрузился в свои воспоминания, Джинни пришлось общаться с Плаксой Миртл.

- Гарри, с тобой все в порядке?

Юноша кивнул. Ему вдруг захотелось немедленно вернуться на Гриммаулд Плейс и убедиться, что с Малфоем действительно все хорошо, но он сдержался. Поттер подошел к раковине и снова усомнился в том, что поступает правильно. Когда они опустятся вниз, в Тайную комнату, на них с Джинни обрушится лавина воспоминаний. Ирония заключалась в том, что ему нужно было все вспомнить. Просто Гарри не был уверен в том, что они с Джинни смогут справиться с этим.

Он вопросительно взглянул на девушку, и она решительно кивнула. С трудом сглотнув, Поттер сосредоточился на изображении маленькой змейки и увидел, что раковина отъезжает в сторону.

Они поморщились, заглянув в покрытую слизью трубу.

- Фу, как противно!

- Но все же проще съехать вниз, чем попытаться пролететь сквозь трубу на метлах, - заметил Гарри. Джинни позаимствовала метлу у братьев - чтобы потом выбраться из Тайной комнаты наверх.

- На обратном пути будет не так-то просто пролететь по этой трубе, - добавил он.

- А Фоукс нам на этот раз не поможет? - с надеждой спросила девушка.

Труба была большая, но не настолько, чтобы легко пролететь сквозь нее. Да, они могли сделать это, но им пришлось бы двигаться медленно, чтобы не врезаться в покрытые слизью стенки.

Гарри пожал плечами:

- Не имею понятия. В прошлый раз он прилетел на помощь, потому что это был непредвиденный случай, а сейчас все совсем иначе. Я, конечно, попробую позвать его, когда мы соберемся возвращаться, но не знаю, отзовется ли он. Поэтому мы и берем с собой метлы, - Поттер отбросил все сомнения и улыбнулся ей, - готова испачкаться?

- Ты хочешь спросить, готова ли я поучаствовать в очередном приключении Гарри Поттера? - улыбнулась она в ответ.

Гарри с хохотом начал длинный спуск, Джинни последовала за ним. Они приземлились в кучу грязи. Быстро выбравшись из нее, молодые люди двинулись по туннелю, освещая себе путь Люмосами.

- Интересно, как дела у Локхарта? - задумчиво произнес Поттер, пробираясь сквозь лаз в груде камней, который когда-то проделал Рон.
Джинни усмехнулась, но явно через силу. Он покосился на нее и начал болтать о всяких пустяках, заполняя молчание и стараясь отвлечь ее от гнетущих мыслей.

Добравшись, наконец, до Тайной комнаты, юноша остановился у входа:

- Все в порядке?

Она сделала глубокий вдох:

- Да.

Гарри не очень ей поверил, но кивнул и открыл дверь. Он взял Джинни за руку, и они вошли внутрь. Оглядевшись по сторонам, Поттер был шокирован - большая комната осталась точно такой, какой он ее помнил. Здесь все было так, как тогда. И василиск лежал на том же месте, где он убил его. Гарри ожидал, что туша за это время начнет разлагаться, но оказалось, что это не так.

- Почему он не портится? - спросил Поттер, его голос эхом прокатился по похожей на пещеру комнате. Он, конечно, надеялся заполучить ядовитые клыки, чтобы использовать их для уничтожения хоркруксов, но не ожидал, что проклятая змеюка ничуть не испортилась.

- Тут холодно, - тихо сказала Джинни. - Именно поэтому он сохранился.

Когда она упомянула про холод, до Гарри дошло, что у него кожа покрылась мурашками. Тут действительно было жутко холодно. Просто в его крови сейчас бурлил адреналин, и юноша не обращал внимания на температуру вокруг.

Он было задался вопросом, удалось ли Гермионе что-нибудь узнать про василисков, но тут Джинни больно сдавила его руку. Гарри глянул на нее и увидел, что она уставилась на то самое место, где он нашел ее тогда. А там, где он упал, после того как убил василиска, до сих пор все было залито кровью.

Поттер снова оказался в плену воспоминаний… Поиски Джинни. Разговор с Риддлом. Сражение с василиском. Фоукс лечит его… Воспоминания поглотили молодого человека целиком.

Гарри не имел понятия, как долго он простоял так, но когда, наконец, начал осознавать окружающее, то обнаружил, что Джинни безутешно рыдает. Он прижал ее к себе, и они сели на камень. Поттер говорил ей что-то успокаивающее, бормотал разные подбадривающие слова, какие только мог придумать, а в душе клял себя за то, что привел ее сюда.

Он должен был признать, что в целом обстановка была подавляющей. Возможно, идея прийти сюда вдвоем была не самой лучшей. Гарри вздрогнул, когда она заговорила:

- Я не помню, как оказалась здесь.

Джинни медленно выпрямилась и огляделась по сторонам, кажется, она немного собралась. Она встала, Поттер тоже. Он осторожно поглядывал на нее. Ему казалось, что Джинни бесцельно бродит по комнате, но через пару минут до него дошло, что она прослеживает какой-то только ей известный путь. Джинни покачала головой и, наконец, посмотрела на Гарри. Он не думал, что ей на глаза попалось что-то стоящее, но она хотя бы выглядела решительной.

- Когда я очнулась, то была здесь, - сказала Джинни, показывая на то место, где сейчас стояла, и продолжила, - а Риддл был вон там, неподалеку. Он смеялся. Я испугалась, потому что последнее, что помнила - это то, как ложилась спать. А оказалась здесь. И ничего, что было между этими двумя моментами. Я просто вдруг перенеслась сюда, и какой-то парень разговаривал со мной. Я не знала, кто он. И когда он назвал мне свое имя, я сначала не поверила.

Она пристально посмотрела на Гарри.

- Ты сейчас очень на него похож, - заметила она, содрогнувшись.

Юноша тоже вздрогнул, вспомнив, как Риддл говорил об их сходстве. Он был очень недоволен этим сравнением.

- Ну, поскольку я пока не выгляжу как пятидесятилетний змеелицый ублюдок, - саркастически сказал он, - то, полагаю, что могу пережить это сравнение.

Губы Джинни изогнулись в подобии слабой улыбки.

- Ты всегда будешь выглядеть лучше.

- Рад слышать, - произнес Гарри и покрутил головой, удивляясь такому странному разговору. На самом деле он был рад этой небольшой несерьезности.

Поттер внимательно слушал ее пересказ разговора с Томом. Риддл сообщил Джинни некоторые подробности, которые уверили ее, что он и есть юноша из дневника. Он поведал ей, а она сейчас объясняла Гарри, как Том заманил ее сюда и использовал ее силу, чтобы обрести телесную форму.

Джинни нахмурилась.

- Он сказал, что дневник имеет особый секрет, который позволил ему вернуться, - медленно произнесла она. Гарри не был удивлен, поскольку знал, что дневник являлся вместилищем частички души Волдеморта.

- Он сказал… он сказал, что не случайно обрел телесную форму именно здесь, поскольку это место таит много секретов. Это было не случайно, - повторила она, пристально глядя на Поттера. Внезапно Джинни встревожилась. - Гарри, когда я писала в дневнике, он много говорил о секретах. Тогда я думала, что он имеет в виду мои секреты, потому что я рассказывала ему все, - с горечью добавила она.

Гарри терпеливо ждал. Было видно, что она не решается сказать что-то очень важное.

- Я часто сетовала на то, как плохо быть седьмым ребенком. А когда мы очутились здесь, то он сказал, что это самое подходящее место для седьмого секрета. Не седьмого ребенка, а седьмого секрета.

Поттер подскочил от возбуждения, обнадеженный ее словами.

- Я думала, что Том насмехается надо мной - главным образом из-за того, как он хохотал при этом - но он тогда не насмехался надо мной, так ведь? Ты ищешь его седьмой секрет.

- Не совсем седьмой, не совсем секрет, - ответил Гарри, мрачно улыбаясь, - но почти так.

Юноша новыми глазами посмотрел вокруг и сказал:

- Значит, он находится где-то здесь.

- Гарри, - окликнула его Джинни, - я раньше не думала, что это означает что-то важное, но Риддл делился своими планами насчет того, как он собирается расправиться с тобой, - она замолчала, с трудом сглотнула и продолжила. - А меня он хотел бросить в логово василиска. Он смеялся и говорил, что это самое подходящее для меня место, раз я так люблю секреты.

Гарри метнул взгляд на огромную каменную статую Салазара Слизерина. Он помнил, что говорил Риддл для того, чтобы изваяние открыло рот и выпустило из своих недр василиска. Сейчас рот был закрыт.

- Поговори со мной, Слизерин - величайший из Основателей Хогвартса.

Он увидел, что каменный рот открывается, как и несколько лет тому назад. Массивная челюсть опускалась до тех пор, пока не образовалась огромная черная дыра. Гарри содрогнулся всем телом и оглянулся на тушу василиска, чтобы убедиться, что тот мертв. Юноша медленно подошел к статуе и начал взбираться вверх, к дыре.

- Гарри! Нет! - закричала Джинни, бросаясь к нему. - Ты не знаешь, что там!

Поттер подумал, что она сейчас подозрительно напоминает Гермиону. Но, учитывая, как это место действовало на Джинни, он не мог ее осуждать за излишнюю предосторожность. Он перевел взгляд с девушки на зияющую черную дыру.

- Подожди здесь. Мне нужно узнать, что там, - решительно сказал он и продолжил взбираться наверх.

Застонав, Джинни полезла за ним.

- Нет! - крикнул Гарри. - Я же сказал тебе - оставайся здесь!

- Мне тут не нравится, и к тому же я не отпущу тебя одного, - огрызнулась она.

Поттер добрался до отверстия и всмотрелся в темноту. Он сел на край, тем временем Джинни поравнялась с ним. Здесь начинался еще один покрытый слизью туннель, резко уходящий вниз. Свет от их палочек освещал лишь небольшое пространство.

Гарри посмотрел на Джинни, она ответила ему вызывающим взглядом, и он кивнул, сдаваясь, а потом оттолкнулся от края каменной ниши. Поттер заскользил вниз, но приземлился раньше, чем ожидал. Он вскочил на ноги и снова зажег палочку. Джинни съехала вслед за ним. Подняв зажженные палочки повыше, они увидели факелы, закрепленные в кронштейнах на стене, и Джинни при помощи заклинания зажгла ближайший к ним.

Тут же оказалось освещенным довольно большое пространство, и, оглядевшись вокруг, Гарри убедился, что они находятся в логове василиска. Очевидно, именно тут он спал долгие, долгие годы. Юноша решил, что на это помещение было наложено какое-то заклинание, потому что тут было теплее, чем в главной комнате.

Логово было большим, но не слишком. С полукруглым сводом. Гарри не видел других туннелей, кроме того, через который они вошли. Так, еще раз… сюда мог попасть только змееуст. Ясно, что сама змея могла свободно выходить отсюда и возвращаться назад.

Он нахмурил брови и стал размышлять, рассеянно глядя, как Джинни зажигает остальные факелы. Это было хорошее место для того, чтобы Волдеморт спрятал хоркруксы именно здесь. Его защищал василиск, и сюда мог войти только тот, кто говорил на парселтанге. Однако существовала небольшая проблема, и заключалась она в том, что сам василиск мог нечаянно уничтожить хоркрукс.

- Что же я упускаю? - произнес вслух Гарри.

- Здесь ничего нет, - тихо сказала Джинни, ее голос немного дрожал, несмотря на то, что вокруг действительно больше никого и ничего не было.

Но она была права. На таком маленьком пространстве трудно было чего-то не заметить. Гладкие истертые камни на полу, кости и старая сброшенная змеиная шкура; факелы на стенах, которые сейчас ярко освещали комнату. Но Гарри заметил, что один из них не горел.

- Джинни, а почему ты не зажгла самый дальний факел? - полюбопытствовал он.

- Я пыталась, - ответила она, пожимая плечами.

Гарри бросил на нее испытующий взгляд, а потом встал и решительно направился вглубь пещеры, намереваясь осмотреть факел. Исследовав его, Поттер без труда заметил на ручке выгравированную маленькую змейку, точно такую же, как на раковине в туалете Плаксы Миртл.
Он прикусил губу, быстро соображая. Медальон защищали инфери и яд. Конечно, василиск и умение говорить на парселтанге тоже были надежной защитой для хоркрукса, чем бы он ни являлся.

- Джинни, возвращайся в главную комнату, - скомандовал Гарри. На этот раз его тон не допускал ни малейших возражений с ее стороны.

- Гарри, - тихонько произнесла она.

- Нет, - категорически возразил он. - Я умею говорить на парселтанге, а ты нет. Ты можешь оказать в ловушке, и я не хочу рисковать.

Он призвал при помощи Акцио ее метлу из другой комнаты. Джинни выглядела испуганной, оставляя его одного, но вернулась в главную комнату без дальнейших возражений.

Сделав глубокий вдох, Гарри отступил назад и уставился на крошечную выгравированную змейку:

- Откройся.

Затаив дыхание, он ждал, что будет дальше. После всего виденного ранее, Поттер не должен был удивиться, когда в стене появилась дверь, но он, тем не менее, был поражен. Факелы за его спиной загорелись ярче, освещая открывшуюся комнату, посреди которой стоял стол.
У него и так уже бешено колотилось сердце, но оно забилось еще быстрее, когда Гарри увидел серебряное ручное зеркало, вполне невинно лежавшее на столе. С палочкой наготове он нерешительно вошел внутрь. Бегло осмотрев помещение, он обнаружил там лишь пустые книжные стеллажи, стоявшие вдоль стен, и больше ничего.

Только стол и зеркало на нем.

Сделав еще один шаг, Гарри увидел, что на ручке зеркала выгравирована витиеватая буква Р. Это означало Ровена Райвенкло. Он был абсолютно в этом уверен.

Однако юноша был совсем не уверен, что хочет коснуться его. Он никогда в жизни так не боялся посмотреть в зеркало. Что он увидит, взглянув в него? Тома Риддла? Волдеморта? Или всего лишь собственное отражение?

Гарри снова обратил внимание на книжные стеллажи. Он осторожно обошел вокруг стола, проверяя, нет ли чего еще в этой маленькой комнатке. На нижней полке стеллажа, стоявшего у самого дальнего свода, которая до этого не была ему видна от дверей, лежали одна-единственная книга и камень.

Он не хотел дотронуться до камня даже больше, чем до зеркала. А вот книга его притягивала. Она была до жути похожа на уничтоженный им дневник.

От внимания юноши не ускользнуло, что если бы он сразу же схватил зеркало, и оказалось, что оно зачаровано, то он никогда не увидел бы ни второй дневник, ни камень. Из всех трех предметов Гарри хотел взять в руки лишь дневник, ему было интересно, что в нем написано. Это было что-то знакомое ему, и к тому же этот предмет мог причинить вред, только если в нем писали.

Юноша взял дневник и с облегчением вздохнул от того, что при этом ничего не произошло. Гарри открыл его и с удивлением увидел исписанные страницы. Перелистнув несколько, он убедился, что это были записи Волдеморта на интересующую его тему.

Гарри был невероятно возбужден своей находкой, но, вспомнив, что Джинни ждет его в главной комнате, осторожно положил дневник в рюкзак, где уже лежали Карта Мародеров и мантия-невидимка. Однако он пока не собирался трогать зеркало и камень. Он рассчитывал вскоре вернуться, причем должным образом подготовленным.

Радостно улыбаясь, он покинул маленькую комнату. Дверь за ним закрылась. Гарри призвал метлу и осторожно пролетел сквозь сравнительно короткую трубу. Влетев в главную комнату, он сразу же увидел Джинни. Однако когда Поттер приземлился рядом с ней, его улыбка быстро угасла.

- Джинни? О, черт побери! - тихо воскликнул он. - Прости.

Одного взгляда на нее было достаточно, чтобы понять, что она испугалась до смерти, дожидаясь его здесь. По щекам девушки лились слезы, а тело сотрясала крупная дрожь. Он увидел облегчение на ее лице, но явно недостаточное, чтобы побороть ужас, который она испытывала.

- Все в порядке, Джинни, - успокаивающе сказал он. - Я нашел даже больше, чем ожидал. Пошли отсюда.

Гарри одной рукой подхватил обе метлы, а другой обнял девушку за талию и повел ее прочь из Тайной комнаты.

Она не сказала ни слова, но послушно шла за ним, поминутно оступаясь. Он чувствовал, как она дрожит, и беспокоился все больше и больше. Поттер сосредоточился лишь на том, чтобы доставить ее назад в целости и сохранности. Добравшись до того места, куда выходила труба, ведущая в туалет Плаксы Миртл, он тихонько позвал Фоукса и был безмерно благодарен, когда тот появился.

- Ты вытащишь нас еще раз, Фоукс? - спросил Гарри. Феникс завис в воздухе, терпеливо дожидаясь сигнала, что можно лететь.

- Джинни, мне нужно держаться за Фоукса и еще прихватить наши метлы, поэтому уцепись за меня покрепче, - настойчиво объяснял юноша. - Тогда тебе не придется лететь наверх самой. Ты сможешь это сделать?
Джинни кивнула и крепко обняла Гарри. Его не устраивала мысль о том, чтобы не поддерживать ее совсем, и, каким-то образом ухитрившись зажать метлы между их телами, он одной рукой обхватил девушку.

- Все в порядке, Фоукс, мы готовы, - сказал он, хватая феникса за хвост. Они полетели вверх по трубе и, наконец, приземлились на пол в туалете.

- Ты снова выжил, - разочарованно сказала Миртл.

- Да, - раздраженно ответил Гарри. - Я хочу, чтобы ты помалкивала и никому не говорила, что видела нас тут.

- Я всегда храню секреты, - ответила Миртл, ее голос звучал ликующе, давая понять, что секретов она знала немало. Поттер бросил на нее взгляд, удивляясь, как это он не догадался расспросить ее раньше. Она была ценным источником информации о том, что тут происходило в прошлом. Он тряхнул головой, избавляясь от этих мыслей, и вытащил из рюкзака мантию-невидимку. Юноша быстро сверился с картой, и они поспешили уйти из Хогвартса.

Весь обратный путь Джинни молчала, но по мере продвижения по туннелю дрожала все меньше. Гарри пытался говорить ей какие-то успокаивающие слова, но не знал, что еще мог для нее сделать. В первую очередь надо было вернуть ее туда, где она почувствовала бы себя в полной безопасности. Он обещал ей душ и горячий чай и утешился тем, что она, по крайней мере, согласно кивала на эти предложения. Несмотря на то, что девушка отвечала ему, мысленно она все еще была в Тайной комнате.

Он испытал огромное облегчение, когда они, наконец, без каких-либо еще инцидентов добрались до квартиры Фреда и Джорджа.

- Что с вами стряслось? - встревоженно спросил Джордж, когда они вошли.

- Мы в порядке, - огрызнулся Поттер, сердито глядя на близнецов и пытаясь без слов предупредить, чтобы они не приставали с расспросами. Он бросил метлы, мантию и рюкзак прямо на пол.

- Джинни? - обеспокоенно окликнул Фред.

Она покачала головой, не желая ничего говорить.

- Идем, Джинни, - тихо сказал Гарри, направляясь с ней в ванную. - Сейчас ты примешь душ, и тебе сразу станет лучше.

- Гарри, - сказал Джордж, его голос опять звучал тревожно. - Ты не можешь пойти туда с ней.

- Иди ты к черту, - рыкнул Поттер. - Я не оставлю ее снова одну, - сказал он и, войдя вслед за Джинни в ванную, закрыл за собой дверь.

Он посмотрел, как она стоит посреди комнаты, выглядя совершенно потерянной, и сказал с сожалением:

- Прости, Джинни, - тяжело вздохнув, он включил воду и спросил ее, - ты сможешь раздеться сама?

Она какое-то время тупо смотрела на него, а потом подняла трясущиеся руки и попыталась расстегнуть блузку. У нее ничего не получилось, потому что ее одежда была испачкана слизью.

Проклиная себя за то, что втянул ее в это дело и влип сам, Гарри подошел, чтобы помочь ей. Она снова начала плакать, пока он помогал ей раздеться. Он зажмурился, пытаясь решить, надо ли снять с нее бюстгальтер и трусики. Драко точно его убьет.

Открыв глаза, юноша увидел, что она пытается расстегнуть бюстгальтер, но у нее не получается. Сделав глубокий вдох, он сделал это сам и помог ей снять трусики, прежде чем отправить ее в душевую кабинку.

- Я покойник, - пробормотал он себе под нос. Потом громко спросил, - ну что, теперь тебе лучше?

Не получив ответа, Гарри заглянул в кабинку:

- Джинни?

Она лишь посмотрела на него в ответ.

- Джинни, я знаю, что это тяжело, - сочувственно сказал он.

Но она просто стояла и все так же смотрела на него. По ее щекам текли слезы, перемешиваясь с водой, лившейся ей на голову.

Гарри начал снимать с себя грязную одежду, матерясь и бормоча под нос:

- Я точно покойник. Вопрос только в том, кто убьет меня первым.

Он разделся до трусов, решительно отказавшись от идеи снять их, и шагнул в кабинку. Она стояла точно так же, как и раньше. Гарри намылил губку и протянул ей:

- Я помою тебе голову, но все остальное - ты сама, ладно?

Девушка отрывисто кивнула, забирая у него губку. Он взял шампунь и тронул ее за плечо, давая понять, чтобы она повернулась к нему спиной. Он как можно быстрее и тщательнее вымыл ей волосы, хотя из-за того, что они были покрыты липкой грязью, ему пришлось намыливать их дважды. Покончив с этим, он обнаружил, что она так и простояла, зажав в руке губку.

- Вымойся, Джинни, - тихо велел он.

Она кивнула и на этот раз, наконец, начала мыться. Вздохнув с облегчением, Гарри намылил себе голову. Искупавшись, она вышла из душа, а он быстро стащил с себя трусы и закончил мыться. Выключив воду, он вытерся и обмотал полотенце вокруг талии, прежде чем выйти. Юноша изо всех сил старался соблюсти хоть какие-то приличия.

Джинни, тоже обернутая полотенцем, сидела на закрытой крышке унитаза и смотрела в пол. Гарри опустился перед ней на колени.

- Тебе сейчас получше? - с надеждой спросил он.

Девушка приподняла голову и посмотрела ему в глаза.

- Немного, - ответила она. Это было первое слово, произнесенное ей с тех пор, как они покинули Тайную комнату.

- Джинни, я очень жалею о том, что взял тебя туда, - сказал Гарри совершенно несчастным тоном.

Джинни тяжело вздохнула:

- Со мной все будет в порядке. Просто это оказалось труднее, чем я ожидала.

- Если бы я знал, что это так ударит по тебе, я бы… - Гарри замолчал.

- Ты бы все равно сделал это, - тихо сказала Джинни. - Мы бы все равно пошли.

- Ты ведь понимаешь, почему я должен был пойти туда с тобой, правда? - спросил он, умоляя, чтобы она действительно поняла его.

Девушка слабо улыбнулась:

- Нет, Гарри. Не понимаю. Я знаю, что это как-то связано с Волдемортом и что ты чертовски взволнован, значит, что бы я ни помогла тебе найти, это было что-то хорошее.

- Ну, вообще-то, то, что ты помогла мне найти, на самом деле очень плохое, - признался Поттер. - Но очень хорошо то, что мы это нашли. Теперь мне нужно узнать, как от этого избавиться. Но полагаю, что обязательно найду решение.

Джинни пристально посмотрела на него:

- Гарри, насколько это опасно? Я до смерти боялась, что ты не вернешься.

Он провел руками по волосам, пытаясь придумать, что ей ответить и, нахмурившись, посмотрел на свою руку, когда понял, что она до сих пор мокрая. И у Джинни тоже. Он взял с полки два полотенца и, протянув одно ей, начал вытирать голову.

Джинни просто обмотала голову полотенцем, подобрав под него волосы.

- Гарри, ты не ответил на вопрос.

Он опустил полотенце на плечи и спокойно произнес:

- Да, это опасно.

Джинни обеспокоенно нахмурилась, и Поттер покачал головой.

- Не волнуйся. Ты сделала свое дело, и я больше ничего не потребую. Просто была информация, известная лишь тебе.

- Мне повезло, - саркастически заметила она.

Он грустно улыбнулся:

- Если тебя это утешит, то могу сказать - я прекрасно понимаю, что ты чувствуешь.

- Ой, Гарри, прости. Я знаю, что тебе приходится хуже, чем мне. Я действительно не понимаю, как ты выдерживаешь.

Юноша пожал плечами и признался.

- Порой я этого тоже не понимаю, - он тряхнул головой, прогоняя ненужные мысли, и изменил тему разговора. - С тобой все в порядке?

- Да. Думаю, что это просто был шок. И, кроме того, я себя накрутила, пока ждала тебя.

- Твоя семья возненавидит меня, когда узнает о произошедшем.

- Никто ничего не узнает, - возразила Джинни, похоже, к ней вернулось былое присутствие духа. - Только Фред и Джордж в курсе дела. А они, Мерлин свидетель, делают все, что ты им скажешь.

Она наклонила голову набок и, прищурившись, внимательно посмотрела на Поттера.

Он осторожно взглянул на нее и спросил подозрительно:

- Что?

- Кто-то будет расстроен из-за того, что ты принимал со мной душ? - прямо спросила она.

Гарри часто заморгал:

- С чего ты взяла?

Джинни закатила глаза.

- Гарри, ты залез со мной под душ в трусах. И это при том, что мы с тобой занимались сексом, и я видела тебя голым. Ясно, что ты с кем-то встречаешься.

Юноша застонал и опустил голову, понимая, что в подобных обстоятельствах нет смысла отрицать что-либо.

- Да, я встречаюсь кое с кем, кто убьет меня, когда узнает об этом.

- Прости, Гарри, - сочувственно сказала она. - Я понимаю, что это прозвучит жутко подозрительно, особенно учитывая, насколько ты и без того скрытен.

- Да уж, - уныло подтвердил он.

- Ты ей все расскажешь? Она знает, что мы встречались?

Гарри поморщился, зная, что Драко не понравилось бы, если бы он узнал, что о нем говорят как о девушке. Но он не собирался поправлять Джинни. Это было ее предположение, и таким образом он сможет усыпить всякие подозрения.

- Я не собираюсь скрывать это, но и не знаю, как буду объясняться, - признался юноша.

- Значит, она знает, что мы встречались, - констатировала Джинни.

Гарри лишь кивнул.

- И ты не собираешься мне говорить, кто она, так? - девушка была недовольна.

Поттер посмотрел на нее и, слегка улыбнувшись, отрицательно покачал головой.

- Ты счастлив? Нашел свою любовь? - выпытывала она.

Он улыбнулся шире.

- Да. Это просто потрясающе, Джинни. Я никогда раньше ни к кому не испытывал ничего подобного, и… - он замолк, понимая, что скорее всего обидел ее.

Она улыбнулась ему:

- Гарри. Я рада за тебя. По-моему, просто замечательно, что ты нашел подходящего человека. Если ты хочешь впасть в блаженную сентиментальность и поделиться со мной подробностями, то давай.

- Я не блажненно-сентиментальный, - возразил Гарри, тем не менее улыбаясь.

- А, по-моему, так оно и есть, - парировала Джинни. - Расскажи мне, какая она? Ты задолжал мне радостные эмоции после того, что заставил пережить сегодня.

- Полагаю, что тебе стало лучше, - холодно произнес он, поднимаясь с колен.

- Расскажи, - потребовала она и тоже встала. Девушка бросилась к двери и загородила ее.

Понимая, что ему от нее не отвязаться и все равно придется рассказывать, Гарри прислонился к стене, прикрыл глаза и подумал о Драко.

- Она чертовски эффектная, решительная, упрямая, остроумная, не дает расслабиться. У нее творческая натура, к тому же она всегда готова защитить меня от всего. И собственница, - добавил он, скривившись. - Семья для нее на первом месте, она превосходно разбирается в зельях, изумительно держится на метле, ей нравится, когда ей бросают вызов, она ненавидит скуку, потрясающе целуется и с ней очень хорошо в постели.

- Гарри, черт возьми, кто же она? - спросила Джинни, не сводя с него глаз. - У нее есть брат?

Юноша улыбнулся и покачал головой, отвечая на оба вопроса разом.

- Я не могу тебе этого сказать, Джинни, - с сожалением произнес он. - Война в разгаре, и небезопасно рассказывать такие вещи кому-либо. Ты не должна говорить даже Рону с Гермионой, что я с кем-то встречаюсь.

- Понятно. Та с кем ты встречаешься, станет главной мишенью, а Рон с Гермионой просто доведут тебя до того, что ты окажешься в Мунго.

- В общем, да, - согласился Гарри. - А Рон с Гермионой уже и так будут ругать меня из-за сегодняшнего. Они вовсе не обрадуются, что я без их ведома взял тебя с собой. Они не хотели, чтобы я даже говорил с тобой об этом. Но мне, видимо, придется сознаться, - предупредил он.

- Они мне не сторожа, - возразила Джинни. - И со мной все будет в порядке.

- Значит, мы можем выйти отсюда?

Джинни протянула вперед руки, они заметно дрожали.

- Мне лучше, Гарри, но полагаю, что я недостаточно отвлеклась, чтобы перестать дрожать.

Гарри усмехнулся:

- Очень жаль. Но если ты оденешься и выпьешь горячего кофе или какао, тебе станет лучше.

Она согласно кивнула и, наконец, повернулась, чтобы открыть дверь.

Когда они вышли из ванной, к ним бросились встревоженные Фред и Джордж.

- С вами все в порядке? - спросил Фред.

- Да, все хорошо, - спокойно ответила Джинни. - Просто я попала в небольшую передрягу.

- Если имеешь дело с Гарри, то надо привыкать к этому, - весело сказал Джордж, в его голосе звучало явное облегчение.

- Вот спасибо! - саркастически произнес Поттер. - У вас есть что-нибудь, во что мы могли бы переодеться?

- Ну, в спальне есть кое-какие вещи Джинни, - ответил Фред. - А тебе, боюсь, снова придется одеть что-нибудь мое.

- Снова? - с любопытством спросила девушка, притормозив на пути в спальню.

- Однажды мне пришлось позаимствовать у Фреда мантию, - небрежно бросил Гарри, принимая от одного из близнецов стопку вещей. Он уже давно перестал заморачиваться насчет своей одежды и не забивал себе голову содержимым собственного гардероба. Юноша считал, что была некая странная ирония в том, что он, являясь меньше всех следящим за модой человеком в Хогвартсе, встречается с парнем, который больше всех следит за ней.

Он проигнорировал подозрительный взгляд Джинни и вернулся в ванную, чтобы одеться. Едва он закрыл за собой дверь, как его окликнули по имени. Он оказался прижатым к стене, и перед ним материализовался Драко, скинувший с головы капюшон мантии-невидимки. Не успел Гарри понять, что происходит, как бойфренд уже собственнически целовал его.

Он машинально ответил на прикосновения Малфоя, даже не задавая вопрос, как блондин тут оказался. Он постанывал и сжимал плечи Драко (которые до сих пор не было видно), пытаясь устоять перед его натиском. Почувствовав, что в живот упирается возбужденный член блондина, Поттер приподнялся на цыпочки, пытаясь прижаться к нему пахом.

Он слегка вздрогнул, когда с него было сдернуто полотенце, и охнул от прикосновения руки Драко. Гарри чувствовал, как тонет в потоке удовольствия. Блондин завладел его ртом, окончательно заявляя на него свои права.

Поттер пытался расстегнуть застежку мантии, ему очень хотелось почувствовать Драко. Но ему не удавалось сконцентрироваться, потому что любовник одной рукой поглаживал его плечи и грудь, а в ладони другой осторожно перекатывал его яички.

Он наконец справился с застежкой и стащил мантию с плеч Драко. Гарри задрал его рубашку и сунул руку в брюки. Драко прервал поцелуй и вытащил из уже расстегнутых брюк возбужденный член.

- Ааааххх, Драко… - стонал Гарри, быстрыми движениями лаская пенис любовника.

В ответ он услышал стон, и Малфой припал к его шее, жадно покусывая и посасывая нежную кожу.

- Драко, я больше не могу. О, боже. Пожалуйста. Да. Драко, - всхлипывал Поттер. Он начал толкаться в руку бойфренда, пытаясь делать это в том же ритме, в каком тот толкался в его руку. Но ему было недостаточно.

Дело было не в акте как таковом. А в его внезапности. В настойчивости и убедительности Драко. Тот заявлял на него права. И Гарри нуждался в том, чтобы целиком принадлежать любовнику, и сам хотел заявить права на Драко. Но сейчас было не время. Он был готов кончить. Скоро. Прямо сейчас.

Малфой не отрывался от шеи Гарри, пока тот кончал. Почувствовав на ладони теплую липкую жидкость, Поттер сменил руку и продолжил ласкать член Драко. Пальцы легко скользили по сперме. Блондин замер и уткнулся лбом в плечо любовника, кончая, его теплая сперма выплескивалась на живот Поттера. Член Гарри дернулся, выплескивая последние капли.

Через минуту Драко поднял голову и посмотрел на бойфренда.

- Ты мой, - властно сказал он.

- Да, - подтвердил Гарри. - Твой. Только твой.

Блондин удовлетворенно кивнул и сделал шаг назад. Поттер смотрел, как он приводит себя в порядок.

- Гарри?

Тот часто заморгал, до юноши дошло, что он все это время даже не пошевельнулся. Наконец, его сознание включилось, и гриффиндорец широко раскрыл глаза.

- Ты все время был здесь.

- Конечно, - сказал Драко. - Неужели ты думаешь, что я позволил бы тебе остаться тут наедине с Уизлеттой?

- Не называй ее так, - машинально среагировал Гарри, не обращая внимания на то, что говорит. Он пытался все осмыслить логически.

- Можешь радоваться, что я всего лишь называю ее так, а не проклял на целый год, - усмехнулся Драко. - Ей не стоит ходить в душ с моим бойфрендом.

Гарри посмотрел на него, жутко нервничая.

- Ничего же не было, Драко.

- Я это знаю, болван. Если бы что-то было, ты бы уже тоже схлопотал проклятие.

- Я впутал ее в очень нехорошее дело, - тихо пояснил Поттер. - Мне нужно было убедиться, что она в порядке. Я не собирался идти с ней в душ, но вряд ли ей хотелось, чтобы на моем месте были Фред или Джордж.
Драко снова подошел к бойфренду и, нежно накрыв его щеку ладонью, с беспокойством посмотрел на него.

- Я ее видел и понял, что она была в ужасном состоянии, - признался он. - Что случилось, Гарри. С тобой все в порядке?

- Со мной все хорошо, - ответил Поттер, небрежно пожимая плечами. - Всего лишь еще одно неприятное дело, которое я должен сделать.

Он улыбнулся, быстро поцеловал Драко и начал одеваться, делясь при этом с бойфрендом впечатлениями.

- Вообще-то, я очень доволен. Сегодняшний день для меня был удачным.

Гарри забормотал себе под нос:

- Я уверен, что это означает Райвенкло, тогда останется Гриффиндор. И Хаффлпафф.

Он замолчал ненадолго, натягивая мантию.

- Годрик Гриффиндор, - размышлял он. Юноша распахнул глаза. - О, Мерлин. А что если я прав?

Он начал поспешно натягивать принесенные вещи, не замечая, что Драко обеспокоенно смотрит на него.

- Я ведь собирался это сделать, - бормотал он, сердясь на самого себя. - Но решил, что во мне просто говорит сентиментальность. Конечно, Дамблдор не нашел бы. Но она просто должна быть там. Как символ, объединяющий два факультета.

Он снова замолчал.

- Но не мог ли до нее добраться Волдеморт? А Дамблдор не знал об этом? Мне известно, что дом был разрушен, но я даже не знаю, осталось ли хоть что-то на его месте, - он с горечью закончил мысль.

- Гарри! - резко окликнул его Драко. - Что ты там бормочешь?

Поттер вздрогнул от окрика, понимая, что ему не следовало ничего говорить вслух.

- Ты снова уходишь, да? - спросил Драко, пристально глядя на него.

- Нет, не сегодня, - ответил Гарри, его плечи опустились, он с трудом сглотнул. - Думаю, что это лучше сделать завтра днем.

Он отвернулся, не желая говорить с Драко о своих родителях.

Гарри взглянул на свое отражение в зеркале.

- Твою мать! - тихо выругался он, проводя пальцами по огромному засосу на шее.

Драко хохотнул, обнял его за талию и положил подбородок ему на плечо. Гарри встретил в зеркале его насмешливый взгляд.

- Безмерно горд собой, да? - холодно спросил он.

- Конечно, - протяжно сказал Драко.

Гарри слегка улыбнулся:

- Ну, и как я это спрячу?

Драко немного надулся, услышав, что бойфренд хочет спрятать засос, но все равно ответил.

- Надо наложить простейшие косметические чары, - сказал он и, вытащив палочку, произнес заклинание.

Гарри, нахмурившись, смотрел, как синяк исчезает. Проведя пальцами по тому месту, где он был, юноша почувствовал слабую боль, и снова заулыбался.

Драко улыбнулся в ответ, довольный реакцией любовника. Он попытался пригладить его волосы, хоть немного, пока Гарри застегивал мантию.

- Я пробыл тут так долго, что они решат, будто я утонул, - пробормотал Поттер.

- Сладкая парочка знает, что я тут, с тобой, - небрежно заметил Драко.

Гарри было вздрогнул, но потом понял, что должен был сразу догадаться об этом. Он с любопытством посмотрел на Драко.

- Значит, ты решил потусоваться с Фредом и Джорджем, пока меня нет?

Драко скривился.

- Я знал, что сначала ты придешь сюда, - начал оправдываться он, поднимая мантию с пола и накидывая ее себе на плечи.

Гарри только кивнул, ничего не сказав на это. Он знал, что Драко беспокоился о нем. Тот беспокоился всякий раз, когда он куда-нибудь уходил.

- Кроме того, - продолжил Малфой, - мы пытаемся установить на мантию кое-какие дополнительные чары, чтобы она маскировала и запах тоже.

- О, - отозвался Гарри, пытаясь освоиться с мыслью, что Драко готов работать с близнецами. Даже если эта мысль ему нравилась.

- Вам уже удалось сделать это?

- Мы пока еще работаем, и я хочу, чтобы Люпин помог нам потом проверить, что получилось, - ответил Драко. - Но думаю, что решение мы нашли.

Драко накинул на голову капюшон, и Гарри, покачав головой, наконец вышел из ванной.



Глава 26.

- Гарри, с тобой все в порядке? - обеспокоенно спросила Джинни.

Фред и Джордж старались не ухмыляться слишком широко.

- Да, в полном, - небрежно ответил Поттер. - А как ты?

- Тебя очень долго не было, - сказала она, не обращая внимания на заданный вопрос.

Гарри сел, откинул голову на спинку дивана и лишь потом заговорил.

- Я сообразил, что есть еще одно место, где мне нужно побывать, - тихо сказал он, понимая, что может таким образом переключить ее внимание. Но ему очень не хотелось делиться своими планами. - Я собирался туда - еще когда мы были в Хогвартсе - но до сих пор не сделал этого.

- Ты думаешь, что нужно побывать в Годриковой Лощине?

Он резко поднял голову и вопросительно посмотрел на нее.

Она пожала плечами и пояснила:

- Рон проболтался.

Гарри нахмурился, понимая, что теперь это стало известно и Драко.

- У Рона слишком длинный язык, - сердито сказал он.

- Это всем известно. Хотя он нарочно проговорился мне, - Джинни снова пожала плечами.

- Зачем?

- Потому что в его башке засела мысль, что мы с тобой обязательно когда-нибудь будем счастливо жить вместе. Во всяком случае, когда Гермиона отчитывала его за болтливость, он сказал, что если бы был на твоем месте, то обязательно взял бы ее с собой. Исходя из этого, он, по-видимому, посчитал, что ты захочешь взять меня туда.

Гарри открыл рот и тут же закрыл его. В целом, ситуация была абсурдной. Близнецы и Джинни знали, что он встречается с кем-то, но, в отличие от близнецов, Джинни не знала - с кем именно. Она даже не предполагала, что братьям это известно, а те, в свою очередь, были не в курсе ее неосведомленности. И все это время Драко наблюдал за ними, и ему точно не нравилось происходящее.

- Я возьму с собой Рона и Гермиону, больше никого, - твердо произнес он. А потом добавил, - думаю, что Гермиона не будет возражать, если я надеру Рону задницу.

Уизли дружно расхохотались.

- Не тяни с этим, Гарри, - начал упрашивать его Фред, - нам всем не терпится посмотреть.

Поттер ухмыльнулся:

- Придется подождать. Я не могу сейчас позволить себе отлупить его слишком сильно.

- Это плохо, - произнес Джордж с ноткой безысходности в голосе. - Маленький Ронникин заслужил хорошую взбучку.

- Ну, не знаю, - хихикнула Джинни. - Гермиона над ним уже неплохо поработала.

- Да, она его как следует вышколила, - с усмешкой согласился Гарри.

- Значит, у нас нет никаких шансов пойти с тобой? - девушка вернулась к начальной теме разговора.

- Нет. Рон и Гермиона знают, зачем я туда иду, а вам я этого сказать не могу. Плохо, что вы вообще так много знаете.

- Гарри, но мы же никому не скажем, мы не такие болтливые, как Рон, - начала упрашивать его Джинни.

- Нет, - отрезал он. - У меня есть приказ Дамблдора на этот счет. Он разрешил мне все рассказать только Рону и Гермионе. Чтобы выполнить задание, которое он дал, мне не обойтись без помощников, но я стараюсь как можно больше делать сам.

Джинни нахмурилась, она явно была недовольна.

- А почему Дамблдор не спрашивал меня о том, о чем ты? - спросила она, немного меняя тему разговора.

- Не знаю. Не могу понять. Может, на тот момент я еще не добыл для него кое-какую очень важную информацию? - Гарри покачал головой. - Хотя все равно непонятно.

Почему Дамблдор не расспрашивал Джинни о том, что было в Тайной комнате? Наверно, потому что не предполагал возможность существования семи хоркруксов, до тех пор пока Гарри не добыл воспоминания Слагхорна. И это объясняет, почему сам Поттер понял намек на седьмой секрет, о котором упоминала Джинни, но совершенно не объясняет, почему Дамблдор не расспросил ее, о чем они говорили с Томом.

Поттер опустил голову и, потирая виски, погрузился в свои мысли - о Волдеморте, Дамблдоре и хоркруксах. Он рассеянно провел пальцами по шраму.

Легче было понять, почему Дамблдор не расспросил Кричера. Директор не знал, что Регулусу давно было известно о хоркруксах. Однако Гарри смущало то, что ему удавалось вот так внезапно узнавать, где находятся хоркруксы, в то время как Дамблдор тратил очень много времени на поиски хоть какой-то информации на этот счет.

Гарри мог бы сказать, что это был просто инстинкт и что ему было задано направление поисков. Он был абсолютно уверен, что в Тайной комнате что-то есть, и поэтому пошел туда. Его вел инстинкт? Или это было понимание образа мыслей Волдеморта, как полагал Дамблдор? А может, за этим стояло что-то большее?

Он снова провел пальцами по шраму. Его связь с Волдемортом не подвергалась сомнению. Не было ли чего-то, помимо связи, что руководило им сейчас? Почему ему удавалось находить хоркруксы? Страшная, ужасающая мысль закралась в голову Гарри. Что если он каким-то образом связан с хоркруксами? Вслед за этой мыслью пришла следующая: Волдеморт пытался его убить, но ему это не удалось. Он, Гарри, тоже был хоркруксом?

- Гарри!

Юноша рассеянно посмотрел на друзей.

- Мне нужно поговорить с Гермионой, - сказал он, чувствуя подкатывающую к горлу тошноту. Поттер очень надеялся, что Грейнджер сможет сказать, является он хоркруксом или нет.

- Гарри, с тобой все в порядке? - с тревогой спросила Джинни.

- Нет. Мне нужно поговорить с Гермионой, - повторил он. Гарри знал, что выглядит сейчас плохо, потому что даже близнецы смотрели на него с беспокойством. Но он не мог заставить себя собраться, в его голове кружились беспорядочные мысли о хоркруксах и связи с Волдемортом.

Юноша с силой потер виски, пытаясь облегчить возобновившуюся головную боль. Внезапно он отдернул руку, как будто обжегся, и с ужасом посмотрел на нее.

Что если головные боли не были результатом стрессов? И Волдеморт снова залез в его сознание, только на этот раз совершенно незаметно? Что если именно Темный Лорд «помогает» Гарри находить все эти сведения?

Он снова почувствовал тошноту, поняв, что на самом-то деле пока не нашел ни одного хоркрукса. Почему он вдруг сумел выяснить о них так много? Ему далось это слишком легко, учитывая, что Дамблдор занимался поисками несколько лет. Ну, может, он не так легко получил нужную информацию, но все же… Все же слишком быстро.

Мог ли дневник, лежавший сейчас в рюкзаке, быть специально оставленным в той комнате, чтобы он его нашел?

Гарри был так уверен в себе, но сейчас его одолевали сомнения, и юноша чувствовал себя ужасно, особенно после такого дня.

- Гарри, приди в себя! - резко крикнула Джинни, тряхнув его за плечи.

Он сфокусировал взгляд и посмотрел на нее.

- Что если я заблуждался? - сипло прошептал он. - Что если все это дело рук Волдеморта?

Джинни уставилась на него.

- Не может такого быть, - сказала она, но ее голос звучал не очень уверенно, и конечно не убедительно для Гарри. Она опустила руки и тихо произнесла, - этого не может быть.

Фред и Джордж встали по обе стороны от нее.

- Джинни, ты сохранишь секрет Гарри? - спросил Фред.

- Ты думаешь, она справится с еще одним шоком? - поинтересовался Джордж.

- Я в полном порядке, - огрызнулась Джинни. - В отличие от Гарри.

- Нет, - поспешно попытался остановить их Поттер; даже в своем растрепанном состоянии он понял, какую тайну хотят открыть ей близнецы. - Я себя чувствую хорошо.

- Нет, не хорошо, - возразил Фред.

- То, что ударило раньше по Джинни, теперь накрыло и тебя, - поддакнул брату Джордж.

Гарри вытянул руки перед собой и увидел, что они дрожат.

- Это не то же самое, - запротестовал он.

- Речь не идет о сегодняшнем дне, точнее, не только о нем. Все началось с Отдела Тайн. Он выманил меня туда. Результат превзошел все ожидания: Сириус мертв, Малфой-старший в Азкабане, множество раненых. Что если Волдеморт опять заманил меня в ловушку? - понуро спросил Гарри. - Мне нужно поговорить с Гермионой.

- Вот что, старина, - сказал Джордж. - Мы тебя никуда не отпустим в таком состоянии.

- Ты сейчас выглядишь гораздо хуже, чем прошлой ночью, - добавил Фред.

- Мы ее удержим, - сказал Джордж, обращаясь непонятно к кому.

- Я забрал у нее палочку, - подхватил Фред, засовывая себе в карман волшебную палочку Джинни.

- Что происходит? - требовательным голосом спросила она.

- Я сказал - нет! - сердито крикнул Поттер.

Рядом с ним появился Драко.

- Нас больше, - протянул он.

- Малфой! - закричала Джинни, бросаясь на него, однако близнецы успели схватить ее за руки и оттащить назад.

- Твою мать, Драко! - воскликнул Гарри. - Ты вообще помнишь, что тебя никто не должен видеть? - саркастически спросил он.

- Драко?! - завопила Джинни. Близнецам не пришлось успокаивать ее при помощи заклинания, потому что она и без того впала в ступор и смотрела на Поттера, широко открыв рот.

Гарри и Драко проигнорировали ее. Малфой сел и, взяв трясущиеся руки любовника в свои, крепко сжал его ладони.

- Я не могу стоять и ничего не делать, когда ты рассыпаешься на глазах, - возразил он.

- Проклятье! Я в полном порядке, - возмущался Гарри.

- Если я еще раз услышу от тебя, что ты в порядке, то прокляну твою задницу. Ты уже впадаешь в истерику, так что давай-ка, успокаивайся, - приказал Малфой.

Гарри остолбенел, поняв, что сейчас их роли поменялись на противоположные по сравнению с тем моментом, когда они со Снейпом появились на пороге дома Дурслей четыре дня назад.

- Полагаю, мне надо радоваться, что у тебя нет змей, - сказал он уже гораздо спокойнее.

- Я мог бы успокоить тебя при помощи удовольствия, а не боли, - намекающе протянул блондин.

Поттер криво улыбнулся и поцеловал его.

- Полегчало? - спросил Драко.

- Немного. Но дела все равно хреновые. Как ни крути, я связан с Волдемортом, - сказал он, снова проводя пальцем по шраму.

- Гарри, мы уже знаем, что ты с ним связан. Именно поэтому мы так напряженно занимаемся Окклюменцией. Волдеморт не выманивает тебя, - уверенно сказал Драко. - Не глупи и перестань думать об этом. Ты бы знал, если бы это действительно было так.

Другими словами, Снейп сообщил бы ему, если бы Волдеморт затеял что-то подобное.

- Знаю, - помедлив, ответил Гарри. - Но все равно вокруг творятся странные вещи.

Он снова потер виски.

Драко залез в карман мантии, вытащил болеутоляющее зелье и приказал ему:

- Выпей.

- Мне кажется, что я его слишком часто принимаю, - пробормотал Поттер, проглотив лекарство.

- Скажи спасибо, что оно не вызывает привыкания, - маленькая складка, появившаяся на лбу блондина, выдавала его беспокойство. - Если бы ты привык к нему, тебе пришлось бы принимать более сильное зелье, а это очень плохо.

- О, просто замечательно, - саркастически сказал Гарри.

- Приляг на несколько минут, пока зелье не подействует, - посоветовал Малфой.

Гарри послушался и лег, устроив голову на коленках Драко.

- Точно так же я прилег в прошлый раз, а в результате уснул, - предупредил он.

- Просто полежи, - повторил блондин, перебирая волосы Поттера. - И прикрой глаза.

- Мне все равно нужно поговорить с Гермионой, - сказал тот, но закрыл глаза, как было велено.

Совершенно обессилевший юноша задремал. Он не слышал, как Драко возвел вокруг него заглушающие чары, точно такие же, какие они возводили вокруг Виктории или для себя, когда хотели поговорить.

Драко настороженно посмотрел на троих Уизли. Фред и Джордж были совершенно спокойны, но по-прежнему крепко держали Джинни за руки. Хотя по ее виду можно было понять, что она не собирается делать ничего такого. Девушка ошеломленно смотрела на Гарри и Драко.

Малфою жутко хотелось наложить на нее Обливиэйт, но вряд ли это понравилось бы Поттеру. К тому же он был совершенно уверен, что сможет договориться с ней, мотивируя свои доводы той же самой причиной - Гарри.

- Кто ты? - обвиняюще спросила она, придя в себя и сердито глядя на Драко. - И что ты сделал с Гарри?

Блондин закатил глаза, а близнецы покатились со смеху.

- Ты прекрасно знаешь, кто я есть, Уизлетта. И я ничего не сделал с Гарри - всего лишь помог ему успокоиться и расслабиться настолько, чтобы он смог заснуть.

- Меня зовут Джинни, - процедила она сквозь стиснутые зубы.

Драко угрожающе прищурился:

- Как я уже говорил Гарри: после того как ты принимала душ с моим бойфрендом, можешь радоваться, что я всего лишь называю тебя Уизлеттой, а не проклял на целый год.

Девушка распахнула глаза, услышав признание Малфоя.

- Ты… ты… ты не можешь быть «чертовски эффектным» и «потрясающе целоваться», - она запиналась на каждом слове, стараясь дословно повторить то, как Гарри описывал человека, которого он любит.

Тот ухмыльнулся и произнес, растягивая слова:

- Я - вообще единственный и неповторимый.

Все трое Уизли пока стояли на месте, но Джинни уже занесла ногу, чтобы броситься вперед. Братья оттащили ее к свободному дивану и заставили сесть. Она посмотрела на них и спросила обвиняющим тоном:

- Вы знали про Малфоя, да?

- Да, - охотно согласился Фред. - Он не такой уж плохой.

- К нему можно привыкнуть, - добавил Джордж.

- Ты что мелешь? - возмутилась Джинни.

- Мы делаем все, что в наших силах, чтобы защитить Гарри, - начал Фред, специально выговаривая слова медленно, так как их смысл Джинни, похоже, улавливала с трудом.

- Малфой принадлежит Гарри, - точно так же медленно, как брат, произнес Джордж.

- Следовательно, мы принимаем Малфоя, - подхватил Фред.

- И делаем все, что в наших силах, чтобы защитить и его тоже, - повел черту Джордж.

- Малфой не принадлежит Гарри, - рявкнула Джинни.

- Принадлежу, - спокойно возразил Драко. - Я принадлежу ему точно так же, как и он принадлежит мне.

- Нет, - упиралась она. - Вы ненавидите друг друга!

Драко ухмыльнулся и довольным тоном подтвердил:

- С этим я поспорить не могу.

Она посмотрела на Гарри, который мирно спал, положив голову на колени Драко, тот до сих пор рассеянно поглаживал его по волосам.

- По вам не скажешь, что вы ненавидите друг друга, - наконец признала Джинни. Вздохнув, она посмотрела Драко в глаза. - Расскажешь, как тебе это удалось?

Тот кивнул и изложил ей очень сжатую и основательно урезанную версию событий. Он поколебался немного, но все же решил рассказать им о Виктории.

Это был не самый приятный разговор, поскольку Джинни не удовлетворяли ни расплывчатые ответы Малфоя, ни поведение близнецов. Она была недовольна, выяснив, что братья целиком на стороне Драко. В конце концов, девушка сдалась, правда, неохотно. Прямо перед ее глазами были доказательства, которые она не могла игнорировать.

Джинни пригрозила Драко жуткими карами, если он обидит Гарри, на что Малфой усмехнулся, а Фред и Джордж насмешливо покачали головами. Поттер продолжал спать.

- С Гарри все в порядке? - наконец спросила Джинни, обеспокоенно глядя на спящего юношу.

Драко вздохнул и посмотрел на бойфренда.

- Думаю, что да, просто ему приходится разгребать хренову тучу дерьма. Ты не знаешь, зачем ему так внезапно понадобилась Грейнджер? - спросил он, меняя тему разговора.

- Нет. Гарри до этого момента ни разу не упоминал о ней. Не знаю, имеет это какое-то отношение к тому, что он нашел сегодня вечером. Он не собирался идти разговаривать с ней до тех пор, пока не начал беспокоиться, что им снова манипулирует Волдеморт.

Драко тяжело вздохнул:

- Наверно, мне надо увести его домой.

- Домой? - переспросила Джинни, подняв брови.

- Да, в такой же защищенный дом, как и тот, в котором мы сейчас находимся, - усмехнулся Драко. - Ему нужно хорошо выспаться, Мерлин знает, что случится завтра.

Девушка, наклонив голову, разглядывала слизеринца.

- Ты делаешь все, чтобы ему было легче справиться со всем этим, да?

Драко не ответил, он чувствовал себя не совсем комфортно от ее догадливости. К тому же до него внезапно дошло, что он поддерживал цивилизованный разговор не просто с Уизли, а с бывшей подружкой Гарри.

- Я никогда не видела… Гарри таким спокойным. А тем более после такого срыва, - она благодарно посмотрела на Драко. - Я этого не понимаю, но что бы ты ни делал для Гарри, я искренне надеюсь, что ты продолжишь это делать.

Малфой удивленно выгнул бровь. Несколько минут назад она с недовольным видом согласилась с существованием между ними отношений (что было гораздо больше, чем Драко мог ожидать), а сейчас она поощряет их? Лично Малфоя это не волновало, но он был рад за Поттера. Нравилось ему это или нет, но Гарри с Джинни по-прежнему были друзьями, и она много значила для него.

- Да, продолжу, - наконец произнес он.
------------------------------------------------------------

Как только они вернулись на Гриммаулд Плейс, Гарри оказался в крепких объятиях Ремуса. Нарцисса обняла его следующей. Юноша вздрогнул, заметив, что даже Снейп стоял рядом, прислонившись к стене, и окидывал его наметанным глазом, определяя - все ли с ним в порядке?

- Мерлин, да все со мной нормально, - сварливо сказал Поттер. - К чему вся эта суета?

Драко совсем недавно разбудил его, и у Гарри было время лишь на то, чтобы убедиться, что с Джинни все в порядке. Потом близнецы отвели ее домой, а Малфой утащил его на Гриммаулд Плейс.

- Поттер, - предупредил его блондин.

- Я в порядке, - отозвался тот, надувшись.

- Чаю, - приказал Снейп.

Гарри тупо посмотрел на него, пытаясь понять, чем ему должен был помочь чай. Однако не успел он возразить, как его уже настойчиво волокли на кухню. Переступив порог, юноша сразу же увидел Фоукса, который опять сидел на жердочке.

- Привет, Фоукс, - сказал Гарри, подходя к нему и гладя птицу по голове. - Рад видеть, что ты вернулся.

До него вдруг дошло, из-за чего все так всполошились, он резко обернулся и посмотрел на них:

- Со мной правда все в порядке. Никаких чрезвычайных ситуаций и никаких травм. Он мне был нужен, чтобы выйти из небольшого затруднительного положения.

Драко нахмурился, пытаясь понять, что все это значило. Ремус и Нарцисса явно испытали облегчение, услышав его слова, а лицо Снейпа по-прежнему ничего не выражало. Он лишь жестом показал Гарри, чтобы тот сел.

Поттер вздохнул, поняв, что ему не избежать объяснений, хотя бы частичных, насчет того, где он пропадал весь день. Уступая неизбежному, юноша сел за стол. Снейп поставил перед ним чашку чая и велел выпить. Его интересовало, что зельевар туда добавил, но все равно пришлось сделать глоток. Гарри понял, что до сих пор так и не получил горячего чая, равно как и Джинни, и сполна оценил это сейчас.

- Возьмите вот это, Поттер, - сказал Снейп, протягивая ему банку. - Угощение, которое любит Фоукс.

Гарри благодарно улыбнулся:

- Спасибо.

Открыв банку, он позвал Фоукса и предложил ему лакомство. Феникс расположился у него на плече, разглядывая содержимое. Почувствовав себя увереннее, юноша посмотрел на всех остальных. Драко сидел рядом с ним, а трое взрослых - на противоположном конце стола.

- А теперь, может быть, вы потрудитесь объяснить, за что Фоукс заслужил особое угощение? - вкрадчивым голосом поинтересовался Снейп.

- Как сказал бы Дамблдор, иногда необходимо совершать путешествия по аллее воспоминаний, - ответил Гарри, нахально улыбаясь.

Ремус был удивлен этой улыбкой, а Снейп насмешливо фыркнул.

- Поттер, не могу поверить, что вы смогли уклониться от объяснений точь-в-точь в духе Дамблдора, - сказал зельевар, слегка приподняв уголки губ.

По-прежнему улыбаясь, Поттер пожал плечами:

- Я и в самом деле выполняю его приказ и мало что могу рассказать вам.

Увидев, как сразу все посерьезнели, он погасил улыбку.

- Жизненно важно, чтобы Волдеморт ни в коем случае не узнал, где я сегодня был. И еще важнее, чтобы он не узнал о сделанном мной открытии. Да, сегодняшний день был тяжелым, но оно того стоило. Я еще на один шаг приблизился к тому, чтобы уничтожить его. Вообще-то, если уж совсем честно, я думаю, что приблизился не на один шаг, а на несколько.

Юноша нахмурился и уставился в свою чашку, а потом поднял взгляд на Снейпа.

- Сэр, мне нужно знать… - он замолк, прикусив губу.

- Что, Поттер?

Гарри бросил взгляд на Драко.

- Если тебе от этого станет легче, просто спроси, Гарри, - тихо посоветовал Малфой. - Хотя думаю, что он скажет тебе то же самое, что и я.

- Мне нужно знать, не впутывает ли меня во все это Волдеморт, - выдохнул гриффиндорец. - Точно так же, как и когда подбрасывал информацию об Отделе Тайн.

Снейп озабоченно сдвинул брови.

- Вроде бы никаких намеков на это не было. Скорее наоборот - он выражал крайнее беспокойство по поводу того, что не может проникнуть в ваше сознание, как раньше.

- Почему вы не сказали мне этого до сих пор? - упрекнул Поттер.

Снейп поднял бровь:

- И дать вам тем самым повод расслабиться и перестать упорно заниматься?

- Я не могу позволить себе расслабиться. А это было бы неплохо знать, - раздраженно ответил Гарри. Он тряхнул головой, пытаясь отогнать ожившие былые обиды, и пробормотал, - простите.

- Поттер, а почему вы спросили меня об этом? - нахмурившись, поинтересовался профессор.

Гарри тут же потянулся к вискам. Это уже стало привычкой за последнее время. Поняв, что делает, юноша отдернул руки и посмотрел на них.

- У меня стала чаще болеть голова, - тихо объяснил он. - Я думал, что это может быть из-за постоянного стресса, но… - юноша замолк.

- Ощущения стали какими-то другими? - спросил Снейп.

- Нет, но… - начал было Гарри, но снова замолчал.

- Но что, Поттер? - выпытывал Северус, пристально глядя на него.

- Я не знаю, как объяснить, - юноша беспомощно покачал головой.

- Если вы не объясните, я не смогу вам помочь, - произнес профессор с поразительным терпением в голосе.

Драко подвинулся ближе и обнял его в знак поддержки. Гарри на несколько секунд опустил голову ему на плечо, проникаясь спокойной уверенностью бойфренда, пока сам пытался собраться с мыслями. По крайней мере, ему удалось завести со Снейпом подобный разговор, когда тот был в снисходительном настроении. Юноша выпрямился и снова посмотрел на зельевара.

- Дамблдору понадобилось несколько лет, чтобы выяснить - как уничтожить Волдеморта. Весь последний год он по частям излагал мне подробности тщательно продуманного каверзного плана Темного Лорда, которые ему удалось узнать. Я сам помогал ему в поисках двух частей этой головоломки. Причем одна их них была очень важной, - признался он.

Снейп внимательно слушал его.

- Продолжайте.

- Дамблдор потратил на это годы, - подчеркнул Гарри. - А мне почему-то удалось собрать все воедино в рекордные сроки. Все стало понятным так быстро, что у меня даже не было времени проверить все источники информации.

- И вы полагаете, что в этом каким-то образом замешан Волдеморт, - сделал вывод Снейп.

- Да. Именно так, иначе как я бы смог узнать то, что не удалось Дамблдору? Это невозможно. Я всего лишь подросток, который даже не имеет представления, какого черта ему делать дальше, - сказал Поттер, снова приходя в крайнюю степень возбуждения.

Снейп подогрел ему чай и велел выпить. Гарри решил, что тот точно подливает ему успокоительное, но послушно выпил.

- Поттер, - помедлив немного, произнес профессор. Он поставил локти на стол и положил подбородок на сцепленные пальцы. - Во-первых, я не верю, что Темный Лорд каким-то образом участвует в этом. Из всего увиденного и услышанного я гораздо больше склонен верить, что ваша явная удачливость связана с инстинктами самосохранения, о которых вы недавно так красноречиво разглагольствовали, - сухо сказал он.

Гарри покраснел, вспомнив свою напыщенную речь в Выручай-комнате.

- Но вряд ли мои инстинкты развиты лучше, чем у Дамблдора, - возразил он.

Снейп изучающе посмотрел на него и сказал:

- Возможно - нет. Но что если вы попробуете оценить ситуацию с другой точки зрения? Почему бы вам не признать, что ваши знания основываются на том фундаменте, который заложил Дамблдор. А вы используете эти знания и собственные возможности, чтобы применить их к ситуации.

Гарри нахмурился и прикусил губу, обдумывая это. Именно этого он и боялся - что оценивает ситуацию с другой точки зрения - причем не своей.

- Вас беспокоит что-то еще? - спросил Снейп.

Поттер покачал головой.

- Я правда не могу об этом говорить, - несчастно сказал он.

- Тебе все еще нужно встретиться с Грейнджер? - спросил Драко.

- Да, - ответил гриффиндорец, беспомощно пожимая плечами.

Лицо Малфоя окаменело от недовольства.

- Поговори с Северусом. Он выслушает и постарается тебе помочь.

- Я знаю это и ценю, - тихо произнес Гарри. Он бросил быстрый взгляд на Снейпа и тут же опустил глаза. - Но только Гермиона сможет найти ответ на интересующий меня вопрос.

- Поттер, какие бы ни были у вас проблемы, я не думаю, что ваши головные боли связаны с Темным Лордом, - спокойно сказал профессор. - На вас лежит огромное бремя, и вовсе не удивительно, что стресс дает о себе знать. Это также связано с тем, что вы, как правило, не высыпаетесь.

- Я недавно немного вздремнул.

- Ты поспал всего лишь пару часов, Гарри, - сказал Драко, закатывая глаза. - Вставай, пошли спать. С Грейнджер ты можешь поговорить и утром.

- Идите, - отпустил их Снейп.

Гарри кивнул зельевару, пожелал всем спокойной ночи и пошел вслед за Драко. Они оба молчали, готовясь ко сну, поскольку оба были вымотаны. Гарри лег, уверенный, что быстро уснет. Постель была мягкой, лежать рядом с Драко было замечательно, но его сознание отказывалось успокаиваться.

Он осторожно встал, стараясь не разбудить бойфренда, и пошел в гостиную. Теперь, когда ему представился удобный случай, Поттер вытащил из рюкзака дневник и уселся в кресло перед камином - он надеялся немного почитать.

По мере чтения к его горлу начала подкатывать тошнота. Он оказался прав - это были записи Волдеморта, включавшие в себя все, что тот знал про хоркруксы. Здесь подробно излагалось, что они из себя представляли. Самым жутким местом была четкая инструкция, как создать хоркрукс - сам процесс, необходимое заклинание и описание ощущения, возникающего в тот момент, когда душа делится на части. Гарри не понимал всего, но из записей стало ясно в общих чертах, почему Волдеморт решил разделить душу именно на семь частей.

Поттер читал, и его еще больше тошнило от того, что все это описывалось совершенно не эмоционально. Педантично, аналитически и холодно. Все, что он хотел знать о хоркруксах, было написано каллиграфическим почерком черными чернилами на слегка пожелтевших страницах.

Он удивился, найдя информацию о том, как уничтожить хоркруксы, но потом понял, что дневник должен был быть исчерпывающим. Оставалась надежда, что хоркруксы сами по себе уничтожить нетрудно. Они содержали кусочки жизни и могли быть уничтожены любым из тех способов, что и жизнь.

Гарри оторвался от чтения и задумался об этом. Он уничтожил дневник всего лишь одним ударом смертельно ядовитого клыка василиска. А что Дамблдор сделал с кольцом? До него было неопасно дотрагиваться, раз тот надел его на палец до того, как разрушил хоркрукс. А вот процесс разрушения оказал жуткое воздействие на руку Альбуса. Что бы Дамблдор ни сделал, от этого почернел не только камень в кольце, но и рука мага.

Почему? Это было нелогично. Поттер снова уткнулся в дневник, надеясь найти ответ на этот вопрос.

Переворачивая страницы, юноша вскоре заметил, что где-то с середины дневника слова выглядели как-то иначе. Гораздо больше времени ему потребовалось для того, чтобы понять - они написаны на парселтанге.
Его сердце забилось сильнее, он начал быстро пробегать страницы глазами. От прочитанного у него голова пошла кругом.

И Темный Лорд пометит его, как равного…

Этот кусочек пророчества никогда еще не был для него наполнен большим смыслом, чем в данный момент.

Волдеморт, со всеми его знаниями, до сих пор пребывал в уверенности, что кроме него никто из ныне живущих не говорит на парселтанге. Но он сам дал такую способность Гарри.

И это приведет Волдеморта к гибели.
---------------------------------------------------------

- Поттер, что вы делаете?

Гарри поднял взгляд и часто заморгал, пытаясь увидеть, кому принадлежит этот резкий голос. Юноша огляделся вокруг себя.
Бессистемно отобранные книги, которые он приволок из лаборатории, были разбросаны по всему полу.

- Ищу кое-что, - ответил Поттер, глядя снизу вверх на возвышающегося над ним Снейпа.

Тот сузил глаза и заметил:

- Все эти книги - о Темных искусствах.

- Волдеморту наплевать на всю эту чушь про честную борьбу, - горько сказал Гарри, не задумываясь. - Нет, он использует и будет использовать самые грязные методы.

- Это точно, - ответил Снейп, поднимая бровь, он явно не ожидал услышать это от Поттера.

Гарри устало потер лицо.

- Значит, уже утро?

- А вы, конечно, всю ночь не спали? - спросил Снейп, по его тону было ясно, что ответ ему известен.

- Ну, если уже утро, то конечно не спал, - сухо произнес Гарри. - И если уже утро, то мне нужно увидеться с Гермионой, - добавил он и начал собирать книги.

Вдруг он замер и осторожно посмотрел на профессора.

- Гм, вы не будете против, если я возьму на время эти книги? Гермиона гораздо быстрее меня найдет то, что нужно. Она очень бережно относится к книгам, и конечно не позволит никому даже прикоснуться к ним. Я не скажу ей, что они ваши, - уточнил он.

Присмотревшись к нему повнимательнее, Северус нахмурился.

- Поттер, вы в порядке? - спросил он, пропуская мимо ушей то, что юноша говорил о книгах.

Гарри хотелось закричать: Нет, я не в порядке! Тот факт, что вопрос задал Снейп, возможно был единственной причиной, по которой эти слова не вырвались у него. Он лишь саркастически спросил:

- Я так плохо выгляжу?

- Да.

Юноша сердито посмотрел на него. Он вздрогнул, когда Снейп поднял палочку и сотворил перед ним большое зеркало.

Поттер взглянул на свое отражение. Он еще никогда не выглядел настолько ужасно. Выражение налитых кровью глубоко запавших глаз, с темными кругами под ними, было безумным. Картину дополняли мертвенно-бледное лицо и волосы, стоявшие дыбом из-за того, что он постоянно ерошил их. Чары, маскировавшие засос, развеялись, и теперь фиолетовое пятно резко выделялось на бледной коже.

Короче говоря, было похоже, что его крепко избили и бросили умирать.
Потрясенный юноша перевел взгляд на Снейпа.

- Да, думаю, что я действительно плохо выгляжу. Спасибо, что указали мне на это, - саркастически произнес он.

- Поттер, вам нужно отдохнуть, - резко сказал профессор.

- Не сейчас, у меня слишком много дел, - ответил Гарри и снова стал собирать книги.

- Вы не выйдете отсюда с этими книгами.

- Но они мне нужны! - встревоженно крикнул Поттер. - Вы должны мне разрешить взять их на время!

- Вы надеетесь, что они смогут вам помочь? - усмехнулся Снейп.

- Да! - крикнул Гарри. - Вы не понимаете! Я должен, наконец, узнать, что мне делать дальше!

- Не сегодня, - угрожающе сказал Северус.

- Вы не понимаете, - повторил Гарри, теперь он умолял. - Я - единственный, кто может уничтожить Волдеморта.

Снейп, нахмурившись, посмотрел на юношу:

- Поттер, это известно нам обоим. Информация не нова.

Гарри сел посреди книг, прижав колени к груди, и прерывисто вздохнул.

- Я точно не знал и не мог понять, что Волдеморт сделал в прошлом, - уныло сказал он. - Я никогда по-настоящему не верил в то, что никто, кроме меня, не может убить его.

Снейп сел на диван и наклонился к нему, чтобы не смотреть сверху вниз. Гарри встретился с профессором взглядом, не зная, какое отчаяние было написано в его глазах.

- Волдеморт исключил возможность того, чтобы его убил кто-то другой, кроме меня. Сегодня ночью я узнал, что он представляет собой воплощение еще большего зла, чем кто-либо предполагал. Он действительно хочет стать непобедимым, и на данный момент только я могу помешать ему добиться своего.

- Вы верите, что сможете одолеть его? - спокойно спросил Снейп, опуская руку на плечо юноши и крепко сжимая его.

Гарри опустил голову.

- Да, но для этого мне нужно больше узнать о Темных искусствах. Вряд ли Дамблдор ожидал этого. Судя по его словам, он гордился тем, что они меня не притягивали. Думаю, что в его представлении желание изучать их означало желание примкнуть к Волдеморту.

- Вы тоже так считаете? - спросил Снейп.

- Нет. Я никогда не буду последователем Волдеморта, - тихо сказал Поттер. - Но я использую Темные искусства для достижения моей цели. Вообще-то, мне нужно всего лишь выучить несколько заклинаний, - признался он, понимая, что пытается оправдаться.

- Поттер, сядьте сюда, - скомандовал Северус, хватая его за руки и поднимая. Гарри позволил усадить себя на диван рядом с профессором.

- Посмотрите на меня, - приказал зельевар.

Но юноша не мог заставить себя поднять взгляд и отрицательно покачал головой.

- Гарри.

Поттер вздрогнул, услышав, что Снейп назвал его по имени и посмотрел на него.

- Я так и думал, что это сработает, - сухо пояснил профессор.

Юноша нахмурился:

- Я действительно не в настроении, чтобы оценить подобные шутки.

- Да, я в этом уверен, - совершенно серьезно сказал Снейп. Он поколебался, прежде чем продолжить. - Учитывая сложившиеся обстоятельства, я полагаю, что нам самое время начать называть друг друга по имени.

Гарри изумленно хлопал глазами, пытаясь отгадать, что могло вызвать такое предложение. Вроде бы речь шла о Темных искусствах, Дамблдоре и Волдеморте.

Снейп раздраженно посмотрел на недоуменное лицо юноши и пояснил:

- Я думал, вы оцените то, что у вас стало на одного врага меньше.

- Я не считаю вас своим врагом, - быстро произнес Поттер. - Но вы же не хотите, чтобы я и в самом деле звал вас Северусом, правда?

- Тот, кто готов защищать меня, особенно в таких трудных обстоятельствах, заслуживает чести звать меня по имени. И вы, более чем кто-либо другой, имеете на это право.

По тому, как Гарри поднял бровь, было ясно, что он пребывает в нерешительности. Но все же он сделал попытку.

- Спасибо, Северус, - и криво улыбнулся в ответ на усмешку Снейпа. - Драко тоже считает, что с моей стороны противоестественно защищать вас.

- Это точно, - отозвался профессор, все еще насмешливо ухмыляясь, но быстро погасил улыбку. - Гарри, Дамблдор не стал бы о тебе худшего мнения из-за того, что ты изучаешь Темные искусства.

Настроение Поттера немного улучшилось, но сразу же опять упало. Он пристально посмотрел на Снейпа. Юноша чувствовал, как щиплет глаза, ему жутко не хотелось расплакаться, но если профессор продолжит в том же духе, то он не сможет сдержаться.

- Гарри, он был и моим наставником, - тихо сказал Снейп. - Я понимаю, что это такое - хотеть, чтобы он тобой гордился, даже когда те задания, которые он давал, превышали твои способности. И если бы он сейчас тебя видел, то был бы очень горд тобой.

Поттер не смог сдержать слез и снова опустил голову.

- Я пытаюсь, но я не такой сильный, как вы, - выдавил он.

- По-моему, ты сильный, - сказал Снейп.

Юноша покачал головой. Он вздрогнул, когда профессор притянул его ближе, но ему было уютно в этих объятиях. Он не имел ни малейшего представления о том, сколько времени они просидели, но у него еще не высохли слезы, когда Снейп осторожно отодвинул его.

- Конечно, это очень понравилось бы старику, - грубым голосом произнес зельевар.

Начиная испытывать неловкость, Гарри на несколько секунд уставился в пространство и вдруг улыбнулся:

- Да. Я думаю, он был бы очень доволен тем, что мы наконец-то поладили.

- Вне всякого сомнения, - тихо сказал Снейп, отвечая юноше хоть и слабой, но искренней улыбкой.

Поттеру стало немного легче от уверенности, что зельевар испытывает такую же неловкость, как и он сам. К сожалению, юноша почувствовал себя еще более уставшим, чем ранее, и застонал, посмотрев на разбросанные книги.

- Все в порядке, - успокоил его профессор. - Скажи, тебе крайне необходимо сегодня утром встретиться с мисс Грейнджер?

- У меня есть для нее очень важная информация. Я нашел ее прошлой ночью, и теперь нужно кое-что выяснить, - он посмотрел на Снейпа и сказал, пожимая плечами, - Гермиона - мой аналитик. И чем скорее я поделюсь с ней своими открытиями, тем раньше она сделает свою часть работы.

- А ты не думаешь, что гораздо понятнее изложишь то, что узнал, когда как следует отдохнешь? - спросил Северус.

Гарри замолчал и собрался с мыслями:

- Это касается моего беспокойства по поводу того, что мне удалось все так быстро узнать - у меня возникло ощущение, что времени у нас очень мало. Волдеморт хочет попасть в Хогвартс. У него для этого больше причин, чем думал Дамблдор. А теперь, когда его не стало, Темный Лорд приложит еще больше усилий, чтобы захватить замок.

- Он упоминал, что планирует напасть на Хогвартс, - тихо признался Снейп.

- А почему вы не сказали мне об этом? - крикнул Гарри.

Тот изучающе посмотрел на юношу.

- Ты знал об этом еще тогда, когда он пытался захватить Хогсмид. А больше я не могу тебе на это счет сказать ничего определенного. Вряд ли стоит запугивать тебя без толку, если у меня нет ничего конкретного.

- Ну, как бы ужасно это ни звучало, но я меньше боюсь того, что он захватит замок, чем того, что он обнаружит, до чего я докопался. А обнаружит он это сразу же, как только попадет в Хогвартс.

Снейп удивленно поднял брови.

Гарри мрачно улыбнулся:

- Я знаю о Волдеморте больше, чем кто-либо когда-либо хотел знать, и мне нужно быть уверенным, что этот факт останется ему неизвестным. Чем быстрее я выясню все до конца, тем будет лучше для всех нас.

- Ну, ладно. Можешь взять те книги, которые тебе нужны.

Преисполненный благодарности Гарри кинулся собирать книги, откладывая те, которые, по его мнению, могли быть наиболее полезны. Пока он этим занимался, Снейп сходил в лабораторию и принес пузырек с зельем.

- Это посильнее, чем перцовое зелье, и оно поможет тебе дольше оставаться бодрым, - сказал он, протягивая пузырек юноше. - Его не стоит принимать часто, но сейчас как раз такой случай, когда оно необходимо.

Он наблюдал, как Гарри проглатывает снадобье, а потом приказал:

- Но сегодня ночью ты будешь отдыхать.

Поттер послушно кивнул и принялся уменьшать книги и складывать их в рюкзак. Снейп подождал, пока он будет готов, а потом снял защитные чары, которые он установил на комнату. Гарри удивленно посмотрел на него, поскольку даже не заметил, когда профессор сделал это, но не озвучил свой вопрос.

Они вошли на кухню, где их встретили остальные - они были очень обеспокоены.

- Оставьте его в покое, - предупредил Снейп, пытаясь предотвратить вопросы еще до того, как они были заданы.

- Нет, - Драко покачал головой. - Довольно странно, когда Гарри защищает тебя. А когда ты защищаешь его… это просто ненормально.

Поттер со Снейпом обменялись насмешливыми взглядами и сели рядом с Малфоем.

- Добро пожаловать в мир ненормального, - съязвил Гарри. - Все, что может случиться странного и необычного, непременно случится со мной.

- Да уж, истинная правда, - сказал Драко, закатывая глаза. Он критически осмотрел бойфренда. - Дерьмово выглядишь, Поттер.

- Драко, - сделала ему замечание Нарцисса.

Гарри пожал плечами:

- Да ничего, все нормально. Меня уже проинформировали, что я выгляжу очень плохо.

- А, значит Северус все же верен себе, - усмехнулся Ремус.

- Ну, да, - скривился Поттер. - Я уже выслушал всю дневную порцию нравоучений на сегодня.

- Думаю, что я мог бы еще много чего добавить, - спокойно вставил Снейп, наливая себе чай.

- Я просто уверен, что он нуждается в добавке, - сказал Драко Северусу и снова повернулся к Гарри. - Я хотел бы знать, почему ты сбежал из постели сегодня ночью.

- Мне нужно было провести больше времени с Волдемортом, - саркастически пояснил тот.

- Что?! - с недоверием воскликнул Драко.

- Хотя я предпочел бы спать рядом с тобой, но ночью мне удалось найти ценную информацию про Волдеморта, и мне необходимо было в этом разобраться… самому, - сказал Гарри и посмотрел на часы. Еще не было семи утра. - Ты обнаружил мое отсутствие и поднял тревогу?

Драко слегка покраснел.

- Ну, что-то вроде того, - пробормотал он.

Гарри посмотрел на Снейпа и саркастически спросил:

- А вы вызвались добровольно, или вас выбрали пойти посмотреть, что затеял этот идиот Поттер?

Не успел Северус ответить, как Драко возмущенно сказал:

- Он запер от нас комнату.

- Если тебе от этого станет лучше, мне велено сегодня ночью не покидать постель.

Драко заинтересованно приподнял бровь.

- Это хоть что-то, по крайней мере. Но я не рассчитываю, что он приказал тебе сегодня оставаться дома, - с надеждой добавил он.

- Гм, он пытался, - признался Гарри. - Но у меня есть дела.

- Я не хочу, чтобы ты туда ходил, - сказал Драко. - Ты ведь не собираешься и в самом деле идти туда только лишь с Грейнджер и Уизли, так ведь?

- Куда идти? - спросил зельевар, угрожающе прищурив глаза.

Поттер сердито посмотрел на бойфренда:

- Для того, кто будто бы не доверяет Снейпу, у тебя слишком длинный язык.

- Ты изменил мое мнение о нем, - надменно произнес блондин.

- Драко, вообще-то, и тебе не полагалось бы знать, куда я собираюсь пойти, - недовольно сказал Гарри.

- Но я знаю, и не хочу, чтобы ты ходил туда без меня, - властно заявил Драко.

- Это еще почему?

- Потому что я не хочу, чтобы ты выглядел как Уизлетта вчера вечером.

- Я могу с этим справиться, - выдавил Поттер.

- Гарри, ты не спал, у тебя усилились головные боли. Ты взвалил на себя слишком много, - сказал Драко, выражение его лица смягчилось. - Ты даже не знаешь, что тебя там ждет. С такими вещами трудно справляться даже при более благоприятных обстоятельствах.

- Это не важно, - сухо произнес гриффиндорец. - Я должен пойти туда.

- Я не понимаю этого, но отдаю должное твоему желанию. Я просто говорю, что не хочу, чтобы ты ходил туда без меня, - он немного поколебался и добавил, - Уизлетта и сладкая парочка тоже пойдут.

- Ну что за твою мать! - воскликнул Гарри. - Только не говори мне, что ты спелся с ними, и вы теперь всюду будете ходить за мной.

Драко прикусил губу и признался:

- Я считаю, что Люпин тоже должен пойти.

- Что?! Нет! - заорал Гарри дурным голосом.

- Вчера ты брал с собой Уизлетту, потому что она знала больше всех об интересующем тебя месте! - крикнул Драко. - А для этого похода тебе нужен Люпин.

- Нет, ни в коем случае! - горячо возразил Гарри. - Я думал, ты вчера вечером понял, что никто, кроме Рона и Гермионы, не знает, зачем я туда иду.

- Так расскажи нам! - воскликнул Драко.

- Не могу, и ты это прекрасно знаешь, - огрызнулся Гарри. - Дамблдор велел больше никому не рассказывать - кроме Рона и Гермионы. Я и так уже о многом проболтался.

- Дамблдор хотел бы, чтобы ты был в безопасности и в здравом рассудке, - угрожающе произнес Малфой.

- Я чертовски ненавижу тебя, - раздраженно сказал Поттер.

- Это чувство взаимно, - протянул блондин, понимая, что бойфренд сдается.

- Хорошо. Возможно, я потрачу сегодня почти весь день на выяснение кое-каких вещей, поэтому пойду туда завтра. Можешь сказать об этом остальным моим сторожам, - саркастически произнес Гарри. - Мне, наконец, нужно поговорить с Гермионой.

Он предупреждающе зыркнул на Драко:

- И что бы ни случилось, ты не покажешься перед Роном и Гермионой. А также не будешь крутиться под ногами. Поскольку ты меня достал, я хотел бы, чтобы ты держался на расстоянии.



Глава 27.

Гарри сидел на кровати Рона и пытался понять, почему все считают, что имеют право указывать ему, что делать? Драко даже не позволил ему выйти из дома до тех пор, пока он не привел себя в порядок и не наложил косметические чары. Поттер должен был признать, что стал выглядеть гораздо презентабельнее; по крайней мере, Гермиона (и все семейство Уизли в придачу) больше не шпыняли его из-за внешнего вида.

Хотя донимали во всем остальном. Ему было приказано больше есть, его психическое здоровье снова оказалось под вопросом из-за книги Снейпа и из-за змей, и Рон с Гермионой все утро бросали на него обеспокоенные взгляды.

Его жизнь точно не была легче до прошлого месяца, но она определенно была проще.

- Так, ладно, что происходит? - требовательно спросила Гермиона сразу после того, как установила на комнату охранные чары.

- Я нашел еще один хоркрукс.

- Что? Где? - воскликнул Рон, от удивления у него глаза чуть не вылезали из орбит.

- В Тайной комнате, - признался Поттер.

- Где Джинни? - озабоченно спросила Гермиона. - Она ходила с тобой, да? Именно поэтому ее сейчас здесь нет.

- Ты брал с ее собой?! - заорал Рон.

- Джинни в порядке, - огрызнулся Гарри, разозлившись на друзей. - Да, она ходила со мной. Сейчас она у Фреда и Джорджа. Я видел ее сегодня утром, и ее самочувствие было просто замечательным.

- Почему ты взял Джинни с собой? И ничего не сказал нам? - спросил Рон, он был явно обижен.

- Я пытался вам сказать. Но вы не захотели меня слушать.

- Ты прав, - тихо сказала Гермиона, - прости.

- Ну, дело сделано, мы с Джинни в полном порядке, и я нашел хоркрукс, - Поттер не хотел останавливаться на этом.

- Ты правда нашел его? - изумленно спросил Рон.

Гарри кивнул, к нему вернулось возбуждение, которое он испытывал вчера. Юноша быстро рассказал им о посещении Тайной комнаты, умолчав, правда, о том, как отреагировала Джинни на это место. Гермиона смотрела на него немного недоверчиво, но изменила свое мнение, когда он рассказал о еще одной находке.

- Ты уже прочитал его? - спросила она, когда Поттер закончил. - Это может быть опасно.

- Полагаю, что опасно, - мрачно произнес Гарри. - Но не в том смысле, какой подразумеваешь ты. В нем содержатся подробные записи Волдеморта о хоркруксах. Это очень редкая информация, и она может быть опасна, если попадет в руки Темного мага, который захочет ей воспользоваться.

- Хорошо, что Снейп ничего об этом не знает, - сердито сказал Рон.
Гарри задумался: почему Дамблдор не доверил Снейпу информацию о хоркруксах? Зельевару нравились Темные искусства, но разве он захотел бы разделить свою душу на части?

- Рон, все, проехали. Ты абсолютно прав, мы не должны доверять Снейпу, - сказала Гермиона, по ее тону можно было понять, что она повторяет это уже в тысячный раз. Она снова обратилась к Поттеру, не давая Рону больше ничего сказать о Снейпе. - А что еще написано в дневнике?

- Там говорится, где спрятаны остальные хоркруксы? - с надеждой спросил Рон, переключившись, наконец, с зельевара на текущую тему разговора.

- Нет. Там не говорится ни где они, ни что они собой представляют. Похоже, их еще не существовало, когда он делал эти записи.

- Должно быть, он спрятал дневник в Хогвартсе тогда, когда приходил к Дамблдору наниматься на работу, - задумчиво сказала Гермиона.

- Я тоже так думаю, - согласился Гарри. - А еще я думаю, что камень на полке каким-то образом связан с проклятьем должности преподавателя ЗОТИ.

- Логично, - кивнула Грейнджер. - И конечно же к тому времени Волдеморт сделал не все хоркруксы. Дамблдор ведь говорил тебе, что Темный Лорд планировал создать последний в тот раз, когда пытался убить тебя.

- Я хочу обсудить с вами кое-что из событий прошлого вечера, - сказал Поттер. - Когда мы разговаривали с Джинни, то нас заинтересовало, почему Дамблдор больше никогда не расспрашивал ее о Тайной комнате. Мне это было непонятно, и я задумался, почему мне удается находить правильные решения при помощи одних лишь инстинктов?

Он сделал глубокий вдох.

- Я знаю, что между мной и Волдемортом есть связь, но никто не понимает, что она из себя представляет и как осуществляется. Я вот что подумал: а если Волдеморту каким-то образом удалось и меня превратить в хоркрукс? - выпалил юноша на одном дыхании. - Если во мне есть частичка души Волдеморта, то это объясняет, почему мне так везет в поисках правильных ответов на самые сложные вопросы.

- Ох, Гарри, - воскликнула Гермиона, ужаснувшись.

- Все в порядке, - успокоил ее Поттер. - Я уже выяснил, что это невозможно.

- А ты уверен? - нерешительно поинтересовался Рон.

- Абсолютно. Я знаю о создании хоркруксов больше, чем мне хотелось бы. Волдеморт не смог бы поместить часть своей души, свою жизненную силу, в меня.

- Ты выяснил, что тогда произошло? - спросила Грейнджер, с беспокойством глядя на него.

- Волдеморт приготовился убить меня, а затем сразу же создать хоркрукс. Я должен был быть «человеком, чья смерть имеет особое значение», как сформулировал Дамблдор, - саркастически произнес юноша.

Гермиона и Рон поморщились от его слов и тона, каким они были сказаны, но промолчали и продолжили внимательно слушать.

- Волдеморту нравилось вселяться в своих жертв непосредственно перед их убийством, особенно когда речь шла о людях, чьи смерти служили для создания хоркруксов. Думаю, он наслаждался этими «значимыми смертями», - с отвращением стал объяснять Гарри. - Он оставлял в человеке частичку своей магии, зная, что она скоро опять вернется к нему. Магия Темного Лорда, соединяясь с магией жертвы, увеличивала силу хоркрукса, если он создавал его сразу же после убийства.

Когда Волдеморт попытался убить меня, сила маминой любви и ее остаточная магия не позволили этого сделать. Скорее всего, магия моей матери соединилась с моей собственной, именно поэтому заклинание отрикошетило в Волдеморта. Он исчез, но часть его магических сил осталась во мне.

- Но ты не можешь отражать убивающее проклятие, - медленно произнесла Гермиона, пытаясь осмыслить то, что говорил Гарри. - Как оно могло отрикошетить?

Поттер тяжело вздохнул:

- Вот мои предположения о том, что случилось.

Волдеморт вошел в наш дом. Убил папу. Мама знала, что происходит и, вероятно, оградила меня каким-то щитовым заклинанием. Риддл вошел в комнату, и она стала умолять его сохранить мне жизнь. Не ее жизнь. Если предположения Дамблдора о силе любви чего-то стоят, то это укрепило возведенные щитовые чары. Однако Волдеморт не принял этого в расчет. Все его внимание было сфокусировано на мне. Он убил маму, когда она не ушла с его пути, не зная, что тем самым еще больше усиливает ее заклинание. Темный Лорд попытался вселиться в меня, чтобы оставить во мне часть своей магии, как и планировалось, но он не ожидал, что у него возникнут проблемы из-за маминой защиты, окружавшей меня. Это очень ослабило его. Волдеморт отказался от попытки вселиться в меня и бросил Убивающее проклятье, но мамины щитовые чары сработали. Заклинание отрикошетило в его ослабевшее тело… и Риддла не стало.

- Довольно спорное предположение, - скептически сказала Гермиона.

- Не такое уж спорное, как можно подумать, - с горечью возразил Гарри. - Когда я сказал Риддлу, что моя мама умерла, пытаясь спасти меня, он признался, что это было мощное контрзаклинание. Не знаю, были это щитовые чары или что-то иное, но в любом случае ее заклинание сработало, раз я до сих пор жив.

Дамблдор настойчиво утверждал, что «сила, неизвестная Волдеморту» - это любовь. У меня она есть, а у него - нет.

Волдеморт позже пытался вселиться в меня. В Министерстве. Он не продержался долго, и я при этом испытывал сильную боль.
Мы знаем, что Убивающее проклятье отрикошетило. Возможно это технически или нет, но это случилось.

Я получил от Волдеморта возможность говорить на парселтанге. Способность, которой я не должен был бы обладать.

- Да, - немного нетерпеливо возразила Гермиона. - Мы все это знаем. Но…

- Гермиона, - резко перебил ее Гарри. - Послушай меня. Ты права. Я до сих пор не знаю, как именно работает мамино контрзаклинание. Я совершенно не понимаю этой магии. Однако я точно знаю, как Волдеморт создавал хоркруксы.

Гермиона и Рон вздрогнули от того, с какой силой прозвучали эти слова. Но Поттер был весьма решительно настроен на то, чтобы заставить их понять.

- Я совершенно уверен, что Волдеморт в меня тогда все же вселился. Это в его духе, и это единственное объяснение тому, как во мне оказалась часть его силы.

- Значит, ты утверждаешь, что он нарочно поместил в тебя часть своей силы? - недоверчиво спросил Рон.

- Да. Вспомни, он не знал всего пророчества, и поэтому ему было невдомек, что именно этого делать не стоит. Он вселился в мое тело и отдал мне часть своей магии. Не души, - подчеркнул Гарри. - При этом он создал между нами связь, но я не думаю, что нарочно.

- А зачем он сделал это? - жалобно спросила Гермиона. - Не вижу логики.

- Если бы ты была на его месте, то видела бы, - настойчиво утверждал юноша. - Он ценит силу превыше всего. Вселиться в человека, по его мнению, означает овладеть им. Перенести в жертву часть своей магии означает получить полный контроль над магией этой жертвы.

- А связь между вами? - спросила Гермиона, нахмурившись.

- По-моему, ему нужна была ментальная связь, чтобы передать магию. Он создал ее, и почти сразу же после того вселился в меня. Все происходило очень быстро. Когда он натолкнулся на мамину защиту, то отказался от идеи переноса магии и попытался меня просто убить. Учитывая, что Риддл не знал о нашей связи до недавнего времени, полагаю, он считал, что ему не удалось установить ее.

- Но оказалось, что это не так. На тот момент вы уже были связаны, и ты забрал часть его магических сил, - сказала Грейнджер.

- Вот именно.

- Но, Гарри, всем известно, что ты змееуст. Думаю, что и Волдеморту тоже. Почему он раньше не догадался, что между вами существует связь? Почему он понял это только после того, как ты увидел, что мистера Уизли укусила змея? - недоумевала девушка.

Поттер нахмурился - у него не было объяснения этому.

- Потому что все узнали об этом, когда мы были на втором курсе, а Волдеморт в то время еще не возродился, - сказал Рон. - А эта особенность не относится к числу тех, о которых люди любят посудачить. Сами-Знаете-Кто скорее всего так и не узнал, что Гарри - змееуст. Даже когда Риддл обнаружил, что Тайная комната открыта, он мог подумать, что сам открыл ее для Гарри - точно так же, как для Джинни. А позже он не мог получить информацию через свой дневник, поскольку Гарри уже уничтожил это… его… неважно.

Гермиона и Гарри дружно кивнули, принимая объяснение Рона.

- А твой шрам? - спросила Гермиона.

- Он остался на том месте, где в меня ударило Убивающее проклятье, - Поттер пожал плечами.

Девушка покачала головой:

- Нет, то есть, да… я думаю, что связь с Волдемортом осуществляется через шрам. Это самая настоящая ментальная связь, о которой он забыл. Именно благодаря шраму ты чувствуешь все, что происходит с ним.

- Значит, если Гарри избавится от шрама, то больше не будет связан с Волдемортом? - с любопытством спросил Рон. - А он мог бы от него избавиться?

- Не знаю, - призналась Гермиона, пристально глядя на лоб Гарри. - Но если бы шрам исчез, то, полагаю, что связь тоже исчезла бы.

- Значит, у меня есть еще одна причина, по которой я должен уничтожить Волдеморта. Я буду рад избавиться от этого уродливого шрама.

- Хорошо, - бодро сказала Гермиона. - Коль скоро мы с этим разобрались, давайте вернемся к дневнику. О чем еще в нем говорится?
Гарри, наконец, вытащил дневник из рюкзака и протянул Грейнджер. Для человека, который так любит книги, она слишком долго колебалась, прежде чем взять его.

- Ты уверен, что он не представляет опасности? - спросила она, заметно нервничая.

- Вреда он тебе не причинит, но вот то, что в нем написано, наверняка испугает, - ровным тоном произнес Поттер. - Это отвратительно и действительно ужасно. Читать про убийство людей и разделение души не очень-то приятно.

Не в силах сдержать свое любопытство, Гермиона осторожно потянулась за дневником. Рон заглядывал ей через плечо.

- Ты прочитал его весь? - спросила она и, подняв взгляд, увидела, что Гарри кивает.

- Но ты не сможешь прочитать его.

- Что? - сконфуженно спросила Гермиона. - Почему?

- Все общие сведения о хоркруксах большей частью написаны на английском, а остальные записи сделаны на парселтанге.

Грейнджер открыла от удивления рот и начала листать страницы, пока не добралась до тех, что были испещрены странными знаками.

- Это парселтанг? - спросил Рон. - Как у змей может быть письменность?

Гермиона с интересом изучала страницы.

- Любой язык может иметь письменность, - рассеянно сказала она. - Но Волдеморт, конечно, знал, как это расшифровать. Я так думаю, - чем дольше Гермиона смотрела на таинственные знаки, тем неувереннее звучал ее голос.

Она посмотрела на Гарри:

- Ты правда видишь в этом слова?

Тот пожал плечами и признался:

- Я даже не сразу понял, что текст, который я читаю, написан не по-английски.

Гермиона завороженно смотрела на него, и Гарри был уверен, что мыслями она уже далеко - так частенько бывало и раньше.

- То, о чем мы говорили, - про перенос силы Волдемортом и все остальное - очень важно, потому что тогда он передал мне свою способность говорить на парселтанге, - добавил Поттер.

- А он мог передать еще какие-нибудь способности? - вслух поинтересовался Рон.

- Не знаю, - нетерпеливо сказал Гарри. - Но тот факт, что я получил возможность говорить на парселтанге, пробил охерительную брешь в его планах.

- Следи за языком, - машинально сделала замечание Гермиона.

Юноша закатил глаза:

- Я не думал, что тебя это заденет. Если бы я не стал змееустом, то никогда не смог бы найти этот дневник, равно как и хоркрукс.

Гермиона и Рон распахнули глаза, поняв, к чему он клонит.

- Кроме тебя этого никто не смог бы сделать, - выдохнула Гермиона. - Даже Дамблдор…

- Вот именно. И это хорошо… а может и плохо, - нахмурившись, добавил он. Поттер тряхнул головой, пытаясь избавиться от противоречивых мыслей, и показал на дневник. - Как бы то ни было, тут - та часть, которая написана на парселтанге - объяснение планов Волдеморта насчет хоркруксов.

- Как это? - спросил Рон, совершенно сбитый с толку. - Ты же говорил, что он еще не сделал все хоркруксы, когда оставил дневник в Тайной комнате.

- Да, конечно. Но у него уже были планы насчет того, как защитить их. В дневнике есть список возможных проклятий, которые совместимы с хоркруксами, - саркастически произнес Гарри.

- Ты хочешь сказать, что все это было оставлено специально для тебя? - скептически спросил Рон. - Что он нарочно подсунул тебе эту информацию?

- Ну, вообще-то, - фыркнула Гермиона, - он не думал, что хоть кто-нибудь сможет прочитать его записи. В то время он был единственным змееустом из живущих. А поскольку он является последним потомком Слизерина, то уж конечно не ожидал, что у кого-то еще могут обнаружиться такие способности. Очевидно, ему казалось, что это - самая надежная защита его секретов.

- Вот именно, - поддержал ее Гарри. - Моя задача становится легче, но это не значит, что хоркрукс в Тайной комнате лежит на блюдечке с голубой каемочкой.

- Почему нет, если мы знаем, где он находится? - спросил Рон.

- Потому что нам неизвестно, какими проклятиями он защищен, - пояснила Гермиона, быстрее Рона сообразившая - в чем дело. - Например, что касается зеркала, которое нашел Гарри. Нам нужно выяснить, какие проклятия Волдеморт мог наложить на него, потом узнать, как их идентифицировать, и отыскать контрзаклинания к ним.

Ее вдруг осенило.

- А тут ничего не говорится о том, как их уничтожить?

Поттер кивнул:

- Труднее всего найти их и снять защиту Волдеморта. Мы уже знаем, что его записи нисколько не помогут нам в поисках медальона. Этот дневник - всего лишь книга с исчерпывающей информацией о хоркруксах вообще; а в той части, которая написана на парселтанге, указаны способы, которые он использовал для их создания. Дневник совершенно бесполезен для определения местонахождения хоркруксов. Но как только мы их найдем, то сможем уничтожить, как любое живое существо.

Гермиона содрогнулась:

- Ну, вообще-то, ты однажды уже убил его.

Гарри часто заморгал глазами.

- Надеюсь, что так, - сказал он, поняв, что речь шла о другом дневнике.

- Ты действительно Избранный, - отчасти смущенно, отчасти шокированно сказал Рон.

- Рон! - одернула его Грейнджер.

- Ничего страшного, Гермиона, - мрачно сказал Поттер. - Меня тоже так же осенило.

- Гарри, очень жаль, что это выпало на твою долю, - грустно сказала Гермиона.

Юноша потер виски и сказал:

- Все в порядке. Но коль скоро мы говорим о том, что я должен кого-то убить, то хочу заметить, что все проклятья и защитные заклинания, которые использовал Волдеморт, относятся к Темным искусствам.

Как он и ожидал, у них с Гермионой завязался спор о Темных искусствах, в конце концов, они начали кричать друг на друга.

- Магия - это магия! Мне наплевать на эти твои ярлыки - светлая, темная или обезьянья магия! Если это поможет мне уничтожить Волдеморта, я изучу ее и буду использовать.

Друзья шокированно смотрели на него какое-то время, а потом Рон залился смехом:

- Обезьянья магия?

Поттер открыл было рот, но потом закрыл его и пожал плечами. Гермиона недовольно смотрела на него.

- Ты это серьезно, Гарри? - резко спросила она.

- По-твоему, я не знаю, что это такое? - сердито спросил он. - Помимо того, что я уже знал раньше, я почти всю ночь читал книги по Темным искусствам. Из всего этого я могу сказать, что Темная магия существует вопреки желаниям и приказам Министерских законников. Я собираюсь убить Волдеморта, и мне плевать на Министерские законы.

Он смотрел на нее довольно агрессивно.

- Ты сможешь сказать, что я не лучше его, только когда я начну убивать невинных людей и пытаться завоевать мир.

- Ты никогда не сделаешь этого! - воскликнула Гермиона, ужаснувшись.

- Вот именно, - сердито подтвердил Гарри. - Вернемся к Темной магии. Если вы не хотите помогать мне с этим, то так и скажите.

- Конечно, я хочу помочь, но… - Грейнджер выглядела очень недовольной.

- Итак, что мы должны сделать? - спросил Рон, надеясь как-то сгладить напряжение, возникшее между его лучшими друзьями, которые сейчас бросали друг на друга сердитые взгляды.

- Мне нужна помощь, чтобы перевести эти заклинания на английский, - раздраженно ответил Гарри. - Их все необходимо изучить. Потом, если я правильно понял, мне нужно будет научиться выполнять контрзаклинания на парселтанге. Я также надеялся, что Гермиона прочтет дневник и посмотрит, не пропустили ли мы чего важного?

- Ты же знаешь, что я все сделаю, - со вздохом сказала девушка. - Прости, Гарри. Я знаю, что все это начал Волдеморт, а не ты, но Темная магия… это чересчур, и мне не нравится твоя затея.

- Мне она тоже не нравится, - сказал Гарри. - Это просто должно быть сделано. Я больше никому не могу рассказать о хоркруксах, и мне нужна ваша помощь.

Гермиона нахмурилась:

- Гарри, а зачем тебе нужно выучить, ну… как они выполняются на парселтанге?

Поттер прислонился спиной к стене и прикрыл глаза.

- Потому что это - часть защиты Волдеморта, - ровным тоном ответил он. - Думаю, что дневник, который я уничтожил… распознал во мне его магию… или его способности. Я точно не знаю, почему мне удалось уничтожить его и не причинить при этом вреда себе.

- Но Дамблдор? - прошептал Рон.

Гарри зажмурился крепче.

- Я не знаю, какие заклинания были наложены на кольцо, но я полагаю, что они чем-то походили те, которые защищали медальон. Одно заклинание, произнесенное на парселтанге, и я смог бы взять его. Тогда Дамблдору не пришлось бы пить яд.

- Гарри, - тихо окликнула его Гермиона.

- Я знаю, Гермиона, - устало отозвался он, открывая глаза. - Что сделано, то сделано, и я тогда не мог знать об этом. Заполучив дневник Волдеморта, мне удалось найти ответы на некоторые вопросы о моем прошлом, но главным образом это еще раз подтверждает, что я - единственный, у кого есть шанс уничтожить его и не погибнуть при этом самому.

- Ну, с этими записями будет немного легче, правда? - спросил Рон.

Гарри услышал в голосе друга отчаянное желание знать, что это действительно так. Он пожал плечами и согласился:

- Да, я думаю, что легче.

Но ненамного… хотелось добавить ему. Конечно, это уменьшало объем поисков, но не меняло того факта, что им все равно нужно было найти и уничтожить проклятые артефакты.

У них возник еще один спор - когда Поттер вытащил позаимствованные у Снейпа книги - но Гермиона сразу же замолкла, стоило ему сказать, что он взял их у Ремуса. В итоге Гарри с Гермионой уселись переводить дневник с парселтанга на английский. Рон листал книги на предмет поисков возможных проклятий, но главным образом он слушал Гарри. Тот читал довольно медленно, учитывая, что ему нужно было передать суть фразы на английском, чтобы Гермионе было легче понять, о чем идет речь, и записать.

Когда все было переведено, они начали искать подходящие заклинания. Гарри чувствовал себя немного нелепо, поскольку ему всего лишь нужно было поговорить со Снейпом, и тот научил бы его всему, что сам знал об этом. Но помимо того факта, что Гарри все же несколько не решался подойти к Снейпу за информацией о Темных искусствах, Рону и Гермионе предстояло пойти вместе с ним, поэтому было разумнее всем троим ознакомиться с теми проклятиями, с которыми они могли столкнуться при обнаружении хоркруксов. А Снейп ничему не станет учить его друзей.

Он занимались весь день, прервавшись только на обед, и, наконец, к ужину решили, что все усвоили.

- Гарри, только учти, что мне понадобится по крайней мере пара дней, чтобы проработать всю информацию, - сказала Гермиона, когда они складывали книги в зачарованный ею сундук.

- Знаю, - устало отозвался он. - Но мы изучили большую часть проклятий, которые он мог использовать для защиты хоркрукса. Нам не понадобятся другие до тех пор, пока мы не будем готовы уничтожить их.

- А зачем тебе понадобилось изучить их как можно скорее? - подозрительно спросила Гермиона.

- Я собираюсь завтра пойти в Годрикову Лощину, - признался Поттер. Он очень надеялся, что найдет там последний хоркрукс.

- Завтра? - удивленно переспросил Рон.

- Ну, значит, мы идем с тобой, - безапелляционно сказала Гермиона, когда он утвердительно кивнул.

- Я на это и рассчитывал, - сухо произнес Гарри. Он решил, что расскажет им о Джинни, близнецах и Ремусе завтра. Он благодарил Мерлина, что не нужно рассказывать друзьям о Драко. Ему уже хватило споров с ними на сегодня.

- Итак, чем займемся сейчас? - спросил Рон. - Я голоден.

- Ты всегда голоден, - сказала Гермиона, закатывая глаза. - А Гарри, похоже, хочет спать больше, чем есть, - заботливо добавила она.

- У меня была очень длинная неделя, - устало признался Поттер.

В воскресенье была битва в Хогсмиде. В понедельник он рассказал Снейпу о Малфоях. Вторник был не так плох, поскольку ему не пришлось принимать непосредственного участия в переезде на Гриммаулд Плейс. В среду он передавал Луне статью и тренировался. В четверг он упорно тренировался целый день. В пятницу ходил в Тайную комнату, потом всю ночь читал этот гребаный дневник Волдеморта. Сегодня они весь день занимались исследованиями.

Он изумленно заморгал. Назвать эту неделю длинной было огромным преуменьшением. Неудивительно, что Снейп и Драко пытались удержать его дома.

- Гарри, - окликнула его Гермиона. - Ты помнишь, что на следующей неделе твой день рождения и свадьба Билла и Флер, а?

- На следующей неделе? - удивленно переспросил он.

- Старина, сегодня суббота. Твой день рождения в среду, а свадьба Билла - в следующую субботу. Теперь припоминаешь? - спросил Рон.

- Прошло почти два месяца, как мы уехали из Хогвартса, - изумленно проговорил Гарри. Так много всего произошло за такой короткий промежуток времени. Он был в равной степени удивлен как тем, что уже конец июля, так и тем, что еще не Рождество, исходя из того, насколько эти два месяца были насыщены событиями.

- Это было хлопотное лето, - заметила Гермиона.

- Да, - сказал Гарри, добавив про себя «ты не знаешь и половины того, что случилось». Он не хотел думать о том, что могла принести следующая неделя.
-----------------------------------------------------------

- Зачем мы идем на квартиру Фреда и Джорджа? - спросил Рон.

- Я все расскажу на месте, - сказал Поттер. Он встретился с Роном и Гермионой в «Норе» и сообщил, что сначала им нужно зайти к близнецам, а уж потом отправляться в Годрикову Лощину.

Он даже не постучал в дверь, а сразу вошел - к огромному удивлению Рона и Гермионы. Но Гарри бывал тут так часто, что близнецы просто отрегулировали защитные чары, чтобы они пропускали его.

Джинни и близнецы бодро поприветствовали их, а чуть погодя Рон и Гермиона заметили Ремуса.

- Гарри, что происходит? - настороженно спросила Грейнджер, после того как удостоверилась, что с Джинни все в порядке.

- Ну, Рон решил, что может обнародовать кое-какую информацию без моего ведома, - сказал Гарри, наблюдая, как друг заливается краской. - Так что, после долгих споров и пререканий, наше сегодняшнее путешествие будет проходить в компании.

- Я удивлена, что Гарри позволил тебе идти с нами. Вот уж не думала, что ты можешь быть такой настырной, - потрясенно сказала Гермиона Джинни.

Та ухмыльнулась:

- Ну, думаю, что настырность могла бы сойти с рук только тому, кто очень близок Гарри.

- Заткнись, Джинни, - прикрикнул Поттер, бросив на нее сердитый взгляд.

- Гарри, а ты не думаешь, что достаточно того, что ты брал Джинни с собой в Тайную комнату? - сердито спросил Рон.

Гарри скептически посмотрел на него и заметил:

- А разве это не ты рассказал ей про Годрикову Лощину?

- Ну, это когда было, - запротестовал Рон. - Я же не мог, черт побери, знать, что ты перед этим потащишь ее в то жуткое место.

Джинни немедленно вмешалась и начала спорить с Роном и Гермионой. Прижав кончики пальцев к вискам, Поттер устало слушал их. Он тихонько вздохнул, когда почувствовал, что Драко подошел сзади начал растирать ему затылок.

- Они не подерутся? - спокойно спросил Ремус, когда Фред и Джордж бросились на защиту Гарри и Джинни.

- Нам предстоит действительно трудное дело, и лучше кое с чем разобраться до того, как мы окажемся на месте, - сказал Гарри. - Рон и Гермиона тоже взвинчены.

- У тебя опять болит голова?

- Да.

Ремус мягко улыбнулся.

- Полагаю, что в туалете ты найдешь зелье, которое тебе поможет, - предположил он. - А я пока угомоню этих друзей.

Гарри благодарно улыбнулся в ответ и ушел с Драко в туалет. После болеутоляющего зелья и нескольких минут неторопливых поцелуев он чувствовал себя гораздо лучше.

- Думаю, что нам пора возвращаться, - со вздохом сказал Поттер.

- Ты же знаешь, что тебе не обязательно идти туда сегодня, - заметил Малфой, обеспокоенно глядя на него.

- Чем скорее, тем лучше, Драко, - ответил Гарри. - Я ведь не знаю, найду ли там что-нибудь. Если нет, то это означает, что мне придется продолжить поиски, а они займут немало времени. Кроме того, - добавил он, закатывая глаза, - все равно все уже здесь, так что мы можем покончить с этим делом.

- Я буду с тобой. Остальные уже согласились прикрывать меня, если я тебе понадоблюсь.

Гарри с любопытством наклонил голову, на его губах играла улыбка.

- Кто бы мог подумать, что Драко Малфой может быть таким заботливым, - с нежностью сказал он.

Драко, судя по всему, нервничал.

- Я просто защищаю свое, - раздраженно сказал он.

- Ты своей защитой сведешь меня с ума, но мне нравится быть твоим, - отозвался Поттер и нежно поцеловал его.

- Вот и хорошо, - произнес Драко, но его нервозность не уменьшилась.

Почувствовав себя неизмеримо лучше, Гарри вышел ко всем остальным. Он не имел понятия, что им сказал Ремус, но его друзья уже не спорили и выглядели даже несколько подавленными.

- Впечатляет, - с восхищением сказал он Люпину.

Тот улыбнулся, его явно забавляла эта ситуация, и пояснил:

- Я просто спокойно напомнил им кое-что.

Фред фыркнул:

- Ну да. Я чувствую себя так, будто меня как следует выпороли и теперь мне интересно, куда я положил свое недописанное эссе.

- Я испытываю точно такую же потребность, - согласился Джордж. - Несмотря на то, что с тех пор прошло несколько лет.

- Должен признать, что его способность убеждать более эффективна, чем мамина, - хмуро сказал Рон. Джинни кивнула, соглашаясь с ним.

Гермиона закатила глаза, выслушав все это, и пояснила извиняющимся тоном:

- Что бы они ни говорили, Ремус просто отругал нас за то, что мы плохо обращаемся с тобой, а у тебя и без того много проблем.

Гарри пожал плечами, он чувствовал себя неловко.

- Я просто устал от того, что меня на каждом шагу засыпают вопросами. Нравится ли кому-то происходящее, и мои решения в том числе, или нет, но это должно быть сделано.

- Я попытаюсь исправиться, - тихо сказала Гермиона, и все остальные закивали головами, соглашаясь с ней.

- Спасибо, - ответил Гарри.
------------------------------------------------------------

Следующая пара часов была едва ли не самой трудной в жизни Поттера. Посещение кладбища, где были похоронены его родители, сильно подействовало на него, и он подумал о том, что Драко, наверно, был прав, когда говорил, что ему лучше пойти сюда в другой день. Но он не думал, что какой-то день вообще мог быть подходящим для этого.

Действительно, видеть имена родителей, выбитые на могильной плите, было очень больно. Гарри не понимал, почему это так действует на него, ведь он давно знал, что они умерли. Более того, он слышал как они умирают, каждый раз, когда к нему приближались дементоры. Черт, он даже видел их призраки на кладбище рядом с Риддл Мэнор. Но почему-то ему все равно было очень тяжело.

Он был шокирован, узнав, что могила Сириуса находится здесь же - ведь после его смерти предавать земле было нечего. Ремус пояснил, что Сириус хотел быть похороненным здесь. Было тело или нет, но он выполнил волю друга.

Гарри смотрел на выгравированные имена, и по его щекам лились слезы, сердце ныло. Ремус и Джинни принесли цветы, аромат которых наполнил воздух.

Конечно, одно это было достаточной причиной для того, чтобы убить Волдеморта - юноша ощущал, что горе поглотило его целиком. Он опустился на колени и склонил голову.

Воздух вокруг него замерцал, и Поттер внезапно оказался укрытым мантией-невидимкой.

- Гарри?

- Это так больно, Драко, - хрипло прошептал юноша.

- Мне очень жаль, Гарри, - беспомощно отозвался Малфой.

Поттер понял, что глаза его бойфренда полны вот-вот готовых пролиться слез, и почему-то… почему-то ему стало от этого легче. Драко в прошлом не раз оскорблял память его родителей. Но Гарри знал, что больше такого не повторится. Укрыв любовника мантией-невидимкой, Драко обнял его.

Наконец, Поттер взял себя в руки и решил, что пора уходить. Он подошел к Ремусу и Джинни, Драко шел рядом, положив руку ему на спину.

- Где все остальные? - тихо спросил Гарри.

- Я отправил их пока посидеть в пабе и подождать нас, - пояснил Ремус.
Юноша вопросительно посмотрел на Джинни.

- Рон и Гермиона думают, что я пошла утешить тебя, - сказала она, улыбаясь сквозь слезы. - Хотя, ты почему-то выглядишь куда лучше, чем я.

Гарри выдавил слабую улыбку:

- Мне посчастливилось поближе узнать одного самовлюбленного типа, которому известно множество косметических чар и который понимает, насколько важно иметь надлежащий внешний вид.

Джинни засмеялась. Ее смех звучал несколько неуверенно, но все же это был смех. Они оба немного вздрогнули, когда воздух рядом с ним замерцал, а потом Драко втащил Джинни под мантию-невидимку.

Гарри изумленно тряхнул головой, абсолютно уверенный, что Драко сейчас приводит ее в презентабельный вид. Конечно, в теперешнем состоянии они не могли вернуться к остальным - он выглядел как огурчик, а Джинни была совершенно убитой.

- Ты в порядке, Гарри? - обеспокоенно спросил Ремус.

Поттер шагнул к нему и крепко обнял.

- Я должен задать тебе тот же вопрос, - сказал он приглушенным голосом.

- Я много раз бывал здесь, - прошептал оборотень. - Этот визит для тебя, а не для меня.

- Я не думал, что будет настолько тяжело.

- Это всегда будет трудно. Хотя со временем станет немного легче.

- Я рад, что ты здесь, - тихо сказал юноша. Он отодвинулся и посмотрел на Ремуса.

Тот мягко улыбнулся:

- У тебя очень умный молодой человек.

Поттер посмотрел туда, где предположительно находились Драко и Джинни, а потом бросил взгляд на могильные камни.

- Ты думаешь, они были бы рады за меня?

- Гарри, все, чего они хотели - чтобы ты был счастлив. Если ты счастлив, то и они были бы довольны.

- Но… - Гарри никак не мог сформулировать свою мысль, учитывая, что некоторые вещи было говорить просто небезопасно. Он же парень, и он встречается с Малфоем. Его родители и Сириус действительно обрадовались бы этому?

Кажется, Ремус понял его без слов. Он выглядел очень грустным, но улыбнулся, когда юноша повернулся к нему.

- Признаю, что если бы они были живы, то Джеймс и Сириус, наверно, подняли бы много крика, настаивая на том, что нужно проверить, не находишься ли ты под действием Империуса или какого-нибудь зелья, или придумали что-нибудь еще, - сказал Ремус, усмехаясь с нежностью. - А вот Лили приняла бы твоего парня с распростертыми объятиями.

- Правда? - удивленно спросил Гарри.

- Правда, - кивнул Ремус. - Она бы увидела то, что вижу я. То, что вы счастливы вместе, - он улыбнулся шире, сощуривая глаза. - Лили была очень умной женщиной, и она, конечно, увидела бы, что вы оба упрямы, и поняла бы, что бесполезно пытаться помешать вашим отношениям. А вот Джеймс и Сириус настаивали бы на своем, и им понадобилось бы немало времени, чтобы признать свое поражение. Вы представляете собой довольно впечатляющую пару.

Гарри пожал плечами и слабо улыбнулся, когда снова появилась Джинни. Его улыбка стала шире, когда он увидел, что теперь она выглядела определенно лучше - все признаки того, что девушка недавно плакала, исчезли, но она казалась немного смущенной.

- Ты в порядке, Джинни?

- Кто знает, - просто ответила она.

- Ты просто почаще вспоминай, что он - мой, - сказал Гарри, ухмыляясь.

Джинни явно опешила:

- Я не хочу его. Но я была бы не прочь, если бы у меня был кто-то, кто заботился бы обо мне так, как он заботится о тебе. Может, мне тоже поискать среди слизеринцев?

Гарри засмеялся, снова почувствовав на своей спине теплую руку Драко.

Ремус тоже усмехнулся.

- О слизеринцах можно сказать немало хорошего, - согласился он.

Гарри и Джинни удивленно посмотрели на него, но потом Поттер подозрительно прищурился:

- Ремус?

- Думаю, что нам пора присоединиться к остальным, - спокойно произнес оборотень, но его губы все еще кривились в озорной улыбке.

Гарри прогнал подозрения насчет Ремуса и Северуса, когда Джинни подхватила его под руку.

- Джинни, что ты делаешь?

- Создаю видимость, - весело сказала она. - Не волнуйся, у меня есть на это разрешение.

- И кто дал тебе это разрешение? - недоверчиво поинтересовался Гарри.

- Конечно тот, кто не хочет, чтобы Рон и Гермиона что-то заподозрили, - беспечно ответила она.

Плечо Гарри сжали в знак подтверждения, но он не был уверен, что это нужно воспринимать именно так. Было немного странно, что его бывшая девушка получила подобное разрешение от его нынешнего бойфренда, особенно учитывая, кем был этот самый бойфренд.

- Мы не вместе, - сказал он, ему нужно было до конца прояснить этот момент. - Я не буду тебя целовать.

- Аххх, а ты так хорошо целуешься… - поддразнила она, но внезапно взвизгнула и отскочила от Поттера.

Тот ухмыльнулся:

- Полагаю, это было предупреждение.

- Я просто пошутила, - беззлобно проворчала Джинни.

Они молча вышли за кладбищенские ворота, и Гарри оглянулся. Он знал, что его жизнь была очень странной, но он был здесь. Он был жив. Ему было чертовски больно, что родителей и Сириуса не было с ним, но он снова поклялся отомстить за их смерти.

Поттер понял, что произнес это вслух, когда услышал голос Ремуса.

- Отомстить за их смерти… Но помни - они хотели бы, чтобы ты жил и был счастлив. Они не хотели бы, чтобы мы всю свою жизнь провели в горести и печали.

Юноша посмотрел на Ремуса и медленно кивнул, тот на минуту зажмурился, а потом кивнул в ответ.

Гарри глубоко вздохнул и посмотрел на Джинни:

- Ну что, пойдем и поищем моих самозваных сторожей?

- Конечно, - сказал она и взяла его за руку.

Поттер посмотрел на их сцепленные руки.

- Думаю, нам нужно поговорить об одном слизеринце, который заинтересовался тобой, - сухо сказал он.

- Ты серьезно?

- Что ты думаешь о Блейзе Забини? - спросил Гарри, пожимая плечами.

Джинни моргнула.

- Это тот парень, который всегда бывал на собраниях у Слагхорна?

Поттер кивнул.

Она задумчиво наклонила голову.

- Ну, я его почти не знаю и не имею представления о его политических взглядах, но он симпатичный. Мне нравятся темноволосые, симпатичные, мрачноватые парни, - сказала девушка с ухмылкой.

Ремус засмеялся, а Гарри ударили по плечу, это, по его мнению, означало, что Драко тоже смеется, и он беззлобно одернул ее:

- Помолчи уж. Мы не меня обсуждаем. Я пытаюсь выяснить, заинтересована ли ты в том, чтобы встречаться с Забини.

Джинни покосилась на него:

- Ты знаешь о нем что-то, чего не знаю я?

- Возможно, - признался Гарри.

Она кивнула, понимая, что было небезопасно продолжать этот разговор, поскольку они уже пришли - Ремус жестом показал, что паб, где их ждали все остальные, рядом.

- А разве он не встречается с Дафной Гринграсс? - спросила Джинни, задержавшись у входа.

- Нет, уже не встречается. А откуда ты это знаешь? - воскликнул Гарри. - Что, только я не в курсе таких дел?

- Возможно. Ты, как правило, бываешь очень невежественным в подобных делах. Не могу понять, как ты вообще ухитрился кого-то найти, - Джинни хихикнула.

- Пффф! - фыркнул Гарри. - Я воспользовался тем, чему научился у тебя, и у меня все получилось.

Джинни озорно улыбнулась:

- Это же не значит, что ему не пришлось прыгать тебе на шею посреди комнаты, полной народа, чтобы ты его заметил?

- Джинни! - воскликнул Поттер, чувствуя, что его щеки заалели, и понимая, что их слышал Драко, равно как и Ремус. Он не собирался говорить ей, что, по сути дела, сам прыгнул на шею Малфою этим летом, но был уверен, что тот догадается, о чем идет речь. Он мог надеяться только на то, что Драко не воспользуется шансом, чтобы узнать от его бывшей подруги, как изводить бойфренда.

Подумав об этом, он уныло улыбнулся. Малфой, наверно, сейчас умирает со смеху под мантией-невидимкой.

Когда они вошли в маленький паб, Джинни еще улыбалась. Гарри придержал дверь и убедился, что Драко проскользнул внутрь вслед за Ремусом. Они присоединились к своим друзьям, сидевшим в углу комнаты за большим столом. Фред и Джордж ухмылялись им, а Рон и Гермиона выглядели изумленными.

- Эй, Гарри! - жизнерадостно окликнул его Фред, когда они подошли. - Ты можешь сесть рядом со мной.

Поттер осторожно посмотрел на него, размышляя, какую шутку они решили с ним сыграть на этот раз. Он вопросительно глянул на Рона с Гермионой, пытаясь по ним догадаться, что его ждет.

- Я не думаю, что тут какой-то подвох, старина, - сказал Рон, закатывая глаза в ответ на гримасничанье брата. - Они просто дурачились все это время, выдумывая истории про тебя и твоего воображаемого друга.

- У меня появился воображаемый друг? - спросил Гарри и посмотрел на близнецов, вопросительно подняв бровь. Фред устроил целое театральное представление, медленно выдвигая для Поттера стул из-за стола. Гарри был абсолютно уверен, что Драко воспользовался удобным случаем и сел рядом с Джорджем.

- Я говорила им, что это неуместно, - неодобрительно сказала Гермиона.

- Ты просто не умеешь веселиться, Гермиона, - возразил Джордж. - Давай, Гарри, я уверен, что твой друг хочет, чтобы ты сел рядом с ним.

Джинни хихикала, а Ремус изумленно смотрел, как они поставили два стула между Фредом и Гермионой. Покачав головой, Поттер сел рядом с Фредом. Он был уверен, что почувствовал, как Драко коснулся его ноги.

- А что, есть какая-то особая причина, чтобы у меня появился воображаемый друг? - с любопытством спросил Гарри, интересуясь, какую историю состряпала эта парочка, чтобы дать возможность Драко сесть рядом с ним.

- Совершенно нелепая, - фыркнула Гермиона. - Просто им было скучно, - она окинула Гарри критическим взглядом. - Я не ожидала, что ты вернешься, выглядя таким… довольным.

Юноша пожал плечами:

- Просто мы по дороге разговаривали с Ремусом и Джинни.

- Ну, и что мы будем делать дальше? - спросил Рон.

Гарри почувствовал, что его беззаботность быстро испаряется. Он с трудом избавился от мрачных эмоций, а его так быстро вернули в исходное состояние… Поттер был вынужден задаться вопросом: как ему до сих пор удалось не сойти с ума?

- Гарри, у тебя есть план действий? - спросила Гермиона, пока тот исподтишка возводил вокруг стола заглушающие чары.

- Разве я когда-нибудь действовал по плану? - саркастически отозвался он.

- Гарри! - одернула его Гермиона.

- Гермиона, не начинай все сначала, - предостерег ее Поттер.

- Эээ, Гарри, я не думаю, что прийти сюда было разумно, - сказал Рон, осторожно оглядываясь по сторонам, хотя вряд ли ожидал увидеть что-то опасное.

- Рон прав. Он закончил все свои дела в Годриковой Лощине, когда… ну, когда ты был маленький. У него не было причины возвращаться сюда с тех пор, как он… закончил свои дела другим способом, - взгляд Гермионы метался по сторонам, девушка осторожно выбирала слова.

Гарри тяжело вздохнул:

- Знаю. Я должен был побывать в прошлом, в котором еще ни разу не был, а это место для него действительно невезучее.

- Ну и почему мы тогда здесь? Мы знаем много других мест, которые нужно проверить и где больше надежды на успех. Например, сиротский приют, - не унималась она.

- Это должно быть где-то здесь, - сказал Гарри, ероша волосы. - Сиротский приют был значимым местом, но он уже использовал его однажды, я имею в виду пещеру. А это место гораздо значимее любого другого, которые мы обсуждали. Годрикова Лощина очень подходит, - упрямо сказал он.

За те месяцы, которые прошли с тех пор, как Дамблдор рассказал им о хоркруксах, они обсудили множество возможных мест их нахождения, но с точки зрения Гарри, ни одно из них не подходило так, как Годрикова Лощина.

- Ремус, кто-нибудь был в доме моих родителей после возрождения Волдеморта? - вдруг спросил Поттер.

- Гарри, там и дома-то больше нет. Когда Волдеморт напал на них, дом оказался практически стерт с лица земли, - тихо ответил Люпин.

- Это я знаю, - нетерпеливо ответил юноша. - Хагрид говорил мне. И уж конечно то, что осталось, давно растащили магглы. Но кто-нибудь был там после возрождения Волдеморта?

Ремус нахмурился:

- Я не знаю, Гарри. Вряд ли у кого нашлась причина побывать там. Этот участок твой, теперь ты достаточно взрослый и можешь делать с ним все, что пожелаешь. Я знаю только, что защитных чар там нет уже долгие годы.

- Дамблдор обязательно проверил бы его, - рассудительно сказала Гермиона.

- Он не проверил как следует и то место, где были мы с Джинни, - заметил Поттер, стараясь подавить шок от известия, что у него была собственность. - И я не думаю, что кто-то был там после его смерти.

- Да, это так, - согласилась Гермиона.

- Волдеморт мог легко попасть туда после смерти Дамблдора, и я более чем уверен, что так оно и было, - настойчиво говорил Гарри. - Это - значимое место, оно связано с Гриффиндором, и он видел в этом способ рассчитаться за свою неудачу. И, кроме того, это способ отмстить мне, даже если он полагал, что никто, кроме него, об этом не узнает. Так что, по совокупности обстоятельств, место очень подходящее.

- А что если он этого еще не сделал? - спросил Рон.

Гарри покачал головой, удрученный тем, как складывалась ситуация, и попытался объяснить, что им движет, хотя и сам до конца не понимал этого.

- Может, и не сделал, - неохотно согласился он. - Но я полагаю… он должен был сделать это вскоре после смерти Дамблдора. Как способ отпраздновать, - с горечью сказал юноша. - Такой поступок вполне в его духе.

- Меня немного тревожит, когда ты начинаешь думать как Волдеморт, - сказала Гермиона, поморщившись от отвращения. И неохотно признала, - но это очень логично.

- А разве это не было бы еще более логично, если бы мы просто пошли туда и все проверили, вместо того, чтобы сидеть и переливать из пустого в порожнее? - спросил Рон.

- Участок, на котором стоял дом, находится на окраине городка, он укрыт от посторонних глаз, - сказал Ремус. - Мы можем спокойно пообедать, а потом пойти туда.



Глава 28.

Они вышли из паба и не спеша пошли по городку. Вообще-то, считалось, что Гарри, Рон и Гермиона ищут какие-нибудь подсказки, которые помогли бы им найти ответ на интересующий их вопрос, но Поттер поймал себя на том, что просто разглядывает городок, возникший на месте старой маленькой деревушки. Чем-то он напоминал ему Хогсмид, несмотря на то, что тут жили и магглы, и маги.

Еще Гарри немного смутило, что его здесь узнают. Кое-кто ему приветственно кивал, несколько человек даже сказали при этом «мистер Поттер». Но все были не более чем радушны и вежливы, и никто не суетился из-за его появления.

Ремус вел их по заросшей дорожке, которая была спрятана среди деревьев, пока они не пришли на большой заросший травой участок. Окруженный со всех сторон деревьями, он был надежно укрыт от посторонних глаз. Тропинка, огибавшая границу участка, привела к месту, где когда-то стоял дом.

Гарри был удивлен, увидев, что там, где много лет назад, судя по всему, были мамины клумбы, до сих пор растут цветы. Если не обращать внимания на неухоженные газоны и цветники, тут было очень красиво, и он не мог не заметить, что за домом вполне хватало места для игры в квиддич.

Вид дома, разрушенного почти до основания, уничтожал возникшее было ощущение покоя. Гарри медленно подошел к руинам, которые когда-то были жилищем, где он провел первые пятнадцать месяцев своей жизни. Юноша поднялся на оставшееся нетронутым крыльцо, но входной двери тут не было. Лишь возвышались остатки стен и фрагмент лестницы. Все остальное представляло собой кучу осколков камня и дерева.

Что-то тут было... не так.

Гарри сразу же вышел из своего задумчивого состояния, когда воздух прямо перед ним слегка замерцал. Драко немного высунулся из-под мантии-невидимки - ровно настолько, чтобы его было слышно, и прошипел:

- Метку жжет. По-моему, он знает, что ты здесь.

У Гарри не было времени на расспросы. Он почувствовал покалывание магии, когда поднимался на крыльцо, но решил, что это старые охранные чары. Поттер, немедленно приходя в состояние боевой готовности, повернулся к своим спутникам, которые держались позади, соблюдая почтительное расстояние.

- Думаю, я активизировал какие-то охранные чары, которые дали Волдеморту знать, что я здесь, - поспешно сообщил он.

- Значит, нужно быстрее уходить отсюда! - воскликнула Джинни.

- Нет, это значит, что мне нужно остаться, - резко возразил юноша.

- Гарри! Ты этого не знаешь! - крикнула Гермиона, в ее голосе звучала тревога.

- Ты права. Я этого не знаю, - закричал он в ответ, - но я не могу позволить себе не рискнуть.

- Пусть наложат на себя чары невидимости, - прошипел Драко ему на ухо. - Немедленно!

Гарри помедлил несколько секунд, осмысливая его слова, и отдал соответствующее распоряжение. Он позаимствовал у Гермионы ручку и пергамент и, пока друзья произносили заклинания, написал записку МакГонагалл.

Возможно нападение на Годрикову Лощину. Прямо сейчас!

Он вызвал Фоукса и отправил записку с ним. А уже через несколько секунд послышались громкие хлопки аппарации и на лужайке перед домом появились Пожиратели Смерти. Его шрам будто взорвался от боли - он понял, что вместе с ними прибыл Волдеморт.

Теперь Гарри был более чем уверен, что хоркрукс спрятан именно здесь. Здесь - где Волдеморт убил его родителей и пытался убить его самого.

Вначале ему удавалось сдерживать свою злость - он чувствовал себя подавленным после посещения кладбища. А теперь, когда юноша смотрел на Волдеморта и, по меньшей мере, на двадцать Пожирателей, то чувствовал, как его охватывает слепая ярость.

Поттер видел, что они осторожно оглядываются по сторонам, пытаясь найти его и определить, нет ли с ним кого еще.

- Где он? - крикнул кто-то.

- Он здесь, - спокойно ответил Волдеморт. - Я чувствую его присутствие.

Сердце Гарри тяжело бухало в груди. Голова просто раскалывалась от боли. Он еще не был готов сразиться с Волдемортом. Надо было найти способ отделаться от него, сохранив при этом жизнь себе и своим друзьям. Юноша подумал, что, вообще-то, это было все, что от него требовалось. Хотел бы он еще знать, как это сделать. Его взгляд метался по сторонам, пытаясь зацепить хоть что-нибудь, что могло бы помочь им продержаться до тех пор, пока не появятся члены Ордена.

Вдруг позади Пожирателей взорвался яркий, громкий фейерверк. Гарри воспользовался удобным случаем и бросил в них пару оглушающих заклинаний, а потом быстренько перебежал на другое место. Кажется, остальные сделали то же самое, потому что несколько Пожирателей упали - они явно не ожидали нападения.

- Гарри Поттер! Я знаю, что ты здесь! - в бешенстве заорал Волдеморт. - Выйди, покажись!

Как ни велик был соблазн ответить на вызов, Гарри промолчал, наблюдая и выжидая.

- Ах, бедненький маленький Поттер боится сражаться как мужчина, - прозвучал насмешливый женский голос, и Гарри в ярости раздул ноздри. - Поиграем в прятки - как дети.

- Тихо! - приказал Волдеморт Беллатрисе. - Поттер, я не буду играть с тобой в эти игры.

Тут взорвался еще один фейерверк, на этот раз по обе стороны от Пожирателей. Гарри с друзьями бросили еще несколько оглушающих заклинаний и снова переместились, чтобы их местонахождение нельзя было вычислить.

- Хватит этих детских игр, - холодно сказал Волдеморт. Он взмахнул палочкой, и чары невидимости развеялись.

Поттеру быстро глянул на друзей. Они были в полном порядке, но растянуты слишком широкой цепью вокруг Пожирателей. Ремус неожиданно аппарировал, появился рядом с Джинни, схватил ее, и через пару секунд они очутились рядом с Гарри. Остальные последовали его примеру.

Волдеморт поднял руку, чтобы остановить готовых броситься в атаку Пожирателей, и издевательски засмеялся над Поттером:

- Какая у тебя жалкая кучка последователей.

Гарри вызывающе посмотрел на него и сделал шаг вперед. Он надеялся, что ему удастся удержать Волдеморта от активных действий до тех пор, пока не прибудут орденцы, а может даже и авроры.

- У меня нет последователей, у меня есть друзья, - заявил юноша.
Волдеморт безжалостно рассмеялся, а вместе с ним и большинство Пожирателей.

- А я-то думал, что ты стал достаточно взрослым, чтобы понять, насколько бесполезны друзья. Сила - вот что имеет значение, Гарри Поттер.

- У меня есть сила, которая тебе неизвестна! - неосторожно выпалил Гарри.

- Ты явно ничего не знаешь о силе, - спокойно произнес Волдеморт. - Ты - всего лишь жалкий ребенок, играющий в глупые игры.

Поттер насмешливо фыркнул.

- Игры? Я не слепой идиот, который играет в последователя какого-то хренова лидера, - он презрительно усмехнулся и поглядел на Пожирателей, стоявших по обе стороны от Волдеморта на шаг позади.
Те двинулись вперед, разозленные его язвительным замечанием. Волдеморт остановил их одним лишь предупреждающим жестом. Его щелевидные красные глаза пристально уставились на юношу.

- Круцио!

Волдеморт взмахнул палочкой, и тело Гарри затопила боль. Он пронзительно закричал, забившись в судорогах. По его жилам тек огонь, а шрам горел, прожигая насквозь череп.

Потом Поттер вдруг снова оказался в сознании. Он обнаружил, что лежит на земле, но не помнил, как там оказался. Юноша подтянул ноги к животу и встал на колени, согнувшись, не уверенный, что сможет подняться, и пока пытался сориентироваться в обстановке.

Прищурив глаза от солнца и боли, он бросил взгляд по сторонам. Вроде бы у его друзей не было травм, но они выглядели смертельно испуганными и, кажется, застыли на месте. Он не знал - буквально или нет.

Услышав еще один взрыв злобного хохота Пожирателей, Гарри посмотрел на них и увидел, что те стоят, направив палочки на его друзей, лишая их какой-либо возможности действовать.

Он посмотрел в красные глаза своего мучителя и медленно выпрямился, удивленный, что палочка до сих пор находится у него в руке. Волдеморт просто играл с ним.

- Зачем ты пришел сюда, Поттер? - требовательно спросил тот.

Гарри понимал, что именно интересует Темного Лорда, но не собирался сообщать, что ему известно о хоркруксах.

- Это моя собственность! - выкрикнул он, из-за хрипоты его голос звучал сердито. - Когда-то ты отнял у меня дом, и я пришел сюда, чтобы его вернуть! Через три дня мне исполнится семнадцать, и я, наконец, стану достаточно взрослым, чтобы объявить о своих законных правах на него.

- Ты не доживешь до семнадцати, - сказал Волдеморт, мерзко ухмыляясь, он явно был доволен ответом юноши.

- Ты ошибаешься! - выкрикнул Поттер, с вызовом глядя на него. - Я не позволю тебе победить!

- Я - повелитель, - прошипел Волдеморт. - Я - единственный, кто может победить, благодаря тем способностям, которыми обладаю.

Гарри услышал, что люди, находившиеся позади него, беспокойно задвигались, и понял, что Риддл сейчас говорил не по-английски, а на парселтанге.

Он угрожающе прищурился и ответил, тоже на парселтанге.

- Я уже сказал тебе минуту назад, что у меня есть сила, которая тебе неизвестна. Убьешь меня и никогда не узнаешь, какая именно.

Поттер увидел в глазах Волдеморта вспышку удивления.

- Значит, меня проинформировали правильно, - прошипел тот. - Тебе известен язык змей.

Гарри злобно ухмыльнулся:

- Да. Ты не верил в это? Тебе хотелось думать, что ты один обладаешь такой способностью?

Он ненадолго замолчал, прежде чем продолжить, и решил все же рискнуть:

- Ты совершишь глупость, если опять попытаешься убить меня, так и не узнав, что еще я могу. К тому же, в отличие от тебя, я знаю полное содержание пророчества. А как насчет других способностей Избранного, Гарри Поттера, а?

Волдеморт молча смотрел на него, размышляя над тем, насколько правдивы слова Гарри. Юноша сосредоточился на усилении ментальных щитов - у него было много секретов, которые надо было сохранить. Его не волновало, что Волдеморт может заподозрить его во лжи, потому что он говорил чистую правду. Плохо, что Риддл не считал «способности» Гарри достойными изучения. Его надо было заставить думать иначе.

Юноша чувствовал, как Волдеморт проверяет на прочность его ментальные щиты, поскольку они продолжали пристально смотреть друг другу в глаза. И в это мгновение послышались громкие хлопки аппарации, вокруг них сразу же завязались поединки - то тут, то там воздвигались щитовые чары - и Волдеморт пришел в бешенство.

- Я не знаю, как ты вызвал помощь, но я еще вернусь за тобой, Гарри Поттер, - прошипел он.

Волдеморт со своими приспешниками аппарировали. Как только они убрались, Гарри упал на колени, его вырвало. Чьи-то руки сразу же поддержали его. Он был очень благодарен, поскольку едва не уткнулся в землю лицом, пытаясь одновременно схватиться за живот и прижать ладонь к разрывавшемуся от боли шраму.

Полностью избавившись от содержимого своего желудка, Поттер выпрямился и сел на корточки, закрыв глаза и жалобно постанывая. Он услышал, как Гермиона поспешно накладывает на него Скарджифай.

- Гарри, ты в порядке?

Она начала вытирать ему лицо влажным платком. Поттер все еще прижимал руку к шраму, и девушка осторожно убрала ее, приложив к его лбу еще один влажный платок.

- Гарри, у Ремуса есть для тебя зелья. Я хочу, чтобы ты немного собрался и выпил их. Тебе сразу же станет лучше.

Поттер, осторожно запрокинув голову, послушно глотал содержимое флаконов, которые подносили к его губам. Он не хотел двигаться и не хотел открывать глаза. Даже тот свет, который просвечивал сквозь закрытые веки, казался ему слишком ярким.

Когда боль медленно отступила, Гарри снова начал ориентироваться в том, что творится вокруг. Он слышал шуршание ткани и тихое бормотание. Юноша открыл глаза и прищурился от яркого света. Он застонал, поняв, что его вывернуло наизнанку на глазах у более чем пятидесяти человек.

- Ты в порядке, дружище? - обеспокоенно спросил Рон, его лицо было пепельно-бледным, и веснушки стали заметнее.

- Да, - промямлил Гарри. Он начал вставать на ноги, и Рон помог ему подняться.

К нему подошли несколько человек. Среди них были МакГонагалл, Муди, Шеклболт и Тонкс.

- Мистер Поттер, вы можете объяснить, что именно здесь произошло? - спросила МакГонагалл.

- Твои сопровождающие отказываются что-либо рассказывать, - раздраженно прорычал Муди.

- Даже Ремус, - так же раздраженно вставила Тонкс. Гарри был рад увидеть, что ее волосы при этом остались розовыми.

Он оглянулся на своих друзей. Они выглядели очень потрясенными, но все до одного решительно встали рядом с ним. Рон и Гермиона - по обе стороны от него, близнецы тут же подошли к Рону, Джинни втиснулась между ними, а Ремус находился рядом с Гермионой. Поттер мог спорить, что Драко тоже был где-то поблизости.

- А вы в порядке? - спросил он всех сразу.

- Мы все в порядке, - подчеркнул Ремус. - Только слегка выбиты из колеи тем, что случилось.

Гарри кивнул, потом глубоко вздохнул, собираясь с мыслями. Он посмотрел на МакГонагалл, на остальных орденцев, стоявших перед ним. Люди с беспокойством ждали, что он скажет.

- Я хочу поблагодарить всех вас за то, что вы так быстро пришли, - он старался говорить достаточно громко, чтобы всем было слышно.

- Это действительно был Сами-Знаете-Кто? - раздался чей-то голос.

- Да, это был Волдеморт, - угрюмо сказал Гарри, он услышал, как все ахнули, и увидел, что многие вздрогнули, когда он назвал Темного Лорда по имени. - Он устроил мне западню. Я активизировал охранные чары, благодаря чему он узнал о моем появлении здесь. Поняв это, я сразу же отправил записку МакГонагалл.

Он рассказал, как они наложили на себя чары невидимости, пытаясь задержать Волдеморта и отвлечь внимание его приспешников. Кто-то снисходительно поинтересовался, как фейерверки могли остановить Пожирателей. Гарри решил, что этот человек точно не видел, что происходило у «Сладкого королевства» во время битвы в Хогсмиде.

- Фред, Джордж, - спокойно сказал он, - продемонстрируйте, пожалуйста.

Те быстро наложили друг на друга чары невидимости.

- На счет тридцать, - скомандовал Джордж. Они нарочно начали считать вслух. Когда счет дошел до десяти, воцарилась тишина - все ждали.
Гарри ухмыльнулся. Многие члены Ордена подпрыгнули, когда по обе стороны от них одновременно прозвучали взрывы. Когда все снова повернулись к нему, Поттер пояснил, что пока Пожиратели пытались понять, в чем дело, он и его друзья оглушали их Ступефаями.

- У вас довольно своеобразные способы вести сражение, Поттер, - признался весьма впечатленный Шеклболт.

Гарри кивнул, принимая комплимент.

- Когда имеешь дело с Волдемортом, учишься импровизировать, чтобы остаться в живых.

- Вы репетировали это? - спросила МакГонагалл, хмурясь.

Гарри покачал головой:

- Нет. Просто мы хорошо сработались. Мы все учились у Ремуса, а потом вместе занимались в АД. На наше счастье, нам удалось продержаться довольно долго, пока Волдеморт не демаскировал нас.

При других обстоятельствах, он бы сказал, что это Драко предупредил его о Волдеморте и предложил использовать чары невидимости. И Гарри был уверен, что именно он взорвал первый фейерверк. Но пока что об этом надо было молчать.

Поттер продолжил рассказ, старательно избегая упоминать их с Темным Лордом разговор на парселтанге. Он сказал только, что пытался отвлечь Волдеморта пустой болтовней, дожидаясь помощи, поскольку их группа не была готова к полноценному сражению.

- Да, это была самая короткая битва, в которой я когда-либо участвовала, - весело сказала Тонкс.

Гарри ухмыльнулся.

- Волдеморт устроил мне ловушку, но не ожидал, что я смогу послать за подмогой. Если бы вы не появились, я бы попал в серьезную передрягу, - он посмотрел на МакГонагалл, - профессор, могу я поговорить с вами с глазу на глаз до того, как все уйдут?

Он увидел, что друзья нахмурились, но проигнорировал это. Они с МакГонагалл отошли немного в сторону, и Гарри воздвиг вокруг них заглушающие чары.

- Что такое, мистер Поттер? - спросила она, позволяя себе проявить беспокойство.

- Волдеморт вернется сюда, а я не могу этого допустить, - быстро сказал он. - Я не хочу, чтобы кто-нибудь догадывался о значимости этого места. Надеюсь, что вы поможете мне. Вы не знаете, кому можно довериться и попросить помочь установить здесь охранные чары, и кто к тому же хорош в подобных заклинаниях?

- А как вы это объясните всем остальным?

- Так же, как и Волдеморту. Мне скоро исполняется семнадцать, и я собираюсь предъявить законные права на эту усадьбу, - Гарри пожал плечами.

МакГонагалл подняла брови:

- А разве вы здесь не поэтому?

Гарри покачал головой, выражение его лица было очень серьезным.

- Нет, не поэтому, но крайне важно, чтобы никто об этом не догадался. Я просто пытался обмануть Волдеморта, и надеюсь держать его в неведении как можно дольше. Тут обязательно нужно установить охранные чары, причем сейчас, потому что он вернется.

МакГонагалл усмехнулась:

- У вас за спиной группа очень преданных вам людей.

- Среди которых и вы.

Она вздрогнула, но кивнула, соглашаясь.

- Я соберу подходящих людей, и мы немедленно начнем устанавливать защиту.

- Спасибо, - сказал Гарри и снял заглушающие чары. Он увидел, что МакГонагалл попросила кое-кого из орденцев остаться и помочь ей, а остальных отпустила. Юноша был рад заметить, что всех оставшихся он знал лично.

Ремус заспешил к ним на помощь, а Гарри направился к друзьям, которые сейчас сидели на крыльце. Он сел рядом с ними и с облегчением вздохнул, когда почувствовал, что Драко коснулся его плеча. Прежде чем что-либо сказать, он на всякий случай возвел вокруг крыльца заглушающие чары.

- Черт побери, старина! - заорал Рон, как только заклинание было выполнено. - Я думал, что не бывает ничего хуже, чем наблюдение за твоей стычкой с Люциусом Малфоем! Но она ни в какое сравнение не идет с этим!

Гермиона и Джинни закивали головами, подтверждая свое согласие. Гарри пожал плечами и тихо сказал:

- Той ночью мне пришлось иметь дело и с Волдемортом. Вообще-то, ничто не сравнится с тем, что происходило тогда. Учитывая все обстоятельства, сегодня мы довольно легко отделались.

- Это было «легко»? - слабым голосом спросила Джинни.

- Да, - ответил Поттер. - Никто из нас не пострадал. Никому не пришлось сражаться.

- Ты пострадал сегодня, - возразила Гермиона.

Гарри скривился.

- Это был всего лишь один Круциатус. Но я унизился перед всеми, - пробормотал он.

- А что именно произошло? - полюбопытствовал Фред.

- Ты вроде был в полном порядке, а уже через секунду упал, - подхватил Джордж.

- Мне удавалось держаться, пока Волдеморт был здесь, но как только опасность миновала... - Гарри замолчал, пожимая плечами. Драко успокаивающе поглаживал его по спине, но Поттеру очень хотелось, чтобы его бойфренду не надо было прятаться.

- Не могу поверить, что ты говорил с ним в таком тоне, - восхищенно произнес Рон. - Это было просто великолепно, старина.

- Это не было великолепно, - спокойно возразил Гарри. - Просто я был очень зол и пытался остановить ублюдка.

Джинни насмешливо фыркнула:

- Я чуть не описалась от страха. Поверь мне, Гарри, это было великолепно.

- Ну, не только я остановил его. В этом помогли все вы, - юноша слабо улыбнулся.

- Гарри, а как ты узнал, что он вот-вот появится? - с любопытством спросила Гермиона.

Он не хотел отвечать на этот вопрос, и ему было жаль, что Драко не пользуется тем доверием, которого заслуживает.

- Я ведь активировал его охранные чары. Я почувствовал покалывание магии, когда поднимался по ступенькам, и вначале не обратил на это внимания, но... - он замолчал, позволяя им самим додумать остальное.

- Как бы то ни было, Волдеморт подтвердил, что я прав, - сказал он, меняя тему разговора, и оглянулся на дом. - Она где-то здесь.

- А что он говорил на парселтанге? - спросил Рон.

Гарри расплылся в довольной ухмылке:

- Вот это было великолепно. Гребаный повелитель, мать его.

Он пересказал друзьям содержание их разговора с Волдемортом.

- Ты же не рассказал ему полное содержание пророчества? - в ужасе воскликнула Гермиона.

- Нет, - усмехнулся Гарри. - Теперь он знает, что оно мне известно, и это его пугает. Думаю, мне удалось создать себе запас времени, потому что теперь он беспокоится, что упустил что-то важное, и боится, что с ним что-нибудь случится, если он попытается убить меня. Том не хочет снова оказаться в том же состоянии, что был совсем недавно.

Он не хочет верить, что я и впрямь обладаю какими-то выдающимися способностями, но его немного напрягает, что я могу говорить на парселтанге, - добавил Поттер.

- Ты же не думаешь... - озабоченно начал Рон.

Гарри покачал головой:

- Нет, я так не думаю. Именно поэтому мне пришлось запугивать его пророчеством. Лучше слить ему эту информацию, чем дать понять, что мне известно что-то еще.

- Мы должны искать, - решительно сказала Гермиона.

- Где? - спросил Рон, поднимаясь.

- Она должна быть на виду, - сказал Гарри и тоже поднялся, оглядываясь по сторонам. - Надеюсь, что его охранные чары были установлены и для ее защиты.

Гермиона задумалась.

- Может быть, он принес ее сюда после смерти Дамблдора, - медленно произнесла она, - надеясь, что ты угодишь в ловушку, и он убьет тебя.

- Идея принести ее сюда, а потом, наконец, убить меня, наверняка была для него привлекательной, - согласился Гарри.

- Может, вы нам скажете, что мы ищем? - спросила Джинни. - Нам было бы неплохо это знать.

Поттер обменялся взглядами с Роном и Гермионой.

- Я не знаю, Гарри, - нервно сказала Грейнджер.

Рон пожал плечами:

- Они - моя семья, и они никому ничего не расскажут.

Гермиона неохотно кивнула в знак согласия.

Гарри быстро описал чашу Хаффлпафф и предупредил, что к ней ни в коем случае нельзя прикасаться. Они разделились на группы и начали тщательно осматривать руины.

Два часа спустя Поттер был совершенно подавлен, с головы до ног в грязи, до смерти уставший, у него болело все, что только можно, но они не нашли даже признаков чаши. Ремус с МакГонагалл подошли к ним, чтобы сказать о том, что охранные чары над участком установлены. Остальных помощников уже были отправлены по домам. Они помогли Гарри наложить нужные заклинания, сделав его Хранителем. Теперь Волдеморт сюда попасть не мог.

После того как МакГонагалл ушла, Ремус настроил охранные чары, чтобы Гарри и все остальные могли аппарировать сюда и отсюда. Теперь ни у кого кроме них не было доступа к этому месту.

Юноша испытывал мрачное удовлетворение от того, что Волдеморт совершил такую огромную ошибку. Конечно, он полагал, что будет легко расправиться с Поттером сейчас, когда Дамблдора не стало. Но Гарри спутал ему все карты. Волдеморт серьезно недооценивал его. К сожалению, больше на это рассчитывать не приходилось.

Он сел на верхнюю ступеньку и потер виски.

- Вот, возьми, - тихонько сказал ему Ремус и протянул еще один пузырек с болеутоляющим зельем.

Гарри рассеянно поинтересовался: это Драко ухитрился передать зелье Ремусу, или тот вышел из дома с собственным запасом?

- Не похоже, что она здесь, - разочарованно произнесла Гермиона и села рядом. Все остальные тоже присоединились к ним. Они делали перерыв всего один раз - когда регулировались охранные чары.

- Она должна быть здесь, - раздраженно сказал Гарри.

- А почему она должна быть именно в доме? - спросил Рон.

Гарри и Гермиона ошеломленно посмотрели на него.

- Я так полагаю, - медленно произнес Поттер. - Это в стиле Волдеморта…

- Но это плохая стратегия. Зачем прятать что-то настолько важное в развалинах, которые могут расчистить? - Рон воодушевленно продолжил свою мысль.

Гарри пожал плечами:

- Он так уже делал. Во всяком случае, по словам Дамблдора.

- Он рассчитывал сегодня убить Гарри, - нахмурившись, сказала Гермиона. - Думаю, что он не ожидал, что кто-то расчистит развалины после того, как они столько времени были заброшенными.

- Но ему нравятся холодные сырые места, так? Тогда почему бы ему не спрятать чашу в каком-нибудь подобном месте? - спросил Рон, показывая на колодец, находившийся на довольно значительном расстоянии от дома.

Гарри не заметил этого раньше, но друг был прав. Он вскочил, и уже на полпути к колодцу вдруг понял, что ноги сами несут его туда. Через несколько минут они все стояли вокруг зияющей дыры и всматривались в темноту.

- Ты собираешься спуститься вниз? - спросила Джинни.

Гарри фыркнул и посмотрел на нее:

- Ну, вряд ли мне на этот раз удастся съехать, поскольку колодец уходит вниз вертикально. Но думаю, что Рон абсолютно прав. Место достаточно унылое, темное и сырое.

Джинни кивнула, скривившись от отвращения.

- Не говоря уж о слизи. И что мы будем делать?

- Никаких мы, - рявкнул Рон. - Я сам спущусь с Гарри вниз. А ты на этот раз останешься наверху.

- На этот раз? - переспросил Фред.

- Значит, вам часто приходится делать что-то подобное? - поинтересовался Джордж.

- Довольно часто, - ухмыляясь, признался Гарри. – Гермиона, есть какие-нибудь идеи, как нам туда спуститься?

- Гарри, ты не думаешь, что сначала я должна закончить исследования? - поколебавшись, спросила Грейнджер. - Мы еще не нашли их все.

Поттер нахмурился и переглянулся с Роном. Тот пожал плечами, оставляя за другом право на принятие окончательного решения.

Гермиона продолжила, отстаивая свою точку зрения.

- Мы не знаем, что может оказаться внизу. Ты лучше меня понимаешь, с чем там можно столкнуться. Мы пока не нашли все заклинания, а тебе к тому же надо будет их выучить. По-моему, не имеет смысла спускаться туда дважды, - рассудительно сказала девушка.

- Но мне нужно знать, точно ли она там. А что если нет, и я напрасно трачу время? Тогда мне надо будет искать где-нибудь в другом месте.

- Это место сейчас надежно скрыто. День и так был трудным. Всем нам нужен отдых, а тебе - особенно, - настаивала девушка.

- Как я смогу отдыхать в такой неопределенности? Я должен это сделать, Гермиона.

Грейнджер сердито посмотрела на него, а потом быстро взглянула на остальных.

Поттер взмахнул палочкой, возводя заглушающие чары.

- Гарри, твоя способность говорить на парселтанге и то, что ты уже убил василиска, были вашей главной защитой, когда вы с Джинни ходили в Тайную комнату. Но сейчас ты не знаешь, какими заклинаниями защищен хоркрукс. А если внизу что-то навроде инфери? - ее голос поднялся до пронзительного крика.

Поттер заколебался и еще раз заглянул в колодец. Он должен был признать, что ему совсем не хотелось встретиться с инфери.

- Ты думаешь, он мог опять использовать их, да?

- Я не знаю, Гарри! - сказала Гермиона крайне расстроенно. - Но там - вода, а в прошлый раз они тоже были в воде!

- Ну, я все равно должен рискнуть, - решительно сказал Поттер. - Я должен знать, там она или нет. Волдеморт мог что-то заподозрить и забрать ее. Что если он перепрятал чашу? Например, в сиротский приют.

Гермиона сдалась.

- Ты возьмешь меня с собой? - спросила она, решительно поднимая подбородок.

Гарри пристально посмотрел на нее и кивнул:

- Хорошо.

- Тогда вызови Фоукса - он сможет отнести нас вниз, - улыбнулась девушка.

- Ох, ну конечно! - воскликнул Гарри. Он снял заглушающие чары и вызвал феникса.

Ему пришлось выдержать еще один короткий спор с Джинни и близнецами, но Гарри настоял на своем, указав, что только Рон и Гермиона знают, зачем он идет. Поттер был уверен, что позже его ждет разговор и с Драко. Ремус ничего не сказал, но он явно был обеспокоен. Только Рон выглядел почти счастливым, когда хватался за хвост Фоукса. Через несколько секунд друзья исчезли в колодце.

Они быстро спускались темноту. Гермиона крепко обхватила Гарри за талию, а Рон держался за них обоих. Поттер одной рукой вцепился в перья Фоукса; другую руку он вытянул, крепко зажав палочку, которой освещал их путь.

- Ооо, как я ненавижу летать, - простонала Гермиона.

Они оказались по колено в ледяной воде, и все трое вскрикнули от шока. Они услышали крики друзей, эхом прокатившиеся у них над головами.

- Мы в порядке! Только мокрые! - раздраженно крикнул в ответ Гарри.

Рон хихикнул, и даже Гермиона улыбнулась в ответ на это высказывание.

- Ты не очень-то любишь быть «мокрым», да, Гарри? - поддразнила его Гермиона.

- Зависит от обстоятельств, - проворчал юноша, хмуро улыбаясь. Он посмотрел на них и добавил, - а обстоятельства сейчас неважные.

- Это точно, - согласилась Грейнджер.

- Я мало знаю о колодцах, но если Сами-Знаете-Кто тут был, разве мы не должны увидеть... хоть что-нибудь?

Гарри оглядел замшелые, скользкие каменные стены, окружавшие их.

- У тебя есть нож, Рон? - рассеянно спросил он.

- Да, - осторожно ответил тот. - Чарли дал его мне и велел держать при себе, когда я куда-нибудь пойду с тобой, - признался он.

Поттер оглянулся на него через плечо и засмеялся:

- Ты сейчас подумал, что я тоже должен носить нож, да? Дай мне его.

- Что ты собираешься делать? - спросила Гермиона, Рон тем временем достал из кармана нож и протянул его Гарри.

- Я не так хорошо, как Дамблдор, чувствую, к какому именно месту применяли магию, - ответил Поттер, рассекая левую ладонь.

- Гарри! - громко вскрикнула Гермиона, снова привлекая к ним внимание оставшихся наверху друзей.

Рон успокоил их, а Гарри пошел вдоль стен, прислоняя к камням окровавленную ладонь. Он прошел почти половину пути, когда они увидели серебристую вспышку и в стене открылся проход. Поттер издал триумфальный крик, ухмыляясь ошеломленным друзьям.

- Ну, можно и так решить проблему, - сказала Гермиона.

Она взмахнула палочкой и пробормотала заклинание, отмечая то место, где находился проем, чтобы они могли потом найти его, если понадобится. Потом Грейнджер очистила стены от крови Гарри, не желая оставлять после себя никаких следов.

- Кажется, тут еще один туннель, - сказал Поттер, вглядываясь в темноту.

- Откуда тут мог взяться туннель? - спросил Рон. - Он не может иметь никакого отношения к колодцу.

- Дамблдор проложил туннель от Хогвартса к Визжащей хижине. Так почему бы Волдеморту не проложить туннель здесь? - предположила Гермиона.

Они обменялись взглядами и зажгли Люмосы.

- Что-то мне тут не нравится, - прошептал Рон. - И этот сгущающийся туман...

- Дементоры, - прошептала в ответ Гермиона. Она остановилась сама и остановила Гарри, схватив его за руку. - Гарри, думаю, что Волдеморт оставил дементоров охранять этот хоркрукс.

- Мне они не нравятся, но мы все умеем вызвать Патронусов.

- Гарри, ты не понимаешь. Если дементоры здесь, внизу, то чем они питаются? - спросила Грейнджер, ее глаза широко распахнулись от страха.

- Значит, нам придется иметь дело с очень голодными пожирателями душ, - мрачно произнес Рон.

Гарри и Гермиона повернулись и сердито посмотрели на него.

- А что я такого сказал?

- Почему Волдеморт использовал создания, высасывающие души из людей, для защиты части его души? - недоуменно спросил Гарри.

- Да, это не логично, - жалобно выдавила Гермиона.

- Но ведь они питаются только тем хорошим, что есть в душе, - спокойно рассудил Поттер. - Как ты думаешь, сколько хорошего осталось в части души Волдеморта?

- Наверно, не много, если вообще что-то осталось, - согласилась она. - Но в нас-то есть то, чем они питаются…

- Они не могли питаться животными, - сказал Рон. - Это мы знаем от Сириуса.

На пару минут воцарилось полное молчание, был слышен лишь звук капающей воды.

- Я думаю, - медленно произнес Гарри, - что они вряд ли чем-то питались. Дементоры, доведенные до отчаяния, с большей вероятностью уничтожат любого, кто попытается подойти ближе.

- Но ты все равно попробуешь сделать это, - констатировала Гермиона.

- Я отбивался от этих проклятых тварей черт знает сколько раз, - решительно сказал Поттер. - А втроем мы тем более справимся.

Гермиона на секунду крепко зажмурилась, но, когда он двинулся вперед, молча пошла за ним.

По мере того как они продвигались по туннелю, туман вокруг них становился все плотнее. Гарри чувствовал, что его мысли становятся все мрачнее и депрессивнее. Сражаясь с охватывавшим его отчаянием, он оглянулся на друзей. Его настроение не улучшила написанная на их лицах безысходность.

Стиснув зубы, он сделал еще один поворот и резко остановился. Гермиона и Рон врезались в него, и он покачнулся, пытаясь удержаться на ногах, но поскользнулся и упал. Друзья повалились на него.

Пытаясь смягчить падение, Гарри автоматически вытянул вперед свободную руку. Но вместо того, чтобы смягчить удар, он вывихнул запястье. Он вскрикнул и тут же, проехав по скользкому дну, ударился скулой о камень, выступавший из воды.

Физическая боль почти немедленно была поглощена душевным страданием и ледяным холодом, сопровождавшим приближение дементоров, и это сразу же заставило его остановиться и отбило всякое желание идти дальше.

Вспышки зеленого... вспышки красного... крики его матери... смех Волдеморта... безжизненное тело Седрика... сгущающийся белый туман... шипение... капающая кровь... Дамблдор падает с башни...

- Гарри!

- Нам нужна помощь!

Поттер пришел в себя настолько, чтобы осознать, что Рон поддерживает его, обхватив поперек груди.

- Их слишком много! - крикнула Гермиона. - Гарри, вызови своего Патронуса!

Тот полубессознательно мотнул головой.

- Гарри! - крикнул Рон ему в ухо, грубо встряхивая. - Очнись, дружище!

Гарри снова мотнул головой, сосредотачиваясь на окружающей его действительности. Белая выдра плыла сквозь толпу дементоров, в то время как белый Джек Рассел терьер бегал вокруг них. Рону и Гермионе удалось на какое-то время отогнать дементоров, но сейчас они снова начали наступать.

Закрыв глаза, Гарри попытался не обращать внимания на то, что Рон все еще поддерживает его, и сосредоточился на образе Драко, вспоминая ощущение тепла, комфорта и безопасности, которое давали его объятия.
Открыв глаза, он нацелился палочкой на дементоров и выкрикнул:

- ЭКСПЕКТО ПАТРОНУМ!

Из конца его палочки вырвался серебристый олень и помчался вперед. Тяжело дыша и прижавшись друг к другу, друзья смотрели, как олень, выдра и терьер уничтожают дементоров, пока от них не осталось ничего, кроме плотного белого тумана.

- Куда они подевались? - хрипло прошептал Рон.

- Они не могут умереть, - так же тихо прошептала в ответ Гермиона. - Они преобразуются в туман.

- Тогда мы должны поторопиться, - с мрачной решимостью сказал Гарри.

Друзья посмотрели на него.

- Гарри, ты не можешь идти, - запротестовала Гермиона. - Ты ранен.

Он не обратил на ее слова никакого внимания и двинулся вперед, прижав левую руку к животу. Пройдя такой путь, он уже не мог остановиться. Рон и Гермиона пытались запротестовать, но шли вместе с ним. На этот раз не сзади, а по обе стороны от него.

Их маленькой группе не пришлось идти далеко - вскоре они оказались в большой пещере. Посреди нее стоял каменный постамент с золотой чашей наверху. Постамент был накрыт красным мерцающим куполом магии.

- Цвета Гриффиндора, - выдохнула Гермиона. - Чаша Хаффлпафф.



Глава 29.

Гарри, Рон и Гермиона стояли и смотрели на чашу до тех пор, пока не услышали какие-то звуки, вернувшие их внимание к окружающей действительности. Они обернулись и увидели, что к ним подходят Ремус, Фред с Джорджем и Джинни. Поттер не сомневался, что Драко тоже тут.

- Что вы, черт побери, тут делаете? - крикнул Гарри. Он не дождался ответа, потому что прибывшие тоже уставились на чашу. Поттер почувствовал на своей спине руку Драко - единственного человека, который не мог говорить с ним. Гарри попытался привлечь к себе внимание всех остальных.

- Эй! - крикнул он.

- Гарри, во что ты впутался на этот раз? - резко спросил его Ремус, отрывая взгляд от магического купола в центре пещеры. Он сразу же заметил, что юноша держится за запястье, и спросил, подходя ближе. - Что случилось?

- Я в порядке, - раздраженно сказал Гарри. - Просто вывихнул руку. А какого черта вы тут делаете?

Люпин проигнорировал его вопрос и вытащил палочку:

- Я могу наложить шину, но вот вылечить твою руку мне здесь вряд ли удастся.

- Ремус, я в порядке, - нетерпеливо отмахнулся от него Поттер. - Не знаю, зачем вы пришли, но мне нужно разобраться с этим, - он мотнул головой в сторону магического купола, - а потом надо будет сваливать отсюда, пока дементоры не восстановились... или как там это у них называется.

- Ты не в порядке, Гарри. Мы услышали крики и поспешили сюда, - тихо сказал Люпин, бросив взгляд назад, на чашу. Он повернул голову и встретился с юношей взглядом. - Мы шли сквозь туман. Я не знаю, скольких дементоров вы уничтожили, но уверен, что они не вернутся.

Поттер вздрогнул и удивленно сказал:

- А я считал, что их нельзя уничтожить.

- Все так или иначе может быть уничтожено. Я думал, что ты это понимаешь, Гарри, - Ремус снова оглянулся на середину пещеры.

Юноша проследил за его взглядом и медленно кивнул.

- Профессор, а почему вы так уверены? - наконец заговорила Гермиона.

- Туман уже почти рассеялся, - пояснил Люпин. - А это означает, что они не восстановятся. Когда дементоры ослаблены, их можно уничтожить с помощью Патронусов. Однако они редко когда бывают истощены до такой степени.

- Но поскольку эти твари были заперты здесь, это оказалось возможно, - пробормотал Поттер.

Оборотень кивнул.

- Их сюда поместили временно, Гарри, - торопливо сказала Гермиона. По ее тону было понятно, что она располагает большей информацией, чем хотела бы и могла немедленно поведать.

Юноша смотрел, как Ремус быстро и крепко бинтует его запястье.

- Волдеморт, должно быть, сделал эту пещеру сразу после смерти Дамблдора, - оживленно говорила Грейнджер. - Это логично. Дементоры не могли находиться здесь вечно, но они должны были продержаться достаточно долго в качестве защиты - до тех пор, пока он не схватил и не убил бы тебя. А потом он мог установить более долговременную защиту.

- Он знал, что ты придешь сюда, старина, - сердито сказал Рон. - И оставил их как ловушку для тебя.

- Нет, - решительно покачала головой Гермиона.

- Они не были ловушкой? - тупо переспросил Рон.

- Нет, потому что он больше всего не хотел, чтобы мы нашли ее, - тихо сказал Гарри. И с горечью добавил, - ловушка была в доме. Он знал, что я не мог не прийти туда.

- Вот именно, - удовлетворенно сказала Грейнджер. - Он рассчитывал, что ты умрешь задолго до того, как обнаружишь пещеру.

- Вряд ли стоит таким счастливым тоном говорить о моей смерти, которая планировалась на сегодня, - пробормотал Гарри.

- Послушай, - недовольно фыркнула Гермиона, - ты знаешь, что мой тон относится не к этому. И я очень рада, что ты в полном порядке, - она скривилась, окинула его взглядом и вынесла заключение, - ну, почти в полном.

- Я не рискнул лечить твою щеку, пока рана должным образом не очищена, - вставил Ремус. - По-моему, у тебя еще и на ладони незалеченный порез.

Оборотень закончил бинтовать запястье юноши и заклинанием высушил его одежду.

- Гм, да, - признался Поттер. - Но он не глубокий.

- Гарри нарочно его сделал, - сказала Гермиона, снова нахмурившись.

- Ой! Переживу как-нибудь! - раздраженно огрызнулся он. И добавил многозначительно, - у меня есть дела поважнее.

- Ну, и что это такое? - спросила Джинни, показывая на чашу.

Гарри обменялся взглядами с Роном и Гермионой. Всю правду говорить было ни в коем случае нельзя.

- Чаша, которую я искал, - Поттер подошел ближе к магическому куполу.

- Гарри! - громко вскрикнула Гермиона.

- Что еще? Я стою почти рядом с тобой. Так что незачем кричать, - огрызнулся он.

- Не подходи слишком близко. Ты же знаешь, что случалось в таких случаях раньше.

- Да, знаю, - юноша откровенно сердился. - Потому что я там бывал, а ты - нет. Смотри, что будет.

Не обращая внимания на ее предупреждающие окрики, он сделал последнюю пару шагов и, пренебрегая опасностью, протянул руку, чтобы коснуться магического купола... но был остановлен невидимой преградой.

- Ничего! - крикнул Поттер, поворачиваясь к ним. - Абсолютно ничего не случилось!

Рон и Ремус отступили от него на шаг. Похоже, они шли сзади с намерением оттащить его, если что.

- Как ты узнал, что до него можно дотрагиваться? - слабым голосом спросил Рон.

- Я не знал! - сердито сказал Гарри. - Вернитесь назад!

Гермиона выглядела испуганной, у остальных вид был не лучше. Фред, Джордж и Джинни стояли чуть сбоку и наблюдали за происходящим широко распахнутыми от шока глазами. Он не имел понятия, где все это время находился Драко, но был уверен, что бойфренд жутко зол на него.

Но, как бы то ни было, Поттер понял, что бурливший у него в крови адреналин помог справиться с последствиями от встречи с дементорами. Голова прояснилась, хотя это и не значило, что он был склонен к театральным эффектам.

Он фыркнул - похоже, друзья думали, что он пытался разыграть представление, причем плохое. Они молча ждали. Юноша отвернулся от них и стал внимательно разглядывать купол.

Перекрещивающиеся красные лучи напомнили ему какой-то фильм, который он видел по телевизору. Дадли смотрел что-то про полицейских и грабителей, и Гарри удалось посмотреть вместе с ним, но украдкой. Конечно, это было интересней, чем мыть окно в комнате.

Чем дольше он обозревал обстановку, тем больше она напоминала ему тот фильм. Вместо самого большого в мире алмаза была золотая чаша. Вместо красивой стеклянной витрины - каменный постамент. Вместо лазерных лучей - красный магический купол. И они находились не в музее, а в большой подземной пещере.

- Как в плохом кино, - пробормотал он. Гермиона, услышав его, хохотнула. Юноша обернулся через плечо и улыбнулся ей. - Ты тоже так считаешь?

- Ага, - кивнула она. - Хотя я сильно сомневаюсь, что он сделал это специально. И, конечно, атмосфера более зловещая, - добавила девушка, содрогаясь.

- Ремус, ты знаешь, что это такое? - спросил Поттер.

- Нет, Гарри, не знаю. Я чувствую присутствие Темной магии, но такого мне никогда не доводилось видеть. Это что-то вроде щита, однако я не уверен, что его можно убрать обычным контрзаклинанием. Как правило, контрзаклинанием являются сами щиты.

- Нет! - Гарри встревожился. - Обычные заклинания не годятся. Ни в коем случае не пытайся применить какое-нибудь из них - скорее всего тебя убьет.

- Да, Сами-Знаете-Кто точно устроил какую-то ловушку для того, кто доберется до этого места, - сказал Рон.

- Волдеморт, - в унисон произнесли Гарри с Гермионой и недовольно посмотрели на него.

- Да, он, - согласился Рон, содрогаясь.

Гарри закатил глаза. Они ничего не добились.

- Гермиона, у тебя с собой записи?

- Конечно.

- Ты можешь опознать, что это такое? - резко спросил Поттер и, развернувшись, пристально посмотрел на нее.

Гермиона замялась.

- Можешь? - переспросил Гарри, его голос приобрел угрожающие интонации.

- Ну, да, - призналась девушка. - Это одно из найденных нами заклинаний, и я уже отыскала контрзаклинание, но ты его еще не выучил и не перевел на парселтанг!

- Тогда я выучу его прямо сейчас, - решительно сказал Поттер.

- Гарри, - жалобно произнесла Грейнджер. - Оно относится к Темным искусствам. Нужно время, чтобы как следует освоить его.

- Я не хочу уходить, а потом еще раз возвращаться сюда. Я вполне в состоянии выучить его сейчас, и применить тоже, - нетерпеливо сказал юноша.

- Я не хочу, чтобы оно убило тебя! - резко выкрикнула Гермиона.

- А я и не допущу этого! - закричал в ответ Поттер.

Они сердито смотрели друг на друга, пока между ними не встал Ремус.

- Гермиона, могу я взглянуть на твои записи? - спокойно спросил он.

Девушка явно была расстроена, но не могла возражать профессору, даже если он уже несколько лет таковым фактически не был. Она сняла с плеча сумку и начала в ней рыться, отыскивая записи.

- Гарри, мы можем с тобой поговорить? - осторожно поинтересовался Фред. - Гм, с глазу на глаз?

Поттер с сомнением смотрел на него какое-то время, пока не понял, что это значит.

- Я останусь с Роном, - объявила Джинни и, подойдя к брату, вцепилась в его руку. - Он меня защитит.

Тот ошеломленно посмотрел на нее, но был отвлечен достаточно, чтобы не спорить, а Гарри тем временем скрылся с близнецами в туннеле. Гермиона, похоже, хотела что-то возразить, но Ремус задал ей какой-то вопрос, и она была вынуждена отвечать ему.

Гарри совершенно не был удивлен, что, как только они исчезли из поля зрения Рона и Гермионы, в туннеле материализовался Драко. Фред и Джордж немного отошли от них, и Малфой, предварительно воздвигнув заглушающие чары, начал орать:

- Что ты делаешь, Поттер, черт тебя дери?

Гарри прислонился к стене и слушал вопли бойфренда. Ему все равно больше нечего было делать до тех пор, пока Гермиона с Ремусом не разберутся с заклинанием. Ну, он мог, конечно, предложить лучший способ провести время, но Драко вряд ли был в соответствующем настроении.

- Может, ты поцелуешь меня? - на всякий случай спросил он, перебивая разглагольствования Малфоя о глупых идиотских гриффиндорцах.
Драко сердито глянул на него и проворчал:

- Я не хочу сделать тебе больно.

- А почему от твоего поцелуя мне должно быть больно? - Гарри удивленно заморгал глазами.

Малфой крепко зажмурился и пробормотал:

- Мой бойфренд - самый глупый, идиотский, бесчувственный, чертов болван в мире.

- Я не бесчувственный, - смущенно сказал Гарри.

- О, даже не пытаешь отрицать, что ты идиот, - раздраженно сказал Драко и открыл глаза, чтобы бросить на Поттера еще один сердитый взгляд.

- Я и так знаю, что ты считаешь меня идиотом, - огрызнулся гриффиндорец. - Просто мне не хочется сейчас ругаться с тобой.

Он изобразил самую невинную улыбку и предложил:

- Если тебе от этого будет лучше, то я поругаюсь с тобой из-за этого завтра.

Слизеринец фыркнул и обеспокоенно посмотрел на Гарри.

- Пожалуйста, Драко? - почувствовав, что сопротивление Малфоя дало трещину, Поттер готов был умолять, чтобы получить то, что хотел. - Я замерз, а ты теплый.

- Отойди от стены, - приказал Малфой, а потом тщательно обернул плечи Гарри мантией, которую держал в руке. - Так лучше?

- Нет, - надулся Поттер. - Я хочу, чтобы ты обнял меня.

Драко насторожился, но сунул руки под мантию и обнял бойфренда за талию. Левая рука Поттера была прижата к груди, а правую, здоровую, он положил Малфою на затылок и наклонил его голову к себе, чтобы поцеловать. Тут щеку начало щипать, и это объяснило, почему Драко говорил о боли, но Гарри проигнорировал это досадное обстоятельство и скользнул языком в рот слизеринца сквозь приоткрытые губы.

Нежный поцелуй - все, что сейчас было нужно Гарри. Он не понимал, как простое объятие Драко и его поцелуй могут вызвать у него такое чувство защищенности… Поттер был благодарен, ему ведь стало гораздо лучше.

Драко повернулся так, что теперь он сам опирался на стену, а Гарри прижимался к его груди. Они оба были укрыты мантией-невидимкой. Гриффиндорец прислонился здоровой щекой к плечу Малфоя и тихо вздохнул.

Тот обнял его крепче.

- Гарри, ты в порядке? Я не хочу сделать тебе больнее, чем уже есть.

Поттер не видел его лица, но в голосе блондина слышалось явное беспокойство.

- Я сейчас себя чувствую очень хорошо, - пробормотал Гарри. Наконец-то он, впервые за весь день, мог позволить себе хоть на несколько минут расслабиться.

- Мерлин, Гарри! - воскликнул Драко, не желавший, в отличие бойфренда, стоять молча. - Ты был под Круцио Темного Лорда, на тебя напала целая толпа дементоров, ты вывихнул руку, поранил вторую руку и щеку. Я знаю, что тебе жутко больно и что у тебя наверняка много синяков. Тебе не кажется, что на сегодняшний день достаточно? Тебе обязательно надо попытаться угробить себя, снимая темномагическое проклятье?

- Я не собираюсь гробить себя, - пробормотал Гарри. - Именно поэтому Гермиона сначала выяснит, что это за заклинание и как его снять.

- Между прочим, она испугана до смерти, - раздраженно заметил Малфой. - Ты даже не стал слушать, когда она тебе сказала, что еще не закончила исследование.

- Я и не сомневался, что она его еще не закончила. Гермиона способна вечно заниматься исследованиями. Кроме того, вчера мы нашли большинство заклинаний, какие нам могут понадобиться. Я готов поспорить, что она потом допоздна изучала их и искала все, что с ними связано, потому что знала, куда мы собираемся идти, и наверняка рассчитывала подготовиться к любым неожиданностям как можно лучше.

- Гарри, она испугана, - настойчиво повторил Драко.

Поттер услышал, что скрывалось за этими словами. Драко был испуган. Он не успел успокоить его, к ним уже направлялся Ремус. Гарри повернулся так, чтобы видеть оборотня, но все же не покинул объятий бойфренда.

- Вы еще не поссорились? - с любопытством спросил Люпин. - Я уверен, что Драко бранил тебя на чем свет стоит.

- Я пытался, но Гарри такой манипулятор, - проворчал Малфой.

Поттер усмехнулся, но решил, что ему лучше на этот раз держать рот на замке. Ремус улыбнулся, но тоже счел за благо промолчать.

- Итак, я пришел, чтобы научить тебя заклинанию, Гарри, - объявил Люпин. - Я не знаком со спецификой снятия этих щитов, но я знаю подходящее контрзаклинание. В любом случае это заклинание не из разряда широко распространенных. Записи Гермионы довольно основательны и очень полезны, - он глубоко вздохнул. - Остальные не очень-то довольны, ведь я настоял на том, чтобы учить тебя с глазу на глаз, но, по-моему, Драко может нам помочь.

- Одно из преимуществ иметь бойфренда, знакомого с Темными искусствами, - спокойно заявил Поттер, - он полезен при уничтожении Темных Лордов.

Малфой засмеялся:

- Теперь понятно, почему ты встречаешься со мной.

Гарри кивнул и отошел от него.

- Да, именно поэтому, - абсолютно серьезно сказал он.

Драко оттолкнулся от стены и быстро чмокнул Поттера.

- Я тебе не верю, - прошептал он, а потом отодвинулся, ухмыляясь.

Гарри улыбнулся ему и обратился к Ремусу:

- Итак, какое опасное заклинание я должен выучить?

- Это не особо опасное заклинание, - ответил Люпин, качая головой. - Не такое, какое, по мнению многих людей, должно быть темномагическим. Технически в нем нет ничего сложного, поскольку тебе просто требуется снять щит.

- Но оно заберет много сил и истощит его, - Драко скорее констатировал, чем спрашивал.

Ремус кивнул. Гарри смутился. По правде сказать, он заинтересовался в глубоком изучении Темных искусств только вчера, но всегда понимал, что самым главным в этом деле было намерение. Однако когда он сказал об этом Драко, тот не согласился с ним.

- Гарри, источник магии - сила, - начал говорить блондин лекторским тоном, от чего Поттеру хотелось закатить глаза. Но он стал внимательно слушать, зная, что Малфой больше знал об этом, чем он.

- Темная магия забирает много силы и зачастую подразумевает использование большого ее количества, - объяснял Драко. - Обычно Темную магию используют для весьма низких целей и стараются при этом тем или иным способом вытянуть силу из других. И намерение тут имеет значение. Но магия всегда остается магией. Она по своей сути не бывает ни злой, ни доброй. Смотря как ее использовать.

- Ну, с этим я уже разобрался, - согласился Гарри. - Как раз на эту тему мы спорили с Гермионой.

Драко скривился в гримасе, но воздержался от уничижительных комментариев.

- На мой взгляд, магию следовало бы разделить по уровню силы, которая требуется для ее выполнения, а не на Светлую и Темную. В них много сходных заклинаний, и различие между ними меньше, чем большинство людей предпочитают признавать.

- Хорошо, - сказал Гарри, - но как все это относится к тому, что я должен буду сделать сейчас?

Он действительно понял из услышанного все, но не думал, что ему нужно досконально разобраться в вопросе прямо сейчас. Ему просто надо было выяснить, что он должен сделать, чтобы добраться до окаянной чаши и, наконец, отправиться домой.

Ему ответил Ремус.

- Заклинание, которое ты должен применить, не требует ни исключительной ненависти, ни злости, в отличие от Круциатуса. Оно потребует от тебя максимальной концентрации энергии и магической силы. Драко ведь помогал тебе с Окклюменцией? Думаю, что те упражнения, которые ты делал тогда, и сейчас помогут тебе сосредоточиться.

Ремус и Драко критически оглядели Поттера.

- А ты уверен, что тебе нужно именно это заклинание? - спросил Люпин.

- Я пока еще даже не знаю, что это за заклинание, - напомнил ему Гарри. - Но если Гермиона сказала, что это именно оно, то да, я уверен.

- А она сказала мне, что узнала его от тебя, - подозрительно сказал оборотень.

А я от Волдеморта, - подумал Гарри.

- Я уверен, что это правильное заклинание, - сказал он вслух с мрачной решимостью. Он не знал, что на его лице появилось выражение крайнего удовлетворения, но увидел, что у Ремуса и Драко, смотревших на него, слегка распахнулись глаза.

- Откуда ты узнал, что это правильное заклинание? - требовательно спросил Малфой.

- От Волдеморта, - ответил Поттер. Драко нахмурился, решив, что бойфренд ерничает, хотя это было почти правдой. - Давай сойдемся на этом. Мне надоело тут находиться.

- Ладно, Поттер, - скомандовал Драко. - Тогда самое время использовать ту силу, которой, я точно знаю, ты обладаешь.

Гарри настороженно посмотрел на него, но кивнул.

Блондин повторил с ним пару упражнений на медитацию, которые они делали раньше. Гарри решил, что задания стандартные и простые. Но когда Малфой проверял, насколько он сконцентрировался перед изучением нового заклинания, оказалось, что все не так легко и просто.

Драко нацелился палочкой на ближайший валун и произнес:

- Контундо!

Поттер часто заморгал, когда камень рассыпался в прах.

- Оно используется, чтобы разбить или уничтожить что-нибудь, - будничным тоном пояснил Малфой. - Его можно применять и к крупным объектам, но учиться мы будем на этих камнях.

Он показал на еще один валун и приказал:

- Сконцентрируйся и брось заклинание.

Гарри посмотрел на Ремуса, который ободряюще кивнул ему. Сделав глубокий вдох, юноша сосредоточился и произнес:

- Контундо!

Он не знал, гордиться ему или нет, когда камень рассыпался, как и тот, что уничтожил Драко. Он оглянулся и увидел, что бойфренд смотрит на него со страхом.

- Что? - спросил гриффиндорец. - Я что-то сделал не так?

- Нет, - сдавленным голосом ответил Малфой. - Ты все сделал замечательно, точно так, как я тебе говорил. Просто мне когда-то потребовалась уйма времени, чтобы выучить это заклинание.

- Ну, когда Волдеморт решит перенести в тебя часть своей силы, ты тоже будешь выполнять заклинания с первого раза, - пробормотал Гарри.

По тому, как Ремус и Драко в шоке открыли рты, Поттер понял, что сказал им то, о чем должен был молчать. Ему становилось довольно сложно сдерживаться, чтобы не рассказать им все. Учитывая то, что они делали, можно было предположить, что им было известно о хоркруксах. Они просто не знали, что чаша и была хоркруксом. А еще они не знали о пророчестве и о найденных Гарри доказательствах, что Волдеморт отметил его, как равного.

- Гарри, - помедлив, сказал Ремус. - В твоих устах это прозвучало довольно язвительно, но я склонен думать, что эти слова имеют буквальное значение.

Поттер потянулся, чтобы потереть виски, и поморщился, когда движение отозвалось болью в левом запястье. Взглянув на руку, он с удовлетворением заметил, что повязка, судя по всему, была зачарована, чтобы раздаваться по мере увеличения опухоли. Опухоль сейчас явно стала больше, но повязку не меняли, а кровообращение, тем не менее, не было нарушено. Юноша вспомнил, как в детстве растянул лодыжку, когда удирал от Дадли. Он научился перевязывать себя сам и стал в этом деле специалистом, потому что ему приходилось делать это постоянно. Этот вариант был намного лучше.

- Рука болит? - спросил Драко.

- Не очень, - честно ответил Поттер. - Болеутоляющее зелье еще действует. Просто я восхищаюсь работой Ремуса, пытаясь уклониться от ответов на ваши вопросы.

Блондин фыркнул, но казалось, что он пытается сдержать удивленный смех.

Губы Гарри изогнулись в легкой усмешке, он дернул правым плечом.

- За последние два дня я узнал много всякой гадости. Думаю, ты должен знать, что твой бойфренд даже более ненормальный, чем ты мог предположить. Но я не собираюсь отвечать на твои вопросы здесь и сейчас.

Драко нахмурился.

- Не срывай на мне свое отвратительное настроение, - огрызнулся он. - И кроме меня никто не может обзывать тебя, придурок.

Гарри закатил глаза.

- Конечно, это многое объясняет, - саркастически произнес он.
Потом он заметил, что Ремус сдавил пальцами переносицу, жутко напомнив при этом Северуса.

- Мальчики, спорить будем потом, когда Гарри покончит со своим делом, и мы снова будем в безопасности, - устало сказал оборотень. - И когда Северус сможет выслушать вас, чтобы мы могли толком во всем разобраться, - добавил он, пробормотав это больше для себя, чем для Гарри и Драко.

Юноши обменялись взглядами, но ничего не сказали.

Люпин тяжело вздохнул.

- Я понимаю, что вы так общаетесь, и что, как правило, это вызвано попыткой сбросить напряжение. Но сейчас, однако, нам нужно закончить с делами, - он с тревогой посмотрел на Поттера. - Но я не знаю, что меня больше беспокоит, твой комментарий или то, что ты собираешься сделать.

Юноша небрежно пожал плечами и признался:

- Это взаимосвязано. Кажется, в моей жизни все так или иначе связано с Волдемортом… Мне нужна змея, - неожиданно выпалил он. Ремус и Драко вздрогнули от такой резкой перемены темы разговора.

- Мы не брали с собой твоих змей, - беспомощно произнес Малфой.

- Значит, создай мне ее, - потребовал Поттер. - Ты знал это гребаное заклинание еще на втором курсе, вот и сотвори его сейчас.

Блондин сдвинул брови, пытаясь понять, зачем это надо.

- Мне нужна змея, чтобы сосредоточиться, - пояснил Гарри. - Я должен произнести заклинание на парселтанге, чтобы оно не ударило в меня. Я не могу сказать точнее, но совершенно уверен, что именно поэтому Дамблдор лишился руки. Я могу избежать подобного. Волдеморт использовал такое заклинание, чтобы иметь возможность вернуть свою собственную... - юноша резко замолчал.

Ремус и Драко обменялись красноречивыми взглядами, пока Гарри сквозь зубы клял себя за излишнюю болтливость. Он нахмурился и рявкнул:

- Просто создай мне эту гребаную змею!

Малфой посмотрел на бойфренда и без комментариев сделал то, о чем его просили.

- Серпенсортиа!

С конца палочки слизеринца сорвалась длинная черная змея и тяжело плюхнулась на камни. Гарри поспешно что-то прошипел, а потом, опустившись на колени, протянул руку и дал ей заползти к себе на плечи.

Драко покачал головой, глядя на это зрелище, а потом выпрямил спину.

- За дело, - уверенно произнес он, растягивая слова. На его лице появилась фирменная малфоевская холодность.

Поттер последовал его примеру и, тоже распрямив спину, приготовил палочку. Ремус объяснил им специфику заклинания, а потом Драко показал еще одно короткое упражнение для фокусировки сознания и силы. Теперь Гарри был готов действовать.

Как только блондин снова спрятался под мантией-невидимкой, Поттер уверенным шагом вернулся в пещеру. Он даже не заметил, что Ремус в целях безопасности отвел остальных в туннель.

Юноша сфокусировался на красном магическом куполе, и на какое-то мгновение ему стало страшно. Краешком глаза он глянул на змею, покачивающую головой над его плечом, и нацелился палочкой на щит.

- Конфринго Тектум!

Драко и Ремус предупреждали его, но он все равно оказался не готов к немедленной вспышке магической силы, которая произошла, когда заклинание ударило в купол. Он почувствовал, как по его телу прокатился поток энергии, прошел через руку и вырвался из палочки. А отдача была десятикратной. Он отшатнулся, но надежные руки поддержали его и не дали упасть. Пещера озарилась красным светом, вынуждая Гарри закрыть глаза.

А потом купол исчез.

Сквозь закрытые веки просвечивал красный свет, а потом он померк. У юноши начали подгибаться колени. Позже он подумает, что со стороны его падение, должно быть, казалось грациозным, поскольку Драко смягчил его приземление.

- Гарри!

Он закашлялся, когда кто-то влил ему в рот зелье по вкусу подозрительно похожее на Перцовое. Когда юноша с трудом разомкнул веки, чтобы взглянуть на Ремуса, перед глазами все еще плыли красные пятна.

- Твою мать, старина! - воскликнул Рон. - Ты в порядке?

- Я только что избил самого себя гребаным Волдемортом, - сварливо пробормотал Гарри. - Как я, по-твоему, себя чувствую?

Услышав его слова, Рон вздохнул с огромным облегчением.

- С Гарри все будет хорошо, - сказал Ремус, подбадривающе улыбаясь Рону. Улыбка исчезла, когда он снова посмотрел на Поттера. - Темная магия воздействует и на того, кто применяет силу, и на того, к кому ее применяют.

- И, значит, Гарри испытал двойное воздействие, раз в нем есть часть силы Темного Лорда, - догадался Рон.

Оборотень кивнул.

- Это объясняет, почему я чувствую себя так, будто меня переехал Хогвартс-экспресс, - пробормотал Поттер.

- Гарри, ты только что выполнил чрезвычайно сильное заклинание, разрушив защиту, установленную, пожалуй, самым могущественным магом современности, - сказал Ремус, качая головой. - Можно только удивляться, что ты вообще остался жив.

- Я - Мальчик-Который-Выжил. Думаю, что выживание входит в мои обязанности, - саркастически усмехнулся тот. Хорошему настроению было взяться неоткуда, учитывая, что он до сих пор лежал на холодной жесткой земле, а друзья, стоявшие над ним, смотрели на него обеспокоенно.

Он закрыл глаза, услышав целый хор возмущенных голосов.

- Простите, - пробормотал он. - Я всего лишь сделал то, что был должен, и чувствую себя сейчас выжатым, как лимон.

- Гарри, - тихо сказала Гермиона, привлекая к себе его внимание. - Я верила, что ты сделаешь это.

Она стояла на коленях рядом с ним и немного подвинулась, чтобы он сам мог убедиться. Они все повернулись, чтобы посмотреть на чашу, ярко сиявшую на каменном пьедестале. Сейчас защитная магия не мешала им разглядеть ее.

Через несколько минут Гарри попытался сначала сесть, а потом и встать. Похоже, змея уползла, когда он упал, потому что ее нигде не было видно. Рон и Гермиона помогли ему подняться, но отошли, когда поняли, что он уверенно стоит на ногах. Поттер посмотрел на друзей. Вид у них был испуганный и в то же время благоговейный. Гарри понял, что они чувствовали, когда сам посмотрел на чашу.

Он пошел вперед, не чувствуя себя настолько уверенным, насколько хотелось бы. Юноша поколебался немного, прежде чем коснуться чаши. Ему вдруг вспомнилась другая большая золотая чаша, поблескивавшая точно так же.

- Ремус, как проверить, не превратил ли он ее в порт-ключ? - вдруг спросил Поттер.

Люпин подошел к нему и взмахнул палочкой над чашей, бормоча при этом какие-то заклинания.

- На нее наложено какое-то очень темное заклинание, но я не понял, какое именно, - сказал он через несколько минут. - Но она точно не порт-ключ.

Гарри кивнул. Он и так знал про темное заклинание. Выяснив, что прикосновение не отправит его куда-то в другое место, он решился. Однако потянулся за артефактом травмированной левой рукой, в правой юноша все равно держал наготове палочку.

Поттер поморщился от боли, пронзившей запястье, когда он поднял тяжелую чашу. Подождав пару секунд и убедившись, что ничего не произошло, Гарри сунул палочку в карман и перехватил чашу в правую руку.

- Ты взял ее, - выдохнула Гермиона.

Гарри бросил на нее ничего не выражающий взгляд. Все остальные столпились около пьедестала, молча глядя на