Chercher le meurtrier, или Дело на три аккорда

Автор: Alasar, Айса
Бета:Keoh, Elga
Рейтинг:PG-13
Пейринг:Все со всеми
Жанр:General, Humor
Отказ:От всех прав на героев отказываемся. Нам только молоко и радость.)))
Аннотация:Для расследования убийства в школе приглашен самый известный детектив магического мира. Он везет с собой помощника, трость и аккордеон. Страшись, убийца! Все тайны будут раскрыты.
Комментарии:Первое и, надеемся, не последнее наше совместное творчество. Стеб на все подряд что под руку попало. Все параллели с творчеством каких-либо авторов, кроме Дж.К.Роулинг, вам показались. =)

З.ы. Убитую по многочисленным просьбам учеников данной школы воскрешать запрещено.

ВНИМАНИЕ: Данный фик написан в жанре стеба. Как стеб его оценивать и стоит. Ничего серьезного, сплошное молоко. =)
Каталог:нет
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2009-05-07 21:56:09 (последнее обновление: 2009.05.07)
  просмотреть/оставить комментарии


Глава 1. Часть 1

***

Я и инспектор Люкрэ очень удачно сели в поезде. Купе, в котором мы расположились, было четырехместным, однако попутчиков у нас не оказалось, чему я чрезвычайно обрадовался.

- Инспектор Люкрэ? - позвал я, когда проводница привезла тележку с сандвичами и сладостями.

Ответом мне послужило молчание и шорох страниц. Проклиная роман А.Крысы, который увлек моего непосредственного начальника в мир красоток и убийств так, что он не слышал моего зова, я на свой страх и риск выбрал фундук для Люкрэ и расплатился.

О! Простите мою рассеянность, я совершенно забыл представиться. Меня зовут Джонатан Гудви, я младший помощник инспектора Люкрэ из Центрального Бюро Объединенного Аврората Европы. Вот уже пятый год как я помогаю господину Люкрэ во время расследований сложнейших дел.

Не отрываясь от "Кровавой Сью", инспектор протянул руку (Не глядя! И как только у него так получается? Профи, сразу видно!) и забрал у меня пакетик с орехами.

- Инспектор, а все-таки, может, вы расскажете мне, что произошло и куда мы направляемся? - попросил я пару часов и три пакета фундука спустя.

- Конечно, милый друг, конечно! - откликнулся Люкрэ, закрывая книгу. - Чрезвычайно запутанное и сложное дело, которое требует особой сосредоточенности и крайней деликатности.

Я распрямил плечи, осознавая, какой груз ответственности на них лежит.

- Дело не терпит отлагательства, Джон, поэтому я и вызвал тебя из отпуска, - пояснил Люкрэ. Конечно, это был мой первый отпуск за все время работы в Аврорате, но ради своего начальника и тех добрых дел, что мы совершали, я был готов и не на такие жертвы. - Мой старый друг Корнелиус специально вызвал нас, чтобы мы расследовали данное дело. - Инспектор снова открыл роман.

Признаться, я не понял всех обстоятельств этого происшествия, но на всякий случай притянул к себе поближе трость, в которой мы везли нечто запретное.

- Да, это, вероятно, должно быть крайне важное дело, - согласился я, вновь отвлекая инспектора от книги.

- Да-да, - пробурчал Люкрэ. - Женщина, приехавшая в школу с инспекцией, погибла при крайне таинственных обстоятельствах. Ей мы с вами и займемся.

Это была вся информация, которую я получил в тот день от инспектора, потому что в романе началась кульминационная сцена, что было понятно по его горящим глазами и вскрикам: "Мочи ее! Мочи!".

Вечером мы сошли с поезда, никем не встреченные и не замеченные. Маленькая гостиница в деревушке рядом со школой встретила нас теплом и Лордом - большой собакой породы ньюфаундленд темного окраса. Мы устроились каждый в своем номере, и уже через четверть часа я пытался заснуть под звуки аккордеона, которым Люкрэ успокаивал себя перед важными расследованиями.

Мое утро началось со слюней Лорда на подушке. Пес радостно повизгивал, пока я спихивал его с кровати, одновременно пытаясь быть вежливым с его хозяйкой, выбравшей именно раннее утро для перестановки комода в моей комнате. Люкрэ уже ждал меня внизу, покуривая гаванскую сигару с явным запахом запрещенных примесей, которые мы всегда тайно возили с собой, чтобы доставить радость привычным инспекторским легким.

- Сколько можно спать! - возбужденно воскликнул инспектор, жизнерадостно помахивая перед собой тростью. - Нас ждут великие дела и халявный кофе!

Сказав это, инспектор бодро зашагал вперед, не обращая на меня внимания. Пока я расплачивался за испорченные Лордом наволочки и брал тяжелый саквояж инспектора, прошло достаточно много времени, и догнать Люкрэ стало возможным только у самой границы школы. Но вместе мы прошли недолго: из ближайших кустов выскочила огромная собака, повалила меня на землю и начала облизывать мой карман пиджака, в котором был кусок колбасы, оставшейся с ужина.

- Кофе, не опоздайте на кофе! - уже издали прокричал мой ретивый начальник и пропал за поворотом.

- Клык! - раздался утробный голос надо мной. Это был великан, обычный полукровка, судя по размеру его ноги. - Выплюнь каку!

Великан приподнял меня, отчего небо стало значительно ближе, развернул и с силой воткнул на место. Ноги мои едва не подкосились, и удержать вертикальное положение удалось с трудом. С такого ракурса великана было видно гораздо лучше, хоть шея и стала моментально побаливать от необходимости задирать голову, чтобы смотреть собаковладельцу в глаза.

- Ну… Вы простите Клыка, он того, не специально! - глубокомысленно изрек силач, чеша довольную псину за ухом. - Я - Рубеус. Этот, Хагрид, - сказал он, в это же время вытирая руку о живот и протягивая ее мне.

- Джонатан Гудви, - чинно представился я, с опаской пожимая протянутую ладонь.

- Вы эта… Потому что тетку кокнули, да? - неловко спросил он, глядя на пса. Тот ответил таким же преданным взглядом, потом гавкнул и утвердительно мотнул головой.

Я с трудом сдержал желание ответить так же.

- Ну, эта, ждет вас уже… Директор, то есть, ждет, - прояснил ситуацию великан.

- Я пойду? - мягко спросил я. - Меня уже ждет мой начальник и ваш директор. - "И кофе", - добавил я мысленно.

- Ага, - сказал Хагрид, моментально отвлекаясь на пролетевшую мимо бабочку. Бьюсь об заклад, и Клык, и его хозяин были одинаково не прочь поиграть с ней.

Не дожидаясь подтверждения или опровержения своих мыслей, я отправился в школу, на ходу пытаясь оттереть от пиджака слюни Клыка и жирные пятна. Черт меня побрал выбрать сырокопченую!

У порога я увидел своего начальника и седовласого волшебника; они о чем-то ожесточенно спорили, но когда я дотащил до них себя и саквояж, конфликт уже был исчерпан. Финальную точку поставил Люкрэ, довольно заявив:

- Апельсиновые определенно вкуснее.

Саквояж оттягивал мне руки, и я мечтал о том, чтобы поскорее поставить его куда-нибудь. "В мой кабинет!" - однозначно позвал нас директор (а это был он). У подножия главной лестницы он на секунду остановился, театральным жестом показал на пол и продекламировал:

- Тут настиг ее ангел смерти!

И пошел дальше, соревнуясь с инспектором Люкрэ в скорости и насвистывая себе под нос: "В траве сидел клопкопух, Был он стар и был он сух, Вскоре он от тифа сдох, Трали-вали, ах да ох". Я видел, что моему начальнику мешал подпеть лишь статус официального представителя Европейского Аврората.

Мы уже почти дошли до кабинета директора, и я уже предвкушал, как скину на пол чертов саквояж, в котором Люкрэ возил аккордеон, как позади раздалось астматическое покашливание. "Кошатник с аллергией", - моментально определил я по частоте и силе кашля.

- Я вернулся, - не обращая на нас внимания, поклонился аллергик директору.

- А у нас - убийство! - жизнерадостно поведал тот в ответ, засовывая руку в карман. - Возьмите дольку, такие новости лучше переживать жуя.

Кошатник, назвавшийся Аргусом, недоверчиво посмотрел на нас, будто мы были причиной всех его несчастий. В ответ мой начальник разглядывал его с головы до ног пытливым взглядом, который, как я знал, цеплял мелочи, не заметные простому человеку.

- И кого же грохнули? - поинтересовался он, опрометчиво отказываясь от дольки. - Уж не Поттера ли часом, наконец-то?

- Не-а, - хихикнул директор. - Его, наверное, вообще убить нельзя, даже квиддич парня не берет. А убили у нас Долли. Почти овечку. Бедную.

Аргус закатил глаза и некрасиво грохнулся в обморок прямо на моего шефа. За что я уважаю своего начальника, так это за то, что он сразу поддержал беднягу за талию, с искренним беспокойством ощупывая сухощавое тело.

- Подержите его, Джон, - велел мне Люкрэ, пока директор заливался хохотом и стонал "Прикольно! Аргус в отключке!". - Мне нужно в туалет. Срочно.

Я остался наедине со смеющимся директором. Тело бедного аллергика в расчет можно было не принимать.

- Скажите, уважаемый, - с умным видом начал я. - А много ли дивидендов в этом году от продажи подержанных учебников?

Мы поговорили на разные важные темы, как то: настоящий ли в деревне пчелиный мед, есть ли орешки Берти-Боттс со вкусом огневиски, подкладывает ли жена английского премьер-министра вату в… кхм, не важно, куда. В общем, общались мы, решая многие дипломатические вопросы.

Как раз тогда, когда мы почти закончили обсуждать молоко гиппогрифов как средство для мужской силы, вернулся инспектор Люкрэ.

- Тут весьма удобные туалеты, - заявил он с того конца коридора, весь светясь от радости.

Я никогда не видел, чтобы он был настолько доволен такой мелочью, но улыбнулся в ответ.

- Идемте, Джон, я так и не выпил кофе, - произнес он, похлопывая меня по плечу. Признаться, саквояж, аллергик и его тяжелая рука сочетаются не очень хорошо, однако я выстоял и тут, поражаясь своей силе и ловкости.

- А что с ним делать? - спросил я у директора, указывая на беднягу, так и не пришедшего в сознание.

- Да положите где-нибудь, авось очнется к вечеру, - махнул рукой директор. Я честно выполнил его приказ и побежал за Люкрэ, стараясь, чтобы саквояж не бил меня по ногам.

- Соберите всех в четыре часа и тринадцать минут, я раскрою тайны этого дела и еще успею выпить чаю! - прокричал Люкрэ директору, направляясь к деревне.




Глава 2. Часть 2

Этот день мы провели очень интересно. Наблюдали за местными жителями, связывались по камину со старым другом Люкрэ Корнелиусом, играли в города на деньги (я проиграл шефу пять галеонов, правда, сомневаюсь, что Люкрэ прав и город Аврораст существует рядом с Белфастом), а потом инспектор начал читать очередной роман с ужасными розовыми котятами на обложке. Я подивился странному названию романа - "Дневник Долли. Не трожь!" - и стал чистить саквояж от дорожной пыли. Пока Люкрэ читал, его рука нежно поглаживала родной аккордеон, и как только книжка была закрыта (на этот раз достаточно быстро и со странными выкриками ("Во дает старый хрен!", "Фига себе!", "Что-что делает?!", "Муа-ха-ха!", "Вот тебе и блондинка", "А с виду такая тихоня")), музыкальный инструмент зазвучал в полную силу. Я убрался в свою комнату, спихнул Лорда с кровати и заснул.

- Вставайте, Джон, нам пора работать! Дело было на три аккорда! - растормошил меня Люкрэ, и пока я умывался от слюней любвеобильного Лорда, инспектор расхаживал по комнате, теребя часы в руках.

Ровно в 16.00 мы были в кабинете директора. На этот раз сакральный саквояж остался в гостинице, хотя Люкрэ явно был против (а вдруг украдут дорогой инвентарь?), и дорога прошла значительно легче и быстрее.

- Добрый вечер, дамы и господа! - широким жестом поприветствовал Люкрэ собравшихся, сидевших полукругом. Он сверкал глазами и был в обычном своем состоянии крайнего возбуждения от близившейся развязки дела. Я не раз видел его в таком настроении. Он снова закурил, а сидевший с краю темноволосый носач принюхался и шмыгнул своим знатным шнобелем, отчего я почему-то покраснел, зная, что курит мой начальник. Мы переглянулись, носач покачал головой и хмыкнул.

Инспектор Люкрэ носился между стульями, усаживая всех поудобнее и чрезвычайно суетясь. Директор только хихикал от такой заботы, старушка в шляпе приподняла брови, женщина, вся с ног до головы увешанная браслетами, чихнула и прижала платочек к лицу, а женоподобный блондин шарахнулся в сторону от Люкрэ и разве что не перекрестился.

- Начнем, дамы, начнем, господа! - мой начальник широко раскинул руки, готовясь к настоящему театральному действию, в которое он всегда превращал развязку любого дела. - Итак, мы все собрались тут не просто так. Совсем не просто так, господа и дамы! Дело об убийстве бедной Долли для меня стало совершенно ясным. Убийца найден, и он здесь!

Все ахнули.

- Кто же это? - на разные лады спрашивали с разных сторон, и я наслаждался триумфом Люкрэ, как своим.

- О, погодите, думаю, вы сами догадаетесь, когда я закончу. - Люкрэ потер руки. - Признаться, дело было прелюбопытнейшим, да. Все здесь присутствующие так или иначе попадали под подозрение, потому что мотивы для совершения этого коварного убийства были у всех. Однако, обдумав и разложив ситуацию буквально по секундам, как позволяет мое воображение, - Люкрэ с нежностью коснулся висевшей на поясе трости, - я понял, что в этой истории главное.

Он подпрыгнул на месте с чрезвычайной живостью, схватил с пояса трость, указал ей на директора, который от такой прыти подавился лимонной долькой, и неожиданно припечатал:

- Я же говорил, что апельсиновые - лучше!

Все присутствующие внимали ему с особым трепетом, только обладатель примечательного носа не отрываясь смотрел на трость.

- Вот вы, директор! - внезапно возопил Люкрэ. - Вы имели отличный мотив для убийства своей подчиненной!

От такого обвинения директор пронес очередную сладость мимо рта, захлопал быстро наполнившимися слезами глазами и тихо произнес:

- Я? Да вы что? Я же хороший!

С разных концов комнаты одновременно раздалось два непочтительных хмыка: от блондина и брюнета.

- Долли бы с вами не согласилась, директор! - патетически воскликнул Люкрэ. - Она знала, она все знала о вашей тайной порочной связи, об этой тайне, что вы хранили за столькими печатями десятки лет! И только совы, маленькие безответные существа, могли рассказать о ней, если бы хотели! - Директор бледнел с каждым словом. - Знай мы этот постыдный факт раньше, о, все могло бы быть иначе! - Директор уронил голову на руки и захныкал, как маленький ребенок.

- Мы с Гели люби-и-им друг друга, - плакал он, и сухие плечи его тряслись, а любимые дольки давно рассыпались по полу. - Мы писали друг другу такие нежные письма в течение многих лет, а она нашла их и украла! Она шантажировала меня, что опубликует нашу переписку, а я не мог так подвести своего Поросеночка! Но я ее не убивал! В это самое время я ездил к Пупсику на свидание, и мы прекрасно провели время на Эйфелевой башне с бутылкой вина и лимонными дольками!

На лицах сослуживцев бедного влюбленного читалось одновременно и сострадание, и ехидца. Инспектор Люкрэ взмахнул руками, отчего трость пронеслась в опасной близости от носа Носа, и проникновенно сказал:

- Нет помех для любви, мой друг! Только не врите, что ваш досуг вы проводите в министерстве, мы все-все знаем!

Дамблдор высморкнулся в подол мантии и усиленно закивал головой.

- А вы, Минерва! - трость Люкрэ резким движением указала на старушку. - Так и хочется зарифмовать "Какая стерва!". Вы вполне могли иметь мотив для убийства бедной девушки!

Старушонка с самым оскорбленным видом отрицательно помотала головой.

- Нет-нет, не отпирайтесь! Долли нашла нечто, что крайне… - он склонился прямо над ней, почти касаясь носом носа. - Крайне дис-кре-ди-ти-ру-ет вас! - сложное слово, слетевшее с его уст, я на всякий случай записал. - А вы учитель! Образец! Что бы было, если бы ваши ученики пошли по вашим стопам! И я бы еще понял, если бы вы преподавали танцы, а вы ведь учите нашу смену высокому и чистому искусству трансфигурации!

Старушка сгорбилась и опустила глаза, потом с раскаянием посмотрела на директора и жалобно произнесла, не смотря на Люкрэ:

- Вы же понимаете, что я не могла об этом говорить? Это так неловко даже теперь. Ну, да, я танцевала, когда была молодой и привлекательной ведьмой, и мужчинам всегда очень нравилась гриффиндорская красотка, покорявшая змея… Да-да, номер со змеей пользовался огромным успехом… - голос ее постепенно затих.

- Бедная Долли нашла несколько колдографий, не так ли? - вкрадчиво спросил Люкрэ.

- Да, она приходила шантажировать меня, но… Я была занята в тот вечер, когда ее убили, - старушка снова опустила глаза, на этот раз кокетливо. - Мы с моим женихом Хмурым встречались у меня в покоях, и я не выходила оттуда до самого утра, - игриво закончила она, чуть покраснев.

Опять раздалось два хмыка от тех же лиц.

- Ага, - сказал инспектор, оглядывая комнату. - Горячая штучка… Ну, дружба красотки со змеей еще в Книге Книг описана… - Он задумчиво покачал тростью, выбирая следующую жертву. - А вот вы, Сибил, как насчет вас?

Сибил звякнула браслетами, прижимая руки к груди.

- А что я? Я ничего… - робко сказала она. - Я тут вообще ни при чем. Я вообще на чай с дольками зашла…

- Однако мотив был и у вас, - торжествующе произнес инспектор. - Ведь это вы заставили маленькую шантажистку побегать, она даже похудела, несчастная девочка. Поди-ка помотайся на башню и с башни каждый день! Да и в архиве Министерства она провела ради вас не один час, даже аллергию на пыль заработала, - он покачал головой. - Это все было не зря. Ваша тайна еще более постыдна, чем все предыдущие… - Сибил покраснела. - И я не буду ничего спрашивать, я покажу!

Инспектор Люкрэ преодолел расстояние, разделявшее их, единым махом и жестом фокусника сильно дернул Сибил за волосы.

- Ай! - заорала та почти басом.

- Ч-черт, - разочарованно протянул Люкрэ, дернув для проверки еще раз. - Реально настоящие. Черт.

Все присутствующие с сомнением наблюдали за всеми этими манипуляциями. Только я один, похоже, был уверен, что инспектор ничего не делает просто так.

- А, ладно, у меня есть другое доказательство! - Люкрэ вернулся на свое место и полез в карман. - Свидетельство о рождении! То самое, которое искала малышка Долли в пыльных архивах.

- И чего? - со скукой протянул блондин. - Оно у всех есть, обычно лежит в тумбочке с документами.

- О, это особое свидетельство, это свидетельство Сибил! - провозгласил Люкрэ. - И тут сказано, что она - это он!

Охнув, Сибил забилась поглубже в свое кресло и ответила тоненьким голоском:

- Да я же женщина, вы что, это какая-то ошибка!

Но молчание, бывшее ей ответом, сломило сопротивление, и она начала говорить:

- Да, много лет назад я была мужчиной. Но это ошибка природы - я в душе женщина, хрупкая и нежная. И когда пришло время поступать на работу, я вспомнила, что моя прабабка была вещуньей, а такие таланты передаются по женской линии, и… Я женщина, настоящая женщина!

Минерва от нее отодвинулась, пробухтев:

- Вот молодежь пошла, то ли дело мы! Совсем распоясались, бесстыжие!

Я уже поджидал этих двух хмыков, и, естественно, они не заставили себя долго ждать.

Инспектор Люкрэ покачал головой и тут же переключился на другой объект.

- Скажите-ка, мой дорогой друг, - обратился он к блондину. - А что в день убийства вы делали в школе?

- Я приехал навестить единственного сына, - холодно ответит тот. - Но вас это не касается.

- О, звучит кавайно! - воскликнул Люкрэ, ласково улыбаясь. - Но обстоятельства дела таковы, что убийство произошло темной, безлунной ночью. Так я спрошу еще раз: что вы делали в школе в это время? Впрочем, не отвечайте, я расскажу за вас.

Блондин облизнул губы и отрезал:

- Попробуйте.

- В день убийства вы прибыли в школу уже затемно, чтобы проникнуть сюда незамеченным. Вы прошли по коридору, спустились вниз и постучали в дверь. Вам открыли, но вы пробыли там недолго. Забрав драгоценный пузырек, который стоил вам кучу галеонов, вы вышли от сварившего эту гадость человека, а потом получили записку. И вы вполне успели бы вернуться и убить наглое создание, посмевшее шантажировать вас названием этого зелья.

- Нет! Это не так! Я не возвращался в школу после получения этой записки, - отрицательно помотал головой блондин.

- Ага! - воскликнул Люкрэ. - Значит, все остальное правда!

Блондин поджал губы. Инспектор ласково улыбнулся и ехидно произнес:

- Как быстро у вас отрастают темные корни, а? И сколько галеонов в месяц угодит на краску для волос?

Реакция на его слова напоминала взрыв bombarda maxima. Блондин, который оказался совсем не блондином, а самым настоящим брюнетом, вскочил с места и попытался сразиться с Люкрэ на тростях. Но, конечно, проиграл, потому что у моего начальника трость была необычная. Я с гордостью смотрел на инспектора.

- Так вот кто убийца! - тут же захихикал директор.

- Наш черный барашек, притворявшийся белым, не имеет никакого отношения к убийству Долли, - мягко поправил его Люкрэ. - Он действительно вернулся потом домой, сказал жене, что был у любовницы, и сегодня по камину она подтвердила, что это так. А она натуральная блондинка, поэтому я ей верю.

Одинокий хмык, которого я ждал, так и не раздался. Все сидели тихо, настороженно глядя на Люкрэ.

- Ну, я думаю, это был несчастный случай и мы можем идти? - быстро сказал Нос, понимающий, чем дело пахнет.

- Нет-нет, милый мальчик, задержимся немножко, - подмигнул ему Люкрэ, и у Носа по лицу прошла легкая судорога. - Я еще сказал, кто убийца.

Тут все проявили редкое единодушие, хмыкая на разные лады, а директор так вообще расхохотался. Один Нос сидел настороженно и мрачно.

- Я ее не убивал, - твердо произнес он. - Хотя хотелось.

Люкрэ хмыкнул, потер руки и попросил:

- Сознайтесь сами, чего уж теперь ждать. Да и, признаться, я болтать устал, а скоро время чая.

- Хорошо, - Нос решительно встал. - Я сознаюсь.

Все приготовились слушать. Нос вышел на место Люкрэ, твердо посмотрел вперед, сказал:

- Я ее не убивал, - и сел на место.

- Это все ваше признание? - очень разочарованно протянул инспектор.

- По существу дела мне больше сказать нечего, - отрезал Нос.

Я прямо расстроился, так Носач нас всех обломал. Впрочем, не я один. Все в комнате ждали его откровений, например, о детских играх в доктора или студенческих соревнованиях, кто выше писает, или тайной страсти к министру… Ан нет.

- Скажите, - вдруг лучезарно улыбнулся мой босс. - А когда вы поете в душе, вам вода в горло не заливается? Я сегодня попробовал, так чуть не захлебнулся! Да еще и это "I'm not a gi-i-i-iirl not yet a woma-a-an"… Тяжело выводить такие рулады, все время на бульканье срываешься…

Нос несколько секунд смотрел на Люкрэ, потом с достоинством произнес:

- Практика нужна, - и ухмыльнулся. - И вообще, я в момент убийства доваривал новую порцию краски для волос. Очень хорошо пошла.

- А раз мы разобрались, что никто из нас не убивал, то кто же все-таки пристукнул шантажистку?

Люкрэ прикрепил трость к поясу, поправил пиджак, промокнул платком лоб и движением подбородка велел мне собираться на выход.

- Кто же ее убил? Почему она умерла? - со всех сторон неслись вопросы, но Люкрэ открыл дверь, дал мне выйти и уже закрывая ее ответил:

- Неосторожность. Она поскользнулась на лимонной дольке и свернула себе шею. Это ясно по остаткам дольки, прилипшим к туфле. - Он рукой указал на рассыпавшиеся по полу лимонные дольки директора, и мы вышли.

Обратный путь до Лондона, а потом и Страсбурга занял у нас совсем немного времени. Мы остановились лишь однажды, чтобы купить на станции очередной роман А.Крысы "Морковь и кровь".

- Скажите, инспектор, - спросил я, ставя точку в этой наитаинственнейшей истории смерти. - А как вы все это узнали? Все эти подробности?

- Читайте больше, Джон. В книгах - ответы на все вопросы, - сказал Люкрэ, подняв вверх указательный палец, и снова уткнулся в свой роман.



The End.
лето 2008

"Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом"